Почему мне всегда плохо: «У меня все хорошо, только мне плохо» — Такие дела

Содержание

«Мне всегда была интересна госслужба, но я плохо представляла, как там работать и с чего начать, поэтому я решила стать стажером Правительства Москвы»

ГлавнаяСтажировкиДневники стажеровАлина Грибанова: «Мне всегда была интересна госслужба, но я плохо представляла, как там работать и с чего начать, поэтому я решила стать стажером Правительства Москвы»

Алина – студентка магистратуры на программе «Прикладная экономика» в научно-исследовательском Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики». Стажируется по направлению «Комфортная городская среда».

Подать заявку на стажировку в Правительство Москвы я решила неожиданно даже для себя. Мне всегда была интересна госслужба, но я плохо представляла, как там работать и с чего начать. Однажды мне на почту пришло письмо со списком открытых стажировок, среди которых была эта. И я решила, что нужно действовать

Этапы отбора были очень волнительными, они ощущались скорее как вызов, нежели как формальность. Я понимала, что кураторы заинтересованы в том, чтобы узнать получше потенциальных стажеров, оценить их способности и понять, как с нами работать. К тому же все этапы очень разноплановые – это и просмотр резюме, и тест на когнитивные способности, и работа в командах с прошедшими первые два этапа людьми.

На заключительном этапе отбора проводится телефонное собеседование, на котором можно обсудить все свои ожидания от стажировки, задать свои вопросы, подробнее рассказать о себе и сделать, наконец, правильный выбор.

Сама стажировка тоже проходит весьма насыщенно. Я попала в Департамент жилищно-коммунального хозяйства Москвы. Это довольно интересно, потому что до этого я понятия не имела, чем занимается Управление, в котором я провела первые три месяца. Каждый день я получала огромное количество новой информации и новых навыков. Это сильно «прокачивает» тебя и как человека, и как профессионала. С коллективом мне тоже очень повезло, потому что, несмотря на занятость и большой объем работы, здесь всегда найдется время для того, чтобы помочь коллегам.

Если вы заинтересованы в данном направлении, то обязательно нужно пробовать попасть на стажировку, потому что приобрести такой опыт, завести новые знакомства и осознать, чем хочешь заниматься, – действительно важно.

Ну а меня впереди ждет еще два этапа стажировки. Дальше – больше!

Возврат к списку

Артем Дзюба: «Мне плохо без футбола, я кайфую от тренировок, не могу без игр»

В рамках прямого эфира, организованного «Зенитом» и «МегаФоном» в «Инстаграме», нападающий сине-бело-голубых пообщался с болельщиками и рассказал о том, как спасается во время карантина, что думает по поводу переноса Евро-2020, а также в какой роли хотел бы дебютировать в кино.

Фото: Вячеслав Евдокимов

— Артем, как дела? Как проводите эти дни?
— С одной стороны, тяжело. Не могу сидеть на одном месте долго. С другой стороны, не хватает футбола, движения. Немного достал всех уже дома, наверное. Зато дети рады, постоянно играем, так что, в общем, загружен. Но все-таки тяжело не выходить на улицу. Устал уже дышать воздухом на балконе.
 
— Сколько вы уже так сидите дома?
— Ну, 4-5 дней уже прошло.

— Ну луну еще не воете?
— Повою на балконе — и обратно. Вообще, тяжело. Но вот что меня поражает, так это что русские не сдаются. Весь мир на карантине, а нам всё нипочем. Пока не рубанет как следует, не дойдет максимально. Недавно же только, 5-6 дней назад, подвезли тесты, а мы не болеем, проспиртованы все, красавцы просто!

— Расскажите, что за друг, с которым вы часто записываете «сториз» в «Инстаграме», истерично смеетесь? Давайте его в эфир почаще!
— Это Иван Комиссаров, мы с ним дружим лет с 12-13, так что в сумме получается уже 17-18 лет. Мы с ним большие друзья, он мой самый лучший друг. Можно сказать, как брат, хотя я не люблю все эти выражения вроде «братухи» и всё такое. Но он мне правда как братик. Сейчас у него впервые появилась девушка, так что Иван переживает такой конфетно-букетный период, подкаблучник, но скоро вернется в родные пенаты. Он всегда со мной, и уже долго. Раньше думали, что мы с ним что-то употребляем, выпиваем. На самом деле на протяжении всей жизни Иван плотно выпивал за нас двоих. Постараюсь почаще делать с ним «сториз», но иногда он так отъедается, что едва помещается в камеру.

— Почему вы не приняли участия в челлендже с туалетной бумагой?
— У меня дети рубятся — кто кого «перечеканит». А я не люблю такие темы. Кто-то чеканит, кто-то начнет по карнизу балкона ходить. По-моему, это не прикольно.

— Не хотели переиначить челлендж на свой лад, как это сделал, например, Фелипе Мело, выбив рулон бумаги в подкате?
— Не хотел. Думал, попробую набить головой, но головой тяжело набить рулон бумаги.

— Как оставаться в форме, когда сидишь дома?
— Увидел у кого-то в «сториз», что можно было пригнать с базы велосипед. Воспользовался этим — вот, стоит на кухне. А так нам дали тренировочную программу. Я попросил Тараса Кияшко, тренера бойца Александра Волкова, — он скинул мне программу, там отжимания, приседания с прыжком, упражнения на пресс. Плюс дети держат в тонусе — у нас с ними баскетбол, футбол, хоккей. Обидно, что мы в «Зените» сидели три сбора, 40 дней почти получается, и теперь вся работа коту под хвост. Ради чего? Такой фундамент заложить — и всё в бездну. Ну, и еще у меня беговая дорожка есть — раньше я смеялся над женой, которая на ней занималась, а теперь вот придется самому бегать.

— Скучаете по команде?
— Безумно. Скучаю по футболу, мне невыносимо трудно. Тяжело дается вся эта ситуация. Плюс у меня же была небольшая травма, становлюсь мнительным. Мне плохо без футбола, я кайфую от тренировок, не могу без игр. Не хватает драйва, эмоций, не знаю, куда девать энергию.

— Что будет дальше? Сейчас вы на карантине, а когда соберетесь вместе и от чего это зависит?
— Предварительно сидим на карантине до апреля. Но, может, до апреля всё еще и не образуется. Судя по нашей стране, как у нас гуляет народ, спокойно относится к эпидемии. У нас всё всегда в последний момент, так что я думаю, что карантин продолжится. У нас так всегда — пока жареным не запахнет, никто не шелохнется. Конечно, паниковать тоже не надо, но когда что-то начнется в более серьезном масштабе — пойдут визги. Мы же смотрим видео из Америки, какой там ужас творится. Хочется призвать людей относиться ответственнее. Чем быстрее мы осознаем опасность, тем быстрее всё это закончится.

— Как у вас обстоят дела с иностранными языками? Мы часто видим, что вы говорите обрывками английского и испанского?
— По обрывкам я вообще лучший в мире. Обрывками я знаю языков 7-8. И неплохо владею еще одним языком — балабольским.

— Что там со Слуцким? Он звонит вам, когда грустно? Сергей Семак не ревнует?
— Нет, думаю, Сергей Богданович не ревнует, он сам в своих заботах. А со Слуцким мы созваниваемся, делимся эмоциями, переживаниями. Мы с ним большие друзья, я его обожаю.

— Опишите Слуцкого тремя словами.
— Умный, веселый, классный.

— Вы строгий отец? Можете наказать детей? Как-то поощряете?
— Я скорее такой добрый полицейский. Вообще, дети меня слушаются, но и побаиваются. Бывает тяжело: вон старший буквально вчера уронил собачку, так, не очень приятно, пришлось наказать, дать легкого ремешка. Слово «ремень» на детей действует — сразу напрягаются. Но в основном стараюсь воспитывать беседами. Тяжело дается порой. Наши родители с нами пожестче себя вели. В наше время они были более хладнокровные, что ли, не особо церемонились. Как будто удовольствие получали от того, что наказывали нас!

— Как вы отнеслись к переносу Евро на следующее лето? Расстроились?
— Конечно. Но вообще то, что так происходит, это логично — понятно, раз всё отменяют, то и Евро уберут. А так, конечно, расстроился. Хотелось сыграть сейчас, но как будет, так будет, я принял перенос Евро как данность.

От нас тут ничего не зависит — в таких ситуациях я не нервничаю, спокоен. Это как в самолете. В машине ты еще можешь что-то сделать, даже если она упала в воду, всё равно есть шансы. А в самолете у тебя шансов нет, так что я стараюсь быть расслабленным, от меня ничего не зависит.

— Сейчас большинство турниров на паузе. Через четыре недели состоится бой Хабиба и Фергюсона — без зрителей. Как вы воспринимаете эту ситуацию?
— Я безумно счастлив, что этот бой пройдет. Согласен с UFC — поединок должен состояться. Он же четыре раза срывался. Сейчас они просто обязаны подраться. Они в таком состоянии, подготовка какая была, это главный бой в их жизни, он должен был состояться. Конечно, без зрителей не совсем то. Но когда выйдут в клетку, будут фокусироваться только друг на друге, слушать свой угол. Думаю, подсказ оттуда будет, они слышат определенные вещи. Самое важное, что бой произойдет. Это как в футболе — все мы играем для зрителей, они заводят, всё гудит. Недаром домашнее поле всегда было преимуществом.

Но ничего страшного для боя в данной ситуации нет. Главное, что он пройдет.

— Кто, по-вашему, фаворит?
— Сложно сказать. Я всегда говорил, уже 2-3 года, что они обязаны подраться. Для Хабиба Фергюсон — самый неудобный соперник. Фергюсон — единственный, кто в партере не будет лежать, будет работать локтями, он жесткий, грубый. Хабибу будет трудно. Тони немного неадекватный такой, единственный, кто не перегорит, не испугается Хабиба. Этот бой будет любопытно всем посмотреть, даже тем, кому не особенно интересен этот спорт.

— Если бы вам предложили играть при пустых трибунах, как бы вы к этому отнеслись?
— Если бы мне сказали: прервать чемпионат или играть при пустых трибунах… Я бы хотел доиграть. Мы бы играли, были в тонусе. А то проделали такую работу — и всё ушло. С другой стороны, ребята, которые могли пропустить Евро из-за травмы, — для них перенос турнира за счастье. Жирок (Юрий Валентинович. — Прим. ред.) мой расстроится, я вот подумал, но ему еще в 2022 году играть.

В общем, я бы играл. Понятно, что сейчас лучше взять паузу. Постараться в зародыше победить вирус. А мы всё не закрываемся, всё чего-то ждем.

Самый прикол, конечно: я был восхищен президентом «Лиона». Мой кумир! (Жан-Мишель Оля предложил распределить места команд в чемпионате на основе их выступлений в последние 3-5 лет. — Прим. ред.) Идти на восьмом или на каком там месте в таблице и такое предлагать! Такой наглец! Но вроде уже и «Вест Хэм», и «Тоттенхэм», которые сначала хотели аннулировать чемпионат, отвергли эту идею. «Ливерпуль» там ведет очков двадцать — а они аннулировать! По мне, так это самое ужасное — аннулировать турнир. Люди по 30 туров отыграли, мы 22 тура, идем на первом месте. То есть как это вообще — можно было не играть, не стараться? Когда проделываешь такую работу, аннулировать всё совершенно неправильно.

— А как вам сценарий, при котором медали за призовые места в чемпионате вообще не вручаются, чемпиона нет и просто определяются команды для участия в еврокубках?
— Это бред, худший сценарий. Нужно постараться доиграть. На предпоследнем месяце если объявят, мол, вы чемпионы — это как? Нет, надо постараться. Возможно, через три дня на четвертый играть, чтобы недельные циклы не делать, а сразу начать, играть. Это будет полезно, хоть и тяжело. С другой стороны, всё это может привести к травмам, многие команды не привыкли же к такому ритму. Но всё равно лучше играть — по-любому надо. А то вышли в Лигу чемпионов — всё, поздравляем. Нет, так не пойдет, мы должны побороться за чемпионство.

— Да и вам, наверное не хочется терять титул лучшего распасовщика, бомбардира?
— Было бы неплохо, конечно, но самое главное — выиграть чемпионат, а всё остальное уже потом. Мы поборемся, главное в этих сражениях — стать чемпионом.

— Зачем вы бьете по огромному носу Азмуна? Зачем делать еще хуже?
— Хуже там невозможно уже сделать, природа всё сделала за меня. Это такое наказание ему — он же очень боится боли. Это самое прекрасное вообще — наказывать. Азмун сам начал эту войну. Всё говорит: «Ноу техник, ноу техник!» Вот и страдает каждый раз теперь, сам напросился.
 
— Артем, нам кажется или вы слегка постарели?
— Так только кажется. Я помудрел, я просто Ведьмак, Геральт из Ривии.

— У вас есть талисман? Может, амулет или браслет?
— Браслет есть, из «Ведьмака». Я же из Школы Волка. А амулетов нет.

— Предлагали ли вам сняться в художественном фильме? Можем ожидать вас на экранах?
— Возможно. Пару раз я снимался в рекламе. Мне говорили: а почему бы не попробовать сняться в фильме? Но только если в хорошем фильме. Я не против. Как-то мне предлагали — я отказался. Считаю, нужно больше времени уделять футболу. А то у нас народ же как относится? Если снимешься даже в хорошем фильме, а потом проведешь плохую игру — все припомнят, скажут: лучше бы ты тренировался! Многим же это не понять.

— У вас красивый голос. Не предлагали ли вам озвучить какой-нибудь мультфильм?
— Предлагали недавно. Наш какой-то, русский. Отказался. Жду, когда придет предложение сняться в каком-нибудь фильме про дружину, чтобы там мечи, латы, скачешь на коне, такие все здоровые, высокие, большие.

— Будет же сезон, посвященный предыстории «Игры престолов». Может, сыграете эпизодическую роль?
— Я бы с удовольствием.

— Что с телефонным номером который вы назвали у Гены Миллера?
— Я его отключил. Он просто не замолкал у меня. Телефон практически сразу выключился — столько мне приходило смс и звонков. Батарея садилась прямо на глазах! Звонков на шесть-семь я ответил. Поболтали — было прикольно. Интересно было наблюдать, как люди реагировали. Набирают мой номер — и такое ощущение, что не ожидали, что я отвечу, звонок ради звонка. Было забавно, часто кто звонил, был неподготовлен.

— Артем, что делать, если порвал крестообразные связки?
— Серьезный вопрос. Нужна операция, хороший доктор. Не менее важно хорошее восстановление. Я сочувствую, здесь нужно терпение.

— В какой стране вы хотели бы побывать и почему?
— Вообще очень хотелось бы в Новую Зеландию. Но потом посмотрел, как добираться, — я могу и во сне туда попасть и побродить. Может, это после всех этих фильмов, «Властелина колец» например, природа там просто фантастическая. Как-то даже с друзьями обговаривали поездку, пока не посмотрели, сколько туда добираться, — сразу энтузиазм как-то погас.

— Расскажите про дебют в сборной России. Какие были эмоции? Когда это случилось?
— Мы играли товарищеский матч с Грецией. Я играл в первом тайме. А тренером тогда был Адвокаат. Сыграли вничью — 1:1. Волнение было нереальное. Помню, мне дали пас в штрафной сбоку, можно было простреливать, но я увидел, что вратарь начал заваливаться, и решил пробить в ближний угол, чтобы его обмануть. Ну и промахнулся! Ноги-то тряслись, поэтому мимо и ударил. А попал бы — было бы круто. А так в той ситуации мне напихали, Широков сказал: «Пас отдай!» Потом подумал: «И зачем я бил, надо было стрелять!» Тайм вышел смазанный, слишком много эмоций. Вообще, выйти за сборную — круто, но с греками был не самый запоминающийся матч.

— А какой запомнился больше всего?
— На чемпионате мира — там всё было круто.
 
— Какой ваш самый любимый гол?
— В ворота «Порту», когда еще за «Спартак» играл. Обыграл тогда трех-четырех человек, Отаменди между ног пробросил, бригада у них была серьезная.

— Ваша самая большая мечта?
— Чтобы родители как можно дольше прожили — боюсь за них. Чтобы все здоровые были. Вот эти все вещи, которые сейчас происходят, мне не нравятся. Люблю, когда все веселые, счастливые, на улицах полно народу, все гуляют, веселятся, скорее бы всё это началось уже. И конечно, подольше поиграть в футбол. Ну, пока получаю удовольствие, чтобы не было травм. Самое тяжелое для спортсмена — это травмы, это ужасно.

Кстати, пока есть возможность, хочу заявить: мой рост — 1,97 м, вес — 97 кг. Меня бесит, когда везде пишут, что мой рост — 1,96 м и вес 91 кг. Раздражает, когда пишут не то.
 
Люблю, когда смотришь какое-нибудь кино, заходишь сразу на «Кинопоиск», видишь, какой там рост, вес у актера, прикольно, всё понимаешь. «Викингов» смотришь, например, раз-раз, посмотрел, тот-то ростом 1,95 м, понятно, что он берсерк, здоровый, викинги этим и славились. Понятно, что они были разного роста, но в основном громадные все, но всё равно, когда человек ростом выше 1,90 м, то смотрится более внушительно, чем викинг 1,72 м. Выбежал, и не все заметили, что викинги напали! Таких, как Гена Миллер, нападет человек сто — не сразу и понятно, кто там тебе шнурки перевязал все.

— С кем бы из мира футбола вы хотели обменяться футболками? Есть ли у вас своя коллекция?
— Нет, коллекции нет, наоборот, я сам раздавал футболки. Уже рассказывал историю: один раз я менялся для Сергея Игнашевича, еще кому-то отдавал. Я спокоен вообще к футболкам.

— Прошлой осенью вы помогли оператору «Зенит-ТВ» достать футболку Робертсона после матча с Шотландией.
— Артурчик, это тебе, дорогой! Занимаюсь благотворительностью, да, я такой. Смешно было то, что я вообще не любитель подходить, просить футболку. Я спокоен к этому, это нормально, хотя однажды не то чтобы не постеснялся, но подошел попросить футболку у Ибрагимовича, когда мы со шведами играли.

А с шотландцами было забавно: играем мы, играем, я ему говорю: «Футболочку дашь свою, поменяемся?» Он мне в ответ: «Ноу проблем». Ну и мы же их шлепнули тогда, он в расстроенных чувствах, я подхожу, «пятачка» ему бью, смотрю — ему точно сейчас не до футболки! Ну и бог с ним, думаю. Но уже во второй игре я поймал Робертсона, говорю ему: «Без футболки, родной, ты не уйдешь». Объяснил ему, как смог, он понял меня, когда я над ним навис, показал на футболку. Пришлось, короче говоря, добывать. Это забавно, когда у тебя кто-то попросил футболку, ты потом ее пытаешься добыть. Очень смешно смотрится.

— Хотели бы вы видеть своих сыновей профессиональными футболистами?
— Спокойно к этому отношусь. Если у них пойдет — буду только за. Они сейчас футболом занимаются, теннисом чуть-чуть, сейчас начали с тренером по боксу работать, больше для себя. А так, в целом, я не против, если они хотят. Но это трудный путь, тяжело им придется.

Сейчас смотрел подкаст с Овчинниковым, интересно он рассказывает про Португалию, как там уважают футболистов. Они могут ругаться — но все понимают, что это тяжелый труд. Только у нас в России у кого ни спросишь «А ты чего не заиграл?», в ответ то и дело слышишь: «Да у меня там травма, да я там с девчонками…» Найдут шестьсот оправданий, почему не заиграли. У нас кричат: «Да я, да я…», — а по факту в каждой профессии свои особенности. Из тех, кто кричит, 99% не выдержали бы и сборов, не смогли бы ничего сделать с мячом — такое немного неуважительное отношение. Но я всё же надеюсь, что рано или поздно мы придем к доброте.

— Кто сломал вам нос?
— Нос мне ломали дважды. Один раз я за дубль играл, играли «Спартак» и «Динамо». Я впервые вышел с капитанской повязкой, такой как павлин, довольный. И мяч летит, ударяется о газон, я подпрыгиваю, зависаю в воздухе, и парнишка — впервые такое видел — со всей силы дал мне лбом прямо в нос. Я падаю, сначала даже не понял, что произошло. А у меня нос где-то на затылке висит, нащупал его: «Ты где, родной?»

А там еще такой прикол был. Крови почти не было, просто нос съехал в сторону. Всё нормально было, меня заменили, сижу, потом пошел переодеваться, и каждые 10-15 минут проходят, у меня начинает очень сильно болеть. А врач чего-то бегает, бегает. Я ему говорю: «Поехали уже, что у меня с носом?» А он отвечает: «Сейчас, сейчас, подожди». А его, оказывается, собака укусила. Он собаку выгуливал, и на улице его собака начала с другой драться. Он попытался их разнять. Руку засунул — его цапнули. Пока он решал вопросы со своим укусом, у меня уже почти всё зажило.

Меня в больницу привезли, а там не главный врач, а какой-то стажер, он мне басни там травил, что-то вправлял, засунул одно полотенце в ноздрю, второе — в другую, я их потом полдня вытаскивал. Так у меня нос кривой и остался — врач, короче говоря, гений.

А второй раз был уже в «Зените», когда мы с «Тереком» играли. Там был такой Адилсон Варкен, шла уже восемьдесят какая-то минута матча, мы с ним боремся, и тут он мне с локтя как дал. И у меня случился какой-то там осколочный перелом, мне уже потом в ММЦ «СОГАЗ» вправляли.

Еще раз, между этими переломами, мы с Ванькой (Комиссаровым. — Прим. ред.) делали перегородку в Москве — ну, чтобы лучше дышать. Мне в принципе помогло, ему — нет. Это первый человек, который в 32 года дышит не носом. Была история на одном жестком квесте, Ваня оказался в клетке для собак и сказал: «Пусть делают со мной всё, что хотят, только не закрывайте рот». Как только его туда затащили — сразу кляп в рот. Не знаю уж, как он там продержался.

— Артем — главный фанат квестов в российском футболе и прошел все квесты в Питере и Москве.
— У меня, наверное, квестов двести за спиной. Я еще жду, когда карантин закончится, чтобы ворваться — тут в Питере два новых открыли и в Москве еще классные.
 
— Часто ли вы читаете «директ» в «Инстаграме» и отвечаете на сообщения там?
— Нечасто, но, бывает, смотрю.

Блиц

— Домашняя форма или выездная?
— Я за выездную, белая мне больше нравится.

— Сова или жаворонок?
— Сова.

— Написать сообщение или позвонить?
— Сообщение. Лучше аудио, так прикольнее, мне нравится. Это как книжка, когда читаешь и чувствуешь запах переплета. Так и здесь — мне нравится слышать интонацию.

— Книга или фильм?
— Откровенно — фильм. Но если брать, например, «Гарри Поттера», то книга. Так же и «Ведьмак». В целом, конечно, лучше посмотреть, чем читать.

— Первое, второе или компот?
— Второе. Оно всегда вкуснее.

— Море или горы?
— Море. Горы я люблю, но спокоен, например, к сноуборду. Потому что, во-первых, нам нельзя. А во-вторых, я та еще «миссис грация», улечу куда-нибудь. В-третьих, там столько смертей, столько всяких случаев — это вообще не шутки. Тот же Шумахер — далеко ходить не надо. У меня много знакомых, которые обожают эти вещи, говорят, что это неописуемо, когда ты гонишь на высокой скорости. У меня есть знакомый в Москве — он, как только выпадет первая снежинка, уже ловит там что-то. Люди готовы ехать по три-четыре часа, чтобы поймать там что-то. Я принимаю это — это как квесты для меня. Кто-то говорит: «Ты что, больной, идешь туда, чтобы тебя там навернули, еще и платишь за это деньги?» А я, наоборот, иду, чтобы проскочить, спрятаться. Мне нравится квест, там всякие интересные диалоги, а горы — чтобы ты там споткнулся где-нибудь…
 
Самая дичь, мне рассказывают, бывает такое, что ты можешь просто стоять разговаривать, и в тебя на полном ходу кто-то врезается. Весь переломанный лежишь, не понимаешь вообще, что случилось. А там парнишка спускался с горки… Ну, для меня это странно, поэтому море.

— Самый длинный телефонный разговор — когда он был и с кем?
— Из последних мой самый длинный разговор, наверное, со Слуцким — 4-5 часов. Под конец уже ухо, рука онемели, я уже не знал, как держать телефон. Можно было наушники надеть, конечно. Но это была уже ночь, идти там, греметь…

Константин Богомолов в интервью «Коммерсантъ FM»

О работе в театре «Ленком», о творчестве Достоевского, о социальной зрелости и самоцензуре обозреватель «Коммерсантъ FM» Константин Эггерт побеседовал с театральным режиссером Константином Богомоловым в программе «Субботний полдень».

— Константин, вы относительно недавно стали работать режиссером в театре «Ленком», как вам там работается?

— Хорошо, комфортно. Есть какой-то набор легендарных сцен, которые связаны с твоим детством, я московский человек, я родился в центре Москвы, в Гнездниковском переулке.

— А я на Малой Бронной. Соседи практически.

— Да. Соответственно, есть какой-то набор мест и пространств, которые связаны с твоим детством, с твоим ростом, с подростковым, юношеским временем. Когда я поступил в университет, родители водили меня, сестра, которая училась на театроведческом факультете, водили меня в «Ленком», я там посмотрел «Поминальную молитву», я помню, когда она вышла только, я посмотрел потом «Шута Балакирева».

В общем, какой-то набор замечательных легендарных мест, с одной стороны, которые ты, вырастая, хочешь завоевать, а с другой стороны, набор легендарных людей, приглашение от которых почетно, торжественно, приятно. Захаров к таким людям, безусловно, относится, и, когда поступило от него предложение, я был крайне счастлив. Вхождение в театр, в незнакомый тебе театр, в незнакомый коллектив — всегда очень трудно для режиссера, и первая работа всегда дается кровью, и здесь было, в общем-то, во многом так же. Я не могу сказать, что история с Борисом Годуновым — это исключение. Но в итоге, мне кажется, мы одной крови с этими людьми и с этим театром, мне приятно и радостно в нем работать.

— Некоторые считают, что ваши постановки в последнее время — «Идеальный муж», «Карамазовы», «Борис Годунов» — это своего рода трилогия, триптих, который является метафорой, отображением, символом современной жизни. Вы согласитесь с этим? Вы сами задумывали это как некую серию?

— Нет, я не задумывал это как некую серию, хотя, конечно же, когда ты делаешь спектакль, который становится событием, ты попадаешь в некоторую его власть, потому что он успешен, потому что тебя по нему узнают, по нему провожают, ты попадаешь в его власть, и следующую свою работу, так или иначе, ты отстраиваешь либо на диалоге с этой успешной предыдущей работой, либо на противопоставлении этой успешной работе, либо на продолжении этой успешной работы. Поэтому, наверное, можно усмотреть некую взаимосвязь между этими работами, но на самом деле никакой специальной связи я не планировал, и наоборот, во многом «Карамазовы» мыслил как спектакль, который должен максимально уйти от «Идеально мужа», а уж «Годунов» — это просто спектакль, сделанный в другом театре.

— По поводу «Годунова» у меня сейчас будет вопрос. Многие действительно считают, что это такого рода триптих или это действительно так получилось.

— Считают так, потому что это спектакли про страну, и они, так получается, затрагивают некие актуальные темы.

— Значит, не получается, это вы так задумали?

— Это не более чем прикрышка на самом деле, потому что я всегда говорю, что мои спектакли не про политику — они про эстетику. «Идеальный муж» — не про политику, иначе он не жил бы и не собирал бы до сих пор аншлаги, спустя полтора года. Ведь когда его выпустили, многие мне говорили: «Этот спектакль не проживет дольше года, потому что уйдут все эти».

— Он слишком злободневный.

— Да, он слишком злободневный, а он благополучно живет, прекрасно воспринимается публикой, продается и смотрится, на мой взгляд, действительно хорошо, потому что он не про политику, политика там — некий привлекательный фон или прикрышка, как угодно называйте. На самом деле он про эстетику, можно сказать, что про эстетику страны, можно сказать, что про эстетику определенного времени и длительного периода времени. Я всегда говорю, что он про эстетику общества, «Идеальный муж» — про эстетику этого общества. И «Карамазовы» тоже, в общем-то, про эстетику страны в целом — не про политику. «Годунов» вообще про театр, по большому счету.

— Если мы послушаем, я, например, оказался в знаменитой ситуации «роман Пастернака не читал, но осуждаю», на самом деле нет, я не осуждаю, но я не видел «Бориса Годунова», надеюсь в ближайшее время посмотреть. Но многие заметили, что у вас с каждым спектаклем общий настрой все более пессимистичный, все более жесткий, все более злой, некоторые говорят. Вы согласитесь с этим?

— Он у меня всегда был злой и пессимистичный в каком-то смысле, одновременно, на мой взгляд, злость и пессимизм — это прямая дорога к карнавалу. Потому что карнавал и смех — это единственный способ, единственное лекарство против пессимизма и депрессии, поэтому чем больше в человеке помещается пессимизма, тем, в конечном счете, он, на мой взгляд, веселее. Я к себе это, в принципе, отношу.

— Смех сквозь слезы?

— Да нет, я даже не плачу — чего там плакать-то, слезы высохли. Я на самом деле думаю, что «Идеальный муж» — веселый спектакль, он такой карнавальный спектакль, в «Карамазовых» тоже много веселого, в «Борисе Годунове» тоже много веселого. Восприятие этих историй как пессимистических очень завязано на некие штампы восприятия вообще у нас в стране, понимаете, у нас нет традиций черного юмора, поэтому у нас так сложно брать, и Коэн не становится массовым кино.

— Скорее, юмор абсурда.

— Юмор абсурда, монтипайтоновского абсурда, английского такого юмора. Производство внутри страны такого юмора, мы как-то всегда мыслим себя в художественном отношении как страна, производящая свет в конце тоннеля, что-то светлое, оптимистичное, дарящее надежду. И мы не привыкли, что искусство может исследовать абсурдность мира, бессмысленность мира, тупики, и при этом оставаться искусством веселым, юморным и так далее.

— Возвращаясь к теме абсурда, который вы упомянули: с другой стороны, могут сказать, что в России есть совершенно абсурдистские традиции фантастические, фантазмные, тот же Гоголь, тот же Хармс. Как же нет такого театрального элемента в литературе и в жизни?

— Да, но только в Гоголе все время литературоведы пытались найти положительного героя.

— А его там просто нет.

— И когда нашли смех — сразу успокоились, а от «Бесов» Достоевского в советское время благополучно отрезали главу самую страшную, главу, где объясняется во многом Ставрогин. И Достоевский Федор Михайлович, мой любимый Достоевский, который, на мой взгляд, находился под властью, с одной стороны, своих особенностей судьбы и истории со своим спасением чудесным от смерти и взаимоотношениями с властью своими сложными и с церковью, а с другой стороны, под властью некой культурной парадигмы, когда он все время немотивированно и искусственно приплетал в свои романы страницы раскаяний героев, их просветлений, их избавлений от страданий. А самый великий его роман — «Идиот», где практически нет детективной интриги, кроме рогожинской, завершается мрачно.

— И вы считаете, что это и есть натуральный Достоевский?

— Это самый великий, самый гармоничный его роман. Если мы помним, он завершается страшной сценой в комнате у Настасьи Филипповны убитой — относительно Рогожина, и относительно Мышкина — пребыванием Мышкина в психиатрии в еще более трудном и печальном состоянии, чем все начиналось. И при этом это самый гармоничный, самый прекрасный, самый религиозный его роман. Не те романы, где герои проходят путь раскаяния после своих преступлений, а там, где все кончается плохо, где все кончается безысходно. Роман сам религиозный в высочайшем смысле этого слова, поэтому я не боюсь пессимизма. Да и потом, я не люблю этого деления: оптимистический и пессимистический, увлекает этот человек, забирает этот человек твое внимание — и все, если интересно смотреть, читать, слушать — что может быть важнее?

— Вы так увлеченно говорили об «Идиоте» — вы хотели бы его поставить?

— Я его, наверное, и буду ставить.

— Когда и где?

— Пока не будут раскрывать всех тайн.

— Но это уже реальный проект?

— Это реальный проект, я думаю, в течение полутора лет.

— Возвращаюсь к «Борису Годунову»: вы, перед тем как выпустить спектакль, сказали, что не хотите, чтобы в «Годунове» читалась политическая злободневность не потому, что вы не хотите злободневности, а потому что скучно, потому что понятно, что вообще все произведение всегда было, в той или иной степени, зеркалом отношений народа и власти, общества и власти. Вы считаете, вам это удалось?

— Я считаю, что мне это удалось. Когда помещается в произведении, когда в спектакле возникает лик Бориса Абрамовича Березовского или проезд президентского кортежа, знаменитый проезд президентского кортежа в день инаугурации, там настолько это все сделано плоско, очевидно и в лоб, что, по-моему, только глупый человек сочтет это актуализацией пьесы. Это очевидная кость, брошенная тем, кто ожидает от этого политики. Хотели политики, вы хотите, чтобы это выглядело так, а это может выглядеть так.

— Как в «Идеальном муже», что называется по-английски slapstick, торт в лицо.

— Да, когда это делается откровенно тупо. Я вообще люблю такие вещи, иногда даже артистам говорю: «Играйте плохо, намеренно плохо». Или люблю грубый и намеренно плоский монтаж, очевидный, и в этом отношении политика есть, но она и является отрицанием политизированности этого спектакля. Мне вообще кажется, что в современной России, я сейчас скажу крамольную вещь, политический театр не только в современной России, в том виде, в котором он существовал долгие годы, Любимова театр или театр социальный, плакатный, невозможен, он перестал существовать.

— Почему?

— Потому что, во-первых, ушла романтическая эпоха — для политического театра нужна романтика в душах. Любимовский театр мог возникать только при наличии некоего романтического дискурса, при наличии зала, который романтически мыслит, при наличии актеров, которые могут романтически мыслить политику, социум, развитие государства. Мне кажется, романтическая эпоха в искусстве, может быть, когда-нибудь вернется, но и в искусстве, и в жизни, и в социуме она ушла сегодня. И в этой ситуации политический театр в том виде, в котором он существовал, невозможен.

— Вы говорите, что такая эпоха ушла, но всего два года назад в период «зимы тревоги нашей», Болотной площади и так далее.

— Болотных волнений.

— Болотных волнений, романтики было, как многие бы сказали, хоть отбавляй.

— Я бы не сказал, что это была романтика, я бы сказал, что по итогу это был какой-то прекрасный оттепельный проект, я бы даже не назвал это волнениями, это был какой-то проект, в котором мы все поучаствовали. И то, как легко этот проект слился, говорит о том, что все-таки романтизма настоящего, высокого романтизма, который бы двигал нами, там не было, что-то другое, наверное, было.

— А вы как творческий человек, как гражданин, думаете, что действительно было, но ушло? Как-то случайно случилось и все?

— Это был какой-то эскиз, я бы сказал так.

— Но эскиз чего? Эскиз большей картины?

— Эскиз какой-то социальной зрелости, но выяснилось, что это просто эскиз.

— То есть зрелость не пришла?

— Нет, не пришла. Я был наблюдателем на выборах мэра год назад, и я помню это состояние, когда ты вплотную сталкиваешься с этим состоянием умов, равнодушием людей к тому, чтобы даже пойти проголосовать. О чем может быть речь? Подобные вещи возможны, какое-то мощное общественное движение. Я в него поверю, когда 100 тыс. людей, не 100 тыс., 200, 500 тыс. людей выйдут на улицы даже не по поводу политики, а по поводу того, что какая-то несправедливость случилась. Это будет момент некой социальной зрелости, и тогда можно будет говорить о романтизме, настоящем, высоком романтизме, который существует, присутствует, о чем-то, что присутствует в душах.

К сожалению, этого не происходит и не произойдет в ближайшее время, то есть чтобы 500 тыс. человек в какой-нибудь Бельгии вышли, протестуя против педофилии, например, какого-нибудь большого чиновника, против того, что несправедливо свершилось что-то, какое-нибудь расследование, или против каких-нибудь социальных несправедливых, очевидно, решений. Если такое будет происходить, тогда окей, но этого не будет происходить, уверен. В ближайшие годы этого не будет происходить.

— Почему вы в этом уверены? Мы сейчас вернемся к теме романтизма.

— Это очень большой и долгий разговор. Это неготовность и конкретно нашего сегодняшнего общества, и какая-то общекультурная неготовность. Сейчас говорят про русскую идентичность, простите за эти слова, русская цивилизация сегодня не дошла до состояния, когда она может ощущать себя единой. Общество может ощущать себя единым организмом, здоровым, крепким, способным бороться с какими-то социальными явлениями, например. Мы просто не дошли до этого состояния. Это огромный сложный разговор по поводу русской культуры, русского общества и так далее.

— Во-первых, у нас есть время. Во-вторых, сразу такой вопрос перед продолжением темы романтизма: русская цивилизация существует именно как отдельная цивилизация?

— Да, она существует.

— В чем ее отличительные черты? Я совершенно серьезно спрашиваю.

— Я вам скажу вульгарную вещь, в чем ее отличительные черты, за что я люблю русскую цивилизацию. Я люблю русскую цивилизацию за то, что в ней есть такая история: у нас есть дороги, по которым ездят машины, есть тротуар, по которым ходят пешеходы. Так принято во всем мире, и у нас так принято, но ты имеешь право выйти на дорогу, будучи пешеходом, по которой ездят машины, и ничего тебе за это не будет, кроме того, что тебя может сбить машина. Собьет машина — твои проблемы, а не собьет — молодец.

Машина может заехать на тротуар, и ей тоже ничего не будет, никто не набросится, пешеходы не замолотят, он проедет и проедет, засечет какая-нибудь камера — хорошо. Вот это странное противоречие, наличие европейских цивилизационных неких правил, и в то же время право на нарушение их и допущение обществом нарушений этих правил, и составляет этот пример про проезжую часть тротуара. Это и есть, на мой взгляд, русская цивилизация.

— То есть Россия не Европа все же?

— Россия и не Европа, и не Азия в чистом виде. Конечно же, Россия — Европа в большей степени, чем Азия, но, конечно же, Россия — это немного другая Европа, так же, как, извините меня, и Польша. Это немного другая Европа.

— Кстати, хотел сравнить Россию с Польшей. Очень много общего.

— Да, и Болгария — это немного другая, и Румыния — это уже совсем особенная Европа, своя Европа. Это все немного разные Европы. И в Италии своя Европа.

— То есть Россия — Европа, но своя?

— Мы же понимаем, что и Англия — Европа, но Англия же не Франция, не Испания, не Италия. Мы просто отсюда смотрим.

— Но, да, Волга впадает в Каспийское море, на самом деле, практически.

— Поэтому, да, можно говорить о том, что и Россия — Европа, но как есть английская цивилизация, есть итальянская некая цивилизация со своими культурными кодами и особенностями, так есть и русская цивилизация.

— Но корень общий?

— Корень? Да, бог его знает, потерян уже корень. Что на него смотреть, на корень этот? Это, по-моему, бессмысленно — смотреть на этот корень, последнее дело. Начнешь выкапывать корень — что-нибудь повредишь, пускай он себе живет и развивается по своим законам где-то в земле, а мы здесь на поверхности уже живем.

— Константин, вы моложе меня, но, наверное, можете помнить этот момент, когда мы говорили о романтизме в обществе, об общественном романтизме, общественно-политическом, о подъеме. Можно вспомнить, что, например, в январе 1991 года на Манежную площадь, которая тогда была еще совершенно свободной от всего, вышло, по разным оценкам, я там был, 400, может быть, 500 тыс. человек.

— Я там тоже был.

— Вот видите как, вы тоже были. В защиту Литвы, где действовала советская армия, где были события у телебашни. С этого времени прошло 23-24 года, тогда, совершенно очевидно, что романтизм был, вы не будете этого отрицать.

— Буду.

— А что было тогда?

— Романтизм и сейчас может присутствовать в 10 тыс. человек, допустим, но этого недостаточно, чтобы что-то изменить.

— Там было 500 тыс. человек, и они изменили.

— Я вам могу сказать, что за эти 20 с лишним лет стало понятно, что из этих 500 тыс. человек те же 50 тыс. человек выходили за идеалы, а 450 тыс. человек — за колбасу. И вы говорите, что они выходили за Литву. Вы знаете, к сожалению, выяснилось, что Литва, КГБ, СССР, Коммунистическая партия, 6 ст. 5 п. Конституции и прочие элементы советского общества были, якобы, мишенями.

На самом деле предметом гнева и протеста было отсутствие колбасы. Когда колбаса появилась, и когда все стало, с точки зрения желудка более или менее на свои места, а мы знаем (это в человеческой физике), что желудок может творить с мозгом чудеса, отсутствие еды в желудке может вытворять совершенно невероятные вещи — мобилизовывать человека и превращать его и в романтика, и в революционера, и во что угодно, и в людоеда. Поэтому жесткая вещь, мне самому горько об этом говорить, потому что для меня это были прекрасные моменты, это было дико романтическое время по ощущению.

Как и любое время детства, для меня это было романтическим. 15-16 лет мне было — в 1991 году, в 17 лет, я уже оканчивал школу. Я помню это все, помню, как я в классе школьном боролся за демократию, высказывался по поводу КПСС, учительницы хватались за головы и так далее. Все-таки, мне кажется, нужно отдавать себе отчет: выходили за колбасу. Когда колбаса появилась, отжалось все, и из тех 500 тыс. остались тысячи.

— Сейчас колбаса есть, но вы, кстати, представили такой почти марксистский взгляд на общество: «бытие определяет сознание», по сути дела.

— Я к этому пришел.

— Но сейчас колбаса есть, очень много старых инстинктов, может быть даже, вернулось. Как вы считаете, то, что происходит сейчас вокруг российско-украинского кризиса — это продолжение советского, или это что-то новое?

— Кстати, поэтому я не верю во все «охи-ахи» по поводу того, куда мы катимся сейчас. Я не верю в это, потому что с истлеванием запасов колбасы моментально будет возвращаться желанием жить в либеральном обществе. Я очень цинично к этому отношусь, тесно увязываю либеральные настроения нашего общества с количеством колбасы, а то, что страна не может вернуться в некие резко-советские, сталинистские, условно говоря, времена, и не может построить подобие нацистской диктатуры или вариацию некую жестко тоталитарного общества. Я в этом уверен, потому что нет для этого пассионарности никакой.

Мы еще долго будем восстанавливать генофонд после XX века, после гражданский войн, Первых мировых, Вторых мировых, бесконечных репрессий, мы долго будем восстанавливать генофонд хотя бы на предмет того, чтобы совершить революцию или осуществить хотя бы какой-нибудь тощий протест. Генофонд долго должен восстанавливаться, и, в том числе, и для того, чтобы установить диктатуру. Некому ни интеллектуально, ни физически это делать, поэтому все это — тощие попытки протестов сменились тощими попытками реакций, я это так называю, — понимаете, какие были два года протеста, такие сейчас два года у нас идут реакций, они фиговые.

— Смотрите, с другой стороны, уже год продолжается весь российско-украинский кризис. Он вызывает очень мощные реакции, наверное, на стороне правительства, меньшинство против правительства.

— Я бы не относил российско-украинский кризис к элементам внутригосударственной реакции, это элемент. Что говорить, возникают всякие конфликты. Наверное, распад СССР еще не пережит в должной степени.

— Но тогда это внутренняя тема — Украина, получается?

— Это внутриимперская история, а к этой бывшей империи относимся все мы: и Украина, и Прибалтика отчасти, которая тоже никак не может пережить еще внутри себя расставание с СССР и продолжает это переживать. Какие еще будут вспухи — неизвестно, И Грузия, И Казахстан, и все мы живем в пространстве бывшей гигантской империи, и что в этой империи будет вскипать, бурлить, мы можем это относить к действиям одного человека, Путина, или другого человека, Порошенко, или третьего человека, еще не знаю какого. Но, на самом деле, мне кажется, что это элементы какого-то гигантского бульона, в котором мы находимся, варимся, и дай бог, чтобы это не перерастало в более гигантские вспухи.

— Если посмотреть на нынешнюю ситуацию в России, если даже оставить все, что касается Украины, постоянно ведутся разговоры властными, провластными, околовластными структурами и комментаторами, что необходима национальная идея. Об этом говорил патриарх недавно. Необходимо единение, сила, единство, новый патриотизм. Вы сказали, что это все какое-то слабое, а с другой стороны, очень сильное ощущение волны новой идеологии, которая к ней не относится, охватывает или катится по стране.

— У меня нет этого ощущения волны, я вам честно говорю, может быть, потому что я ироничный человек, но я на какие-то такие вещи, когда объявляют декларацию русской идентичности, и даже не удостаивают тот факт, что «идентичность» — несколько не русское слово, совсем уж как-то идиотически это звучит.

— А были бы вы в традиции Солженицына, поправили, скажем, «декларация» — тоже зарубежное слово. «Заявление о русской самости» что ли?

— «Декларация» — тоже. Понимаете, у них нет даже людей, которые что-нибудь придумают, что-то креативненько сработают, не так идиотски. Нет этих людей, поэтому я даже как волну не могу это воспринимать, это не волна, волна — это, когда у них есть Эйзенштейн, который снимет им «Александра Невского», и вся страна будет годами смотреть это и поднимать в себе патриотические чувства.

— «Вставайте люди русские за нашу землю русскую».

— Вот это я понимаю, это волна, но у них нет таких людей, а если у них появится Эйзенштейн, они его сразу за пятый пункт и выкинут из своих рядов, вот в чем они сильно глупее.

— Мне кажется, с антисемитизмом в России сейчас как-то покончено, этого нет, конечно, сейчас.

— Я сейчас шучу, конечно. Но что значит «нет»? Я вас уверяю, что, если какой-нибудь Эйзенштейн будет снимать «Александра Невского», не дадут ему сниматься, придет человек и скажет: «У меня фамилия Эйзенштейн, я хочу снять этот фильм о том, как боролся русский князь с иноземными захватчиками». Скажут: «Иди, иди отсюда», я уверен абсолютно, не потому, что это антисемитизм, а потому что Эйзенштейн не может снимать эту историю.

— Ну, Эйзенштейнов нет.

— И Эйзенштейнов нет у них.

— А вы себя считаете фигурой, равной тому же Эйзенштейну? Вы же должны к чему-то стремиться, как театральный режиссер?

— Дай бог, если кто-нибудь скажет, что я равен — слава богу, не буду же я про себя что-нибудь вещать.

— Таиров, например. У вас есть такие амбиции, остаться, как новый Таиров, новый Мейерхольд?

— Я всегда говорю: я занимаюсь этим искусством, театром потому, что это самое неамбициозное искусство, оно — абсолютная модель жизни, так как я человек неверующий, и думаю, что все обратится в тлен, а потом взорвется к чертовой матери, и театр для меня — самое прекрасное занятие в том смысле, что оно не претендует на вечность. Ты колбасишься два-три месяца, четыре месяца, год, полгода, я не знаю, сколько, чтобы потом поиграть это 1-2-3-10-30 раз, и никогда это уже не запечалится на пленке, потому что пленка не передает театрального спектакля, его энергию, никакая пленка и никакое описание. Спектакль — то, что существует здесь и сейчас и умирает навсегда, и ничего от спектакля не остается, поэтому я так люблю театральное искусство, оно для меня — модель жизни, непретенциозное искусство, потому я этим занимаюсь. А вы меня спрашиваете, хочу ли я остаться в вечности. Если бы я хотел остаться в вечности, я бы кино снимал.

— И там все на целлулоиде идет, или теперь уже на цифре видно, на флешке.

— Уже и цифра навсегда, если что — отреставрируют.

— А не хотелось никогда снять действительно кино?

— Хочется снять кино.

— Видите, значит, вы сами себя опровергаете.

— Да, я все время это делаю.

— А что бы вы хотели снять?

— У меня есть один сценарий мой, и одна вещь, которую я давно хочу снять — это рассказ Сорокина «Настя» — один из моих любимых его рассказов, вообще его произведений. Но это надо найти тех сумасшедших людей, которые дадут деньги на рассказ про то, как русские дворяне едят свою дочку на ее день рождения, запекают и делят под разговоры о Толстом, хлебе и христианстве.

— Боюсь, сложновато будет найти спонсоров под это дело. Кстати, коль вы упомянули о вере, скажите, русская культура действительно, по крайней мере, в ее зрелом выражении, даже если писатели могут быть верующим или неверующим или каким-то экзотично верующим, как Лев Толстой, постоянно ведет диалог на тему отношений бога и человека и того, что называется личностью. Вам комфортно с этим элементом русской культуры работать?

— Мы как-то с Павлом Семеновичем Лунгиным разговаривали на счет русской религиозной культуры, он замечательный режиссер, замечательный человек, он учил иностранный, мы с ним разговаривали, было сложно все, и он очень аккуратно меня спросил: «Костя, а как ты относишься к вере?». Я сказал: «Павел Семенович, сложносочиненно», я не хотел вступать в какие-то, и он, видимо, тоже не хотел вступать в какие-то, поэтому он задумался и сказал: «Да, но ведь нельзя же делать вид, что этого нет». Замечательная формула.

Делать вид, что этого нет — нельзя, это есть, другое дело, что я, например, считаю, что русская культура, как и вообще любая, скорее, ведет спор с религией. Вообще, культура — это вещь, которая ведет спор с религией, это не значит, что она отрицает религию, даже когда она отрицает религию, она ведет спор, диалог, острый спор. Как и любой художник, потому что художник кончается, когда он становится монахом или постоянным прихожанином храма и полностью подчиняет свою жизнь вере. Он в этот момент кончается, потому что художник существует в неком постоянном диалоге, неспокойствии и незнании, и сомнениях. Эти сомнения, и разрываемый сомнениями человек и порождает какие-то произведения искусства.

Я вообще считаю, что искусство — это храм индивидуальности, есть храм религиозный, искусство — это храм индивидуальности, место, где индивидуальность в нашем регламентированном мире может себя абсолютно свободно проявить.

— Попытки наладить нечто, напоминающее советскую культурную политику или культурную политику, как она существовала при СССР, может быть, не точно такую же, но ту же модель отношений власти и культурного сообщества, они вас тоже не беспокоят? То есть это вас может напрямую коснуться.

— Меня беспокоит приход, в контексте таких вещей, непрофессионалов в управление культуры. Когда в управлении культуры сосредотачивается какая-то критическая масса непрофессионалов, которые приходят туда под лозунгами, а не благодаря своим профессиональным качествам, потому что они проповедуют некую идеологию, а не потому, что они менеджеры хорошие, — это действительно проблема. А любая культура, тем паче, такая сильная, как русская культура, выживет в любых практически условиях — и в тоталитарных тоже.

Конечно же, есть сферы, — театр, кино, — которые очень сильно зависят от государственного финансирования, от ресурсов, это искусство, требующее серьезных ресурсов, и здесь государство может сильно наломать дров своими попытками установить некую идеологию. Но, в конечном счете, я думаю, что я в этом отношении оптимист. Думаю, что не только возвращение к советским временам невозможно, думаю, невозможна даже та ситуация какой-то такой попытки и зависания, которое существует сейчас. Потому что уже сейчас видно, что целый ряд культурных институций — мне даже кажется, кстати, министр культуры это прекрасно осознает, — которые являются достоянием русской культуры, как, например, Музей кино, начинает страдать от этой оголтелой кампании идеологизации культуры.

— Только у меня одного складывается впечатление, что по поводу Музея кино власти как стали сдавать немножечко назад, что называется?

— У меня тоже есть такое ощущение. В этом отношении мне, кстати, кажется, что люди культуры должны быть смелее, и вести себя более достойно — говорить, протестовать, не стесняться обращаться с письмами, с прямыми обращениями.

— А вам кто-то скажет: «Слушайте, кто платит, тот и заказывает музыку».

— С этим можно всегда и бесконечно спорить. Мне кажется, что, так или иначе, во власти не исчерпан ресурс людей, которые ценят профессионалов, а не дуболомов с идеологией. В том числе и в Министерстве культуры, мне кажется, и господин Мединский.

— С которым вы, насколько я понимаю, не знакомы пока?

— С которым я не знаком, ни разу и никак, даже шапочно. Мне кажется, господин Мединский — человек, в конечном счете, достаточно профессиональный, чтобы понимать, куда можно вмешиваться, а в какие сферы непрофессионалам вмешиваться не надо.

— Представляете, выходит сейчас эта фраза в эфир, и в Twitter идет сразу: «Богомолов сказал, что Мединский — профессиональный человек», и вас будет есть наш либеральный брат журналист и либеральный брат режиссер, все остальные братья будут есть вас, как в «Насте», понимаете? Не боитесь?

— Нет, я не боюсь всех, кто будет есть меня. Я не съедобный, как любят говорить. Я полагаю, что надо работать, и эти разговоры про цензуру сводятся к одному. На это, как-то недавно меня спросили, а я ответил: «Никто так не навредил моим спектаклям в отношении цензуры, как я сам». Я сам их резал, это была моя самоцензура, никто меня не заставлял, когда я резал спектакль. Или, когда я на этапе репетиций говорил: «Нет, мы не будем этого делать, потому что могут быть проблемы». Никто не навредил моим спектаклям, как я сам.

— А проблемы могут быть?

— Я не знаю, я даже не доходил до этого состояния. Я просто резал заранее, бывало дело. Так вот, я повторяю: меня в моей жизни никто не цензурировал, цензурировал себя я сам. Мне кажется, самоцензура, самоограничение, страх при отсутствии угрозы — это то, что преследует нас. Видимо, генетическая память начинает работать, и мы сами начинаем себя пороть зачастую, помогая тем людям, которые хотят нас прищучить, прижучить, пришпилить и так далее.

— Вы родились в середине 1970-х годов, и советскую эпоху застали по касательной в определенной степени, по крайней мере, вы не были зрелым профессиональным человеком в период СССР. Есть уже сегодня люди, вошедшие в жизнь, которые значительно моложе и вас, и они уже что-то делают и работают, в том числе в сфере культуры. Страх присутствует и у этого, нового, поколения? Помните, сколько было надежд в начале 1990-х годов, что страх уйдет?

— Присутствует, это генетика, естественно. Где-то было даже исследование, что страх передается генетически — это ощущение испуга, регулярно вырабатываемое организмом, начинает передаваться генетически. Поэтому это есть, это надо просто медленно изживать, это надо изживать силой воли. Надеяться на то, что придет новое поколение, и оно будет свободным, — глупо и бессмысленно, нет, надо с себя начинать и себя заставлять не бояться, вот и все, не бояться отстаивать то, что ты считаешь нужным, правильным. Не быть идиотом, который идет напролом, конечно же, но уметь, конечно же, идти на компромисс, но при этом не делать то, что ухудшит результат твоей работы, твоего профессионализма — вот и все.

— А профессионализм — это и есть, по сути дела, изживание страха, получается, по-вашему, в какой-то степени?

— Послушайте, если я делаю спектакль, я делаю его не для того, чтобы высказаться на жгучие и актуарные темы, я делаю его для того, чтобы люди приходили и какое-то количество времени сидели и не отрывались от сцены. Все, что ухудшит результат этой работы, просто бьет по мне, как профессионалу. Поэтому я должен оставлять в спектакле все, что нужно для этого спектакля, и, естественно, вырезать из этого спектакля все, что не нужно безотносительно политики, быть профессионалами и не боятся, быть свободными людьми. Мне кажется, мы любим преувеличивать все, мы очень кликушеобразны, особенно люди культуры, очень любим покричать: «Все, конец всему, ужас, кошмар». Надо уметь терпеть, перестать орать, перестать страдать и понять, что все не так уж плохо, на самом деле.

Плохо слышу собеседника — что делать если мне плохо слышно с телефона

Игра в сломанный телефон нравилась нам лет в 10, когда всем двором смеялись, как сказали бы специалисты, над потерей данных при передаче средствами связи. Во взрослых трудовых буднях реально раздражает необходимость постоянно кричать на весь офис в смартфон, переспрашивая собеседника.

От чего зависит громкость, чистота звука в мобильном аппарате? Может, существуют особые модели, в которых всегда хорошо слышно того, с кем разговариваешь? Конструктивное исполнение разных моделей телефонов и смартфонов отличается незначительно, ни один из производителей пока не шагнул далеко вперед, обогнав своих конкурентов в области звукового решения девайсов.

Считается, что связь не бывает плохой, случается неподходящая для нее погода. Прежде чем винить свой телефон и оператора мобильной сети, подождите, может быть за окном буря с ураганными порывами ветра. Даже в самых дорогих аппаратах прием и передача данных зависят от внешних факторов. Чем сильнее дождь и снег, тем лучше сигнал. И это не ошибка, шумы и помехи возникают при самом лучшем распространении сигнала.

В техпаспорте у телефона есть несколько объективных показателей, характеризующих его звуковые способности. Но углубление в технические характеристики не даст ничего обычному покупателю без специального образования.

Тем более что качество звука – довольно субъективное понятие. Поэтому только эмпирический путь выбора со сравнением конкретных моделей поможет подобрать аппарат с комфортным звучанием. Если же ваш телефон стал «шалить» и помехи при разговоре появились неожиданно, нужно разобраться в причинах.

Возможные причины возникновения неисправности и способы их устранения

Загрязнение отверстий динамика

При использовании аппарата в запыленных помещениях довольно часто пыль забивает отверстия защитной сетки динамика или акустические каналы, через которые звук идет от динамика к уху пользователя. Проверьте чистоту отверстий, если требуется — почистите мягкой щеткой. Ни в коем случае не вставляйте в отверстия иголки или острые предметы – вы можете порвать мембрану динамика. Если на ваш аппарат наклеена защитная пленка, удостоверьтесь, что эта пленка не закрывает динамик и не мешает прохождению звука. Если отверстия динамика не загрязнены, значит вышел из строя либо сам динамик, либо микросхема аудиоусилителя. Самостоятельный ремонт пользователем такого дефекта невозможен. В нашем СЦ проведут диагностику аппарата, определят вышедший из строя узел и заменят его на новый. Для ремонта аппаратов мы используем только оригинальные запчасти от производителей телефонов.

«Сериал «Чернобыль» мне не понравился. Очень плохо снят». Андрей Назаров открыл бильярдный клуб в Челябинске и дал интервью в своем стиле

Обозреватель «Матч ТВ» прилетел на Южный Урал и взял необычное интервью у Андрея Назарова, который открыл в родном городе биллиардный клуб. Точнее, вопросы были обыкновенными, а вот ответы на удивление внезапные. Хотя это в стиле тафгая Наза.

Обозреватель «Матч ТВ» прилетел на Южный Урал и взял необычное интервью у Андрея Назарова, который открыл в родном городе биллиардный клуб. Точнее, вопросы были обыкновенными, а вот ответы на удивление внезапные. Хотя это в стиле тафгая Наза.

Рекордсмен среди действующих тренеров КХЛ по количеству матчей челябинец Андрей Назаров открыл свой бильярдный клуб в родном городе и дал ему дерзкое название «Круазе».

Если даже пробить по Википедии, то мы найдем сразу четверых Круазе: два из Голландии (военачальник и парапсихолог), два из Франции (оба филологи, причем братья). Но речь тут идет об ударе на бильярде. Это разновидность дуплета, при котором прицельный шар, отражаясь от борта, пересекает линию движения битка. В общем, поймут только профессионалы.

Андрей Назаров работал в семи клубах КХЛ: «Тракторе», «Витязе», «Северстали», «Донбассе», СКА, «Барысе» и «Нефтехимике», а также в трех сборных — России, Украины и Казахстана.

«В следующий раз, когда иностранец прилетит в Россию, мы его просто арестуем»

— Это шутка, что вы хотите возглавить комитет информационной безопасности КХЛ? Мол, его нужно создать для борьбы с теми людьми, которые поливают грязью наш славный российский хоккей.

— Это была шутка с долей правды. В целом, если такое предложение поступит, конечно, я возглавлю. Но исключительно на общественных началах. Только так.

Суровый взгляд Андрея Назарова / Фото: © Эдгар Брещанов / Василий Пономарев / Sportbox.ru

— Как реагировать, если какой-нибудь иностранец решится на несправедливый выпад?

— В следующий раз, когда он прилетит в Россию, мы его просто арестуем. Для начала на 15 суток. И поместим в камеру без туалета. В дырочку будет справлять нужду. Есть такие в КПЗ. После этого он ругать Россию не будет.

— Некоторые болельщики из сообщества «ВКонтакте» «Хоккейная империя» пишут, что соскучились по Андрею Назарову. Хотят его увидеть в любой роли — главный тренер, руководитель клуба. Что им ответите?

— Вы знаете, я сам соскучился. Но на данном этапе очень сильно кайфую, встречаюсь с друзьями. Ужинаем, общаемся, рассказываем друг другу анекдоты. Я все-таки 13 лет кряду работал в хоккее. Наверное, заслужил небольшой отдых.

Конечно, скучаю по хоккею. Очень хочется поругаться с каким-нибудь агентом, послать своего начальника подальше. Без этого большая скука. Но всему свое время.

Главный тренер сборной Казахстана Андрей Назаров. / Фото: Василий Пономарев

«Доля правды в сериале «Чернобыль» — процента три»

— Что зацепило вас из последних новостей, которые обсуждает весь мир? Например, этим летом говорят о сериале «Чернобыль» от НВО.

— Сериал мне не понравился. Очень плохо снят. Доля правды там — процента три.

Это очень тяжелая история. Люди рисковали своими жизнями, чтобы спасти миллионы других людей. А они даже не знали, что рискуют жизнями, что это так смертельно опасно. Так на самом деле и было.

— А в 1989 году произошла страшная трагедия под Челябинском.

— Ее не хочется вспоминать. Тяжелое событие. Протек газопровод и случился взрыв, когда два поезда проходили друг мимо друга. Составы перевернулись, там погибли в том числе многие молодые хоккеисты «Трактора».

«Брейк-данс в программе Олимпиады? Крутиться на башке не так тяжело»

— Когда у команды ничего не получается, вы как главный тренер хотите выйти на лед, вдруг став игроком? Можно ведь самому что-то исправить.

— Нисколько. Никогда. Игроки получают деньги за то, чтобы показывать результат.

— Как вы относитесь к тому, что брейк-данс введен в олимпийскую программу?

— Очень плохо. На мой взгляд, крутиться на башке не так тяжело, как показать красивый удар в бильярде. Я бы лучше в Олимпийские игры ввел русский бильярд. А в моем клубе можно организовать базу подготовки резерва по этому виду спорта, как в Новогорске.

— Все ждут, когда Артемий Панарин и Сергей Бобровский подпишут контракты с новыми клубами НХЛ. Что им посоветовать?

— Большие ребята с большими зарплатами. Думаю, разберутся сами. Но основное: надо всегда знать, что это — бизнес. Не всегда идет так, как ты хочешь.

Главный тренер «Нефтехимика» Андрей Назаров / Фото: Василий Пономарев / Sportbox.ru

— Есть ли хоккейный клуб, по которому вы особенно скучаете? Необязательно тот, где вы были тренером. Может, там играли.

— Скучал по своему первому клубу в НХЛ — «Сан-Хосе Шаркс». Очень интересное было время. После Москвы попал в Калифорнию, под пальмы. Но потом, когда я разобрался, то понял, что Сан-Хосе — это полная ерунда.

— Город или команда?

— Вообще, в целом. Не скучаю ни по чему. Люблю свой город Челябинск и рад в нем жить. Иногда. Потому что сейчас живу в Москве на Патриарших прудах.

«По ходу матча с финнами нужно было поменять тактику. Но не поменяли»

— Вам предлагали сотрудничать с нынешним «Трактором»?

— Нет, таких предложений не было. Но я особо этим и не занимался.

— Вы как тренер больше тактик или мотиватор?

— Я как тренер просто стараюсь всегда выигрывать. Неважно благодаря чему — тактике или мотивации. Главное — победа.

Главный тренер «Нефтехимика» Андрей Назаров руководит командой / Фото: © Эдгар Брещанов / Василий Пономарев / Sportbox.ru

— Можно ли сказать, что сборная России на последнем чемпионате мира проиграла полуфинал с финнами сама себе?

— Вот это была тактика. Нужно было ее по ходу матча поменять. Но не поменяли.

Открыть видео

— Что творится в детских хоккейных школах? Отзывы от родителей самые противоречивые.

— Вы знаете, тяжело. Давно я не был в детской школе. Но что я слышал — бывает, там творится что-то очень плохое. А вот когда происходит что-то хорошее, об этом просто не рассказывают.

Наверное, тут 50 на 50. Есть и плохое, и хорошее. Надо просто смотреть, как работает школа и сколько она выдает талантливых хоккеистов. То есть судить по результату.

— Почему русских тренеров вообще нет в НХЛ? Работают только в роли помощников.

— Наверное, мы просто недостойны. Поэтому нас и нет в НХЛ. А что еще сказать? Только как помощники и годимся. «Не быть тебе, солдат, никогда генералом».

— Андрей Назаров, которого показывают по телевизору, и Андрей Назаров в жизни — это разные люди?

— А вы ведь приехали ко мне в Челябинск, сами увидели Андрея Назарова в жизни. Веселый, дружелюбный, всегда в компании хороших друзей. Люблю организовывать себе праздники по мере возможности.  

Читайте также:

Почему я всё делаю правильно, но мне всё равно так плохо?

Вы знаете всё про сценарии рода, давно познакомились со своими ограничивающими убеждениями, видите, как и когда срабатывают ваши защиты и даже научились их обходить. Вы противостоите критике и не позволяете чужому мнению сбить вас с пути. Вы живёте своей жизнью, не сплетничаете, не осуждаете, вы точно знаете, что каждый человек вокруг достоин счастья и любви.

Вы отпустили отношения, которые не делали вас счастливым, оборвали контакты с людьми из прошлого, с которыми вас ничто не связывает. Вы понимаете, что смелые люди — это те, кто действует несмотря на страх, и научились двигаться вперед вопреки сомнениям. Вы определили свои истинные цели, создали поддерживающее окружение, продуктивны в работе, у вас всё хорошо с тайм-менеджментом, и вообще вы немножко похожи на лирического героя Ивана Вырыпаева из этого видео.

А внутри… Внутри чёрная дыра, которая разрастается с каждым днём. Внутри боль и немой вопрос: почему я всё делаю так правильно, но мне всё равно так хреново?

Знакомо? Тогда давайте вместе разбираться, что это за неведомая дрянь и можно ли с ней как-то справиться.

Многие наши жизненные принципы, понимания и представления с нами так давно, что мы даже не сомневаемся: они есть, они наши, они часть нас. И не замечаем, что эти принципы и понимания продолжают жить в области логики. Мы думаем, что именно это и есть то, что мы чувствуем. Но они до сих пор не присвоены, не прожиты, не прочувствованы. Они остаются интеллектуальными конструкциями, которые мы оцениваем как правильные, здравые, важные, но которые пока не встроились в наше ядро.

И каждый раз, как мы сталкиваемся с областью применения одной из таких конструкций, вот что на самом деле происходит внутри.

 


АЛГОРИТМ РЕАГИРОВАНИЯ НА СЛОЖНЫЕ СИТУАЦИИ

 

Шаг 1. Раздражитель. Ситуация, в которой раньше(?) мы испытывали травмирующие эмоции и переживания.

Шаг 2. Собственно, переживание этих эмоций. Да-да, никуда они пока не делись, но проскакивают за доли секунд, и мы не успеваем их осознать.

Шаг 3. Идентификация. «О, точно, это тот самый раздражитель, от которого мне раньше было так больно! Где-то тут была подходящая логическая схема…»

Шаг 4. Поиск по картотеке. Находим и достаём на свет правильное, логичное, стройное, очень взвешенное и гуманное объяснение, как мы должны себя чувствовать в этой ситуации.

Шаг 5. Повторение логической цепочки, внутренний диалог, аргументация «правильных» переживаний.

Шаг 6. Согласие с выбранной схемой, действие в соответствии с ней.

Шаг 7. Успокоение.

И, казалось бы, всё же хорошо, результат-то удовлетворителен! А на душе по-прежнему… как-то тревожно. А сил всё нет и нет, несмотря на…


ЧТО ЖЕ НЕ ТАК С ЭТИМ АЛГОРИТМОМ?

Знать, как правильно, не то же самое, что быть в гармонии со своими чувствами. Действия правильные, результаты радостные, а чувства-то в пути потерялись!

А значит, мы каждый раз тратим силы на то, чтобы их заблокировать, и вместо проживания этих чувств и их отпускания проходим раз за разом по кругу и теряем энергию на каждом этапе. Каждый раз. На каждом этапе. А таких ситуаций миллион в каждом дне! Маленькие или значительные, все требуют внимания, выбора алгоритма, внутреннего диалога, требуют затолкать поглубже истинные чувства и сделать «правильную вещь».

Неудивительно, что к концу дня ощущается усталость, а в душе зреет подозрение о несправедливости жизни. Ещё бы, такие правильные мысли, слова и действия, а счастье-то где? Бонусом – невротические зажимы в теле и психосоматика.

Чем больше разрыв между тем, что мы о себе думаем, и тем, что чувствуем на самом деле, тем больше энергии уходит на постоянное преодоление этого разрыва. Ведь знать и чувствовать — не одно и то же.


ПОЧЕМУ МЫ НЕ ОСОЗНАЁМ ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Отвлекитесь на секунду от текста и ответьте на вопрос: а что вы сейчас чувствуете?
.
.
.
.
.
Дам вам пару минут. Не спешите!
.
.
.
.
.
Ну как, получилось ответить?

Возможно, не сразу. Возможно, он для вас в диковинку. Кого-то этот вопрос наверняка поставил в тупик.

Примерно год назад я осознала, что практически ничего не чувствую. Ну, то есть, какие-то эмоции, конечно, возникали, но если они классифицировались как неуместные, я тут же подключала команду срочного реагирования: логику. Раскладывала произошедшее по полочкам, неприятные укольчики внутри быстренько классифицировала, просчитывала и укладывала в нужную папочку.

Очень удобно. Настолько, что даже перестаешь замечать. И в какой-то момент понимаешь: я даже не чувствую, что ничего не чувствую! Например, на вопрос: «что ты чувствуешь?» я могла ответить: «думаю, что вот это». Думаю, что чувствую это!!! Вслушайтесь!

Есть масса причин, почему мы блокируем собственные эмоции. Перечислю несколько самых распространенных.

Запрет на эмоции

«Не ной, ты же мальчик», «не вертись, ты же девочка», «нельзя раскисать», «не будь злюкой» — мы всё это не раз слышали в детстве и продолжаем слушать каждый день. Многие из нас ещё в нежном возрасте столкнулись с отсутствием интереса к нашим чувствам. Многих родителей волновали только факты и достижения. «Как с учёбой?», «уроки сделал?», «обед доел?». Получил пять, сделал, доел — молодец. Не получил, не сделал, не доел — не молодец. Ах, тебе ещё и грустно, страшно, тревожно или вообще невкусно? Не ной, ты же мальчик, и сиди на стуле ровно, ты же девочка.

Вырастая, мы возвращаем в мир то, что получали от него в детстве. А нам возвращают это другие. Эмоции не интересны, для них нет пространства, нет места, где они будут приняты, рассмотрены, где нам разрешили бы побыть с ними, не ожидая фактов и результатов.

Культ позитивной психологии

Я уже не раз писала, что позитивная психология вещь хорошая. Но её сильно перекрутили, взяв из неё лишь слово «позитивная». В итоге от нас ждут, что мы будем пожизненно в маниакальной фазе: радостные, возбужденные, полные энергии и идей. В крайнем случае — умиротворенные и благодарные. Официально разрешены и получают одобрение только эмоции в условно положительной части эмоционального спектра: радость, удовольствие, восхищение, благодарность итд.

Хотя эмоции не делятся на хорошие и плохие и мы все это из книжек знаем, но по факту окружающий мир транслирует нам совсем другое: если ты гневаешься, злишься, испытываешь агрессию, ты плохой человек. Если эти чувства возникают в адрес близких, то ты совсем уж исчадье ада.

Эмоции зашкаливают

Иногда мы сталкиваемся со столь яркими проявлениями своих «негативных» эмоций, что нам становится страшно за последствия. Мы не знаем, что делать со столь сильными эмоциями, и выбираем их блокировать, чтобы не стать опасными для себя и других.

 

И, казалось бы, нет эмоций — нет проблем! Но запрет на часть чувств и эмоций, по сути, означает запрет чувствовать в принципе. Как без света нет тени, так нельзя подняться на вершины блаженства, не познав и дно разочарования. Отказались от «темной стороны» — светлая тоже поблекла. Это называется словом «апатия».

И проблема не только в «бесчувственности». Всю эту вечеринку должен кто-то оплачивать. То есть, энергии мы туда вливаем изрядно. А отдачу получаем совсем не ту, какую хотелось бы. Делаем всё правильно, действуем разумно, двигаемся к целям, а радости нет, есть лишь усталость и тоска. Вишенкой на торте может оказаться прозрение, что и цель-то совсем не наша, нам не нужная, ведь как почувствовать в себе отклик на цель, если с чувствами напряженка?
.
.
.
.
.
Так что вы чувствуете сейчас? Не спешите, пробегитесь мысленно по всему своему телу. Где-то есть напряжение, зажим? Возможно, в горле, в груди, в желудке… Там часто прячутся незамеченные, не выплеснутые наружу чувства. Удивительно, как непросто бывает их обнаружить! Я вот далеко не всегда могу ответить на этот вопрос.


КУДА БЕЖАТЬ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

 

Если ввести в Google «как наладить контакт со своими чувствами», вы увидите много статей про то, как наладить контакт с мужем и воскресить чувства, как наладить контакт с ребенком… Отношения — это что-то, что происходит между людьми. Чувства — это всегда про взаимодействие.

Так ли это? По-моему, нет. Чувства — они только ваши. Возникают они в вас, и другие люди имеют к этому, ну, разве что, косвенное отношение. Что вы чувствуете, как проживаете это и что потом с этим делаете — это ваша личная история. И разбираться с этим придется тоже самому. Но, конечно, не помешает здесь и помощь! Только пусть она будет квалифицированная.

Мягко подтолкну вас в сторону помогающих практик и поиска своего специалиста. Бережного, профессионального, такого, как нужно вам. Того, кому вы сможете постепенно довериться и раскрыться. С кем вместе, в безопасном пространстве сможете увидеть свои чувства, научиться распознавать их и быть в них. А затем постепенно отпускать.

Для тех, кто пока не готов к работе со специалистом или не считает её нужной, я тоже подготовила несколько простых рекомендаций. Это безвредные практики, которые сработают, если вы отнесетесь к ним всерьез и дадите им время.

 

Нет спешке!

Если вы любитель бесконечных to-do листов, плотного расписания и многозадачности, у меня для вас так себе новости. В попытках ухватить жизнь покрепче вы, вполне возможно, отказываете себе в глубине проживания своего опыта. Попробуйте дать себе больше «воздуха», чтобы успевать прочувствовать происходящее. Концентрируйтесь на ощущениях и будьте тем, что вы делаете, долой мультитаскинг и бешеный темп!

Если вы приучитесь оставлять прослойки между тем, что занимает ваш мозг, тормозить и слушать себя, может быть, однажды, прежде чем выдать заготовленный алгоритм в ответ на сложную ситуацию, вы сможете остановиться и спросить себя: любовь моя, а что ты сейчас чувствуешь?

Телесность

Виртуальность стала частью нашей жизни. Многие заняты интеллектуальным трудом, работают из дома и мало трогают руками настоящие вещи. А ещё не забываем про маркетинговый зож-прессинг, согласно которому тело должно быть только идеальным или мертвым. Чувства проявляются ощущениями в теле, но мы отучились его слышать, значит, и о чувствах нам ничего не известно.

Массаж, баня, йога, танцы и, конечно, спорт — это лежащие на поверхности вещи, которые помогают вспомнить, что вы — это ещё и тело. Знаю, что мотивировать себя бывает непросто. Мне лично помогают мысли о том, что я делаю это не для похудения или каких-то там параметров. Я делаю это, чтобы быть гармоничнее не внешне, но в целом, чтобы иметь силы и задор на то, что люблю.

Если вы любитель спорта ради телесного совершенства, попробуйте добавить и этот аспект, обратиться к видам спорта и процедурам, которые не дадут вам очевидного внешнего результата, но позволят в процессе максимально прочувствовать своё тело.

А для раскачки попробуйте начать с малого: осознанно прикасайтесь к своему телу. Не просто смазывайте ноги кремом после душа, чувствуйте, что происходит в этот момент. Выбирайте ткани, которые вам приятно носить, замечайте, если ваш свитер «кусается», а шов от футболки впивается в бок… Это только кажется ерундой и только кажется простым!

Напоминания

Установите несколько будильников, которые будут звонить в разное время дня, и задавайте себе вопрос: что я сейчас чувствую? Где вас застанет будильник, там и спрашивайте! Пусть это станет доброй привычкой. Вскоре вы будете вспоминать об этом вопросе гораздо чаще, чем звонит будильник, а значит, чаще прислушиваться к себе.

Назови вслух

Брене Браун рекомендует проговаривать свои чувства, связанные со стыдом, как самый эффективный инструмент борьбы с ним. Назови чудовище, и оно исчезнет. Это прекрасно работает с любыми «чудовищами», ведь сначала их надо признать и разглядеть в себе.

Делясь чувствами с теми, кому мы доверяем, мы получаем положительный опыт. Эмоции есть, они выражены, но ничего страшного не случилось. Значит, они могут быть замечены, признаны, названы и отпущены. И всё будет хорошо!

Осведомлен значит вооружен

Часто нам сложно понять, что именно происходит с нами, потому что у нас не сформирован этот словарь. Мы не знаем, как называется то, что мы чувствуем. Если вам трудно подобрать ответ сходу, опирайтесь на базовые эмоции: печаль, страх, гнев или радость. Наверняка, что-то из этого. А есть ещё сложные, комбинированные эмоции, которые состоят из нескольких базовых эмоций.

Если вы привыкли действовать через ум, то используйте это в свою пользу: узнайте побольше об эмоциях. Какими они бывают, как возникают, зачем нужны. Например, вот здесь есть подборка книг по теме. Мне ещё нравится детская книжка Натальи Кедровой «Азбука эмоций». Возможно, вам станет легче распознавать, что именно происходит с вами.

Не поленюсь ещё раз напомнить: если вы узнали себя в этом тексте, не пугайтесь. То, что с вами происходит, нормально! И ваш страх тоже нормален. Вы не обязаны скрывать это, здесь ничего постыдного нет. Впрочем, если стыдно — это тоже нормально. И справляться в одиночку тоже не обязательно.

Нет, это непросто. И небыстро. Вы много лет строили свою эффективную систему, в секунду она не падёт. Но вам станет легче, я это точно знаю. Нет, чувствую! И почти не боюсь пойти глубже. Вы со мной?

Фото: Дуэт PostScriptum.

Я себя чувствую… но плохо​. Что делать со стрессом во все времена — Карьера на vc.ru

Статья от преподавателя бизнес-школы СКОЛКОВО и тренера по вопросам управления людьми — Татьяны Щербань, специально для Atsearch.

{«id»:131726,»url»:»https:\/\/vc.ru\/hr\/131726-ya-sebya-chuvstvuyu-no-ploho-chto-delat-so-stressom-vo-vse-vremena»,»title»:»\u042f \u0441\u0435\u0431\u044f \u0447\u0443\u0432\u0441\u0442\u0432\u0443\u044e… \u043d\u043e \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u200b. \u0427\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0441\u043e \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u043c \u0432\u043e \u0432\u0441\u0435 \u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u0430″,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/hr\/131726-ya-sebya-chuvstvuyu-no-ploho-chto-delat-so-stressom-vo-vse-vremena»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/hr\/131726-ya-sebya-chuvstvuyu-no-ploho-chto-delat-so-stressom-vo-vse-vremena&title=\u042f \u0441\u0435\u0431\u044f \u0447\u0443\u0432\u0441\u0442\u0432\u0443\u044e. .. \u043d\u043e \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u200b. \u0427\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0441\u043e \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u043c \u0432\u043e \u0432\u0441\u0435 \u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u0430″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/hr\/131726-ya-sebya-chuvstvuyu-no-ploho-chto-delat-so-stressom-vo-vse-vremena&text=\u042f \u0441\u0435\u0431\u044f \u0447\u0443\u0432\u0441\u0442\u0432\u0443\u044e… \u043d\u043e \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u200b. \u0427\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0441\u043e \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u043c \u0432\u043e \u0432\u0441\u0435 \u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u0430″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/hr\/131726-ya-sebya-chuvstvuyu-no-ploho-chto-delat-so-stressom-vo-vse-vremena&text=\u042f \u0441\u0435\u0431\u044f \u0447\u0443\u0432\u0441\u0442\u0432\u0443\u044e. .. \u043d\u043e \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u200b. \u0427\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0441\u043e \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u043c \u0432\u043e \u0432\u0441\u0435 \u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u0430″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/hr\/131726-ya-sebya-chuvstvuyu-no-ploho-chto-delat-so-stressom-vo-vse-vremena»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u042f \u0441\u0435\u0431\u044f \u0447\u0443\u0432\u0441\u0442\u0432\u0443\u044e… \u043d\u043e \u043f\u043b\u043e\u0445\u043e\u200b. \u0427\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0441\u043e \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441\u043e\u043c \u0432\u043e \u0432\u0441\u0435 \u0432\u0440\u0435\u043c\u0435\u043d\u0430&body=https:\/\/vc. ru\/hr\/131726-ya-sebya-chuvstvuyu-no-ploho-chto-delat-so-stressom-vo-vse-vremena»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

5592 просмотров

Татьяна ответила на три волнительных вопроса о стрессе:

  1. Как связан стресс и психологические потребности? Какие есть потребности и каким людям они соответствуют? Найди свою 🙂
  2. Как проявляется стресс у каждого типа людей. Что человек начинает делать и как себя вести? Узнайте себя или коллег 🙂
  3. Что делать руководителю? Как реагировать на чужой стресс? Что и как нужно сказать в зависимости от типа потребности?

1. “Don’t worry – be happy”. Подбешивает?

Подобно тому, как наш организм не может обойтись без еды и воды, так и наша психика не может не есть – у нее тоже есть жизненно важные потребности. Ученик Эрика Берна, Тайби Кейлер, выделил 8 потребностей в своей Модели Процесса Коммуникаций (Process Communication Model, PCM). У каждого из нас есть все восемь, из них одна-две являются для человека наиболее актуальными в текущем периоде жизни.

Психологическая потребность – сильнейшее желание, которое наша психика стремится удовлетворить любым способом, в том числе негативным. Неудовлетворение своих потребностей вызывает стресс. Значит, осознание своих психологических потребностей дает нам ключи к пониманию своего стресса, а их положительное удовлетворение – к управлению стрессом.

Итак, восемь психологических потребностей. Найдите самую актуальную для себя:

  1. Организация и планирование времени. Это потребность в максимальном упорядочивании своей (и не только) жизни, в снижении неопределенности, потребность посвящать время качественному планированию.
  2. Признание своей работы — ее объема и качества. Признайте, что я работаю много и работаю хорошо.
  3. Сенсорные потребности — вокруг должно быть уютно, вкусно, красиво, тепло и ароматно. Это потребность в комфорте и уходе за собой, получении от этого удовольствия.
  4. Потребности в безусловном признании личности — чувствовать (не знать, а чувствовать), что меня любят, не потому что, а просто так.
  5. Признание мнения \ вклада — получение признания своего вклада, что я что-то привнес, изменил в обществе, в профессии, в мире хотя бы на уровне мнений и убеждений окружающих.
  6. Потребность в уединении, времени для себя и погружения в свой собственный мир. Не путать с одиночеством!
  7. Потребность в возбуждении – жажда адреналина, любовь к риску, битве, победе.
  8. Потребность в игровом контакте, когда «вся наша жизнь – игра» и «не делу время – потехе час», а наоборот.

Все восемь потребностей есть у каждого, но только одна-две в данном периоде жизни для человека являются самыми актуальными. Именно от них зависит, как будет проявляться стресс.

2. ВЕСЕЛЫЙ СТРЕСС, СТРЕСС-МЕЧТА И ДРУГИЕ СПОСОБЫ ПРОЖИВАНИЯ СТРЕССА.

Организация\ планирование времени (1 пункт) и Признание своей работы (2 пункт) свойственно людям одного типа личности.

При неудовлетворении этих потребностей запускается механизм «если мне не говорят, что я работаю хорошо, значит я работаю плохо». Потребность не удовлетворена. Человек под стрессом начинает работать еще больше и усерднее доказывая, как много и качественно он пашет. Работая без остановки, загоняет себя, от усталости теряя детали и совершая еще больше ошибок. Возникает само-упрек – «значит, я не досмотрел». Включается сверх-контроль и гнев на других – «Я не понимаю, как так можно работать! Почему я должен за всеми ходить и напоминать! Вы, что сами не понимаете как это важно?!»

Сенсорные потребности (3 пункт) и потребности в безусловном признании личности (4 пункт) также работают в паре.

При их неудовлетворении на пике стресса запускается маска нытика. Человеку очень хочется получить любовь окружающих, и он начинает экстремально стараться всем угодить и подстроиться под всех. Из-за страха отторжения начинает суетиться и совершать кучу мелких досадных ошибок, навлекая на себя гнев окружающих вместе ожидаемой любви и заботы. В итоге: «Я так стараюсь ради вас, но у меня ничего не получается! Я плохой, я вас подвел. Меня не за что любить.»

При неудовлетворении потребности в Признании мнения или вклада (5 пункт) запускается атака на вас.

На пике стресса такой человек начинает читать вам нотации. Он ощущает себя на трибуне и будет уже теперь любым способом получать Ваше внимание к своей точке зрения. Замечу, что он не ждет согласия со своим мнением. Он хочет признания общества, что его мнение \ поступки что-то изменили в этом мире, профессии, индустрии, бизнесе и т.д. При неполучении такого признания он, сам того не замечая, начинает навязывать свое мнение. Запускается высокомерное нравоучение с использованием сложных заумных фраз и цитат великих. В итоге он унижает позицию собеседников, чем отталкивает окружающих.

Потребность в уединении (6 пункт) при неудовлетворении порождает стресс-мечту.

Человек, даже находясь в обществе, уходит в свой умозрительный мир, становясь «невидимым». Эта «норка» необходима для того, чтобы побыть с собой, в своих грезах и мыслях. Фразы начинаются, но обрываются на середине. Проекты начинаются, но не завершаются, так как на пике стресса такой человек может потеряться в своем внутреннем мире, где много невысказанного, нерешенного, желаемого и выдуманного. Он ходит по этим размышлениям как по кругу, не переходя к действиям. Есть большой риск, что этот стресс окружающие не заметят и не помогут. Внутри накапливается отчаяние «Получается, я никому не нужен?».

Неудовлетворенная потребность в возбуждении (7 пункт) провоцирует человека на создание драмы или кризиса.

Включается мимика акулы и человек начинает манипулировать окружающими, сталкивая людей лбами и не стремясь помочь. А зачем помогать? Ведь это я сильный, у меня все ОК, а Вы давайте, пытайтесь сами справиться. Очень часто люди не воспринимают такое поведение как стресс, поневоле становясь марионетками в его драме. А такой человек, кормя свой стресс, презрительно ухмыляется и говорит вам: «Ну, с деньгами-то каждый дурак справится…. Что, слабо?!»

Стресс-игра возникает, когда человек не удовлетворяет свою потребность в игровом контакт (8 пукнт).

Человек показно тупит: «пытается разобраться» в том, что здесь написано или в том, что вы ему сейчас говорите, но… «Пффф! Это тааак сложно! Как у вас это получается! Уффф! Не, ну если б здесь все понятно бы написали, я б давно все понял!!! Ой, как же я устал!!!» Он начинает шутить, рассказывать байки, менять тему, предлагать отдохнуть, наслаждаясь вниманием к себе. Ему хочется расслабиться уже и жить играючи! «А чего вы все такие серьезные?!»

Проявления стресса богаче, чем то, что я перечисляю. Тайби Кейлер доказал мини-скрипт: это первичные посекундные признаки начала стресса. На своих тренингах по Модели Процесса Коммуникаций (PCM) мы подробно разбираем эти признаки и учим работать с ними, чтобы купировать развитие стресса и вернуть общение в конструктив. А в рамках статьи далее дам базовые принципы коммуникации с человеком на пике стресса.

3. КОФЕМАНУ ВОДИЧКА НЕ ПОМОЖЕТ

Общий принцип таков: чтобы снизить или убрать накал стресса надо «накормить» потребность. Вот краткие принципы:

1. Организация и планирование времени и Признание своей работы

Пик стресса: Сверхконтроль и атака на ваше мышление в форме разочарованного гнева

  1. Поблагодарите за качественное выполнение чего-то и\или планирование чего-то. Только опишите это подробно. «Благодаря Вашей качественной оценке рисков в проекте «Дельта» эффективность процесса доставки just in time повысилась на 7%. Какой план Вы предлагаете на проект «Гамма»?»
  2. Попросите совета и внимательно выслушайте экспертное мнение. Задавайте вопросы на изучение темы, погружайтесь в детали. Благодарите в стиле: «Я, наконец, разобрался в теме, потому что ты все структурировал».

2. Сенсорные потребности и Потребности в безусловном признании личности

Пик стресса: глупые ошибки, самоуничижение и нытье

  1. Включите всю свою эмпатию и заботу, проявляйте понимание и сочувствие. Предложите поддержку, свое время выслушать эмоции такого собеседника. Скажите как цените его \ ее и что видите его \ ее переживания и сопереживаете, как хотите помочь и поддержать. «Как хорошо, что ты есть в моей команде! Ты согреваешь всех своим теплом и вниманием. Спасибо тебе!»
  2. Предложите чего-то теплого, вкусного, тактильно мягкого. «Позволь, я предложу тебе воды. У меня есть время – я с удовольствием попью с тобой чаю, и ты мне все расскажешь.»

3. Признание мнения и\ или вклада

Пик стресса: Нотации и высокомерная атака на вас как на личность

  1. Надо услышать зерно высказывания и отнестись к этому, предлагая дискуссию, задав в конце вопрос. Например «Вы говорите об очень важной теме. Если я Вас правильно услышал \ понял, Вы хотите сказать, что…?» «Спасибо огромное, что подняли эту тему. Нахожу это важным и весьма неоднозначным. А как Вы считаете, если посмотреть на это с другой стороны, то… Что Вы думаете?»
  2. Полезно признать эффект, который его\ее мнение произвело на вас: «Вот Вы сейчас сказали о последствиях для следующего поколения, и я увидел взаимосвязи по-новому. Это дает существенную пищу для размышлений под другим ракурсом, согласны?»

4. Потребность в уединении

Пик стресса: замыкается в своем мире и пассивно ждет

  1. Дать паузу и следующие за ней шаги. «Дам тебе столько времени, сколько нужно». «Подумай спокойно. Не торопись.» «Возьми час на раздумья про возможные траектории развития событий. Через час я приду, и мы обсудим возможные планы действий.» Вернитесь к человеку для обсуждения планов через обещанное время.

5. Потребность в возбуждении

Пик стресса: манипуляции; обвинение окружающих в том, что они слабы.

  1. Нужна прямолинейная реакция – открыто остановить манипуляцию. Ваша задача показать, что вы видите то, что человек делает. Дайте позитивный вызов, переключите его в действие, особенно обещающее крутые виражи и крутые победы. «Этот клиент – самый крепкий орешек. Он по зубам только таким Зубрам как ты! Ставлю бутылку 20тилетнего виски, что ты его порвешь! Выбей нам эксклюзивный контракт!»

6. Потребность в игровом контакте

Пик стресса: показное усердие и обвинение других в своих трудностях; перекладывание ответственности на других

  1. Он скучает. Ваша задача отвлечь \ развлечь, сделать задачу более легкой, веселой, игровой по форме. «Хотите прикол! Короче….». Рассказали и вернулись к вопросу в стиле: «Все! Игра называется – чем быстрее одолеем этот отчет, тем быстрее дернем кофейку»
  2. Уделите внимание этой уникальной креативности и непосредственности! «Классная шутка! Прикольная штука у тебя на столе стоит! Класс! Ты неповторима! Шузы – огонь ваще! WOW – это ГЕ-НИ-АЛЬНО!!!»

Стресс можно купировать раньше его пика. Для этого надо тренировать свою способность видеть мини-скрипт развития стрессового поведения и развивать навык переходить на язык собеседника. Эту задачу решают тренинги по Модели Процесса Коммуникаций.

Управление своим стрессом начинается с распознавания своей самой голодной потребности. Следующий шаг — научиться их положительно удовлетворять (через внутренние и внешние ресурсы). Для этого найдите такую потребность в списке выше и посмотрите на предложенные подсказки по ее удовлетворению. Продолжите мой список своими идеями – как еще вы можете накормить свою потребность положительным способом.

«Почему я плохо себя чувствую, если у меня хорошая жизнь?» 5 основных причин

Автор: zoetnet

У вас хорошая работа, друзья, деньги в банке. Вы должны чувствовать себя прекрасно. Так почему же мне плохо, если у меня такая хорошая жизнь? Что со мной? И что я могу с этим поделать?

[Тебе так плохо, что ты не уверен, что сможешь продолжить? Закажите у нас сегодня, поговорите с терапевтом по Skype уже завтра. И все это по цене, которую вы можете себе позволить.]

Почему мне все время плохо? Это нормально?

Многие люди, приходящие на терапию, не знают, в чем проблема. Они просто знают, что, несмотря на все усилия, они чувствуют затяжную печаль или тревогу.

И большинство этих случаев продолжающейся легкой депрессии связано с одним или несколькими из следующих факторов.

1. Вы игнорируете свои собственные ценности.

У каждого из нас есть личный набор вещей, которые действительно важны для нас, наши «личные ценности».

Если мы пойдем против этих внутренних побуждений, потому что мы хотим быть похожими на наших коллег и друзей, или потому что мы чувствуем, что вместо этого мы должны жить согласно ценностям наших родителей? Если мы гонимся за стабильной жизнью, когда верим в приключения, или за жизнью на виду у публики, когда ценим конфиденциальность? Это похоже на движение против течения.

Мы чувствуем себя все более измученными и все меньше и меньше себя. Не удивительно, когда мы ежедневно предаем себя. Фактически, игнорирование личных ценностей является причиной многих кризисов среднего возраста и нервных срывов.

2. Вы действительно одиноки.

Автор: Frédérique Voisin-Demery

Одиночество не о том, сколько людей или нет в нашей жизни. Дело не в том, насколько идеальным кажется наш партнер. Речь идет о том, со сколькими людьми мы на самом деле общаемся.

Связь означает, что мы можем быть самими собой среди других и позволять другим быть самими собой вокруг нас.

Наличие друзей и даже большой семьи не защитит вас от чувства одиночества, если никто на самом деле не видит и не принимает настоящего вас.

3. У вас всплывающая травма в прошлом.

Есть ли у вас забавное чувство, что детство могло быть хуже, чем вы себе позволяли? Или есть часть вашего детства, которая всегда была немного туманной?

Когда срабатывают подавленные воспоминания и подавленные эмоции, мы внезапно можем постоянно чувствовать себя плохо.Ваши эмоции будут беспричинными, вы можете начать странно себя вести. Вы даже можете видеть странные сны или визуальные эффекты наяву.

Необязательно быть чем-то большим, что может вызвать детскую травму. Иногда это так просто, как ваш начальник кричит на вас или партнер впервые говорит вам, что любит вас.

4. Детство не подготовило вас к взрослой жизни так, как вам хотелось бы верить.

Автор: Игорь Спасич

Конечно, ваше детство выглядело великолепно.Может быть, у вас даже было родителей, которые никогда не разводились, хороший дом, все атрибуты «счастливой семьи».

За исключением закрытых дверей, один или оба ваших родителя не смогли дать вам любовь и безоговорочное принятие, в которых нуждается ребенок.

Нам нужен опекун, который не только заботится о нас практически, но и на которого мы можем положиться, чтобы быть рядом, когда мы нуждаемся в нем эмоционально.

Без этого мы закончим тревожных взрослых с проблемами привязанности и низкой самооценкой.Жизнь никогда не кажется безопасной или уверенной.

5. Вас никогда не учили быть счастливым.

Многих из нас не только не учат быть довольными, но и тщательно и методично учат быть несчастными!

Это может проявляться в том, что родители очень негативно относятся к другим и окружающему миру. Пытаясь научить вас «оставаться в безопасности», они фактически учат вас ожидать худшего.

Или, возможно, вы выросли в сообществе или культуре, которые, к сожалению, были жертвами . Это может означать, что, став взрослым, вы все равно всегда чувствуете себя жертвой. И кто может чувствовать себя счастливым, если чувствует, что мир против них?

Для некоторых из нас был брат или сестра, родитель, член семьи или даже учитель, который постоянно критиковал нас. Их голос становится вашим собственным внутренним голосом, так что даже в окружении хороших вещей вы говорите себе, что не заслуживаете этого.

Что, если бы я родился таким?

Может быть, «с вами что-то не так»? Что вам суждено, так сказать, никогда не чувствовать себя счастливым, как бы хороша ни была жизнь?

Мы рекомендуем вам сначала взглянуть на вышеуказанные пункты.Найдите поддержку, чтобы работать с ними, например, профессионального консультанта или психотерапевта.

Да, некоторые из нас могут родиться более чувствительными, чем другие, или более склонными к проблемам с психическим здоровьем. Но исследования показывают, что поддержка и хорошая беседа помогают, даже если вам поставят диагноз расстройства личности.

Harley-терапия соединяет вас с некоторыми из лучших лондонских терапевтов, которые могут помочь вам начать лучше относиться к себе и своей жизни.Не в Лондоне? Используйте нашу платформу бронирования, чтобы найти терапевтов по всей Великобритании, или закажите терапевта по Skype, где бы вы ни находились.


У меня все еще есть вопрос: «Почему мне так плохо, когда моя жизнь кажется такой хорошей?». Разместите в поле для комментариев ниже.

«Почему я все время чувствую себя виноватым?»

Автор: Internet Archive Book Images

Согласно эволюционной психологии чувство вины было способом мозга убедиться, что мы не отклоняемся от поведения, которое приведет к остракизму со стороны племени.

И даже в наши дни небольшое чувство вины — это хорошо. — отсутствие чувства вины является признаком социопатии или нарциссического расстройства личности.

А что, если вы все время чувствуете вину? Такого рода «комплекс вины» (более правильно именуемый «ложной виной») «возникает, когда мы чувствуем себя виноватыми , даже если мы не уверены, что сделали что-то не так, . Выглядит так:

  • постоянно беспокоишься, расстраиваешь других
  • Всегда анализирую, могли бы вы сделать что-то лучше
  • чувство вины за то, чего вы даже не делали, или просто за плохие мысли
  • брать на себя ответственность, если другие в плохом настроении
  • часто используют термины «должен был» и «мог бы»
  • позволить одной мелочи, которая пошла не так, превратиться в день интенсивной самокритики
  • постоянное убеждение в том, что если дела идут неважно, почему-то это связано с тем, что вы, должно быть, сказали или сделали
  • обвинение других или практика психологической проекции (механизм защиты от вины)
  • быстро переходит от вины к стыду (чувствуя не только то, что мы могли бы сделать, но и то, кем мы являемся).

Но почему я все время чувствую себя виноватым?

Фрейд считал, что вина возникла на «эдиповой стадии» психосексуального развития — другими словами, все мы тайно чувствуем себя виноватыми, поскольку нас влечет к своему родителю противоположного пола. К счастью, психология отошла от этого ограниченного взгляда.

Современный подход к когнитивной терапии рассматривает вину как проистекающую из набора негативных основных убеждений, которые у вас есть, которые заставляют вас неверно смотреть на жизнь через призму: «Я заставляю людей страдать».Откуда у вас такое негативное представление о себе и о мире? Вы «обусловлены», то есть изучаете их в детстве.

Вина может быть поведением, которому вы научитесь, когда подражает — вы видели пример, поданный окружающими вас взрослыми, и следовали ему. Например, , если вы выросли в религиозной среде, чувство вины могло быть чем-то, что сделало вас социально приемлемым. Или, если бы у вас был родитель, который всегда причитал, что все было его или ее ошибкой, вы могли быть запрограммированы на идею, что быть виноватым — это то, как вы привлекаете внимание других, и что это показывает, что вы «заботитесь» о других.

Но комплекс вины также возникает как реакция на поведение родителей и опекунов или в ответ на травмирующее событие, когда разум вашего ребенка мог обработать происшествие, только чтобы решить, каким образом вы его причинили.

Вина как реакция

Автор: Карл Нензен Ловен

В детстве наш разум не мог видеть большую картину, которую мы получаем к взрослой жизни. Поэтому, если родитель нездоров — психически неуравновешенный, депрессивный, наркоман, склонный к насилию — ребенок часто может решить, что так или иначе они являются причиной проблемы.

Такое мышление можно подкрепить случайными комментариями родителей, такими как «почему ты сводишь меня с ума», «почему ты не можешь быть похожим на своего брата / сестру», «почему я когда-либо решил быть родителем ».

Родители могут манипулировать ребенком, заставляя его чувствовать вину, даже если их намерение состоит в том, чтобы быть «хорошими родителями». Это происходит из-за того, что родитель или опекун не может полностью принять ребенка таким, какой он есть (часто из-за того, что у них самих слишком много нерешенных проблем, чтобы их любить безоговорочно).Они будут поощрять ребенка к «хорошему поведению», чтобы «заслужить» привязанность или внимание. Или они будут ожидать, что ребенок будет соответствовать их прихотям в любой момент. Ребенок становится созависимым, основывая свою личность и действия на потребностях родителей.

А что происходит, когда тогдашний ребенок чувствует какие-то «несовершенные» вещи? Грусть или злость, например? Ребенок испытывает чувство вины. Хуже того, он или она втыкают свое настоящее «я» так глубоко внутрь себя, что вырастают взрослыми, у которых отсутствуют границы или есть проблемы с идентичностью.

Вина как реакция на травму

Любая травма может заставить ребенка вырасти во взрослого, который постоянно испытывает чувство вины. Это может включать:

Опять же, ребенок часто может понять, что происходит вокруг, только думая, что это каким-то образом его дело. Так, например, ребенок, подвергшийся сексуальному насилию, вырастает охваченным стыдом, думая, что это была ее вина, пока она не узнает с помощью терапии или самопомощи, что это не так.

Действительно ли моя вина имеет большое значение?

Автор: Аарон Muszalski

Исследования связывают чувство вины с клинической депрессией.В некотором смысле это не требует объяснений — трудно чувствовать себя хорошо, если вы постоянно беспокоитесь, что вы «неправы» или «плохи».

Исследования показали, что у тех, кто испытывал чувство вины в детстве, были меньшие объемы в области мозга, связанной с самовосприятием. Это означает более низкую самооценку, один из главных провоцирующих факторов депрессии. (Подробнее читайте в нашей связанной статье «Вина и депрессия»).

Вина также способствует:

И вина часто идет рука об руку со скрытыми слоями стыда, эмоцией, которая может править нашими днями.

Что делать, если я постоянно испытываю чувство вины?

Вина может настолько глубоко укорениться в том, как вы видите себя и других, что в одиночку распутать все непросто.

Рекомендуется работа с консультантом или психотерапевтом. Они могут помочь вам определить, как ваша вина управляет вашей жизнью, каковы ее корни и как вы можете начать действовать с более ясной точки зрения.

Все разговорные методы лечения могут помочь с глубоко укоренившимся чувством вины и стыда.Краткосрочные методы лечения, которые следует особенно рассмотреть, включают:

И более долгосрочные методы лечения, которые могут помочь вам облегчить давнее чувство вины:

Все эти формы терапии предлагаются в Harley Therapy и доступны в шести местах Лондона в соответствии с вашими потребностями. Не в Лондоне? Посетите наш дочерний сайт harleytherapy.com, чтобы просмотреть сотни профессиональных терапевтов, предлагающих терапию по Skype и консультации по телефону.

Вопрос или комментарий? Напишите ниже.

Как перестать чувствовать себя плохо

Источник: CC / Pexels

Как вы думаете, на что чаще всего жалуются люди, обращающиеся за терапией? По моему опыту, это вариант «Мне плохо, и я хочу чувствовать себя лучше».

Конкретные эмоции, которые необходимо изменить, варьируются от человека к человеку.Иногда нужно избавиться от беспокойства или печали. В других случаях речь идет об изменении стыда, гнева или оцепенения. Какой бы ни была эмоция, она должна исчезнуть.

Но чувства предназначены для того, чтобы их можно было почувствовать. На самом деле мы часто платим хорошие деньги, чтобы почувствовать свои эмоции. Мы смотрим грустные фильмы и катаемся на аттракционах, вызывающих высокий уровень страха. Мы читаем романы о стыде и предательстве и поем песни о зависти или утрате.

Проблема , а не с нашими эмоциями. Вместо этого проблема в нашем уме.Разум может решить, что некоторые эмоции «плохие» или «слишком сильные». Внезапно нам становится не просто грустно — нам кажется, что слишком грустно, грустно. Мы не просто чувствуем беспокойство — мы чувствуем слишком беспокойства.

Мы застреваем в мыслях типа «Только неудачники чувствуют такую ​​грусть» или «Если я буду беспокоиться, я не смогу функционировать». И вуаля, наши эмоции стали врагами. Теперь нам грустно из-за грусти. Теперь мы беспокоимся о тревоге.

Каждый раз, когда мы пытаемся уйти от эмоций, мы демонизируем их, тем самым усиливая их силу и власть над нами.Теперь, когда эмоция стала сильнее, мы еще больше хотим от нее избавиться. Это самоусиливающаяся петля, втягивающая нас все глубже и глубже в нашу умственную борьбу. Добро пожаловать в ловушку!

Наука избавиться

Если вы хотите выйти из тупика и преуспеть, несмотря на «плохие» чувства, вам нужно перевернуть борьбу и взглянуть на лежащее в основе стремление.

В моей новой книге Освобожденный разум: как повернуться к тому, что имеет значение , я покажу вам, как применить науку психологической гибкости, чтобы выбраться из тупика и жить в соответствии со своими целями и ценностями.На написание книги у меня ушло 11 лет, но целому исследовательскому и практическому сообществу потребовалось почти 40 лет, чтобы создать ее содержание.

Психологическая гибкость — это набор из шести психологических процессов, которые объясняют, как мы можем эффективно справляться со своими эмоциями и жить насыщенной и значимой жизнью. Каждый из шести процессов позитивной гибкости сочетается с процессом негативной негибкости, и их связывает лежащая в основе мотивация.

Мотивация, скрывающаяся за желанием избежать «плохих» эмоций, — это желание чувствовать.Разум говорит, что единственный безопасный способ почувствовать — это только испытывать «хорошие» эмоции.

Однако, независимо от того, какую эмоцию вы пытаетесь отключить — тревогу, депрессию, стыд, негодование, панику, ярость, ненависть к себе, пустоту, онемение, одиночество, страх, потерю, ревность или что-то еще — эмоция будет неизбежно вернусь. Вместо этого гораздо лучше открыться своим эмоциям.

Учимся чувствовать себя лучше

Посмотрите на свою жизнь и посмотрите, чего вы избегали.Возможно, вы откладываете сложный разговор с любимым человеком, потому что вам будет неудобно. Или, может быть, вы избегали задачи на работе, потому что она заставляет вас чувствовать себя глупо и некомпетентно.

Чего бы вы ни избегали, давайте создадим контекст, в котором вы соприкоснетесь с ужасным чувством. Это означает активный поиск ситуации, в которой чувства проявляются естественным образом. Но вместо того, чтобы пытаться изменить эмоцию, мы хотим смотреть на нее с беспристрастным любопытством:

Где именно в вашем теле вы чувствуете это чувство? Если бы у него был голос, что бы он сказал? А когда это чувство особенно полезно?

Вы можете заметить, что ваш разум бунтует, когда вы приближаетесь к чувству.Хорошо. Продолжайте двигаться вперед маленькими шагами. Вы можете установить ограничение по времени, в течение которого вы готовы позволить себе испытывать дискомфорт. Вы можете начать с 10 секунд, затем перейти к 30 секундам, затем к двум минутам и дальше увеличиваться.

Вы также можете ежедневно бросать себе вызов и экспериментировать со своей готовностью испытывать неприятные чувства — каждый раз пытаясь превзойти себя. По мере того, как вы практикуете свою готовность открываться дискомфортным эмоциям, вы можете заметить, что а) сила дискомфорта ослабевает, а б) ваша готовность испытывать тяжелые чувства становится сильнее.Это здорово!

Но будьте осторожны: не используйте этот метод принятия эмоций как новый способ избежать дискомфорта, иначе вы снова попадете в ментальную ловушку. Решение не в том, чтобы изменить чувства, а в том, чтобы открыться им. Чем больше мы открываемся своим чувствам, тем больше мы можем делать то, что для нас наиболее важно, и тем больше мы можем наслаждаться всем богатством, которое может предложить жизнь, вместе с «плохими» и «хорошими» эмоциями — как бы они ни были. .

Изображение в Facebook: Doucefleur / Shutterstock

Страдаете ли вы от ложной вины?

У Эшли проблема: она никогда не перестает чувствовать себя виноватой.

Когда она впервые встретилась со мной на сеансе терапии, Эшли рассказала мне, что самой большой целью в ее жизни было расстаться со своим парнем. «Он отличный парень, — быстро объяснила она, — но, полагаю, я не вижу большого будущего с нами».

Я спросил, как долго она так себя чувствует, и от ее ответа у меня отвисла челюсть: «Три с половиной года», — робко ответила она.

Прежде чем я успел что-то сказать, она поспешно объяснила: «Я знаю, я знаю, все твердят мне, что мне нужно просто расстаться с ним, но я просто не могу.Каждый раз, когда я снова разговариваю с самим собой и готовлюсь сказать ему, я представляю, как плохо он себя чувствует, и стесняюсь. Я так застрял … »

Я спросил ее, как она думает, что она почувствует себя, когда скажет своему парню, что хочет расстаться. Она помолчала и на минуту подумала, а затем сказала: «Думаю, довольно виновата».

Хотя ситуация с парнем Эшли была наиболее острым и драматичным примером ее борьбы с чувством вины, она была не единственной. Фактически, всю ее жизнь, казалось, доминировало чувство вины:

  • Слишком долго разгружать тележку с продуктами в очереди… Виновна.
  • Пытаться отказаться от просьбы друга пойти куда-нибудь сегодня вечером… Виновен.
  • Позволяет переадресовывать звонки мамы на голосовую почту, а не сразу отвечать… Виновен

Эшли страдала от удивительно распространенного, но редко диагностируемого состояния, которое я называю «ложной виной».

Что такое ложная вина?

В последние годы все мы много слышали о фейковых новостях. Основная идея состоит в том, что люди вставляют неправдивые истории в различные каналы СМИ, многие люди видят / читают их и предполагают, что это правда, а затем испытывают возмущение / ужас / депрессию и т. Д.и в результате принять какое-то опрометчивое решение (например, за кого голосовать).

Поддельная вина следует аналогичной схеме, поскольку мы в конечном итоге принимаем решения на основе отрывочных свидетельств. Мы испытываем фальшивую вину, когда чувствуем себя виноватыми в результате чего-то, что мы сделали, даже если все, что мы сделали, на самом деле было неправильным, аморальным или неэтичным.

В приведенном выше примере Эшли заранее чувствует себя виноватой из-за того, что сделала что-то, что, как она знает, не является неправильным. Что тут происходит?

Вина — это чувство, которое мы испытываем, когда делаем что-то неправильно, так почему же Эшли может чувствовать себя виноватой, даже если она не сделала (и не планирует делать) ничего плохого? Почему она испытывает фальшивую вину?

Поддельная вина возникает из-за страха печали и беспомощности

Как психолог, по моему опыту, независимо от того, насколько странным выглядит поведение или опыт человека со стороны, обычно для этого есть причина.Возможно, это не имеет для меня смысла, но обычно имеет смысл делать что-то для них или что-то делает для них, осознают они это или нет.

Поэтому, когда я работаю с такими людьми, как Эшли, которые говорят мне, что чувствуют себя виноватыми, хотя знают, что не сделали ничего плохого, я верю им на слово. Они сбиты с толку, как и все остальные. И моя работа — помочь им понять, почему у них может быть какая-то тонкая внутренняя логика, позволяющая им чувствовать себя виноватыми, даже если это не имеет интеллектуального смысла.

После того, как я слышал рассказ за историей от клиента за клиентом, вот мой диагноз: причина того, что фальшивая вина появляется и сохраняется так долго, заключается в том, что мы боимся печали.

Как страх Эшли перед печалью и беспомощностью увековечивает ее ложное чувство вины

Когда я действительно замедлил Эшли и заставил ее вообразить в деталях, что могло бы случиться, если бы она сказала своему парню, что хочет расстаться, она смогла понять, что эмоционально для нее происходило нечто большее, чем просто чувство вины.Сначала она заметила некоторый страх. Она боялась, что ему будет больно и что ему будет больно.

Когда я попросил ее более конкретно рассказать о боли и обидах, которые, как она представляла, испытывает ее парень, она сказала: «Он будет раздавлен». Когда я снова уговорил ее более конкретно сказать о «раздавленной», она прослезилась и объяснила: «Ему было бы так грустно».

Я подтвердил для нее, что да, ему, скорее всего, будет грустно. Вот что мы чувствуем, когда теряем то, что любим или ценно для нас.

«Но что мне делать?» — спросила она сквозь слезы.

Я ответил: «Я не знаю, что мы можем с этим поделать. Может быть, это просто грустно, и, возможно, так будет всегда, по крайней мере, до некоторой степени ».

«Я просто не могу вынести мысли о том, что ему будет так больно, так грустно, и что я ничем не могу помочь». Она сказала.

Я спросил ее, что она почувствовала при этой идее. «Печально», — сказала она. «И беспомощный. Я ненавижу, когда не могу помочь людям почувствовать себя лучше, потому что тогда я тоже остаюсь грустным ».

Вина неприятна. Но, может быть, это лучше, чем беспомощность

Моя рабочая гипотеза с Эшли заключалась в том, что она чрезмерно расширяла свое чувство ответственности за чувства своего парня, потому что это помогало ей избежать грусти и беспомощности.Если бы она чувствовала ответственность за то, что он чувствовал, она могла бы больше контролировать ситуацию.

У всех нас есть определенные эмоции, которые особенно болезненны и которых мы очень стараемся избежать, — то, что я называю эмоциональным криптонитом . Для Эшли печаль, беспомощность и отсутствие контроля были ее эмоциональным криптонитом — тем, чего она боялась больше всего в жизни. Каким бы болезненным ни было ее фальшивое чувство вины, поддержание его имело для нее определенный смысл, потому что позволяло ей избегать или смягчать еще более худший набор чувств.

Не то чтобы Эшли все это знала. Эмоциональная замена печали и беспомощности фальшивой виной была привычкой, которую она усвоила с юных лет. И как привычка, это по определению не было полностью в ее сознании. Но это также было то, о чем она могла больше узнать. И как только она узнала об этом больше, она могла начать исследовать полезность этой привычки в ее нынешней жизни.

У нас было несколько дискуссий о том, как эта привычка делать все, чтобы избежать беспомощности, могла хорошо послужить ей, когда она была маленьким ребенком в очень стрессовых и даже опасных обстоятельствах.Но, как старое приложение на нашем телефоне, которое давно не обновлялось, оно может оказаться не очень эффективным в ее нынешней жизни и даже может сдерживать ее.

Со временем Эшли поэкспериментировала с новой философией печали и беспомощности: возможно, они не были опасными и, следовательно, их можно было пережить и терпеть, а не сразу избегать.

По мере того, как Эшли становилась все более терпимой к печали и беспомощности — как в себе самой, так и в окружающих ее людях — ей стало намного легче принимать трудные решения без постоянного нависшего над ней давления Ложной Вины.

Другими словами, она смогла перестать чувствовать себя хронически виноватой, потому что смогла отпустить потребность контролировать печаль и вместо этого научилась жить с ней.

Как бороться с ложной виной

Если вы вообще можете относиться к дилемме Эшли, связанной с фальшивой виной, я надеюсь, что эта история проясняет ситуацию и дает повод для оптимизма. Вырваться из-под бремени хронической фальшивой вины можно, но это требует некоторой работы.

В частности, требуется готовность противостоять неприятным эмоциям и повышать нашу терпимость к ним.

Вот несколько способов, которыми вы можете начать бороться с фальшивой виной или любыми другими болезненными эмоциями.

Внимательность

В простейшей форме внимательность означает способность осознавать наш опыт, не думая о нем и не реагируя на него. Это включает эмоции. Развитие способности к внимательности поможет вам наблюдать за своими эмоциями (включая фальшивую вину) непредвзято и реалистично. И если вы сможете это сделать, вы гораздо лучше настроитесь на их понимание и эффективное управление.

Подробнее: Как начать практику осознанности

Запланированная печаль

Запланированная печаль — это нелогичный метод снижения чувствительности к боли печали. Большинству из нас вдвойне грустно, когда мы переживаем потерю, потому что наша привычка всегда убегать или пытаться избавиться от чувства печали. Это тренирует наш мозг бояться печали и реагировать на нее. Но систематически приближаясь к своей печали и находясь с ней, мы можем тренировать наш мозг, чтобы он стал более восприимчивым и менее чувствительным к печали.

Подробнее: Запланированная грусть: почему вы должны находить время, чтобы грустить специально

Функциональный анализ

Функциональный анализ — это технически звучащий термин для обозначения простой идеи: вместо того, чтобы судить о наших эмоциях и реакциях на вещи с моральной точки зрения, может быть полезно взглянуть на них с механической точки зрения. Вместо того чтобы говорить Я ненавижу то, что я все время чувствую себя виноватым , Функциональный анализ означает спрашивать, Какую функцию выполняет все время чувство вины? Что это значит для меня? Когда вы научитесь подходить к своей собственной психологии как детектив, а не как присяжный, у вас будут хорошие вещи.

Подробнее: Functional Analysis

Эмоциональное подтверждение

Вместо того, чтобы рассматривать наши эмоции как проблемы, которые необходимо решить, или угрозы, которых следует избегать, что, если мы признаем их такими, какие они есть: нормальной, хотя иногда и болезненной, частью человеческого опыта — и как таковой, полностью обоснованной? На практике эмоциональная оценка означает признание наших эмоций и напоминание себе о том, что то, как мы себя чувствуем, действительно независимо от того, насколько неудобно или болезненно. И затем, вместо того, чтобы либо погрязнуть в своем негативе, либо требовать его исчезновения, у нас появляется готовность продолжать жить так, как мы можем чувствовать.

Подробнее: Эмоциональная ясность: 6 ключевых принципов управления эмоциями

Терапия или консультирование

Говорят, для молотка все похоже на гвоздь. Это означает, что для терапевта решение любой проблемы — это терапия. Помимо предубеждений, я считаю, что психотерапия или консультирование могут быть действительно ценным способом исследовать любой аспект вашей психологии или поведения, включая фальшивую вину, который беспокоит вас в поддерживающей, структурированной форме.

Подробнее: Всем ли нужна терапия?

Все, что вам нужно знать

Поддельная вина возникает, когда вы чувствуете себя виноватым в результате чего-то, что вы сделали или могли сделать, даже если это никоим образом не было неправильным или неэтичным. Фальшивая вина действует как замещающая эмоция, часто являющаяся результатом привычки пытаться облегчить или избежать печали, беспомощности и отсутствия контроля, которые они подразумевают.

Чтобы избавиться от хронического фальшивого чувства вины, вы должны быть готовы противостоять трудным эмоциям, таким как печаль и беспомощность, и повысить свою терпимость к ним.Используя такие методы, как осознанность, запланированная печаль или психотерапия, вы можете начать укреплять свою терпимость к любой болезненной эмоции и, следовательно, основывать свои действия на движении к своим ценностям, а не от страха.

Почему я чувствую себя дерьмом?

Если оставаться дома — это новое, то почему так много моих пациентов говорят мне, что они полностью истощены? Каждый день я слышу эту жалобу от 20, 30 и 40-летних людей в расцвете сил.

Их тело болит.Они с трудом могут держать глаза открытыми за своим столом. Они не могут сосредоточиться. Они почти стесняются, когда признаются в этом, потому что кто хочет признаться своему врачу, что они сонливы, а тем более просить о помощи?

Истина заключается в том, что большинство этих пациентов истощены жизнью — из-за бесконечного стрессового цикла новостей, карьерных амбиций следующего уровня и пристрастия к экранам — и что истощение может привести к более тяжелым хроническим заболеваниям, если их не лечить.

Вот семь наиболее частых причин, по которым вы можете чувствовать себя истощенным и истощенным.Если что-то из этого звучит знакомо, вам, вероятно, следует обратиться к врачу и пройти обследование. Быть уничтоженным навсегда — это ненормально и не приятно.

У вас может быть дефицит железа.
Если у вас регулярные месячные и вы не едите достаточно мяса или принимаете добавки железа, у вас может быть анемия, то есть у вас слишком мало красных кровяных телец, чтобы переносить кислород по всему телу — выполнение простых задач, таких как подъем по лестнице кажется неоправданно трудным. Простой анализ крови от вашего врача может это исключить!

Вы не в форме.
Мы ведем до смешного малоподвижный образ жизни. В среднем человек проводит перед экраном 11+ часов в день. Технологии должны были дать нам больше свободы, но вместо этого это новый шар и цепь. Если вы весь день сидите и тренируетесь всего несколько минут несколько раз в неделю, у вас может быть так называемая «потеря кондиции», что означает, что ваши мышцы быстро устают.

Ты тоже в форме.
Чрезмерное усердие в том, что я называю «долгосрочным кардио» (в частности, бег и вращение, но на самом деле все формы перенапряжения), приводит к истощению, обезвоживанию и дефляции у людей.Если вы обнаружите, что полагаетесь на кофе и фруктовые коктейли из сахарной бомбы, чтобы поддерживать свою энергию, и усердно тренируетесь шесть дней в неделю, вы можете истощить свои резервы. Это способствует утомлению надпочечников, которое возникает из-за того, что вы слишком много времени проводите в режиме «бей или беги», когда уровень кортизола и адреналина высок. У вашего тела никогда не будет шанса восстановиться.

Вы плохо спите.
Может быть, вы находитесь в постели семь часов, но благодаря синему свету, исходящему от вашего ноутбука, и тем 30 минутам, которые вы потратили на прокрутку Insta, когда вы ложитесь спать, ваш циркадный ритм нарушен, ваш кортизол находится на высоком уровне, когда должен быть. низко, и вы ворочаетесь, не достигая идеальных трех или четырех полных циклов REM за ночь, которые нам нужны, чтобы чувствовать себя отдохнувшими.

Это может быть ваша щитовидная железа.
Что это? Это железа в вашей шее, которая управляет вашим метаболизмом и такими вещами, как пищеварение, вес, энергия и настроение. У каждой восьмой женщины в США в течение жизни будет диагностирована проблема с щитовидной железой, и многим женщинам не будет поставлен диагноз. В Parsley Health наиболее частыми причинами, по которым мы наблюдаем дисфункцию щитовидной железы, являются дефицит питательных веществ, чувствительность к глютену и воспаление, возникающие в результате диеты с высоким содержанием углеводов и сахара. Аутоиммунные состояния также являются основной причиной; врачи часто не проверяют наличие антител, чтобы обнаружить его.Мы регулярно проверяем щитовидную железу всех пациентов, потому что это очень распространенная проблема.

Это может быть депрессия.
«Я устал» превратилось в вежливый код, означающий «У меня плохое настроение». Если большую часть времени вы чувствуете раздражительность, тревогу и подавленность, возможно, вы страдаете от депрессии легкой степени, известной на языке врачей как «дистимия». Вы можете чувствовать себя так, потому что ваше тело воспаляется из-за употребления слишком большого количества сахара и обработанной пищи, из-за того, что у вас мало ключевых питательных веществ, таких как витамины B и магний, или из-за того, что вы хронически недосыпаете.Когда вы решаете эти проблемы, симптомы депрессии и тревоги часто значительно улучшаются или исчезают.

Возможно, у вас дефицит витамина D.
Более 80% наших пациентов в Parsley Health испытывают дефицит витамина D, потому что большинство из них не проводят достаточно времени на солнце — даже в Калифорнии! Витамин D — это гормон, а не просто витамин. Он содержится в жирной пище, такой как рыбий жир, и ваше тело вырабатывает его, когда вы подвергаетесь воздействию солнечного света. Витамин D имеет решающее значение для здоровья костей и усвоения кальция, но также регулирует иммунную систему.Если у вас слишком много простуд и инфекций носовых пазух, из-за которых вы чувствуете себя разбитым, начните увеличивать потребление витамина D. Мы рекомендуем добавить 5000 МЕ витамином D3 / K2 в каплях, если вы знаете, что у вас низкий уровень, и 2000 МЕ для всех, даже если вы не были проверены.

Графика и иллюстрации Марии Цзя Лин Питт.

Почему нам не нужно чувствовать себя плохо из-за того, что мы плохо себя чувствуем

«Чувства — это просто посетители. Пусть приходят и уходят ». ~ Муджи

Однажды я подумал, что цель медитации — достичь состояния постоянного позитива, естественной эйфории, в которой человек просто не злится или не впадает в депрессию.

Я думаю, что многие люди начинают практиковать медитацию, думая, что их учитель достиг этого состояния эйфории. Однако я узнал, что эти негативные чувства никогда не изгоняются навсегда из чьей-либо головы.

Как человек, который с раннего детства боролся с тревожными и депрессивными расстройствами, в подростковом возрасте я обратился к медитации как к средству лечения.

Я предполагал, что однажды я овладею медитацией и больше никогда не буду чувствовать депрессию или чрезмерную тревогу.Я практиковался без перерыва в течение восьми лет и прошел сертификационный курс учителя медитации, и угадайте, что. Я все еще человек. Я все еще злюсь, подавлен и тревожусь.

Медитация научила меня тому, что негативных чувств не бывает. Все чувства естественны и необходимы, какими бы неприятными они ни были.

Вместо того, чтобы сопротивляться своим чувствам и обстоятельствам, которые к ним привели, примите их. Только после того, как вы примете свои чувства, вы сможете отпустить их и двигаться дальше.Сопротивление и подавление своих чувств только продлевает их с вами.

Я понял это после прочтения книги « Секрет » Ронды Бирн.

Я старался делать все, что сказано в книге. Составить списки вещей, за которые я был благодарен, было легко, и поэтому я все время говорил «спасибо». Однако с одной вещью, с которой я не мог согласиться, было предположение автора о том, что негативные чувства являются результатом неблагодарности.

Даже в самые худшие дни я благодарен за ту жизнь, что у меня есть.Я благодарен за то, кто я есть, и за людей вокруг меня. Мои негативные чувства вызваны химическим дисбалансом в моем мозгу, и перечисление вещей, за которые я благодарен, не помогает, потому что я уже знаю, что моя жизнь хороша.

У некоторых людей депрессия возникает так же, как и головная боль, и принять это чувство и отпустить его гораздо эффективнее, чем пытаться подавить его, сопротивляться или действовать так, как будто его нет.

Посмотрите, например, на Землю.Должна ли Земля пытаться противостоять зиме просто потому, что лето приятнее? Разве Земле не лучше принять зиму, веря, что лето придет снова?

Если бы мы не были созданы для того, чтобы чувствовать что-то неприятное, зимы бы не было.

Природа прекрасна; думайте о голубом небе, цветах, пляжах и жарких летних днях. Природа тоже может быть страшной. Например, вулканы, ураганы, торнадо, тайфуны, гром и молнии разрушают города и убивают тысячи людей.

Есть хорошее и плохое во всем и в каждом человеке на этой планете. Вы, как и Земля, являетесь Инь Ян. Не расстраивайтесь и не злитесь. Вместо этого отмечайте хорошее в себе.

Однако принять свои чувства и позволить им поглотить вас целиком — это разные вещи. Вот где приходит медитация.

Вы сидите и сосредотачиваетесь на своем дыхании, звуках вокруг вас и настоящем моменте. Если возникают чувства печали, заметьте их, позвольте им быть, но не привязывайтесь к этому чувству.

Не думайте: «Мне грустно. Я не должен грустить ». Вместо этого просто позвольте чувству существовать, и прежде, чем вы его осознаете, оно исчезнет. Вы не свои мысли и чувства; они просто переживания. То, что это происходит в вашем уме, не означает, что это часть вас.

Прежде чем я осознал все это, я чувствовал себя плохо из-за того, что не смог достичь этого сверхчеловеческого состояния постоянного позитива, которое многие учителя йоги и медитации, кажется, намеренно проецируют, чтобы прославить свою практику и привлечь новых клиентов.

Ваши учителя тоже иногда злятся и расстраиваются; некоторые из них просто не хотят, чтобы вы об этом знали. Стандарт постоянного позитива, которого я пытался достичь, на самом деле препятствовал моему прогрессу и заставлял меня чувствовать себя хуже после сеанса медитации.

Если вы испытываете это, прекратите попытки быть абсолютно позитивными. Это невозможно. Нет причин сопротивляться своим «негативным» чувствам или чувствовать себя плохо из-за них. Вы Инь Ян, как и все мы, и в этом нет ничего плохого.

Об Андреа Ульрих

Андреа в настоящее время работает над романом, ведет блог и работает в ресторане. Она сертифицирована для обучения медитации и твердо верит в минимализм.

Заметили опечатку или неточность? Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы сможем это исправить!

5 советов, как перестать сравнивать и плохо себя чувствовать

«Причина, по которой мы боремся с незащищенностью, заключается в том, что мы сравниваем то, что мы делаем, за кулисами, с тем, что показывали все остальные.”~ Стив Фуртик

Я помню, как однажды, когда мне было около шести лет, мой старший брат пришел домой из школы с одним из тех маркеров в форме звезд, у которых были разные цвета на каждой точке. Я посмотрел на него, и в тот момент я не хотел ничего больше, чем этот хайлайтер.

Не имело значения, что, когда мне было шесть лет, в дождливую погоду они использовались меньше, чем бумажные туфли; Мне просто нужно было это иметь.

Поскольку я был крикливым ребенком, моя мама с криком описывала его только как «адское высвобождение», я боролась (плакала) изо всех сил за этот маркер, пока мой отец не заставил моего брата отдать его мне.

Я рисовал непонятный шедевр цвета целых пять минут — пока мои зрачки не расширились у нового пенала, который мой брат вытащил из своей школьной сумки. Можно с уверенностью сказать, что моему брату какое-то время не нравилась моя компания. Я хотел все, что у него было.

Это не было невинной детской чертой. Казалось, что он последовал за мной, когда я тоже стал немного старше. Я обнаружил, что хочу многого, что есть у других людей.

Это не должно было быть осязаемым. Фактически, в большинстве случаев это были черты характера, навыки или даже академические способности.Я всегда хотел чего-то другого.

Проблема заключалась в том, что это уже не просто необходимость в маркере; Я подавлял себя и расстраивался из-за того, почему мне не дали один или почему я был недостаточно способен получить свою.

Вопросы неуверенности в себе начинают просачиваться: достаточно ли я хорош? Почему я не могу это сделать или получить то? Смогу ли я когда-нибудь достичь того, что другим кажется так легко? Почему мне так сложно быть счастливым, а всем остальным легко?

Дело в том, что сравнивать себя с другими — это то, что каждый из нас делает или, по крайней мере, делал в прошлом.

Помните, как приходили домой с 95 процентами на экзамене? Один из первых вопросов, который спросят наши родители (второй после «что случилось с остальными 5 процентами?»): «Как все остальные в вашем классе справились с тестом?»

Казалось, что не имеет значения, что мы получили пятерку, если все остальные тоже.

Это всегда сравнение. Фактически, советы по образованию сравнивают школы, учителя сравнивают учащихся, а работодатели сравнивают интервьюируемых. Так устроен мир.Мы неизбежно научимся сравнивать.

На индивидуальном уровне мы могли бы посещать вечеринки или встречи десятилетних школьников и детально анализировать, каких успехов каждый достиг в своей жизни, и наша поездка домой состоит из размышлений, пытаясь определить, где все пошло не так для нас.

Если этого оказалось недостаточно, введите: Facebook. Поправка, социальные сети в целом взяли на себя ведущую роль в создании универсальной онлайн-среды для ежедневных сравнений!

Теперь мы сразу узнаем, когда наши друзья лежат на белом песчаном пляже, а мы работаем с девяти до пяти, что мы, вероятно, ненавидели уже восемь лет.

Мы видим, как наши друзья женятся, и не можем не думать о том, почему мы еще не остепенились. Наша новостная лента Facebook заполнена фотографиями пар с их первым новорожденным, и мы спрашиваем себя, не упустили ли мы свой шанс завести семью.

Нам нужно помнить, что со стороны все может показаться определенным, но это почти всегда неточно. И это оставляет наши сравнения без оснований.

Мы слышали фразу «Каждый ведет свою битву.«Однажды мой друг сказал мне, что внешне я выгляжу так, будто вела образ жизни принцессы. Принцесса!

Судя по всему, У меня всегда была улыбка на лице. Я шутил, и казалось, что у меня нет ни единого беспокойства на свете. Узнав обо мне больше, она сказала, что никогда бы не догадалась, что у меня проблемы, с которыми я действительно имел дело в то время.

Лично я не припоминаю, чтобы со мной случился какой-то конкретный инцидент, который вызвал бы изменения.Возможно, это было просто мое постепенное отсутствие интереса к жизни других людей и повышенный интерес сосредоточиться на себе.

Но я понял, что сравнивать себя с другими бесполезно. Эмоционально это только сбило бы меня с толку, а ментально обездвижило. В таком состоянии прогресса не происходит.

Мы сравниваем, будь то что-то врожденное, что мы развиваем в детстве, или что-то, чему мы научились у природы нашего общества сегодня. И хотя логически мы знаем, что сравнения бесполезны для нас, мы все равно ничего не можем поделать.

Так как же на самом деле остановить ?

1. Цени то, что у тебя есть.

Я понял, что мне никогда не приходило в голову, что, возможно, кто-то может смотреть на меня, желая чего-то, что у меня было. Когда вы теряетесь в мире сравнений, ваш фокус всегда направлен вовне, на анализ других. Вы забываете, что у вас уже есть миллион и одна вещь, за которую вы будете вечно благодарны.

2. Это нечестная игра.

Как сказал наш Эйнштейн: «Все гении.Но если судить о рыбе по ее способности лазить по дереву, она проживет всю жизнь, считая себя глупой ».

Мы все разные, мы по-разному видим вещи, у всех разный опыт и разное происхождение. Поэтому сравнение себя с другими — это синоним сравнения рыбы с обезьяной.

3. Вещи не всегда такие, какими кажутся.

По какой-то странной причине мы склонны судить о людях только по тому, как они выглядят со стороны.Вы можете посмотреть на двух людей, работающих в одной фирме, судить их обоих и пожелать занять их должность, но вы не знаете, что хотя один мог получить эту работу благодаря связям своего отца, другой проработал двадцать лет в компании. дно желоба, чтобы добраться туда, где он сейчас.

4. Если надо сравнить, сравните с собой.

Некоторые люди используют сравнения и превращают их в мотивацию. И тем, кто может это сделать, дерзайте. Это определенно положительный момент; возможно, видя чей-то успех, вы делаете то же самое.

Я часто использую это, но я также считаю, что лучший человек, с которым можно сравнивать себя, — это вы. Сравните себя настоящего с прошлым.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *