Фетишист значение: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Разнообразие безумства в постели или всё-таки Вы срытый фетишист? | В-Баш

Кто сказал, что секс всегда должен быть нормальным? И кто вообще определяет эту «норму»? для кого-то возбуждение приносит касание или даже простое лицезрение гениталий. А кто-то может быть абсолютно к этому равнодушен. Так и появляются фетишисты.

Значение слова фетишизм. скриншот сделан с сайта https://ru.wikipedia.org/wiki/Фетишизм

Значение слова фетишизм. скриншот сделан с сайта https://ru.wikipedia.org/wiki/Фетишизм

Они ничем не выделяются из толпы. И только, оказавшись с ним в постели, вы можете ощутить их теорию о том, каков должен быть процесс любви в их понимании, на себе. Они могут приходить в возбуждение от вашего белья.

фото https://www. flickr.com/photos/camisvaleriano/4587577541/

фото https://www.flickr.com/photos/camisvaleriano/4587577541/

А может, его приводит в неистовство ваши ножки, обутые в лакированные туфельки на высоком каблуке?

К числу таких фетишей можно отнести возбуждение от вида еды на партнере.
фото https://www.flickr.com/photos/privaca/2588714150/

фото https://www.flickr.com/photos/privaca/2588714150/

Вариантов тут множество. Это может быть ваше любимое варенье или мед, которое медленно стекает с обнаженного тела. Или же сливки, аккуратно размазанные на самых интимных местах вперемешку с расплавленным шоколадом (только не горячий!). А лучше сразу и бисквитное печенье.

фото https://www.flickr.com/photos/gabicruz2/11708431423/

фото https://www.flickr.com/photos/gabicruz2/11708431423/

Представили? Скорее всего, люди с повышенным уровнем культуры, воспитанные и благочестивые сейчас недоумевают. Ведь им всегда говорили, что играть с едой – это как минимум некрасиво и нехорошо. И так делать строго запрещено еще с детства. Это они еще не видели видео, где девушки резвятся, пачкая друг друга всевозможной едой.

Конечно, если ваши финансы вам позволяют, то вы можете смело отправляться в специальные заведения, где вам позволят делать с едой все, что вашей душе угодно. Может, вы желаете испачкать официантку вашим любимым блюдом? Или позволить ей сделать это самой?

А вы любите воздушные шарики?

Лопающееся шар с водой

Лопающееся шар с водой

А ведь этот предмет тоже можно отнести к символам фетишизма. Кто-то может испытывать настоящий оргазм при виде, когда его партнер надувает шары (в данном случае цвет может иметь принципиальное значение).

С резиновыми шариками можно придумать различные ролевые и любовные игры. Вы можете катать его по телу. При этом взгляд партнера от шара плавно переходит на вас. Можно даже в какой-то момент лопнуть шар.

фото https://www.flickr.com/photos/pburrows/3260373545/

фото https://www.flickr.com/photos/pburrows/3260373545/

Относительно последнего акта (прокалывание шарика) ведутся нескончаемые споры между фетишистами всего мира. Кто-то считает, что это просто акт вандализма. Ведь можно испытывать сильные ощущения и от простого прикосновения к шарикам в момент интимной близости. Или просто в одиночестве мастурбировать ими, доставляя себе удовольствие. Их оппоненты наоборот считают, что наивысшей точкой достижения оргазма является момент прокалывания шара.

Кстати, все заинтересованные могут найти интересующую их информацию на специально созданных сайтах о фетишизме, так сказать взглянуть в зеркало всемирной паутины.
фото https://www.flickr.com/photos/[email protected]/41534310924/

фото https://www.flickr.com/photos/[email protected]/41534310924/

Осуждая такое поведение фетишистов, вы лишь отталкиваете от себя людей, которые просто-напросто не похожи на вас. Ведь каждый человек сам выбирает свой путь. Если вы ведете себя не так, как они, то это еще ни о чем не говорит. Сколько людей столько и характеров.

Кому-то нравятся такие изыски в при занятиях любовью, кому-то – нет. И им также комфортно находится в кругу людей, которые разделяют их точку зрения, как и вам комфортно быть среди вашего близкого окружения. Ведь там над вами никто не смеется?

Это их собственный мир, с их фетишами, где в постели они могут делать то, что им захочется.

Фетишизм. Венера в мехах / Представление / Работы о мазохизме

Фетишизм

В последние годы у меня была возможность аналитически исследовать некоторое число мужчин, у которых выбор объекта управлялся каким-то фетишем. Не следует думать, будто данный фетиш служил причиной того, что эти люди искали анализа, ибо хотя фетиш и признается своими приверженцами за некое отклонение от нормы, все же он лишь в редких случаях ощущается ими как какой-то болезненный симптом; большей частью они вполне им удовлетворены или даже расхваливают те удобства, которые он доставляет им в их любовной жизни. Таким образом, фетиш, как правило, появлялся в анализе в виде какого-то побочного открытия.

По понятным причинам, детали этих случаев отклоняются от опубликования. Поэтому я не могу показать и то, каким образом те или иные случайные обстоятельства повлияли на выбор фетиша. Самым примечательным представляется мне следующий случай: некий молодой человек возвел в свое фетишистское условие какой-то «блеск на носу». Поразительное объяснение этому обнаружилось в том факте, что пациент вырос в английской детской, но затем переехал в Германию, где он почти совершенно забыл свой родной язык[128]. Фетиш, восходящий к ранним этапам детства, следовало читать не по-немецки, а по-английски: «блеск (Glanz) на носу» оказался, собственно, «взглядом на нос» (glance — взгляд), то есть именно нос был фетишем, которому он, впрочем, соизволил затем придать тот особенный глянец, который не в силах были заметить другие.

Поставляемые анализом сведения о смысле и цели фетиша во всех случаях были одинаковыми. Они выдавались столь непринужденно и казались мне столь неотвязными, что я готов был ожидать того же самого решения для всех вообще случаев фетишизма. И если я теперь сообщу, что фетиш есть заменитель пениса (Penisersatz), то наверняка вызову разочарование. Поэтому я спешу добавить: заменитель не какого угодно, но вполне определенного, совершенно особенного пениса, который в первые годы детства имеет большое значение, но позднее пропадает. Это означает, что при нормальном развитии от него должны были отказаться, но фетиш как раз и предназначен для того, чтобы уберечь его от упадка. Если сказать яснее, фетиш есть заменитель фаллоса женщины (матери), в который маленький мальчик верил и от которого он — мы знаем, почему — не хочет отказываться[129].

События, следовательно, развивались таким образом, что мальчик воспротивился принимать к сведению тот факт своего восприятия, что женщина не обладает пенисом. Нет, это не может быть правдой, ибо если женщина кастрирована, под угрозой оказывается его собственное обладание пенисом, а против этого восстает тот квантум нарциссизма, которым природа предусмотрительно снабдила именно этот орган. Схожую панику, может быть, переживет позднее и взрослый, когда вокруг него поднимется крик об опасности, в которую угодили будто бы престол и алтарь, и она [эта паника] приведет к схожим нелогическим последствиям. Если не ошибаюсь,

Лафорг в этом случае сказал бы, что мальчик «скотомизирует»[130] свое восприятие нехватки пениса у женщины.[131]

Новый термин оправдан тогда, когда он описывает или выделяет какой-то новый фактический материал. Здесь этого нет; слово «вытеснение», старейшее в нашей психоаналитической терминологии, уже относится к этому патологическому процессу. Если бы мы захотели более четко отделить в этом процессе судьбу представления от судьбы аффекта, зарезервировав слово «вытеснение» для аффекта, тогда правильным немецким обозначением для судьбы представления было бы «отклонение» (Verleugnung)[132]. «Скотомизация» кажется мне особенно неподходящим словом, ибо оно внушает мысль о том, будто бы восприятие было полностью изглажено — с тем же результатом, как если бы то или иное зрительное впечатление упало на слепое пятно сетчатки.

Наша же ситуация, напротив, указывает на то, что восприятие осталось и что с целью поддержания его отклонения было предпринято какое-то весьма энергичное действие. Неверно думать, будто бы ребенок после своего наблюдения за женщиной сохранил свою веру в фаллос женщины неизменной. Он ее сберег, но также и отказался от нее; в конфликте между весом нежеланного восприятия и силой контржелания был достигнут некоторый компромисс, как это бывает возможно лишь в условиях господства бессознательных законов мышления — первичных процессов. Да, в сфере психического у женщины есть все-таки некий пенис, но пенис этот — уже не то же самое, чем он был раньше. Нечто иное заступило на его место, было, так сказать, провозглашено его заместителем, и это нечто оказывается теперь наследником того интереса, который был обращен к его предшественнику. Интерес этот, однако, необычайно возрастает, потому что в создании подобного заменителя памятник себе воздвигло отвращение к кастрации. Как некая stigma ind?l?bile имевшего место вытеснения, остается также и то прохладное отношение (Entfremdung) к реальным женским гениталиям, которое непременно характеризует любого фетишиста.
Теперь мы видим, что фетиш делает и на чем он держится. Он остается знаком триумфа над угрозой кастрации и защитой от нее; он также избавляет фетишиста от необходимости сделаться гомосексуальным, наделяя женщину таким характером, благодаря которому она становится терпимой в качестве сексуального объекта. В своей последующей жизни фетишист надеется насладиться еще одним преимуществом своего заменителя гениталий. Фетиш не признается в своем значении другими, а потому в нем и нет отказа, он легко доступен, связанное с ним сексуальное удовлетворение просто получить. То, чего другие мужчины должны домогаться, ради чего они должны прилагать какие-то усилия, фетишист может получить безо всяких затруднений.

