Разрыв отношений молчком: The page cannot be found

Содержание

В ЗЕРКАЛЕ КАТАСТРОФЫ – Огонек № 46 (4721) от 18.11.2001

Прошло больше года со дня событий в Баренцевом море. Президент Путин выполнил данное слово: «Курск», правда без носового отсека, поднят и стоит в Рослякове. Огромный, как бездыханный мертвый кит, без головы, со ссадинами на брюхе и пробоиной на боку, с искореженным нутром, он снова и снова сжимает болью сердце всем нам

В ЗЕРКАЛЕ КАТАСТРОФЫ

Трагедия флота, ставшая в считанные дни общенациональной, буквально всколыхнула страну. И хотя за эти пятнадцать месяцев в России случались и другие беды, эта — не отступает. Как любая крупная катастрофа, она показала состояние и психологию нашего общества, власти, прессы.

Рассказывает военный историк, специалист по вооружению Рубен СЕРГЕЕВ.

— Рубен Артемович, в нашей стране, которая уже притерпелась к постоянной боли, гибель «Курска» стала общенациональной трагедией — почему?

— Это действительно какая-то особая катастрофа, болезненная.

В ней очень много символического. Крах надежд, бессилие силы.

Уму неспециалистов, знающих подводный мир по фильмам Кусто, непонятен трагический разрыв между колоссальной мощью флота, стоящего в ста метрах над лодкой, и его бессилием ей помочь. У людей, наблюдавших это на своих экранах, возникало физическое ощущение уходящего времени — люди там задыхаются, а ты не можешь помочь. Вскоре это переросло в ощущение беспомощности страны. «Курск» был последним, с колоссальными трудностями достроенным в новой России гигантом из череды «Антеев» и «Тайфунов», самых больших в мире лодок. Его водоизмещение двадцать четыре тысячи тонн — это настоящий монстр. Он был передан флоту в 1994 году. Создание одной такой лодки вместе со всем ее арсеналом вполне сопоставимо с запуском в космос дюжины космических кораблей.

Это еще и страшная историческая несправедливость по отношению к Путину. Ему пришлось платить по чужим счетам. Он видел в армии и флоте свою опору и искренне хотел их поднять. При нем флот впервые почувствовал реальную надежду на возрождение.

— Моряки ведь были первыми, к кому Путин приехал, став президентом?

— Да, весной 2000 года, сразу после выборов, он приехал на Северный флот. Кстати, его там посвятили в подводники: он выходил в море на ракетоносце «Карелия», целовал кувалду, в соответствии с традицией, пил забортную воду. Эта поездка была не просто плановым посещением.

Дело в том, что незадолго до этого Россия была подвергнута неслыханному унижению: бойцы спецназа морской пехоты США, так называемые морские котики, высадились с вертолета на борт российского танкера, шедшего с мазутом из порта в Красном море. Арест танкера американцы объяснили подозрением в транспортировке иракской нефти сверх квот, определенных ООН. Бездоказательность и наглость операции были вызовом Путину и требовали ответа. Было принято решение вновь продемонстрировать мощь Российского флота в этом регионе.

Осенью 2000 года, впервые за долгие годы, в Средиземное море планировалось направить «Курск» и эскадру кораблей как символ готовности защищать наши национальные интересы на морях.

И именно в этот момент, буквально накануне, на взлете, когда у воспрянувших духом моряков впервые забрезжила надежда, происходит катастрофа. Ее восприняли как крах надежд нации, как личную трагедию.

А тут еще пресса начала подливать масло в огонь, придумывая свои мифы. Все это привело к общенациональному стрессу.

— Почему вокруг гибели «Курска» столько мифов?

— Мифы возникли от скудости информации, отсутствия вразумительных объяснений относительно того, как ведется спасательная операция, почему именно этими средствами, а не другими. Больше всего неясностей было вокруг двух узловых моментов: определения первопричин катастрофы и неудачи операции по спасению экипажа.

К тому же все это, как всегда, было окрашено недоверием к руководству страны, флота — к «начальству» в целом. Вспомним, как все начиналось. Первые дни, 12 — 13 августа, не было никакой информации. 14-го были путаница, недомолвки. Через несколько часов после первых сообщений об аварии я позвонил офицеру-отставнику, служившему в свое время на лодке, аналогичной «Курску», так он просто взревел: «Они говорят, что лодка лежит на грунте, что с ней установлена двусторонняя связь, подаются топливо и кислород.

Они что, атомный реактор через шланг заправляют?!! Или соляру для двух дизельков закачивают?! Бред какой-то». Так комментировали официальную несуразицу профессионалы. Не было и в помине ни «колоколов», ни водолазов-глубоководников, ни барокамер для них.

Поползли слухи. Их тут же подхватили СМИ. Конечно, журналисты, особенно вначале, понятия не имели ни о водолазном деле, ни о работе аварийно-спасательных служб. Но бесчисленные ляпы и журналистские выдумки, продолжавшиеся много месяцев после катастрофы, возмущали даже самых серьезных критиков положения дел на флоте. Один из них, испытатель «Курска» капитан 1 ранга Михаил Волженский, назвал то, как СМИ освещают трагедию, просто варварством. Рождались дикие, абсурдные мифы. А самый ужасный, на мой взгляд травмирующий массовое сознание, был вынесен в подзаголовок статьи одной из газет: «То, что русские не смогли сделать за семь суток, норвежцы смогли за семь часов».

— Ну, может, журналист, что называется, не совсем «въехал» в проблему, но ведь по сути он прав?

— В том-то и дело, что абсолютно не прав. И беда вовсе не в том, что он «не въехал», а в том, что, наблюдая несколько дней подряд, как безуспешно пытаются пристыковаться наши спасательные батискафы к этому злосчастному люку, а потом — как появившиеся вдруг норвежцы с кинокамерами простукивают лодку кувалдой, крутят там какие-то вентили и быстро открывают люк, зрители действительно решили, что наши спасатели ничего не смогли, а норвежские — смогли.

На самом деле норвежцы и не пытались спасать. В их задачу входили лишь осмотр поврежденной лодки, возможная помощь англичанам в пристыковке их батискафа и открытие люка для дальнейшего входа внутрь. Все. Работать в незнакомой лодке норвежцы не собирались. Это не предусматривал и контракт.

Когда норвежцы стучали по корпусу и им никто не отвечал, обнаружилось, что шахта под люком залита водой и из клапана идет сжатый воздух. Это означало, что в лодке вода и живых нет. Тогда они быстро открыли запоры люка.

Наши же спасатели пытались именно спасти, они садились на люк, но не было плотного присоса, врывалась вода.

Но после того как норвежцы открыли люк, сколько бы наше руководство ни объясняло, что это была не спасательная операция, народ не верил. «Вот позвали бы норвежцев раньше — они бы спасли». И по сей день почти все думают именно так. К сожалению, и многие родственники.

— Объясните главное: был ли шанс спасти кого-нибудь из экипажа?

— Спасательные работы велись в условиях цейтнота. По разным подсчетам, сценарий развития катастрофы оставлял на всю операцию от пяти часов до трех суток. Эвакуировать экипаж из лодки можно различными путями, но приспособленные для этого торпедные аппараты и люк в носовой части были разрушены или недоступны из-за быстрого затопления ближайших к месту взрыва отсеков. Оставалась последняя надежда: вытащить выживших моряков через кормовой аварийный люк девятого отсека, где они собрались. Для этого существуют два способа: «сухой» и «мокрый».

Первый состоит в герметичном «присосе» батискафов «Бестер» и «Приз» к окружающему люк полированному литому кольцу диаметром 160 см и толщиной стенки 15 см — оно называется комингс-площадкой.

Вместо батискафов можно использовать и спускаемый на тросах с корабля спасательный «колокол» с водолазами. Но схема одна — стыковка, откачка и сброс из переходника остатка воды, открытие люка, вход в лодку и эвакуация моряков в спасательный аппарат.

Наши спасатели на батискафах работали героически, несколько раз они точно «садились» на место, проводили механическую стяжку, пытаясь сбросить воду из переходника, но им не удалось присосаться, в переходник поступала вода. Как сказал командир «Приза» Андрей Шолохов, «мы качали море». Неделей позже спустившиеся к люку норвежские водолазы сразу обнаружили повреждения комингс-площадки, делавшие присос заведомо невозможным.

— Почему же из наших батискафов это не обнаружили?

— Потому что у них не было забортных телевизионных камер. Они тыкались, как котята, почти вслепую. Именно это «тыканье» все мы наблюдали в первые дни, когда наши ребята пытались прилепиться к люку. Я был потрясен, узнав из интервью А. Шолохова, что он маневрировал вокруг люка, глядя в обычный перископ и иллюминатор. Там же темнота, прожектор выхватывает лишь небольшой сектор пространства. Близко к объекту осмотра не придвинешься, вода искажает изображение. Да еще ил, взвесь. «На военных батискафах нет телекамер? — подумал я. — Не может быть!» Оказалось, что может.

— А «мокрый» способ — что это?

— Это эвакуация методом затопления отсека. Электрическим манипулятором, который был у норвежцев, или спущенным с поверхности крюком подъемного крана открывают заклинивший верхний, а затем нижний люки шлюзовой шахты, затопляют отсек и моряков выводят в водолазных костюмах из лодки.

Есть еще способ спасения экипажа: быстро поднять всю лодку на поверхность либо задрать ей нос или корму так, чтобы аварийный люк оказался над водой или близко к ее поверхности. Сколько времени и какая техника нужны для этого, мы наблюдали последние три месяца, когда поднимали «Курск», исполин длиною почти в 160 м, шириной в 20 м и высотой с пятиэтажную «хрущевку». Кроме того, как рассказал мне бывший начальник аварийно-спасательной службы Балтийского флота капитан 1 ранга Леонид Мелодинский, задирать нос или корму можно, когда лодка лежит на глубине не более одной трети от собственной длины — для «Курска» это 50 метров. Иначе слишком велик угол наклона корпуса и можно погубить находящихся внутри моряков — посыплется оборудование и т.п.

— Выходит, ни наши, ни норвежцы спасти бы их не смогли?

— При таком характере катастрофы у спасателей есть минимум времени. За такое короткое время шансы и норвежцев и англичан с их батискафом «ЛР-5» практически были равны нулю. Чтобы подойти со своими судами, «колоколами», лодками к «Курску», им нужно было хотя бы двое-трое суток.

Спасти можно было только при наличии своей мощной спасательной службы. При условии, что она находится в зоне учений и через час-два после обнаружения лодки может начать работы. Такой службой обладал наш флот в середине 80-х — начале 90-х годов.

Ядром ее на Северном флоте была не имевшая аналогов в мире подводная лодка «Ленок», за рубкой которой крепились эти маленькие автономные батискафы — «Бестер» и «Приз». При проведении таких учений она должна была в обязательном порядке стоять на краю морского полигона и быть готовой немедленно прийти на место возможной аварии. «Ленок» имел на борту барокамеры, он мог вести в подводном положении многосуточную спасательную операцию, не всплывая. Работал бы «Ленок» с «Курском» — за считанные часы стало бы ясно, каким путем спасать. У Советского флота были и тренированные водолазы, и необходимая техника.

— Так почему же «Ленок» не пришел на помощь?

— Его уже давно нет в живых. Несчастные «Ленки» — и первый, и второй, на Тихоокеанском флоте, — списали на металл в середине 90-х. Батискафы перегрузили на надводное спасательное судно «Михаил Рудницкий». Говорят, это бывший лесовоз, переоборудованный под транспортировку в надводном положении этих самых батискафов. «Ленок» от погоды не зависел. А на «Рудницком» при качке в три-четыре балла работы прерывали. Помните, показывали в том году сюжет по ТВ: как бились суденышки на тросах о борта и грозили гибелью самим спасателям — и при спуске и при подъеме на борт.

Никаких судов с «колоколами», кранами, барокамерами там не было. А в Военно-морском флоте СССР таких кораблей было более дюжины, в том числе несколько единиц на Северном флоте, например «Алтай», не тот одноименный буксир, что стоял год назад над «Курском», а лучший наш спасатель, который теперь затоплен в Баренцевом море. Вся техника давно списана до истечения срока годности и валяется где-то на берегу и ржавеет, потому что не было денег ни на капитальный, ни на текущий ремонт, а нового ничего не построено.

Никаких водолазов-глубоководников у флота не было: они давно ушли на гражданку работать на подводных нефтяных и газовых месторождениях. Там хоть платят. В общем, об этом можно говорить бесконечно.

— Но ведь совсем недавно Джеймс Кэмерон снимал своего «Титаника» на наших глубоководных аппаратах, восхищаясь их передовой техникой. Где они?

— Кэмерон использовал наши «Миры» и платил большие деньги Институту океанографии РАН, которому они принадлежат. Поэтому на них есть телекамеры. А где взять деньги флоту? Туристов на атомоходах катать?

Нищенское финансирование флота последнего десятилетия привело к развалу его вспомогательных служб. Командование пыталось спасать корабли основных классов, жертвуя «второстепенными». Так попали под финансовый нож водолазы-глубоководники со всем своим оборудованием.

Кстати, после «Титаника» «Миры», эти самые совершенные в мире мини-подлодки, оборудованные техникой XXI века, способные погружаться на глубину до 6000 м, сдавали в аренду западной фирме, которая катала богатых туристов смотреть подводные красоты.

— Значит, шансов не было?

— С самого начала прогноз был очень мрачный. Вот и пыталось руководство использовать как единственную надежду «Бестеры» и «Призы», не зная, что шансов на присос нет. А спасать «по-мокрому» сами не могли — не было водолазов. Но иностранцы тут бы не помогли: пришлось бы заходить в поврежденную, неизвестной конструкции лодку. Время тренировать норвежских и британских водолазов на аналоге «Курска» не было. А без этого сам погибнешь и других не спасешь. Так было в 1986 году внутри «Нахимова», лежавшего всего на 30 метрах, когда погибли два наших водолаза, вынимавшие тела погибших. А в поврежденную лодку идти да на такой глубине еще сложнее. Когда два месяца спустя наспех сформированная группа российских водолазов после месяца тренировок спускалась в «Курск» и вынимала тела, иностранцы оставались снаружи и только страховали.

Бывший командир дивизии атомных подводных лодок Северного флота, а затем командующий Черноморским флотом адмирал Эдуард Балтин еще 15 августа сказал мне про положение экипажа: «Хуже некуда, если там вообще еще есть живые. Там был страшный взрыв, вода пошла от пробоины в носовой части в сторону кормы по идущим вдоль всей лодки вентиляционным и другим магистралям, затопляя отсеки. Заслонки магистралей, скорее всего, не заблокировались. В корме наружу, в море, выходят валы турбин, на которых гребные винты. При ударе лодки носом о дно турбины и валы, подвешенные на специальных платформах, наверняка сдвинулись вперед, разрушая сальники, препятствующие проникновению в лодку морской воды. У них там воздух сжимается до 10 атмосфер, таким долго не подышишь».

Как написал в своей книге о «Курске» другой подводник, капитан 1 ранга Николай Черкашин, надо было не подслащивать пилюлю, а сразу рассказать народу страшную правду.

— Как вы считаете, Путин знал о ситуации со спасательной службой на флоте?

— Думаю, нет.

— Но хотя бы сейчас деньги на это выделили?

— Сейчас все деньги — почти 100 млн. долларов — ушли иностранцам на подъем лодки, а на воссоздание спасательной службы флота дали минимум. В Рыбинске в прошлом году по следам аварии начали строить мощное спасательное судно с полным водолазным комплексом, какого не оказалось в момент трагедии. Где оно? Не знаю. По слухам, не достроили — нет денег. Зато точно знаю, что два понтона, построенных в Северодвинске в рекордные сроки для подъема «Курска», передадут «Маммуту». Я также точно знаю, что по-прежнему не переоборудовали батискафы, не установили телекамеры, не отремонтировали спасательные суда, которые имеются в распоряжении флота.

Все силы и средства пошли на то, чтобы выполнить слово президента: он всенародно обещал поднять «Курск». И как он будет оправдываться в случае новой аварии — неизвестно. А если, упаси господи, опять что случится — будет все то же самое. У нас слабая спасательная служба. Это бомба замедленного действия.

— Вы считаете, «Курск» поднимать не надо было?

— Для немедленного подъема лодки есть только одна действительно важная причина — узнать подлинные истоки аварии. Это важно для тех, кто ходит на десяти аналогичных «Курску» лодках. Но это соображение даже не выдвигается в качестве основного. Уж если и надо было спешить с подъемом, то лучше носовой части, а остаток отпущенных средств потратить бы на спасательные силы флота — в кратчайшие сроки обеспечить флот спасательными средствами. Это нужно живым.

После встречи в Видяеве Путин четко заявляет свою позицию: поднимем «Курск», армию и державу. Понятно, что такой уровень общенациональной дискуссии в категориях символов уже предопределил неизбежность подъема лодки. Однако помимо политического у проблемы есть еще и этический аспект. Я несколько раз говорил на эту тему с главным инженером спасательных сил Советского ВМФ контр-адмиралом Юрием Сенатским. По его словам, этика флота, его традиции предполагают одинаковую судьбу останков погибшего экипажа. Их братская могила — море. Здесь же родственники оказались разбиты на категории. Половина не похоронит останков своих родных — они исчезли в огне взрыва. Другие после резки десятков метровых окон в прочном корпусе лодки, запустивших туда агрессивную флору и фауну моря, вынуждены будут участвовать в тяжком процессе сложнейшего опознания. Третьи получили 12 тел прошлой осенью. Не хочу судить, но многие на флоте такого подхода не одобряют.

— Но у западных экологов есть другой аргумент. Они утверждают, что затонувшая лодка может вызвать радиоактивное заражение местных вод, отравить рыбу и пр. Вы согласны с ними?

— Категорически нет. Если норвежцы, «Беллуна» или кто-то еще не в курсе, то сообщаю: в Баренцевом и Карском морях лежит дюжина реакторов, затопленных в последние 30 лет. Многие из них — это все специалисты знают — находятся в критическом состоянии, и с ними действительно надо что-то делать. Причем некоторые лежат на мелководье, а это уже совсем опасно. Так что реакторы с «Курска» вполне могли бы еще подождать. Это не аргумент. Вообще в связи с этим очень ярко проявила себя тема двойных стандартов.

Когда в начале 1992 года у наших берегов в Баренцевом море американская субмарина протаранила нашу атомную торпедную лодку, а в 93-м — подводный атомный стратегический ракетоносец «Борисоглебск» с 16-ю ядерными ракетами на борту, «зеленые», демократическая общественность — все молчали, никто не возмущался. А ведь в обоих случаях наши лодки получили серьезные повреждения; во втором вообще была близка угроза планетарного масштаба. Зато по поводу «Курска» устроили бог знает что. Стоит только российскому офицеру заикнуться о версии с ударом иностранной лодки, иностранцы начинают презрительно ухмыляться. Но уже 20 таких столкновений с американскими подлодками были полностью доказаны — с материальными уликами в виде кусков обшивки и пр. В 1967 году, например, у Гавайских островов утонула наша дизельная лодка с ракетами из дивизии адмирала Дыгало, отца нынешнего пресс-секретаря ВМФ. Эксперты считают, что ее потопил «Суордфиш», который американцы тут же увели в док и начали ремонтировать.

Почему экологи, «гринписы» — все эти общественные союзы — не возмущаются по этому поводу? Почему «Беллуна» со всеми ее активистами не кричат на весь мир, когда американец таранит нашу подлодку с ракетами?

— Почему?

— Потому что действуют все те же двойные стандарты. Наши пресса, общественность, политики, когда надо критиковать строительство какой-нибудь атомной станции или проект завоза облученного ядерного топлива, тут как тут. Шум стоит на весь мир. А здесь молчок, заступиться за наших моряков некому. Вот и живет в армии и на флоте незаживающая обида на политиков еще со времен Горбачева и Ельцина. В начале 90-х скандалы со столкновением замяли — отношения с Бушем-старшим и «другом Биллом» оказались важнее.

Россия тогда подготовила очередной проект международного соглашения, обеспечивающего безопасность патрулирования подводных атомоходов. Но он так и пылится на полках штаба ВМФ. Американцам он не нравится: кроме безопасности для всего мира, он дает некоторые козыри тому, кто сегодня на море слабее — России. Наше политическое руководство его почему-то не продавливало, а без такого соглашения для подводных лодок опасность, не уступающая по масштабам угрозе мирового терроризма, сохраняется.

Путин — политик, только набирающий международный опыт и вес. Ему трудно «дожать» американцев и заставить их подписать это важное соглашение. Зато самого Путина успешно «дожимают». Как тогда, например, с поездкой в Видяево, когда на него посыпались обвинения, что он вовремя не приехал к родственникам погибших, хотя любой психолог скажет, что сбор матерей сначала с Клебановым, а потом с Путиным — это ужасное испытание для этих женщин. Их нельзя вместе собирать, это дает кумулятивный эффект, начинается коллективный психоз, от этого люди получают инфаркты или даже погибают.

— Но ведь что-то надо было сказать несчастным матерям? Буш ведь тоже обращался к родственникам погибших при взрыве 11 сентября…

— Но он не собирал их, скажем, в Нью-Мэдисон-сквер-гарден сразу после трагедии. Только через месяц и на молебен, когда все уже было ясно. Американцы сейчас делают все возможное, чтобы не травмировать нацию, а, наоборот, сплотить. Смотрите, как цензурируются программы — не показывают трупов, не показывают слез, а показывают, как белые, негры, азиаты и даже арабы ходят на призывные пункты. Это поднимает дух нации, дает ей уверенность и надежду. Мэр Нью-Йорка Джулиани призывает народ: «Успокойтесь, продолжайте жить, делайте покупки». И это правильно. Крушение двух небоскребов потрясло американское общество, но одновременно и сплотило его. Правящая элита использует даже бомбардировки для объединения нации.

Любая крупная катастрофа и ее анализ показывают психологию общества, государства и его институтов — то, что называется состоянием умов. В России после расстрела Белого дома ни одно событие не было так растиражировано, как трагедия «Курска». Из него сделали незаживающую рану, которая больше года держит в постоянном напряжении всю страну, травмируя массовое сознание. И большая доля вины в этом лежит на прессе. Вот уж кто показал себя во всей красе.

— Конечно, как всегда, военные нашли стрелочника. Вы тоже считаете, что прессе надо было молчать, как раньше?

— Нет, я так не считаю. Но и свою ответственность перед обществом тоже надо понимать. Сейчас его сопричастность событиям и относительная информированность несопоставимы с прошлым. В дискуссию вовлечены миллионы, которыми можно манипулировать, потому что людей, способных думать самостоятельно, очень мало. Это вообще огромная проблема. У нас прекрасная естественная школа, но гуманитарная — плохая, она не учит думать. Поэтому журналисты могут писать все, что им вздумается. Печатному слову верят, хотя отношение к прессе у всех сложное. Вот пример. По просьбе Ястржембского командующий флотом РФ адмирал Куроедов дает интервью корреспондентке «Новой газеты» Е. Милашиной. Таких оскорбительных вопросов, тона давно не видел. С адмиралом России говорит человек, уверенный, что перед ним сидит преступник и лжец, которому нужно выказать все свое неуважение и презрение. Я поражаюсь, как адмирал не прервал интервью. Оно вне журналистской этики.

Вместо того чтобы понять всю сложнейшую подоплеку этой трагедии, пресса весь свой пыл выливает на наших моряков, обвиняя их бог знает в чем. Ведь глобальная причина трагедии — в пренебрежении государства к интересам флота и армии. Как можно, не финансируя их, не давая топлива, не создавая возможности приобретать опыт в реальных условиях, а не в тренажерных классах, что-то с них требовать? В этом главная проблема, а не в том, что Российский флот плох или у него плохое руководство.

— А вы не пытаетесь просто выгораживать это руководство?

— Нет, я, наоборот, его буду ругать. Не имея полной информации, И. Клебанов, И. Спасский, В. Куроедов и В. Попов уже в прошлом году фактически «запустили» свои версии первопричин аварии, вызвав немало ненужных дебатов. Началась путаница, которая продолжается и по сей день.

Год спустя между ними по-прежнему нет единства, они все время дают противоречивую информацию. Последние два месяца — о том, зачем надо было отрезать первый отсек. Один говорит, что там могут быть неразорвавшиеся торпеды, которые при подъеме могут рвануть. Другой — что все обследовано, таких торпед там нет. Третий — что при подъеме массивная носовая часть может отвалиться, резко нарушив центровку подъема, и т.д. На днях нам вдруг сообщили, что торпед боялись голландцы.

Что думать неискушенному телезрителю? Ну, естественно: «Чего-то они там темнят». В результате у людей появляется другая версия: отрезают, чтобы на дне упрятать вещдоки, — концы в воду.

Кстати, о самой комиссии. Как можно было назначать в нее таких явно заинтересованных лиц?

— А кого, на ваш взгляд, надо было туда включить?

— Во всем мире, если действительно хотят узнать правду, в такие комиссии назначают людей из конкурирующих фирм. Я бы вместо Спасского назначил какого-нибудь морского инженера из питерского КБ «Малахит» или из нижегородского «Лазурита» — там тоже проектируют подлодки. Это все конкуренты «Рубина», в борьбе за заказ они заинтересованы вытащить всю правду-матку на свет божий. Вместо командующего Северным флотом В. Попова — командующего Тихоокеанским. Я бы добавил туда и флотского спасателя советских времен контр-адмирала Юрия Сенатского — он 38 лет поднимал подводные лодки, любой подводник скажет, что лучше Сенатского спасательное дело никто не знает.

И, главное, я бы обязательно включил туда офицеров флота, чьи дети погибли на «Курске». Например, капитана 1 ранга Владимира Галетина. Все наши пиарщики, включая Ястржембского, военно-морское руководство, если бы они хотели узнать правду и защитить честь флота, должны были руками и ногами держаться за этих людей. Они, как никто другой, заинтересованы узнать правду — хорошо или плохо спасали их детей. Их слова, честные, непредвзятые, имели бы совсем другой вес, чем, например, речи Клебанова. Но их не пригласили, руководство посчитало это излишним. Оно привыкло делать все, что хочет, потому что в нашей стране нет социальных и политических ограничителей. Общество возмущено гибелью «Курска», но оно не способно самоорганизоваться и оказать давление на власть, ее контролировать. А наша новая элита учится «на ходу», и, к сожалению, далеко не все уроки ей впрок.

Не хочу сказать, что американская политэлита лучше. Но то, что она несравненно больше нашей зависит от общественного мнения, действует с оглядкой на него, точно.

— Как вы считаете, правду о гибели лодки когда-нибудь узнают?

— Надеюсь. Однако есть катастрофы, первопричины которых мы можем не узнать никогда. И не потому, что их скрывают, а потому, что при мощном взрыве или пожаре просто невозможно найти, скажем, тот проводок, который закоротило, или тот окурок, с которого все началось.

Но вообще всякое бывает. На Северном флоте в 1968 году на большой глубине случайно нашли погибшую за семь лет до этого подлодку, подняли и определили причину катастрофы. А другая подлодка того же Северного флота в 1962 году стояла у пирса, и на ней взорвались все торпеды. Отчего это случилось, до сих пор не установлено.

Марина УВАРОВА

В материале использованы фотографии: Василия ДЬЯЧКОВА, Reuters

Крушение малайзийского «Боинга»: виновник давно известен

Но, может, это и неплохо. Тишина отрезвляет. В умах тех, кто еще недавно бился в интернет-истерии, обвиняя в катастрофе Россию, начинают наконец проклевываться ростки здравого смысла, обнажаются явные нестыковки версии о вине Кремля. А неудобных вопросов с каждым днем появляется все больше…

Было бы, конечно, правильно, если бы выводы о причинах катастрофы делали исключительно специалисты, а дилетанты, включая журналистов, носа в разбирательство не совали. Но в данном случае это невозможно — слишком уж большой политический шлейф тянет за собой донецкая трагедия.

К тому же в этой истории с «Боингом» с самого начала специалистам слова не дали, даже на место катастрофы пускать не хотели. Все оценки с первых же часов (да что часов, минут!) делали политики-дилетанты, чего не было еще никогда в мировой истории авиапроисшествий.

Даже после гибели самолета польского президента под Смоленском, притом что отношения Москвы и Варшавы никогда не отличались особым теплом, никто из официальных лиц в Польше не опустился до того, чтобы сразу назначать виновных. Зато Порошенко с Обамой до этого опустились легко. Из-за чего мир начал справедливо подозревать, что у обоих «рыльце в пушку».

И когда два президента-дилетанта — шоколадный король и юрист — люди, далекие от авиации, позволяют подобное, то почему бы и журналистам не порассуждать на эту же тему? Допустим, мне, долгие годы по роду своей деятельности имевшей прямое отношение не к шоколаду, а к авиации и ПВО. Да простят меня специалисты-расследователи, но я все же выскажу ряд своих соображений.

***

Вину России в гибели «Боинга» я отмела быстро. И вовсе не потому, что являюсь защитником Кремля (в этом-то меня не заподозришь), просто это следовало из логики событий.

Поначалу, когда ополченцы заявили, что «черные ящики» передадут Москве, я засомневалась: неужели все же сбили наши? Но затем Лавров заявил, что Москва ящики не возьмет, и я поняла: нет, не наши, испытав некоторое удивление от того, что во властных структурах нашелся кто-то, кто не позволил затянуть удавку на шее Кремля.

Если бы самописцы отправили в Москву, в Межгосударственный авиационный комитет (МАК), который, кстати, имел все основания заниматься расследованием, так как Украина входит в его юрисдикцию, это решение обязательно стало бы поводом заподозрить Россию в сокрытии улик. Но Москва, напротив, выступила с требованием привлечь широкую международную общественность к этому расследованию, что само по себе уже нивелировало все обвинения в адрес России.

Затем у меня сразу возник вопрос: почему, если, как уверяет Порошенко, «Боинг» был сбит «Буком», никто на месте трагедии не обнаружил ни одного поражающего элемента этого комплекса?

Поясню: в 2001 году, когда над Черным морем во время учений украинских ПВО ракетой С-200 был сбит Ту-154, я работала в главном штабе ВВС РФ, а потому от первых лиц главкомата знала, что реально произошло (о чем позже написала «Следствие спеси и помпезности» в «НГ» от 18.07.2002 г). Те, кто участвовал в расследовании, рассказывали: как только из моря подняли первые тела погибших, сразу же стало ясно, что самолет сбила ракета С-200 — трупы были просто напичканы ее поражающими элементами.

Подобные элементы имеют все комплексы: это либо железные шарики, либо кубы. Ракета «земля—воздух» комплекса «Бук» несет боеголовку весом от 40 до 70 кг, которая не поражает, как многие думают, цель «в яблочко», а разрывается от нее на расстоянии 40–100 метров, образуя облако поражающих элементов, которые разлетаются с огромной скоростью. Потому-то элементы этого «облака» нельзя было не обнаружены на месте катастрофы «Боинга». Они были бы всюду: в обшивке самолета, вещах пассажиров и главное — в телах погибших.

Но почему ополченцы, охранявшие обломки самолета, а затем наблюдатели не нашли ни одного поражающего элемента ракеты «Бук»? Или нашли, но молчат?

Не верю. Я просто вижу картинку, как ополченец подходит к обломкам самолета, нагибается, поднимает искореженную деталь с застрявшим поражающим элементом ракеты, подносит ее к телекамере и говорит: вот неопровержимое свидетельство вины украинской армии, на вооружении которой стоят «Буки».

Или пусть это будет не ополченец, а голландский гражданин, у которого в этом самолете погиб кто-то из близких. Неужели все эти люди тоже смогли бы молчать, если бы в телах их близких при вскрытии были обнаружены поражающие элементы «Бука»? Но таких свидетельств не было. Потому с самого начала версия с «Буком» мне показалась неубедительной.

***

Версия с «Буком» звучала крайне неубедительно еще и потому, что тот, кто хоть раз в жизни видел, как стреляет этот комплекс, никогда не поверит, что пуск ракеты остался незамеченным для очевидцев катастрофы, коих поблизости оказалось немало.

Лично мне в период работы в ВВС и ПВО приходилось не раз бывать на полигонных стрельбах. В том числе снимать на видео старты ракет различных комплексов.

Такой старт всегда сопровождается мощным звуком, который слышен за десяток километров. Затем, когда ракета взлетает, за ней довольно долго тянется плотный шлейф дыма от сгораемого топлива, который также виден за много километров. Кроме того, успешное поражение цели обычно можно наблюдать визуально. Это: вспышка, хлопок, небольшое облачко дыма…

Однако никто из местных жителей — а район, где все произошло, населен густо — этого не видел. Не «увидели» его и средства контроля наших военных. В российском Генштабе лишь подтвердили, что в день гибели малайзийского «Боинга» фиксировали работу РЛС украинской батареи ЗРК «Бук-М1», а затем последующую передислокацию батареи «Буков» из района пункта Зарощенское ближе к Донецку.

При этом нельзя исключать, что наземная РЛС «Бука» помогала своими данными летчику украинского Су-25, который в тот момент находился рядом с малайзийским «Боингом». При этом сам комплекс ракету не пускал — этого не видели ни местные жители, ни российские военные. Зато его зафиксировал спутник-шпион США, о чем свидетельствовала первая же «утечка информации» из американских разведисточников.

Правда, на мой взгляд, информация эта была весьма противоречивой. Говорилось, например, что точного места старта ракеты «земля—воздух» спутник не засек, но известно наверняка, что это район, контролируемый ополченцами.

У меня сразу же возник вопрос: если спутник не видел точку старта на земле, то на каком основании делается вывод, что была пущена именно ракета «земля—воздух» (информацию о том, кто контролировал территорию старта, вообще опускаю)? Почему это не могла быть ракета «воздух—воздух», выпущенная с самолета?

Именно к такой версии, в ожидании первоначальных выводов следствия, на сегодня склоняется все большее число экспертов.

***

Первыми версию о том, что в «Боинг» попала ракета «воздух—воздух» либо Су-25, либо МиГ-29, а затем он был добит из авиационной пушки, выдвинули малайзийские эксперты. Верить им есть все основания: они ангажированы менее других международных представителей, на место трагедии прибыли сразу же после ополченцев и работали там дольше других западных коллег, которых интересовали не столько обломки самолета, сколько с должным ли почтением к трупам относятся те, кто собирает останки на сорокаградусной жаре.

Версия малайзийцев опирается на факты в отличие от той, которую настойчиво предлагают Вашингтон и Киев. Она абсолютно не противоречит ни информации российского Генштаба, ни рассказам очевидцев, которые утверждают, что в районе падения «Боинга» видели военный самолет: слышали в облаках звук его двигателя, наблюдали, как он выныривал оттуда, следя за падением «Боинга». Данные объективного контроля российских военных определили его как МиГ-29 или Су-25 (на радарах они отображаются практически одинаково).

А вот американский спутник этого военного самолета почему-то «не увидел». И Петр Порошенко, будто сам был очевидцем трагедии, сразу же, без всяких разбирательств поспешил заявить, что ни одного военного самолета в районе катастрофы не было.

Думаю, версию с военным самолетом в Вашингтоне и Киеве тут же отвергли лишь потому, что она невыигрышна в случае, если следствие зайдет не туда, куда хотелось бы американцам.

Допустим: следствие вскрыло компрометирующие США факты, и в мире больше не набирается нужного количества дураков, которые продолжают безоговорочно твердить о вине России. Что делать? Придется отыграть чуть назад.

К примеру, признать: да, сбили из «Бука» украинские военные. Случайно. Прецедент со сбитым в 2001 году Ту-154, летевшим из Тель-Авива, уже имеется.

В этом случае можно отделаться аргументами: украинская армия в плачевном состоянии, ее войскам ПВО негде тренироваться — все полигоны остались в России, а старые советские комплексы, которыми стреляют украинцы, никуда не годятся, плохо наводятся, путают цели… Вывод: снова виновата Россия, а Киеву надо помочь обучить армию и оснастить ее американским оружием.

В случае же, если на поверхность выплывет версия о том, что «Боинг» сбил Су-25, отмыться будет куда трудней. Непреднамеренный пуск ракеты «воздух—воздух» с трудом, но как-то еще можно оправдать — случаи, когда в паре ведомый случайно пускал ракету по ведущему, на учениях бывали.

Но вот как объяснить случайностью то, что летчик нажал на гашетку авиационной пушки и добил падающий гражданский самолет? А малайзийская версия гибели «Боинга» выглядит именно так. И доказательств тому уже масса.

К примеру, на фото с места трагедии ясно видны края фрагментов кабины пилотов, насквозь прошитые снарядами авиационной пушки. По характерным отверстиям эксперты (не только малайзийские) установили, что снаряды вошли в кабину пилотов справа.

Вот, к примеру, что утверждает Иван Андриевский, первый вице-президент общероссийской общественной организации «Российский союз инженеров», проводившей экспертную оценку причин гибели малайзийского самолета под Донецком: «На обшивке видны характерные отверстия входа и некоторые точки выхода. Края отверстий согнуты внутрь, они намного меньше, имеют круглую форму. Выходные отверстия менее сформированы, их края рвутся наружу. Кроме того, видно, что выходные отверстия прорвали дважды алюминиевую обшивку и наклонили ее наружу. То есть поражающие элементы (по типу воздействия — снаряды авиационной пушки) пробили кабину пилотов навылет. Открытые заклепки были также согнуты наружу. Общая типология пробоин и их расположение свидетельствуют о том, что с наибольшей вероятностью Boeing 777 был обстрелян из авиационной пушки ГШ-2-30 или контейнера СППУ-22 с двухствольной 23-мм пушкой ГШ-23Л, прицеливание производилось в область кабины пилотов, при этом снаряды, пробив насквозь кабину пилотов, на вылете нанесли повреждения плоскости крыла».

Так что же выходит: ни о какой случайности речи тут не идет?

После всего, что на сегодняшний день «накопали» эксперты, даже версия о том, что планировали уничтожить не малайзийский «Боинг», а самолет Путина — она звучала на второй день трагедии и поначалу казалась мне тогда полной чушью, — теперь не выглядит столь уж абсурдно.

Однако не все так однозначно. К этой версии тоже имеется ряд вопросов. И вопросы эти настолько неожиданны, что подчас уводят в дебри конспирологии.

***

Честно говоря, не могу рассматривать их всерьез, однако считаю, что ради поиска истины должны быть высказаны даже самые невероятные предположения.

Так, например, бывший начальник вооружения Минобороны, член экспертного совета Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ, генерал-полковник Анатолий Ситнов уверен, что ни «Бук», ни военный самолет «Боинг» вообще не сбивали. Генерал задается вопросом:

— Почему, например, так и не найдены тела летчиков и других членов экипажа? Даже если их разорвало на мелкие части, то фрагменты форменной одежды могли остаться, но их следов тоже нет? Или почему паспорта пассажиров оказались собраны в одну кучу? Разве паспорта собирают, когда вы заходите на борт? Почему тела, найденные на месте трагедии, имеют подкожный жир желтого цвета, и трупный запах они издавали уже на второй день, чего не должно быть даже при такой жаре, какая стояла тогда под Донецком? Почему ничего не слышно о родственниках погибших? Вам не кажется, что может иметь место вот такая невероятная версия: это тот самый «Боинг», который увели, и он пропал еще в марте?

Тут хотелось бы напомнить, что в интервью «МК» один из наших экспертов — председатель комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора, член Общественного совета Росавиции, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов — уже высказывал мысль, что две близкие по времени катастрофы малайзийских «Боингов» могут быть как-то связаны. Цитирую:

«— Поставить на самолет небольшой чип, который по команде в нужный момент отстреливает крыло от самолета, теперь не составляет труда.

— Вы имеете в виду, что падение этих двух самолетов — не случайность, а, возможно, акция, направленная против конкретной малайзийской компании?

— Против чьих-то интересов.

— Вы верите в теорию заговора?

— Я всего лишь говорю о фактах, которые нельзя игнорировать при расследовании. Вот, например, в марте на пропавшем малайзийском «Боинге» летела группа китайцев, занимавшихся созданием самолета-невидимки, которые создали абсолютно прорывную технологию в области «стелс». В версии американцев такая технология — фикция, они лишь дурачат весь мир, и мы их самолеты прекрасно видим своими локаторами. А вот китайцы изобрели нечто уникальное. И на том самолете как раз летела группа из 14 таких изобретателей. И пропал почему-то именно этот самолет.

На сей раз над Украиной тоже летела группа ученых на конференцию по СПИДу. Здесь нюансы такие: в ситуации по СПИДу в мире сейчас назревает скандал, связанный с тем, что американцы выпускают массу лекарств, борющихся с этим заболеванием, зарабатывая на них миллиарды. Но лекарства эти не приносят абсолютно никакой пользы в лечении этой болезни. И в Австралии, по моей информации, об этом как раз должна была идти речь».

И все же такие предположения скорее напоминают яркие фантазии, питающие сценаристов и писателей. Хотя иногда и подкрепляются рядом фактов, которые трудно игнорировать. Вот, к примеру, что рассказывает все тот же генерал-полковник Ситнов:

— В 1992–1993 годах мы проводили испытания «Бука» на поражение различных видов целей, включая самолет. В процессе стрельб получали отрыв хвоста, головной части, крыла, но ни разу не было такого, чтобы самолет разрушился до мелких частей. Боевая часть «Бука» на такое просто не способна. Она действует на поражение, но не на разрыв. Никто не спорит, что «Бук» может сбить «Боинг» — для него это легкая мишень. Но ударить так, чтобы от самолета не осталось ни одного цельного элемента, такого «Бук» сделать не в состоянии. И уж тем более этого не может авиационная ракета, у которой боевая часть еще меньше. Разнести 80-метровый самолет в клочья ей точно не под силу. А там, как видим, разорвало все: и шпангоуты, и лонжероны, не осталось ни одного элемента полного круга самолета. Это значит одно: «Боинг» был разорван изнутри. Если бы его сбила ракета, он бы падал целеньким почти до земли. И трупы летели бы в салоне, а не сыпались с неба на дома, стоящие за сотни метров от места падения самолета. От удара ракеты у «Боинга», возможно, оторвало бы «голову», хвост, крыло — разброс осколков мог быть в радиусе до километра. Но там разброс — 25 км. Значит, «Боинг» развалился на высоте. Такое может быть лишь при взрыве на борту, да и то, когда взрывные устройства расположены сразу в нескольких точках. Команда на уничтожение могла поступить либо со спутника, либо с земли. Но, скорее всего, программу на уничтожение заложили сразу на определенное время. Думаю, «Боинг» должен был взорваться над российской территорией, но по требованию диспетчера он менял курс, на это ушло время, и взрыв произошел над территорией Украины. Вот потому-то в версиях с ракетой «земля—воздух» и «воздух—воздух» многое не вяжется в единое целое.

***

Было обещано, что первые результаты расследования катастрофы «Боинга» будут обнародованы в начале сентября. Однако, по мнению большинства экспертов, ничего конкретного мы в сентябре не услышим, так как между заинтересованными сторонами идет торг. И не просто так наши дипломаты в последнее время настойчиво требуют мировое сообщество поинтересоваться в СБУ: куда делась запись переговоров авиадиспетчеров и пилотов погибшего «Боинга»? Видимо, нам есть, что предъявить в ответ на их информацию — каждая из сторон знает несколько больше, чем в данный момент говорит.

Существует система управления воздушным движением, которая отслеживает ситуацию в небе. Есть система контроля воздушного пространства — ее осуществляет ПВО, радиолокационные станции которой просматривают пространство как минимум в радиусе 350 км. Я не говорю уже о средствах разведки, включая спутниковые, которые наверняка используются и нами, и американцами в зоне приграничного конфликта. Трудно поверить, что, изучив все эти данные, ни Москва, ни Вашингтон до сих пор не знают, как на самом деле под Донецком был уничтожен малайзийский «Боинг».

Когда-нибудь нам обязательно расскажут правду. Только не сейчас. Пока эта правда — лишь сильный козырь в большой политической игре за Украину. И, похоже, он в нынешней партии достался именно России.

Сталин с нами? — Левада-Центр

С. Сорокина― Здравствуйте. Это программа «В круге Света». Юрий Георгиевич и Светлана Сорокина. Юрий Георгиевич.

Ю. Кобаладзе― Я сталинист.

С. Сорокина― Это он предвосхищает тему нашего разговора. Мы назвали: Сталин с нами. Хотя я подумала, надо было взять, наверное, название, которое мне очень понравилось из статьи, которую написал Виктор Ерофеев несколько лет назад: «Убийственно живой». Будем говорить как раз с Виктором Ерофеевым и Лев Гудков здесь, социолог, директор аналитического центра Юрия Левады. Здравствуйте. Почему вспомнила эту статью, дело в том, что несколько лет назад на телеканале «Россия» выбирали имя России или самый великий человек. И там так хорошо и с отрывом шел как раз товарищ Сталин. Для многих тогда это было что-то шокирующее, удивительное. Сегодня никто не удивляется. А почему мы снова об этом заговорили – приближается День Победы. И конечно, событие значимое, так или иначе связанное с этим именем. И вот уже сыплются предложения и бюсты ставить и улицы переименовывать. И возвращать названия даже городу, про Сталинград говорят. И так далее. Мы решили сегодня на эту тему поговорить. Что у нас говорят опросы. Что интересного выявляют.

Л. Гудков― Вы упомянули имя Сталина, тогда еще Сталин не был на первых местах.

С. Сорокина― В опросах.

Л. Гудков― Да.

С. Сорокина― А когда выбирали по телевидению.

Л. Гудков― Накрутили. А тогда был Петр Первый, как символ имперской России. Величия огромной империи. Постепенно накручивали, нагоняли волну, и действительно в 2012 он уже вышел на первое место в списке самых великих людей России. И сократилось число противников сталинизма и прочее. Это конечно не Сталин, дело не в Сталине, а в таком мифе о сильном вожде, эффективном управляющим, генералиссимусе. Конечно, это связано именно с антуражем победы, культом победы. Но я хочу сказать, что одновременно с ростом позитивных оценок Сталина растет и очень заметно безразличие. Сталин уходит из актуального времени.

С. Сорокина― То есть молодежь уже…

Л. Гудков― Уже четверть молодежи не знает, кто это. И позитивные оценки у молодежи стираются. Выше, оптимистичнее, позитивнее оценивают Сталина пожилые люди. Чем более образованные, чем более обеспеченные, чем более информированные, тем с большей ненавистью и отвращением относятся. Сильнее всего антипатия в Москве. А позитивнее всего с большой симпатией или уважением относятся в селе. Где село депо советских представлений. Еще раз говорю, что о Сталине очень мало знают, как и о том времени. Оно стерлось, огромный разрыв между поколениями. За Сталиным стоит идея национального величия, и безответственности власти перед обществом.

Ю. Кобаладзе― Но что бы ни стояло, все СМИ полны сейчас статьями, сообщениями.

Л. Гудков― Это результат 15-летней пропаганды. Постоянной, тихой реабилитации. Это началось все-таки с высших руководителей. С того же Путина, который поднял тост за Сталина в мае 1999 года, потом Грызлов подхватил, и другие отметились. Вслед за этим началась пропаганда сталинской модернизации, мифы об этом. Об успехах, победе. И постепенно выдавливание всего того, что связано с советской системой, с репрессиями, коллективизацией.

С. Сорокина― Спасибо. Виктор. Статья есть в «Огоньке». Прочитайте, что Виктор Ерофеев думает по этому поводу. Сегодня она называется «Отдохните от Сталина».

В. Ерофеев― Действительно я там рассказываю о том, что сделали сердечную операцию двум людям, и они заспорили о Сталине в реанимационной палате и оба умерли.

С. Сорокина― Ужас.

В. Ерофеев― Я говорю, слишком много умерли от Сталина, поэтому отдохните. На самом деле действительно если раньше это был какой-то скандал, просто возмущение, то теперь какая-то обыденность, я эту статью совсем иначе написал, чем ту. Потому что надвигается великий праздник, День победы. И я там пишу о том, что вместе с праздником надвигается затмение. Вот мы пережили затмение солнца, а сейчас надвигается затмение раскола. Потому что 50 на 50. Собственно те люди, которые сделали из Сталина бога, в общем, даже это не миф, это уже бог, отфильтрованный Сталин, такой как просто очистили его. Это Сталин без коллективизации, без 37-38 года. Сталин даже без космополитов, без естественно Ахматовой и Зощенко. Это Сталин, который в этом мифе и в этой своей ипостаси выигрывает войну, становится правителем полмира и соответственно империя наша превращается в одну из самых могучих в мире. И я подумал, что эти люди начинают сталкиваться с теми людьми, которые имеют прямо противоположный взгляд, как мы с тобой. Потому что я разделяю взгляд Даниила Андреева, который считает в «Розе мира», что Сталин там в самом низу ада находится. И куда же праздник девается. Я иду позавчера по Плющихе, по моей родной. На здании дорожной полиции огромное полотнище – вечная слава героям, и огромный усатый…

С. Сорокина― Здесь в центре Москвы.

В. Ерофеев― Огромный красавец Сталин. Это государственное здание. Это полиция. Это еще только начало апреля. И это невозможно было представить даже в прошлом году. Поэтому я написал эту статью, я не смягчил ничего, я просто подумал, что все-таки день великой победы, смешно, смешно меня назвали в честь победы Виктор. Папа с мамой. Поэтому мне кажется…

С. Сорокина― Хорошо, не Иосиф. Сейчас бы мучился.

В. Ерофеев― Да.

Ю. Кобаладзе― Иосиф был не только Сталин.

В. Ерофеев― Бродский тоже, между прочим. Так вот, надо как-то очень достойно этот праздник отпраздновать. Не превращаться в людей, которые будут бить друг другу морды только из-за того, что кому-то нужно было создать из Сталина бога, а бог понятно, потому что тогда если Сталин бог, то естественно ему можно простить все убийства, потому что бог он свирепый может быть, какой угодно. И, кроме того, оказывается, что выше человека, который мера всех вещей в западной философии, а у нас оказывается Сталин, государство и так далее.

Ю. Кобаладзе― А куда его девать-то?

В. Ерофеев― Я думаю, что его девать, если говорить спокойно, без эмоций, потому что видимо эмоции здесь только идут на пользу сталинистам. Они, ага, достали мы вас. То надо сказать, что французы нормально поработали с Наполеоном. Они его не очень любят. Нет улицы Наполеона во Франции.

С. Сорокина― Зато саркофаг.

В. Ерофеев― Вот именно похоронили. Взяли и похоронили. И надо сказать, что, в общем, оценки Наполеона во Франции абсолютно сдержанные. Мне кажется, что надо здесь остальным произвести такую же операцию историческую. Не демонизировать мифы и вот эти истерики, а сказать о том, что он реально сделал и что не сделал.

Ю. Кобаладзе― Что касается Наполеона, я очень удивлен. Мне казалось, что он такой культ во Франции.

В. Ерофеев― Нет.

Ю. Кобаладзе― Я не спорою, потому что не знаю, но у нас-то он после Сталина герой.

В. Ерофеев― У нас всегда Наполеон был культом. Это как бы русский герой. Помните, Пьер Безухов сначала им бредит, потом хочет убить. Вообще это русский человек. Наполеон это русский человек.

С. Сорокина― Который здесь побыл и тоже слегка изменился.

В. Ерофеев― Посмотрите, как у нас любят создавать богов. Весь 19 век Наполеон был богом. Это везде разошлось. 20-й век – вот нам подарочек. Сталин. Причем интересно, не в обиду тебе будет сказано, и широкая грудь, то есть у нас к кавказцам сдержанное отношение, мягко назовем. Папа мой, все-таки переводчик его личный Сталина с французского языка, большие оспы, сухая ручка, выглядел вообще ну никак.

С. Сорокина― Маленького роста.

В. Ерофеев― Отец говорил, что когда он входил, он как бы всех выдавливал. Я говорил, папа, ну у него такая власть.

С. Сорокина― Магия власти.

В. Ерофеев― Но вот представить себе наши три богатыря картина, все красавцы русские. У нас все наши национальности с какими выходят. И вдруг такой ущербный, маленький, такой несчастненький. Что говорит о том, что мы нашу крепкую сильную власть любим даже больше, чем национальные портреты, физиономии.

Ю. Кобаладзе― Он же сказал Светлане, что не я Сталин, вот портрет Сталина.

В. Ерофеев― Но он любил кокетничать. Он говорил, что я всего лишь скромный ученик Ленина. Ничего себе. Сделал то, что Ленин бы не посмел сделать, притом, что они конечно оба сапога пара.

С. Сорокина― Лев Дмитриевич, а вы проводили какие-то, вот как вы строили вопросы касательно Сталина. По-разному вы наверное спрашиваете.

Л. Гудков― Конечно, мы задаем вопросы уже больше 25 лет. Регулярно и поэтому есть некоторая динамика. В начале перестройки Сталин не попадал даже в десятку.

С. Сорокина – К 12―му году встал на первые позиции.

Л. Гудков― Примерно с 2004 года подниматься, когда начал раскручиваться юбилей, 60-летие победы. И соответственно с этого времени. Поначалу к Сталину доминировало абсолютное отвращение и абсолютное большинство считало, что кто будет вспоминать его, то скорее историки. Он будет всегда в негативной интерпретации. Постепенно долбеж такой поднял его вместе со всем возвращением советского антуража.

Ю. Кобаладзе― Меня что поражает, что грузины легко отказались от Сталина.

Л. Гудков― Не совсем. Нет. Мы проводили пару лет назад по нескольким республикам, Армения, Азербайджан, Грузия и Украина. Задавали одни и те же вопросы. Быстрее всего вытесняется память о Сталине в Азербайджане. Там больше четверти просто не знают, кто это такой. В Армении негативное отношение. Единственная республика, где сохраняется позитивная оценка, была Грузия. Понятно, что на Украине резко негативное.

В. Ерофеев― Здесь мы совершенно разделяемся с украинцами. Потому что Амур, конечно.

Л. Гудков― Сталин, конечно, виновен в репрессиях, в гибели миллионов людей. В коллективизации, убийствах. Ну а так считают две трети населения.

С. Сорокина― То есть признают за ним эту вину.

Л. Гудков― И у большинства смерть Сталина связана именно с выходом людей из ГУЛАГа.

С. Сорокина― «Холодная осень 53-го».

Л. Гудков― Это тиран и убийца. Но ровно столько же, две трети считают, что без Сталина не было бы победы в войне.

С. Сорокина― И многие жертвы оправданы.

Л. Гудков― Это число поднимается. Что если в 2008 году 27% оправдывали жертвы, то 45 на 41.

С. Сорокина― 45% оправдывают уже.

Л. Гудков― Полностью оправдывают сталинистов, их число тоже увеличилось с 3 до 7%, самое главное это инертная масса, которая не в состоянии дать оценку не Сталину, а советскому прошлому. Не готово признать советскую систему преступной. И не может выработать свое отношение к этому.

С. Сорокина― Я чему удивляюсь. Да, сам настрой, начиная с нулевых идет таким образом, что действительно возвращается ощущение сильной руки, мы как держава, цель оправдывает средства. Но ведь параллельно на том же телевидении идут художественные фильмы. Где очень даже много рассказывается об ужасах сталинского времени. Сейчас идет фильм по-моему «Ленинград 46» и только что прошел фильм про Александрова и Орлову. Там очень определенно, может чуть-чуть, но Сталин присутствует. Это страшный персонаж. С репрессиями, расстрелами, со всеми пирогами. Почему у нас все художественные произведения, которые смотрят миллионы людей проходят как будто из другой жизни.

Л. Гудков― Там в этих фильмах, специально мы обсуждали, там такой иррациональный ужас. Непонятно, откуда он берется. Не конкретный. Безсубъектная история. Никто не говорит, что это сама система преступная и вину надо искать там. Поэтому здесь как бы никто не виноват. Какие-то плохие люди хватают, доносят и прочее. Но идея системности этого террора со Сталиным во главе она отсутствует или растворена.

В. Ерофеев― Мне кажется, что Сталин в наших генах еще с татаро-монгольского ига, потому что когда мы взяли такую восточную форму правления, тогда получается, что должна быть мобилизация, главный начальник, он важнее всех. Все ему подчинены. Вертикаль власти шла оттуда. Московское царство, затем Иван Грозный. И получается, что эти наши, а вот те это курбские, все такие предатели. Они все куда-то бегут на Запад. Они поддерживают поляков в смутное время, на престоле московском. И получается, что Минин и Пожарский тоже такие маленькие сталины. И вообще посмотрите, у меня было маленькое издательство, и я тоже понимал, что если я не буду железной рукой проводить, то все украдут, разграбят и все кончится. То есть получается так, что с одной стороны это чудовищно, а с другой стороны это единственная форма руководства, когда надо действительно стучать кулаком и пугать. И вот этот ген настолько глубоко в нас вошел, что это наш, какой бы он не был, сколько бы он ни расстрелял. Я пишу в этой статье, надо выдавливать Сталина…

С. Сорокина― Всем причем.

В. Ерофеев― Я знаю диссидентов, не буду называть тоже сталинисты в душе, антисталинисты, и все то же самое. И поэтому мне кажется это проблема нашей национальной ментальности. И вы абсолютно правы, как только взглянуть куда-то в сторону, там уже это все превращается в совсем другие дела. И украинцы конечно просто сейчас не понимают, как можно… Говорят некоторые хитрые, что это стокгольмский синдром. Ничего подобного. Это же не террорист, который мучает. Это наш человек, который и сам себя мучает со всем народом и так далее. Очень сложно. И единственный рецепт только просвещение. Но просвещение же годами, а кто же закладывается так далеко.

С. Сорокина― Да вот уже годами. С 1991 года прошло 24 года, а мы пришли к худшим результатам.

В. Ерофеев― И это еще не конец.

С. Сорокина― Оказалось, что, открыв все шлюзы, мы начали читать, узнавать, смотреть, друг другу рассказывать.

Ю. Кобаладзе― Виктор хорошо объяснил, откуда берется это.

С. Сорокина― А теперь чуть что, действительно, на вас Сталина нет.

В. Ерофеев― Объясните американцу, что Кока-Кола плохой напиток. Что печень от этого гниет. Он вам все равно скажет, чего вы мне рассказываете. Есть какие-то заряды, которые действуют невероятным образом. Но интересно, что те люди, которые были рядом со Сталиным, они понимали его сущность гораздо лучше. И тот же папа, я пишу в книге, он не плакал, мама плакала. Мама плакала, потому что думала, как жить, а папа не плакал, потому что у Молотова уже люстры и гардины сняли. Еще две недели и я бы стал сыном врага народа.

С. Сорокина― А сколько отцу было в тот момент?

В. Ерофеев― Папе было 33 года.

С. Сорокина― Самый такой возраст, когда хватать…

В. Ерофеев― Он начал Сталину переводить, когда ему 24 года было. И Сталин его очень любил и награждал его орденами. Он считал, что вот примерный человек и говорит по-французски и настоящий коммунист и вежливый, красивый парень. Он говорит Молотову, Молотошвили, почему ордена не дают переводчикам. У них трудная работа.

Ю. Кобаладзе― И Трояновского он любил.

В. Ерофеев― А они дружили папа с Олегом Александровичем.

Л. Гудков― Я бы немножко иначе развел. Эти идеи абсолютного приоритета государства, которое монополизировало права, все представления о едином целом. А это неразрывно связано с идеей насилия и крови. Империя строится на насилии, завоеваниях, крови. На подчинении. Поэтому в пантеоне наших великих людей в национальной памяти представлены главным образом одни злодеи. И не только наши. В списке великих людей всех народов, конечно, попадает и Наполеон, и Александр Македонский, и Гитлер.

Ю. Кобаладзе― И Чингисхан.

Л. Гудков― Там есть разбавленные как изюмом булки национальные поэты Пушкин, великие ученые типа Ломоносова или Менделеева. Но соотношение кровопийц и людоедов и людей культуры, мысли, гуманности оно примерно один к четырем.

В. Ерофеев― Но посмотрите, весь западный мир был очарован Че Геварой. Что он там ни делал в Боливии. И все теперь считают, что он абсолютно общемировой герой. Тоже подлец и негодяй, террорист.

С. Сорокина― Умудрился выбиться в бренды.

В. Ерофеев― Интересная вещь, что в какой-то момент есть пограничная ситуация, когда такие мерзавцы оказываются именно героями.

Л. Гудков― Это бесконтрольная власть и предполагает идею насилия и в этом обаяние зла.

В. Ерофеев― Безнаказанность. Об этом Маркиз де Сад написал в 18 веке точно абсолютно.

Ю. Кобаладзе― Его мы меньше знаем.

В. Ерофеев― Потому что его только что начали печатать 20 лет назад.

Ю. Кобаладзе― Я приобрел его книжку.

С. Сорокина― Юрий Георгиевич пока сидит молчком, хотя он скрытый сталинист, поскольку грузин. И помнит, как плакал…

Ю. Кобаладзе― Обрыдался.

С. Сорокина― Об этом мы продолжим после новостей середины часа.

НОВОСТИ

С. Сорокина― Еще раз мы вас приветствуем. Мы сегодня говорим о Сталине, который вечно с нами.

Ю. Кобаладзе― Вот и мы льем воду на мельницы.

С. Сорокина― Говорим о том, почему этот образ не уходит. Хотя читаю ваши sms, преподаватель в старших классах говорит, что они его практически не знают.

Ю. Кобаладзе― Сейчас напомнят им.

С. Сорокина― Понимаю, что и у нас тоже наши слушатели просто пополам разделились. Одни нам пишут, что Сталин гений и ничтожествам его не затоптать. Другие пишут о том, что он людоед и убийца. И вот sms из Москвы всем понравилась, Сергей: «Мой друг был поражен общением с людьми из Центральной Африки. Случайно с ними встретился в Европе, в Германии. Люди с образованием тосковали по Бокасса». Людоед такой был. Да, людоед, буквально. Это не преувеличение. Он реально ел людей.

В. Ерофеев― Врагов народа.

С. Сорокина― «Да, людоед, признавали эти люди с образованием, но это традиция, где казнят повешением, где-то электротоком, а у нас так. И ел Бокасса только врагов народа, никогда рядовых, справедлив был. Главное тогда о нас все знали и мировые лидеры с ним встречались». Вот даже людоеда можно оказывается оправдать. И люди с образованием…

В. Ерофеев― В общем, Сталин действительно тоже людоед был. Но интересно, что про другую страну мы смеемся. Надо плакать, потому что там враги народа, их ели. А мы со Светой были сегодня на «Дожде» и 40 дней Бориса Немцова, а тут отстреливают. Так что тут тоже, в общем, свои джунгли.

С. Сорокина― Совсем недавно я включила телевизор, по-моему, Россия-24 и там была прямая трансляция с очередного пленума коммунистической партии. Выступал Геннадий Зюганов, и долго выступал. У меня было тяжелое дежавю, потому что я вижу, как выступает Геннадий Андреевич и выступает на фоне огромного плаката или плазмы, Ленин и Сталин стоят просто какого-то гигантского размера и руку направляют практически к Геннадию Андреевичу, приветствуя его выступление. Я давно не видела, чтобы так Сталин на первом плане и громадный был на этом пленуме. Видимо, тоже они идут в ногу со временем и Сталин это уже очень хорошо.

Л. Гудков― Они пытаются постоянно напоминать об этом. И сталинские автобусы.

С. Сорокина― В Питере ходил и улицу хотят там переименовать Десятую Советскую.

В. Ерофеев― Интересно, что если бы Геннадия Андреевича назначить председателем такой же партии на Украине, он бы убрал Сталина. Дело в том, что он как политик, который хочет быть на поверхности, тоже понимает…

С. Сорокина― Тренды чувствует.

В. Ерофеев― Мне кажется, по всей сути, своей душой он скорее социал-демократ, но поскольку бабушки и дедушки любят Сталина, то приходится ему…

С. Сорокина― Не знаю, он с пеной у рта спорил по поводу количества жертв. Говорил о том, как мало расстреляли людей во время репрессий. И переубедить его было невозможно.

Л. Гудков― На этом строится вся демагогия вокруг Сталина. Большая ложь отрицать все факты, массовое сознание придет в замешательство. Это очень важный принцип.

Ю. Кобаладзе― Я с одним деятелем спорил, который говорил, а кто доказал, что в Катыни были расстрелы.

В. Ерофеев― До сих пор есть люди, мы недавно по-семейному съездили в Катынь, и там гид говорил, так это немцы расстреляли.

Ю. Кобаладзе― А бумага с подписями Берии ничего не значит. Сфабриковали. Кто доказал. Суда не было.

С. Сорокина― Дмитрий Мезенцев спрашивает, а знает ли кто-нибудь, как в Польше относятся к Беруту и Гомулке. Польским руководителям сталинского периода.

В. Ерофеев― Я знаю, что такие демократы польские, которые не были связаны с партией, ненавидят что одного, что другого. Разницы большой не делают.

Л. Гудков― Они ушли просто как кошмар сталинского времени.

В. Ерофеев― Историки считают, что Берут не был каким-то сдерживающим моментом между Польшей и Советский Союзом. Он был проводник все-таки абсолютно сталинских идей. А Гомулка уже конечно другой человек, который должен был крутиться, и более поздний.

С. Сорокина― Дмитрий спрашивает: а как же ваш отец был любимчиком у Сталина, а тут чуть ли ни стал врагом народа.

В. Ерофеев― Дело в том, что отец был политический помощник Молотова, а Молотов был объявлен американским шпионом. За то, что он сел однажды в вагон, не спросив руководство и по-моему, проехал из Вашингтона в Нью-Йорк в американском вагоне. И за это Сталин решил, что его там завербовали.

С. Сорокина― Нам пишет Алексей из Новороссийска: маленький некрасивый Сталин заставлял уважать себя и Черчилля и Рузвельта, просто большого человека судят не по росту. Разумеется.

В. Ерофеев― Дело в том, что и Черчилль и Рузвельт тоже играли роль людей, которые уважают и счастливы общаться со Сталиным, но почитайте, что Черчилль писал о Сталине.

Л. Гудков― Это понимание тяжелой тоталитарной власти. С которой надо считаться. Это не уважение, это просто принятие в расчет. Это совершенно другое отношение. Достаточно критично и другие дипломаты оценивали Сталина.

С. Сорокина― А как вы думаете, действительно, начиная с нулевых пошла эта память металла, опять у нас автомат…

Л. Гудков― Не пошла, это навязывается. Совершенно сознательно.

С. Сорокина― Почему, с какой целью. Зачем?

Л. Гудков― Для того чтобы поднять полное всевластие государства. Опять восстановить вместе с централизацией, с героическим прошлым, со всем культом стабильности и безответственности. Та политика, которую мы наблюдаем, сокращение свободного пространства, цензура в СМИ, полный контроль над телевидением. Всевластие политической полиции, ликвидация независимости судов, превращение политического пространства в фальсифицированное и инсценировку демократии, — все это в одну и ту же линию укладывается. Усиление авторитарного режима, бесконтрольность власти. Люди на это реагируют…

С. Сорокина― Свободу в обмен на стабильность практически.

Л. Гудков― Да. Но только с чувством беспомощности и навязанной такой уязвимости. Оборачивается это сильнейшим презрением к власти с одной стороны, и крайним неуважением, пониманием коррумпированности всей системы. И с одной стороны конечно нарастающим культом Путина как противовеса этой системы.

С. Сорокина― Опять барин разберется, барин накажет.

Л. Гудков― Да. Добрый царь, худые бояре. Иллюзия и ощущение, что Путин что-то сделает и безальтернативность.

Ю. Кобаладзе― Так что, мы обречены?

В. Ерофеев― Я не думаю, что мы обречены. Если мы вспомним начало 18-го века, то вот Петр Первый. В то время казалось, что Россия обречена быть всегда отсталой азиатчиной такой. Пришлось идти на страшные жертвы. Тут тоже кстати вопрос жертв очень остро встает. Тем не менее, страна была повернута в сторону Европы и цивилизации. И движение через Екатерину Вторую и Александра Второго, у нас были тоже светлые личности, которые давали возможность стране все-таки вздохнуть.

Ю. Кобаладзе― То есть Петр Первый сильная светлая личность?

В. Ерофеев― Насчет Петра Первого тут вопрос. Если мы объявим, что это светлая личность, это как-то прозвучит странно. Но если мы скажем, что Александр Второй не светлая личность, тоже будет странно. Потому что все-таки освобождение и реформы, то, о чем мы только что говорили, то есть это судебная реформа, армия, борьба с цензурой и так далее. То есть в России все-таки проводились такие эксперименты. Но мы знаем, чем закончился этот период и кто убил Александра Второго. Мне кажется, что мы поразительная страна. Видимо, уникальная страна, которая колеблется между двумя полюсами. Один полюс все-таки представление о том, что человек это звучит гордо и реально попытка защиты прав человека, которая продолжается, у нас же все-таки российская интеллигенция это отстаивала всегда, и с другой стороны государство, которое рождено в восточной абсолютно деспотии. Это столкновение историческое, это чудовищная вещь, где государство, используя свой административный ресурс, выигрывает и конечно идея мобилизации, идея империи, захвата земель, экспансии, она в генах, тоже торжествует. Я думаю, что это, в конечном счете, должно закончиться только потому, что такое государство оно экономически абсолютно никак…

Ю. Кобаладзе― Но нам уже казалось закончилось. Не прошло и 20 лет.

В. Ерофеев― Ну еще раз поскользнулись.

С. Сорокина― И так бесконечно.

Л. Гудков― Я только хочу сказать, что интеллигенция не часть государства была, кто эти были учителя, цензоры, редакторы, переводчики. Кто? Та же самая бюрократия, часть государства. Именно они создавали этот порядок. Кто стучал друг на друга как не писатели.

Ю. Кобаладзе― Четыре миллиона доносов кто-то писал.

С. Сорокина― Скажите, пожалуйста, а во время Сталина вообще никаких опросов общественного мнения не проводилось.

Л. Гудков― Нет. Были источники информации НКВД, чекисты собирали по своим каналам. Один канал был, другой письма трудящихся всякого рода.

С. Сорокина― Но все равно в каком-то сильно отфильтрованном виде доходило. Зависело от того, кто подавал информацию.

Л. Гудков― Конечно. А потом огромная армия сексотов была, осведомителей. И через партийные органы, через советские органы.

Ю. Кобаладзе― Гениальная глава у Солженицына, сколько у нас процентов врагов народа. И Меркулов, по-моему, докладывает, мучается, какую назвать цифру назвать. Много назову, скажет, чем же вы тогда занимаетесь.

В. Ерофеев― Я бы все-таки здесь поспорил. Что интеллигенция да, она вынуждена была служить в тоталитарном государстве государству. Но разложение внутри семей и рассмотрение самых разных позиций, безусловно, тоже присутствовало. Вот я человек той семьи, где мама моя пожила во Франции, поняла, разочаровалась во всех этих делах, 1956 год и далее. Отец стал вице-президентом ЮНЕСКО и очень далеко от этого ушел. То есть здесь еще зависит от того, как проходит жизнь, и какие вещи перед тобой мелькают. Потому что все-таки та интеллигенция, которую я знал, начиная со студенчества, это не сталинское было, но, тем не менее, настоящая интеллигенция это были шестидесятники. А не эти отбросы, которые были сталинистами. Тогда их было гораздо меньше. Настоящая интеллигенция пробивалась к тому, чтобы у нас были реформы, и произошла перестройка. Поэтому все-таки мне кажется если говорить о том, что такое настоящая русская интеллигенция, то она, безусловно, сделала все для того чтобы в этом государстве возникло «Эхо Москвы» и мы могли говорить.

С. Сорокина― Таня пишет: а разве нынешняя власть отличается от любой другой в нашей истории, этот стиль навсегда.

Л. Гудков― Вообще отличается. Нынешний режим не похож на советский. Он вряд ли лучше в интеллектуальном смысле, но точно отличается по технологии господства.

С. Сорокина― А все-таки вопрос испуганного: а не скатится во что-то страшное, что будет напоминать сталинизм.

Л. Гудков― Курс, тренд туда на усиление репрессий, но я не думаю, что это приобретет характер массовых репрессий. А профилактически они идут уже. Но потом все-таки сегодня другая технология, медийное все-таки общество. И контролируя мозги, общественное мнение, СМИ можно и не допускать особых репрессий.

С. Сорокина― Или устраивать показательные для того, чтобы все остальные боялись.

Л. Гудков― 94% смотрят телевидение, это главный источник. Наиболее мощный. А «Эхо Москвы» имеет аудиторию в лучшем случае 6-7 миллионов.

С. Сорокина― По всей стране. Может и меньше. Или «Дождь».

Л. Гудков― «Дождь» еще меньше.

С. Сорокина― Или журналы и газеты читают немного людей.

Л. Гудков― Резко упало.

Ю. Кобаладзе― Газеты, по-моему, уже вообще никто не читает.

С. Сорокина― В Интернете читают.

Л. Гудков― Это другой способ обработки информации, осмысления ее. Телевидение подавляет критичность оценки и восприятия информации.

С. Сорокина― Мамардашвили как-то говорил, когда мы убираем картинки со своего сознания, мы начинаем думать. Телевидение как раз предлагает нам картинки, образы, которые запоминаются и многих убеждают. Спрашивают нас: а как бороться с ренессансом сталинизма. Один способ мы предложили. Образование. Либо, по крайней мере, действительно отдохнуть от Сталина. Как еще бороться. Особенно в нынешних общественно-политических условиях.

Л. Гудков― Прежде всего, это конечно работа с прошлым. Это самое главное. Переоценка, переосмысление прошлого и понимание природы той системы, которая породила и Сталина и всю эту цепочку.

С. Сорокина― Виктор, как с ренессансом бороться?

В. Ерофеев― У нас в стране две черных дыры. Одна дыра это та самая бюрократия, которая коррумпированная и просто сверху донизу государственная машина, это черная дыра совершенно не будет бороться ни со Сталиным, ни с какой другой властвующей системой, потому что она пользуется этим и присосалась. Но беда даже не в этом, беда в том, что когда мы говорим о наших телезрителях, а это большинство населения, это тоже черная дыра. Потому что энтузиазм продолжается короткое время. Я люблю Сталина, а дальше что. Ну еще раз сказал. А дальше пошел на рыбалку. И здесь оттого, что политическая культура равна нулю, это говорит о том, что с этими телезрителями очень трудно работать. То есть надо действительно понимать, что та яма, в которую мы провалились, это не пять метров, как думали, вылезем в 90-е годы, а очень глубокая. И тут эти мотивы понятны, отстаньте от меня, пусть государство руководит и все. А как развернуться и вылезти, это трудно. Тут скорее всего должна быть форма какой-то демократии, которая, к сожалению, приобретет некоторый жесткий характер. Потому что ну как большинство будет голосовать за эту форму.

С. Сорокина― За жесткость.

В. Ерофеев― Да. Большинство.

Л. Гудков― Я так не думаю, опросы не показывают это.

С. Сорокина― Страсть к жесткости отсутствует.

Л. Гудков― Никто не хочет жить при Сталине, и вообще фигура Сталина вызывает помимо такого некоторого не могу сказать восхищения, но придыхания перед величием власти, вызывает и ужас, и отторжение. Отвращение в некотором плане. Это совершенно точно.

В. Ерофеев― А Путин 86% это…

Л. Гудков― 86% гораздо сложнее. Это одобрение его действий в отношении Крыма. Но то, что Путин возглавляет мафиозную власть и сам причастен к этому, это люди точно также понимают.

С. Сорокина― Но как-то умудряются разводить в сторону мафиозную власть и светлый образ правителя.

Л. Гудков― Две вещи здесь. С одной стороны иллюзия, что он может что-то все-таки сделает для людей, подкинет то, что поддерживается пропагандой, а с другой стороны искусственная безальтернативность и подавление оппозиции. Дискредитация оппозиции. И здесь я бы хотел указать еще на одну вещь. Поднимая Сталина на щит, разрушаются все альтернативные конструкции реальности. Другие картины…

С. Сорокина― То есть одну только предлагают нам схему.

Л. Гудков― В том-то и дело, что обратную сторону такой модели мира не учитывают. Это вытеснение любых других картин устройства общества и понимание человека. Тот негативный смысл разрушительный, как правило, не принимается во внимание.

Ю. Кобаладзе― Я думаю, что стоит Путину на торжествах что-то сказать о Сталине, памятник получим.

В. Ерофеев― И не один.

Л. Гудков― Кстати, ни памятника люди не хотят, абсолютное меньшинство и не хотят переименования Волгограда.

С. Сорокина― Даже жители.

Л. Гудков― Даже сейчас, несмотря на все это соотношение я могу сказать. По последнему опросу это 50% против, 22 кажется за.

С. Сорокина― Это обнадеживает.

Л. Гудков― А было 60 на 18 или даже больше.

В. Ерофеев― Но если иметь в виду, что в 2004 году было получше, значит, если этот тренд продолжается, то через 4 года памятников наставят. Если только не забудут.

С. Сорокина― Будем надеяться, что забудут. Ну что, время подошло к концу. Читаю sms Александра из Самарской области, частный собственник, видимо, про себя пишет: желаю в третьем поколении победить любого Сталина. Ну дай-то бог, в третьем поколении победим. Напоминаю, Виктор Ерофеев, писатель был сегодня с нами и Лев Гудков, социолог, директор Аналитического Центра Юрия Левады. Говорили мы сегодня о том, почему же Сталин все еще жив и все еще с нами. До свидания. До встречи через неделю. Всего доброго.

Оригинал

нужен ли он вашей паре?

Порой отношения заходят в тупик и пара решает взять небольшой тайм-аут, который чаще всего заканчивается расставанием. Что произошло во время перерыва? Пришло осознание, что лучше, чтобы дорожки разошлись или совершилась ошибка? Расходиться на время следует правильно и как это сделать советуют специалисты.

Перерыв в отношениях

Необходимость в расставании на время

Причин достаточно, они могут быть разными. Срок отношений влияние не имеет. Перерыв полезен, если, к примеру, партнер забирает все ваше время и вам некогда уделить внимание своим давним увлечениям или подругам. В этом случае во временной жизни порознь в первую очередь заинтересованы вы.

Как пауза поможет?

В одиночестве есть время проанализировать факты, выявив слабые места в отношениях. Если не выявить такие болевые точки, то после схождения они снова станут причиной возникновения ссор. Причем имеющиеся проблемы пустят глубокие корни и «вырвать» их будет все сложнее.

Как сообщить о паузе партнеру?

Важно, чтобы он четко осознал, что вам на временный разрыв отношений толкает желание понять, что мешает вашей счастливой совместной жизни, а не якобы ушедшая из вашего сердца любовь. Может и ему будет полезно и интересно понять, почему в ваших отношениях возникла трещина, а вы получите возможность чаще общаться со своими друзьями и родственниками, в чем испытываете дефицит, живя с ним.

Разошлись и молчок?

Во время перерыва не стоит игнорировать, наоборот, общение обязательно. Пока же речь идет о временном расставании, а не о полном разрыве союза. Без общения не получится выявить и понять проблемы, разрушающие гармонию в ваших отношениях. Периодичность общения зависит от характеров партнеров, для кого-то норма ежедневные звонки, а кому-то достаточно одного СМС в неделю.

Длительность перерыва оговаривается заранее

Период перерыва определяется индивидуально, но рекомендуется ограничиться максимум тремя месяцами, после чего требует наблюдать за динамикой.

Полная свобода?

Предусматривает ли временный разрыв отношений близкое общение с противоположным полом? Также индивидуальный вопрос. Для моногамных отношений «левые» свидания как бы неприемлемы. Но если тянет к экспериментам, то вполне возможен такой согласованный адюльтер. Это также прольет свет на имеющиеся проблемы, возможно они гораздо серьезнее, чем кажутся, если одному партнеру снится свобода, а другому нет.

Что делать дальше?

Не забывать, что период, проводимый вдали друг от друга, необходим для размышления о совместном будущем. В этом случае ваш диалог с партнером имеет смысл. Если у обоих есть намерение продолжить отношения, такой перерыв не должен отрицательно отразиться на вашем будущем совместном проживании. Разрыв союза возможен, если в душе оба или один из партнеров думал об этом, но по какой-то причине не мог признаться и решиться на этот шаг.

© Melochi-jizni.ru


     Читайте также:

Глава Якутии объяснил отказ от помощи Ди Каприо с лесными пожарами

По словам Айсена Николаева, никаких официальных писем и обращений от Ди Каприо власти Якутии не получали

Власти Якутии не получали от американского киноактера Леонардо Ди Каприо никаких официальных предложений о помощи в борьбе с лесными пожарами в регионе. Об этом телеканалу РБК рассказал глава республики Айсен Николаев.

Так он прокомментировал слова замглавы минприроды республики, отказавшегося от помощи голливудского актера, который также является известным экоактивистом и основателем ряда благотворительных экологических фондов.

«Если получим [официальное предложение о помощи], то, конечно, будем рады, если приедет и окажет какую-то помощь. Правда, я не очень хорошо себе представляю, что он может сейчас сделать, сидя в Голливуде, для тушения якутских пожаров», — сказал Николаев.

По его словам, реальную помощь Якутии оказывают МЧС, Минобороны, Рослесхоз. «Вот это мы ощущаем. А то, что какой-то хайп люди используют, публикуют фотографии, которые к Якутии никакого отношения не имеют, это пусть остается на их совести», — добавил глава региона.

Ранее проживающая в Таиланде экоактивистка Роза Дьячковская сообщила, что связалась с Ди Каприо и сообщила ему о происходящем в Якутии. По ее словам, актер согласился помочь. После этого на странице Ди Каприо в Instagram появились сообщения от десятков людей с хештегом #SaveYakutia.

Сама Дьячковская позже заявила, что привлекла внимание мировой общественности, а потому больше ничего писать про пожары не будет.

Высказался на эту тему и замминистра экологии Якутии Сергей Сивцев. Как чиновник заявил «Пятому каналу», он рад тому факту, что звезды масштаба Ди Каприо «обращают внимание на такие ситуации», но пообещал, что власти региона справятся своими силами.

Пожары в Якутии начались в начале июля на фоне сухой и жаркой погоды. В регионе объявили режим чрезвычайной ситуации в связи со случившимся. 17 июля Роспотребнадзор сообщал, что из-за огня в воздухе превышена предельно допустимая концентрация загрязняющих воздух веществ. По реке Лене остановили движение пароходов. По данным Минприроды на 19 июля, природными пожарами в Якутии охвачены почти 750 тыс. га. Леса горят и в национальном парке «Ленские столбы», а также в заповеднике «Олекминский».

Ди Каприо — основатель фондов Leonardo DiCaprio Foundation и Earth Alliance, которые борются с экологическими проблемами по всему миру. Однако готовность актера помогать другим странам не всегда находит понимание. Так, например, в 2019 году Ди Каприо пообещал выделить $5 млн Бразилии на помощь в борьбе с лесными пожарами в Амазонии. В ответ президент этой страны Жозе Болсонару заявил, что на самом деле актер поддерживает неправительственные организации, которые занимаются поджогами, а потом распространяют по всему миру фотографии, чтобы потом получить деньги от Всемирного фонда защиты дикой природы. Ди Каприо эти подозрения категорически отверг. «Я поддерживаю жителей Бразилии, которые работают над сохранением своего природного и культурного наследия. На карту поставлено будущее этих незаменимых экосистем, и я горжусь тем, что защищаю их», — написал он.

Ди Каприо обращал внимание и на экологические проблемы в России. В 2019 году он вместе с актрисой и членом Международного фонда защиты животных Памелой Андерсон вступался за косаток и белух, которые находились в «китовой тюрьме» (бухта Средняя) рядом с Находкой.

Фото: Андрей Сорокин

Коронавирусное перемирие

В России — четвёртая волна коронавируса, тысяча ковид-смертей ежедневно, новый локдаун. COVID-19 снова в топе новостей, в центре сетевых споров.

Измученные сторонники и противники вакцинации бьются друг с другом уже полтора года. Между ними — стена, примирение кажется невозможным. Разрыв отношений похлеще, чем с украинцами. Взаимная ненависть сильнее, чем в красно-белых распрях.

Споры сводят с ума тупиковостью. Аргументы повторены сотни раз, заучены наизусть, давно не действуют. Любой новый факт, свидетельство очевидца, звёздная смерть, заявление чиновника встраиваются в растущую стену отчуждения. Тот случай, когда нельзя не то что переубедить, но даже поколебать картину мира оппонента. Бьются уже не спорщики, а их мировоззрения, идеологии, символы веры.

При этом с обеих сторон — вменяемые же люди! Когда они говорят не о ковиде, любо-дорого слушать. Френды в фейсбуке. Добрые соседи по лестничной клетке. Коллеги на работе. Школьные друзья. Родственники. Кто-то договорился: при встрече — ни слова о коронавирусе. Обсуждаем музыку, женщин, кино, Украину, газ, футбол, политику. Соглашаемся, смеёмся, обмениваемся мнениями. Даём зарок: о ковиде — молчок! Но нет-нет да проскочит словечко — и вот мы вновь смертельные враги.

Как бы помириться?

Наверное, примирение начнётся с поиска фактов, которым доверяет подавляющее большинство граждан России. Пусть и с оговорками, не полностью, но в целом — верит. Лучше всего на эту роль подходит коронавирусная статистика: сколько человек госпитализируется каждый день, каков процент больных на ИВЛ, сколько из них умирает, а сколько — выздоравливает. Не доверять этим сводкам можно разве что в теории заговора о «врачах-убийцах».

А что если считать соотношение привитых и непривитых среди больных и умерших в стационарах? Ведь множество споров сегодня — именно об этом. Коронный довод антипрививочников: «Все болеют одинаково». В ответ им тычут табличкой с данными из нескольких больниц, куда попадают «тяжёлые»: Санкт-Петербург, Иркутск, Долгопрудный, Челябинск, Владимир, Киров, снова Питер… Там зашкаливающие какие-то цифры: непривитых на весь стационар — 90–98%, привитых — 2–10%.

Эти данные — в основном от главврачей. Где-то свидетельствует замглавврача, где-то — завотделением. Учёный. Губернатор. Однажды целый глава Минздрава РФ Михаил Мурашко выступил с аналогичным сообщением. Но полной и официальной статистики нет.

Почему? Она не нужна? Ведь это общественно важные сведения. Потенциально — мощнейший довод в пользу вакцинации. И наоборот, замалчивание усиливает недоверие к прививкам: «Значит с цифрами что-то не то, раз их не публикуют».

Ещё одна неразбериха, вокруг которой трещат копья, — со стадиями исследования вакцин. Предварительные результаты фазы III испытаний «Спутника V» опубликованы в Lancet ещё 2 февраля. Сама эта фаза, по словам Мурашко, завершилась месяц назад. Но четвёртую, последнюю стадию планируется закончить лишь 31 декабря 2022 года. И миллионы людей, опасающихся побочек, твердят: «Мы не хотим прививаться экспериментальной вакциной». И добавляют: «Настоящие испытания длятся по 5-10 лет».

Что отвечает официоз? «Вакцина эффективна, прививайтесь. Только подпишите согласие: врачи ни при чём». Но даже без второй части такой ответ бессмысленен: сегодня прививка эффективна и даже спасает жизни, а завтра выскочат побочки. Почему же так мало популяризированных научных оценок уровня риска вакцин в зависимости от фазы исследования? Они многим помогли бы определиться.

Волну за волной опустошительных дрязг вызывает странная логика борьбы с пандемией. Почему в метро можно, а в парикмахерскую нельзя? Отчего в прошлый карантин шестиклашка считался переносчиком заразы, а пятиклашка топал в школу? (Ответ понятен: потому что родителям надо на работу ходить, а не с мелкими сидеть. Но мы с пандемией боремся или что?) Зачем в разгар эпидемии — фестивали, концерты, балы? Почему всюду надо в масках, а в телевизоре все без масок? С какой стати новый локдаун бьёт и по привитым?

Речь не о правильности или неправильности этих решений, а о приоритетах государства: оно спасает наши жизни или свои деньги? И о последовательности: вариант «и рыбку, и на ёлку» очень утомляет, а заодно подталкивает граждан поступать так же.

Если какие-то шаги признаны ошибочными, если на второй год пандемии не хватает врачей, коек, кислорода, если пропаганда вакцинации провалена — то кто за это ответил? В России от ковида умерли 230 тысяч человек — где публичный разбор полётов, наказания, отставки? Или «само наскреблось»? Продают сертификаты — будут ли громкие суды? Ни одна наша вакцина не одобрена ВОЗ — только ли дело тут в происках закулисы? Это ведь тоже вопросы последовательности. И гражданского мира, кстати.

Но сильнее всего хочется, чтобы по коронавирусу, наконец, определилась федеральная власть. Потому что ничто не вызывает таких страшных бесплодных споров, как нерешительность власти.

До какого-то момента ей так было удобнее. Можно было месяцами туманно рассуждать о необязательности прививок, а крайними делать губернаторов и работодателей. Но это привело лишь к новому локдауну и диким конспирологиям: от «Москва решила всех извести» до «Москва уже ничего не решает». Не хватало ещё об этом диспуты устраивать.

…Примирение граждан в великом споре о ковиде наступит лишь после того, как он прекратится в голове у государства. Когда исчезнет эта кокетливая двойственность, сводящая общество с ума. Когда будет принят один на всю вертикаль власти план действий. В этом смысле не столь уж и важно, будет ли он похож на белорусский или израильский. Выборы состоялись, до следующих далеко, нефть по 85 — пора бы уже.

Сила молчания после разрыва

Если вы хотите вернуть бывшего, радиомолчание — вероятно, один из лучших способов действовать дальше. Для непосвященных это надежный способ вернуть бывшего в свою жизнь. Самое приятное: это просто и невероятно эффективно.

Люди, читающие эту страницу прямо сейчас, вероятно, столкнулись с ужасным испытанием после расставания. Засыпая их сообщениями, долгими извинениями, возвышенными обещаниями или утешительными словами — вы сделали все это.К сожалению, ничего из этого не сработало в вашу пользу. Он не ответил вам, или, что еще хуже, полностью отказался встретиться или связаться с вами.

В такие моменты радиомолчание — ваш лучший выбор! Это один из лучших сигналов для возвращения бывшего партнера в вашу жизнь. Но что такое радиомолчание и как оно работает? Поможет ли это вам на самом деле завоевать партнера? Если да, то каким конкретным стратегиям вы должны следовать, чтобы это сработало? Что ж, это некоторые из областей, которые мы собираемся оценить в следующих нескольких разделах.Но даже прежде чем взглянуть на силу молчания после разрыва, вам нужно найти время, чтобы тщательно разобраться в своем разрыве в деталях.

Молчание после разрыва

Тишина после разрыва абсолютно необходима, поскольку она позволяет и вам, и вашему партнеру уделить себе время, которого вы заслуживаете. Это позволяет подняться и стать сильнее. Кроме того, это также дает вам возможность заставить вашего партнера осознать вашу истинную ценность.

Что такое радиомолчание?

Радиомолчание означает просто отдалиться от партнера, чтобы заставить его вернуться к вам. Когда все сделано правильно, ваш бывший может скучать по вам и жаждать вас еще больше. Это подтверждает и пробуждает чувства, которые он испытывает к вам, заставляя его вернуться.

Молчание — ключ к успеху после разрыва отношений

Помните, тишина — это ключ к успеху после того, как вы только что расстались. Это помогает восстановить вашу связь, позволяя думать и вам, и вашему партнеру.Так что вместо того, чтобы писать текстовые сообщения и звонить по телефону, молчите. Не обращайтесь к нему, а если он попытается это сделать, просто проигнорируйте его.

Молчание по радио после разрыва отношений

Радиомолчание после разрыва, конечно, непросто. Однако это один из лучших способов доказать партнеру свою ценность. Помните, что речь идет не просто о прекращении общения и предоставлении времени, чтобы дозвониться до вас. Вместо этого радиомолчание — это ваша возможность получить контроль над всей ситуацией.Это также поможет вам внимательно следить за своими эмоциями.

Да, он предложит вам такой контроль, который позволит вам трансформироваться раньше, чем ваш бывший. Они будут поражены вашей уверенностью.

Помните, радиомолчание после разрыва отношений будет не таким легким. Это особенно верно вначале. Ваш бывший тоже понесет удар, независимо от того, что вы о нем думаете. Они будут изо всех сил стараться показать вам, что у него все прекрасно, но это не так.Мужчины делают это все время, чтобы заставить вас ревновать. Не увлекайтесь. Вместо этого сосредоточьтесь на уравновешивании своих эмоций.

Разве радиомолчание заставляет человека скучать по тебе?

Да, радиомолчание наверняка заставляет мужчину скучать по тебе. Для достижения наилучших результатов вам просто нужно придерживаться наших стратегий и избегать контактов с ним любой ценой. Этот процесс будет непростым, но это, безусловно, отличный способ восстановить свою ценность для мужчины. Даже если вы не разговаривали с ним долгое время, избегайте любых контактов.Вместо этого опубликуйте что-нибудь в социальных сетях, чтобы он захотел вас. Обратите внимание, что идея здесь состоит в том, чтобы играть в игры так, чтобы вы тянули только правильные эмоциональные нити. Сделав это, вы на шаг приблизитесь к тому, чтобы вернуть своего парня.

Правило о запрете контактов

Идея проста, как кажется из названия. По сути, правило запрета на общение означает отказ от контакта или обращения к партнеру в любой момент. Неважно, насколько вы эмоциональны или уязвимы. Поскольку сейчас вы демонстрируете радиомолчание, идея здесь будет заключаться в том, чтобы избегать телефонных звонков и оставаться сильным.Обратите внимание, что в период отсутствия контактов запрещены даже текстовые сообщения. Поэтому, независимо от вашего психического или эмоционального состояния, не вступайте в контакт. Когда вы достаточно спокойны и терпеливы, это находит отклик у вашего партнера. Они начинают переосмысливать отношения и вносят свой вклад, чтобы вернуться к вам.

Ваше психическое и эмоциональное состояние, вероятно, будет не лучшим на данном этапе. Тем не менее, идея состоит в том, чтобы контролировать свои эмоции и сохранять спокойствие. Не переусердствуйте. Не позволяйте своей уязвимости взять верх над вами.Вместо этого покажите партнеру, что он на самом деле чувствует, проживая жизнь без вас. Они скоро поймут, что вам дорого, и с готовностью ответят вам.

Нет контакта

Как мы уже говорили, отслеживание и отсутствие контакта может быть трудным. Однако этот процесс вовсе не невозможен. Просто будьте терпеливы и сдержанны, и вскоре вы получите удовольствие от общения, о котором мечтали. Если все сделано правильно, с использованием лучших стратегий, ваш партнер снова влюбится в вас.

Стоит ли мне звонить бывшему?

Независимо от вашей уязвимости, эмоционального и психического состояния не звоните бывшему. Когда вы инициируете контакт и звоните своему бывшему, вы теряете очарование, которое вы в противном случае создали, установив радиомолчание. Это в одно мгновение разрушает все ваши усилия. Итак, каждый раз, когда у вас появляется желание наладить контакт со своим бывшим, вместо этого обратитесь к своим общим друзьям или хорошим друзьям. Поговорите с ними и поделитесь своими сокровенными мыслями. В любом случае не устанавливайте связь со своим бывшим.Помните, от этого вы только почувствуете себя слабее.

Он скучает по мне без контакта?

Да, твой бывший наверняка скучает по тебе без контакта. Поскольку он мужчина, это может не поразить его сразу. Но если вы продолжите следовать той же практике какое-то время, она скоро поразит его, и он скоро поймет, что теряет.

Помните, хотя сроки скучания по партнеру не одинаковы для всех мужчин, ваш бывший наверняка будет скучать по вам через некоторое время.Главное здесь — сохранять спокойствие и позволить всему идти своим чередом. Не проявляйте излишнего энтузиазма, когда они пишут вам. Вместо этого какое-то время полностью игнорируйте их. Это поможет им понять, что и кому им действительно нужно в жизни.

Как заставить бывшего скучать по тебе?

Хотя вы уже вносите свой вклад в установление радиомолчания, вы также можете сделать все возможное, чтобы ваш бывший скучал по вам. Один из самых простых способов сделать это — создать серьезную игру в социальных сетях. Даже если вы не проявляли такой активности в социальных сетях, измените свои привычки, регулярно публикуя изображения и обновления.Обратите внимание: идея здесь в том, чтобы показать им, как у вас дела. Так что не публикуйте ничего грустного или удручающего. Вместо этого засыпайте его новостную ленту забавными, причудливыми и актуальными сообщениями о вас и вашем образе жизни. Если вы еще не ходили в спортзал, сделайте это уже. Совместите это с хорошей одеждой и модными пятнами, и вы скоро заставите их завидовать тому, что и кого они упустили.

Сила молчания после разрыва, если ты

Отпусти его, он вернется к тебе

Мы понимаем, что поддерживать контакт с партнером сложно.В конце концов, вы поделились чудесными воспоминаниями, которые почти невозможно забыть. Но помните, что молчание не означает, что вы больше не связаны со своим партнером. Напротив, это способ сделать вашу связь сильнее.

В течение всего периода радиомолчания ваш партнер будет пользоваться тем рычагом, которого он хотел. Они будут наслаждаться своей жизнью и чувствовать, что полностью контролируют ситуацию. Однако через некоторое время они начнут скучать по вам, и именно тогда они начнут дорожить всем, что вы для них сделали.

Помните, ваш мужчина никогда не поймет вас, если вы ему не позволите. Вот почему важно освободиться от всякого контроля и позволить ему быть таким, каким он хочет. Если он действительно любит вас, через некоторое время он начнет скучать по вам и почти сразу же вернется к вам. Помните, что практикуя радиомолчание и избегая звонков по СМС, вы на самом деле пытаетесь приблизить своего партнера. Отправьте период молчания, он обязательно ответит вам с распростертыми объятиями.Итак, чтобы дать ему возможность вернуться к вам, позвольте ему уйти первым.

Идея состоит в том, чтобы оставаться горячим и холодным и тщательно поддерживать радиомолчание. Кроме того, следуйте нашим стратегиям, и вскоре у вас будет такой партнер, какой вы хотели. Независимо от интенсивности разрыва, он действительно поймет свою ошибку и будет более чем готов проводить с вами время.

Все, что вам нужно, — это сохранять терпение и играть в правильные умственные и эмоциональные игры. Помните: если вы правильно следуете нашим стратегиям, практически ничто не может помешать вашему партнеру вернуться к вам! Так что будьте тактичны, расчетливы, контролируйте свои эмоции, и вскоре вы получите удовольствие от внимания, которого ждете.

Тебе нужна помощь с бывшим? Свяжитесь со мной для индивидуального обучения.

Комментарии

комментариев

Удивительная правда о бесшумном лечении

Бесшумное лечение — это способ причинить боль без видимых синяков — буквально.

Исследования показали, что игнорирование или исключение активирует ту же область мозга, которая активируется физической болью.

Лучшим предиктором развода является не то, ссорится ли пара (ссоры неизбежны), а то, как ссорится пара.Ключ к сближению в хорошие времена лежит в том, как пара обращается друг с другом в плохие.

Безмолвное обращение может иметь тенденцию представлять себя как ответ, более соответствующий «высокому пути», пути изящества и достоинства, но исследования показали, что это совсем не так.

Киплинг Уильямс, профессор психологии в Университете Пердью, который изучает остракизм в течение двадцати лет, объясняет: «Исключение и игнорирование людей, например, хладнокровие или молчание, используются для наказания или манипулирования, и люди могут не осознавать этого. нанесенный эмоциональный или физический вред.’

Способность обнаруживать остракизм заложена в нас — не имеет значения, игнорирует ли вас группа людей или человек, которого вы терпеть не можете, боль все равно ощущается.

Безмолвное лечение, даже если оно кратковременное, активирует переднюю поясную кору — часть мозга, которая обнаруживает физическую боль. Первоначальная боль одинакова, независимо от того, исключены ли это незнакомцы, близкие друзья или враги.

Молчаливое обращение происходит, когда один партнер давит на другого просьбами, критикой или жалобами, а другой отвечает молчанием и эмоциональной дистанцией.

Пол Шродт, доктор философии, профессор коммуникативных исследований, проанализировал 74 исследования взаимоотношений, в которых приняли участие более 14 000 человек.

Результаты его глубокого анализа показали, что молчание «чрезвычайно» разрушает отношения. Это снижает удовлетворенность отношениями для обоих партнеров, уменьшает чувство близости и снижает способность общаться здоровым и значимым образом.

«Это наиболее распространенная модель конфликта в браке или любых прочных, устоявшихся романтических отношениях», — говорит Шродт.«И это наносит колоссальный ущерб».

Это невероятно сложный шаблон, чтобы сломать его, потому что оба партнера перекладывают вину на другого.

«Партнеры застревают в этой схеме, в основном потому, что каждый видят причину в друге», — объясняет Шродт. «Оба партнера видят проблему в другом». Один партнер обычно жалуется, что другой эмоционально недоступен. Другой обвинит своего партнера в том, что он слишком требователен или критичен.

Когда пары замыкаются в модели «требование-отказ», ущерб может быть как эмоциональным, так и физиологическим, включая тревогу и агрессию, а также эректильную дисфункцию, проблемы с мочеиспусканием и кишечником.

Неважно, какой партнер требует или какой отказывается, ущерб отношениям одинаков. Проблема в самом шаблоне, а не в конкретном партнере.

Бесшумную обработку не следует путать с необходимостью охлаждения после нагревания или сложной замены. Уильямс предлагает вместо того, чтобы возвращаться к безмолвному обращению, попробуйте: «Я не могу говорить с вами прямо сейчас, но мы можем поговорить об этом позже».

Никто не использует молчание, ожидая, что это испортит отношения, и в этом опасность.

Как правило, его называют предпочтительным оружием, потому что оно мощное и с ним легко уйти. В физической или словесной порке нет ничего тонкого, но обвинение в молчаливом обращении «Ты меня игнорируешь?» Можно легко опровергнуть.

Тишина может казаться достойной дорогой реакцией, но это не так. Это способ причинить боль, но без физических следов.

Быть замеченным так близко к любви, что иногда они чувствуют то же самое.

Игнорирование так же мощно.

[irp posts = ”810 ″ name =« Ярмарка борьбы в отношениях: как получить то, что вам нужно, и оставаться рядом, пока вы это делаете »]

Четырнадцать способов лучше расстаться

Источник: fizkes / Shutterstock

Когда отношения заканчиваются, всем больно. Наиболее заметно то, что партнер, с которым расстались, переживает внезапный шок и потерю разрыва отношений. Но тот, кто расстается, тоже не застрахован от боли.В Интернете можно найти множество советов о том, как пережить тяжелый разрыв, но сравнительно мало советов о том, как как можно мягче завершить отношения. Возможно, невозможно пережить разрыв, не причинив вреда партнеру, но есть несколько четких решений, которые вы можете сделать, чтобы облегчить эту боль.

Во-первых, обдумывая разрыв, нужно признать, что эффективное прекращение отношений — не единственное, что поставлено на карту. Если вы провели достаточно времени в компании другого человека — если вы разделяли чувства и физическую или эмоциональную близость — вам нужно будет закрепить положительные воспоминания об отношениях по мере продвижения вперед по жизни.Вы захотите принять причины, по которым отношения не сложились, сохранив при этом способность оглядываться на них с теплотой. Человек, с которым вы расстаетесь, заслуживает того же, и ему нужно будет пережить разрыв так, чтобы не перегрузить его хорошие воспоминания. Ваша цель в том, чтобы расстаться с ним или с ней как можно мягче, состоит в том, чтобы признать те части отношений, которые были хорошими, и подтвердить этот опыт: было бы нечестно омрачить эти воспоминания, разорвав отношения на обидным способом или «призраком» партнера.Таким образом, хотя каждый получает травму, когда отношения умирают, ваше намерение предпринять шаги, чтобы положить конец этому, должно заключаться в том, чтобы минимизировать ущерб, причиненный крахом.

Планируя расстаться с кем-то, вы сами испытаете немалые страдания. В зависимости от того, как долго вы ожидали разрыва, вы, скорее всего, испытаете некоторую форму беспокойства или страха, ожидая неприятных шагов. Вы также можете не чувствовать поддержки со стороны друзей или семьи во время разрыва: как правило, свалка сохраняет симпатию социальной группы, в то время как человек, разрывающий отношения, рассматривается как нуждающийся в меньшей поддержке.Вы можете ожидать, что будете чувствовать вину до и после разрыва отношений. Часто бывает так, что вам хочется разорвать отношения, не причиняя боли, даже если вы знаете, что это невозможно. Наконец, вы, вероятно, испытаете собственное (очень необходимое) чувство горя по окончании отношений, и может быть трудно справиться с этим чувством потери, одновременно обвиняя себя.

Когда все сказано и сделано, когда вам нужно расстаться, есть определенные правила, которым нужно следовать, чтобы минимизировать боль с обеих сторон.Некоторым может показаться, что они усложнят сложную ситуацию, но, в конце концов, если вы сделаете то, что здесь рекомендовано, и избежите разочарований, вы и ваш бывший можете оглянуться на разрыв с достоинством, решимостью, и ясность.

Что делать

1. Прекратите отношения, как только поймете, что они не могут продолжаться. Отказ от неизбежного приведет только к дальнейшему ухудшению отношений.

2. Расставаться лично. Очень важно присутствовать физически, чтобы показать, что отношения важны для вас.Расставания по тексту могут быть обычным делом в наши дни, но они ужасно больно и оставляют за собой замешательство.

3. Скажите честно о своих чувствах. Вашему партнеру будет больнее, если вы не признаете настоящих проблем. (В то же время важно понимать, когда излишняя честность может навредить.)

4. Четко и уверенно объясните причины расставания. Избегайте неясностей. Покажите партнеру уважение, присущее замкнутости.

5.Возьмите на себя ответственность за свое решение. Признайте, что это то, чего вы хотите, а не вините в этом обстоятельства или своего партнера.

6. Слушайте другого человека, не защищаясь. Выслушайте своего партнера. Отвечайте на любые вопросы как можно честно.

7. Разорвите отношения чисто. Прекратите контакт на некоторое время после разрыва, чтобы выразить уважение к чувствам вашего партнера и показать, что все изменилось навсегда.

Чего нельзя делать

1. Не расставайтесь публично. Вам нужно предложить партнеру возможность испытать искреннюю эмоциональную реакцию, и конфиденциальность поможет в этом. Скорее всего, вас также спросят о причинах расставания, и вашему партнеру будет легче задать эти вопросы, если событие произойдет в безопасном и хотя бы частично закрытом месте.

2. Не разбивайтесь в собственном доме; если возможно, сделайте это в доме вашего партнера. Когда разговор закончится, вы захотите подобрать и уйти, и вашему партнеру будет легче не ехать домой, испытывая такие грубые чувства.

3. Не давай ложных надежд. Если вы уверены, что вам нужно расстаться, лучше не оставлять отношения открытыми.

4. Не пытайтесь превратить романтику в дружбу. Может показаться, что это способ смягчить удар, но на самом деле это вызывает неуверенность и рискует вызвать еще больше обид.Цель состоит в том, чтобы позволить вашему партнеру оглядываться на отношения как на хорошее, а не превращать их в нечто менее определенное.

5. Не обесценивайте другого человека. Вы были важны друг для друга, поэтому постарайтесь показать партнеру свою признательность за его или ее хорошие качества.

6. Не пытайтесь заставить другого человека почувствовать себя лучше, даже когда вы расстаетесь. Вы не можете быть частью сети поддержки своего бывшего после того, как отношения закончились.

7. Не занимайтесь сексом при разрыве. Это только запутает вас обоих.

Если вы сможете взглянуть на предстоящий разрыв с точки зрения партнера, вы сможете отделить себя от горя, потери и беспокойства, которые вы чувствуете достаточно хорошо, чтобы обдумать, что вам следует и чего не следует говорить. Следуя этим рекомендациям, у вас есть хорошие шансы ясно и уважительно положить конец отношениям таким образом, чтобы каждый из вас когда-нибудь с признательностью оглянулся на то время, которое вы провели вместе.

Как нарушить тишину в браке

Постоянные конфликты, хроническое неуважение и серьезные предательства занимают много времени в эфире, когда мы говорим о плохих отношениях. Легко понять, что отношения рушатся, когда конфликт не утихает.

Однако, проработав с парами в течение 15 лет, стало совершенно ясно, что эти пары имеют опору на другие пары, которые борются. По крайней мере, они говорят, даже если спорят, потому что, как объясняет Лиза Брукс Кифт, LMFT, отсутствие спора означает, что вы не общаетесь.

Некоторые партнеры избегают конфликтов, потому что думают, что сохраняют мир. Они говорят себе, что о том, что их беспокоит, не стоит и говорить. Это ничего важного. Исследование доктора Готтмана показало, что для некоторых избегающих конфликтов этого взаимодействия достаточно. Оно работает.

Однако, как он подробно описывает в Principia Amoris , эти пары подвергаются большему риску «разойтись с нулевой взаимозависимостью с течением времени и, таким образом, остаться с браком, состоящим из двух параллельных жизней, никогда не соприкасающихся, особенно когда дети [уходят] ] дом.”

Невысказанные проблемы и раздражители накапливаются, пока напряжение не достигнет предела.

В конце концов партнеры взрываются или, что еще хуже, отключаются. Они пытаются заговорить, но к этому моменту часто бывает уже слишком поздно. У них в баке не осталось бензина, чтобы бороться за отношения.

Они только что закончили.

Может быть, в какой-то момент один или оба партнера поссорились. Они действительно пытались улучшить понимание. Они работали на это. Однако улучшения не прижились, ничего не помогло и потребности не были удовлетворены, пока один или оба не решили, что лучше эмоционально отказаться от отношений и перестать бороться за это.

Иногда молчание — это осознанный выбор. Никто не кричит и не использует неуважительные выражения. Однако те, кто получает такое молчание, слышат сообщение: Вы перестали иметь значение. Ты не стоишь ни моего времени, ни внимания.

Так как же нарушить молчание в браке? Начните с признания этого.

фраз, нарушающих тишину
  • Эй, в последнее время мы вообще не разговаривали. Я чувствовал Х и просто не знал, как поднять его.
  • Можем ли мы зарегистрироваться? Я знаю, что замолчал по радио и отключился. Я даже не уверен, что смогу все это объяснить, но я хотел бы попробовать, если вы готовы послушать, как я немного болтаю, пока я все разбираюсь.
  • Я не знаю, что здесь происходит, но мне кажется, что мы не разговаривали уже Х количество времени. У тебя есть время поговорить сегодня вечером?
  • Я скучаю по тебе. Мы больше не разговариваем, и я не знаю почему. Я не спрашивал, потому что боюсь, ты скажешь, что это моя вина, но я скучаю по тебе.Я скучаю по нам.

Партнеры перестают разговаривать, потому что опасаются того, что может произойти после начала разговора. Что произойдет, если мы начнем говорить и не сможем с этим разобраться? Что произойдет, если я спрошу партнера, что его беспокоит, и не смогу ответить? Что произойдет, если я скажу партнеру, что меня беспокоит, а ему все равно?

Эти страхи играют роль в том, почему люди молчат. Расскажите партнеру, что у вас на сердце.

Выразите свои страхи

Если вас беспокоит, что ваш супруг может сказать, подумать или сделать, не скрывайте это.Расскажите партнеру, что вы хотите, чтобы он думал или знал:

  • Я знаю, что я не лучший коммуникатор, но тишина не может быть хорошей. Я нервничаю, что мы закончим бой. Я действительно не хочу ссориться с тобой. Я хочу, чтобы мы вместе работали над этим.
  • Я знаю, что мы продолжаем попытки. Я знаю, что мы продолжаем терпеть неудачу, но тишина утихает, и я не хочу этого делать.
  • Я знаю, что мы не разговаривали. По правде говоря, мне страшно, потому что я отчаянно нуждаюсь в том, чтобы мы связались друг с другом.Я чувствую, что мы на противоположных сторонах, и я хочу снова почувствовать себя командой. Я хочу, чтобы мы нашли способ решить эту проблему, хотя никто из нас не знает, с чего начать.
  • Эй, я не хочу, чтобы ты чувствовал себя здесь атакованным. Знаю, что я тоже виноват, но этот разговор должен с чего-то начаться. Наши отношения слишком важны для меня, чтобы не пытаться, так что вот…
  • На днях я поймал себя на том, что рассказываю другу о том, как вам хорошо с X.Я понял, что никогда не говорил тебе, что думал, что ты так хорошо справился. На самом деле, я не могу вспомнить, когда в последний раз у нас был разговор, выходящий за рамки нашего списка дел. Можем ли мы придумать время, чтобы просто заселиться, пожалуйста?

Теперь, когда вы нарушили молчание в своем браке и открыли дверь для установления связи, следующий шаг — пройти через это вместе.


The Marriage Minute — это новый информационный бюллетень по электронной почте от Института Готтмана, который улучшит ваш брак за 60 секунд или меньше.Более 40 лет исследований тысяч пар подтвердили простой факт: мелочи часто могут со временем привести к большим изменениям. Есть минутка? Зарегистрируйтесь ниже.

Как вести себя с отношениями, которые закончились молчаливым обращением

… Pixland / Pixland / Getty Images

Вы и ваш партнер встречались несколько месяцев, когда вы сильно поссорились. Ночь закончилась тем, что она вышла на вас и проигнорировала ваши звонки и сообщения.Прошла пара недель, и хотя вы пытаетесь выбросить это из головы, вы все еще не можете поверить, что отношения так закончились. Если она рассталась с вами из-за безмолвия, пора восстановить свои силы.

1 Stop Contact

Молчаливое обращение — это особенно токсичная форма поведения, которая может привести к разрыву отношений. Когда партнер обращается с вами безмолвно, вы можете почувствовать безумную потребность заставить его говорить. Его поведение отражает его потребность обрести контроль над ситуацией — и, преследуя его, вы вознаграждаете его усилия, пишет терапевт Маргарет Пол в своей книге «Ютанго».com «, статья» Молчаливое обращение: вредный способ получить то, что вы хотите «. Вместо этого прогуляйтесь, почитайте книгу — сделайте все, что отвлечет вас от того факта, что вас игнорируют.

2 Задайте вопросы

Если у вас все еще остались без ответа вопросы о том, почему вам было предложено молчаливое лечение, вы имеете право спросить — особенно если оно было неожиданным, — говорит эволюционный эпистемолог Джереми Шерман в статье «Психология сегодня» ». Молчаливое обращение: когда люди оставляют вас в догадках.«Не совершайте ошибку, продолжая связываться с кем-то в надежде, что он снова заговорит с вами, но изложите свою позицию. Отправьте электронное письмо или текстовое сообщение, в котором говорится:« Я не уверен, почему вы не разговариваете со мной. Если вы хотите поговорить об этом, дайте мне знать ».

3 Уход за собой

Безмолвное лечение может оставить вас одиноким, тревожным и напуганным. Вы можете винить себя или чувствовать себя так что-то не так, чтобы вызвать реакцию вашего партнера.Решение этой проблемы — взять на себя ответственность за свои чувства и позаботиться о себе, — пишет Пол. Скажите себе такие вещи, как: «Мой партнер решил наказать меня по какой-то причине. Я не могу контролировать то, что он делает, и это не лучший способ справляться с вещами». Скажите что-нибудь вроде: «Я хороший человек и заслуживаю любви». Станьте активнее, гуляйте с друзьями и погрузитесь в дела, которые отвлекут вас от вашего партнера.

4 Управляйте гневом

Как бы ни было заманчиво рассердиться и обидеться на своего партнера, постарайтесь минимизировать эти чувства, — пишет Пол.Как только вы окрепнете в своей вере в то, что заслуживаете хорошего обращения, вам будет легче сострадать партнеру, который, возможно, страдает внутри. Не привязывайте свою ценность к другому человеку — и это не будет так больно, когда этот человек уйдет. Молчаливое обращение на самом деле связано не с отказом от любви, а с одобрением, и вам нужно только одобрение от самого себя.

Как правильно использовать силу тишины после разрыва

Конец отношений — одна из самых серьезных потерь, которые мы можем перенести за всю жизнь.Пытаетесь ли вы двигаться дальше или все еще тоскаете по бывшему, сила молчания после разрыва может быть вашим самым действенным инструментом. Да, мы можем представить, как это может показаться несколько парадоксальным.

Зияющая пустота, вызванная разрывом на части неотъемлемой части вашей жизни, заставила вас страдать и одолеть чувство тоски. Тоска по тем старым добрым временам, когда вы были поражены друг другом. Для прикосновения вашего партнера, звука его голоса, того, как его губы определенным образом изгибаются, когда они улыбаются.

Тем не менее, здесь мы говорим вам, что радиомолчание и отсутствие контакта помогут вам преодолеть эту душевную боль. Благодаря экспертной оценке психолога и консультанта Джухи Пандей, которая специализируется на семейной терапии и консультировании по вопросам психического здоровья, давайте посмотрим, как сила отказа от контакта и молчания работает в динамике между бывшими после разрыва отношений, чтобы понять, почему эта стратегия работает почти всегда.

Молчание — лучшая месть после разрыва?

Чтобы подчеркнуть важность молчания после разрыва отношений, позвольте нам привести одну из самых популярных цитат писателя Эльберта Хаббарда о силе молчания: «Тот, кто не понимает вашего молчания, вероятно, не поймет ваших слов.Это просто означает, что молчание после разрыва творит чудеса.

Если вы решили разойтись, наверняка возникнут разногласия, проблемы и недопонимание. Когда ваши слова не помогли решить эти проблемы, пока вы были вместе, как вы можете ожидать другого результата сейчас?

Психолог Джухи Панди говорит, что «правило отсутствия контактов в значительной степени требуется, если вы хотите двигаться вперед в своей жизни. Если вы станете холодной индейкой, вам будет сложно с этим справиться, поэтому начните постепенно сокращать общение.Как только дело доходит до того, что для вас уже не так уж важно, сила молчания после разрыва поможет вам двигаться дальше. «Было бы время, когда это не будет иметь большого значения для вас, и, поверьте мне, это помогает плавно двигаться по жизни».

Когда вы состоите в отношениях с кем-то, ваша жизнь неизменно переплетается с их. Соблюдение правила бесконтактности в сочетании с полным молчанием помогает вам объективно взглянуть на реальность ситуации.Что-то, что нужно, чтобы понять, куда вам нужно двигаться дальше.

Итак, что такое правило бесконтактности? Как следует из названия, это означает прекращение всех контактов с бывшим после разрыва. Это проверенный временем метод, который поможет вам справиться со своими чувствами, оправиться от горя и определиться с дальнейшими действиями.

Правило отсутствия контактов должно оставаться в силе не менее 30 дней. Тем не менее, это полностью зависит от вас, продлевать его до тех пор, пока вам нужно лечить. И даже навсегда.

Чтобы правило бесконтактности было эффективным, оно должно подкрепляться силой молчания после разрыва отношений.

Это означает, что вы не только не встречаетесь и не встречаетесь лицом к лицу со своим бывшим, но также не разговариваете с ним, не пишете им сообщения и не общаетесь с ним в социальных сетях. Это радиомолчание после разрыва отношений, и именно так его и хранят какое-то время.

Сила бесконтактности и тишины после разрыва

Радиомолчание после боя дает вам время поразмышлять о том, что произошло, и вы обнаружите, что возвращаетесь к ситуации с умом, способным лучше справляться с трудностями.Точно так же сила молчания после разрыва может дать вам время для самоанализа.

Джухи говорит: «Молчание — ключ к успеху после разрыва. Поначалу это может быть болезненно, но в конечном итоге даст вам душевное спокойствие, поскольку правильно сказано, что время — лучший целитель. Когда вам хочется связаться с этим человеком, отвлекитесь и сделайте что-нибудь, что поможет вам почувствовать себя лучше. Посмотрите фильм, займитесь собой. Вы поймете, насколько все это стоит того, когда оно поможет вам больше, чем вы когда-либо думали.«

Почему так важно не общаться и молчать после разрыва отношений? Потому что, как бы сложно это ни казалось, вот что это может помочь вам в достижении.

1. Позиция власти

Когда вы начинаете разговаривать с бывшим сразу после разрыва, обычно это происходит по двум причинам: дать им понять, насколько вы расстроены, и убедить их вернуться вместе или показать, насколько вы равнодушны. В любом случае это заставляет вас выглядеть отчаянным и слабым.

Но если вы осознаете важность тишины после разрыва отношений, вы сможете двигаться дальше гораздо быстрее.С другой стороны, не поддерживая контакт и абсолютное молчание, вы можете более эффективно передать свое безразличие и нейтралитет.

Игнорирование мужчины после разрыва — или любого другого партнера — заставляет их задуматься, заботятся ли вы об отношениях так сильно, как они думали. Или если это затронуло вас так же, как и они. Незнание — вот что заставляет их взбираться на стену. Пусть они приходят к вам после разрыва, не упрашивайте их.

Чтение по теме: 8 преимуществ безмолвного обращения и почему это хорошо для отношений

2.Действия говорят громче слов

В пьяном виде звонить бывшим и рассказывать им, как вы их переживаете, контрпродуктивно. Независимо от того, что вы говорите, тот факт, что вы обратились к вам, показывает, что вам не все равно. То же самое и с пьяными текстами.

С другой стороны, когда вы полностью уходите из виду, ваша способность справиться с разрывом говорит сама за себя. Так что приготовьтесь уйти и заставить его скучать по вам. Когда женщина молчит по радио, это полностью сбивает с толку и заинтриговывает мужчину. Думаю, это лучший способ справиться с разрывом.

3. Время поразмышлять
Уйти после разрыва

Сила бесконтактного и бесшумного обращения в том, что это дает вам время подумать. Вы можете освободиться от навязчивой идеи «Я хочу его вернуть» или «Как мне снова завоевать ее?».

Джухи говорит: «Когда у вас есть время подумать, вы можете подумать о ситуациях, которые вас беспокоят, и изучить их первопричину. Спросите себя, почему они произошли, что вы могли бы сделать по-другому. Иногда, когда вы очень импульсивны, это приводит к ухудшению отношений.«

Когда сила тишины после разрыва помогает вам размышлять, вы начинаете видеть вещи более ясно. Может, они тебе не подходили. Или, возможно, вам нужно работать над собой, чтобы отношения процветали. Если вам интересно, как работает радиомолчание после разрыва, то дать вам время для самоанализа о том, что произошло, — это самое большое преимущество.

4. Ваш бывший ищет ответы

Сила молчания после разрыва, особенно когда вы делаете это без предупреждения, заключается в том, что вы оставляете своего бывшего с большим количеством вопросов, чем ответов.Где ты? Что ты делаешь? Почему не позвонили? Что это значит? Молчание после сброса полностью сбивает самосвал. Будучи брошенным безмолвным обращением, ваш бывший потеряет всякое чувство власти, которое, как они думали, у него есть.

Даже если ваш бывший был тем, кто решил расстаться, ваше внезапное отсутствие заставит их переоценить положение вещей. Короче говоря, отрезайте его, и он будет скучать по вам. То же самое и с женщинами.

Чтение по теме: 18 проверенных способов избавиться от бывшего парня и найти счастье

Как использовать силу тишины после разрыва отношений?

Несомненно одно: и женщины, и мужчины реагируют на молчание и дистанцию ​​с большим любопытством и интересом к бывшему, чем на постоянные попытки вернуться к тому, как было.Попытка двигаться дальше, не используя силу тишины, часто приводит к более неприятным переживаниям. Невозможно сократить потребление сахара, если все время говорить о том, какой он вкусный, не так ли?

Хотите ли вы снова сойтись с бывшим или навсегда схватить за него аккорд, вы не можете упускать из виду важность молчания после разрыва для достижения этой цели. Но как использовать силу молчания после разрыва отношений, чтобы добиться желаемого эффекта? Вот три шага, о которых следует помнить:

Шаг 1. Правило отсутствия контактов

Вы уже знаете, что такое правило отсутствия контактов.Почему это необходимо после разрыва отношений? Когда один человек решает прекратить отношения, уравнение не может оставаться дружественным. И редко когда оба партнера решают прекратить отношения одновременно и по одним и тем же причинам.

Чувства гнева и обиды, которые вы испытываете после того, как вас бросили, могут заставить вас делать некоторые глупости после разрыва. Злиться и говорить то, чего вы не имеете в виду. Вы кажетесь нуждающимся и отчаявшимся, умоляя и умоляя их вернуть вас. Пытаться заставить их передумать.Или того хуже, угрожая им.

Эти действия только наносят больший урон и без того хрупкой связи. Этот беспорядок и мерзость могут убить любую надежду на то, что вы снова вместе или даже сохраните теплые отношения в будущем. Хуже того, они дадут вам множество впечатлений, о которых вы пожалеете, примерно через полгода. Каждый раз, когда вы вспоминаете, как в ту ночь, когда вы пьяны, звонили своему бывшему, вы будете съеживаться из-за этого, пытаясь скрыть свое лицо.

Сила отсутствия контакта в том, что оно спасает вас от того, чтобы эмоции взяли верх.Кроме того, вы научитесь справляться со своей болью и справляться с ней самостоятельно. Это большой шаг к осознанию того, что вам не нужен другой человек, чтобы выздороветь. Подвергнувшись молчаливому обращению, ваш бывший сразу же поймет, что вы на самом деле не нуждаетесь в них так сильно, как они думали. Ваша жизнь принадлежит вам, чтобы жить и совершенствоваться, вам не нужен токсичный партнер, который бы помогал вам.

Чтение по теме: Как прекратить отношения на хороших условиях

Шаг 2: Ограниченный контакт

Как только вы убедитесь, что период отсутствия контактов послужил своей цели, вы можете возобновить ограниченный контакт со своим бывшим.Это означает время от времени разговаривать или писать текстовые сообщения. Важно, чтобы вы могли — и делали — не разговаривать с ними в течение нескольких дней вместе.

В противном случае вы рискуете вернуться к своим старым привычкам, чувствуя необходимость поделиться с ними каждой мельчайшей деталью своей жизни и новыми достижениями. Вся тяжелая работа, которую вы вложили в поддержание контакта, пропадает даром. Идея ограниченного контакта заключается в том, чтобы проверить, сможете ли вы поговорить со своим бывшим, не превратившись в эмоционально хрупкую горячую кашу.

Кроме того, это дает вам представление о том, что делает с ним игнорирование мужчины после разрыва.

Когда вы оба по-взрослому справитесь с разрывом, это поможет вам лучше понять себя. Если вам удастся завершить отношения со своим бывшим после определенного периода отсутствия контакта, это приведет к более целостному процессу исцеления. Ключевое слово здесь — «подходящее время без контакта». Имейте в виду, что сила молчания после разрыва не действует в течение недели без контакта.

Шаг 3: Обмен информацией и отзыв

Когда вы пройдете шаг 2, можно с уверенностью предположить, что вы достигли места, где вы можете поделиться пространством и поговорить с бывшим, не возвращая все те чувства после разрыва. Теперь вы можете использовать силу молчания после разрыва отношений, чтобы наладить позитивное общение.

Теперь, когда прошло достаточно времени, негативные чувства с обеих сторон должны утихнуть. Вы можете развить положительные дружеские чувства, которые испытываете при разговоре с бывшим после долгого периода молчания, сохраняя сердечные отношения и чередуя общение и отстраненность.

Допустим, у вас долгий телефонный разговор, и вы оба положили трубку счастливыми и довольными. На этом этапе вы должны на некоторое время воздержаться от общения. Когда вы разговариваете с кем-то — даже если это ваш бывший — чувствуете себя хорошо, люди, как правило, возвращаются снова и снова.

Отказ от общения на некоторое время

Чем больше говоришь, тем больше возникает старых проблем и жалоб. Старые раны снова открываются, и ситуация может довольно быстро выйти из-под контроля. С другой стороны, когда вы прекращаете общение, у вас остается горько-сладкое послевкусие.

Если вам интересно, когда мужчина начинает скучать по вам после разрыва отношений? Это оно.

Дополнительная литература: 12 признаков того, что вы сожалеете о разрыве и должны дать еще один шанс

Чего добивается сила тишины после разрыва отношений?

Теперь, когда вы успешно применили силу тишины после разрыва отношений, что дальше? Вопрос к этому ответу зависит от того, чего вы хотите. После того, как вы установили позитивное общение, используя молчание после разрыва, вероятность того, что ваш бывший переосмыслит свое решение, очень высока.

Ваше отсутствие, а затем и стратегическое присутствие обязательно заставят их увидеть вас в новом свете. Если вы начали использовать бесшумное обращение и силу без контакта как средство снова их завоевать, то именно здесь вы можете совершить прыжок. Иногда люди задаются целью уладить отношения с бывшим, но период отсутствия контактов заставляет их понять, что это не лучший образ действий. Если это то, что вам нужно, позвольте себе двигаться дальше без чувства вины.

Даже если вы решите больше не встречаться, молчание после разрыва поможет вам сохранить теплые отношения с бывшим.Или, по крайней мере, смотрите на них в позитивном свете, позволяя вам оглядываться на свои отношения без обид и злобы.

Джухи говорит, что «обучение и самосовершенствование — это процесс на всю жизнь. Когда вы используете радиомолчание после боя, у вас появляется время для самоанализа, увидеть свои сильные и слабые стороны. Спросите себя, как вы можете стать лучше. Чтобы помочь нам в нашем пути к саморазвитию, воздержание от контактов со своим бывшим творит чудеса для вас », — когда его спросили, в чем сила молчания после разрыва отношений может помочь нам достичь.

Настоящая сила молчания после разрыва заключается в том, что оно освобождает вас от страхов, запретов и зависимости от другого человека. Что вы решите делать с этой свободой, — ваш выбор.

Часто задаваемые вопросы

1. Молчание — лучшая месть после разрыва?

После того, как вас бросили, если вы молчите, это лучшая месть, потому что человек, который бросил вас, будет продолжать думать о вашем радиомолчании и не сможет понять, повлиял ли разрыв на вас вообще.

2. Почему тишина так сильна после разрыва отношений?

Если вы осознаете важность тишины после разрыва отношений, вы сможете двигаться дальше гораздо быстрее. С другой стороны, не поддерживая контакт и абсолютное молчание, вы можете более эффективно передать свое безразличие и нейтралитет.

3. Как узнать, притворяется ли ваш бывший над вами?

Если вы поддерживаете радиомолчание на своем конце, ваш бывший может продолжать попытки связаться с вами или узнать у друзей, как у вас дела.Они могут написать вам или даже попытаться заставить вас ревновать, сказав, что они встречаются с кем-то другим. Это верные признаки того, что ваш бывший не любит вас.

4. Как долго должно длиться радиомолчание после разрыва отношений?

Даже если это зависит от вашей цели, вы должны использовать радиомолчание не менее 30 дней. Если вы хотите двигаться дальше и никогда не оглядываться назад, вы можете использовать радиомолчание столько, сколько захотите, так как вам не придется снова разговаривать со своим бывшим.
Если вы хотите, чтобы сила молчания после разрыва отношений помогала вам вернуть вещи, использование ее в течение как минимум 30 дней — хорошее начало.

5 шагов для обеспечения закрытия после разрыва

7 вещей, о разрыве которых вам никто не говорит

Как пережить разрыв в одиночку?

7 способов прервать отношения

В отношениях есть несколько фраз более пугающих, чем «Нам нужно поговорить» и «Давай сделаем перерыв» — одна из них. Но если перерыв в отношениях был достаточно хорош для Росс и Рэйчел, то он должен быть достаточно хорош для вас, верно?

Ну, прервать отношения или расстаться с партнером — не всегда плохая идея.«Разделение может быть очень исцеляющим», — говорит Энн Розен Спектор, доктор философии, клинический психолог из Филадельфии. «Когда ситуация осложняется, важно иметь дистанцию, чтобы прояснить ситуацию». И перерыв — это способ его получить.

Решение о разрыве отношений может дать вам и вашему S.O. временное времяпровождение вдали друг от друга, в котором вы нуждаетесь, особенно если вы чувствуете себя застрявшим или задыхающимся.

Подождите, что такое разрыв отношений?

К вашему сведению: отдых — это временный шанс для людей, состоящих в отношениях, изучить, что , а не , быть вместе, потратить время на личностный рост и взглянуть на свои отношения со стороны.«Многие пары думают, что здоровые отношения — это все время вместе, но это неправда», — говорит Спектор. Привязка к другому человеку — хотя для некоторых это может сработать — может быть идеальной подготовкой для токсичных отношений в будущем, особенно если есть разногласия, от которых вы не можете избавиться.

Перерывы предназначены для партнеров, которые заботятся друг о друге, но по какой-то причине не могут сходиться во взглядах. Они требуют, чтобы вы и ваш партнер потратили много времени на то, чтобы взвесить то, что вы чувствуете в разлуке, с тем, что вы чувствуете вместе.Тогда — и только тогда — вы сможете определить, что лучше. Да, может привести к разводу или полному разрыву с , но только если вы решите, что хотите. Вы также можете решить снова собраться вместе.

И хотя разлуку гораздо легче сказать, чем сделать , это важно для того, что Спектор называет «обновлением отношений», или шансом сломать нездоровые стереотипы. Перерывы позволяют парам взглянуть на партнерство с новой точки зрения, признать личные сомнения и проступки, определить необходимые изменения (например, один человек прилагает больше усилий, чем другой), а затем решить, стоит ли продолжать отношения.По опыту Спектора, пары обычно понимают, что это так.

Но помните: разрыв отношений не универсален (потому что это было бы слишком просто). То, как вы выкроете время вдали от партнера, полностью зависит от типа ваших отношений. Зависит ли один человек от другого в финансовом отношении? На картинке есть дети? Это отношения на расстоянии? Все дело в мелочах, и их нужно ** серьезно ** продумать заранее, иначе перерыв может просто превратиться в перерыв вверх.

Попался. Как мне узнать, подходит ли разрыв моим отношениям?

«Перерывы должны проводиться по четким правилам и по правильным причинам», — говорит Спектор. Разрыв — это , а не , ответ, если вы слишком боитесь разорвать отношения, определенно знаете, что хотите видеться с другими людьми или хотите наказать своего партнера по какой-либо причине. В таких случаях вам следует заранее сообщить партнеру о своих чувствах — вполне вероятно, что вам нужно более надежное решение вашей проблемы.

Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Если вы занимаетесь этим надолго и вам просто трудно общаться, перерыв может быть именно тем, что вам двоим нужно. Но каждый из вас должен быть готов использовать это время врозь, чтобы быть честным с самим собой и по-настоящему задуматься о том, что вы можете сделать, чтобы навсегда сделать это возможным. Это потребует некоторого планирования.

Думаешь, мне нужно установить основные правила для этого перерыва ??

Прерывание отношений — это своего рода искусство, и есть несколько рекомендаций:

  1. Выберите дату. Временные рамки часто совпадают с временными рамками, когда терапевт Хэтти Дж. Ли, MS, LMFT видит, что пары идут не так, как надо. Она не рекомендует ничего дольше четырех-шести недель. «С клинической точки зрения, я полагаю, у вас кризис в отношениях», — говорит Ли. «Итак, клинически мы знаем, что вы переживаете кризис в течение максимум четырех-шести недель, , когда вы либо адаптируетесь к кризису и что-то выясните, возможно, справитесь с ним нездоровым образом, либо вы» Развиваю навыки, чтобы двигаться вперед.«Главное — быть отзывчивым, а не реактивным, — говорит Ли.
  2. Знайте, что ни один перерыв не будет похож на другой. И Ли, и Спектор видели совершенно разные, но успешные виды перерывов. друг с другом по выходным, потому что жить отдельно слишком дорого и этого достаточно, чтобы дать вашим отношениям необходимую передышку. Или, может быть, ваш перерыв требует полного молчания в течение месяца, и вы действительно пользуетесь возможностью поговорить с другими людьми.Вам решать, что вам подойдет. Но Спектор предупреждает: «Чем больше [условий] вы добавите, тем сложнее могут стать перерывы».
  3. Но все же установите некоторые границы. Может быть, вы все равно будете посещать терапевта раз в неделю. Может, вы вообще не увидите друг друга. Ли рекомендует практически не контактировать, чтобы избежать возможности для еще большего количества несбывшихся ожиданий.
  4. Решите, по-прежнему ли вы эксклюзивны. Это важно. Обсудите, чем вы занимались, пока были в разлуке? Будете ли вы встречаться и спать с другими людьми? Если вы здесь не на той же странице, вы вернетесь к большему количеству драмы, чем у вас осталось — доверие.
  5. Расскажите детям (или не говорите). Стоит ли и как вы объяснять свой перерыв своим семьям, друзьям и детям? Убедитесь, что вы оба разделяете один и тот же уровень детализации и рассказываете прямо. Если вы хотите, чтобы перерыв был конфиденциальным, ничего страшного. Но это то, что вы должны решить вместе.
  6. Будьте продуктивны. Ли говорит своим парам, чтобы они попытались «заняться деятельностью, которая питает вас и воссоединяет вас с теми частями себя, от которых вы чувствуете себя оторванными.«Ключ к хорошему перерыву — найти то, что вам не хватало. Может быть, вы запишетесь на занятия йогой в 7 часов утра, на которые раньше находили время. Или попробуйте вести дневник, чтобы помочь вам оценить то, что вам нравится, и то, что вы хотите чтобы изменить отношения.
  7. Пересмотрите свои ожидания. Убедитесь, что ваши ожидания действительны и реалистичны, — говорит Ли. Иногда пары обнаруживают, что потребности, которые они ожидали от своего партнера, на самом деле не были удовлетворены. отношения в прошлом (подумайте: в детстве, от опекунов и т. д.). По словам Ли, эти потребности не всегда соответствуют вашим ожиданиям от вашего социального работника. Возможно, вам будет легче это увидеть, когда вы отойдете от боя и сбросите защиту.

    Хотите знать, являются ли ваши отношения решающими? Задайте себе эти два вопроса:

    К, перерыв окончен. Что теперь?

    Tbh, иногда пары возвращаются после разрыва, и один человек не взял на себя ответственность за свои действия, или кто-то понимает, что он хочет прекратить это дело, говорит Спектор.Но, как правило, если вы оба посвятите себя честному самоанализу во время перерыва и сравните то, что вы чувствовали во время разлуки, с тем, что были вместе, ваши отношения в конечном итоге станут крепче. Благодаря тому, что Спектор называет «шагом назад от отношений», у партнеров будет время подумать, что им нужно от отношений и что им нужно сделать, чтобы убедиться, что их партнер тоже чувствует себя удовлетворенным.

    Конечно, то, что вы проводили время врозь, не означает, что ваши проблемы исчезнут.Но разлука даст вам и вашему партнеру шанс подойти к вашим отношениям свежим взглядом, и если вы оба готовы приложить усилия, чтобы исправить то, что было сломано, двигайтесь вперед. Надеюсь, гораздо раньше, чем это сделали Росс и Рэйчел.

    Ариэль Сиклайт Заместитель редактора Ариэль Сиклайт — младший редактор журнала Women’s Health, где она пишет и редактирует статьи об отношениях, сексуальном здоровье, поп-культуре и моде для вертикалей WomensHealthMag.com и печатный журнал. Алексис Джонс Помощник редактора Алексис Джонс — помощник редактора журнала Women’s Health, где она пишет на WomensHealthmag.com по нескольким направлениям, включая жизнь, здоровье, секс и любовь, отношения и фитнес, а также участвует в печатном журнале.

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на пианино.io

    .

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *