Ностальгия что значит: Ностальгия. Что такое «Ностальгия»? Понятие и определение термина «Ностальгия» – Глоссарий

Содержание

Александр Иванов. Прогрессивная ностальгия?

Ностальгию обычно понимают как тоску по прошлому и связанную с этой тоской негативную оценку настоящего. В этом смысле ностальгия всегда оппонирует прогрессу, является критикой прогресса и несет на себе отпечаток некоей ре-акции, т.е. мстительности. Ностальгирующий как бы выхватывает из потока перемен все ошибки и преступления прогресса и злорадно предъявляет их, чтобы доказать, что никакие перемены к лучшему невозможны. Ностальгия является моральным ограничителем прогресса, она критикует прогресс чаще всего именно с моральной позиции, как это делал, например, Руссо.

Первым серьезным критиком ностальгии был Кант. Согласно ему, прошлое следует понимать не как факт, то есть не в его предметной завершенности и уготовленности к использованию нами в наших сегодняшних интересах и потребностях, а как акт, то есть как некое автономное, основанное на собственном законе событие, которое в принципе является незавершенным. «Деятельность предшественников, – пишет он в «Критике способности суждения», – направлена не на то, чтобы сделать тех, кто следует за ними, просто подражателями, но чтобы своими действиями указать им, что они должны искать принципы в самих себе и идти собственным, подчас лучшим путем. <…> Преемственность, соотносящаяся с актом прошлого, а не подражание ему – таково правильное определение влияния, которое могут оказывать на других результаты деятельности служащего им примером созидателя». В соответствии с таким пониманием прошлого оно, поскольку в нем содержится момент свободного самоопределения, предстает, если можно так выразиться, более «актуальным», чем то настоящее, в котором это самоопределение, эта автономия отсутствуют. Но отсюда вытекает и то, что понятое таким образом прошлое не может быть союзником ностальгии, ее аргументом в споре с настоящим – в том смысле, что на него, если мы понимаем его как автономное событие, нельзя некритически «опереться» как на что-то, что позволит ностальгирующему сознанию передоверить такому «твердому» прошлому свою обязанность думать и принимать решения самому. Именно в этом контексте ностальгия представляется некритическим чувством, которому недостает мужества и решимости на свободное мышление, в том числе и на рациональное постижение прошлого.

В «Манифесте коммунистической партии» Маркса и Энгельса мы встречаем первый набросок их концепции истории и – вместе с ним – первый эскиз марксистского понимания ностальгии. Вслед за Кантом авторы «Манифеста» понимают прошлое как акт, для них оно является «историей борьбы классов». Именно в этом своем измерении прошлое «актуально» и может быть использовано в интересах критики настоящего. Можно сказать, что данный аспект актуальности прошлого и позволяет Марксу говорить о нем в терминах прогресса и реакции. Есть прогрессивное и есть реакционное прошлое, последнее выступает предметом ностальгии, первое представляет собой снимаемый в настоящем «момент» исторического процесса освобождения человечества.

Поэтому в «Манифесте» мы видим, с одной стороны, изобличение буржуазии, потопившей «в ледяной воде эгоистического расчета» всё вызывавшее ранее благоговение и священный трепет, а с другой – сардоническую язвительность в отношении выброшенных на свалку истории «религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности». «Буржуазия показала, – пишут авторы «Манифеста», – что грубое проявление силы в средние века, вызывающее такое восхищение у реакционеров, находило себе естественное дополнение в лени и неподвижности». Вспомним, что именно лень выступает в кантовской этике в качестве радикального зла, противополагаемого им свободной воле как источнику любой автономии. В основании предмета ностальгии лежит, таким образом, лень как главная причина гетерономии, крайней несамостоятельности, провинциальной ограниченности реакционных образов прошлого – и одновременно та же лень не позволяет охваченному ею современному сознанию произвести реактуализацию прошлого и тем самым избавиться от ностальгии по нему.

В «Немецкой идеологии» Маркс уточняет и детализирует свою концепцию прогрессивного и реакционного прошлого. Если в «Манифесте» на стороне прогресса оказывались все угнетенные классы, осознавшие свою историческую миссию и вступившие в борьбу со своими угнетателями, то здесь он показывает историческую ограниченность всех предшествующих современному обществу типов прогресса. По словам Маркса, все докапиталистические способы разрешения классовых противоречий представляли собой лишь ограниченные, «местные», а не «универсальные» – всемирно-исторические – формы общественных отношений. Без открытого буржуазией «всемирно-исторического бытия людей» любой коммунистический проект выступает в качестве лишь ограниченного «местного коммунизма», а общественные отношения («силы общения») остаются «на стадии домашних и окруженных суеверием «обстоятельств»«. «Местный», ограниченный коммунизм, представляющий собой лишь «всеобщее распространение бедности», является в глазах Маркса более реакционной общественной формой, нежели уничтожающий все местное всемирный – глобальный – капитализм. «Коммунизм эмпирически возможен только как действие господствующих народов, произведенное «сразу», одновременно, что предполагает универсальное развитие производительной силы и связанного с ним мирового общения». Очевидно, что в этих словах Маркса содержится приговор, вынесенный им русскому коммунизму почти за сто лет до его практической реализации в СССР. Важно, что впервые едва ли не средоточием всего исторически реакционного в «Немецкой идеологии» объявляются не традиционные силы реакции («папа и царь, Меттерних и Гизо» из «Манифеста»), а ограниченные, фетишистские формы самого «прогрессивного», т.е. коммунизма. Отсюда возникает возможность мыслить ностальгию как реакционное чувство, в основании которого лежит желание опереться на любое – как прогрессивное, так и реакционное – прошлое в его ограниченности. В данном контексте коммунизм становится у Маркса знаком настолько чистой негативности, что все попытки мыслить его дискурсивно, т.е. в качестве чего-то определенного, решительно им пресекаются. «Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, – пишет он в «Немецкой идеологии», – не идеал, с которым должна сообразоваться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние». Таким образом, единственное, что никогда и ни при каких условиях не сможет попасть в удушающие объятия ностальгии, никогда не сможет стать прошлым, а всегда проявляет себя только как сила, уничтожающая, ничтожащая все данное, наличное, ограниченное, – это и есть коммунизм.

В «Капитале» тема ностальгии получает развернутое обоснование в диалектике капитала и сокровища. Сама модель капитала строится Марксом как концепция универсального языка. Элементарной формой, т.е. словом, в этом языке выступает товар, соединяющий в себе уровень означающего (потребительная стоимость) и означаемого (меновая стоимость). Грамматикой данного языка выступает обмен товаров, синтаксисом – деньги, а прагматикой – прибавочная стоимость, составляющая главный смысл языкового употребления. Окаменевание денег в виде сокровищ выступает здесь в качестве идиомы, нарушающей грамматический порядок путем незаконного отождествления означающего с означаемым. Из прозрачного слово, став идиомой, превращается в закрытое, ограничивающее возможность дальнейшей коммуникации: «Из простого посредствующего звена при обмене веществ эта перемена формы (с товарной на денежную. – А.И.) становится самоцелью». Накопление богатств в виде сокровищ, когда золото и серебро «сами собой (т.е. минуя стадию производства и обмена. – А. И.) становятся общественным выражением избытка, или богатства», Маркс называет «наивной формой» накопления, присущей традиционным, закрытым культурам с их раз и навсегда установившимся кругом потребностей. Для таких культур «стоимость неотделима от формы стоимости, и поэтому накопление сокровищ в виде золота и серебра является для них накоплением стоимости». Характерно, что такое понимание стоимости (ценности), когда ценность неотделима от ее формы, т.е. когда сама форма выступает в качестве самодостаточной, автономной ценности, характеризует способ, каким существует произведение искусства. В подготовительных набросках к «Воле к власти» Ницше, критикуя современное ему искусство, замечает, что современные художники, «битком набитые общими идеями», любят форму не за то, что она есть, а за то, что она выражает: «Они принадлежат к поколению людей ученых, измученных и рефлектирующих – тысячи верст отделяют их от старых мастеров, которые не читали, а думали лишь о том, как бы устроить праздник своим глазам». Современные художники, таким образом, относятся к старым мастерам так же, как капитал относится к сокровищу: подобно тому как в логике капитала вещественная форма товара лишь выражает его меновую стоимость, не являясь автономной от нее ценностью, современные художники, согласно Ницше, формой своих произведений лишь выражают, «инсценируют» какое-нибудь событие прошлого или теорию – и этим они сущностно отличаются от старых мастеров, которые понимали форму не как внешнее выражение внутреннего «содержания», а как само содержание в его явленности взгляду.

Таким образом, политэкономической и одновременно эстетической формой, в которой выступает ностальгия в «Капитале», является сокровище. В качестве превращенной формы товара сокровище затемняет коммуникативную прозрачность отношений обмена, вводя в них непереводимую на язык капитала идиому «бесценного». В качестве эстетической формы сокровище представляет собой полное тождество формы ценности (стоимости) и ее содержания, тождество, которое получает у Маркса название фетишизма. Ностальгия есть, по Марксу, консервативное, реакционное отношение к товару как к сокровищу. В основе такого отношения лежит фетишистское преклонение перед чувственной формой самого привилегированного из товаров – золота. Очевидно, что в «Капитале» критика ностальгии приобретает характер радикального иконоборчества. Искусство с его позитивностью не может без остатка раствориться в негативной, рационально-дискурсивной тотальности языка, не может быть переварено в логике капитала. Следовательно, искусство – и здесь Маркс целиком на стороне Гегеля – должно быть преодолено в более высокой форме самосознания и стоящей за ней общественной практики. В «Капитале» Маркс завершает начатую еще в «Тезисах о Фейербахе» критику созерцательного отношения к миру и одновременно порывает с последними остатками кантовского «смирения перед позитивным и данным» (Т. Адорно), тем самым окончательно закрывая для себя возможность эстетической теории в том ее значении, которое закрепилось за ней начиная с XVIII века. Марксистская эстетика невозможна, зато возможна марксистская антропология. Другими словами, невозможна марксистская теория прекрасного, но зато возможна теория некоего нового вида сущего, который еще в «Немецкой идеологии» получает название «эмпирически универсального индивида». Искусство, или сокровище, является в глазах Маркса субститутом, протезом универсальности, годящимся только для «местно-ограниченного» индивида прошлого. Эта ограниченная форма универсальности преодолевается глобальным, «всемирно-историческим» распространением капитала, а тот, в свою очередь, – коммунизмом. Коммунизм уничтожает труд, предметную деятельность как таковую, ибо именно она является причиной отчуждения. Он, следовательно, как бы возвращается к свободной целесообразности искусства, но уже без присущей ему прежде предметной ограниченности, порождающей ностальгию. Ей на смену приходит то, что Маркс называет «производством общения», т.е. творчество, создающее не предметы искусства (сокровища), а самого эмпирически универсального индивида как воплощение беспредметного царства свободы.

Как ни странно, но в ХХ веке Марксова рефлексия ностальгии получает неожиданного продолжателя в лице Хайдеггера. Это не означает, что Хайдеггер согласен с Марксом, совсем наоборот, он почти во всем не согласен с ним, но его фундаментальная онтология совпадает с марксизмом в степени радикальности постановки проблемы. В «Основных понятиях метафизики» Хайдеггер определяет ностальгию как «фундаментальное настроение философствования». Отталкиваясь от одного из фрагментов Новалиса («Философия есть, собственно, ностальгия, тяга повсюду быть дома»), он характеризует ностальгию как неотчуждаемую от философии «тоску по целому». Однако философа тянет повсюду быть дома только в том случае, если он нигде не дома. Что же в таком случае означает «быть дома»? Это значит находиться под защитой некоего целого. Ностальгия поэтому – это не тоска по ушедшему прошлому, а тяга к миру как целому: «туда, к бытию в целом, тянет нас в нашей ностальгии». «Бытие в целом», в отличие от столь угнетающей нас «паскалевской» бесконечности («Меня ужасает вечное безмолвие этих бесконечных пространств»), принципиальным образом ограниченно, конечно. Следовательно, ностальгия как тоска по бытию в целом – это не страсть к охвату бесконечного мира, не мания овладения им, а, напротив, тоска по конечному, всегда ограниченному миру, где возможны сосредоточенность и уединенность, по миру, в котором господствует близость, причем не только с ближними, но и с «дальними».

Откуда же эта наша меланхолия, отчего нас так мучает эта тоска по целому, ведь, казалось бы, мы, каждый по-своему, владеем этим целым – «домом», в котором протекает наше настоящее? Дело здесь в том, говорит Хайдеггер, что как только мы спрашиваем о мире в целом, мы тут же проявляем к нему «интерес» и тем самым обнаруживаем стремление присвоить его себе, овладеть им, пусть сколь угодно идеально, лишь в воображении. В тот миг, когда этот «интерес» дает о себе знать, целое исчезает – и мы остаемся ни с чем, а вернее, опять оказываемся перед ужасающей бездной бесконечного мира, где никакого дома, никакого целого, ничего настоящего у нас нет и быть не может.

Парадокс ностальгии, сформулированный Хайдеггером, заключается в том, что мы обречены на поиск целого постольку, поскольку данный поиск есть наше «фундаментальное настроение», и в то же самое время мы, всегда ищущие это целое с помощью особого рода вопросов, обречены на то, чтобы терять его, упускать из виду, оставаясь каждый раз ни с чем. Вопрос о целом должен быть правильно поставлен, а для этого из него необходимо убрать все следы нашего «интереса», нашего неистребимого желания овладеть этим целым. Помочь в этом может искусство. Интерпретируя кантовское понятие прекрасного как данного нам в свободном от интереса отношении к предмету, Хайдеггер ставит вопрос о том, что означает у Канта свобода от интереса. Если «интерес» представляет собой стремление хотеть иметь что-либо для себя, чтобы владеть, пользоваться, иметь в своем распоряжении, то идея незаинтересованного созерцания может быть понята следующим образом: «Для того чтобы признать что-либо прекрасным, мы должны позволить рассматриваемому нами предстать перед нашим взором в его собственном звании и достоинстве. Мы не можем заранее связывать его с чем-то другим, с нашими целями и замыслами, с возможным наслаждением и выгодой <…>; мы должны рассматриваемое нами как таковое предоставить самому себе, должны позволить ему быть тем, чем оно является и открывается нам». Отсутствие интереса как основа для свободного благоволения к предмету не только не означает безразличия и безволия с нашей стороны, но, напротив, «предстает как высшее напряжение всего нашего существа, как освобождение нас самих во имя освобождения того, что имеет в себе свое собственное достоинство – дабы оно имело его в чистом виде». Прекрасное поэтому есть то, «что мы ценим и чтим как про-образ нашей сущности, то, чему мы из глубины нашего существа дарим, говоря вслед за Кантом, свое «свободное благоволение»».

Итак, перед нами две модели ностальгии. Первая, марксистская, полагает ностальгией отношение к прошлому как к предметно ограниченному факту, изолированному от его исторической перспективы и в этом своем качестве могущему быть использованным для реакционной критики настоящего и будущего. Вторая, хайдеггеровская, утверждает, что ностальгия вообще не имеет никакого отношения к «историческому» прошлому в том его значении, которое оно получает в марксизме. Ностальгия в этой концепции – не тоска по прошлому, а тоска по целому как настоящему, подлинному – тому, что составляет фундаментальное настроение человеческого существования. И в той и в другой концепции краеугольным камнем, на котором обнаруживает себя ностальгия, выступает искусство. Для Маркса искусство, провоцирующее ностальгию самим фактом собственной «позитивности», должно быть преодолено в негативной антропологии эмпирически универсального индивида будущего. Хайдеггер, напротив, рассматривает искусство как местопребывание истины и своего рода key point сущего, который позволяет человеку заново обрести утраченный им смысл бытия.

Таким образом, марксизм предстает теорией чистого прогресса, в то время как фундаментальная онтология Хайдеггера оказывается теорией чистой ностальгии. Можно сказать, что агональное противостояние «линии Маркса» и «линии Хайдеггера» образует собой центральную ось современного миропонимания, его важнейший перекресток. Поэтому вопрос о том, возможна ли «прогрессивная ностальгия», оказывается едва ли не самым провокационным вопросом современности и уж наверняка самым болезненным вопросом для актуального искусства.

Почему люди тоскуют по советской эпохе – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Общества, пережившие исторические травмы, нуждаются в анестезии и психотерапии. Эти функции часто выполняет коллективная ностальгия по «старым добрым временам», например, позднесоветскому периоду «развитого социализма». Тоску по приукрашенному прошлому материализовали многочисленные музеи СССР, созданные энтузиастами. Она не просто конвертировалась в коммерческий продукт, но и помогла переосмыслить прошлое, рассказал IQ.HSE исследователь ностальгии, социолог Роман Абрамов.

Коллективная анестезия

Волны ностальгии стали частым феноменом ХХ века, когда происходили большие геополитические катаклизмы, мировые войны, революции, резкие социальные и технологические перемены. Ностальгия играла роль антидепрессанта, анестетика и адаптогена одновременно. Люди пытались найти спокойное и благополучное прошлое — и спрятаться в него, ненадолго забыться. Но этот эскапизм в итоге нередко помогал привыкнуть к новым условиям, адаптироваться.

Условным «золотым веком», или референтным временем, с которым сверялась современность, в коллективном сознании стала позднесоветская эпоха, двадцатилетие с середины 1960-х по середину 1980-х. Это время меньше ассоциировалось с историческими травмами (в отличие, например, от репрессивных 1930-х и «сороковых роковых») и больше — с относительной стабильностью для большинства населения СССР.

Ясно, что на деле эпоха «развитого социализма», более известная как «эпоха застоя» (или «длинные семидесятые»), отнюдь не была однозначной. Это время экономической стагнации, войны в Афганистане, кампаний против диссидентов (Александра Солженицына, Андрея Сахарова и пр.), эмиграции третьей волны. Однако эти события затрагивали не всех и выглядели менее травматичными — по контрасту с событиями очень непростых предыдущих десятилетий.

Условий возникновения, по мнению исследователей, три:

 неопределенность будущего;

 недовольство настоящим у разных социальных групп;

 наличие материальных свидетельств (вещей, архитектуры, изображений), соответствующих ожиданиям ностальгирующих.

Современные общества с их идеологией непрерывных инноваций и перемен, при размывании традиционных систем ценностей, способствуют росту ностальгии. Тяга к прошлому, которое видится как более стабильное, понятное и обжитое, овладевает сознанием миллионов. Причем предметный мир — гигантская барахолка старых вещей — играет здесь особую роль.

Тоска в вещах

Ностальгическая экосистема — прекрасный пример симбиоза эмоций, воспоминаний, практических действий, институтов, людей и вещей. Все они преобразуют реальность — окрашивают ее в ностальгические тона, а с другой стороны, стимулируют ностальгическое потребление.

Вещи из «прекрасного далека» — это и сосуды ностальгии, и психологические якоря, и талисманы, и психоделические средства. Они помогают «телепортироваться» в прошлое (точнее, в мир иллюзий о нем), подобно машине времени или психотропным веществам.

Мода на все советское «предметно» проявила себя во множестве тематических интернет-сайтов (например, «Энциклопедия нашего детства»), телесериалов, ресторанов советской кухни, квазисоветских товаров («тот самый чай»), народных музеев и экспозиций.

Ретроспективное изобилие

Восприятие брежневской эпохи во многом определили личные воспоминания. Ностальгия охватила поколение тех, чье детство и юность совпали с «длинными семидесятыми», и даже тех, кто родился на излете существования СССР. У большинства участников движения «народной музеефикации» было относительно благополучное детство, что, несомненно, накладывает отпечаток на восприятие эпохи.

Вещи, все то, что окружает человека, влияет на его культурную социализацию. Это своего рода социальный импринтинг, который определяет дальнейшее восприятие действительности. Для части этого поколения советский мир казался странным и притягательным одновременно. В итоге «последнее советское поколение» (говоря словами Алексея Юрчака, автора книги «Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение») стало генераторами народной музеефикации позднего «совка», которая пришлась во многом на 2009–2012 годы. И если раньше советская повседневность выглядела как бедная красками и вещами, то в этих экспозициях она более чем живописна и разнообразна.

Пространство музеев советской повседневности отчасти напоминает блошиный рынок, перенасыщенный свидетельствами эпохи — от школьных тетрадей до автомобилей. Но создатели таких экспозиций не только реабилитировали советскую бытовую культуру. По сути, они писали неофициальную историю или, по крайней мере, противопоставляли ей свой нарратив.

Краудсорсинг коллекционеров

Новых музеев о советской жизни немало, они могут присутствовать в реальном и виртуальном пространстве (в том числе, как цифровые архивы свидетельств очевидцев). Среди наиболее интересных — Музей быта советских ученых «Академгородок» (Москва) — реконструкция повседневной жизни сотрудников Курчатовского института (кстати, чисто любительская инициатива), столичный Музей советских игровых автоматов, Музей социалистического быта в Казани, Музей советского детства в Севастополе, новосибирский Музей СССР, Музей СССР на ВДНХ и пр. Весьма профессиональный проект — Московский музей дизайна, который представил в Манеже выставки советского дизайна и упаковки 1950–1980-х годов.

Музеефицируется — профессионально и с участием волонтеров — история целых районов. Так, есть Музей авангарда на Шаболовке, который рассказывает об архитектуре района и его истории через личные воспоминания жителей. Существует проект об истории Басманного района. Один из пионеров таких инициатив — сайт «Северяне» («Московский север»), созданный в 2004 году (он позиционируется как «сайт памяти Бескудниковской железной дороги»).

Некоторые музеи весьма успешно капитализируют ностальгию. Например, Музей советских игровых автоматов работает как коммерческое предприятие: как ресторан, сувенирная лавка, точка аттракции для туристов — и как пространство взаимодействия родителей с детьми. Наконец, это лекционная площадка. Этот музей стал частью городского пространства.

Аффективное восприятие

В народных проектах репрезентация советского мира выдержана в духе идиллии или утопии. В интервью и обращениях на сайтах музеев их создатели предлагают приобщиться к доброму старому времени, совершить путешествие «в мир положительных эмоций». Проект «Энциклопедия нашего детства» обещает «возвращение в волшебный мир, где царили мороженое в стаканчике и уроки «физры», крепкая дружба и дефицитная жвачка». Создатели пишут: «Помните запах разбавленного спиртом фломастера и пионерского галстука под утюгом, вкус газировки за три копейки и холодной столовской котлеты? Значит, вы тоже из этого мира!» Главное намерение кураторов проектов — не фактуализация прошлого, а ностальгическая мифологизация — с помощью рефлексивной ностальгии.

По сути, это музеи аффекта, провоцирующие сильные психологические и физиологические реакции. Причем телесность играет существенную роль. Материальный мир советского заставляет посетителей участвовать в реконструкции реалий того времени: переодеваться в винтажные костюмы, танцевать твист, отдавать пионерский салют, опробовать советские игровые автоматы.

Этот фрейм взаимодействия, несомненно, отражает установку современных музеев на интерактивность. Но, в то же время, за ним нередко следует и переключение мировоззрения. Есть риск, что материализованный советский спектакль захочется продолжать за рамками музея, совершенно забыв о травмах той эпохи.

Кстати, механизм аффекта оправданно задействуют и музеи, посвященные самым трагическим событиям истории ХХ века: войнам, репрессиям и пр. Эмоциональная реакция соединяется с интеллектуальной, культурной и физиологической. Таков Музей истории ГУЛАГа. И экспонаты, и организация музейного пространства оказывают сильное (до слез и дрожи) воздействие на зрителей. Его эффект гораздо мощнее, чем у сухих фактов о том, сколько людей были уничтожены в сталинскую эпоху. 

По ту сторону мифа

В 1990-е годы брежневский период советской истории трактовался как время стагнации, разложения коммунистической идеологии и системы управления. Во второй половине 2000-х эта эпоха представала в массовом сознании уже в другом свете. Появился запрос на ностальгию. Он был вызван неудовлетворенностью результатами рыночных реформ и экзистенциальными потребностями — обретения ценностной почвы под ногами. Ею и стало идеализированное прошлое, некий штиль на фоне частых штормов (прекаризации труда, резкой смены социальных ролей, экономических кризисов и пр).

Однако ностальгия не была всеобщей. Не все социальные группы тосковали по приукрашенному прошлому. Тяга к нему, скорее, проявлялась у тех, кто не был вовлечен в повседневность позднего советского времени, особенно в регионах и малых городах, которые переживали тотальный дефицит. Обычных людей — инженеров на заводе, мастеров в цеху, квалифицированных рабочих, доярок, водителей — по-видимому, чаще беспокоило не отсутствие свободы слова, а бытовые тяготы, например, отсутствие товаров. Нужно готовить ребенка в школу, а формы, ботинок, рубашки в продаже нет. Их нужно доставать. Каждое бытовое действие сопровождалось гигантскими затратами сил, что было довольно странно для технически развитой страны, запускавшей космические корабли. 

А жителям крупных городов, гуманитарной или технической интеллигенции часто не хватало интеллектуальной свободы, «воздуха» чтения (многое было запрещено), поездок за границу (культурного отдыха). Это были квазипотребительские и гражданские ожидания. У этой прослойки ностальгия проявляется меньше. Они даже немного удивляются этому интересу к советскому дизайну. Ведь в свое время люди мечтали о том, что они купят не радиоприемник «Океан», а какой-нибудь «Philips» или «Grundig».

Но все эти бытовые ожидания и трудности были характерны для родителей. А дети и подростки воспринимали то время с неким романтизмом. Они гоняли на велосипедах, носили ключи от дома на шее, играли в казаков-разбойников и были счастливы. Казалось, что впереди, за поворотом, их ждет «прекрасное далеко». Но этот миф внезапно умер. Да здравствует миф!

Старт рефлексии

Любопытно, что ностальгия позднесоветских поколений по периоду застоя способствовала рефлексии, более взвешенному осмыслению той эпохи. В середине 2000-х произошел резонанс — или встречное движение. С одной стороны, о прошлом размышляли самые обычные люди (сначала в многочисленных сообществах в живом журнале, затем в блогах, на сайтах и пр.), с другой — ностальгией всерьез заинтересовался академический мир: историки, социальные антропологи, культурологи. Стало ясно, что этот феномен обществу необходимо изучать, с тем, чтобы понять и осознать себя. И при этом, по возможности, отказаться от идеологических клише.

В начале 2000-х годов исследования ностальгии были, в основном, на Западе. Ряд работ вышел у российско-американского историка культуры, антрополога Сергея Ушакина. Довольно много было посвящено феномену остальгии в Германии (нем. Ostalgie от Ost — «восток»), тоски по бывшей ГДР. Это пример самой ранней тяги к ушедшему социалистическому прошлому, как к затонувшему «Титанику» (немецкие авторы стали писать об этом феномене с конца 1990-х).

В России поначалу выходили, скорее, журналистские материалы, особенно вокруг ностальгического потребления — например, открытия ресторанов в советском духе, использования квазисоветских брендов. Стало очевидно, что идет волна материализации ностальгии. Но она началась за три-четыре года до этого, когда люди разных профессий — журналисты, предприниматели, инженеры — вдруг по собственной воле решили собирать вещи и открывать в приобретенных для других целей домах, квартирах и гаражах музеи, посвященные СССР, и демонстрировать свои коллекции. Развивалась народная музеефикация.

Без шор

Очень долго рассуждения на тему застоя сводились к тому, что была плановая экономика, нерациональный Госплан, и отдельные функционеры, например, Алексей Косыгин, что-то делали. Сейчас ряд исследователей (например, Алексей Сафронов) занимаются изучением советской экономики, реформ, выясняют, почему и как действовало «нефтяное проклятье» и пр. Ясно, что простая стигматизация в духе «период застоя» ничего не дает в исследовательском смысле, — нужен глубокий всесторонний анализ.

В России исследованиями советской эпохи занимается, например, Галина Орлова, которая изучает советских физиков-ядерщиков. На Украине коммеморацию эпохи СССР анализирует литературовед и культуролог Валентина Хархун. Наконец общество стало воспринимать позднесоветское время как комплексный, многослойный, составленный из историй разных социальных групп период, а не только как историю, в которой действовали старцы из Политбюро, трудно было достать колбасу, но люди были счастливы, потому что существовала стабильность. Наконец формируется аналитический взгляд на прошлое. А у молодых людей тем временем стало модно тосковать по 1990-м.
IQ

Исследование музеефикации позднего советского времени поддержано Научным Фондом НИУ ВШЭ


Автор исследования:

Роман Абрамов, заместитель заведующего кафедрой анализа социальных институтов факультета социальных наук НИУ ВШЭ
Подпишись на IQ.HSE

Наше идеальное прошлое / Стиль жизни / Независимая газета

Любовь к советским временам обусловлена банальной ностальгией

В первоисточнике не «Остановись, мгновенье!», а «…мгновенье, прекрасно ты, продлись, постой!». Франц Ксавер Симм. Иллюстрация к «Фаусту» И.В. Гете. Конец XIX века

Сейчас даже странно узнавать, что еще в XIX веке ностальгия считалась болезнью. Чем-то вроде простуды или сенной лихорадки. Пожелавшие в этом убедиться могут заглянуть, к примеру, в Толковый словарь живого великорусского языка, составленный когда-то Владимиром Далем. Лишь в ХХ столетии в понятие ностальгии ученые стали вкладывать определенный психологический и даже философский смысл.

В разговорном обиходе, стремясь максимально расширить это явление, мы стали забывать первоначальный смысл слова «ностальгия». Слово это имеет латинские корни и состоит из двух частей: «nostos», что значит возвращение на родину, и «algos», что переводится как печаль или боль. То есть выходит, что в точном переводе ностальгия – это тоска по родине.

Уже давно мы ностальгируем буквально по всему: по своему и общему прошлому, по любимым в детстве игрушкам, по вкусу советского мороженого, по книжкам и фильмам, которые так любим смотреть и перечитывать… В этом перераспределении смыслов иногда доходит до парадоксов. У Андрея Вознесенского есть знаменитое стихотворение – «Ностальгия по настоящему»: «Я не знаю, как остальные,/ но я чувствую жесточайшую/ не по прошлому ностальгию –/ ностальгию по настоящему…» Поэт хочет быть оригинальным, это его право, но большинство его прежних и нынешних читателей скорее всего ностальгируют именно по прошлому.

Ученые давно спорят: что лучше помнится человеку – страшное и неприятное или счастливое и радостное?

Судя по нашим ощущениям, все-таки у радости и сладости больше шансов остаться в памяти, чем у горечи и всяких там неприятностей. Некоторые исследователи утверждают, что пережитый негатив лучше удерживается в памяти только у четырех человек из ста. Хотя, как представляется, чаще всего мы помним не сам миг счастья, а наши счастливые, радостные ощущения, оставшиеся в душе от этого самого «мига». Не имея в свое время возможности произнести знаменитую формулу «Остановись мгновение!», мы мысленно все время пытаемся это мгновение воскресить. Правда, у господина Гете эта фраза доктора Фауста звучит несколько иначе: «…Мгновенье,/ Прекрасно ты, продлись, постой!», но разве мало подобных крылатых слов и выражений мы переиначили по-своему…

Вы заметили, как мы все нынче оказались во власти ностальгии? И всё, что нас сегодня окружает, это сомнительное чувство охотно подогревает. И кино, и телевидение, и речи некоторых политиков, и даже список слов, которые нужно угадать в очередном сканворде. Мы любим подсмеиваться над стариками, утверждающими, что во времена их юности и сахар был слаще, и воздух чище.

Хотя в отношении воздуха они, несомненно, правы. Но это уже вопрос не к психологам, а к экологам и столпам нынешней индустрии. А далеко ли мы сами ушли от этого всего?

Впрочем, так было во все века. Каждое поколение, перевалив через личный экватор, любит сетовать на улетевшее в трубу прошлое, на несбывшиеся надежды, на изменившийся (естественно, к худшему) пейзаж, на новый дом, заслонивший такое привычное с утра солнышко…

Мы странные люди. Мы способны тосковать даже по вещам, вызывающим у незаинтересованной части человечества лишь удивление, а то и рвотный рефлекс. Кто-то с тоской вспоминает колченогую скамью у подъезда, где так сладко было лузгать семечки и перемывать косточки окрестному населению. Кто-то хранит верность послевоенному дворовому «козлу». А кто-то причмокивает при упоминании о радостном цвете кумачовой первомайской праздничной гулянки, начисто забывая об остальных трехстах с лишним серых и голодноватых «трудовых буднях». А кто-то до сих пор умиляется, глядя на неправдоподобно благородный усатый портрет – доморощенную икону канувших в Лету времен. Мне как-то понятнее человек, с тоской вспоминающий исчезнувшую лавочку у подъезда или «миргородскую лужу» посреди нынешнего проспекта Мира. Все-таки она значительно чище мундиров некоторых генералиссимусов.

Воспоминания о прошлом приукрашиваются
в той же степени, в какой музыкальная
комедия Пырьева имеет отношение
к действительности. Кадр из фильма
«Кубанские казаки». 1949
Память – вещь коварная, она с удовольствием подсовывает нам вроде бы все то, что с нами было, но немного не так! Ведь все воспоминания воспроизводят не точную картину вчерашнего дня. Они полны субъективного, того, что искажено нашими представлениями и ощущениями. Может быть, оттого мы с некоторой тоской вспоминаем и боль, и страх, и усталость, с которыми столкнулись давным-давно. Геолог с улыбкой вспоминает самый трудный и жестокий в его биографии маршрут, едва не стоивший ему жизни. А бывший студент-неудачник с умилением рассказывает о катастрофе, постигшей его, к примеру, на экзамене по физической химии; хотя в тот момент ему было совсем не до смеха.

Может быть, именно поэтому всё большее количество людей умиляются советскому прошлому и тянутся к нему? Людям ведь так свойственно идеализировать прошлое, искать «золотой век» в прошлых и позавчерашних столетиях, сокрушаясь о том, что сегодня уже не так.

Вся эта сегодняшняя ностальгия по СССР – ностальгия по прошлому, переделанному нашей памятью. Старые фильмы, которые мы с умилением пересматриваем, – это ведь картинки в кривом зеркале тогдашнего настоящего. Даже тогда, выходя из кинозала и с удовольствием отмечая прекрасную игру любимых актеров, мы хорошо понимали, что это не жизнь, как она есть, а жизнь, какой она должна быть в идеале. Причем это касалось не только совсем уж развесистой клюквы вроде «Кубанских казаков», а в том числе и фильмов вполне жизненных, снятых вроде бы о том, что за окнами.

Кто-то из беллетристов точно подметил, что эмигрировать лучше в страну, которая ничем не напоминает твою родину. Одним словом, для нашего брата, к примеру, Южная Америка или Австралия лучше близкой нам по природе Канады, где, как известно, «хоть похоже на Россию,/ Только все же – не Россия».

Переезжая в завтрашний день, нельзя забывать день прожитый: без прошлого нет настоящего, нет и будущего. Это аксиома, почти банальность. Но не нужно стремиться изо всех сил в это самое прошлое вернуться. Этой дороги нет.

И скорее всего, к счастью… 

Что такое ностальгия, и как возникает это чувство? — Блог Викиум

Ранее говоря о ностальгии, имели в виду тоску по своему дому. Однако в современном мире данное слово приобрело другое значение. В этой статье вы сможете узнать о происхождении данного термина, о том, что понимается под ностальгией, а также почему люди испытывают подобные чувства.

Что такое ностальгия?

Ностальгией называют эмоциональное состояние, когда человек одновременно грустит и при этом испытывает приятные чувства, которые связаны с чем-либо, например, с детством. Ранее лексическое значение данного слова связывали исключительно с тоской по родине. В современном мире ностальгия значит не только грусть по родным краям, но также и относится к прошлому в общем.

Перевод слова «nostos» — возвращение в родные края. Ранее ностальгический настрой относили к заболеваниям, связанным с неврологией, однако, современные психологи уверены, что грустить по прошлому вполне нормально. Человек начинает испытывать грусть, когда понимает, что вернуть прошлое уже нельзя.

Какой бывает ностальгия?

Ностальгировать люди склонны примерно одинаково, но причины могут быть разными:

  1. Тоска по родным краям. Даже если на новом месте у человека все прекрасно складывается, он все равно может грустить по прежней жизни.
  2. Тоска по прошлому. Данное явление свойственно людям, которые считают свою жизнь скучной и не очень яркой. Человек начинает вспоминать былые времена, вызывающие у него приятные чувства.
  3. Тоска по своим эмоциям, которые напрямую связаны с определенным человеком. Например, когда человек начинает вспоминать о ком-то, с кем бы ему очень хотелось вновь встретиться.

Ностальгия современного общества

Вы уже разобрались, что означает ностальгия. Современное поколение испытывает особые чувства по былым временам, и это связано со следующими моментами:

  1. Ностальгия по детству 90-х. Стоит отметить, что детство этих времен было особенным и неповторимым. Дети всегда активно проводили время на улице. В это время у детей начинали появляться новые игрушки, например, тамагочи и тетрис. Это время было невероятным благодаря отсутствию интернета и смартфонов.
  2. Ностальгию по 80-м также испытывает большинство людей, ведь в это время только начала появляться техника, которая для многих была роскошью.
  3. Наиболее часто ностальгические чувства у современных людей вызывают времена СССР. Этот период отличается особой атмосферой, человеческой искренностью, а также теплотой.

Возникновение ностальгических чувств

Современная наука объясняет проявление ностальгии тем, что индивид пытается почувствовать себя более счастливым, вспоминая прошлое. Тоска о прошлом может возникать, если человек чувствует себя одиноким, уставшим и неуверенным в себе. Экономические и политические проблемы еще сильнее способствуют работе памяти и воспоминаниям о прошлом.

Не всегда тоску о прошлом вызывают какие-то проблемы, иногда этому может послужить незначительная мелочь, например, песня молодости или увиденный контакт в телефоне, с которым вы уже давно не поддерживаете связь.

Ностальгировать может абсолютно каждый, проверяя в своей памяти и отмечая для себя моменты из прошлого, когда чувствовалось счастье и беззаботность. Иногда очень важно испытать подобные ощущения, чтобы хоть немного привнести в современную жизнь тепла и радости.

Ностальгия — чаще всего хорошее чувство. А чтобы легче было вспоминать приятные моменты, нужна хорошая память. Тренажеры Викиум помогают не только сохранять память на должном уровне, но и улучшать ее.

Заместитель мэра Парижа по науке и инновациям ЖАН-ЛУИ МИССИКА дал интервью «Ъ»

Сразу после региональных и за год до президентских выборов во Франции известный французский социолог и заместитель мэра Парижа по науке и инновациям ЖАН-ЛУИ МИССИКА рассказал корреспонденту «Ъ» ГАЛИНЕ ДУДИНОЙ, почему французы поддерживают военную операцию в Ливии и чем для властей обернулась попытка реформирования иммиграционной политики страны.

— Через год во Франции состоятся президентские выборы. Результаты только что прошедших кантональных выборов что-то предопределяют?

— Кантональные выборы больше похожи на масштабный опрос общественного мнения. У них своя, местная специфика, но есть и целый ряд уроков, которые политикам было бы полезно извлечь. Так, нельзя не признать, что положение правых и конкретно президентского «Союза за народное движение» (UMP) сейчас крайне сложное. И падение рейтинга президента Саркози не могло не отразиться на содержимом избирательных урн. В то же время, газеты не сдерживают эмоций по поводу успехов «Национального фронта» (FN), тогда как в масштабах страны речь идет о крайне малой доле избирателей.

— Тем не менее, последнее время все чаще вспоминают о «21 апреля» (это понятие во Франции прочно связано с 2002 годом, когда экс-лидер FN Жан Мари Ле Пен вышел во второй тур президентских выборов против кандидата от правых Жака Ширака — «Ъ»). Возможно ли повторение такого сценария в 2012 году?

— Возможно, только Марин Ле Пен не выиграет. Потому что большинство избирателей, если им предоставить выбор между кандидатом от FN и кем-то еще, выберут кого-то еще. Независимо от своих политических пристрастий. Даже сейчас, на кантональных выборах, соратники госпожи Ле Пен могли бы, теоретически, получить до 50 мандатов, а получили в итоге всего 2.

Возможно и «21 апреля наоборот» с кандидатом от социалистов и госпожой Ле Пен во втором туре.

— Кого, по-вашему, могут выдвинуть социалисты?

— У них сейчас достаточно сложная ситуация. Лидеру партии Мартин Обри несколько не хватает куража и размаха, масштаба, чтобы участвовать в президентской гонке. Франсуа Олланду, популярному среди журналистов и коллег-политиков, не помешала бы искренняя народная поддержка. Остается Доминик Стросс-Кан, блестяще проявивший себя на международной арене. Но пока он директор МВФ, пока он далеко — он всем нравится. А что будет, когда он вернется во Францию? Все-таки в политике необходимо и живое общение с народом, а господин Стросс-Кан в сознании многих является представителем академических и деловых кругов.

— Какие запасные пути остаются у UMP?

— Они по-прежнему могут рассчитывать сыграть на недостатках кандидата от социалистов, как только тот станет известен.

— Принесла ли дополнительные очки политика правых в вопросах иммиграции и национальной идентичности?

— Я полагаю, что стратегия радикализации и заигрывания с крайне правым электоратом проиграна. Проблема в том, что в 2007 году (в ходе последних президентских выборов — «Ъ»), Саркози уже смог увести часть электората у FN, пообещав им кардинальные перемены в этой сфере.

Но после его прихода к власти оказалось, что есть глобальные цифры и локальные реальности. Во-первых, контролировать иммиграцию крайне сложно: на одного высланного приходится десяток вновь приехавших. Кроме того, экономика страны, особенно в крупных городах, во многом зависит от рабочих и служащих-иммигрантов. И наконец, Франция вместе с Великобританией или США принадлежит к категории «открытых» стран, которые готовы интегрировать иностранцев в большей степени, чем, например, Германия, Россия или Япония. Дело здесь не в процедуре получения гражданства, а в том духе открытости, который относится к ценностям Французской Республики. И когда Франция в этом плане превратится в Германию — она потеряет себя.

Но те люди, которых пытался убедить Никола Саркози ( а этом в основном жители регионов, которые нередко сталкиваются с безработными и неблагополучными мигрантами) почувствовали себя обманутыми. И символичные законы о высылке цыган и запрете паранджи их не убедили.

— Иногда складывается впечатление, что дело не в недовольстве конкретными мерами правительства, а в повальном политическом пессимизме, распространенном среди французов.

— Французы сегодня действительно осознают, что проблемы, с которыми столкнулась страна, не решить в один день. Необходимые структурные реформы, которые другие страны, как Германия или Швеция уже провели, мы только начали; дефицит социального обеспечения превышает госдолг.

При этом нельзя забывать, что Франция всегда была страной, которой удавалось совместить мощную капиталистическую систему с социальной экономикой. А теперь французы теряют заботу государства, их пугает состояние здравоохранения, образования, пенсионной системы. Так, в Париже сейчас идут споры о возможности закрытия общественных больниц, и многие воспринимают это как катастрофу. И тот стиль, который свойственен президенту Саркози в его подходе к проведению реформ и обещаниях исправить все и сразу, на многих производит гнетущее впечатление. Французам трудно понять, в чем заключаются реальные перемены.

Так что политический пессимизм — и в этом мы, возможно, схожи с Россией, — это ностальгия по ускользающей национальной мощи и опасение, что завтра будет только хуже.

— Но почему при этом 60% французов поддерживают правительство в военных действиях в Ливии?

— Операция в Ливии воспринимается как нечто срочное и необходимое, пусть даже президент Саркози осуществляет ее на свой манер: спонтанно, без соблюдения каких-либо дипломатических правил. Французы хотят видеть лидера, который побеждает, а тут военная операция как раз была инициирована Парижем, раньше чем в дело вмешались США. Импровизация, активность, желание действовать и реально что-то менять — все эти качества, проявленные на этот раз президентом, импонируют избирателям.

Так что пока кампания приносит свои плоды, она воспринимается как работа над ошибками прошлого. Ведь еще недавно речь шла о тесном общении французских властей с режимами Египта и Туниса, да и Каддафи тоже приезжал в Париж в 2007, расставив свой шатер на Елисейских полях. Так что теперь выступить на стороне повстанцев против диктатора — милое дело. И если операция в Ливии пройдет успешно, то такая победа за несколько месяцев до президентских выборов будет только на руку действующему президенту. Хотя сложно предвидеть, сумеет ли господин Саркози обернуть успехи на международной арене в благосклонность сограждан.

Что такое Ностальгия? И как обратить её себе в плюс (4 шага)

Прошлое – это кладовая наших побед и ошибок. Оно обладает большой силой. Мы его помним, воскрешаем, перетягиваем в настоящее. Мы ностальгируем. Но постепенно доверяем ностальгии настолько, что разрешаем ей «рулить». Почему? Быть может дело в страхе поменять что-то привычное? Или в неумении повысить самооценку в настоящем? Мучительно-сладкие воспоминания о детских праздниках и первом поцелуе в разумных дозах питают настоящее и будущее. Главное, не жить ними, а дать себе шанс повстречаться с волшебством еще раз.

Ностальгия – что это?

У этого слова латинское происхождение и переводится оно как «тоска по Родине». Тем, кто интересуется, что значит ностальгия, нужно ответить, что это чувство долго считали болезнью, ведь случаи смерти от тоски вдали от родного дома не редкость. В свое время ее изучал врач из Швейцарии И. Хофер. Он наблюдал за больными солдатами и студентами, вынужденными пребывать за пределами страны, и подмечал, что по возвращению домой они быстро шли на поправку. На сегодняшний день этот термин применяют к чувству, испытываемому к любым пережитым событиям в жизни.

Но также его можно использовать для зла

Несмотря на всю позитивность, которую может принести ностальгия, ее также можно использовать для манипуляции людьми. Подобно тому, как запах свежего хлеба в магазине может побудить людей купить хлеб, ностальгия используется в повседневном маркетинге. В течение многих лет рекламодатели исследовали то, как лучше всего рекламировать товары для миллениалов (людей, рожденных после 2000 года). Они наконец пришли к выводу, что ностальгия является наиболее эффективной тактикой. Используя вещи из детства миллениалов для продвижения разнообразных продуктов, компании стараются заставить людей почувствовать эмоциональную привязанность ко всему, что рекламируется, побуждая покупать это.

Вот почему так много брендов одежды выпускают продукцию, продвигающую 90-е годы, и почему во многих фирменных логотипах используется старомодный дизайн. Хотя это по своей сути не плохо, это, безусловно, способ манипулировать потребителями, обращаясь к их подсознательным чувствам. Также ностальгия может быть использована для содействия позитивному отношению к меньшинствам.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Ностальгия – это хорошо или плохо?

Этому термину нельзя дать ни положительную, ни отрицательную окраску. Тоска может объединиться с чувством безысходности и горькой невыносимости, а может выступать сладкой и пленительной. Ностальгия – это хорошо, и в этом сходятся многие психологи, изучающие отношение к этому чувству в разных культурах и религиях, философских течениях. Тоскуя, человек утверждает идентичность своего «Я», укрепляется связь с ранними этапами жизни, на передний план выходит преемственность поколений и высокие моральные идеалы и ценности.

Польза для здоровья

Со временем отношение к ностальгии улучшилось. В настоящее время считается, что она имеет много положительных последствий для психики. Профессор психологии Кристин Батчо обнаружила, что ностальгия может повышать позитивность и креативность. Успокаивающее чувство ностальгии также может уменьшить стресс. Ностальгия может даже помочь с депрессией, поскольку воспоминания могут предотвратить чувства одиночества и беспокойства. И более того, ностальгия также помогает укреплять социальные навыки и личные отношения.

Как влияет ностальгия на здоровье?

Во времена, когда ее считали психическим расстройством, характерным только для эмигрантов, ее влияние на состояние человека оценивали как негативное. Проблема ностальгии была в том, что она проявлялась депрессией, тревогой и бессонницей. У солдат Наполеоновской армии это чувство было сродни эпидемии. В современном мире его воздействие на психику человека оценивается как положительное.

Считается, что ностальгия по былым временам укрепляет здоровье, повышает самооценку. Вспоминая о близких людях, важных событиях или местах человек чувствует себя любимым и защищенным, уверенным в завтрашнем дне. Он не испытывает опасности и с оптимизмом смотрит в будущее. Тоска по прошлому помогает пережить одиночество и это особенно важно для пожилых людей, которые на исходе жизни нередко страдают от дефицита внимания, остаются одни.

Ностальгия и депрессия

Однако, тоскуя по ушедшим временам, очень легко впасть в уныние и печаль, ведь желая знать, что такое ностальгия, необходимо помнить, что это чувство очень коварно. Вспоминая, человек реконструирует свой прежний опыт, воспроизводя не ход прошлых событий, а свою субъективную оценку того, что было. В этом и таится основной парадокс: люди скучают и печалятся даже по самым ужасным событиям своего прошлого.

Чувствовать ностальгию можно по разводу или расставанию с любимым человеком, стесненным условиям проживания, безденежью. Как бы ни было хорошо в настоящем, тоскующему будет казаться, что лучше чем раньше, уже не будет и он впадает в такую депрессию, из которой нелегко выбраться без помощи психолога.

Выдохните, и примите текущие ограничения и обстоятельства

Карри говорит, что для того, чтобы извлечь выгоду из ностальгии, вы должны быть в состоянии принять свой подарок. “Прошлое – это богатый и надежный ресурс, который мы можем исследовать”, – говорит она. “Но рост – это движение вперед. В то время как мы можем размышлять о прошлом, еще столько всего предстоит пережить”.

Читать: Синдром Самозванца. Всё, как хотел, но как то не так.

Ностальгия – какая бывает?

  1. Болезнь.
    Если от тоски умирают, то это чувство точно относится к категории смертельных недугов. В бывалые времена швейцарским солдатам в заграничных походах запрещалось наигрывать родные песни, чтобы не провоцировать приступы печали.
  2. Чувство ностальгии как тоска по несбывшемуся.
    Этот тип больше характерен для мужчин, которые хотели бы исправить ошибки прошлого, тогда как женщины просто вспоминают о временах, когда они были счастливы.
  3. Явление интегративности.
    Американский психолог Э. Эриксон считает, что каждый человек проходит за свою жизнь 8 стадий и ностальгия является последней. На этом этапе начинается время размышления и осмысления прожитого.

Ностальгия по прошлому

Если возникает тоска по родным местам, то в новом доме стоит повесить фото своих родных и близких, дорогой сердцу земли. Можно все время оставаться с ними на связи и звонить, писать письма, говорить по скайпу. Спрашивающим, как справиться с ностальгией по прошлому, можно посоветовать не раскисать, не давать себе времени на тоску, а с головой уйти в работу. В свободное время веселиться, встречаться с друзьями, развлекаться. Ведь что означает ностальгия – это уныние и скука, поэтому нужно делать все, что их развеять.

Ностальгия по детству

Это чувство знакомо всем и связано оно с дорогим домом, теплом маминых рук, наставлениями отца и запахами кулинарных шедевров. Понятно, что с возрастом это уходит безвозвратно, родители стареют, а тот, кто еще совсем недавно был ребенком, вынужден брать на себя ответственность и самостоятельно решать свои проблемы. Впасть в ностальгию не страшно. Гораздо опаснее предать забвению все то, что родители вложили в своего ребенка, ради чего они жили, ведь человек жив, пока его помнят. Большую популярность получили генеалогические деревца и это хорошо.

Что такое ностальгия по человеку?

Случается так, что сильно привязываешься к кому-то, кто играет в жизни не последнюю роль. Любимый муж или жена, мама или наставник поддерживает и помогает, дает совет, но в силу каких-то причин эта связь разрывается. Понятно, что продолжать жизнь без такой опоры очень тяжело и возникает ностальгия по отношениям. Каждый человек переживает этот период по-своему, но находится кто-то или что-то, что воодушевляет, дает силы и желание двигаться вперед хотя бы во имя памяти того, кто был рядом.

Не перебарщивайте с увлечением былыми воспоминаниями

Хотя увлечение прошлым может помочь нам почувствовать оптимизм в отношении будущего, немногое идет далеко вперед. Слушать любимую группу 90-х – это здорово. Желаешь вернуться в школу? Не очень.

“Если мы думаем о прошлом одержимо, вместо того, чтобы просто наслаждаться им, то оно становится своего рода повторяющейся петлей в мозгу, называемой размышлением”, – говорит Гордон. “Это замедляет нас и усложняет нам переход в нашу настоящую жизнь, потому что мы так озабочены тем, что было, а не тем, что происходит сейчас”.

Как бороться с ностальгией?

Если это светлое и теплое чувство, то не нужно сопротивляться этим воспоминаниям. Необходимо сказать судьбе спасибо за этот опыт и идти дальше. Если сильное чувство ностальгии приносит только тоску, боль и печаль, то необходимо найти стимул – то, ради чего стоит продолжать жить. Самый лучший способ – помогать тем, кому еще хуже, кто находится в тяжелой ситуации. Можно обратиться за помощью к Богу и получить совет священника. Любой служитель церкви скажет, что уныние – это грех и предаваться ему – значит угождать дьяволу.

Жизнь дается только один раз и если всегда жить прошлым, то и настоящего не увидеть. Ведь что ностальгия такое – это печаль об ушедших временах, но когда-то и текущий момент тоже станет прошлым и человек начнет сожалеть и о нем. А когда же тогда жить? А жить надо здесь и сейчас, радоваться каждому новому дню и благодарить судьбу и Бога за то, что он дает.

Почему мы ностальгируем по прошлому

По сути, ностальгия является эмоцией. И как часто бывает, эмоции искажают реальность, события, которые протекают в данный момент или происходили когда-либо. В воспоминаниях грань между позитивным и негативным стирается.

Поэтому нередко плохие события из прошлого вспоминаются нами не такими ужасными, какими представлялись когда-то (говорят, что плохое забывается, а хорошее помнится).

Мы смотрим на прошлое как будто через стекла розовых очков. Видя позади только хорошее и игнорируя неприятные моменты, мы сами создаем иллюзию, что именно в прошлом осталось самое счастливое время нашей жизни, хотя это не так.

Психологи называют это явление механизмом самоподдержки. Когда человек испытывает жизненные трудности, ему плохо, он генерирует приятные воспоминания, тем самым доказывая себе, что не все так погано и бессмысленно. Так мы возвращаем веру в себя, надежду на лучшее, более легко переживаем тяжелые периоды настоящей жизни.

Виды

  1. По Родине. Характерна для эмигрантов. Нередко появляется тогда, когда уровень жизни на новом место жительства лучше, чем был на Родине. Несмотря на то, что индивид оказывается в условиях, более благоприятных для своего существования, он все равно вспоминает о том хорошем, что было на его родной земле.
  2. По прошлому. Часто встречается у людей, у которых в жизни очень мало ярких событий. Вследствие этого они начинают жить прошлым, додумывая факты своей биографии, события, которых не было в реальности. Как результат, прошлое выглядят более ярким, чем настоящее, личность снова и снова погружается в эти мысли.
  3. По эмоциональной связи, по человеку. Характерна для людей, которые пережили разлуку. В организме человека вырабатываются особые гормоны, которые делают нас счастливыми, когда мы вспоминаем о сильной эмоциональной привязанности, дружбе или любви. Если эта связь разрывается, появляются гормональный голод, а мы сами «возвращаемся» в минувшие дни, чтобы вновь ощутить былые чувства.

Также стоит рассматривать и наличие возможной патологии , заболевания психологического характера, которое встречается в психиатрии и сегодня. У определенных индивидов могут быть особо тяжелые приступы тоски, вызывающие депрессию и даже летальный исход.

Сила воспоминаний

Ностальгия может сделать вас счастливее, дружелюбнее и еще ваше тело — теплее. Так что в следующий раз, когда вы чувствуете себя замерзшим, почему бы не сесть, расслабиться и испытать ностальгию? Просмотрите свои фотоальбомы детства, послушайте несколько песен — своей молодости или детства. Или посмотрите ваши любимые фильмы. Пусть теплые, нечеткие чувства завладеют вами. И не забудьте поделиться этим теплом, используя социальные сети.

Похожие записи:


Чувство вины


Гнев — это опасное чувство


Чем возникающие споры при общении отличаются от ссор?
Читать далее: Что делать, если ничего не хочется делать

Бонус — 5 простых советов, как избавиться от депрессии:

  1. Помните, как в детстве после укола вас угощали чем-то сладеньким – и настроение сразу поднималось? Это подействует и сейчас! Ведь от сладкого в организме вырабатывается эндорфин – гормон счастья. Купите торт, пирожное или просто шоколад, налейте горячего крепкого чая и расслабьтесь в удобном кресле. Такое времяпрепровождение поднимет настроение и придаст сил.
  2. Еще один способ получить дозу эндорфина – физическая нагрузка. Пойдите на пробежку, фитнес, тренажерный зал… Это не только поднимет настроение, но и поможет привести в тонус мышцы.
  3. Этот способ особенно актуален и популярен для слабого пола – это шоппинг. Если средства не позволяют купить себе обновку, можно просто позвать подруг и повеселиться, примеряя разнообразные наряды. Очень здорово зайти в магазин маскарадных костюмов и увидеть себя в разных образах.
  4. Если грустно из-за отсутствия собеседника, отличный вариант – завести домашнего питомца. Кого бы вы не выбрали, животное требует заботы, участия и общения. Если ты нужен и любим, то и настроение поднимается!
  5. Ну и, пожалуй, самый действенный и веселый способ избавиться от депрессии – секс. Он поднимет настроение и вам, и вашему партнеру, даст заряд энергии на предстоящий день или позволит сладко заснуть на предстоящую ночь – это уж у кого как сложится.

Нет похожих записей

Избавляемся от тоски

Полистать старые фотографии и вспомнить некоторые моменты из прошлого может каждый, и в этом нет ничего плохого или патологического. Однако если эти мысли посещают вас все чаще и смешиваются с сожалением о несделанном или недосказанном, их нужно искоренять. А возможно, вы находитесь в другой стране, вдали от родных, и хандра накрывает вас с головой? С этим также нужно бороться. Сделать это можно следующими способами:

  • разговаривайте, рассказывайте кому-то о своих эмоциях и о вашей тоске. Не держите все в себе. Если поговорить совсем не с кем, например, вы в чужой стране без друзей и родных, то найдите собеседника посредством Интернета. Звонки через специальные программы доступны даже на другой материк;
  • не проводите время в одиночестве. Старайтесь больше гулять, быть в компании или коллективе. Это отвлечет вас от грустных мыслей. Как правило, ностальгическая хандра наступает, когда одиноко или нечем заняться — найдите себе хобби;
  • чаще смотрите домашнее видео и фотографии, созванивайтесь с близкими, окружите себя вещами, которые создадут вам эффект присутствия в родном доме.

Живите настоящей и полноценной жизнью, и в ней не будет места тоске!

Комментарии

Ностальгия по небылому. Постсоветское наследие входит в российскую моду

Несколько сезонов назад на мировых подиумах уже блистала кириллица — местами претенциозная, иногда забавная. Теперь же словесный тренд сменился образным. Родные сердцу и знакомые глазу символы то и дело стали мелькать на вельветовых куртках и велюровых костюмах. И это уже не a la russe, а самый что ни на есть post–Soviet — парадоксально интересный именно для местного населения.

Нательная рукопись. Дизайнеры вплотную взялись за почерковедение Мода

Нательная рукопись. Дизайнеры вплотную взялись за почерковедение

Буквально за год–полтора началось и стихийно распространилось своеобразное социальное исследование ностальгии. Кому–то в поисках истоков идентичности помогает музыка, другим — фотопроекты, третьим — переосмысление атрибутов моды на стыке ранних девяностых и нулевых. И эта тенденция — не про экзотику для зарубежья, а про осознание самих себя (причем часто тем самым поколением, которое застало Союз разве что на пару лет).

Ностальгия по бытующему, а возможно, даже не случившемуся становится современной модой.

Цикличный велюр

Что–что, а велюр еще совсем недавно был у нас в почете. Блестящие, мягкие, ворсистые кофты или брюки, пожалуй, были чуть ли не у каждого. Именно этот элемент стиля родом из ранних девяностых решили вспомнить и переосмыслить в бренде «МАЛИНКА»: здесь велюровым стал целый костюм.

«Мы — дети иммигрантов, и вся наша жизнь проходит между Санкт–Петербургом и Нью–Йорком. Наблюдая за культурой этих двух городов, мы поняли, что в современной западной моде отсутствует русский голос. Мы преобразуем воспоминания, эмоции и ностальгию по ушедшему детству: ковры на стенах в бабушкиной квартире, ломящиеся от гостинцев столы, беззаботные белые ночи, хмурую грандиозу Петербурга», — рассказывают создатели бренда Даниил Плохих и Филипп Александров.

По словам основателей «МАЛИНКИ», аудитория не сразу приняла нестандартный и дерзкий костюм из велюра, текстильный «отец» которого был в моде больше 20 лет назад. И все же, присмотревшись к дизайну, люди сначала решились примерить костюмы, а затем влюбились в нетривиальные и сентиментальные вещи.

«Немного мешковатый, расслабленный, но эксцентричный спортивный костюм — это лучшее, что нам принесли девяностые и нулевые. Мы хотели придать ему элегантности и представляли костюм, в котором можно и на Met Gala пойти, и «мобилу» на районе «отжать». Забавно, что мы правда смогли уловить сущность этого времени. Совсем недавно мы сидели за ужином в Russian Samovar в Нью–Йорке, а мужчина за соседним столом обернулся к нам и спросил: «Где вы такие взяли? Я их лет двадцать назад на «галере» продавал», — делятся создатели «МАЛИНКИ».

Клеточное строение. Подиумные новаторы оказались теми еще ретроградами Мода

Клеточное строение. Подиумные новаторы оказались теми еще ретроградами

Реализм в квадрате

Другим путем пошел создатель проекта «восемь_тринадцать» Михаил Куфос. Здесь образы прошлого не только берутся за основу, а фиксируются в своем состоянии на сегодня.

«Я очень люблю две вещи: гулять и фотографировать. Подумал, почему бы не делиться этим со всеми? Так был создан паблик «eight_thirteen», который позже обрусел и стал называться «восемь_тринадцать». Так получилось, что замечаю я в основном все в каком–то грустно–унылом свете. Когда–нибудь, через 20–30–50 лет, по фотографиям будет интересно проверять, как все было раньше и изменилось ли что–то. Сейчас же многое выглядит таким, каким было лет двадцать назад», — делится наблюдениями Михаил Куфос.

Панельные здания и полуразрушенные одноэтажные домишки, пыльные грузовики и «девятки» попадают на фото. А с фото — на футболки и другие изделия. Так, рисованные принты заменяются снимками, на которых запечатлена действительность, — получается прямо–таки реализм в квадрате.

«Футболки, открытки, наклейки, календари к Новому году — способ поделиться своими снимками офлайн. На рынке мало товаров с реалистичными принтами. Туристические открытки с Петербургом обычно показывают красивые виды, мне же хочется рассказать, как все есть на самом деле. Тем более эти образы для многих действительно родные. Например, на страницу проекта часто подписываются соотечественники, уехавшие за границу, а в прошлом году календарь добрался до Вашингтона. Отрадно, что начался его путь из отделения «Почты России» — еще одного яркого символа страны», — рассказывает создатель проекта «восемь_тринадцать».

Кисель, ковер, велюр

Основой для первой модели совсем еще юного бренда «Кисель» также стала советско–российская реальность: из символов — ковер (настенный), из текстур — вельвет (тактильный). «Изначально появилась четкая идея сделать куртку с ковром. У меня, как и у каждого жителя постсоветского пространства, ковер накрепко зашит внутрь ДНК. У нас дома он висел на стене. Кто–то сталкивался с ним у друзей или соседей. Другие пропитались эстетикой мемов из нулевых о постоянном фоновом герое атмосферных семейных застолий», — рассказывает о процессе создания куртки Степан Жуков, основатель бренда.

Крой у куртки свободный, и это неслучайно: по словам дизайнера, оверсайз — это тоже воспоминания из детства. Отчасти из–за донашивания одежды за старшим братом. Да и вельвет в этой компании символов — званый гость. Для владельца куртки это продолжение «ковровой темы» в плоскости тактильных ощущений, а для создателя — вторая в жизни вещь из вельвета (первая — домашние штаны из 1998–го: на коленях, правда, от вельвета остались только дыры).

«К счастью, прошли времена, когда компаниям приходилось маскироваться за ширмой латинских названий. Вот и в моем случае сразу было понятно, что название должно быть кириллическим. А кисель — чисто русская вещь. Для меня это любимый напиток с детства. Даже когда не было времени готовить кисель из ягод, под рукой была пачка сухой смеси, которая выручала, попадая уже в жидком виде в граненый стакан. Так появились и название бренда, и его логотип», — рассказывает Степан Жуков о «Киселе».

Создатель бренда добавляет, что и 1990–е, и 2000–е были совсем недавно, а значит, их переосмысление, в отличие, например, от референсов к 1960–м и 1970–м, происходит не только на уровне общих размышлений об эпохе. Оно опирается преимущественно на личный опыт и частное осмысление конкретных дизайнеров.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Почему мы стремимся к ностальгии во время кризиса

«Это одна из техник, которые я использовал со многими своими клиентами — давайте прямо сейчас отправимся в наше« безопасное место »», — сказал доктор Сен-Жан. «Прямо сейчас мы можем не чувствовать себя в безопасности, но мы можем перенести свой разум в безопасное место, что вызовет цепную реакцию в нашем теле».

Чтобы воспользоваться этой реакцией, доктор Сен-Жан предлагает составить список безопасных мест, когда вы не находитесь в состоянии стресса, беспокойства и не испытываете психических и физических последствий травмы.

«Вы можете буквально перечислить парк в то время, когда вы были ребенком, и ваш отец толкал вас на качелях — какими бы они ни были», — сказала она. «И когда у вас есть этот список, вы можете пойти туда и взять его из своего ящика безопасности. И это нормально, потому что вы заранее спланировали, что это ваши безопасные места, и именно сюда вы идете, когда попадаете в беду ».

Мелинда Дрейк, 34 года, парикмахер, не работает с начала карантина, чтобы ухаживать за двумя своими детьми до тех пор, пока они не смогут благополучно вернуться в школу.Ее набор инструментов безопасности для ностальгии помог ей замедлиться, упростить себе жизнь и найти способ ценить время, проведенное в укрытии со своей семьей.

«Это заставляет меня задуматься о тихих моментах моего детства, а также о том, чем мои дети могли бы наслаждаться и что могло бы принести пользу, — сказала г-жа Дрейк. Она и ее муж, добавила она, «наслаждались ночами кино из старых фильмов 80-х, имея даже больше времени, чем раньше, чтобы играть в настольные игры, рассказывать о нашем прошлом и делиться некоторыми из наших воспоминаний с нашими детьми — воспоминаниями, которые они могут узнать. от и смеяться от.

Г-жа Элизабет слушала музыку, которой она увлекалась в старшей школе (Dashboard Confessional, Third Eye Blind, Motion City Soundtrack, Saves the Day), записывая тексты песен в свой дневник (во многом как давно утерянное искусство пассивно-агрессивных статусов Instant Messenger) и изготовление браслетов дружбы. Все это помогло ей справиться.

«Я определенно одевалась больше как подростковая, — сказала она, — отчасти потому, что я все равно выбирала более удобную одежду, но также потому, что мне нравится опираться на моду 90-х и вызывать ощущение простоты. раз.”

Есть ли у ностальгии психологическая цель?

Kaitlin Luna: Привет и добро пожаловать в Speaking of Psychology, подкаст Американской психологической ассоциации, который выходит раз в две недели и исследует связи между психологической наукой и повседневной жизнью. Я твой хозяин, Кейтлин Луна.

Ностальгия, тоска по прошлому, когда все казалось лучше, проще и веселее. Это чувство стоит за бесчисленными хитами номер один. Это то, что воскрешает старые телешоу и используется политиками.Все мы знаем это чувство. Некоторые из нас, возможно, слишком хорошо себя чувствуют. Какой психологической цели служит ностальгия? Это хорошо или плохо? Неужели мы больше ностальгируем в нашем беспокойном мире, связанном с сетями? Есть ли такие вещи, как старые добрые времена? Здесь, чтобы помочь объяснить, доктор Кристин Батчо, профессор психологии в колледже LeMoyne в Сиракузах, штат Нью-Йорк. Она является экспертом по ностальгии и составляет перечень ностальгии, исследование, в котором оценивается предрасположенность к личной ностальгии. Добро пожаловать, доктор Батчо.

Др.Krystine Batcho: Большое спасибо. Я люблю говорить о ностальгии. Спасибо за приглашение.

Луна: Совершенно верно. Безусловно, мы с нетерпением ждем возможности услышать об этом все. Как психолог и исследователь ностальгии, как вы описываете ностальгию?

Batcho: Это очень важный вопрос, потому что сегодня многие люди исследуют ностальгию, но они могут использовать это слово по-другому. Фактически, некоторые люди, вероятно, говорят о немного другом опыте или конструкции.Я довольно верен происхождению слова «ностальгия». Это слово было придумано или изобретено очень давно, более 300 лет назад, и первоначально обозначало тоску по дому. Что ж, семантический дрейф на протяжении веков расширил это понятие до понятия тоски по или отсутствующим аспектам личного прожитого прошлого человека. Это своего рода ностальгия, или это то, что я имею в виду, когда говорю о ностальгии, и это удивительно сложный парадоксальный опыт.

Luna: Вы можете рассказать о роли ностальгии в человеческой психике.Почему у нас такое чувство?

Batcho: Большинство исследований, доступных сегодня, включая мои исследования, утверждают, что ностальгия выполняет несколько функций. Их всех объединяет то, что ностальгия — это эмоциональное переживание, которое объединяет. Одним из примеров этого является то, что это помогает объединить наше ощущение того, кто мы есть, себя, своей личности с течением времени. Потому что со временем мы постоянно меняемся, мы меняемся невероятным образом. Мы совсем не такие, какими были, например, когда нам было три года.Ностальгия, побуждающая нас вспомнить прошлое в нашей собственной жизни, помогает объединить нас с этим подлинным «я» и напомнить нам о том, кем мы были, а затем сравнить это с тем, кем мы чувствуем себя сегодня.

Это дает нам представление о том, кем мы хотим быть в будущем. Другой способ, которым ностальгия выполняет важную психологическую функцию, — это то, что это в высшей степени социальная эмоция. Это связывает нас с другими людьми. Он делает это и так много прекрасных способов. В самом начале, когда мы очень молоды, это часть того, что связывает нас с самыми важными людьми в нашей жизни: нашими родителями, нашими братьями и сестрами, нашими друзьями.По мере того, как мы идем по жизни, она может расширяться и распространяться на более широкую сферу людей, с которыми мы взаимодействуем. Это феномен социальной связанности, и в этом смысле ностальгия является очень здоровой просоциальной эмоцией.

Другой способ его объединения — это то, что он помогает нам объединить то, что в противном случае мы бы чувствовали или переживали как конфликты. Само по себе это своего рода конфликт, потому что, как я понимаю, это горько-сладкая эмоция. Это мило, потому что мы вспоминаем лучшие времена, хорошие времена нашей жизни.Горечь исходит от чувства, что мы точно знаем, что никогда не сможем их вернуть, они ушли навсегда. Необратимость времени означает, что мы абсолютно не можем вернуться во времени, поэтому оно помогает нам справиться с конфликтом горькой тоски по тому, что никогда не может быть снова, вместе со сладостью того, что мы пережили это и были способны вернуться к этому и пережить это снова. .

Luna: Вы объяснили, что есть два разных вида ностальгии. Есть личное, которого мы только что коснулись, и историческое.Вы можете объяснить, что такое каждый?

Batcho: На самом деле сегодня многие люди утверждают, что существует еще больше разновидностей ностальгии, но когда я впервые начал собирать эмпирические данные в середине 1990-х годов, я знал, что существует еще один перечень. Его составил психолог Холбрук. Тот содержал предметы, которые были больше ориентированы на историю и общество на протяжении многих лет. Это тот тип, который я называю исторической ностальгией. Факты показывают, что человек, испытывающий историческую ностальгию, может даже иметь эмоциональную привязанность или тоску по временам в истории, которые предшествуют его собственному рождению.Это сильно отличается от личной ностальгии.

Личная ностальгия означает, что вы тоскуете или чувствуете себя хорошо по тем аспектам своей жизни, которые вы уже пережили и которые сохранили в своей памяти. Мои исходные данные вначале продемонстрировали, что люди могут испытывать сильную ностальгию по одному типу и, возможно, не очень — по другому. Это относительно некоррелированные или независимые явления. Это не одно и то же.

Luna: Ваше исследование показало, что ностальгия может быть стабилизирующей силой и утешать нас во времена перемен и перемен.Вы можете объяснить это поподробнее?

Batcho: Да, изменить, будь то хорошее изменение или отрицательное изменение. Мы знаем, что это стресс. Постичь изменение очень сложно, потому что в некотором смысле, на очень глубоком психическом уровне, изменение угрожает нам. Это немного пугает, потому что мы не на 100% уверены, что сможем это контролировать. Один из наиболее важных аспектов того, чтобы быть здоровым человеком, — это осознание того, что вы все контролируете. Когда что-то начинает меняться, либо очень существенно, например, важные события в жизни человека, женитьба или развод, получение новой карьеры, возвращение в школу или ее окончание, приятно испытывать ностальгическое чувство по прошлому, которое напоминает нам, что, хотя мы не знаем, что нас ждет в будущем, мы точно знаем, что знаем, кем мы были и кем являемся на самом деле.

Это очень утешительное чувство. Это также возвращает; это пробуждает воспоминания о тех временах, когда нас безоговорочно принимали и любили. Это очень утешительный феномен, зная, что было время в жизни, когда нам не нужно было зарабатывать свою любовь, или мы не заслуживали ее, потому что мы заработали определенную сумму денег или были успешными в определенном месте. . Например, наши родители, братья и сестры или друзья просто безоговорочно любили нас. Это удивительно утешительное чувство, когда мы переживаем какие-то неурядицы в нашей личной жизни.

Luna: Когда вы переживаете трудный опыт или новое изменение, как вы упомянули, вы можете обнаружить, что много думаете о воспоминаниях из прошлого, правильно ли это сказать?

Batcho: Совершенно верно. Например, многие люди скажут вам, что если они на большом мероприятии, выпускном, свадьбе или крестин для ребенка, то очень часто происходит то, что у них в голове весь поток ностальгических воспоминаний, которые приходят на ум. относиться к этой ситуации.Когда родители сидят в аудитории и смотрят, как их ребенок выпускается, они не могут не вспомнить, когда этот ребенок был маленьким и нуждался в помощи, чтобы надеть обувь и подумать, как далеко этот человек продвинулся в жизни.

В каком-то смысле Ностальгия похожа на измерение. Это способ, которым мы следим за вещами, мы отслеживаем прогресс в жизни не только для себя, но даже для других людей, к которым мы очень привязаны.

Luna: Я хочу немного перевернуть это с другой стороны и поговорить о сегодняшнем политическом климате, когда многие люди стремятся вернуться к «старым добрым временам» в Соединенных Штатах.Что это говорит вам как исследователю ностальгии?

Batcho: Он мне кое-что говорит. Во-первых, у разных людей такое желание старых добрых времен по разным причинам. Скажем, кто-то достаточно взрослый, чтобы пережить, например, 1950-е годы, он на самом деле может испытывать некоторую личную ностальгию, потому что вспоминает, как они и их семья отмечали праздники или каково это было ходить в школу в середина 1950-х гг.Это явление было бы совсем другим для молодого человека, например, представителя поколения миллениалов. Для них это не личная ностальгия, а историческая. Согласно моему исследованию, историческая ностальгия, скорее всего, вызвана неудовлетворенностью настоящим.

Если люди по какой-либо причине недовольны тем, как обстоят дела сегодня, они с большей вероятностью испытают чувство, что в прошлом дела, должно быть, были лучше. Насколько далеко они должны зайти в своем стремлении, может зависеть от того, как много они знают об истории.Некоторые из них передаются через рассказы бабушек и дедушек, а некоторые — через фильмы, которые люди смотрят, или даже литературу, которую они читали. Кто-то может, например, влюбиться в такой период истории, как викторианские времена, не потому, что он их пережил, очевидно, а потому, что они стали романтизированы и идеализированы в некоторой степени в литературе и кино.

Этот вид феномена очень, очень отличается от того, кто говорит: «Я думаю, что сегодня очень напряженное время, и когда я рос, я думаю, что это было менее напряженно».Причина в том, что наши воспоминания неверны. Они не совсем точны в том, как все было на самом деле. Это наши впечатления от того, что было в прошлом.

Luna: Вы хотите немного расширить. Как вы думаете, люди помнят, цитирую, старые добрые времена точно, потому что многие из вас могут сказать, что ваша жизнь хуже, и это Соединенные Штаты говорят о том, что она хуже, чем была 60 лет назад, в 1950-е годы гламурно этот идеальный момент времени, вероятно, увековечен в шоу вроде Leave It to Beaver или что-то в этом роде.Если подумать, то опыт 1950-х годов некоторых людей в Америке, вероятно, был прекрасен, но опыт других людей в то время, вероятно, был ужасен.

Думаю, белые американцы пережили 1950-е в одном смысле. Цветные люди пережили это совершенно по-другому. Женщины пережили это одним способом, мужчины — другим. Не могли бы вы рассказать немного больше о том, не слишком ли мы романтизируем тот период времени в этой стране сегодня?

Batcho: Отличный вопрос.У нас есть десятилетия когнитивных исследований, которые показывают, что по умолчанию воспоминания не точны, и это верно для всех видов воспоминаний. Когда мы думаем о восстановлении воспоминаний, например, если мы хотим восстановить то, что мы помним о 1950-х годах или любом другом историческом периоде, который мы пережили, мы можем быть очень избирательными. Когда вы думаете о каком-то периоде времени в обществе, в нем очень много компонентов. Один человек может испытывать ностальгию по тому времени, но он не думает о таких вещах, как расизм, дискриминация или даже конфликт.Например, бэби-бумеры, некоторые из них были хиппи в 1960-х годах, и когда они испытывают ностальгию по Вудстоку, они могут не думать об антивоенных протестах и ​​некоторых проявлениях насилия, имевших место в то время. Они отбирают части этого. Они могли думать о том, что у меня тогда были прекрасные дружеские отношения, или они могли думать о некоторых из своих ранних романтических отношений.

Подбираем и выбираем. Процесс памяти не только избирательный, но и в некоторой степени искажает.Иногда мы что-то идеализируем. Между прочим, это палка о двух концах, потому что точно так же, как мы можем идеализировать и романтизировать и, следовательно, искажать точность воспоминаний, мы можем пойти и в другом направлении. Одна из причин, по которой я нахожу ностальгию такой увлекательной, заключается в том, что я заинтересован в том, чтобы связать теоретические исследования в лаборатории с жизненным опытом людей из-за клинических применений.

Некоторые люди обнаруживают, что их воспоминания имеют тенденцию развиваться в обратном направлении, когда они вспоминают прошлое.Они всегда думают о негативных аспектах. Затем они могут исказить это и сказать: «О, в детстве мои родители не любили меня. Они не давали мне игрушек. Они были очень злыми со мной. Мои друзья издевались надо мной», но на самом деле, если бы мы видеозапись их детства, мы можем обнаружить, что это не совсем точно. Их детство могло ничем не отличаться от детства их братьев и сестер. Это заставляет нас задать вопрос. Тогда почему одни люди выборочно романтизируют прошлое, тогда как другие на самом деле преувеличивают его негативные аспекты?

Это привело меня к раннему исследованию, которое я проводил, чтобы в какой-то мере взглянуть на поколения.Мне было интересно взглянуть на величайшее поколение, многие из которых выросли в детстве во время Великой депрессии. Я взял интервью у людей, которые испытали немало финансовых трудностей. Когда они рассказывали о своих воспоминаниях о детстве, они, по сути, говорили о том, что могли есть хлеб только в течение многих дней. Идея о том, что они осознают, что их детство было детством лишений, одним из лишений, можно сказать, влияет ли это на то, насколько они будут испытывать ностальгию по тем дням? Ответить на это гораздо сложнее, чем я думал.Я думал, что у этих людей будет меньше всего ностальгии. Оказывается, это, вероятно, зависит от двух вещей.

Один — это в первую очередь личность человека или его психологическое благополучие. Если у вас есть два человека, один из которых действительно счастлив в своей нынешней жизни, и у них все в порядке эмоционально. Они могут вернуться и вспомнить плохие вещи, а затем посмеяться над ними и сказать: «Вау, мы прошли долгий путь с тех пор, как мы». Теперь у нас большой праздник Благодарения, и у нас есть вся эта еда.Я помню, как в шесть лет мне не хватало еды. А кто-то другой, кто страдает чем-то вроде депрессии или тревожного расстройства. Они могут вернуться и подумать о прошлом, а затем позволить этому еще больше огорчить их, а не сделать их счастливыми по сравнению с тем, как далеко они зашли.

Luna: Это действительно захватывающе. Одна вещь, которая мне нравится, немного больше, почему мы запоминаем что-то так положительно, что-то так отрицательно? Потому что вы говорите, что это может зависеть от психического состояния человека, от того, как он поживает в жизни.Это так увлекательно, как мы можем оглянуться назад на опыт и сказать, что даже если он был плохим, вы можете вернуться и посмотреть на опыт и сосредоточиться на его положительных аспектах.

Batcho: Да, именно так. Это восхитительно. Я думаю, что есть как минимум два уровня, на которых вы можете задать этот вопрос. Один уровень — это когда кто-то сидит в уединении и просто вспоминает. Здесь очень важно подумать о своем текущем состоянии настроения. Потому что у нас есть эффекты памяти, зависящие от настроения.Когда вам грустно, у вас больше шансов вспомнить грустные воспоминания. Когда вы счастливы, у вас больше шансов вспомнить счастливые воспоминания. На другом уровне у нас есть социальный элемент и мы устанавливаем, что это социальный опыт. Если вы проводите время с друзьями и вспоминаете дни, когда учились в старшей школе или колледже или что-то еще. Теперь, в зависимости от того, что ваши друзья говорят в этой социальной обстановке, это может побудить вас стать более позитивным или более негативным. В некотором смысле, один действительно хороший совет — для людей, которые начинают чувствовать стресс, одиночество или грусть.

Очень важно стараться тяготеть к людям, которые стимулируют лучшее из того, что вы можете принести сегодня из своего прошлого. Другими словами, если кто-то всегда унижает вас, говоря: «Вы помните, когда нам не хватало еды? Вы помните, когда кто-то был недобрым по отношению к нам?» Этот человек влияет на наши процессы восстановления памяти, и мы, скорее всего, испытаем негативную ностальгию. С другой стороны, если вы общаетесь с людьми, которые смеются над забавными моментами и временами, когда происходило что-то смущающее, каждый любит делиться своим самым смущающим моментом.В той социальной обстановке, когда это весело, и люди хорошо себя чувствуют и извлекают уроки из этого. Теперь это могло бы выявить лучшее из ностальгических воспоминаний.

Луна: Интересно, что многое зависит от людей вокруг вас. Это действительно интересно.

Batcho: Да, это так. Я думаю, что это очень важно сегодня, потому что некоторые из текущих данных опроса показывают, что особенно для поколения миллениалов и других взрослых людей сообщается об одиночестве.Некоторые люди подозревают, что это немного связано с Интернетом, киберпространством и социальными сетями. Аргумент в том, что в сутках 24 часа. Как вы проводите эти часы? Люди, выросшие до Интернета, в основном проводили дни в одиночестве или с другими людьми лицом к лицу. Это уже не так. Мы проводим невероятное количество времени в киберпространстве. Даже когда вы общаетесь с другими людьми в социальном плане, вы общаетесь с ними на расстоянии.Я считаю, что психологическое дистанцирование может заставить людей чувствовать себя более одинокими, чем они бы чувствовали, если бы они проводили ровно столько же времени за чашкой кофе с этим человеком лицом к лицу. Я думаю, что социальный элемент необходимо исследовать и исследовать еще глубже, учитывая большую часть времени, которое молодые люди проводят не лицом к лицу, а в виртуальной реальности.

Луна: Да. Так много откатов, если хотите, происходит сегодня, как будто я говорю о телешоу, которые перезагружаются или были популярны в 90-х годах, когда группы давно воссоединились и отправляются в турне.Часто есть такие места, как Buzzfeed, топ-20 списков, например, 20 лучших игрушек 1980-х годов и тому подобное. Люди действительно стекаются к этому и хотят поделиться своими воспоминаниями об определенной игрушке. С вашей точки зрения, мне было интересно, что это говорит нам о людях сегодня. Действительно ли это из-за того, что мы все время гиперсвязаны, или может быть, люди больше ностальгируют по поводу того, что у нас есть доступ к тому, чтобы делиться этими воспоминаниями сразу с множеством людей через Интернет?

Batcho: Это сложный вопрос, и я думаю, что есть несколько причин того, что ретро-феномен стал своего рода модой.Я думаю, что на одном уровне это говорит нам, основываясь на исследованиях, что есть что-то, чего, по мнению людей, не хватает в нынешнем образе жизни, и что не хватает, возможно, этой социальной связи на близком расстоянии. С другой стороны, может случиться так, что люди теряют чувство цели и смысла и ностальгию, одна из самых здоровых функций — держать нас на правильном пути в отношении осмысленности нашей жизни.

Data предполагает, что ностальгия помогает нам понять смысл жизни, и поэтому, когда мы смотрим на все перезагрузки и людей, возвращающихся в прошлое, это может говорить нам о том, что люди не на 100% удовлетворены текущим образом жизни.Есть кое-что, чего может не хватать на гораздо более прагматичном, более низком уровне. Вы можете возразить, что во многом это связано с тем, что мы можем внезапно сделать это благодаря социальным сетям. Все, что нужно, — это один человек, чтобы опубликовать что-то из прошлого и задать вопрос. Джуди, ты помнишь, как смотрела это старое телешоу, или мне интересно, что случилось раньше? Что, это может стать вирусным, и теперь у нас есть технология, чтобы по-настоящему погрузить людей в эти перезагрузки, а затем побочные продукты и так далее.

До тех пор, пока он не перестанет приносить прибыль, я думаю, мы еще увидим это.Однако я не думаю, что так будет продолжаться в прежнем виде.

Luna: Есть ли в ностальгии элемент заразительности? Я имею в виду, мы говорили о том, что очевидно, что у людей больше доступа к просмотру этих вещей в Интернете, и они могут делиться этим, но даже люди, если они физически вместе, становится ли это чем-то, что передается от одного человека к другому?

Batcho: Я считаю, что это действительно так. Хотелось бы, чтобы это было более заразительно. Я скажу вам, что я имею в виду под этим.Я думаю, что это заразительно, когда у вас есть группа людей, у которых есть общий опыт. Лучший пример этого — когда группа друзей вспоминает свои выходки, то, что они делали в подростковом или детском возрасте, или что-то еще. Вот и опыт соединения. Другим примером этого является то, что мы знаем из текущих исследований, что любители спорта любят это делать. Они рассказывают об играх, которые им понравились, и о том, когда их команда победила. Когда у вас есть общая связь, это может быть очень заразительным, и это похоже на домино: одно воспоминание запускает другое.

Причина, по которой я хочу, чтобы это было более заразительно, заключается в том, что это может сломаться, когда у вас есть группа людей, у которых нет общего опыта, по которому можно ностальгировать. Внезапно, если у вас есть один человек, который хочет вспомнить свой собственный прошлый опыт, но никто другой в этой группе не помнит эти вещи и не пережил эти вещи. В России давно говорили о разрыве поколений. Кто-то говорит о 1950-х, миллениал говорит: «О, я даже не понимаю, о чем вы говорите».Я не знаю этого телешоу.

Я никогда не видел, чтобы это могло действительно оттолкнуть других людей, потому что люди не обязательно хотят слышать о ваших ностальгических воспоминаниях. Они хотят поделиться своими собственными. Вот почему я говорю, что хотел бы, чтобы он был немного более открытым, потому что нам есть чему поучиться на ностальгических воспоминаниях друг друга. Вот почему я поощряю людей, когда они оказываются в ситуации, в которой вы вспоминаете свое прошлое, а другие люди начинают отдаляться, потому что им скучно, вы можете начать спрашивать их об их и начать разговор, диалог.В этом смысле вы можете немного расширить его.

Luna: Может ли эта ностальгия быть разрушительной силой, которая действительно может вызвать гнев, изоляцию или ненависть? Похоже, у него может быть этот потенциал

Batcho: Большинство исследований предполагает, что ностальгия связана или коррелирует с очень мягкими, просоциальными эмоциями, такими как сострадание, сочувствие, альтруизм. Как правило, это вряд ли связано с враждебностью или гневом. Может ли это быть изолирующим? Это очень интересный вопрос, потому что вы можете возразить, что если вы окажетесь жертвой или выжившим в очень уникальных обстоятельствах, и теперь вы испытываете ностальгию какое-то время до этого, другие люди, возможно, не смогут понять вас.У вас может быть или не быть мотивации оставить свое прошлое позади.

Это привело меня к качественному анализу воспоминаний людей, выживших в условиях войны. Мне особенно интересно то, что эти люди рассказывают, как им пришлось адаптироваться к значительным изменениям. В некоторых случаях они были перемещены не по собственному выбору, а из-за условий войны. Они стали, например, беженцами или вынуждены были эмигрировать. Первоначально, на ранних стадиях, у них почти был психический блок против принятия новой культуры, новой жизни.Они почти погрязли в своих ностальгических воспоминаниях о прошлом и со временем обнаружили, что это стало очень изолирующим. Потому что люди, среди которых они были, не могли этим поделиться.

В конечном итоге к здоровой ностальгии приводит то, что позитивные просоциальные аспекты ностальгии могут воссоединить нас сейчас. Не только людям в прошлом, но и людям, с которыми мы имеем дело сегодня. Это возможно, такое может случиться. Все воспоминания, которые я изучил, показали, как это происходит.Это происходит, когда прошлое сталкивается с текущей ситуацией, пытаясь найти уроки, которые мы извлекли из нашего прошлого, которые мы теперь можем настраивать, обновлять, настраивать и использовать, чтобы справиться с суматохой и конфликтом в изменении, которое мы прошли чтобы быть более оптимистичным в отношении будущего.

Другой аспект этого состоит в том, что некоторые люди смотрят на то, что они могли бы назвать социальной ностальгией, смотрят на группы и имеют проекты, в которых они сравнивают внутригрупповую и межгрупповую.В таких ситуациях вы, возможно, говорите о несколько ином феномене.

Luna: Может ли ностальгия сдерживать нас, заставляя думать о прошлом? Может ли это помешать тому, что происходит в настоящий момент и в будущем?

Batcho: Когда я начал собирать данные, это было преобладающим мнением среди теоретиков. До того, как люди начали собирать эмпирические данные, это просто предполагалось. Фактически, большая часть психоаналитических идей, предшествовавших бихевиоризму и современной или современной социальной науке, утверждала, что попытка вернуться к своему прошлому будет регрессивной.Опасность заключалась в том, что если ваше прошлое лучше, чем ваше настоящее, почему бы вам просто не остаться там? Что ж, как только я начал собирать данные, а затем другие люди, конечно же, распространили это даже по всему миру, мы обнаружили, что вообще говоря, это не то, что происходит.

Я много думал об этом, и большинство исследований, которые я рассмотрел, выглядят так. Ностальгия горько-сладкая. Почему так сложилось? Если взглянуть на социальную эволюцию, было бы совершенно логично, что мы хотели бы пересмотреть свое прошлое, чтобы всегда извлекать уроки из него.В то же время мы не хотим оставаться в прошлом. Сладость побуждает нас вернуться к нашему прошлому. Оказавшись там, горечь от осознания того, что на самом деле его больше не существует, напоминает нам, что мы должны вернуться в настоящее. Это заставляет нас вернуться в настоящее.

Я считаю, что этого почти никогда не бывает, по крайней мере, исследования показывают, что крайне маловероятно, что кто-то захочет остаться в прошлом. Если кто-то оказался в ловушке прошлого, это говорит о том, что он испытывает какие-то трудности.Может случиться так, что они переживают очень невыносимую текущую ситуацию в своей жизни, и они могут обратиться за консультацией, чтобы помочь им справиться с этим, потому что тогда они используют ностальгию или свои воспоминания как бегство. По большей части, как показывает мое исследование, большинство людей, поскольку ностальгия — это социальная эмоция, она на самом деле коррелирует или связана со здоровыми механизмами выживания, такими как поиск других, когда у них возникают трудности. На самом деле, когда мы пересматриваем свои воспоминания, мы пытаемся вспомнить, как другие люди в нашей жизни решали проблемы в прошлом, а затем используем это как образец для подражания того, как мы хотим решить проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, так что обычно здоровый.

Luna: Как возраст влияет на чувство ностальгии у человека? Это повсеместно или это люди старшего или младшего возраста?

Batcho: Мой исходный набор данных предполагал, что существует всплеск ностальгии, когда он достигает пика не в старости, как ожидали бы многие теоретики, а в молодом возрасте. Большинство теоретиков утверждают, что причина увеличения ностальгии в молодом возрасте заключается в том, что это важный переходный период развития.Это буквально время, когда у человека еще одна нога еще в детстве, а одна нога предвкушает их переход к полной взрослой независимости.

Хотя у них есть некоторая часть своей идентичности, которая все еще связана с прошлым или связана с ним, они стремятся двигаться вперед, и по этой причине происходит гораздо больше ностальгических воспоминаний, потому что есть немного чрезмерное сопротивление из-за трепета. . Будет ли мое будущее таким же прекрасным и радужным, как мое прошлое? Мы знаем, что переходные периоды, в том числе периоды развития, вызывают ностальгию.

Некоторые более новые исследования предполагают, что у пожилых людей может быть небольшая, но еще одна шишка, и это потому, что они наблюдают значительные изменения в своем собственном образе жизни по сравнению с тем, когда они были, например, с точки зрения физического благополучия или физического здоровья полностью. в расцвете своего здоровья по сравнению с тем, чтобы заглядывать вперед к старению, возможно, я не смогу быть таким активным, как когда-то, или, может быть, они страдают от физических состояний или расстройств, которые ограничивают их образ жизни.По этой причине они также стали бы более ностальгирующими.

Luna: Как вы думаете, ностальгия всегда была частью человеческого опыта?

Batcho: Когда я впервые сделал обзор литературы, чтобы собрать воедино свой перечень ностальгии, я был действительно впечатлен, обнаружив упоминания о ностальгии до того, как она получила название «ностальгия», а эти упоминания восходят к тысячелетиям. В литературе можно найти всевозможные примеры людей, которые в некотором смысле испытывали ностальгию по иногда своему дому или по своей родине, и это соответствует первоначальному определению этого понятия как тоска по дому, но также и с точки зрения тоски по прошлому, и поэтому аргумент состоит в универсальный.Вероятно, это часть человеческого опыта, поэтому он всегда был потенциальным. Он распространяется на все культуры и все исторические периоды времени.

Luna: Это действительно захватывающе. Также вы можете просто … Теперь вы коснулись этого несколько раз, можете ли вы объяснить свой инвентарь ностальгии и то, как вы используете его в своих исследованиях?

Batcho: Да, поскольку я определяю ностальгию как тоску по своему личному прошлому или тоску по нему, я включил в нее вопросы, в которых спрашивали людей, в какой степени они упускают что-то из своего прошлого.Некоторые из предметов в инвентаре действительно концептуальные или абстрактные, например, отсутствие невинности детства или отсутствие свободы от ответственности. Другие более конкретны: отсутствие ваших игрушек и домашних животных, которые были у вас в прежние дни, и оказывается, что на самом деле в этом есть два фактора.

Один из них представляет собой более конкретный набор вещей, которые мы упускаем из нашего прошлого, а другой — немного более абстрактный, немного более концептуальный, и я утверждаю, что ностальгия — это зонтик, охватывающий и то, и другое.Моя инвентаризация измеряет это таким образом, чтобы люди упускали из виду собственное прошлое, и это не коррелирует с инвентаризацией, которая рассматривает его скорее как исторический тип опыта или социального события.

Luna: Я мог бы также вернуться к тому месту, где мы говорим немного больше о воспоминаниях, о том, как они могут быть как положительными, так и отрицательными.

Batcho: Да.

Луна: В предыдущем эпизоде ​​мы сделали эпизод 91, как можно манипулировать памятью.Мы познакомились с экспертом по памяти, доктором Элизабет Лофтус. Она объяснила, что воспоминаниями можно управлять при правильных условиях. Что вы думаете об этом и как это может повлиять на наш уровень ностальгии по прошлому?

Batcho: Согласен. Я полностью согласен. Я думаю, что в некоторой степени то, как мы интерпретируем наше прошлое, как мы понимаем, может измениться. У нас может быть ретроспективное понимание или интерпретация наших воспоминаний. Это зависит от того, какой цели мы пытаемся служить в настоящем.Если кто-то пытается найти причину, чтобы чувствовать себя любимым или достойным любви, тогда он может иметь управляемое чувство через свои собственные исторические воспоминания о поисках времен, когда его любили. Может даже делать анализ. Интересно, что-то пошло не так, или я частично виноват или два, мне просто не повезло?

Хорошим примером этого может быть, если кто-то переживает разрыв важных отношений. Теперь у них может быть мотивация иметь ностальгические воспоминания об этих отношениях и спрашивать: ну, как мы пришли к этому несчастью, когда мы были так страстно влюблены вначале? Сейчас есть исследователи, изучающие ностальгию по отношениям.В какой-то степени это может быть полезно, но, с другой стороны, если вы используете это как способ почти аргументировать, что вы хотите разорвать отношения. Вы говорите: «Ну, причина, по которой я ухожу от этих отношений, заключается в том, что, когда я сравниваю свое удовлетворение с ними сегодня, с тем, сколько радости я получил от них вначале, я вижу, что все было под гору».

Здесь я утверждаю, что наши мотивы могут действительно влиять на то, как мы помним прошлое и как мы интерпретируем значимость нашего прошлого.

Luna: В заключение для наших слушателей. Мы затронули множество различных областей ностальгии. Я хочу знать, есть ли у общества способ коллективно использовать ностальгию, чтобы стать лучше? Как мы можем получить от этого ощутимую пользу?

Batcho: Я считаю, что это действительно очень важный ресурс, и он используется недостаточно. Я говорю это, несмотря на то, что у нас есть все эти побочные продукты и перезагрузки, и у нас много ностальгии. Если вы воспользуетесь поисковой системой по запросу «ностальгия», это будет просто невероятно.Вы можете найти около 300 миллионов запросов в этой поисковой системе, но то, что у вас много чего-то, не означает, что вы используете это эффективно. Я считаю, что мы могли бы начать внедрять его более эффективно. Не только в СМИ, это отличное средство передвижения. Мы также можем посмотреть, как мы можем использовать его в социальных сетях, в киберпространстве, а также в образовании и, возможно, в воспитании детей.

Одна из самых здоровых форм ностальгии на протяжении всей истории человечества всегда заключалась в том, чтобы соединять каждое поколение с другим.В такой связи вы передаете следующему поколению лучшее из прошлого. То, что мы ориентированы на прогресс, не означает, что нет чего-то ценного, что мы могли бы забыть из прошлого. Хорошим примером этого было бы сказать, что все технологии, которые были разработаны в последнее время, абсолютно замечательны. Все достижения медицины спасли столько жизней. Мы почти одержимы ориентированным на будущее прогрессом. Единственный риск, с которым мы сталкиваемся, — это риск сомневаться в том, пошли ли мы на определенные компромиссы.

Есть ли вещи, которые были раньше, но сегодня не работают так эффективно? Например, помогаем ли мы маленьким детям развивать сочувствие к другим и сочувствие к тем, кто отличается от них, так же эффективно, как мы? Есть много возможных практических инструментов. Раньше было так, что, когда у родителей были дети, они переживали свои собственные ностальгические воспоминания, читая детские книги, которые они читали им своим собственным детям. Затем, когда они стали бабушками и дедушками, делая то же самое для своих внуков, из-за того, что миллениалы отложили вступление в брак, а количество детей и размер семьи сократились, у нас может быть небольшой дефицит таких видов передачи из поколения в поколение.

Я думаю, что мы можем многому научиться из этого и задаемся вопросом, как мы можем теперь настроить то, что воспроизводит это сегодня, чтобы мы не просто смотрели на поколения, но и на разные культуры. Мы смотрим на различия во взглядах и идеологиях. Итак, что мы можем найти, это общая связь, чтобы мы могли ладить друг с другом лучше, чем, возможно, некоторые люди думают, что мы ладим друг с другом сегодня. Поскольку различия могут вызывать разногласия, ностальгия может быть в некотором роде частью лекарства, потому что ностальгия оказывает противоположное действие.Вместо того, чтобы разделять, он объединяет.

Luna: Ностальгия может сделать для нас много замечательных вещей, если мы просто отточим ее и попытаемся использовать, как вы только что сказали.

Batcho: Да, конечно.

Luna: Большое спасибо за то, что присоединились к нам, доктор Батчо. Мы очень ценим ваше время. Это была действительно очень интересная тема. Думаю, нашим слушателям это действительно понравится.

Batcho: Большое спасибо.Мне самому это очень понравилось.

Luna: Прежде чем мы уйдем, я хочу напомнить вам, что мы хотим получить известие от вас. Вы можете отправлять свои комментарии и идеи по адресу [email protected] Это говоря о психологии, одно слово — точка организации. Пожалуйста, подумайте о том, чтобы поставить нам рейтинг в iTunes, это действительно помогает. «Разговор о психологии» является частью сети подкастов APA, которая включает в себя другие информативные подкасты, такие как «Диалог журналов APA» о новых психологических исследованиях и «Заметки о ходе работы» о практике психологии.Вы можете найти все наши подкасты в iTunes, Stitcher или где бы вы ни находились. Вы также можете посетить наш сайт SpeakingofPsychology.org, чтобы послушать другие серии. Я Кейтлин Луна из Американской психологической ассоциации.

Адриенн Матей

Первоначально опубликовано на Quartz.

Многие лингвисты считают, что слова, которые мы говорим, влияют на наши мысли и чувства. Каждый язык содержит термины, не имеющие прямого эквивалента, которые дают нам представление о внутренних элементах отличительного характера культуры.Каждый раз, когда создается новое слово, оно отражает потребность общества в этом слове; он заполняет ранее невыразимую пустоту неологизмом, заключающим в себе уникальное чувство, объект, действие или болезнь.

Например, в конце 1600-х годов швейцарский студент-медик Йоханнес Хофер заметил закономерность у своих пациентов, которые жили далеко от дома. Те, кто был одержим возвращением в свои удаленные места, становились физически, иногда со смертельным исходом, больными. Чтобы отразить этот феномен, он ввел в обращение медицинский термин «ностальгия» в 1688 году, который он создал, объединив греческие слова nostos (возвращение домой) и alga (боль).

Сообщенные симптомы болезни включали потерю аппетита, обмороки, повышенный риск суицида и, по словам швейцарского врача Альберта Ван Холлера, галлюцинации людей и мест, по которым вы скучаете. (Любопытно, что осенью число случаев также резко возросло.) Это стало настолько распространенным среди швейцарских наемников, участвовавших в обширных войнах, что исполнение «Khue-Reyen» — старинной швейцарской молочной песни, которая, казалось, отправляла солдат в заразное ностальгическое безумие, — каралось наказанием. смерть.

Хотя отправка пострадавших домой была признана лучшим лекарством от ностальгии, отпугивание их также было популярным планом лечения.В 1790 году французский врач Журдан Ле Куант применил стратегию «разжигания боли и ужаса», угрожая больным уколом «раскаленной кочергой». Если и этого было недостаточно, то, как сообщается, один российский генерал предпочитал пресекать вспышки болезни в зародыше, закапывая заживо первых, кто погиб.

Только в 19 веке врачи перестали искать буквальную «кость ностальгии». Только в 19 веке врачи, наконец, перестали искать буквальную «кость ностальгии», вызывающую тоску по дому, и отказались от использования пиявок, чтобы высасывать меланхолию прямо из людей.Врачи согласились, что Хофер ошибался и слово «ностальгия» больше не считалось медицинским диагнозом.

Слово вошло во вторую жизнь, которую мы знаем сейчас: эмоциональное состояние, характеризующееся тоскливой привязанностью к прошлому. Теперь это компетенция поэтов-романтиков, философов и художников, а не увлеченных войной солдат. Но хотя ностальгия несколько веков назад потеряла медицинский оттенок, ее нынешнее определение так и не изменилось в полной мере, чтобы соответствовать нюансам ее поэтического второго акта. В конце концов, это невыразимое чувство ностальгии выходит за рамки притворства по прошлым временам.Ностальгия может проявляться по-разному, но в отличие от таких эмоций, как счастье, которые имеют спектр английских слов для выражения своих вариаций, ностальгия не имеет тонких синонимов для ее различных типов.

Например, как насчет странной тоски по месту, где вы никогда не были, например, острову, изображенному в журнале, или давно исчезнувшему летнему дому ваших прабабушек и дедушек, который вы видели только в черно-белых тонах белые фотографии? Как насчет той грустной волны тоски, которая напоминает вам не принимать настоящее как должное и ценить каждый день? А как насчет ощущения напряжения глубоко в животе, когда город меняется вокруг вас, или ощущения неопределенной меланхолии без какой-либо явной причины?

В английском может не хватать слов для выражения этих чувств, но в других языках есть свои непереводимые, невыразимые версии ностальгии.

Nostimon — Греческий
Древнегреческое слово nostimon является этимологическим предком ностальгии. Впервые он был использован в романе Гомера Odyssey , чтобы отразить, когда Одиссей, давно отлученный от Трои, жаждет своего «дня возвращения» — или nostimon emar. Эта фраза предполагает врожденное греческое чувство «истинной принадлежности» Греции; идея о том, что диаспора страны, буквально или образно, всегда надеется на окончательное возвращение домой. Интересно, что nostimon больше не относится к возвращению домой в современном греческом языке: сегодня он используется для описания чего-то приятного, будь то восхитительное или съедобное, ребенка с пирожком или кусок пахлавы.В настоящее время корень современных греческих слов «все привлекательное» происходит от до .
  • Примеры: « После многих лет путешествий по миру я начал чувствовать nostimon и знал, что пора возвращаться домой, где я в конечном итоге принадлежал». [древний]
  • «Мой сын пришел сегодня домой из дошкольного учреждения и сказал мне, что встретил маленькую девочку, на которой хочет жениться, когда они станут достаточно взрослыми — это было так nostimon ». [современный]

Saudade — Португальский и галисийский
Термин saudade был назван португальским писателем Мануэлем де Мело «непереводимым словом, о котором все поют». Saudade можно прочитать как чувство любви и одиночества одновременно; отличный способ скучать и желать кого-то или что-то одновременно. Это слово, являющееся неотъемлемой частью искусства, музыки и литературы в Бразилии, Португалии и за ее пределами, является абсолютным парадоксом: «удовольствие, которое вы испытываете, болезнь, которая вам нравится». Он находится на той горько-сладкой границе между счастьем и болью, которую часто пересекают, размышляя о прошлом.
  • Пример: « Несмотря на прошедшие десятилетия, у меня появляется непреодолимое чувство saudade , когда я вспоминаю первое лето, в которое я влюбился.

Sehnsucht — Немецкий
Как и saudade , немецкий sehnsucht передает всю сложность тоски, но это чувство немного дальше. Sehnsucht предполагает, что переживание горячего желания на самом деле доставляет больше удовольствия , чем это желание, которое исполняется. Примерно так же, как , ожидая праздников или вечеринок по случаю дня рождения, может сделать нас более счастливыми, чем испытать это событие на собственном опыте.Это понятие настолько личное и глубоко личное, что тот, кто его чувствует, не может выразить его; даже пытаться было бы неудобно и неадекватно. Sehnsucht тем более невыразимо из-за его применения к вымышленным воспоминаниям — необъяснимого ощущения, что мы упускаем то, что, как мы рационально знаем, мы не могли бы на самом деле испытать.
  • Пример: «Это кажется глупым, но что-то в этом конкретном свете заставляет меня тосковать по Французской Ривьере около 1923 года… Это, вероятно, всего лишь sehnsucht.

Dor— Румынский
Произведено от латинского dolus , что означает« болеть », а румынское слово dor относится к висцеральной боли, испытываемой вдали от дома. Его значение для румынской самобытности неразрывно связано с историей, когда страна подвергалась регулярным вторжениям, которые периодически перемещали сельских жителей. Это также связано с сельскохозяйственной зависимостью страны от пастырства, которая требует, чтобы люди регулярно проводили месяцы вдали от дома, пася свои стада. Dor , однако, не является полностью меланхоличным настроением. Скорее, он способствует чувству социальной связанности, привлекая внимание чувствующего к заветным воспоминаниям и значимым отношениям — питательному отчуждению, в котором прошлое счастье может принести утешение в незнакомом и одиноком настоящем.
  • Пример: « Раньше я приходил домой каждый день, чтобы перекусить, приготовленное моей бабушкой, и ел это, просматривая мультфильмы после уроков, пока она гладила — это было так уютно, что мысль об этом наполняла меня dor .

Toska— Русский
Российско-американский писатель Владимир Набоков определяет toska как «ощущение великой душевной тоски, часто без какой-либо конкретной причины». По своей сути это чувство может быть связано с желанием, сожалением или просто тоской, но часть его очарования — это его расплывчатость — это меланхолия ни о чем конкретном.
  • Пример: «Когда весь день идет дождь, я иногда поддаюсь toska и часами смотрю в окно в мрачном изумлении.

Моно не знаю — Японский
Классическая японская философия прославляет непостоянство мира — образ мышления, который призван стимулировать использование момента, а не то, что наша короткая жизнь является причиной отчаяния. Фраза моно не знает относится к «пафосу» ( осознает ) «вещей» ( моно ), что означает пребывание в гармонии с неизбежной быстротой мира. Это чувство осознания того, что ваши вещи, ваш родной город и люди, которых вы знаете, будут продолжать существовать после вашей смерти. Моно не знаю обычно упоминается в связи с традиционной любовью Японии к цвету сакуры, которая ценится за свою эфемерность — они считались такими красивыми отчасти потому, что они такие мимолетные. Таким образом, это почти отражает способность испытывать ностальгию в настоящем — тосковать по вещам, которые скоро останутся в прошлом, но пока они еще здесь.
  • Пример: « Когда времена года меняются так быстро и недели начинают сливаться воедино, я напоминаю себе о моно не осознавая и стараюсь больше осознавать повседневную красоту.»

Какова роль ностальгии в психике человека?

Ностальгия и тоска по дому — неотъемлемые части человеческого опыта. Большинство из нас ассоциирует их с чувством печали, а иногда и с утратами, но действительно ли они играют положительную роль в человеческой психике? Medical News Today расследует.

Термин «ностальгия» происходит от древнегреческого языка через новую латынь и представляет собой смесь корневых слов «nostos», что означает «дом», и «algos», что означает «боль».

По сути, это относится к боли нахождения вдали от дома.Впервые «ностальгия» появилась в Швейцарии 17 века, когда врач Йоханнес Хофер определил ее как состояние, характерное для швейцарских наемных солдат.

Хофер определил ностальгию как душевную болезнь, и описал ее механизм следующим образом:

«Ностальгия […] вызывает симпатию пораженного воображения. Следовательно, из живого духа исключительно за счет своего собственного импульса по необычным маршрутам через нетронутые пути каналов мозга к телу и путем повторного посещения овальных трубок центрального мозга, он возникает путем возбуждения особенно необычных и вечных. представить в уме представление о вспоминаемой родине.

Некоторые из симптомов, сопровождавших это «недуг», включали «постоянные мысли о доме, приступы плача, беспокойство, нерегулярное сердцебиение, анорексию, бессонницу и даже удушающие ощущения». Об этом говорится в статье, опубликованной в 2006 году профессорами Тимом Вильдшутом и Константином Седикидесом из Саутгемптонского университета в Великобритании и их коллегами.

Врач Дж. Дж. Шойхцер, который жил и работал примерно в то же время, что и Хофер, придерживался аналогичного взгляда на ностальгию.Однако он утверждал, что это было не результатом внутреннего дисбаланса ума, а состоянием, на которое повлияли внешние факторы.

По его словам, ностальгия была вызвана «резким перепадом атмосферного давления, вызывающим чрезмерное давление тела, которое, в свою очередь, перегоняло кровь от сердца к мозгу, вызывая тем самым наблюдаемое расстройство чувств».

На протяжении многих веков врачи настаивали на понимании ностальгии как состояния нездоровья, требующего лечения.Однако взгляды на его механизмы и типологию, а также на демографию, на которую он влияет, с годами менялись.

В статье от 2008 года профессоры Вильдшут, Седикидес и их коллеги отмечают, что на протяжении XVII и XVIII веков врачи считали, что ностальгия затрагивает только швейцарцев, поскольку они в основном наблюдали ее у швейцарских наемных солдат, которые оказывали свои услуги иностранным гражданам. армии.

Профессор Светлана Бойм пишет, что в то время лекарства от ностальгии включали «пиявки, теплые снотворные эмульсии, опиум» и возвращение домой, в Альпы.

Однако в начале 19 века врачи начали признавать это как широко распространенное заболевание, которое они рассматривали как форму меланхолии или депрессии.

На протяжении ХХ века врачи постоянно меняли свое мнение о природе ностальгии, хотя в основном они связывали ее с тоской по дому — бесполезным психологическим механизмом, с которым сталкиваются студенты и мигранты, неспособные адаптироваться к новой жизни вдали от дома.

В своей статье 2008 года профс Вильдшут, Седикидес и их коллеги объясняют:

«К началу 20 века ностальгия считалась психическим расстройством.Симптомы включали беспокойство, печаль и бессонницу. К середине 20-го века психодинамические подходы считали ностальгию подсознательным желанием вернуться к более ранней стадии жизни и называли это репрессивно-компульсивным расстройством. Вскоре после этого ностальгия превратилась в разновидность депрессии, отмеченную утратой и горем, хотя все еще приравниваемую к тоске по дому ».

В своей статье 2006 года они также отмечают, что на протяжении большей части ХХ века некоторые психологи рассматривали ностальгию как «иммигрантский психоз», «ментально репрессивное компульсивное расстройство» или «регрессивное проявление
, тесно связанное с психозом иммигрантов». проблема утраты, горя, неполного траура и, наконец, депрессии.

По словам профессоров Вильдшута, Седикидеса и их коллег, в конце 20 века врачи и исследователи начали различать ностальгию и тоску по дому.

Они предполагают, что тоска по дому стала ассоциироваться с проблемами психического здоровья, такими как тревога разлуки, тогда как ностальгия стала ассоциироваться с идеализированными образами детства или прошлых счастливых времен.

Так является ли ностальгия — и даже тоска по дому — признаком того, что человек не может адаптироваться к новой жизни, новому окружению или реалиям взрослой жизни? Или это тоже играет положительную роль в психике человека?

Врачи больше не считают ностальгию расстройством, но это явление продолжает интересовать исследователей.

Профессора Вильдшут, Седикидес и их коллеги стремились узнать больше об этом психическом состоянии в серии исследований, проведенных в 2006 году.

Одно исследование, основанное на опыте участников, показало, что ностальгия вызвана и в целом, «позитивно настроенная и релевантная для себя эмоция, которая часто связана с воспоминанием о событиях, связанных с взаимодействиями с важными другими людьми или о важных жизненных событиях».

Ностальгические воспоминания, как выяснили исследователи, часто содержали смесь счастья и печали, которые в конечном итоге объединились, чтобы сформировать конструктивное повествование:

«Хотя большинство повествований содержали как отрицательные, так и положительные элементы, эти элементы часто сочетались друг с другом так, чтобы сформировать последовательность искупления — повествовательный паттерн, который переходит от негативной к позитивной или торжествующей жизненной сцене.

Второе исследование подтвердило, что ностальгия помогает сформировать конструктивное повествование о значимых событиях прошлого, но также выявило некоторые из наиболее распространенных триггеров ностальгии.

По словам исследователей, большинство участников испытывали ностальгию, когда сталкивались с трудными жизненными ситуациями, такими как настоящие заботы и тревоги. Это говорит о том, что возвращение их мыслей к более счастливым или более значимым временам помогло участникам справиться с нынешней неопределенностью.

«Главным из очевидных преимуществ ностальгии была ее способность вызывать положительный эффект, укреплять социальные связи и повышать позитивное самоуважение», — пишут проф.

Дальнейшие исследования показывают, что ностальгия может быть полезной и по другим причинам. Например, в статье 2012 года сообщается, что это психическое состояние может помочь повысить готовность человека помогать другим благодаря тому, что оно усиливает чувство социальной связанности.

По словам доктора Кристин Батчо, профессора психологии в LeMoyne College в Сиракузах, штат Нью-Йорк, ностальгия также помогает укрепить личность человека, его самоощущение.

В интервью Американской психологической ассоциации она утверждает, что «ностальгия — это эмоциональное переживание, которое объединяет», которое «помогает объединить наше ощущение того, кто мы есть, самого себя, нашей идентичности с течением времени» и «дает нам ощущение того, кем мы хотим быть […] в будущем ».

Совсем недавно, в июне 2020 г.Эндрю Абейта из Государственного университета Нью-Джерси в Камдене и его коллеги показывают, что ностальгические мысли могут помочь уменьшить негативное психологическое воздействие одиночества.

«Основываясь на текущих исследованиях, прекращение цикла одиночества может включать в себя обращение к прошлому в поисках уверенности и поддержки», — заключают исследователи.

Итак, когда наш разум возвращается к заветным воспоминаниям о прошлом, может быть лучше позволить себе этот горько-сладкий опыт.

Греческое слово «ностальгия» означает возвращение домой к нашей боли. Тогда почему так приятно вспоминать наши старые игрушки?

Наши самые популярные посты о Ботаниках на Земле — это наши ностальгические посты. Когда я делюсь своими любимыми игровыми автоматами, размышляю о Claremont X-Men или пишу о моих любимых старых школьных модулях D&D, эти посты получают гораздо больше лайков и репостов, чем все, что мы делаем.

Ностальгия действует на нас, ботаников, как на лабораторных крыс. Когда ботаники на Земле нажимают на рычаг ностальгии, люди выстраиваются в очередь за арахисом.

Интересно, что наши вторые по популярности сообщения возникают, когда люди подозревают, что нам что-то не нравится. Людей привлекают такие негативные заголовки, как «Мотра к пламени». Очевидно, если люди не могут впадать в ностальгию, они скорее будут тратить свое время на то, чтобы тушить и злиться от разочарования по поводу настоящего, в котором они живут.

Это совершенно неудивительно. Слово ностальгия происходит от двух греческих слов; nostos, означает «вернуться домой» и algos, означает «боль». Значит, ностальгия означает вернуться домой к нашей боли?

Ну не так быстро.Некоторые воспоминания, такие как занудные вещи, с которыми мы играли в детстве, часто бывают чисто счастливыми. Но даже когда нас просят вспомнить в основном счастливые воспоминания, мы обязательно обрезаем всего, что могло быть болезненным . В противном случае это похоже на 1d8 урона нашей психике.

Итак, убрав болезненные части воспоминаний, ностальгия позволяет нам вернуться домой к тому, что мы воспринимаем как более простое время. Это в равной степени искренняя привязанность и в равной степени подсознательный механизм преодоления трудностей.

В еврейской Библии есть интересная история.1 Паралипоменон 11:17 гласит: «[Царь] Давид с тоской сказал: ‘О, если бы кто-нибудь напоил меня водой из колодца Вифлеемского …’». Контекстом этого отрывка было то, что Давид вырос в Вифлееме, но в настоящее время реальность для Дэвида была довольно неприятной, и его будущее казалось неопределенным. Так что в этот неуверенный, болезненный момент его самым большим желанием было пробное испытание из его детства.

Этот отрывок из Священного Писания о том, что он по умолчанию вернулся к тому, что, по его мнению, были более простыми временами, — чистая ностальгия со стороны Дэвида.И извините за то, что отвез вас в воскресную школу, но я разделяю это по двум причинам. Во-первых, никто никогда не читает Хроники, если не думает, что это Хроники Нарнии. Так что я хотел посмотреть, смогу ли я это там поработать. Но в основном я делюсь этим, чтобы проиллюстрировать, что ностальгия — это то, что было частью человеческого существования для всех людей во все времена.

«Ботанистые» бренды понимают это как ностальгию и тянут за собой струны нашего сердца, чтобы использовать наши воспоминания для получения прибыли. Используя наши эмоции, ностальгия побуждает нас покупать продукт в тот момент, когда все казалось проще, а мы думали, что стали счастливее.

Никогда не довольствуясь настоящим, мы продолжаем нырять в колодец прошлого, убегая в знакомые воспоминания. На самом деле дело не столько в том, что у человечества закончились свежие идеи, сколько в том, что старые приносят прибыль.

Когда я думаю о своих первых воспоминаниях, многие из них вращаются вокруг моих ботанических интересов, игрушек и занятий. D&D, фигурки из «Звездных войн» и комиксы продолжают формировать мои воспоминания. А теперь подумайте о своем первом воспоминании. Я уверен, что это так же обыденно.Но это также очень важно, учитывая, что он продолжает жить в ваших мыслях даже спустя десятилетия.

Именно эти воспоминания делают ностальгию сильной, но иногда проблемной эмоцией. Когда ностальгия превращается в оружие до такой степени, что наша история продается нам обратно в идеализированной форме, мы оказываемся в своего рода фиктивном настоящем, где тяжелые уроки прошлого отодвигаются в сторону в пользу романтизированного видения этого.

Ненавижу говорить об этом, когда мы должны чувствовать себя хорошо, но наиболее уместным примером является наша нынешняя культурная ностальгия по «более простым временам» в Америке.Эта ностальгия привела к тому виду белого национализма, который мы наблюдаем в нынешнем политическом климате. Это ядовитая форма ностальгии, которая намеренно игнорирует и маргинализирует успехи в достижении равенства, которые были сделаны представителями любой другой расы и пола за последние шестьдесят лет.

Каким бы плохим ни выглядело настоящее, люди, которые действительно жили в те «более простые времена», имели меньше образования, меньше медицинского обслуживания, меньше равенства и меньше возможностей для экономического и социального развития, чем сегодня.Приведу личный пример: хотя я испытываю глубокую ностальгию по книгам D&D, которые я когда-то читал, когда был ребенком 80-х, мне не приходит в голову тот факт, что в более широком смысле реальность представляла собой застенчивый, неуклюжий ребенок, живущий в бедности Западной Вирджинии, подвергающийся остракизму и маргинализации за наслаждаться игрой, которую многие не понимали в то время.

Ностальгия по времени и месту, к которым мы никогда не сможем вернуться, делает что-то незаметное для нашего настоящего — она ​​сильно истощает нашу эмоциональную доступность для окружающих.Вместо того, чтобы жить в реальных эмоциях и окружающей среде настоящего — будь то радость или боль — ностальгия может каким-то образом заманить нас в ловушку. Это может быть капля дофамина тоски на время, которое никогда больше не может быть и никогда не было полностью.

Но послушайте, в запоминании нет ничего плохого. Напротив: индивидуальные воспоминания о семье, друзьях и особых моментах — вот что делает нас такими, какие мы есть! Но стремление вернуться в прошлое — или, на самом деле, тоска по идеализированной версии прошлого, которой никогда не существовало, — уводит нас от столкновения с проблемами или использования возможностей настоящего.Возвращение — не лучший вариант, несмотря на то, что обещает Док Браун.

Слишком долгое пребывание в ностальгии высасывает кислород из комнаты для новых связей, новых идей и новых впечатлений. Так что же делать перед лицом ловушки ностальгии? Что ж, знание — это половина дела, поэтому первое, что нужно сделать, — это осознать, что оно существует, что, надеюсь, вы уже понимаете. Во-вторых, нужно выяснить, застряли ли вы в этом и где именно, что, честно говоря, многим из нас кажется, по крайней мере, иногда и до некоторой степени.

Как ни странно, выход — помнить. Помните все, хорошее и плохое. Изучайте историю, чтобы не понимать и не идеализировать ее. Помните, как приятно узнавать что-то новое. Помните, как приятно создавать новое воспоминание.

Итак, давайте вспомним наши старые игрушки из «Звездных войн», но давайте когда-нибудь обратим свой взор вперед, чтобы создать настоящее и будущее, которое однажды мы сможем вспомнить без очистки, как действительно лучшее, чем то, что было до него. Как говорит Люк Кейдж: «Всегда вперед.Всегда вперед.»

Мозг и ностальгия

Ностальгия — это сильная эмоция, которая может быть вызвана событиями, имеющими сходство с прошлыми переживаниями в жизни человека. Знакомая музыка, запахи и другие напоминания о прошлом пробуждают ностальгические чувства. Ностальгия часто вызывается сенсорными стимулами, но может быть вызвана разговорами и даже самоуправляемым воспоминанием. Иногда ностальгические триггеры — это неожиданные сюрпризы, а иногда их ищут как средство утешения и радости.

Мозг и ностальгия

Ностальгические переживания стимулируют метаболическую активность и кровоток в нескольких областях мозга, особенно в лобной, лимбической, паралимбической и средней областях мозга. Люди, слушающие музыку, вызывающую ностальгию, испытывают большую активность в нижней лобной извилине, черной субстанции, мозжечке и островке, чем при прослушивании музыки, не вызывающей ностальгии.

Интересно, что люди, получившие более высокие оценки по шкале эмоциональной неврологии, которая измеряет склонность человека к грусти, были более склонны к ностальгии.Эта корреляция имеет смысл, поскольку люди, которые обычно испытывают более сильные эмоции, должны испытывать ряд сильных чувств, независимо от того, счастливы они или грустны. Но сама по себе ностальгия не связана с депрессией или другим аффективным расстройством. Фактически, одно исследование связывало ностальгию с общей чертой устойчивости.

Почему ностальгия доставляет удовольствие

Центры вознаграждения мозга, включая гиппокамп, черную субстанцию, вентральную тегментальную область и вентральное полосатое тело, активируются во время ностальгической активности.Это участие центра вознаграждения объясняет очень распространенные явления приятных эмоций при прослушивании песни из прошлого, даже если песня не обязательно была любимой песней в то время, она преобладала в массовой культуре или в жизни человека.

Просыпаясь по коридору бывшей школы или проезжая по бывшему району, в мозгу запускаются пути вознаграждения, что приводит к положительным ощущениям ностальгии. Эти хорошие чувства, как правило, являются обычной реакцией на напоминания в прошлом о том, считались ли переживания в прежней среде положительными или в основном нейтральными, но не в том случае, если эти переживания были неприятными или лично обидными.

Ностальгия может быть полезной эмоциональной стратегией или вредной зависимостью.

Положительные реакции, вызванные ностальгией, могут помочь защитить людей от эмоционального бремени ситуативного разочарования и даже от беспокойства. При использовании в качестве стратегии выживания человек может сознательно вызвать чувство ностальгии, слушая знакомую музыку, глядя на старые фотографии или посещая успокаивающие места прошлого.

Однако ностальгию можно так легко спровоцировать, что можно стать зависимым от удовольствия от ностальгии, точно так же, как человек может стать зависимым от любой деятельности, которая стимулирует центры вознаграждения в мозгу.Ностальгию можно чрезмерно использовать как костыль, а положительные чувства ностальгии могут служить заменой жизни сегодняшним днем, если текущие, реальные жизненные проблемы требуют больше усилий, чем человек может вынести.

Вы когда-нибудь думали об использовании ностальгии через музыку, чтобы помочь пациенту справиться с медицинской процедурой?

Ссылки:

Noriuchi M, et al. Системы памяти и вознаграждения одновременно вызывают в мозгу «ностальгические» переживания. Soc Cogn Affect Neurosci. 2016 июл; 11 (7): 1069-1077.

Barrett FS, et al. Нейронные реакции на музыку, вызывающую ностальгию, смоделированы элементами динамической музыкальной структуры и индивидуальными различиями в аффективных чертах. Нейропсихология. 2016 13 августа; 91: 234-246.

Ностальгия в эпоху социальных сетей: идентичность, значение и связь | Кристин Ларивьер

Оказывается, способы, которыми мы справляемся с этим осознанием, были подробно изучены. В частности, теория управления терроризмом (TMT) утверждает, что мы можем жить в относительном душевном спокойствии, вкладывая средства в психологические структуры, например, в психологические структуры.грамм. идентичность, значение и связь — которые уменьшают эту тревогу перед смертью, давая нам чувство самопревосхождения. [8] Мы можем интерпретировать это как своего рода бессмертие.

Большая часть исследований, подтверждающих TMT, является результатом гипотезы значимости смертности (MS).

Эта гипотеза утверждает, что если определенные психологические структуры уменьшают нашу тревогу по поводу смерти, то экспериментальное усиление осознания смерти у субъекта приведет к увеличению уровня инвестиций в эти структуры или их защиты.[9] Как исследования экспериментально повысили осведомленность о смерти? Например, попросив участников написать о своей смертности или представив им связанные со смертью образы [10].

В статье «Ностальгия: концептуальные проблемы и экзистенциальные функции» авторы Седикидес, Вильдшут и Баден говорят, что ностальгия информирует и укрепляет наши психологические структуры идентичности, смысла и связи. Если это так, то, согласно ТМТ, ностальгия — это, в более широком смысле, механизм, с помощью которого можно уменьшить тревогу перед смертью.

Идею о том, что ностальгия помогает снизить тревогу перед смертью, нужно было проверить. И это было. Исследователи спрашивали испытуемых, как часто они испытывают ностальгию и насколько это важно для них. Затем они вызывали экзистенциальные угрозы через РС и измеряли степень, в которой участники имели смысл жизни.

Контрольные участники продемонстрировали снижение смысла, но участники с большей ностальгией не продемонстрировали таких же эффектов. [11] Были проведены два дополнительных исследования.

В соответствии с фундаментальным исследованием, показывающим, что взаимодействие с психологическими структурами снижает повышенную тревогу после напоминаний о смерти, одно исследование показало, что влияние РС на повышенную доступность мыслей о смерти было ниже среди участников, склонных к ностальгии [12].

Другое исследование показало, что это справедливо и для участников, испытавших экспериментальную ностальгию. [13]

Было проведено три дополнительных исследования. В первом было определено, что, в отличие от людей с высокой склонностью к ностальгии, те, кто находился на низком уровне, менее позитивно реагировали на угрозу идентичности во время РС, чем участники в контрольном состоянии.[14]

Во втором исследовании при низком, но не высоком уровне склонности к ностальгии участники с состоянием рассеянного склероза продемонстрировали более высокий уровень страха смерти, чем участники контрольного состояния. [15]

В третьем исследовании, в отличие от тех, кто испытывал низкую склонность к ностальгии, те, кто находился на высоком уровне, указали на большее чувство ностальгии во время рассеянного склероза, чем участники в контрольном состоянии. [16]

Итак, что мы можем сказать об этих исследованиях, связанных с ностальгией? Что ж, они продемонстрировали, что ностальгия может помочь снизить тревогу перед смертью и снизить восприятие смысла.Кроме того, люди утешают себя ностальгией после просмотра контента, связанного со смертью.

Это важно. Это важно, потому что, если ностальгия — полезный импульс, который сохраняет нас спокойными перед лицом самой внушительной истины нашего существования — нашего возможного небытия — и при этом окрашивает нашу жизнь смыслом, тогда эти положительные результаты действительно являются тем, что мы можем легко воспитать. в нас самих, или взрастили внутри нас. Если вы чувствуете себя менее щедрым, вы также можете представить, как их можно использовать.

«Подумайте о том, что люди делают на Facebook сегодня. Они не отстают от своих друзей и семьи, но они также создают имидж и идентичность для себя, что в некотором смысле является их брендом. Они связываются с аудиторией, к которой хотят подключиться. Это почти невыгодно, если ты не принимаешь его сейчас ». — Марк Цукерберг

Понятно, что Цукерберг — да и любой, у кого есть доля в Facebook, если на то пошло, — хочет, чтобы мы проводили там много времени.Я не хочу показаться грубым, но чем больше мы на Facebook, тем больше рекламы мы видим, тем самым увеличивая доход от рекламы Facebook. Это бизнес.

И мы знаем, что это выходит за рамки Facebook. В среднем у человека есть пять учетных записей в социальных сетях, и каждый день он проводит около часа сорока минут, просматривая эти сети, что составляет 28% от общего времени, проводимого в Интернете. [17]

24 марта 2015 года в этот день был официально запущен Facebook. В кратком сообщении в блоге менеджер по продукту Facebook Джонатан Геллер объявил об этой функции.

«Люди часто оглядываются на старые фотографии и другие воспоминания, которыми они поделились на Facebook, и многие говорили нам, что им нравятся продукты и функции, которые делают это проще… В этот день показывает контент с этой даты в прошлом. Например, вы можете видеть прошлые обновления статуса, фотографии, сообщения друзей и другие данные, которыми вы поделились или на которых были отмечены теги — год назад, два года назад и т. Д. Только вы будете видеть этот контент, если не решите поделиться им со своими друзьями ». — Джонатан Геллер

Здесь происходит несколько интересных вещей.Во-первых, Геллер предполагает, что эта функция была результатом обратной связи с пользователями: пользователи оглядываются на свой старый контент в Facebook и спрашивают, как проще получить к нему доступ. Во-вторых, Facebook решил сначала показать нам воспоминания наедине. Затем у нас есть возможность поделиться ими в наших графиках. Кто эти люди, которые запросили эту функцию? Могут ли они быть людьми, которые, как говорят наши исследования, «склонны к ностальгии»? И если да, то надеются ли они укрепить психологические структуры идентичности, смысла и связи через Facebook? И, как следствие, уменьшить тревогу перед смертью?

«Facebook встроил в алгоритм On This Day особые правила, чтобы защитить чувства людей.Если он знает, что вы указали кого-то в качестве своего романтического партнера, а затем удалили его, он не будет показывать вам сообщения, в которых он находится, в вашей ленте новостей. Это также позволит избежать отображения воспоминаний о ушедших друзьях «. — TechCrunch

Еще одна вещь, которую следует учитывать, заключается в том, что Facebook предлагает нам тщательно отобранное прошлое, созданное алгоритмически, чтобы отдавать предпочтение положительным моментам и очищать отрицательные.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *