Свиданок – Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ | Svidanok.Net? Свиданки Есть!

Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ | Svidanok.Net? Свиданки Есть!



Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ | Svidanok.Net? Свиданки Есть! Svidanok.Net? Свиданки Есть!
  • Вход
  • Добавить анкету
  • Главная
  • Анкеты пользователей
    • Вольные
    • Арестанты
    • Арестанты без доступа в интернет
  • Форум
    • Мобильная версия форума
  • Правила
  • Контакты
  • FAQ
  • О нас

Новое на форуме

  •  Всё пройдёт Андрей Блинов  Вчера, 08:26 Поэзия и проза
  •   скуке.точка.нет кошечка32  20 ноя 2019, 18:50 Беседка
  •   Дела давно минувших дней… artemka12  09 ноя 2019, 20:29 Беседка
  •  Я здесь новенькая) Global  27 окт 2019, 22:22 Беседка
  •  Почему сайт заблокирован роскомнадзором? Администратор  22 окт 2019, 01:02 Беседка

Новые анкеты

www.svidanok.net

Поиск анкет | Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ



Поиск анкет | Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ Svidanok.Net? Свиданки Есть!
  • Вход
  • Добавить анкету
  • Главная
  • Анкеты пользователей
    • Вольные
    • Арестанты
    • Арестанты без доступа в интернет
  • Форум
    • Мобильная версия форума
  • Правила
  • Контакты
  • FAQ
  • О нас

Новое на форуме

  •  Всё пройдёт Андрей Блинов  Вчера, 08:26 Поэзия и проза
  •   скуке.точка.нет кошечка32  20 ноя 2019, 18:50 Беседка
  •   Дела давно минувших дней… artemka12  09 ноя 2019, 20:29 Беседка
  •  Я здесь новенькая) Global  27 окт 2019, 22:22 Беседка
  •  Почему сайт заблокирован роскомнадзором? Администратор  22 окт 2019, 01:02 Беседка

Новые анкеты

  • Без интернета
  • Арестанты
  • Вольные
  • Сергей → Сергей Горошко

www.svidanok.net

Профиль пользователя | Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ



Профиль пользователя | Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ Svidanok.Net? Свиданки Есть!
  • Вход
  • Добавить анкету
  • Главная
  • Анкеты пользователей
    • Вольные
    • Арестанты
    • Арестанты без доступа в интернет
  • Форум
    • Мобильная версия форума
  • Правила
  • Контакты
  • FAQ
  • О нас

Новое на форуме

  •  Всё пройдёт Андрей Блинов  Вчера, 08:26 Поэзия и проза
  •   скуке.точка.нет кошечка32  20 ноя 2019, 18:50 Беседка
  •   Дела давно минувших дней… artemka12  09 ноя 2019, 20:29 Беседка
  •  Я здесь новенькая) Global  27 окт 2019, 22:22 Беседка
  •  Почему сайт заблокирован роскомнадзором? Администратор  22 окт 2019, 01:02 Беседка

Новые анкеты

    www.svidanok.net

    Профиль пользователя | Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ

    

    Профиль пользователя | Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ Svidanok.Net? Свиданки Есть!
    • Вход
    • Добавить анкету
    • Главная
    • Анкеты пользователей
      • Вольные
      • Арестанты
      • Арестанты без доступа в интернет
    • Форум
      • Мобильная версия форума
    • Правила
    • Контакты
    • FAQ
    • О нас

    Новое на форуме

    •  Всё пройдёт Андрей Блинов  Вчера, 08:26 Поэзия и проза
    •   скуке.точка.нет кошечка32  20 ноя 2019, 18:50 Беседка
    •   Дела давно минувших дней… artemka12  09 ноя 2019, 20:29 Беседка
    •  Я здесь новенькая) Global  27 окт 2019, 22:22 Беседка
    •  Почему сайт заблокирован роскомнадзором? Администратор  22 окт 2019, 01:02 Беседка

    Новые анкеты

    • Без интернета
    • Арестанты
    • Вольные
    • Сергей → Сергей Горошко
    • Сергей → сергей редько
    • Владимир → Владимир Кудряшов
    • Сергей → Скучаю.
    ещё »
    • Сергей → Сергей Горошко
    • Михаил → Михаил

    www.svidanok.net

    Профиль пользователя | Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ

    

