Тест на восприятие склон: Склон, девушка, дерево и камни

Содержание

Склон девушка дерево и камни разгадка — Дачный Мир

Мне пришел вопрос в личку прокомментировать данную картинку. Вопрос странный, конечно, но индикативный. Я не раз встречал в соцсетях его виральное обсуждение и каждый раз диву давался: «То ли это флеш-моб троллей, который якобы серьезно это обсуждают, то ли люди действительно настолько . темны?». Здесь я просто рассмотрю эту утку 21-го века, а Вы свое мнение напишите в комментариях на этот счет.

Как Вы помните, газетной уткой называют заведомо ложную информацию, которую публикуют в СМИ. И выражение это пошло после статьи некоего Роберта Корнелиссена, который в 1815 году вздумал испытать степень легковерности публики и опубликовал в одном из журналов заметку о прожорливости уток. В ней он описал, как одна утка съела девятнадцать своих сородичей, предварительно порубленных на кусочки. После выхода в свет этой истории все только и говорили о невероятном феномене. Однако через некоторое время автор всё-таки рассказал о своём розыгрыше. С тех пор выражением «газетная утка» наделяются любая недостоверная информация.

И эта картинка, по сути являющаяся, говоря современным языком, приколом, удивительная по своей наглости утка. Сравните оригинальную историю, в которую, в принципе, вполне можно поверить: кто его знает, что там бывает у этих уток, может болезнь какая, стервятники же бывают.
Но на данном изображении совершенно очевидно, отчетливо, однозначно и не условно (ни в стиле кубизма, ни в стиле импрессионизма, то есть без альтернатив интерпретаций) нарисован мужской половой орган с мошонкой в чашке чая. Это прямая иллюстрация аллегоричного выражения эвфемизма «чайный пакетик».
Я уверен, что среди читателей достаточно много интеллигентных и приличных людей, не знающих этого термина, поэтому, дабы избавить Вас от утомительного и пошлого самопросвещения, приведу вербальное определение:

Teabagging («макание чайного пакетика») — это отдельная форма совершения орального полового сношения, обозначающая процесс, когда мужчина кладёт оба яичка своей мошонки в ротовую полость, на лицо или вокруг лица (включая верх головы) сексуального партнёра, часто с повторными движениями внутрь и наружу, как при иррумации, чем и вызывает ассоциации с маканием.

Я думаю, что картинка была изначально нарисована как самостоятельный прикол, а затем кто-то из юморных юзеров интернета, возможно знакомый с психологией, решил выставить ее в качестве теста на восприятие. Настоящим тестом на восприятие, например, является изображение с дельфинами. Большинство детей в возрасте до 5 лет могут распознать на картинке только дельфинов в бутылке.

Масса прочих примеров есть более стоящих. Но все они довольно условные. Для диагностики невротиков их не используют, но, чаще всего, для тестирования нарушений более серьезного порядка: шизотипические, диссоциативные расстройства личности, умственная отсталость и т.д.




Чье лицо Вы увидели первым?


Что Вы заметили первым: вазу или силуэты лиц?

Титульная картинка, будучи односложной, является провокацией без сомнения и, возможно даже не задумывалась как виральная утка. Ведь и так все понятно! Однако она ею стала потому, что:
1. Предполагает вовлечение аудитории, протестировать себя и прокомментировать.
2. Является обвиняющей и вызывает желание защититься.
3. Эротическое содержание — всегда способствующий популяризации фактор.

и четвертая причина, наиболее интересная

4. Картинка, будучи связанной с психологией, с которой наше общество, по большей части, знакомо именно по всяким псевдотестам, недометодикам, редуцированным теориям, профанационными мифам и объединенными с эзотерическими науками миксам — то есть, почти не зная настоящей научной психологии — верит в тест и начинает сомневаться в себе! Что провоцирует прочесть комментарии и спросить других, переслать друзьям и удостовериться в своей нормально.

Вспоминается знаменитый тест из документального «Я и Другие», когда детям давали попробовать кашу. Троим сладкую, а четвертому соленую. И в той же последовательности спрашивали какая каша на вкус. Четвертый ребенок, слышав до этого, что у предыдущих детей каша сладкая, также отвечал, что и его каша сладкая. В данном случае предыдущими детьми являются всяческие ненаучные тесты в соцсетях, которые якобы выдают правду и искажают чувство достоверного теста. Когда попадает на глаза нечто, что похоже на тест, то люди воспринимают его все равно как тест, благодаря аннотации, эротическому подтексту и предложенным двум вариантам самодиагностики.

И вот уже заведомо сбитый с толку разум серьезно рассматривается изображение, пытается разглядеть девушку, склон, дерево и камни. Но верным, как ни удивительно, является 3-й вариант — ни черта это не тест!

Надеюсь я ответил на вопрос.
Спасибо за внимание.
Пестуйте свою осознанность.
Пишите в комментариях свое оригинальное мнение.
Задавайте вопросы в личных сообщениях.

Мамлайф — приложение для соврeменных мам

Только я не вижу девушку, дерево, камни и склон, а вижу хуй в чашке?
Ну-ка сексуально удовлетворенные, что вы видите?

В приложении Вы сможете просмотреть все фотографии этой записи, а также прокомментировать и почитать другие посты автора

В приложении Мамлайф —
быстрее и удобнее

Читайте эти записи в Мамлайф — самом популярном приложении для женского общения!

Комментарии

— долго пыталась найти девушку. нет ее там 🙂

— 😂😂😂 Я не смогла найти там девушку. и дерево и камни 🙈😂😂😂

— Блииин🙈🙈🙈🙈🙈🙈 я тоже ни хрена не вижу

— 😂😂😂 здесь один х*й. Проблем в сексе не испытываю) Он у меня почти через день)😉😝😝😝

— Ахахах 😂😂😂пошлите все лечить недотрах срочно😆😆😆

— Блин да нет тут девушки, камней и склона. Тут только член🤣🤣🤣

— Это как надо обкуриться чтобы увидеть девушку на склоне с камнями😂😂😂

— Блин не нашла я тут девушку или камни какие то один хуй в чашке😹😹😹😹😹

— А может наоборот кто видит девушку, дерево и камней надо лечиться 😂😂😂 нет тут девушки 🤣

— Я не поняла почему в чашке 🤣🤣🤣

— @giza2231 наверное мужик таким образом кайфует

— Засунул в горячий чай и кайф Мазахист грёбный 😸😹😸😹😸

— @vendetta28, 🤣🤣🤣да ванночку делают с горячим чайем

— @olgaash @mirusha ну хоть не я одна » недотраханая»😧

— @khikmatova8991 нихрена кроме хрена?

— @svitik-18-00 а у меня вибратор есть, так что с половой жизнью тоже все в порядке 😝😂

— @xairova93 срочно трахаться. 👉👌

— @raksalana надо очень заебаться чтоб увидеть девушку.

— Вижу как мужчина греет яйца

— @xomidova94.94 иди потрахатйся😒

— Ой ржу 😂😂😂 я тоже не поняла почему его яйки в чашке

— @raksalana видимо мы узко мыслим🤔

— @lune_angel блять муж на работе раюотает ))) до вечера потерпеть бы

— Короче я даже не пыталась найти девушку и что там ещё . Яйца в кружке это ваще пздц 😂

— девочки какие же вы все тут недо. е😂😂😂😂😂😂

— головка чл..на на динозаврика что-ли похож😂😂😂😂

— @xomidova94.94 бедняжка, ты держись там✊

— @ziyoda91 динозаврик. Уже что-то новенькое

— @juliyaov мне очень интересно, почему они там?

— @lune_angel для улучшения циркуляции ?))), или в ромашке вымачиваются для примочек 😂😄

— @juliyaov вообще-то яйца греть вредно. А может это месть жене за то что не дает?

— @lune_angel ой неговори . Как же мне трудно.

— @lune_angel да я не имела ввиду греть, но и в холодной воде их держать нет смысла тоже 🤣😅 А может он аромат свой передает ?)

— Склон, девушка и камни видны — приглядитесь, поближе-поближе! Окружающие заметят, что вы упорно таращитесь на х.й и подумает — ну точно, недотрах. ) 😂 вот в чем фишечка)))

— @juliyaov ну можно же просто мылоком помыть нууу.

— @efremova.k я подружке отправила, а она в салоне. Говорит, бедная парикмахер чуть сознание не потеряла.

— И так повернула и так никакого склона не увидела 😂😂😂хер в чашке .хотя с интимом все норм🤣😁

— @lune_angel ну может у мужика жена беременная , а ей захотелось чая со вкусом мужских Яиц ?! Я одна тут больными идеями раскидываюсь 😂🤣

— Ойййййееееее 😂😂😂 это нечто. Лишь автору этого натюрморта открыта тайна чашки 😅

— Капец😂😂😂😂 я даже не пыталась найти девушку)))

— Вижу хуй и мохнатые яйки😂

— @juliyaov фантазия у тебя 🔥😂

— @irusik170791 думаешь он сам так делает, поэтому нарисовал?

Читайте эти записи в Мамлайф — самом популярном приложении для женского общения!

Может у меня одной с этим проблемы. Где это все, бля?

Найдены дубликаты

я вижу хуй и яйца в чашке

на картинке тож охлаждают траханье

Если вы видите что-то пошлое — то лечите недотрах.

Если вы видите склон, девушку, дерево и камни — то срочно лечите шизофрению.

Согласна, как тест Роршаха пройти, все равно отклонения найдутся. Кто первым халат надел, тот и психиатр

вот вам еще один тест:

Если вы видите на этой картинке розового слона, то у меня для вас плохие новости, у вас скорее всего биполярное растройство, ушной геморой и вообще всё плохо.

Если же вы видите парящего над морем кондора — то всё отлично вы можете в «сарказм»

6 самых необычных картин-иллюзий. А что видите вы? | Конкурсы и тесты

6 удивительных картинок, которые обманывают наше зрение >>>

6 оптических иллюзий, или Картинки, которые движутся >>>

8 известных заблуждений человечества, или Истины, в которые верили все >>>

Магия изображений или искусство невозможного?

Двойственные или многозначные изображения, как говорит нам Большой психологический словарь, объясняются тем, что при восприятии подобных рисунков у человека возникают различные представления, одинаково соответствующие изображённому.

Сколько женщин вы видите?

William Ely Hill

При первом рассмотрении 90 % людей видят привлекательную девушку лет 20–25, остальные 10 % видят старуху за 70 с огромным носом. Тем, кто видит картинку впервые, трудно разглядеть второе изображение.

Подсказка: Ушко девушки — это глаз пожилой женщины, а овал молодого лица — это нос старухи.

Первое впечатление, как утверждают психологи, обычно зависит от того, на какую часть картины упал ваш взгляд в первое мгновение.

После небольшой тренировки можно научиться заказывать себе, кого вы хотите увидеть.
Психиатр Е. Борингу использовал портрет в 1930-х годах как иллюстрацию к своим работам. Автором подобного изображения иногда называют американского карикатуриста У. Хилла, который опубликовал работу в 1915 году в журнале «Пак» (в переводе на русский — «эльф», «сказочный дух»).

Но ещё в первые годы XX века в России выпустили открытку с такой же картинкой и надписью: «Моя жена и моя тёща».

Картинку с двумя дамами можно встретить во многих пособиях по психологии.

Заяц или утка?

Ehrenstein, 1930

Какого персонажа вы увидели первым на современной версии «Иллюзии Эренштейна»? Самый первый рисунок «утка-заяц» был опубликован в книге Джастроу в 1899. Существует мнение, что если детям показать картинку в первый день пасхи, то они более вероятно рассмотрят в ней кролика, но, а если показать им в октябре, то они будут склоны видеть утку или подобную птицу

Подсказка: На рисунке можно увидеть утку, которая направлена влево, или зайца, который направлен вправо.

Поющие мексиканцы или старики?

Octavio Ocampo

Мексиканский художник Октавио Окампо — автор довольно необычных картин со скрытым смыслом. Если приглядеться повнимательнее, то в каждом из его рисунков увидите ещё одно, спрятанное изображение. Он сделал декорации более чем 120 мексиканских и американских фильмов. Создал несколько портретов известных лиц западного мира в сюрреалистическом стиле («Портрет певицы Шер», «Портрет актрисы Джейн Фонда», «Портрет Джимми Картера» и др.).

Подсказка: Старик и старуха-блондинка смотрят друг на друга. Их брови — это шляпы мексиканских музыкантов, а их глаза — лица музыкантов.

Просто Роза?

Del Prete Sandro

На первый взгляд, да. Обычный цветок и ничего больше. Но не тут-то было. Автор данного изображения — Сандро дель Пре — сформировал новое направление в искусстве, которое он назвал «иллюзоризм», делая акцент на создании оптических иллюзий при написании картин.

Подсказка: В центре розы можно рассмотреть целующеюся пару.

Старик или ковбой?

J. Botwinick

Эта картина Я. Ботвинника, первой половины ХХ века, США, называется «Мой муж и мой тесть».
Кого вы увидели первым? Молодого мужчину в ковбойской шляпе или старика с большим носом?
Психологи утверждают, что отношение человека к самому себе влияет на выбор образа: при позитивном настрое люди чаще воспринимают в первые секунды молодой образ.

Подсказка: Шея ковбоя — рот старика, ухо — глаз, подбородок — нос.

А что вы видите на шестой картине?

Свои варианты оставляйте в комментариях к этой статье. Ответ появится в 13:00 8 октября 2013 года.

G.A. Wotherspoon

 Ответ: Череп или молодая пара

Смотрите также:

Тест горных лыж Head Supershape i.Magnum

В сегодняшнем тесте мне очень сложно точно сказать что именно я тестирую: лыжи, ботинки или сочетание лыж и ботинок. Магнумы от Хэд я тестирую уже почти десяток лет и я их повидал во всех ипостасиях. Но, тестировал я их всегда в одних ботинках. Сегодня немного не стандартный тест потому как в этом сезоне мы начали тестировать и ботинки и Магнумам достались любительские ботинки жесткостью 100, да еще и не идеальные. Что же, от того тест становится только более интересным потому, что можно в катании проверить насколько данная лыжа сработает с ботинками жесткости 100 и насколько изменится восприятие лыж после смены ботинок на более простые. Что же, поехали искать ответы на вопросы в катании.

Лыжи мне, более чем прекрасно, известны и в них ничего не поменялось. Они остались отличными короткорадиусными карвами. Напомню: главная характерная особенность Магнумов в том, что при ростовке 170 у них радиус 13 метров при минимальном рокере. В катании это все работает так: лыжа прекрасно прогибается в короткий поворот отлично удерживаясь в дуге без срывов даже при существенной загрузке и отлично стабильно идет в средний поворот без характерной для короткорадиусных лыж истеричности. То есть, лыжи не требуют работать в динамичный короткий поворот, но и при желании позволяют его получить. Заходят в поворот легко, по ходу движения по дуге позволяют переносить загрузку с носов на задники не теряя резаного ведения, на выходе при достаточной загрузке задников выстреливают существенной и интересной отдачей. Но при желании покататься в расслабленном стиле или при недостаточном для динамичного катания уровне техники позволяют кататься без напряга в туристическом ритме оставляя катание в границах комфортного уровня.

С разбитым склоном справляются достаточно хорошо. В резаном ведении проблем с кочками нет вообще — они их просто режут. В скользящем повороте небольшие кочки проходят ровно и в ноги не бьют, большие бугры позволяют объезжать, но при проезде их без объезда утыкаются в них и требуют точности разгрузки. То есть, новичкам склонным к загрузке лыж для контроля скорости на буграх на них будет не комфортно потому как лыжи будут неповоротивы и будут заставлять работать. На жесткой трассе цепкие, но при срыве с резаной дуги и при боковом проскальзывании при дозированной загрузке в ноги не бьют. Носок достаточно мягкий, но и цепкий — можно его смело упирать в склон и прогибать на входе в поворот. Задник немного жестче носка, но тоже очень эластичный и пружинный, что позволяет в конце поворота смело на него заваливаться и или получать отличный контроль скорости при катании классикой, или получать динамичную перекантовку.

По сочетанию с ботинками жесткости 100 к лыжам нет никаких вопросов. Лыжи хорошие, но по уровню пока еще не спортивные и потому никаких ограничений в катании в мягких ботинках нет: все что лыжи могут дать интересного в катании можно выжимать из них в ботинках жесткости 100. Ни в продольной загрузки, ни во вращательных движениях голенищем у меня не возникало ощущения недостаточной жесткости. Не было такого, что хочется еще и, что лыжи могут, а ботинки не дают.

Тестируя эти лыжи раньше я регулярно задавался вопросом: почему я считаю их любительскими лыжами? Сейчас, после тестирования их в мягких ботинках и не столкнувшись ни с одними ограничениями связанными с ботинками мне стало понятно почему: тестируя лыжи спортивного уровня в этих ботинках я постоянно упирался в то, что не могу выдавить из лыж то, что они реально могут, а из этих лыж в этих же ботинках получается выдавить все на что они способны. Вот и получается, что и лыжи и ботинки равного любительского уровня. Плохо это? Нет. Это просто есть так как есть. Значит ли это что лыжи не интересные и не дадут перспектив развития в катании? Нет, не значит. Не спортивный уровень не значит, что лыжи плохие или слабые. Это отличные лыжи для массового большинства прогрессирующих лыжников. И даже, более того, это лыжи достаточно серьезные чтобы выбирая их нужно было задуматься: а смогу ли я при своем уровне техники на них кататься в полный газ? 

Усредненные показатели оценок лыж всеми тестирующими : минимальная оценка (0) -плохо, максимальная оценка (10) — хорошо.
«Диапазон радиуса поворота» — радиусы поворота в которых лыжа показала наиболее хорошее катание (определяется тестером в катании, а не по паспорту лыжи).
«Управляемость» — оценка легкости управления лыжей. Чем выше оценка тем лыжа легче управляется. Чем ниже оценка тем больше усилий нужно прикладывать для управления лыжей.
«Комфортность катания» — чем выше оценка тем более комфортное катание.
«Любимый склон» — диапазон жесткости склона на которой лыжа работает хорошо: 0 — мягкий талый снег, 10 — жесткий морозный склон.

Отличные лыжи и для начинающих лыжников ориентированных на техничное трассовое катание, и для прогрессирующих занимающихся освоением короткого резаного поворота, и для экспертов понимающих толк в коротком повороте, но не брезгующих и средней дугой и скоростным катанием. Новичкам лыжи позволят поймать резаную дугу на комфортной скорости, экспертам дадут хорошую динамику в короткой дуге. Прекрасный выбор для трассового катания в различных условиях от коротких трасс курортов средней полосы России, до длинных широких альпийских склонов. 

Онлайн-тест проверки скорости чтения и понимания прочитанного

Посреди длинной гряды Аппалачей, на юго-востоке штата Кентукки, раскинулся маленький городок под названием Харлан.

Он расположен на плато Камберленд, в диком краю, где горные хребты перемежаются узкими полосками долин. Ширина некоторых из них такова, что там умещается лишь небольшая речушка да однополосная дорога. Когда на плато Камберленд пришли первые поселенцы, склоны гор и долины были покрыты непроходимыми девственными лесами. Гигантские тюльпановые деревья достигали 50 метров в высоту и около двух метров в обхвате. Их окружали массивные белые дубы, буки, клены, орешник, сикоморы, березы, ивы, кедры, сосны и тсуги, опутанные лозами дикого винограда. В лесах водились медведи, кугуары и гремучие змеи, в кронах деревьев резвились белки, а под верхним слоем почвы пласт за пластом залегал каменный уголь. Харлан был основан в 1819 году переселенцами из северных районов Британских островов. В XVIII в. они поселились в Вирджинии, а затем в поисках новых земель двинулись на запад, в сторону Аппалачей.

Округ никогда не был богат. На протяжении первых ста лет его существования численность населения редко превышала 10 000 человек. Первые поселенцы держали на своих маленьких фермах свиней, пасли овец на склонах холмов и с трудом сводили концы с концами. Гнали виски на заднем дворе. Валили деревья и весной, когда поднималась вода, сплавляли их по реке Камберленд. Вплоть до XX в. ближайшая железнодорожная станция находилась в двух днях езды на повозке. А дорога к соседнему городку Пайн-Маунтин, что в девяти милях к северу от Харлана, то и дело становилась непроезжей.

Шерлок Холмс в одном из своих рассказов дал следующую характеристику памяти: «Я считаю, что человеческий мозг — это маленький пустой чердак, и вы должны его обставить выбранной мебелью. Ошибочно думают, что у комнаты эластичные стены. От нее зависит, как скоро наступит время забывания того, что вы знали раньше, при каждом новом поступлении информации». Индивидуальный опыт человека можно назвать его памятью. Ваши друзья помнят одно, а вы — совсем другое. Любые воспоминания отличаются друг от друга. Ведь не зря говорят, что память — это искажение действительности, а не ее отражение.

С помощью памяти мы воспринимаем и понимаем окружающий мир, ориентируемся в пространстве, сохраняем и используем определенные знания и навыки. Потеря человеком памяти всегда была равносильна безумию.

Наиболее высокого уровня своего развития память достигает именно у человека. Такими мнемоническими возможностями, какими обладает он, не располагает никакое другое существо в мире. У дочеловеческих организмов есть только два вида памяти: генетическая и механическая. С помощью генетической памяти из поколения в поколение передаются жизненно необходимые качества, а механическая способствует приобретению опыта, практических навыков. Если организм уходит из жизни, вместе с ним исчезает и жизненный опыт. Общественный прогресс позволяет совершенствовать процесс запоминания у всех цивилизованных людей, улучшать его в ходе приобщения к достижениям человечества. Ученый П. П. Блонский доказал, что двигательный, аффективный, образный, логический виды памяти появились один за другим — по мере развития человечества. Память лежит в основе психической деятельности человека, в основе развития и обучения. Она играет роль связующего звена между прошлым человечества, его настоящим и будущим. Без нее невозможно понять основы формирования поведения, мышления, сознания, подсознания.

Ричард Фейнман — играющий на сдвоенном барабане лауреат Нобелевской премии по физике — был жизнерадостным человеком. Но однажды, в период одновременно тяжелый и счастливый, его оптимизм подвергся серьезным испытаниям.

В начале 1940-х гг. любимая жена Фейнмана — Арлин — лежала в больнице, будучи смертельно больной туберкулезом. Клиника находилась далеко, и Фейнман мог навещать жену лишь изредка, поскольку работал в закрытом городе Лос-Аламос (штат Нью-Мексико) над одной из важнейших программ Второй мировой войны — секретным Манхэттенским проектом. Тогда Фейнман еще не был знаменит, никакие особые привилегии ему не полагались. Чтобы чем-то занять ум после рабочего дня и отвлечься от беспокойства и скуки, Фейнман начал сосредоточенно заниматься проникновением в глубинные и самые темные тайны: он начал выяснять, как открывать сейфы.

Стать успешным открывателем сейфов не так просто. Фейнман развивал интуицию, постигал внутреннее строение замков, тренировал руки, как пианист, так что пальцы сами совершали нужное на последних стадиях, когда уже выяснены первые цифры комбинации.

Позже Фейнман узнал о том, что в Лос-Аламосе взяли на работу профессионального мастера по замкам — настоящего эксперта, который открывал любой сейф за секунды. Мастер прямо в Лос-Аламосе! Фейнман понял, что если ему удастся подружиться с этим человеком, то все секреты сейфовых замков немедленно станут ему известны. Пока Фейнман совершенствовал свои навыки вскрытия сейфов, он успел подружиться с профессиональным мастером по замкам. Проходило время, одни беседы сменялись другими, мало-помалу Фейнман переходил от дежурных вежливых фраз к обсуждению профессиональных вопросов, пытаясь все глубже проникнуть в тайны мастерства, казавшегося ему совершенным. Наконец, однажды поздно ночью ему стала ясна самая ценная деталь тайного знания. Секрет состоял в том, что мастер знал коды замков, по умолчанию установленные производителями.

Определение склонности к отклоняющемуся поведению (А.Н.Орел) « Психологические тесты

Шкалы: склонности к преодолению норм и правил, склонности к аддиктивному (зависимому) поведению, склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению, склонности к агрессии и насилию, волевой контроль эмоциональных реакций, склонности к деликвентному поведению

Назначение теста

Предлагаемая методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (СОП) является стандартизированным тест-опросником, предназначенным для измерения готовности (склонности) подростков к реализации различных форм отклоняющегося поведения. Опросник представляет собой набор специализированных психодиагностических шкал, направленных на измерение готовности (склонности) к реализации отдельных форм отклоняющегося поведения.

Методика предполагает учет и коррекцию установки на социально желательные ответы испытуемых.

Шкалы опросника делятся на содержательные и служебную. Содержательные шкалы направлены на измерение психологического содержания комплекса связанных между собой форм девиантного поведения, то есть социальных и личностных установок, стоящих за этими поведенческими проявлениями.

Служебная шкала предназначена для измерения предрасположенности испытуемого давать о себе социально-одобряемую информацию, оценки достоверности результатов опросника в целом, а также для коррекции результатов по содержательным шкалам в зависимости от выраженности установки испытуемого на социально-желательные ответы.

Инструкция к тесту

Перед вами имеется ряд утверждений. Они касаются некоторых сторон вашей жизни, вашего характера, привычек. Прочтите первое утверждение и решите верно ли данное утверждение по отношению к вам.

  • Если верно, то на бланке ответов рядом с номером, соответствующим утверждению, в квадратике под обозначением «да» поставьте крестик или галочку.
  • Если оно неверно, то поставьте крестик или галочку в квадратике под обозначением «нет».
  • Если вы затрудняетесь ответить, то постарайтесь выбрать вариант ответа, который все-таки больше соответствует вашему мнению.

Затем таким же образом отвечайте на все пункты опросника. Если ошибетесь, то зачеркните ошибочный ответ и поставьте тот, который считаете нужным. Помните, что вы высказываете собственное мнение о себе в настоящий момент. Здесь не может быть «плохих» или «хороших», «правильных» или «неправильных» ответов. Очень долго не обдумывайте ответов, важна ваша первая реакция на содержание утверждений. Отнеситесь к работе внимательно и серьезно. Небрежность, а также стремление «улучшить» или «ухудшить» ответы приводят к недостоверным результатам. В случае затруднений еще раз прочитайте эту инструкцию или обратитесь к тому, кто проводит тестирование. Не делайте никаких пометок в тексте опросника.

Тестовый материал

Мужской вариант

  1. Я предпочитаю одежду неярких, приглушенных тонов.
  2. Бывает, что я откладываю на завтра то, что должен сделать сегодня.
  3. Я охотно записался бы добровольцем для участия в каких-либо боевых действиях.
  4. Бывает, что иногда я ссорюсь с родителями.
  5. Тот, кто в детстве не дрался, вырастает «маменькиным сынком» и ничего не может добиться в жизни.
  6. Я бы взялся за опасную для жизни работу, если бы за нее хорошо платили.
  7. Иногда я ощущаю такое сильное беспокойство, что просто не могу усидеть на месте.
  8. Иногда бывает, что я немного хвастаюсь.
  9. Если бы мне пришлось стать военным, тоя хотел бы быть летчиком-истребителем.
  10. Я ценю в людях осторожность и осмотрительность.
  11. Только слабые и трусливые люди выполняют все правила и законы.
  12. Я предпочел бы работу, связанную с переменами и путешествиями.
  13. Я всегда говорю только правду.
  14. Если человек в меру и без вредных последствий употребляет возбуждающие и влияющие на психику вещества – это вполне нормально.
  15. Даже если я злюсь, то стараюсь не прибегать к ругательствам.
  16. Я думаю, что мне бы понравилось охотиться на львов.
  17. Если меня обидели, то я обязательно должен отмстить.
  18. Человек должен иметь право выпивать столько, сколько он хочет.
  19. Если мой приятель опаздывает к назначенному времени, то я обычно сохраняю спокойствие.
  20. Мне обычно затрудняет работу требование сделать ее к определенному сроку.
  21. Иногда я перехожу улицу татам, где мне удобно, а не там, где положено.
  22. Некоторые правила и запреты можно отбросить, если испытываешь сильное сексуальное (половое) влечение.
  23. Я иногда не слушаюсь родителей.
  24. Если при покупке автомобиля мне придется выбирать между скоростью и безопасностью, то я выберу безопасность.
  25. Я думаю, что мне понравилось бы заниматься боксом.
  26. Если бы я мог свободно выбирать профессию, то стал бы дегустатором вин.
  27. Я часто испытываю потребность в острых ощущениях.
  28. Иногда мне так и хочется сделать себе больно.
  29. Мое отношение к жизни хорошо описывает пословица: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».
  30. Я всегда покупаю билеты в общественном транспорте.
  31. Среди моих знакомых есть люди, которые пробовали одурманивающие токсические вещества.
  32. Я всегда выполняю обещания, даже если мне это невыгодно.
  33. Бывает, что мне так и хочется выругаться.
  34. Правы люди, которые в жизни следуют пословиц: «Если нельзя, но очень хочется, то можно».
  35. Бывало, что я случайно попадал в драку после употребления спиртных напитков.
  36. Мне редко удается заставить себя продолжать работу после ряда обидных неудач.
  37. Если бы в наше время проводились бы бои гладиаторов, то бы обязательно в них поучаствовал.
  38. Бывает, что иногда я говорю неправду.
  39. Терпеть боль назло всем бывает даже приятно.
  40. Я лучше соглашусь с человеком, чем стану спорить.
  41. Если бы я родился в давние времена, то стал бы благородным разбойником.
  42. Если нет другого выхода, то спор можно разрешить и дракой.
  43. Бывали случаи, когда мои родители, другие взрослые высказывали беспокойство по поводу того, что я немного выпил.
  44. Одежда должна с первого взгляда выделять человека среди других в толпе.
  45. Если в кинофильме нет ни одной приличной драки – это плохое кино.
  46. Когда люди стремятся к новым необычным ощущениям и переживаниям – это нормально.
  47. Иногда я скучаю на уроках.
  48. Если меня кто-то случайно задел в толпе, то я обязательно потребую от него извинений.
  49. Если человек раздражает меня, то готов высказать ему все, что я о нем думаю.
  50. Во время путешествий и поездок я люблю отклоняться от обычных маршрутов.
  51. Мне бы понравилась профессия дрессировщика хищных зверей.
  52. Если уж ты сел за руль мотоцикла, то стоит ехать только очень быстро.
  53. Когда я читаю детектив, то мне часто хочется, чтобы преступник ушел от преследования.
  54. Иногда я просто не могу удержаться от смеха, когда слышу неприличную шутку.
  55. Я стараюсь избегать в разговоре выражений, которые могут смутить окружающих.
  56. Я часто огорчаюсь из-за мелочей.
  57. Когда мне возражают, я часто взрываюсь и отвечаю резко.
  58. Мне больше нравится читать о приключениях, чем о любовных историях.
  59. Чтобы получить удовольствие, стоит нарушить некоторые правила и запреты.
  60. Мне нравится бывать в компаниях, где в меру выпивают и веселятся.
  61. Меня раздражает, когда девушки курят.
  62. Мне нравится состояние, которое наступает, когда в меру и в хорошей компании выпьешь.
  63. Бывало, что у меня возникало желание выпить, хотя я понимал, что сейчас не время и не место.
  64. Сигарета в трудную минуту меня успокаивает.
  65. Мне легко заставить других людей бояться меня, и иногда ради забавы я это делаю.
  66. Я смог бы своей рукой казнить преступника, справедливо приговоренного к высшей мере наказания.
  67. Удовольствие – это главное, к чему стоит стремиться в жизни.
  68. Я хотел бы поучаствовать в автомобильных гонках.
  69. Когда у меня плохое настроение, ко мне лучше не подходить.
  70. Иногда у меня бывает такое настроение, что я готов первым начать драку.
  71. Я могу вспомнить случаи, кода я был таким злым, что хватал первую попавшуюся под руку вещь и ломал ее.
  72. Я всегда требую, чтобы окружающие уважали мои права.
  73. Мне понравилось бы прыгать с парашютом.
  74. Вредное воздействие на человека алкоголя и табака сильно преувеличивают.
  75. Я редко даю сдачи, даже если кто-то ударит меня.
  76. Я не получаю удовольствия от ощущения риска.
  77. Когда человек в пылу спора прибегает к «сильным» выражениям – это нормально.
  78. Я часто не могу сдержать свои чувства.
  79. Бывало, что я опаздывал на уроки.
  80. Мне нравятся компании, где все подшучивают друг над другом.
  81. Секс должен занимать в жизни молодежи одно из главных мест.
  82. Часто я не могу удержаться от спора, если кто-то не согласен со мной.
  83. Иногда случалось, что я не выполнял домашнее задание.
  84. Я часто совершаю поступки под влиянием минутного настроения.
  85. Мне кажется, что я не способен ударить человека.
  86. Люди справедливо возмущаются, когда узнают, что преступник остался безнаказанным.
  87. Бывает, что мне приходится скрывать от взрослых некоторые свои поступки.
  88. Наивные простаки сами заслуживают того, чтобы их обманывали.
  89. Иногда я бываю так раздражен, что стучу по столу кулаком.
  90. Необходимо зарегистрироваться

    Чтобы увидеть материал целиком, вам необходимо зарегистрироваться или войти на сайт.

    Войти через ВКонтакте

    Внимание!
    1. Никто не увидит в результатах тестов ваше имя или фото. Вместо этого будет указан только пол и возраст. Например, “Женщина, 23” или “Мужчина, 31“.
    2. Имя и фото будут видны только, в комментариях или других записях на сайте.
    3. Права в ВК: “Доступ к списку друзей” и “Доступ в любое время” требуются, чтобы Вы могли увидеть тесты, которые прошли Ваши друзья и посмотреть сколько ответов в процентах у вас совпало. При этом друзья не увидят ответы на вопросы и результаты Ваших тестов, а Вы – не увидите результаты их (см. п. 1).
    4. Выполняя авторизацию на сайте, Вы даете согласие на обработку персональных данных.

Женский вариант

  1. Я стремлюсь в одежде следовать самой современной моде или даже опережать ее.
  2. Бывает, что я откладываю на завтра то, что должна сделать сегодня.
  3. Если бы была такая возможность, то я бы с удовольствием пошла служить в армию.
  4. Бывает, что иногда я ссорюсь с родителями.
  5. Чтобы добиться своего, девушка иногда может и подраться.
  6. Я бы взялась за опасную для здоровья работу, если бы за нее хорошо платили.
  7. Иногда я ощущаю такое сильное беспокойство, что просто не могу усидеть на месте.
  8. Я иногда люблю посплетничать.
  9. Мне нравятся профессии, связанные с риском для жизни.
  10. Мне нравится, когда моя одежда и внешний вид раздражают людей старшего поколения.
  11. Только глупые и трусливые люди выполняют все правила и законы.
  12. Я предпочла бы работу, связанную с переменами и путешествиями, даже если она опасна для жизни.
  13. Я всегда говорю только правду.
  14. Если человек в меру и без вредных последствий употребляет возбуждающие и влияющие на психику вещества – это нормально.
  15. Даже если я злюсь, то стараюсь никого не ругать.
  16. Я с удовольствием смотрю боевики.
  17. Если меня обидели, то я обязательно должна отомстить.
  18. Человек должен иметь право выпивать, сколько он хочет и где он хочет.
  19. Если моя подруга опаздывает к назначенному времени, то я обычно сохраняю спокойствие.
  20. Мне часто бывает трудно сделать роботу к точно определенному сроку.
  21. Иногда я перехожу улицу там, где мне удобно, а не там, где положено.
  22. Некоторые правила и запреты можно отбросить, если чего-нибудь сильно хочешь.
  23. Бывало, что я не слушалась родителей.
  24. В автомобиле я больше ценю безопасность, чем скорость.
  25. Я думаю, что мне понравилось бы заниматься каратэ или похожим видом спорта.
  26. Мне бы понравилась работа официантки в ресторане.
  27. Я часто испытываю потребность в острых ощущениях.
  28. Иногда мне так и хочется сделать себе больно.
  29. Мое отношении к жизни хорошо описывает пословица: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».
  30. Я всегда плачу за проезд в общественном транспорте.
  31. Среди моих знакомых есть люди, которые пробовали одурманивающие токсические вещества.
  32. Я всегда выполняю обещания, даже если мне это не выгодно.
  33. Бывает, что мне так и хочется выругаться.
  34. Правы люди, которые в жизни следуют пословице: «Если нельзя, но очень хочется, то можно».
  35. Бывало, что я случайно попадала в неприятную историю после употребления спиртных напитков.
  36. Я часто не могу заставить себя продолжать какое-либо занятие после обидной неудачи.
  37. Многие запреты в области секса старомодны и их можно отбросить.
  38. Бывает, что иногда я говорю неправду.
  39. Терпеть боль назло всем бывает даже приятно.
  40. Я лучше соглашусь с человеком, чем стану спорить.
  41. Если бы я родилась в древние времена, то стала бы благородной разбойницей.
  42. Добиваться победы в споре нужно любой ценой.
  43. Бывали случаи, когда мои родители, другие взрослые высказывали беспокойство по поводу того, что я немного выпила.
  44. Одежда должна с первого взгляда выделять человека среди других в толпе.
  45. Если в фильме нет ни одной приличной драки – это плохое кино.
  46. Бывает я скучаю на уроках.
  47. Если меня кто-то случайно задел в толпе, то я обязательно потребую от него извинений.
  48. Если человек раздражает меня, то я готова высказать ему все, что о нем думаю.
  49. Во время путешествий и поездок я люблю отклонятся от обычных маршрутов.
  50. Мне бы понравилась профессия дрессировщицы хищных зверей.
  51. Мне нравится ощущать скорость при быстрой езде на автомобиле и мотоцикле.
  52. Когда я читаю детектив, то мне часто хочется, чтобы преступник ушел от преследования.
  53. Бывает, что я с интересом слушаю неприличный, но смешной анекдот.
  54. Мне нравится иногда смущать и ставить в неловкое положение окружающих.
  55. Я часто огорчаюсь из-за мелочей.
  56. Когда мне возражают, я часто взрываюсь и отвечаю резко.
  57. Мне больше нравится читать о кровавых преступлениях или о катастрофах.
  58. Чтобы получить удовольствие, стоит нарушить некоторые правила и запреты.
  59. Мне нравится бывать в компаниях, где в меру выпивают и веселятся.
  60. Я считаю вполне нормальным, если девушка курит.
  61. Мне нравится состояние, которые наступает, когда выпьешь в меру и в хорошей компании.
  62. Бывало, что у меня возникало желание выпить, хотя я понимала, что сейчас не время и не место.
  63. Сигарета в трудную минуту меня успокаивает.
  64. Некоторые люди побаиваются меня..
  65. Я бы хотела присутствовать при казни преступника, справедливо приговоренного к высшей мере наказания..
  66. Удовольствие – это главное, к чему стоит стремиться в жизни.
  67. Если бы могла, то с удовольствием поучаствовала бы в автомобильных гонках.
  68. Когда у меня плохое настроение, ко мне лучше не подходить.
  69. Иногда у меня бывает такое настроение, что я готова первым начать драку.
  70. Я могу вспомнить случаи, когда я настолько разозлилась, что хватала первую попавшуюся под руку вещь и ломала ее.
  71. Я всегда требую, чтобы окружающие уважали мои права.
  72. Мне бы хотелось из любопытства прыгнуть с парашютом.
  73. Вредное воздействие алкоголя и табака на человека сильно преувеличивают.
  74. Счастливы те, кто умирают молодыми.
  75. Я получаю удовольствие, когда немного рискую.
  76. Когда человек в пылу спора прибегает к ругательствам – это допустимо.
  77. Я часто не могу сдержать свои чувства.
  78. Бывало, что я опаздывала на уроки.
  79. Мне нравятся компании, где все подшучивают друг над другом.
  80. Секс должен занимать в жизни молодежи одно из главных мест.
  81. Часто я не могу удержаться от спора, если кто-то не согласен со мной.
  82. Иногда случалось, что я не выполняла школьное домашнее задание.
  83. Я часто совершаю поступки под влиянием минутного настроения.
  84. Бывают случаи, когда я могу ударить человека.
  85. Люди справедливо возмущаются, когда узнают, что преступник остался безнаказанным.
  86. Бывает, что мне приходится скрывать от взрослых некоторые свои поступки.
  87. Наивные простаки сами заслуживаю того, чтобы их обманывали.
  88. Иногда я бываю так раздражена, что громко кричу.
  89. Только неожиданные обстоятельства и чувство опасности позволяют мне по-настоящему проявить себя.
  90. Я бы попробовал какое-нибудь одурманивающее вещество, если бы твердо знала, что это не повредит моему здоровью и не повлечет наказания.
  91. Когда я стою на мосту, то меня иногда так и тянет прыгнуть вниз.
  92. Всякая грязь меня пугает или вызывает сильное отвращение.
  93. Когда я злюсь, то мне хочется громко обругать виновника моих неприятностей.
  94. Я думаю, что люди должны отказаться от всякого употребления спиртных напитков.
  95. Я бы с удовольствием покатилась бы на горных лыжах с крутого склона.
  96. Иногда, если кто-то причиняет мне боль, то это бывает даже приятно.
  97. Я бы с удовольствием занималась в бассейне прыжками с вышки.
  98. Мне иногда не хочется жить.
  99. Необходимо зарегистрироваться

    Чтобы увидеть материал целиком, вам необходимо зарегистрироваться или войти на сайт.

    Войти через ВКонтакте

    Внимание!
    1. Никто не увидит в результатах тестов ваше имя или фото. Вместо этого будет указан только пол и возраст. Например, “Женщина, 23” или “Мужчина, 31“.
    2. Имя и фото будут видны только, в комментариях или других записях на сайте.
    3. Права в ВК: “Доступ к списку друзей” и “Доступ в любое время” требуются, чтобы Вы могли увидеть тесты, которые прошли Ваши друзья и посмотреть сколько ответов в процентах у вас совпало. При этом друзья не увидят ответы на вопросы и результаты Ваших тестов, а Вы – не увидите результаты их (см. п. 1).
    4. Выполняя авторизацию на сайте, Вы даете согласие на обработку персональных данных.

Ключ к тесту

Мужской вариант

  1. Шкала установки на социально-желательные ответы: 2 (нет), 4 (нет), 6 (нет), 13 (да), 21 (нет), 23 (нет), 30 (да), 32 (да), 33 (нет), 38 (нет), 47 (нет), 54 (нет), 79 (нет), 83 (нет), 87 (нет).
  2. Шкала склонности к преодолению норм и правил: 1 (нет), 10 (нет), 11 (да), 22 (да), 34 (да), 41 (да), 44 (да), 50 (да), 53 (да), 55 (нет), 59 (да), 61 (нет), 80 (да), 86 (нет), 88 (да), 91 (да), 93 (нет).
  3. Шкала склонности к аддиктивному поведению: 14 (да), 18 (да), 22 (да), 26 (да), 27 (да), 31 (да), 34 (да), 35 (да), 43 (да), 46 (да), 59 (да), 60 (да), 62 (да), 63 (да), 64 (да), 67 (да), 74 (да), 81 (да), 91 (да), 95 (нет).
  4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению: 3 (да), 6 (да), 9 (да), 12 (да), 16 (да), 24 (нет), 27 (да), 28 (да), 37 (да), 39 (да), 51 (да), 52 (да), 58 (да), 68 (да), 73 (да), 76 (нет), 90 (да), 91 (да), 92 (да), 96 (да), 98 (да).
  5. Шкала склонности к агрессии и насилию: 3 (да), 5 (да), 15 (нет), 16 (да), 17 (да), 17 (да), 25 (да), 37 (да), 40 (нет), 42 (да), 45 (да), 48 (да), 49 (да), 51 (да), 65 (да), 66 (да), 70 (да), 71 (да), 72 (да), 75 (нет), 77 (да), 82 (нет), 89 (да), 94 (да), 97 (да).
  6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций: 7 (да), 19 (да), 20 (да), 29 (нет), 36 (да), 49 (да), 56 (да), 57 (да), 69 (да), 70 (да), 71 (да), 78 (да), 84 (да), 89 (да), 94 (да).
  7. Шкала склонности к деликвентному поведению: 18 (да), 26 (да), 31 (да), 34 (да), 35 (да), 42 (да), 43 (да), 44 (да), 48 (да), 52 (да), 55 (нет), 61 (нет), 62 (да), 63 (да), 64 (да), 67 (да), 74 (да), 86 (нет), 91 (да), 94 (да).

Женский вариант

  1. Шкала установки на социально-желательные ответы: 2 (нет), 4 (нет), 8 (нет), 13 (да), 21 (нет), 30 (да), 32 (да), 33 (нет), 38 (нет), 54 (нет), 79 (нет), 83 (нет), 87 (нет).
  2. Шкала склонности к преодолению норм и правил: 1 (да), 10 (нет), 11 (да), 22 (да), 34 (да), 41 (да), 44 (да), 50 (да), 53 (да), 55 (да), 59 (да), 61 (да), 80 (да), 86 (нет), 91 (да), 93 (нет).
  3. Шкала склонности к аддиктивному поведению: 14 (да), 18 (да), 22 (да), 26 (да), 27 (да), 31 (да), 34 (да), 35 (да), 43 (да), 59 (да), 60 (да), 62 (да), 63 (да), 64 (да), 67 (да), 74 (да), 81 (да), 91 (да), 95 (нет).
  4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению: 3 (да), 6 (да), 9 (да), 12 (да), 24 (нет), 27 (да), 28 (да), 39 (да), 51 (да), 52 (да), 58 (да), 68 (да), 73 (да), 75 (да), 76 (да), 90 (да), 91 (да), 92 (да), 96 (да), 98 (да), 99 (да).
  5. Шкала склонности к агрессии и насилию: 3 (да), 5 (да), 15 (нет), 16 (да), 17 (да), 25 (да), 40 (нет), 42 (да), 45 (да), 48 (да), 49 (да), 51 (да), 65 (да), 66 (да), 71 (да), 77 (да), 82 (да), 85 (да), 89 (да), 94 (да), 101 (да), 102 (да), 103 (да), 104 (да).
  6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций: 7 (да), 19 (да), 20 (да), 29 (нет), 36 (да), 49 (да), 56 (да), 57 (да), 69 (да), 70 (да), 71 (да), 78 (да), 84 (да), 89 (да), 94 (да).
  7. Шкала склонности к деликвентному поведению: 1 (да), 3 (да), 7 (да), 11 (да), 25 (да), 28 (да), 31 (да), 35 (да), 43 (да), 48 (да), 53 (да), 58 (да), 61 (да), 63 (да), 64 (да), 66 (да), 79 (да), 93 (нет), 98 (да), 99 (да), 102 (да).
  8. Шкала принятия женской социальной роли: 3 (нет), 5 (нет), 9 (нет), 16 (нет), 18 (нет), 25 (нет), 41 (нет), 45 (нет), 51 (нет), 58 (нет), 61 (нет), 68 (нет), 73 (нет), 85 (нет), 93 (да), 95 (да), 96 (нет), 105 (да), 106 (нет), 107 (да).
Обработка результатов теста

Первый вариант обработки результатов теста

Внимание: со вторым вариантом обработки результатов существуют некоторые неточности, поэтому рекомендуем использовать именно этот вариант.

Каждому ответу в соответствии с ключом присваивается 1 балл.Далее по каждой шкале подсчитывается суммарный балл, который сравнивается с тестовыми нормами. При отклонении индивидуальных результатов исследуемого от среднего суммарного бала по шкале больше чем на 1S, измеряемую психологическую характеристику можно считать выраженной. Если индивидуальный суммарный балл исследуемого меньше среднего на 1S, то измеряемое свойство оценивается как мало выраженное. Кроме того, если известна принадлежность исследуемого к «делинквентной» популяции, то его индивидуальные результаты целесообразно сравнивать с тестовыми нормами, которые рассчитаны для «делинквентной» подвыборки.

Тестовые нормы методики СОП

Шкалы«Нормальная» выборка «Деликвентная» выборка
М SМ S
12,272,06 2,49 2,13
27,732,88 10,27 2,42
39,234,59 15,97 3,04
410,363,41 10,98 2,76
512,474,23 14,64 3,94
68,043,29 9,37 3,01
77,174,05 14,38 3,22

Второй вариант обработки результатов теста

Каждому ответу при соответствии с ключом присваивается один балл. Затем по каждой шкале подсчитывается первичный суммарный балл, который затем при необходимости подвергается коррекции в связи с действием фактора специальной желательности в соответствии с процедурой, описанной выше. Затем производится перевод «сырых» баллов в стандартные Т-баллы. В том случае, если у пользователя имеются набранные им специализированные тестовые нормы, то перевод в стандартные Т-баллы производится по формуле:

T=10 * (Xi – M) / (S + 50), где

  • Xi – первичный («сырой») балл по шкале;

  • М – среднее значение первичного суммарного балла по шкале в выборке стандартизации;

  • S – стандартное отклонение значений первичных баллов в выборке стандартизации.

Варианты коэффициентов коррекции в зависимости от значений «сырого» балла по шкале № 1

Мужской вариант методики

В случае, если первичный балл по шкале № 1 меньше или равен 6 баллам для «обычных» испытуемых, то коэффициент коррекции составляет:

  • Для шкалы № 2 = 0,3
  • Для шкалы № 3 = 0,3
  • Для шкалы № 4 = 0,2
  • Для шкалы № 5 = 0,2
  • Для шкалы № 6 = 0,3
  • Для шкалы № 7 = 0,2

В случае, если первичный балл по шкале № 1 меньше или равен 6 баллам для “деликвентных” испытуемых, то коэффицицент коррекции составляет:

  • Для шкалы № 2 = 0,3
  • Для шкалы № 3 = 0,5
  • Для шкалы № 4 = 0,3
  • Для шкалы № 5 = 0,2
  • Для шкалы № 6 = 0,3
  • Для шкалы № 7 = 0,5

В случае, если первичный балл по шкале № 1 больше 6 баллов как для “обычных”, так и для “деликвентных” испытуемых, то коэффициент коррекции составляет:

  • Для шкалы № 2 = 0,7
  • Для шкалы № 3 = 0,6
  • Для шкалы № 4 = 0,4
  • Для шкалы № 5 = 0,5
  • Для шкалы № 6 = 0,3
  • Для шкалы № 7 = 0,5

Женский вариант методики

В случае, если испытуемые относятся к подвыборке «обычных» испытуемых, то коэффициент коррекции составляет

  • Для шкалы № 2 = 0,4
  • Для шкалы № 3 = 0,4
  • Для шкалы № 4 = 0,2
  • Для шкалы № 5 = 0,3
  • Для шкалы № 6 = 0,5
  • Для шкалы № 7 = 0,4

В случае, если испытуемые заведомо относятся к подвыборке «деликвентных» испытуемых, то коэффициент коррекции составляет:

  • Для шкалы № 2 = 0,4
  • Для шкалы № 3 = 0,4
  • Для шкалы № 4 = 0,3
  • Для шкалы № 5 = 0,4
  • Для шкалы № 6 = 0,5
  • Для шкалы № 7 = 0,5

Таблица норм при переводе «сырых» баллов в Т-баллы

“Сырой” балл Т-баллы
Шкалы
1 2 3 4 5 6 7
0 35 26 30
1 44 27 28 24 24 26 32
2 50 31 30 26 27 30 34
3 55 34 33 29 29 33 37
4 58 37 35 32 31 37 39
5 62 40 37 35 34 40 41
6 65 43 39 37 36 44 43
7 67 46 42 40 39 48 46
8 70 50 44 43 41 51 48
9 74 53 46 45 43 55 50
10 85 56 48 48 46 58 53
11 89 59 50 51 48 62 55
12 63 53 54 51 65 57
13 66 55 56 53 69 59
14 69 57 59 55 73 62
15 72 59 62 58 77 64
16 75 62 64 60 81 66
17 78 64 67 62 85 68
18 81 66 70 65 71
19 84 68 72 67 73
20 87 70 75 70 75
21 90 72 78 72 77
22 74 81 74 79
23 76 84 77 81
24 78 87 79 83
25 80 90 81 85
26 82 83 87
27 84 85
28 87
29 89
Описание шкал и их интерпретация

1. Шкала установки на социальную желательность (служебная шкала)

Данная шкала предназначена для измерения готовности испытуемого представлять себя в наиболее благоприятном свете с точки зрения социальной желательности.

Показатели от 50 до 60 Т-баллов свидетельствует об умеренной тенденции давать при заполнении опросника социально-желательные ответы. Показатели свыше 60 баллов свидетельствуют о тенденции испытуемого демонстрировать строгое соблюдение даже малозначительных социальных норм, умышленном стремлении показать себя в лучшем свете, о настороженности по отношению к ситуации обследования.

Результаты, находящиеся в диапазоне 70-89 баллов говорят о высокой настороженности испытуемого по отношению к психодиагностической ситуации и о сомнительной достоверности результатов по основным шкалам. О восприятии ситуации как экспертной одновременно с умеренно высокими показателями по шкале № 1 также свидетельствует их резкое понижение по основным диагностическим шкалам и повышение по шкале женской социальной роли.

Для мужской популяции превышение суммарного первичного балла по шкале социальной желательности значения 11 первичных баллов свидетельствуют о недостоверности результатов по основным шкалам.

Показатели ниже 50 Т-баллов говорят о том, что испытуемый не склонен скрывать собственные нормы и ценности, корректировать свои ответы в направлении социальной желательности.

Отмечено также, что младшие подростки (14 лет и младше) не способны длительное время следовать установке на социально-желательные ответы.

Одновременно высокие показатели по служебной шкале и по основным шкалам (кроме шкалы 8 ) свидетельствуют либор о сомнительной достоверности результатов, либо о диссоциации в сознании испытуемого известных ему и реальных норм поведения.

2. Шкала склонности к преодолению норм и правил

Данная шкала предназначена для измерения предрасположенности испытуемого к преодолению каких-либо норм и правил, склонности к отрицанию общепринятых норм и ценностей, образцов поведения.

Результаты, лежащие в диапазоне 50-60 Т-баллов, свидетельствуют о выраженности вышеуказанных тенденций, о нонкомформистских установках испытуемого, о его склонности противопоставлять собственные нормы и ценности групповым, о тенденции «нарушать спокойствие», искать трудности, которые можно было бы преодолеть.

Показатели, находящиеся в диапазоне 60-70 Т-баллов, свидетельствуют о чрезвычайной выраженности нонконформистских тенденций, проявлении негативизма и заставляют сомневаться в достоверности результатов тестирования по данной шкале.

Результаты ниже 50 Т-баллов по данной шкале свидетельствуют о конформных установках испытуемого, склонности следовать стереотипам и общепринятым нормам поведения. В некоторых случаях при условии сочетания с достаточно высоким интеллектуальным уровнем испытуемого и тенденции скрывать свои реальные нормы и ценности такие оценки могут отражать фальсификацию результатов.

3. Шкала склонности к аддиктивному поведению

Данная шкала предназначена для измерения готовности реализовать аддиктивное поведение.

Результаты в диапазоне 50-70 Т-баллов по данной шкале свидетельствуют о предрасположенности испытуемого к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния, о склонностях к иллюзорно-компенсаторному способу решения личностных проблем. Кроме того, эти результаты свидетельствуют об ориентации на чувственную сторону жизни, о наличии «сенсорной жажды», о гедонистически ориентированных нормах и ценностях.

Показатели свыше 70 Т-баллов свидетельствует о сомнительности результатов либо о наличии выраженной психологической потребности в аддиктивных состояниях, что необходимо выяснять, используя дополнительные психодиагностические средства.

Показатели ниже 50 Т-баллов свидетельствуют либо о невыраженности вышеперечисленных тенденций, либо о хорошем социальном контроле поведенческих реакций.

4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению

Данная шкала предназначена для измерения готовности реализовать различные формы аутоагрессивного поведения. Объект измерения очевидно частично пересекается с психологическими свойствами, измеряемыми шкалой № 3.

Результаты, находящиеся в диапазоне 50-70 Т-баллов по шкале №4 свидетельствуют о низкой ценности собственной жизни, склонности к риску, выраженной потребности в острых ощущениях, о садо-мазохистских тенденциях.

Результаты свыше 70 Т-баллов свидетельствуют о сомнительной достоверности результатов.

Показатели ниже 50 Т-баллов по данной шкале свидетельствуют об отсутствии готовности к реализации саморазрушающего поведения, об отсутствии тенденции к соматизации тревоги, отсутствии склонности к реализации комплексов вины в поведенческих реакциях.

5. Шкала склонности к агрессии и насилию

Данная шкала предназначена для измерения готовности испытуемого к реализации агрессивных тенденций в поведении.

Показатели, лежащие в диапазоне 50-60 Т-баллов, свидетельствуют о наличии агрессивных тенденций у испытуемого. Показатели, находящиеся в диапазоне 60-70 Т-баллов, свидетельствуют об агрессивной направленности личности во взаимоотношениях с другими людьми, о склонности решать проблемы посредством насилия, о тенденции использовать унижение партнера по общению как средство стабилизации самооценки, о наличии садистических тенденций.

Показатели свыше 70 Т-баллов говорят о сомнительной достоверности результатов.

Показатели, лежащие ниже 50 Т-баллов, свидетельствуют о невыраженности агрессивных тенденций, о неприемлемости насилия как средства решения проблем, о нетипичности агрессии как способа выхода из фрустрирующей ситуации. Низкие показатели по данной шкале в сочетании с высокими показателями по шкале социальной желательности свидетельствуют о высоком уровне социального контроля поведенческих реакций.

6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций

Данная шкала предназначена для измерения склонности испытуемого контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций (Внимание! Эта шкала имеет обратный характер).

Показатели, лежащие в пределах 60-70 Т-баллов, свидетельствует о слабости волевого контроля эмоциональной сферы, о нежелании или неспособности контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций. Кроме того, это свидетельствует о склонности реализовывать негативные эмоции непосредственно в поведении, без задержки, о несформированности волевого контроля своих потребностей и чувственных влечений.

Показатели ниже 50 Т-баллов по данной шкале свидетельствуют о невыраженности этих тенденций, о жестком самоконтроле любых поведенческих эмоциональных реакций, чувственных влечений.

7. Шкала склонности к деликвентному поведению

Название шкалы носит условный характер, так как шкала сформирована из утверждений, дифференцирующих «обычных» подростков и лиц с зафиксированными правонарушениями, вступавших в конфликт с общепринятым образом жизни и правовыми нормами.

На наш взгляд, данная шкала измеряет готовность (предрасположенность) подростков к реализации деликвентного поведения. Выражаясь метафорически, шкалы выявляет «деликвентный потенциал», который лишь при определенных обстоятельствах может реализоваться в жизни подростка.

Результаты, находящиеся в диапазоне 50-60 Т-баллов, свидетельствуют о наличии деликвентных тенденций у испытуемого и о низком уровне социального контроля.

Результаты выше 60 Т-баллов свидетельствуют о высокой готовности к реализации деликвентного поведения.

Результаты ниже 50 Т-баллов говорят о невыражености указанных тенденций, что в сочетании с высокими показателями по шкале социальной желательности может свидетельствовать о высоком уровне социального контроля.

Необходимо также учитывать, что содержание и структура деликвентного поведения у юношей и девушек существенно отличаются и соответственно различаются пункты, входящие в шкалу деликвентности для женского и мужского видов методики.

Источники
  • Определение склонности к отклоняющемуся поведению (А.Н.Орел) / Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. – М., Изд-во Института Психотерапии. 2002. C.362-370
  • Определение склонности к отклоняющемуся поведению (А.Н.Орел) / Клейберг Ю.А. Социальная психология девиантного поведения: учебное пособие для вузов. – М., 2004. С.141-154.

(PDF) The speech audiometry using the matrix sentence test

41

ВЕСТНИК ОТОРИНОЛАРИНГОЛОГИИ, 5, 2016

Речевая аудиометрия является одним из основных

методов оценки слуха как социальной категории, кото-

рый широко используется для решения различных вопро-

сов аудиологической диагностики, экспертизы, слухо-

протезирования. В России данное исследование, как пра-

вило, выполняется с использованием таблиц одно- или

многосложных слов в тишине [1, 2]. Под руководством

проф. А.И. Лопотко был создан «Русский речевой тест в

шуме» с предъявлением многосложных слов [3], не полу-

чивший широкого распространения прежде всего из-за

ограниченности числа треков с фиксированным отноше-

нием сигнал/шум (Signal-to-Noise Ratio, SNR).

За последние десятилетия зарубежными исследовате-

лями было разработано большое количество речевых те-

стов на фоне шума, в том числе с предъявлением слогов,

одно- и многосложных слов, цифр [4—6]. Однако лучше

всего оценивать процесс повседневной коммуникации

позволяет использование фраз в шуме. При выполнении

речевой аудиометрии посредством фраз максимальная

разборчивость достигается при меньших уровнях интен-

сивности, что позволяет определять пороги восприятия

речи точнее и эффективнее, чем при использовании от-

дельных слов [7, 8]. Для тестирования могут предъявлять-

ся два типа фраз: смысловые, взятые из жизненных ситуа-

ций, с нефиксированной грамматической структурой [9,

10], и фразы с так называемой матриксной структурой,

синтаксически фиксированные, но семантически непред-

сказуемые, формируемые путем комбинации слов в слу-

чайном порядке [11—13]. Предложения матриксного типа

вследствие отсутствия в них смыслового содержания

трудны для запоминания, что позволяет многократно те-

стировать пациента при аудиологическом обследовании в

процессе лечения и реабилитации.

Наибольшее распространение получил матриксный

тест (Мatrix Test), разработанный в Германии в рамках

программы исследований по оценке речевой разборчиво-

сти в шуме. Его также называют Ольденбургским фразо-

вым тестом (Oldenburger Satztest, OLSA). На настоящий

момент существует 18 версий данного теста для разных

языков, из которых 9 доступно для клинического исполь-

зования [12—18]. С 2012 г. начались испытания русской

версии матриксного фразового теста (Russian matrix sen-

tence test), которая получила сокращенное название

RuMatrix Test. В соответствии с общим принципом фор-

мирования речевого материала фразы во всех матриксных

тестах состоят из 5 слов. Для создания фраз используется

10 имен собственных, 10 глаголов, 10 числительных и 10

существительных, отобранных по следующим критериям:

1) высокая частота встречаемости в соответствии с частот-

ным словарем русского языка; 2) высокий уровень узнава-

емости и простота слов; 3) семантическая нейтральность

отдельных слов/фраз; 4) сбалансированное количество

слогов в группах слов; 5) специфичное для языка распре-

деление фонем [11, 15, 19]. Для русского языка порядок

слов следующий: 1-е — мужское или женское имя, 2-е —

глагол, 3-е — числительное, 4-е — прилагательное и 5-е —

существительное. Например, «Иван хочет пять красных

залов». Было записано 100 фраз, произносимых дикто-

ром-женщиной, которые затем разрезались на отдельные

слова. Новые фразы создавали путем объединения соот-

ветствующих слов с сохранением коартикуляции с приле-

гающим словом. В процессе тестирования треки, состоя-

щие из 20 или 30 фраз, могут подаваться как в тишине, так

и на фоне шума. Маскирующий шум образован 30-крат-

ным случайным наложением всех фраз [19].

Цель исследования — апробация русской версии ма-

триксного фразового теста (RuMatrix Test) на нормально

слышащих лицах разного возраста.

Пациенты и методы

По результатам опроса, отоскопии и тональной поро-

говой аудиометрии для исследования отбирались отологи-

чески здоровые, нормально слышащие взрослые лица раз-

ного возраста, для которых русский язык является родным.

При проведении теста RuMatrix в случайном порядке по-

давались треки, состоящие из 20 фраз, которые предъявля-

лись одновременно с шумом через головные телефоны на

одно (ведущее) ухо; длительность типичного трека — около

4 мин. Фразы и помеха подавались ипсилатерально в адап-

тивном режиме: при фиксированном уровне шума интен-

сивность речевого сигнала менялась автоматически,

уменьшаясь при правильном ответе испытуемого и увели-

чиваясь при неправильном ответе. Оценивалось SNR (в дБ

SNR), при котором достигался уровень 50% речевой раз-

борчивости (SRT50), и значение наклона кривой слово-

специфической функции разборчивости, определяемое

программно по специальной формуле (%/дБ) [15].

На первом этапе апробации теста RuMatrix обследова-

ны 35 человек (20 — в Ольденбурге, 15 — в Санкт-

Петербурге) в возрасте от 18 до 33 лет (25±3,6 года). Изме-

рения выполнялись в условиях открытого выбора (исследу-

емые повторяли услышанные фразы, не имея визуальной

опоры). Для изучения тренировочного эффекта последова-

тельно предъявлялись 8 треков на фоне шума интенсивно-

стью 65 дБ УЗД (относительно исходного уровня звукового

давления). При исследовании влияния уровня шума на ре-

чевую разборчивость каждому исследуемому предъявля-

лось по 5 треков с различной интенсивностью фонового

шума: 45, 55, 65, 75 и 80 дБ УЗД; для оценки тест-ретестовой

надежности метода процедура исследования повторялась

дважды (второе исследование выполнялось в другой день).

На втором этапе апробации изучалось влияние возрас-

та на результаты теста RuMatrix. С этой целью в лаборато-

рии слуха и речи ПСПбГМУ им. И.П. Павлова обследова-

ны 40 человек с нормальными порогами слуха в зоне рече-

вых частот в соответствии с международной классифика-

цией, принятой в России [1]: 20 молодых лиц в возрасте от

20 до 40 лет (29,3±5,7 года) и 20 пожилых от 61 до 74 лет

(66,9±4,2 года). Предъявляли три трека на фоне шума:

1-й — при фиксированном SNR, равном 2 дБ УЗД (для оз-

накомления с речевым материалом), 2-й и 3-й — в адаптив-

ном режиме на фоне шума интенсивностью 65 дБ УЗД.

Оценивали данные, полученные по итогам предъявления

3-го трека (первые два трека были тренировочными). На-

ряду с тестом RUMatrix проводили наиболее распростра-

ненный в России вариант речевой аудиометрии с оценкой

разборчивости односложных слов в тишине на комфорт-

ном уровне громкости [2]. При статистической обработке

полученных результатов использовались методы одномер-

ного и многомерного дисперсионного анализа.

Результаты исследования

По данным первого этапа апробации отмечен эффект

влияния тренировки на результаты теста RuMatrix (рис. 1):

Рискованная игра в школе. Содействие восприятию риска и компетентности у маленьких детей Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

Э. Лавризен, Э. Бертрандс, Л. Лейссен, Л. смитс, А. Вандерспикен, П. де Граф

Рискованная игра в школе. содействие восприятию риска и компетентности у маленьких детей

Энн Лавризен — Кафедра кинезиологии, Католический университет Лёвена (Лёвен, Бельгия)

Элс Бертрандс, Лин Лейссен, Ливе смитс — Департамент педагогического образования, Университетский колледж Лёвен-Лимбург, (Лёвен, Бельгия)

Аня Вандерспикен — Отдел исследований бизнеса, Университетский колледж Лёвен-Лимбург (Лёвен, Бельгия)

Питер де Граф — Отдел психологии, Университетский колледж Томаса Мора (Антверпен, Бельгия), Кафедра психологии, Католический университет Лёвена (Лёвен, Бельгия)

Недавние исследования показывают, что компетентность и восприятие риска могут быть улучшены благодаря учебной среде. В рамках проекта «Риски» изучалось, как восприятие риска и уровень риска у маленьких детей в возрасте от трех до восьми лет можно наблюдать и измерять в классе и контексте обучения в школе. В течение трех месяцев был проведен интенсивный комплекс рискованно-игровой деятельности для двух классов (четырех- и шестилетних детей), а два класса играли роль контрольных. До и после периода интервенции количественные и качественные аспекты компетентности в отношении риска оценивались у всех детей с помощью: 1) принципа обнаружения изменений; 2) оценок педагогов; и 3) качественных оценок независимого наблюдателя. Результаты показали, что восприятие риска и формирование навыков безопасности у маленьких детей могут быть развиты благодаря интенсивному внедрению рискованной игры в школе. Кроме того, перспективными инструментами оценки компетентности в вопросах риска являются тесты на выявление рисков и опросные анкеты. Ключевые слова: раннее детство; рискованная игра; восприятие риска; компетентность в отношении риска; обучение.

Для цитирования: Лавризен Э, Бертрандс Э, Лейссен Л., Смитс Л., Вандерспикен А., де Граф П. Рискованная игра в школе. Содействие восприятию риска и компетентности у маленьких детей // Современное дошкольное образование. — 2018. — №3(85). — С. 54-63.

Введение

Имеется ряд исследований, посвященных индивидуальному опыту в рискованных играх (Adams, 2001; Sandseter, 2010) и влиянию образовательной среды (Ball, 2002; Stephenson, 2003). Было высказано предположение об изменении образовательной среды и измерении в ее рамках компетентности в восприятии рисков (Vetter, Kuhnen, and Lensing-Conrady, 2008). Детская игра и мероприятия с рискованными

* Ann Lavrysen, Els Bertrands, Leene Leyssen, Lieve Smets, Anja Vanderspikken & Peter De Graef (2017) Risky-play at school. Facilitating risk perception and competence in young children, European Early Childhood Education Research Journal, 25:1, 89-105, DOI: 10.1080/1350293X.2015.110 2412. Публикуется с любезного разрешения журнала European Early Childhood Education Research Journal.

играми, проходящие в помещении или на открытом воздухе, обусловлены определенными условиями дошкольного воспитания. Каждый из этих параметров предлагает различные возможности и преимущества для рискованной игры (Little, Wyver, and Gibson, 2011; Kernan, 2014).

Дети, естественно, стремятся испытать свои возможности и принять участие в рискованной игре. Внимание в основном сосредоточено на остросюжетных и захватывающих формах игры, которые связаны с «приемлемым риском» физической травмы (Sandseter, 2009a). Риски должны также подразумевать «пользу» для ребенка и рассматриваться ребенком как рискованные (Little and Wyver, 2010; Little et al., 2011). Примером является скалолазание, которое дети оценивают как веселое и захваты-

Risky-play at School. Facilitating Risk Perception and Competence in Young Children

Ann Lavrysen, Department of Kinesiology, KU Leuven, Leuven, Belgium;

Els Bertrands, Leene Leyssen, Lieve Smets, Department of Teacher Education, UC Leuven-Limburg, Leuven, Belgium;

Anja Vanderspikken, Department of Business Studies, UC Leuven-Limburg, Leuven, Belgium; Peter De Graef, Department of Psychology, UC Thomas More Antwerpen, Antwerp, Belgium; Department of Psychology, KU Leuven, Leuven, Belgium

Recent research indicates that risk competence and perception can be improved through the learning environment. The project ‘Riscki’ examined how risk perception and risk competence in young children between three and eight years of age can be observed and measured within the classroom and school context. An intensive package of risky-play activities was administered over a three month period to two classes (four- and six-year-olds) and two age-matched classes served as controls. Before and after the intervention period, quantitative and qualitative aspects of risk competence were evaluated in all children by: (1) a change detection paradigm; (2) teacher ratings; and (3) independent observer’s qualitative ratings. The results showed that risk perception and competence in young children can be improved through an intensive offer of risky-play activities at school. Moreover, the risk detection test and observational questionnaires are promising instruments to measure risk competence.

Keywords: early childhood; risky play; risk perception; risk competence; learning.

For citation: Lavrysen L., Bertrands E., Leyssen L., Smets L., Vanderspikken A., De Graef P. (2018). Risky-play at school. Facilitating risk perception and competence in young children. Preschool Education Today. 12:3, 54-63 (in Russian).

вающее действие, когда они знают, что могут

открытом воздухе и, таким образом, воз-

упасть или травмироваться, но принимают этот риск. Согласно наблюдениям Сандсетер (2007a, 2007b) в двух норвежских дошкольных учреждениях, рискованные игры можно классифицировать по шести категориям: игры на больших высотах, игры на высокой скорости, игры с опасными инструментами, игры на опасных конструкциях, грубые и жесткие игры, а также игры, где дети могут «исчезнуть» / потеряться.

В целом, в настоящее время признано, что рискованная игра необходима для ребенка, чтобы развивать навыки восприятия риска и учиться справляться с рискованными ситуациями (Brussoni et al., 2012). Подобным образом ребенок может получить компетентность в отношении риска. Важными элементами рискованной игры у детей являются: попытка что-то сделать, что никогда не делалось раньше; ощущение на границе «выхода из-под контроля» часто из-за высоты или скорости; преодоление страха (Stephenson, 2003). Лишение детей адекватной возрасту рискованной игры препятствует нормальному развитию ребенка (Alexander, Frohlich, Fusco, 2012) и связывается с развитием страха, дискомфорта и неприязни к окружающей среде (Sandseter and Kennair, 2011).

В последние десятилетия наблюдается значительное снижение количества игр на

можностей для занятий рискованными играми у детей по всей Европе (Clements, 2004). Возможности для игр на свежем воздухе снижаются, и многие страны не имеют культурных традиций проводить время на природе, как, например, скандинавские страны. Поэтому важно осуществлять рискованную игровую деятельность в рамках формальной системы дошкольного образования, чтобы создать возможности для повышения компетентности в отношении риска у очень маленьких детей (Nikiforidou, Pange и Chadjipadelis, 2012; Brussoni et al., 2014).

Кроме того, опасения по поводу безопасности привели к увеличению ограничений в возможных рискованных играх (Ball, 2002; Stephenson, 2003), но не смогли предотвратить несчастные случаи. Более того, было высказано предостережение, что чрезмерная опека молодого поколения представляет собой гораздо больший риск, потому что это негативно сказывается на их здоровье и способности справляться с непредсказуемостью в повседневной жизни (Gill, 2007; Little and Wyver, 2008). Новые педагогические и общественные движения серьезно относятся к этой проблеме, трансформируя игровые площадки в интересные и сложные эксперименталь-

ные среды (Bundy et al., 2009) и сосредоточив внимание на использовании преимуществ окружающей среды (Little et al., 2011; Kernan, 2014). Джонсон, Кристи и Уордл (2005) выдвигают аналогичные аргументы, отстаивая важность для детей игр на открытом воздухе, одним из них является развитие навыков восприятия риска.

Определение навыков восприятия риска приводит нас к многомерной концепции компетентности в отношении рисков. В контексте настоящего исследования компетентность в отношении риска определяется как умение рассматривать и учитывать возможности в рискованной ситуации: 1) заниматься новаторской деятельностью; 2) преобразовывать ее в более управляемую / контролируемую ситуацию; или 3) не участвовать. Этот позитивный взгляд основан на реалистичной оценке собственного опыта и возможностей, с одной стороны, и реалистичной оценке связанных с этим рисков (т.е. восприятием риска), с другой (Vetter et al., 2008). Восприятие риска определяется как «субъективная оценка вероятности возникновения определенного типа несчастного случая и нашим отношением к последствиям. К восприятию риска относятся оценки вероятности, а также последствия негативного результата» (Sjöberg, Moen, and Rundmo, 2004, 8). Таким образом, восприятие риска фокусируется на восприятии и оценке ситуации до принятия решения о действии и, следовательно, является частью компетенции в области риска.

Несмотря на то, что исследования в области развития компетентности в отношении риска и восприятия риска у очень маленьких детей недостаточны, растет число доказательств того, что даже дети дошкольного возраста стремятся к риску и в некоторой степени компетентны в отношении риска (Stephenson, 2003; Sandseter, 2007b, 2009b; Little and Wyver, 2010). Кроме того, помимо общих преимуществ для здоровья, рискованная игра оказывает положительное влияние на восприятие и компетентность в отношении риска (Christensen and Mikkelsen, 2008). Исследований, проводимых в области дошкольного образования, недостаточно. Помимо значения конструкции игровых площадок и их доступности (Barbour, 1999; Staempfli, 2008; Sandseter, 2009c; Kernan, 2014), также важна роль родителей, педагогов и в более общем плане, сотрудников школы и руководства. Их убеждения и отношение к риску могут стать препятствием для поведения, свя-

занного с риском. И наоборот, позитивное отношение будет стимулировать детей и развивать их навыки безопасного поведения (Little, 2010; Little et al., 2011; Brussoni et al., 2012; Sandseter, 2014).

Важным исследованием является проект Risikostudie Боннэр (Vetter et al., 2004, 2008) о развитии компетентности в отношении риска у детей после проведения рискованно-игровой деятельности. В рамках этого проекта 416 детей из 15 школ приняли участие в трехлетнем исследовании. Половина детей получила предложение по интенсивной психомоторной деятельности. Родителям и педагогам было предложено заполнить ряд анкет о несчастных случаях и рисках для детей, которые рассматривались как многомерная конструкция, охватывающая сенсомоторные навыки, самооценку и социальные компетенции. Исследование представило многообещающие результаты, но не показало значительных различий в компетентности в отношении риска в результате интервенции. Поскольку в каждой школе только один учитель отвечал как за контрольную, так и за экспериментальную группы, было высказано предположение, что имел место эффект Хоторна или, другими словами, воздействие этого учителя на остальную часть группы и, следовательно, на детей обеих групп.

Настоящее экспериментальное исследование было частью более крупного мульти дисциплинарного проекта «Риски» (см. http://riscki. khleuven.be для получения дополнительной информации и деталей процедуры исследования и инструментов), охватывающего вопросы образования, нормативов и страхования, связанные с применением рискованно-игровой деятельности в школе. Цель этого экспериментального исследования заключалась в том, чтобы повысить уровень компетентности в отношении риска в условиях группы у 3-8-летних детей. Вторая цель заключалась в разработке и оценке инструментов для проверки компетентности в отношении риска у маленьких детей. В течение трех месяцев проводился интенсивный комплекс рискованно-игровой деятельности для двух групп (четырех- и шестилетних детей), а две группы выступали в роли контрольных. До и после периода интервенции количественные и качественные аспекты компетентности в отношении риска оценивались у всех детей с помощью: 1) принципа обнаружения изменений; 2) оценок педагогов; и 3) качественных оценок независимых наблюдателей.

Методика

Участники исследования

Школа, принявшая участие в проекте, располагается в районе с населением около 22 500 человек, который находится в городе с населением 90 000 человек. В школе обучаются около 350 дошкольников и около 650 детей начальных классах, среди которых 12% с низким социально-экономическим статусом. Классные группы состояли из 20-23 учеников, что представляет типичный размер класса во Фландрии. Все учителя, участвовавшие в проекте, имели степень бакалавра в преподавании дошкольного или начального образования и обладали большим опытом. Школа располагалась рядом с университетским педагогическим колледжем — в работу школы были вовлечены преподаватели и студенты колледжа.

В данном исследовании приняли участие две группы дошкольников и два класса младших школьников (всего 87 детей). = 40, 18 мальчиков и 22 девочки). Возраст детей из дошкольной группы составлял 4,5 ± 0,3 года, а детей начальной школы — 6,6 ± 0,5 года.

Этические нормы

Это исследование проводилось в соответствии с рекомендациями Ассоциации Католического университета Лёвена по практическим исследованиям. Поскольку дети младшего возраста не имеют возможности дать полностью осознанное согласие, их согласие было получено по доверенности от родителей. Родители и дети были проинформированы о проекте и впоследствии проинтервьюированы. Детей всегда приглашали участвовать в мероприятиях, не заставляя их. Было тщательно объяснено, что они собираются делать и что должно произойти. Дети были осведомлены о том, что они свободно и в любой момент могут сообщить экспериментатору о нежелании участвовать в исследовании. Учителя и ассистенты также наблюдали за невербальными индикаторами отказа, когда ребенок хмурился или отворачивался. Поскольку это было долгосрочное

исследование, первоначальное согласие неоднократно подтверждалось. Все преподаватели, которые добровольно принимали участие в проекте, были проинформированы о цели проекта, и в течение интенсивного периода сотрудничества между преподавателями и исследователями происходили частые контакты.

Задачи

Тествосприятияриска. Была поставлена задача обнаружения изменений (Rensink, O’Regan, Clark, 1997). Согласно этой системе, пары изображений чередуются с серым полем, кратковременно (500 миллисекунд) появляющимся между изображениями. Участники нечувствительны к изменениям в визуальном ряду, это механизм, известный как «слепотак изменениям». Однако когда визуальное внимание уделяется конкретным участкам изображения, изменения могут быть обнаружены. В настоящем эксперименте два чередующихся изображения отличались одной или несколькими деталями, что делало ситуацию либо более опасной (рискованное изменение), либо нет (нейтральное изменение). Более быстрое реагирование на рискованные, а не на нейтральные изменения показывает внимание к риску в изображении и, следовательно, демонстрирует компетентность в отношении риска. Для обеспечения объективной оценки соответственно возрасту время предъявления изображений составило 500 миллисекунд для шестилетних детей и 1000 миллисекунд для четырехлетних детей. В тесте было использовано 20 различных ситуаций, охватывающих шесть категорий рискованной игры (Sandseter, 2007a). Задача участника состояла в том, чтобы смотреть на мерцающий экран и нажимать пробел при обнаружении изменения. Детям было предложено отвечать как можно быстрее и произносить вслух замеченные изменения.

Анкета Боннэр. Дети находились под наблюдением учителей, использующих переведенную версию анкеты Боннэр, которая ранее была использована и проверена в аналогичном исследовании (Vetter et al., 2004, 2008). Анкета состояла из 23 вопросов, каждый из которых оценивался по пятибалльной шкале. Анализ основных параметров (см. Vetter et al., 2008) показал пять различных факторов компетентности в отношении риска: социальная компетентность, самоуважение, (низкая) чувствительность к конфликтам, концентрация и двигательный контроль.

Данные наблюдений. Инструмент наблюдения был основан на мониторинге поведе-

ния детей младшего возраста (Laevers, 2001). Были отобраны параметры, определяемые как важные для оценки риска (Vetter et al., 2008): благополучие, вовлеченность, социальная компетентность, самоконтроль / саморуководство и двигательная компетентность. Дети, разбитые на небольшие группы (от пяти до шести детей), участвовали в игре, в которой могли свободно экспериментировать с досками на колесах и другими средствами передвижения на склонах различной крутизны. Эти ситуации снимались на видео и оценивались в автономном режиме независимыми наблюдателями. Действия детей оценивались по вышеуказанным пунктам по пятибалльной шкале.

Методика проведения. Для оценки изменений в развитии навыков безопасного поведения половина детей (т.е. два класса) прошли трехмесячную программу обучения по рискованным ситуациям (экспериментальная группа). Два других класса участвовали в обычной образовательной деятельности (контрольная группа). Экспериментальные группы проводили два различных мероприятия и тратили два часа в неделю на рискованную деятельность. Одно из мероприятий проводилось в спортивном зале учителем физкультуры один раз в неделю, а второе — классная работа — осуществлялось их постоянным учителем и повторялось несколько раз в течение недели. Эта деятельность охватывает шесть категорий, описанных Сандсетер (2007a), за исключением категории наличия опасных конструкций. Каждый ребенок был протестирован на восприятие риска и компетентность в отношении риска за неделю до (предварительный тест) и после (пост-тест) эксперимента.

Результаты и обсуждение

Тест на восприятие риска

Было выдвинуто предположение, что дети, участвующие в интервенционном исследовании компетентности в отношении риска, будут демонстрировать более значительное снижение времени реакции для рискованных изменений, чем дети контрольной группы. Никаких различий между группами в отношении нейтральных изменений не ожидалось.

Время реакции (ВР). Во время предварительного теста дети тратили в среднем 8848 ± 1 миллисекунда, чтобы найти изменения, по сравнению с 4647 ± 1 миллисекунда в посттесте. Шестилетние дети отвечали быстрее (5367 ± 1 миллисекунда), чем четырехлетние (7662 ± 1 миллисекунда). Кроме того, основ-

ной эффект изменений был показан для рискованных (5687 ± 1 миллисекунда), а не для нейтральных изменений (7230 ± 1 миллисекунда). Экспериментальная группа была в целом быстрее при обнаружении изменений (5855 ± 1 миллисекунда) по сравнению с контрольной группой (7030 ± 1 миллисекунда).

Анкета Боннэр. Предположение состояло в том, что учителя будут оценивать детей, особенно в экспериментальной группе, выше для каждого показателя после интервенции из-за улучшения их навыков и компетенций. Самоуважение было оценено более высоко учителями во время второго наблюдения. Значительный эффект взаимодействия между временем теста и группой показал, что это, в частности, относится к экспериментальной группе. И, наконец, трехстороннее взаимодействие между временем теста, группой и возрастом показало, что прогресс и лучшие результаты для экспериментальной группы были более заметны у шестилетних, чем у четырехлетних детей. Это может быть объяснено более позитивной оценкой со стороны учителей, возможно, из-за лучшей атмосферы в группах.

Снижение чувствительности к конфликтам от предварительного до пост-теста было также более очевидным в экспериментальной группе, и у шестилетних детей, чем четырехлетних.

Показатель концентрации выявил основные эффекты для возраста и времени теста. Как и следовало ожидать, четырехлетние дети получили более низкий балл за концентрацию, чем шестилетние, и в целом показатели концентрации для всех детей были лучшими во втором наблюдении по сравнению с первым. Эффект взаимодействия между временем теста и группой показал, что увеличение концентрации после периода интервенции было больше в экспериментальных, чем в контрольных группах.

Двигательный контроль был оценен выше у четырехлетних детей, чем у шестилетних. Таким образом, эти результаты не обязательно означают улучшение двигательного контроля у детей младшего возраста.

Наблюдения. Дети принимали участие в игровой деятельности в небольших группах, чтобы можно было наблюдать за их индивидуальной компетентностью в отношении риска. Было выдвинуто предположение, что результаты наблюдений при пост-оценке будут выше, особенно для детей в экспериментальных группах.

Вопреки нашим ожиданиям, анализ наблюдаемых параметров не выявил существенных последствий.

Таблица 1. Корреляционная матрица между всеми отличающимися тестами и баллами

ВР теста восприятия риска % правильных ответов теста восприятия риска Учителя Наблюдатели

до-риск до-нейтр. постриск пост-нейтр. до-риск до-нейтр. постриск пост-нейтр. до после до после

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

1 0.658** 0.398** 0.472** 0.228** 0.051 0.074 -0.322** -0.117 -0.115 -0.278 -0.246

2 0.372** 0.527** 0.040 -0.198 0.053 -0.272* -0.180 -0.225* -0.504** -0.441 *

3 0.654** 0.031 0.033 -0.181 -0.228* -0.009 -0.134 -0.289 -0.138

4 0.008 0.030 -0.061 -0.319** -0.163 -0.217 -0.306 -0.229

5 0.445** 0.180 0.206 0.372** 0.301** 0.296 0.221

6 0.188 0.325** 0.416** 0.39** 0.498** 0.289

7 0.31** 0.132 0.183 0.365* 0.316

8 0.322** 0.401** 0.433* 0.309

9 0.868** 0.481** 0.48**

10 0.457** 0.366*

11 0.697**

12

Примечание: обратите внимание, что уровень значимости ниже для корреляций с участием наблюдателей, так как здесь было оценено меньшее количество детей. *р < 0.05. **р < 0.01.

Корреляция тестов

Для проверки согласованности ответов учителей, детей и независимых наблюдателей были сопоставлены результаты теста на восприятие риска, анкеты Боннэр и наблюдений. Поскольку все тесты затрагивали аспекты компетенции в отношении риска, мы предположили, что можем найти корреляцию не только внутри, но и между тестами.

В первую очередь, корреляционная матрица выявила существенные связи между всеми переменными, принадлежащими к одним и тем же тестам (Таблица 1). Только процент правильных оценок предварительного теста восприятия риска не коррелирует с результатами пост-теста. Поскольку восприятие риска улучшилось по-разному для детей в экспериментальной и контрольной группе, результаты пост-теста для рискованных, но не для нейтральных изменений не были предсказуемы по результатам предварительного теста. Это указывает на то, что наш тест был действительно достаточно точным, чтобы обнаружить различия между реакциями на рискованные и нейтральные изменения и, таким образом, выявить прогресс в восприятии риска. Были также выявлены внутренние корреляции для времени реакции на тест восприятия риска. Вероятно, скорость имела стратегическое значение, поэтому у участников было меньше различий между тестами и нахождением изменений. В целом, результаты и оценки предварительного теста часто коррелировали с теми же

значениями пост-теста, что указывало на высокую внутреннюю надежность всех используемых тестов. Время реакции в тесте восприятия риска отрицательно коррелировало с процентом правильных оценок в нейтральных ситуациях. Это означает, что более быстрые ответы означали падение эффективности. Этот эффект также проявился в корреляции между ВР предварительного теста (нейтральный) с оценками преподавателей и наблюдателей. Это означает, что более быстрые дети были оценены более низким поведенческим баллом как учителями, так и наблюдателями. И, наконец, отмечались высокие корреляции между оценками учителей и наблюдателей. Это означает, что и учителя, и независимые наблюдатели имели сходное представление о способностях детей.

Некоторые переменные каждого теста коррелируют (по крайней мере, по одному показателю) с другими тестами. Это ВР в предварительном тестировании на нейтральные изменения; % правильных результатов в посттесте для нейтральных изменений; результаты наблюдений учителей в пост-тесте; и оценки наблюдателей в предварительном тесте.ои et а1., 2012). В настоящем исследовании две группы детей в возрасте четырех и шести лет приняли участие в интенсивном комплексе мероприятий с рискованными играми, а две группы, подобранных по возрасту, выполняли контрольную функцию. Трехмесячная программа обучения привела к улучшению восприятия риска и развитию навыков компетентности, оцениваемых с использованием теста восприятия риска, оценок учителей и независимых наблюдателей. Таким образом, результаты подтверждают, что краткосрочная интервенция в школьный и учебный контекст может повысить навыки компетентности в отношении риска у детей самого раннего возраста. Кроме того, были разработаны и оценены простые в использовании практические тесты и протоколы наблюдений за компетентностью в отношении риска.

Преимущества программы в отношении риска были очевидны как в тестах на восприятие риска, так и в результатах анкетирования Боннэр. Тест на восприятие риска выявил значительное улучшение для обеих экспериментальных групп по сравнению с контрольными группами, хотя улучшения были более очевидными в группах четырехлетних детей, чем шестилетних.

Анализ анкет Боннэр показал, что учителя сообщают о развитии компетентности в отношении риска в различных областях, таких как концентрация, чувствительность к конфликтам и самоуважение. Результаты детей в экспериментальных группах обоих возрастов улучшились больше, чем у детей в контрольных группах. Веттер и соавторы (2008) также отметили прогресс в компетентности в отношении риска, но не выявили различий между контрольными и экспериментальными группами. По сравнению с их исследованием, различные группы и учителя для экспериментальных и контрольных условий снижают влияние перекрестных связей между учителями и сверстниками. Для

показателей самоуважения и (низкой) чувствительности к конфликту прогресс после интервенции был выше у шестилетних, чем у четырехлетних детей. Эти результаты показали, что учителя сообщили о большем прогрессе у детей, участвовавших в дополнительных игровых мероприятиях. Являются ли эти результаты следствием воздействия интервенции как таковой или из-за (в большей или меньшей степени) субъективной оценки учителями атмосферы в классе, остается неясным. Поскольку эти измерения были связаны с другими тестами, то более вероятна достоверность первого варианта. Как бы то ни было, результаты по анкете Боннэр интересны с образовательной точки зрения, поскольку показывают, что учителя могут изменить ситуацию, предлагая детям активную, рискованную деятельность (Vetter et al., 2008; Bundy et al., 2009; Sandseter, 2012, 2014). Кроме того, расширяя виды деятельности, педагог получает возможность увидеть у детей другие компетенции, что оказывает положительное влияние на отношения между ним и ребенком.

Показатели детей в игровой деятельности, зафиксированные независимыми наблюдателями, не принесли значительных результатов. Следует отметить, что, возможно, ограничивающим фактором для этих данных является трудоемкий характер процедуры наблюдения. Только 27 из 87 детей получили оценку. Кроме того, наблюдения требуют опыта и, вероятно, качество рейтинга может быть выше, когда предоставляется больше времени. Поэтому следует проявлять осторожность при использовании оценок наблюдателей для выявления прогресса в условиях школы. Это означает, что, когда учителя подготовлены, они могут обнаруживать компетентность в отношении риска в игре и в надлежащей мере адекватно сопровождать детей на детской площадке (Vetter et al., 2008). Одной из предпосылок здесь является признание и преодоление собственных страхов в целях поощрения и содействия развитию компетентности в отношении риска у детей младшего возраста (Little et al., 2011; Sandseter, 2014).

Наконец, были сопоставлены результаты и оценки из разных субтестов. Следует признать, что тест на восприятие риска фокусируется только на перцептивном аспекте компетентности в отношении риска, в то время как наблюдения и анкеты посвящены более общей концепции компетентности в отношении риска.ои et а1., 2012). Этот вопрос заслуживает дальнейшего изучения.

Поскольку данное исследование имеет применение к теории и практике воспитания и обучения детей младшего возраста, были приняты конкретные действия для распространения и обмена нашими результатами. Часть результатов была представлена на конференции EECERA-2014 в Греции и опубликована в журналах ЕСЕС (Leyssen et а1., 2013; Bertrands et а1., 2014). Веб-сайт (http://riscki.khleuven.be; частично на английском языке), что делает разработанные материалы доступными для школ, учителей и сообщества. Эти идеи внедряются на различных педагогических курсах во Фландрии.

В заключение следует отметить, что результаты настоящего исследования являются многообещающими, поскольку даже у четырехлетних детей восприятие риска и компетентность могут быть развиты и измерены простым способом в рамках учебного и школьного процесса. Улучшение компетентности в отношении риска может быть обнаружено с помощью теста восприятия риска, оценок учителей или независимых наблюдателей.ЮЕД Бельгия.

Финансирование

Этот проект финансировался как научно-исследовательский проект (PWO), основанный на практических рекомендациях Университетского колледжа Лёвен-Лимбург. ■

Литература / References

1. Adams, J. (2001) Risk. London: Routledge.

2. Alexander, S. A., K. L. Frohlich, and C. Fusco. (2012). «Playing for Health? Revisiting Health Promotion to Examine the Emerging Public Health Position on Children’s Play.» Health Promotion International 29: 155-164. doi:10.1093/heapro/das042.

3. Ball, D. J. (2002). Playgrounds — Risks, Benefits and Choices. London: Health and Safety Executive, Middlesex University.

4. Barbour, A. C. (1999). «The Impact of Playground Design on the Play Behaviors of Children with Differing Levels of Physical Competence.» Early Childhood Research Quarterly 14: 75-98. doi:10.1016/S0885-2006(99)80007-6.

5. Bertrands, E., L. Leyssen, L. Smets, A. Vanderspikken, P. De Graef, and A. Lavrysen. (2014). «‘Riscki’: Het stimuleren van risicocom-petentie bij jonge kinderen.» JGZ Tijdschrift voor jeugdgezondheidszorg 46 (5): 111-115.

6. Brussoni, M., S. Brunelle, I. Pike, E. B. H. Sandseter, S. Herrington, H. Turner, et al. (2014). «Can Child Injury Prevention Include Healthy Risk Promotion?» Injury Prevention: 1-4. doi:10.1136/injuryprev-2014-041241.

7. Brussoni, M., L. L. Olsen, I. Pike, and D. A. Sleet. (2012). «Risky Play and Children’s Safety: Balancing Priorities for Optimal Child Development.» International Journal of Environmental Research and Public Health. doi:10.3390/ijerph9093134.

8. Bundy, A. C., T. Luckett, P. J. Tranter, G. a. Naughton, S. R. Wyver, J. Ragen, and G. Spies. (2009). «The Risk is that There is ‘No Risk’: A Simple, Innovative Intervention to Increase Children’s Activity Levels.» International Journal of Early Years Education 17 (1): 33-45. doi:10.1080/09669760802699878.

9. Christensen, P., and M. R. Mikkelsen. (2008). «Jumping off and being Careful: Children’s Strategies of Risk Management in Everyday Life.» Sociology of Health & Illness 30 (1): 112-130. doi:10.1111/j.1467-9566.2007.01046.x.

10. Clements, R. (2004). «An Investigation of the Status of Outdoor Play.» Contemporary Issues in Early Childhood 5: 68-80. doi:10.2304/ciec.2004.5.1.10.

11. Gill, T. (2007). No Fear: Growing up in a Risk Averse Society. London: Calouste Gulbenkian Foundation.

12. Johnson, J. E., J. F. Christie, and F. Wardle. (2005). Play, Development, and Early Education. Pearson: Allyn and Bacon. Retrieved from http://books.google.be/books/ about/Play_development_and_early_education. html?id = Rhh KAAAAYAAJ &pgis=1.

13. Kernan, M. (2014). «Opportunities and Affordances in Outdoor Play.» In The SAGE Handbook of Play and Learning in Early Childhood, edited by L. Brooker, M. Blaise, and S. Edwards, 391-402. Los Angeles: SAGE.

14. Laevers, F. (2001). Procesgericht kind-volgsysteem voor kleuters. Toelichting bij de competences. Leuven: CEGO Publishers.

15. Leyssen, L., L. Smets, A. Vanderspikken, and E. Bertrands. (2013). «Dat is kicken, man»: Kinderen leren omgaan met risico 29 (3): 2-6.

16. Little, H. (2010). «Relationship Between Parents’ Beliefs and Their Responses to Children’s Risktaking Behaviour During Outdoor Play.» Journal of Early Childhood Research 8: 315-330. doi:10.11 77/1476718X10368587.

17. Little, H., and S. Wyver. (2008). «Outdoor Play: Does Avoiding the Risks Reduce the Benefits?» Australian Journal of Early Childhood 33: 33-40.

18. Little, H., and S. Wyver. (2010). «Individual Differences in Children’s Risk Perception and Appraisals in Outdoor Play Environments.» International Journal of Early Years Education 18: 297-313. doi:10.1080/09669760.2010.531600.

19. Little, H., S. Wyver, and F. Gibson. (2011). «The Influence of Play Context and Adult Attitudes on Young Children’s Physical Risk-taking During Outdoor Play.» European Early Childhood Education Research Journal 19: 113-131. doi:10.1080/1350293X.2011.548959.

20. Nikiforidou, Z., J. Pange, and T. Chadjipadelis. (2012). «Risk Literacy in Early Childhood Education Under a Lifelong Perspective.» Procedia — Social and Behavioral Sciences. doi:10.1016/j.sbspro.2012.06.343.

21. Rensink, R. A., J. K. O’Regan, and J. J. Clark. (1997). «To See or Not to See: The Need for Attention to Perceive Changes in Scenes.» Psychological Science 8: 368-373. doi:10.1111/ j.1467-9280.1997.tb00427.x.

22. Sandseter, E. B. H. (2007a). «Categorising Risky Play — How Can we Identify Risk-taking in Children’s play?» European Early Childhood Education Research Journal 15: 237-252. doi:10.1080/13502930701321 733.

23. Sandseter, E. B. H. (2007b). «Risky Play among Four and Five Year-old Children in Preschool.» In Vision into Practice. Making Quality a Reality in the Lives of Young Children, 248-257.

24. Sandseter, E. B. H. (2009a). «Characteristics of Risky Play.» Journal of Adventure Education & Outdoor Learning 9: 3-21. doi:10.1080/14729670802702 762.

25. Sandseter, E. B. H. (2009b). «Risky Play

and Risk Management in Norwegian Preschools -A Qualitative Observational Study.» Safety Science Monitor 1: 1-12.

26. Sandseter, E. B. H. (2009c). «Affordances for Risky Play in Preschool: The Importance of Features in the Play Environment.» Early Childhood Education Journal 36: 439-446. doi:10.1007/s10643-009-0307-2.

27. Sandseter, E. B. H. (2010). «‘it Tickles in my Tummy!’: Understanding Children’s Risk-taking in Play Through Reversal Theory.» Journal of Early Childhood Research 8: 67-88. doi:10.11 77/1476718X09345393.

28. Sandseter, E. B. H. (2012). «Restrictive Safety or Unsafe Freedom? Norwegian ECEC Practitioners’ Perceptions and Practices Concerning Children’s Risky Play.» Child Care in Practice 18: 83-101. doi:10.1080/13575279.2011.621889.

29. Sandseter, E. B. H. (2014). «Early Childhood Education and Care Practitioners’ Perceptions of Children’s Risky Play; Examining the Influence of Personality and Gender.» Early Child Development & Care 184: 434-449. doi:10.1080/03004430.2013.794797.

30. Sandseter, E. B. H., and L. Kennair. (2011). «Children’s Risky Play from an Evolutionary perSpective: The Anti-phobic Effects of Thrilling Experiences.» Evolutionary Psychology 9: 257-284. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22947972.

31. Shore, D. I., J. A. Burack, D. Miller, S. Joseph, and J. T. Enns. (2006). «The Development of Change Detection.» Developmental Science 9: 490497. doi:10.1111/j.1467-7687.2006.00516.x.

32. Sjöberg, L., B.-E. Moen, and T. Rundmo. (2004). «Explaining Risk Perception. An Evaluation of the Psychometric Paradigm in Risk Perception Research.» Rotunde Publikasjoner Rotunde 84: 133. http://scholar.google.com/scholar?hl=en&btn G = Search&q = intitle:Explaining + risk+perceptio n. + An+ evaluation +of+the + psychometric + par adigm + in+ risk + perception + research#0.

33. Staempfli, M. B. (2008). «Reintroducing Adventure into Children’s Outdoor Play Environments.» Environment and Behavior 41: 268-280. doi:10.1177/0013916508315000.

34. Stephenson, A. (2003). «Physical Risk-taking: Dangerous or Endangered?» Early Years 23: 35-43. doi:10.nnen gezielte Bewegungsangebote Riskiokompetenzen Stgrken und Unfalle vermeiden? Bonn.

36. Vetter, M., U. Kuhnen, and R. Lensing-Conrady. (2008). RisKids. Wie Psychomotorik hilft, Risiken zu meistern. Dortmund: Borgmann.

Социальная поддержка и восприятие географического уклона

J Exp Soc Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2012 1 марта.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC32

NIHMSID: NIHMS359331

Авторы-корреспонденты: Simone Schnall University of Plymouth School of Psychology Portland Square 4, Drake Телефон в Великобритании: + 44 (0) 1752 238 568 Факс: + 44 (0) 1752 233 362 [email protected] D.Харбер, факультет психологии, Университет Рутгерса, Ньюарк, 101, Уоррен-стрит, Ньюарк, штат Нью-Джерси, 07044, США Телефон: (973) 353-1867, доб. 229 Факс: (973) 353-1171 [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

На визуальное восприятие географического уклона влияют физиологические ресурсы , такие как физическая подготовка, возраст и физическая свежесть. В двух исследованиях мы проверили, может ли психосоциальный ресурс , социальная поддержка, также влиять на визуальное восприятие наклонов.Участники в сопровождении друга оценили холм как менее крутой по сравнению с участниками, которые были одни (Исследование 1). Точно так же участники, которые думали о поддерживающем друге друге во время задания по изображению, видели холм менее крутым, чем участники, которые думали либо о нейтральном, либо о нелюбимом человеке (Исследование 2). В обоих исследованиях влияние социальных отношений на визуальное восприятие, по-видимому, опосредовано качеством отношений (то есть продолжительностью отношений, межличностной близостью, теплотой).Такие артефакты, как настроение, социальная желательность и социальная помощь, не учитывали эти эффекты. Это исследование демонстрирует, что межличностный феномен, социальная поддержка, может влиять на зрительное восприятие.

Ключевые слова: Социальная поддержка, психосоциальные ресурсы, близость, отношения, наклонное восприятие, видение, восприятие пространства

На визуальное восприятие физического мира влияют физические потребности, связанные с намеченными действиями. Например, на сознательное восприятие наклонов холмов и пройденных расстояний влияет то, носит ли воспринимающий тяжелый рюкзак (Proffitt, Stefanucci, Banton, & Epstein, 2003), молод или стар (Bhalla & Proffitt, 1999), является устал (Proffitt, Bhalla, Gossweiler, & Midgett, 1995) или имеет в виду цели действий (Witt, Proffitt, & Epstein, 2004).Эти физические состояния влияют на восприятие, потому что они имеют отношение к ожидаемому действию: пожилым или усталым людям труднее подняться на холм, и поэтому им кажется, что они круче.

Восприятие физического мира, таким образом, определяется не только объективными характеристиками окружающей среды, как определено перцептивными и сенсомоторными переменными, но также формируется способностью воспринимающего целенаправленно преодолевать физическое пространство. Когда физические ресурсы истощены (из-за возраста, усталости и т. Д.) холмы кажутся более крутыми, а расстояния — большими Bhalla & Proffitt, 1999; Proffitt et al., 2003). Таким образом, восприятие функционирует в рамках поведенческой «экономики действия» (Proffitt, 2006). Чтобы способствовать энергетической эффективности, восприятие связывает пространственные контексты (например, высоту, расстояния, градиенты) как с физическими требованиями, предъявляемыми этими контекстами, так и с физическим состоянием воспринимающего. Таким образом, по мере увеличения энергетических требований при восхождении на холмы и пешеходных дистанциях (из-за истощенных физических ресурсов воспринимающего), восприятие их наклона и протяженности усиливается.

Психосоциальные ресурсы и физическое восприятие

Умеряют ли психосоциальные ресурсы, такие как социальная поддержка, визуальное восприятие физического мира, как и физиологические ресурсы? Если так, то физический мир должен казаться менее сложным, когда психосоциальные ресурсы поддерживаются, и более сложным, когда они истощены. В частности, при наличии психосоциальных ресурсов холмы должны казаться менее крутыми, чем при их отсутствии. Настоящее исследование проверило это предсказание, сосредоточив внимание на социальной поддержке как на психосоциальном ресурсе.Это предсказание подтверждается двумя аспектами социальной поддержки. Один из них заключается в том, что поддержка сильно влияет на физиологические реакции на вызовы, а другой — в том, что поддержка регулирует способ оценки проблем.

Социальная поддержка снижает физиологическую нагрузку

Представление о том, что социальная поддержка помогает людям облегчить физическую нагрузку, хорошо известно. Простое присутствие другого человека может быть полезным, особенно если этот человек оказывает поддержку в неоценочной и недирективной манере (Harber, Schneider, Everard, & Fisher, 2005; Kamarck, Manuck, & Jennings, 1990).Согласно гипотезе буферизации (например, Thoits, 1986), социальная поддержка способствует здоровью за счет снижения физической реактивности на стресс и, следовательно, защищает от связанных со стрессом заболеваний, включая простуду (Cohen, Doyle, Turner, Alper, & Skoner, 2003) к болезни сердца (Seeman & Syme, 1987) к раку (Fawzy et al., 1993).

Социальная поддержка также снимает проксимальные стрессоры. Например, реакция сердца на стресс, вызванная сложными ментальными арифметическими задачами, меньше, когда человека сопровождает другой поддерживающий человек, чем когда он один (Kamarck et al., 1990). Присутствие домашнего животного снижает реактивность сердечно-сосудистой системы при выполнении стрессовой задачи, по-видимому, потому, что домашние животные не особо ценят друг друга (Allen, Blascovich, Tomaka, & Kelsey, 1991). Присутствие сородичей снижает стрессовые реакции у не-людей, включая крыс (Davitz & Mason, 1955; Latané, 1969), морских свинок (Hennessey, O’Leary, Hawke & Wilson, 2002) и обезьян (Gust, Gordon, Brodie , & McClure, 1994). В общем, социальная поддержка, как представляется, «облегчает физическую нагрузку», которую люди испытывают в трудных ситуациях.

Важно отметить, однако, что преимущества социальной поддержки часто проистекают из психологической пользы (например, усиление чувства компетентности, принадлежности, эффективности и контроля), а не прямой инструментальной помощи от источника поддержки. Таким образом, источники поддержки не предоставили решения мысленных арифметических задач в Kamarck et al. (1990), а также они не оказывали медицинской помощи тем, кто подвергся воздействию вирусов простуды в Cohen et al. (2003). Вместо этого источники поддержки в этих и связанных с ними исследованиях, похоже, меняют «вторичную оценку» коперов (Lazarus & Folkman, 1984) их собственных внутренних способностей к преодолению трудностей.

Социальная поддержка и восприятие проблем

Люди склонны усиливать восприятие негативно возбуждающих предметов и ситуаций (Истербрук, 1959). Например, пауки кажутся приближающимися к паучьим фобикам (Riskind, Moore, & Bowley, 1995), время течет медленнее для недавно воздержавшихся от курения (Klein, Corwin, & Stine, 2003), физическая боль усиливается с увеличением боли, связанной с болью. тревожность (Rhudy & Meager, 2000), а мешающие объекты кажутся физически ближе, чем не беспокоящие объекты (Matthews & Mackintosh, 2004).

Если сложные объекты и ситуации усиливаются восприятием, потому что они вызывают негативное возбуждение, и если ресурсы уменьшают возбуждение, тогда восприятие сложных вещей следует смягчить, когда ресурсы поддерживаются. Следуя этой логике, Харбер и его сотрудники исследовали роль социальной поддержки и других ресурсов в восприятии сложных стимулов. Когда социальная поддержка была усилена, физическая боль воспринималась как менее интенсивная (Harber & Wenberg, в процессе подготовки; см. Также Brown, Sheffield, Leary, & Robinson, 2003), а младенческий крик воспринимался как менее выражающий страдание (Harber, Einav-Cohen). , & Lang, в печати).Эти эффекты смягчались атрибутами, связанными с поддержкой, такими как чувство близости к источнику поддержки.

Влияют ли психосоциальные ресурсы аналогичным образом на восприятие физического мира? В частности, будет ли физическая проблема восприниматься визуально как более серьезная в условиях минимальной или отрицательной социальной поддержки, но менее экстремальная в условиях положительной социальной поддержки? Настоящее исследование было разработано, чтобы проверить, произойдут ли такие сдвиги в зрительном восприятии.В двух исследованиях использовалась одна и та же задача суждения — оценка наклона холма — на что, как показали прошлые исследования восприятия, влияли физические нагрузки (Proffitt et al., 1995). Если психосоциальные ресурсы, такие как физические ресурсы, влияют на восприятие, то суждения о наклоне холма в условиях повышенной социальной поддержки должны быть менее резкими, чем суждения, сделанные в условиях отсутствия поддержки (Исследование 1) и в условиях истощенной поддержки (Исследование 2).

Исследование 1

Исследование 1 — первое исследование, в котором изучается, влияют ли психосоциальные ресурсы на зрение так же, как и физические ресурсы.В то время как более раннее исследование Проффитта показало, что люди, которым нравятся физические ресурсы отдыха, формы или молодости, считают склоны холмов менее крутыми, исследование 1 предсказало, что люди, которым нравятся психосоциальные ресурсы дружеских знакомых (по сравнению с теми, кто в одиночку) аналогично будет рассматривать холмы как менее крутые. Это было сделано с использованием квазиэкспериментального дизайна, основанного на естественных социальных связях.

Исследование 1 использовало концепции, методы и измерения, почти идентичные тем, которые использовались Proffitt и сотрудниками в их новаторской работе по физическим ресурсам и человеческому восприятию.Это сходство дизайна позволило провести концептуальные параллели между психосоциальными ресурсами социальной поддержки и физическими ресурсами. Поэтому ниже мы подробно объясняем эти элементы дизайна.

Явное и неявное зрительное восприятие

Предыдущее исследование показывает, что, хотя люди переоценивают уклон явных оценок, таких как отчет об угле наклона в градусах или выполнение невербальной задачи визуального сопоставления, они показывают очень точные оценки при проведении оценок. с помощью визуально управляемых действий, таких как регулировка ладонной доски или подножки на ощупь в соответствии с визуально представленным наклоном (Proffitt et al., 1995; Kinsella-Shaw, Shaw & Turvey, 1992, соответственно). Это очевидное несоответствие (преувеличение для задач вербального и визуального сопоставления, точность для ладоней и подножек) может быть связано с двумя функционально отдельными потоками корковой визуальной обработки: одна система участвует в явном осознании и распознавании объектов, а другая система участвует в визуальное руководство действиями. Эти системы связаны с анатомически отдельными кортикальными дорожками: явное осознание посредством вентрального потока и визуально управляемое управление действиями со стороны спинного потока (Creem & Proffitt, 2001; Milner & Goodale, 1995).

Явные аспекты осознания визуального восприятия фиксируются с помощью словесной оценки , которая включает в себя указание наклона холма в геометрических градусах, и с помощью визуального сопоставления , которое включает регулировку диска, представляющего поперечное сечение холма. холм. Словесные и визуальные измерения позволяют оценить явное осознание людьми крутизны, и по этим показателям люди склонны сильно переоценивать наклон холма. Визуальный контроль действий достигается с помощью тактильного измерения наклона холма, при котором доминирующая рука кладется на ладонную доску, которую можно отрегулировать так, чтобы она была параллельна наклону холма.Эта визуально управляемая мера действий обычно точна и не зависит от физического состояния, такого как возраст и физическая подготовка (Bhalla & Proffitt, 1999).

Измерение тактильного восприятия

Различие между мерой визуального соответствия и тактильной ладонью требует дальнейшего обсуждения. Измерение тактильной ладонной доски собирают, прося участников положить руку на ладонную доску и, , не глядя на ладонную доску , отрегулировать ее так, чтобы она соответствовала наклону перед ними.Следовательно, при тактильном измерении нет визуальной обратной связи; это действие, которым руководят, глядя на холм, но не глядя на руку. Имеющиеся данные свидетельствуют о несоответствии между действиями, управляемыми визуально (пальмовая доска), и феноменальными отчетами (диск, используемый для задачи визуального сопоставления) (Milner & Goodale, 1995). Явные отчеты о наклоне (включая размер диска) позволяют наблюдателю решить, подниматься ли на холм, тогда как действие с визуальным управлением гарантирует, что наблюдатель будет успешно перемещаться по нему.Пальмовую доску можно и нужно уподобить наблюдателю, который ставит ногу на холм, чтобы подняться по нему. Несмотря на то, что они переоценивают наклон холма с помощью сознательных мер, их система восприятия должна правильно направлять их шаги, чтобы они не споткнулись или не упали, ступая на холм. План действий, используемый для руководства на этом этапе, строится вне пределов осведомленности (более подробное обсуждение этого различия см. В: Witt & Proffitt, 2007).

Если психосоциальные ресурсы психологически эквивалентны энергетическим ресурсам, то увеличение психосоциальных ресурсов должно привести к тому, что холмы будут казаться менее крутыми, что зафиксировано вербальными и визуальными измерениями.Психосоциальные ресурсы также не должны влиять на действия, управляемые визуально, на что указывает тактильная мера.

Квазиэкспериментальный план

Участников этого исследования не распределяли случайным образом на «высокие» и «низкие» условия социальной поддержки. Вместо этого это были прохожие, которые были либо одни, либо были в сопровождении одного знакомого (т. Е. В «паре дружбы»). Участники, оставшиеся без компаньонов, составляли наше условие «низкой социальной поддержки», а участники с компаньоном составляли наше условие «высокой социальной поддержки».

У этого квазиэкспериментального дизайна есть явные преимущества и недостатки (обсуждение см. В Aronson, Ellsworth, Carlsmith, & Gonzales, 1990). Набор естественных пар дружбы и выполнение этого вне более формализованных рамок лабораторного эксперимента повысили экологическую значимость этого исследования. Набранные таким образом участники плавно перешли от самогенерируемого социального взаимодействия к нашему исследованию и, таким образом, вряд ли задумывались над исследованием, характером своих дружеских отношений (если они были в паре дружбы) или комбинацией этих факторов раньше. участие в задачах видения.

Однако отсутствие случайного распределения также имеет важные недостатки. Главный из них — невозможность однозначно установить причинно-следственную связь. Если участники дружеских пар считают холмы менее крутыми, это может быть, как мы и предсказывали, из-за социального ресурса, который предоставляют социальные связи. Но это также может быть связано с какой-то «третьей переменной», например, с личностными качествами, которые привлекают и поддерживают дружбу. Тем не менее, мы решили, что преимущества этой конструкции перевешивают ответственность, начав исследование в этом направлении.

В итоге мы предсказали, что если психосоциальный ресурс, обеспечиваемый социальной поддержкой, действует на восприятие склона холма так же, как и физические ресурсы, то участники дружеских пар должны воспринимать склоны холма как менее крутые, чем те, кто был в одиночестве. Исследование 1 проверило это предсказание.

Метод

Участники

В исследовании приняли участие 34 студента (19 женщин; средний возраст: 19,94 года) из Университета Вирджинии. Участников набирали, когда они проезжали холм, использованный в предыдущих исследованиях наклонного восприятия (Bhalla & Proffitt, 1999; Proffitt et al., 1995). Мы явно не ограничивали участие однополыми парами, но только одна смешанная пара была частью выборки. Восемь дополнительных участников завершили исследование, но их данные были исключены, потому что они продемонстрировали продвинутые знания об уклонах холмов (например, они прошли курс восприятия).

Stimuli

Использовался один холм (наклон 26 °) на территории Университета Вирджинии.

Аппарат

Участники оценили наклон холма устно , визуально и тактильно .Что касается устных оценок, участники сообщали о наклоне холма в градусах, записывая его на листе бумаги. В качестве справки им сказали, что 0 градусов соответствует плоской поверхности, а 90 градусов — вертикальному обрыву. Визуальная оценка включала регулировку диска, который представлял поперечное сечение холма (см.). Тактильная мера потребовала отрегулировать наклонную доску с упором для рук так, чтобы она была параллельна холму, что важно, не глядя на руку (см.).

Визуальное измерение.Темно-зеленый участок настроен участником для отражения уклона холма.

Участник, использующий тактильную меру.

Рюкзак с утяжелением

Завышение уклонов холмов является нормальным явлением — это встречается у большинства людей, даже когда они не обременены. Однако, как показали Бхалла и Проффитт (1999), ношение тяжелого рюкзака заставляет людей увеличивать свои переоценки сверх их обычных тенденций. Если социальная поддержка служит ресурсом, влияющим на восприятие, то она должна противодействовать истощению ресурсов, вызываемому ношением тяжелого рюкзака.По этой причине мы попросили всех участников — одиноких и друзей в парах — носить тяжелые рюкзаки во время оценки уклона холма.

Рюкзак, который носили участники, содержал упражнения со свободными весами, составляющими примерно 20% от веса участника. Заполнение упаковки этим количеством было основано на предыдущем исследовании, показывающем, что участники считают это тяжелым бременем, но оно не вызывает физической боли или напряжения спины во время исследования (Bhalla & Proffitt, 1999; Proffitt et al., 2003).

Процедура

Участникам сообщили, что исследование касалось впечатлений людей от окружающей среды. Их сопровождали индивидуально, когда они были «одни», или парами, когда они находились в состоянии «друзей», к плоской поверхности у подножия холма. Участники указали свой вес в форме, экспериментатор положил соответствующие грузы в рюкзак, а затем участники пристегнули рюкзак. Не упоминалось, придется ли участникам подниматься на холм, потому что манипуляции с ходьбой, такие как ношение тяжелого рюкзака, влияют на воспринимаемую планировку земли, даже если люди на самом деле не поднимаются или не ходят по ней (Bhalla & Proffitt, 1999; Proffitt et al., 1995; Проффитт и др., 2003; Стефануччи, Проффитт, Бэнтон и Эпштейн, 2005 г.).

Каждый участник располагался у подножия холма и выполнял три оценки уклона холма в уравновешенном порядке. Поскольку в состоянии «друга» оба участника тестировались по очереди, друг участника молча стоял примерно в трех футах слева и смотрел в другую сторону от участника, пока этот человек давал свои оценки. Устные отчеты давались в письменной форме, и экспериментатор следил за тем, чтобы во время визуальных и тактильных ответов не давалась устная информация, которая могла бы дать сигнал ожидающему участнику.Эти шаги оградили участников от информативных или оценочных сигналов, передаваемых их друзьями, и тем самым уменьшили предвзятость.

Сделав оценки наклона холма, участники сняли рюкзак и заполнили дополнительные анкеты, в которых они оценили свое настроение ( счастливых , тревожных , стрессовых , депрессивных , злых и грустных ) на шкала от 1 (совсем нет) до 5 (высокая степень), их общее физическое состояние (от 1 = отличное до 6 = плохое), их физическое состояние в тот день (от 1 = отлично до 5 = очень плохо), и как часто они занимались спортом в неделю.Участники в состоянии друга также указали, как долго они знали своего друга и как часто они и их друг общались. Наконец, участники в состоянии друга оценили свои чувства к другу (1 = совсем не дружелюбны, 5 = очень дружелюбны) и обратятся ли они к другу за помощью в решении проблемы (1 = совсем нет, 5 = абсолютно ).

Все эти процедуры были повторены для другого члена пары дружбы. Наконец, участники были опрошены и уволены.

Результаты

Предварительный анализ
Проверка манипуляции

Было очень важно, чтобы участники, проходившие тестирование в парах, считали друг друга друзьями, чтобы установить наличие социальной поддержки. Ответы на анкету после эксперимента показали, что 71,40% пар друзей общались ежедневно, 21,40% — несколько раз в неделю и 7,10% — несколько раз в месяц. Оценивая, насколько дружелюбно они относились к своим товарищам, 57,10% участников «состояния дружбы» выбрали высшую категорию («чрезвычайно дружелюбны»), а остальные 42.90% выбрали вариант «очень дружелюбный». Кроме того, 42,90% указали, что они «обязательно» обратятся к другому человеку за помощью, 28,60% указали, что они «очень» склонны к этому, и 28,60% указали, что «в некоторой степени» склонны к этому. Таким образом, участников в состоянии друга действительно сопровождал человек, с которым у них были прочные, позитивные и поддерживающие отношения.

Выбросы

Коробчатые диаграммы всех трех показателей были проверены на наличие выбросов, и были выявлены 3 экстремальных наблюдения (за пределами трех значений длины прямоугольника межквартильного диапазона).Данные этих участников были исключены.

Первичный анализ

В более ранних исследованиях (например, Bhalla & Proffitt, 1999) были зафиксированы половые различия вербальных и визуальных показателей наклона холма. Таким образом, пол и условия социальной поддержки (друг или один) использовались в качестве независимых переменных в двухфакторном одномерном анализе дисперсии (ANOVA).

Социальная поддержка

Визуальные измерения подтвердили прогнозируемый эффект социальной поддержки на наклонное восприятие. Участники в условии друга повернули диск, чтобы показать меньший угол ( M = 44.07, SD = 6,62), чем у тех, кто находился в одиночном состоянии ( M = 49,24, SD = 7,08), F (1, 27) = 4,36, p <0,05, η 2 = 0,14 (см.). Аналогичная картина была обнаружена для вербального измерения, когда участники условия дружбы оценивали угол наклона холма (в градусах) как меньший ( M = 47,93, SD = 10,57), чем те, кто находился в одном условии. 1 ( M = 55.12, SD = 10,69), F (1, 27) = 3,87, p <0,06, η 2 = 0,13. Выявлены основные эффекты секса, с более высокими средними для женщин по вербальному измерению, F (1, 27) = 6,04, p <0,02, η 2 = 0,18, и, незначительно, по визуальному измерению. , F (1, 27) = 3,48, p <0,07, η 2 = 0,11. Поддержка и пол не взаимодействовали для визуального измерения, F (1, 27) = 0,10, p >.75, или для словесной меры F (1, 27) = 0,89, p > 0,36.

Средняя оценка наклона в зависимости от пребывания в одиночестве или с другом, Исследование 1. Горизонтальная линия представляет фактический наклон холма (26 градусов).

В соответствии с описанием двойных зрительных систем, условия «друг и один» не различались по тактильным оценкам, F (1, 27) = 0,01, p <0,93. Кроме того, не было различий по полу для тактильного измерения, F (1, 27) =.67, p > 0,42, ни для взаимодействия пола и состояния, F (1, 27) = 0,39, p > 0,54.

Продолжительность отношений

Чтобы проверить, лежала ли сила отношений в основе влияния поддержки на наклонное восприятие, мы коррелировали наклонные оценки с продолжительностью отношений (в месяцах) для друзей. Между продолжительностью дружбы и визуальными оценками наблюдалась сильная отрицательная связь: r (11) = −,74, p <.004, и аналогичная тенденция для вербальных оценок, r (11) = −,52, p <0,07. Таким образом, чем дольше друзья знали друг друга, тем менее крутой казался холм. Эта связь не была очевидна при тактильном измерении, r = 0,02, p <0,94.

Физические способности

Поскольку более ранние исследования показали, что физическая подготовка влияет на наклонные оценки (Bhalla & Proffitt, 1999), мы проанализировали заявленные участниками физические способности и физическую форму.Не было обнаружено различий между состоянием в отношении общего физического состояния, физического состояния в этот день или частоты тренировок, p s> 0,22. Не было значимой корреляции между этими показателями физической подготовки и тремя наклонными оценками, все p s> 0,27.

Настроение

Чтобы проверить, различались ли условия друга и одиночества по самооценке настроения, оценки элементов (сердитый, грустный, депрессивный, тревожный, стрессовый и счастливый) 2 были объединены в общую оценку, α = .84. ANOVA с условием в качестве фактора не выявил каких-либо значимых групповых различий в настроении, F (1, 31) = 0,43, p > 0,52. Кроме того, при корреляции композиции настроения с тремя наклонными оценками не было выявлено значимых корреляций, все p s> 0,82. Таким образом, маловероятно, что влияние на наклонные оценки было вызвано различиями в настроении.

Оценки друзей как потенциальные предубеждения

Чтобы статистически проверить независимость оценок участников, которые были друзьями, мы провели анализ наклонных оценок только для первого человека в каждой паре.Анализ с участием только первого человека, протестированного в паре, привел к почти идентичным средствам для словесных отчетов (46,71 по сравнению с 47,93 для всех участников), визуальных отчетов (42,14 против 44,07) и тактильных отчетов (22,00 против 24,12). ANOVA оставался статистически значимым для визуального измерения, F (1, 20) = 5,02, p <0,04, и, предположительно из-за потери статистической мощности из-за уменьшения размеров выборки, был незначительным для устного отчета. , F (1, 20) = 2.42, стр. <.14. Результат для тактильной меры остался незначительным, в соответствии с нашим прогнозом: F (1, 20) = 0,70, p <0,41.

Ни один анализ, включающий порядок тестирования (дал друг другу ответы первым или вторым в паре) не привел к значительным различиям для вербального измерения: F (1, 12) = 0,17, p <0,69, визуальная мера, F (1, 12) = 1,21, p <0,29, или тактильная мера, F (1, 12) =.38, стр. <0,55. Таким образом, эффекты порядка не повлияли на результаты исследования 1.

Обсуждение

Участники с другом, по сравнению с одними, сочли холм менее крутым. Таким образом, мы обнаружили, что психосоциальный ресурс, социальная поддержка, влиял на кажущийся уклон во многом так же, как и на энергетические факторы. Пребывание с другом по сравнению с одиночеством повлияло только на показатели, связанные с явным осознанием и планированием (вербальные и визуальные оценки), и не повлияло на меру действия, направляемого визуально (тактильная оценка).Эта закономерность согласуется с более ранними выводами об энергетических ресурсах и наклонными оценками, которые затрагивают две разные зрительные системы (Bhalla & Proffitt, 1999; Proffitt et al., 1995). Важно, чтобы продолжительность дружбы смягчала восприятие склона холма. Чем дольше участники знали своих друзей, тем менее крутой, по их оценке, был холм как по словесным, так и по визуальным показателям. Участники в друге и в одиночных условиях не различались по самооценке настроения. В общем, результаты исследования 1, вероятно, не были искажены настроением.

Хотя Исследование 1 подтвердило прогнозируемое влияние психосоциальных ресурсов на восприятие наклона холма, оно ограничено своей квазиэкспериментальной природой, поскольку участники не были случайно распределены по условиям «друг» и «один». Маловероятно, что разные способности воспринимать наклоны холмов определяли, были ли участники одни или с друзьями. Однако пребывание с другом или одиночество может отражать индивидуальные различия в темпераменте, эффективности или других качествах, которые сами по себе могут иметь умеренное восприятие наклона холма.Исследование 2 было проведено частично для решения этой проблемы.

Исследование 2

Исследование 1 предоставило первоначальные доказательства того, что социальная поддержка влияет на восприятие наклона холма. Однако осталось несколько вопросов. Во-первых, было неясно, представляют ли друзья участников чисто психологический ресурс (например, повышение морального духа) или потенциально инструментальный ресурс (например, они могут физически помочь в восхождении). Кроме того, друг мог просто произвести эффекты социальной помощи, когда выполнение несложных задач улучшается, если он выполняется в присутствии других (Bond & Titus, 1983; Zajonc, 1965).Если это так, то на восприятие в Study1 могло повлиять простое присутствие другого человека, а не поддерживающие отношения с ним. Однако следует отметить, что социальная помощь не может объяснить корреляцию в исследовании 1 между продолжительностью дружбы и предполагаемым уклоном. Наконец, физическое присутствие друга могло вызвать замешательство в социальной желательности, несмотря на наши усилия по их контролю.

Чтобы решить эти проблемы и повторить первоначальный результат, мы провели второе исследование, в котором участники просто генерировали мысли о значимом другом, нейтральном человеке или человеке, который их предал, а затем оценивали наклон холма.Если наклонное восприятие смягчается поддерживающим качеством отношений, а не просто присутствием другого человека, то склоны холмов должны казаться наименее экстремальными в условиях положительной поддержки. Кроме того, изображенный друг может оказывать только моральную поддержку, но не инструментальную поддержку, и не может тайно передавать информацию о склонах холмов или реагировать на оценки уклонов холмов. Наконец, участников исследования 2 случайным образом распределили для поддержки условий, тем самым решив проблему «третьей переменной», которая существовала в исследовании 1.

Процедура «воображаемого другого» эффективно использовалась в соответствующих исследованиях психосоциальных ресурсов. Воспоминание о положительном социальном контакте по сравнению с нейтральным или отрицательным смягчает восприятие тревожных младенческих криков (Харбер и др., В печати) и физической боли (Харбер и Венберг, в стадии подготовки). Это также увеличивало вероятность поиска неблагоприятной информации о себе (Kumashiro & Sedikides, 2005).

В общем, социальная поддержка была реализована в исследовании 2, когда участники сначала мысленно представляли себе положительный, нейтральный или отрицательный социальный контакт, а затем оценивали наклон крутого холма.Предполагалось, что участники в условиях положительной поддержки будут оценивать холм как менее крутой, чем участники в условиях нейтральной или отрицательной поддержки. Как и в исследовании 1, эти различия были предсказаны для вербальных и визуальных оценок, но не для тактильных оценок.

Метод

Участники

В исследовании приняли участие 36 студентов (17 женщин; средний возраст: 21,18 года 3 ) из ​​Университета Плимута. Четыре дополнительных участника завершили исследование, но последующий опрос показал, что они догадались о цели исследования.Далее произошла ошибка в процедуре у одного участника. Данные этих пяти участников были исключены из анализа.

Stimuli

Использовался один холм (наклон 29 °) на территории кампуса Плимутского университета.

Инструкции по изображениям

Участникам случайным образом было поручено одно из трех заданий по визуализации, призванных вызвать положительную, нейтральную или отрицательную поддержку. Задачи визуализации и предшествующая фаза релаксации выполнялись через магнитофон в стиле Walkman.Такое представление инструкций уменьшило путаницу, возникающую из-за прямого взаимодействия с экспериментаторами.

Фаза релаксации

Перед визуализацией назначенного им источника поддержки все участники выполнили короткое (2-минутное) упражнение на расслабление, в ходе которого они замедлили дыхание и очистили свой разум от текущих забот, опасений и забот. Целью этого упражнения было установить общий и пониженный уровень возбуждения среди всех участников, тем самым позволяя манипуляциям положительной, нейтральной и отрицательной поддержки более отчетливо усиливать, оставлять неизменными или подавлять ресурсы, соответственно.

Задача визуализации

После фазы релаксации участники получали инструкции к образам, которые побуждали их думать о конкретной встрече с положительным, нейтральным или отрицательным источником поддержки, вызывать визуальные образы внешнего вида и действий этого человека и заново переживать мысли и чувства, которые породил этот человек. Экспериментатор не знал, какая пленка была проиграна участнику, чтобы уменьшить возможность бессознательного влияния на ответы.

Участники условия положительной поддержки думали о ком-то очень важном человеке, который помогал им чувствовать себя хорошо и мог бы помочь в трудной ситуации. Участники с условием нейтральной поддержки думали о ком-то, кого они часто видели, но не знали лично (например, продавец в магазине), и кого они не любили или не любили. Участники в состоянии отрицательной поддержки думали о ком-то, кто когда-то был для них важен, но который предал их или разочаровал в трудную минуту.

Процедура

Участники были набраны для исследования «впечатлений от окружающей среды», когда они входили в здание колледжа рядом с холмом или выходили из него. На индивидуальных занятиях участников отводили в отдельную комнату, где они изолированно слушали инструкции по работе с изображениями. Затем участников сопровождали на холм, который по крутизне (29 градусов) был аналогичен холму, который использовался в исследовании 1. Участники привязывали рюкзаки с весом, равным 20% от их собственного веса, а затем предоставляли словесные, визуальные и тактильные оценки наклона.Последующая анкета включала вопросы относительно изображенного человека и текущего настроения. Экспериментатор исследовал подозрения относительно цели исследования, участники были опрошены и получили шоколадный батончик в качестве компенсации.

Результаты

Предварительный анализ
Проверки манипуляции

Было важно определить, генерирует ли изображение позитивного, нейтрального или негативного человека мысли и чувства, соответствующие этим социальным целям. Оценка участниками своего опыта визуализации и их целей визуализации указала на то, что это произошло (см.).Все элементы значительно различались в зависимости от условий при p <0,001, при этом апостериорные сравнения показали, что положительная социальная цель всегда оценивалась более положительно (например, более приятная, более теплая, более близкая и т. Д.), Чем отрицательная социальная цель. . Более того, «нейтральная цель» выглядела именно так, не вызывая больше враждебных чувств, чем положительная цель, и не больше тепла или близости, чем отрицательная цель. Условия визуализации не различались легкостью создания изображений, яркостью изображений или чувством неловкости во время задания (все p s>.37). Это важно, потому что это касается положительного аффекта, создаваемого простотой обработки или беглости (Winkielman & Cacioppo, 2001), а также объективным самосознанием (Duvall & Wicklund, 1972).

Таблица 1

Средства для контрольных пунктов постэкспериментальных манипуляций, исследование 2 (стандартные отклонения в скобках).

3 903 903 903 903 903 903 903 903 903 903 .00 (1,48) b
Состояние изображения

Положительный Нейтральный Отрицательный опыт
3.77 (0,93) a 3,00 (1,00) a 1,73 (0,90) b
Мешающий контент изображений 1,38 (0,77) a 1,17 3,00 (1,00) b
Чувства по отношению к изображенному человеку
Близость 4,15 (0,55) a
Тепло 4,46 (0,66) a 2,50 (1,00) c 1,45 (0,93) b
Счастье a 2,17 (1,11) b 1,91 (1,14) b
Нейтральное отношение 1,92 (1,19) a 3,83 (1,19) b ) a
Гнев 1.08 (0,28) a 1,17 (0,39) a 3,64 (1,03) b
Печаль 1,92 (0,86) ab 1,33 (b 0,640) 9039 2,82 (1,08) a
Выбросы

Коробчатые диаграммы всех трех показателей были проверены на наличие выбросов; никто не был идентифицирован.

Первичный анализ
Социальная поддержка

Отдельный одномерный дисперсионный анализ ANOVA был проведен для каждого измерения уклона холма.Основной эффект условия был получен для словесной меры, F (2, 30) = 3,32, p <0,05, η 2 = 0,18. Запланированные сравнения показали, что участники с положительной поддержкой устно сообщили о том, что холм менее крутой ( M = 40,00, SD = 15,78), чем участники с отрицательной поддержкой ( M = 50,00, SD = 8,37), p <.02 и немного менее крутой, чем у нейтральных участников поддержки ( M = 47.58, SD = 7,53), p <0,07, тогда как отрицательные и нейтральные условия не отличались друг от друга ( p > 0,60). Основной эффект секса был обнаружен, как и в исследовании 1, у женщин ( M = 49,53, SD = 13,65), обеспечивающих более высокие вербальные оценки, чем у мужчин ( M = 42,05, SD = 9,12). Секс и условия поддержки не взаимодействовали, F (2, 30) = 0,52, p > 0,60.

Для визуального измерения был получен главный эффект состояния, F (2, 30) = 3.53, p <0,04, η 2 = 0,19. Участники в условии положительной поддержки воспринимали склон холма как менее крутой ( M = 34,46, SD = 8,71), чем участники в состоянии нейтральной поддержки ( M = 41,67, SD = 7,54), p <0,03, и те, кто находится в состоянии отрицательной поддержки ( M = 42,27, SD = 6,44), p <0,03. Визуальный показатель не был связан с полом, F (1, 30) = 0,26, p>.61, и не было секса по условному взаимодействию, F (2, 30) = 0,15, p > 0,86. Как и ожидалось, условия социальной поддержки по тактильному показателю не различались: p > 0,73. отображает влияние условия поддержки на вербальные, визуальные и тактильные измерения.

Средняя оценка уклона как функция состояния снимка, Исследование 2. Горизонтальная линия представляет фактический уклон холма (29 градусов).

Неожиданно обнаружилось взаимодействие состояния и пола на тактильной шкале, F (2, 30) = 4.21, p <0,03, η 2 = 0,22, с самыми высокими оценками для женщин в нейтральном состоянии ( M = 30,20, SD = 8,07) и самыми низкими оценками для мужчин в нейтральном состоянии ( M = 19,14, SD = 6,99). Гендерные различия в тактильных показателях были обнаружены в прошлом (см. Proffitt et al., 1995). Однако, поскольку это взаимодействие сосредоточено на нейтральном состоянии, а не на положительных или отрицательных условиях социального контекста, оно не рассматривается как имеющее отношение к нашей центральной гипотезе, т.е.е., этот социальный контекст смягчает восприятие наклона холма.

Качество отношений

Если визуальное восприятие модерируется поддерживающими отношениями, то качество отношений должно учитывать это влияние. Чтобы проверить это предсказание, мы сопоставили вербальные, визуальные и тактильные измерения с чувствами по отношению к изображаемой цели (см.). В соответствии с прогнозами социальной поддержки, чувство близости, тепла и счастья по отношению к изображаемому другому отрицательно связано со словесной мерой наклонного восприятия, а близость отрицательно связана с визуальной мерой наклонного восприятия.Таким образом, по мере увеличения положительного отношения к источнику поддержки воспринимаемая крутизна холма уменьшалась. Нейтральные и отрицательные чувства не были связаны с визуальными и вербальными измерениями.

Таблица 2

Корреляции (r) Контроль отрицательного настроения между реакциями на воображаемую социальную цель и показателями восприятия наклона холма (n = 31).

− Happy 90,3399 903
Словесная мера Визуальная мера Тактильная мера
r r r

903 903 903 903 903 903 903 903 903 Ответы
Закрыть -.37 * −.36 * .02
Теплый −.33 * −.28 .13
−.20 .05
Отрицательные ответы
Злой .16 .26 .16 .23
Нейтральные ответы
Нейтральные .03 −.10 −.12 предполагают, что
косвенные оценки могли быть опосредованы качеством отношений. Второй набор ANOVA, в котором близость была введена как ковариата (и, следовательно, оставалась постоянной при всех условиях поддержки), предоставил дополнительные доказательства посредничества.Когда это было сделано, ранее значимое влияние условия поддержки на вербальную оценку стало незначительным, F (2, 29) = 0,57, p = 0,57, η 2 = 0,04. Что еще более характерно, величина эффекта условия на вербальные оценки упала с умеренных 0,18 до незначительных 0,04. Контроль близости оказал практически такое же влияние на соотношение между опорой и визуальными оценками, F (2, 29) = 0,94, p = 0,40, η 2 =.06. И снова уровень значимости и размер эффекта изменились с устойчивого на незначительный.

В отличие от исследования 1, не было значимой отрицательной корреляции между вербальными и визуальными оценками наклона холма и продолжительности отношений, p s> 0,19. Однако, в то время как в исследовании 1 продолжительность отношений варьировалась от 1 до 40 месяцев, в исследовании 2 продолжительность отношений варьировалась от 3 до 336 месяцев. Эта крайняя вариабельность продолжительности дружбы указывает на то, что типы людей, рассматриваемые в исследовании 2, качественно отличались от друзей в исследовании 1, которые все были друзьями по колледжу.Дружба, которую завязывают в колледже зачисленные студенты, имеет короткую историю — их продолжительность редко бывает дольше, чем 4–5 лет типичного зачисления в бакалавриат. В пределах этой ограниченной продолжительности связь в течение года или более пробуждает большую близость, чем связь всего в несколько недель или месяцев. По этой причине продолжительность может служить чувствительным показателем прочности отношений для дружбы в колледже.

Продолжительность, вероятно, была менее чувствительным показателем прочности отношений в исследовании 2, где участникам было предложено рассматривать любого важного партнера в отношениях, включая не только друзей по колледжу, но и членов семьи и лучших друзей на всю жизнь.Для такого рода долгосрочных связей продолжительность становится менее значимой (например, «как долго вы знаете свою мать?»), Чем показатели качества (например, «насколько вы близки к своей матери?»).

Настроение

Пять пунктов настроения (тревога, гнев, испуг, грусть, счастье) были объединены в один фактор настроения, α = 0,67. Односторонний дисперсионный анализ показал, что группы лечения не сообщали о различных настроениях, F (2, 28) = 1,66, p <0,21, η 2 = 0,11.Кроме того, в отличие от качества отношений, настроение не было связано ни с вербальной мерой наклона, r (31) = 0,23, p = 0,21, ни с визуальной мерой наклона, r (31) = 0,25, п. = 0,17.

Обсуждение

В соответствии с нашими прогнозами и повторением результатов исследования 1 участники, которые думали о положительном социальном контакте, оценили подъем как менее крутой, чем участники, которые думали о нейтральном или отрицательном контакте.В соответствии с нашими прогнозами (и, опять же, повторением исследования 1), различия между экспериментальными условиями были обнаружены только по вербальным и визуальным показателям, которые связаны с явным осознанием, но не по тактильным показателям, которые связаны с визуальным контролем. действия.

Факторы, согласующиеся с нашей гипотезой социальной поддержки, а именно близость и теплота, связанные с визуализированным другим, — опосредованное восприятие наклона холма предсказанным образом. Чем более позитивно участники относились к визуализированным контактам, тем менее крутым им казался холм.Более того, этот эффект социального контакта на восприятие наклона холма нейтрализовался после контроля близости.

Результаты исследования 2 также касались многих возможных альтернативных объяснений в исследовании 1. Обсуждение этих альтернативных объяснений будет дано в разделе «Общее обсуждение» ниже.

Общие обсуждения

Два исследования предоставили доказательства того, что психосоциальные ресурсы смягчают восприятие физического мира. Эти результаты поразительно похожи на предыдущие исследования, показавшие, что физиологические ресурсы сдерживают пространственное восприятие.Точно так же, как физическая нагрузка, физическая усталость, возраст и физическая форма воспринимающего — умеренное наклонное восприятие (Bhalla & Proffitt, 1999; Proffitt et al., 1995), так же как наличие и качество поддерживающих отношений. Социальная поддержка изменила восприятие сложной физической среды, так что крутой холм казался менее крутым как в исследовании in vivo, когда друг физически присутствовал, а не отсутствовал, так и в исследовании, которое включало мысленное вспоминание поддерживающего другого по сравнению с другим. нейтральные или не поддерживающие других.

Качество взаимоотношений

Особый интерес вызвали доказательства того, что качество взаимоотношений опосредовало влияние социальной поддержки на зрительное восприятие в обоих экспериментах. В исследовании 1 продолжительность дружбы отрицательно коррелировала с визуальными и словесными оценками наклона холма — чем дольше друг был известен, тем менее крутым выглядел холм. Эти корреляции предполагают, но не подтверждают опосредование. Такое подтверждение было предоставлено в исследовании 2. Здесь чувство близости к изображенному другому коррелировало как с вербальной, так и с визуальной оценкой уклона холма.Чем ближе испытуемые чувствовали себя к своим воображаемым социальным контактам, тем менее крутым им казался холм. Что еще более важно, влияние условия поддержки как на визуальную, так и на вербальную оценку наклона холма стало несущественным после статистического контроля близости, а величина эффекта условия поддержки как на вербальные, так и на визуальные показатели снизилась с умеренного до незначительного уровня. Таким образом, исследование 2 удовлетворяет четырем критериям посредничества, указанным Бароном и Кенни (1986):

  1. IV (условие поддержки) было связано с DV (вербальные и визуальные оценки наклона холма) и обозначено исходным дисперсионным анализом, в котором степень близости не коварифицировалась.

  2. IV был связан с посредником (близость отношений), как показали проверки манипуляции.

  3. Посредник был связан с DV, на что указывают корреляции.

  4. Влияние IV на DV было существенно снижено за счет контроля медиатора, как показывает второй ANOVA, в котором степень близости была коварифицирована.

Эти результаты важны, потому что они показывают, что способность отношений поддерживать (например,g., продолжительные, близкие, теплые) определяли влияние отношений на визуальное восприятие потенциальной физической проблемы (например, подъем на крутой холм с тяжелым рюкзаком). Другими словами, те самые свойства, которые делают отношения психосоциальным ресурсом (продолжительность и близость), очевидно, объясняют, почему отношения сдерживают восприятие.

Альтернативные объяснения

Присутствие других людей может привести к другим факторам, помимо социальной поддержки. Хотя в двух исследованиях не удалось рассмотреть все возможные альтернативные объяснения, настоящее исследование действительно учитывает некоторых из наиболее известных кандидатов.

Социальная помощь

В исследовании 1 участники с условием поддержки сообщили об оценке уклона холма в присутствии друга. Теория социальной фасилитации (Zajonc, 1965) может предполагать, что на восприятие склона холма повлияла простая близость другого человека, а не его поддержка. Однако задача визуализации, использованная в исследовании 2, решала эту проблему. Здесь участники мысленно вызывали позитивный, нейтральный или негативный социальный контакт.Если социальная фасилитация влияла на результаты, то участники во всех трех условиях должны были действовать одинаково, поскольку другой человек мысленно присутствовал для всех из них. Однако эти три группы не представили эквивалентных оценок уклона холма. Вместо этого, и в соответствии с нашими прогнозами, участники, которые ссылались на положительного другого, видели холм как наименее крутой, а те, кто ссылался на отрицательное другое, считали холм наиболее крутым. Кроме того, посредническая роль длительности отношений (Исследование 1) и близости отношений (Исследование 2) указывает на то, что на восприятие наклона холма повлияла поддержка, а не просто присутствие другого человека.Наконец, диссоциация между вербальными и визуальными измерениями, где наклоны различались в зависимости от условий поддержки, и тактильными измерениями, где они не различались, убедительно свидетельствует о том, что результаты не были скомпрометированы социальным содействием.

Предвзятые сигналы

Участники исследования 1, которые были членами дружеских пар, могли реагировать на преднамеренные или непреднамеренные сигналы от своих партнеров во время задачи визуализации, которые могли сформировать их ответы. Были приняты многочисленные меры предосторожности, чтобы предотвратить возникновение такой предвзятости, например, когда партнеры смотрели друг на друга во время испытаний, а участники сообщали свои оценки так, чтобы их партнеры не могли быть свидетелями.Кроме того, как указано в сноске 3, с учетом данных участников пары друзей, которые предоставили оценки первыми, наши результаты почти не изменились. Тем не менее, предвзятые сигналы практически отсутствовали в исследовании 2, где социальная поддержка была вызвана виртуальным, а не фактическим присутствием социального контакта, и где экспериментатор был слеп к условиям эксперимента каждого участника. Таким образом, результаты вряд ли будут скомпрометированы передачей сигналов о росте от других участников эксперимента.

Настроение

В обоих исследованиях эффекты социальной поддержки оставались достоверными даже после статистического контроля настроения. Более того, прямое влияние настроения на зрительное восприятие было от предельного до слабого. Ни в одном из исследований настроение не варьировалось в зависимости от условий эксперимента. Одно из объяснений состоит в том, что нашему показателю настроения не хватало чувствительности. Это кажется маловероятным; наша мера была простой и аналогичной мерам, эффективно используемым в других исследованиях. Более вероятное объяснение состоит в том, что настроение и ресурсы — отдельные явления.О диссоциации между ресурсами и настроением сообщили Харбер и др. (в печати) о социальной поддержке, Пеннебейкером (1997) о самораскрытии и Стилом (1988) о самоутверждении.

В целом, наиболее вероятные альтернативные объяснения наших эффектов, включая социальную помощь, предвзятые сигналы и настроение, в значительной степени рассматривались с помощью экспериментального плана и статистических тестов.

Ослабление нагрузки: метафора или реальность?

Мы утверждаем, что психологический ресурс, в данном случае социальная поддержка, может влиять на наклонное восприятие во многом так же, как и физический ресурс.Наша процедура подтверждения этого прогноза включала в себя то, что испытуемые, которые были с друзьями или одни (Исследование 1) или думали о положительном, нейтральном или отрицательном источнике поддержки (Исследование 2), оценивали наклон крутого холма. Прежде чем вынести такое суждение, все участники пристегнулись к тяжелым рюкзакам, чтобы создать максимально сложную обстановку в сочетании с крутым холмом, для которого социальная поддержка может быть особенно актуальной.

Рюкзаки не считались центральным элементом основного эффекта социальной поддержки на восприятие уклона холма.Однако интригующая возможность заключается в том, что рюкзаки не были случайными для результата, а вместо этого опосредовали влияние социальной поддержки на наклонное восприятие. Возможно, социальная поддержка изменила ощутимый вес рюкзаков, так что участники, которые были с друзьями (Исследование 1) или думали о положительном источнике поддержки (Исследование 2), воспринимали рюкзаки как более легкие. Субъективное облегчение рюкзаков могло, в свою очередь, привести к более умеренному восприятию склонов холмов.В поддержку этого объяснения люди оценивают предметы, которые нужно поднять, как менее веские, ожидая помощи от других (Doerfeld, Sebanz, & Shiffrar, 2007).

Однако существует также поддержка прямой связи между социальной поддержкой и психофизическим восприятием. Харбер и Валри (2008) показали, что участники с более высокой самооценкой давали более умеренные оценки роста, чем участники с более низкой самооценкой. Стефануччи, Проффитт, Клор и Парек (в печати) показали, что более напуганные испытуемые также давали более крайние наклонные оценки, чем менее напуганные участники.В обоих этих исследованиях связь между ресурсами или состояниями аффекта и восприятием была прямой и не опосредовалась изменениями физических нагрузок. Влияют ли психосоциальные ресурсы на зрительное восприятие напрямую или косвенно, изменяя другие физические ощущения, — важный вопрос, который предстоит решить в будущих исследованиях.

Психосоциальные ресурсы и модель восприятия

Результаты этих двух исследований согласуются с более ранними работами, показывающими, что социальная поддержка снижает восприятие физической боли (Brown et al., 2003; Harber & Wenberg, в стадии подготовки) и восприятие чужого бедствия (Harber et al., В печати). В совокупности эти исследования поддерживают модель психосоциальных ресурсов и восприятия (Harber et al., В печати), в которой говорится, что ресурсы смягчают восприятие проблем, потому что 1) вызывающие события часто перцептивно преувеличены (Истербрук, 1959; Руди и Мигер, 2000; Riskind et al., 1995) и 2) ресурсы, включая социальную поддержку, снижают негативное возбуждение (Karmarck et al., 1990).

Важным следствием этой модели является то, что психосоциальные ресурсы функционируют как линза, через которую воспринимаются социальный и физический миры. Способность ресурсов управлять физическим восприятием может частично объяснить, как ресурсы способствуют преодолению трудностей. Если социальная поддержка, возможности для эмоционального раскрытия и различия в надежде, оптимизме, самооценке и самооценке заставляют людей смотреть на проблемы более умеренно, тогда люди, которым нравятся эти ресурсы, будут жить в субъективно менее требовательных и менее требовательных условиях. стрессовый мир.И наоборот, те, кто лишен таких ресурсов, будут жить в мире, где холмы круче, расстояния больше, пропасти глубже, а другие виды физических проблем более сложны и требовательны. Стресс, который вызывают эти преувеличенные восприятия, если они возникают хронически, может объяснить эмоциональные и физические потери, которые испытывают люди, лишенные психосоциальных ресурсов.

Связь социального и восприятия

Это исследование является частью недавнего возрождения интереса к тому, как социальные факторы влияют на базовое восприятие.За последние 5–10 лет исследователи показали, что когнитивный диссонанс и эмоции влияют на восприятие расстояния (Balcetis & Dunning, 2007) и наклонное восприятие (Stefanucci et al., В печати), самооценку (Harber & Valree, 2008) влияет на восприятие высоты, собственные ресурсы влияют на восприятие времени (Vohs & Schmeichel, 2003), социальный статус влияет на визуальную иллюзию Эббингауза (Staple & Koomen, 1997), а страх и тревога (Rhudy & Meagher, 2000) и самоэффективность (Bandura, O’Leary, Taylor, Gauthier, & Gossard, 1987) влияют на восприятие боли.Эти связи между тем, как люди относятся к себе и своим социальным мирам, и тем, как они буквально воспринимают внешний мир, указывают на то, что социальные психологические процессы насыщают умственную деятельность человека и что «жесткие» реальности психофизики могут быть изменены «мягкими» реальностями аффект, отношения, ассоциации и себя.

Заключение

Прошлые исследования показали, что физических состояний воспринимающих влияет на их восприятие физической среды.Текущие исследования показывают, что психосоциальных состояний воспринимающего также влияют на восприятие физической среды. Пока рано делать предположения о степени, в которой эти влияния имеют общие лежащие в основе механизмы, или о том, какими могут быть эти механизмы. Однако недавние исследования начали смотреть на другие телесные влияния на зрительное восприятие, и результаты весьма поразительны. Например, было обнаружено, что манипулирование эмоциональной значимостью сигнала, появляющегося непосредственно перед градацией контрастной чувствительности, влияет на контрастную чувствительность человека (Phelps, Ling, Carrasco, 2006).Многие исследователи расширяют изучение человеческих способностей, чтобы включить в него влияние воплощения (Chouchourelou, Matsuka, Harber, & Shiffrar, 2006; Proffitt, 2006; Wilson, 2001). Текущие результаты предполагают, что традиционное понятие воплощения следует расширить, включив в него психосоциальные ресурсы, извлеченные из качества социальных отношений.

Благодарность

Это исследование было поддержано Национальным научным фондом в рамках гранта № BCS 0518835.

Сноски

1 Из этих результатов можно сделать вывод, что присутствие друга поблизости делает вербальные и визуальные оценки уклонов холмов более точными. .В абсолютном выражении это то, что мы обнаружили в наших исследованиях. Однако, основываясь на функциональной перспективе восприятия (например, Proffitt, 2006), мы различаем абсолютной точности , зафиксированной с помощью тактильного измерения, и функциональной точности , зафиксированной с помощью вербальных и визуальных измерений. Абсолютная точность отражает объективную реальность — в данном случае истинный наклон крутого холма. Напротив, функциональная точность — это соответствие между способностью человека взаимодействовать с физической средой (например,g., холм), а также объективные характеристики окружающей среды (например, наклон холма). Для людей с истощенными физическими или психосоциальными ресурсами это соответствие неблагоприятно. В результате их умы преувеличивают характеристики объективной среды в связи с их исчерпанными способностями преодолевать такие препятствия. Для людей, обладающих достаточными ресурсами, это преувеличение уменьшается — они считают проблемы менее серьезными в соответствии со своими большими способностями.

Таким образом, мы утверждаем, что участники в условиях высокой поддержки и участники в условиях низкой поддержки продемонстрировали соответствующую функциональную точность в своем восприятии окружающей среды: обе группы видели наклон холма относительно их текущих возможностей преодолеть это.Другими словами, хотя эти два условия различались с точки зрения абсолютной точности, оба условия были точными в функциональном смысле.

2 Счастье было закодировано обратным кодом для создания составной шкалы.

3 Из-за технической ошибки данные о возрасте были потеряны для 8 участников, возраст которых предположительно попал в возрастной диапазон, описанный для остальных 24 участников.

Ссылки

  • Аллен К., Бласкович Дж., Томака Дж., Келси Р.М. Присутствие друзей-людей и домашних собак как модераторов вегетативных реакций на стресс у женщин.Журнал личности и социальной психологии. 1991; 61: 582–589. [PubMed] [Google Scholar]
  • Аронсон Э., Элсворт П.К., Карлсмит Дж. М., Гонсалес М. Х. Методы исследования в социальной психологии. 2-е изд. Макгроу-Хилл; New York: 1990. [Google Scholar]
  • Bandura A, O’Leary A, Taylor CB, Gauthier J, Gossard D. Воспринимаемая самоэффективность и контроль боли: опиоидный и непиодный механизм. Журнал личности и социальной психологии. 1987. 53: 563–571. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бальчетис Э., Даннинг Д.Когнитивный диссонанс и восприятие природного окружения. Психологическая наука. 2007; 18: 917–921. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барон Р.М., Кенни Д.А. Различие между модератором и посредником в социально-психологическом исследовании: концептуальные, стратегические и статистические соображения. Журнал личности и социальной психологии. 1986; 51: 1173–1182. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bhalla M, Proffitt DR. Зрительно-моторная перекалибровка в географическом восприятии. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность.1999; 25: 1076–1096. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bond CF, Titus LJ. Социальная помощь: метаанализ 241 исследования. Психологический бюллетень. 1983; 94: 265–292. [PubMed] [Google Scholar]
  • Браун Дж. Л., Шеффилд Д., Лири М. Р., Робинсон М. Е.. Социальная поддержка и экспериментальная боль. Психосоматическая медицина. 2003. 65: 276–283. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шушурелу А., Мацука Т., Харбер К., Шиффрар М. Визуальный анализ эмоциональных действий. Социальная неврология. 2006; 1: 63–74.[PubMed] [Google Scholar]
  • Коэн С., Дойл В.Дж., Тернер Р., Альпер С.М., Сконер Д.П. Коммуникабельность и подверженность простуде. Психологическая наука. 2003. 14: 389–395. [PubMed] [Google Scholar]
  • Creem SH, Proffitt DR. Определение корковых зрительных систем: «Что», «Где» и «Как». Acta Psychologica. 2001; 107: 43–68. [PubMed] [Google Scholar]
  • Давитц-младший, Мейсон ди-джей. Социально облегченное снижение реакции страха у крыс. Журнал сравнительной и физиологической психологии.1955; 48: 149–156. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дёрфельд А., Себанц Н., Шиффар М. Если вы хотите поднять вместе, груз выглядит легче. Плакат, представленный на собрании Психономического общества; Лонг-Бич, Калифорния. 2007. [Google Scholar]
  • Дюваль С., Виклунд Р. Теория объективного самосознания. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1972 г. [Google Scholar]
  • Истербрук JA. Влияние эмоций на использование реплик и организацию поведения. Психологический обзор. 1959; 66: 183–201.[PubMed] [Google Scholar]
  • Fawzy FI, Fawzy NW, Hyun CS, Elashoff R, Guthrie D, Fahley JL, Morton D. Злокачественная меланома: влияние психиатрического вмешательства на ранних стадиях, совладания и аффективного состояния на рецидивы и выживаемость 6 лет спустя. Архив общей психиатрии. 1993; 50: 681–689. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гаст Д.А., Гордон Т.П., Броди А.Р., МакКлюр Х.М. Эффект предпочтительного компаньона в модуляции стресса у взрослых самок макак-резусов. Физиология и поведение. 1994; 55: 681–684.[PubMed] [Google Scholar]
  • Харбер К.Д., Эйнав-Коэн М., Ланг Ф. Они услышали крик: Психосоциальные ресурсы смягчают восприятие страданий других. Европейский журнал социальной психологии. в прессе. [Google Scholar]
  • Харбер К.Д., Венберг К.Э. Социальная поддержка и восприятие физической боли. в процессе подготовки. [Google Scholar]
  • Харбер К. Д., Шнайдер Дж. К., Эверард К. М., Фишер Э. Б. Директивная поддержка, ненаправленная поддержка и моральный дух. Журнал социальной и клинической психологии.2005; 24: 691–722. [Google Scholar]
  • Харбер К.Д., Валри Д. Безопасность, самооценка и восприятие высоты. Плакат представлен на собрании Общества Личности и Социальной Психологии; Альбукерке, штат Нью-Мексико. 2008. [Google Scholar]
  • Хеннесси МБ, О’Лири С.К., Хоук Дж. Л., Уилсон С. Е.. Социальное влияние на кортизол и поведенческие реакции у морских свинок до отъема, периадолетнего возраста и взрослых морских свинок. Физиология и поведение. 2002. 76: 305–314. [PubMed] [Google Scholar]
  • Камарк Т.В., Манук С.Б., Дженнингс-младший.Социальная поддержка снижает реактивность сердечно-сосудистой системы на психологический вызов: лабораторная модель. Психосоматическая медицина. 1990; 52: 42–58. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кинселла-Шоу Дж. М., Шоу Б., Терви М. Т.. Воспринимать «прогулку по склонам». Экологическая психология. 1992; 4: 223–239. [Google Scholar]
  • Klein LC, Corwin EJ, Stine MM. Воздержание от курения снижает точность оценки времени у курильщиков сигарет. Вестник психофармакологии. 2003. 37: 90–95. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кумаширо М., Седикидес К.Принятие во внимание информации, ориентированной на ответственность: близкие позитивные отношения как ресурс поддержки. Психологическая наука. 2005; 16: 732–739. [PubMed] [Google Scholar]
  • Латане Б. Общительность и страх у лабораторных крыс. Журнал экспериментальной социальной психологии. 1969; 5: 61–69. [Google Scholar]
  • Лазарус Р.С., Фолкман С. Стресс, оценка и преодоление трудностей. Springer; Нью-Йорк: 1984. [Google Scholar]
  • Мэтьюз А., Макинтош Б. Присмотритесь: эмоции изменяют эффект расширения границ.Эмоции. 2004; 4: 36–45. [PubMed] [Google Scholar]
  • Милнер А.Д., Гудейл, Массачусетс. Визуальный мозг в действии. Издательство Оксфордского университета; Oxford: 1995. [Google Scholar]
  • Пеннебейкер Дж. Открытие: Исцеляющая сила выражения эмоций. Guilford Press; Нью-Йорк: 1997. [Google Scholar]
  • Фелпс Э.А., Линг С., Карраско М. Эмоции облегчают восприятие и усиливают перцептивные преимущества внимания. Психологическая наука. 2006; 17: 292–299. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Proffitt DR.Воплощенное восприятие и экономия действий. Перспективы психологической науки. 2006; 1: 110–122. [PubMed] [Google Scholar]
  • Проффитт Д. Р., Бхалла М., Госсвейлер Р., Миджетт Дж. Восприятие географического уклона. Психономический бюллетень и обзор. 1995; 2: 409–428. [PubMed] [Google Scholar]
  • Проффитт Д. Р., Стефануччи Дж., Бэнтон Т., Эпштейн В. Роль усилия в воспринимаемой дистанции. Психологическая наука. 2003. 14: 106–112. [PubMed] [Google Scholar]
  • Руди Дж. Л., Мегер М.В. Страх и тревога: разные эффекты на порог боли человека.Боль. 2000; 84: 65–75. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рискинд Дж. Х., Мур Р., Боули Л. Надвигающиеся пауки: ужасающее искажение движения и угроза. Поведенческие исследования и терапия. 1995; 33: 171–178. [PubMed] [Google Scholar]
  • Seeman TE, Syme SL. Социальные сети и болезнь коронарной артерии: сравнение структуры и функции социальных отношений как предикторов болезни. Психосоматическая медицина. 1987. 49: 341–354. [PubMed] [Google Scholar]
  • Staple D, Koomen W.Социальная категоризация и восприятие размера: когда восприятие является социальным. Журнал личности и социальной психологии. 1997; 73: 1177–1190. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стил К. Психология самоутверждения: поддержание целостности личности. В: Берковиц Л., редактор. Успехи экспериментальной социальной психологии. Т. 21. Академическая пресса; Сан-Диего, Калифорния: 1988. С. 261–302. [Google Scholar]
  • Стефануччи Дж., Проффитт Д. Р., Бэнтон Т., Эпштейн В. Расстояния на холмах выглядят по-разному.Восприятие и психофизика. 2005. 67: 1052–1060. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стефануччи Дж. К., Проффитт Д. Р., Клор Дж., Парех Н. Катание по более крутому склону: Страх влияет на восприятие географического уклона. Восприятие. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Thoits PA. Социальная поддержка как помощь в преодолении трудностей. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1986; 54: 416–423. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vohs KD, Schmeichel BJ. Саморегуляция и расширенное «сейчас»: контроль над собой изменяет субъективное восприятие времени.Журнал личности и социальной психологии. 2003. 83: 217–230. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уилсон М. Случай сенсомоторного кодирования в рабочей памяти. Психономический бюллетень и обзор. 2001. 8: 44–57. [PubMed] [Google Scholar]
  • Winkielman P, Cacioppo JT. Спокойный ум вызывает улыбку на лице: психофизиологические данные, свидетельствующие о том, что содействие процессу обработки увеличивает положительный эффект. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 81: 989–1000. [PubMed] [Google Scholar]
  • Witt JK, Proffitt DR.Воспринимаемый уклон: диссоциация между восприятием и действием. Восприятие. 2007. 32: 249–257. [PubMed] [Google Scholar]
  • Витт Дж. К., Проффит Д. Р., Эпштейн В. Расстояние восприятия: роль усилия и намерения. Восприятие. 2004. 33: 577–590. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зайонц РБ. Социальная помощь. Наука. 1965; 149: 269–274. [PubMed] [Google Scholar]

Тест восприятия неправильной настройки: новый измерительный прибор

  • Bigand, E., & Poulin-Charronnat, B.(2006). Мы «опытные слушатели»? Обзор музыкальных способностей, не зависящих от формального музыкального образования. Познание , 100 , 100–130. https://doi.org/10.1016/j.cognition.2005.11.007

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Берд, К. М., Пападопулу, К., Риччиарделли, П., Россор, М. Н., и Чиполотти, Л. (2003). Тест-ретест надежность, практические эффекты и надежные индексы изменений для теста памяти распознавания. Британский журнал клинической психологии , 42 , 407–425. https://doi.org/10.1348/014466503322528946

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Биттнер, Р., Саламон, Дж., Тирни, М., Мауч, М., Каннам, К., и Белло, Дж. (2014). MedleyDB: многодорожечный набор данных для интенсивного аннотационного исследования MIR . Документ представлен в Международном обществе поиска музыкальной информации (ISMIR), Тайбэй, Тайвань.

  • Брегман А.С. (1990). Анализ слуховой сцены: восприятие организации звука. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Книга Google Scholar

  • Коэн Дж. (1988). Статистический анализ мощности для наук о поведении (2-е изд.) . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Google Scholar

  • Далла Белла, С., Жигер, Ж.-Ф., и Перец, И.(2007). Уровень вокального мастерства среди населения в целом. Журнал акустического общества Америки , 121 , 1182–1189. https://doi.org/10.1121/1.2427111

    Артикул PubMed Google Scholar

  • де Айяла Р. Дж. (2009). Теория и практика теории ответов на вопросы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press

    Google Scholar

  • де Бёк, П., & Уилсон, М. (2004). Описательные и объяснительные модели ответа. В Объяснительные модели ответов на вопросы: обобщенный линейный и нелинейный подход (стр. 43–74). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер. https://doi.org/10.1007/978-1-4757-3990-9

  • Деметриу, А., Янссон, А., Кумар, А., и Биттнер, Р. М. (2018). Вокал в музыке: значение вокала в сознании слушателей . Документ, представленный на 19-й Международной конференции по поиску музыкальной информации, Париж, Франция.

  • Эмбретсон, С. (1983). Конструктивная валидность: построение представления по сравнению с номинальным диапазоном. Психологический бюллетень , 93 , 179–197. https://doi.org/10.1037/0033-2909.93.1.179

    Артикул Google Scholar

  • Грасси, М., Менегетти, К., Тоффалини, Э., и Борелла, Э. (2017). Слуховые и когнитивные способности пожилых музыкантов и музыкантов. PLoS ONE , 12 , e0187881. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0187881

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Грасси, М., и Соранцо, А. (2009). MLP: набор инструментов MATLAB для быстрой и надежной оценки слухового порога. Методы исследования поведения , 41 , 20–28. https://doi.org/10.3758/BRM.41.1.20

    Артикул Google Scholar

  • Харрисон П.М. К., Коллинз, Т., и Мюллензифен, Д. (2017). Применение современных психометрических методов к тестированию мелодической дискриминации: теория ответа на вопросы, компьютеризированное адаптивное тестирование и автоматическая генерация заданий. Scientific Reports , 7 , 3618. https://doi.org/10.1038/s41598-017-03586-z

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Харрисон, П. М. К., & Мюлленсифен, Д.(2018). Разработка и валидация компьютеризированного теста адаптивного ритма (CA-BAT). Scientific Reports , 8 , 12395. https://doi.org/10.1038/s41598-018-30318-8

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Харрисон, П. М. К., Мусил, Дж. Дж., И Мюллензифен, Д. (2016). Моделирование тестов на различение мелодий: описательный и объяснительный подходы. Журнал новых музыкальных исследований , 45 , 265–280. https://doi.org/10.1080/09298215.2016.1197953

    Артикул Google Scholar

  • Ховард Д. М. (2007). Равный или неравный темперамент в пении a capella SATB. Логопедия, фониатрия, вокология , 32 , 87–94. https://doi.org/10.1080/14015430600865607

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Хатчинс, С., Ларруи-Маэстри, П., и Перец, И. (2014). Пение основано на вокально-моторном контроле высоты звука. Внимание, восприятие и психофизика , 76 , 2522–2530. https://doi.org/10.3758/s13414-014-0732-1

    Артикул Google Scholar

  • Хатчинс, С., Рокет, К., и Перец, И. (2012). Эффект вокальной щедрости: насколько плохим может быть ваше пение? Восприятие музыки , 30 , 147–159.https://doi.org/10.1525/mp.2012.30.2.147

    Артикул Google Scholar

  • Хатчинс, С., и Перец, И. (2012). Лягушка в горле или в ухе? Поиск причин плохого пения. Журнал экспериментальной психологии: Общие , 141 , 76–97. https://doi.org/10.1037/a0025064

    Артикул Google Scholar

  • Кирхбергер, М.Дж. И Руссо Ф. А. (2015). Разработка адаптивного теста восприятия музыки. Ухо и слух , 36 , 217–228. https://doi.org/10.1097/AUD.0000000000000112

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Кунерт Р., Виллемс Р. М. и Хагоорт П. (2016). Независимая психометрическая оценка навыков восприятия музыки PROMS. PLoS ONE , 11 , e0159103.https://doi.org/10.1371/journal.pone.0159103

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Ларруи-Маэстри, П. (2018). «Я знаю это, когда слышу»: о восприятии слушателями неправильной настройки. Музыка и наука , 1 , 1–17. https://doi.org/10.1177/2059204318784582

    Артикул Google Scholar

  • Ларруи-Маэстри, П., Левек, Ю., Шен, Д., Джованни, А., и Морсомм, Д. (2013). Оценка точности певческого голоса: сравнение субъективных и объективных методов. Журнал голоса , 27 , 259: e1 – e5. https://doi.org/10.1016/j.jvoice.2012.11.003

    Артикул Google Scholar

  • Ларруи-Маэстри, П., Магис, Д., Грабенхорст, М., и Морсомм, Д. (2015). Обычный человек против профессионального музыканта: кто лучше судит? PLoS ONE , 10 , e0135394.https://doi.org/10.1371/journal.pone.0135394

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Ларруи-Маэстри, П., и Пфордрешер, П.К. (2018). Восприятие высоты звука в музыке: имеют ли значение совки? Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность , 44 , 1523–1541. https://doi.org/10.1037/xhp0000550

    PubMed Google Scholar

  • Закон, Л.Н. С., и Центнер, М. (2012). Объективная оценка музыкальных способностей: построение и проверка профиля навыков восприятия музыки. PLoS ONE , 7 , e52508. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0052508

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Leder, H., Belke, B., Oeberst, A., & Augustin, D. (2004). Модель эстетической оценки и эстетических суждений. Британский журнал психологии , 95 , 489–508. https://doi.org/10.1348/0007126042369811

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Лонг, Дж. Д. (2012). Лонгитюдный анализ данных для поведенческих наук с использованием Р. Лос-Анджелеса, Калифорния: Sage.

    Google Scholar

  • Маес, П. Дж., Леман, М., Палмер, К., и Вандерли, М.М. (2014). Эффекты, основанные на действии на восприятие музыки. Границы в психологии , 4 , 1008. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2013.01008

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Мэджис, Д., и Райш, Г. (2012). Случайная генерация шаблонов ответов при компьютеризированном адаптивном тестировании с пакетом R catR. Журнал статистического программного обеспечения , 48 (8).https://doi.org/10.18637/jss.v048.i08

  • Макдермотт, Дж. Х., Лер, А. Дж., И Оксенхэм, А. Дж. (2010). Индивидуальные различия раскрывают основу созвучия. Текущая биология , 20 , 1035–1041. https://doi.org/10.1016/j.cub.2010.04.019

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Мишил, К., Деломмо, К., Перро, X., и Оксенхэм, А.Дж. (2006). Влияние музыкального и психоакустического тренинга на различение высоты звука. Исследование слуха , 219 , 36–47. https://doi.org/10.1016/j.heares.2006.05.004

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Müllensiefen, D., Gingras, B., Musil, J., & Stewart, L. (2014). Музыкальность не музыкантов: индекс для оценки музыкального мастерства среди населения в целом. PLoS ONE , 9 , e89642. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0089642

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Мюллензифен, Д., Харрисон, П., Каприни, Ф., и Фанкур, А. (2015). Изучение важности самооценки интеллекта и музыкальности для академических и музыкальных достижений учащихся. Границы в психологии, 6 , 1702.https://doi.org/10.3389/fpsyg.2015.01702.

  • Николич, Л. (2017). Построение и валидация педагогического теста музыкальных способностей. Проблемы музыкальной педагогики , 16 , 7–23.

    Google Scholar

  • Parncutt, R., & Hair, G. (2011). Консонанс и диссонанс в теории музыки и психологии: распутывание диссонирующих дихотомий. Журнал междисциплинарных музыкальных исследований , 5 , 119–166.https://doi.org/10.4407/jims.2011.11.002

    Артикул Google Scholar

  • Parncutt, R., & Hair, G. (2018). Психокультурная теория музыкального интервала. Восприятие музыки , 35 , 475–501. https://doi.org/10.1525/mp.2018.35.4.475

    Артикул Google Scholar

  • Перец, И., Шампод, А.-С., И Хайд, К. (2003). Разновидности музыкальных расстройств: Монреальская батарея оценки Amusia. Анналы Нью-Йоркской академии наук , 999 , 58–75. https://doi.org/10.1196/annals.1284.006

    Артикул Google Scholar

  • Перец, И., и Колтер, М. (2003). Модульность обработки музыки. Nature Neuroscience , 6 , 688–691. https: // doi.org / 10.1038 / nn1083

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Пфордрешер П.К. и Браун С. (2007). Низкое пение при отсутствии глухоты ». Восприятие музыки , 25 , 95–115. https://doi.org/10.1525/mp.2007.25.2.95

    Артикул Google Scholar

  • Пфордрешер, П.К., и Ларруи-Маэстри, П. (2015). Проведя линию через спектрограмму: как мы понимаем недостатки имитации высоты звука? Границы неврологии человека , 9 , 271: 1–15. https://doi.org/10.3389/fnhum.2015.00271

  • Принс, Дж. Б. (2011). Интеграция стимулов в восприятии музыки. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии , 64 , 2125–2152. https://doi.org/10.1080 / 17470218.2011.573080

    Артикул Google Scholar

  • Руссо, Ф. А., и Томпсон, У. Ф. (2005). Иллюзия размера интервала: влияние тембра на воспринимаемый размер мелодических интервалов. Восприятие и психофизика , 67 , 559–568. https://doi.org/10.3758/BF03193514

    Артикул Google Scholar

  • Скализ, К., И Аллен Д. Д. (2015). Использование программного обеспечения с открытым исходным кодом для адаптивных измерений: Concerto как компьютерная адаптивная платформа разработки и доставки на основе R. Британский журнал математической и статистической психологии , 68 , 478–496. https://doi.org/10.1111/bmsp.12057

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Сишор, К. Э. (1919). Пособие по указанию и толкованию мер музыкального таланта.Чикаго, Иллинойс: К. Х. Стултинг.

    Google Scholar

  • Смит, Л. М., Бартоломью, А. Дж., Бернем, Л. Е., Тиллманн, Б., и Чирулли, Э. Т. (2017). Факторы, влияющие на способность различать высоту звука в когорте здоровых добровольцев с широким фенотипом. Scientific Reports , 7 , 16480. https://doi.org/10.1038/s41598-017-16526-8

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Соранцо, А., & Грасси, М. (2014). ПСИХОАКУСТИКА: комплексный набор инструментов MATLAB для слухового тестирования. Границы в психологии , 5 , 712. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2014.00712

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Уллен Ф., Мосинг М. А., Холм Л., Эрикссон Х. и Мэдисон Г. (2014). Психометрические свойства и наследуемость нового онлайн-теста на музыкальность, шведского теста музыкальной дискриминации. Личность и индивидуальные различия , 63 , 87–93. https://doi.org/10.1016/j.paid.2014.01.057

    Артикул Google Scholar

  • Uys, M., & van Dijk, C. (2011). Разработка теста восприятия музыки для взрослых пользователей слуховых аппаратов. Южноафриканский журнал коммуникативных расстройств , 58 , 19–47. https://doi.org/10.4102/sajcd.v58i1.38

    Артикул PubMed Google Scholar

  • van der Linden, W.Дж. И Глас, К. А. У. (2007). Статистические аспекты адаптивного тестирования. В C. R. Rao & S. Sinharay (Eds.), Handbook of Statistics (Vol. 26, pp. 801–838). Амстердам, Нидерланды: Эльзевир. https://doi.org/10.1016/S0169-7161(06)26025-5

    Глава Google Scholar

  • Вурма, А., Раджу, М., и Кууда, А. (2010). Влияет ли тембр на высоту звука? Оценки музыкантов и не музыкантов. Психология музыки , 39 , 291–306.https://doi.org/10.1177/0305735610373602

    Артикул Google Scholar

  • Вурма, А., и Росс, Дж. (2006). Изготовление и восприятие музыкальных интервалов. Восприятие музыки , 23 , 331–334. https://doi.org/10.1525/mp.2006.23.4.331

    Артикул Google Scholar

  • Валлентин, М., Нильсен, А. Х., Фриис-Оливариус, М., Вууст, К., и Вууст, П. (2010). Тест на музыкальный слух, новый надежный тест для измерения музыкальной компетентности. Обучение и индивидуальные различия , 20 , 188–196. https://doi.org/10.1016/j.lindif.2010.02.004

    Артикул Google Scholar

  • Теплый, Т. А. (1989). Взвешенная оценка правдоподобия способностей в теории ответов на вопросы. Психометрика , 54, 427–450.https://doi.org/10.1007/BF02294627

    Артикул Google Scholar

  • Уорриер, К. М., & Заторре, Р. Дж. (2002). Влияние тонального контекста и тембральной вариации на восприятие высоты звука. Восприятие и психофизика , 64 , 198–207. https://doi.org/10.3758/BF03195786

    Артикул Google Scholar

  • Wier, C.К., Джестедт В. и Грин Д. М. (1976). Сравнение методов настройки и процедур принудительного выбора частотной селективности. Восприятие и психофизика , 19 , 75–79. https://doi.org/10.3758/BF03199389

    Артикул Google Scholar

  • Вольф, А., & Копьез, Р. (2018). Разработка и проверка оценки тренировки музыкального слуха (META). Журнал исследований в области музыкального образования 66 , 53–70.https://doi.org/10.1177/0022429418754845

    Артикул Google Scholar

  • Вудс, К. Дж. П., Сигел, М. Х., Траер, Дж., И МакДермотт, Дж. Х. (2017). Проверка наушников для облегчения экспериментов со слухом через Интернет. Внимание, восприятие и психофизика , 79 , 2064–2072. https://doi.org/10.3758/s13414-017-1361-2

    Артикул Google Scholar

  • Сарате, Дж.М., Деломмо, К., Вуд, С., и Заторре, Р. Дж. (2010). Вокальная точность и нейропластичность после тренировки на распознавание микромелодии. PLoS ONE , 5 , e11181. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0011181

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Центнер, М., и Штраус, Х. (2017). Быстрая и объективная оценка музыкальных способностей: разработка и валидация Short-PROMS и Mini-PROMS. Анналы Нью-Йоркской академии наук , 1400 , 33–45. https://doi.org/10.1111/nyas.13410

    Артикул Google Scholar

  • Восприятие расстояния на реальном географическом склоне

    % PDF-1.7 % 1 0 объект > / Metadata 2 0 R / Outlines 5 0 R / Pages 3 0 R / StructTreeRoot 6 0 R / Type / Catalog / Viewer Настройки >>> эндобдж 2 0 obj > поток application / pdf

  • Дэвид Алан Банч
  • Восприятие расстояния на реальном географическом склоне
  • Князь 12.5 (www.princexml.com) AppendPDF Pro 6.3 Linux 64 бит 30 августа 2019 Библиотека 15.0.4Appligent AppendPDF Pro 6.32020-03-25T12: 23: 47-07: 002020-03-25T12: 23: 47-07: 002020-03 -25T12: 23: 47-07: 001uuid: 8e9297fb-adfd-11b2-0a00-a0be60010000uuid: 8e9297fd-adfd-11b2-0a00-f002ebdbff7f конечный поток эндобдж 5 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > 1] / P 12 0 R / Pg 34 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 13 0 объект > 2] / P 6 0 R / Pg 34 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 26 0 объект > 8] / P 17 0 R / Pg 34 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 28 0 объект > 12] / P 18 0 R / Pg 34 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 29 0 объект > 14] / P 18 0 R / Pg 34 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 31 0 объект > 19] / P 20 0 R / Pg 34 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 32 0 объект > 23] / P 21 0 R / Pg 34 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 21 0 объект > эндобдж 34 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Parent 45 0 R / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / StructParents 0 / Tabs / S / Type / Page >> эндобдж 42 0 объект [33 0 R 36 0 R 37 0 R 38 0 R 39 0 R 40 0 ​​R 41 0 R] эндобдж 43 0 объект > поток xWnF} W, Dj jqX} r @ K + D * WΒŕI5h33g «œ? oW m)> | @ 0EZ Za & WIC (S ݁ woZǛ`p3 @ v}> 04x6sH’h @ 0 z> E.(=. 測 2N1J͋b ~ 7, CdƢ 6KÛf8% + 0zT.MPmwO4YKZKàM2W] d @ / PԒfRV] wP «XzЛd + F1» | 0-8! XH | ӒGrsXX> rytM 8 & 6Dˌ \ `!: RS = glnX; ݲ MK

    Визуальное декодирование количественной информации на графическом отображении данных в JSTOR

    Abstract

    Исследования графического восприятия, как теоретические, так и экспериментальные, обеспечивают научную основу для области построения статистической графики. На основе этих исследований начала вырисовываться парадигма, имеющая важное практическое применение.Парадигма основана на элементарных кодах: основных геометрических и текстурных аспектах графа, которые кодируют количественную информацию. Методология, которую можно использовать для изучения графического восприятия, проиллюстрирована исследованием параметра формы графа с двумя переменными, тема, которая много обсуждалась, но мало научных исследований, по крайней мере, 70 лет.

    Информация для издателя

    Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование.Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния.Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS. Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа.Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

    Индивидуальное восприятие веса при движении на склоне

  • Эрнандес-Рейф, М., Филд, Т., Диего, М. и Ларджи, С. Восприятие веса новорожденными у матерей с депрессией по сравнению с матерями без депрессии. Младенческое поведение и развитие 24, 305–316 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • Бушнелл, Э. В. и Будро, Дж. П. Развитие моторики и разума: потенциальная роль моторных способностей как детерминанта аспектов развития восприятия. Развитие ребенка 64, 1005–1021 (1993).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Робинсон. Х. Б. Экспериментальное исследование иллюзии размер-вес у маленьких детей.Развитие ребенка 35, 91–107 (1964).

    CAS PubMed Google Scholar

  • Макклоски, Д. И. Мышечные и кожные механизмы в оценке веса схваченных предметов. Neuropsychologia 12, 513–520 (1974).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Уснадзе Д. Über die Gewichtstäuschung und ihre Analoga.Psychologische Forschung 14, 366–379 (1931).

    Артикул Google Scholar

  • Росс, Х. Э. Сенсорная информация, необходимая для иллюзии размера и веса. Nature 212, 650 (1966).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed Google Scholar

  • Джонс, Л. А. Двигательные иллюзии: что они говорят о проприоцепции? Психологический бюллетень 103.1, 72–86 (1988).

    Артикул Google Scholar

  • Sjöberg, L. Сенсационные весы в иллюзии размера-веса. Скандинавский журнал психологии 10, 109–112 (1969).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Бауэр, Т. Г. Р. Повторяющиеся процессы в развитии ребенка. Scientific American 235, 38–47 (1976).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed Google Scholar

  • Шарпантье, А.Анализируйте экспериментальные элементы quelques de la sensation de poids [Экспериментальное исследование некоторых аспектов восприятия веса]. Arch. Physiol. Normales Pathologiques 3, 122–135 (1891).

    Google Scholar

  • Мюррей, Д. Дж., Эллис, Р. Р., Бандомир, К. А. и Росс, Х. Э. Шарпантье (1891) об иллюзии размера и веса. Восприятие и психофизика 61, 1681–1685 (1999).

    CAS Статья Google Scholar

  • Коселефф, П.Исследования на восприятие тяжести. Часть I. Acta Psychologica 13, 242–252 (1957).

    Артикул Google Scholar

  • Росс, Х. Э. и Грегори Р. Л. Иллюзии веса и различение веса — пересмотренная гипотеза. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии 21, 318–328 (1970).

    Артикул Google Scholar

  • Джонс, Л. А. Восприятие силы и веса: теория и исследования.Психологический бюллетень 100, 29–42 (1986).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Дресслар, Ф. Б. Исследования в области психологии осязания. Американский журнал психологии 6, 313–368 (1894).

    Артикул Google Scholar

  • Вулф, Х. К. Некоторые эффекты размера на суждения о весе. Психологическое обозрение 5, 25 (1898).

    Артикул Google Scholar

  • Де Камп, Дж.Влияние цвета на кажущийся вес. Предварительное исследование. Журнал экспериментальной психологии 2, 347 (1917).

    Артикул Google Scholar

  • Хаббард, Т. Л. Размер цели и смещение вдоль оси подразумеваемого гравитационного притяжения: эффекты подразумеваемого веса и доказательства репрезентативной гравитации. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание 23, 1484 (1997).

    Google Scholar

  • Рунесон, С.И Фрихольм, Г. Кинематическая спецификация динамики как информационная основа для восприятия человека и действия: ожидание, распознавание пола и обманчивое намерение. Журнал экспериментальной психологии: Общие 112, 585 (1983).

    Артикул Google Scholar

  • Кожевников М. и Хегарти М. Стимулирование убеждений как эвристика по умолчанию: разделение явного и неявного знания о движении. Психономический бюллетень и обзор 8, 439–453 (2001).

    CAS Статья Google Scholar

  • Гамильтон, А. д. К., Джойс, Д., Фланаган, Дж., Фрит, К. и Вольперт, Д. Кинематические сигналы в оценке перцептивного веса и их происхождение в подъеме бокса. Психологическое исследование 71, 13–21 (2007).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Ким, И. К. и Спелке, Э. С. Чувствительность младенцев к воздействию силы тяжести на движение видимых объектов.Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 18, 385 (1992).

    CAS PubMed Google Scholar

  • Kambara, H. et al. Влияние временного восприятия на восприятие веса. Границы в психологии 4, 40 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Коэн, Эндрю Л. Вклад инвариантов, эвристик и образцов в визуальное восприятие относительной массы.Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 32.3, 574 (2006).

    Google Scholar

  • Хехт, Х. и Бертамини М. Понимание ускорения снаряда. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 26.2, 730 (2000).

    Google Scholar

  • Runeson, S. Постоянная скорость — не воспринимается как таковая. Психологические исследования 37, 3–23 (1974).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Bozzi, P. Le condizioni del movimento naturaleungo i piani inclinati. Ривиста ди Псикология 53, 337–352 (1959).

    Google Scholar

  • Хаббард, Т. Л. Репрезентативный импульс и связанные смещения в пространственной памяти: обзор результатов. Психономический бюллетень и обзор 12, 822–851 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • Кавато М. Внутренние модели для управления двигателем и планирования траектории. Текущее мнение в нейробиологии 9, 718–727 (1999).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Кавато М., Фурукава К. и Сузуки Р. Иерархическая модель нейронной сети для управления и обучения произвольным движениям. Биологическая кибернетика 57, 169–185 (1987).

    CAS Статья PubMed МАТЕМАТИКА Google Scholar

  • Вольперт, Д. М., Гахрамани, З. и Джордан, М. И. Внутренняя модель сенсомоторной интеграции. Science 269, 1880–1882 (1995).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Имамизу, Х. и Кавато, М. Мозговые механизмы для прогнозирующего управления путем переключения внутренних моделей: последствия для когнитивных функций более высокого порядка.Психологические исследования PRPF 73, 527–544 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • Imamizu, H. et al. Мозжечковая деятельность человека, отражающая усвоенную внутреннюю модель нового инструмента. Nature 403, 192–195 (2000).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed Google Scholar

  • Грин, С., Грирсон, Л. Э., Дубровски, А. и Карнахан, Х. Моторная адаптация и ручной перенос: понимание постоянной природы сенсомоторных представлений.Мозг и познание 72, 385–393 (2010).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Ингрэм, Дж. Н., Ховард, И. С., Фланаган, Дж. Р. и Вольперт, Д. М. Множественные представления динамики инструмента, связанные с захватом, опосредуют умелое манипулирование. Current Biology 20, 618–623 (2010).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Мерфельд, Д.М., Зупан, Л. и Петерка, Р. Дж. Люди используют внутренние модели для оценки силы тяжести и линейного ускорения. Nature 398, 615–618 (1999).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed Google Scholar

  • Заго, М. и Лакванити, Ф. Когнитивные, перцептивные и ориентированные на действие представления падающих объектов. Neuropsychologia 43, 178–188 (2005).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Макинтайр, Дж., Заго, М., Бертос, А. и Лакванити, Ф. Моделирует ли мозг закон Ньютона? Nature Neuroscience 4, 693–694 (2001).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Фланаган, Дж. Р., Биттнер, Дж. П. и Йоханссон, Р. С. Опыт может изменить отчетливые размерно-весовые характеристики приоров, занимающихся подъемом предметов и оценкой их веса. Current Biology 18, 1742–1747, DOI: 10.1016 / J.Cub.2008.09.042 (2008).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Имамизу, Х., Курода, Т., Мияучи, С., Йошиока, Т., и Кавато, М. Модульная организация внутренних моделей инструментов в мозжечке человека. Труды Национальной академии наук 100, 5461–5466 (2003).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ Google Scholar

  • Ли, Дж. К. Взлом пульта Nintendo Wii. Pervasive Computing, IEEE 7, 39–45 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • Francone, J.И Нигей Л. Использование точки зрения пользователя при взаимодействии на мобильных устройствах. Франкоязычная конференция по взаимодействию человека и компьютера 23, 25–31 (2011).

    Google Scholar

  • Treutwein, B. & Strasburger, H. Подбор психометрической функции. Восприятие и психофизика 61, 87–106 (1999).

    CAS Статья Google Scholar

  • Wichmann, F.А. и Хилл, Н. Дж. Психометрическая функция: I. Подбор, выборка и степень согласия. Восприятие и психофизика 63, 1293–1313 (2001).

    CAS Статья Google Scholar

  • Страсбургер, Х. Преобразование между мерами наклона психометрической функции. Восприятие и психофизика 63, 1348–1355 (2001).

    CAS Статья Google Scholar

  • Стивен У.С. Цифровая обработка сигналов: Практическое руководство для инженеров и ученых. 467, isbn: 9780750674447, Амстердам: Newnes (2003).

  • Chang, C. & Lin, C. LIBSVM: библиотека для поддержки векторных машин. Национальный университет Тайваня, Тайбэй, Тайвань (2011 г.) URL http://www.csie.ntu.edu.tw/~cjlin/libsvm, дата обращения: 09.02.2015.

  • Эллис, Р. и Ледерман, С. Дж. Иллюзия мяча для гольфа: свидетельство нисходящей обработки при восприятии веса. Восприятие 27, 193–201, DOI: 10.1068 / P270193 (1998).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Уитакер Д. и МакГроу П. В. Долгосрочный визуальный опыт заново калибрует восприятие ориентации человека. Nature Neuroscience 3, 13–13 (2000).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Нейронная динамика перцептивного вывода и ее обращение во время изображения

    Сводка приемки:

    Dijkstra et al.предоставить эмпирические данные об обратном перцептивном выводе путем анализа электрофизиологической сигнатуры реакции мозга на зрительные стимулы. Он выявляет петлю обратной связи от областей более высокого уровня, которая проявляется как колебание задержки ответа мозга. Это эмпирическое свидетельство полезно для уточнения теорий восприятия.

    Письмо с решением после экспертной оценки:

    Благодарим вас за отправку вашей статьи «Нейронная динамика перцептивного вывода и ее обращение во время визуализации» на рассмотрение eLife .Ваша статья была рассмотрена тремя рецензентами, один из которых является членом нашего Совета редакторов-рецензентов, а оценку контролировал Тимоти Беренс в качестве старшего редактора. Рецензенты предпочли остаться анонимными.

    Рецензенты обсудили рецензии друг с другом, и редактор-рецензент подготовил это решение, чтобы помочь вам подготовить исправленную заявку.

    Резюме:

    Эта рукопись использует MEG во время задачи рабочей памяти / изображений, чтобы исследовать поток информации между областями низкого и высокого уровня во время восприятия и изображения соответственно.Авторы предоставляют эмпирические данные, согласующиеся с представлением о том, что регионы высокого уровня являются первыми во время изображения и последними во время восприятия. Кроме того, они показывают, что отзыв приводит к нескольким колебаниям (около 11 Гц), которые интерпретируются как восходящие и нисходящие процессы. Эти данные получены с помощью нескольких методологических нововведений. Методы многовариантной классификации, а именно линейный дискриминантный анализ (LDA), применяются к различным временным точкам после предъявления стимула, и полученные в результате обученные классификаторы (по одному на момент времени) используются для согласования во времени испытаний изображений за счет их способности различать лучше, чем другие.Это временное выравнивание является центральным для утверждения, что «информация» обрабатывается снизу вверх или сверху вниз вдоль вентрального зрительного пути. Здесь расстояние до распознающей гиперплоскости используется в качестве прокси для доказательства наличия сигнала, анализируемого на групповом уровне.

    Рецензенты сочли полученные результаты очень интересными. Ожидается, что доказательства колебаний сильно стимулируют нейробиологию, в частности теорию предсказательного кодирования. Действительно, выявленные явления недостаточно изучены (например,грамм. колебания между прямой и обратной связью во время изображения). Рецензенты также оценили творческое использование классификаторов для извлечения сигнала, а также тот факт, что данные исследования являются общедоступными.

    Однако дискуссии в основном были сосредоточены на попытке решить, были ли доказательства убедительными. Учитывая количество неклассических преобразований данных, которые приводят к доказательствам, как утверждать, что результаты, в частности множественные колебания, специфичны для визуального воспоминания, а не для низкоуровневых свойств нейронного сигнала. имеет сложную частотно-временную структуру.Наше понимание используемых перестановок состоит в том, что они будут создавать неструктурированные шаблоны, которые приведут к случайному и неструктурированному упорядочению наиболее схожих шаблонов. Другими словами, перестановки не отражают временную структуру нейронного сигнала. Необходима более совершенная процедура определения нуля, чтобы предоставить твердые доказательства того, что обнаруженные колебания действительно связаны с динамикой изображения.

    Существенные изменения:

    1) Прежде всего необходимо уточнить, какие аспекты стимулов вызывают изменения во времени восприятия.В рукописи очень мало деталей с точки зрения психологических измерений, варьируемых для создания вариаций времени восприятия, связанных с вариациями времени воображения. Вызываемые теории (теории предсказательной обработки) относятся к неоднозначности сенсорного сигнала, следовательно, они предполагают, что вариации времени восприятия должны быть связаны со стимулами. Тем не менее, в рукописи нет объяснения причин изменения времени восприятия. Некоторые различия между двумя классами стимулов, вероятно, отражают «неспецифические» механизмы: i.е. электрофизиологические сигнатуры, которые не относятся к конкретным нейронным репрезентациям, а относятся к общим различиям, например, в захват внимания. Например, если лица вызывают более сильную визуальную реакцию, чем дома, то то, что в этом исследовании считается реактивацией лица, будет просто отражать общую модуляцию визуальной / ИТ-активности. Ожидается, что такая неспецифическая активация будет запускать бегущие волны прямой связи и обратной связи в вентральных и дорсальных зрительных путях, как подробно описано в электрофизиологии обезьян, а также в МЭГ (например.грамм. Michalareas et al., 2016). По этим причинам мы считаем, что в исправленной рукописи следует подробно обсудить, какие аспекты стимулов вызывают изменения во времени.

    2) Второй более широкий момент касается установления того, усиливает ли сложный анализ колебания, специфичные для ментальных образов или, скорее, общие для нейронных сигналов. Действительно, нейронные сигналы имеют сложную автокорреляционную структуру. Чтобы устранить возможное затруднение, связанное с тем, что альфа-модуляция может влиять на отношение сигнал / шум, и объяснить соответствующие результаты, авторы проводят анализ когерентности на отдельных датчиках.Тот факт, что с помощью этого анализа не был получен значительный эффект, побуждает авторов исключить эту гипотезу. Однако известно, что статистика по отдельным датчикам является менее мощным статистическим методом, поэтому результат можно объяснить низкой статистической мощностью этого дополнительного анализа. В целом, всем рецензентам было трудно оценить методы, и поэтому они считают, что весь конвейер должен быть экспериментально продемонстрирован, чтобы не создавать подписи, которые интерпретируются. Небольшое количество конкретных анализов может помочь установить эти доказательства, не прибегая к тонкому теоретическому анализу конвейера обработки данных:

    A) Применение того же точного анализа к нейронному сигналу там, где нельзя ожидать такого вывода.Конкретный пример таких сигналов можно найти, используя временные окна, расположенные в интервалах между стимулами (например, перед испытанием).

    B) Использование дополнительного анализа, основанного на статистике второго уровня: т.е. подобрать отдельную модель для каждого субъекта отдельно и протестировать сигнатуры реактивации для разных субъектов. Действительно, авторы используют статистику смешанной модели / первого уровня с испытаниями и субъектами в качестве случайных величин. Такой подход необычен для анализа на основе декодирования из-за перекрестной проверки — i.е. обучение декодера вводит зависимости между предсказаниями декодеров и, таким образом, нарушает предположение о независимости статистических тестов первого порядка.

    C) Использование данных без фильтрации нижних частот. Действительно, есть подозрение, что колебательный эффект, наблюдаемый во время восприятия, может быть связан с эффектом фильтрации нижних частот. Это сомнение подтверждается дополнительным анализом с использованием данных, не прошедших фильтрацию нижних частот. Однако рисунок S2 в дополнительном материале нельзя сравнивать с соответствующим рисунком в основном тексте.Если данные, не прошедшие фильтр нижних частот, действительно подтверждают выводы, эти данные следует использовать в основном тексте без необходимости дополнительного анализа.

    [Примечание редакции: до принятия были предложены дальнейшие исправления, как описано ниже.]

    Благодарим вас за повторное представление вашей работы под названием «Нейронная динамика перцептивного вывода и ее обращение во время изображения» для дальнейшего рассмотрения eLife . Вашу исправленную статью оценили Тимоти Беренс (старший редактор) и редактор-рецензент.

    Рукопись была улучшена, но остаются некоторые проблемы, которые необходимо решить перед принятием, как указано ниже:

    Рецензенты считают, что доказательства не являются твердыми, но работа стимулирует, и результаты не являются результатом очевидной методологической ошибки. Они считают, что их публикация выгодна для данной области, но хотели бы, чтобы потенциальные ограничения были более явными. Для повторной подачи дополнительный анализ не требуется, но важна работа над формулировкой.

    Рецензент № 1:

    Авторы подробно ответили на большинство замечаний рецензентов. Важно отметить, что они выполнили дополнительный анализ, чтобы сделать доказательства более убедительными, например, анализ без низкочастотной фильтрации. Кроме того, данные на уровне испытаний показывают слабый эффект, но тот, который присутствует, что является важным доказательством, подтверждающим, что эффект не создается анализом. К сожалению, они не последовали нашему предложению об анализе данных вне стимулов, что сделало бы сильную нулевую гипотезу.Скорее, они использовали сложную симуляцию.

    В целом, меня утешает то, что доказательства не получены в результате анализа данных, и я поддерживаю публикацию.

    Рецензент № 2:

    Спасибо авторам за этот ответ.

    Вообще говоря, меня не удивляют ответы, основанные на моделировании, которое является источником значительного набора новых результатов и анализов в настоящей редакции. Моделирование остается программным управлением, потому что, в отличие от реальных данных, оно может не учитывать широкий спектр проблем.Ответы, систематически основанные на новом анализе сигналов МЭГ, были бы более убедительными, как мы изначально предлагали (например, применение одного и того же анализа в разных временных окнах, таких как интервал между стимулами, чтобы гарантировать, что там не было обнаружено никакого эффекта).

    Кроме того, если я правильно понимаю, p-значения, полученные из смешанных моделей, могут быть недопустимыми (обзор комментария 2B): то есть мы не можем легко оценить p-значения, когда гипотезы независимости между выборками не выполняются — как в случае с резюме, потому что обучающие модели соответствуют частично схожим наборам данных — следовательно, их прогнозы не являются независимыми: c.f. например Noirhomme et al., 2014 (NeuroImage: Clinical).

    Это, возможно, незначительное беспокойство усиливается тем фактом, что статистика, основанная на единичных испытаниях, может значительно увеличить степени свободы и, таким образом, может привести к необоснованно достоверным p-значениям. Статистические данные второго уровня только по предметам были бы более консервативным подходом. И снова авторы не пошли по рекомендованному маршруту.

    При этом эти статистические проблемы не должны подрывать методологическую и нейробиологическую работу.Хотя я относительно недоволен текущим ответом, статья остается интересной и потенциально важной.

    Следовательно, я не буду возражать против его принятия для публикации, но настоятельно рекомендую авторам предоставить четкий код своих анализов и моделирования, чтобы облегчить будущие тиражирования.

    Рецензент № 3:

    Хочу поблагодарить авторов за убедительную и тщательную доработку.

    У меня осталось два комментария.

    — Относится к вашему ответу «Мы признаем, что это нарушает предположение о независимости, но мы по-прежнему считаем, что это наиболее достоверный тест для наших данных, поскольку тестирование между субъектами игнорирует большую вариативность между испытаниями». Можете ли вы добавить предложение где-нибудь в тексте по этому поводу?

    Как комментарий здесь, использование непараметрических методов, таких как набор инструментов EEGLAB LIMO, может решить эту проблему: например, Пернет и др., 2011 (Вычислительный интеллект и нейробиология).

    — Правильный URL для программного обеспечения MNE — https: // mne.инструменты / и связанные

    публикация:

    А. Грамфорт, М. Луесси, Э. Ларсон, Д. Энгеманн, Д. Штромайер, К. Бродбек, Л. Паркконен, М. Хямяляйнен, Программное обеспечение MNE для обработки данных МЭГ и ЭЭГ, NeuroImage, Том 86, 1 февраля 2014 г. , Страницы 446-460, ISSN 1053-8119

    https://doi.org/10.7554/eLife.53588.sa1

    РЕДАКЦИЯ: Тестирование на наркотики: скользкая дорожка — Мнение — Savannah Morning News

    ЕСЛИ У ВАС есть дополнительные деньги на покупку запрещенных наркотиков, вам не нужно социальное пособие, финансируемое налогоплательщиками.Это просто.

    Но это не означает, что новый закон Джорджии, требующий от некоторых людей, обращающихся за социальными пособиями, сдавать тест на наркотики начиная с 1 июля, пройдет конституционную проверку.

    Действительно, одна проблема заключается в том, что этот закон может стать скользкой дорогой к другим формам тестирования на наркотики как условию получения пособий. Например, должны ли получатели стипендии HOPE проходить тестирование на употребление наркотиков? Теория гласит, что если у студентов есть деньги на травку, то, возможно, ограниченные доллары НАДЕЖДЫ должны пойти тем, кто их не курит.

    На национальном уровне почти половина штатов рассмотрела или рассматривает законы, которые обязывают лиц, получающих пособие, проходить тест на наркотики для получения пособий.

    В основе меры лежит представление о том, что люди, получающие государственную помощь, злоупотребляют государственными долларами. Также есть мнение, что тестирование экономит деньги. Но так бывает не всегда.

    В Айдахо законодатели отказались от этой идеи, когда аналитики государственного бюджета пришли к выводу, что программа тестирования на наркотики будет стоить больше денег, чем сэкономить.Между тем, недавняя федеральная статистика показывает, что получатели социальных пособий не чаще злоупотребляют наркотиками, чем население в целом — около 8 процентов от общего числа. Фактически, это был опыт в Мичигане, где была программа тестирования на наркотики, прежде чем суд отклонил ее.

    Закон штата Джорджия создан по образцу закона Флориды, который был заблокирован в конце прошлого года в федеральном суде назначенцем президента Джорджа Буша. Законодатели заявили, что закон Джорджии был написан, чтобы выдержать судебное разбирательство, Obamacare тоже.

    Положительным моментом является то, что закон Джорджии направляет лиц, у которых положительный результат теста на наркотики, к поставщикам лечения наркозависимости. К сожалению, денег на лечение нет. Таким образом, один из способов улучшить закон Грузии — при условии, что он выживет в суде — это направить все сбережения на программы.

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *