Гендеризация – Ответы@Mail.Ru: что такое гендерность

Содержание

Ответы@Mail.Ru: что такое гендерность

половая принадлежность (не путать гомосекс! )
например:
Гендерная психология — раздел дифференциальной психологии, в котором изучаются закономерности поведения человека в обществе, определённые его биологическим полом, социальным полом (гендером) и их соотношением. В гендерных исследованиях социальной психологии изучаются такие феномены, как: социализация, предрассудки, дискриминация, социальное восприятие и самовосприятие, самоуважение, возникновение социальных норм и ролей.
Гендерная политика, гендерные отношения и т. д.

Гендер являет собой определение женщин и мужчин на основе их социальной роли. Это не то же самое, что пол (биологические особенности женщин и мужчин) , и не то же самое, что женщина. Гендер определяется концепцией задач, функций и ролей, предназначенных обществом женщинам и мужчинам в их общественной и личной жизни.

[Гендерные аспекты: практика применения.
Швейцарское агентство по развитию и сотрудничеству]

Гендерный подход отличается тем, что он направлен на женщин и мужчин, а не на женщин в отдельности. Гендерный подход выдвигает на первый план:

различия между интересами мужчин и женщин даже в пределах одного домашнего хозяйства, как они взаимодействуют и выражаются;
традиции и иерархические представления, которые определяют положение женщин и мужчин в семье, общине и обществе в целом, посредством которых мужчины обычно доминируют над женщинами;
различия среди женщин и среди мужчин, основанные на возрасте, благосостоянии, национальной принадлежности и других факторах;
направление изменения гендерных ролей и взаимоотношений, происходящего зачастую довольно быстро, как результат социальных, экономических и технологических тенденций.
[Wijk and Francis, 1999]

Гендерное равенство подразумевает равное обладание женщинами и мужчинами социально ценных благ, возможностей, ресурсов и вознаграждений. Гендерное равенство не означает, что мужчины и женщины становятся одинаковыми, а то, что их возможности и жизненные шансы равны.

Гендерный анализ учитывает социальные и экономические различия между женщинами и мужчинами на каждом этапе разработки политики с целью:

выявления потенциально различного воздействия политических курсов, программ и законодательства, оказываемого на женщин и мужчин;
обеспечение равнозначных результатов для женщин и мужчин, мальчиков и девочек, при проведении и планировании мер.
[Канадское агентство международного развития]

Сделать гендер неотъемлемым фактором в отношении воды по определению Всемирного водного видения выглядит следующим образом:

«Гендерный подход включает в себя рассмотрение как практических, так и гендерных потребностей, таких, как улучшение условий для женщин посредством обеспечения водой и условиями санитарии вблизи дома, а также стратегических гендерных потребностей: улучшение положения женщины в обществе повышением ее информированности о ситуации и способности принимать решения и оказывать воздействие на изменения. Гендерный подход также стремится предотвратить дальнейшее обременение женщин и подчеркивает важность не укрепления и увековечивания автоматически традиционных ролей. Это подразумевает необходимость рассмотрения как мужчин, так и женщин, поскольку мужчинам необходимо изменить их отношение и поведение, чтобы поддержать данный процесс» .

Ге́ндер (англ. gender, от лат. genus «род» ) — социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как это поведение воспринимается. Это то полоролевое поведение, которое определяет отношение с другими людьми: друзьями, коллегами, одноклассниками, родителями, случайными прохожими и т. д.

В психологии и сексологии понятие «гендер» употребляется в более широком смысле, подразумевая любые психические или поведенческие свойства, ассоциирующиеся с маскулинностью и фемининностью и предположительно отличающие мужчин от женщин (раньше их называли половыми свойствами или различиями).

touch.otvet.mail.ru

Гендер | Словарь гендерных терминов

Гендер

Гендер (от англ. «gender» — род) — социокультурная, символическая конструкция пола, которая призвана определять конкретную ассоциативную связь, обеспечивать полноценную коммуникацию и поддерживать социальный порядок.

Иными словами, гендер — это смоделированная обществом и поддерживаемая социальными институтами система ценностей, норм и характеристик мужского и женского поведения, стиля жизни и образа мышления, ролей и отношений женщин и мужчин, приобретенных ими как личностями в процессе социализации, прежде всего определяется социальным, политическим, экономическим и культурным контекстами бытия и фиксирует представление о женщине и мужчине в зависимости от их пола (Мельник, 2004, с. 11).

Первоначально термин «гендер» использовался в лингвистике для обозначения грамматической категории «род». В социальные исследования категория «гендер» была введена , чтобы заменить доминировавшие в общественных науках понятия половой роли и полоролевого подхода. Идея различения биологического и социального пола высказывалась еще в 1935 г. Маргарет Мид (Margaret Mead) в книге «Пол и темперамент в трех примитивных обществах». Но сам термин вошел в употребление в западной науке в 1970-х гг. (в отечественной науке – в 1990-х гг.) благодаря трудам американского ученого Роберта Джесси Столлера (Robert Jesse Stoller). Он выступил на конгрессе психоаналитиков в Стокгольме с докладом о понятии социополового или, как он назвал его, гендерного самосознания, положив начало изучению процессов гендерной идентификации и гендерной социализации. Столлер впервые обозначил различие понятий пола (англ.– sex) и гендера (англ. – род). Его концепция строилась на разделении биологического и культурного: изучение пола, считал Столлер, является предметной областью биологии и физиологии, а анализ гендера может быть рассмотрен как предметная область исследований психологии, социологии, анализа культурно-исторических явлений  (Шилова, 2013, с. 148).

Следует различать понятия «пол» и «гендер». Термин «пол» употребляется для обозначения биологических, анатомических, физиологических различий между женским и мужским организмами, выражающиеся разным участием мужчины и женщины в репродуктивном процессе, отличными гениталиями, набором хромосом. Если биологический пол дается человеку от рождения, то гендер конструируется социально и обусловлен культурой общества в конкретный исторический период. Гендер — это социальный пол, что формирует поведенческие, культурные, психологические, визуальные и другие социально-культурно обусловленные различия между мужчинами и женщинами.

Гендер — достаточно сложное понятие, поскольку раскрывает многообразное содержание явления. В научной литературе оно употребляется в нескольких значениях:

  • гендер как социально-ролевая и культурная интерпретация черт личности и моделей поведения мужчины и женщины, в отличие от биологической;
  • гендер как приобретение социальности индивидами, родившихся в биологических категориях женского или мужского пола;
  • гендер как политика равных прав мужчин и женщин, а также деятельность по созданию механизмов ее реализации (Мельник, 2004, с. 12).

Например, Ольга Воронина выделяет три направления понимание гендера:

  • гендер как социальная конструкция через механизмы социализации, разделения труда, гендерных ролей, масс-медиа, стереотипизирования;
  • гендер как сеть, структура или процесс, то есть понимание гендера как стратификационной категории вместе с другими стратификационными категориями;
  • гендер как культурная метафора в философских и постмодернистских концепциях (Малес, 2004, с. 122–123).

Джудит Лорбер (Judith Lorber) подробно структурирует гендер в его отношении к социуму и личности. Как социальный институт гендер включает в себя следующие понятия:

  • гендерные статусы — социально признанные нормы, которые проявляются в поведении, жестах, языке, эмоциях и внешнем виде;
  • гендерное разделение труда — распределение продуктивной и домашней работы между мужчинами и женщинами;
  • гендерные родственные связи — семейные права и обязанности для каждого пола, сексуальные предписания;
  • гендерные структуры личности — комбинации характерных черт, которые проявляются в чувствах и поведении;
  • гендерный социальный контроль — формальное или неформальное принятие и поощрение конформистского поведения и стигматизация, социальная изоляция, наказание, медицинское лечение нонконформистского поведения;
  • гендерное идеология — оправдание гендерных статусов, в частности, их различные оценки;
  • гендерные образы — культурные репрезентации гендера и воплощение гендера в символическом языке и художественной продукции воспроизводит и узаконивает гендерные статусы.

Применительно к личности гендер включает следующие компоненты:

  • категория пола — принадлежность к биологическому полу с рождения в зависимости от гениталий;
  • гендерная идентичность — личное восприятие своей половой принадлежности применительно к функции работника/-цы и члена семьи;
  • гендерный брачный и репродуктивный статус — совершение или несовершение разрешенного или непозволительного типа ухаживания, беременности, рождения детей и родительских ролей;
  • сексуальная ориентация — социально или индивидуально принятые образцы сексуальных желаний, чувств, практик и идентификаций;
  • гендерное структура личности — внутренне присущие образцы социально признанных эмоций, организованных структурой семьи и родительства;
  • гендерные процессы — социальные практики обучения, обучаемости, необходимых ролевых реплик, делающих поведение гендерно приемлемым (или неприемлемым), развитие гендерной идентичности;
  • гендерные убеждения — принятие или сопротивление гендерной идеологии;
  • гендерный дисплей — презентация себя как определенного типа гендерной личности через одежду, косметику, украшения, постоянные и временные телесные маркеры (Шакирова, 2000).

Литература:

Мельник, Т. М. (2004). Ґендер як наука та навчальна дисципліна. Основи теорії ґендеруНавчальний посібник (c. 10 – 29). Київ: «К.І.С.».

Шилова, Е. Э. (2013). Гендер как инновационный научный и философский дискурс. Вестник МГИМО Университета. Философия, 148–152.

Малес, Л. В. (2004). Біологічні, психологічні та соціокультурні чинники. Основи теорії ґендеру: Навчальний посібник (с.109–131). Київ: «К.І.С.».

Шакирова, С. (2000). Толкования гендера. Пол женщины. Сборник статей по гендерным исследованиям (с. 15–26). Алматы: Центр гендерных исследований.

Добавить комментарий

a-z-gender.net

Гендеризация всей России | Сажи Умалатова

Нам пишут.

«ЗА ПРАВА ЖЕНЩИН ЛЮБОГО ПОЛА».
О вреде Стамбульской конвенции, гендерах и гендерном законе
В последнее время в российском обществе, в средствах массовой информации то и дело вспыхивают острые дискуссии по вопросам сохранения традиционных ценностей. В том числе, о защите традиционной семьи. Это важный вопрос, непосредственно связанный с сохранением вековых культурных традиций. Вспомните знаменитые произведения литературы. В «Слове о полку Игореве», например, о любимом муже тоскует, плача на путивльской стене, княжна Ефросинья Ярославна. Через все жизненные испытания проносят любовь и верность муромский князь Пётр и его супруга, мудрая женщина из простого народа, Феврония («Повесть о Петре и Февронии Муромских»). С теплыми, светлыми чувствами о семье, о крепких, здоровых семейных отношениях писали наши классики – Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский и др. Там не просто описаны наши обычаи и традиции. В великих произведениях содержится призыв потомкам сохранить наши ценности, в частности, традиционную семью, гармоничную совместную жизнь разных поколений.
Любовь мужа и жены друг к другу, к детям, почитание родителей, согласие, забота, терпение, уважение, ответственность друг перед другом – основные ценности, которые проповедуют также и все мировые религии.
Защитником традиционных ценностей и нравственности нашего народа выступает политик, депутат Государственной Думы РФ Наталья Поклонская.

«В Европе у детей уже нет папы и мамы, а есть «родитель один» и «родитель два», — говорит парламентарий, символ «Крымской весны». – У нас в России не так, и на Украине не так. У нас есть мальчик и девочка, мама и папа. И это правильно, это надо защищать. Чтобы у ребенка не было «родителя один» и «родителя два» — к примеру, двух мужчин и двух женщин. Ведь семья – это одновременно и школа любви, и школа нравственности, источник наших самых сокровенных ценностей».

11 мая 2011 года в Стамбуле была подписана «Конвенция Совета Европы по предотвращению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье» (т.н. Стамбульская конвенция), которая вводит в пространство права, социума и государственной политики понятие «гендер», узаконивает гомосексуализм как нравственную «норму» и вводит ювенальную юстицию как механизм перехода к новой, извращённой форме семьи.

На данный момент из 47 государств-членов Совета Европы Конвенцию ратифицировали 27, вовсе не подписали только Россия и Азербайджан, и в этом году давление на «нарушителей» усилилось. Ответом на него стали массовые протесты жителей разных стран, не согласных с ее положениями и не признающих «новые веяния» — в Хорватии, Польше, Словакии, Чехии, Болгарии, Латвия и др.

Подняла тревогу и общественность России — в адрес Президента страны и депутатов Госдумы было направлено обращение от 125 видных общественных деятелей, представителей науки, культуры, СМИ с призывом не присоединяться к Стамбульской конвенции и отклонить закон «О равенстве прав мужчин и женщин» (о «гендере»), а также отменить ряд других инициатив гомосексуального лобби. Среди подписантов этого обращения – и председатель партии Мира и Единства, член исполкома Общероссийского движения в поддержку политики Президента России Сажи Умалатова.

По ее мнению, во все времена именно традиционные духовные и семейные ценности были и остаются оплотом государственности и сильной державы.
«Если политически, экономически, войнами не удалось уничтожить российский народ, значит, надо попробовать уничтожить его нравственность, мужество, честь, достоинство, благородство. Россия всегда славилась богатырями, о них даже сказки складывались. Но кому-то явно понадобились богатейшие ресурсы нашей страны и поэтому мужчину – защитника Отечества – хотят превратить в безликий «гендер», в некий «овощ» без пола и нравственности, понимания, что правильно, а что нет. Понятие «гендеры» вводится искусственно – чтобы всех уравнять, чтобы не использовать медицинские термины – гомосексуализм, педерастия и пр. Все станут просто «гендерами». А понятия «семья», «муж», «жена», «папа», «мама» станут второстепенными, отойдут на «второй план».

Похожей точки зрения придерживается и заслуженный юрист РФ, исполнительный директор Совета муниципальных образований Подмосковья Олег Иванов.

-«Я в принципе противник международных законодательных актов, идущих в разрез и даже меняющих наш менталитет, наши обычаи и традиции. У нас есть два пола, мужской и женский, данные тебе при рождении. Стамбульская же конвенция предусматривает некое давление с точки зрения защиты интересов нетрадиционных сексуальных меньшинств. Я считаю, что российское законодательство должно иметь приоритет по сравнению с международными нормами, тем более в такой тонкой сфере, как мораль, нравственность, традиционные ценности».
В 2012 году Совет муниципальных образований Подмосковья выходил с законодательной инициативой – проектом Закона Московской области «Об административной ответственности за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Тогда региональный парламент его отклонил.
-«Дело в том, что параллельно с нашим региональным разрабатывался подобный федеральный закон и мы отправили наши наработки тогдашнему председателю комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елене Мизулиной. Федеральный закон был позже принят и в нем, кстати, наши предложения были учтены», рассказывает Олег Иванов.

Он также выразил негативное отношение к законопроекту «О гендерном равенстве», принятом российским парламентом в первом чтении еще в 2003 году и отправленном на доработку Госдумой на днях.
-«Нет никакой необходимости иметь отдельный декларативный закон о равенстве мужчин и женщин, которое итак предусмотрено огромным количеством других нормативно-правовых и законодательных актов, включая Конституцию страны, Трудовой и Гражданский кодексы и т.д. Поэтому отдельный закон о гендерном равенстве, по большому счету, не нужен. Существуют и другие законодательные «перекосы». Есть ряд законов, где прямо нарушаются права мужчин. Например, в Семейном кодексе при разводе ребенок в 99 процентах случаев остается у матери, а не у отца. Безусловно, здесь присутствует нарушение равного права. Женщины только в нужных им случаях вспоминают о «равных правах» или феминизме, а когда им удобно, они сразу – «слабый пол»,- иронизирует Олег Иванов.

Недавно власти одного из подмосковных муниципальных образований – Наро-Фоминского городского округа — отказали активистам ЛГБТ-сообщества в проведении гей-парада и митинга в поддержку толерантного отношения и соблюдения прав и свобод лиц нетрадиционной сексуальной ориентации в Наро-Фоминске, городе воинской славы. Глава городского округа Роман Шамнэ подчеркнул, что данные «мероприятия» не только нарушают действующие в РФ законы «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», но и направлены на дестабилизацию общественной обстановки и подрыв нравственных устоев нашего общества.

Владимир Шакулов

Аркадий Минаков, доктор исторических наук, специалист в области русского консерватизма, общественный деятель, кандидат в губернаторы Воронежской области от партии «Родина».
Данная проблема не имеет устраивающего большинство нашего общества решения, пока мы добровольно находимся в той правовой системе, которая предполагает приоритет норм международного права над внутрироссийским законодательством. В свое время это положение в Конституцию ввели радикальные либералы-западники, главной целью которых была интеграция ельцинской России в «глобальное мировое сообщество», под которым подразумевались страны «избранного миллиарда». С тех пор ситуация изменилась достаточно радикально: Российская Федерация укрепила свой суверенитет, вернула Крым, поддерживает республики Новороссии, успешно выдерживает беспрецедентное санкционное и дипломатическое давление коллективного Запада. Следует учесть эти изменения и строить свою политику с учетом новых реалий. Россия является самостоятельным мировым центром, самобытной цивилизацией, отличающейся по многим параметрам от Европы и Азии. Мы должны стремиться не просто к относительной самодостаточности в сфере экономики, нам необходима самостоятельная цивилизационная политика, которая в сфере нравственности, культуры, права и т.д. опиралась бы на свои собственные многовековые нормы и традиции. Это предполагает как изменение норм Конституции, так и принятие государственной идеологии, которая задавала бы ясные и недвусмысленные векторы общественного и государственного развития. И, разумеется, исключала бы принятие тех решений, которые пытается навязать нам Стамбульская декларация.

НЕТ! — гендеризации России!

maxpark.com

STEMатизация женщин – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Социологи НИУ ВШЭ изучили гендерный дисбаланс в сфере естественных наук, технологий, инженерии и математики и предложили меры поддержки женщин, занятых в них.

Гендерное разделение труда

В области естественных наук, технологий, инженерии и математики (STEM – Science, Technology, Еngineering, Мathematics) мужчин в 3-4 раза больше, чем женщин. Масштабы этой диспропорции примерно одинаковы для России, Европы и США. При этом гендерное неравенство в точных и естественных науках оказывается сквозным. Оно начинается в средней школе, укрепляется в старших классах, нарастает в вузе и заканчивается рынком труда, отмечают Ольга Савинская, Елизавета Захарова и Тамара Мхитарян в книге «Женщины и STEM в цифровую эпоху: политика занятости в мегаполисе». В результате сфера точных наук, технологий и инженерии остается по преимуществу мужской.

Авторы приводят данные Росстата по студентам вузов за последние годы. По физико-математическому профилю обучаются почти вдвое меньше женщин, чем мужчин (34% против 66%). На направлении «информационная безопасность» эти цифры различаются уже почти в 3,8 раза: 21% девушек против 79% юношей. В металлургии и машиностроении гендерное соотношение — один к пяти в пользу мужчин. В энергетике и электротехнике, а также в ракетно-космической технике и авиации — пропорция один к шести.

По выпускникам университетов цифры похожие: в области физики, математики, информационных технологий доля девушек составляет около 20%. К слову, в биологии и химии она достигает 60%.

Но даже если девушки получают образование в сфере STEM, они гораздо реже остаются в ней, особенно в математике, физике и инженерии. По данным авторов книги, лишь каждая четвертая выпускница технических специальностей университетов устраивается работать по специальности.

Ясно, что истоки сквозного неравенства — не когнитивные. В изучении точных наук у девочек и мальчиков одинаковые возможности. Зато разными оказались самооценка знаний и представления об их значимости для своего будущего.

Падающая самооценка

Исследование в 5-х, 8-х и 11-х классах школ в Москве и городе Губкине Белгородской области (2017 год, опрос с итоговой выборкой 438 человек, в равных долях представлен каждый класс, девочек 54% от всей выборки) подтвердило, что мальчики и девочки примерно одинаково успевают по математике. Однако самооценка знаний по предмету (уверенность в своей компетентности) у них разная. Приоритеты — тоже.

В выборе сферы STEM происходит гендерная поляризация. Опрос показал, что с этой областью будущее связывают, в основном, мальчики. Девочки ориентируются на творческие направления и гуманитарные науки. Лишь 35% из них (по всей выборке) «проголосовали» за естественные и технические науки. Мальчики превысили этот показатель почти вдвое: среди них в STEM собрались идти 65%.

По данным авторов книги, эта самооценка может не коррелировать с реальными знаниями.

Так, в 5-м классе девочки имеют более высокие отметки по математике, а в 8-м и 11-м классах успеваемость не имеет гендерных различий. Однако в оценках своих способностей только 10% старшеклассниц указали на свою высокую компетентность в математике. Среди мальчиков эта доля почти вчетверо больше — 38%.

Показательна и противоположная динамика в самооценке математических способностей у мальчиков и девочек . У девочек она падает с каждым последующим классом — с 17% в 5-м классе до 10% в 11-м. У мальчиков за тот же период она, напротив, растет — с 20% до 38% в выпускном классе.

Заниженные возможности

Гендерные различия в уверенности школьников по поводу своих знаний показало и международное исследование PISA (Programme for International Student Assessment). Так, в рамках проекта «Азбука гендерного равенства в области образования» детям были предложены проективные ситуации, свидетельствующие об их самооценке способностей к математике. В отношении прикладных задач контраст особенно велик. 67% мальчиков убеждены, что чувствуют себя уверенно в расчете бензина, расходуемого автомобилем. Среди девочек таких респондентов меньше половины — 44%. Лишь 75% девочек (vs 84% мальчиков) не сомневаются в расчетах стоимости телевизора после скидки.

Такое восприятие собственных знаний сказывается на будущей специализации. «Мы обнаружили, что если девочка оценивает свои знания невысоко, то в 73% случаев она не выбирает STEM-дисциплины», — отмечают исследователи.

Причин неуверенности в своих знаниях и отсутствия интереса к естественным и техническим наукам много. Одна из них — то, что не каждый преподаватель умеет увлечь детей своим предметом.

По мнению ряда экспертов, для девочек имеет смысл придумать вербальные поощрения на уроках физики и математики. Так, методика микросообщений, предложенная Клаудией Моррелл и Каролин Паркер, меняет стиль общения с девочками, повышает их вовлеченность в STEM-предметы. Микросообщения — маленькие комментарии, шутки, умозаключения, которые учитель делает на уроке, — подбадривают девочек, вдохновляют их. Ольга Савинская приводит примеры: «Молодец, старайся, еще немного, и твоих знаний хватит на создание новых удобных скафандров для межпланетного перелета. Твоя мама будет в восторге!». «Экспериментируй дальше, большое количество неудач обогащает наш опыт, — это путь к успеху». 

Но дело, конечно, не только в педагогических практиках, но и в общественных стереотипах о естественных и технических науках. Они явно гендеризованы и ограничивают девочек в решениях.

Проникающая гендеризация

Стереотипы влияют на выбор профессии. Человек не всегда ждет одобрения тех или иных действий — его решение может быть автономным. Тем не менее, по словам исследователей, «в большинстве случаев мы ограничены строгим надзором общества, которое следит за соблюдением общепринятых норм».

Гендерные стереотипы — одни из самых мощных. Не случайно ряд исследователей говорят о тотальной «гендеризации». Так, американский социолог Майкл Киммел в книге «Гендерное общество» называет работу, семью и школу «гендеризованными институтами». «Именно в этих сферах доминантные определения усиливаются и репродуцируются, именно в этих сферах применяются дисциплинарные санкции к «отклоняющимся от нормы»», — констатирует он. 

Авторы называют стереотипы «жестким фильтром», сквозь который удается пройти «далеко не многим». Установки массового сознания относительно STEM-профессий особенно сильны.

 Категоричные суждения (например, «Инженерия — не женское дело») могут высказывать сами родители. Математика на родительских форумах и в чатах нередко характеризуется как заумная, неинтересная. Физика расценивается как слишком сложная и «абстрактная».

 Профессии часто оцениваются в терминах общественной пользы. Но у мальчиков и девочек разное восприятие этого аспекта. Нужность людям и одобрение со стороны общества гораздо важнее для девочек. Однако в случае с математикой или физикой общественные дивиденды очевидны не для всех. Поэтому девочки переключаются на более жизненные профессии.

 Свои стереотипы транслируют и педагоги. Они занижают успехи девочек в технических науках, одновременно ожидая от них достижений в гуманитарных дисциплинах. У мальчиков — обратная тенденция: в физике их перехваливают, а в лирике — недооценивают.

Эти установки усваиваются школьниками, а затем выдаются за свои собственные.

Латентная гендеризация в школе

Авторы книги на практике изучили феномен внушения гендерных стереотипов в школе. Существует так называемый «скрытый учебный план», который разводит мальчиков и девочек. Елена Ярская-Смирнова, развивая этот термин в гендерных исследованиях, подразумевает под этим «организацию самого учреждения, гендерные отношения на работе», содержание предметов и стиль преподавания. Эти компоненты поддерживают гендерное неравенство. Преимущество отдается «мужскому и доминантному», а «женское и нетипичное» недооценивается.

Для анализа «скрытого учебного плана» исследователи изучили школьную жизнь и ее внеурочные аспекты. «Мы оценили, как складывается поведение детей на переменах, в кружках и на творческих занятиях, при выполнении домашней работы и общении после школы, на уроках, на субботниках и экскурсиях», — рассказывают авторы. Ученикам были предложены 28 суждений, по отношению к которым нужно было выразить степень своего согласия. Исследователи выявили три фактора, формирующих «скрытый учебный план».

1. Организация школьной жизни и обучающих программ, определяющих деятельность учителей. Существует раздельное обучение по предмету «технология». Есть гендерное разделение на группы на физкультуре.

2. Структура внеучебной жизни. На праздниках и субботниках есть гендерное «разделение труда»: мальчикам и девочкам дают разные задания. Девочки украшают кабинет, мальчики ставят стулья.

3. Агрессия со стороны гендерной группы. Мальчики и девочки признают, что если они не будут следовать правилам, относящимся к их гендерной группе, то столкнутся с насмешками со стороны школьников противоположного пола. Так, дети говорили, что они «иногда ограничивают себя в действиях», чтобы одноклассники не смеялись над ними.

Из трех факторов самым выраженным оказалась гендеризованная организация школьной жизни. Исследователи заключают, что «школа принимает непосредственное участие в конструировании у учеников «мужских» и «женских» ценностных ориентиров и форм поведения». «Это с большей вероятностью демонстрирует девочкам, что их жизненный путь отличен от мужского, — резюмируют авторы, — что влияет на их профессиональный выбор». 

Дискриминация на рынке труда

На рынке труда — свои гендерные барьеры. В российском технологическом наукоемком секторе женщины за последние 25 лет медленно, но верно утрачивали свои позиции, пишут Ольга Савинская и соавторы. Совместный проект исследователей из России, США и Канады показал, что российские женщины реже публикуют свои статьи в международных научных журналах, чем мужчины. Особенно мало женского авторства среди работ по математике, физике и техническим наукам.

Есть также дисбаланс в зарплатах: женщины в науке в среднем зарабатывают меньше мужчин. Кроме того, существует «стеклянный потолок» — карьерные ограничения. Женщины чаще мужчин остаются на начальных и средних позициях в академической иерархии, реже защищают диссертации.

Отчасти это может быть связано с большей вовлеченностью женщин в ведение хозяйства и уход за детьми. Такая занятость может отчасти блокировать их карьеру. Это вариант «штрафа за материнство». Однако в сфере STEM, в дополнение к этим объективным трудностям, для женщин существуют еще и субъективные — моральные издержки, опять-таки связанные с установками массового сознания.

Гендерные «нормы» распределения функций в семье дополняются стереотипами о роли женщин в наукоемкой деятельности. Они опираются «либо на сомнительность когнитивных способностей женщин, либо на неудобства для женщин включаться в экспериментирование и другие технологические процессы, направленные на развитие инноваций», поясняют эксперты.

На таком фоне женщинам трудно не разочароваться в STEM-дисциплинах и не уйти из них. Вузам и научным организациям нужны специальные меры, помогающие удержать женщин в этой сфере. Авторы изучили соответствующую практику ведущих мировых университетов: Массачусетского технологического (MIT), Стэнфорда, Гарварда, Кембриджа, Оксфорда, Калифорнийского технологического (Caltech) и пр.

Сила женских клубов

«Выяснилось, что лидеры технологического образования оказываются и лидерами в проведении специальных мероприятий для продвижения женщин», — рассказывает Ольга Савинская. Самая распространенная мера поддержки женщин-ученых — создание специализированных сообществ внутри вуза (например, «Объединение женщин-инженеров» или «Сообщество женщин в физике»). Такие клубы позволяют сформировать сеть женщин-исследователей и помочь им в продвижении по карьерной лестнице. Ощущение себя частью коллектива способствует уверенности в начинаниях.

«Популярны также женские масштабные конференции и небольшие по численности ворк-шопы с лидерами отрасли , организуемые университетами», — продолжает Савинская. Их участники обсуждают меры преодоления неравенства. Вузы проводят и специальные мастер-классы, выделяют женщинам стипендии и гранты, предлагают программы дополнительного образования (например, по лидерству).

Все эти меры актуальны в российских условиях. Женщинам, занятым в высокотехнологичных отраслях, также помогли бы информационные кампании, разрушающие гендерные мифы. Стоит повысить доступ женщин к финансированию в науке и венчурном бизнесе, добавляют исследователи.

Программа «Для женщин в науке», реализуемая с 2007 года при поддержке РАН и Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, пока не получила широкого распространения. Далеко не все университеты информируют своих сотрудниц о возможности участия в ней. «Хотелось бы, чтобы таких конкурсов было больше, чтобы они появлялись и в российских фондах, при больших технологических корпорациях», – говорят исследователи. 

Помимо этих «академических» мер, необходимо сотрудничество научных структур с коммерческими компаниями. Было бы полезно создать государственно-частные партнерства, в которых бы реализовался потенциал женщин с техническими специальностями.

В дополнение к этому, в STEM-сфере пригодилась бы социальная поддержка работниц-матерей.

Помощь исследовательницам с детьми

Отчасти эти меры можно считать универсальными — они помогли бы всем «семейным» сотрудницам. Авторы предлагают такие изменения, как внесение домашнего труда в разряд оплачиваемого, более широкое развитие ДМС, вовлечение отцов в практику ухода за детьми. Актуально и восстановление профессиональных компетенций после декретных отпусков, причем часть мер может реализовываться через службы занятости, а часть – на самих предприятиях.

Важна и корпоративная помощь женщинам с детьми. Ее направления задал, например, московский конкурс «Лучшее предприятие для работающих мам». Среди направлений конкурса:

 финансовая поддержка в виде корпоративных пособий по рождению и уходу за ребенком,

 регулирование рабочего времени и пространства (неполный рабочий день, гибкий график, гибкое рабочее место),

 политика продвижения женщин (курсы повышения квалификации, помощь в развитии карьеры),

 семейная политика: санатории для детей и родителей, детские лагеря отдыха, экскурсии, спортивные мероприятия и пр.

 моральная поддержка: например, создание женсоветов и комиссий.

При этом необходим мониторинг потребностей работниц. «Возможно, в одном случае надо сделать упор на помощь в оплате образования детей, чтобы сотрудник не искал дополнительного заработка, — поясняют эксперты. — В других случаях — доплачивать за вечерние часы в детском саду. В третьем случае — выдать ноутбуки на дом сотрудникам с малолетними детьми и реструктурировать спектр их должностных функций».

Необходима специальная социальная политика, которая бы меняла «устои, сдерживающие профессиональный потенциал половины человечества», заключают исследователи.

IQ

Авторы исследования: 

Ольга Савинская, доцент кафедры методов сбора и анализа социологической информации факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Елизавета Захарова, магистрантка факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Тамара Мхитарян (студентка бакалавриата факультета социальных наук НИУ ВШЭ). 


Подпишись на IQ.HSE

iq.hse.ru

Политкорректность и вопросы гендера в современном английском языке

Гендер (англ. gender, от лат. genus «род») — социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как это поведение воспринимается. Это то полоролевое поведение, которое определяет отношение с другими людьми: друзьями, коллегами, одноклассниками, родителями, случайными прохожими и т. д.

Википедия

Еще не так давно вопрос, вынесенный в заголовок, просто не существовал в природе: каждому полу общественная мораль предписывала определенный набор социальных ролей, и никого это обстоятельство не смущало. Каждый был занят своим делом: мужчины несли ратную службу, занимались бизнесом и объезжали норовистых скакунов, женщины воспитывали детей, стояли у плиты и вывязывали кружева. Ничего удивительного, что многие из этих ролей прочно закрепились в лексике языка в виде гендерно-специфических названий профессий, таких как policeman (полицейский), fireman (пожарник), chairman (председатель) с одной стороны, и housewife (домохозяйка), waitress (официантка), nurse (сиделка) — с другой.

Ситуация начала резко меняться в заключительной части XX в., когда феминистки в непримиримой борьбе за равные права для женщин добились-таки существенных для себя уступок, попутно внедрив в общественное сознание идею об отсутствии прерогативы одного из полов на ту или иную профессию. Так появился политкорректный новояз (вернее, гендерно-озабоченная его часть), c такими названиями как mail carrier (postman), fire fighter (fireman), police officer (policeman), chairperson (chairman), homemaker (housewife) и др.

Как такое могло произойти? Дело в том, что так называемая политкорректность (и в том числе подчеркнутая гендерная нейтральность), несмотря на свою кажущуюся для нас идиотичность, на самом деле имеет большой смысл, ибо сие есть веление времени и объективная, системная по своей природе потребность. В современном западном обществе с его высочайшей степенью урбанизации и глобализованности, когда в тесном соседстве вынуждены сосуществовать и соприкасаться на различных уровнях люди самых разных культур, без привитой на уровне рефлексов вежливости и всеобщего императива терпимости, повседневная жизнь граждан была бы неминуемо полна стрессов и межличностных конфликтов. Притязания феминисток очень хорошо вписываются в эту тенденцию, и с их легкой тяжелой руки требование гендерной нейтральности постепенно приобрело статус коммуникационного стандарта во всех сферах общения.

Грамматические вызовы феминизму

К сожалению для англофонов и примазывающихся к ним изучателей английского, при переводе фразы в гендерно-нейтральную форму мы сталкиваемся с рядом грамматических трудностей, которые обусловлены отсутствием в английском языке подходящих для этой цели выразительных средств. Например, в русском языке мы можем спокойно говорить о неком абстрактном индивидууме в мужском роде, не делая специальных предположений по поводу его биологического пола:

Чтобы успокоить капризного ребенка, нужно отвлечь его внимание.

У нас этот фокус проходит, поскольку род существительного в русском языке предопределен формой окончания, и если слово оканчивается на согласную, попытка его согласования с другими членами предложения иначе как в мужском роде будет выглядеть попросту нелепо. В английском, однако, дело обстоит несколько по-другому:

To calm down a fussy child, you need to divert his attention.

С грамматической точки зрения в этой фразе все вроде бы корректно, но вот с политической… Как-то, знаете ли, не комильфо. А в агрессивно-феминистской среде вас за такие слова и вообще сходу заклеймят сексистом. В самом деле, почему вы говорите о ребенке his (его), а не her (ее)? Грамматика здесь род не предписывает. Может, это из вас прет оголтелый мужской шовинизм? Ну так вам его быстренько укоротят: здесь вам все-таки не тут. Не хотите попасть в подобную ситуацию? Тогда читайте дальше.

Три формы гендерной нейтрализации

1. Омножествление

Один из способов избежать нежелательной гендеризации заключается в перестроении фразы таким образом, чтобы субъект высказывания оказался во множественном числе; в этом случае вы сможете воспользоваться особенностью английской грамматики не различать рода для местоимений третьего лица множественного числа they/their (они/их):

To calm down fussy children, you need to divert their attention.

2. Частичное омножествление

К сожалению, перевод существительного во множественное число подчас наносит ущерб логике изложения, поэтому нередко возникает соблазн оставить его как есть. Можно ли при этом избежать упреков в сексизме? Да, можно — ценой нарушения грамматических правил:

To calm down a fussy child, you need to divert their attention.

Чувствуете? Получилось рассогласование в числе между словом child (ребенок) и местоимением their (их). Да, звучит довольно криво, но по нынешним временам безграмотность все-таки меньший грех, чем вопиющая неполиткорректность.

3. Перечисление

Ну а все-таки, можно ли сделать так, чтобы и рыбку съесть, и волки были сыты? Я думаю, вы уже догадываетесь, что ответ будет положительным, но не без подвоха, а иначе стоило ли бы огород городить? В общем, да, есть почти универсальная формула, но… тоже малость корявая:

To calm down a fussy child, you need to divert his/her attention.

Вы скажете: да что же тут корявого — потянет! Угумс, потянет. Для единичного предложения. А если у вас целый абзац таких вот he/she, his/her? В общем, нет удовлетворительного универсального рецепта. В каждом случае надо выходить из положения, сообразуясь с ситуацией. Как именно — вы теперь знаете. И если при этом получится конструкция, не идеальная с точки зрения грамматики, помните: не наша с вами в том вина.

Выводы на будущее

У вас может возникнуть вопрос: а насколько вообще все это важно? Что будет, если забить на эти глупые правила и явно обозначить пол? В принципе, ничего страшного не произойдет: никто сильно не оскорбится и на дуэль вызывать не станет — просто спишут на вашу неотесанность. Но сам факт неотесанности запомнят, и относиться к вам будут уже чуточку по-другому. Потому что их самих «отесывали» в таком ключе с самого раннего детства: ведь первая и наиглавнейшая задача их системы образования — вырастить социально адаптированных членов общества, а все остальное, типа накачки знаниями и привития навыков самостоятельного мышления — это уж как получится.

Так что лично вы можете относиться к этому явлению как вам заблагорассудится, но когда дойдет до общения с буржуинами, настоятельно рекомендую придерживаться гендерно-нейтральной грамматики. Надеюсь, что теперь, когда вы знакомы с подоплекой вопроса, эта условность не будет вызывать у вас сильного внутреннего протеста.

real-english.ru

Гендеризация всей России.

Нам пишут.

«ЗА ПРАВА ЖЕНЩИН ЛЮБОГО ПОЛА».
О вреде Стамбульской конвенции, гендерах и гендерном законе
В последнее время в российском обществе, в средствах массовой информации то и дело вспыхивают острые дискуссии по вопросам сохранения традиционных ценностей. В том числе, о защите традиционной семьи. Это важный вопрос, непосредственно связанный с сохранением вековых культурных традиций. Вспомните знаменитые произведения литературы. В «Слове о полку Игореве», например, о любимом муже тоскует, плача на путивльской стене, княжна Ефросинья Ярославна. Через все жизненные испытания проносят любовь и верность муромский князь Пётр и его супруга, мудрая женщина из простого народа, Феврония («Повесть о Петре и Февронии Муромских»). С теплыми, светлыми чувствами о семье, о крепких, здоровых семейных отношениях писали наши классики — Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский и др. Там не просто описаны наши обычаи и традиции. В великих произведениях содержится призыв потомкам сохранить наши ценности, в частности, традиционную семью, гармоничную совместную жизнь разных поколений.
Любовь мужа и жены друг к другу, к детям, почитание родителей, согласие, забота, терпение, уважение, ответственность друг перед другом — основные ценности, которые проповедуют также и все мировые религии.
Защитником традиционных ценностей и нравственности нашего народа выступает политик, депутат Государственной Думы РФ Наталья Поклонская.

«В Европе у детей уже нет папы и мамы, а есть «родитель один» и «родитель два», — говорит парламентарий, символ «Крымской весны». — У нас в России не так, и на Украине не так. У нас есть мальчик и девочка, мама и папа. И это правильно, это надо защищать. Чтобы у ребенка не было «родителя один» и «родителя два» — к примеру, двух мужчин и двух женщин. Ведь семья — это одновременно и школа любви, и школа нравственности, источник наших самых сокровенных ценностей».

11 мая 2011 года в Стамбуле была подписана «Конвенция Совета Европы по предотвращению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье» (т.н. Стамбульская конвенция), которая вводит в пространство права, социума и государственной политики понятие «гендер», узаконивает гомосексуализм как нравственную «норму» и вводит ювенальную юстицию как механизм перехода к новой, извращённой форме семьи.

На данный момент из 47 государств-членов Совета Европы Конвенцию ратифицировали 27, вовсе не подписали только Россия и Азербайджан, и в этом году давление на «нарушителей» усилилось. Ответом на него стали массовые протесты жителей разных стран, не согласных с ее положениями и не признающих «новые веяния» — в Хорватии, Польше, Словакии, Чехии, Болгарии, Латвия и др.

Подняла тревогу и общественность России — в адрес Президента страны и депутатов Госдумы было направлено обращение от 125 видных общественных деятелей, представителей науки, культуры, СМИ с призывом не присоединяться к Стамбульской конвенции и отклонить закон «О равенстве прав мужчин и женщин» (о «гендере»), а также отменить ряд других инициатив гомосексуального лобби. Среди подписантов этого обращения — и председатель партии Мира и Единства, член исполкома Общероссийского движения в поддержку политики Президента России Сажи Умалатова.

По ее мнению, во все времена именно традиционные духовные и семейные ценности были и остаются оплотом государственности и сильной державы.
«Если политически, экономически, войнами не удалось уничтожить российский народ, значит, надо попробовать уничтожить его нравственность, мужество, честь, достоинство, благородство. Россия всегда славилась богатырями, о них даже сказки складывались. Но кому-то явно понадобились богатейшие ресурсы нашей страны и поэтому мужчину — защитника Отечества — хотят превратить в безликий «гендер», в некий «овощ» без пола и нравственности, понимания, что правильно, а что нет. Понятие «гендеры» вводится искусственно — чтобы всех уравнять, чтобы не использовать медицинские термины — гомосексуализм, педерастия и пр. Все станут просто «гендерами». А понятия «семья», «муж», «жена», «папа», «мама» станут второстепенными, отойдут на «второй план».

Похожей точки зрения придерживается и заслуженный юрист РФ, исполнительный директор Совета муниципальных образований Подмосковья Олег Иванов.

-«Я в принципе противник международных законодательных актов, идущих в разрез и даже меняющих наш менталитет, наши обычаи и традиции. У нас есть два пола, мужской и женский, данные тебе при рождении. Стамбульская же конвенция предусматривает некое давление с точки зрения защиты интересов нетрадиционных сексуальных меньшинств. Я считаю, что российское законодательство должно иметь приоритет по сравнению с международными нормами, тем более в такой тонкой сфере, как мораль, нравственность, традиционные ценности».
В 2012 году Совет муниципальных образований Подмосковья выходил с законодательной инициативой — проектом Закона Московской области «Об административной ответственности за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Тогда региональный парламент его отклонил.
-«Дело в том, что параллельно с нашим региональным разрабатывался подобный федеральный закон и мы отправили наши наработки тогдашнему председателю комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елене Мизулиной. Федеральный закон был позже принят и в нем, кстати, наши предложения были учтены», рассказывает Олег Иванов.

Он также выразил негативное отношение к законопроекту «О гендерном равенстве», принятом российским парламентом в первом чтении еще в 2003 году и отправленном на доработку Госдумой на днях.
-«Нет никакой необходимости иметь отдельный декларативный закон о равенстве мужчин и женщин, которое итак предусмотрено огромным количеством других нормативно-правовых и законодательных актов, включая Конституцию страны, Трудовой и Гражданский кодексы и т.д. Поэтому отдельный закон о гендерном равенстве, по большому счету, не нужен. Существуют и другие законодательные «перекосы». Есть ряд законов, где прямо нарушаются права мужчин. Например, в Семейном кодексе при разводе ребенок в 99 процентах случаев остается у матери, а не у отца. Безусловно, здесь присутствует нарушение равного права. Женщины только в нужных им случаях вспоминают о «равных правах» или феминизме, а когда им удобно, они сразу — «слабый пол»,- иронизирует Олег Иванов.

Недавно власти одного из подмосковных муниципальных образований — Наро-Фоминского городского округа — отказали активистам ЛГБТ-сообщества в проведении гей-парада и митинга в поддержку толерантного отношения и соблюдения прав и свобод лиц нетрадиционной сексуальной ориентации в Наро-Фоминске, городе воинской славы. Глава городского округа Роман Шамнэ подчеркнул, что данные «мероприятия» не только нарушают действующие в РФ законы «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», но и направлены на дестабилизацию общественной обстановки и подрыв нравственных устоев нашего общества.

Владимир Шакулов

Аркадий Минаков, доктор исторических наук, специалист в области русского консерватизма, общественный деятель, кандидат в губернаторы Воронежской области от партии «Родина».
Данная проблема не имеет устраивающего большинство нашего общества решения, пока мы добровольно находимся в той правовой системе, которая предполагает приоритет норм международного права над внутрироссийским законодательством. В свое время это положение в Конституцию ввели радикальные либералы-западники, главной целью которых была интеграция ельцинской России в «глобальное мировое сообщество», под которым подразумевались страны «избранного миллиарда». С тех пор ситуация изменилась достаточно радикально: Российская Федерация укрепила свой суверенитет, вернула Крым, поддерживает республики Новороссии, успешно выдерживает беспрецедентное санкционное и дипломатическое давление коллективного Запада. Следует учесть эти изменения и строить свою политику с учетом новых реалий. Россия является самостоятельным мировым центром, самобытной цивилизацией, отличающейся по многим параметрам от Европы и Азии. Мы должны стремиться не просто к относительной самодостаточности в сфере экономики, нам необходима самостоятельная цивилизационная политика, которая в сфере нравственности, культуры, права и т.д. опиралась бы на свои собственные многовековые нормы и традиции. Это предполагает как изменение норм Конституции, так и принятие государственной идеологии, которая задавала бы ясные и недвусмысленные векторы общественного и государственного развития. И, разумеется, исключала бы принятие тех решений, которые пытается навязать нам Стамбульская декларация.

НЕТ! — гендеризации России!


«Гендеризация всей России. » сохранить:



«Гендеризация всей России. » комментарии :

















оставить комментарий:


pmerf.ru

Гендеризация всей России | В законе

Нам пишут.

«ЗА ПРАВА ЖЕНЩИН ЛЮБОГО ПОЛА».
О вреде Стамбульской конвенции, гендерах и гендерном законе
В последнее время в российском обществе, в средствах массовой информации то и дело вспыхивают острые дискуссии по вопросам сохранения традиционных ценностей. В том числе, о защите традиционной семьи. Это важный вопрос, непосредственно связанный с сохранением вековых культурных традиций. Вспомните знаменитые произведения литературы. В «Слове о полку Игореве», например, о любимом муже тоскует, плача на путивльской стене, княжна Ефросинья Ярославна. Через все жизненные испытания проносят любовь и верность муромский князь Пётр и его супруга, мудрая женщина из простого народа, Феврония («Повесть о Петре и Февронии Муромских»). С теплыми, светлыми чувствами о семье, о крепких, здоровых семейных отношениях писали наши классики – Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский и др. Там не просто описаны наши обычаи и традиции. В великих произведениях содержится призыв потомкам сохранить наши ценности, в частности, традиционную семью, гармоничную совместную жизнь разных поколений.
Любовь мужа и жены друг к другу, к детям, почитание родителей, согласие, забота, терпение, уважение, ответственность друг перед другом – основные ценности, которые проповедуют также и все мировые религии.
Защитником традиционных ценностей и нравственности нашего народа выступает политик, депутат Государственной Думы РФ Наталья Поклонская.

«В Европе у детей уже нет папы и мамы, а есть «родитель один» и «родитель два», — говорит парламентарий, символ «Крымской весны». – У нас в России не так, и на Украине не так. У нас есть мальчик и девочка, мама и папа. И это правильно, это надо защищать. Чтобы у ребенка не было «родителя один» и «родителя два» — к примеру, двух мужчин и двух женщин. Ведь семья – это одновременно и школа любви, и школа нравственности, источник наших самых сокровенных ценностей».

11 мая 2011 года в Стамбуле была подписана «Конвенция Совета Европы по предотвращению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье» (т.н. Стамбульская конвенция), которая вводит в пространство права, социума и государственной политики понятие «гендер», узаконивает гомосексуализм как нравственную «норму» и вводит ювенальную юстицию как механизм перехода к новой, извращённой форме семьи.

На данный момент из 47 государств-членов Совета Европы Конвенцию ратифицировали 27, вовсе не подписали только Россия и Азербайджан, и в этом году давление на «нарушителей» усилилось. Ответом на него стали массовые протесты жителей разных стран, не согласных с ее положениями и не признающих «новые веяния» — в Хорватии, Польше, Словакии, Чехии, Болгарии, Латвия и др.

Подняла тревогу и общественность России — в адрес Президента страны и депутатов Госдумы было направлено обращение от 125 видных общественных деятелей, представителей науки, культуры, СМИ с призывом не присоединяться к Стамбульской конвенции и отклонить закон «О равенстве прав мужчин и женщин» (о «гендере»), а также отменить ряд других инициатив гомосексуального лобби. Среди подписантов этого обращения – и председатель партии Мира и Единства, член исполкома Общероссийского движения в поддержку политики Президента России Сажи Умалатова.

По ее мнению, во все времена именно традиционные духовные и семейные ценности были и остаются оплотом государственности и сильной державы.
«Если политически, экономически, войнами не удалось уничтожить российский народ, значит, надо попробовать уничтожить его нравственность, мужество, честь, достоинство, благородство. Россия всегда славилась богатырями, о них даже сказки складывались. Но кому-то явно понадобились богатейшие ресурсы нашей страны и поэтому мужчину – защитника Отечества – хотят превратить в безликий «гендер», в некий «овощ» без пола и нравственности, понимания, что правильно, а что нет. Понятие «гендеры» вводится искусственно – чтобы всех уравнять, чтобы не использовать медицинские термины – гомосексуализм, педерастия и пр. Все станут просто «гендерами». А понятия «семья», «муж», «жена», «папа», «мама» станут второстепенными, отойдут на «второй план».

Похожей точки зрения придерживается и заслуженный юрист РФ, исполнительный директор Совета муниципальных образований Подмосковья Олег Иванов.

-«Я в принципе противник международных законодательных актов, идущих в разрез и даже меняющих наш менталитет, наши обычаи и традиции. У нас есть два пола, мужской и женский, данные тебе при рождении. Стамбульская же конвенция предусматривает некое давление с точки зрения защиты интересов нетрадиционных сексуальных меньшинств. Я считаю, что российское законодательство должно иметь приоритет по сравнению с международными нормами, тем более в такой тонкой сфере, как мораль, нравственность, традиционные ценности».
В 2012 году Совет муниципальных образований Подмосковья выходил с законодательной инициативой – проектом Закона Московской области «Об административной ответственности за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Тогда региональный парламент его отклонил.
-«Дело в том, что параллельно с нашим региональным разрабатывался подобный федеральный закон и мы отправили наши наработки тогдашнему председателю комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елене Мизулиной. Федеральный закон был позже принят и в нем, кстати, наши предложения были учтены», рассказывает Олег Иванов.

Он также выразил негативное отношение к законопроекту «О гендерном равенстве», принятом российским парламентом в первом чтении еще в 2003 году и отправленном на доработку Госдумой на днях.
-«Нет никакой необходимости иметь отдельный декларативный закон о равенстве мужчин и женщин, которое итак предусмотрено огромным количеством других нормативно-правовых и законодательных актов, включая Конституцию страны, Трудовой и Гражданский кодексы и т.д. Поэтому отдельный закон о гендерном равенстве, по большому счету, не нужен. Существуют и другие законодательные «перекосы». Есть ряд законов, где прямо нарушаются права мужчин. Например, в Семейном кодексе при разводе ребенок в 99 процентах случаев остается у матери, а не у отца. Безусловно, здесь присутствует нарушение равного права. Женщины только в нужных им случаях вспоминают о «равных правах» или феминизме, а когда им удобно, они сразу – «слабый пол»,- иронизирует Олег Иванов.

Недавно власти одного из подмосковных муниципальных образований – Наро-Фоминского городского округа — отказали активистам ЛГБТ-сообщества в проведении гей-парада и митинга в поддержку толерантного отношения и соблюдения прав и свобод лиц нетрадиционной сексуальной ориентации в Наро-Фоминске, городе воинской славы. Глава городского округа Роман Шамнэ подчеркнул, что данные «мероприятия» не только нарушают действующие в РФ законы «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», но и направлены на дестабилизацию общественной обстановки и подрыв нравственных устоев нашего общества.

Владимир Шакулов

Аркадий Минаков, доктор исторических наук, специалист в области русского консерватизма, общественный деятель, кандидат в губернаторы Воронежской области от партии «Родина».
Данная проблема не имеет устраивающего большинство нашего общества решения, пока мы добровольно находимся в той правовой системе, которая предполагает приоритет норм международного права над внутрироссийским законодательством. В свое время это положение в Конституцию ввели радикальные либералы-западники, главной целью которых была интеграция ельцинской России в «глобальное мировое сообщество», под которым подразумевались страны «избранного миллиарда». С тех пор ситуация изменилась достаточно радикально: Российская Федерация укрепила свой суверенитет, вернула Крым, поддерживает республики Новороссии, успешно выдерживает беспрецедентное санкционное и дипломатическое давление коллективного Запада. Следует учесть эти изменения и строить свою политику с учетом новых реалий. Россия является самостоятельным мировым центром, самобытной цивилизацией, отличающейся по многим параметрам от Европы и Азии. Мы должны стремиться не просто к относительной самодостаточности в сфере экономики, нам необходима самостоятельная цивилизационная политика, которая в сфере нравственности, культуры, права и т.д. опиралась бы на свои собственные многовековые нормы и традиции. Это предполагает как изменение норм Конституции, так и принятие государственной идеологии, которая задавала бы ясные и недвусмысленные векторы общественного и государственного развития. И, разумеется, исключала бы принятие тех решений, которые пытается навязать нам Стамбульская декларация.

НЕТ! — гендеризации России!

Источник: newsland.com

iscr.ru

Читайте также:

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о