Личность формируется: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

Формирование личности в психологии: этапы и их особенности

В статье мы расскажем:

  1. Основные факторы формирования личности в психологии
  2. 3 фазы формирования личности в психологии
  3. Поэтапное формирование личности в психологии
  4. Теории формирования личности в психологии
  5. Формирование личности в отечественной и зарубежной психологии
  6. Формирование личностной зрелости в психологии

Формирование личности в психологии рассматривалось и изучалось долгие годы. Свои теории выдвигали как отечественные, так и зарубежные психологи. В целом, все они подразумевают прохождение человеком определенных этапов в процессе взросления и жизнедеятельности.

Чтобы добиться настоящего роста и стать зрелой личностью, необходимо знать об особенностях каждого этапа. Эти знания помогут подкорректировать те или иные способности, что немаловажно в современном мире.

Основные факторы формирования личности в психологии

Во время становления личности индивид приобретает качества, сформировавшиеся у людей в процессе исторического развития. Но нужно понимать, что вероятность появления у человека конкретного качества зависит от целого ряда факторов.

Факторы формирования личности:

  1. Воспитание в детстве и самовоспитание в зрелости.

    Ключевую роль в формировании личности в психологии принято отводить семье, поскольку именно на этот социальный институт возложена основная воспитательная функция.

    Как правило, из полноценных и благополучных семей выходят гармонично развитые личности. Тогда как нерешенные в детском возрасте проблемы затрудняют дальнейший процесс развития индивида. Все мы изначально входим в общество и действуем в его рамках, придерживаясь принципов, которые были заимствованы нами от матери и отца.

    Дети перенимают стили, модели поведения, роли, стратегии, тип мышления, выражение эмоций у тех взрослых, которые занимают важное место в их жизни. От родителей ребенок неосознанно наследует ценности и идеалы, положительные и отрицательные качества. Так, к последним могут относиться тревожность или мнительность.

    Со временем услышанные когда-то от родителей наставления воспринимаются как внутренний голос. Постепенно формируются моральные качества: совесть, честь, нравственность, но нужно понимать, что это происходит не всегда. Каждый человек использует полученные в детстве знания и вырабатывает собственные представления о поведении, допустимом с социальной точки зрения.

  2. Генетика.

    На Земле не существует пары людей с абсолютно идентичным набором генов. Некоторая составляющая индивидуальности закладывается именно генетически, поэтому новорожденные способны выражать базовые эмоции, так как их темперамент уже определен.

    Когда речь идет о генетике, роль семьи в формировании личности столь же важна, как и в процессе воспитания. Ведь некоторые психические заболевания передаются именно между родственниками. Тогда как референтные группы родных, друзей, коллег и других людей из близкого окружения оказывают социальное влияние на личность.

  3. Опыт жизни.

    Любое событие отражается на внутреннем мире человека, наиболее серьезный след оставляют знаковые происшествия. Нередко индивидуальный опыт влияет на дальнейший ход жизни. Дело в том, что в процессе формирования и развития личности в психологии происходит воспитание силы воли, характера, способностей, поиск мотивации.

  4. Менталитет и культура.

    Менталитет или «характер народа» во многом зависит от окружающей среды, климата, в условиях которых обычно живет группа людей. Так, южане более активны, темпераментны, склонны к выражению эмоций, чем жители северных регионов.

    Культура, нравственные ценности, принятые в обществе правила прививаются с рождения и ведут к формированию личности. Поведение представителей одних культур более развязно, такие люди не скрывают свои естественные чувства, в то время как другим приходится сдерживать себя, жестко следовать установленным правилам поведения.

Все перечисленные факторы влияют на человека при каждом соприкосновении с непривычной социокультурной средой. На самом деле, формирование личности представляет собой изменения в результате вхождений в новую социальную общность. Индивидуальность может проявляться по-разному в конкретной среде – все зависит от того, насколько успешно индивид преодолевает три фазы развития.

3 фазы формирования личности в психологии

Становление личности предполагает прохождение таких фаз:

  1. Адаптация.

    Необходимо принять нормы и формы деятельности, используемые в конкретной социальной группе. Иными словами, на данном этапе развития индивид делает все, чтобы стать похожим на окружающих.

  2. Индивидуализация.

    Теперь к человеку приходит понимание того, что он такой же, как все. Поэтому он старается найти свои особенности, стремится к персонализации.

  3. Интеграция.

    Данная фаза влияет как на формирование отдельной личности, так и на развитие общества в целом, в рамках которого действует человек. Последнему необходимо согласовать свою индивидуальность с окружением, проявлять только те отличительные качества, которые способны принести людям пользу – именно в этом заключается развитие индивида.

Если личность не прошла через эти фазы, ее принятие обществом оказывается невозможным. То есть происходит дезинтеграция человека – окружающие вытесняют его из своего круга или он изолируется по своей воле. В результате формирование личности останавливается и даже нередко поворачивается вспять. Возможна деградация человека, если он переходит к более ранним шагам собственного развития.

Поэтапное формирование личности в психологии

Принято выделять следующие этапы формирование личности в психологии:

  • Желание общения либо наоборот отстранения от людей, что закладывается еще в первый год жизни. Здесь в основу ложатся контакты с взрослыми, построенные на эмоциях.

  • Обретение самостоятельности и уверенности – проявляется в ребенке уже к трем годам за счет предметной деятельности, позволяющей познакомиться с окружающими малыша вещами.

  • Активное изучение мира, благодаря свойственной ребенку любознательности. На данном этапе, который длится до 13 лет, развиваются коммуникативные, трудовые навыки.

    Они тренируются за счет сюжетно-ролевых игр, в процессе учебы.

  • Половое созревание, выбор жизненных ценностей, профессии должно завершиться к 20 годам. Здесь ключевую роль играют интимное общение, учебно-профессиональная деятельность.

  • Воплощение планов, реализация собственных возможностей, получение удовольствия от результатов работы, воспитание детей– длится до 60 лет.

  • Заключительным этапом считается углубление в творчество, анализ и переосмысление жизни, поступков.

Получается, что личность и ее формирование не рассматривается в психологии как статичная структура. Наоборот, считается, что индивид в течение всей жизни проходит целый ряд этапов становления.

Теории формирования личности в психологии

Разные направления психологии по-своему рассматривают процесс формирования личности. Существуют психодинамические, гуманистические теории, теория черт, теория социального научения, пр.

Ряд теорий стал результатом экспериментов, тогда как другие остаются непроверенными практикой. Нужно понимать, что в некоторых учениях не рассматривается человеческая жизнь от рождения до смерти, так как считается, что формирование личности происходит в первые годы или до достижения совершеннолетия.

Наиболее целостной, включающей в себя сразу ряд позиций по данному вопросу считается теория американского психолога Эрика Эриксона. Он утверждал, что личность формируется по эпигенетическому принципу, то есть на протяжении всей жизни человек проходит восемь стадий развития. Причем такие стадии определяются генетически и не подвержены влиянию со стороны социальных факторов и даже самого индивида.

В психоанализе формированием личности считается приспособление к жизни в социуме природной, биологической сущности человека. А именно:индивиду важно научиться удовлетворять свои потребности в той форме, которая не будет отвергнута обществом, и выработать защитные механизмы психики.

Гуманистические теории А. Маслоу и К. Роджерса противоречат позиции психоанализа и называют основой формирования личности появление у человека навыков самовыражения и самосовершенствования. В основе гуманистических теорий лежит идея самоактуализации, которая считается ключевой потребностью индивида. Развитие человека происходит за счет не инстинктивных потребностей, а высших духовных и социальных ценностей.

Формирование личности в психологии рассматривается как поиск человеком своего «Я», раскрытие внутреннего потенциала. В результате можно говорить об активном, творческом, непосредственном, честном индивиде, способном нести ответственность, свободном от шаблонов мышления, мудром, готовом принимать себя и окружающих со всеми недостатками.

Среди компонентов личности принято выделять такие свойства:

  • способности, то есть индивидуальные качества, от которых зависит возможность достижения успеха в какой-либо деятельности;

  • темперамент или врожденные особенности высшей нервной деятельности, определяющие реакции человека в социуме;

  • характер – это набор воспитываемых качеств, на основе которых устанавливается поведение по отношению к себе и окружающим;

  • воля или способность достигать поставленной цели;

  • эмоции, то есть душевные волнения, переживания;

  • мотивы, а именно стимулы, побуждающие человека к деятельности;

  • установки или убеждения, позиция по определенному вопросу.

Формирование личности в отечественной и зарубежной психологии

С точки зрения рассмотрения деятельности и формирования личности в психологии интересна

теория Э. Эриксона. Считается, что человек проходит восемь стадий, на каждой из которых наблюдается конфликт между противоположными силами его личности. Благополучный исход влечет за собой развитие или формирование новых черт. В обратной ситуации наблюдается невроз и дезадаптация.

Формирование личности в психологии по Э. Эриксону предполагает этапы, где возникают следующие противоречия:

  • доверие и недоверие к окружающему миру – длится от рождения до года;

  • независимость и стыд, сомнения – до 3 лет;

  • инициативность и чувство вины – в период от 4 до 5 лет;

  • трудолюбие и ощущение неполноценности – 6–11 лет;

  • осознание принадлежности к определенному полу и непонимание свойственного ему поведения – от 12 до 18 лет;

  • стремление к интимным отношениям и чувство изолированности от окружающих – этап ранней взрослости;

  • жизненная активность и сосредоточенность на своих проблемах, потребностях, интересах – наблюдается во время средней взрослости;

  • ощущение полноты жизни и отчаяние– поздняя взрослость.

Российский психолог В. И. Слободчиков рассматривал формирование личности с точки зрения развития субъектности по отношению к собственному поведению человека и предполагал наличие таких этапов:

  1. Оживление (до года).

    В этот период ребенок знакомится со своим телом, осознает его, что проявляется как двигательные, сенсорные действия, общение.

  2. Одушевление (от 11 месяцев до 6,5 года).

    Начинается самоопределение человека в мире – малыш учится ходить, пользоваться предметами, постепенно осваивает культурные навыки, способности. К трем годам он понимает свои желания, возможности, поэтому в его речи появляется формулировка «я сам».

  3. Персонализация (от 5,5 года до 13–18 лет).

    Теперь человек начинает считать себя реальным или потенциальным творцом собственной жизни. Общаясь с ровесниками и старшими, он выстраивает свою идентичность, постепенно осознает, что сам отвечает за свое будущее.

  4. Индивидуализация (от 17–21 года до 31–42 лет).

    Происходит присвоение и индивидуализация существующих в обществе ценностей на основании собственного мировоззрения, позиции. Индивид борется с групповыми ограничениями, оценками других людей, отходит от стереотипов, чужих мнений, давления. На этом этапе он учится принимать или отказываться от того, что дает ему мир.

  5. Универсализация (от 39–45 лет и далее).

    Здесь личность выходит за пределы индивидуальности на уровень экзистенциальности. Теперь человек воспринимает себя в качестве составляющей всего человечества в контексте мировой истории.

Формирование личности непосредственно связано с возрастными изменениями. Но указанные сроки дают большой временной разброс, и чем старше человек, тем шире разброс личностного развития – в народе это принято характеризовать как «развит не по годам» либо наоборот «застрял в развитии». Хотя на самом деле, никакого застревания нет, просто существуют отличия между физическим и личностным ростом.

Также развитие личности нередко расценивается как изменение индивидуального психологического пространства человека, куда включены:

  • тело;

  • окружающие значимые предметы;

  • привычки;

  • отношения, связи;

  • ценности.

Нужно понимать, что перечисленные составляющие появляются не сразу, а в процессе физического взросления– все элементы невозможно найти в ребенке. Чтобы личность могла благоприятно развиваться, перечисленные выше компоненты должны оставаться неприкосновенными.

Формирование личностной зрелости в психологии

Особенности развития человека предполагают наличие факторов, определяющих зрелость личности в целом и ее отдельных составляющих. Ряд авторов полагает, что зрелость и завершение развития некоторых функций сопряжены с возрастной и психической зрелостью.

Хотя формирование личности в психологии происходит на протяжении всей жизни, выделяют ряд факторов, по которым можно судить о достижении плата зрелости. После этого этапа принято говорить о начале индивидуального пути развития.

О личностной зрелости можно судить по таким качествам:

  • Ответственность за собственное поведение, решения, максимальное количество контактов с ближайшим окружением. Формирование ответственности возможно только после отказа от инфантильности, ведь последняя служит признаком отсутствия зрелости. Стоит понимать, что на данном этапе человек также обладает свободой выбора пути, вариантов развития событий.

  • Терпимость приобретает особую выраженность, так как позволяет устанавливать гармоничные отношения в социуме. Не менее важно терпение, которое дает возможность индивиду добиваться результатов, требующих продолжительной работы.

  • Саморазвитие и самоактуализация, необходимые для постоянного углубления и расширения знаний. В норме речь идет о внутренней потребности личности, но при неразвитой внутренней структуре приходится говорить о необходимости, вызванной внешними требованиями.

  • Позитивное отношение к событиям, внешнему и внутреннему миру.

Формирование личности в психологии и ее становление идет постоянно, не прерываясь, при этом ряд этапов считается обязательным, так как зависит от биологических факторов и действующих в обществе правил. Тем не менее, развитие личности может обретать любые формы.

На сегодняшний день личность формируется в основном за счет социального окружения. Интересно, что традиционные формы воздействия претерпели некоторые изменения – теперь не только задействуется непосредственное воспитание, но и существенную роль приобретает влияние интерактивной среды взаимодействия.

Формирование личности – основа воспитательной системы

И.П. ОВСЮКОВА, начальник отдела по воспитательной работе Дальневосточного государственного медицинского Университета

Дальневосточный государственный медицинский университет (ДВГМУ) – это вуз, где главным является студент, а формирование личности врача-профессионала служит основой воспитательной системы, базирующейся на Стратегии развития университета и Концепции воспитательной работы ДВГМУ (оба документа утверждены ученым советом университета), а также на требованиях постановлений, распоряжений и указов Правительства РФ в области молодежной политики.

Научные, творческие, культурно-досуговые, спортивно-оздоровительные и другие проекты реализуются в вузе под патронатом проректора по учебно-воспитательной работе, отдела по воспитательной работе, деканов факультетов. Для сотрудников, занимающихся воспитательной деятельностью, составлены методические рекомендации.

Воспитательная система нацелена на создание условий для формирования общекультурных компетенций обучающихся на основе гражданско-патриотических, духовно-нравственных, культурных ценностей, здоровьесохраняющего поведения, на развитие у выпускников способности быстро адаптироваться к новым ситуациям в медицине, самостоятельно принимать решения, брать на себя ответственность, умения работать в команде, готовности к профессиональной деятельности в реальных условиях.

Возможность формирования и развития общекультурных компетенций обусловлена созданием социокультурной среды, представленной кружками, творческими коллективами, студенческими объединениями и клубами по интересам. Надо отметить, что возникли они исходя из запросов и пожеланий самих студентов. Так были созданы клуб любителей поэзии «Витражи», клуб любителей классической музыки «Созвучие», ансамбль народных инструментов «Забава», клуб «Дебют». Участие будущих врачей в работе творческих объединений помогает сформировать у них навык социального взаимодействия, способность вести диалог, правильно оценить ситуацию и успешно адаптироваться к новой реальности. С помощью этого культурно-развивающего потенциала создаются благоприятные условия для всестороннего развития личности. Работа в общественных организациях и органах студенческого самоуправления (студсоветы, добровольческие отряды, университетская общественная приемная, молодежная общественная палата при Законодательной думе Хабаровского края и т.д.) способствует развитию коммуникативных, организационных навыков, дает возможность проявить качества лидера. Организация и проведение благотворительной и просветительской деятельности среди жителей Хабаровска и Хабаровского края служит базой для формирования здоровьесберегающего поведения, навыков соблюдения норм здорового образа жизни. Студенты разрабатывают проекты по популяризации здорового образа жизни среди учащейся молодежи, выигрывают гранты. В детских лечебных учреждениях города активно работает группа «Доктор Клоун», помогая маленьким пациентам быстрее выздоравливать.

В университете реализуется программа «Охрана здоровья студентов ДВГМУ», имеется спортивный клуб «Медик», спортивно-досуговый центр «Весна». Стала традиционной ежегодная региональная конференция, поднимающая острые проблемы, связанные с состоянием здоровья молодежи. Студенты принимают активное участие в ее работе. В университете заложена новая традиция – ежегодное проведение второго этапа спортивного фестиваля медицинских и фармацевтических вузов России «Физическая культура и спорт – вторая профессия врача».

Много внимания уделяется адаптации первокурсников к условиям нового для них образовательного учреждения, ведь это залог благополучия студента на весь период учебы. На факультетах предусмотрены заместители деканов по воспитательной работе, на кафедрах – преподаватели, отвечающие за этот вид деятельности, на первых курсах – кураторы студенческих групп из числа профессорско-преподавательского состава. Чтобы повысить эффективность форм и методов педагогического влияния на студентов, создан совет кураторов. Координирует всю внеучебную деятельность совет по воспитательной работе. Ежегодно вопросы воспитания рассматриваются на заседаниях ученого совета ДВГМУ.

Большой вклад в адаптацию первокурсников к новым условиям вносит психологическая служба университета, помогающая не только новичкам, но и студентам всех курсов, родителям, преподавателям, кураторам групп, консультируя их и проводя в случае необходимости сеансы индивидуальной психокоррекции. На встречах студентов с психологом рассматриваются вопросы рационального использования времени, правильной организации подготовки к занятиям, повышения работоспособности. Особое внимание уделяется проблемам психологического климата и межличностных отношений в группе, с соседями по комнате в общежитии, преодоления тоски по дому, повышения самооценки, уверенности в себе и прочим. Работа проходит как в групповом режиме, так и индивидуально.

Патриотическое воспитание ведется под руководством Совета ректоров Хабаровского края и Еврейской автономной области в тесном контакте с Министерством образования и науки Хабаровского края, администрацией Хабаровска, советами ветеранов ДВГМУ, города, края, межвузовским советом проректоров.

Отдел по воспитательной работе находится в постоянном поиске новых форм и активно использует апробированные: например, приобщая молодежь к истории страны через прошлое университета и биографии сотрудников. Например, преподаватели и студенты прониклись глубокими переживаниями на театрализованных вечерах, посвященных Дню Победы. Сценарии вечеров «Юность, опаленная войной» и «На всю оставшуюся жизнь» (о женщинах-фронтовиках –сотрудницах университета) были написаны по материалам одноименных книг ветеранов вуза – профессора А.А. Константинова, участника Великой Отечественной войны, и заведующей музеем истории Т.А. Бойко.

Участники вокальной группы ≪Надежда≫, вокального ансамбля «Легенда» являются дипломантами, обладателями гран-при, лауреатами различных межвузовских творческих фестивалей, посвященных военно-патриотической теме и победителями окружного юбилейного фестиваля «Радость великой Победы жива!». Они встречаются с участниками Великой Отечественной войны, посещают их на дому, выступают с концертами перед ветеранами и военнослужащими Волочаевской дивизии. Защитников страны часто посещает и народный студенческий театр ДВГМУ.

Важное направление работы –интернациональное воспитание. Это отправной момент в формировании у студентов понимания единства народов, населяющих Россию. Будущий врач должен научиться принимать и уважать разнообразие культур, национальных традиций и обычаев. В вузе реализуется проект «Венок культур», в рамках которого силами студентов организуются вечера культуры тех народов, представители которых обучаются в университете: русских, немцев, украинцев, корейцев, евреев, армян, татар, малочисленных народов Севера. Как правило, на таких вечерах царит уникальная атмосфера доброжелательности и доверия. При проведении различных мероприятий – таких как «Посвящение в студенты», «Звездный дождь», фестиваль «Студенческая весна» – ведущие приветствуют зрителей на языках названных выше народов. Все это является еще и профилактикой негативных происшествий в молодежной среде.

На состоявшемся в Москве в сентябре 2012 года I Всероссийском конгрессе проректоров по воспитательной работе учреждений высшего профессионального образования России обсуждались актуальные направления работы со студенческой молодежью, проблемы и возможные пути их решения. Отмечалось, что профессионалу сегодня недостаточно быть хранителем информации. Главное требование общества и результат работы любого вуза – выпустить из учебного заведения творчески активного человека, обладающего навыками решения сложных задач, толерантную личность. Эту задачу успешно решают в Дальневосточном государственном медицинском университете.

Личность формируется еще до рождения?

Предположение о том, что нерожденный ребенок может что-то помнить, первым высказал ученик Зигмунда Фрейда Отто Ранк. Выступая на одном из заседаний Венского психоаналитического общества, Ранк говорил, что, устранив последствия родовой травмы, пациента можно избавить от неврозов. Говорил он эмоционально и убедительно, но в итоге вызвал бурю негодования у членов общества и у своего учителя, Фрейда.

Другой воспитанник великого психоаналитика — Густав Ханс Грабер полвека спустя объявил, что ребенок помнит события, которые произошли с ним не только во время родов, но и задолго до появления на свет. Именно по инициативе Грабера была создана Международная ассоциация по пренатальной и перинатальной психологии и медицине. Позднее его последователи начали проводить эксперименты, пытаясь проникнуть в далекое прошлое человека.

Во время таких сеансов под воздействием психоактивных веществ люди вспоминали, как чувствовали себя отверженными еще до рождения (при этом у их матерей была нежеланная беременность). А пациенты с проблемами в сексуальной сфере — о том, что, оказывается, мать мечтала о ребенке другого пола.

Впрочем, другие исследователи тут же доказывали несостоятельность подобных экспериментов. Например, психолог Элизабет Лофтус говорила, что память может услужливо подбрасывать «нужные», но ложные воспоминания. Своим пациентам, которые в детстве были в Диснейленде, она показывала фотографии оттуда. Они радостно вспоминали, что видели и то, и это… На одном из снимков был изображен кролик Багз Банни. Почти 20% респондентов «вспомнили», что видели и его, хотя это невозможно: Багза Банни в Диснейленде нет и никогда не было, поскольку этого персонажа придумали на другой студии.

Впрочем, современные ученые все же склоняются к тому, что память у плода есть. Правда, она сильно отличается от памяти взрослого человека. Эмбрион запоминает не информацию, а… эмоции. Например, тревогу матери, которая переживает — все ли хорошо у ребенка? Удачно ли пройдут роды? Иногда — например, из-за смерти близкого человека или потери работы — мать переживает так сильно, что негативные эмоции передаются ребенку. В итоге он может родиться не очень здоровым, а потом чаще страдать от непонятных страхов, психических расстройств или вредных привычек.

Роль родителей в формировании личности ребёнка

Давыдовская Н. А.
Врач-невропатолог,
кандидат психологических наук,
лауреат премии М.Ломоносова

«То, что в детстве с нами обращаются определенным образом,
определяет наше представление о будущем и взаимодействие с
нашим взрослым миром»
В. Вульф /4/
«По сути дела, родители – это те же дети, они живут рядом со своими родителями (теперь бабушками и дедушками), которые по – прежнему учат их, как жить»
В. Сатир /8/

Семья и ее роль

Роль семьи в становлении личности человека первостепенна и неоспорима. В семье ребенок вначале осознает свое физическое окружение, познавая с помощью всех органов чувств окружающий мир, наполняет свой разум образами близких людей, предметов, явлений природы и связанных с ними переживаний. В семье ребенок получает удовлетворение базовых потребностей /7/, усваивает ценностные ориентации, культурные и национальные традиции. В идеале и первый духовный опыт ребенок получает в семье: в форме религии или отношения к природе.

Ребенок – это творение родителей. Важно, чтобы родители осознавали это и воспринимали воспитание как творческий процесс.

Семья – это вселенная для ребенка, а родители – как два солнца в ней. Каждый младенец и маленький ребёнок должны почувствовать себя центром вселенной, по крайней мере, на какое-то время (Heinz Kohut). Хайнц Кохут фокусировал внимание на «отражении», при котором младенец смотрит на мать и видит своё «я» отражённым в её радостном взгляде. Так ребёнок чувствует свою самоценность. Второй нормальный процесс – «идеализация», которая начинается с узнавания ребёнком своего родителя или другого любимого человека. Ребёнок нуждается в идеализированном образе родителя, который соответствовал бы эталону родителя, заложенному в генетической памяти. Позитивные образы отца и матери во внутреннем мире ребёнка – основа психики и залог здоровья. «Да, личности отца и матери формируют первый и, очевидно, единственный мир человека, пока он маленький ребенок», – пишет К. Юнг. /1/

Образы родителей доминируют в сознании ребенка, во многом определяя характер его взаимоотношений с людьми и социальное функционирование в течение всей жизни, оказывая влияние на психическую стабильность и телесное здоровье. Родительские образы включают, с одной стороны, лично приобретённый образ собственных родителей, а с другой – родительский архетип. Эти архетипы – первообразы Отца и Матери – обобщенные образы всех матерей и отцов прошлого, которые заложены в бессознательном ребёнка. «Эти самые обычные и вечно повторяющиеся реальности создают мощные архетипы, постоянную деятельность которых можно по-прежнему непосредственно распознать повсюду даже в наше полное рационализма время»./2/ Родительские архетипы (первообразы) включают позитивный и негативный аспекты.

Углубленные размышления К.Г. Юнга о роли родительских образов /1/ приводят к выводу, что проекции первообразов Отца и Матери (архетипов) играют важную роль в становлении и стабилизации психики человека.

Образы родителей и их значения

Восприятие ребёнком своих родителей меняется в различные периоды жизни, соответственно, и образы их претерпевают изменения. Рассмотрим динамику формирования родительских образов в разные возрастные периоды: период раннего детства, период полового созревания, период взросления и период утраты родителей.

В раннем детстве, когда сознание ребенка еще развито слабо, родители (в первую очередь, конечно, мать) воспринимаются в более или менее бессознательном состоянии, архетипически. Мать – это источник благоденствия, расслабления, стабильности, по сути – источник жизни, а отец – динамичный, властный, олицетворяет защиту и побуждает к действию. Образы конкретных родителей фрагментарны в восприятии маленького ребенка. «Постоянное присутствие матери сливается с каждым моим воспоминанием. Ее образ неразрывно соединяется с моим существованием, и потому он мало выдается в отрывочных картинах первого времени моего детства, хотя постоянно участвует в нем», – написал С. Т. Аксаков в своем произведении «Детские годы Багрова – внука».

Проецирование в раннем детстве архетипов Отца и Матери на своих родителей объясняет идеализацию родителей (мама – самая красивая, а папа – самый сильный) и чрезвычайную чувствительность ребенка к несоответствию между бессознательным идеалом и реальными родителями. И чем больше поведение родителей противоречит их воспитательным установкам, тем противоречивее образы родителей в сознании ребенка, тем большая опасность для него возникновения невроза и соматических заболеваний. Образы родителей формируются в сознании ребенка через органы чувств в непрерывном пространственно-временном континууме, поэтому не так важно, что родители рекомендуют, а важно как они поступают сами. Следовательно, более зрелые и любящие родители являются объектами адекватного проецирования архетипов Отца и Матери и залогом психологического и соматического благополучия ребенка. Восприятие ребенком таких родителей сопровождается гаммой положительных эмоций, а формирование родительских образов происходит под влиянием преимущественно позитивной проекции архетипов Отца и Матери.

В последующей жизни архетипические образы Отца и Матери уступают индивидуальным образам конкретных родителей, но в бессознательном они остаются могущественными первообразами, которые обнаруживают свое влияние в течение всей жизни. С развитием индивидуального сознания уменьшается важность родительской личности, теряется чувство непосредственной связи и единства с родителями. В идеале «из образа родителей выделяется архетип взрослого человека, образ мужчины, каким его с давних времён знала женщина, и образ женщины, который тысячелетиями носит в себе мужчина» /2/. Взаимное проецирование этих архетипов делает возможным создание семьи, но родительские образы могут оказывать влияние на выбор конкретных носителей проекции мужского и женского начала. Доминирование родительского образа обнаруживается, если при выборе любимого человека решающим фактором было позитивное или негативное сходство с родителями /2/. Когда в семье появляются дети, мужчины и женщины осваивают роли отца и матери и, в свою очередь, становятся воплощением первообразов Отца и Матери для своих детей. Теперь они – взрослые люди. Образы их родителей связаны с конкретными родителями, а архетипы стабилизированы проекцией: архетипа Матери – на семью, церковь, природу, вселенную, архетипа Отца – на закон, общество, нацию. Эта динамика сохраняется, пока родители живы, и меняется, когда родители уходят. В периоде горевания исчезают остатки относительной инфантильности, укрепляется позиция взрослого и родителя своим детям. Образы ушедших родителей очищаются от житейского налета, вновь идеализируются, погружаются в бессознательное и, возвращаясь к первообразам, приобретают свойства символа.

Положительные родительские образы – символы родителей помогают стабилизировать психику индивидуума в трудных жизненных ситуациях. Оживляя в памяти положительно окрашенные символы, человек бессознательно активизирует сопутствующую им положительную энергию.

Отрицательный образ родителя и его влияние на психику ребенка

Иначе складывается динамика родительских образов в сознании человека, воспитанного родителями, которые были невротизированы, испытывали страхи, гневались, манипулировали близкими, проявляли лицемерие, безнравственность, беспринципность, а свою незащищенность компенсировали отчужденностью или тиранией в семье. Такие родители становятся источником страдания для ребенка, даже если и «по-своему» любят его. Отрицательные эмоции от общения с такими родителями становятся причиной создания отрицательных их образов в разуме ребенка. К.Г. Юнг высказался однозначно: «Всегда, когда маленький ребенок демонстрирует симптомы невроза, не стоит терять много времени на исследование его подсознания. Нужно начать исследование в другом месте, в первую очередь у матери, ибо родители, как правило, являются или прямыми источниками неврозов у детей, или, как минимум, важнейшей составной частью этого источника» /1/.

В таких случаях индивидуальные образы конкретных родителей формируются под влиянием, в основном, отрицательного аспекта архетипа Отца или Матери – в расщепленном варианте. И теперь реальные родители воспринимаются только через призму отрицательного родительского образа. Позитивный аспект родительского образа остаётся в бессознательном и может быть спроецирован на кого-то из родственников, или на чужого человека, проявившего интерес и сочувствие к ребенку, или на группу лиц, или на домашних животных. Отношения с родителями в таких случаях осложняются из-за проекции на них отрицательных чувств, возможны побеги из дома, бродяжничество, проявление агрессии. Социализация такого ребенка крайне затруднена. В других случаях ребенок может замкнуться на себе, создать свой собственный мир. Тогда он формально общается с близкими, проявляя конформность и чудеса манипуляции. Проекции архетипов, осевшие в личном бессознательном ребенка, при слаборазвитом детском сознании оживляют бессознательные процессы, наполняя их энергией. Клинически у ребенка это может проявиться переоценкой своей личности, пренебрежительным, презрительно-снисходительным отношением к родителям, которые не вызывают у него уважения, высокомерием, безудержным фантазированием с элементами сказок, мифов, иногда космического содержания, и, конечно, девиантным поведением, когда отрицательные образы значительно оживляют архетип тени. Повзрослев, такой человек весь негатив и подавленную агрессию, накопленные в родительской семье, бессознательно проецирует на окружающий мир, окрашивая вселенную в мрачные тона. Индивидуум испытывает неуверенность в себе, безотчетный страх перед незнакомыми людьми, администрацией и силовыми структурами, недоверие к окружающим людям и бессознательно занимает оборонительную позицию в обществе. Отрицательные эмоции вызывают напряжение в нервной системе и приводят к психосоматическим заболеваниям.

Схема функционирования родительских образов в разные возрастные периоды помогла мне ретроспективно проанализировать случаи из моей врачебной практики.
Примером может служить следующее наблюдение: пациент С., 22 лет, обратился ко мне как невропатологу с жалобами на постоянную головную боль, внутреннее напряжение, резко выраженную раздражительность, возбудимость, тревожность и ощущение, что незнакомые люди на улице проявляют злобность по отношению к нему: «косо смотрят», что вызывает желание вступить в драку.

Объективно выявлены эмоциональная и вегетативная неустойчивость, повышенная потливость, покраснение лица, груди при эмоциональной нагрузке, дрожание рук, повышенное артериальное давление.

С. пришёл в сопровождении матери. В отношениях сына и матери была заметна напряжённость. В дальнейшей беседе обнаружилась агрессия по отношению к родителям. В детстве они, желая видеть его отличником, наказывали за плохие оценки и заставляли делать уроки до 4-5 часов утра. А теперь, когда он самостоятельный человек и сам зарабатывает себе на жизнь, родители продолжают контролировать его поведение, устраивают скандалы (особенно мать), если он задерживается, даже если предупредил об этом по телефону. В последние 2 года неоднократно в драках получал травмы головы без потери сознания.

Было проведено лечение сосудистыми препаратами и психотерапия, оказавшее положительный эффект. Пациент с удивлением заметил, что перестал ощущать агрессию со стороны окружающих людей и свободно чувствует себя в обществе. Исчезли головная боль и внутреннее напряжение, уменьшились эмоциональная и вегетативная неустойчивость, нормализовалось артериальное давление.

У взрослых при сформированных отрицательных родительских образах позитивный аспект родительского образа бессознательно проецируется на авторитеты, на лиц, старших по возрасту или служебному положению, вместе с неоправдавшимися в родительской семье ожиданиями любви, эмоциональной поддержки, одобрения, похвалы, что может стать основой зависимого поведения с манипуляциями и угодничеством.

При резко выраженном разобщении с близкими людьми и оживлении архетипа тени в бессознательном, архетипы Отца и Матери могут быть спроецированы на асоциальных личностей и криминальные авторитеты. Такой индивидуум обретает силу и уверенность в рамках сомнительного «братства», и находится в оппозиции к обществу и закону.

Влияние родительского комплекса на будущие поколения

Когда мужчина и женщина с проблемными родительскими образами в разуме создают семью, они могут бессознательно проецировать на своих супругов или их родителей позитивный аспект родительского образа вместе с бессознательными ожиданиями идеального отношения к себе, но переносят в новую семью модель своего поведения в родительской семье. Эта бессознательная противоречивость становится источником напряжения во взаимоотношениях и основой конфликта. В других случаях отрицательный родительский образ проецируется на супруга (супругу) или его (её) родителей. Часто такой перенос проекции способствует идеализации собственных родителей, что поддерживает инфантильность индивида.

Бывает, что мужчина, лишенный в детстве материнской любви и ласки, может бессознательно проецировать идеальный образ матери на жену, обнаруживает инфантильное поведение и даже испытывает неприязнь к своему ребенку, бессознательно ревнуя его к матери, как это нередко происходит со старшим ребенком в семье по отношению к младшему. 

Женщина, которая была лишена в детстве эмоциональной близости с матерью и испытывала большую привязанность к отцу, создавая семью, может проецировать на супруга не только мужское начало, но и идеальный образ отца, что может стать причиной сексуальных нарушений и эмоциональной зависимости. У лиц, имевших в детстве конфликтные отношения с родителями противоположного пола, отрицательный аспект мужского или женского начала (анимы или анимуса) проецируется в его личное бессознательное, что приводит к внутреннему конфликту, скрытой или явной неприязни к лицам противоположного пола, конфликтным отношениям в семье или к частой смене партнера в поисках идеала/2/. Известно, что став взрослым, индивидуум часто проявляет качества того родителя, с которым был в конфликте в детстве (явном или скрытом) и чей образ был более значим для него. Мужчина, который в детстве защищал мать от побоев отца, в роли мужа избивает свою жену. Женщина, страдавшая в детстве от эмоциональной сдержанности своей матери, в роли матери отказывает в ласке и похвале своему ребенку. Теперь и это поколение родителей не может быть адекватным объектом проецирования архетипов Отца и Матери для своих детей, что способствует формированию отрицательных родительских образов в их разуме. Кроме того, возможно наследование ребенком отрицательного родительского образа и тогда достаточно даже однократного злоупотребления родительской властью (ведь идеальных родителей нет), чтобы этот ребенок стал воспринимать родителя только через призму отрицательной проекции. Таким образом, родительский комплекс передается из поколения в поколение /2/.

К.Г.Юнг в лекциях, прочитанных в Лондоне в мае 1924г., приводит множество ярких и убедительных примеров, когда родители бессознательно становились причиной неврозов у своих детей, а дети бессознательно перенимали негативные установки своих родителей или являлись объектами бессознательных родительских проекций мужского и женского начала /1/.

Утрата родителей: что меняется?

Индивидуумы с родительским комплексом психологически относительно стабильны, пока родители живы. Негатив в разуме, связанный с отрицательным родительским образом, проецируется на конкретного родителя и конфликт осознаваем. При утрате родителей их образы погружаются в… «иной мир» коллективного бессознательного, где они продолжают иметь ту же дезинтегрирующую склонность к образованию проекций, что и раньше»(1). Конфликт продолжается, но уже не осознаваемый. Стабилизирующим фактором остается бессознательная проекция позитивного аспекта родительского образа на значимых для индивидуума лиц из своего окружения. В случае, если конкретные носители этой проекции будут вести себя по отношению к индивидууму также, как его собственные родители (что естественно, так как они не знают о возложенных на них ожиданиях и не собираются им соответствовать), или индивидуум внезапно разочаруется в своем кумире, или потеряет его, может наступить острая дезинтеграция личности по типу психоза, или продолжительная депрессия, или психосоматическое заболевание. «Как при внезапном растворении такой проекции, так и при внезапном впадении в безотцовщину, в состояние сиротства, можно в отдельных случаях получить опасные последствия из-за внезапной активации бессознательного, всегда сопровождающего это впадение» /1/.

Примеры из моей практики.
Пациентка З., 38 лет, выросшая без отца, многодетная мать, с обожанием относилась к своему супругу, который был старше нее на 25 лет, преданно ухаживала за ним, когда он болел. После его смерти, потеряв опору, впала в депрессию, и через 2 года представляла собой жалкую, седую, резко постаревшую женщину, вся жизнь которой осталась в прошлом.

Пациентка С., 49 лет, домохозяйка, мать сына – инвалида, после трагической гибели своего супруга обращалась к врачам с многочисленными жалобами на здоровье и производила впечатление растерянного ребёнка. Лечение оказалось безуспешным, прогрессировали заболевание почек, дегенеративные изменения сетчатки глаз, депрессивный синдром. Через 2 года пациентка потеряла зрение и получила инвалидность I группы.

Пациентка Т., 50 лет, в детстве долго болела после смерти матери, а в юности – после смерти бабушки. Ухудшение здоровья наступило в 43 года после смерти свекрови. В возрасте 46 лет, после смерти отца, с которым с детства была в конфликтных отношениях, ее самочувствие резко ухудшилось из-за прогрессирующей недостаточности мозгового кровообращения с поражением сетчатки глаз и снижением зрения. Была физически ослаблена, эмоционально подавлена. Увлеклась психологией и почувствовала опору в ведущей семинаров. В течение года состояние здоровья значительно улучшилось. В 49 лет, разочаровавшись в своем кумире, перенесла эпизод дезинтеграции личности с кратковременным регрессом в 5 летний возраст (когда была жестоко наказана отцом без объяснения причин). Произошёл доступ энергии из бессознательного по типу «Кундалини», с активизацией архетипа самости, ощущением единства с божественным источником, спонтанными эпизодами трансперсональных переживаний. Пациентка сохраняла связь с реальностью и воспринимала происходящее с ней как «внутренний исцеляющий процесс». В течение 7 дней кризоподобно реализовался «целебной компенсаторный эффект», «реализация самости», «процесс индивидуации», описанный К.Г. Юнгом/1/, с восстановлением саморегуляции организма и спонтанным излечением от ряда психосоматических заболеваний. В дальнейшем произошли положительные изменения в жизни и творческий подъем.

В случаях затянувшейся после подросткового возраста проекции архетипов Отца или Матери на конкретных родителей взросление индивидуума нарушается. Образ матери, реже отца, доминирует в сознании человека настолько, что он не способен создать собственную семью, а при потере родителей впадает в депрессию или заболевает физически.

Франсуа Мориак в повести «Матерь» так охарактеризовал это состояние: «стоило угаснуть материнскому солнцу, и сын оказался вращающимся в пустоте – планета, сбившаяся с орбиты».

Пример из практики: пациентка К., 50 лет, не создавшая собственной семьи, жила с заботливыми родителями. Смерть матери пережила адекватно, а после смерти отца в течение 6 месяцев находилась в депрессивном состоянии с психомоторной заторможенностью, затем стала возбужденной, многословной, суетливой, с трудом справлялась со служебными обязанностями. Периодически получала лечение и освобождение от работы в связи с повышением артериального давления. Через год её психика стабилизировалась, улучшилось физическое состояние. Вероятно, положительное влияние оказало расширение контактов с родственниками. Этот пример ценнен для меня тем, что я непосредственно наблюдала, как в течение года роль позитивной принимающей матери в некоторой степени взяли на себя коллеги по работе. Их молчаливое сочувствие, эмоциональная поддержка и подстраховка в выполнении должностных обязанностей немало способствовали выздоровлению их страдающей коллеги.


Предложенный обзор динамики родительских образов позволяет представить проявление родительского комплекса у индивидуумов, воспитанных в неполной семье или в детском доме.

Необыкновенная девочка

Случай из моей практики, который дал мне дополнительный материал к этой статье: Л. 12-и лет стала настолько истеричной и агрессивной, что была отстранена от занятий в школе. Поведение ребёнка расстроилось после ухода из семьи отчима. Л. его очень любила, считала отцом и нуждалась в нём. Отчим хорошо относился к девочке и не отказывал в общении, но родные Л. стыдились, что она «бегает к неродному отцу и надоедает ему».
Мать Л. была занята на работе в течение дня, а за детьми присматривали две бабушки. Дети раздражали обеих бабушек, из-за чего у них были конфликты между собой и с матерью детей (у Л. был младший брат).

Мое общение с Л. продолжалось около 3-х месяцев. Она охотно посещала сеансы психотерапии. Я понимала, что ребенок психологически очень пострадал. Во-первых, Л. была покинута родным отцом в раннем детстве, во-вторых, оставлена отчимом, на которого она проецировала архетип отца. Роль мамы выполняют бабушки, которые относятся к ребёнку негативно. Идеализированная мама фактически отсутствует, а негативная мама – рядом, т. е. налицо расщепление материнского образа: негативный аспект проецируется на бабушек, а позитивный аспект вытеснен в бессознательное. Отрицательный родительский комплекс активизировал архетип тени, что стало основой девиантного поведения. Учитывая напряженную обстановку в семье, я сознательно расширила границы общения, предложив девочке между сеансами звонить мне в любое время, если у нее возникнет такая потребность. Л. с энтузиазмом восприняла это предложение. Она часто звонила мне и даже приходила в мой кабинет, если ей хотелось пообщаться: «сообщить умные мысли», как она говорила. Я ей купила красивую тетрадь и попросила записывать в нее эти умные мысли. Она охотно выполняла эту инструкцию, а потом мы вместе с ней размышляли над этой информацией.
Расширение общения было односторонним. Я ей не звонила, не контролировала ее поведение, а наблюдала за тем, как постепенно повышались самооценка и ощущение значимости у ребенка. Переломный момент в психотерапии произошел спонтанно. Ко мне в кабинет зашла коллега-врач. Она увидела рисующую девочку и спросила с улыбкой, кто такая эта девочка. Я ответила, что мы обсуждаем с ней сложные жизненные вопросы. «Это что, такая девочка необыкновенная, что ты с ней возишься?» – спросила коллега. «Да», – подтвердила я. «Стала бы я возиться с ней, если бы она не была такой необыкновенной».

Девочка подняла голову от рисунка, вскочила и со слезами на глазах бросилась ко мне на грудь. «Вы правда считаете, что я необыкновенная?» – спросила она со страстью. «Конечно», – ответила я, приобняв ее, – «я считаю, что ты необыкновенная и очень способная». Лицо Л. засветилось от радости.

И вот наступил день, когда Л. зашла ко мне в кабинет со значительным выражением лица и задала вопрос: «Как вы считаете, может один человек с помощью добра помочь другим людям стать добрыми?». Я высказала предположение, что, видимо, она представляет, как это сделать. Девочка стала увлеченно рисовать. Она нарисовала квадрат, в правом нижнем углу обозначила кружочком и солнцем доброго человека, а по остальным углам квадрата обозначила кружочками недобрых людей. «Добрый человек может поделиться добром с этими людьми», – сказала она и нарисовала солнышки над кружочками, обозначавшими недобрых людей. «Когда все люди добрые, это – счастье», – сказала она и нарисовала в центре квадрата солнце. Л. была очень довольна проделанной работой и решила, что эта картинка навсегда останется с ней – в душе. Это было наше последнее занятие. Она пришла еще раз, чтобы подарить мне нарисованную ею картинку – цветок розы. Л. вернулась в школу и успешно закончила учебный год. Мне она больше не звонила. Через месяц она принесла книгу, которую я давала почитать ее бабушке. Девочка выглядела уверенной и независимой. Она больше не нуждалась в моей поддержке.
Судя по символике последнего рисунка, девочка интегрировала позитивный образ отца в виде солярного символа (солнце – один из символов архетипа Отца). Активизации позитивного аспекта материнского образа способствовала взятая мною роль принимающей, хорошей мамы. Расщепление родительских образов – внутренних родительских объектов – было устранено, связь с архетипами Отца и Матери адекватно восстановлена. Изменилась внутренняя реальность ребёнка. Образы родителей стали человечнее, что помогло Л. принять своих близких такими, какие они есть в реальности. Восстановилось душевное равновесие девочки и кризис был преодолен.

Влияние родителей и связанных с ними переживаний на становление личности существенно дополняется генетическим наследованием, врожденной способностью к образованию комплексов.

«Поэтому родительский комплекс есть не что иное, как проявление столкновения между действительностью и непригодным в этом смысле свойством индивида. Следовательно, первой формой комплекса должен быть родительский комплекс, потому что родители – это первая действительность, с которой ребенок может вступить в конфликт» /2/. Ст. Гроф, посвятивший свою жизнь исследованиям сознания и бессознательного, соглашается, что оскорбления, травмы, недостаток любви в младенчестве и детстве влияют на развитие ребенка, но большое значение он придает травме биологического рождения /6/. Но как бы глубоко в трансцендентном прошлом ни находились истоки родительского комплекса, проявляется он в настоящем конкретных родителей и детей. В идеале индивидуум может приобрести мудрость в зрелом возрасте, увидеть родительские ошибки своих взрослых детей, ретроспективно осознать собственные комплексы и простить своих родителей. Но такое «изживание» родительского комплекса отдельной личностью не меняет ситуации в целом. Как правило, зрелость родителей не наступает к моменту появления у них детей, и родительский комплекс в той или иной степени выраженности широко распространен в нашем обществе. «Конечно, невозможно, чтобы у родителей не было никаких комплексов. Это было бы сверх человеческих возможностей, но родители должны с ними бороться, хотя бы ради детей» /1/. В настоящее время эта рекомендация К.Юнга вполне осуществима.

Как может помочь психотерапия?

Психотерапия способствует переработке отрицательной информации во внутреннем мире человека с постепенной интеграцией содержаний бессознательного, включая родительские образы.

Невозможно изменить свое реальное прошлое и прошлое своих родителей, но можно принять образы родителей в Высшем потенциале, в соответствии с эталоном, заложенном в генетической памяти, почувствовать в процессе психотерапии их любовь и близость. В ходе психотерапевтической работы происходит «починка» родительского образа во внутреннем мире за счёт позитивной части архетипа. Этот позитивный аспект помогает трансформировать отрицательный родительский образ и тем самым освободиться от сопутствующих отрицательных эмоций.
Психотравмирующее прошлое трансформируется в жизнеутверждающее настоящее, что позволяет обрести душевное равновесие, удивительное ощущение присутствия в этом мире «здесь и сейчас», способствует улучшению саморегуляции организма и излечению от психосоматических заболеваний. Позитивный душевный настрой родителей – основа гармоничных отношений в семье, необходимых для воспитания ребёнка. 

Родители – творцы, являясь живым воплощением архетипов Отца и Матери для своих детей в раннем детстве, вносят неоценимый вклад в формирование внутренней вселенной своего ребенка и закладывают основу психологического здоровья для последующих поколений. Самой природой на родителей возложена основная ответственность за воспитание и становление личности своего ребенка. Родителям важно иметь понятие о структуре разума, о динамике формирования родительских образов в разуме ребёнка, осознать значение детской бессознательной проекции на них первообразов – архетипов Отца и Матери и насущную необходимость соответствовать этой проекции. Родителям важно осознавать, что психологические проблемы ребёнка являются индикаторами психологических проблем самих родителей.

Семьи, имеющие психологические проблемы, в настоящее время могут получить квалифицированную психологическую и психотерапевтическую помощь. Кроме работы с психологом – психотерапевтом, в настоящее время широко используются аппараты для гармонизации структур головного мозга, имеющих отношение к долговременной памяти и эмоциям. Приятная процедура биоакустической коррекции (БАК) или аппаратная методика БОС (биологически обратная связь) позволяют устранить эмоциональное напряжение в подкорковых структурах. Это способствует восстановлению саморегуляции организма и излечению от невроза и ряда психосоматических заболеваний.

Статья расчитана на широкий круг читателей, включая психологов, педагогов, врачей.

Список литературы:
1. К.Г. Юнг. «Божественный ребенок» Москва. Олимп, 1997г. стр. 23, 19-59(55), 89-99(91), 206.
2. К.Г. Юнг «Проблемы души нашего времени» Изд. «Питер», Санкт- Петербург Москва – Харьков – Минск 2002г., стр. 105-106, 14, 149-158 (157), 254-257.
3. Карл Юнг. «Избранное». Изд. «Попурри», Минск, 1998г., стр. 109, стр. 171-184.
4. В.Вульф «Танец жизни». М.Ю. Ассоциация «Холодинамика», РОО НМО «Творчество», 1998г., стр. 21,33,120,123.
5. Фритьоф Капра. «Уроки мудрости». Издательство трансперсонального института, Москва. AirLand, Киев, 1996г.
6. Станислав Гроф. «Космическая игра». Исследования рубежей человеческого сознания. Издательство трансперсонального института, Москва, 1997 г.
7. Абрахам Маслоу. «Новые рубежи человеческой природы». Изд. «Смысл». Будапешт-Москва, 1999г., стр.186-191.
8. Шэрон Лойшен «Психологический тренинг умений». Школа Вирджинии Сатир. Изд. «Питер». Санкт – Петербург — Москва – Харьков – Минск 2001г., стр. 22.

Здесь и сейчас – Вебинар для приемных родителей «Воспитание чувств и развитие личности ребенка в общении с природой и через восприятие природных циклов»

Приглашаем приемных родителей на вебинар «Воспитание чувств и развитие личности ребенка в общении с природой и через восприятие природных циклов», который пройдет в воскресенье 24 января с 11:00 до 13:00 на платформе Zoom.

Непосредственно участвуя в вебинаре, вы сможете задать вопросы ведущему и сразу получить ответы, рассказать о собственных детских впечатлениях и обсудить то, что важно именно для вас и вашего ребенка.

Мы поговорим о том, как в детстве закладывается личность, формируется человеческая индивидуальность. Что мы, как родители, можем сделать для того, чтобы ребенок воспринял наши ценности. И о том, как наше детство влияло на то, какими мы выросли.

Обратим внимание на влияние природных и социальных годовых циклов на нашу жизнь: смена времен года, зимние, весенние, летние и осенние праздники, игры и природные процессы. Как мы сами связаны с природными процессами и как эта связь влияет на формирование личности. Увидим, что природные циклы могут влиять на развитие эмоциональной жизни ребенка и исцелять его. Обсудим, как можно использовать разные произведения искусства для развития ребенка, помощи ему в переживании трудностей, поддержки эмоционального и социального развития. Поговорим о влиянии природы и природных годовых процессов на искусство и через искусство на нашу жизнь.

Участие в вебинаре бесплатное, необходима регистрация. Все зарегистрировавшиеся участники получат ссылку на запись вебинара.

Когда: 24.01.2021
Во сколько: с 11:00 до 13:00
Где: онлайн на платформе Zoom
Ведущая: Екатерина Фиалкова, лечебный педагог, арт-терапевт БФ «Здесь и сейчас»

Зарегистрироваться

Вебинар проводится при поддержке гранта Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы.

А1. Верны ли следующие суждения о личности? А. Личность формируется во взаимодействии с

А. Личность формируется во взаимодействии с другими людьми.

Б. Личность формируется на протяжении всей жизни человека.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

А2. Человек от животного отличается тем, что он

1) имеет природные инстинкты

2) обладает наиболее совершенным слухом

3) не зависит от природных условий

4) обладает членораздельной речью

А3. Что характеризует рыночную экономику?

1) частная собственность на средства производства

2) уравнительное распределение производимых продуктов

3) государственное регулирование ценообразования

4) централизованное планирование производства

А4. К. – небольшой островок, оторванный от цивилизации. Его жители собирают плоды, ловят рыбу, сами изготавливают себе одежду и домашнюю утварь. Они живут большими семьями, главами которых являются старшие мужчины. Распоряжение главы семьи являются обязательными для домочадцев. К какому типу относится общество К.?

1) традиционному

2) индустриальному

3) информационному

4) постиндустриальному

А5. Репродуктивная функция семьи проявляется в

1) организации потребления

2) моральной регламентации поведения

3) в воспитании детей в традициях семьи

4) биологическом воспроизведении

А6. Немецкий гуманист прошлого писал: «Ребёнок учится тому, что видит у себя в дому: родители – пример ему». О какой роли семьи в жизни человека и общества говорят эти слова?

1) организация совместного досуга

2) укрепление родственных связей

3) совместное ведение домашнего хозяйства

4) воспитание детей

А7. В отличие от животных человек способен

1) реагировать с помощью органов чувств

2) вырабатывать условные рефлексы

3) удовлетворять потребности

4) предвидеть результаты своей деятельности

А8. Верны ли следующие суждения о социальном конфликте?

А. Стремление сторон отстоять свои взгляды – одна из причин социального конфликта.

Б. Социальные конфликты могут иметь как положительные, так и отрицательные последствия для общества.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

А9. Дефицит государственного бюджета – это

1) уменьшение числа налоговых поступлений

2) превышение государственных расходов над доходами

3) сокращение объёма денежной массы

4) снижение внешнего долга

А10. К какой сфере относится производство, конкуренция, рынок?

1) экономическая

2) социальная

3) политическая

4) духовная

А11. Саша хорошо учится в общеобразовательной и музыкальной школе. Он помогает маме воспитывать младшего брата. Всё это характеризует Сашу как

1) гражданина

2) индивида

3) личность

4) сына

А12. Верны ли следующие суждения об экономической сфере оющества?

А. Экономическая сфера помимо производства, обмена, распределения материальных благ включает и их потребление.

Б. Экономическая сфера оказывает влияние на другие сферы общества.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

А13. В стране В. активно развиваются наукоёмкие производства, произошли революционные изменения в сфере массовых коммуникаций. На производстве и в быту применяются компьютеры, робототехника. Уровень образованности населения очень высок. К какому типу относится общество В.?

1) традиционному

2) индустриальному

3) аграрному

4) информационному

ЧАСТЬ II

В1. Установите соответствие между фактами и сферами жизни общества: к каждой позиции, данной в первом столбце, подберите соответствующую позицию из второго столбца (например, А1).

ФАКТЫ

А) производство товаров и услуг

Б) отношения «отцов» и «детей»

В) межнациональный конфликт

Г) оказание банковских услуг

СФЕРЫ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

1) экономическая

2) социальная

В2. Найдите в приведённом ниже списке пути общественного развития и выпишите цифры, под которыми они указаны:

1) дифференциация

2) эволюция

3) мобильность

4) стратификация

5) революция

В3. Запишите слово, пропущенное в приведённой ниже схеме

СФЕРЫ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

? политическая социальная духовная

В4. Установите соответствие основных сфер жизни общества и характерных для них явлений

ХАРАКТЕРНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

А) повышение налогов на бензин

Б) выражение недоверия правительству

В) премьера оперы Мусоргского «Борис Годунов»

Г) повышение пенсий по старости

СФЕРЫ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

1) политическая

2) экономическая

3) социальная

4) духовная

PROBLEMS OF THE INTERINFLuENCE OF CuLTuRE AND Personality: Cross-Disciplinary CONNECTIONS | Spirina

The article is devoted to the problem of the interinfluence of culture and personality. Culture is a life forming aspect for personality. The author covers three hypostases personality obtained due to the interaction with culture described: personality as the object of culture, as a culture-bearer, and as the subject of culture. Personality also has a significant impact on culture: under the influence of personality, culture is transformed, acquiring new forms in the course of culture-creating activity of a person. Person, being a part of certain cultural and historical process, incorporates the basics of morality, traditions, and experience of generations, which become the basis for the formation of personality. Personality is not a static subject, it has the ability to choose, to develop consciously, turning to certain cultural values. In the conditions of the modern world, personality actively uses the ability to adapt, which is gained thanks to inseparable connection with culture. Besides traditions, culture gives personality spirituality, which forms the desire for self-development, for searching and finding of sense, for realizing of the essence of moral values. All this determines the need of personality for self-realization. It is directly related to the creative activity. In self-expression, personality reflects the state of cultural environment to which it belongs, and the society in which it exists. The article describes cultural process and cultural environment, where personality exists and covers the variety of cross-disciplinary approaches to its research such as sociological, philosophical, approach from the standpoint of historical sciences, psychological and cultural approaches.


Культура — это некий «водораздел» между двумя кардинально разными формами бытия: природной, нерукотворной частью мира и тем, что создано в процессе человеческой деятельности. При этом культура выполняет функцию не уничтожения естественного, а его обрамления, преобразования, часто улучшения, в результате которого то самое естественное наполняется новым уникальным содержанием. Имея в своей сущности как естественное, дарованное природой, так и приобретённое (ценности и опыт сотворённого человеком), личность, находясь на границе того и другого, является интегрирующим звеном между ними и может быть рассмотрена как продукт такой интеграции. При этом личности присущи духовность и способность к творческой деятельности в широком смысле, возможность воспринимать и перерабатывать культуру, обретая ценности предыдущих поколений. Всё это свидетельствует о перекрёстном взаимовлиянии личности и культуры: с одной стороны, личность формируется в результате непосредственного воздействия культуры на индивида, с другой — личность оказывает своё влияние на развитие культуры в определённый момент времени в рамках определённого социума. Проблема взаимодействия и взаимовлияния личности и культуры по сей день является актуальным предметом научных изысканий многих исследователей. Культурный процесс не стоит на месте, позволяя делать предположения о том, что, трансформируясь, культура изменяет собственное влияние на личность. Глобализация, ускорение процессов обмена информацией и процветание массовой культуры приобретают необратимый характер в наши дни, и в условиях постоянно меняющегося мира вопрос познания личности, её сущности и взаимодействия с культурой становится всё более актуальным и социально востребованным. Ввиду нарастающей ответственности человека в окружающем его мире, с одной стороны, и влияния социальной и культурной обстановки на него — с другой, отношения «личность — культура» подвержены перманентным преобразованиям, обретая всё новые пути взаимодействия и этапы развития. Процесс индивидуализации личности происходит с помощью её взаимодействия с культурой. Будучи погружённым в культурную среду, человек с самого рождения начинает обретать собственную индивидуальность. Культура же, в свою очередь, обогащается с помощью осознанной деятельности личности, получая своё развитие под её воздействием. При этом человек влияет на культуру не только выражением своей индивидуальности: культура обогащается с помощью духовности человека, его творчества, чувственности и свободы. Личность, являясь отражением определённой культуры, приобретает черты цивилизации, культурно-исторического этапа, в котором существует и которому принадлежит. «Бытие открывается в человеке через человека», — писал Н.А. Бердяев [4, с. 66-67]. Поскольку культура является составляющей частью бытия, и его невозможно представить без неё, то можно перефразировать эти слова исследователя: культура открывается в личности с помощью другой личности. Культура, по сути, является базисом, основой бытия человека. Во взаимосвязи с культурой человек обретает своё выражение в трёх ипостасях. В первой из них человек является объектом культуры. Обитая в культурно-историческом пространстве, личность становится потребителем культуры, вбирает в себя всю её ценность. На этапе зарождения личность является подражателем, только набирает свой творческий потенциал, черпая богатство культуры. Иными словами, культура воздействует на личность, человек социализируется и на основе «усвоения» культуры аккумулирует в себе творческий потенциал. Вторая, не менее важная ипостась личности по отношению к культуре — личность — носитель культуры. Вбирая в себя культурные ценности, опыт, знания, традиции, нормы, личность получает способность трансформировать их в собственном сознании и использовать в своей деятельности, поведении и коммуникации с другими людьми и окружающим миром сообразно своим индивидуальным качествам. Исходя из этого, культура является составляющей внутреннего содержания личности. Функционируя в культуре, личность выражает имеющиеся культурные ценности. Третьей ипостасью личности можно назвать личность — субъект культуры. Человек ЩИ Л1 13 1Ш 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 щ 1 щ \\л сп ы U Z ы G с/э U S On О с/э О < S ы К VC U e о u О к e I i Ш 1 i i i i i 1 i 1 1 n fn: проявляет себя с помощью собственного творческого начала, собственного ощущения свободы и сформированной в нём духовности. Личность всегда принимает деятельную позицию относительно окружающего её мира: имея созидательное, творческое начало, человек создаёт, преобразует и развивает культуру. Параллельно происходит процесс самореализации, саморазвития личности. Все три ипостаси, в которых выступает личность по отношению к культуре, выражают глубокую связь и масштабный характер их взаимодействия. Формируясь и развиваясь в культурном пространстве, личность выступает объектом культуры. Вбирая в себя культурные ценности, «впитывая» культуру, личность становится её носителем. Но человек отнюдь не является пассивным созерцателем. Благодаря творческому подходу, желанию самосовершенствования, человек влияет на формирование и развитие культуры. Таким образом, очевидным становится многогранный характер взаимовлияния личности и культуры. Культура — это то, без чего нельзя представить бытие личности. Справедливо отметить, что культура становится для личности жизнеобразующим аспектом. Но и личность оказывает значимое влияние на культуру: проходя «сквозь» личность, культура преобразуется, находя свои новые формы в культуротворческой деятельности человека. Таким образом вокруг человека возникает некая «культурная оболочка», в которой он существует, развивается и творит. Исследователь В.И. Вернадский, рассуждая о созидательной и культуротворческой природе личности, говорил о ноосфере. Ноосфера — «.. .есть новое геологическое явление на нашей планете. В ней впервые человек становится крупнейшей геологической силой. Перед ним открываются всё более и более широкие творческие возможности» [6, с. 307]. В своём исследовании биосферы Н.Г. Холодный развил эту мысль, написав, что «.деятельность современного человека направлена в основном на преобразование природы» [19, с. 163], и что вокруг него образуется некая противоположная природной своеобразная среда — антропосфера. Подобная мысль прослеживается и в работах Д.С. Лихачёва, утверждавшего, что помимо биосферы человек окружён «гомосферой», или «человекоокружением», в которую он погружается с самого рождения, черпая из неё культурные ценности и опыт поколений, нравственность и понимание окружающего мира. Человек, обитая в определённом культурно-историческом процессе, вбирает в себя основы нравственности, традиции, опыт поколений. Всё это становится базисом для формирования личности, способной осознанно определять, что является наиболее приоритетным для её развития. Личность — это не статичный субъект, она обладает способностью выбирать, осознанно развиваться, обращаясь к тем или иным ценностям культуры. Человек, идентифицирующий себя со своей общностью, культурой, нацией, отождествляет себя со всеобщим человечеством. Только такой человек способен выполнить патриотический долг по отношению к своей культуре, нации, этносу и защитить свою страну [9, с. 55]. Важно отметить, что культура, являющаяся базой для формирования личности, продолжает не просто существовать в историческом процессе, но и трансформироваться, проходя через призму человеческого опыта и передаваясь от поколения к поколению. Поэтому среда, в которой развивается личность, очень важна для сохранения основ духовности, культурных ценностей, нравственных начал и традиций — того, что человек передаст будущим поколениям. В условиях современного мира — в век стремительного потока информации, в век расцвета массовой культуры — личность активно использует способность к адаптации, которую получает благодаря своей неразрывной связи с культурой. Культура позволяет отдельно взятой личности приспосабливаться к меняющимся условиям существования. Являясь основным средством самореализации личности, она включает в себя знания, ценности, образцы, нормы, духовность. Воспитание и образование личности выступают основными механизмами, которые способствуют личностной самореализации. На специфику систем воспитания и образования влияет этническая принадлежность культуры: каждый этнос имеет свои особенности воспитания и образования, характерные на конкретном культурно-историческом этапе развития. В современной жизни особое значение имеют традиции, формируемые в рамках культуры этноса, — из них человек черпает культурные ценности. Ф. Хайек, рассуждая о силе традиций, заметил, что «большую часть знания нам даёт не непосредственный опыт и не наблюдение, а непрерывный процесс „пропускания через себя“ усваиваемых традиций. Традиция — это отбор без чьего бы то ни было ведома и чьих бы то ни было намерений. В процессе отбора, формирующего обычаи и мораль, могло учитываться количество фактических обстоятельств большее, чем то, которое могли воспринимать индивиды; как следствие этого, традиция в определённых отношениях выше и „мудрее“ человеческого разума» [18, с. 133]. Нельзя не согласиться с этим мнением и оставить значение традиций в жизни личности неоценённым. Помимо традиций, культура одаряет личность духовностью — совокупностью ценностей и стремлений человека достичь наивысших целей собственного бытия. Духовность формирует в личности стремление к саморазвитию, поиску и нахождению смысла, осознанию сущности моральных ценностей. Говоря о ценностях, стоит отметить, что в современном мире роль материальных ценностей, к сожалению, превалирует над ролью моральных. В то же время именно наличие моральных ценностей обусловливает стремление человека к саморазвитию, самореализации. И мощная связь с культурой позволяет личности активизировать свои творческие резервы, необходимые для достижения высших целей, без которых личность перестала бы являться таковой. Потребность в самореализации — одна из концептуальных черт личности. Она напрямую связана с творческой деятельностью. И здесь можно наблюдать влияние культуры: самореализация — это не просто выражение личностной индивидуальности. В самовыражении личность отражает состояние культурной среды, которой она принадлежит и социума, в котором существует. Итак, личность и культура находятся в постоянном тесном взаимодействии. Природа этого взаимодействия заключается в том, что личность формируется и развивается под непосредственным влиянием культуры, впитывая основы нравственности, понятия эстетики, познавая её ценности и перенимая её традиции. В то же время культура преобразуется и обретает новую жизнь под воздействием личности: жизненный опыт, творческая деятельность и стремление к самореализации позволяют личности изменять культуру, пополнять её новыми идеями, культурными образцами. Личность — понятие фундаментальное и являющееся предметом изучения сразу нескольких гуманитарных наук, таких как философия, социология, история, психология, культурология. Исследователи обращают внимание на «энциклопедичность» и «муль-тидисциплинарность» проблемы личности [1, с. 6-9]. Однако в современной науке всё же существуют некоторые нерешённые вопросы по данной проблематике. Так, принципиально важным является отсутствие комплексной, всеобъемлющей методологии, интегрирующей различные подходы к многоаспектному и междисциплинарному анализу личности. Важно раскрыть понятие личности в рамках парадигмы «человек — творец и творение культуры» с учётом философских, культурологических, психологических, социальноисторических характеристик. Поэтому уместным становится формирование некоего компаративистского среза дефиниций понятия «личность», которые принадлежат различным научным направлениям, сформированным в рамках различных подходов. В русле социологического подхода личность рассматривается в аспекте своей соотнесённости с обществом, как социально значимая единица, как совокупность характеристик, имеющих ключевое значение для социума. Личность — это член общества, звено системы, формирующее и преобразующее его. Соответственно, личность для социологии — это совокупность черт индивида, способная раскрыться только в условиях нахождения в обществе. Одним из принципов социологического подхода является отождествление культурного и общественного. Культура здесь выступает общественным выражением бытия индивида. Согласно парадигме о взаимозависимости и взаимовлиянии культуры и личности, общество обогащается культурными ценностями в целом. По словам В.Е. Кемерова, социология и психология «исходят не из бытия людей и проблем их самореализации, а из сложившейся в обществознании системы разделения труда, когда связи людей рассматриваются в социологии, а их спонтанная деятельность — в психологии» [13, с. 289]. Именно этим и обусловлены основные трудности при изучении личности в рамках данных наук. Исходя из этого, мы можем заключить, что социологический подход к изучению проблемы личности заключается в рассмотрении её сугубо с точки зрения её социализации. В философии личность — фундаментальная, и, одновременно предельная абстракция. Человек не тождественен сам себе: личность является не только выражением бытия, его наполнением, но и его создателем. Согласно философскому подходу, личность находится в состоянии перманентного формирования и развития, в поиске сакрального смысла бытия. По мнению Н.А. Бердяева, личность — не только часть социума или субъект, сформированный в результате общественных отношений, «личность в человеке есть результат борьбы… Личность вырабатывается длительным процессом, выбором, вытеснением того, что во мне не есть моё „я“» [5, с. 48]. Она не ЩИ Л1 15 1ОТ 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 щ 1 щ \\л сп ы U Z ы G с/э U S On О с/э О < S ы К VC U e о u О к e I i Ш 1 i i i i i 1 i 1 1 n fn: есть идеал, цель или образец, «Она есть то, что возникает, становится, проявляет себя в трансценденции (в выходе за пределы)» [7, с. 29]. Личность с позиции исторических наук рассматривается как субъект, существующий в рамках исторического процесса. Г.С. Кнабе утверждает, что личность — это «характеристика человека с точки зрения его участия в общественной жизни и значительной роли, которую он в этой жизни играет» [10, с. 10]. Исходя из этого, исследователь формулирует задачу истории — изучать исторические закономерности, выявляющие корреляцию исторического поведения человека с его личной позицией. Результатом такого подхода стало формирование так называемой «персональной» истории, имеющей цель — исследовать не типичного представителя той или иной эпохи, а выдающихся личностей, принадлежавших ей: их личную жизнь, развитие личности конкретной персоналии, относящейся к тому или иному историческому периоду. При этом целью «персональной» истории становится личность. Она, в то же время, становится и средством познания исторического процесса, в котором существует и который формирует или преобразует её. Психологический подход в изучении личности является противоречивым и многогранным, чему свидетельствует тот факт, что психология, понятие личности для которой является основополагающей, всё ещё не обладает сформированной концепцией понятия «личность». Современная психология базируется на концепции, что личность — это совокупность психических характеристик индивида, обеспечивающих его осознанное, последовательное и стабильное поведение. Данные свойства индивида являются приобретёнными в ходе деятельности и существовании в социуме. Данная концепция носит специфический характер относительно прочих подходов к изучению личности: она в психологии — результат социализации, самосознания и деятельности. С.Л. Рубинштейн определяет личность как «совокупность внутренних условий, через которые проявляются внешние воздействия» [15, с. 663]. По мнению И.С. Кона, «понятие личности означает человеческого индивида как члена общества; он обобщает интегрированные в нём социально значимые черты» [11, с. 127]. К.К. Платонов же определяет личность как «человека носителя сознания» [14, с. 12]. Исследователи Е.И. Исаев и В.И. Слободчиков заключают, что личность — это «способ жизни и действия, проявляющиеся в свободном и творческом определении своего места в обществе, в самостоятельных поступках, в принятии ответственности за последствия своих социальных деяний. Личность — это всегда определённая позиция» [16, с. 12]. В целом можно выделить две основные концепции в рассмотрении личности в рамках психологического подхода. Первая заключается в том, что все проявления личности могут быть сведены к тому или иному психологическому явлению, будь то темперамент или поведение. Согласно второй, личность является комплексной системой, взаимодействующей с другими сложными системами, например с природой или обществом. По мнению К. Левина, системный подход в изучении личности является единственно верным, поскольку нельзя исследовать личность «в чистом виде», не учитывая её связей с окружающим миром. «Вместо того чтобы вычленять из ситуации тот или иной изолированный элемент, значимость которого невозможно оценить без рассмотрения ситуации в целом… — исследователь предлагает, — произвести анализ в первом приближении». «А уже после такого „анализа в первом приближении1′ различные аспекты и части ситуации подвергаются всё более и более конкретному и детальному анализу» [12, с. 253]. Итак, психология рассматривает личность, используя два подхода. Но в целом личность в рамках психологического подхода — это, по сути, любой индивид, обладающий самосознанием. Тем не менее рассматривать личность так узко нельзя, поскольку в нашем понимании, помимо самосознания, она обладает ярко выраженной реакцией на происходящее, имеет собственное мировоззрение, жизненную позицию. Всё это, безусловно, является итогом сознательной деятельности. Но, помимо этого, личность способна самостоятельно мыслить, творить, обладать силой воли и чувствительностью. Культурологический подход как комплексный междисциплинарный метод анализа личности к изучению личности без сомнения является самым комплексным. Это связано, прежде всего, с тем, что сама культурология является опытом междисциплинарного познания. Данная наука рассматривает личность как «присущее индивиду психосоциальное и культурное начало, позволяющее ему активно участвовать в общественной жизни», как «продукт взаимодействия социально-культурных и психобиологических сил» [17, с. 6]. По мнению К.З. Акопяна, «личность — это высший уровень духовного развития человека, на котором данным индивидом в значительной степени реализуются его собственные — природные, трансцендентальные и социальной средой формируемые и стимулируемые раскрытию — потенции, благодаря чему он фактически и в конечном итоге приобретает социальную значимость» [3, с. 65-66]. Иными словами, личность в культурологии — субъект, который в результате собственного развития и становления приобретает такие качества и такие возможности, которые позволяют ему приобрести собственную значимость в социальном и культурном плане. Многие исследователи рассматривают проблему личности в рамках культурно-исторического контекста и считают такой подход приоритетным. Изложенные выше определения личности в русле различных гуманитарных наук указывают на определённые сложности в систематизации и кросс-дисциплинарном синтезе знаний о личности. Вместе с тем на основе вышесказанного можно проследить зачатки процесса интеграции подходов и методов разных дисциплин: так, философия прибегает к подходам психологии, социология и история заимствуют подходы культурологии и психологии и так далее. Культурологический подход в исследовании личности является наиболее комплексным из всех представленных, поскольку синтезирует опыт других наук. Личность в культурологии — это совокупность индивидуальных особенностей (прослеживается подход психологии), мировоззрения (концептуальный аспект философии), общественной и культуротворческой деятельности (подход социологии), исторически значимых результатов деятельности (присуще историческому подходу). Культурологический подход позволяет подвергать анализу не только личность как таковую, но и рассматривать её в совокупности с культурно-историческим контекстом, в котором она существует. При таком подходе противопоставление «личность — культура» перестает быть актуальным: два этих понятия объединяются в рамках культурно-исторического контекста, подтверждая своё взаимовлияние. Согласно культурологическому подходу, личность не может существовать в отрыве от истории, времени и, соответственно, вне культуры. Культура здесь — основа, принципиальное условие формирования личности, «культура — подлинная тайна каждой личности», «тайна её уникальной всеобщности» [8, с. 85]. В то же время личность характеризует культуру, является её выражением, специфицирует её. Личность, существующая в культуре, обладает большим интеллектуальным и творческим потенциалом: «.. .таким образом, культурологию интересует любой факт, любой предмет, в которых нашла своё выражение способность человека к творчеству», — пишет К.З. Акопян [2, с. 193]. Несмотря на то что подходы к изучению и трактовке понятия «личность» являются разными, их объединяет то, что парадигма «личность — творец и творение культуры» остаётся верной для каждого из них и является принципиально важной для данной проблемы.

A. A Spirina

N.P. Ogarev Mordovia State University Institute of National and Folk Culture

Email: [email protected]

Postgraduate Student of Institute of National and Folk Culture

  1. Азроянц Э.А. Проблема человека: мультидисциплинарный подход // Проблема человека: мультидисциплинарный подход: материалы науч. конф., 22-23 окт. 1998 г. — М., 1998. — С. 6-9
  2. Акопян К.З. Специфика исторической культурологии как научной дисциплины // Культурология: от прошлого к будущему: к 70-летию Рос. ин-та культурологии. — М., 2002. — С. 189-200
  3. Акопян К.З. Теория культуры: учебно-метод. материалы и планы семинар. занятий. — Н. Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 1996. — 72 с
  4. Бердяев Н.А. О назначении человека: сборник. -М.: Республика, 1993. — 382 с
  5. Бердяев Н.А. Мир философии: кн. для чтения. Ч. 2. Человек. Общество. Культура. — М., 1991. С. 48-57
  6. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Русский космизм: антология философской мысли / Сост. С.Г. Семенова, А.Г. Гачева. — М.: Педагогика-Пресс, 1993. — С. 303-311
  7. Волков В.Н. Онтология личности: Дис. … д-ра филос. наук. — Иваново, 2001. — 485 с
  8. Гуревич А.Я. Ещё несколько замечаний к дискуссии о личности и индивидуальности в истории культуры // Одиссей. Человек в истории. — 1990. — Т. 1990. -С. 76-89
  9. Демяшева Л.С., Гасилин В.Н. Философия происхождения и социальная значимость народных традиций // Аспирантский вестник Поволжья — 2016. -№ 3-4. — С. 54-56
  10. Кнабе Г.С. Изменчивое соотношение двух постоянных характеристик человека // Одиссей. Человек в истории. — 1990. — Т. 1990. — С. 10-12
  11. Кон И.С. Социологическая психология / Под ред. Д.И. Фельдштейна. — М.: Моск. психолого-соц. ин-т; Воронеж: МОДЭК, 1999. — 560 с. (Серия «Психологи отечества»)
  12. Левин К. Динамическая психология: избр. тр. / Пер. с нем. и англ. под общ. ред. Д.А. Леонтьева, Е.Ю. Патяевой. — М.: Смысл, 2001. — 572 с. (Серия «Живая классика»)
  13. Методология // Современный философский словарь / Под ред. В.Е. Кемерова. — М., 1998. -С. 289-291
  14. Платонов К.К. Структура и развитие личности / Под ред. А.Д. Глоточкина. — М.: Наука, 1986. -256 с
  15. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / Под ред. В. Усманова. — СПб.: Питер Ком, 1999. — 720 с. (Серия «Мастера психологии»)
  16. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности. Учебное пособие для вузов. — М.: Школа-Пресс, 1995. — 384 с
  17. Соколов Э.В. Культура и личность. — Л.: Наука, 1972. — 228 с
  18. Хайек Ф. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма / Пер. с англ. под ред. У.У. Бартли III. — М.: Новости, 1992. — 302 с
  19. Холодный Н.Г. Мысли натуралиста о природе и человеке // Русский космизм: антол. филос. мысли / Сост. С.Г. Семенова, А.Г. Гачева. — М.: Педагогика-Пресс, 1993. — 368 с
Views

Abstract — 72

PDF (Russian) — 21

Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Индивидуальный набор для жизни к 1-му классу, исследование предполагает

Согласно новому исследованию, наши личности остаются практически неизменными на протяжении всей нашей жизни, с раннего детства до того, как мы перевалили через гору.

Результаты показывают, что черты личности, наблюдаемые у детей в первом классе, являются сильным предиктором поведения взрослых.

«Мы остаемся узнаваемо одними и теми же людьми», — сказал автор исследования Кристофер Нэйв, докторант Калифорнийского университета в Риверсайде.«Это говорит о важности понимания личности, потому что она сопровождает нас, куда бы мы ни пошли, через время и контекст».

Исследование будет опубликовано в следующем номере журнала Social Psychological and Personality Science.

Отслеживание личностей

Используя данные исследования 1960-х годов с участием примерно 2400 этнически разнородных школьников (1-6 классы) на Гавайях, исследователи сравнили личностные рейтинги учителей учеников с записанными на видео интервью 144 из этих людей 40 лет спустя.

Они исследовали четыре личностных свойства — разговорчивость (так называемая беглость речи), адаптивность (хорошо справляться с новыми ситуациями), импульсивность и самоуменьшение поведения (по сути, скромность до минимума).

Среди результатов:

Разговорчивые молодые люди, как правило, проявляли интерес к интеллектуальным вопросам, бегло разговаривали, пытались контролировать ситуации и демонстрировали высокий уровень интеллекта во взрослом возрасте. Дети, у которых была низкая беглость речи, наблюдались, когда взрослые обращались за советом, сдались при столкновении с препятствиями и демонстрировали неловкий стиль межличностного общения.

Дети, оцененные как хорошо адаптирующиеся, как и взрослые среднего возраста, склонны к веселому поведению, беглой речи и интересу к интеллектуальным вопросам. Те, у кого в детстве была низкая адаптивность, как взрослые, говорили о себе негативно, обращались за советом и демонстрировали неловкий стиль межличностного общения.

Студенты с импульсивной склонностью, как взрослые, склонны громко говорить, проявлять широкий круг интересов и быть разговорчивыми. Менее импульсивные дети, как правило, были пугливыми или робкими, держали других на расстоянии и выражали незащищенность во взрослом возрасте.

Дети, охарактеризованные как самоуменьшение, склонны выражать вину, искать утешения, говорить о себе негативные вещи и выражать незащищенность во взрослом возрасте. Те, кто получил низкую оценку по шкале самооценки, как правило, громко говорили, проявляли интерес к интеллектуальным вопросам и проявляли снисходительное поведение во взрослом возрасте.

Изменение личности

Предыдущее исследование показало, что, хотя наша личность может измениться, это нелегкое дело.

Личность — это «часть нас, часть нашей биологии», — сказал Нейв.«Жизненные события по-прежнему влияют на наше поведение, но мы также должны признать силу личности в понимании будущего поведения».

Будущие исследования «помогут нам понять, как личность связана с поведением, а также изучить степень, в которой мы можем изменить нашу личность», — сказал Нейв.

Как формируется личность?

СЕЛЛОУЭЙ: За последние два десятилетия мои карьерные интересы сильно изменились. Я начинал как историк науки и в первую очередь интересовался историческими вопросами об интеллектуальной жизни людей.Пытаясь понять источники творческих достижений в науке, я постепенно заинтересовался проблемами человеческого развития и особенно тем, как теория Дарвина может помочь нам понять развитие личности. Теперь я считаю себя не только историком, но и психологом.

JB: Как вы совершили этот прыжок?

СУЛЛОУЭЙ: Этот скачок был обусловлен вопросами, которые я задавал. Изначально меня привлекла проблема, почему ученые принимают новые идеи.Если вы исследуете историю науки, становится очевидным, что большинство людей, принявших радикальные инновации, не сделали этого просто потому, что им были известны некоторые доказательства, о которых другие люди не знали. Дарвин — хороший тому пример. Он вернулся из плавания на бигле и продемонстрировал свои знаменитые галапагосские образцы в Лондоне. В течение шести месяцев после его возвращения большинство ведущих натуралистов в Британии увидели галапагосских зябликов и рептилий Дарвина и, следовательно, решающее свидетельство, которое обратило Дарвина к эволюции (и что теперь мы рассматриваем хрестоматийный пример эволюции в действии).Джон Гулд, один из величайших орнитологов девятнадцатого века, знал о дарвиновских галапагосских птицах гораздо больше, чем Дарвин. Гулд исправил многочисленные ошибки, которые Дарвин допустил во время плавания на Бигле, например, подумав, что многие из зябликов с Галапагосских островов были теми формами, которым они стали подражать в ходе биологической эволюции. Например, Дарвин ошибочно принял зяблика-камышевку за камышевку и подумал, что кактусовый зяблик принадлежит к Icteridae — совершенно другому семейству птиц.Гулд исправил эти ошибки, а также показал Дарвину, что некоторые другие птицы, которых он не узнал как зябликов, были частью единой близкородственной группы. Дарвин был ошеломлен этой и другой важной информацией, полученной им от Гулда в марте 1837 года, и Дарвин сразу стал эволюционистом. Странно то, что Гулд этого не сделал. Он оставался креационистом даже после публикации «Происхождения видов». Следовательно, человек, который знал больше, видел меньше, а человек, который знал меньше, видел больше. Меня поразило, что этот загадочный эпизод интеллектуальной истории как-то связан с темпераментом, характером или личностью.Это определенно не имело ничего общего с научными доказательствами как таковыми. Дарвин, Гулд и многие другие современные натуралисты знали об одном и том же свидетельстве. Это приводит к выводу, что люди, совершающие творческий рывок в науке и других областях, делают это отчасти из-за своей личности — и, в частности, из-за своей способности мыслить новыми и нетрадиционными способами. Короче, я заинтересовался психологией.

ДБ: Это был чисто интуитивный скачок ума?

СУЛЛОУЭЙ: Конечно, в прыжке было задействовано много интуиции.К счастью, за интуитивным скачком последовала проверка гипотез — метод, который спасает всех нас от того, чтобы стать астрологами или психоаналитиками.

Я рассматриваю разум как изысканно сконструированное устройство — разумеется, не буквально сконструированное, а созданное с помощью имитации инженерной мысли, которую мы видим в природе, — естественного отбора. Это то, что «спроектировало» тела животных для совершения невероятных подвигов, таких как полет, плавание и бег, и это, несомненно, то, что «спроектировало» разум для совершения невероятных подвигов.

ДБ: Как эта идея проникла в ваше сознание?

СЕЛЛОУЭЙ: Отчасти это была интуиция, а отчасти — неопровержимое доказательство. В начале 1970-х я начал читать все, что мог найти по психологии личности, особенно литературу по когнитивному стилю, а также начал проводить исследования в этой области. В конце концов я наткнулся на тему очередности рождения, над которой впоследствии потратил два десятилетия на исследования. Однако очередность рождения была лишь верхушкой айсберга в этом исследовательском проекте.Как только человек начинает заниматься проблемой семейной динамики, он также сталкивается с другими важными факторами, которые заставляют личность развиваться так, как она это делает.

JB: Каково было ваше прошлое?

САЛЛОУЭЙ: Я был студентом первого курса аспирантуры, когда у меня возникли интересы, которые характеризовали мою работу в области научного творчества. Я только начинал выполнять предварительную курсовую работу по истории науки. В то время я ожидал написать докторскую диссертацию о жизни Дарвина.Я провел довольно много исследований о Дарвине. Например, я проследил путешествие Бигля вокруг Южной Америки и снял серию фильмов о путешествии Дарвина. Я также много знал об обращении Дарвина к эволюции и о конкретных причинах обращения Дарвина; и я начал писать различные статьи по этим темам — статьи, которые в конечном итоге стали опубликованными статьями. Оглядываясь назад, я наткнулся на проблему — обращение Дарвина, — которая полностью изменилась с карьерой. В какой-то момент я серьезно подумывал о получении совместной степени по психологии и выполнил большую часть необходимой курсовой работы в этой области.Хотя в конечном итоге я не получил совместную степень, я вступил на путь, который превратился в своего рода гибридный карьерный путь. Я продолжал много читать и исследовать психологию; Я сохранил свои прежние интересы к эволюционной биологии; и я также продолжил свои исследования в области истории науки, особенно по теме революций в науке.

JB: Где вы были в то время?

САЛЛОУЭЙ: Я был аспирантом Гарвардского университета. Примерно через два года после учебы в аспирантуре я стал младшим научным сотрудником Общества стипендиатов, и это был замечательный опыт.Будучи младшим научным сотрудником, я мог работать в любой области, в которой я хотел. Я больше не находился под непосредственным наблюдением кого-либо в моем отделе. Это был потрясающий опыт, и я процветал благодаря предоставленной им независимости.

JB: Давайте поговорим о тезисе, который привел вас к вашей книге Born to Rebel.

СЕЛЛОУЭЙ: По сути, то, на что я наткнулся в 1970 году и затем эмпирически подтверждено в течение 20-летнего периода, — это то, что аспекты личности, находящиеся под контролем окружающей среды, находятся под сильным влиянием семейных ниш.Порядок рождения особенно важен в этом отношении, поскольку он является систематическим источником различий в семейном окружении. Но порядок рождения не является причиной сам по себе. Скорее, это суррогат или прокси для моделей семейной динамики, которые на самом деле формируют личность. Например, первенцы крупнее своих младших братьев и сестер. Они также старше и имеют более высокий статус. В конкуренции со своими братьями и сестрами есть определенные стратегии, которые старшие дети могут использовать, а младшие — нет.Младший ребенок может решить ударить старшего брата или сестру, но обычно это не очень разумная идея, потому что старший брат может нанести более сильный ответный удар. В целом первенцы более агрессивны; они используют стратегии и тактики, основанные на их больших физических размерах.

Существует важный аспект личности, называемый «согласием / антагонизмом» — один из «большой пятерки», который демонстрирует значительные различия в зависимости от очередности рождения. Эта разница в очередности рождения отражает разницу в нишах, которые обычно занимают первенцы и дети младшего возраста.Первенцы стремятся занять нишу суррогатного родителя. Выступать в роли суррогатного родителя, то есть помогать в воспитании детей, — отличный способ выслужиться перед родителями. По этой причине первенцы, как правило, более тесно идентифицируются со своими родителями, а также они склонны идентифицировать себя со всем, что их родители ценят. Родители ценят успеваемость ребенка в школе, поэтому первенцы добросовестны, делают домашнее задание, в целом лучше учатся в школе и, как правило, слишком представлены как учёные и в «Кто есть кто».Ниша ответственного ученика, скорее всего, будет открыта для старшего ребенка. Как только эта ниша занята, младшему брату или сестре становится трудно эффективно конкурировать за ту же нишу, хотя они часто пытаются. Типичная стратегия младших братьев и сестер — посмотреть, могут ли они успешно конкурировать в нише, уже занятой старшим братом или сестрой. Если они не могут этого сделать, то лучшая стратегия для младшего брата или сестры — это разветвиться, стать более открытыми для опыта и попытаться найти какую-то альтернативную нишу, где их не будут напрямую сравнивать со своими старшими братьями и сестрами.Если старший брат — отличный метатель копья, а младший не может превзойти его, они могут с таким же успехом взять в руки лук и стрелы. И если есть еще один старший брат, уже специализирующийся на луке и стрелах, тогда стоит изобрести арбалет. Таким образом, общее правило состоит в том, чтобы делать что-то иное, что увеличивает ценность семьи в целом. Как и знаменитые зяблики Дарвина, младшие братья и сестры заняты диверсификацией: они пытаются адаптивно уйти от тех специализированных способностей, которые уже представлены братьями и сестрами, которые старше их.

Эти «эффекты контраста» между братьями и сестрами объясняют взаимосвязь между очередностью рождения и некоторыми видами творческих способностей. Младшие братья и сестры с гораздо большей вероятностью примут радикальные инновации в науке и социальной мысли. В своих семьях они находятся в нижней части иерархической иерархии, поэтому склонны больше отождествлять себя с неудачниками и отстаивать эгалитарные принципы. Младшие братья и сестры были первыми сторонниками протестантской Реформации, а после нее — Просвещения. Большинство безнадежных дел в истории поддерживалось младшими братьями и сестрами и противостояло первенцам.Это историческое различие прямо восходит к психологическим различиям в стратегических нишах, которые братья и сестры занимают в семейной констелляции.

ДБ: Вы заявили, что у младших братьев и сестер больше общего со своими сверстниками, чем со своими братьями и сестрами.

СЕЛЛОУЭЙ: В среднем первенцы больше похожи по характеру на первенцев в других семьях, чем на своих младших братьев и сестер. Точно так же младший ребенок в одной семье часто больше похож на младшего ребенка в другой семье, чем на своих старших братьев и сестер.Тем не менее, все позже родившиеся в среднем более похожи друг на друга, чем на первенцев.

ДБ: Как вы проверили эту гипотезу?

СУЛЛОУЭЙ: Есть несколько способов проверить это. В своей книге «Рожденный бунтарем» я предпринял две эмпирические атаки на эту проблему. Первый метод нападения был связан с историческими свидетельствами. Я собрал данные о более чем 6500 участниках крупных революций в науке, политике и общественной мысли. Вдобавок я устроил так, чтобы позиция каждого человека в каждом споре подтверждалась полдюжиной или более опытных историков.В целом я попросил 110 исторических экспертов изучить мои списки участников революций и оценить, репрезентативны ли эти списки для участников в целом. Моих экспертов также попросили назначить пропавших без вести, и они оценили каждого участника по шкале принятия и отклонения. Получение этих экспертных оценок потребовало огромного объема работы, отчасти потому, что я сделал это лично. Я пролетел четверть миллиона миль вокруг света, собирая эти экспертные оценки от ученых из Англии, Франции, Германии, Италии и Америки.Мое второе направление исследований включало переоценку литературы о порядке рождения в целом. На эту тему опубликовано более 2000 публикаций, и все, что было необходимо, — это метаанализ, чтобы определить, есть ли более важные результаты, чем можно было бы ожидать случайно. В своем метаанализе я проверял конкретные гипотезы о стратегиях братьев и сестер, используя в качестве ориентира параметры личности Большой пятерки. То есть я ожидал, что первенцы — по сравнению с потомками — будут более (1) сознательными, (2) агрессивными, (3) традиционными, (4) экстравертными в смысле доминирования (позже рожденные более экстравертны в смысле общительности. ) и (5) эмоционально неустойчивый, в том смысле, что он быстрее приходит в гнев.Все пять этих гипотез были подтверждены моим метаанализом, который включал статистический обзор 196 исследований очередности рождения с учетом социального класса и размера братьев и сестер.

JB: Какая у вас была грантовая поддержка?

САЛЛОУЭЙ: Я сотрудничал с моими 110 экспертами-оценщиками, когда я был стипендиатом МакАртура, и эта стипендия стала подходящим источником поддержки для моего проекта. Членство в программе MacArthur было благом для моей способности продолжить огромное количество эмпирических исследований для этого проекта и преодолеть одно из самых очевидных возражений против него, а именно: если я выбрал исторические образцы, почему кто-то должен доверять моим? полученные результаты? Было важно, чтобы классификация моих исторических участников как сторонников или противников радикальных перемен была произведена другими людьми, а не мной.Будучи стипендиатом программы MacArthur, я тратил каждую копейку своей стипендии на исследования и расходы на проживание.

JB: Какие процедуры вы использовали после получения результатов?

САЛЛОУЭЙ: После того, как я собрал свои образцы для каждого из 121 исторического события в моем исследовании, я закодировал каждого человека для 256 различных фоновых переменных. Одной из самых необычных особенностей Born to Rebel является то, что он исследует более сотни потенциальных причин радикального мышления и пытается упорядочить эти влияния с точки зрения общего влияния.Является ли социальный класс хорошим предсказателем радикализма? Эта переменная находится в моей базе данных, поэтому я могу ответить на этот вопрос: социальный класс не является хорошим предсказателем. Является ли возраст хорошим предсказателем ?: Да, возраст такой же, как думали Макс Планк и другие, хотя возраст не такой хороший предсказатель, как социальные установки или очередность рождения. Я также протестировал специальный набор переменных, связанных со стратегиями братьев и сестер и семейной динамикой, многие из которых также оказались важными предикторами радикализма. Например, разница в возрасте между братьями и сестрами является важным предиктором: большой разрыв в возрасте между братьями и сестрами приводит к исчезновению эффекта очередности рождения.Конфликт с родителями также является важным предиктором радикализма, и это особенно важно для первенцев. Позже рожденным не обязательно иметь Злой Ведьмы Запада в качестве матери, чтобы стать радикалами: у них есть старшие братья и сестры, чтобы вызвать это поведенческое пристрастие. Но первенцы, которые растут в счастливых семьях, обычно идентифицируют себя с родителями и авторитетом. Существенный конфликт с родителем имеет тенденцию подрывать эту модель идентификации и заставляет первенцев вместо этого отождествлять себя с проигравшим.Когда я проверил все эти различные переменные одновременно, оказалось, что единственным лучшим предиктором радикализма является очередность рождения. Но порядок рождения — далеко не единственный важный предсказатель. Следующие два важных предиктора — это социальное отношение и возраст, за которыми следуют конфликты между родителями и потомками.

ДБ: Ваша выборка участников радикальных революций, похоже, включает в себя высококвалифицированных людей, которые достаточно успешны, чтобы стать историческими фигурами. Были бы те же результаты, если бы вы включили в свои выборки среднего человека?

СУЛЛОУЭЙ: Есть два способа ответить на этот вопрос.Первый — это взять мою выборку из 6500 исторических личностей и расположить их по шкале авторитета. Я сделал это, используя 18 различных критериев возвышения. Есть такие выдающиеся люди, как Дарвин и Ньютон. Но когда мы спускаемся вниз по списку, в порядке значимости, мы доходим до людей, которые настолько неясны, что даже ученые Ньютона или Дарвина не всегда слышали о них. После того, как мы расслоим индивидов по величине, мы можем задать вопрос, есть ли какое-либо ослабление общего эффекта порядка рождения по мере того, как мы поднимаемся или опускаемся по шкале? Другими словами, связаны ли большие эффекты с величием? Как оказалось, самые малоизвестные люди в моей выборке демонстрируют практически те же эффекты влияния очередности рождения, что и самые выдающиеся люди.Это правда, что я не включил в свое исследование людей, которые настолько неясны, что о них нет биографической информации. Но путем экстраполяции, если в моем исследовании есть предубеждения из-за отбора выдающихся деятелей, мы должны быть в состоянии определить их степень, когда образцы были разделены по значимости.

Второй способ решить эту проблему — изучить простых людей. К счастью, это исследование уже проведено. Как я уже упоминал ранее, опубликовано более 2000 исследований очередности рождения.Большая часть моего собственного вклада в Born to Rebel заключалась в том, чтобы попытаться разобраться в этой обширной литературе. Эта литература неоднократно подвергалась критике из-за того, что многие исследования плохо спланированы или не контролируются для важных фоновых переменных. Самый простой способ решить эти проблемы — выбросить все исследования, которые плохо спланированы. Если мы возьмем оставшиеся 196 исследований, которые контролируются по размеру классов и братьев, мы можем спросить, сколько значимых результатов содержится в этом наборе из 196 исследований.Как оказалось, есть 86 значительных находок. Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, как часто такое количество важных открытий может происходить случайно? Процедура ответа на этот вопрос называется метаанализом. Ответ заключается в том, что мы ожидаем получить 86 значимых результатов случайно один раз из миллиарда. Фактически, литература о порядке рождения находится в удивительно хорошей форме по сравнению с большинством других областей исследований в психологии.

JB: Давайте поговорим об интеллектуальном прошлом.

САЛЛОУЭЙ: Существует обширная литература о порядке рождения и личности, и, конечно же, о многих других переменных, которые я изучал в Born to Rebel, включая пол и конфликт между родителями и потомками. Фрейд, например, основывал свою теорию развития личности на конфликте родителей и потомков, и большинство аспектов семейной динамики, которые я изучал, также широко изучались другими людьми. На мой взгляд, одним из самых полезных вкладов «Рожденных в мятежник» была моя попытка одновременно оценить множество различных влияний, которые теоретики от Фрейда до наших дней считали важными.

ДБ: Два вопроса: как насчет единственного ребенка и как насчет женщин? Похоже, что все те примеры, о которых я слышал, относятся к мужчинам.

САЛЛОУЭЙ: Я включил главу в свою книгу о женщинах. В связи с этим я приложил особые усилия, чтобы найти исторические образцы, где значительная часть женщин участвовала в радикальных событиях — именно для того, чтобы я мог сказать что-то существенное о поле (и половых различиях). В общем, женщины, которые попадают в учебники истории как сторонники радикальных идей, обычно представляют собой необычную группу.Начнем с того, что они намного либеральнее, чем средний мужчина в населении. Они также с большей вероятностью испытали существенный конфликт с родителем, и у них гораздо больше шансов родиться позже (и, как правило, последними). Другими словами, женщины, попавшие в учебники истории, обычно являются повстанцами в семье. Это люди, которые смело вторглись в мужской мир, потому что они не хотели сидеть там и делать то, что обычно должны были делать женщины до 20 века.Их первая «революция» попала в мой образец. Историческая революция, в которой они позже участвовали и которая привлекла мое внимание, была для них второй революцией. Поскольку в моем исследовании у меня достаточно большая доля женщин в определенных радикальных движениях — например, в протестантской реформации и в 61 движении за социальные реформы, которое я изучал в американской истории, — я могу с уверенностью сказать, что порядок рождения влияет на радикальный темперамент. держат как для женщин, так и для мужчин.

Еще один интересный вопрос задают только дети.Я рассматриваю только детей как идеальный контролируемый эксперимент. Это то, на что похоже полное отсутствие эффектов очередности рождения: только у детей нет братьев и сестер, следовательно, у них нет соперничества между братьями и сестрами. Из этих обстоятельств следуют два прогноза. Во-первых, только дети должны занимать промежуточное положение по многим личностным качествам. Это происходит потому, что младший брат не подталкивает их к тому, чтобы они были особенно сознательными или агрессивными; и их не подталкивают старшие братья и сестры к тому, чтобы они были особенно смелыми или нестандартными.Следовательно, где-то в поведенческой середине должны быть только дети. И вот где они оказались. Во-вторых, только дети могут свободно занимать любую нишу, которую они пожелают в детстве — например, им не нужно беспокоиться о том, кто собирается переехать, чтобы занять нишу, которую они освобождают. По этой причине они могут свободно передвигаться. В результате они должны быть более разнообразными, чем в среднем, по своим личностным качествам и интересам, и это так. Только дети — самая непредсказуемая группа. Их поведение трудно точно предсказать, потому что в детстве у них больше возможностей, чем у людей, которые растут с братьями и сестрами.

ДБ: Какова была реакция на вашу книгу?

САЛЛОУЭЙ: Было множество реакций на книгу, некоторые из которых я ожидал, а некоторые нет. Одной из самых неожиданных реакций было обвинение в том, что я «детерминист». Это обвинение имело две формы: одна связана с детерминизмом в общем смысле, а другая — с генетическим детерминизмом. Я был озадачен обеими формами этого обвинения. Если внимательно прочитать мою книгу, станет очевидным, что стратегии братьев и сестер не «детерминированы» строго.Скорее, они самоопределены. У людей есть значительный выбор в отношении того, какие стратегии они используют в семейной жизни. Например, младшие братья и сестры в среднем менее агрессивны, чем их старшие братья и сестры, но у младших братьев и сестер всегда есть возможность быть агрессивными. Ничто не мешает им ударить старшего брата по носу. Но такие агрессивные действия обычно непродуманы, потому что старшие братья и сестры могут дать отпор сильнее. Младшие братья и сестры рано усваивают этот урок и ведут себя соответствующим образом.Большинство решений, которые делают братья и сестры в процессе человеческого развития, являются добровольными. Следовательно, этот выбор определяется самим собой. Называть такие действия «решительными» — это действительно скупка слов. Все мы знаем, что неразумно переходить улицу, когда нас может сбить гигантский грузовик Mack. Этот факт, к которому большинство из нас разумно приспосабливается, не означает, что все наши действия предопределены. Короче говоря, одни вещи в жизни определены, а другие нет; но я не вижу в этом обстоятельстве повода для беспокойства.

ДБ: Вы говорите о вероятностях, вы не утверждаете, что у каждого первенца есть эти характеристики.

СЕЛЛОУЭЙ: Верно, мой вариант поведения — «вероятностный», отчасти потому, что на личность влияет так много разных переменных, в том числе пол, конфликт между родителями и потомством, порядок рождения и многое другое, что я документирую в своей книге. Можно с полным основанием обвинить меня в том, что я мультидетерминист. Моя книга рассказывает очень сложную историю, и в этой истории есть много места для индивидуального выбора.

Вторая форма детерминистского обвинения, направленного против моей книги, включала попытки изобразить меня генетическим детерминистом. Те немногие рецензенты, которые пытались указать на это, не понимали разницы между чисто генетическим аргументом и аргументом, связанным с развитием. Это правда, что «Рожденные мятежником» — это во многом дарвиновская книга, но это вряд ли то же самое, что аргумент в пользу генетического детерминизма. Одна из самых тонких черт моего аргумента в «Рожденных повстанцем» состоит в том, что можно предложить дарвиновский аргумент, который является в высшей степени экологическим.Обычно мы не слышим о подобных аргументах, потому что этот аспект истории человеческого развития не совсем понятен.

Вот вкратце аргумент. Основываясь на теории Дарвина, я утверждаю, что потомство предрасположено (генетически) к конкуренции за родительские инвестиции. Роль окружающей среды неизбежно появляется, потому что люди — в зависимости от случайности рождения, пола и возрастного интервала — имеют тенденцию занимать разные семейные ниши. Эта часть аргумента вовсе не основана на генетическом детерминизме.Не существует генов для рождения первенца или генов для рождения позже. Братья и сестры становятся очень разными по большей части из-за того, что разное семейное окружение — или, если хотите, ниши — заставляет их принимать разные стратегии в своих попытках выйти из детства живыми. Поскольку первенцы крупнее своих младших братьев и сестер, им легче использовать агрессивную и жесткую тактику, которая затем становится частью их личности. Эта часть теории в значительной степени является аргументом сторонников окружающей среды и интеракционистов.Мое рассуждение в Born to Rebel похоже на аргумент Пинкера в The Language Instinct. Несомненно, у людей есть жестко запрограммированная способность к вербальному общению, которой другие обезьяны не обладают. Но страна, в которой мы выросли, определяет, на каком языке мы учимся говорить. Точно так же мы жестко запрограммированы в дарвиновском смысле, чтобы конкурировать с нашими братьями и сестрами за родительские инвестиции, но отдельные аспекты личности каждого человека являются продуктом характеристик семейной среды, в которой он растет, точно так же, как говорящий по-немецки в одной стране и французский в другой — соответствующие языковые различия, порожденные одним и тем же языковым инстинктом.Короче говоря, мои аргументы касаются не только природы; Речь идет не только о воспитании — это комбинированный аргумент о природе / воспитании, в котором многие психологические детали явно связаны с окружающей средой.

Большинство читателей моей книги правильно поняли этот момент. В интервью Теду Коппелу в «Nightline» Стивен Джей Гулд подчеркнул эту общую логику, когда сказал, что порядок рождения обеспечивает одну из лучших демонстраций силы окружающей среды и, в этой связи, является прекрасным противоядием от различных видов болезней. аргументы генетического детерминизма, выдвинутые в «Колокольной кривой».Мне кажется смешным, что меня обвинили в генетическом детерминировании некоторыми людьми, но при этом меня публично защитили от этого обвинения одним из ведущих критиков таких взглядов.

ДБ: Интересно, что Гулд и Пинкер, которые часто не соглашаются, похоже, поддерживают ваши идеи. Что адаптационисты — Джон Мейнард Смит, Джордж Уильямс, Ричард Докинз — могут сказать о вашей книге?

САЛЛОУЭЙ: Я не знаю, что думают Мейнард Смит или Джордж Уильямс. Я прочитал лекцию о своих идеях в Обществе человеческого поведения и эволюции в 1995 году, где Ричард Докинз был основным докладчиком, и, похоже, он был впечатлен этим аргументом.Он несколько раз ссылался на мою статью в своем программном выступлении в конце конференции.

ДБ: А что насчет Дэна Деннета?

СЕЛЛОУЭЙ: После публикации «Рожденных повстанцем» Дэн прислал мне сердечное письмо, в котором сообщил, что прочитал мою книгу и в целом согласен с моими аргументами. Я не удивлен, потому что для такого искушенного дарвиниста, как Деннет, в книге не так много споров. Логично предположить, что если потомки соревнуются за родительские инвестиции, они разработают стратегии для реализации этой конкуренции в свою пользу.

ДБ: Есть ли какие-то конкретные люди, готовящие атаку?

СЕЛЛОУЭЙ: Критики не связаны какой-либо одной дисциплиной. Наиболее интересные отклики на книгу сейчас исходят от психологов, которые пытаются проверить и воспроизвести некоторые из моих открытий. Это становится интересным источником потенциальных противоречий по следующим причинам. Уже проведено более 2000 исследований очередности рождения, и более половины из них не дают никаких существенных результатов.Как это может быть, если порядок рождения имеет большое влияние на личность? Ответ двоякий. Первая часть ответа заключается в том, что данные самоотчетов не так уж и надежны. Если бы я мог спросить Робеспьера, был ли он подлым и мстительным парнем, я не думаю, что он ответил бы утвердительно. Если бы я мог спросить стойкого американского оппонента Дарвина Луи Агассиса, считает ли он себя неохотным принимать новые идеи, он справедливо ответил бы: «Нет, я очень открыт для новых идей.Я был пионером в разработке теории оледенения ». Однако открытость Агассиса теории ледниковых периодов не противоречит его яростному противодействию эволюции. Эволюция была радикальным нововведением, тогда как теория оледенения была несколько консервативным нововведением, тесно связанным с ним. Позднее Агассис использовал теорию оледенения в качестве концептуального оружия против эволюции, утверждая, что каждый ледниковый период уничтожал жизнь на Земле, требуя нового Творения от Бога, чтобы вновь заселить планету.Когда кто-то задает кому-то вопрос, например: «Открыты ли вы для новых идей?», Большинство людей интерпретируют вопрос так, чтобы соответствовать их собственным ценностям и предубеждениям. Мы все открыты для некоторых вещей. Мы хотим понять, как порядок рождения и другие факторы, влияющие на личность, направляют нашу предрасположенность к тому, чтобы быть открытыми для опыта определенным образом. Личностные тесты не очень хорошо фиксируют эти контекстно-зависимые эффекты.

В Born to Rebel я тщательно определял социальный и интеллектуальный контекст каждой инновации, которую изучал.Для каждой научной революции, которую я изучал, я операционализировал социальный контекст с точки зрения того, насколько идеологически радикальным было нововведение, сколько времени потребовалось для разрешения революции, и различных других мер «радикализма». Эти противоречивые маркеры оказались отличными предикторами размера эффектов очередности рождения. Кроме того, эти контекстные маркеры также были важными предикторами эффективности других объяснительных конструкций, таких как возраст, конфликт родителей и детей и социальные установки.В своей книге я постоянно имел дело с эффектами взаимодействия от человека к ситуации. Психологи сейчас пытаются повторить мои выводы, не беспокоясь о контексте. Еще одна проблема с такими исследованиями заключается в том, что данные самоотчетов, как правило, дают довольно небольшое влияние на порядок рождения. Из соображений статистической мощности мы знаем, что требуется выборка от 500 до 1000 человек, чтобы быть разумно уверенными в том, что истинный эффект не упущен из-за ошибки выборки. В среднем в изучении психологии участвуют около 250 человек.Психологи разрабатывают исследования для проверки моих утверждений на основе выборки из 200-400 субъектов. Эти исследования обычно не в состоянии ответить на вопрос, который задают исследователи, что является пустой тратой времени и усилий. К сожалению, большинство психологов до сих пор не осознают проблему статистической мощности.

Недавно я сам разработал исследование, чтобы обойти эти двойные проблемы статистической мощности и предвзятости самооценки. Выборка уже включает около 3500 субъектов, и некоторые из заданных мной вопросов направлены на выявление объективных показателей поведения.Например, если я прошу людей сказать мне, насколько они чутки, используя 9-ступенчатую шкалу, я знаю, что не всегда буду получать реалистичную самооценку. Кроме того, большинство людей не знают, в чем они на самом деле лгут, исходя из объективной меры эмпатии. Они могут знать, что они выше среднего человека, но они не знают, находятся ли они в 60-м или 70-м процентилях — мы не носим «значки сочувствия», которые идентифицируют нас как мужчин и женщин. И поэтому в ответах на подобные вопросы очень много неточностей.Небольшие эффекты, в том числе влияние на очередность рождения и другие аспекты семейной динамики, легко упускаются из виду. Поэтому в свое исследование я включил второй набор вопросов, в которых респондентам предлагается оценить себя относительно своих друзей, супругов, братьев и сестер. Рассмотрим подход, основанный на прямом сравнении братьев и сестер. Обычно мы знаем (или думаем, что знаем), выше или ниже мы по большинству личностных качеств, чем брат или сестра, поэтому метод прямого сравнения братьев и сестер служит для привязки каждой шкалы личности к конкретному сравнению.Мы можем ошибаться относительно того, на каком месте мы ставим себя на такие шкалы — в абсолютном выражении, — но мы, вероятно, близки к истине в оценке относительной разницы между нами и братом или сестрой. Когда люди сравнивают себя с братьями и сестрами, выясняется, что корреляция между порядком рождения и личностью как минимум в два раза больше по сравнению с тем, когда испытуемые оценивают себя без привязки к кому-либо еще.

ДБ: Вы говорите о статистических результатах, но многие люди читают вашу книгу и думают о ней на личном уровне.

СЕЛЛОУЭЙ: Эти два взгляда на проблему не противоречат друг другу. Я использую статистические методы и большие выборки, чтобы убедиться, что я прав в отношении исследуемых отношений. Как только исследователь получает правильный ответ с помощью этого метода, результаты могут быть проиллюстрированы анекдотами, которые представляют уровень личной правды, которую непрофессиональные читатели ищут в такой книге, как моя. Анекдоты обладают удивительной способностью передавать эмоциональные истины. Но я не считаю анекдотические свидетельства доказательством чего-либо — по этому важному вопросу я расстаюсь с большинством историков, которые действительно думают, что доказали что-то, когда рассказывают историю.Рассказ ничего не доказывает; это просто демонстрирует, что люди были достаточно умны, чтобы находить доказательства, соответствующие их гипотезам. Подход, который я использовал в Born to Rebelin, заключался в проверке моих гипотез с использованием больших статистических выборок, а затем в иллюстрации различных взаимосвязей, которые я задокументировал, рассказывая одну или несколько историй, которые оживили эти отношения. Например, более поздние дети с большей вероятностью бросят вызов существующему положению вещей и с большей вероятностью вызовут раздражение своих родителей, совершая всевозможные возмутительные поступки.Примером этой тенденции является Вольтер: он начал свою карьеру как поэт, когда его семья, чтобы развлечься, заставила Вольтера и его старшего брата Армана участвовать в поэтических конкурсах. Семья вскоре обнаружила, что Вольтер был ужасом для сатирической поэзии — и он, вероятно, нацеливал многие из своих едких частушек на своего старшего брата, который ему особенно не нравился. Семья прекратила эти поэтические конкурсы. Впоследствии отец забеспокоился, что его младший сын в конечном итоге зря потратит свою жизнь на такую ​​бесплодную профессию, как литература.«Ты умрешь с голоду», — предупредил он своего сына. Но родился поэт, и Вольтер стал самым богатым литературным деятелем во всей Европе восемнадцатого века, продавая свои грубые стихи, пьесы и книги. Его брат Арман, кстати, стал религиозным фанатиком. Чем больше всего известен Вольтер? Его резкая критика католической церкви!

Вот еще одна история о Вольтере, которую я не могу не рассказать. Вольтер однажды стал свидетелем яростного спора отца со своим садовником.Отец Вольтера был упрямым человеком. В конце концов он отпустил садовника, сказав ему: «Надеюсь, ты найдешь работодателя, такого же любезного и доброго, как я». Вольтер счел это замечание нелепым: его отец, один из самых вспыльчивых людей, которых он знал, скажет только что уволенному служащему, что ему повезет найти другого работодателя, столь же уравновешенного, как он сам. Вскоре после этого Вольтер пошел на спектакль. Оказалось, что в пьесе была сцена, свидетелем которой был Вольтер, между его отцом и садовником.По окончании пьесы Вольтер пошел к драматургу и спросил его, не заменит ли он в следующем спектакле несколько слов, более близких к высказываниям его отца. Затем Вольтер пошел домой и пригласил своего отца на спектакль. Его отец согласился, и, пока отец сидел в пьесе, наконец-то появилась сцена с садовником. Вольтер писал об этом эпизоде, что «мой хороший отец был довольно огорчен». Эта история отражает использование сатирического лезвия ножа и его поворот в своей жертве, который Вольтер делал со своими врагами на протяжении всей своей карьеры.Некоторые дворяне были настолько возмущены сатирическими заявлениями Вольтера, что они его избили или устроили ему долгое пребывание в Бастилии. В любом случае именно такие биографические истории оживляют такую ​​фигуру, как Вольтер; и они также иллюстрируют виды нетрадиционных и непочтительных качеств, которые младшие братья и сестры проявляли на протяжении всей истории.

ДБ: Как ваш собственный порядок рождения повлиял на вашу личность и вашу жизнь?

САЛЛОУЭЙ: Я был третьим из четырех мальчиков, но я работоспособный младший ребенок, потому что мой брат Брук на девять лет младше меня (и от второго брака).Таким образом, в течение девяти лет я рос без младшего брата или сестры, и я не думаю, что Брук оказал большое влияние на мою личность. Но два моих старших брата оказали на меня влияние; Между нами было два с половиной года разницы, и между нами было много ссор. Я думаю, что у меня довольно типичный набор личностных характеристик, родившихся позже. Как человек, который существует как академик более двух десятилетий, но никогда не имел формальной работы, я сделал нетрадиционную карьеру.

JB: Вы знакомы с работой Джудит Харрис о воспитании?

САЛЛОУЭЙ: Да, она сосредоточилась на влиянии групп сверстников на детей.В ответ на открытие поведенческих генетиков о том, что большинство влияний окружающей среды не разделяются членами семьи, она и несколько других психологов утверждали, что семья оказывает лишь ограниченное влияние на личность. Альтернативная точка зрения, с которой я согласен, состоит в том, что семьи не представляют собой общую среду. Следовательно, они влияют на братьев и сестер по-разному, что не то же самое, что не иметь никакого влияния. Я считаю, что Харрис права, подчеркивая важность групп сверстников, но она слишком целеустремленна, когда отрицает важность систематических внутрисемейных различий.На самом деле, эти два подхода (теория семейной ниши и влияние группы сверстников) во многом пересекаются. Например, на некоторых членов семьи, вероятно, больше влияют группы сверстников, чем на других, и мы особенно ожидаем, что это касается младших братьев и сестер, потому что они более открыты для опыта. Похоже, что средние дети, в частности, больше всего идентифицируются с группами сверстников, а не с семьей. Можно провести очень простую проверку этого утверждения, как это сделала Кэтрин Сэлмон в недавней докторской диссертации в Университете Макмастера.Просят 10 раз ответить на вопрос «Кто я?» Средние дети значительно реже, чем первенцы или последние дети, отвечают «Я Брокман» или «Я — Саллоуэй», то есть средние дети не идентифицируют себя, используя семейный ярлык. Почему это? С дарвиновской точки зрения мы знаем, что средние дети находятся в невыгодном положении — они не имеют преимущества быть первыми, что ведет к большему родительскому вкладу, потому что первенцы ближе к репродуктивному возрасту.Последний ребенок имеет преимущество в том, что он последний ребенок, которого родители собираются иметь, поэтому родители будут вкладывать большие средства в этого ребенка, чтобы он не умер в детстве. Потомство, которое склонно теряться в беспорядке, — это средние дети. Как они реагируют? Они становятся ориентированными на сверстников. Если в семье кого-то не любят, это мудрая стратегия — навести мосты к другим источникам поддержки.

JB: Какие выводы сделают отец или мать из вашей книги относительно воспитания детей?

СУЛЛОУЭЙ: Я не затрагиваю в своей книге напрямую проблему воспитания детей, хотя любой читатель может сделать множество соответствующих выводов по этому поводу.Однако это вопрос, который я обсуждаю на публичных лекциях. Одним из очевидных выводов моих исследований является то, что соперничество между братьями и сестрами не является патологическим. Многие считают, что если между потомками существует соперничество, значит, родители сделали что-то не так. Это ошибочно: соперничество братьев и сестер возникло раньше динозавров. Соревнования между братьями и сестрами формируют творческое поведение — это часть процесса, с помощью которого дети оттачивают свои милые когти и готовятся к жизни. Понимание этого момента для родителей является большим облегчением.Во-вторых, родителям необходимо понять, почему братья и сестры вступают в соперничество — такая конкуренция является частью усилий, направленных на то, чтобы чувствовать себя особенными в семье, чувствовать, что никто не подвергается дискриминации. В конечном счете, конкуренция между братьями и сестрами сводится к оптимизации родительских вложений. Каждый из братьев и сестер хочет особого времени с каждым родителем, и когда родители предоставляют такие моменты, это делает детей счастливыми. На самом деле, это полезная практическая информация, если родители еще не узнали ее. Отличаясь друг от друга, каждый брат или сестра пытается развить особый набор интересов, особую нишу, заставляя родителей обращать внимание на них и только на них.

JB: Куда вы направляетесь в своих будущих исследованиях?

СУЛЛОУЭЙ: Я считаю, что выводы в Born to Rebel являются лишь предварительным наброском многих проблем, с которыми мы сейчас сталкиваемся, пытаясь понять развитие личности. Кроме того, книга представляет собой лишь краткое введение в понимание того, как мы можем применить теорию Дарвина к пониманию всех усвоенных адаптаций детства. Адаптации в детстве не случайны; они возникают с определенной целью, и эта цель — передать гены следующего поколения.Существует целый класс потенциальных будущих исследований, которые можно провести по этим вопросам. Эти исследования потребуют еще более тесного взаимодействия между эволюционной биологией и психологией развития. Я считаю, что эта область исследований будет очень интересной в будущем.

Мое собственное будущее исследование будет скорее психологическим, чем историческим, так что я смогу ответить на некоторые вопросы, на которые я не мог ответить, используя исторические данные. В «Рождении мятежника» я разработал статистические модели, которые объединили в себе предсказательную силу порядка рождения, конфликта между родителями и потомками, темперамента и других переменных для объяснения того, что на самом деле делали исторические личности во времена радикальных социальных и интеллектуальных изменений.Мы можем сделать гораздо лучшую работу в этом отношении, работая с живыми людьми, потому что мы можем задавать конкретные вопросы об истории развития — например, о характере стратегий, используемых при работе с братьями и сестрами, и в какой степени эти стратегии (и связанные с ними характеристики личности) предсказывать поведение взрослых. Переход к исследованиям живых объектов немного похож на переход от локомотива 19-го века к реактивному самолету 20-го века с точки зрения изощренности, которой можно достичь, и мало кто из таких исследований был проведен.

Чтобы достичь необходимого нам понимания семьи, нам необходимы исследования, в которых все члены семьи изучаются одновременно. Когда психологи хотели изучить такое влияние, как порядок рождения в прошлом, они собирали данные о первенцах и потомках, выбранных из разных семей. При таком подходе мы упускаем слишком много. Я приведу вам пример того, почему мы хотим изучать людей, растущих в одной семье. Предположим, вы первенец. Ваша обычная стратегия для того, чтобы доминировать над младшими братьями и сестрами, — вести себя как твердолобый Клинт Иствуд (который, кстати, является первенцем, как и большинство других голливудских мачо — Джон Уэйн, Сильвестр Сталлоне, Брюс Уиллис и все актеры. сыгравшие «Джеймса Бонда»).Но предположим, что первенец оказался застенчивым. Застенчивые люди обычно не прибегают к силовой тактике — они склонны к уединению и физически робки. И это застенчивое поведение подрывает их способность занимать типичную нишу для первенцев. Таким образом, застенчивый первенец, скорее всего, выработает другой набор стратегий обращения с братьями и сестрами. Такие люди могут попытаться удержать младших братьев и сестер на своем месте из-за угрюмости или холодного отношения к обидевшим их младшим братьям и сестрам.Есть много других стратегий, которые люди могут использовать вместо тактики сильного вооружения. В тот момент, когда один выбирает один набор стратегий над другим, открывается дверь для младшего брата или сестры, чтобы принять некоторые из стратегий, которые не используются. Если сравнивать двух индивидов из разных семей, то упускаются такие «коадаптации». Следует иметь в виду, что развитие личности происходит на своего рода шахматной доске. Ходы, которые делает один член семьи, продиктованы движениями, которые уже были сделаны другими членами семьи на той же доске.Это может показаться необычным, но с этой точки зрения было проведено очень мало исследований развития личности. С интуитивно-психологической точки зрения — но также и с дарвиновской точки зрения — это лучший способ изучения человеческого развития.

JB: Будут ли эти исследования проводиться в западных странах?

СУЛЛОУЭЙ: Поскольку большинство психологов живут в западном мире, здесь будет проводиться основная часть этих исследований. Но поскольку психологи всегда любят видеть кросс-культурные репликации, мы начнем видеть исследования, проводимые в таких местах, как Африка или Юго-Восточная Азия.В конечном итоге такие исследования будут проводиться по всему миру, и мы определенно должны ожидать некоторых интересных поворотов в истории человеческого развития по мере того, как мы переходим от одной культуры к другой.

JB: Последние слова?

СУЛЛОУЭЙ: Должен сказать, что я понятия не имел, во что ввязываюсь, когда наткнулся на проект, кульминацией которого стал Born to Rebel. Оглядываясь назад, 26 лет спустя, я могу сказать, что это было одно из самых интересных вещей, которые я мог бы сделать. Мне никогда не было скучно пытаться понять, что движет людьми.И осознание того, что через два десятилетия работы над проектом, теория Дарвина сыграла важную роль в понимании индивидуальных человеческих различий, также было захватывающим открытием. Тайны человеческого развития были прекрасным предметом, которому я посвятил свою жизнь, и я надеюсь, что буду продолжать интересоваться этими проблемами и продолжать добиваться прогресса в попытках их решения.

BBC — Наука и природа — Человеческое тело и разум

Личность на протяжении всей жизни

Увидеть мужчину средних лет в консервативном деловом костюме, сидящего рядом с парнем с синими волосами и серебряным кольцом в носу, подчеркивает тот факт, что люди живи по-другому.

Часто говорят, что нет двух абсолютно одинаковых людей, но согласно одной психологической теории, они могут иметь один из 16 различных типов личности, которые сформированы различными комбинациями личностных черт.

Если вы еще не узнали свой тип личности, попробуйте наш онлайн-опрос.

Ранние дни

Психологи подчеркивают, что тип личности не объясняет все о нас и что люди с одним и тем же типом личности часто ведут себя по-разному.Но они также говорят, что мы не можем просто обменять один тип личности на другой.

Тип личности немного похож на леворукость или правшу. Большинство людей рождаются с предпочтением одной руки, и все мы рождаемся с типом личности, у которого есть некоторые аспекты, с которыми мы чувствуем себя более комфортно, чем другие. Например, интроверт расслабится, сосредоточившись на своих воспоминаниях, мыслях или чувствах, в то время как экстраверт естественным образом сконцентрируется на внешнем мире.

Как найти себя

Эксперты говорят, что мы обычно развиваем свой тип личности — то, что нам нравится делать, — на протяжении всей жизни в соответствии с нашим окружением и опытом — например, школой или работой.

Обычно до среднего возраста развиваются доминирующие аспекты нашего типа личности — те, которые чувствуют себя наиболее комфортно. Кто-то может назвать этот процесс «поиском себя».

Однако жизнь редко позволяет нам полагаться исключительно на те качества личности, которые приходят к нам от природы. Экстраверту, шумному школьнику, возможно, придется подчиняться более интровертированному поведению в классе. Менеджеру по персоналу-интроверту, возможно, придется уделять больше внимания людям в офисе.

Кризис среднего возраста

По мере приближения среднего возраста поведение, проистекающее из доминирующих частей нашего типа личности, может начать казаться скучным, и могут проявиться менее очевидные или недостаточно используемые аспекты нашей личности. Этот опыт является обычным и в некоторых случаях может быть травмирующим — кризис среднего возраста.

Итак, тихий бизнесмен, который всегда ездил на автобусе на работу и коротко стригся, может решить, что синие волосы и красный спортивный автомобиль — не такие уж плохие идеи. С другой стороны, другие могут полностью упустить это изменение личности.У всех разный опыт.

Сознательное изменение

Психологи говорят, что можно намеренно развить недостаточно используемые части нашего типа личности.

Возьмем для примера двух друзей, собирающихся уехать в отпуск. Один из них может настаивать на планировании каждой минуты поездки, а другой может в последний момент просто бросить одежду в сумку и плыть по течению.

Вероятно, что у скрупулезного планировщика праздников будет другой тип личности, чем у их беззаботного компаньона, но каждый из них, вероятно, сможет научиться развивать те части своей личности, которые сделают их более похожими на других.Им придется сделать это путем долгих размышлений и усилий, и, вероятно, потребуются годы, а не дни или недели, чтобы увидеть реальную разницу.

Просто теория

Важно помнить, что, хотя тип личности популярен, не все психологи его поддерживают. Эксперты также предупреждают, что тип личности никогда не должен использоваться как предлог для уклонения от каких-либо действий и что ни один тип личности не может быть лучше другого.

Чтобы узнать больше о психологии, посетите Британское психологическое общество.

Типы личности

Узнайте о 16 типах личности из книги «Что я люблю?» личностный тест:

Большой мыслитель, советник, изобретатель, идеалист, новатор, лидер, вдохновитель, наставник, воспитатель, миротворец, исполнитель, провайдер, реалист, решитель, стратег и руководитель.

Возьми На что я похож? личностный тест.

Другие психологические тесты


Развитие личности | Encyclopedia.com

Психология личности считается исследованием индивидуальных различий в поведении — того, как люди ведут себя по-разному в различных ситуациях.Психологи, занимающиеся вопросами развития личности, заинтересованы в понимании того, как люди развивают свои уникальные паттерны реагирования на окружающую среду на основе генетических способностей и социальной истории. Также представляет интерес определение способов, которыми личность изменяется или остается стабильной в процессе развития, а также выявление ранних поведенческих предшественников, которые позволяют прогнозировать более поздние индивидуальные различия. Из этих многочисленных интересов возник ряд перспектив развития личности, относящихся к возрастному периоду от младенчества до подросткового возраста (от рождения до двадцати лет).

Перспективы развития личности

Поведенческая индивидуальность новорожденных определяется как темперамент. Было предложено несколько конкурирующих моделей темперамента, но в большинстве случаев темперамент рассматривается как конструкт, который представляет собой рано возникающую, основанную на конституции, поведенческую индивидуальность, которая сохраняется как во времени, так и в различных ситуациях. Концептуально психологи разграничили темперамент младенца от личности детства и личности подростка, отметив, что темперамент представляет собой более биологически обоснованные базовые эмоции, в то время как личность представляет собой последовательный поведенческий репертуар, выработанный человеком в результате его взаимодействия с социальной средой.

Курс развития личности от темпераментного начала был описан некоторыми как переход от темперамента к личности или как развитие от основных параметров темперамента к более сложным параметрам личности. В позднем детстве и подростковом возрасте этот поведенческий переход или развитие становится очевидным, поскольку поведение становится более целенаправленным и все больше включает такие понятия, как самопонимание.

Был разработан ряд теорий, описывающих различные процессы взаимодействия в развитии личности, но большинство теорий можно разделить на две категории: те, которые подчеркивают определенные среды развития при формировании личности человека, и те, которые подчеркивают биологию человека.Теоретическая ориентация, которая делает упор либо на окружающую среду, либо на биологию, как правило, не полностью игнорирует положение другого, а скорее подчеркивает один фактор над другим в отношении относительной важности.

Приложение

Многие теоретики и исследователи личности подчеркивают важность качества привязанности между младенцем и основным опекуном для раннего развития личности. Привязанность считается устойчивой эмоциональной связью, которую ребенок формирует со своим опекуном, которая помогает обеспечить стиль отношений между опекуном и младенцем, который способствует выживанию ребенка.Несколько моделей характеризуют развитие формирования привязанности. Эти модели подчеркивают универсальный, биологически обоснованный процесс привязанности, протекающий в младенчестве и детстве.

Считается, что существенные индивидуальные различия не возникают в самом процессе формирования привязанности, но индивидуальные различия действительно возникают в качестве или стиле привязанности. В Таблице 1 приведен список общепринятых моделей привязанности младенцев и детей и их характерных форм поведения.Эти модели поведения были выявлены с помощью лабораторной процедуры под названием «Странная ситуация», разработанной Мэри Эйнсворт и ее коллегами. Странная ситуация — это стандартная процедура, которая ставит младенца или маленького ребенка во все более стрессовые ситуации разлуки и воссоединения с опекуном.

Многие способствующие факторы приводят к различиям в стилях привязанности, но фактор развития, обычно рассматриваемый как наиболее важный для результатов привязанности, — это отзывчивость воспитателя на потребности младенца.Например, опекун способствует надежной привязанности, постоянно удовлетворяя потребности младенца. Потребности младенца могут быть удовлетворены с помощью такого поведения, как реакция на плач, кормление при голоде, физический контакт и утешение во время стресса. Если потребности младенца постоянно удовлетворяются, надежная привязанность Скорее всего, он сформировался в младенчестве, когда он научился ожидать отзывчивости и надежности опекуна.

Если потребности младенца не удовлетворяются постоянно, то с большей вероятностью разовьется один из паттернов небезопасной привязанности.Эти ненадежные модели привязанности могут привести к более поздним проблемам со сверстниками и романтическим отношениям в подростковом и раннем взрослом возрасте. В таблице 2 показаны некоторые характеристики подросткового и раннего взросления, которые, как выяснили исследователи, связаны с различными более ранними моделями привязанности. Таблица 2 включает только первые три стиля привязанности, перечисленные в таблице 1. С 1990-х годов исследователи определили четвертый стиль привязанности, небезопасный-дезорганизованный-дезориентированный, и не изучали результаты, которые могут быть с ним связаны.

Некоторые исследования выявили связь между темпераментом младенца и стилем привязанности. Младенцы, отнесенные к категории трудных по темпераменту, характеризующиеся раздражительностью, неблагоприятными реакциями на изменения в распорядке дня и непредсказуемыми эндогенными ритмами, такими как циклы бодрствования / сна, с большей вероятностью образуют один из небезопасных стилей привязанности. Эта связь между темпераментом и привязанностью предполагает, что темперамент может влиять на процесс привязанности. Например, младенец с трудным темпераментом во многих отношениях труднее и менее удовлетворителен в уходе, чем ребенок. более спокойный младенец.Повышенное бремя ухода за трудным младенцем снижает вероятность того, что потребности младенца будут удовлетворяться так же постоянно, как потребности более спокойного по темпераменту младенца. Эти различия во взаимоотношениях между воспитателями и разными по темпераменту младенцами формируют разные модели привязанности.

Все большую популярность в оценке относительных факторов, способствующих раннему развитию личности, приобретает концепция согласия между развивающимся младенцем или ребенком и его или ее окружением.В приведенном выше примере ребенка с трудным темпераментом, который с большей вероятностью формирует небезопасную привязанность, если на конкретного опекуна не оказывает негативного воздействия тяжелое поведение ребенка, то возникновение небезопасной привязанности с меньшей вероятностью происходит из-за хорошей совместимости между ними. опекун и младенец. Степень соответствия между младенцем или ребенком и его окружением так же важна для определения результатов развития, как и различные факторы развития (например, отзывчивость родителей, темперамент), рассматриваемые по отдельности.

Дружба

Еще одно важное влияние окружающей среды на развитие личности — это дружба со сверстниками. Исследования показывают, что от 6 до 11 процентов детей школьного возраста не имеют друзей. является четким доказательством того, что эти дети подвергаются повышенному риску социальной и эмоциональной дезадаптации. Отсутствие успешных дружеских отношений в детстве также связано с академическими трудностями и отсевом из средней школы. Широкий спектр детских дружеских отношений как потенциально положительного или отрицательного влияния на развитие личности можно понять в свете количества времени, которое дети и подростки проводят со сверстниками как в школе, так и в социальной среде.

Дружба приобретает все большее значение по мере взросления детей, при этом на дружбу у ребенка уходит все больше времени и опыта. Для маленьких детей дружба усиливает волнение во время игры и дает ребенку возможность регулировать свое волнение. Поддержание дружбы в среднем детстве (обычно считается, что это возраст от шести до двенадцати) требует, чтобы дети узнали о поведенческих нормах и установили отношения с другими. А для подростков дружба особенно важна, поскольку типичный подросток начинает полагаться на дружбу как на социальную поддержку и как на ресурс для самоисследования.У подростков дружба предоставляет важную возможность для социальной референции, которая позволяет подростку примерить различные социальные роли и идеалы, которые необходимы для развития самоощущения.

Я-концепция

С подростковой дружбой и личностным развитием связан аспект личности, известный как Я-концепция. Некоторые теоретики и исследователи личности утверждают, что развивающийся и изменяющийся взгляд человека на себя является важным аспектом индивидуальных различий и часто игнорируется в рамках представлений о темпераменте или чертах личности.С этой точки зрения самооценка человека (которая включает в себя такие особенности, как история человека, чувство компетентности и цели на будущее) является важным поведенческим детерминантом, который является более динамичным, податливым и всеобъемлющим, чем темперамент или черты личности.

Важнейшим компонентом в развитии собственной самооценки является референция, включая временную референцию, сравнение себя из более раннего времени с более поздним временем и социальную референцию, сравнение себя с другими.Временная и социальная привязка приводит к типу самоанализа, который служит для повышения стабильности индивидуальных различий за счет того, что индивид вносит изменения в поведение и / или окружающую среду для поддержания самооценки. Особый стиль привязки к наиболее часто используемым изменениям на протяжении жизни. Временная привязка чаще всего встречается в детстве и в пожилом возрасте, когда наиболее очевидны относительно быстрые физические и когнитивные изменения. И наоборот, социальные ссылки наиболее распространены в подростковом и взрослом возрасте, когда индивидуальные изменения менее заметны.

Для подростков именно их упор на социальную привязку делает успешные дружеские отношения особенно важными для развития самооценки. Успешные дружеские отношения в подростковом возрасте приводят к более интерактивным и позитивным сравнениям между собой и другими. Без успешных дружеских отношений подросток более изолирован и с большей вероятностью будет проводить отрицательные сравнения. Эти негативные сравнения в подростковом возрасте задают траекторию развития к заниженной самооценке и дальнейшей социальной изоляции во взрослом возрасте, что затрудняет приобретение такими людьми социальных навыков, необходимых для удовлетворения потребностей в социальной поддержке.

Что касается того, почему у некоторых детей и подростков больше проблем с дружбой, чем у других, данные свидетельствуют о том, что в некоторых случаях ранние индивидуальные различия в привязанности и темпераменте предсказывают более поздние проблемы или успех в дружбе. Например, исследования показали, что дети, отнесенные к категории небезопасных и избегающих, с большей вероятностью, чем дети с надежной привязанностью, будут проявлять агрессию, гнев и враждебность в условиях группы сверстников. Кроме того, неуверенно-амбивалентные дети в таких условиях с большей вероятностью будут демонстрировать социальную сдержанность и низкий порог разочарования.Эти модели социального поведения предсказывают неприятие сверстников и отсутствие дружбы. Точно так же исследования темперамента младенцев и детей выявили прогностическую связь между успехом дружбы и как общей эмоциональностью, так и способностью младенца или ребенка к саморегулированию эмоционального выражения. Младенцы и дети, которые наиболее эмоциональны по темпераменту и наименее способны регулировать свое выражение эмоций, в среднем менее успешны в развитии и поддержании дружеских отношений.

Таким образом, исследования показывают, что некоторые ранние индивидуальные различия в привязанности и темпераменте могут привести к поведенческим стилям, которые в конечном итоге подрывают способность человека успешно заводить и поддерживать дружеские отношения. Долгосрочные последствия этих индивидуальных различий могут быть вредными для человека. Однако при более глубоком понимании и осознании задействованных элементов и динамики можно разработать меры, которые помогут направить индивидуальное развитие к более успешным и здоровым результатам.

Биологическая перспектива развития личности

С более биологической точки зрения считается, что развитие личности в первую очередь регулируется биологическим созреванием человека. Даже влияние окружающей среды на развитие рассматривается как в значительной степени под влиянием биологически обоснованных предрасположенностей и характеристик. Сторонники личностного развития, придерживающиеся сильной биологической ориентации, утверждают, что факторы окружающей среды не играют значительной роли в развитии индивидуальных различий, за исключением случаев крайнего дефицита окружающей среды.Примером такого недостатка является описанная выше недостаточная отзывчивость воспитателя на раннем этапе, которая часто встречается при небезопасных стилях привязанности.

Биологически ориентированные теоретики личности утверждают, что особая среда не может требоваться для типичного для вида развития, такого как индивидуальные различия. Скорее, окружающая среда рассматривается как обеспечивающая или не обеспечивающая возможности для биологического развития. Все, что требуется для адаптивного функционального развития, — это набор адекватных сред.

Как описано выше, ранние биологические индивидуальные различия часто характеризуются как различия в темпераменте. Значительные данные, основанные на исследованиях наследственности, показывают, что индивидуальные различия в темпераменте имеют прочную генетическую основу. Эти генетические основы приводят к индивидуальным различиям в физиологии, которые, в свою очередь, могут влиять на условия окружающей среды таким образом, чтобы их опыт соответствовал темпераменту. Иными словами, биологические детерминанты развития личности определенным образом влияют и формируют условия окружающей среды, влияющие на развитие.

Биологические характеристики младенца или ребенка влияют на его восприятие окружающей среды несколькими способами. Во-первых, как описывалось ранее, существует добродетель — биологически обоснованные характеристики младенца или ребенка влияют на его соответствие окружающей среде, что косвенно влияет на качество окружающего опыта. Во-вторых, аспекты поведения человека, проистекающие из его биологии, могут последовательно вызывать определенные типы поведения у других. Например, диспозиционно робкий или застенчивый ребенок может игнорироваться больше в социальном контексте, чем ребенок-экстраверт, который часто инициирует социальный обмен.В-третьих, биологически обоснованные предрасположенности могут привести к определенным предпочтениям в окружающей среде по мере того, как младенец или ребенок растут и все чаще выбирают предпочтительную среду. Например, человек с особенно высоким уровнем активности может больше увлекаться спортом или другой физической активностью, в то время как менее активный человек может предпочесть сравнительно малоподвижный образ жизни. Наконец, биологически обоснованные предрасположенности также могут влиять на то, как индивид воспринимает условия окружающей среды. Например, исследования выявили очень ранние индивидуальные различия в реактивности на новую или высоко стимулирующую среду, возникающую из-за различий в функционировании мозга.Для младенцев с высокой реактивностью новая или стимулирующая среда является отталкивающей, и эти младенцы, вероятно, откажутся от такой среды, потому что они легко подвергаются чрезмерной стимуляции. Однако в той же среде менее реактивные младенцы, вероятно, проявят любопытство и захотят исследовать.

Все эти биологически обусловленные различия, которые в некоторой степени формируют экологический опыт человека, приводят к уникальным влияниям окружающей среды на развитие личности, которые соответствуют биологии человека.Таким образом, с биологической точки зрения уникальная биология человека может влиять на окружающую среду и, следовательно, искажать то, как среда влияет на развитие личности.

Следующий логичный вопрос, касающийся биологических влияний на развитие личности, касается структуры личности. Поскольку развитие личности имеет биологический компонент, должна быть определенная степень универсальности в общей структуре личности. Исследования показывают, что действительно может существовать такая универсальная структура личности.

Развивающаяся структура личности

В области психологии личности, по-видимому, формируется консенсус в отношении того, что структура личности позднего подросткового возраста и взрослой личности может быть исчерпывающе описана пятью широкими факторами, известными как «Большая пятерка». . » Эти пять факторов обычно характеризуются как: экстраверсия / неожиданность, доброжелательность, сознательность, невротизм / эмоциональная стабильность и открытость опыту / интеллекту. Используя межкультурные языковые инструменты, большая пятерка была успешно идентифицирована в американском английском, немецком, голландском, португальском, иврите, китайском, корейском и японском языках.Такие результаты подтверждают идею о том, что Большая пятерка — это универсальная таксономия личности позднего подросткового и взрослого возраста.

В аналогичных исследованиях измерений индивидуальных различий младенцев и детей, обычно с использованием оценок темперамента родителями или учителями, обычно выявляются от пяти до семи измерений. Пять параметров являются особенно надежными и были обозначены как «Уровень активности», «Отрицательная эмоциональность», «Настойчивость к задаче», «Приспособляемость / уступчивость» и «Торможение». Два других измерения менее достоверны и получили названия Ритмичность и Порог.С точки зрения развития, процесс перехода от этих ранних измерений младенчества и детства к измерениям Большой пятерки поздней юности и взрослой жизни, по-видимому, включает в себя несколько ранних измерений, которые объединяются в одну большую пятерку. Другими словами, в ходе развития меняется организационная структура измерений индивидуальных различий. каждое из измерений Большой пятерки состоит из характеристик более чем одного из более ранних измерений.

На рисунке 1 показаны гипотетические отношения между пятью индивидуальными различиями в младенчестве и детстве и различными измерениями Большой пятерки.Общие отношения, представленные на Рисунке 1, основаны на эмпирических данных; Однако необходимы более подробные исследования, прежде чем можно будет сделать более конкретные выводы о роли этих ранних индивидуальных различий в развитии Большой пятерки. На рисунке 1 линии, соединяющие определенные измерения младенчества и детства с конкретными измерениями Большой пятерки, представляют корреляции между более ранними и более поздними измерениями. Сплошные линии представляют положительные корреляции, а пунктирные линии — отрицательные.

Из рисунка 1 следует, что нет однозначного соответствия между ранними и более поздними индивидуальными размерами различия. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что эта размерная реорганизация детерминирована скорее биологически, чем экологически; это означает, как описано ранее, что для проведения этой реорганизации не требуются особые условия окружающей среды. Однако точно не известно, как и когда происходит эта пространственная реорганизация. В будущих исследованиях будут более подробно рассмотрены возрастные изменения, происходящие в организации измерений индивидуальных различий.

Заключение

Индивидуальные различия личности универсальны в том смысле, что они обнаруживаются во всех человеческих популяциях. Корни индивидуальных различий, несомненно, уходят корнями в историю эволюции, выбранную из-за их улучшенной приспособляемости к условиям окружающей среды. Однако особые личностные качества человека, которые приводят к индивидуальным различиям между людьми, не столько основаны на эволюции, сколько являются продуктом многих факторов развития.

Изучение индивидуальных различий личности с точки зрения развития предоставляет богатый источник данных как для исследователя, так и для практиков, которые можно использовать для понимания и прогнозирования поведения. Без изучения индивидуальных различий не может быть подробного анализа или объяснения того, почему люди часто ведут себя или развиваются совершенно по-разному в, казалось бы, эквивалентных условиях окружающей среды. Понимание этих различий и их развитие имеет фундаментальное значение не только для понимания поведения психологами, но и для родителей, школьных учителей, социальных работников, политиков и всех, кто работает с другими людьми.Из-за своей универсальности и значимости для понимания поведения изучение индивидуальных различий является неотъемлемой частью любого полного научного исследования поведения.

См. Также: ВЕХИ РАЗВИТИЯ; ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ; ТЕМПЕРАМЕНТ

Библиография

Эйнсворт, Мэри, Мэри Блехар, Эверетт Уотерс и Салли Уолл. Образцы привязанности. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум, 1978.

Бейтс, Джон и Теодор Вакс, ред. Темперамент: индивидуальные различия на стыке биологии и поведения. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 1994.

Боулби, Джон. Приложение и потеря, Vol. 1: Приложение. New York: Basic, 1969.

Bowlby, John. Приложение и потеря, Vol. 3: Утрата, печаль и депрессия. New York: Basic, 1980.

Caspi, Avshalom. «Развитие личности на протяжении всей жизни». В изданиях Уильяма Дэймона и Нэнси Эйзенберг., Справочник по детской психологии, Vol. 3: Социальное, эмоциональное и личностное развитие. Нью-Йорк: Уайли, 1998.

Дэймон, Уильям. Социальное развитие и развитие личности: от младенчества до подросткового возраста. Нью-Йорк: Нортон, 1983.

Хэлверсон, Чарльз младший, Гелдольф Констамм и Рой Мартин, ред. Развитие структуры темперамента и личности от младенчества до взрослого возраста. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум, 1994.

Харрис, Джудит.«Где находится детская среда? Теория развития групповой социализации». Психологический обзор 102 (1995): 458-489.

Констамм, Гелдольф, Чарльз Халверсон-младший, Иван Мервилде и Валери Хэвилл, ред. Родительские описания детской личности: антецеденты развития большой пятерки? Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум, 1998.

Малер, Маргарет, Фред Пайн и Анни Бергман. Психологическое рождение человеческого младенца. Нью-Йорк: Базовый, 1975.

Макадамс, Дэн. «Может ли личность измениться? Уровни стабильности и роста личности на протяжении всей жизни». В ред. Тодда Хизертона и Джоэла Вайнбергера, Может ли личность измениться? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 1994.

Ротбарт, Мэри и Джон Бейтс. «Темперамент.» В изданиях Уильяма Дэймона и Нэнси Эйзенберг, Справочник по детской психологии, Vol. 3: Социальное, эмоциональное и личностное развитие. Нью-Йорк: Wiley, 1998.

Рубин, Кеннет, Уильям Буковски и Джеффри Паркер. «Взаимодействие со сверстниками, отношения и группы». В изданиях Уильяма Дэймона и Нэнси Эйзенберг, Справочник по детской психологии, Vol. 3: Социальное, эмоциональное и личностное развитие. Нью-Йорк: Уайли, 1998.

Скарр, Сандра. «Развитие индивидуальных различий в интеллекте и личности». В редакторах Хайна Риза и Майкла Франзена, «Биологические и нейропсихологические механизмы: психология развития на протяжении всей жизни». Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum, 1997.

Сперлинг, Майкл и Уильям Берман, ред. Приложение у взрослых: клинические и развивающие перспективы. New York: Guilford Press, 1994.

Wiggins, Jerry, ed. Пятифакторная модель личности: теоретические перспективы. Нью-Йорк: Guilford Press, 1996.

Брэди Рейнольдс

Frontiers | Стрессоры в раннем возрасте, развитие личности и стратегии быстрой жизни: эволюционный взгляд на черты злобной личности

Существует изобилие знаний о личности, но исследования личности по-прежнему процветают.Однако подавляющее большинство таких исследований направлено на описание определенных непосредственных механизмов, связанных с человеческой личностью, а не на изучение возможных эволюционных истоков или адаптивной ценности личностных черт. Некоторые области личности хорошо изучены или, по крайней мере, хорошо изучены, например, структура личности (например, Markon et al., 2005; Bohane et al., 2017) и влияние опыта ранней жизни на развитие личностных черт (например, Beaver et al., 2015; Ogle et al., 2015). Существуют хорошо изученные данные о влиянии негативных переживаний в раннем возрасте на характеристики продольного развития личности (например, Briley and Tucker-Drob, 2014; Newton-Howes et al., 2015) и на нейробиологические процессы, лежащие в основе функций личности (например, , Kennis et al., 2013; Kundakovic, Champagne, 2015). Точно так же большое количество исследований проверяли различные области теории истории жизни (ЛЖ). Теория LH — это эволюционная структура, объясняющая и описывающая различные стратегии, которые люди разрабатывают для распределения своих ограниченных ресурсов (например,ж., энергия, время и т. д.) адаптивно, чтобы обеспечить максимальное выживание и воспроизводство. Соответственно, теория LH дает прогнозы о психосоциальных процессах и их ценности с точки зрения выживания или воспроизводства (обзор см. В Buss, 2015). Непосредственные механизмы, лежащие в основе этих психосоциальных процессов, включают реакции на стресс, различные формы совокупления и воспитания детей, а также приспособление к условиям окружающей среды (Buss, 2015). Предположительно, психология личности и теория LH, две основные области различных областей психологии, могут способствовать более всестороннему пониманию психобиологических явлений, например, путем выяснения долгосрочных эффектов стресса в раннем возрасте и лежащих в основе конечных и ближайших механизмов.В этом обзоре мы приводим краткое изложение доказательств соответствия между реакциями на ранний стресс, обнаруженными в исследованиях личности и исследованиях ЛГ.

Характеристики личности в некоторой степени сформированы опытом ранней жизни таким же образом, как и стратегии LH, которые меняются в зависимости от обстоятельств человека. Характеристики личности, сформированные ранними невзгодами, могут способствовать поведению или когнитивно-эмоциональным функциям, которые улучшают воспроизводство и / или выживание человека в менее благоприятных условиях.На наш взгляд, злобные или эгоцентричные черты личности могут рассматриваться как общий представитель как невзгод раннего возраста, так и стратегии ЛГ. Эти злобные черты личности частично представлены Темной триадой, личностным конструктом, состоящим из трех взаимосвязанных черт: макиавеллизма, субклинической психопатии и субклинического нарциссизма (Paulhus and Williams, 2002). В соответствии с недавними открытиями, мы предполагаем, что концепция Темной триады предоставляет возможную модель для демонстрации того, как непредсказуемые и суровые переживания направляют развитие личности, приводя к чертам, связанным с более быстрыми стратегиями ЛГ.

Черты характера жизни и стратегии истории жизни

Редкость вынуждает людей идти на компромисс между фактическим и будущим воспроизводством или между поддержкой существующего потомства и производством другого (Kaplan and Gangestad, 2005). Характеристики, определяющие исход этих компромиссов, являются центральными элементами теории ЛГ и иногда называются чертами ЛГ. Черты LH определяют время развития в целом и развитие функций, связанных со стратегиями выживания и воспроизводства, таких как брачное поведение, родительские инвестиции и старение (Kaplan and Gangestad, 2005; Ellis et al., 2009; Бьорклунд и Эллис, 2014). Ограничения ресурсов ставят под угрозу способность людей максимизировать все компоненты своего развития, выживания и воспроизводства. Следовательно, они должны расставить приоритеты в распределении ресурсов посредством ряда компромиссов. Таким образом, теория ЛГ связывает черты ЛГ со стратегиями расходования ресурсов (Chisholm et al., 1993; Chisholm, 1999; Kaplan and Gangestad, 2005).

Природа наиболее адаптивной стратегии распределения зависит от обстоятельств. Например, оптимальные стратегии распределения энергии для детей и взрослых различаются: дети должны больше инвестировать в свой рост и развитие, чтобы достичь зрелости, в то время как взрослые должны поддерживать своих детей и тратить энергию на собственное выживание.Следовательно, существуют индивидуальные обстоятельства и особенности, формирующие оптимальные стратегии распределения, которые могут меняться на протяжении жизни и, следовательно, могут объяснять различия во времени жизненных событий (например, развития, воспроизводства и т. Д.) (Chisholm et al., 1993; Chisholm, 1999; Каплан и Гангестад, 2005; Бьорклунд и Эллис, 2014). Конфигурация индивидуума черт ЛГ определяет его или ее общую стратегию ЛГ (Ellis et al., 2009). Таким образом, стратегии ЛХ адаптированы к местным условиям, но из-за различий в индивидуальных характеристиках они гибки и разнообразны в зависимости от ограничений окружающей среды.Другими словами, стратегии ЛГ зависят от состояния в том смысле, что поведение можно адаптировать к условиям и обстоятельствам окружающей среды, с которыми сталкивается организм.

Медленно-быстрый континуум

Было высказано предположение, что все признаки ЛГ изменяются в медленном-быстром континууме (Del Giudice et al., 2015). Более конкретные быстрые и медленные стратегии ЛГ можно рассматривать как скоординированные и интегрированные паттерны метаболических, когнитивных, поведенческих и личностных черт (подробнее см. Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009; Фигередо и др., 2013; Del Giudice et al., 2015; de Baca et al., 2016). Стратегии медленного ЛГ могут характеризоваться установками, ориентированными на будущее, относительно долгосрочным акцентом в поведенческих стратегиях; например, способность откладывать удовлетворение. Эти стратегии также предполагают более высокие родительские вложения (т. Е. Вложения времени и усилий в уход за потомством) относительно небольшого числа потомков. Напротив, быстрые LH-стратегии характеризуются относительно краткосрочной направленностью и ориентированным на настоящее отношение к риску или агрессивным поведением, чтобы максимизировать немедленное вознаграждение и расставить приоритеты в брачных усилиях (Griskevicius et al., 2013; Чен и Чанг, 2016). Кроме того, ядро ​​более быстрых стратегий — это ранняя репродуктивная зрелость, частые спаривания и небольшие инвестиции в социальные отношения или потомство (Belsky et al., 1991; Nettle, 2010). Многие виды демонстрируют множество медленных и быстрых черт (Kraus et al., 2005; Bielby et al., 2007). Люди приближаются к медленному концу континуума, но также демонстрируют набор быстрых черт ЛГ (Heylighen, Bernheim, 2004; Hawkes, 2006; Ellis et al., 2009).

Существует несколько критических факторов окружающей среды, определяющих медленное или медленное поведение людей.быстрые компромиссы стратегии LH. Наиболее значимыми факторами являются непредсказуемость, жесткость и нехватка ресурсов (Brumbach et al., 2009; Ellis et al., 2009; Griskevicius et al., 2011; Chang and Lu, 2018). Непредсказуемость — это предсказуемость изменений в окружающей среде, тогда как суровость представлена ​​коэффициентами заболеваемости и смертности. Однако нет соответствия в определении приблизительных мер непредсказуемости и резкости. Тем не менее, в целом резкость описывается как индикатор того, в какой степени факторы окружающей среды вызывают инвалидность или смерть на каждой стадии развития в популяции, в то время как непредсказуемость можно рассматривать как пространственную и / или временную изменчивость резкости (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009). Наконец, нехватка ресурсов описывает доступность ресурсов и уровень конкуренции за ресурсы (Ellis et al., 2009). При более высоких показателях заболеваемости и смертности и более высокой вариабельности условий (то есть более высоких уровнях непредсказуемости и суровости) высок риск смерти до появления потомства, поэтому отбор отдает предпочтение более быстрым стратегиям ЛГ, побуждая людей начинать спаривание относительно рано. Напротив, суровые, но предсказуемые условия благоприятствуют более медленным стратегиям ЛГ, которые увеличивают инвестиции в соматические усилия и задерживают репродукцию, чтобы увеличить вероятность выживания и созревания человека (Ellis et al., 2009; Фигередо и др., 2013; Del Giudice et al., 2015). В более общем плане, экологические индикаторы раннего периода жизни с высоким уровнем непредсказуемости и суровости вместе с скудными ресурсами способствуют более быстрым стратегиям ЛГ, включающим ускорение физиологического развития и полового созревания (Wilson and Daly, 1997; Ellis, 2004; Belsky et al., 2010). Более быстрые стратегии более эффективны, когда будущее неопределенно, продолжительность жизни непредсказуема или показатели смертности и заболеваемости кажутся высокими (Bereczkei and Csanaky, 2001).В этих условиях стремление к немедленному вознаграждению может быть адаптивным из-за улучшения соотношения затрат и выгод распределения ресурсов за счет сокращения неэффективных с точки зрения затрат усилий, направленных на будущие выплаты по фитнесу, которые могут не принести достаточных будущих выгод (Chen and Chang, 2016). Однако менее суровые или более предсказуемые обстоятельства или доступ к подходящему количеству ресурсов могут изменить стратегии ЛХ в сторону более медленной формы, подчеркивая важность процесса оценки и то, как эти экологические сигналы отслеживаются и интерпретируются.Условия окружающей среды в детстве однозначно формируют обработку информации, таким образом, косвенные факторы в раннем возрасте формируют то, как человек реагирует на непредсказуемость и резкость на более поздних этапах жизни.

Негативный опыт раннего периода жизни и стратегии быстрой истории жизни

Ранний жизненный опыт не только влияет на личную стратегию ЛГ; они также могут повышать чувствительность людей к невзгодам, влияя на то, как они реагируют на невзгоды в дальнейшей жизни. Другими словами, реакция взрослых на факторы стресса окружающей среды, такие как суровые или непредсказуемые условия окружающей среды, варьируется в зависимости от их опыта невзгод в детстве (Griskevicius et al., 2013; White et al., 2013; Чанг и Лу, 2018). Более ранние исследования показали, что социально-экономический статус детства (СЭП) является надежным индикатором суровости окружающей среды в раннем детстве (Griskevicius et al., 2011; Belsky et al., 2012). Низкое SES связано с большим количеством стрессовых факторов в семье (например, многократная смена работы родителей; нестабильная или неопределенная занятость и т. Д.), Которые представляют собой более суровую окружающую среду. Соответственно, было обнаружено, что низкий SES связан с чертами, связанными с быстрыми стратегиями ЛГ, такими как импульсивность, принятие риска и неограниченная социосексуальная ориентация (Brumbach et al., 2009; Бельский и др., 2010; Крапива, 2010; Грискявичюс и др., 2011; de Baca et al., 2016.). Однако, согласно более поздним выводам, применение SES для обозначения жесткости является спорным: некоторые исследования показали низкий SES как индикатор нехватки ресурсов, тогда как другие исследования поддержали SES как указание на угрозы смертности и заболеваемости (см. Griskevicius et al. , 2011; Belsky et al., 2012; Chang, Lu, 2018 — подробнее).

Помимо СЭС, люди чувствительны к сигналам непредсказуемости окружающей среды (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009; Чанг и Лу, 2018). Например, было обнаружено, что раннее половое созревание, однозначный индикатор быстрой стратегии ЛГ, связано с неблагоприятным семейным функционированием (т. Е. Показателями непредсказуемости окружающей среды), такими как отсутствие отцов, высокий уровень конфликтов в семье и отсутствие родительской заботы (Belsky, 2012; Эллис, 2013; Чанг и Лу, 2018). Кроме того, семьи с этими неблагоприятными особенностями часто испытывают экологические стрессоры, связанные с непредсказуемостью и суровостью (например,g., низкий доход, ненадежность жилья, незащищенность занятости и т. д.). Несколько исследований показали, что наличие экологических стрессоров в раннем возрасте способствует более быстрым стратегиям ЛГ, ведущим к определенным биодемографическим особенностям, таким как более раннее половое созревание. Более того, в результате этих стрессоров могут возникать другие близкие поведенческие индикаторы быстрой стратегии ЛГ, такие как оппортунистическое или эксплуататорское поведение, враждебное отношение и плохие социальные навыки (Belsky et al., 1991; Brumbach et al., 2009; Gladden и другие., 2013; де Бака и др., 2016; Чанг и Лу, 2018).

Стрессоры в раннем возрасте и развитие личности

Ранний опыт формирует созревание человека, влияя на последующее приспособление к реальной среде, регулируя развитие личностных качеств. Было показано, что невзгоды в детстве приводят к дисфункциям и расстройствам личности из-за негативного влияния, которое они оказывают на межличностные компетенции, социально-когнитивное и эмоциональное функционирование (Bowlby, 1980; Brumbach et al., 2009; Бьорклунд, 2015; де Бака и др., 2016; Jonason et al., 2017). Влияют суровые и случайные условия. Существует множество доказательств того, что негативные семейные переживания, такие как отсутствие родителей или конфликт между родителями и потомками, влияют на поведенческие и нейроэндокринные реакции на стресс (обзор см. В Ellis, 2013; Anacker et al., 2014). Таким образом, было обнаружено, что раннее воздействие нестабильной или непредсказуемой эмоциональной среды меняет реакции на негативные переживания.Более ранние исследования показали, что факторы стресса в раннем возрасте (например, конфликт родителей и потомков) положительно связаны с развитием быстрых стратегий ЛГ (Chisholm et al., 2005; McFarlane et al., 2005; Nettle, 2010; Simpson et al. , 2011; Young et al., 2017).

В соответствии с приведенными выше выводами, также было высказано предположение, что воздействие непредсказуемой среды в детстве связано с повышенным восприятием риска, более низким уровнем исполнительной функции и более гедонистическим отношением (Brumbach et al., 2009; Фигередо и др., 2012; де Бака и др., 2016; Херст и Кавана, 2017). Взросление в суровых условиях влияет на социально-эмоциональное развитие детей, способствуя развитию враждебных и антагонистических стилей межличностного общения, относительно плохих социальных навыков и более низкого социального и эмоционального интеллекта (Brumbach et al., 2009; de Baca et al., 2016; Hurst и Kavanagh, 2017; Jonason et al., 2017).

Личностные особенности, связанные с этими оппортунистическими, импульсивными и краткосрочно ориентированными поведенческими стратегиями (например,ж., низкая покладистость, низкая сознательность и высокий невротизм) также связаны с показателями быстрых стратегий ЛГ (McFarlane et al., 2005; Young et al., 2017). Кроме того, импульсивность, определенные аспекты экстраверсии и открытости опыту (например, стремление к ощущениям или доминирование) связаны с быстрыми чертами ЛГ, такими как высокий уровень смертности, повышенная нестабильность в романтических отношениях, неограниченная социосексуальная ориентация, распущенность и различные эгоистичные формы поведения ( например, эксплуатация, манипулирование) (обзор см. в Del Giudice, 2012, 2014).Некоторые более ранние исследования выявили более прямую связь между стратегиями ЛГ и развитием личности (Rushton, 1985; Belsky et al., 1991; Gladden et al., 2009), и в соответствии с этими выводами недавние исследования предполагают, что определенные черты личности связаны с быстрым Черты ЛГ, такие как низкий самоконтроль, краткосрочная стратегия спаривания и эгоистичное межличностное поведение. Эти характеристики являются общими для макиавеллизма, субклинической психопатии и субклинического нарциссизма, также называемого Темной триадой (DT) (Paulhus and Williams, 2002).Для черт DT свойственны несколько социально-отталкивающих характеристик: черствость, манипулятивность (Jones and Paulhus, 2011), снижение самоконтроля (Jonason and Tost, 2010), эгоизм, более ориентированная на настоящее временная перспектива (Birkás and Csathó, 2015). ), неспособность откладывать удовлетворение (Brumbach et al., 2009; Birkás et al., 2015a) и эксплуататорскую деятельность (McDonald et al., 2012). Было показано, что эти характеристики связаны в первую очередь с быстрой стратегией ЛГ (Jonason et al., 2010; McDonald et al., 2012).

Темная триада: превращение невзгод раннего возраста в стратегию быстрой истории жизни

В соответствии с вышеупомянутыми выводами, в некоторой степени черты DT можно рассматривать как совокупность личностных индикаторов для быстрых стратегий ЛГ (Фигередо и др., 2005; Джонасон и др., 2010, 2012; Макдональд и др., 2012). ). Следовательно, Темная триада представляет собой определенный кластер ближайших механизмов, связанных с более быстрыми стратегиями ЛГ.

Еще одно обширное исследование показало, что негативный детский опыт (например,g., плохие отношения между родителями и детьми, плохое функционирование семьи) связаны с чертами DT (Jonason et al., 2014; Láng and Birkás, 2014, 2015; Birkás et al., 2015b; Láng and Lénárd, 2015; Láng and Abell) , 2018). Более того, недавние исследования показали, что некоторые характеристики, связанные с чертами DT, также являются приблизительными индикаторами быстрых стратегий ЛГ (обзор см. В Furnham et al., 2013; Vize et al., 2016; Muris et al., 2017). Например, было обнаружено, что несколько социально-экономических условий и результатов психосоциального здоровья, представляющие собой компромиссы, связанные с быстрыми стратегиями ЛГ, связаны с DT (Jonason et al., 2013, 2015, 2016). Более того, в соответствии с более ранними выводами о влиянии ранних стрессоров на развитие личности и функции личности (см. Выше), есть некоторые свидетельства того, что черты DT связаны с субоптимальными стратегиями совладания (Rim, 1992; Ng et al., 2014; Birkás et al., 2016), опора на незрелые стратегии защиты эго (Richardson and Boag, 2016), реактивную аффективность (Noser et al., 2014) и специфические эндокринологические реакции (Pfattheicher, 2016). Эти находки предоставляют некоторую поддержку представлению о том, что черты DT можно рассматривать как основу для быстрых компромиссов LH на ближайшем уровне.Личность направляет когнитивно-эмоциональные реакции, социально-эмоциональные реакции и поведенческую адаптацию к текущей среде. Соответственно, предыдущие исследования показали, что несколько сигналов, связанных с быстрыми стратегиями ЛГ (например, неограниченная социосексуальность, эгоизм, импульсивность и т. Д.), Могут быть связаны с характеристиками DT. Более того, как и в случае со стратегиями ЛГ, было показано, что развитие черт ДТ связано с негативными событиями в раннем возрасте.

Заключение и дальнейшие направления

Результаты, рассмотренные в этой статье, показывают, что стрессовые переживания в раннем возрасте формируют стратегии ЛГ вместе с развитием личности.Кроме того, мы стремились показать, что эгоцентричные или злонамеренные черты личности можно рассматривать как примерный уровень быстрых стратегий ЛГ. В то же время эти личностные характеристики могут позволить изучить влияние детских невзгод на развитие личности. В более общем плане мы предполагаем, что черты личности являются не только результатом условий окружающей среды, опыта и генетических факторов, но они также заставляют эволюционировать компромиссы, чтобы адаптироваться к реальным условиям.

Существует некоторое соответствие между развитием быстрых LH-стратегий и DT-черт, и приблизительное представление этих стратегий — паттерны и определяющие факторы (т.е. непредсказуемость и резкость) схожи. Кроме того, черты DT связаны с несколькими поведенческими, социально-когнитивными и социально-эмоциональными формами поведения, аналогичными тем, которые связаны с быстрыми компромиссами с ЛГ, такими как стремление к немедленному удовлетворению, эгоистичное поведение (эксплуатация и манипуляция) и дезадаптивные реакции на стресс.Таким образом, DT является полезной моделью личности для рассмотрения в связи с быстрыми стратегиями LH. Ранние невзгоды не обязательно приводят к патологическому развитию или психопатологии, но они увеличивают вероятность отрицательных результатов развития. Стратегии быстрого ЛГ представляют собой адаптацию к неблагоприятным условиям окружающей среды. Чтобы лучше понять эволюцию структуры человеческой личности, необходимо объединить результаты исследований теории ЛГ и исследований развития личности.Таким образом, разработка модели личности, включающей идеи теории ЛГ, может открыть новые возможности для исследований.

Авторские взносы

ÁC: написал разделы рукописи; BB: разработал концепцию и написал разделы рукописи.

Финансирование

Работа поддержана Венгерским фондом научных исследований — ОТКА (K 125437).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Анакер, К., О’Доннелл, К. Дж., И Мини, М. Дж. (2014). Неблагоприятные факторы в молодости и эпигенетическое программирование гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции. Dialogues Clin. Neurosci. 16, 321.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Бивер К. М., Хартман С., Бельски Дж. (2015). Дифференциальная восприимчивость к родительской чувствительности на основе раннего темперамента в прогнозировании аффективных психопатических черт личности подростка. Crim. Правосудие поведение. 42, 546–565. DOI: 10.1177 / 0093854814553620

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский Дж. (2012). Развитие репродуктивных стратегий человека: успехи и перспективы. Curr. Реж. Psychol. Sci. 21, 310–316. DOI: 10.1177 / 0963721412453588

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский Дж., Хаутс Р. М. и Фирон Р. М. (2010). Безопасность младенческой привязанности и время полового созревания: проверка эволюционной гипотезы. Psychol. Sci. 21, 1195–1201. DOI: 10.1177 / 0956797610379867

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский Дж., Шломер Г. Л. и Эллис Б. Дж. (2012). Помимо совокупного риска: определение резкости и непредсказуемости как детерминант родительской стратегии и стратегии раннего детства. Dev. Psychol. 48, 662. DOI: 10.1037 / a0024454

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский, Дж., Стейнберг, Л., и Дрейпер, П. (1991). Детский опыт, межличностное развитие и репродуктивная стратегия: эволюционная теория социализации. Child Dev. 62, 647–670. DOI: 10.2307 / 1131166

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bereczkei, T., and Csanaky, A. (2001). Стрессовое семейное окружение, смертность и социализация детей: стратегии жизненного цикла подростков и взрослых из неблагоприятных социальных обстоятельств. Внутр. J. Behav.Dev. 25, 501–508. DOI: 10.1080 / 01650250042000573

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Билби, Дж., Мейс, Г. М., Бининда-Эмондс, О. Р., Кардилло, М., Гиттлман, Дж. Л., Джонс, К. Е. и др. (2007). Быстрый-медленный континуум в истории жизни млекопитающих: эмпирическая переоценка. Am. Nat. 169, 748–757 DOI: 10.1086 / 516847

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биркас, Б., и Чато, Б. (2015). Оцените день: временные перспективы Темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 86, 318–320. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.06.035

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биркас, Б., Чато, Б., Гач, Б., и Берецкей, Т. (2015a). Ничто не рисковало ничего не выиграло: сильная связь между чувствительностью к вознаграждению и двумя мерами макиавеллизма. чел. Индивидуальный. Dif. 74, 112–115. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.09.046

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биркас, Б., Гач, Б., и Чато, Á.(2016). Сохраняйте спокойствие и не волнуйтесь: разные черты Темной триады предсказывают разные предпочтения в преодолении трудностей. чел. Индивидуальный. Dif. 88, 134–138. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.09.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биркас Б., Ланг А. и Берецкей Т. (2015b). Макиавеллизм и предполагаемая родительская связь: разные пути социализации для мужчин и женщин. Am. J. Appl. Psychol. 3, 109–112. DOI: 10.12691 / ajap-3-4-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бьорклунд, Д.Ф., Эллис Б. Дж. (2014). Дети, детство и развитие в эволюционной перспективе. Dev. Ред. 34, 225–264. DOI: 10.1016 / j.dr.2014.05.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бохан, Л., Магуайр, Н., Ричардсон, Т. (2017). Устойчивые, сверхконтроллеры и недоконтроллеры: систематический обзор полезности метода типологии личности в понимании проблем психического здоровья взрослых. Clin. Psychol. Ред. 57, 75–92. DOI: 10.1016 / j.cpr.2017.07.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боулби, Дж. (1980). Приложение и потеря: Vol. 3. Утрата: печаль и депрессия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Брайли, Д. А., Такер-Дроб, Э. М. (2014). Генетическая и экологическая преемственность в развитии личности: метаанализ. Psychol. Бык. 140, 1303–1331. DOI: 10.1037 / a0037091

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брумбах, Б.Х., Фигередо А. Дж. И Эллис Б. Дж. (2009). Влияние суровых и непредсказуемых условий в подростковом возрасте на развитие стратегии жизненного цикла. Hum. Nat. 20, 25–51. DOI: 10.1007 / s12110-009-9059-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бусс Д. (2015). Эволюционная психология: новая наука о разуме . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Google Scholar

Чанг, Л., и Лу, Х. Дж. (2018). Ресурсный и внешний риск в определении кратких историй жизни китайских брошенных детей в сельских районах. Evol. Гм. Behav. 39, 59–66. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2017.10.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен Б. Б. и Чанг Л. (2016). Прокрастинация как стратегия быстрой жизненной истории. Evol. Psychol. 14, 1–5. DOI: 10.1177 / 1474704916630314

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чисхолм, Дж. С. (1999). Смерть, надежда и секс: шаги к эволюционной экологии разума и нравственности . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Чисхолм, Дж. С., Эллисон, П. Т., Эванс, Дж., Ли, П. К., Либерман, Л. С., Павлик, З. и др. (1993). Смерть, надежда и секс: теория истории жизни и разработка репродуктивных стратегий [и комментарии и ответы]. Curr. Антрополь. 34, 1–24. DOI: 10.2307 / 2743728

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чисхолм, Дж. С., Куинливан, Дж. А., Петерсен, Р. В., и Коул, Д. А. (2005). Ранний стресс определяет возраст начала менархе и первых родов, привязанность к взрослому и ожидаемую продолжительность жизни. Hum. Nat. 16, 233–265. DOI: 10.1007 / s12110-005-1009-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Бака, Т. К., Валь, Р. А., Барнетт, М. А., Фигередо, А. Дж., И Эллис, Б. Дж. (2016). Неблагоприятные условия, адаптивная калибровка и здоровье: на примере неблагополучных семей. Адапт. Гм. Behav. Physiol. 2, 93–115. DOI: 10.1007 / s40750-016-0042-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дель Джудиче, М.(2014). Рамки эволюционной истории жизни для психопатологии. Psychol. Inq. 25, 261–300. DOI: 10.1080 / 1047840X.2014.884918

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дель Джудиче, М., Гангестад, С. В., и Каплан, Х. С. (2015). «Теория истории жизни и эволюционная психология», в Справочник по эволюционной психологии . Vol. 1. Фонды, 2-е изд., Изд. Д. М. Басс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 88–114.

Google Scholar

Эллис, Б.J. (2013). Гипоталамо-гипофизарно-гонадная ось: управляемая переключателем, чувствительная к состоянию система в регуляции стратегий жизненного цикла. Horm. Behav. 64, 215–225. DOI: 10.1016 / j.yhbeh.2013.02.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фигередо А. Дж., Катбертсон А. М., Кауфман И. А., Вейл Е. и Гладден П. Р. (2012). Взаимодействие поведенческих диспозиций и когнитивных способностей: социосексуальная ориентация, эмоциональный интеллект, исполнительные функции и стратегия жизненного цикла. Temas Psicol. 20, 87–100.

Google Scholar

Фигередо А. Дж., Де Бака Т. К. и Вудли М. А. (2013). Стратегия измерения истории человеческой жизни. чел. Индивидуальный. Dif. 55, 251–255. DOI: 10.1016 / j.paid.2012.04.033

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фигередо А. Дж., Васкес Г., Брумбах Б. Х., Сефчек Дж. А., Кирснер Б. Р. и Якобс В. Дж. (2005). К-фактор: индивидуальные различия в стратегии жизненного цикла. чел. Индивидуальный. Dif. 39, 1349–1360. DOI: 10.1016 / j.paid.2005.06.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернхэм А., Ричардс С. К. и Полхус Д. Л. (2013). Темная триада личности: обзор за 10 лет. Soc. Личное. Psychol. Компас 7, 199–216. DOI: 10.1111 / spc3.12018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гладден П. Р., Фигередо А. Дж., Андрейзак Д. Дж., Джонс Д. Н. и Смит-Кастро В. (2013). Репродуктивная стратегия и сексуальный конфликт: стратегия медленного жизненного цикла подавляет негативный андроцентризм. J. Methods Meas. Soc. Sci. 4, 48–71. DOI: 10.2458 / jmm.v4i1.17774

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гладден, П. Р., Фигередо, А. Дж., И Джейкобс, В. Дж. (2009). Стратегия жизненного цикла, психопатические установки, личность и общий интеллект. чел. Индив. Diff. 46, 270–275. DOI: 10.1016 / j.paid.2008.10.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грискявичюс, В., Акерман, Дж. А., Канту, С. М., Делтон, А. В., Робертсон, Т.Е., Симпсон, Дж. А. и др. (2013). Когда экономика дает сбой, люди тратят или откладывают? Реагирование на нехватку ресурсов зависит от детской среды. Psychol. Sci. 24, 197–205. DOI: 10.1177 / 0956797612451471

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грискявичус В., Делтон А. В., Робертсон Т. Э. и Тайбур Дж. М. (2011). Экологические непредвиденные обстоятельства стратегий жизненного цикла: влияние смертности и СЭС на репродуктивное время. Дж.Чел. Soc. Psychol. 100, 241–254. DOI: 10.1037 / a0021082

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоукс, К. (2006). «Медленные истории жизни и эволюция человека», в The Evolution of Human Life History , ред. К. Хоукс и Р. Р. Пейн (Санта-Фе, Нью-Мексико: Школа американской исследовательской прессы), 95–126.

Херст, Дж. Э., и Кавана, П. С. (2017). Стратегии жизненного анамнеза и психопатология: чем быстрее жизненные стратегии, тем больше симптомов психопатологии. Evol. Гм. Behav. 38, 1–8. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2016.06.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон, П. К., и Тост, Дж. (2010). Я просто не могу себя контролировать: Темная триада и самоконтроль. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 611–615. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.05.031

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон П. К., Баумэн Х. М., Картер Г. Л. и Паркер П. (2015). Дориан Грей без своего портрета: психологические, социальные и физические затраты на здоровье, связанные с Темной триадой. чел. Индивидуальный. Dif. 78, 5–13. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.01.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон, П. К., Ичо, А., и Ирландия, К. (2016). Ресурсы, резкость и непредсказуемость: социально-экономические условия, связанные с чертами Темной триады. Evol. Психол . 14, 1–11. DOI: 10.1177 / 1474704915623699

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон, П. К., Кениг, Б. Л., и Тост, Дж. (2010). Жить быстрой жизнью. Hum. Nat. 21, 428–442. DOI: 10.1007 / s12110-010-9102-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон П. К., Ли Н. П. и Чарна А. З. (2013). Быстро и грязно: некоторые психосоциальные издержки, связанные с Темной триадой в трех странах. Evol. Psychol. 11. DOI: 10.1177 / 147470491301100116

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон, П. К., Лайонс, М., Бетелл, Э. (2014). Создание Дарта Вейдера: забота о родителях и детях и Темная триада. чел. Индивидуальный. Dif. 67, 30–34. DOI: 10.1016 / j.paid.2013.10.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон П. К., Вебстер Г. Д., Шмитт Д. П., Ли Н. П. и Крайсел Л. (2012). Антигерой в массовой культуре: теория истории жизни и черты личности темной триады. Rev. Gen. Psychol. 16, 192. DOI: 10.1037 / a0027914

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон, П. К., Зейглер-Хилл, В., и Балдаччино, Дж.(2017). До и после: патология личности, условия детства и результаты жизненного цикла. чел. Индивидуальный. Dif. 116, 38–43. DOI: 10.1016 / j.paid.2017.04.027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс, Д. Н., и Полхус, Д. Л. (2011). Роль импульсивности в Темной триаде личности. чел. Индивидуальный. Dif. 51, 679–682. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.04.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каплан, Х. С., и Гангестад, С.W. (2005). «Теория истории жизни и эволюционная психология», в Справочник по эволюционной психологии , изд. Д. М. Басс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 68–95.

Google Scholar

Кеннис М., Радемейкер А. Р. и Гейз Э. (2013). Нейронные корреляты личности: интегративный обзор. Neurosci. Biobehav. Rev. 37, 73–95. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2012.10.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Краус, К., Томсон, Д.Л., Кункеле, Дж., И Триллмич, Ф. (2005). Жить медленно и умирать молодым? Стратегия жизненного цикла и возрастные коэффициенты выживаемости у мелких млекопитающих в раннем возрасте. J. Anim. Ecol. 74, 171–180. DOI: 10.1111 / j.1365-2656.2004.00910.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ланг, А., Абель, Л. (2018). Взаимосвязь межродительского функционирования и подросткового уровня макиавеллизма: многоплановый подход. чел. Индивидуальный. Dif. 120, 213–221.DOI: 10.1016 / j.paid.2017.08.043

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ланг, А., и Биркас, Б. (2014). Макиавеллизм и восприятие функционирования семьи в подростковом возрасте. чел. Индивидуальный. Dif. 63, 69–74. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.01.065

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ланг, А., и Биркас, Б. (2015). Макиавеллизм и родительская привязанность в подростковом возрасте: влияние отношений с однополыми родителями. SAGE Open 5, 1–7.DOI: 10.1177 / 2158244015571639

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ланг, А., Ленард, К. (2015). Связь между воспоминаниями о жестоком психологическом обращении в детстве и макиавеллизмом. чел. Индивидуальный. Dif. 77, 81–85. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.12.054

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маркон К. Э., Крюгер Р. Ф. и Уотсон Д. (2005). Определение структуры нормальной и ненормальной личности: интегративный иерархический подход. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 139–157. DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.1.139

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макдональд М. М., Доннеллан М. Б. и Наваррете К. Д. (2012). Жизненный подход к пониманию Темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 52, 601–605. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.12.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макфарлейн, А., Кларк, К. Р., Брайант, Р. А., Уильямс, Л. М., Ниаура, Р., Пол, Р. Х. и др. (2005). Влияние стресса в раннем возрасте на психофизиологические, личностные и поведенческие показатели у 740 доклинических субъектов. J. Integr. Neurosci. 4, 27–40. DOI: 10.1142 / S0219635205000689

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Muris, P., Merckelbach, H., Otgaar, H., and Meijer, E. (2017). Злобная сторона человеческой натуры: метаанализ и критический обзор литературы о Темной триаде (нарциссизм, макиавеллизм и психопатия). Перспектива. Psychol. Sci. 12, 183–204. DOI: 10.1177 / 1745691616666070

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крапива, Д. (2010). Умереть молодым и жить быстро: различия в истории жизни в английских кварталах. Behav. Ecol. 21, 387–395. DOI: 10.1093 / beheco / arp202

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нг, Х. К., Чунг, Р. Ю. Х. и Там, К. П. (2014). Разоблачение связи между нарциссизмом и психологическим здоровьем: новые доказательства гибкости преодоления трудностей. чел. Индивидуальный. Dif. 70, 7–10. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.06.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нозер, А. Э., Цейглер-Хилл, В., Бессер, А. (2014). Стресс и аффективные переживания: важность темных черт личности. J. Res. Чел. 53, 158–164. DOI: 10.1016 / j.jrp.2014.10.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Огл, К. М., Рубин, Д. К., Сиглер, И. С. (2015). Связь между небезопасной привязанностью и посттравматическим стрессом: травмы ранней жизни и взрослые. Psychol. Травма 7, 324. doi: 10.1037 / tra0000015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Полхус, Д. Л., и Уильямс, К. М. (2002). Темная триада личности: нарциссизм, макиавеллизм и психопатия. J. Res. Чел. 36, 556–563. DOI: 10.1016 / S0092-6566 (02) 00505-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pfattheicher, S. (2016). Тестостерон, кортизол и Темная триада: нарциссизм (но не макиавеллизм или психопатия) положительно связан с базальным тестостероном и кортизолом. чел. Индивидуальный. Dif. 97, 115–119. DOI: 10.1016 / j.paid.2016.03.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ричардсон, Э. Н., Боаг, С. (2016). Наступательная защита: разум под маской черт темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 92, 148–152. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.12.039

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раштон, Дж. П. (1985). Дифференциальная теория K и расовые различия в E и N. Pers. Индивидуальный.Dif. 6, 769–770. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (85)

-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симпсон, Дж. А., Грискявичюс, В., и Ким, Дж. С. (2011). «Эволюция, теория истории жизни и личность», в Справочник по межличностной психологии: теория, исследования, оценка и терапевтические вмешательства , ред. Л. М. Хоровиц и С. Страк (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Уайли), 75–89.

Google Scholar

Визе, К. Э., Линам, Д. Р., Коллисон, К. Л., и Миллер, Дж.Д. (2016). Различия между компонентами темной триады: метааналитическое исследование. чел. Disord. DOI: 10.1037 / per0000222. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уайт, А. Э., Ли, Ю. Дж., Грискявичюс, В., Нойберг, С. Л., и Кенрик, Д. Т. (2013). Сложить все яйца в одну корзину: стратегии жизненного цикла, хеджирование ставок и диверсификация. Psychol. Sci. 24, 715–722. DOI: 10.1177 / 0956797612461919

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, М.и Дейли М. (1997). Ожидаемая продолжительность жизни, экономическое неравенство, убийства и время воспроизводства в окрестностях Чикаго. BMJ Br. Med. J. 314, 1271. DOI: 10.1136 / bmj.314.7089.1271

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янг, Э. С., Симпсон, Дж. А., Грискявичюс, В., Хелсниц, К. О., и Флек, К. (2017). Привязанность в детстве и взрослая личность: взгляд на историю жизни. Идентификационный номер. 17, 1–17. DOI: 10.1080 / 15298868.2017.1353540

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Развитие личности — обзор

Модель изменения черт личности

Учитывая эмпирические исследования, демонстрирующие, что личностные черты меняются и что факторы окружающей среды играют значительную роль в этих изменениях, стоит подумать о том, как среда может способствовать развитию личности. Как отмечалось выше, наиболее существенные изменения личности происходят в возрасте от 20 до 40 лет, поэтому молодость является важным периодом времени для изучения изменений личности (Roberts et al., 2006; Робертс и Мрочек, 2008). Из-за времени этих изменений одна из возможностей состоит в том, что процесс вступления во взрослую жизнь и количество значительных событий, изменяющих жизнь, которые происходят в это время, могут играть роль (см. Главы 5 и 10, главу 5, главу 10 этого тома для дополнительных обсуждений переход во взрослую жизнь).

Нео-социоаналитическая модель личности описывает механизмы, посредством которых жизненные события и факторы окружающей среды могут влиять на изменение личностных черт (Roberts & Wood, 2006).Здесь социальные роли играют ключевую роль в понимании развития личности. По мере взросления и в молодом возрасте люди начинают расширять количество и типы социальных ролей, которые они занимают (см. Главу 16 этого тома для дополнительного обсуждения рабочих и нерабочих ролей). За это время многие люди заканчивают свое образование, начинают карьеру, создают семью и принимают участие в жизни своего сообщества. Нео-социоаналитическая модель (Робертс и Вуд, 2006) предполагает, что эти и другие социальные роли влияют на развитие личностных качеств с течением времени.Однако влияние социальных ролей на развитие личностных качеств будет уменьшаться за счет вложений в них индивида. Принцип социальных инвестиций предполагает, что окружающая среда будет иметь более сильное влияние на личность человека, когда он или она привержены социальной роли и готовы вкладывать умственные или физические усилия в ее поддержание (Roberts & Wood, 2006).

Когда люди вкладываются в свои социальные роли, они более мотивированы для достижения успеха и стремятся делать то, что необходимо для процветания в этой роли.Кроме того, каждая социальная роль будет связана с определенными ожиданиями, и люди будут либо вознаграждены за соответствие этим ожиданиям, либо наказаны за их невыполнение. Например, от сотрудника ожидается, что он будет много работать, быть продуктивным, ладить с коллегами и приходить на работу вовремя, среди прочего, и будет вознагражден за соответствие этим ожиданиям (или наказан за их невыполнение. ). Эти награды могут быть формальными (например, повышение по службе или повышение заработной платы) или неформальными (например, повышение зарплаты).g., будучи исключенными из важного проекта или возможности), но, тем не менее, служат укреплению социальных норм и поведения. Те люди, которые вовлечены в свою роль, с большей вероятностью изменят свое поведение, чтобы соответствовать требованиям окружающей среды и своей роли в ней. Напротив, люди, которые не вовлечены в свои роли, будут менее мотивированы к изменениям, чтобы соответствовать требованиям, и с большей вероятностью уйдут, чем адаптироваться к требованиям окружающей среды (Schneider, 1987).

Все больше исследований подтверждают поддержку принципа социальных инвестиций в различных социальных ролях.Например, Лоди-Смит и Робертс (2007) провели метаанализ взаимосвязи между инвестициями в работу, семью, религию и общество. Они обнаружили, что индивидуальные вложения в эти роли (например, с точки зрения времени, усилий, приверженности и / или посещаемости) положительно коррелировали с доброжелательностью, добросовестностью и невротизмом и отрицательно относились к психотизму. В последующем исследовании были обнаружены аналогичные закономерности при изучении изменения личностных качеств у пожилых людей, хотя характер изменения личности несколько отличался от таковых, обнаруженных в более молодых выборках взрослых (Lodi-Smith & Roberts, 2012).Исследования по изучению созревания личностных черт во всем мире также показали, что нормативные тенденции изменения личностных качеств с течением времени были воспроизведены в 62 странах (Bleidorn et al., 2013). Тем не менее, в соответствии с принципом социальных инвестиций, это исследование показало, что время этих изменений варьировалось в зависимости от культурных различий в сроках основных жизненных событий и вложениях в возрастные социальные роли. Несколько исследований также нашли поддержку принципа социальных инвестиций на рабочем месте.В одном исследовании лонгитюдное сравнение личностных качеств показало, что люди, которые вкладывались в свою работу, со временем становились более сознательными и доброжелательными (Hudson, Roberts, & Lodi-Smith, 2012). Кроме того, Робертс и др. (2006) показали, что у людей, которые были , ​​а не вкладывались в свои рабочие роли, на самом деле снизилась эмоциональная стабильность и сознательность, что контрастировало с нормативным увеличением этих черт за тот же период времени.

Социальные роли взрослых и вклад в них отдельных лиц обеспечивают среду, через которую окружающая среда и опыт могут влиять на два основных аспекта личности: идентичность и репутацию.Идентичность представляет собой мнение человека о себе. Напротив, репутация отражает мнение других о человеке. Эти две точки зрения согласуются с популярными методологическими подходами к оценке личности. Личность оценивается через самоотчеты, в то время как репутация связана с другими отчетами о личности. Кроме того, хотя идентичность и репутация могут влиять друг на друга (Roberts, 2006), эти два аспекта личности также могут предоставить уникальную информацию о человеке (Oh, Wang, & Mount, 2011).Идентичность более тесно связана с внутренними состояниями и переживаниями, в то время как репутация дает более точное описание поведения в обществе (Vazire & Carlson, 2011). Оба эти метода подвержены ошибкам, даже если конкретные ошибки, влияющие на них, будут различаться для каждого метода (например, самоусовершенствование личности и предвзятость оценки репутации). Следовательно, ни то, ни другое не является идеальной оценкой личности, и эти две точки зрения могут быть наиболее подходящими в сочетании для триангуляции оценки индивидуальной личности.

В соответствии с предложением нео-социоаналитической модели идентичность и репутация будут влиять на роли, которые люди выбирают и в которые вкладывают свое время и усилия, и на них влияют. Таким образом, эта модель обеспечивает механизмы как стабильности, так и изменений. Стабильность достигается, когда люди вкладываются в социальные роли, соответствующие их идентичности. Напротив, как описано выше, изменение личности происходит, когда люди вкладываются в различные социальные роли, которые выходят за рамки их идентичности, и меняют свое поведение, чтобы соответствовать требованиям и ожиданиям этих ролей.В этом случае люди могут изменить свое поведение в соответствии с окружающей средой, и эти изменения повлияют как на личность, так и на репутацию. Опять же, эти изменения будут проявляться в соответствующих изменениях в самоотчетах и ​​отчетах других о личностных качествах.

Как меняется ваша личность с возрастом

Фактически, наши личности неразрывно связаны с нашим благополучием с возрастом. Например, люди с более высоким самоконтролем с большей вероятностью будут здоровыми в более позднем возрасте, женщины с более высоким уровнем невротизма с большей вероятностью будут испытывать симптомы во время менопаузы, а степень нарциссизма связана с более низким уровнем одиночества, что сам по себе является фактором риска более ранней смерти.

В будущем понимание того, как определенные черты характера связаны с нашим здоровьем — и как мы можем ожидать, что наша личность будет развиваться на протяжении всей нашей жизни — может помочь предсказать, кто больше всего подвержен риску определенных проблем со здоровьем, и вмешаться.

Но у исследования есть еще одно преимущество. «Вчера я как раз выступал в тюрьме, — говорит Мыттус. «Их действительно интересовал один вопрос: меняются ли люди вообще? Что ж, общая картина заключается в том, что да, они это делают.Это означает, что, по его мнению, нет убедительных доказательств того, что люди могут использовать свою личность в качестве оправдания своего поведения.

Знание о том, что наши личности меняются на протяжении всей жизни, хотим мы того или нет, является полезным доказательством того, насколько они податливы. «Важно, чтобы мы это знали», — говорит Дамиан. «Долгое время люди думали, что нет. Теперь мы видим, что наши личности могут адаптироваться, и это помогает нам справляться с проблемами, которые бросает нам жизнь.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *