Беременность и стресс последствия: Стресс во время беременности: последствия для ребенка и матери

Содержание

Стресс во время беременности влияет на пол ребёнка и развитие его мозга // Смотрим

Женщинам в положении противопоказаны нагрузки и волнения. Это подтверждают сразу два новых исследования. Специалисты выявили взаимосвязь между уровнем стресса матери во время беременности и развитием мозга младенца, риском преждевременных родов и – что более неожиданно – полом ребёнка.

Первое исследование было проведено учёными из Королевского колледжа Лондона. Команда изучила взаимосвязь между развитием мозга 251 недоношенного младенца и пренатальным стрессом матерей.

Женщины заполняли анкеты, в которых сообщали о своих переживаниях: от так называемого повседневного стресса (связанного, к примеру, с переездом или сдачей экзамена) до более серьёзных событий (например, развод или смерть близкого человека).

Специалисты рассчитали степень тяжести испытанного женщинами стресса, а затем сопоставили данные с показателями, полученными в ходе сканирования мозга младенцев.

Для анализа использовали диффузионно-тензорную визуализацию, которая была разработана для изучения структуры белого вещества.

«Мы обнаружили, что у детей, чьи матери были более подвержены стрессу во время беременности, белое вещество изменилось», – сообщила ведущий автор работы Александра Лаутареску (Alexandra Lautarescu).

Самое заметное изменение произошло в области, называемой дугообразным пучком (uncinate fasciculus). Это тракт белового вещества, который соединяет части лимбической системы (такие как гиппокамп и миндалина в височной доле) с участками лобной доли коры головного мозга (такими как орбитофронтальная кора).

На данном этапе неясно, какие последствия могут возникнуть из-за нарушения развития дугообразного пучка. Однако специалисты указывают на потенциальные связи с тревожным состоянием, болезнью Альцгеймера, депрессией и шизофренией.

Авторы статьи, опубликованной в журнале Biological Psychiatry, уверены: необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять, ведут ли выявленные изменения в развитии мозга детей, связанные с пренатальным стрессом матери, к неблагоприятным последствиям в более позднем возрасте (и если да, то к каким именно последствиям).

Второе исследование, проведённое научной группой из Колумбийского университета, ставило целью определить, как различные типы пренатального стресса могут повлиять на время и течение родов.

Поскольку стресс может проявляться различными способами – как в виде субъективного опыта, так и при измерении физического состояния и образа жизни, в первую очередь исследователи изучили 27 показателей психосоциального, физического и «повседневного» стресса. Данные были получены из анкет, дневников и ежедневных оценок физического состояния 187 здоровых женщин в возрасте от 18 до 45 лет (наблюдения проводились на протяжении всей беременности).

Около 17% участниц испытывали психологический стресс с клинически значимым высоким уровнем депрессии и тревоги. Еще 16% испытывали физический стресс, имели более высокие уровни артериального давления и потребляли больше калорий по сравнению с другими участницами. Большинство женщин (67%) стресса не испытывали.

Выяснилось, что женщины, испытывающие физический пренатальный стресс, имеют повышенный риск преждевременных родов, а у их малышей снижена частота сердечных сокращений. Это показатель замедленного развития центральной нервной системы.

Между тем женщины, испытывавшие психологический стресс, чаще сталкивались с осложнениями при родах, чем женщины, испытывающие физический стресс.

Также исследование показало, что беременные, сталкивающиеся с физическим и психологическим стрессом, реже рожают мальчиков.

Поясним, что в среднем на каждые 100 девочек рождается около 105 мальчиков. Однако при наличии физического и психологического пренатального стресса соотношение мальчиков и девочек исказилось – 4:9 и 2:3, соответственно.

«Другие исследователи наблюдали эту тенденцию после социальных потрясений, таких как теракты 11 сентября в Нью-Йорке, после которых относительное количество случаев рождения [мальчиков] уменьшилось. Этот стрессовый фактор, вероятно, имеет древнюю природу», – отмечает руководитель исследования Кэтрин Монк (Catherine Monk).

Влияние фактора стресса в данном случае может быть косвенным. Монк отмечает, что, как правило, плод мужского пола более уязвим к неблагоприятным внутриутробным условиям. Можно предположить, что женщины с высоким уровнем стресса реже рожают мальчиков из-за выкидышей на самых ранних сроках беременности. Причём зачастую женщина может даже не знать, что была в положении, говорит учёный.

Кстати, авторы также отмечают роль поддержки, которую беременные получали от семьи и друзей. Анализ данных показал: чем больше социальной поддержки получает будущая мать, тем выше вероятность того, что у неё родится мальчик.

Научная статья по итогам этой работы представлена в журнале PNAS.

Отметим, что обе команды не рассматривали конкретные механизмы того, как стресс матери влияет на состояние плода. Однако предыдущие исследования на животных свидетельствуют о том, что гормоны стресса, такие как кортизол, могут оказывать воздействие на развитие эмбриона.

«Стресс также может влиять на иммунную систему матери, приводя к изменениям, которые сказываются на неврологическом и поведенческом развитии плода. Из нашего исследования ясно, что психическое здоровье матери имеет значение не только для неё самой, но и для её будущего ребёнка», – заключает Кэтрин Монк.

Кстати, ранее «Вести.Наука» (nauka.vesti.ru) рассказывали о других опасностях, подстерегающих беременных женщин и их малышей. Угрозы таятся в загрязнённом воздухе, чае и кофе, пластиковой посуде и фторированной воде. Также специалисты советуют будущим мамам не увлекаться жирной пищей, отказаться от работы по ночам и высыпаться.

Стресс во время беременности негативно сказывается на мозге ребенка

Материнский стресс до и во время беременности негативно влияет на развитие мозга ребенка. К такому выводу пришли исследователи из Королевского колледжа Лондона, проанализировав структуру белого вещества головного мозга у 251 недоношенного ребенка. Результаты их работы опубликованы в журнале

Biological Psychiatry.

О том, что стресс матери во время беременности увеличивает вероятность негативных последствий для психического здоровья потомства, известно давно. Однако биологические основы этого все еще недостаточно изучены. Авторы данной работы выдвинули гипотезу о том, что под воздействием материнского стресса у плода изменяется структура одного из трактов лимбической системы под названием «крючковатый пучок» (fasciculus uncinatus

). Волокна этого тракта соединяют миндалевидное тело и префронтальную кору, изменение его структуры ранее изучалось в контексте неврологических и психических нарушений, в частности, тревожных расстройств.

Крючковатый пучок (синий) и верхний лонгитудинальный пучок (зеленый) в корональной и саггитальной плоскостях.Credit: Biological Psychiatry 2019


В ходе исследования мамы, чей средний возраст составил около 33 лет, заполняли анкету, в которой содержались вопросы о пережитых в течение года стрессовых событиях: от повседневных стрессов, например, переезд или сдача экзамена, до более серьезных стрессовых ситуаций, таких как переживание утраты, расставания или развода.

Оценка тяжести стресса была рассчитана на основе того, сколько стрессоров они испытали, а также насколько серьезными были эти факторы.

Для изучения структуры белого вещества новорожденных использовалась техника диффузионно-тензорной томографии, которая позволяет количественно измерить диффузию молекул воды в тканях (то есть направление диффузии). Всего в исследовании принял участие 251 новорожденный.

«Мы обнаружили, что белое вещество в мозге детей, чьи мамы были более подвержены стрессу во время беременности, отличается по структуре и диффузионным свойствам», — комментирует ведущая исследователь Александра Лаутареску (Alexandra Lautarescu) из Королевского колледжа в Лондоне.

Изменения, по словам авторов, затронули крючковатый пучок в обоих полушариях. При этом верхний продольный пучок, который был выбран объектом сравнения, не претерпел каких-либо изменений.

Исследование подчеркивает важность оказания психологической поддержки будущим матерям, поскольку уже имеются исследования, показавшие, что когнитивно-поведенческая терапия помогает смягчить неблагоприятные последствия у ребенка. В ходе ведения беременности лечащий врач должен отмечать не только признаки депрессивного расстройства, но и наличие стрессовых факторов в повседневной жизни пациенток.

«Если мы попытаемся помочь этим женщинам во время беременности или в раннем послеродовом периоде с помощью какого-либо вмешательства, это не только поможет матери, но также может предотвратить нарушение развития мозга у ребенка и улучшить качество их жизни в будущем», — считают авторы исследования.


Текст: Диана Галимова

Maternal Prenatal Stress Is Associated With Altered Uncinate Fasciculus Microstructure in Premature Neonates by Alexandra Lautarescu, Diliana Pecheva, Chiara Nosarti et al. inBiological Psychiatry. Published August 2019.

https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2019.08.010

Почему роды – это так тяжело и опасно

  • Колин Баррас
  • BBC Earth

Автор фото, iStock

Долгое время ученые считали, что причина столь тяжелых родов у женщин — это прямохождение человека. Однако последние исследования показывают, что дело не только в этом, рассказывает обозреватель BBC Earth.

Рождение ребенка — процесс долгий и мучительный, а иногда и смертельно опасный. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, около 830 женщин ежедневно умирает из-за осложнений во время беременности и родов (что, впрочем, на 44% ниже показателей 1990 года).

«Эта статистика поражает, — говорит Джонатан Уэллс из Университетского колледжа в Лондоне, который изучает детское питание. — Самкам других млекопитающих никогда не приходилось платить такую высокую цену за потомство».

Но почему роды настолько опасны для женщин? И что мы можем сделать, чтобы снизить уровень смертности?

Ученые впервые начали задумываться над причинами столь драматичных родов у женщин в середине XX века. Они довольно быстро, как тогда казалось, нашли объяснение.

Проблемы с деторождением начались еще у ранних членов нашей эволюционной ветви — гомининов, которые отделились от других приматов примерно семь миллионов лет назад.

Это были животные, которые имели мало общего с нами нынешними, кроме, пожалуй, того факта, что уже в те далекие времена они, как и мы, ходили на двух ногах.

Автор фото, JUAN MANUEL BORRERO/naturepl.com

Подпись к фото,

На протяжении миллионов лет гоминины передвигались в вертикальном положении

Прямохождение заставило скелет гомининов измениться — он вытянулся, и это сказалось на форме таза.

У большинства приматов родовые пути относительно прямые. У гомининов они вскоре довольно заметно изменились. Бедра стали уже, а родовой канал изогнулся.

Таким образом, уже на заре нашей истории младенцам гомининов приходилось крутиться и вращаться, чтобы протиснуться сквозь родовые пути. Это очень усложнило процесс рождения.

Но вскоре ситуация стала еще хуже.

Около двух миллионов лет назад наши предки гоминины снова начали меняться. Они потеряли обезьяноподобные черты и стали более похожими на современных людей.

Их тело еще немного вытянулось, руки укоротились, а мозг заметно увеличился. И эта последняя деталь стала плохой новостью прежде всего для женщин.

Автор фото, Science Photo Library

Подпись к фото,

Около двух миллионов лет назад наши предки гоминины начали терять обезьяноподобные черты и стали более похожими на современных людей

Кажется, эволюция начала противоречить самой себе. С одной стороны, таз женщин должен был сузиться, чтобы они могли передвигаться на двух ногах, с другой — у младенцев, которых они вынашивали, увеличилась голова, усложняя процесс прохождения через и без того узкие родовые пути.

Роды превратились в невероятно болезненное и потенциально опасное дело, которым они и остались до сих пор.

В 1960 году антрополог Шервуд Уошберн назвал эту теорию «акушерской дилеммой», и такое объяснение удовлетворило многих ученых. Но не всех.

Холли Дансворт из Университета Род-Айленда сначала увлеклась теорией Уошберна, но впоследствии поняла, что в ней многое не сходится.

По мнению Уошберна, когда два миллиона лет назад мозг человека увеличился, организм женщины начал приспосабливаться к этому, и продолжительность беременности заметно сократилась.

Автор фото, Science Photo Library/Alamy

Подпись к фото,

Многие женщины пользуются обезболиванием при родах

И вроде бы такая гипотеза кажется вполне логичной: младенцы начали рождаться на более ранней стадии развития, и каждый, кто когда-либо видел новорожденного ребенка, подтвердит, насколько он беспомощен и уязвим.

Однако Дансворт считает, что это просто не соответствует действительности.

«Наши младенцы рождаются достаточно большими, а беременность у женщин продолжается на 37 дней больше, чем у обезьян соответствующего размера», — объясняет исследовательница.

То же касается и размера головного мозга. Женщины рожают младенцев с более крупной головой, чем самки других приматов примерно с такой же массой тела, как у женщин. А это означает, что ключевые моменты гипотезы Уошберна являются ложными.

И это еще не все. Центральное предположение акушерской дилеммы заключается в том, что размер и форма человеческого таза, в частности у женщин, сильно изменились из-за нашей привычки ходить в вертикальном положении.

Однако если бы эволюции понадобилось решить проблему родов у людей, она, безусловно, уже сделал бы женские бедра и соответственно родовые пути немного шире.

При этом наша способность ходить на двух ногах отнюдь не пострадала бы.

Автор фото, Visuals Unlimited/naturepl.com

Подпись к фото,

Таз мужчины (слева) и женщины (справа)

В 2015 году исследователи из Гарвардского университета провели эксперимент, в котором приняли участие мужчины и женщины с различным телосложением.

Исследователи наблюдали за физической активностью добровольцев в лаборатории, и выяснили, что испытуемые с более широкими бедрами не имели никаких проблем при ходьбе и беге.

Итак, если бы природа путем эволюции сделала женские бедра немного шире и таким образом облегчила бы деторождение, способность женщин передвигаться не ухудшилась бы.

По мнению Дансворт, продолжительность беременности у женщин определяется вовсе не размером головного мозга младенца, как предполагает акушерская дилемма.

Дело в том, что организм женщины просто не способен дольше 39-40 недель кормить плод, который требует слишком много энергии.

А значит, причина именно такой продолжительности беременности — не сложность прохождения ребенка через родовые пути, как считал Уошберн.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Плод на томографическом снимке

В чем же тогда истинная причина тяжелых родов у женщин? В 2012 году исследователь Джонатан Уэллс из Университетского колледжа Лондона и его команда начали изучать историю родов и пришли к удивительному выводу.

На протяжении большей части человеческой эволюции родить ребенка, очевидно, было гораздо проще, чем сейчас.

Из тех немногих свидетельств, которые остались до сих пор, следует, что в ранних обществах охотников-собирателей роды были одной из самых небольших проблем.

Археологи почти не находят скелеты младенцев того периода, а это свидетельствует об относительно низком уровне смертности в раннем детстве.

Но ситуация кардинально изменилась несколько тысяч лет назад, когда люди перешли к оседлому образу жизни.

В археологических данных ранней эпохи земледелия появляется гораздо больше костей новорожденных.

Автор фото, Volker Steger/4 million years of man/SPL

Подпись к фото,

У Homo erectus, непосредственного предка современных людей, процесс родов мог протекать гораздо легче…

С одной стороны, жизнь в более многолюдной общине привела к вспышке инфекционных заболеваний, и новорожденные, как наиболее уязвимые, становились их жертвой.

С другой — диета земледельцев с высоким содержанием углеводов начала заметно отличаться от питания охотников-собирателей, в котором преобладали белки.

Это спровоцировало изменения в строении тела: земледельцы, как свидетельствуют археологические находки, были значительно ниже ростом, чем охотники-собиратели.

А ученым, которые изучают роды, хорошо известно, что форма и размер таза женщины напрямую зависит от ее роста.

Чем меньше рост женщины, тем более узкие у нее бедра — следовательно, переход к земледелию усложнил процесс деторождения.

С другой стороны, богатая углеводами диета повлияла на то, что младенцы в утробе матери начали быстрее набирать вес, а большого ребенка родить гораздо труднее.

Автор фото, Jose Antonio Penas/Science Photo Library

Подпись к фото,

Земледелие в очередной раз изменило наш организм

Таким образом, около 10 тыс. лет назад роды, которые на протяжении миллионов лет были для человека относительно легким процессом, вдруг превратились в проблему.

Впрочем, по мнению Холли Дансворт, это еще не конец истории.

Научные данные свидетельствуют, что таз женщины приобретает наиболее благоприятную для родов форму ближе к 20 годам, когда она достигает пика фертильности, и остается таким примерно до 40 лет.

После чего он постепенно меняет свою форму, готовясь к менопаузе, и становится менее пригодным для рождения ребенка.

Возникает вопрос: если такое количество эволюционных факторов повлияло на особенности родов, может быть, этот процесс продолжается до сих пор?

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Беременность порой изнурительна для женщины

В декабря 2016 года ученые Фишер и Миттерекер опубликовали сенсационную работу на эту тему.

Предыдущие исследования предполагали, что большие по размеру дети имеют больше шансов на выживание, а размеры младенца при рождении в определенной мере — наследственный фактор.

Рост плода среднего размера эволюционно ограничен шириной женского таза. Но многие дети сейчас рождаются с помощью кесарева сечения.

Следовательно, полагают Фишер и Миттерекер, в тех обществах, где кесарево сечение приобретает популярность, младенцы будут рождаться все большего размера.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

В некоторых частях планеты женское тело, возможно, эволюционирует в сторону рождения более крупных младенцев

Теоретически число случаев, когда ребенок слишком большой, чтобы родиться естественным путем, может вырасти на 10-20% в течение всего нескольких десятилетий, по крайней мере — в некоторых частях нашей планеты.

Или, другими словами, тело женщины в этих обществах может эволюционировать в сторону рождения более крупных младенцев.

Пока это только идея, и у нее нет убедительных подтверждений, но это — довольно интересное предположение.

С того момента, как роды стали меняться под влиянием эволюции, размер плода всегда в определенной степени был ограничен размером родовых путей.

Но, возможно, для некоторых детей это уже не имеет значения.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Earth.

Влияние пренатального стресса на беременность и развитие человека: механизмы и пути

Obstet Med. 2013 июн; 6 (2): 52–57.

Mary E Coussons-Read

Университет Колорадо, Коларадо-Спрингс и Школа общественного здравоохранения Колорадо, 1420 Austin Bluffs Parkway, Colorado Springs, CO 80918, США

Университет Колорадо, Коларадо-Спрингс и Школа Колорадо Public Health, 1420 Austin Bluffs Parkway, Colorado Springs, CO 80918, USA

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Растущее количество исследований показывает, что пренатальный стресс может оказывать значительное влияние на беременность, здоровье матери и человеческое развитие на протяжении всей жизни. Эти эффекты могут происходить непосредственно через влияние физиологических изменений, связанных с пренатальным стрессом, на развивающийся плод или косвенно через влияние пренатального стресса на здоровье матери и исход беременности, что, в свою очередь, влияет на здоровье и развитие ребенка. Исследования на животных и людях показывают, что активация материнской реакции на стресс и связанные с этим изменения эндокринной и воспалительной активности играют роль в этиологии этих эффектов.Текущие исследования сосредоточены на выяснении этих механизмов, понимании роли расовых и культурных факторов в этих эффектах и ​​изучении эпигенетических и трансгенеративных влияний пренатального стресса.

Ключевые слова: беременность, стресс, воспаление, развитие

Введение

Очевидно, что психосоциальные, культурные и экологические стрессоры, испытываемые во время беременности, могут быть пагубными для беременности и здоровья матери и плода, и недавние исследования показывают, что пренатальный стресс могут иметь последствия, которые охватят поколения.Пренатальный стресс может варьироваться от тяжелого (например, травма) до умеренного (например, изменения жизненных событий) до легкого (например, ежедневные неприятности), и хотя некоторые ранние исследования показали минимальное влияние стресса на беременность, 1 большинство исследований на людях показывают, что легкий, умеренный и тяжелый стресс может иметь негативное влияние на исход беременности, а также на поведенческое и физиологическое развитие потомства. 2 Несколько концептуальных представлений о «пренатальном стрессе» очевидны в человеческой литературе, что отражает разнообразие факторов стресса, которые могут возникнуть во время беременности.Понятие психосоциального стрессора включает изменения, например, в личной жизни, статусе работы, жилищных условиях, домашнем насилии и составе семьи, которые требуют адаптивного поведения со стороны пострадавшего человека. 3 В то время как «психосоциальный стресс» относится к стрессовым ситуациям, которые происходят независимо от того, беременна ли женщина или нет (ежедневные неприятности, финансовое или семейное напряжение, социальный стресс), «специфические для беременности» дистресс и тревога относятся к беспокойству о вещах, которые непосредственно связаны с самой беременностью, например, опасения по поводу результатов пренатальных обследований, опасения по поводу здоровья и развития ребенка, а также неуверенность в отношении жизненных изменений, которые произойдут с материнством. 4 Исследования показывают, что как психосоциальный стресс, так и стрессы, связанные с беременностью, могут оказывать заметное влияние на беременность и развитие человека.

В ходе исследований на людях и животных накапливаются данные о том, что воздействие пренатального стресса может влиять на здоровье, развитие и долгосрочное функционирование потомства как прямым, так и косвенным путем (). Пренатальный стресс может косвенно влиять на здоровье и развитие младенца, увеличивая риск возникновения неблагоприятных исходов родов, которые, в свою очередь, связаны со значительными последствиями для развития и здоровья. 5 Кроме того, стресс может оказывать косвенное влияние на развитие ребенка, например, предрасполагая матерей к перинатальной депрессии, что может отрицательно сказаться на взаимодействии матери с ее младенцем и / или повлиять на качество послеродового ухода. . Пренатальный стресс также может иметь прямое влияние на здоровье ребенка, изменяя ход нейробиологического развития плода. Исследования показывают, например, что воздействие глюкокортикоидов в утробе матери либо в результате материнского стресса, либо экзогенного введения может повлиять на развитие стрессовой реакции у плода, что может иметь долгосрочные последствия для поведения и физиологии. 6 Как прямые, так и косвенные эффекты пренатального стресса могут иметь длительные последствия как для развития, так и для функционирования потомства на протяжении всей жизни. Этот обзор посвящен психонейроиммунологическим исследованиям влияния пренатального стресса на беременность человека, развитие младенца и развитие потомства на протяжении всей жизни. Начиная с введения о влиянии пренатального стресса на физиологию и здоровье матери, в контексте исследований на животных и людях, направленных на определение механизмов этих эффектов, представлены доказательства как прямого, так и косвенного воздействия гестации на беременность и развитие.

Схема прямых и косвенных путей, посредством которых пренатальный стресс может повлиять на здоровье и развитие потомства человека

Ответы матери на пренатальный стресс

Во время беременности эндокринная, нервная и иммунная системы матери приспосабливаются к успеху беременности (), и Было высказано предположение, что пренатальный стресс влияет на беременность, нарушая эти процессы. Среди физиологических изменений, которые происходят у беременных женщин, — тенденция к снижению чувствительности к стрессу гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (HPA) оси и сдвиг в иммунной системе в пользу противовоспалительного профиля. 7 Примечательно, однако, что исследования показывают, что материнский стресс и воспалительные реакции, хотя и подавляются во время беременности, остаются неизменными; как стресс, так и инфекция могут сильно активировать стрессовую реакцию HPA и увеличить выработку кортикотропин-рилизинг-гормона (CRH), а также стимулировать выработку воспалительных цитокинов во время беременности. 7,8 Это важная информация, поскольку она подтверждает, что, хотя стресс и воспалительные реакции матери изменяются во время беременности, 9 они стимулируются стрессом и могут иметь достаточную величину, чтобы иметь возможность модулировать другие аспекты материнского здоровья и развития плода.Как описано ниже, повышенная ось материнской HPA и / или воспалительная активность могут влиять на развитие HPA плода и аспекты материнской физиологии, связанные с беременностью и родами, и могут создавать основу для длительных эффектов стресса по всей траектории развития. Активация HPA и воспалительных реакций во время беременности может повлиять на здоровье матери во время и после беременности. Стрессовые матери более восприимчивы к инфекциям и болезням во время беременности в результате подавляющего воздействия стресса на способность иммунной системы реагировать на вызов. 10 Заболевания матери во время беременности могут повлиять на беременность не только из-за повышенной воспалительной активности, но и из-за поведенческих изменений, таких как плохое питание, снижение физической активности и нарушения сна, которые могут сопровождать период болезни.

Схема того, как иммунная и эндокринная регуляция матери может поддерживать здоровую беременность. HPA, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковый; CRH, кортикотропин-рилизинг-гормон

Дородовые расстройства настроения являются обычным явлением и связаны с неблагоприятными исходами беременности, хотя взаимосвязь между стрессом и пренатальным настроением матери все еще исследуется.От 8% до 13% женщин получают диагноз тревожного или депрессивного расстройства во время беременности, и еще большему числу женщин этот диагноз ставится уже при беременности. 11 Даже у женщин с субклиническими симптомами депрессии и беспокойства во время беременности, которые не приводят к постановке диагноза, чаще возникают неблагоприятные исходы, такие как ограничение роста плода и преждевременные роды (ПТБ). 12–14 Хотя большинство исследований перинатальных расстройств настроения сосредоточено на послеродовой депрессии, 50% случаев «послеродовой депрессии» начинаются внутриутробно, а более 30% случаев антенатальной депрессии распространяются на послеродовой период. 15 Материнская депрессия и тревога во время беременности были связаны с эмоциональными и неврологическими изменениями в потомстве человека. 16,17 Воздействие стресса и медиаторов воспаления также вовлечено в этиологию депрессии; Исследования показывают, что перинатальные расстройства настроения чаще встречаются у женщин, которые сообщают о высоком уровне стресса, связанного с жизненными событиями, во время беременности. 18,19 Это важный вывод, поскольку расстройства настроения матери были надежно связаны с плохим послеродовым уходом, включая сокращение продолжительности грудного вскармливания, нарушение взаимодействия между матерью и младенцем и задержку в поведенческом развитии младенца. 20,21 Интересно, что депрессия во время беременности связана с повышенной активностью HPA, хотя взаимосвязь между воспалительными маркерами и антенатальными расстройствами настроения все еще изучается. 22 Текущая работа сосредоточена на изучении взаимосвязи и возможного синергизма между стрессом, воспалительными маркерами, осью HPA и материнскими расстройствами настроения во время беременности и тем, как эти отношения влияют на рождение и развитие ребенка.

Влияние стресса на беременность и роды

Пренатальный стресс может косвенно влиять на развитие и здоровье ребенка, увеличивая частоту неблагоприятных исходов беременности, которые сами по себе являются предикторами серьезных и постоянных проблем для пострадавшего потомства ().Сильный стресс, по-видимому, оказывает наибольшее влияние на исход родов, когда он происходит на ранних сроках беременности. Например, Кармайкл и Шоу 23 отметили, что сильный стресс, связанный с зачатием (например, смерть любимого человека, развод), привел к повышенному риску рождения ребенка с конотрункальными пороками сердца, дефектами нервной трубки или изолированной заячьей губой. et al. 24 обнаружили, что землетрясение оказало большее негативное влияние на сокращение срока беременности, если оно произошло на ранних сроках беременности.Точно так же смерть близкого человека или террористическая атака увеличивают частоту неблагоприятных исходов, включая потерю беременности, если они произошли на ранних сроках беременности. 25,26

Краткое описание осложнений беременности и родов, связанных с пренатальным стрессом

Менее тяжелые виды стресса (воспринимаемый стресс, специфический для беременности дистресс и тревога), по-видимому, оказывают более выраженное влияние на повышение риска родов с низким уровнем риска. масса тела при рождении (LBW) младенца, а также PTB, 27–29 и несколько исследований указали даже на умеренный гестационный стресс в этиологии PTB и LBW. 30,31 Возникновение PTB и LBW, независимо от первопричины, может привести к стойким нарушениям в поведенческом и физиологическом развитии и функциях младенца. Потомство PTB и LBW чаще страдает астмой и аллергией, а также может иметь более тяжелые состояния здоровья, требующие постоянного лечения в детстве, а иногда и во взрослом возрасте, включая повышенную предрасположенность к аффективным расстройствам. 32,33 В то время как некоторые исследования показывают, что психосоциальный стресс, описанный выше, связан с увеличением числа случаев PTB и LBW, все больше исследований показывают, что на исход беременности влияют стрессоры, которые конкретно связаны с опытом беременности.Например, стресс и тревога, связанные с беременностью, увеличивают риск развития ПТБ и сокращения срока гестации при рождении. 4,34 И общий стресс, и стресс, связанный с беременностью, связаны с более высокой частотой ПТБ, НМТ и незапланированного кесарева сечения. 4,35 Результаты этих исследований важны: 70% младенческих перинатальных смертей в США связаны с низкой массой тела, частичным туберкулезом и задержкой внутриутробного развития плода. Младенцы, пережившие перинатальный период, подвергаются большему риску задержки физического развития и развития в более поздние годы. 5

Исследования показывают, что пренатальный стресс увеличивает риск неблагоприятных исходов беременности, нарушая адаптацию материнской иммунной, эндокринной и нервной систем, которые поддерживают здоровую беременность. 30,36 Пренатальный стресс, по-видимому, стимулирует активность материнской эндокринной и иммунной систем, что, в свою очередь, увеличивает вероятность ПТБ, LBW и сокращения гестационного возраста при рождении (рождение на сроке от 37 до 40 недель). 30,37 С этим предположением согласуется открытие, что женщины, перенесшие преждевременные роды, имеют повышенные уровни воспалительных цитокинов по сравнению с женщинами, которые родили нормально, а лимфоциты женщин, родивших преждевременно, производят больше воспалительных цитокинов в культуре. 38,39 Кроме того, психосоциальный стресс и стресс, связанный с беременностью, связаны с повышенными уровнями воспалительных цитокинов (интерлейкин-6 и фактор некроза опухоли-α) в сыворотке крови при беременности 40,41 и стимулированных лимфоцитов у женщин с умеренной степенью тяжести. или высокие уровни стресса на поздних сроках беременности производят больше воспалительных цитокинов (интерлейкин-6 и интерлейкин-1), чем клетки у женщин с низким уровнем стресса. 41 Кроме того, недавняя работа нашей лаборатории показывает, что влияние стресса, испытанного на ранних сроках беременности, на снижение гестационного возраста при рождении опосредовано повышением сывороточных уровней фактора некроза опухоли-α, и, аналогично, эффекты беременности: специфические проблемы, связанные с сокращением гестационного возраста при рождении, опосредуются уровнями интерлейкина-6 во время беременности. 42

Работа в других лабораториях демонстрирует роль материнской активности оси HPA в эффектах стресса на PTB и LBW. Повышение уровня CRH и кортизола на ранних сроках беременности, связанное со стрессом и тревогой, связано с повышенным риском ПТБ. 35,43 В этом контексте несколько исследований связали связанные со стрессом изменения в активности оси HPA у матери и плода и реакции на стресс с более короткой гестационной продолжительностью, более высокой вероятностью преждевременных родов и родоразрешения, а также с низкой массой тела. Женщины, которые сталкиваются с психосоциальным стрессом во время беременности, имеют более высокие уровни CRH и кортизола, чем беременные женщины без стресса 36 , а у женщин, родивших преждевременно, уровень кортизола и CRH в плазме до начала родов значительно выше, чем у женщин, которые рожают нормально. 37 Другие исследования показали, что женщины, которые испытывают стресс и имеют повышенный уровень гормонов, связанных со стрессом, с большей вероятностью рожают детей с низкой массой тела. 44 Стресс и активация оси HPA также вовлечены в развитие других осложнений во время беременности, таких как преэклампсия и гестационный диабет. 45,46

Влияние пренатального стресса на продолжительность жизни

Растущее количество работ показывает, что пренатальный стресс может оказывать стойкое влияние на поведенческое, физиологическое и иммунологическое функционирование на протяжении всей жизни и может даже проявляться из поколения в поколение (). Исследования на животных показывают, что взрослое потомство самок крыс, подвергшихся стрессу, демонстрирует нарушенное репродуктивное и ухаживающее поведение, демонстрируя стойкие нейроповеденческие эффекты материнского пренатального стресса. 47,48 Исследования на людях также показывают стойкое влияние гестационного стресса на развитие и поведение.Например, когнитивные способности в возрасте 5 с половиной лет были нарушены у детей, матери которых пережили во время беременности стресс, вызванный катастрофической ледяной бурей. 49 Эта группа исследователей также обнаружила, что факторы риска шизофрении чаще встречаются у потомков матерей, перенесших ураган во время беременности. 50 Пренатальный стресс также увеличивает стресс-реактивность у младенцев, 51 , что особенно важно с учетом других исследований, показывающих, что ранняя стресс-реактивность связана с эмоциональным темпераментом в более позднем возрасте. 52 Многие из этих эффектов можно охарактеризовать как прямые эффекты стресса на поведенческое и когнитивное развитие, поскольку они могут возникать независимо от возникновения PTB и / или LBW. Например, младенцев от несложных стрессовых беременностей труднее успокоить, и они были охарактеризованы как более темпераментные, чем младенцы от беременностей, матери которых не сообщали о значительном стрессе. 53 Стресс во время беременности связан с более медленным когнитивным развитием даже в отсутствие PTB или LBW, а также с более медленным ростом и развитием ребенка у животных и людей. 54,55 Воздействие гормонов стресса на развивающийся плод и связанные с этим изменения в нейробиологическом развитии частично ответственны за эти эффекты. 56 Пренатальный стресс вызывает высвобождение глюкокортикоидов в организме матери, которые попадают в кровообращение плода и получают доступ к развивающейся нервной системе. 47 Нейроны в развивающемся гиппокампе экспрессируют большое количество глюкокортикоидных рецепторов и, по-видимому, особенно чувствительны к воздействию стресса как у младенцев, так и у взрослых животных. 57 Нарушения когнитивных функций и памяти, наблюдаемые у детей после стрессовых беременностей, могут быть связаны с нарушениями развития гиппокампа, связанными со стрессом. 57 Предполагается, что повышение уровня гормонов стресса у плода, вызванное материнским стрессом, изменяет развитие гиппокампа за счет связывания с этими рецепторами и либо оказывает нейротоксический эффект, либо нарушает развитие другими способами, такими как уменьшение ветвления дендритов. 57,58 Исследования на животных показывают, что на развитие мозга, в частности системы гиппокампа, которая активно участвует в обучении и памяти, отрицательно сказываются пренатальный стресс и гормоны стресса во время беременности, оказывая длительное воздействие на обучение и память. 59 Другие исследования на животных показывают, что пренатальный стресс влияет не только на развитие мозга, но и на возникновение тревожного поведения и акустических реакций испуга, создавая эффекты, которые сохраняются в течение всей взрослой жизни. 60 Аналогичным образом, исследования на людях показывают, что стрессовое воздействие материнского кортизола вызывает стойкие изменения в морфологии миндалины и гиппокампа у младенцев и связано с последующими аффективными симптомами у детей и молодых людей. 61

Резюме влияния продолжительности жизни на здоровье и развитие человека, связанное с пренатальным стрессом

Исследования на животных и людях также демонстрируют, что у младенцев во время стрессовой беременности снижена иммунная функция и они с большей вероятностью заболеют детскими болезнями. 62,63 Например, исследования приматов, не относящихся к человеку, показывают, что у обезьян, матери которых подвергались хроническому стрессу во время беременности, была более низкая пролиферация иммунных клеток в ответ на вызов по сравнению с потомством, не подвергавшимся стрессу, что предполагает длительное снижение способности иммунная система, чтобы адекватно отреагировать при необходимости. 64 Исследования на людях, хотя и не такие многочисленные, предполагают ту же закономерность, показывая стойкие и функционально значимые изменения иммунной функции у потомков матерей, подвергшихся стрессу.В частности, гестационный стресс связан с учащением аллергии и астмы в детстве, а также со снижением реакции на инфекцию и снижением иммунитета при рождении. 63 Эти эффекты могут сохраняться и во взрослой жизни, как показано в работе Entringer et al. 65 показывает, что лимфоциты взрослых женщин, матери которых пережили серьезное негативное событие во время беременности, демонстрируют измененную продукцию цитокинов при заражении in vitro .Воздействие гормонов стресса в пренатальной среде также может иметь длительное влияние на функцию иммунной системы, что свидетельствует о совместной регуляции эндокринной и иммунной систем (). Доказательством этого служат исследования, показывающие, что пренатальное введение дексаметазона снижает количество клеток в тимусе и селезенке, изменяя раннюю иммунную функцию. Такое воздействие также изменяет развивающуюся ось HPA, что предрасполагает крыс к гиперчувствительности к стрессу в более позднем возрасте. 63,66

Перспективы будущего

Постоянной проблемой для исследователей является понимание роли расового и культурного стресса в усилении эффектов типов пренатального стресса, описанных выше, у женщин из числа меньшинств. Все больше данных свидетельствуют о том, что расовый стресс является одной из причин постоянно более высоких показателей НМТ, младенческой смертности и младенцев с малым для гестационного возраста, наблюдаемых у афроамериканских женщин по сравнению с белыми женщинами. 25,67 Исследователи обнаружили, что, хотя многие пренатальные формы поведения, такие как курение и гипертония во время беременности, являются факторами риска LBW как для кавказских, так и для афроамериканских женщин, подверженность стрессу иногда является прогностическим признаком LBW для афроамериканских женщин. 25 У небелых женщин более неблагоприятные исходы родов, связанные со стрессом и низкой социальной поддержкой, чем у белых женщин в целом, что также свидетельствует о том, что принадлежность к группе меньшинств может усугубить последствия дородового стресса во время беременности. 68 Эти данные подчеркивают, что концепция стресса многогранна, и на индивидуальный стресс во время беременности влияют не только сами «стрессоры», как описано выше, но также культурный, социальный и экологический контекст, в котором эти факторы стресса происходить. Очевидно, что необходима дополнительная работа, чтобы разобраться в этих сложных взаимосвязях таким образом, чтобы они могли использоваться при проведении интервенционных исследований и клинической помощи.

Текущие исследования не только продолжают изучать механизмы того, как пренатальный стресс влияет на исход беременности и развитие потомства, но также на степень и продолжительность его эффектов. Совместная работа в этой области поддерживает концепцию «программирования развития», согласно которой ранний стрессовый опыт оказывает длительное влияние на развитие и функции, которое проявляется задолго после окончания стресса. 47 Хотя адаптивное преимущество, обеспечиваемое таким программированием, все еще неясно, многочисленные исследования подтверждают, что эффекты пренатального стресса могут передаваться из поколения в поколение. Например, исследования на животных показывают, что изменения функции и чувствительности глюкокортикоидных рецепторов могут наблюдаться не только у непосредственного потомства крыс, подвергшихся экспериментальному стрессу, но также и в последующем поколении, даже в отсутствие прямого материнского стресса. 56 Исследования на людях также указывают на трансгенерационные эффекты гестационного стресса.Исследования на людях все чаще показывают, что стрессовые пренатальные события, такие как жестокое обращение с интимным партнером, бедность и отсутствие продовольственной безопасности, оказывают стойкое воздействие на стрессовую физиологию потомства, и что стресс в дородовой и ранний период детства может создать основу для длительных психологических проблем и проблем со здоровьем. 69,70 Следует особо отметить выводы о том, что эти эффекты могут сохраняться из поколения в поколение. В частности, исследования на людях показывают, что у потомства женщин во втором поколении, которые испытывают стресс во время беременности, могут быть изменения в передаче сигналов глюкокортикоидов и повышенная предрасположенность к аффективным расстройствам. 56 Значение этих открытий важно, так как они предполагают, что эффекты пренатального стресса могут не только влиять на несколько поколений, но потенциально они могут быть усилены, когда пострадавшее потомство сталкивается с дополнительным стрессом. Необходимы дополнительные лонгитюдные исследования, чтобы полностью охарактеризовать степень и значимость этих эпигенетических эффектов пренатального стресса, и в настоящее время в нескольких исследованиях одновременно и в долгосрочном плане оцениваются необходимые биологические, психологические параметры и параметры продолжительности жизни, необходимые для достижения этой цели.В этом контексте другие сосредотачиваются на разработке эффективных и действенных клинических вмешательств для уменьшения воздействия пренатального стресса на здоровье матери и развитие плода.

Декларация

Конкурирующие интересы: Нет.

Финансирование: Не применимо.

Этическое разрешение: Не применимо.

Гарант: Не применимо.

Участие: Не применимо.

Список литературы

1.Милад М.П., ​​Клок С.К., Мозес С., Чаттертон Р. Стресс и беспокойство не приводят к прерыванию беременности. Hum Reprod 1998; 13: 2296–300 [PubMed] [Google Scholar] 2. Лобель М. Концептуализация, измерение и влияние пренатального материнского стресса на исходы родов. J Behav Med 1994; 17: 225–72 [PubMed] [Google Scholar] 3. Орр СТ, Джеймс С.А., Каспер Р. Психосоциальные стрессоры и низкая масса тела при рождении: разработка анкеты. Дев Бихав Педиатр 1992; 13: 343–7 [PubMed] [Google Scholar] 4. Лобель М., Каннелла Д.Л., Грэм Дж. Э., Де Винсент С., Шнайдер Дж., Мейер Б.А.Стресс, связанный с беременностью, поведение во время беременности и исходы родов. Психология здоровья 2008; 27: 604–15 [PubMed] [Google Scholar] 5. Dong Y, Yu JL. Обзор заболеваемости, смертности и отдаленных результатов поздних преждевременных родов. World J Педиатрия 2011; 7: 199–204 [PubMed] [Google Scholar] 6. Дэвис EP, Глинн Л.М., Waffarn F, Sandman CA. Пренатальный материнский стресс программирует регуляцию детского стресса. J Детская психическая психиатрия 2011; 52: 119–29 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. Паркер VJ, Дуглас AJ.Стресс на ранних сроках беременности: нейроэндокринно-иммунные реакции и эффекты матери. Дж Репрод Иммунол 2010; 85: 86–92 [PubMed] [Google Scholar] 9. Слэттери Д.А., Нойманн ИД. Пожалуйста, без стресса! Механизмы стрессовой гипореактивности материнского мозга. J Physiol 2008; 586: 377–85 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Роджерс Л.К., Фельтен М. Воспаление матери, задержка роста и преждевременные роды: понимание сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых. Life Sci 2011; 89: 417–21 [PubMed] [Google Scholar] 11.Parcells DA. Уход за психическим здоровьем женщин: депрессия, беспокойство и стресс во время беременности. J Psychiatr Ment Health Nurs 2010; 17: 813–20 [PubMed] [Google Scholar] 12. Маркус С., Лопес Дж. Ф., МакДоно С. и др. Депрессивные симптомы во время беременности: влияние на нейроэндокринные и неонатальные исходы. Младенческое поведение Dev 2011; 34: 26–34 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Франссон Э., Ортенстранд А, Хьельмштедт А. Антенатальные депрессивные симптомы и преждевременные роды: проспективное исследование шведской национальной выборки.Рождение (Беркли, Калифорния) 2011; 38: 10–6 [PubMed] [Google Scholar] 14. de Paz NC, Sanchez SE, Huaman LE и др. Риск отслойки плаценты в связи с симптомами депрессии, тревоги и стресса у матери. J влияет на Disord 2011; 130: 280–4 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Гроте В., Вик Т., фон Крис Р. и др. Материнская послеродовая депрессия и рост ребенка: европейское когортное исследование. BMC Педиатр 2010; 10:14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Гловер В., О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Команда А.С.Антенатальная материнская тревога связана с нетипичной подвижностью ребенка. Ранний Hum Dev 2004; 79: 107–18 [PubMed] [Google Scholar] 17. О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Гловер В., Команда А.С. Материнская антенатальная тревога и поведенческие / эмоциональные проблемы у детей: проверка гипотезы программирования. J Детская психическая психиатрия 2003; 44: 1025–36 [PubMed] [Google Scholar] 18. Фигейредо Б., Коста Р. Стресс матери, настроение и эмоциональная вовлеченность ребенка: 3 месяца до и 3 месяца после родов.Arch Womens Ment Health 2009; 12: 143–53 [PubMed] [Google Scholar] 19. Дункель Шеттер C, Таннер Л. Беспокойство, депрессия и стресс во время беременности: значение для матерей, детей, исследований и практики. Curr Opin Психиатрия 2012; 25: 141–8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Грант К.А., Баутович А., МакМахон С., Рейли Н., Лидер Л., Остин депутат. Родительская забота и контроль в детстве: ассоциации с материнским перинатальным нарушением настроения и родительским стрессом. Arch Womens Ment Health 2012; 15: 297–305 [PubMed] [Google Scholar] 21.Алдер Дж., Финк Н., Урех К., Хосли И., Битцер Дж. Выявление дородовой депрессии в акушерстве. Arch Gynecol Obstet 2011; 284: 1403–9 [PubMed] [Google Scholar] 22. Осборн С.А., Полби С.Дж., Конрой С., Зунсзайн П., Парианте С.М. Большое депрессивное расстройство во время беременности связано с гиперактивностью гипоталамо-гипофизарно-надпочечникового азиса. J Psychopharmacol (Oxf) 2011; 25: A55 [Google Scholar] 23. Кармайкл С.Л., Шоу GM. Стресс и врожденные аномалии материнской жизни. Эпидемиология 2000; 11: 30–5 [PubMed] [Google Scholar] 24.Глинн Л.М., Вадхва П.Д., Дункель-Шеттер С., Чикц-Демет А., Сэндман К. Когда случается стресс, имеет значение: влияние времени землетрясения на стрессовую реакцию во время беременности. Am J Obstet Gynecol 2001; 184: 637–42 [PubMed] [Google Scholar] 25. Ливингстон, Иллинойс, Отадо Дж. А., Уоррен К. Стресс, неблагоприятные исходы беременности и афроамериканки. J Natl Med Assoc 2003; 95: 1103–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Брукнер Т.А., Каталано Р., Ахерн Дж. Потеря плода мужского пола в США после террористических атак 11 сентября 2001 года.BMC Public Health 2010; 10: 273. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Медь Р.Л., Гольденберг Р.Л., ДюБард М.Б., Дэвис Р.О. Факторы риска гибели плода у белых, чернокожих и латиноамериканок. Коллективная группа по профилактике преждевременных родов. Акушер Гинеколь 1994; 84: 490–5 [PubMed] [Google Scholar] 28. Уильямсон Х.А., ЛеФевр М., Гектор М. Связь жизненного стресса с серьезными перинатальными осложнениями. J Fam Pract 1989; 29: 489–94 [PubMed] [Google Scholar] 29. Wadhwa PD, Sandman C, Porto M, Dunkel-Schetter C, Garite TJ.Связь между пренатальным стрессом и массой тела ребенка при рождении и гестационным возрастом при рождении: проспективное исследование. Am J Obstet Gynecol 1993; 169: 858–66 [PubMed] [Google Scholar] 30. Кассонс-Рид М. Стресс и иммунитет при беременности. В: Segerstrom SC, ed. Оксфордский справочник по психонейроиммунологии. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2012: 3–17 [Google Scholar] 31. Дункель Шеттер К. Психологическая наука о беременности: стрессовые процессы, биопсихосоциальные модели и новые исследовательские проблемы.Анну Рев Психол 2011; 62: 531–58 [PubMed] [Google Scholar] 32. Дэвис EP, Sandman CA. Пренатальные психобиологические предикторы риска тревоги у детей младшего возраста. Психонейроэндокринология 2012; 37: 1224–33 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 33. Поле Т. Влияние пренатальной депрессии на раннее развитие: обзор. Младенческое поведение Dev 2011; 34: 1–14 [PubMed] [Google Scholar] 34. Крамер MR, Hogue CR. Что вызывает расовые различия в очень преждевременных родах? Биосоциальная перспектива. Epidemiol Rev 2009; 31: 84–98 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35.Глинн Л.М., Дункель Шеттер С., Хобель С.Дж., Сандман, Калифорния. Характер воспринимаемого стресса и беспокойства во время беременности предсказывает преждевременные роды. Психология здоровья 2008; 27: 43–51 [PubMed] [Google Scholar] 36. Wadhwa PD, Entringer S, Buss C, Lu MC. Вклад материнского стресса в преждевременные роды: проблемы и соображения. Клин перинатол 2011; 38: 351–84 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Пирс Б.Д., Гроув Дж., Бонни Э.А. и др. Взаимосвязь цитокинов, гормонов гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и психосоциальных переменных в прогнозировании преждевременных родов.Гинекол Обстет Инвест 2010; 70: 40–6 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Дженнаро С., Федер В.П., Канаан А. и др. Иммунные ответы у матерей доношенных и недоношенных детей с очень низкой массой тела при рождении. Клин Диаг Лаб Иммунол 1997; 4: 565–71 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Крамер М.С., Кан С.Р., Платт Р.В. и др. Цитокины плазмы матери и СРБ в середине триместра беременности как предикторы спонтанных преждевременных родов. Цитокин 2010; 49: 10–4 [PubMed] [Google Scholar] 40. Coussons-Read ME, Okun ML, Schmitt MP, Giese S.Пренатальный стресс изменяет уровни цитокинов таким образом, что может поставить под угрозу беременность человека. Психосом Мед 2005; 67: 625–31 [PubMed] [Google Scholar] 41. Coussons-Read ME, Okun ML, Nettles CD. Психосоциальный стресс увеличивает воспалительные маркеры и изменяет выработку цитокинов во время беременности. Иммунное поведение мозга 2007; 21: 343–50 [PubMed] [Google Scholar] 42. Coussons-Read M, Lobel M, Carey JC и др. Возникновение преждевременных родов связано со специфическим для беременности дистрессом и повышенными маркерами воспаления на протяжении всей беременности.Иммунное поведение мозга 2012; 26: 650–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Дункель-Шеттер С, Глинн Л. Стресс во время беременности: эмпирические данные и теоретические вопросы для руководства междисциплинарными исследователями. В: Contrada R, Baum A, ред. Справочник по науке о стрессе. Нью-Йорк: Springer, 2011: 321–43 [Google Scholar] 44. Диего М.А., Джонс Н.А., Филд Т. и др. Психологический стресс матери, пренатальный кортизол и вес плода. Психосом Мед 2006; 68: 747–53 [PubMed] [Google Scholar] 45. Schneider S, Freerksen N, Maul H, Roehrig S, Fischer B, Hoeft B.Группы риска и осложнения преэклампсии у матери и новорожденного — текущие результаты Национального регистра перинатального качества Германии. J Perinat Med 2011; 39: 257–65 [PubMed] [Google Scholar] 46. Сарджент И.Л., Боржиховски А.М., Редман CWG. Иммунорегуляция при нормальной беременности и преэклампсии: обзор. Репродукция Биомед онлайн 2006; 13: 680–6 [PubMed] [Google Scholar] 47. Мини MJ, Szyf M, Seckl JR. Эпигенетические механизмы перинатального программирования гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции и здоровья.Тенденции Мол Мед 2007; 13: 269–77 [PubMed] [Google Scholar] 48. Кэмерон Н.М., Рыба EW, Мини MJ. Материнское влияние на половое поведение и репродуктивный успех самки крысы. Horm Behav 2008; 54: 178–84 [PubMed] [Google Scholar] 49. Лапланте Д.П., Брюне А., Шмитц Н., Чампи А., Кинг С. Проект «Ледяной шторм»: пренатальный материнский стресс влияет на когнитивные и языковые функции 51/2-летних детей. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 2008; 47: 1063–72 [PubMed] [Google Scholar] 50. Король С., Манчини-Мари А., Брюнет А., Уокер Е., Мини MJ, Лапланте Д.П.Пренатальный стресс матери в результате стихийного бедствия предсказывает дерматоглифическую асимметрию у людей. Дев Психопатол 2009; 21: 343–53 [PubMed] [Google Scholar] 51. Грант К.А., МакМахон К., член парламента в Остине, Рейли Н., лидер Л., Али С. Пренатальная тревога матери, послеродовой уход и реакция кортизола у младенцев на процедуру неподвижного лица. Дев Психобиол 2009; 51: 625–37 [PubMed] [Google Scholar] 52. Гуннар М.Р., Портер Флорида, Вольф С.М., Ригатузо Дж., Ларсон М.С. Реактивность неонатального стресса: прогнозы на более поздний эмоциональный темперамент.Детский разработчик 1995; 66: 1–13 [PubMed] [Google Scholar] 53. Филд Т., Диего М., Эрнандес-Рейф М. и др. Коморбидные эффекты депрессии и тревоги на беременность и исход новорожденного. Младенческое поведение Dev 2010; 33: 23–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Сволин-Эйде Д., Нильссон К., Холманг А., Олссон К. Пренатальное воздействие IL-1beta приводит к нарушению роста скелета у потомства взрослых крыс. Педиатр Рес 2004; 55: 598–603 [PubMed] [Google Scholar] 55. Ромо А., Карселлер Р., Тобахас Дж. Задержка внутриутробного развития (ЗВУР): эпидемиология и этиология.Педиатр Эндокринол Рев 2009; 6 (Дополнение 3): 332–6. [PubMed] [Google Scholar] 56. Харрис А., Секл Дж. Глюкокортикоиды, пренатальный стресс и программирование болезни. Horm Behav 2011; 59: 279–89 [PubMed] [Google Scholar] 57. Цзя Н, Ян К., Сун Кью и др. Пренатальный стресс вызывает дендритную атрофию пирамидных нейронов в области СА3 гиппокампа глутаматом у крыс-потомков. Дев Нейробиол 2010; 70: 114–25 [PubMed] [Google Scholar] 58. Фукумото К., Морита Т., Маянаги Т. и др. Вредные эффекты глюкокортикоидов на миграцию нейронов во время развития мозга.Мол Психиатрия 2009; 14: 1119–31 [PubMed] [Google Scholar] 59. Шульц К.М., Пирсон Дж. Н., Нили Э. У. и др. Материнский стресс во время беременности вызывает специфические для пола изменения в памяти потомства, социальных взаимодействиях, показателях тревожности и массе тела. Физиологическое поведение 2011; 104: 340–7 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 60. Kjaer SL, Wegener G, Rosenberg R, Lund SP, Hougaard KS. Взаимодействие дородового и взрослого стресса — поведенческие последствия. Brain Res 2010; 1320: 106–13 [PubMed] [Google Scholar] 61.Басс С., Дэвис Е.П., Шахбаба Б., Прюсснер Дж.С., Глава К., Сандман, Калифорния. Материнский кортизол во время беременности и последующие объемы миндалины и гиппокампа ребенка и аффективные проблемы. Proc Natl Acad Sci 2012; 109: E1312 – E9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 62. Coe CL, Lubach GR. Пренатальное влияние на нейроиммунные установки в младенчестве. Ann N Y Acad Sci 2000; 917: 468–77 [PubMed] [Google Scholar] 63. Руис Р.Дж., Avant KC. Влияние материнского пренатального стресса на младенческие исходы: синтез литературы.Adv Nurs Sci 2005; 28: 345–55 [PubMed] [Google Scholar] 64. Коу CL. Все дороги ведут в психонейроиммунологию. В: Suls JM, Davidson KW, Kaplan RM, eds. Справочник по психологии здоровья и поведенческой медицине. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press, 2010: 182–99 [Google Scholar] 65. Entringer S, Kumsta R, Nelson EL, Hellhammer DH, Wadhwa PD, Wust S. Влияние пренатального психосоциального стресса на продукцию цитокинов у взрослых женщин. Дев Психобиол 2008; 50: 579–87 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 66.Баккер Дж. М., Шмидт Э. Д., Крус Х. и др. Влияние краткосрочного лечения дексаметазоном во время беременности на развитие иммунной системы и гипоталамо-гипофизарной системы надпочечников у крыс. J Нейроиммунол 1995; 63: 183–91 [PubMed] [Google Scholar] 67. Гискомб К.Л., Лобель М. Объяснение непропорционально высоких показателей неблагоприятных исходов родов среди афроамериканцев: влияние стресса, расизма и связанных с ними факторов на беременность. Psychol Bull 2005; 131: 662–83 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 68.Макки, доктор медицины, Каннингем М., Янковски К.Р., Заяс Л. Связанный со здоровьем функциональный статус во время беременности: связь с депрессией и социальной поддержкой в ​​многоэтнической популяции. Акушер Гинеколь 2001; 97: 988–93 [PubMed] [Google Scholar] 69. Блумфилд FH. Эпигенетические модификации могут играть роль в последствиях для развития ранних жизненных событий. J Neurodev Disord 2011; 3: 348–55 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 70. Миллер Г.Е., Чен Э, Паркер К.Дж. Психологический стресс в детстве и подверженность хроническим заболеваниям старения: движение к модели поведенческих и биологических механизмов.Psychol Bull 2011; 137: 959–97 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Влияние пренатального стресса на беременность и развитие человека: механизмы и пути

Obstet Med. 2013 июн; 6 (2): 52–57.

Mary E Coussons-Read

Университет Колорадо, Коларадо-Спрингс и Школа общественного здравоохранения Колорадо, 1420 Austin Bluffs Parkway, Colorado Springs, CO 80918, США

Университет Колорадо, Коларадо-Спрингс и Школа Колорадо Public Health, 1420 Austin Bluffs Parkway, Colorado Springs, CO 80918, USA

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Растущее количество исследований показывает, что пренатальный стресс может оказывать значительное влияние на беременность, здоровье матери и человеческое развитие на протяжении всей жизни. Эти эффекты могут происходить непосредственно через влияние физиологических изменений, связанных с пренатальным стрессом, на развивающийся плод или косвенно через влияние пренатального стресса на здоровье матери и исход беременности, что, в свою очередь, влияет на здоровье и развитие ребенка. Исследования на животных и людях показывают, что активация материнской реакции на стресс и связанные с этим изменения эндокринной и воспалительной активности играют роль в этиологии этих эффектов.Текущие исследования сосредоточены на выяснении этих механизмов, понимании роли расовых и культурных факторов в этих эффектах и ​​изучении эпигенетических и трансгенеративных влияний пренатального стресса.

Ключевые слова: беременность, стресс, воспаление, развитие

Введение

Очевидно, что психосоциальные, культурные и экологические стрессоры, испытываемые во время беременности, могут быть пагубными для беременности и здоровья матери и плода, и недавние исследования показывают, что пренатальный стресс могут иметь последствия, которые охватят поколения.Пренатальный стресс может варьироваться от тяжелого (например, травма) до умеренного (например, изменения жизненных событий) до легкого (например, ежедневные неприятности), и хотя некоторые ранние исследования показали минимальное влияние стресса на беременность, 1 большинство исследований на людях показывают, что легкий, умеренный и тяжелый стресс может иметь негативное влияние на исход беременности, а также на поведенческое и физиологическое развитие потомства. 2 Несколько концептуальных представлений о «пренатальном стрессе» очевидны в человеческой литературе, что отражает разнообразие факторов стресса, которые могут возникнуть во время беременности.Понятие психосоциального стрессора включает изменения, например, в личной жизни, статусе работы, жилищных условиях, домашнем насилии и составе семьи, которые требуют адаптивного поведения со стороны пострадавшего человека. 3 В то время как «психосоциальный стресс» относится к стрессовым ситуациям, которые происходят независимо от того, беременна ли женщина или нет (ежедневные неприятности, финансовое или семейное напряжение, социальный стресс), «специфические для беременности» дистресс и тревога относятся к беспокойству о вещах, которые непосредственно связаны с самой беременностью, например, опасения по поводу результатов пренатальных обследований, опасения по поводу здоровья и развития ребенка, а также неуверенность в отношении жизненных изменений, которые произойдут с материнством. 4 Исследования показывают, что как психосоциальный стресс, так и стрессы, связанные с беременностью, могут оказывать заметное влияние на беременность и развитие человека.

В ходе исследований на людях и животных накапливаются данные о том, что воздействие пренатального стресса может влиять на здоровье, развитие и долгосрочное функционирование потомства как прямым, так и косвенным путем (). Пренатальный стресс может косвенно влиять на здоровье и развитие младенца, увеличивая риск возникновения неблагоприятных исходов родов, которые, в свою очередь, связаны со значительными последствиями для развития и здоровья. 5 Кроме того, стресс может оказывать косвенное влияние на развитие ребенка, например, предрасполагая матерей к перинатальной депрессии, что может отрицательно сказаться на взаимодействии матери с ее младенцем и / или повлиять на качество послеродового ухода. . Пренатальный стресс также может иметь прямое влияние на здоровье ребенка, изменяя ход нейробиологического развития плода. Исследования показывают, например, что воздействие глюкокортикоидов в утробе матери либо в результате материнского стресса, либо экзогенного введения может повлиять на развитие стрессовой реакции у плода, что может иметь долгосрочные последствия для поведения и физиологии. 6 Как прямые, так и косвенные эффекты пренатального стресса могут иметь длительные последствия как для развития, так и для функционирования потомства на протяжении всей жизни. Этот обзор посвящен психонейроиммунологическим исследованиям влияния пренатального стресса на беременность человека, развитие младенца и развитие потомства на протяжении всей жизни. Начиная с введения о влиянии пренатального стресса на физиологию и здоровье матери, в контексте исследований на животных и людях, направленных на определение механизмов этих эффектов, представлены доказательства как прямого, так и косвенного воздействия гестации на беременность и развитие.

Схема прямых и косвенных путей, посредством которых пренатальный стресс может повлиять на здоровье и развитие потомства человека

Ответы матери на пренатальный стресс

Во время беременности эндокринная, нервная и иммунная системы матери приспосабливаются к успеху беременности (), и Было высказано предположение, что пренатальный стресс влияет на беременность, нарушая эти процессы. Среди физиологических изменений, которые происходят у беременных женщин, — тенденция к снижению чувствительности к стрессу гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (HPA) оси и сдвиг в иммунной системе в пользу противовоспалительного профиля. 7 Примечательно, однако, что исследования показывают, что материнский стресс и воспалительные реакции, хотя и подавляются во время беременности, остаются неизменными; как стресс, так и инфекция могут сильно активировать стрессовую реакцию HPA и увеличить выработку кортикотропин-рилизинг-гормона (CRH), а также стимулировать выработку воспалительных цитокинов во время беременности. 7,8 Это важная информация, поскольку она подтверждает, что, хотя стресс и воспалительные реакции матери изменяются во время беременности, 9 они стимулируются стрессом и могут иметь достаточную величину, чтобы иметь возможность модулировать другие аспекты материнского здоровья и развития плода.Как описано ниже, повышенная ось материнской HPA и / или воспалительная активность могут влиять на развитие HPA плода и аспекты материнской физиологии, связанные с беременностью и родами, и могут создавать основу для длительных эффектов стресса по всей траектории развития. Активация HPA и воспалительных реакций во время беременности может повлиять на здоровье матери во время и после беременности. Стрессовые матери более восприимчивы к инфекциям и болезням во время беременности в результате подавляющего воздействия стресса на способность иммунной системы реагировать на вызов. 10 Заболевания матери во время беременности могут повлиять на беременность не только из-за повышенной воспалительной активности, но и из-за поведенческих изменений, таких как плохое питание, снижение физической активности и нарушения сна, которые могут сопровождать период болезни.

Схема того, как иммунная и эндокринная регуляция матери может поддерживать здоровую беременность. HPA, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковый; CRH, кортикотропин-рилизинг-гормон

Дородовые расстройства настроения являются обычным явлением и связаны с неблагоприятными исходами беременности, хотя взаимосвязь между стрессом и пренатальным настроением матери все еще исследуется.От 8% до 13% женщин получают диагноз тревожного или депрессивного расстройства во время беременности, и еще большему числу женщин этот диагноз ставится уже при беременности. 11 Даже у женщин с субклиническими симптомами депрессии и беспокойства во время беременности, которые не приводят к постановке диагноза, чаще возникают неблагоприятные исходы, такие как ограничение роста плода и преждевременные роды (ПТБ). 12–14 Хотя большинство исследований перинатальных расстройств настроения сосредоточено на послеродовой депрессии, 50% случаев «послеродовой депрессии» начинаются внутриутробно, а более 30% случаев антенатальной депрессии распространяются на послеродовой период. 15 Материнская депрессия и тревога во время беременности были связаны с эмоциональными и неврологическими изменениями в потомстве человека. 16,17 Воздействие стресса и медиаторов воспаления также вовлечено в этиологию депрессии; Исследования показывают, что перинатальные расстройства настроения чаще встречаются у женщин, которые сообщают о высоком уровне стресса, связанного с жизненными событиями, во время беременности. 18,19 Это важный вывод, поскольку расстройства настроения матери были надежно связаны с плохим послеродовым уходом, включая сокращение продолжительности грудного вскармливания, нарушение взаимодействия между матерью и младенцем и задержку в поведенческом развитии младенца. 20,21 Интересно, что депрессия во время беременности связана с повышенной активностью HPA, хотя взаимосвязь между воспалительными маркерами и антенатальными расстройствами настроения все еще изучается. 22 Текущая работа сосредоточена на изучении взаимосвязи и возможного синергизма между стрессом, воспалительными маркерами, осью HPA и материнскими расстройствами настроения во время беременности и тем, как эти отношения влияют на рождение и развитие ребенка.

Влияние стресса на беременность и роды

Пренатальный стресс может косвенно влиять на развитие и здоровье ребенка, увеличивая частоту неблагоприятных исходов беременности, которые сами по себе являются предикторами серьезных и постоянных проблем для пострадавшего потомства ().Сильный стресс, по-видимому, оказывает наибольшее влияние на исход родов, когда он происходит на ранних сроках беременности. Например, Кармайкл и Шоу 23 отметили, что сильный стресс, связанный с зачатием (например, смерть любимого человека, развод), привел к повышенному риску рождения ребенка с конотрункальными пороками сердца, дефектами нервной трубки или изолированной заячьей губой. et al. 24 обнаружили, что землетрясение оказало большее негативное влияние на сокращение срока беременности, если оно произошло на ранних сроках беременности.Точно так же смерть близкого человека или террористическая атака увеличивают частоту неблагоприятных исходов, включая потерю беременности, если они произошли на ранних сроках беременности. 25,26

Краткое описание осложнений беременности и родов, связанных с пренатальным стрессом

Менее тяжелые виды стресса (воспринимаемый стресс, специфический для беременности дистресс и тревога), по-видимому, оказывают более выраженное влияние на повышение риска родов с низким уровнем риска. масса тела при рождении (LBW) младенца, а также PTB, 27–29 и несколько исследований указали даже на умеренный гестационный стресс в этиологии PTB и LBW. 30,31 Возникновение PTB и LBW, независимо от первопричины, может привести к стойким нарушениям в поведенческом и физиологическом развитии и функциях младенца. Потомство PTB и LBW чаще страдает астмой и аллергией, а также может иметь более тяжелые состояния здоровья, требующие постоянного лечения в детстве, а иногда и во взрослом возрасте, включая повышенную предрасположенность к аффективным расстройствам. 32,33 В то время как некоторые исследования показывают, что психосоциальный стресс, описанный выше, связан с увеличением числа случаев PTB и LBW, все больше исследований показывают, что на исход беременности влияют стрессоры, которые конкретно связаны с опытом беременности.Например, стресс и тревога, связанные с беременностью, увеличивают риск развития ПТБ и сокращения срока гестации при рождении. 4,34 И общий стресс, и стресс, связанный с беременностью, связаны с более высокой частотой ПТБ, НМТ и незапланированного кесарева сечения. 4,35 Результаты этих исследований важны: 70% младенческих перинатальных смертей в США связаны с низкой массой тела, частичным туберкулезом и задержкой внутриутробного развития плода. Младенцы, пережившие перинатальный период, подвергаются большему риску задержки физического развития и развития в более поздние годы. 5

Исследования показывают, что пренатальный стресс увеличивает риск неблагоприятных исходов беременности, нарушая адаптацию материнской иммунной, эндокринной и нервной систем, которые поддерживают здоровую беременность. 30,36 Пренатальный стресс, по-видимому, стимулирует активность материнской эндокринной и иммунной систем, что, в свою очередь, увеличивает вероятность ПТБ, LBW и сокращения гестационного возраста при рождении (рождение на сроке от 37 до 40 недель). 30,37 С этим предположением согласуется открытие, что женщины, перенесшие преждевременные роды, имеют повышенные уровни воспалительных цитокинов по сравнению с женщинами, которые родили нормально, а лимфоциты женщин, родивших преждевременно, производят больше воспалительных цитокинов в культуре. 38,39 Кроме того, психосоциальный стресс и стресс, связанный с беременностью, связаны с повышенными уровнями воспалительных цитокинов (интерлейкин-6 и фактор некроза опухоли-α) в сыворотке крови при беременности 40,41 и стимулированных лимфоцитов у женщин с умеренной степенью тяжести. или высокие уровни стресса на поздних сроках беременности производят больше воспалительных цитокинов (интерлейкин-6 и интерлейкин-1), чем клетки у женщин с низким уровнем стресса. 41 Кроме того, недавняя работа нашей лаборатории показывает, что влияние стресса, испытанного на ранних сроках беременности, на снижение гестационного возраста при рождении опосредовано повышением сывороточных уровней фактора некроза опухоли-α, и, аналогично, эффекты беременности: специфические проблемы, связанные с сокращением гестационного возраста при рождении, опосредуются уровнями интерлейкина-6 во время беременности. 42

Работа в других лабораториях демонстрирует роль материнской активности оси HPA в эффектах стресса на PTB и LBW. Повышение уровня CRH и кортизола на ранних сроках беременности, связанное со стрессом и тревогой, связано с повышенным риском ПТБ. 35,43 В этом контексте несколько исследований связали связанные со стрессом изменения в активности оси HPA у матери и плода и реакции на стресс с более короткой гестационной продолжительностью, более высокой вероятностью преждевременных родов и родоразрешения, а также с низкой массой тела.Женщины, которые сталкиваются с психосоциальным стрессом во время беременности, имеют более высокие уровни CRH и кортизола, чем беременные женщины без стресса 36 , а у женщин, родивших преждевременно, уровень кортизола и CRH в плазме до начала родов значительно выше, чем у женщин, которые рожают нормально. 37 Другие исследования показали, что женщины, которые испытывают стресс и имеют повышенный уровень гормонов, связанных со стрессом, с большей вероятностью рожают детей с низкой массой тела. 44 Стресс и активация оси HPA также вовлечены в развитие других осложнений во время беременности, таких как преэклампсия и гестационный диабет. 45,46

Влияние пренатального стресса на продолжительность жизни

Растущее количество работ показывает, что пренатальный стресс может оказывать стойкое влияние на поведенческое, физиологическое и иммунологическое функционирование на протяжении всей жизни и может даже проявляться из поколения в поколение (). Исследования на животных показывают, что взрослое потомство самок крыс, подвергшихся стрессу, демонстрирует нарушенное репродуктивное и ухаживающее поведение, демонстрируя стойкие нейроповеденческие эффекты материнского пренатального стресса. 47,48 Исследования на людях также показывают стойкое влияние гестационного стресса на развитие и поведение.Например, когнитивные способности в возрасте 5 с половиной лет были нарушены у детей, матери которых пережили во время беременности стресс, вызванный катастрофической ледяной бурей. 49 Эта группа исследователей также обнаружила, что факторы риска шизофрении чаще встречаются у потомков матерей, перенесших ураган во время беременности. 50 Пренатальный стресс также увеличивает стресс-реактивность у младенцев, 51 , что особенно важно с учетом других исследований, показывающих, что ранняя стресс-реактивность связана с эмоциональным темпераментом в более позднем возрасте. 52 Многие из этих эффектов можно охарактеризовать как прямые эффекты стресса на поведенческое и когнитивное развитие, поскольку они могут возникать независимо от возникновения PTB и / или LBW. Например, младенцев от несложных стрессовых беременностей труднее успокоить, и они были охарактеризованы как более темпераментные, чем младенцы от беременностей, матери которых не сообщали о значительном стрессе. 53 Стресс во время беременности связан с более медленным когнитивным развитием даже в отсутствие PTB или LBW, а также с более медленным ростом и развитием ребенка у животных и людей. 54,55 Воздействие гормонов стресса на развивающийся плод и связанные с этим изменения в нейробиологическом развитии частично ответственны за эти эффекты. 56 Пренатальный стресс вызывает высвобождение глюкокортикоидов в организме матери, которые попадают в кровообращение плода и получают доступ к развивающейся нервной системе. 47 Нейроны в развивающемся гиппокампе экспрессируют большое количество глюкокортикоидных рецепторов и, по-видимому, особенно чувствительны к воздействию стресса как у младенцев, так и у взрослых животных. 57 Нарушения когнитивных функций и памяти, наблюдаемые у детей после стрессовых беременностей, могут быть связаны с нарушениями развития гиппокампа, связанными со стрессом. 57 Предполагается, что повышение уровня гормонов стресса у плода, вызванное материнским стрессом, изменяет развитие гиппокампа за счет связывания с этими рецепторами и либо оказывает нейротоксический эффект, либо нарушает развитие другими способами, такими как уменьшение ветвления дендритов. 57,58 Исследования на животных показывают, что на развитие мозга, в частности системы гиппокампа, которая активно участвует в обучении и памяти, отрицательно сказываются пренатальный стресс и гормоны стресса во время беременности, оказывая длительное воздействие на обучение и память. 59 Другие исследования на животных показывают, что пренатальный стресс влияет не только на развитие мозга, но и на возникновение тревожного поведения и акустических реакций испуга, создавая эффекты, которые сохраняются в течение всей взрослой жизни. 60 Аналогичным образом, исследования на людях показывают, что стрессовое воздействие материнского кортизола вызывает стойкие изменения в морфологии миндалины и гиппокампа у младенцев и связано с последующими аффективными симптомами у детей и молодых людей. 61

Резюме влияния продолжительности жизни на здоровье и развитие человека, связанное с пренатальным стрессом

Исследования на животных и людях также демонстрируют, что у младенцев во время стрессовой беременности снижена иммунная функция и они с большей вероятностью заболеют детскими болезнями. 62,63 Например, исследования приматов, не относящихся к человеку, показывают, что у обезьян, матери которых подвергались хроническому стрессу во время беременности, была более низкая пролиферация иммунных клеток в ответ на вызов по сравнению с потомством, не подвергавшимся стрессу, что предполагает длительное снижение способности иммунная система, чтобы адекватно отреагировать при необходимости. 64 Исследования на людях, хотя и не такие многочисленные, предполагают ту же закономерность, показывая стойкие и функционально значимые изменения иммунной функции у потомков матерей, подвергшихся стрессу.В частности, гестационный стресс связан с учащением аллергии и астмы в детстве, а также со снижением реакции на инфекцию и снижением иммунитета при рождении. 63 Эти эффекты могут сохраняться и во взрослой жизни, как показано в работе Entringer et al. 65 показывает, что лимфоциты взрослых женщин, матери которых пережили серьезное негативное событие во время беременности, демонстрируют измененную продукцию цитокинов при заражении in vitro .Воздействие гормонов стресса в пренатальной среде также может иметь длительное влияние на функцию иммунной системы, что свидетельствует о совместной регуляции эндокринной и иммунной систем (). Доказательством этого служат исследования, показывающие, что пренатальное введение дексаметазона снижает количество клеток в тимусе и селезенке, изменяя раннюю иммунную функцию. Такое воздействие также изменяет развивающуюся ось HPA, что предрасполагает крыс к гиперчувствительности к стрессу в более позднем возрасте. 63,66

Перспективы будущего

Постоянной проблемой для исследователей является понимание роли расового и культурного стресса в усилении эффектов типов пренатального стресса, описанных выше, у женщин из числа меньшинств. Все больше данных свидетельствуют о том, что расовый стресс является одной из причин постоянно более высоких показателей НМТ, младенческой смертности и младенцев с малым для гестационного возраста, наблюдаемых у афроамериканских женщин по сравнению с белыми женщинами. 25,67 Исследователи обнаружили, что, хотя многие пренатальные формы поведения, такие как курение и гипертония во время беременности, являются факторами риска LBW как для кавказских, так и для афроамериканских женщин, подверженность стрессу иногда является прогностическим признаком LBW для афроамериканских женщин. 25 У небелых женщин более неблагоприятные исходы родов, связанные со стрессом и низкой социальной поддержкой, чем у белых женщин в целом, что также свидетельствует о том, что принадлежность к группе меньшинств может усугубить последствия дородового стресса во время беременности. 68 Эти данные подчеркивают, что концепция стресса многогранна, и на индивидуальный стресс во время беременности влияют не только сами «стрессоры», как описано выше, но также культурный, социальный и экологический контекст, в котором эти факторы стресса происходить.Очевидно, что необходима дополнительная работа, чтобы разобраться в этих сложных взаимосвязях таким образом, чтобы они могли использоваться при проведении интервенционных исследований и клинической помощи.

Текущие исследования не только продолжают изучать механизмы того, как пренатальный стресс влияет на исход беременности и развитие потомства, но также на степень и продолжительность его эффектов. Совместная работа в этой области поддерживает концепцию «программирования развития», согласно которой ранний стрессовый опыт оказывает длительное влияние на развитие и функции, которое проявляется задолго после окончания стресса. 47 Хотя адаптивное преимущество, обеспечиваемое таким программированием, все еще неясно, многочисленные исследования подтверждают, что эффекты пренатального стресса могут передаваться из поколения в поколение. Например, исследования на животных показывают, что изменения функции и чувствительности глюкокортикоидных рецепторов могут наблюдаться не только у непосредственного потомства крыс, подвергшихся экспериментальному стрессу, но также и в последующем поколении, даже в отсутствие прямого материнского стресса. 56 Исследования на людях также указывают на трансгенерационные эффекты гестационного стресса.Исследования на людях все чаще показывают, что стрессовые пренатальные события, такие как жестокое обращение с интимным партнером, бедность и отсутствие продовольственной безопасности, оказывают стойкое воздействие на стрессовую физиологию потомства, и что стресс в дородовой и ранний период детства может создать основу для длительных психологических проблем и проблем со здоровьем. 69,70 Следует особо отметить выводы о том, что эти эффекты могут сохраняться из поколения в поколение. В частности, исследования на людях показывают, что у потомства женщин во втором поколении, которые испытывают стресс во время беременности, могут быть изменения в передаче сигналов глюкокортикоидов и повышенная предрасположенность к аффективным расстройствам. 56 Значение этих открытий важно, так как они предполагают, что эффекты пренатального стресса могут не только влиять на несколько поколений, но потенциально они могут быть усилены, когда пострадавшее потомство сталкивается с дополнительным стрессом. Необходимы дополнительные лонгитюдные исследования, чтобы полностью охарактеризовать степень и значимость этих эпигенетических эффектов пренатального стресса, и в настоящее время в нескольких исследованиях одновременно и в долгосрочном плане оцениваются необходимые биологические, психологические параметры и параметры продолжительности жизни, необходимые для достижения этой цели.В этом контексте другие сосредотачиваются на разработке эффективных и действенных клинических вмешательств для уменьшения воздействия пренатального стресса на здоровье матери и развитие плода.

Декларация

Конкурирующие интересы: Нет.

Финансирование: Не применимо.

Этическое разрешение: Не применимо.

Гарант: Не применимо.

Участие: Не применимо.

Список литературы

1.Милад М.П., ​​Клок С.К., Мозес С., Чаттертон Р. Стресс и беспокойство не приводят к прерыванию беременности. Hum Reprod 1998; 13: 2296–300 [PubMed] [Google Scholar] 2. Лобель М. Концептуализация, измерение и влияние пренатального материнского стресса на исходы родов. J Behav Med 1994; 17: 225–72 [PubMed] [Google Scholar] 3. Орр СТ, Джеймс С.А., Каспер Р. Психосоциальные стрессоры и низкая масса тела при рождении: разработка анкеты. Дев Бихав Педиатр 1992; 13: 343–7 [PubMed] [Google Scholar] 4. Лобель М., Каннелла Д.Л., Грэм Дж. Э., Де Винсент С., Шнайдер Дж., Мейер Б.А.Стресс, связанный с беременностью, поведение во время беременности и исходы родов. Психология здоровья 2008; 27: 604–15 [PubMed] [Google Scholar] 5. Dong Y, Yu JL. Обзор заболеваемости, смертности и отдаленных результатов поздних преждевременных родов. World J Педиатрия 2011; 7: 199–204 [PubMed] [Google Scholar] 6. Дэвис EP, Глинн Л.М., Waffarn F, Sandman CA. Пренатальный материнский стресс программирует регуляцию детского стресса. J Детская психическая психиатрия 2011; 52: 119–29 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. Паркер VJ, Дуглас AJ.Стресс на ранних сроках беременности: нейроэндокринно-иммунные реакции и эффекты матери. Дж Репрод Иммунол 2010; 85: 86–92 [PubMed] [Google Scholar] 9. Слэттери Д.А., Нойманн ИД. Пожалуйста, без стресса! Механизмы стрессовой гипореактивности материнского мозга. J Physiol 2008; 586: 377–85 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Роджерс Л.К., Фельтен М. Воспаление матери, задержка роста и преждевременные роды: понимание сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых. Life Sci 2011; 89: 417–21 [PubMed] [Google Scholar] 11.Parcells DA. Уход за психическим здоровьем женщин: депрессия, беспокойство и стресс во время беременности. J Psychiatr Ment Health Nurs 2010; 17: 813–20 [PubMed] [Google Scholar] 12. Маркус С., Лопес Дж. Ф., МакДоно С. и др. Депрессивные симптомы во время беременности: влияние на нейроэндокринные и неонатальные исходы. Младенческое поведение Dev 2011; 34: 26–34 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Франссон Э., Ортенстранд А, Хьельмштедт А. Антенатальные депрессивные симптомы и преждевременные роды: проспективное исследование шведской национальной выборки.Рождение (Беркли, Калифорния) 2011; 38: 10–6 [PubMed] [Google Scholar] 14. de Paz NC, Sanchez SE, Huaman LE и др. Риск отслойки плаценты в связи с симптомами депрессии, тревоги и стресса у матери. J влияет на Disord 2011; 130: 280–4 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Гроте В., Вик Т., фон Крис Р. и др. Материнская послеродовая депрессия и рост ребенка: европейское когортное исследование. BMC Педиатр 2010; 10:14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Гловер В., О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Команда А.С.Антенатальная материнская тревога связана с нетипичной подвижностью ребенка. Ранний Hum Dev 2004; 79: 107–18 [PubMed] [Google Scholar] 17. О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Гловер В., Команда А.С. Материнская антенатальная тревога и поведенческие / эмоциональные проблемы у детей: проверка гипотезы программирования. J Детская психическая психиатрия 2003; 44: 1025–36 [PubMed] [Google Scholar] 18. Фигейредо Б., Коста Р. Стресс матери, настроение и эмоциональная вовлеченность ребенка: 3 месяца до и 3 месяца после родов.Arch Womens Ment Health 2009; 12: 143–53 [PubMed] [Google Scholar] 19. Дункель Шеттер C, Таннер Л. Беспокойство, депрессия и стресс во время беременности: значение для матерей, детей, исследований и практики. Curr Opin Психиатрия 2012; 25: 141–8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Грант К.А., Баутович А., МакМахон С., Рейли Н., Лидер Л., Остин депутат. Родительская забота и контроль в детстве: ассоциации с материнским перинатальным нарушением настроения и родительским стрессом. Arch Womens Ment Health 2012; 15: 297–305 [PubMed] [Google Scholar] 21.Алдер Дж., Финк Н., Урех К., Хосли И., Битцер Дж. Выявление дородовой депрессии в акушерстве. Arch Gynecol Obstet 2011; 284: 1403–9 [PubMed] [Google Scholar] 22. Осборн С.А., Полби С.Дж., Конрой С., Зунсзайн П., Парианте С.М. Большое депрессивное расстройство во время беременности связано с гиперактивностью гипоталамо-гипофизарно-надпочечникового азиса. J Psychopharmacol (Oxf) 2011; 25: A55 [Google Scholar] 23. Кармайкл С.Л., Шоу GM. Стресс и врожденные аномалии материнской жизни. Эпидемиология 2000; 11: 30–5 [PubMed] [Google Scholar] 24.Глинн Л.М., Вадхва П.Д., Дункель-Шеттер С., Чикц-Демет А., Сэндман К. Когда случается стресс, имеет значение: влияние времени землетрясения на стрессовую реакцию во время беременности. Am J Obstet Gynecol 2001; 184: 637–42 [PubMed] [Google Scholar] 25. Ливингстон, Иллинойс, Отадо Дж. А., Уоррен К. Стресс, неблагоприятные исходы беременности и афроамериканки. J Natl Med Assoc 2003; 95: 1103–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Брукнер Т.А., Каталано Р., Ахерн Дж. Потеря плода мужского пола в США после террористических атак 11 сентября 2001 года.BMC Public Health 2010; 10: 273. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Медь Р.Л., Гольденберг Р.Л., ДюБард М.Б., Дэвис Р.О. Факторы риска гибели плода у белых, чернокожих и латиноамериканок. Коллективная группа по профилактике преждевременных родов. Акушер Гинеколь 1994; 84: 490–5 [PubMed] [Google Scholar] 28. Уильямсон Х.А., ЛеФевр М., Гектор М. Связь жизненного стресса с серьезными перинатальными осложнениями. J Fam Pract 1989; 29: 489–94 [PubMed] [Google Scholar] 29. Wadhwa PD, Sandman C, Porto M, Dunkel-Schetter C, Garite TJ.Связь между пренатальным стрессом и массой тела ребенка при рождении и гестационным возрастом при рождении: проспективное исследование. Am J Obstet Gynecol 1993; 169: 858–66 [PubMed] [Google Scholar] 30. Кассонс-Рид М. Стресс и иммунитет при беременности. В: Segerstrom SC, ed. Оксфордский справочник по психонейроиммунологии. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2012: 3–17 [Google Scholar] 31. Дункель Шеттер К. Психологическая наука о беременности: стрессовые процессы, биопсихосоциальные модели и новые исследовательские проблемы.Анну Рев Психол 2011; 62: 531–58 [PubMed] [Google Scholar] 32. Дэвис EP, Sandman CA. Пренатальные психобиологические предикторы риска тревоги у детей младшего возраста. Психонейроэндокринология 2012; 37: 1224–33 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 33. Поле Т. Влияние пренатальной депрессии на раннее развитие: обзор. Младенческое поведение Dev 2011; 34: 1–14 [PubMed] [Google Scholar] 34. Крамер MR, Hogue CR. Что вызывает расовые различия в очень преждевременных родах? Биосоциальная перспектива. Epidemiol Rev 2009; 31: 84–98 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35.Глинн Л.М., Дункель Шеттер С., Хобель С.Дж., Сандман, Калифорния. Характер воспринимаемого стресса и беспокойства во время беременности предсказывает преждевременные роды. Психология здоровья 2008; 27: 43–51 [PubMed] [Google Scholar] 36. Wadhwa PD, Entringer S, Buss C, Lu MC. Вклад материнского стресса в преждевременные роды: проблемы и соображения. Клин перинатол 2011; 38: 351–84 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Пирс Б.Д., Гроув Дж., Бонни Э.А. и др. Взаимосвязь цитокинов, гормонов гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и психосоциальных переменных в прогнозировании преждевременных родов.Гинекол Обстет Инвест 2010; 70: 40–6 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Дженнаро С., Федер В.П., Канаан А. и др. Иммунные ответы у матерей доношенных и недоношенных детей с очень низкой массой тела при рождении. Клин Диаг Лаб Иммунол 1997; 4: 565–71 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Крамер М.С., Кан С.Р., Платт Р.В. и др. Цитокины плазмы матери и СРБ в середине триместра беременности как предикторы спонтанных преждевременных родов. Цитокин 2010; 49: 10–4 [PubMed] [Google Scholar] 40. Coussons-Read ME, Okun ML, Schmitt MP, Giese S.Пренатальный стресс изменяет уровни цитокинов таким образом, что может поставить под угрозу беременность человека. Психосом Мед 2005; 67: 625–31 [PubMed] [Google Scholar] 41. Coussons-Read ME, Okun ML, Nettles CD. Психосоциальный стресс увеличивает воспалительные маркеры и изменяет выработку цитокинов во время беременности. Иммунное поведение мозга 2007; 21: 343–50 [PubMed] [Google Scholar] 42. Coussons-Read M, Lobel M, Carey JC и др. Возникновение преждевременных родов связано со специфическим для беременности дистрессом и повышенными маркерами воспаления на протяжении всей беременности.Иммунное поведение мозга 2012; 26: 650–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Дункель-Шеттер С, Глинн Л. Стресс во время беременности: эмпирические данные и теоретические вопросы для руководства междисциплинарными исследователями. В: Contrada R, Baum A, ред. Справочник по науке о стрессе. Нью-Йорк: Springer, 2011: 321–43 [Google Scholar] 44. Диего М.А., Джонс Н.А., Филд Т. и др. Психологический стресс матери, пренатальный кортизол и вес плода. Психосом Мед 2006; 68: 747–53 [PubMed] [Google Scholar] 45. Schneider S, Freerksen N, Maul H, Roehrig S, Fischer B, Hoeft B.Группы риска и осложнения преэклампсии у матери и новорожденного — текущие результаты Национального регистра перинатального качества Германии. J Perinat Med 2011; 39: 257–65 [PubMed] [Google Scholar] 46. Сарджент И.Л., Боржиховски А.М., Редман CWG. Иммунорегуляция при нормальной беременности и преэклампсии: обзор. Репродукция Биомед онлайн 2006; 13: 680–6 [PubMed] [Google Scholar] 47. Мини MJ, Szyf M, Seckl JR. Эпигенетические механизмы перинатального программирования гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции и здоровья.Тенденции Мол Мед 2007; 13: 269–77 [PubMed] [Google Scholar] 48. Кэмерон Н.М., Рыба EW, Мини MJ. Материнское влияние на половое поведение и репродуктивный успех самки крысы. Horm Behav 2008; 54: 178–84 [PubMed] [Google Scholar] 49. Лапланте Д.П., Брюне А., Шмитц Н., Чампи А., Кинг С. Проект «Ледяной шторм»: пренатальный материнский стресс влияет на когнитивные и языковые функции 51/2-летних детей. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 2008; 47: 1063–72 [PubMed] [Google Scholar] 50. Король С., Манчини-Мари А., Брюнет А., Уокер Е., Мини MJ, Лапланте Д.П.Пренатальный стресс матери в результате стихийного бедствия предсказывает дерматоглифическую асимметрию у людей. Дев Психопатол 2009; 21: 343–53 [PubMed] [Google Scholar] 51. Грант К.А., МакМахон К., член парламента в Остине, Рейли Н., лидер Л., Али С. Пренатальная тревога матери, послеродовой уход и реакция кортизола у младенцев на процедуру неподвижного лица. Дев Психобиол 2009; 51: 625–37 [PubMed] [Google Scholar] 52. Гуннар М.Р., Портер Флорида, Вольф С.М., Ригатузо Дж., Ларсон М.С. Реактивность неонатального стресса: прогнозы на более поздний эмоциональный темперамент.Детский разработчик 1995; 66: 1–13 [PubMed] [Google Scholar] 53. Филд Т., Диего М., Эрнандес-Рейф М. и др. Коморбидные эффекты депрессии и тревоги на беременность и исход новорожденного. Младенческое поведение Dev 2010; 33: 23–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Сволин-Эйде Д., Нильссон К., Холманг А., Олссон К. Пренатальное воздействие IL-1beta приводит к нарушению роста скелета у потомства взрослых крыс. Педиатр Рес 2004; 55: 598–603 [PubMed] [Google Scholar] 55. Ромо А., Карселлер Р., Тобахас Дж. Задержка внутриутробного развития (ЗВУР): эпидемиология и этиология.Педиатр Эндокринол Рев 2009; 6 (Дополнение 3): 332–6. [PubMed] [Google Scholar] 56. Харрис А., Секл Дж. Глюкокортикоиды, пренатальный стресс и программирование болезни. Horm Behav 2011; 59: 279–89 [PubMed] [Google Scholar] 57. Цзя Н, Ян К., Сун Кью и др. Пренатальный стресс вызывает дендритную атрофию пирамидных нейронов в области СА3 гиппокампа глутаматом у крыс-потомков. Дев Нейробиол 2010; 70: 114–25 [PubMed] [Google Scholar] 58. Фукумото К., Морита Т., Маянаги Т. и др. Вредные эффекты глюкокортикоидов на миграцию нейронов во время развития мозга.Мол Психиатрия 2009; 14: 1119–31 [PubMed] [Google Scholar] 59. Шульц К.М., Пирсон Дж. Н., Нили Э. У. и др. Материнский стресс во время беременности вызывает специфические для пола изменения в памяти потомства, социальных взаимодействиях, показателях тревожности и массе тела. Физиологическое поведение 2011; 104: 340–7 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 60. Kjaer SL, Wegener G, Rosenberg R, Lund SP, Hougaard KS. Взаимодействие дородового и взрослого стресса — поведенческие последствия. Brain Res 2010; 1320: 106–13 [PubMed] [Google Scholar] 61.Басс С., Дэвис Е.П., Шахбаба Б., Прюсснер Дж.С., Глава К., Сандман, Калифорния. Материнский кортизол во время беременности и последующие объемы миндалины и гиппокампа ребенка и аффективные проблемы. Proc Natl Acad Sci 2012; 109: E1312 – E9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 62. Coe CL, Lubach GR. Пренатальное влияние на нейроиммунные установки в младенчестве. Ann N Y Acad Sci 2000; 917: 468–77 [PubMed] [Google Scholar] 63. Руис Р.Дж., Avant KC. Влияние материнского пренатального стресса на младенческие исходы: синтез литературы.Adv Nurs Sci 2005; 28: 345–55 [PubMed] [Google Scholar] 64. Коу CL. Все дороги ведут в психонейроиммунологию. В: Suls JM, Davidson KW, Kaplan RM, eds. Справочник по психологии здоровья и поведенческой медицине. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press, 2010: 182–99 [Google Scholar] 65. Entringer S, Kumsta R, Nelson EL, Hellhammer DH, Wadhwa PD, Wust S. Влияние пренатального психосоциального стресса на продукцию цитокинов у взрослых женщин. Дев Психобиол 2008; 50: 579–87 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 66.Баккер Дж. М., Шмидт Э. Д., Крус Х. и др. Влияние краткосрочного лечения дексаметазоном во время беременности на развитие иммунной системы и гипоталамо-гипофизарной системы надпочечников у крыс. J Нейроиммунол 1995; 63: 183–91 [PubMed] [Google Scholar] 67. Гискомб К.Л., Лобель М. Объяснение непропорционально высоких показателей неблагоприятных исходов родов среди афроамериканцев: влияние стресса, расизма и связанных с ними факторов на беременность. Psychol Bull 2005; 131: 662–83 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 68.Макки, доктор медицины, Каннингем М., Янковски К.Р., Заяс Л. Связанный со здоровьем функциональный статус во время беременности: связь с депрессией и социальной поддержкой в ​​многоэтнической популяции. Акушер Гинеколь 2001; 97: 988–93 [PubMed] [Google Scholar] 69. Блумфилд FH. Эпигенетические модификации могут играть роль в последствиях для развития ранних жизненных событий. J Neurodev Disord 2011; 3: 348–55 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 70. Миллер Г.Е., Чен Э, Паркер К.Дж. Психологический стресс в детстве и подверженность хроническим заболеваниям старения: движение к модели поведенческих и биологических механизмов.Psychol Bull 2011; 137: 959–97 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Влияние пренатального стресса на беременность и развитие человека: механизмы и пути

Obstet Med. 2013 июн; 6 (2): 52–57.

Mary E Coussons-Read

Университет Колорадо, Коларадо-Спрингс и Школа общественного здравоохранения Колорадо, 1420 Austin Bluffs Parkway, Colorado Springs, CO 80918, США

Университет Колорадо, Коларадо-Спрингс и Школа Колорадо Public Health, 1420 Austin Bluffs Parkway, Colorado Springs, CO 80918, USA

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Растущее количество исследований показывает, что пренатальный стресс может оказывать значительное влияние на беременность, здоровье матери и человеческое развитие на протяжении всей жизни. Эти эффекты могут происходить непосредственно через влияние физиологических изменений, связанных с пренатальным стрессом, на развивающийся плод или косвенно через влияние пренатального стресса на здоровье матери и исход беременности, что, в свою очередь, влияет на здоровье и развитие ребенка. Исследования на животных и людях показывают, что активация материнской реакции на стресс и связанные с этим изменения эндокринной и воспалительной активности играют роль в этиологии этих эффектов.Текущие исследования сосредоточены на выяснении этих механизмов, понимании роли расовых и культурных факторов в этих эффектах и ​​изучении эпигенетических и трансгенеративных влияний пренатального стресса.

Ключевые слова: беременность, стресс, воспаление, развитие

Введение

Очевидно, что психосоциальные, культурные и экологические стрессоры, испытываемые во время беременности, могут быть пагубными для беременности и здоровья матери и плода, и недавние исследования показывают, что пренатальный стресс могут иметь последствия, которые охватят поколения.Пренатальный стресс может варьироваться от тяжелого (например, травма) до умеренного (например, изменения жизненных событий) до легкого (например, ежедневные неприятности), и хотя некоторые ранние исследования показали минимальное влияние стресса на беременность, 1 большинство исследований на людях показывают, что легкий, умеренный и тяжелый стресс может иметь негативное влияние на исход беременности, а также на поведенческое и физиологическое развитие потомства. 2 Несколько концептуальных представлений о «пренатальном стрессе» очевидны в человеческой литературе, что отражает разнообразие факторов стресса, которые могут возникнуть во время беременности.Понятие психосоциального стрессора включает изменения, например, в личной жизни, статусе работы, жилищных условиях, домашнем насилии и составе семьи, которые требуют адаптивного поведения со стороны пострадавшего человека. 3 В то время как «психосоциальный стресс» относится к стрессовым ситуациям, которые происходят независимо от того, беременна ли женщина или нет (ежедневные неприятности, финансовое или семейное напряжение, социальный стресс), «специфические для беременности» дистресс и тревога относятся к беспокойству о вещах, которые непосредственно связаны с самой беременностью, например, опасения по поводу результатов пренатальных обследований, опасения по поводу здоровья и развития ребенка, а также неуверенность в отношении жизненных изменений, которые произойдут с материнством. 4 Исследования показывают, что как психосоциальный стресс, так и стрессы, связанные с беременностью, могут оказывать заметное влияние на беременность и развитие человека.

В ходе исследований на людях и животных накапливаются данные о том, что воздействие пренатального стресса может влиять на здоровье, развитие и долгосрочное функционирование потомства как прямым, так и косвенным путем (). Пренатальный стресс может косвенно влиять на здоровье и развитие младенца, увеличивая риск возникновения неблагоприятных исходов родов, которые, в свою очередь, связаны со значительными последствиями для развития и здоровья. 5 Кроме того, стресс может оказывать косвенное влияние на развитие ребенка, например, предрасполагая матерей к перинатальной депрессии, что может отрицательно сказаться на взаимодействии матери с ее младенцем и / или повлиять на качество послеродового ухода. . Пренатальный стресс также может иметь прямое влияние на здоровье ребенка, изменяя ход нейробиологического развития плода. Исследования показывают, например, что воздействие глюкокортикоидов в утробе матери либо в результате материнского стресса, либо экзогенного введения может повлиять на развитие стрессовой реакции у плода, что может иметь долгосрочные последствия для поведения и физиологии. 6 Как прямые, так и косвенные эффекты пренатального стресса могут иметь длительные последствия как для развития, так и для функционирования потомства на протяжении всей жизни. Этот обзор посвящен психонейроиммунологическим исследованиям влияния пренатального стресса на беременность человека, развитие младенца и развитие потомства на протяжении всей жизни. Начиная с введения о влиянии пренатального стресса на физиологию и здоровье матери, в контексте исследований на животных и людях, направленных на определение механизмов этих эффектов, представлены доказательства как прямого, так и косвенного воздействия гестации на беременность и развитие.

Схема прямых и косвенных путей, посредством которых пренатальный стресс может повлиять на здоровье и развитие потомства человека

Ответы матери на пренатальный стресс

Во время беременности эндокринная, нервная и иммунная системы матери приспосабливаются к успеху беременности (), и Было высказано предположение, что пренатальный стресс влияет на беременность, нарушая эти процессы. Среди физиологических изменений, которые происходят у беременных женщин, — тенденция к снижению чувствительности к стрессу гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (HPA) оси и сдвиг в иммунной системе в пользу противовоспалительного профиля. 7 Примечательно, однако, что исследования показывают, что материнский стресс и воспалительные реакции, хотя и подавляются во время беременности, остаются неизменными; как стресс, так и инфекция могут сильно активировать стрессовую реакцию HPA и увеличить выработку кортикотропин-рилизинг-гормона (CRH), а также стимулировать выработку воспалительных цитокинов во время беременности. 7,8 Это важная информация, поскольку она подтверждает, что, хотя стресс и воспалительные реакции матери изменяются во время беременности, 9 они стимулируются стрессом и могут иметь достаточную величину, чтобы иметь возможность модулировать другие аспекты материнского здоровья и развития плода.Как описано ниже, повышенная ось материнской HPA и / или воспалительная активность могут влиять на развитие HPA плода и аспекты материнской физиологии, связанные с беременностью и родами, и могут создавать основу для длительных эффектов стресса по всей траектории развития. Активация HPA и воспалительных реакций во время беременности может повлиять на здоровье матери во время и после беременности. Стрессовые матери более восприимчивы к инфекциям и болезням во время беременности в результате подавляющего воздействия стресса на способность иммунной системы реагировать на вызов. 10 Заболевания матери во время беременности могут повлиять на беременность не только из-за повышенной воспалительной активности, но и из-за поведенческих изменений, таких как плохое питание, снижение физической активности и нарушения сна, которые могут сопровождать период болезни.

Схема того, как иммунная и эндокринная регуляция матери может поддерживать здоровую беременность. HPA, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковый; CRH, кортикотропин-рилизинг-гормон

Дородовые расстройства настроения являются обычным явлением и связаны с неблагоприятными исходами беременности, хотя взаимосвязь между стрессом и пренатальным настроением матери все еще исследуется.От 8% до 13% женщин получают диагноз тревожного или депрессивного расстройства во время беременности, и еще большему числу женщин этот диагноз ставится уже при беременности. 11 Даже у женщин с субклиническими симптомами депрессии и беспокойства во время беременности, которые не приводят к постановке диагноза, чаще возникают неблагоприятные исходы, такие как ограничение роста плода и преждевременные роды (ПТБ). 12–14 Хотя большинство исследований перинатальных расстройств настроения сосредоточено на послеродовой депрессии, 50% случаев «послеродовой депрессии» начинаются внутриутробно, а более 30% случаев антенатальной депрессии распространяются на послеродовой период. 15 Материнская депрессия и тревога во время беременности были связаны с эмоциональными и неврологическими изменениями в потомстве человека. 16,17 Воздействие стресса и медиаторов воспаления также вовлечено в этиологию депрессии; Исследования показывают, что перинатальные расстройства настроения чаще встречаются у женщин, которые сообщают о высоком уровне стресса, связанного с жизненными событиями, во время беременности. 18,19 Это важный вывод, поскольку расстройства настроения матери были надежно связаны с плохим послеродовым уходом, включая сокращение продолжительности грудного вскармливания, нарушение взаимодействия между матерью и младенцем и задержку в поведенческом развитии младенца. 20,21 Интересно, что депрессия во время беременности связана с повышенной активностью HPA, хотя взаимосвязь между воспалительными маркерами и антенатальными расстройствами настроения все еще изучается. 22 Текущая работа сосредоточена на изучении взаимосвязи и возможного синергизма между стрессом, воспалительными маркерами, осью HPA и материнскими расстройствами настроения во время беременности и тем, как эти отношения влияют на рождение и развитие ребенка.

Влияние стресса на беременность и роды

Пренатальный стресс может косвенно влиять на развитие и здоровье ребенка, увеличивая частоту неблагоприятных исходов беременности, которые сами по себе являются предикторами серьезных и постоянных проблем для пострадавшего потомства ().Сильный стресс, по-видимому, оказывает наибольшее влияние на исход родов, когда он происходит на ранних сроках беременности. Например, Кармайкл и Шоу 23 отметили, что сильный стресс, связанный с зачатием (например, смерть любимого человека, развод), привел к повышенному риску рождения ребенка с конотрункальными пороками сердца, дефектами нервной трубки или изолированной заячьей губой. et al. 24 обнаружили, что землетрясение оказало большее негативное влияние на сокращение срока беременности, если оно произошло на ранних сроках беременности.Точно так же смерть близкого человека или террористическая атака увеличивают частоту неблагоприятных исходов, включая потерю беременности, если они произошли на ранних сроках беременности. 25,26

Краткое описание осложнений беременности и родов, связанных с пренатальным стрессом

Менее тяжелые виды стресса (воспринимаемый стресс, специфический для беременности дистресс и тревога), по-видимому, оказывают более выраженное влияние на повышение риска родов с низким уровнем риска. масса тела при рождении (LBW) младенца, а также PTB, 27–29 и несколько исследований указали даже на умеренный гестационный стресс в этиологии PTB и LBW. 30,31 Возникновение PTB и LBW, независимо от первопричины, может привести к стойким нарушениям в поведенческом и физиологическом развитии и функциях младенца. Потомство PTB и LBW чаще страдает астмой и аллергией, а также может иметь более тяжелые состояния здоровья, требующие постоянного лечения в детстве, а иногда и во взрослом возрасте, включая повышенную предрасположенность к аффективным расстройствам. 32,33 В то время как некоторые исследования показывают, что психосоциальный стресс, описанный выше, связан с увеличением числа случаев PTB и LBW, все больше исследований показывают, что на исход беременности влияют стрессоры, которые конкретно связаны с опытом беременности.Например, стресс и тревога, связанные с беременностью, увеличивают риск развития ПТБ и сокращения срока гестации при рождении. 4,34 И общий стресс, и стресс, связанный с беременностью, связаны с более высокой частотой ПТБ, НМТ и незапланированного кесарева сечения. 4,35 Результаты этих исследований важны: 70% младенческих перинатальных смертей в США связаны с низкой массой тела, частичным туберкулезом и задержкой внутриутробного развития плода. Младенцы, пережившие перинатальный период, подвергаются большему риску задержки физического развития и развития в более поздние годы. 5

Исследования показывают, что пренатальный стресс увеличивает риск неблагоприятных исходов беременности, нарушая адаптацию материнской иммунной, эндокринной и нервной систем, которые поддерживают здоровую беременность. 30,36 Пренатальный стресс, по-видимому, стимулирует активность материнской эндокринной и иммунной систем, что, в свою очередь, увеличивает вероятность ПТБ, LBW и сокращения гестационного возраста при рождении (рождение на сроке от 37 до 40 недель). 30,37 С этим предположением согласуется открытие, что женщины, перенесшие преждевременные роды, имеют повышенные уровни воспалительных цитокинов по сравнению с женщинами, которые родили нормально, а лимфоциты женщин, родивших преждевременно, производят больше воспалительных цитокинов в культуре. 38,39 Кроме того, психосоциальный стресс и стресс, связанный с беременностью, связаны с повышенными уровнями воспалительных цитокинов (интерлейкин-6 и фактор некроза опухоли-α) в сыворотке крови при беременности 40,41 и стимулированных лимфоцитов у женщин с умеренной степенью тяжести. или высокие уровни стресса на поздних сроках беременности производят больше воспалительных цитокинов (интерлейкин-6 и интерлейкин-1), чем клетки у женщин с низким уровнем стресса. 41 Кроме того, недавняя работа нашей лаборатории показывает, что влияние стресса, испытанного на ранних сроках беременности, на снижение гестационного возраста при рождении опосредовано повышением сывороточных уровней фактора некроза опухоли-α, и, аналогично, эффекты беременности: специфические проблемы, связанные с сокращением гестационного возраста при рождении, опосредуются уровнями интерлейкина-6 во время беременности. 42

Работа в других лабораториях демонстрирует роль материнской активности оси HPA в эффектах стресса на PTB и LBW. Повышение уровня CRH и кортизола на ранних сроках беременности, связанное со стрессом и тревогой, связано с повышенным риском ПТБ. 35,43 В этом контексте несколько исследований связали связанные со стрессом изменения в активности оси HPA у матери и плода и реакции на стресс с более короткой гестационной продолжительностью, более высокой вероятностью преждевременных родов и родоразрешения, а также с низкой массой тела.Женщины, которые сталкиваются с психосоциальным стрессом во время беременности, имеют более высокие уровни CRH и кортизола, чем беременные женщины без стресса 36 , а у женщин, родивших преждевременно, уровень кортизола и CRH в плазме до начала родов значительно выше, чем у женщин, которые рожают нормально. 37 Другие исследования показали, что женщины, которые испытывают стресс и имеют повышенный уровень гормонов, связанных со стрессом, с большей вероятностью рожают детей с низкой массой тела. 44 Стресс и активация оси HPA также вовлечены в развитие других осложнений во время беременности, таких как преэклампсия и гестационный диабет. 45,46

Влияние пренатального стресса на продолжительность жизни

Растущее количество работ показывает, что пренатальный стресс может оказывать стойкое влияние на поведенческое, физиологическое и иммунологическое функционирование на протяжении всей жизни и может даже проявляться из поколения в поколение (). Исследования на животных показывают, что взрослое потомство самок крыс, подвергшихся стрессу, демонстрирует нарушенное репродуктивное и ухаживающее поведение, демонстрируя стойкие нейроповеденческие эффекты материнского пренатального стресса. 47,48 Исследования на людях также показывают стойкое влияние гестационного стресса на развитие и поведение.Например, когнитивные способности в возрасте 5 с половиной лет были нарушены у детей, матери которых пережили во время беременности стресс, вызванный катастрофической ледяной бурей. 49 Эта группа исследователей также обнаружила, что факторы риска шизофрении чаще встречаются у потомков матерей, перенесших ураган во время беременности. 50 Пренатальный стресс также увеличивает стресс-реактивность у младенцев, 51 , что особенно важно с учетом других исследований, показывающих, что ранняя стресс-реактивность связана с эмоциональным темпераментом в более позднем возрасте. 52 Многие из этих эффектов можно охарактеризовать как прямые эффекты стресса на поведенческое и когнитивное развитие, поскольку они могут возникать независимо от возникновения PTB и / или LBW. Например, младенцев от несложных стрессовых беременностей труднее успокоить, и они были охарактеризованы как более темпераментные, чем младенцы от беременностей, матери которых не сообщали о значительном стрессе. 53 Стресс во время беременности связан с более медленным когнитивным развитием даже в отсутствие PTB или LBW, а также с более медленным ростом и развитием ребенка у животных и людей. 54,55 Воздействие гормонов стресса на развивающийся плод и связанные с этим изменения в нейробиологическом развитии частично ответственны за эти эффекты. 56 Пренатальный стресс вызывает высвобождение глюкокортикоидов в организме матери, которые попадают в кровообращение плода и получают доступ к развивающейся нервной системе. 47 Нейроны в развивающемся гиппокампе экспрессируют большое количество глюкокортикоидных рецепторов и, по-видимому, особенно чувствительны к воздействию стресса как у младенцев, так и у взрослых животных. 57 Нарушения когнитивных функций и памяти, наблюдаемые у детей после стрессовых беременностей, могут быть связаны с нарушениями развития гиппокампа, связанными со стрессом. 57 Предполагается, что повышение уровня гормонов стресса у плода, вызванное материнским стрессом, изменяет развитие гиппокампа за счет связывания с этими рецепторами и либо оказывает нейротоксический эффект, либо нарушает развитие другими способами, такими как уменьшение ветвления дендритов. 57,58 Исследования на животных показывают, что на развитие мозга, в частности системы гиппокампа, которая активно участвует в обучении и памяти, отрицательно сказываются пренатальный стресс и гормоны стресса во время беременности, оказывая длительное воздействие на обучение и память. 59 Другие исследования на животных показывают, что пренатальный стресс влияет не только на развитие мозга, но и на возникновение тревожного поведения и акустических реакций испуга, создавая эффекты, которые сохраняются в течение всей взрослой жизни. 60 Аналогичным образом, исследования на людях показывают, что стрессовое воздействие материнского кортизола вызывает стойкие изменения в морфологии миндалины и гиппокампа у младенцев и связано с последующими аффективными симптомами у детей и молодых людей. 61

Резюме влияния продолжительности жизни на здоровье и развитие человека, связанное с пренатальным стрессом

Исследования на животных и людях также демонстрируют, что у младенцев во время стрессовой беременности снижена иммунная функция и они с большей вероятностью заболеют детскими болезнями. 62,63 Например, исследования приматов, не относящихся к человеку, показывают, что у обезьян, матери которых подвергались хроническому стрессу во время беременности, была более низкая пролиферация иммунных клеток в ответ на вызов по сравнению с потомством, не подвергавшимся стрессу, что предполагает длительное снижение способности иммунная система, чтобы адекватно отреагировать при необходимости. 64 Исследования на людях, хотя и не такие многочисленные, предполагают ту же закономерность, показывая стойкие и функционально значимые изменения иммунной функции у потомков матерей, подвергшихся стрессу.В частности, гестационный стресс связан с учащением аллергии и астмы в детстве, а также со снижением реакции на инфекцию и снижением иммунитета при рождении. 63 Эти эффекты могут сохраняться и во взрослой жизни, как показано в работе Entringer et al. 65 показывает, что лимфоциты взрослых женщин, матери которых пережили серьезное негативное событие во время беременности, демонстрируют измененную продукцию цитокинов при заражении in vitro .Воздействие гормонов стресса в пренатальной среде также может иметь длительное влияние на функцию иммунной системы, что свидетельствует о совместной регуляции эндокринной и иммунной систем (). Доказательством этого служат исследования, показывающие, что пренатальное введение дексаметазона снижает количество клеток в тимусе и селезенке, изменяя раннюю иммунную функцию. Такое воздействие также изменяет развивающуюся ось HPA, что предрасполагает крыс к гиперчувствительности к стрессу в более позднем возрасте. 63,66

Перспективы будущего

Постоянной проблемой для исследователей является понимание роли расового и культурного стресса в усилении эффектов типов пренатального стресса, описанных выше, у женщин из числа меньшинств. Все больше данных свидетельствуют о том, что расовый стресс является одной из причин постоянно более высоких показателей НМТ, младенческой смертности и младенцев с малым для гестационного возраста, наблюдаемых у афроамериканских женщин по сравнению с белыми женщинами. 25,67 Исследователи обнаружили, что, хотя многие пренатальные формы поведения, такие как курение и гипертония во время беременности, являются факторами риска LBW как для кавказских, так и для афроамериканских женщин, подверженность стрессу иногда является прогностическим признаком LBW для афроамериканских женщин. 25 У небелых женщин более неблагоприятные исходы родов, связанные со стрессом и низкой социальной поддержкой, чем у белых женщин в целом, что также свидетельствует о том, что принадлежность к группе меньшинств может усугубить последствия дородового стресса во время беременности. 68 Эти данные подчеркивают, что концепция стресса многогранна, и на индивидуальный стресс во время беременности влияют не только сами «стрессоры», как описано выше, но также культурный, социальный и экологический контекст, в котором эти факторы стресса происходить.Очевидно, что необходима дополнительная работа, чтобы разобраться в этих сложных взаимосвязях таким образом, чтобы они могли использоваться при проведении интервенционных исследований и клинической помощи.

Текущие исследования не только продолжают изучать механизмы того, как пренатальный стресс влияет на исход беременности и развитие потомства, но также на степень и продолжительность его эффектов. Совместная работа в этой области поддерживает концепцию «программирования развития», согласно которой ранний стрессовый опыт оказывает длительное влияние на развитие и функции, которое проявляется задолго после окончания стресса. 47 Хотя адаптивное преимущество, обеспечиваемое таким программированием, все еще неясно, многочисленные исследования подтверждают, что эффекты пренатального стресса могут передаваться из поколения в поколение. Например, исследования на животных показывают, что изменения функции и чувствительности глюкокортикоидных рецепторов могут наблюдаться не только у непосредственного потомства крыс, подвергшихся экспериментальному стрессу, но также и в последующем поколении, даже в отсутствие прямого материнского стресса. 56 Исследования на людях также указывают на трансгенерационные эффекты гестационного стресса.Исследования на людях все чаще показывают, что стрессовые пренатальные события, такие как жестокое обращение с интимным партнером, бедность и отсутствие продовольственной безопасности, оказывают стойкое воздействие на стрессовую физиологию потомства, и что стресс в дородовой и ранний период детства может создать основу для длительных психологических проблем и проблем со здоровьем. 69,70 Следует особо отметить выводы о том, что эти эффекты могут сохраняться из поколения в поколение. В частности, исследования на людях показывают, что у потомства женщин во втором поколении, которые испытывают стресс во время беременности, могут быть изменения в передаче сигналов глюкокортикоидов и повышенная предрасположенность к аффективным расстройствам. 56 Значение этих открытий важно, так как они предполагают, что эффекты пренатального стресса могут не только влиять на несколько поколений, но потенциально они могут быть усилены, когда пострадавшее потомство сталкивается с дополнительным стрессом. Необходимы дополнительные лонгитюдные исследования, чтобы полностью охарактеризовать степень и значимость этих эпигенетических эффектов пренатального стресса, и в настоящее время в нескольких исследованиях одновременно и в долгосрочном плане оцениваются необходимые биологические, психологические параметры и параметры продолжительности жизни, необходимые для достижения этой цели.В этом контексте другие сосредотачиваются на разработке эффективных и действенных клинических вмешательств для уменьшения воздействия пренатального стресса на здоровье матери и развитие плода.

Декларация

Конкурирующие интересы: Нет.

Финансирование: Не применимо.

Этическое разрешение: Не применимо.

Гарант: Не применимо.

Участие: Не применимо.

Список литературы

1.Милад М.П., ​​Клок С.К., Мозес С., Чаттертон Р. Стресс и беспокойство не приводят к прерыванию беременности. Hum Reprod 1998; 13: 2296–300 [PubMed] [Google Scholar] 2. Лобель М. Концептуализация, измерение и влияние пренатального материнского стресса на исходы родов. J Behav Med 1994; 17: 225–72 [PubMed] [Google Scholar] 3. Орр СТ, Джеймс С.А., Каспер Р. Психосоциальные стрессоры и низкая масса тела при рождении: разработка анкеты. Дев Бихав Педиатр 1992; 13: 343–7 [PubMed] [Google Scholar] 4. Лобель М., Каннелла Д.Л., Грэм Дж. Э., Де Винсент С., Шнайдер Дж., Мейер Б.А.Стресс, связанный с беременностью, поведение во время беременности и исходы родов. Психология здоровья 2008; 27: 604–15 [PubMed] [Google Scholar] 5. Dong Y, Yu JL. Обзор заболеваемости, смертности и отдаленных результатов поздних преждевременных родов. World J Педиатрия 2011; 7: 199–204 [PubMed] [Google Scholar] 6. Дэвис EP, Глинн Л.М., Waffarn F, Sandman CA. Пренатальный материнский стресс программирует регуляцию детского стресса. J Детская психическая психиатрия 2011; 52: 119–29 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. Паркер VJ, Дуглас AJ.Стресс на ранних сроках беременности: нейроэндокринно-иммунные реакции и эффекты матери. Дж Репрод Иммунол 2010; 85: 86–92 [PubMed] [Google Scholar] 9. Слэттери Д.А., Нойманн ИД. Пожалуйста, без стресса! Механизмы стрессовой гипореактивности материнского мозга. J Physiol 2008; 586: 377–85 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Роджерс Л.К., Фельтен М. Воспаление матери, задержка роста и преждевременные роды: понимание сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых. Life Sci 2011; 89: 417–21 [PubMed] [Google Scholar] 11.Parcells DA. Уход за психическим здоровьем женщин: депрессия, беспокойство и стресс во время беременности. J Psychiatr Ment Health Nurs 2010; 17: 813–20 [PubMed] [Google Scholar] 12. Маркус С., Лопес Дж. Ф., МакДоно С. и др. Депрессивные симптомы во время беременности: влияние на нейроэндокринные и неонатальные исходы. Младенческое поведение Dev 2011; 34: 26–34 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Франссон Э., Ортенстранд А, Хьельмштедт А. Антенатальные депрессивные симптомы и преждевременные роды: проспективное исследование шведской национальной выборки.Рождение (Беркли, Калифорния) 2011; 38: 10–6 [PubMed] [Google Scholar] 14. de Paz NC, Sanchez SE, Huaman LE и др. Риск отслойки плаценты в связи с симптомами депрессии, тревоги и стресса у матери. J влияет на Disord 2011; 130: 280–4 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Гроте В., Вик Т., фон Крис Р. и др. Материнская послеродовая депрессия и рост ребенка: европейское когортное исследование. BMC Педиатр 2010; 10:14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Гловер В., О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Команда А.С.Антенатальная материнская тревога связана с нетипичной подвижностью ребенка. Ранний Hum Dev 2004; 79: 107–18 [PubMed] [Google Scholar] 17. О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Гловер В., Команда А.С. Материнская антенатальная тревога и поведенческие / эмоциональные проблемы у детей: проверка гипотезы программирования. J Детская психическая психиатрия 2003; 44: 1025–36 [PubMed] [Google Scholar] 18. Фигейредо Б., Коста Р. Стресс матери, настроение и эмоциональная вовлеченность ребенка: 3 месяца до и 3 месяца после родов.Arch Womens Ment Health 2009; 12: 143–53 [PubMed] [Google Scholar] 19. Дункель Шеттер C, Таннер Л. Беспокойство, депрессия и стресс во время беременности: значение для матерей, детей, исследований и практики. Curr Opin Психиатрия 2012; 25: 141–8 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Грант К.А., Баутович А., МакМахон С., Рейли Н., Лидер Л., Остин депутат. Родительская забота и контроль в детстве: ассоциации с материнским перинатальным нарушением настроения и родительским стрессом. Arch Womens Ment Health 2012; 15: 297–305 [PubMed] [Google Scholar] 21.Алдер Дж., Финк Н., Урех К., Хосли И., Битцер Дж. Выявление дородовой депрессии в акушерстве. Arch Gynecol Obstet 2011; 284: 1403–9 [PubMed] [Google Scholar] 22. Осборн С.А., Полби С.Дж., Конрой С., Зунсзайн П., Парианте С.М. Большое депрессивное расстройство во время беременности связано с гиперактивностью гипоталамо-гипофизарно-надпочечникового азиса. J Psychopharmacol (Oxf) 2011; 25: A55 [Google Scholar] 23. Кармайкл С.Л., Шоу GM. Стресс и врожденные аномалии материнской жизни. Эпидемиология 2000; 11: 30–5 [PubMed] [Google Scholar] 24.Глинн Л.М., Вадхва П.Д., Дункель-Шеттер С., Чикц-Демет А., Сэндман К. Когда случается стресс, имеет значение: влияние времени землетрясения на стрессовую реакцию во время беременности. Am J Obstet Gynecol 2001; 184: 637–42 [PubMed] [Google Scholar] 25. Ливингстон, Иллинойс, Отадо Дж. А., Уоррен К. Стресс, неблагоприятные исходы беременности и афроамериканки. J Natl Med Assoc 2003; 95: 1103–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26. Брукнер Т.А., Каталано Р., Ахерн Дж. Потеря плода мужского пола в США после террористических атак 11 сентября 2001 года.BMC Public Health 2010; 10: 273. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Медь Р.Л., Гольденберг Р.Л., ДюБард М.Б., Дэвис Р.О. Факторы риска гибели плода у белых, чернокожих и латиноамериканок. Коллективная группа по профилактике преждевременных родов. Акушер Гинеколь 1994; 84: 490–5 [PubMed] [Google Scholar] 28. Уильямсон Х.А., ЛеФевр М., Гектор М. Связь жизненного стресса с серьезными перинатальными осложнениями. J Fam Pract 1989; 29: 489–94 [PubMed] [Google Scholar] 29. Wadhwa PD, Sandman C, Porto M, Dunkel-Schetter C, Garite TJ.Связь между пренатальным стрессом и массой тела ребенка при рождении и гестационным возрастом при рождении: проспективное исследование. Am J Obstet Gynecol 1993; 169: 858–66 [PubMed] [Google Scholar] 30. Кассонс-Рид М. Стресс и иммунитет при беременности. В: Segerstrom SC, ed. Оксфордский справочник по психонейроиммунологии. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2012: 3–17 [Google Scholar] 31. Дункель Шеттер К. Психологическая наука о беременности: стрессовые процессы, биопсихосоциальные модели и новые исследовательские проблемы.Анну Рев Психол 2011; 62: 531–58 [PubMed] [Google Scholar] 32. Дэвис EP, Sandman CA. Пренатальные психобиологические предикторы риска тревоги у детей младшего возраста. Психонейроэндокринология 2012; 37: 1224–33 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 33. Поле Т. Влияние пренатальной депрессии на раннее развитие: обзор. Младенческое поведение Dev 2011; 34: 1–14 [PubMed] [Google Scholar] 34. Крамер MR, Hogue CR. Что вызывает расовые различия в очень преждевременных родах? Биосоциальная перспектива. Epidemiol Rev 2009; 31: 84–98 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35.Глинн Л.М., Дункель Шеттер С., Хобель С.Дж., Сандман, Калифорния. Характер воспринимаемого стресса и беспокойства во время беременности предсказывает преждевременные роды. Психология здоровья 2008; 27: 43–51 [PubMed] [Google Scholar] 36. Wadhwa PD, Entringer S, Buss C, Lu MC. Вклад материнского стресса в преждевременные роды: проблемы и соображения. Клин перинатол 2011; 38: 351–84 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Пирс Б.Д., Гроув Дж., Бонни Э.А. и др. Взаимосвязь цитокинов, гормонов гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и психосоциальных переменных в прогнозировании преждевременных родов.Гинекол Обстет Инвест 2010; 70: 40–6 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Дженнаро С., Федер В.П., Канаан А. и др. Иммунные ответы у матерей доношенных и недоношенных детей с очень низкой массой тела при рождении. Клин Диаг Лаб Иммунол 1997; 4: 565–71 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Крамер М.С., Кан С.Р., Платт Р.В. и др. Цитокины плазмы матери и СРБ в середине триместра беременности как предикторы спонтанных преждевременных родов. Цитокин 2010; 49: 10–4 [PubMed] [Google Scholar] 40. Coussons-Read ME, Okun ML, Schmitt MP, Giese S.Пренатальный стресс изменяет уровни цитокинов таким образом, что может поставить под угрозу беременность человека. Психосом Мед 2005; 67: 625–31 [PubMed] [Google Scholar] 41. Coussons-Read ME, Okun ML, Nettles CD. Психосоциальный стресс увеличивает воспалительные маркеры и изменяет выработку цитокинов во время беременности. Иммунное поведение мозга 2007; 21: 343–50 [PubMed] [Google Scholar] 42. Coussons-Read M, Lobel M, Carey JC и др. Возникновение преждевременных родов связано со специфическим для беременности дистрессом и повышенными маркерами воспаления на протяжении всей беременности.Иммунное поведение мозга 2012; 26: 650–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Дункель-Шеттер С, Глинн Л. Стресс во время беременности: эмпирические данные и теоретические вопросы для руководства междисциплинарными исследователями. В: Contrada R, Baum A, ред. Справочник по науке о стрессе. Нью-Йорк: Springer, 2011: 321–43 [Google Scholar] 44. Диего М.А., Джонс Н.А., Филд Т. и др. Психологический стресс матери, пренатальный кортизол и вес плода. Психосом Мед 2006; 68: 747–53 [PubMed] [Google Scholar] 45. Schneider S, Freerksen N, Maul H, Roehrig S, Fischer B, Hoeft B.Группы риска и осложнения преэклампсии у матери и новорожденного — текущие результаты Национального регистра перинатального качества Германии. J Perinat Med 2011; 39: 257–65 [PubMed] [Google Scholar] 46. Сарджент И.Л., Боржиховски А.М., Редман CWG. Иммунорегуляция при нормальной беременности и преэклампсии: обзор. Репродукция Биомед онлайн 2006; 13: 680–6 [PubMed] [Google Scholar] 47. Мини MJ, Szyf M, Seckl JR. Эпигенетические механизмы перинатального программирования гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции и здоровья.Тенденции Мол Мед 2007; 13: 269–77 [PubMed] [Google Scholar] 48. Кэмерон Н.М., Рыба EW, Мини MJ. Материнское влияние на половое поведение и репродуктивный успех самки крысы. Horm Behav 2008; 54: 178–84 [PubMed] [Google Scholar] 49. Лапланте Д.П., Брюне А., Шмитц Н., Чампи А., Кинг С. Проект «Ледяной шторм»: пренатальный материнский стресс влияет на когнитивные и языковые функции 51/2-летних детей. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 2008; 47: 1063–72 [PubMed] [Google Scholar] 50. Король С., Манчини-Мари А., Брюнет А., Уокер Е., Мини MJ, Лапланте Д.П.Пренатальный стресс матери в результате стихийного бедствия предсказывает дерматоглифическую асимметрию у людей. Дев Психопатол 2009; 21: 343–53 [PubMed] [Google Scholar] 51. Грант К.А., МакМахон К., член парламента в Остине, Рейли Н., лидер Л., Али С. Пренатальная тревога матери, послеродовой уход и реакция кортизола у младенцев на процедуру неподвижного лица. Дев Психобиол 2009; 51: 625–37 [PubMed] [Google Scholar] 52. Гуннар М.Р., Портер Флорида, Вольф С.М., Ригатузо Дж., Ларсон М.С. Реактивность неонатального стресса: прогнозы на более поздний эмоциональный темперамент.Детский разработчик 1995; 66: 1–13 [PubMed] [Google Scholar] 53. Филд Т., Диего М., Эрнандес-Рейф М. и др. Коморбидные эффекты депрессии и тревоги на беременность и исход новорожденного. Младенческое поведение Dev 2010; 33: 23–9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Сволин-Эйде Д., Нильссон К., Холманг А., Олссон К. Пренатальное воздействие IL-1beta приводит к нарушению роста скелета у потомства взрослых крыс. Педиатр Рес 2004; 55: 598–603 [PubMed] [Google Scholar] 55. Ромо А., Карселлер Р., Тобахас Дж. Задержка внутриутробного развития (ЗВУР): эпидемиология и этиология.Педиатр Эндокринол Рев 2009; 6 (Дополнение 3): 332–6. [PubMed] [Google Scholar] 56. Харрис А., Секл Дж. Глюкокортикоиды, пренатальный стресс и программирование болезни. Horm Behav 2011; 59: 279–89 [PubMed] [Google Scholar] 57. Цзя Н, Ян К., Сун Кью и др. Пренатальный стресс вызывает дендритную атрофию пирамидных нейронов в области СА3 гиппокампа глутаматом у крыс-потомков. Дев Нейробиол 2010; 70: 114–25 [PubMed] [Google Scholar] 58. Фукумото К., Морита Т., Маянаги Т. и др. Вредные эффекты глюкокортикоидов на миграцию нейронов во время развития мозга.Мол Психиатрия 2009; 14: 1119–31 [PubMed] [Google Scholar] 59. Шульц К.М., Пирсон Дж. Н., Нили Э. У. и др. Материнский стресс во время беременности вызывает специфические для пола изменения в памяти потомства, социальных взаимодействиях, показателях тревожности и массе тела. Физиологическое поведение 2011; 104: 340–7 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 60. Kjaer SL, Wegener G, Rosenberg R, Lund SP, Hougaard KS. Взаимодействие дородового и взрослого стресса — поведенческие последствия. Brain Res 2010; 1320: 106–13 [PubMed] [Google Scholar] 61.Басс С., Дэвис Е.П., Шахбаба Б., Прюсснер Дж.С., Глава К., Сандман, Калифорния. Материнский кортизол во время беременности и последующие объемы миндалины и гиппокампа ребенка и аффективные проблемы. Proc Natl Acad Sci 2012; 109: E1312 – E9 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 62. Coe CL, Lubach GR. Пренатальное влияние на нейроиммунные установки в младенчестве. Ann N Y Acad Sci 2000; 917: 468–77 [PubMed] [Google Scholar] 63. Руис Р.Дж., Avant KC. Влияние материнского пренатального стресса на младенческие исходы: синтез литературы.Adv Nurs Sci 2005; 28: 345–55 [PubMed] [Google Scholar] 64. Коу CL. Все дороги ведут в психонейроиммунологию. В: Suls JM, Davidson KW, Kaplan RM, eds. Справочник по психологии здоровья и поведенческой медицине. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press, 2010: 182–99 [Google Scholar] 65. Entringer S, Kumsta R, Nelson EL, Hellhammer DH, Wadhwa PD, Wust S. Влияние пренатального психосоциального стресса на продукцию цитокинов у взрослых женщин. Дев Психобиол 2008; 50: 579–87 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 66.Баккер Дж. М., Шмидт Э. Д., Крус Х. и др. Влияние краткосрочного лечения дексаметазоном во время беременности на развитие иммунной системы и гипоталамо-гипофизарной системы надпочечников у крыс. J Нейроиммунол 1995; 63: 183–91 [PubMed] [Google Scholar] 67. Гискомб К.Л., Лобель М. Объяснение непропорционально высоких показателей неблагоприятных исходов родов среди афроамериканцев: влияние стресса, расизма и связанных с ними факторов на беременность. Psychol Bull 2005; 131: 662–83 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 68.Макки, доктор медицины, Каннингем М., Янковски К.Р., Заяс Л. Связанный со здоровьем функциональный статус во время беременности: связь с депрессией и социальной поддержкой в ​​многоэтнической популяции. Акушер Гинеколь 2001; 97: 988–93 [PubMed] [Google Scholar] 69. Блумфилд FH. Эпигенетические модификации могут играть роль в последствиях для развития ранних жизненных событий. J Neurodev Disord 2011; 3: 348–55 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 70. Миллер Г.Е., Чен Э, Паркер К.Дж. Психологический стресс в детстве и подверженность хроническим заболеваниям старения: движение к модели поведенческих и биологических механизмов.Psychol Bull 2011; 137: 959–97 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Стресс во время беременности пагубно влияет на потомство — ScienceDaily

Стресс во время беременности может иметь неблагоприятные последствия для детей, родившихся в таких условиях — медленное развитие, обучение и проблемы с вниманием, тревожные и депрессивные симптомы и, возможно, даже аутизм.

То, что такой стресс во время беременности матери может вызвать проблемы с развитием и эмоциональные проблемы у потомства, давно наблюдалось бихевиористскими и биологическими исследователями, но объективное измерение и определение времени этого стресса и его результатов трудно объективно доказать на людях, поскольку есть доказательства. основан в значительной степени на анекдотических воспоминаниях, а также на него сильно влияют генетические и другие факторы.

Одним из исследователей, долгое время занимавшимся проблемой доказательства связи между пренатальным стрессом и его воздействием на потомство, является профессор Марта Вайншток-Розин из фармацевтического факультета Еврейского университета в Иерусалиме, которая в своей экспериментальной работе с крысами изучала в состоянии продемонстрировать эту взаимосвязь убедительным, проверенным в лабораторных условиях способом.

«Работа с крысами дает огромное преимущество, — говорит Вайншток-Розен, — поскольку мы можем исключить генетические и субъективные элементы».«Исследователи смогли сравнить поведение потомков подвергшихся стрессу матерей крыс с теми, чьи матери не подвергались стрессу. Они также смогли сравнить результаты применения различных типов стресса в разные периоды во время процесса вынашивания, чтобы увидеть, какой период наиболее чувствительны к возникновению различных поведенческих изменений.

Работа Вайншток-Розин вместе с коллегами из Израиля, Великобритании и других стран будет представлена ​​на международной конференции «Долгосрочные последствия стресса в раннем возрасте», которую она возглавляет вместе с доктором Дж.Виветт Гловер из Имперского колледжа в Лондоне, которая будет проходить 29 и 30 октября в Мишкенот Шаананим в Иерусалиме.

Вайншток-Розин смогла показать с помощью своих лабораторных экспериментов, что, когда матери крысы подвергались стрессовым ситуациям (например, раздражающие звуки в переменное время), их потомство, как позже было показано, имеет нарушения способности к обучению и памяти, меньшую способность справляться с трудностями. с неблагоприятными ситуациями (такими как лишение пищи) и симптомами тревоги и депрессивным поведением, по сравнению с теми крысами в контрольных группах, которые родились у нестрессированных матерей.Она отмечает, что все эти симптомы аналогичны нарушениям, которые наблюдались у детей, рожденных от матерей, переживших стресс во время беременности.

Дальнейшие эксперименты Вайншток-Розин и ее учеников показали решающее влияние чрезмерного уровня гормона кортизола, который выделяется надпочечниками во время стресса и достигает мозга плода на критических стадиях развития мозга. В нормальных условиях этот гормон имеет полезную функцию мгновенного снабжения энергией, но она должна быть в небольших количествах и в течение короткого периода времени.Однако в условиях чрезмерного стресса большое количество этого гормона, достигающее мозга плода, может вызвать структурные и функциональные изменения. У людей уровни кортизола выше нормы также могут стимулировать высвобождение другого гормона из плаценты, что вызывает преждевременные роды — еще один фактор, который может повлиять на нормальное развитие.

Вайншток-Розин говорит, что необходимы дальнейшие экспериментальные работы, чтобы изучить возможные другие эффекты на потомство в результате повышения гормонального фона.Что уже кажется очевидным, так это то, что максимально возможное избегание стресса — это хороший рецепт для здоровой беременности и здорового потомства.

История Источник:

Материалы предоставлены Еврейским университетом Иерусалима . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Исследования показывают, что стресс матери вредит плоду | Science

Согласно новому исследованию, стресс, испытываемый женщиной во время беременности, может повлиять на ее будущего ребенка уже через 17 недель после зачатия, что может оказать потенциально вредное воздействие на мозг и развитие.Это исследование впервые показало, что еще не родившиеся дети подвергаются воздействию гормонов стресса матери на столь ранней стадии беременности.

Результаты, опубликованные в журнале Clinical Endocrinology, были получены после того, как отдельное исследование на животных показало, что высокий уровень стресса у матери во время беременности может повлиять на функцию мозга и поведение ее потомства, а также другие данные, свидетельствующие о том, что материнский стресс у людей может влиять на развивающийся ребенок, в том числе снижение его IQ.

Однако то, как это происходит, и последствия для будущего ребенка, как до, так и после рождения, до сих пор полностью не изучены, и необходимы дальнейшие исследования, заявили авторы последнего исследования.

Они заявили, что не хотят «чрезмерно беспокоить беременных женщин», но подчеркнули необходимость вести «здоровый, сбалансированный образ жизни», чтобы избежать общего стресса.

Детский благотворительный фонд Tommy’s призвал семью, друзей и работодателей беременных женщин оказать им поддержку и утешение, чтобы помочь им уменьшить стресс.

Последние выводы, посвященные влиянию окружающей среды в утробе матери на последующее развитие, были сделаны через несколько дней после того, как правительство изменило свои рекомендации беременным женщинам и тем, кто пытается забеременеть, предупредив их воздерживаться от употребления алкоголя.В предыдущих инструкциях говорилось, что они могут выпивать до двух небольших бокалов вина в неделю.

Изменение в рекомендациях, которое, по словам государственных советников по вопросам здравоохранения, было сделано для того, чтобы избежать путаницы, а не в ответ на новые медицинские данные, вызвало заявления некоторых критиков о том, что беременные женщины все чаще становятся мишенями в культуре навязчивого противодействия риску.

В последнем исследовании под руководством профессора Виветт Гловер из Имперского колледжа Лондона и акушера-консультанта Пампы Саркара из больницы Уэксхэм-Парк, Беркшир, были измерены уровни гормона стресса кортизола у 267 беременных женщин.Кортизол, который закачивается в кровь, когда мы начинаем беспокоиться, полезен в краткосрочной перспективе, поскольку помогает организму справиться со стрессовой ситуацией, но длительный стресс может вызвать усталость, депрессию и сделать человека более склонным к заболеваниям. .

Ученые взяли пробы крови матери и околоплодных вод вокруг плода в утробе матери и обнаружили, что при сроке беременности 17 недель и более более высокие уровни кортизола в крови матери отражаются на более высоких уровнях в околоплодных водах.Амниотическая жидкость в основном вырабатывается плодом и является хорошим индикатором воздействия на него ряда веществ, включая гормоны.

Доктор Саркар сказал, что необходимы дальнейшие исследования того, как высокий уровень стресса матери влияет на будущего ребенка. «Все мы — продукт нашей истории развития», — добавила она. «Один из случаев, когда мы наиболее подвержены влиянию окружающей среды, — это когда мы развиваемся как плод.

« Наше исследование показывает, что плод подвергается воздействию кортизола в материнской крови, и мы также продемонстрировали, что и выше 17 недель кортизол в околоплодных водах имел сильную положительную связь с кортизолом в крови матери.Мы обнаружили, что сила этой корреляции усиливается с увеличением срока беременности. Теперь нам необходимо провести дополнительную работу, чтобы раскрыть механизмы, с помощью которых материнский стресс влияет на плод как в течение внутриутробной жизни, так и в детстве.

Клэр Фрайарс, акушерка благотворительной организации Tommy’s, сказала: «Это важное исследование, поскольку впервые получены убедительные доказательства того, что нерожденный ребенок может подвергнуться материнскому стрессу уже на 17 неделе развития.

«Следующим важным шагом будет выявление того, в какой степени различные уровни материнского стресса могут потенциально повлиять на будущего ребенка.На данный момент, основываясь на предыдущих исследованиях, ясно одно: высокий уровень стресса во время беременности в некоторых случаях может нанести вред здоровью ребенка.

«Во время беременности, безусловно, важно избегать стресса, насколько это возможно. Конечно, это легче сказать, чем сделать, поскольку сама беременность может вызвать самые разные чувства — от чувства подавленности, счастья и нервозности. Беременность может означать серьезные эмоциональные переживания. перемены в будущих мамах, от перепадов настроения до невероятного беспокойства, что вполне может повысить уровень стресса у женщин.

«Жизненно важно, чтобы беременным женщинам предоставлялась адекватная поддержка и заверения со стороны их семьи, друзей и работодателей, чтобы гарантировать, что у них будет счастливая и здоровая беременность».

В более раннем исследовании, опубликованном в январе под руководством профессора Гловера, измерялся интеллект более 100 младенцев и детей ясельного возраста, матери которых перенесли необычно высокий стресс во время беременности. Выяснилось, что их IQ был примерно на 10 пунктов ниже среднего, и что у многих из них уровень тревожности и дефицита внимания был выше среднего.Исследование показало, что проблемы во взаимоотношениях с партнером были наиболее частой причиной стресса у беременных женщин.

Одна из теорий состоит в том, что так называемое «фетальное программирование» было разработано как эволюционная стратегия для подготовки детей к жизни, на том основании, что если мать подвергалась сильному стрессу, ребенок мог родиться в опасной среде.

Стресс во время беременности влияет на общие интеллектуальные и языковые функции у детей раннего возраста

Основная цель исследования состояла в том, чтобы определить, объясняют ли степень и время объективного стрессового воздействия матерей значительную часть общего интеллектуального и специфического языка их малышей. способности в возрасте 2 лет после учета предсказательной силы других факторов.Только масса тела малышей при рождении, возраст на момент тестирования и уровень PNMS достоверно коррелировали с зависимыми переменными. Показатели социально-экономического статуса родителей, уровень послеродовой депрессии у матери, субъективная реакция матери на ледяной шторм, количество акушерских осложнений, о которых сообщила мать, месяц беременности во время воздействия и гестационный возраст при рождении не были существенно связаны ни с одним из трех показателей. зависимые переменные. Как ясно видно из анализа иерархической множественной регрессии, степень объективного стрессового воздействия матерей составляла значительную часть объясненной дисперсии, помимо той, которая уже объяснялась массой тела при рождении и возрастом малышей на момент тестирования.Для трех зависимых переменных высокие уровни PNMS были связаны с более низкими общими интеллектуальными и языковыми результатами в возрасте 2 лет.

Вес при рождении малышей был значительно отрицательно связан с оценками Бейли MDI, составляя 12% дисперсии. Направление взаимоотношений указывало на то, что чем тяжелее были малыши при рождении, тем ниже их баллы по шкале Бейли MDI в возрасте 2 лет. Хотя направление взаимосвязи отличалось от полученного Siegel et al. (21, 35), следует отметить, что данная выборка была ограничена только детьми ясельного возраста, родившимися доношенными. В предыдущих исследованиях связь с массой тела при рождении и интеллектуальными способностями ограничивалась только недоношенными детьми. В настоящем исследовании самые низкие баллы по шкале Бейли MDI наблюдались у малышей с массой тела при рождении> 4000 г. Вес при рождении> 4000 г или больше для гестационного возраста. Вес при рождении часто связан с родовой травмой, включая перинатальную аноксию (36, 37).В свою очередь, перинатальная аноксия связана со снижением когнитивных способностей в популяциях одиночек и близнецов (38, 39). Следовательно, возможно, что наблюдаемые в настоящем исследовании результаты произошли из-за того, что дети ясельного возраста с большим весом при рождении, возможно, перенесли высокий уровень гипоксии при рождении, что частично было причиной их более низких баллов по шкале Бейли MDI. Однако это остается в лучшем случае умозрительным, потому что отношения наблюдались только у малышей, которые подверглись ледяной буре, когда их матери были на третьем триместре беременности.Вес при рождении не был связан с показателями Бейли MDI для малышей, которые подверглись ледяной буре, когда их матери были в первом и втором триместрах беременности.

Возраст детей ясельного возраста на момент тестирования составлял 14,8% дисперсии их продуктивных языковых способностей, измеренной MCDI. Как и ожидалось, направление взаимоотношений указывало на то, что чем старше были малыши во время введения MCDI, тем больше слов они говорили. Хотя возраст на момент тестирования был связан с количеством сказанных слов, возраст на момент тестирования не был существенно связан с количеством слов, которые понимали, но не произносили малыши.

Что еще более важно для цели настоящего исследования, уровень PNMS составлял 11,4% и 12,1% дисперсии общих интеллектуальных и продуктивных языковых способностей малышей, соответственно, сверх того, что уже учитывалось при рождении малышей. вес и возраст на момент тестирования. На уровень PNMS также приходилось 17,3% дисперсии восприимчивых языковых способностей малышей. Дети младшего возраста, чьи матери подвергались более высокому уровню объективного стресса в результате ледяной бури, имели более низкие баллы MDI по шкале развития младенцев Бейли, говорили меньше слов и понимали (но еще не говорили) меньше слов, согласно нашим измерениям. адаптированная шкала MCDI, чем у малышей матерей, испытавших более низкий уровень объективно определяемого пренатального стресса.

Кроме того, время, в течение которого малыши подверглись объективному стрессу матери во время ледяной бури, по-видимому, оказало важное сдерживающее влияние PNMS только на интеллектуальные способности малышей. Малыши, которые подвергались воздействию ПНМС от умеренного до высокого, когда их матери находились в первом или втором триместре беременности, имели более низкие баллы по шкале Бейли MDI, чем малыши, у которых было сходное время воздействия ледяной бури, и чьи матери испытали более низкие уровни ПНМС.Уровни PNMS составляли 27,5% и 41,4% дисперсии оценок MDI по Бейли для детей ясельного возраста, которые подвергались воздействию в течение их первого или второго триместра пренатального развития, соответственно, но только дополнительные и незначительные 1,2%, когда воздействие имело место, когда матери были в третьем триместре беременности. Этот результат подтверждает предыдущие исследования (14, 15), предполагающие, что матери становятся менее чувствительными к потенциальным последствиям стрессовых событий по мере того, как их беременность прогрессирует в последнем триместре.

Что касается языковых навыков малышей, степень объективного стрессового воздействия отрицательно коррелировала с количеством слов, которые их малыши говорили и понимали (но не говорили) в возрасте 2 лет. Анализ показывает, что уровень пренатального стресса у матерей составлял 12,1% и 17,3% дисперсии продуктивных и восприимчивых языковых способностей их малышей, соответственно. В отличие от данных об общих интеллектуальных способностях малышей, время воздействия не было связано с языковыми способностями малышей.

Широко известно, что воздействие различных тератогенов в критические периоды внутриутробного развития приводит к неблагоприятным исходам и составляет ~ 10% всех врожденных дефектов человека (40). Приведенные выше результаты ясно демонстрируют, что PNMS оказывает негативное влияние на развитие в течение первых 2 лет жизни. Наши результаты убедительно свидетельствуют о том, что чем больше объективно определенных трудностей, с которыми сталкивается беременная женщина в результате стихийного бедствия, тем выше вероятность того, что ее ребенок будет иметь худшие результаты в возрасте 2 лет при прочих равных условиях.Даже после того, как было учтено влияние факторов, которые, как известно, связаны с интеллектуальными способностями малышей (, например, вес при рождении ) и продуктивной речью (, например, текущий возраст), уровень PNMS почти удвоил величину дисперсии, учитываемой в обоих случаях. зависимые переменные. Наконец, значительный уровень взаимодействия PNMS и месяца беременности, наблюдаемый для баллов по шкале Bayley MDI, предполагает, что воздействие PNMS в течение первых месяцев беременности может привести к наиболее тяжелым последствиям.Наши результаты подтверждают вывод Glynn et al. (15), указывающий на то, что пренатальный стресс матери имеет потенциальные тератогенные эффекты на развитие плода, что может иметь послеродовые последствия, особенно если инсульт происходит на ранних сроках беременности. Следовательно, высокие уровни PNMS, возникающие в результате естественного события, не зависящего от беременных женщин, могут быть использованы в качестве потенциального маркера последующих проблем развития у детей во многом так же, как факторы материнской личности были связаны с проблемами в развитии (41–1). 44).Таким образом, событие, не зависящее от психологического статуса беременной женщины, по-видимому, также оказывает негативное влияние на последующее постнатальное развитие плода.

Хотя настоящее исследование не может напрямую определить механизм, с помощью которого PNMS влияет на постнатальное развитие плода, исследование с использованием нечеловеческих приматов и других животных дает возможное объяснение. Известно, что у животных PNMS изменяет развитие мозга, влияя на функционирование плаценты (45–47). Острый и хронический стресс истощает способность плаценты защищать плод от тератогенов, таких как материнский кортизол, повышая риск необратимых неврологических нарушений (45, 47).Это особенно верно, когда плод подвергается воздействию на ранних сроках беременности (45), когда изначально формируются корковые структуры и до того, как плацента начинает вырабатывать фермент 11 β-гидроксистероид дегидрогеназу, который превращает вредный кортизол в доброкачественный кортизон (48). Подобный процесс может также происходить, когда беременные женщины подвергаются высокому уровню стресса, как это было со многими женщинами в настоящем исследовании. Однако у людей требуется более тщательное изучение этой потенциальной связи, прежде чем можно будет выяснить какие-либо определенные причинные связи между PNMS и проблемами в развитии коры головного мозга.

Приведенные выше данные показывают, что средний и высокий уровни PNMS оказывают негативное влияние на развитие в течение первых 2 лет жизни; однако в настоящем исследовании существует несколько ограничений. Во-первых, результаты и выводы основаны на относительно небольшом количестве детей ясельного возраста. Хотя нам удалось идентифицировать 1440 беременных женщин, которые жили в районе, наиболее пострадавшем от ледяной бури (район, из которого мы привлекли наших участников), только 15,6% ответили на нашу первоначальную анкету. Таким образом, крупномасштабное продольное исследование, из которого была получена настоящая выборка, вероятно, не является репрезентативной выборкой населения целевой области.Аналогичным образом, ограниченное финансирование на ранних этапах настоящего исследования потребовало, чтобы мы ограничили выборку для текущего исследования только 58 участниками. Таким образом, полученные результаты, хотя и чрезвычайно интересны, основаны исключительно на опыте небольшого числа детей ясельного возраста, чьи матери подверглись воздействию ледяной бури, и поэтому не могут быть распространены на население в целом. Во-вторых, хотя мы приложили все усилия, чтобы построить выборку детей ясельного возраста, матери которых сообщили, что не курили и не употребляли алкоголь во время беременности, наша информация была получена из анкеты самоотчета, точность которой всегда вызывает беспокойство.Точно так же матери, возможно, неточно сообщили о других пренатальных осложнениях, таких как гестационный диабет, в нашем исследовании. В-третьих, существует острая необходимость в воспроизведении настоящих результатов. Хотя настоящие результаты аналогичны результатам, полученным на нечеловеческих приматах и ​​других животных, прямые сравнения между животными и людьми невозможны. Прежде чем можно будет сделать удовлетворительный вывод о том, что PNMS, возникшая в результате события, не зависящего от женщины, может повлиять на постнатальное развитие ее облученного плода, необходимо провести дополнительные исследования с использованием популяций людей.Более того, эти исследования должны включать большее количество беременных женщин, чем наблюдалось в настоящем исследовании. Наконец, в настоящем исследовании описываются результаты только для детей ясельного возраста, которые подвергались различной степени PNMS в возрасте 2 лет. Повторные оценки этих детей необходимы, чтобы определить, сохраняется ли наблюдаемая связь между уровнем PNMS и послеродовыми исходами, усиливается или уменьшается по величине с течением времени. В настоящее время мы проводим дополнительное исследование интеллектуального, языкового, поведенческого и нейромоторного развития всей выборки из 174 семей, когда детям исполнилось 6 лет.5 лет. Результаты этого исследования позволят определить, оказывает ли влияние PNMS на интеллектуальные и языковые способности малышей долгосрочное влияние на развитие более широкого спектра способностей.

Несмотря на ограничения настоящего исследования, мы считаем, что полученные результаты имеют большое значение по нескольким причинам. Во-первых, в отличие от большинства исследований, изучающих влияние пренатального стресса на послеродовые исходы, стрессовое событие в настоящем исследовании не зависело от факторов личности женщины.Мы считаем, что естественное стрессовое событие, такое как ледяной шторм, дает более точную оценку пренатального стресса, позволяющую лучше определить время воздействия стресса. Во-вторых, мы смогли получить подробные описания опыта женщин во время ледяной бури в течение 6 месяцев после окончания кризиса, во многих случаях до того, как женщины родили. Поэтому мы относительно уверены, что женщины предоставили точные описания своего опыта. Более того, раннее приобретение этих переживаний гарантирует, что они не будут переосмыслены женщинами на основе интеллектуальных и языковых способностей их детей в возрасте 2 лет.В-третьих, большое внимание было уделено получению выборки детей ясельного возраста, которые не подвергались другим основным тератогенным воздействиям (, например, алкоголь, никотин) или родились преждевременно. Хотя репликация все еще необходима, мы уверены, что снижение общих интеллектуальных и языковых способностей было результатом стрессовых событий, с которыми беременные женщины столкнулись во время ледяной бури. Таким образом, настоящее исследование выявило еще один фактор, который, по-видимому, играет важную роль в развитии общих интеллектуальных и специфических языковых способностей в раннем младенчестве, а именно пренатальный материнский стресс.Наконец, настоящее исследование предполагает, что время воздействия PNMS может привести к различным результатам, а более раннее воздействие PNMS может привести к более пагубным результатам. Наша постоянная оценка семей в рамках нашего лонгитюдного исследовательского проекта может дать нам лучшее понимание роли, которую PNMS играет в долгосрочном развитии плодов, которые подвержены различным степеням PNMS из-за стихийного бедствия, происходящего естественным путем, вне контроля беременных. женщины.

Материнский стресс во время беременности, связанный с младенческими заболеваниями

Согласно исследованию, проведенному учеными Калифорнийского университета в Сан-Франциско, усиление материнского стресса во время беременности связано со значительным увеличением количества и разнообразия детских заболеваний в течение первого года жизни, независимо от уровня стресса после рождения.

В исследовании, опубликованном 19 августа 2020 года в журнале Journal of Pediatrics , рассматривались возможные связи между здоровьем ребенка и восприятием стресса матерями во время и после беременности. В исследовании приняли участие 109 женщин с низким доходом, расовым и этническим разнообразием с избыточным весом, средний возраст которых составляет 28 лет. Для исследования женщины оценили по пятибалльной шкале, насколько стресс они чувствовали из-за проблем в своей жизни во время средней и поздней беременности.

Исследователи оценили состояние здоровья младенцев первого года жизни, изучив их медицинские записи.На каждое увеличение на 1 пункт сообщаемого пренатального материнского стресса исследовательская группа обнаружила рост инфекционных заболеваний на 38 процентов, неинфекционных заболеваний на 73 процента и увеличения числа различных заболеваний среди младенцев на 53 процента.

«Эффект был еще сильнее при стрессе, пережитом во второй половине беременности, что позволяет предположить, что это может быть чувствительный период для развития плода, связанный со здоровьем после рождения», — сказала первый автор Николь Буш, доктор философии, доцент кафедры психиатрии и педиатрии в UCSF, который также связан с Детскими больницами UCSF Benioff и Институтом неврологии UCSF Weill.

Через год после рождения своих детей матери, участвовавшие в исследовании, также ретроспективно сообщали о том, пережили ли они серьезное заболевание, смерть близких, стали жертвой преступления, проблемами во взаимоотношениях, жилищными проблемами, юридическими проблемами или финансовыми проблемами. проблемы во время беременности. Серьезные стрессовые жизненные события были обычным явлением: 47 процентов сообщили о трех или более событиях, 39 процентов сообщили об одном или двух событиях, а 14 процентов не сообщили о таких событиях.

Примечательно, что после внесения поправок на пренатальный стресс исследователи обнаружили, что послеродовой стресс и депрессия у матерей не были связаны с каким-либо увеличением заболеваемости среди младенцев.«Эти результаты согласуются с растущим объемом исследований, показывающих, что стресс для матери во время беременности, особенно на поздних сроках беременности, оказывает негативное влияние на здоровье ребенка, независимо от того, какой стресс или эмоциональные проблемы могут возникнуть у матери после родов. , — сказал Буш.

«Это подтверждает тот факт, что скрининг на стресс и поддержка для снижения стресса во время беременности могут принести пользу как матери, так и ребенку, потенциально улучшая результаты среди поколений и снижая затраты для общества.Матери, участвовавшие в исследовании, были участниками продолжающегося исследования стресса, питания и раннего развития (SEED), главным исследователем которого является Буш. SEED — это лонгитюдное исследование, предназначенное для изучения связи между пренатальным стрессом и увеличением веса на здоровье и развитие ребенка в сообществах, испытывающих высокие социальные трудности.

Буш предупредил, что, поскольку все матери в исследовании имели избыточный вес и страдали ожирением, результаты не могут быть обобщены для других групп населения.

«Однако от 60 до 68 процентов американских женщин детородного возраста имели избыточный вес или страдали ожирением в период включения в исследование, с еще более высокими показателями среди афроамериканок, латиноамериканок / латиноамериканок и американок мексиканского происхождения», — отметила она. «Наша выборка может быть более репрезентативной для американских матерей, чем типичная исследовательская группа, и это одна из ценностей этой работы».

Буш добавил, что высокий уровень неблагоприятных условий, о которых сообщают женщины, был еще одной сильной стороной исследования. «Нам нужны образцы, которые представляют тех, кто с наибольшей вероятностью будет испытывать высокий уровень стресса во время беременности, если мы хотим понять и предотвратить передачу риска плохого здоровья из поколения в поколение», — сказала она.

Старшим автором исследования является Элисса Эпель, доктор философии, профессор и заместитель председателя отделения психиатрии UCSF. Соавторы: Майкл Кочча, MS, Карен Джонс-Мейсон, JD, MSW, PhD, Нэнси Адлер, PhD, У. Томас Бойс, MD, UCSF; Дженнифер Савиц, доктор медицинских наук, из Университета Вашингтона и детской больницы Сиэтла; и Барбара Ларайя, доктор философии из Калифорнийского университета в Беркли.

Калифорнийский университет в Сан-Франциско (UCSF) специализируется исключительно на науках о здоровье и посвящен укреплению здоровья во всем мире посредством передовых биомедицинских исследований, получения высшего образования в области наук о жизни и медицинских профессий, а также передового опыта в области ухода за пациентами.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.