Очевидно, от страха кастрации при виде женских гениталий не избавлено ни одно существо мужского пола. Но вот почему одни вследствие этого впечатления становятся гомосексуальными, другие защищаются от него созданием фетиша, а подавляющее большинство преодолевает его, — этого мы объяснить не можем. Возможно, что среди ряда взаимодействующих условий нам еще не известны те, которые имеют решающее значение для редких патологических исходов; впрочем, мы должны быть довольны, если можем объяснить то, что произошло, и вправе временно уклониться от задачи объяснения того, почему нечто

не произошло.

Можно ожидать, что заменителем упущенного женского фаллоса будут избраны такие органы или объекты, которые и в других случаях замещают пенис как символы. Это может иметь место достаточно часто, но определенно не является решающим фактором. Нам кажется, что при установлении (Einsetzung) фетиша выдерживается, скорее, такой процесс, который напоминает приостановку воспоминания при травматической амнезии. Как и в последнием случае, интерес здесь также как бы приостанавливается на полпути, в качестве фетиша удерживается нечто вроде последнего впечатления, предшествующего жуткому, травматическому. Так, нога или обувь обязаны своим предпочтением в качестве фетиша — или его составной части — тому обстоятельству, что любопытство мальчика, высматривающего женские гениталии, направлялось снизу вверх, от ног[133]; меха и бархат фиксируют — как это уже давно предполагалось — вид волосяного покрова гениталий, за которым должен был бы следовать с нетерпением ожидаемый женский член; столь часто избираемые в качестве фетиша детали нижнего белья задерживают миг раздевания — последний, в который женщину еще можно было считать фаллической.

Я, однако, не стану утверждать, будто то, что детерминирует фетиш, всякий раз просматривается с уверенностью.

Исследование фетишизма необходимо рекомендовать всем тем, кто еще сомневается в существовании комплекса кастрации или может думать, что страх перед женскими гениталиями имеет иное основание, выводясь, например, из гипотетического воспоминания о травме рождения[134]. Для меня же объяснение фетишизма представляло еще один теоретический интерес.

Незадолго до того, идя чисто спекулятивным путем, я обнаружил следующее положение: существенное различие между неврозом и психозом состоит в том, что при первом Я, состоя на службе реальности, подавляет некий пласт (Stuck) Оно, тогда как при психозе Я позволяет Оно увлечь себя и отрывается от какого-то пласта реальности; я и позднее вновь вернулся к этой теме[135]. Но вскоре после этого я получил повод пожалеть о том, что зашел столь далеко. Из анализа двух молодых мужчин я узнал, что оба они не приняли к сведению смерть любимого отца, один в два года, другой в десять лет, «скотомизировали» ее, — и однако, ни одни из них двоих не развил у себя психоза.

Таким образом, Я отклонило несомненно значительный пласт реальности, подобно тому, как фетишист отклоняет нелюбезный ему факт кастрации женщины. Я начал догадываться и о том, что аналогичные события в детской жизни отнюдь не редкость, и мог счесть себя изобличенным в ошибочной характеристике невроза и психоза. Оставался, правда, один выход из затруднения: признать, что моя формула должна быть пригодной только для более высокой ступени дифференциации душевного аппарата; ребенку позволительно то, что у взрослого повлекло бы за собой тяжкое расстройство. Однако, дальнейшие изыскания вели к иному решению данного противоречия.

А именно, оказалось, что оба молодых человека в столь же малой степени «скотомизировали» смерть отца, как фетишисты — кастрацию женщины. В их душевной жизни был не только тот поток, который не признал смерть отца, но и другой, который всецело учел этот факт; друг рядом с другом существовали две установки: верная желанию и верная реальности. В одном из двух моих случаев, это расщепление сделалось основой для невроза навязчивых состояний средней тяжести; во всех жизненных обстоятельствах этот молодой человек колебался между двумя предпосылками: что отец его все еще жив и препятствует его деятельности, и противоположной — что он имеет право рассматривать себя в качестве наследника своего умершего отца. Я могу, таким образом, подтвердить ожидание того, что один — верный реальности — поток действительно должен был бы отсутствовать в случае психоза.

Возвращаясь к описанию фетишизма, я вправе указать на то, что имеются еще многочисленные и весомые доказательства расщепленной установки фетишиста по вопросу относительно кастрации женщины. В совсем уж уточненных случаях сам фетиш оказывается тем, в построение чего нашли доступ как отклонение, так и утверждение кастрации. Так обстояло дело с одним мужчиной, фетишем которого была набедренная повязка (Schamgurtel), которую могут носить также в качестве плавок. Эта деталь одежды совершенно скрывала как гениталии, так и различие гениталий. По показаниям анализа, это означало как то, что женщина кастрирована, так и то, что она не кастрирована, и, сверх того, допускало гипотезу о кастрации мужчины, ибо все эти возможности с равным успехом могли скрываться за повязкой, зачатком которой в детстве был фиговый листок на какой-то статуе. Подобный фетиш, двойным узлом связанный из противоположностей, держится особенно хорошо. В других случаях в том, что фетишист — в реальности или фантазии — предпринимает со своим фетишем, сказывается его расщепленная установка. Мы не скажем всего, если подчеркнем лишь то, что он свой фетиш почитает; во многих случаях он обращается с ним таким образом, который явно равнозначен изображению кастрации. Это случается в особенности тогда, когда у него получила развитие сильная идентификация с отцом, и он играет отцовскую роль, ибо ребенком он приписал кастрацию женщины именно отцу. Нежность и враждебность в обращении с фетишем, параллельные отклонению и признанию кастрации, в различных случаях смешиваются в неравной мере, так что заметнее становится то одна, то другая. С этой точки зрения, можно надеяться, хотя бы отдаленно, понять поведение срезателя кос, у которого прорывается на поверхность потребность совершить отклоненную кастрацию. Его действие соединяет в себе два несовместимых друг с другом утверждения: «женщина удержала свой пенис» и «отец кастрировал женщину». Другой вариант, но также и народно-психологическую параллель фетишизму можно было бы усмотреть в обычае китайцев сначала увечить женскую стопу, а затем, изувеченную, почитать в качестве фетиша. Можно предположить, что китайский мужчина хочет отблагодарить женщину за то, что она подверглась кастрации.

В заключение мы вправе высказать мысль о том, что нормальным прообразом фетиша является пенис мужчины, так же как прообразом неполноценного органа — реальный маленький пенис женщины, клитор[136].

(1927)

Мифология запретного — Модный фристайл — LiveJournal

Этот журнал начинался с размышлений об эротической одежде, разбитых на несколько мелких постов. Среди прочего там рассматривались также понятия фетиша и фетишизма, без анализа которых обсуждение столь деликатной темы едва ли возможно. Решил объединить все эти фрагменты в нечто более цельное.

***
Вопреки утверждению Линор Горалик «мысль о том, что само существование эротического костюма возможно лишь благодаря работающему в каждом из нас механизму фетишизации, не требует лишнего распространения» (Л. Горалик, «Шляпу можешь не снимать: Современный эротический костюм», 2008), я полагаю, что сами использованные автором понятия фетишизации и фетиша в настоящий момент требуют прояснения и, соответственно, определённой понятийно-терминологической работы.

В своё время моё внимание привлекло небольшое, но живописное эссе «Fetish?» дизайнера Марата Билялова, посвящённое эротической одежде и так называемой фетиш-моде. Едва ли не более всего меня порадовало внимание автора к языковой стороне вопроса, поскольку это один из ключевых моментов для его понимания:

«Изменилось и значение слова «фетишизм», хотя найти современное значение в справочной литературе пока непросто. В свое время я предложил отказаться от данного слова в характеристике современных явлений и предпочитаю называть их «фетиш», с ударением на первом слоге. Этот англицизм неплохо прижился в российском сегменте Сети и в дальнейшем я предпочту пользоваться именно им.«

Что ж, совершенно верно — «фетиш», служащий для стимуляции эротических ощущений и переживаний партнёров, ничего общего не имеет с фетишем как объектом влечения, заменяющим живого человека. И даже сдвиг ударения не ускользнул от внимания автора. Действительно, фетиш (fetish) отражает английское произношение и может считаться англицизмом, при том, что фетиш (fétiche) в традиционных значениях заимствовано из французского языка. Разумеется, и старое значение, связанное со сверхценностью неживых предметов, никуда не исчезло. Налицо, таким образом, развитие омонимии — слова не только радикально расходятся по смыслу, но и произносятся по-разному, превращаясь в омографы. Различна даже их продуктивность. От фетиша можно образовать, в частности, термин «фетишизм», а от фетиша – нет (если только, конечно, мы не хотим плодить омонимию и дальше).

Однако, к большому сожалению, это обстоятельство пока не осознаётся широкой публикой. Уже давно, просматривая различные форумы, я обратил внимание на странную и совсем не безобидную подмену понятий. Все как один любители женских ножек в колготках и чулках и тому подобных нехитрых мужских радостей почему-то стали причислять себя к фетишистам. В результате совершенно естественные человеческие желания незаметно попали в разряд парафилий. Человек любуется формами партнёра, обтянутыми нейлоном или латексом, смотрит на его тело, подчёркнутое эротическим бельём. Или даже пробует надеть подобное бельё сам, чтобы ещё больше обострить ощущения и ближе почувствовать партнёра. Фактура, блеск, цвет ткани, накладываясь на тактильные ощущения, усиливают впечатление от формы — но не заменяют его. Зачем же ему только пустая ткань, без тёплой упругости наполняющего её содержимого?

Фетишизм в медицинском смысле этого слова начинается, как известно, именно с этого момента. Давайте вспомним определение: «фетишизм — достижение полового удовлетворения посредством манипуляций и контакта с предметами, которые сами по себе не имеют эротического значения (одежда, обувь и т.п.), но обычно символизируют сексуального партнёра» И.С.Кон, Введение в сексологию, 1989).

Истинный фетишист – это тот, кто выпрашивает или крадёт у девушек бельё и потом удовлетворяет себя с его помощью. Самой девушкой тут и не пахнет (прошу прощения за двусмысленность). Тем не менее, деваться некуда — сама структура сетевых форумов с неверно толкуемым разделом «Фетишизм» делает людей, ощущающих потребность в использовании эротической одежды по прямому назначению — усиливать наслаждение от контакта с партнёром — пусть и не очень грязными, но очевидными извращенцами. Да и в различных СМИ это проскакивает сплошь и рядом.

В действительности под фетишизацией у Горалик следует понимать создание и развитие знаковой системы, усиливающей эротическую объективацию тела человека. Такая объективация может осуществляться, в частности, через конструирование запретов на его оформление. «Здесь, как нигде, легко наблюдать тонкий баланс между запретным и дозволенным, без которого ни одни змеиный позвонок не становится фетишем, а ни один предмет костюма — эротическим.» (Горалик, 2008). Существенно, что в описываемых ситуациях сверхценность, отождествляемая с фетишностью, может выступать как естественное следствие невротизирующих культурных запретов. Эти запреты имеют, главным образом, религиозную природу и опираются на христианские представления о греховности сексуальных действий, не связанных с продолжением рода.

Казалось бы, в свете сказанного выше, такие выражения, как «фетиш-вечеринка», «fetish party» не должны ассоциироваться с фетишизмом, поскольку тот не предполагает общения, ориентированного на сексуальную близость. Тем не менее, представление об эротической одежде как о фетише в старом смысле прочно засело в наших головах. Остаётся только радоваться, что, например, карнавалы до сих пор не додумались обозвать фетиш-парадами. На сайте московской вечеринки Fetish Party Night (по-видимому, ныне заглохшей) очередное событие освещается так:

«Уже в шестой раз в Москве собралась шумная компания фетишистов самых разных течений и предпочтений. С каждым разом публика становится все ярче, костюмы – смелее и разнообразнее, а общение – непринужденней. Заводятся новые интересные знакомства, организуются спонтанные фотосессии, шоу-программа по насыщенности и оригинальности давно обогнала европейские аналоги. В общем, ясно, что развитие фетиш-сцены в России идет полным ходом.«

Как ко всему этому относиться? Против народа-языкотворца, разумеется, не попрёшь. Уж если слово или выражение пошло гулять, то ищи ветра в поле. Но я вижу в отмеченной выше омонимии много проблем. Обсуждаемые слова, хотя и звучат по-разному, в написании всё-таки не различаются, что весьма способствует удержанию неописуемой каши в обывательских головах. Ни с какими извращениями фетиш не связан и близко, и для эротической индустрии любые ассоциации с фетишизмом едва ли полезны, поскольку ограничивают круг потенциальных покупателей и клиентов. В конечном счёте эта путаница в понятиях на руку только невежественным гомофобам, которые склонны к агрессивно-расширительному толкованию любых отступлений от общепринятых конвенций одежды и, ослеплённые своими фобиями, без конца терроризируют нормальных людей с их нормальными желаниями.

Фетишизм и парфюмерия

Этим летом при содействии Высшей школы экономики и компании «Fashion Consulting Group» в Москву приезжала с лекциями профессор Валери Стил — один из лучших специалистов в области современной моды. Для выступления профессор выбрала провокационную тему «Fetish Fashion, Sex & Power». Госпожа Стил говорила о давно интересовавшем её феномене — фетишизме в моде. Но поскольку две индустрии — моды и красоты — тесно связаны, основной сюжет нашей беседы: как проявляет себя фетишистская культура в современной парфюмерии.

Сначала подробнее представим Валери Стил: обладательница степени доктора наук Йельского университета в области истории культуры, она возглавляет Музей моды в Нью-Йорке и определяет актуальные темы его экспозиций, например «Китайский шик: там, где Восток встречает Запад», «Обувь: лексикон стиля». Все выставки музея вызывают многочисленные дискуссии в научной среде и самые доброжелательные статьи в прессе.

Монографии, написанные Валери Стил, тут же превращаются в бестселлеры. Сама же она — одна из самых ярких и популярных личностей в мире моды. Её эссе украсили огромное количество книг и периодических изданий. Лекции Валери Стил, которые проходят в лучших университетах и музеях мира, всегда становятся ярким событием и оказывают заметное влияние на общественное мнение. Валери Стил — автор многих книг: «Культурная история корсета», «Красное платье», «Сумки: лексикон стиля», «Китайский шик», «Пятьдесят лет моды», «Фетиш: мода, секс и власть», «Мода Парижа» и других.

И ещё одна справка: фетишизмом в современной культуре называют повышенное эротическое влечение к определенной части тела или вещи. Однако оно имеет и более широкое значение: с одной стороны, это культ неодушевленных предметов у первобытных племен, с другой — поклонение фетишам, то есть чему-то, что является предметом безусловного признания, слепого поклонения.

Вот лишь некоторые примеры:

● Героиня рекламы «Jean-Paul Gaultier Fragile» — по-женски привлекательная, но с мужским, сильным, характером, привыкшая повелевать и подчинять, — любимый типаж фетишистских фантазий, сегодня всё чаще появляется и на рекламных постерах.
● Героиня рекламы одного из ароматов от «Cacharel» не носит халат медсестры. Однако весь постер (с его культом «чистоты») имеет столь явный отпечаток «медицинской» эстетики, что профессия его главного персонажа не оставляет сомнений. В то же время медсестра — излечивающая или причиняющая боль — является объектом не одной фетишистской фантазии.
● Элементы фетишистского гардероба — корсеты и чёрные маски — теперь можно увидеть не только на показах мод, но и в рекламе духов.
● Длинные и пышные женские волосы были предметом религиозного фетиша в первобытном обществе и сексуального — в Новое время. Сегодня ими обладают и многие персонажи парфюмерной рекламы.

Госпожа Стил, предметом ваших исследований стал фетишизм в одежде. А могут ли стать объектом фетиша духи или, более широко, запах? Насколько реален, по-вашему, феномен обонятельного фетишизма, крайнюю степень которого великолепно описал Патрик Зюскинд в своём романе «Парфюмер: история одного убийцы»?

Валери Стил: Фетиш — это история, которая лишь притворяется вещью. Иными словами, фетиш не обувь или корсет, а «истории», в которые вовлекают эти предметы сексуальные фантазии людей. Именно «легенды» превращают самые обычные вещи в фетиш. Одежда, предметы гардероба — самый распространенный объект фетиша. Ничего удивительного, ведь они непосредственно соприкасаются с человеческим телом и, по ассоциации, могут легко «замещать» его. Однако предметом фетишистского преклонения могут стать и сами части тела, например, длинные волосы, большая грудь. Но в объект фетиша готова превратиться и самая неожиданная вещь — от расчёски до руля спортивного велосипеда. Порой фетишем становятся не предметы, а явления. Например, голос, мелодия. Или запах. Так, фетишизм, объектом которого становится кожа, подразумевает не только созерцание одежды из этого материала — корсетов, курток, сапог или её блестящей и жесткой фактуры, но и наслаждение звуками, которые издаёт кожа, её хрустом и скрипом. И, безусловно, прекрасным животным ароматом кожи.

Есть ещё один путь, по которому запах проникает в фетишистские фантазии. Героиней эротических сценариев нередко становится особый тип женщины, так называемый «phallic woman». Это очень сексапильная, яркая, привлекательная героиня со всеми внешними женскими достоинствами — большой грудью, широкими бёдрами. И при этом обладающая мужским характером — властная, агрессивная, стремящаяся доминировать в любых, в том числе и сексуальных, отношениях. Набор традиционно мужских качеств заставляет фетишиста приписывать ей и особенности мужской физиологии. Как правило, в фетишистских фантазиях такая женщина не только должна носить определенную одежду и обувь, но и обладать определенным запахом, например, мускусным. В то же время другой тип фетишизируемой женщины, например, облачённой в шёлк и кружева, может обладать более лёгким, женственным запахом — цветочным или фруктовым. В фетишистских фантазиях большую роль играет и запах, связанный с определенной частью тела. Например, некоторые утверждают, что кожа рыжеволосых женщин пахнет иначе, чем кожа блондинок или брюнеток, и этот запах — обязательное условие зарождения эротических желаний.

Используют ли элементы субкультуры фетишистов создатели парфюмерной рекламы так, как, например, делают это компании, разрабатывающие постеры для одежды или обуви?

Валери Стил: Безусловно, авторы рекламы духов эксплуатируют визуальные стереотипы культуры фетишистов не менее широко — ведь они тоже «создают историю». Часто элементы фетишистского стиля можно увидеть в рекламе духов тех парфюмерных брендов, которым дали свои имена те же модельеры, что «цитируют» фетишистский гардероб и при создании своих коллекций — Жан-Поль Готье, Тьерри Мюглер, Вивьен Вествуд, Александр МакКуин, Джон Гальяно, Джани Версаче. Очень интересным примером фетишизации духов стала рекламная компания аромата «Opium» от вполне респектабельной марки «Yves Saint Laurent». Название духов откровенно провокационно, ведь речь идёт о сильном наркотике. И их реклама была всегда столь же двусмысленна.

Каждый раз на ней появлялась женщина, как бы на время потерявшая рассудок, почти в полуобморочном состоянии, словно умирающая от передозировки наркотиков или оргазма. Откровенный эротизм модели — её типаж и поза — как бы предполагал в зрителе то же желание экстаза и избытка чувственных удовольствий, будь то наркотики или секс. Все рекламные образы «Yves Saint Laurent Opium» пронизаны духом декаданса. Они всегда имели исключительный успех и для многих превращали сами духи в объект потребительского фетиша. Один из самых скандальных рекламных образов «Opium» особенно наглядно показывает, как именно используется в парфюмерных постерах фетишистский стиль. На этой рекламе изображена совершенно обнаженная манекенщица Софи Далл. Девушка обладает роскошным телом и, по идее, должна быть полна жизни и сексуального желания. Но её кожа мертвенно бледна, какой она бывает у наркоманов или ведьм. Доказательством «ведьминской» сути героини становятся для зрителя её длинные рыжие волосы и единственная «одежда» — туфли на высочайшей шпильке. Оба аксессуара в контексте европейской культуры выдают женщину одновременно желанную и опасную, а в фетишистской культуре — типичную «phallic woman». Кроме того, и длинные густые волосы, и туфли на каблуках-стилетах — хрестоматийные объекты фетиша.

Элементы фетишистского стиля используются не только в рекламе духов, но и в их флаконах…

Валери Стил: Один из наиболее поразительных примеров — духи «Jean-Paul Gaultier», флакон которых повторяет формы женского тела. Эту идею Готье взял у Эльзы Скиапарелли, одни из духов которой в 1930-е годы имели похожий флакон (ей, в свою очередь, подсказали идею флакона пышные формы актрисы Мей Уэст). Но если Скиапарелли выбрала традиционный случай фетиша, когда объектом желания становится определённая часть тела, то флакон духов «Jean-Paul Gaultier Le Bain» от Готье фетишизирован вдвойне. Его флакон не только представляет классический женский торс — пышный бюст, узкую талию, широкие бедра — воплощение женской эротической привлекательности. Он к тому же «одет» в металлический корсет, излюбленный предмет фетишистского гардероба. Здесь мы вновь видим, как парфюмерная индустрия заимствует образы и идеи из арсенала традиционных фетишистов.



Вам могут нравиться ароматы

Вас могут интересовать бренды

Вам могут понравиться ноты

ФУТ-ФЕТИШИЗМ значение термина в сексологии

ФУТ-ФЕТИШИЗМ

сексологическое значение термина:
Фут-фетишизм (foot fetish) — сексуальное влечение к ступням ног. Одно из самых распространённых направлений сексуального фетишизма среди мужчин и женщин.
Объектом полового влечения в данном случае не являются половые органы. Сексуальное возбуждение может вызывать внешний вид ступни, прикосновение, вкус, запах кожи ступни и/или пальцев ног, движение пальцами, температура ступни и тому подобное. Часто сильным возбудителем является запах ступней, при этом фут-фетишизм обычно комбинируется с повышенным интересом к чулкам и обуви. Среди фут-фетишистов распространён интерес к виду босых партнёров, к грязным ступням, партнерам в чулках, колготках, в открытой обуви, сандалиях, шлёпанцах, к девушкам на каблуках, к украшениям на пальцах ног и т. п.
В большей степени фут-фетишизм, как влечение к ступням женщины, распространен среди мужчин. Считается, что интерес именно к женским ступням — это классический вариант фетишизма, известный уже на протяжении многих веков. Реже встречается влечение к мужским ступням среди женщин. Однако, в последние годы открытая демонстрация мужских ступней, наравне с женскими, всё больше входит в норму в эротике и рекламе, становясь символом мужской сексуальности.
Среди гомосексуальных сообществ влечение к ступням партнёра также не редкое явление. Фетишисты обоих полов обращают внимание на форму ступни и пальцев ног, длину пальцев ног, соотношение пальцев между собой, природную форму ногтей на пальцах и на педикюр.

Стоит отметить, что на бытовом уровне фут-фетиш чаще всего выступает как одна из практик сексуальной стимуляции во время полового акта, а вовсе не как сексуальная девиация. Некоторые БДСМ-практики также связаны с фут-фетишем. Например, бастинадо (порка ступней), воздействие на ступни высокими и низкими температурами, острыми предметами и тиклинг (щекотка). Так же распространено придавливание ступнями лица пассивного партнёра или топтание тела партнёра (трамплинг), принуждение пассивного партнёра к облизыванию подошв ног и сосанию пальцев ног.

В сексе выделяют несколько техник, связанных с фут-фетишем:

FeetSniffing — обнюхивание ступней.
FeetLicking — облизывание ступней.
ToeSucking, ToeLicking — сосание и лизание пальцев ног, иногда просовывание языка между пальцами. В случае, когда фетишист сосёт свои пальцы ног, используется специальный термин SelfSucking.
Trampling (топтание) — хождение ногами по телу.
Foot Massage — массирование ступней. Иногда, используется как элемент прелюдии перед сексом.
FootJob (работа ногами) — стимулирование половых органов ногами.

Наиболее часто встречающимися видами фут-фетиша можно считать Фут-джоб и Фут-фистинг. Даже неискушенные в сексуальных техниках пары, зачастую интуитивно прибегают к стимулированию половых органов партнеров своими ступнями.

Фут-джоб

Фут-джоб (foot job) — вид фут-фетишизма, активный или пассивный процесс мастурбации полового члена ступнями партнёра или партнёрши. Менее распространённый вариант — массирование влагалища женщины ступнями партнёра или партнёрши.

При пассивном сдавливании мужчина складывает ступни партнёрши (или партнёра) вместе таким образом, чтобы образовалась небольшое пространство, и имитирует половой акт, стимулируя пенис только ступнями партнерши.

При активном стимулировании партнёрша (или партнёр) может находиться на спине или на животе. При первом варианте партнёрша (или партнёр) сжимает член ступнями или пальцами ног, и проводит сдавливающие движения. Активное сдавливание ступнями на животе является наиболее привлекательным вариантом фут-джоба, так как мужчина имеет возможность наблюдать ступни — основной визуальный объект фут-фетишиста, на протяжении всего процесса, избегая взгляда партнёрши (или партнёра).

При активном стимулировании женского влагалища ступнями партнёры располагаются друг напротив друга в лежачем или полулежачем положении, что обеспечивает возможность массировать женское влагалище всей ступнёй и пальцами ноги, а также располагает к взаимной стимуляции половых органов ступнями обоих партнёров.

Фут-фистинг

Фут-фистинг — вариант фистинга с использованием ступни вместо кулака. Обычно является прямым продолжением фут-джоба женщины — массирования влагалища женщины ступнями сексуального партнёра, во время которого в вагину вводится большой палец ноги, несколько пальцев или вся ступня.
Несколько реже практикуется анальный фут-фистинг.

10 сексуальных фетишей, о которых вы вряд ли слышали » BigPicture.ru

В наше время, когда открытое сексуальное желание уже не является чем-то предосудительным, сложно себе представить, что мы чего-то не знаем о сексе и его проявлениях. А уж про такую разновидность сексуального поведения, как фетишизм, известно с незапамятных времен. По определению, фетиш — это предмет, действие или часть тела, чье реальное или воображаемое использование необходимо для удовлетворения сексуальных потребностей. 

Ну кто не слышал о неудержимом влечении к женским ножкам или обуви, некоторым предметам нижнего белья и просто к униформе? Мы решили собрать такие сексуальные фетиши, о существовании которых вы даже не подозревали. 

Воздушные шары

Люди со страстью к воздушным шарам испытывают сексуальное удовольствие от прикосновения к ним, а некоторых приводит к оргазму тот момент, когда шар взрывается. Кстати, возможно, это объясняется тем, что у человека вырабатывается адреналин, как только он слышит звук лопающегося шарика, а вместе с томительным ожиданием это приносит двойное удовольствие.

Форнифилия

Вы когда-нибудь хотели вести себя как предмет мебели? Форнифилы хотят. Некоторые, наоборот, любят, чтобы кто-то изображал мебель для них. Этот фетиш — одна из традиций БДСМ-субкультуры. Он стал особенно популярен в 1970‑е годы после выставки художника Аллена Джонса, посвященной «мебели из людей».

Плюшефилия

Наверное, самый милый и забавный фетиш. Если только забыть о том, что такие люди испытывают сексуальное влечение к мягким игрушкам…

Формикофилия

Разновидность зоофилии, только формикофилы возбуждаются от того, что по ним ползает что-нибудь мерзкое, например насекомые.

Хиерофилия

Хиерофилы возбуждаются от любого взаимодействия с религиозными предметами или даже от их созерцания.

Пигмалионизм

Помните миф про любовь Пигмалиона к сделанной им статуе Галатее? Так вот таких людей влечет к любому неподвижному изображению человеческого тела, а сексуальное удовлетворение они получают от обладания этим предметом и прикосновений к нему.

Краш-фетиш

Вид сексуального удовольствия, при котором возбуждение происходит, когда человек противоположного пола давит ногами какие-либо предметы, продукты питания или даже мелких животных (а вот это уже переходит границы забавного сексуального пристрастия). Также это относится к просмотру так называемых краш-видео.

Клептолагния

Вас никогда не возбуждала мысль быть ограбленным? Тогда у вас точно нет фетиша под названием клептолагния. Людей возбуждает страх и подскакивающий адреналин при краже, а если их еще и прижмут к стенке и как-то зафиксируют руки, то им будет еще приятнее.

Маскалания

Сексуальное влечение к подмышкам, при котором человек испытывает удовольствие от прикосновения к этой части тела, фантазий о ней и ее запаха.

Симфорофилия

А вот это уже, пожалуй, опасное влечение — человек с симфорофилией испытывает сексуальное удовлетворение от наблюдения за трагедией или от ее непосредственной инсценировки. Причем это понятие охватывает такие примеры, как дорожная авария, пожары, разрушение моста и даже цунами.

Механофилия

Все любят машины, особенно мужчины, но кто-то их любит слишком сильно. Механофилия включает в себя влечение не только к автомобилям, но и к мотоциклам, грузовикам, вертолетам и даже самолетам. Некий Эдвард Смит однажды признался, что занимался сексом более чем со ста машинами. Даже знать не хотим, что это вообще значит…

Смотрите также:
Девушки и поглощающая водная стихия от Нила Крейвера,
Бразильский фотограф снял женщин до, во время и после оргазма,
Тайны «Эммануэль»: триумф, жизнь и смерть Сильвии Кристель

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Опасные фетиши — The Rocky Mountain Collegian

Примечание редактора: Мнения, выраженные в следующей колонке, принадлежат только автору и не обязательно отражают точку зрения The Collegian или его редакционной коллегии. В этом столбце содержится информация о действиях, которые потенциально опасны для жизни или могут причинить серьезные телесные повреждения. Collegian не поддерживает участие в каких-либо из этих мероприятий, и цель статьи — информировать общественность о каждом фетише, а не поощрять участие.

Фетиши могут показаться запретной темой, но они встречаются гораздо чаще, чем мы думаем. В одном канадском исследовании из 1040 человек почти половина участников признались, что интересуются фетишем.

Любопытство и сексуальные поиски студентов колледжа могут повысить интерес к фетишизму. Из выборки студентов колледжа в исследовании, проведенном Гарвардом, 22% заявили, что их интересуют фетиши, а 43% заявили, что имеют или считают, что имеют фетиш.

Фетишизм определяется как форма сексуального поведения, при котором удовлетворение связано с ненормальным объектом, деятельностью, частью тела и т. Д.

Опасные фетиши — это те, которые варьируются от общего риска для здоровья вас или ваших партнеров до потенциально смертельного.

Odaxelagnia

Odaxelagnia определяется как сексуальное возбуждение от укуса или укуса. Это может показаться невероятно безобидным — и даже очень распространенным — в виде засоса или прикусывания сосков партнера.Однако он может очень быстро стать очень тяжелым и потенциально привести к ранению.

Поиск ошибок

Погоня за ошибками известна как половой акт, обычно среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, при котором человек сознательно пытается или успешно заразился половым вирусом, включая ВИЧ. Тех, кто участвует в поиске, называют охотниками за ошибками, а тех, кто подчиняется, называют дарителями.

Интересно, что многие из тех, кто занимается поиском ошибок, на самом деле не хотят ВИЧ.Многие делают это просто ради острых ощущений или близости, которые это может принести. Некоторые называют это «абсолютным табу, самым экстремальным половым актом на планете».

В 1999 году Дин К. Готье и Крейг Дж. Форсайт провели исследование по поиску ошибок, написав об этом академическую статью. В 2006 году Кристиан Гров и Джеффри Т. Парсонс провели новое исследование, в котором они использовали 1228 различных онлайн-профилей, которые идентифицировали себя с поиском ошибок, и обнаружили шесть категорий: совершенный искатель ошибок, оппортунистический искатель ошибок, приверженный дарителю, оппортунистический даритель подарка, серосортер и искатель неоднозначных ошибок или даритель.

Пикеризм

Пикеризм — это фетиш, определяемый как получение сексуального возбуждения путем проникновения в тело острых предметов — от каблуков до ножей — поскольку острый предмет считается фаллическим символом. Это может быть доведено до крайности, что приведет к смерти. Обычно нацелены на области сексуального удовлетворения, такие как грудь, ягодицы и пах.

Например, известный серийный убийца Альберт Фиш использовал весло с гвоздями, чтобы бичевать своих жертв и себя.После ареста рентген показал, что в его тазовой кости застряли 29 игл и гвоздей.

Autassassinophilia

Аутассассинофилия определяется как парафилия, при которой сексуальное возбуждение достигается посредством инсценированной фантазии о том, что чья-то жизнь находится в опасности. Это может быть что угодно, от ролевой игры о том, что ваш партнер — незнакомец, который похитил вас с улицы и бросил в свою машину, или притворился, что ваш партнер ворвался в ваш дом, чтобы убить вас как ничего не подозревающую жертву.

Этот фетиш может также пересекаться с другими фетишами, такими как синдром Бонни и Клайда или аутоэротическая асфиксия.

Сексолог Джон Мани ввел термин после того, как провел тематическое исследование, которое он провел в своей книге 1986 года «Карты любви », , которая, как он полагает, возникла в результате обратного оперантного обусловливания. Он также провел операцию по смене пола, которая ужасно провалилась и оставила бедняку ​​искалеченными яичками, но это уже история для другого раза.

Vorarephilia

Vorarephilia определяется как сексуальная стимуляция фантазией о том, что вас съели заживо, обычно проглатывая.Это не одобряет каннибализм, поскольку это акт согласия. Это также определенно может привести к смерти. В безопасной манере многие разыгрывают этот фетиш, рассказывая истории или создавая рисунки в таких формах, как манга или видеоигры.

Есть еще много потенциально рискованных, опасных и даже смертельных фетишей. Это тщательно подобранный список тех, кого я считаю наиболее интригующими и важными.

Это последняя из серии статей, посвященных фетишам. Спасибо всем, кто полностью прочитал эту серию статей «Что для вас фетиш»!

С Шаем Рего можно связаться по электронной почте @ collegian.com или в Твиттере по адресу @shay_rego.

10 странных сексуальных фетишей, которым вы не поверите | The Guardian Nigeria News

По Чидирим Ндече

19 июля 2017 г. | 5:00

Сексуальный фетишизм — это, по сути, сексуальное влечение к неживому объекту или части тела, кроме гениталий. Объект интереса называется фетишем; человек, у которого есть фетиш к этому объекту, является фетишистом. Объяснив это, давайте перейдем к некоторым сексуальным фетишам, которые настолько невероятны, что они…

Доминатрикс Наоми Кэмпбелл, фотосессия Терри О’Нила, 1993

Сексуальный фетишизм — это сексуальное влечение к неживому объекту или части тела, кроме гениталий. Объект интереса называется фетишем; человек, у которого есть фетиш к этому объекту, является фетишистом.После объяснения этого, давайте перейдем к некоторым сексуальным фетишам, которые настолько невероятны, что вызывают ряд вопросов:

1. Некрофилия: возбуждение к трупам. И людям будет интересно, откуда берутся все эти болезни.

2. Копрофилия: возбуждение фекалиями. Poop действительно возбуждает некоторых людей. Вы когда-нибудь смотрели фильм, где кто-то говорит своему любовнику какать на них? Что бы вы сделали, если бы попали в такую ​​ситуацию?

3. Фроттеризм: возбуждение от тайного прикосновения к незнакомцу в людном месте. * кашель-кашель * Боковой взгляд на мужчин на рынке Яба.

4. Литофилия: возбуждение камня и гравия. Возникает вопрос, трутся ли они гениталиями о бетонный пол, когда это возможно.

5. Активность: возбуждение перед солнечными лучами. Вот и много витамина D!

6. Ксилофилия: возбуждение к дереву. Эти люди были бы счастливы, как плотники.

7. Геронтофилия: возбуждение для пожилых людей. Действительно?

8. Агальматофилия: возбуждение к статуям. Что вы думаете об этом фетишах? Считаете ли вы, что эти люди рассматривают статуи как то, что их бы привлекло, если бы им было дано дыхание жизни?

9. Формикофилия: возбуждение к насекомым. Без комментариев.

10. Стигиофилия: пробуждение к мысли об адском огне и проклятии. Это переводит «ты отправишься в ад» на другой уровень.

Невероятно, не правда ли? У вас есть сексуальный фетиш? Что твое? Не стесняйтесь комментировать анонимно. Мы были бы рады получить известия от вас.

Игра (1997) — Часто задаваемые вопросы

Николас просит Файнгольда отвезти его в здание CRS после того, как Файнгольд сообщает, что CRS владеет всем 20-этажным зданием, но они продолжают менять офисы с этажа на этаж.Файнгольд ведет его в кафетерий, где Кристина () и все другие актеры, которые участвовали в его игре, сидят, едят и разговаривают. Используя Кристину в качестве заложницы, Николас пытается покинуть кафетерий, но охранники открывают по нему огонь, нечаянно стреляя в Файнгольда. Кристина выводит Николаса на крышу здания и пытается убедить его, что все это часть Игры и что люди, преследующие его, — просто гости его дня рождения, но Николас не верит ни единому слову из сказанного Кристиной. Затем она замечает, что пистолет, который он наставил на нее, не тот автомат, который был у охранника CRS в гараже. «У него есть пистолет!» она кричит, когда дверь на крышу открывается, и Николас стреляет пулей в живот своего брата Конрада (Шон Пенн), который несет бутылку шампанского. «Вы застрелили его! Он мертв», — восклицает Файнгольд. Полностью обезумевший, Николас спускается с края крыши и падает на 20 этажей, прорывается через два световых люка и приземляется на огромный воздушный шар, наполненный воздухом, посреди ресторана, заполненного его семьей и друзьями, которые все ждут, когда упадет именинник. в.После того, как Николасу помогают спуститься с воздушного шара, появляется Конрад с футболкой с надписью: «Я БЫЛ НАРКОТИКОВ И УМЕРТЬ В МЕКСИКЕ — И ВСЕ, ЧТО У МЕНЯ БЫЛА ЭТА ДУРАЛЬНАЯ ФУТБОЛКА». Гости вечеринки аплодируют Николасу, Файнгольд говорит Николасу: «Слава богу, ты прыгнул. Если бы не прыгнул, я должен был сбить тебя с толку», и начинается празднование дня рождения. В заключительных сценах Николас спрашивает Кристину (которая раскрывает, что ее настоящее имя — Клэр), будет ли она с ним ужинать. К сожалению, Кристина / Клэр едет в Австралию, но приглашает Николаса выпить с ней кофе в аэропорту.Редактировать

Фетишизм — Обзор — Историческое и лингвистическое происхождение — португальский, англоязычный, вероисповедание и срок

Большинство исторических источников относят слово fetish к португальскому термину feitiço и его креолозию как fetisso. Хотя транслитерация португальского термина доминировала в обсуждении религиозных и экономических практик неевропейских народов, с которыми торговали купцы и против которых колониальные державы вели войны за господство в современную эпоху, большинство романских языков и английский (в силу его остаточные англо-нормандские элементы) содержат множество связанных терминов, предшествующих этому контакту.Эти слова имеют латинский корень, означающий «фабрикация» ( facticium ), и, таким образом, они укоренены в исторической традиции подозрительного теоретизирования о человеческом производстве артефактов и искусственности. Корень fetish следует искать в словах, обозначающих чары или колдовство ( Faé, faerie, и faee на англо-нормандском языке; fechiceria на португальском языке и hechicero на испанском языке). Он также содержится в словах, означающих форму или сосуд, включая то, что содержит дух ( faetel на англо-нормандском языке, feitio на португальском).Тот же корень встречается в англо-нормандских и среднеанглийских терминах для обозначения покрытия или позолоты, особенно с золотом ( faet в этом смысле фигурирует в англо-саксонской саге Beowulf ). И, в связи с этим, это корень терминов, означающих искусственное обогащение, например, когда животное откармливают ( фекалий, ) для подготовки к жертвоприношению.

Если какое-то измерение фальсификации было признано в различных экономических и религиозных контекстах и ​​эпохах, поклонение фетишу, тем не менее, было особенно современным обвинением.Как заметил Марсель Мосс (1872–1950) в отношении всей магии, обвинения в поклонении фетишу, как правило, направлены против других религиозных или культурных людей. Таким образом, христиане, евреи и мусульмане, а также протестанты и католики обменялись обвинениями в поклонении фетишам и колдовстве на культурно оспариваемом пространстве Пиренейского полуострова, в то время как Португалия собиралась приступить к осуществлению своего имперского проекта на побережье Гвинеи. Именно там, в Африке, утверждает Уильям Пиц (1985), множество значений, вызванных термином feitiço , стало основой универсализирующего термина, который не был свойственен какому-либо конкретному языку, но который, казалось, плавно перемещался между все.Он циркулировал не только в рассказах о путешествиях португальских купцов, но и в отчетах на голландском и немецком языках колониальных капелланов и авантюристов, в которых записывалось по-разному: фитис, фюттис, и фиты. По-видимому, это слово также вошло в африканские (особенно акан-ашанти) словари к 1660-м годам. Вильгельм Иоганн Мюллер Описание страны Фету, 1662–1669 (1673) не только предоставил местные переводы того, что он определил как фетиши и поклонение фетишам, но также ссылается на местное использование португальских терминов fitiso и fitisero а также голландская форма слова. Сам Мюллер предположил, что жители Фету использовали термин fitisiken для обозначения своего «идолопоклонства», потому что они обычно переводили иностранные слова в уменьшительной форме, следуя голландскому образцу. Его собственное определение fitiso включало веру в священное качество природных объектов, божество, требующее жертв, наследственный дух, связанный с семьей или родословной, воображаемый как защитник, исполнитель закона и инструмент клятвы.

9 сексуальных фетишей, о которых вы, вероятно, никогда не слышали

Возможно, у вас извращенная полоса длиннее, чем у обычного кожаного хлыста.Или, может быть, несколько партнеров познакомили вас с непослушанием, превосходящим ваши ожидания. Однако есть вероятность, что даже самые безумные впечатления от спальни не могут сравниться с этими необычными (но настоящими) фетишами …

1. Объектофилия

Многие из нас привязаны к своим смартфонам и планшетам, но объектофилия означает вывод любви к объектам на совершенно новый уровень. Некоторые люди считают, что они находятся в моногамных отношениях с объектами своей привязанности, например, с женщиной, которая вышла замуж за Эйфелеву башню.

2. Автозоофилия

Фетиш, в котором человека пробуждает представление о себе как о животном. Теперь вы увидите персонажей в парках развлечений в совершенно новом свете.

3. Макрофилия

Когда дело доходит до споров о размерах, больше определенно лучше для макрофиликов, которых возбуждает идея гигантов.

4. Инфантилизм

Многие пары виноваты в неприятной детской болтовне, но инфантилизм находится на совершенно другом уровне.Взрослые с фетишем инфантилизма часто отказываются носить (и использовать) подгузники.

5. Воздушный фетишизм

Судя по названию, фетишисты воздушных шаров используют воздушные шары в качестве сексуальных инструментов и могут возбуждаться от чего угодно, от текстуры, ощущения или запаха воздушного шара. Если вы думали, что воздушные шары предназначены только для детских праздников и зоопарка, приготовьтесь к тому, что пузырь лопнет.

6. Агальматофилия

Те, кто занимается агальматофилией, относятся к очень к тихому типу.Их привлекают куклы или статуи, и они часто поддерживают отношения с ними, о чем свидетельствует эта увлекательная фотогалерея мужчин со своими куклами (а иногда и с их родителями ?!), многие из которых анатомически оснащены, чтобы удовлетворить все потребности своих возлюбленных.

7. Гибристофилия

Вирусная популярность «Hot Convict» этим летом (и, совсем недавно, «Hot Convict # 2») может показаться новым явлением, но влечение к жестоким преступникам, которое почти исключительно наблюдается у женщин, является условием, которое зарабатывала письма поклонников сокамерников в течение многих лет.

8. Kleptolagnia

Ношение наручников — относительно нормальное явление, но люди с таким фетишем действительно рискуют быть арестованными. Их возбуждает воровство вещей. Другими словами, безопасный секс с клептологом означает использование защиты и , запирающей ваши ценности. Здесь психиатр объясняет, как клептолагния связана с подобным синдромом, клептоманией.

9. Knismolagnia

Помните «Пощекоти меня, Элмо»? Пушистые красные куклы, возможно, служили эротическими игрушками для книжников, которых пощекотали розовым при мысли о том, чтобы их пощекотать или пощекотать.

Посетите веб-сайт MTV It’s Your Sex Life, чтобы узнать больше о сексуальном здоровье.

ЕДОВЫХ ФЕТИШОВ — The Washington Post

Салли Боди, архивист Смитсоновского института, не будет есть животных, которые появлялись в фильмах Уолта Диснея. Сообщается, что женщина из Итаки, штат Нью-Йорк, не ест соленые огурцы, потому что они напоминают ей детенышей аллигаторов.

Один раз в неделю в течение последних 15 лет местный прокурор по связям с общественностью Рон Сигел съедал целую утку по-пекински, обычно это вызвано «изображением маленькой утки», которое появляется в его голове, когда он едет с работы домой.

Коллеги ласково назвали метод чиновника вашингтонской торговой ассоциации поедания M&M с арахисом «странным». Объясняет чиновник: «Я осторожно откусываю его посередине, съедаю половину шоколадной глазури, обнажаю половину арахиса. Крепко сжимаю арахис зубами, ем арахис, затем другую половину шоколада. Таким образом я получаю три укуса. из каждого арахисового M&M. У меня уходит неделя, чтобы съесть пакет «.

Считаете ли вы, что эти привычки звучат нормально, смешно или просто странно, у каждого есть по крайней мере один фетиш в еде — это неистовая преданность или отвращение к определенной пище или комбинации продуктов, необычный метод питания или необычное время, ситуация или место для этого.

Это не те причуды, которые должны доводить любого до психотического отчаяния. «Большинство из этих вещей находится в пределах нормального поведения», — говорит Лоуренс Балтер, профессор педагогической психологии Нью-Йоркского университета и специалист по детско-родительским отношениям.

Фетиши на еду, вероятно, будут только раздражать супруга, оживлять званый обед или вызывать любопытные взгляды, например, когда кто-то пьет кофе с трубочкой (предпочтительно с трубочкой размером с коктейль, по словам друга, который любит трубочку).

Причины, по которым у людей развивается неординарность в еде, не привлекали большого количества научных исследований, хотя есть некоторые исследования о том, как и почему у людей развиваются симпатии и антипатии к разным продуктам питания.

Как правило, мы учимся не любить продукты гораздо быстрее, чем любить их, и мы одновременно принимаем и отвергаем продукты, основываясь на их запахе и внешнем виде, ожидаемых последствиях их употребления в пищу и представлениях об их происхождении, согласно статье Пола Розина. , профессор психологии Пенсильванского университета и ведущий исследователь пищевого поведения.

Но данных о том, что заставляет людей есть арахисовый M&M, состоящий из трех частей, или есть одну и ту же пищу на обед каждый день, мало или они отсутствуют. На самом деле, при всех нынешних советах придерживаться разнообразной диеты, исследований о том, почему люди ее едят или не едят, не проводилось, — сказал Розин в интервью.

Однако очевидно, что еда «имеет огромное символическое значение для людей», по словам Келли Браунелл, содиректора клиники по исследованию ожирения Пенсильванского университета.По его словам, еда, используемая для выражения любви, ненависти или любого количества эмоций, «значит для людей гораздо больше, чем просто питание».

Местный 35-летний разлученный мужчина, который не любит ни запеканок, ни остатков, вспоминает, как его бывшая жена «не только делала много запеканок, но и брала остатки и превращала их в запеканку». По словам мужчины, ее скромные привычки готовить пищу переросли в другие потребительские товары (она купила бы галлоновые контейнеры для шампуня с запахом клубники), что стало постоянным источником конфликтов в отношениях.

Является ли фетиш в этой сказке ненавистью мужчины к запеканкам или настойчивостью его бывшей жены в их изготовлении, остается спорным. Тем не менее, «история доказала, что я ей не нравлюсь», — сказал мужчина.

Другая история отвержения — отвращение Боди к поеданию животных из фильмов Уолта Диснея — похоже, подкреплена неприятными воспоминаниями из детства за семейным обеденным столом. Ее отец был охотником и периодически приносил домой оленей и кроликов на обед; ее отправят в комнату за то, что она не ест.Для Боди мясо на ее тарелке было Бэмби или Тампер.

И наоборот, приятные воспоминания могут стимулировать пищевые предпочтения. Например, горячий шоколад холодным зимним днем ​​может вызвать воспоминания о тепле и безопасности детства.

Кэтрин Таллмэдж, местный диетолог, имеющая такую ​​привязанность к горячему шоколаду, говорит, что многие ее клиенты думают, что они уникальны, когда говорят ей: «Я действительно люблю мороженое».

Одна клиентка, по словам Таллмэджа, обычно съедала пинту Haagen-Dazs каждый день, пока она не заставила его съесть рожок или плитку мороженого.Таллмэдж считает, что его влечение к еде проистекает из того факта, что его разрозненная семья сплотилась, когда дело дошло до мороженого.

Грегг Уорд, управляющий государственными делами в Институте архитекторов, и рассматриваемый клиент, говорит, что его мать периодически объявляла ужин «ужином с мороженым», предлагая пару полгаллонов и несколько ингредиентов мороженого. Единственная оговорка заключалась в том, что четверым детям нужно было заранее съесть что-нибудь сытное.«В те дни« питательный »означал кусок майонеза на чудо-хлебе, — сказал Уорд.

Конечно, не всякое отношение к еде может или должно быть связано с каким-то глубоко укоренившимся психологическим фактором. Одержимость Рона Сигела уткой по-пекински, вероятно, просто означает, что ему нравится вкус, а не то, что у него был какой-то значимый опыт с утками в детстве.

Однако мы переносим детские пищевые привычки во взрослую жизнь. Дэвид Радд, директор по законодательным вопросам сенатора Эрнеста Холлингса (D-S.C.), ел бутерброд с арахисовым маслом на обед каждый день на протяжении всей своей карьеры в начальной школе, а затем ел бутерброды с арахисовым маслом, приготовленные в вафельнице, в качестве перекуса после школы. Радд в настоящее время одалживает вафельницу у соседа, пока не получит свою.

По словам Балтера из Нью-Йоркского университета, дети обычно едят одно и то же каждый день, потому что «безопасность в единообразии». Когда «все предсказуемо, вам не о чем беспокоиться», — говорит Балтер. Он предполагает, что когда взрослые едят одно и то же каждый день, это, вероятно, происходит по той же причине.

Учитель округа Фэйрфакс Джон Митчелл ел миску овсянки на завтрак и бутерброд с сыром на цельнозерновом хлебе на обед каждый будний день в течение последних пяти лет. Митчелл оспаривает теорию Балтера, утверждая, что он «относительно безопасный человек», который просто ест одно и то же каждый день, потому что это вкусно, относительно полезно и легко готовится.

Некоторые дети также проходят стадию, когда они не хотят, чтобы разные продукты соприкасались друг с другом. Дети могут начать со стадии, когда они хотят, чтобы все было «налажено, а затем они впадают в противоположную крайность, чтобы контролировать себя», — говорит Балтер. Он предположил, что взрослые, которым нравится разделенная на части еда, могут стремиться к тому же чувству упорядоченности, реагируя на тот же дискомфорт хаосом.

Рэнди Слович, директор по законодательным вопросам представительства Лейн Эванс (штат Иллинойс), вспоминает время, когда она обнаружила, что государственный физик, с которым она встречалась, не любит прикасаться к еде. Она пошла к его родителям на ужин, и мать физика приготовила для него специальную тарелку. «Дорогой, я старалась держать вещи отдельно», — шепнула она ему, ставя тарелку на стол, — вспоминает Слович.

Мать Джеффа Рими говорит ему, что он никогда не выходил за рамки своего шестимесячного режима питания. Каждую ночь 29-летний менеджер экологических программ Ассоциации производителей химической продукции просыпается для того, что он называет «кормлением в 2 часа ночи».

Обычно у Реами есть большая миска хлопьев (желательно какао-криспи), которую он ест в постели в большой оранжевой миске Tupperware, чтобы он ничего не пролил во время полусна. Время от времени он будет готовить в микроволновой печи остатки, но он отказался от приготовления в обычной духовке, так как засыпал, готовя татер тоц.Его разбудила дымовая пожарная сигнализация.

Помимо людей, которые едят в неурочные часы ночи (Мо Сассман, владелец Joe & Mo’s, заказывает пиццу Domino’s в 3 часа ночи не реже одного раза в неделю), есть те, кто потребляет нетрадиционные комбинации продуктов или настаивает на том, чтобы определенные продукты быть съеденным в тандеме.

Одна женщина говорит, что у нее в квартире есть необходимые напитки для своего парня, который должен пить кока-колу с орехами и молоко с мороженым. Тот же парень также держит в холодильнике миску с тестом для торта, чтобы перекусить; он никогда не печет торт.«Он даже убедил друга задуматься о тесте», — сказала она.

Суссман говорит, что постоянный посетитель в его ресторане поливает соусом для стейка все, что он заказывает, включая салат и суп. Местная жительница регулярно употребляет одну из разновидностей этого блюда, готовя «бутерброды со стейком для бедняков» — вустерширский соус между двумя ломтиками хлеба.

И чиновник торговой ассоциации, который ест свои Peanut M & M’s на три части, также ест замороженную кукурузу, смешанную с творогом, по крайней мере, один раз в неделю.Если подумать, сказал чиновник, «это, наверное, не фетиш. Это отвратительно».

Читатели рекомендуют: песни о фетишах — результаты | Поп и рок

Некоторые из ваших предложений были блестяще умными и остроумными: резиновая подошва Дюка Эллингтона; Оливия Ньютон «Безнадежно посвященная тебе» Джона; «Ронеттс» «Я видел, как мама целует Санта-Клауса»; Amen Corner’s Bend Me, Shape Me; Тигровые лапы Грязи; Рольф Харрис «Свяжи меня кенгуру», спорт; и «Этот пуловер» Джесса Конрада («Я просто оборачиваю его вокруг себя / и чувствую, что держу тебя так крепко… так крепко»).Я как бы любитель инсинуаций.

Я сам, я больше M&M, чем S&M. Хотя вам не нужно быть прямолинейным, чтобы отказаться от некоторых из наиболее неожиданных предложений этой недели. Некоторые из них были действительно отвратительными, например, «He Hit Me» («И это было похоже на поцелуй») Crystals. Так что я изо всех сил собрал плейлист без женоненавистничества.

В любом случае песни о фетишах — это не мужская заповедь. И нет особых сомнений в том, что Грейс Джонс все контролирует. Ее гипер-стильная версия Warm Leatherette, созданная под влиянием Дж. Г. Балларда, является ледяной.В своем выпуске 1980 года он бросил вызов жанровой классификации и стал одним из определяющих звуков следующего десятилетия.

Всю карьеру поддерживает постоянная связь с сексуальными извращениями. Это заставляет художников выглядеть захватывающе раскрепощенными и смелыми. Леди Гага, Мадонна — где бы они были без «Госпожи спит сегодня вечером»? Это шипящий клуб электро-брейк-данса 1984 года, ставший хитом Dominatrix, в значительной степени созданный нью-йоркским пионером хип-хопа Стюартом Аргабрайтом из Death Comet Crew. Его видео было изначально запрещено — и сейчас оно находится в Музее современного искусства Нью-Йорка.

Триада Бёрдса была переоценена. Но разве menage a trois — это фетиш? Крис Хиллман и Роджер МакГуинн определенно сочли это достаточно грубым, чтобы быть неприемлемым предметом для лирики песни — даже для рок-группы западного побережья во время лета любви 1967 года. Triad была проклята как «сумасшедшая оргия» и исключена из их альбома Notorious Byrd Brothers — очевидно, слишком печально известного — и способствовала изгнанию ее автора Дэвида Кросби из группы. Пусть вас не отпугнет ужасная перспектива секса втроем с Кросби — он поет «Триаду» нежно и красиво.

В кавер-версии Pale Saints «Kinky Love» Нэнси Синатры, песни, которая оставляет особую извращенность воображению слушателя, больше привлекательности. Похожая уловка используется Sonic Youth в фильме «Бык в вереске», в котором явно взволнованная Ким Гордон перечисляет различные грешки, призывая любовника говорить с ней грязно. Его стоп-старт и звенящие гитары добавляют тайны возбуждения.

Еще одна песня с захватывающе непрозрачной лирикой — это эротический гимн Strict Machine от Goldfrapp 2003 года.«Вы знаете, чего я хочу», — воркует Элисон Голдфрапп. «Замечательный электрический ток, накрой меня собой». Ну ладно. Трудно устоять перед любой записью, которая звучит как Донна Саммер, Сьюзи Кватро, Гэри Глиттер и Норман Гринбаум, но при этом звучит современно — и да, сексуально.

Whip Это не очень сексуально, может быть, потому, что Дево носит на головах цветочные горшки. Они утверждали, что речь шла о тогдашнем президенте Джимми Картере, хотя я не могу сказать, что текст ясно говорит об этом.

Но когда в тексте говорится о явном половом акте, это часто звучит глупо.Джейк Текрей, мастер комедийных песен, это понимает. Изобель любит национальные памятники — это сказочно абсурдная идея, доведенная до смешных крайностей, но решительно невозмутимая подача Текрея поднимает счет LOL. Как и многие другие фетиши, это тоже подрывная деятельность.

Когорта Бутси Коллинза Роджер Траутман и его братья легли в основу Zapp, чей More Bounce to the Ounce — это гигантский диско-монстр, священный текст G-Funk и последнее слово в синтезированном вокале. Квалификация фетиша: любит прыгать.Достаточно справедливо — возможно, напоминание о том, что необычные предпочтения могут составлять совершенно невинное удовольствие.

Но давайте закончим с грязью: «Whip Your Booty» Андре Уильямса — это подлый, больной болотный камень, грязный и грязный. Так, как вам нравится.

Вот список А:

Теплый кожзаменитель — Грейс Джонс

Доминатрикс спит сегодня вечером — Доминатрикс

Триада — Бирдс

Kinky Love — Pale Saints

Bull in the Heather — Sonic Youth

Goldfrapp

Whip It — Devo

Изобель любит национальные памятники — Jake Thackray

Больше Bounce to the Ounce — Zapp and Roger

Whip Your Booty — Андре Уильямс и Velvet Hammer

Вот список B:

Любите больше — Шэрон Ван Эттен

Эта фисгармония вызывает дрожь по позвоночнику в стиле Нико Мраморного Индекса, что неплохо, если вы поете о неволе.Это одурманено, тошнотворно. Но она получает удовольствие. Верно? Неопределенность вызывает дрожь.

Back Door Man — Willie Dixon

Я предпочитаю версию Howlin ‘Wolf, но она все равно нажимает правильные кнопки. Свободный и извращенный.

Тайваньские сапоги — Fujiya & Miyagi

«Вы выглядите нелепо» — таков откровенный вывод якобы японской брайтонской группы в этом нехарактерно фанковом моменте их альбома Ventriloquizzing 2010 года.

Beat My Guest — Adam & the Ants

В котором Стюарт Годдард и одетые в панто приятели визжат и корчатся, как будто замша не была изобретена.Чего в 1981 году у них не было. И, как отмечает Вастаринер, вы должны восхищаться «смелостью превозносить мазохизм как сторону B сингла [Stand and Deliver], который собирались купить сотни тысяч 11-летних».

Туфли на высоком каблуке — The Moderates

Это очаровательно отрывисто: новые волны Scouse, вызывающие тоску в восхищении, связанном с обувью. С их EP Fetishes 1980 года.

Он был большим уродом — Бетти Дэвис

Страшная, напуганная хозяйка Майлза проливает свет.«Я говорила всякие грязные вещи», — признается она. Я бы сказал, вполне убедительно.

Sex (I’m A) — Berlin

За несколько лет до их мощной баллады по преимуществу Take My Breath Away, синти-поп комбо из Лос-Анджелеса с завивкой для пуделя произвело заметный успех в этой тяжелой электро-тренировке.

Короткие шорты — The Royal Teens

Рок-н-ролл Нью-Джерси саксофонным движением 1957 года.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *