Меланхолия в психологии – что это такое, симптомы, лечение, причины

Как побороть меланхолию: советы психологов

Бывают моменты, когда не хочется ничего делать и лучшим времяпрепровождением можно считать наблюдение за дождем, сидя на подоконнике. Никто не может всегда быть на волне позитива и упаднические настроения бывают у всех. Это вполне естественный процесс, который не должен вызывать опасений. Но порой состояние грусти и апатии может затянуться и им на смену приходит меланхолия.

Определение понятия

Каждому человеку присуще плохое настроение, у кого-то оно бывает изредка и достаточно кратковременным, а другие большую часть времени пребывают в упадническом состоянии. Еще вчера ты любил весь мир и казалось, что все начинания будут получаться с первой попытки, а сегодня ты не можешь оторвать себя от подушки и окружающая действительность кажется подернутой легкой серой дымкой. Знакомо? Именно это состояние и принято называть меланхолией.

Терминология. Меланхолия – душевное заболевание, которое сопровождается полным упадком сил и апатией.

Если отталкиваться от мнения психологов, то меланхолия напрямую связана с типом темперамента и индивидуальными особенностями личности. Такие люди даже из-за малейшей неудачи могут впасть в хандру и отказаться от дальнейших активных действий. Особы, подверженные меланхолии, отличаются повышенной эмоциональной неустойчивостью и ранимостью.

Однако некоторые специалисты в области психиатрии глубоко убеждены в том, что меланхолия является психическим заболеванием, нуждающимся в обязательной коррекции.

Причины возникновения меланхолии

Определить конкретные причины возникновения меланхолии, к сожалению, не представляется возможным. Спровоцировать данное состояние может все, что угодно, начиная от нервного истощения и заканчивая нарушениями функций головного мозга.

Единственное, что доказано полностью – развитие меланхолии проходит в совокупности с сильными душевными переживаниями, когда человек длительное время находится в угнетенном состоянии, а его уже можно считать депрессией.

В некоторых случаях меланхолическая депрессия может настолько захватить человека, что у него появляются мысли о суициде. Ощущение собственной ущербности и неспособности добиться хоть чего-то полностью перекрывают адекватное восприятие действительности.

Важно

По данным статистики, около 15% женщин работоспособного возраста подвержены меланхолическим депрессиям.

Однако, если все же вернуться к вопросу о возможных факторах, провоцирующих формирование и развитие меланхолии, то обязательно стоит упомянуть следующие:

  • Врожденная подверженность. В данном случае речь идет о нарушениях внутриутробного развития. Что бы ни говорили некоторые специалисты в области медицины, еще нерожденный малыш все прекрасно чувствует и слышит. Если будущая мама настроена по отношению к будущему малышу негативно или ведет нездоровый образ жизни в течение беременности, то это обязательно наложит отпечаток на будущего ребенка.
  • Наследственность. Если один из родителей или оба меланхолики, то есть высокая вероятность, что и ребенок будет подвержен меланхолии.
  • Депрессивные состояния. Люди, часто страдающие от различных депрессий, почти всегда пребывают в тоскливом и мрачном настроении. А это уже говорит о меланхолии. Депрессивные личности нередко размышляют о собственной никчемности и возможном суициде.
  • Психические расстройства довольно часто сопровождаются состоянием меланхолии. Например, шизофреники часто страдают от мрачных мыслей, нелюдимости и упаднического настроения.
  • Тяжелая болезнь. Длительное серьезное заболевание может достаточно сильно измотать человека и речь идет в первую очередь об эмоциональном истощении. Страдая от болезни почти круглосуточно, человек теряет веру в себя и медицину. Ему кажется, что он никогда не поправится и будет бороться с болезнью до конца жизни. Подобные мыслеформы не приведут ни к чему хорошему, а только еще сильнее загоняют человека в угнетенное состояние.
  • Возрастные особенности. Чем старше становится человек, тем сильнее он подвержен чувству грусти и тоски. Он все чаще ностальгирует о прошедшей молодости и начинает задумываться о том, что ждет его в старости. Такие мысли редко имеют позитивную окраску и сильно отражаются на настроении.
  • Фобии. Люди, страдающие от различных фобий и страхов, часто пребывают в меланхолическом состоянии. Они не могут ощутить гармонию с собой, им трудно чувствовать себя свободными, поскольку страх полностью лишает их возможности полноценно наслаждаться жизнью.
  • Комплекс неполноценности. Если человек не верит в себя и свои силы, то навряд ли он будет отличаться позитивным настроем. Ему кажется, что он ущербен, ни на что не годен. Он привык сравнивать себя с окружающими и зачастую сравнение происходит не в его пользу. Подобный образ жизни – прямой путь к меланхолии.
  • Душевные переживания. Сильные эмоциональные потрясения могут погрузить человека в угнетенное состояние буквально одномоментно.
  • Алкоголь и наркотики. Такие пагубные привычки всегда и без исключений приводят к развитию меланхолической депрессии. В момент алкогольного или наркотического опьянения им кажется, что мир прекрасен и ярок, что его окружают замечательные люди. Но как только его «отпустит», то вся суровая реальность буквально накинется на него и безжалостно швырнет его в упадническое состояние.
  • Игромания. Крупный проигрыш, неудачи за карточным столом или рулеткой также оказывают сильное влияние на развитие меланхолии. Пребывая в постоянных размышлениях о том, где еще можно раздобыть деньги для покрытия очередного проигрыша, человек сам загоняет себя в меланхолию.

Характерные симптомы

Исследования специалистов утверждают, что у представительниц прекрасного пола симптомы меланхолии проявляются чаще всего в возрасте 40-55 лет, у мужчин в среднем лет на 10 позже. Внешние проявления у мужчин и женщин схожи с той лишь разницей, что женщины по своей натуре более эмоциональны, а значит и симптомы у них будут выражаться намного ярче.

Меланхолическая депрессия может быть распознана благодаря таким особенностям, как: сухая кожа, расширенные зрачки, проблемы в работе системы пищеварения, резкое похудение. Помимо перечисленных, можно упомянуть и такие проявления, как:

  • Гипотомия. Постоянное плохое настроение всегда приводит к тому, что человек теряет способность видеть в жизни прекрасное. Он полностью сосредоточен на негативных аспектах и не может поддерживать позитивные беседы.
  • Апатия. Меланхолия сопровождается потерей энергии, которая внешне выражается в равнодушии и безразличии ко всему. Любая задача выполняется кое-как, человек буквально заставляет себя, переступает через сильную лень и вялость.
  • Чувство вины набирает все большие обороты. Страдая от меланхолии, человек винит себя во всех своих бедах, предается самобичеванию даже за те неудачи, которые от него не зависели.
  • Заторможенность не дает возможности выполнять свои повседневные обязанности. Даже если человек понимает, что поставленную задачу надо выполнить в максимально короткие сроки, он никак не может найти в себе силы, чтобы к ней приступить.
  • Хроническая усталость. Можно спать по 10 часов в сутки, но чувство усталости так и не уходит. Любое действие лишает имеющихся крох энергии и вызывает желание еще раз лечь и поспать.

Важно

Если человеку постоянно кажется, что жизнь перестала приносить ему радость, а повседневные заботы не позволяют вдохнуть полной грудью, то это сигнализирует о развитии меланхолической депрессии.

Особенности борьбы с меланхолией

Способов избавиться от меланхолии существует достаточно много, включая помощь квалифицированных специалистов. Если вы не хотите обращаться за помощью к психологам или не верите в успешность их методик, то можете попробовать справиться с угнетенными состоянием своими силами. Для самостоятельной борьбы с меланхолическим состоянием отлично подойдут следующие способы:

  • Забудьте об одиночестве. Постарайтесь всегда быть среди людей. Бороться с меланхолией, пребывая в «гордом одиночестве», не получится, ибо находясь наедине с собой человек даже не желая этого, начинает задумываться о качестве своей жизни и чаще всего еще сильнее погружается в депрессию. Начните ходить в спортивный зал или устройте себе сеанс шопинга с подругами. Смена имиджа, физические нагрузки и общение с друзьями позволит вам полностью отключиться от негативных мыслей и настроиться на активную деятельность.
  • Время для увлечений и хобби. Вспомните о своих талантах и интересах. Возможно, причиной вашей меланхолии является эмоциональное истощение. С помощью хобби вы сможете переключиться с рутинных забот на нечто, доставляющее вам моральное удовлетворение, и тогда вы заметите, что настроение стало стремительно повышаться.
  • Активная интимная жизнь. Не забывайте о потребности в сексе. Позвольте себе вспомнить о жарких и страстных ночах в  объятиях любимого мужчины. Интим служит активной выработке гормона радости, что уж точно лишним не будет.
  • Филантропия
    . Вы думаете, что ваша жизнь серая и унылая? Запишитесь в волонтеры и помогите тем, кому приходится намного хуже, чем вам. Поддерживая тех, кто действительно находится в сложной жизненной ситуации, вы увидите, что ваша жизнь имеет все шансы быть счастливой. Заодно, оказывая помощь тем, кто нуждается, вы сможете ощутить внутреннее удовлетворение и поверить в свои силы и возможности.

blizosti.net

это что за понятие в психологии? :: SYL.ru

Слово «меланхолия» обычно вызывает ассоциации с дождем за окном, клетчатым пледом и бокалом горячего грога. Ну, или какао с зефиром, если речь идет об убежденном противнике алкоголя. Меланхолия, «Сплин», «достать чернил и плакать…». А понятие это, собственно, вполне из области психологии.

От древней Греции до современной психиатрии

Впервые термин «меланхолия» (melancholia) ввел еще Гиппократ. Он объяснял это состояние дисбалансом жидкостей в организме – это была весьма популярная в те годы медицинская теория. Меланхолия, по мнению Гиппократа, вызывалась переизбытком желчи. Много веков именно эта концепция была единственной, других вариантов объяснения причины угнетенного настроения не существовало.

Зигмунд Фрей, основатель современного психоанализа, написал целый труд, посвященный этому состоянию, «Печаль и меланхолия». Сейчас слово стало просто разговорным, изменило свое значение. Меланхолия – это печаль, грусть, уныние. Но это просто настроение, никоим образом не являющееся причиной для беспокойства. Раньше же этим словом обозначали еще и депрессию, которую теперь выделяют как отдельное патологическое стояние психики, требующее коррекции, в отличие от меланхолии.

Фрейд – первопроходец психологического анализа

Зигмунд Фрейд полагал, что меланхолия связана либо с потерей близкого человека, либо с утратой нематериального объекта, привязанность к которому по силе сопоставима с любовью к человеку. Это может быть родина, честь, работа и т. д. То есть он рассматривал такое состояние исключительно как психологическую реакцию, в отрыве от физиологических аспектов.

Конечно, по мнению Фрейда, депрессия, меланхолия связаны с либидо. Он был первым психиатром, признавшим исключительную важность сексуальности в жизни человека, но его внимание именно к этому аспекту человеческих взаимоотношений временами чрезмерно. Возможно, это было следствием образа жизни, принятого в те годы. Пуританская чопорность вела к сексуальной неудовлетворенности, особенно в отношении женщин, лишенных возможности «нелегитимной» разрядки, к примеру, посещения представителей древнейшей профессии. И, как следствие, пациентки доктора Фрейда демонстрировали психологические проблемы, в обязательном порядке осложненные сексуальной дисфункцией. Такая статистическая подборка могла повлиять на результаты исследований ученого.

Меланхолия как чувство утраты

По мнению Зигмунда Фрейда, меланхолия – это болезнь, связанная с утерей близкого человека или какой-либо нематериальной ценности исключительного значения и, как следствие, отсутствие возможности реализовать связанное с этими объектами либидо. В свете теории Фрейда фраза «любовь к родине» приобретает особый, ни с чем не сравнимый смысл.

Пациент, страдающий меланхолией, подсознательно осознает необходимость отказа от либидо, но так же подсознательно сопротивляется этому как процессу неестественному для человеческой психики.

Истинная подоплека

Меланхолия – это состояние, сопровождающееся самоуничижением пациента, аутоагрессией, презрением и ненавистью к самому себе. Больной высказывается о себе в крайне нелицеприятном ключе, жалеет тех, кто вынужден общаться с такой недостойной личностью, иногда ранит себя или даже решается на попытки суицида. Фрейд рассматривал подобные проявления как перенесенную агрессию. На самом деле неприятие у пациента вызывает не он сам, а тот человек или объект, который был утрачен. Вот только рассудок, зная, что потеря – это нечто важное, ценное и глубоко любимое, подавляет проявления недовольства и агрессии. До конца справиться с эмоциями не удается, и тогда подсознание просто переключает их на другой объект – на самого больного.

Опасности глубокой депрессии

Именно поэтому черная меланхолия — это состояние, для пациента опасное. Этим термином врачи прошлого обозначали глубокую депрессию, приводящую к мыслям о суициде. Желание наказать себя, уничтожить себя – это на самом деле желание отомстить утраченному ценному объекту, наказать его за предательство в виде исчезновения.

Подобный подход несколько однобок, он не охватывает состояний, вызванных сугубо физиологическими факторами (послеродовая депрессия) или обстоятельствами непереносимой тяжести (различного рода посттравматические синдромы). Но в ряде случаев, действительно, именно описанными Фрейдом причинами и объясняются такие явления, как депрессия, меланхолия. Описание этого состояния, данное отцом современной психоаналитики, исключительно точное. Угнетенное настроение, погруженность в себя, в собственные переживания, отстраненность от внешнего мира, недовольство собой, ненависть к себе, бессонница и апатия – все это классические признаки такого рода расстройства.

Борьба с угнетенностью

Лекарство от меланхолии, по мнению Фрейда, — это прежде всего тщательный анализ причин, приведших к этому состоянию, и осознание пациентом истинных реалий болезни. Фрейд полагал, что меланхолия – результат некоторой нарциссической направленности личности. В определенном смысле она проявляется как потеря самоуважения, любви к себе. Пациент охотно ругает себя, обращает внимание других на свои недостатки, реальные или мнимые, выпячивает их. Вот только реальная утрата самоуважения переживается не так демонстративно. Человек, разочаровавшийся в себе, вовсе не склонен оповещать об этом всех. Поэтому в реальности основой меланхолии и депрессии является все же не недовольство собой, а недовольство посторонним объектом, именно его на самом деле ругают и упрекают.

Задача психиатра – совместно с пациентом изыскать возможность восстановить целостность личности, привести к примирению человека и утраченного объекта, вызвавшего такую бурю чувств.

Мания

Состоянием, противоположным меланхолии, Фрейд называл манию – радостное неконтролируемое возбуждение, сходное с состоянием опьянения. Человек, выигравший огромную сумму денег, тоже «утратит себя» — будет вести себя неадекватно обстоятельствам, излишне аффективно и навязчиво. Вызвано это будет, по сути, обстоятельством сходным – прошлая жизнь счастливца так же будет «разрушена» выигрышем, как жизнь меланхолика – потерей. Вот только меланхолик лишился приятных, нужных факторов своей жизни, а человек, пребывающий в состоянии мании, наоборот, избавился от трудностей и забот.

Вот только возникает логичный вопрос: «А как быть с состоянием разочарования, приходящим иногда после таких вот крупных подарков фортуны, когда сбывшаяся мечта как раз и приводит к депрессии и осознанию собственной ненужности?»

Меланхолия и депрессия вне концепции

Впрочем, это, наверное, уже придирки. Фрейд проделал огромную работу, впервые описал важность многих психических процессов, ранее не удостоенных внимания медицины. Нельзя ждать от него детального, полностью исчерпывающего ответа по любому вопросу, связанному с психологией или психиатрией. Депрессия, меланхолия – это серьезные психологические проблемы, которые могут привести к крайне неприятным последствиям. Фрейд сделал немало для того, чтобы общество обратило на это внимание, перестало считать такие состояния просто блажью или хандрой.

Конечно, последователи в деле изучения меланхолии, изучили ее более детально, классифицировали и типологизировали. Они разработали много эффективных методик психологического преодоления такого состояния, создали химические препараты, позволяющие преодолеть патологическую угнетенность. Не все формы депрессии лечатся только беседами с психологами, зачастую пациенту требуется медикаментозное лечение в виде антидепрессантов. Но все это было бы невозможным, если бы меланхолию до сих про считали просто плохим настроением.

В классическом искусстве

Такое состояние, как меланхолия, привлекает внимание не только специалистов в области психологии и психиатрии, но и людей творческих. Много описаний, которые можно включать в медицинские учебники, имеется в классической литературе.

К примеру, переживания персонажей Достоевского зачастую сводятся именно к меланхолии. Состояние Анны Карениной, так тщательно описанное Толстым, – это именно угнетение, осложненное приемом наркотиков – морфина. В этом и была причина самоубийства женщины. Психиатром Толстой не был, да и не выделяли тогда меланхолию как отдельное расстройства. Но вот людей он знал и понимал и этапы развития уныния у молодой цветущей женщины показал с хирургической точностью. Ровно тогда же эффекта добился и Флобер в «Мадам Бовари». Вялотекущая депрессия главной героини, которая прервалась с началом романа и вновь вспыхнула с его окончанием, привела к трагической развязке.

В современной литературе

Рассматриваемое состояние не обделено вниманием и современных писателей. У Рю Мураками есть роман «Меланхолия» — вдумчивая история соблазнения женщины. Этот сюжет служит основой для описания переживаний героя, анализа испытываемых им эмоций.

Рэй Брэдбери – автор сборника рассказов «Лекарство от меланхолии». Правда, о самом расстройстве там немного сказано, Брэдбери — не тот автор, которому свойственна меланхолия. А вот в качестве средства от грусти рассказы будут хороши, это правда. Причем автор не идет по пути классического противопоставления: «Грустно? Рассмешим». Нет. Брэдбери намного тоньше. Его рассказы, красивые, яркие, полные любви к жизни и людям, позволяют не просто отвлечься на пять минут, чтобы посмеяться. Они дарят частичку душевного тепла, внутренней энергии автора, позволяют справиться с грустью так же, как огонь позволяет согреться, чтобы справиться с холодом.

В кинематографе

Рассматриваемому состоянию в кинематографе много внимания уделил Ларс фон Триер. Свой фильм «Меланхолия» он снял на основе личных переживаний – режиссеру пришла в голову идея во время курса психотерапии, направленной на борьбу с депрессией. Исполнительница главной роли, Кирстен Данст, тоже лечилась от депрессии, этот опыт она использовала в работе над ролью.

Фильм Триера «Меланхолия» рассказывает о личной катастрофе на фоне апокалипсиса. Молодая женщина тяжело переживает разрыв с женихом, она не может справиться с обуревающим ее чувством разочарования в жизни и отчаяния. Но дни, на которые приходится ее депрессия, – это последние дни существования человечества. К Земле движется планета, названная учеными «Меланхолия», это столкновение уничтожит все живое, катастрофа неизбежна. Прозрачная аллюзия – убийственная меланхолия, уничтожающая человечество. В сочетании со специфическим, медлительным стилем Фон Триера это сделало фильм неоднозначным. Для кого-то он был слишком прост, а вызываемые им ассоциации – излишне очевидны. Кому-то, наоборот, происходящее показалось чересчур вычурным и надуманным. Именно поэтому мнения зрителей о фильме колеблются от «гениально» до «скучно», от «восхитительная притча» до «невнятная ерунда». Но, несмотря на неоднородные отзывы, «Меланхолия» была высоко оценена критиками. Фильм был удостоен призов Европейской киноакадемии, Каннского кинофестиваля, премий «Сатурн», «Золотой орел» и др.

Артхаус

Еще один фильм, посвященный такому расстройству, – «Невероятная меланхолия». Артхаусное кино о девушке, искренне привязанной к старой, потрескавшейся кукле, похожей на манекен. Девушка одинока, и эта кукла заменяет ей близкого друга. Но героиня знакомится с молодым человеком и обращает свое тепло на него. Вот только оказывается, что у куклы тоже есть чувства. В этом фильме меланхолии много. Причем не понятно, кто страдает больше: парень, девушка или все же несчастная, ставшая ненужной кукла.

www.syl.ru

Как избавиться от меланхолии • Arzamas

Романтики любили меланхолию: она возвышает человека над толпой и делает творцом. Но до романтизма это состояние считалось заболеванием. В 1621 году английский прелат Роберт Бертон издал 900-страничную «Анатомию меланхолии»; Arzamas публикует избранные практические советы

Меланхолия. Рисунок Джованни Бенедетто Кастильоне. После 1660 года © Philadelphia Museum of Art

Что такое меланхолия

Меланхолия — это заболевание, связанное с появлением в организме человека черной желчи, вызывающей помутнение рассудка и, как следствие, поражающей сердце и другие органы. Чаще возникает у мужчин, зато у женщин протекает более неистово. Темперамент на риск заболевания не влияет: меланхолии не подвержены только дураки и стоики.

Симптомы

Меланхолия вызывает разнообразные симптомы различной степени тяжести, но самые распространенные из них — страх и печаль.

Классификация

По общепринятой классификации выделяют три основных вида меланхолии: головную (нарушения происходят в мозгу), телесную (происходит от строения всего тела) и ипохондрическую (источниками которой являются кишечник, селезенка, печень и брыжейка).

Причины меланхолии и способы ее лечения

Способы лечения меланхолии зависят от того, какие причины ее вызвали. Обычно причины делят на два вида: сверхъестественные и естественные.

1. Сверхъестественными причинами называют случаи, в которых заболевание произошло от Бога (или по Его произволению) или от дьявола (он может действовать опосредованно, через колдунов и магов). Тогда обычные лекарства не помогают — спасают только духовные средства, такие как раскаяние и очищение от грехов.

2. Естественные причины подразделяются на всеобъемлющие (болезнь вызвана расположением планет и звезд), повлиять на которые не в наших силах, и частные. Частные причины, в свою очередь, делят на врожденные и приобретенные.

2.1. К врожденным причинам относятся старость, темперамент и болезни, передающиеся по наследству. Устранить эти причины невозможно.

Кроме того, часто страдают меланхолией дети, зачатые и выношенные при определенных обстоятельствах:

— дети, рожденные от слишком старых мужчин;

— дети, зачатые на сытый желудок или в пьяном состоянии;

— дети, матери которых во время беременности предавались меланхолии;     

— дети, зачатые в результате сношений с нечистой (то есть менструирующей) женщиной.

Естественно, подобных ситуаций рекомендуется избегать.

2.2. Приобретенные причины подразделяются на неизбежные и не неизбежные.

2.2.1. К неизбежным причинам относят шесть вещей, за которыми необходимо следить всякому склонному к меланхолии, поскольку обойтись без них вовсе невозможно.

Последнее прижизненное издание «Анатомии меланхолии» Роберта Бертона. 1638 год
© Wikimedia Commons

2.2.1.1. Пища

Крайне важно следить за количеством потребляемой пищи: и обжорство, и чрезмерное ограничение в еде пагубно влияют на тело и мозг.

Кроме того, необходимо соблюдать определенную диету, поскольку именно пища формирует качество влаг в человеческом организме, в том числе в мозгу.

Мясо

В целом трудно перевариваемое мясо неблаготворно влияет на состояние человека.

— Говядина подходит только здоровым и активным людям крепкого телосложения; ведущим же спокойный образ жизни, сухощавым и склонным к меланхолии людям она противопоказана.

— Свинина не годится тем, кому легко живется, и тем, у кого какие-либо расстройства, душевные или телесные.

— Козлятину можно есть без последствий, только если это мясо козленка.

— Оленина и конина в целом не рекомендуются, разве только очень хорошо приготовленные, и то редко.

— Не рекомендуется зайчатина, порождающая страшные сновидения, хотя мясо молодого кролика не вызывает ни у кого нареканий.

Молочные продукты

Молочные продукты полезны только детям и очень здоровым людям, так как в целом усугубляют меланхолию, хотя есть некоторые исключения:

— всем крайне полезна сыворотка;

— некоторые рекомендуют ослиное молоко;

— сыры годятся в пищу, но только свежие и нетвердых сортов.

Птица

Необходимо исключить всех болотных птиц и птиц, прилетающих из северных стран. Так, нельзя есть гусей, лебедей, аистов, журавлей, лысух, нырков, водяных курочек, чирков, уток и прочих клюющих.

Рыба

Насчет рыбы мнения различны, но в целом она не очень одобряется. Самым вредным считается угорь.

Растения

— Сырые растения сами по себе пользы никакой не приносят, так что рекомендуется употреблять их в пищу приготовленными в мясном бульоне.

— Капуста кочанная отрицательно влияет на мозг.

— Корнеплоды в основном приносят вред организму, в особенности лук и чеснок.

— Фрукты также не рекомендуется употреблять в пищу, особенно сырые.

— Бобовые не приносят пользы, человек может их есть, только если не в состоянии от них отказаться.

— Специи (перец, имбирь, корица, гвоздика, мускатный орех, финики, мед, сахар, соль и т. д.) вызывают головную меланхолию, поэтому их также не стоит добавлять в пищу, особенно если есть предрасположенность к заболеванию.

Хлеб

Хлеб полезен, если сделан из высших сортов пшеницы.

Алкоголь

— Вино и винные напитки могут нанести вред, иногда даже их однократное употребление может привести к меланхолии. Впрочем, обычно бокал вина является для меланхоликов отличным лекарственным средством. Правда, речь может идти только об умеренном употреблении таких напитков.

— Пиво должно быть не слишком свежим, но и не слишком старым, чтобы не нанести вреда организму.

Вода

Крайне вредны для организма стоячие воды, поэтому они не годятся ни для наружного, ни для внутреннего использования человеком, разве что для мытья и в крайних случаях водопоя скота.

Способ приготовления

— Любые сложные, источающие ароматы блюда вызывают несварение желудка и, как следствие, меланхолию.

— Острое и кислое, слишком сладкое или жирное, а также уксус, масло, кислый сок и горчица также не приносят пользы организму.

Необходимо учитывать, что любая пища перестает быть вредной там, где она привычна, — или, по крайней мере, ее вред снижается. То же происходит и с пищей, которая приносит удовольствие. Кроме того, последствия приема меланхолической пищи могут полностью устраняться в вынужденных условиях — при бедности или в чрезвычайных положениях.

Меланхолия. Гравюра Альбрехта Дюрера. 1514 год  © Wikimedia Commons

2.2.1.2. Очищение кишечника

Запор

Известны случаи, когда невозможность опорожнить кишечник прямо приводила к меланхолической подавленности, но чуть стоило принять лекарство, как человеку становилось лучше, так что лекарство от запора может стать и лекарством от меланхолии.

Нездоровая половая жизнь

— При чрезмерном половом воздержании накопившееся семя превращается в черную желчь и ударяет в голову.

— Половая необузданность охлаждает и иссушает тело. В этом случае могут помочь увлажняющие средства: известен случай, когда таким образом вылечили молодожена, который женился в жаркое время года и через короткое время стал меланхоликом и даже безумным.

К прочим причинам, связанным со здоровьем кишечника, относятся защемление геморроя, задержка месячных у женщин и кровотечение из носа.

Во всех этих случаях рекомендуются искусственные способы очищения организма — ванны, кровопускания и проч. Важно помнить, что они могут производить двоякий эффект, поэтому благоприятны для человека в умеренных количествах.

2.2.1.3. Воздух

Человеку вреден горячий и сухой воздух, густой, загрязненный воздух, воздух в грозу и ненастье (при сильном ветре), холодный и сухой, а также ночной воздух. Таким образом, меланхоликам рекомендуется покидать дом только в хорошую погоду и по ночам не открывать окон.

2.2.1.4. Упражнения и праздность

Ни в коем случае нельзя чрезмерно упражняться или делать упражнения сразу после еды, так как соки едва переваренной пищи растекаются по организму и разрушают жизненные силы.

Праздность тоже неполезна, так как праздное тело обрастает всяческими недугами, а праздный ум тут же склоняется к меланхолии.

К меланхолии может привести и одиночество, хотя нельзя отрицать и определенную пользу от него — в совокупности с размышлением и созерцанием.

2.2.1.5. Сон и пробуждение

Меланхолику ничто не вредит более, чем частые пробуждения, так как они иссушают тело и воспаляют мозг.

В то же время противопоказано предаваться сну после приема пищи и днем, когда человеческий организм не готов отдыхать. Также сон вредоносен, если сопровождается слезами и вздохами.


2.2.1.6. Душевные тревоги

Причиной меланхолии могут быть страсти, поскольку они осушают тело и разъедают душу.

— Печаль занимает среди страстей первое место, будучи матерью и дочерью меланхолии.

— Страх является постоянным спутником печали.

— Зависть пускает отростки в виде раздора, ненависти, недоброжелательства, соперничества.

— Гнев выводит жизненные силы наружу, и частые и сильные припадки гнева приводят не просто к меланхолии, а к безумию.

— Неудовлетворенность, несчастья и всяческие земные заботы лишают нас сна, препятствуют пищеварению, иссушают тело и поглощают его вещество.

— Страсть желания сопровождается честолюбием.

— Алчность также лишает сна и покоя. Алчный человек не знает жизни для себя, так как не способен довольствоваться и с удовлетворением пользоваться нажитым.

— Любовь к азартным играм и неумеренным удовольствиям чревата полным разорением. В Италии над одержимыми этими страстями людьми назначали опекунов, которые следили за расходами подопечных. Здесь же следует упомянуть любовь к вину и женщинам.

Портрет Роберта Бертона. Картина Гилберта Джексона. 1636 год © Christ Church, University of Oxford

— Любовь к знаниям изнуряет тело, омрачает душу, ослабляет силу и отвагу. Ученые ведут малоподвижный образ жизни, лишены развлечений и часто испытывают неудовлетворенность, в частности, от презрения к ним со стороны невеж.

— Себялюбие — сильнейший разрушитель наших душ, приводящий к меланхолии и слабоумию. Если у одних оно проявляется любовью к похвалам и славе, то у других — презрением к себе и ко всему окружающему.

Единственным противоядием тут может быть наше умение сдерживать себя, быть кроткими, долготерпеливыми и незлопамятными.

2.2.2. Не неизбежные — это необязательные причины меланхолии, то есть такие обстоятельства, которых лучше избегать вовсе.

2.2.2.1. Плохая кормилица

В молоке содержатся как полезные, так и неполезные свойства, передаваемые по наследству. Из-за последних ребенок рискует заболеть меланхолией с самого рождения.

2.2.2.2. Дурное воспитание

При излишней суровости воспитателя в детях рождается страх, а при чрезмерных поблажках — распущенность. И то и другое сбивает воспитанников с доброго пути.

2.2.2.3. Страхи от увиденного или услышанного

Страхи могут произвести настолько сильное впечатление на душу, что повлекут за собой глубочайшую меланхолию.

2.2.2.4. Глумление, клевета и насмешки

Меланхолики сугубо восприимчивы к грубому обращению, поскольку оно разъедает душу. Человеку не следовало бы оскорбительно относиться к ближним, радоваться чужим бедам и хулить усопших, чтобы сохранить и свой покой, и покой ближних.

2.2.2.5. Утрата свободы, зависимость или тюрьма

Все эти обстоятельства заставляют человека нуждаться в таких базовых вещах, как солнце, воздух, отдых и проч.

2.2.2.6. Бедность и нужда

Бедность не может дать человеку ничего, кроме презрения, голода, жажды, однообразного труда, холода и невежества. У бедного человека ограничена свобода действий, он не знает никаких удовольствий, и это разбивает ему сердце.

2.2.2.7. Смерть друзей и прочие утраты

Эти причины стоит упомянуть среди неисчислимого множества прочих случайных причин меланхолии. Если человек плачет и стенает от простой разлуки с друзьями или близкими, то что говорить об утрате навсегда! Горькая утрата повергает сердца в глубокую печаль и приводит к меланхолии.

Итак, основным способом как уберечься от меланхолии, так и вылечиться от нее является поддержание собственного здоровья. Как говорил Синезий в его сочинении «О похвале плешивости»: «Для бедняка в нем заключено все его достояние, а для богача — все его блаженство».  

arzamas.academy

О психологии меланхолии

Эндогенные психозы также доступны лечению с помощью логотерапии: не сами конституциональные компоненты, разумеется, но психогенные компоненты, развивающиеся на их основе. Мы уже говорили, что человек свободен занимать позицию в отношении его психологической судьбы, что существует «патопластический» фактор, означающий, что он может формировать свою судьбу и решать, как ему реагировать на конституциональное заболевание. В этой связи мы приводили пример органической депрессии, которую можно было лечить фармакологическим, психотерапевтическим и логотерапевтическим методами. И мы говорили, что последний тип лечения был направлен на выработку установки пациентки к ее болезни и ее жизни как к задаче.

Ясно, что «патопластический» фактор уже содержит установку к психотическому заболеванию даже раньше, чем логотерапия обусловила какое-либо изменение установки. В такой степени, следовательно, поведение психотического пациента уже является чем-то большим, нежели просто прямым следствием предопределенного судьбой страдания; оно является скорее выражением его духовной установки. Эта установка свободна. Понимаемый в этом свете даже психоз в своей основе является испытанием бытия человеком, человечности психотического пациента. Остаточная свобода, сохраняющаяся даже в психозе в свободной установке пациента к своему заболеванию, дает ему возможность реализовать ценности установки. Даже в психозе и вопреки психозу лого-терапия дает возможность пациенту увидеть шансы для реализации ценностей, хотя это могут быть только ценности установки.

В данном параграфе мы попытаемся понять меланхолию, т. е. психотическую эндогенную депрессию в экзистенциальных терминах, как модус существования. Специальный экзистенциальный анализ меланхолии занимается прежде всего главным симптомом меланхолии — тревогой. В соматическом плане меланхолия представляет собой ослабление витальности — не меньше, но и не больше. Потому что тот факт, что организм невротика находится в состоянии пониженной витальности, ни коим образом не объясняет весь комплекс меланхолических симптомов. Он не объясняет меланхолическую тревогу. Эта тревога представляет прежде всего страх смерти и укоры совести. Мы сможем понять смысл меланхолического чувства тревоги и вины, только рассматривая его в аспекте модуса человеческого существования, бытия человеком. Есть что-то за пределами самой болезни, что продуцирует меланхолическое переживание; человеческий элемент — вот то, что трансформирует просто болезнь, что берет первичную пониженную витальность и делает из нее меланхолическое переживание, которое является не чем иным, как модусом человеческого существования. Лежащая в основе меланхолии болезнь ведет только к таким симптомам, как психомоторная и секреторная ингибиции; но само меланхолическое переживание появляется как результат взаимодействия между человеческими и болезненными элементами в человеке.

Таким образом, мы можем легко понять, как некоторого рода депрессия может возникать у животного на основе органического понижения витальности. Но подлинно человеческую меланхолию с ее характерными чувствами вины, самоупреками и самообвинениями было бы невозможно представить у животного. «Симптом» сверхсовестливой тревоги у меланхолика не является продуктом меланхолии как физического заболевания, но представляет собой «реализацию» человеческого существа как духовной личности. Тревога сверхсовестливости может быть понята только в человеческих терминах, без обращения к физиологическим объяснениям. Она может быть понята только как тревога человеческого существа как такового: как экзистенциальная тревога.

Что производит пониженная витальность, физиологическая основа меланхолии, — так это только чувство недостаточности. Но нечто большее, чем физиологическая болезнь, вступает в игру, когда эта недостаточность переживается как чувство неадекватности в отношении той или иной задачи. Животное также может иметь тревогу, но только человек может иметь тревогу сверхсовестливости или чувства вины. Потому что только человек сталкивается с обязательствами, которые возникают из чувства ответственности. Человеческие психозы невозможно представить у животных: таким образом, элемент человечности, экзистенциальности должен быть решающим для этих психозов. Органическое состояние, лежащее в основе психоза, всегда трансформируется в человеческую сферу, прежде чем оно становится психотическим переживанием.

В случае меланхолии психофизическая недостаточность переживается уникально человеческим способом как напряжение между тем, чем личность является, и тем, чем она должна быть. Меланхолик преувеличивает степень, в которой он как личность не соответствует своему идеалу. Пониженная витальность отягощает то экзистенциальное напряжение, которое составляет часть человеческого существования как такового. При меланхолии чувство недостаточности увеличивает разрыв между тем, что есть, и тем, что должно быть. Для меланхолика этот разрыв превращается в зияющую пропасть. В глубине этой пропасти мы не можем не обнаружить то, что находится в основе человеческой экзистенции как бытия ответственным, — совесть. Становится ясно, что меланхолическая тревога совести возникает из подлинно человеческого переживания: переживания повышенного напряжения между потребностью и возможностью реализации своей личности.

Это меланхолическое переживание радикальной недостаточности, неспособности справиться с задачей проявляется в различных формах. В меланхолическом страхе обеднения, типичном для преморбид-ного состояния личности представителя среднего класса, чувство недостаточности направляется к задаче зарабатывания денег. В плане шопенгауэровского различения того, «что человек собой представляет, что он имеет и чем он кажется», тревога совестливости и чувство вины у личности этого типа, когда она страдает меланхолией, вращается вокруг вопроса о том, «что она имеет»; т. е. болезненное состояние вызывает страхи, которые содержались в преморбидном состоянии. Преморбидно неуверенная личность, которая испытывает страх смерти, направляет   меланхолическое чувство недостаточности на задачу сохранения жизни; а в случае тревоги совестливости у личности с преморбидным чувством вины или сверхсовестливости чувство неадекватности фокусируется на вопросе моральной праведности.

Когда лежащее в основе меланхолии витальное нарушение усиливает экзистенциальное напряжение до крайней степени, жизненная цель личности кажется ей недостижимой. Тем самым человек утрачивает чувство цели и смысл своего будущего. «Я прожила мою жизнь с опозданием, — говорила женщина, страдающая меланхолией. — Настоящее кончилось, потому что я потеряла себя, живя замедленно». Потеря чувства будущего, это переживание «безбудущности» сопровождается чувством, что жизнь кончилась, что время все вышло. «Я смотрел на все другими глазами, — говорил другой пациент. — Я больше не видел людей такими, какими они были сегодня или были вчера; скорее я видел каждую отдельную личность в день ее смерти — неважно, был ли это старый человек или ребенок. Я видел далеко вперед, к концу жизни, и я сам больше не жил в настоящем времени». В таких случаях меланхолии мы можем назвать лежащее в их основе настроение — настроением «Судного Дня». Кронфельд характеризовал экзистенциальное настроение при шизофрении как переживание «антиципируемой смерти». Аналогично мы можем сказать о меланхолии, что это — переживание «перманентного Судного Дня».

Противоположным аффекту печали в меланхолическом состоянии является аффект радости при маниакальном настроении. Противоположностью меланхолической тревоги является маниакальное воодушевление. В то время как меланхолическая личность переживает свои способности как недостаточные, чтобы справляться со своими обязательствами, маниакальная личность переживает свои способности как превосходящие те, которые необходимы для выполнения обязанностей. Таким образом, маниакальная иллюзия силы соответствует меланхолическому чувству вины. И как меланхолическая тревога связана прежде всего со страхом перед будущим (страх несчастий, катастрофического будущего), так маниакальная личность фактически живет в будущем: строит планы, разрабатывает программы, все время антиципирует будущее и считает свои возможности реальностью.

С усилением чувства собственной недостаточности меланхолик становится слепым к внутренним ценностям собственного бытия. Ценностная слепота затем распространяется также и на окружающий мир.   То есть, если   вначале слепота может быть названа центральной, поражающей только собственное «эго», то в дальнейшем она может прогрессировать центрифугально и вести к обесцениванию всей окружающей реальности. Но до тех пор пока пораженным остается только собственное «эго», меланхолик чувствует чрезвычайное понижение собственной ценности сравнительно с ценностью окружающего   мира.   Это объясняет   сильнейшее   чувство неполноценности меланхолика. Меланхолик чувствует себя лишенным всякой ценности, а свою жизнь не имеющей смысла — отсюда тенденция к суициду. Нигилистическое заблуждение при меланхолии претерпевает дальнейшее развитие. Наряду с ценностями пропадают и сами вещи, носители ценностей; отрицается сам субстрат возможных ценностей. Здесь также сначала поражается само «эго» личности; результатом этого процесса становится деперсонализация. «Я вообще не человек», — признавалась пациентка.   И добавляла: «Я   никто — меня нет в мире». Позднее окружающий мир подвергается подобной   нигилистической   трактовке;   результатом становится дереализация. Так, когда врач представился больной, она заявила: «Врачей нет — никогда не было никакого врача».

Котар дает описание меланхолического синдрома, который включает «идеи осуждения, идеи несуществования и неспособности умереть». Меланхолические идеи осуждения явно вытекают из упомянутой выше нигилистической деперсонализации. Иллюзия бессмертия встречается также в изолированной форме при определенных типах меланхолии.

Как следует интерпретировать этот тип болезни в экзистенциально-аналитических терминах?

Чувство вины меланхолика, возникающее из его интенсивного экзистенциального напряжения, может усиливаться до такой степени, что ему представляется, что искупить ее невозможно. Задача, справиться с которой он не считает себя способным в силу своего чувства недостаточности, затем представляется ему невыполняемой, даже если бы он имел целую вечность в своем распоряжении. Только таким образом мы можем понять, почему пациенты делают такие замечания, как: «Я должен был бы жить вечно, чтобы исправить мои проступки. Это подобно чистилищу». Для таких меланхоликов жизненные задачи приобретают колоссальные масштабы. «Я должен поддерживать весь мир, — заявлял один из таких пациентов. — Единственное, что во мне еще осталось живое — это совесть. Все такое угнетающее. Все вокруг меня исчезло из этого мира; я могу теперь смотреть только в будущее. Я предполагаю создать мир снова, но я не могу это сделать. Теперь я должен восстановить океаны и горы и все остальное. Но у меня нет ден,ег. Я не могу выкопать рудник моими ногтями и я не могу восстановить исчезнувшие нации, и однако это должно быть сделано. Теперь все будет разрушено».

Обесценивание не только себя, но и целого мира порождает у меланхолика общую мизантропию. Он разочарован самим собой и всеми другими людьми. Он не видит больше никаких ценностей, как это выразил Мефистофель в «Фаусте» Гете: «Потому что все это заслуживает полного уничтожения». Эта сентенция выражает идею всеобщего осуждения, в которой меланхолик изливает чувство жизненной тревоги. Рассматриваемое с экзистенциально-аналитической точки зрения его чувство вины представляется возникающим из преувеличения им его жизненной задачи (по причине его чувства недостаточности) до сверхчеловеческих масштабов. Невероятная эксцессивность этого чувства вины может быть выражена исключительно в таких бредовых выражениях, как: «Все должно исчезнуть, и я обязан создать все снова, и я знаю, что это не в моих силах. Я обязан все восстановить. Где я возьму достаточно денег для этого, от вечности до вечности? Я не могу создать всех жеребенков и всех быков и всех других животных, которые существовали с начала мира».

Подобно тому как псевдодвижения наблюдаются при головокружении, так и тревога (которую Кьер-кегор называл головокружением, которое охватывает нас на вершинах свободы) характеризуется психическими псевдодвижениями. В случае меланхолии, когда разрыв между тем, что есть, и тем, что должно быть, переживается как пропасть, развивается чувство исчезновения себя и мира, бытия и смысла.

Отрывок из книги: Доктор и душа

Автор: Виктор ФРАНКЛ

Все о смысле жизни — www.Krasnov.tv

 

 

krasnov.tv

Меланхолия — Психология — Депрессия и апатия

На протяжении длительного времени, вплоть до XIX века, депрессию называли меланхолией. Древнегреческий врач Гиппократ впервые подробно описал эту странную болезнь. Он считал, что меланхолия возникает от переизбытка в организме чёрной желчи, и рекомендовал лечить меланхолию настойкой опия и очистительными клизмами. Он же выделил 4 типа темперамента (холерики, сангвиники, флегматики и меланхолики).

Средневековая медицина самым опасным из темпераментов считала меланхолический. «Они печальны,угрюмы, ленивы, инертны, избегают общества и ищут уединения». «Единственное, что в какой-то мере служит им утешением и иногда искупает или смягчает их недостатки, – склонность к наукам и размышлениям, которым они предаются в своем одиночестве».  

Символом меланхолии, как необычного состояния психики часто считают резцовую гравюру немецкого художника Альбрехта Дюрера, одно из величайших произведений искусств XVI века.

 

Художник в своё время, не только писал картины и вырезал гравюры, но и увлекался астрономией и астрологией (надо сказать, в то время это были смежные науки). И символизм «Меланхолии» Дюрера, часто связывают с планетой Сатурн, её холодным меланхолическим нравом. По официальной версии Дюрер создал гравюру для эрцгерцога Максимилиана I, который патологически боялся зловещего влияния Сатурна.  Центральная фигура гравюры – крылатая женщина, спустившаяся из другого мира. На заднем плане песочные часы, весы, магический квадрат (в котором сумма чисел в каждой строке, каждом столбце и на диагоналях одинакова) Все эти атрибуты – символы равновесия.

Однако, зная историю гравюры, можно увидеть следующее. Главного героя на картине нет. Скульптор (творец) разбросал инструменты и ушёл. Его постигла меланхолия (депрессия). По описанию биографов Дюрер долго не мог выполнить заказ на эту гравюру. Смерть матери, которая долго болела, но умерла слишком внезапно, стала большим ударом для живописца. Возвращаясь домой, поздно вечером, Дюрер находился в глубокой депрессии. Бездомная собака, встретившаяся ему на пути, смотрела голодными глазами. Брошенный на дороге камень, ничем не примечательный. И взлетевшая летучая мышь. Мгновение, и художнику показалось, как в темноте перед ним стоит женская фигура с крыльями. Так появилась на свет знаменитая «Меланхолия» и ещё две самых знаменитых работы Дюрера, были выполнены в том же году —  «Рыцарь, смерть и дьявол», «Св. Иероним в келье».

Столь художественные представления о депрессии, можно встретить не только в живописи средневековых авторов. В 2011 года Голливудский режиссёр Ларс фон Триер снимает фильм в жанре фантастики, под названием «Меланхолия».

 

По сюжету фильма главная героиня Жюстин выходит замуж. Шикарная свадьба, счастливые молодожёны и довольные гости, ничто казалось, не предвещает беду. Но вдруг Жюстин начинает вести себя очень странно. Она становится равнодушна к собственной свадьбе, избегает общества других людей и в конце концов полностью теряет интерес к собственному счастливому будущему, оставляя всех в недоумении она старается остаться наедине с собственными снами и предчувствиями. Жюстин страдает от хронической депрессии и предчувствует конец света. Её предчувствия не обманывают её. По сюжету фильма к Земле приближается маленькая планета Меланхолия. Её сближение с Землёй должно неизбежно закончиться катастрофой. Как только люди, окружающие Жюстин узнают о приближающемся конце света, начинают вести себя крайне неадекватно, – сами впадают в депрессию и предаются панике. Но только не Жюстин. Поняв, что конец света неизбежен, главная героиня фильма встречает его как дар небес с гордо поднятой головой.

«Меланхолия» Ларса фон Триера, как и подобает названию фильма, создавалась в моменты угнетённого состояния души самого режиссёра. Фильм стоит посмотреть на предмет того, как развивается депрессивное состояние человека.

Меланхолия (депрессия), некое изменённое состояние сознания, в котором человеку всё видится в серых и чёрных тонах. Таковы и люди меланхолики. Они как будто готовы встретить конец света. И понимая, что конца света не ожидается, они всякий раз подстраховываются, погружаясь в тёмную бездну раздумий о несовершенстве мира.

Однако депрессия – расстройство психики,  с которым крайне неудобно жить. Плохое настроение, неспособность переживать радость, пессимистический взгляд на мир, двигательная заторможенность. И из этого состояния, лучше выйти, как можно скорее. Большинство людей, здоровых, не склонных к психическим заболеваниям, имеют опыт переживания депрессии. Такая депрессия называется посттравматической. Она результат пережитой психологической травмы. При тяжёлой депрессии важно прибегнуть к помощи врачей и психологов. Но в борьбе с меланхолией, важно победить саму меланхолию. Когда человек наблюдает собственную жизнь в чёрных и серых тонах, важно уметь «отвернуться» от этой картины. Преодолеть собственную апатию, занимаясь активной деятельностью. Поставить себе новые цели, когда прежние цели не имеют смысла. Не оставаться в одиночестве, где меланхолия находит человека гораздо быстрее. Разрешить себе мыслить позитивно, отодвинув мрачные мысли.

 Очень сложно мыслить позитивно в момент депрессии. Поэтому одним из самых эффективных способов самопомощи, – является творчество. Творчество в любом виде и в любых проявлениях – процесс созидательный. А там где есть движение от мрачных мыслей о прошлом, к счастливому будущему, меланхолии, уже не место. 

 

 

www.liveexpert.ru

Меланхолия по Фрейду — Психологос

​​​​​​​Применим теперь к меланхолии то, что мы узнали о печали. В целом ряде случаев совершенно очевидно, что и она может быть реакцией на потерю любимого человека. При других поводах можно установить, что имела место более идеальная по своей природе потеря.

Объект не умер реально, но утерян как объект любви (например, случай оставленной невесты).

Еще в других случаях можно думать, что предположение о такой потере вполне правильно, но нельзя точно установить, что именно было потеряно, и тем более можно предполагать, что и сам больной не может ясно понять, что именно он потерял.

Этот случай может иметь место и тогда, когда больному известна потеря, вызвавшая меланхолию, так как он знает, кого он лишился, но не знает, что в нем потерял.

Таким образом, нам кажется естественным привести меланхолию в связь с потерей объекта, каким-то образом недоступной сознанию, в отличие от печали, при которой в потере нет ничего бессознательного.

При печали мы нашли, что задержка и отсутствие интереса всецело объясняются работой печали, полностью захватившей «я». Подобная же внутренняя работа явится следствием неизвестной потери при меланхолии, и потому она виновна в меланхолической задержке (Hemmung). Дело только в том, что меланхолическая задержка производит на нас непонятное впечатление, потому что мы не можем видеть, что именно так захватило всецело больных. Меланхолик показывает нам еще одну особенность, которой нет при печали, — необыкновенное понижение своего самочувствия, огромное обеднение «я». При печали обеднел и опустел мир, при меланхолии — само «я».

Больной рисует нам свое «я» недостойным, ни к чему негодным, заслуживающим морального осуждения, — он делает себе упреки, бранит себя и ждет отвержения и наказания. Он унижает себя перед каждым человеком, жалеет каждого из своих близких, что тот связан с такой недостойной личностью. У него нет представления о происшедшей с ним перемене, и он распространяет свою самокритику и на прошлое; он утверждает, что никогда не был лучше.

Эта картина преимущественно морального бреда преуменьшения дополняется бессонницей, отказом от пищи и в психологическом отношении очень замечательным преодолением влечения, которое заставляет все живущее цепляться за жизнь.

Как в научном, так и в терапевтическом отношении было бы одинаково бесцельно возражать больному, возводящему против своего «я» такие обвинения.

В каком-нибудь отношении он должен быть прав, рассказывая нечто, что соответствует его представлению. Некоторые из его указаний мы должны немедленно подтвердить без всяких ограничений. Ему действительно так чужды все интересы, он так неспособен любить и работать, как утверждает. Но, как мы знаем, это вторичное явление, следствие внутренней, неизвестной нам работы, похожей на работу печали, поглощающей его «я».

В некоторых других самообвинениях он нам также кажется правым, оценивающим настоящее положение, только несколько более резко, чем другие немеланхолики.

Если он в повышенной самокритике изображает себя мелочным, эгоистичным, неискренним, несамостоятельным человеком, всегда стремившимся только к тому, чтобы скрывать свои слабости, то он, пожалуй, насколько нам известно, довольно близко подошел к самопознанию, и мы только спрашиваем себя, почему нужно сперва заболеть, чтобы понять такую истину. Потому что не подлежит никакому сомнению, что тот, кто дошел до такой самооценки и выражает ее перед другими — оценки принца Гамлета для себя и для всех других…, — тот болен, независимо от того, говорит ли он правду или более или менее несправедлив к себе.

Нетрудно также заметить, что между величиной самоунижения и его реальным оправданием нет никакого соответствия.

Славная, дельная и верная до сих пор женщина в припадке меланхолии будет осуждать себя не меньше, чем действительно ничего не стоящая. И может быть, у первой больше шансов заболеть меланхолией, чем у второй, о которой мы не могли бы сказать ничего хорошего.

Наконец, нам должно броситься в глаза, что меланхолик ведет себя не совсем уж так, как нормально подавленный раскаянием и самоупреками.

У меланхолика нет стыда перед другими, более всего характерного для такого состояния, или стыд не так уж резко проявляется. У меланхолика можно, пожалуй, подчеркнуть состояние навязчивой сообщительности, находящей удовлетворение в самообнажении.

Таким образом, неважно, настолько ли прав меланхолик в своем мучительном самоунижении, что его самокритика совпадает с суждением о нем других. Важнее то, что он правильно описывает свое психологическое состояние. Он потерял самоуважение, и конечно, у него имеется для этого основание, во всяком случае тут перед нами противоречие, ставящее перед нами трудноразрешимую загадку. По аналогии с печалью, мы должны придти к заключению, что он утратил объект; из его слов вытекает, что его потеря касается его собственного «я».

Раньше, чем заняться этим противоречием, остановимся на момент на том, что открывается нам благодаря заболеванию меланхолика в конституции человеческого «я». Мы видим у него, как одна часть «я» противопоставляется другой, производит критическую оценку ее, делает ее как бы посторонним объектом. Все дальнейшие наблюдения подтвердят возникающие у нас предположения, что отщепленная от «я» критическая инстанция проявит свою самостоятельность и при других обстоятельствах. Мы найдем действительно достаточно основания отделить эту инстанцию от остального «я». То, с чем мы тут встречаемся, представляет собой инстанцию, обыкновенно называемою совестью. Вместе с цензурой сознания и исследованием реальности мы причислим ее к важнейшим образованиям (Institutionen) и как-нибудь найдем доказательства тому, что эта инстанция может заболеть сама по себе. В картине болезни меланхолика выступает на первый план в сравнении с другими жалобами нравственное недовольство собой; физическая немощь, уродство, слабость, социальная малоценность гораздо реже являются предметом самооценки; только обеднение занимает преимущественное положение среди опасений и утверждений больного.

Объяснение указанному выше противоречию дает наблюдение, которое нетрудно сделать. Если терпеливо выслушать разнообразные самообвинения меланхолика, то нельзя не поддаться впечатлению, что самые тяжелые упреки часто очень мало подходят к собственной личности больного, но при некоторых незначительных изменениях легко применимы к какому-нибудь другому лицу, которое больной любил, любит или должен был любить. Сколько раз ни проверяешь положение дела — это предположение всегда подтверждается. Таким образом, получаешь в руки ключ к пониманию картины болезни, открыв в самоупреках упреки по адресу любимого объекта, перенесенные с него на собственное «я».

Женщина, на словах жалеющая своего мужа за то, что он связан с такой негодной женой, хочет, собственно говоря, обвинить своего мужа в негодности, в каком бы смысле это ни понималось. Нечего удивляться тому, что среди обращенных на себя мнимых самоупреков вплетены некоторые настоящие; они получили возможность выступить на первый план, так как помогают прикрыть другие и способствуют искажению истинного положения вещей: они вытекают из борьбы за и против любви, поведшей к утрате любви. Теперь гораздо понятнее становится и поведение больных. Их жалобы представляют из себя обвинения (Anklagen) в прежнем смысле этого слова, они не стыдятся и не скрываются, потому что все то унизительное, что они о себе говорят, говорится о других; они далеки от того, чтобы проявить по отношению к окружающим покорность и смирение, которые соответствовали бы таким недостойным лицам, как они сами; они, наоборот, в высшей степени сварливы, всегда как бы обижены, как будто по отношению к ним сделана большая несправедливость. Это все возможно потому, что реакции их поведения исходят еще из душевной направленности возмущения, переведенного посредством особого процесса в меланхолическую подавленность.

Далее не представляется трудным реконструировать этот процесс. Сначала имел место выбор объекта, привязанность либидо к определенному лицу; под влиянием реального огорчения или разочарования со стороны любимого типа наступило потрясение этой привязанности к объекту. Следствием этого было не нормальное отнятие либидо от этого объекта и перенесение его на новый, а другой процесс, для появления которого, по-видимому, необходимы многие условия. Привязанность к объекту оказалась малоустойчивой, она была уничтожена, но свободное либидо не было перенесено на другой объект, а возвращено к «я». Однако здесь оно не нашло какого-нибудь применения, а послужило только к идентификации (отождествлению) «я» с оставленным объектом. Тень объекта пала таким образом на «я», которое в этом случае рассматривается упомянутой особенной инстанцией так же, как оставленный объект. Таким образом, потеря объекта превратилась в потерю «я», и конфликт между «я» и любимым лицом превратился в столкновение между критикой «я» и самим измененным, благодаря отождествлению, «я».

Кое-что из предпосылок и результатов такого процесса можно непосредственно угадать. С одной стороны, должна была иметь место сильная фиксация на любимом объекте, а с другой стороны — в противоречие с этим, небольшая устойчивость привязанности к объекту. Это противоречие, по верному замечанию O.Rank’а, по-видимому, требует, чтобы выбор объекта был сделан на нарцистической основе, так что в случае, если возникают препятствия привязанности к объекту, эта привязанность регрессирует к нарцисизму. Нарцистическое отождествление с объектом заменяет тогда привязанность к объекту, а это имеет следствием то, что, несмотря на конфликт с любимым лицом, любовная связь не должна быть прервана. Такая замена любви к объекту идентификацией образует значительный механизм в нарцистических заболеваниях.

Меланхолия берет, таким образом, часть своих признаков у печали, а другую часть у процесса регрессии с нарцистического выбора объекта. С одной стороны, меланхолия, как и печаль, является реакцией на реальную потерю объекта любви, но, кроме того, она связана еще условием, отсутствующим при нормальной печали или превращающим ее в патологическую в тех случаях, где присоединяется это условие. Потеря объекта любви представляет собой великолепный повод, чтобы пробудить и проявить амбивалентность любовных отношений. Там, где имеется предрасположение к неврозам навязчивости, амбивалентный конфликт придает печали патологический характер и заставляет ее проявиться в форме самоупреков в том, что сам виновен в потере любимого объекта, т.е. сам хотел ее. В таких депрессиях при навязчивых неврозах после смерти любимого лица перед нами раскрывается то, что совершает амбивалентный конфликт сам по себе, если при этом не принимает участия регрессивное отнятие либидо.

Поводы к заболеванию меланхолией большей частью, не ограничиваются ясным случаем потери вследствие смерти и охватывают все положения огорчения, обиды разочарования, благодаря которым в отношения втягивается противоположность любви и ненависти или усиливается существующая амбивалентность. Этот амбивалентный конфликт, иногда более реального, иногда более конституционного происхождения, всегда засуживает внимания среди причин меланхолии.

Если любовь к объекту, от которой невозможно отказаться, в то время как от самого объекта отказываются, нашла себе выход в нарцистическом отождествлении, то по отношению к этому объекту, служащему заменой, проявляется ненависть, вследствие которой этот новый объект оскорбляется, унижается и ему причиняется страдание, и благодаря этому страданию ненависть получает садистическое удовлетворение.

Только этот садизм разрешает загадку склонности к самоубийству, которая делает меланхолию таком интересной и таком опасной.

В первичном состоянии, из которого исходит жизнь влечений, мы открыли такую огромную самовлюбленность «я» в страхе, возникающем при угрожающей жизни опасности, мы видим освобождение такого громадного нарцистического количества либидо, что мы не понимаем, как это «я» может пойти на самоуничтожение. Хотя мы уж давно знали, что ни один невротик не испытывает стремления к самоубийству, не исходя из импульса убить другого, обращенного на самого себя. Но все же оставалось непонятным, благодаря игре каких сил такое намерение может превратиться в поступок.

Теперь анализ меланхолии показывает нам, что «я» может себя убить только тогда, если благодаря обращению привязанности к объектам на себя, оно относится к себе самому как к объекту, если он может направить против себя враждебность, относящуюся к объекту и заменяющую первоначальную реакцию «я», к объектам внешнего мира…

Таким образом, при регрессии от нарцистического выбора объекта этот объект, хотя и был устранен, он все же оказался могущественнее, чем само «я». В двух противоположных положениях крайней влюбленности и самоубийства объект совсем одолевает «я», хотя и совершенно различными путями.

www.psychologos.ru

что такое в психологии, симптомы, лечение, причины, профилактика, особенности

Начнём с определения. Меланхолия – состояние присущее человеку с темпераментом “меланхолик”, а темперамент в свою очередь определяет, как человек воспринимает окружающую его реальность. Но какие же черты характера напрямую могут указать нам на то, что перед нами человек – меланхолик?

Если выражаться простым языком, то меланхолик — это человек, который очень глубоко и сильно переживает неприятные моменты, к примеру: ушла его кошка гулять и пропала на два дня. На третий день у меланхолика возникнут скорее мысли о том, что кошка погибла: её переехала машина, разодрала собака или же она от обиды на хозяина просто не возвращается домой и где-то на улице замерзла. Причем меланхолик скорее всего надумает себе причину, по которой эта кошка могла обидеться, несмотря на то что ничего он накануне животному плохого не сделал.

Тяжелое состояние этого недуга хорошо прослеживается в фильме “Меланхолия” и я советую посмотреть драму тем, кто действительно хочет изучить тему.

На примере главной героини фильма рассмотрим это состояние и заодно смысл данной драмы проследим. Меланхолия девушки проявлялась в том, что на свадьбе она могла позволить себе необъяснимые казалось бы вещи: не бросать букет невесты, залезть в ванную пока гости церемонии ждали только её одну, изнасиловать парня которого она видит в первый раз, и сделать это на футбольном поле, послать своего начальника после того как тот сделал ей предложение о повышении и т.д. Но ведь всё это она делала не потому что она избалована, как могло многим показаться в начале фильма, а именно потому что у неё начался период вхождения в это состояние – состояние меланхолии. В этом состоянии людям свойственно не делать вид что им всё нравится.

Также можно отметить что у меланхоликов начинаются гипнагогические галлюцинации, они характеризуется сознательным восприятием образов из бессознательного, т.е. в промежутке между сном и бодрствованием ты попадаешь в странное состояние, в моём примере героиня рассказывает сестре о веревках, которые её держат, мешают идти, цепляются, тормозят.

Возникает закономерный вопрос: зачем меланхолик вокруг себя всё разрушает. Всё объясняется тем, что он ищет пути, как ему зайти в депрессию. Бессознательно окружая себя людьми, которые наверняка испортят ему настроение, создавая ситуации, в которых будет стопроцентный печальный исход, появляется причина забраться в свою скорлупу, скрыться и страдать. И кстати, именно тогда уходит сильнейшее и постоянное беспокойство (а жить с этим трудно, я думаю все понимают).

Меланхолику характерно также полное неумение просить помощи.

Интересный факт, это мать таких девушек и юношей. Как правило это холодные люди, абсолютно не умеющие слушать своего ребёнка, и даже если несчастный меланхолик просит помощи (а для него это и так сложно как мы понимаем) встречает стену непонимания и отказ.

В завершение хочу отметить что данное состояние очень болезненно переносится, и, если вдруг вы заметили за собой что-либо подобное – ищите причину и искореняйте её пока не поздно.

belady.today

Читайте также:

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о