    Профиль пользователя | Сайт знакомств для ЗАКЛЮЧЕННЫХ Svidanok.Net? Свиданки Есть!
    • Вход
    • Добавить анкету
    • Главная
    • Анкеты пользователей
      • Вольные
      • Арестанты
      • Арестанты без доступа в интернет
    • Форум
      • Мобильная версия форума
    • Правила
    • Контакты
    • FAQ
    • О нас

    Новое на форуме

    •  Всё пройдёт Андрей Блинов  Вчера, 08:26 Поэзия и проза
    •   скуке.точка.нет кошечка32  20 ноя 2019, 18:50 Беседка
    •   Дела давно минувших дней… artemka12  09 ноя 2019, 20:29 Беседка
    •  Я здесь новенькая) Global  27 окт 2019, 22:22 Беседка
    •  Почему сайт заблокирован роскомнадзором? Администратор  22 окт 2019, 01:02 Беседка

    Новые анкеты

      www.svidanok.net

      Свиданка — Инцест — Эротические рассказы

      В зону я попал не случайно. Детство прошло кое-как, в вечной ругани родителей, а закончилось, когда отец избил маму до полусмерти, а я, хилый от недоедания и недосыпания второклассник, подошёл к нему со спины и что есть силы ударил молотком по затылку, тем самым отомстив за ежедневные порки ремнём, за мамины слёзы, за всё то зло, что он ежедневно и ежечасно культивировал внутри нашей маленькой семьи. Отец не умер, но остался инвалидом, к нам он из больницы не вернулся, решил уехать к себе на родину, где счастливо спился и через год попал под грузовик, с летальным исходом. Остались мы с мамой жить вдвоём, замкнутые в свои мысли и переживания, но время лечит, и маманаучилась улыбаться, иногда громко и заразительно смеялась над шутками подруг, посвежевшая, красивая, сбросившая тяжкий груз побоев и оскорблений, а вскоре появился Павел. Он был на несколько лет моложе матери, работал на заводе и стал жить у нас, большую часть времени проводя с мамой за ширмой, на её кровати.

      Видя это, я уходил из дома, чтобы вернуться затемно. Мне тогда было уже 12 лет, я воспитывался на 5% в семье (маме было некогда, новый муж отнимал всё время), на 5% — в школе и на 90% на улице, среди таких же « зелёных» шалопаев и парней постарше. Мы пили портвейн, курили папиросы «Беломорканал» и «Север», лихо закусывая мундштуки, вечером ходили по улице компанией человек пятнадцать, громко улюлюкая на разбегающихся девчонок и редких прохожих. В это е время я серьёзно увлёкся спортом, не бегом, не боксом, а тяжёлой атлетикой и «качалкой». После года занятий нарастил мышцы, набрал силу и пользовался среди своих пацанов, да и дворовых команд нашего района, авторитетом. Учился я из рук вон плохо, переходил из класса в класс со сплошными натянутыми тройками только благодаря тому, что отстаивал честь школы, района, города на различных соревнованиях. Спорт захватил меня до такой степени, что в небытие ушли и шпанистые друзья, и подростковая заинтересованность девчонками, и от семьи дистанцировался. Отчим с мамой или неплохо, он её не обижал зная, что есть защитник, на совести которого уже был инвалид-папаша. Мама меня искренно любила, поругивала, правда, за учёбу, но ярко сияла глазами и улыбкой, читая в местной газете о моих успехах в спорте. Так продолжалось до 18 лет.

      Я легко сдал нормы, сначала кандидата, а потом и мастера спорта, был третьим на всероссийской олимпиаде в своём весе, но однажды, на заурядных областных соревнованиях, решив побить все рекорды, взялся за неподъемную штангу и порвал связки на руках, провалявшись после этого с месяц в больнице. Меня вылечили, но приговор врачей был суров — про спорт забыть, а то останусь инвалидом. Это был конец, потому что я не представлял себя без тяжелой атлетики, без ежедневных тренировок в родном спортзале, спортивных состязаний, медалей, славы. Первые недели после больницы я ходил, как потерянный, пробовал упасть в запой, но через три дня не понравилось, и я пошёл в родной спортзал, увидел ребят, услышал слова сочувствия и утешения, сел на скамейку и невидящим взглядом уставился на помост, где парни тренировали жим. На плечо опустилась ладонь, я резко обернулся и увидел своего тренера Николая Ивановича, самого дорогого человека после мамы.

      — Сергей, я рад, что ты пришёл, а то уже хотел звонить. Жалости от меня не дождешься, сам виноват, никто не заставлял брать этот вес, рыдать не будем, ты ещё совсем молодой, всё впереди!

      — Николай Иванович, — я чуть не расплакался, — но кроме штанги я ничего не умею, после школы даже в технарь не пошёл!

      — Ничего, потом заочно отучишься, а пока, — он жестом приказал мне подняться и следовать за ним тренерскую. Там, под крепкий чай, и определилась моя дальнейшая судьба. С огромным удивлением я узнал, что группировку» Спортивные», которую боялся весь город, создал и уже два года крышует мой тренер, который всем нам всегда казался мягким и добрым человеком. В общем, я получил предложение, от которого не отказываются и уже через неделю вышагивал в новеньком спортивном «Адидасе» и крутой кожанке по нашему колхозному рынку в компании с двумя «шкафами» и собирал дань с лоточников. За год я, как говориться, «поднялся» — появилась своя квартира, правда, «однушка» на окраине, но лиха беда начало, иномарка « Форд», правда 18 летка, но то ли ещё будет, связи, девчонки, сауны, и всё это закончилось внезапно и неожиданно. У Николая Ивановича были прикормлены все: и милиция, и администрация, даже кто-то в ФСБ, но в область пришёл новый начальник УВД, и произошёл сбой. Мы поехали на очередную, ничего не значащую «стрелку» с залётными питерцами, поорали, поломали кому руку-ногу, кому рёбра, и там же, на пустыре, нас обложил ОМОН, выпотрошив из нас стволы и прочие прибамбасы и доставивший нас в полном составе в КПЗ, а на следующий день, по быстрому постановлению суда — в СИЗО.

      (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

      Не буду рассказывать, как сидел полгода в двенадцатиместной камере с тридцатью соседями и ждал суда, как плакала мама, услышав приговор — 18 лет, слишком тяжелы воспоминания. Привезли с судилища в камеру — осужденку, а через неделю — этап, благо недалеко, в соседний город, знаменитый своими оборонными заводами, да «красной» зоной общего режима. Ещё на следствии, в тюрьме, я познал все «прелести» зэковской жизни. Особенно меня не напрягали, получив с воли маляву, кто есть кто, да и посмотрев на мои бицепсы, вряд ли кому-нибудь пришла в голову идея ссориться по крупному, но «крещение», как и все первоходки, я получил, и закрепилось за мной погоняло «спортсмен». В зоне я обжился быстро, «семейничал» с авторитетными людьми, регулярно получал от мамы дачки. Все мои деньги ей удалось забрать раньше, чем милиция их конфисковала, а потому большие китайские сумки с продуктами и куревом для друзей, я получал на КПП каждую неделю. В отказ от работы, как блатные, я не шёл и трудился в рабочей зоне на изготовлении мебели, ровные отношения были, как с товарищами по отряду, так и с администрацией лагеря. Время летело, все дни были монотонными до одурения: утренняя поверка, работа, часовое занятие на тренажерах, изготовленных самими зэка, вечерняя поверка, сон, и всё по новой. Пролетели первые полгода, и подошло время положенной долгосрочной свиданки. Друзья по отряду с восторгом рассказывали о встречах (целых трое суток!) с жёнами, матерями, о том, что за эти сутки забываешь, где находишься, глотая радость встречи с родными большими глотками. И вот, накануне женского праздника 8 марта, меня пригласили в здание лагерной администрации. Там я подписал бланк правил повеления на длительном свидании и с разрешения хмурого майора — «кума» зоны, позвонил домой. Трубку поднял Павел, обрадовался, заохал и быстро передал её маме.

      — Здравствуй, мам…

      — Здравствуй, Серёженька, родной! Ты как, из зоны, да по телефону?

      — Разрешили. Мама, у меня срок свиданки подошёл, можешь приехать на 3 дня?

      — Ты ещё спрашиваешь, когда и что привезти?

      — В любой день, привезёшь, что в передачках передаёшь, ещё носки, трусы, да сама знаешь, что нужно.

      — Я завтра же приеду!

      — Завтра праздник.

      — Вот и проведу его с тобой, мой золотой, жди!

      — Спасибо, мамочка!

      Я чуть не расплакался, слушая родной, до сердечной боли знакомый, голос, хлюпнул носом и положил трубку.

      — Когда приедут? — спросил майор, глядя в сторону.

      — Завтра.

      Он пододвинул ко мне лист бумаги и ручку.

      — Напиши имя и фамилию матери, я передам на КПП, а сам завтра к обеду будь готов, вызовут.

      — Спасибо.

      — Свободен!

      Весь день я провёл, как в тумане, а наутро в голову полезли разные мысли: вдруг мама почему-то не сможет приехать, вдруг что-то случится и мне отменят свиданку? Я не находил себе места, пока, ближе к вечеру, не прозвучало в проходе отряда:

      — Панов, на выход!

      Я схватил с тумбочки пакет с необходимыми вещами и бегом устремился к дверям, успев пожать руки семейникам,…

       

      sexlib.org

      Тюрьма и жизнь за решеткой

      Испорченный телефон
      День продолжается и преподносит сюрприз. Меня дергают в дежурку. Это целое мероприятие. Дежурный помощник начальника колонии звонит нарядчику. Нарядчик — осужденный, ведущий картотеку спецконтингента, — берет трубку и представляется. Дежурный говорит ему, кого вызвать. Если громкая связь работает, то нарядчик поручает своему помощнику, и тот надрывается в микрофон. Громкоговорители висят не везде. В некоторых бараках и локальных участках их вообще не слышно. Если вызываемый осужденный долго не появляется, помощник нарядчика берет телефон и звонит в нужный отряд. Для меня до сих загадка — почему нельзя позвонить сразу?

      В отряде к трубке подходит младший дневальный. Он тоже представляется. Дневальному говорят — кого прислать в дежурку. Дневальный поручает своему «шнырю» разыскать кого требуется. «Шнырь» находит осужденного. Осужденный, в данном случае я, сначала идет в каптерку. Там лежат три пропуска на отряд. Только с пропуском можно покидать локальный участок.

      Пропусков часто нет в наличии. В отряде сто пятьдесят осужденных. Кто-то ушел в библиотеку, на ту же вахту, в штаб. Приходится ждать их возвращения. Вернее, не их самих, а пропусков. Дежурному не терпится, и он снова звонит нарядчику, требуя меня. Майор орет, матерится. Нарядчик надрывается в громкую связь и снова звонит в отряд. Орет и материться на дневального. Дневальный орет в ответ и говорит, что нет пропуска. Когда дежурный доходит до белого каления из-за моего непоявления, он перезванивает на пост «активистам» и приказывает открыть калитку локалки и пропустить меня без пропуска.

      Иду в дежурку. По дороге встречаю инспектора отдела безопасности. Лейтенант спрашивает: где мой пропуск? И обыскивает меня. Объясняю ему про приказ дежурного. Лейтенант по хрипящей рации пытается проверить мои слова. Дежурный не отвечает. Лейтенанту лень идти в дежурку, к тому же он обязан патрулировать плац. Поэтому он заводит меня в стоящий неподалеку клуб. Из клуба лейтенант звонит дежурному. Дежурный матерится и требует меня в дежурку. Лейтенант отпускает меня. Отхожу от клуба и встречаю прапорщика. Прапорщик интересуется: где мой пропуск? И обыскивает меня. В итоге, часа через два преодолеваю триста метров от отряда до дежурки. Говорю майору, что явился по его требованию. Майор говорит, что ко мне приехали родственники на краткосрочное свидание. Сотрудница, проводящая свидание, недовольна. Ей пора уходить домой. Меня обыскивает помощник дежурного. Что может быть запретного у зека, если он идет к родным?

      Припадок в дурдоме

      Краткосрочное свидание — невеселое событие. Осужденного заводят в комнату. В этой колонии свиданка проходит не через стекло по телефону, а посредством живого общения.

      Родные уже за барьером, сидят за столом. Ко мне приехала мама и любимая женщина. Но близкие приехали не только ко мне, но и к еще пятерым осужденным. По ту сторону барьера, метрах в четырех от нас, много женщин, мужчин, детей. Все общаются с родными зеками. Между барьерами сидит сотрудница. Она следит, чтобы мы не кинули друг другу чего запретного и не говорили на запрещенные темы: о побеге, передаче наркотиков и о заказных убийствах. На другие темы общаться можно.

      Почему-то никто не может общаться вполголоса. Все орут, шутят, плачут, ржут, жестикулируют. Со стороны все это похоже на коллективный припадок в дурдоме.

      Сажусь за стол, зажатый плечами других осужденных, и начинаю говорить с родными женщинами. Чтобы задать вопрос, приходится несколько раз проорать одно и тоже. Чтобы услышать ответ, надо обладать слухом собаки. Друг друга мы понимаем больше по губам и жестам.

      Так как я опоздал, долго смотреть на близких мне не дают. Вместо положенных четырех часов свиданка заканчивается через сорок минут. С одной стороны, это хорошо — за четыре часа в такой обстановке превратишься в охрипшего и оглохшего идиота.

      Когда объявляют о завершении свидания, мои женщины начинают плакать. Чего меня жалеть, и уж тем более опасаться за мою жизнь? На свободе я занимался бандитизмом. Мама и исполняющая обязанности жены об этом знали. Также они знали, что я не расстаюсь с пистолетом. Пережил несколько покушений. Постоянно рискую на делюгах. В колонии, наоборот, безопасно. Паскудство короткого свидания в том, что невозможно обнять родных. Посмотрел, поорал — и в расход.

      От желающих нет отбоя

      После свидания осужденные идут в комнату передач получать свои «дачки». Выдают их, можно сказать, за стенкой.

      Лучше бы мне ничего не привозили. Мои накопления хранятся у мамы, и я не иждивенец. Передачи не люблю по другой причине. Эта причина начинает проявляться, когда проходишь дежурку. Майор просит конфет и кофе. Приходится дать. Пока шел до отряда, снова остановили прапорщик и лейтенант, снова обыскали и спросили про пропуск. Заодно стрельнули по пачке дорогих сигарет. Только вошел в локалку, как все знакомые начали обещать зайти в гости и просить курева, чая, масла, сладкого. Если всем дать, никакой передачи не хватит, хотя она и не маленькая. Откажешь — чуть ли не врагом становишься.

      Я всегда угощаю только тех, кто угощает меня. Ну и еще отношу на «общак» курево с чаем и делаю подгон «смотрящему». На воровское движение мне наплевать, но, чтобы числиться в братве, нужно отстегивать на «общее». Для этого и «смотрящего» угощаю.

      Просители идут до самого отбоя. Многие знают, что ничего не дам, но надежда умирает последней. Меня не радуют привезенные деликатесы — аппетита нет. На свободе я тоже мало ел. Вот журналы листаю с удовольствием. Также остаюсь доволен спортивным костюмом, ботинками, кроссовками. Это мои старые вещи. Гардероб на свободе был просто огромный, хватит и на столетний срок, если часто менять прикид.

      Как по заказу появляется местный барыга-спекулянт. Интересуется, не желаю ли чего купить, продать, обменять. Отдаю ему курево. Оно в зоне дороже, чем на свободе. Взамен получаю много сгущенки. Люблю сладкое.

      Заваливаюсь читать. По одному подходят знакомые, занимают очередь на журнальчик. Чтиво — дефицит, ноя не коллекционер. После прочтения отдаю литературу. Сначала даю читать другим, потом загоняю ее в карцер. Это тоже красивый жест настоящего арестанта. Много ли надо, чтобы считаться порядочным? Знали бы «смотрящие» мои мысли по поводу их возни, именуемой воровским движением, убили бы на месте. Но про это движение многие осужденные думают нецензурно. В том числе и «смотрящие» с ворами.

      Разговоры ни о чем

      Всех арестантов, достойных уважения (это у авторитетов обороты речи такие), зовут на сходняк в телевизионку. Там стоит громкий треск четок. Братва любит позаседать, чтобы показать свою активность и развеять скуку.

      Повестка дня — просто эксклюзив. Страдающие в ШИЗО блатные нарушители «вскрылись» (порезали себе вены и животы, но неглубоко), надо их поддержать. Спрашиваю «смотрилу» — нам что, тоже нужно «вскрыться», и по какому поводу? Оказывается, братва в ШИЗО недовольна условиями содержания. Можно подумать, что они в санатории. Не видели эти придурки настоящих шизняков. У нас просто курорт — полы деревянные, можно спать днем, готовят для ШИЗО специальный наваристый положняк, «грев» в виде курева, чая и вкусностей туда загоняют.

      Не один я интересуюсь, чего еще надо страдальцам под крышей? «Смотрящий» сам толком не знает, чего им еще надо. Но сохраняет лицо борца с администрацией учреждения и твердит про беспредел сотрудников. Мы, конечно, обещаем поддержать братву в ШИЗО. На этом и расходимся до следующего сходняка, где снова поговорим и разойдемся.

      Как это все раздражает! Интересно, кто придумал правила этой игры, кому они выгодны? Возвращаюсь на шконку, продолжаю читать журналы.

      Игорь Залепухин
      По материалам газеты
      «За решеткой» (№4 2010 г.)

      www.tyurma.com

      Читайте также:

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *