Компоненты личности: Основные компоненты и структура личности современной психологии

Содержание

СТРУКТУРНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВУЗА | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Миронова И. В.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры «Государственного финансового контроля, бухгалтерского учета и аудита» Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова

 СТРУКТУРНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВУЗА

Аннотация

В статье проанализированы и раскрыты структурные компоненты личности  к исследованию вопроса, развития инновационного потенциала преподавателя вуза. На основе проведенного сравнительного анализа научных подходов, автором предложены структурные компоненты инновационного потенциала личности преподавателя вуза: ценностно-мотивационный, когнитивный, субъектно-деятельностный и рефлексивный.

Ключевые слова: преподаватель вуза, инновационный потенциал, структурные компоненты, ценностно-мотивационный, когнитивный, субъектно-деятельностный и рефлексивный.

Mironova I. V.

PhD in Economics, Associate Professor of Department “State financial control, accounting and audit” Russian economic University. G. V. Plekhanov

 STRUCTURAL COMPONENTS INNOVATIVE POTENTIAL OF PERSONALITY THE LECTURER

Abstract

The article analyses and reveals the structural components of personality to the study, development of innovative potential of University teachers. On the basis of a comparative analysis of scientific approaches, the author suggested the structural components of innovative potential of the personality of University teachers: motivational, cognitive, subject-activity and reflexive.

Keywords: university lecturer, innovative capacity, structural components, value-motivational, cognitive, subject-activity and reflexive.

Перед современным высшим и дополнительным профессиональным образованием стоит важная задача, заключающаяся в улучшении качества и повышении уровня подготовки преподавателя вуза к профессиональной инновационной деятельности. В современной концепции поиска инновационной личности – как более широкой и синергетической категории, которая обозначена в общегосударственной образовательной доктрине на период до 2020 года, ставит перед научным сообществом новые цели, задачи и поиск решения современных проблем развития научного феномена инновационного потенциала [6, с. 117]. Преподаватели вуза с инновационным подходом и активной профессиональной деятельностью являются главным достоянием и локомотивом прогресса высшего учебного заведения и общества. Каждый вид активности в профессиональной педагогической деятельности преподавателя вуза является «базовым материалом» из которого будет складываться инновационный стиль, авторский почерк, техника и технология деятельности, следствием чего станет эффективное проявление личностных качеств преподавателя вуза в профессиональной педагогической деятельности  и может рассматриваться как совокупность видов активности, детерминирующих и стимулирующих развитие инновационного потенциала личности преподавателя вуза [5, с.

179]. Инновационный потенциал личности преподавателя вуза – актуально востребованный и профессионально важный личностный ресурс, имеющий многокомпонентную структуру.

При проведении сравнительного анализа научных работ М.А. Белан, А.А. Бефани, С.В. Власенко, Э.В. Галажинского, А.Д. Карнышевой, В.Е. Клочко, П.Ф. Кравчука, А.А. Кравчука, Д.А. Луцак, Л.Д. Мальцевой, О.Б. Михайловой, А.В. Неверовой, И.В. Пахно, А.А. Понукалина, Н.Ю. Прияткина, Т.А. Тереховой, Д. В. Ушаковой, Г.И. Чемоданова, А.А. Червова, Е.А. Шмелевой, О.С. Шуклина и др. ученых, посвященных изучению «структурных компонентов инновационного потенциала личности», у авторов наблюдается расхождение при формулировке, определении содержания, выделении и описании структурных компонентов инновационного потенциала личности, представленных в таблице 1.

Таблица 1 – Сравнительный анализ структурных компонентов инновационного потенциала личности

Сопоставление разных подходов к определению компонентов инновационного потенциала личности, позволило нам сделать некоторые общие выводы  и представить собственный вариант структуры    инновационного потенциала преподавателя вуза, представленный в таблице 2.

В структуре инновационного потенциала преподавателя вуза мы выделяем четыре компонента – ценностно-мотивационный, когнитивный, субъектно-деятельностный и рефлексивный.

Ценностно-мотивационный блок является пусковым и системообразующим механизмом развития инновационного потенциала преподавателя вуза, поддерживающий необходимый уровень инновационной активности в процессе профессиональной педагогической деятельности, регулирует содержание инновационного поведения и использования средств для достижения желаемых результатов, совокупность ценностных и мотивационных образований.

Таблица 2 – Структура инновационного потенциала преподавателя вуза

В ценностно-мотивационном компоненте инновационного потенциала преподавателя вуза в качестве ключевых элементов можно обозначить дуальность проявления естественных потребностей личности в рефлексивной их согласованности с иерархией ценностей личности [4, с. 207].

Ценностно-мотивационный компонент инновационного потенциала преподавателя вуза определяется следующими элементами и показателями:

  • установки в стремлении к инновационным достижениям и лидерству;
  • убеждения в стремлении к самосовершенствованию в инновационной сфере;
  • ценностные ориентации в создании концепции развития инновационного поведения личности;
  • смыслы в значимости личной эффективности инновационной личности, карьерный рост;
  • интересы к инновациям и новшествам:
  • мотивы в повышении профессионализма, построении идеала инноватора, личностном и профессиональном росте, самообразовании и саморазвитии, построении принципа мультизадачности, инновационной мобильности;
  • созидание в стремлении к налаживанию системы инновационного педагогического пути;
  • самореализация в удовлетворенности профессиональной инновационной деятельностью (развитие педагогического мастерства, карьерный рост).

Когнитивный компонент инновационного потенциала преподавателя вуза определяется следующими элементами и показателями:

  • инновационные знания в инновационной образовательной сфере, представления о тенденциях развития инновационных технологий, техник, методик и форм, понимание общих принципов, закономерностей и методов личностно-профессионального развития, система знаний об инновационном потенциале личности, инновационная компетентность;
  • инновационное мышление проявляющееся в способности памяти, фантазии, воображении, ассоциативности, новизне, оригинальности, самостоятельности, инновационном самосознании, развитом инновационном сознании, выхода за рамки имеющихся алгоритмов, образцов, моделей, штампов;
  • восприимчивость в открытости к экспериментам (инновациям и изменениям), адаптивность инновациям, оптимизм, уверенность в инновационных силах, отказ от привычных норм и устоявшихся традиций;
  • креативность в склонности к критическому мышлению, любознательность, потребность в оригинальных методах педагогической деятельности, увлеченность новыми идеями образовательного процесса, генерирование новых идей и проверка их обоснованности, выдвижение идей нового технологического уровня, поиск и нахождение новых методов, способов, техник, технологий в профессиональной педагогической деятельности, способность к созданию нового интеллектуального продукта, нестандартность взгляда;
  • творческость в способности находить множество разных вариантов решения при одних и тех же условиях, способность находить непротиворечивые решения противоречивым ситуациям.

Субъектно-деятельностный компонент инновационного потенциала преподавателя вуза определяется следующими элементами и показателями:

  • инновационный опыт (зрелость) в инновационной компетентности, готовности к переменам, свободе выбора педагогических инноваций, ответственности и вовлеченности в инновационные разработки, самоорганизации, профессиональной целостности;
  • инновационный стиль выражается в сопротивлении рамкам инноваций, инновационной культуре, сопротивлении контроля за инновационным творчеством, отрицании советов и помощи в инновациях, подчеркивании самостоятельности и независимости в инновационных открытиях, социально-инновационной роли;
  • инновационная активность проявляется в интеллектуальной инициативности, педагогической интуиции и импровизации, создании авторской концепции, технологии деятельности, темпа инновационной деятельности, работоспособности личности;
  • инновационность прослеживается в способности находить и генерировать инновации, восприятии и поддержке новых идей и технологий, настойчивости в отстаивании новых идей, склонности к риску: в умении, просчитывая все возможные варианты, выбрать наиболее оптимальный, не смотря на степень его рискованности; самостоятельности в выборе условий работы и возможности экспериментировать, чувствительности к практическим проблемам педагогической деятельности, энергичности и целеустремленности в достижении поставленных задач;
  • жизнестойкость к инновационным действиям найдет свое отражение в инновационной устойчивости, инновационной гибкости, чувствительности к проблемам, способности прогнозировать, критичности, уверенности и способности преодоления инновационных барьеров, сохранении эмоциональной стабильности при встрече с инновациями, способности приходить в норму после профессиональных неудач в инновациях (эмоциональное выгорание), адаптации к новому опыту, способностях веры в инновационные способности, выходе за рамки инновационного комфорта;
  • толерантность к неустойчивости инновационного поведения прослеживается в успешной адаптации к постоянно меняющимся условиям, способности выдерживать неопределенность, неструктурированность, непрогнозированность применения новых технологий образования, совладании с сопутствующими сложностями управления инновациями и профессиональным сообществом, сохранении эффективности инновационной деятельности, эмоциональной и психологической устойчивости, способности ориентироваться в состоянии неопределённости.

Рефлексивный компонент инновационного потенциала преподавателя вуза определяется следующими элементами и показателями: способность к объективной самооценки инновационного потенциала, самопознание, саморефлексия, самоанализ инновационной педагогической деятельности и дальнейшая самокоррекции, удовлетворенность инновационной деятельностью, саморазвитие педагогического мастерства.

Таким образом, определение содержания понятия «инновационный потенциал преподавателя вуза», уточнение его структуры, компонентов, элементов и показателей позволят нам перейти к следующему этапу  научного исследования – разработке структурно-функциональной модели развития инновационного потенциала преподавателя вуза.

Литература

  1. Асмолов А.Г. Психология личности : культурно-историческое понимание развития человека [Текст] / А.Г. Асмолов // – 3-е изд., испр. и доп. — М.: Смысл : Издатель­ ский центр «Академия», 2007. — 528 с.
  2. Белан М.А. Смысловое наполнение инновационного потенциала личности [Текст] / М. А. Белан // Baikal Research Journal. 2014. № 6. С. 31.
  3. Бефани А.А. Личность в ситуациях неопределенности и ее инновационный потенциал [Текст] / А.А. Бефани // Вестник Одесского национального университета. Психология. 2010. Т.15. – № 11-2. – С. 18-25.
  4. Золотарев А.О. Ценностно-мотивационный компонент как ключевой элемент предприимчивости будущего педагога [Текст] / А.О. Золотарев // Родная словесность в современном культурном и образовательном пространстве: сборник научных трудов V Международной научно-практической конференции. Вып.5 (11). 2015. С. 207-209.
  5. Миронова И. В. Инновационный потенциал личности как категория научного феномена [Текст] / И. В. Миронова // Педагогический опыт: теория, методика, практика. – Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс». 2015. – № 4 (5). – С. 179-184.
  6. Миронова И.В. Сущность и структура инновационного потенциала преподавателя экономического вуза [Текст] / И.В. Миронова//  Педагогическое мастерство и педагогические технологии. – Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс». – 2015. – № 4 (6).  – С. 117-122.
  7. Михайлова О.Б. Структура инновационного потенциала личности [Текст] / О.Б. Михайлова // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Психология. 2012. Т. 6.№ 1. С. 26-31.
  8. Терехова Т. А. Структурно-уровневая модель инновационного потенциала личности / Т. А. Терехова, М. А. Белан // Baikal Research Journal. — 2016. — Т. 7, № 2. С.24.

References

  1. Asmolov A.G. Psikhologiya lichnosti : kuljturno-istoricheskoe ponimanie razvitiya cheloveka [Tekst] / A.G. Asmolov // – 3-e izd., ispr. i dop. — M.: Smihsl : Izdatelj¬ skiyj centr «Akademiya», 2007. — 528 s.
  2. Belan M.A. Smihslovoe napolnenie innovacionnogo potenciala lichnosti [Tekst] / M.A. Belan // Baikal Research Journal. 2014. № 6. S. 31.
  3. Befani A.A. Lichnostj v situaciyakh neopredelennosti i ee innovacionnihyj potencial [Tekst] / A.A. Befani // Vestnik Odesskogo nacionaljnogo universiteta. 2010. T.15. – № 11-2. – S. 18-25.
  4. Zolotarev A.O. Cennostno-motivacionnihyj komponent kak klyuchevoyj ehlement predpriimchivosti buduthego pedagoga [Tekst] / A.O. Zolotarev // Rodnaya slovesnostj v sovremennom kuljturnom i obrazovateljnom prostranstve: sbornik nauchnihkh trudov V Mezhdunarodnoyj nauchno-prakticheskoyj konferencii. Vihp.5 (11). 2015. S. 207-209.
  5. Mironova I. V. Innovacionnihyj potencial lichnosti kak kategoriya nauchnogo fenomena [Tekst] / I. V. Mironova // Pedagogicheskiyj opiht: teoriya, metodika, praktika. – Cheboksarih: CNS «Interaktiv plyus». 2015. – № 4 (5). – S. 179-184.
  6. Mironova I.V. Suthnostj i struktura innovacionnogo potenciala prepodavatelya ehkonomicheskogo vuza [Tekst] / I.V. Mironova//  Pedagogicheskoe masterstvo i pedagogicheskie tekhnologii. – Cheboksarih: CNS «Interaktiv plyus». – 2015. – № 4 (6).  – S. 117-122.
  7. Mikhayjlova O.B. Struktura innovacionnogo potenciala lichnosti [Tekst] / O.B. Mikhayjlova // Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Psikhologiya. 2012. T. 6. № 1. S. 26-31.
  8. Terekhova T. A. Strukturno-urovnevaya modelj innovacionnogo potenciala lichnosti / T. A. Terekhova, M. A. Belan // Baikal Research Journal. — 2016. — T. 7, № 2. S.24.

Качества личности — это… Что такое Качества личности?

Качества личности
(ц.-слав. – качество) – особенности проявления личности, выражающие специфику психологических процессов и состояний, черт характера и поведения в социальной или природной среде. Качества личности – всегда субъектны. Они имеют количественные характеристики и потому могут измеряться по уровню, степени или стадии развития. Качества личности одновременно и устойчивы (на момент измерения), и динамичны, т.е. находятся в постоянном развитии (за период жизни человека). Их формирование и изменение зависит от многих условий: биологических и социальных. На их формирование оказывает существенное влияние духовность человека.

Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург. В.С. Безрукова. 2000.

  • Католицизм
  • Качества ума

Смотреть что такое «Качества личности» в других словарях:

  • КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ — обобщенные свойства личности: четыре основные подструктуры динамической функциональной структуры личности (направленность, опыт, особенности психических процессов, биопсихические свойства) и две на них наложенные (характер и способности) [54] …   Современный образовательный процесс: основные понятия и термины

  • качества личности — сложные социально и биологически обусловленные структурные компоненты личности, вбирающие в себя психические процессы, свойства, образования, устойчивые состояния и предопределяющие устойчивое поведение личности в социальной и природной среде …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Качества личности — сложные социально обусловленные структурные компоненты личности, вбирающие в себя ее психические процессы, психические свойства, образования, устойчивые состояния и предопределяющие устойчивое поведение военнослужащего в социальной среде …   Психолого-педагогический словарь офицера воспитателя корабельного подразделения

  • Качества личности — совокупность всех социально и биологически обусловленных компонентов личности, предопределяющих её устойчивое поведение всоциальной и природной среде …   Словарь терминов по общей и социальной педагогике

  • КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ — совокупность всех социально и биологически обусловленных компонентов личности, предопределяющих ее устойчивое поведение в соц. и природной среде …   Педагогический словарь

  • Качества личности — Совокупность биологических и социальных компонентов личности, предопределяющих ее поведение в социальной и природной среде. Структура К. л. включает психические процессы, свойства, адаптивность, устойчивость и другие стороны жизнедеятельности… …   Адаптивная физическая культура. Краткий энциклопедический словарь

  • ИНТЕРПЕРСОНАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ ПСИХОЛОГА-КОНСУЛЬТАНТА — совокупность психологических черт характера консультанта, проявляющихся в его личном общении с клиентом …   Словарь терминов по психологическому консультированию

  • ВЛИЯНИЕ АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК НА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ — зависимость поведения, действий и поступков человека от особенностей строения его организма. Психологическая наука совместно с другими отраслями знаний пришла к выводу, что своеобразная анатомо физиологическая специфика строения тела человека в… …   Политическая психология. Словарь-справочник

  • Личности осужденного психология — Психологическая реальность и частная теория юридической психологии, раскрывающая особенности личности человека, отбывающего уголовное наказание, значимые для решения задач исполнения наказаний. Эти задачи заключаются в недопущении совершения… …   Энциклопедия современной юридической психологии

  • КАЧЕСТВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ — – особенности функционирования интеллекта как качества личности, то есть способности личности к переработке разнообразной информации и осознанной ее оценке. К. и. являются результатом как образования, научения, так и определенных природных… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике


Изучение структурных компонентов личности спортсмена

1. Лекция-3. Изучение структурных компонентов личности спортсмена

План лекции:
1. Структурные компоненты личности
2. Методика «Карта личности
К. К. Платонова»

2. Личность. Индивид. Субъект деятельности. Индивидуальность.

• Индивид – это конкретный человек как представитель
рода homo sapiens, носитель предпосылок (задатков)
человеческого развития.
• Индивидуальность – неповторимое своеобразие
конкретного человека, его природных и социальноприобретенных свойств.
• Субъект деятельности соединяет в единое целое
биологическое начало и социальную сущность человека
• В понятии личность на передний план выдвигается
система социально значимых качеств человека. В связях
человека с обществом формируется и проявляется его
социальная сущность.
Личность как целостная сложно
организованная система состоит из
множества взаимосвязанных элементов
(подструктур), каждый из которых имеет
определенное функциональное
назначение. Они и составляют
психологическую структуру личности

4. Структура личности

А. Леонтьев: структура личности – это
система мотивов.
В.Н. Мясищев: структура личности – это
система отношений, единицей которой
служит отдельное отношение.
• Структура личности в психоанализе:
«Оно»
представляет
собой
множество
неосознавемых и нравственно осуждаемых
потребностей, мотивов и влечений, выполняющих
энергетическую функцию.
«Сверх-Я» — это система усвоенных человеком
нравственных норм, запретов и ограничений. Они
выступают в роли своеобразных нравственных
ограничений и контролеров, стоящих на пути
бессознательных влечений.
«Я» — это сознание человека, представляющего
собой арену борьбы «Оно» и «Сверх-Я» и поиска
возможностей удовлетворения актуализированных
потребностей и влечений.

6. Основные структурные компоненты личности

Потребностно-мотивационная сфера
личности
Воля
Познавательная сфера личности
Эмоциональная сфера личности
Характер
Способности
Самосознание

7. Методика «Карта личности К.

Платонова» • Карта личности, разработана доктором
психологических и медицинских наук,
профессором К. К. Платоновым.
• Карта личности — – это «краткая
характеристика, составленная
применительно к концепции динамической
функциональной структуры личности и
содержащая систематизированный
перечень ее основных элементов.
Карта личности включает описание
структурных характеристик личности,
дополняемое биографическими данными, а
также сведениями о состоянии здоровья и
условиях жизни обследуемого;
Карта личности позволяет всесторонне
подойти к изучению личности человека, в
частности спортсмена, особенно при
первоначальном знакомстве с ним, а также
используется при выборе средств и методов
педагогических воздействий.

9. Каждая черта личности, учитываемая картой, определяется по выраженности одним из пяти баллов:

5 – названная в карте черта личности развита очень хорошо,
ярко выражена, проявляется часто и в различных видах;
деятельности, являясь чертой характера;
4 – заметно выражена, но проявляется не постоянно, хотя
противоположная ей черта проявляется очень редко;
3 – она и противоположная ей черта личности выражены не
резко и в проявлениях уравновешивают одна другую, хотя: обе
проявляются не часто;
2 – заметно более выражена и чаще проявляется
противоположная названной черта личности;
1 – противоположная названной черта личности проявляется
часто и в различных видах деятельности, являясь чертой
характера;
О – если заполняющий карту не имеет сведений для оценки
данной черты.

10. Способ заполнения: самооценка; оценка; МОНХ «_» 20… г.

• МОНХ — метод обобщения независимых
характеристик
• Способ заполнения карты –
подчеркивание.
Фамилия И. О.______________ группа______________
Возраст______ образование_____________
Специальность _________________________
Состояние здоровья ____________________
Отношение к здоровью _______________________
Жизненные обстоятельства:
1.
Работа
2.
Семья
3.
Материальные условия
Д. Дополнительные данные:
1.
2.
3.
С. Проявление способностей:
1.
Психомоторные
2.
Музыкальные
3.
Вокальные
4.
Артистические
5.
Художественные
6.
Технические
7.
Математические
8.
Литературные
9.
Педагогические
10.
Организаторские
11.
Нравственные
12.
Правовые
Прочие, наиболее отчетливо выраженные
способности
X. Черты характера:
1. Идейность
2. Патриотизм
3. Принципиальность
4. Коллективизм
5. Оптимизм
Прочие, наиболее отчетливо выраженные
черты характера
Структура личности
I. Социально-обусловленная подструктура
1. Общая направленность:
а) уровень
б) широта
в) интенсивность
г) устойчивость
д) действенность
2. Профессиональная направленность
3. Атеистическая направленность
• Отношение:
а) к труду
б) к людям
в) к себе
II. Подструктура опыта
1. Профессиональная подготовленность
2. Культура:
а) психомоторная
б) музыкальная
в) театральная
г) художественная
д) литературная
е) поведения
III. Биологически обусловленная подструктура
1.
Темперамент:
а) сила
б) подвижность
в) уравновешенность
2.
Патологические изменения личности
IV. Подструктура индивидуальных особенностей психических процессов
1.
Эмоциональная возбудимость
2.
Эмоционально-моторная устойчивость
3.
Стеничность эмоций
4.
Внимательность
5.
Продуктивность памяти
6.
Критичность мышления
7.
Сообразительность
8.
Творческое воображение
9.
Воля:
а) самообладание
б) целеустремленность
в) инициативность
г) настойчивость
д) решительность
10.
Дисциплинированность
По динамике каждая черта личности определяется одним из трех признаков:
раньше было менее свойственно, теперь более, развивается, улучшается;
остается без изменения;
раньше было более свойственно, ухудшается.
• Карта личности – это только форма
фиксации имеющихся сведений о личности.
Учет и оценка каждой черты личности
должны опираться на знание
определенных типичных случаев из жизни
человека, на которого заполняется карта,
его действий и поступков, в которых
проявляется каждая предусмотренная
картой черта личности. Если этих сведений
нет, тогда ставится балл 0.
І. Задание для практического занятия
• Методика «Карта личности К. Платонова»:
составление паспорта методики, проведение и
интерпретация результатов.
ІІ. Задание для СРСП: подготовится к устному опросу!
• Чем занимается спортивная психодиагностика как
отрасль психологической науки?
• Какие три области лежат в основе
психодиагностике?
• В чем преимущества психодиагностического
исследования от научного?
• Каковы основные области применения
психодиагностики?

Компоненты и аспекты нашей личности

Важной частью понимания нашей личности является изучение ее компонентов и основных аспектов. Наша личность состоит из различных основных характеристик и составляющих, составляющих целостность индивидуального существа. Нам нужно понять, что это за факторы, чтобы лучше ценить нашу уникальную личность.

Три составляющих личности

Зигмунд Фрейд известен своим исследованием трех основных компонентов, которые сильно влияют на нашу личность.Он создал три уровня осознания, которые соответствуют трем различным частям разума: сознательному разуму, предсознательному разуму и подсознательному разуму. По его словам, наше сознание включает в себя наши текущие или настоящие ментальные процессы, которые вносят значительный вклад в нашу текущую осведомленность.

Следующий уровень ментального осознания — это наше предсознательное мышление, которое, согласно Фрейду, включает в себя те, о которых мы осведомлены, но на самом деле мы не фокусируемся и не обращаем внимания. Мы можем либо принять решение обратить внимание на эти вещи и целенаправленно позволить нашему сознательному уму осознавать их.Третья часть человеческого разума — это подсознание, в котором некоторые наши мысли превосходят сознательный уровень.

Из этих уровней осознания Фрейд затем развил три компонента нашей личности: Ид, эго и супер-эго. Это результаты нашего мышления, чувств и поведения.

Ид функционирует в основном на основе принципа удовольствия, в котором наш разум стремится достичь удовольствия и избежать любой формы боли. Фрейд упомянул, что id состоит из двух основных инстинктов, а именно эроса и танатоса.Первый иначе известен как инстинкт жизни, побуждающий нас искать приятные занятия, в то время как второй — это наш инстинкт смерти, который побуждает нас побуждать к разрушению.

Эго — это следующий компонент нашей личности, который является сердцем нашего сознания. Он характеризуется одной из доминирующих функций: интроверсия или экстраверсия наряду с другими функциями. Он основан на принципе реальности, который гласит, что наш разум признает то, что реально и существует в настоящее время.Он также понимает, что у нашего поведения есть соответствующие последствия.

Супер-эго — это последний компонент нашей личности, в котором заключены наши ценности и мораль. Наше супер-эго также может компенсировать или компенсировать идентификатор.

Большая пятерка факторов

Наши различные черты личности обычно подразделяются на так называемые «большие пять факторов»: экстраверсия, уступчивость, сознательность, невротизм и открытость опыту.

Экстраверсия означает общительность, общительность, энергию, энтузиазм и ориентированность на действия. С другой стороны, интроверсия означает недостаток живости и энергии.

Доброжелательность проявляется в наших различиях в плане сотрудничества и социальной гармонии. Приятные люди любят хорошо ладить друг с другом, в то время как неприятные люди больше озабочены корыстными интересами и личным благополучием.

Добросовестность фокусируется на том, как мы управляем и контролируем наши импульсы и желания.Сознательные люди умны, организованы и настойчивы.

Невротизм проявляется у людей, которые эмоционально реактивны и, возможно, пережили или переживают особенно сильное негативное чувство.

Открытость к опыту — это черта, которая характеризует людей творческих, творческих, любознательных и интеллектуальных.

Основные характеристики личности

Наша личность характеризуется не только одним аспектом всего нашего характера, таким как поведение или отношение, но также и нашими шаблонными мыслями и чувствами.Говорят, что любое поведение человека непротиворечиво и становится регулярным даже в различных ситуациях. Это связано с естественными стимулами человека к обстоятельствам. Например, когда нужно уложиться в крайний срок, большинство из нас ломается в процессе завершения.

Еще одна особенность состоит в том, что наша личность одновременно психологическая и физиологическая. Мы знаем, что личность является важным элементом в изучении психологии, но эксперты также обнаружили, что наш биологический аспект также влияет на то, как мы формируем нашу личность.

Хотя мы тесно связываем поведение и ценности человека с личностью, образ мышления и даже внешний вид также являются выражением человеческой личности. Наш внешний вид — это первое впечатление людей, которые определяют нашу личность. И тогда это может измениться, когда внутренняя личность проявится через другие аспекты, такие как наше отношение и коммуникативные навыки.

основных компонентов личности — личность

На рисунке 14.8 центральные или основные компоненты представлены прямоугольниками, тогда как периферийные компоненты представлены эллипсами. Стрелки обозначают динамические процессы и указывают направление причинного воздействия. Например, объективная биография (жизненный опыт) является результатом характерных адаптаций, а также внешних воздействий. Кроме того, биологические основы являются единственной причиной основных тенденций (черт личности). Систему личности можно интерпретировать либо поперечно (как система работает в любой момент времени), либо продольно (как мы развиваемся на протяжении всей жизни).Более того, каждое причинное влияние динамично, то есть со временем меняется.

Основные тенденции Согласно определению Маккрэ и Коста (1996), основные тенденции являются одним из центральных компонентов личности, наряду с характерными адаптациями, самооценкой, биологическими основами, объективной биографией и внешними влияниями. Маккрэй и Коста определили базовые тенденции как универсальный материал личностных способностей и предрасположенностей, которые обычно предполагаются, а не наблюдаются. Основные тенденции могут быть унаследованы, запечатлены ранним опытом или изменены болезнью или психологическим вмешательством, но в любой данный период жизни человека они определяют его потенциал и направление (стр.66, 68)

В более ранних версиях тогдашней теории МакКрэй и Коста (1996) поясняли, что основные тенденции составляют множество различных элементов. Помимо пяти устойчивых личных качеств, эти основные тенденции включают когнитивные способности, художественный талант, сексуальную ориентацию и психологические процессы, лежащие в основе овладения языком.

В большинстве более поздних публикаций Маккрэй и Коста (1999, 2003) сосредоточили внимание почти исключительно на личностных качествах: более конкретно, на пяти измерениях (N, E, O, A и C), подробно описанных выше (см. Таблицу 14). .1). Суть основных тенденций — это их основа на биологии и их устойчивость во времени и ситуации.

Глава 14 Теории черт и факторов Айзенка, МакКрея и Косты

Глава 14 Теории черт и факторов Айзенка, МакКрея и Косты

РИСУНОК 14.8 Работа системы личности согласно БПФ. Стрелки указывают направление причинных влияний, которые действуют через динамические процессы. По материалам McCrae and Costa (1996).

Характерные адаптации Основные компоненты теории пяти факторов включают характерные адаптации, то есть приобретенные личностные структуры, которые развиваются по мере адаптации людей к окружающей среде.Принципиальное отличие основных тенденций от характерных приспособлений заключается в их гибкости. В то время как основные тенденции довольно стабильны, на характерные адаптации могут влиять внешние воздействия, такие как приобретенные навыки, привычки, отношения и отношения, которые возникают в результате взаимодействия людей с окружающей средой. МакКрэй и Коста (2003) объяснили взаимосвязь между базовыми тенденциями и характерными адаптациями, заявив, что в основе их теории «лежит различие между базовыми тенденциями и характеристическими адаптациями, именно то различие, которое нам необходимо для изучения стабильности личности» (стр.187).

Все приобретенные и специфические навыки, такие как английский язык или статистика, являются характерными адаптациями. Насколько быстро мы учимся (талант, интеллект, способности) — основная тенденция; то, что мы узнаем, является характерной адаптацией. Более того, наши предрасположенности и склонности напрямую влияют на наши характерные адаптации. Характерные ответы формируются и формируются основными тенденциями. Что делает их характерными, так это их последовательность и уникальность; следовательно, они отражают действие устойчивых черт личности.Как и Allport, они являются адаптацией, потому что они сформированы как реакция на то, что окружающая среда может предложить нам в любой данный момент. Они позволяют нам постоянно адаптироваться к нашей среде.

Понимание того, как взаимодействуют характерные адаптации и основные тенденции, абсолютно необходимо для БПФ. Основные тенденции стабильны и устойчивы, в то время как характерные адаптации колеблются, что делает их подверженными изменениям в течение жизни человека. Характерные адаптации различаются от культуры к культуре.Например, выражение гнева в присутствии начальника в Японии гораздо более табу, чем в Соединенных Штатах. Различие между устойчивыми тенденциями и изменяющейся адаптацией важно, потому что это различие может объяснить как стабильность личности, так и пластичность личности. Таким образом, Маккрэй и Коста предложили решение проблемы стабильности в сравнении с изменением структуры личности. Основные тенденции стабильны, характерные адаптации колеблются.

Я-концепция МакКрэй и Коста (2003) объясняют, что Я-концепция на самом деле является характерной адаптацией (см. Рис. 14.8), но она получает свою собственную коробку, потому что это такая важная адаптация. Маккрэй и Коста (1996) писали, что он «состоит из знаний, взглядов и оценок себя, от различных фактов личной истории до идентичности, которая дает ощущение цели и последовательности в жизни» (стр. 70). Убеждения, отношения и чувства, которые человек испытывает к себе, являются характерными адаптациями, поскольку они влияют на то, как человек ведет себя в данных обстоятельствах.Например, вера в то, что вы умный человек, побуждает больше склоняться к тому, чтобы попадать в интеллектуально сложные ситуации.

Должна ли самооценка быть точной? Теоретики обучения, такие как Альберт Бандура (Глава 16), и теоретики-гуманисты, такие как Карл Роджерс (Глава 11) или Гордон Олпорт (Глава 13), считают, что сознательные взгляды людей на самих себя относительно точны, возможно, с некоторыми искажениями. Напротив, теоретики психодинамики утверждают, что большинство сознательных мыслей и чувств, которые люди испытывают по отношению к себе, изначально искажены, а истинная природа «я» (эго) в значительной степени бессознательна.Однако Маккрэй и Коста (2003) включают личные мифы как часть самооценки человека.

Читать здесь: Периферийные компоненты

Была ли эта статья полезной?

компонентов дисрегуляции эмоций при пограничном расстройстве личности: обзор

Curr Psychiatry Rep. Автор рукопись; доступно в PMC 2014 2 апреля.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC3973423

NIHMSID: NIHMS559334

и

Ryan W.Карпентер

Университет Миссури, Колумбия, США

Тимоти Дж. Трулл

Университет Миссури, Колумбия, США, Департамент психологических наук, Университет Миссури, 210 Макалестер Холл, Колумбия, Миссури, США

Райан В. Карпентер , Университет Миссури, Колумбия, США;

Автор, ответственный за переписку. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Следуя биосоциальной модели Лайнхана, мы концептуализируем нарушение регуляции эмоций при пограничном расстройстве личности (ПРЛ) как состоящее из четырех компонентов: эмоциональной чувствительности, усиленного и лабильного негативного аффекта, дефицита соответствующих стратегий регулирования и избытка неадаптивных стратегий регулирования.Мы рассматриваем доказательства, подтверждающие каждый из этих компонентов. Учитывая сложность конструкции дисрегуляции эмоций и ее участие во многих расстройствах, существует потребность в исследованиях, которые уточняют, какие компоненты дисрегуляции эмоций изучаются, а также исследуют взаимодействие между этими компонентами дисрегуляции эмоций.

Ключевые слова: Пограничное расстройство личности, ПРЛ, эмоциональная чувствительность, биосоциальная теория, аффективная нестабильность, отрицательный аффект, регуляция эмоций, терпимость к бедствию, дисрегуляция эмоций, стратегии регулирования эмоций, неадекватные стратегии регулирования, стратегии дезадаптивного регулирования, психиатрия

Введение

Пограничное расстройство личности — это серьезное психическое расстройство, которое встречается у 1-3% населения в целом и клинически является наиболее часто диагностируемым расстройством личности, которое встречается у 10% пациентов в амбулаторных условиях, в 15-20% случаев. пациенты в условиях стационара и 30–60% пациентов с диагнозом расстройства личности [1, 2 •, 3].Хотя дисрегуляция эмоций часто рассматривается как «нарушение регуляции», включая нарушение регуляции в области межличностных отношений, поведения, идентичности и познания, оно лежит в основе расстройства [4, 5, 6, 7].

Нарушение регуляции эмоций — это неспособность гибко реагировать на эмоции и управлять ими. Хотя это определение может показаться простым, наблюдаются значительные различия в явлениях, изучаемых под заголовком нарушения регуляции эмоций при ПРЛ.Некоторые исследователи сосредоточились на эмоциональной чувствительности, другие — на аффективной интенсивности или аффективной лабильности, третьи — на эмоциональной уязвимости и так далее. Это не особенно удивительно, учитывая сложность конструкции. Один из способов понять эти разрозненные подходы — рассматривать дисрегуляцию эмоций как процесс, включающий несколько интерактивных компонентов, а не как конечное состояние [8].

Согласно биосоциальной теории Линехана [4, 5 •], люди с ПРЛ эмоционально чувствительны с рождения.Эта чувствительность приводит к склонности испытывать негативные эмоции в разных контекстах и ​​ситуациях, что затем затрудняет изучение соответствующих стратегий регулирования эмоций. Этот дефицит соответствующих стратегий регулирования, вероятно, способствует тенденции к нарушению регуляции поведения для управления и уменьшения негативного аффекта. Этот четырехкомпонентный процесс приводит к негативным последствиям, которые, в свою очередь, усиливают эмоциональную чувствительность. В результате возникает рекурсивный паттерн нарушения регуляции эмоций ().

Многокомпонентная модель нарушения регуляции эмоций при ПРЛ. Теоретически люди с ПРЛ чувствительны к эмоциональным стимулам с рождения. Переживание отрицательно валентного стимула (или его отрицательная интерпретация) в окружающей среде приводит к усилению отрицательного аффекта и аффективной нестабильности. Повышенный и нестабильный отрицательный аффект затрудняет обучение и использование соответствующих стратегий регулирования эмоций, а также ведет к увеличению количества неадаптивных и импульсивных стратегий регулирования.В результате возникают последствия дисрегуляции эмоций, которые, в свою очередь, усиливают бдительность по отношению к негативно валентным стимулам в окружающей среде

В настоящей статье эта многокомпонентная модель дисрегуляции эмоций используется в качестве организационной основы. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на общей конструкции дисрегуляции эмоций, мы кратко рассмотрим доказательства для каждого из четырех компонентов, задействованных в биосоциальной модели: эмоциональная чувствительность, усиленный и лабильный отрицательный аффект, дефицит соответствующих стратегий регулирования и избыток дезадаптивной регуляции. стратегии.Обратите внимание, что хотя рассмотрение этих компонентов обеспечивает основу для модели динамического процесса нарушения регуляции эмоций, в настоящее время недостаточно эмпирических данных, чтобы детализировать взаимодействие и направление влияния этих компонентов. После обзора недавних исследований, посвященных этим компонентам, мы завершаем этот обзор краткими соображениями для будущих исследований.

Чувствительность к эмоциям

Чувствительность к эмоциям, первый компонент нашей модели, как полагают, имеет биологическое происхождение и присутствует с раннего детства [4, 5 •].Он состоит из повышенной эмоциональной реактивности на раздражители окружающей среды, включая эмоции других людей. Эмоциональная чувствительность при ПРЛ в первую очередь связана с состояниями отрицательного настроения (например, гнев, страх, печаль), а не с положительными эмоциями (хотя см. [9, 10]). В этом направлении Карлсон, Эгеланд и Сроуф [11] обнаружили в проспективном продольном исследовании 162 человек, что показатели негативной эмоциональности — конструкция, на которую предположительно влияет эмоциональная чувствительность, в раннем детстве и подростковом возрасте предсказывают более поздние симптомы ПРЛ.

Во многих исследованиях эмоциональной чувствительности у людей с ПРЛ использовались традиционные лабораторные когнитивные задачи с использованием эмоциональных стимулов. Например, в типичной задаче Струпа [12], люди представлены со словами, отображаемыми разными цветами, и они должны игнорировать само слово, но давать название цвету. В эмоциональном задании Струпа слова различаются по своему эмоциональному значению. Теоретически людям, чувствительным к эмоционально заряженным стимулам, должно быть труднее подавлять свою склонность читать слова, замедляя время реакции.Некоторые исследования показали, что люди с ПРЛ имеют более медленное время реакции на эмоциональную задачу Струпа [9, 10, 13]; однако другие этого не сделали [14–16].

Хотя Wingenfeld et al. [16] не обнаружили каких-либо значительных различий во времени реакции между людьми с ПРЛ и контрольной группой, за исключением того, что группа ПРЛ была в целом медленнее, они обнаружили предполагаемые межгрупповые различия в активности мозга. В частности, они обнаружили, что контрольная группа показала повышенную активацию в передней поясной коре головного мозга (АСС) и лобной доле во время выполнения задания, в то время как в группе ПРЛ этого не произошло.Этот эффект был особенно сильным в контрольной группе, когда отрицательные стимулы были выбраны специально для того, чтобы относиться к стрессовому событию, о котором участники сами сообщили перед экспериментом. Полученные данные показали, что люди с ПРЛ могут иметь когнитивную, особенно внимательную, предвзятость в отношении обработки стимулов с отрицательной валентностью.

Исследования распознавания эмоций у лиц с ПРЛ аналогичным образом предполагают наличие негативной предвзятости в распознавании эмоций (см. Обзор [17]). То есть люди с ПРЛ склонны выявлять отрицательные эмоции у других [18–21].Это происходит вопреки или в сочетании с тенденцией к менее точному определению эмоций по лицевым стимулам [22–25]. Смешанные результаты, касающиеся общей точности определения эмоций, могут быть связаны с различными типами используемых стимулов (например, социальных и несоциальных), различными предлагаемыми инструкциями и различными исследованными эмоциями [26].

Отрицательный аффект

Второй компонент дисрегуляции эмоций при ПРЛ — это высокий уровень отрицательного аффекта.Теоретически это является прямым следствием эмоциональной чувствительности, которая, как указано выше, в первую очередь продемонстрировано как специфическая для чувствительности к состояниям отрицательного настроения [27]. Полученные данные свидетельствуют о том, что отрицательный аффект тесно связан с ПРЛ [28, 29] с точки зрения как интенсивности, так и реактивности, оцениваемых по самоотчетам и психофизиологическим показателям [30]. Лица с ПРЛ, по-видимому, в среднем испытывают более негативные аффекты, чем люди без ПРЛ [например, 22, 31 •], но доказательства несколько противоречивы, а различия не всегда значительны [e.г., 27, 32, 33].

Однако наиболее важной характеристикой негативного аффекта при ПРЛ, возможно, является не его абсолютный уровень, а его нестабильность во времени и, в частности, его способность быстро и без особого предупреждения усиливаться. Это также является вероятным результатом эмоциональной чувствительности, поскольку высокий уровень реактивности на стимулы окружающей среды у лиц с ПРЛ, особенно в отношении событий, которые неуловимы или могут казаться безобидными для людей без ПРЛ, может вызвать быстрые изменения настроения.

Оценка аффективной нестабильности при ПРЛ требует более детального подхода к оценке, чем те, которые могут обеспечить традиционные подходы к клинической оценке (например, перекрестная оценка, ретроспективная оценка), поскольку аффективная нестабильность — это динамический, зависящий от времени процесс [34 •• ]. Однако такие методы, как экологическая мгновенная оценка (EMA) [35], могут обеспечить множественные оценки настроения в день в течение многих дней [36] и выявить резкое усиление негативного аффекта от одного момента или случая к другому [33].Такой подход к высокочастотной оценке позволяет получить «подробные продольные данные» [37]. Это единственный способ точно оценить динамику состояний настроения, резкие изменения настроения и триггеры окружающей среды для изменений настроения. Подходы, которые включают ретроспективную оценку настроения или изменений настроения, ограничены, как и традиционные подходы к анкетированию признаков [38]. Люди — заведомо плохие историки даже в отношении значимых событий и событий. Просить людей агрегировать опыт во времени, как это делают ретроспективные подходы, еще более сомнительно (например,g., чтобы оценить частоту и интенсивность нестабильного процесса, например аффективной нестабильности).

Дополнительным преимуществом EMA является то, что состояние настроения оценивается в естественной среде обитания человека. Другими словами, мы можем получить более экологически обоснованную оценку настроения человека в его или ее повседневной жизни [39], в то же время делая выборку опыта и событий, которые могут служить в качестве антецедентов, ковариат или последствий изменений настроения. [34 ••]. Этот акцент на экологической достоверности отличает повседневные методы отбора проб, такие как EMA, от лабораторных оценок эмоциональной дисрегуляции.Например, существуют лабораторные парадигмы для выявления эмоциональных реакций (например, с использованием изображений и фильмов), и реакции человека можно оценить с помощью изображений мозга, кодирования выражения лица или физиологической реакции. Однако в каждом случае неясно, как такие результаты претворяются в жизнь.

Исследования EMA обычно обнаруживают большую нестабильность негативного аффекта при ПРЛ (см. Обзор [31 •]). Здесь мы обсуждаем еще два недавних исследования нестабильности негативного аффекта при ПРЛ, проведенных EMA.Эбнер-Пример и др. [40] предположили, что предыдущие дневниковые исследования аффективной нестабильности при ПРЛ дали смешанные результаты из-за методов, используемых в этих исследованиях для измерения аффективной нестабильности. Они набрали 50 участников с ПРЛ и 50 участников контрольной группы, которые носили с собой электронный дневник в течение 24 часов. Каждые 10–20 минут участникам предлагалось отвечать на вопросы об их текущем эмоциональном состоянии. В своем анализе Ebner-Priemer et al. [40] определили три компонента нестабильности, которые необходимо принять во внимание: амплитуда, большие или маленькие изменения, частота, редкие или частые изменения и временная зависимость, или в какой последовательности происходят изменения [41].Предыдущие анализы в значительной степени упускали из виду амплитудную и временную зависимость. Эбнер и др. [40] использовали среднеквадратичные последовательные различия (MSSD), которые больше учитывают более крупные последовательные изменения и, таким образом, учитывают амплитуду и временную зависимость, и обнаружили, что люди с ПРЛ были более нестабильными по баллам эмоциональной валентности и дистресса. Они также обнаружили, что люди с ПРЛ были склонны к значительному снижению позитивного настроения, и что примерно половина этих внезапных снижений приводила к состоянию негативного настроения, по сравнению с 9% снижения в здоровой контрольной группе.

Trull et al. [33] сравнивали участников с ПРЛ или большим депрессивным расстройством (БДР) в течение 28 дней. Участники вели электронные дневники и сообщали о своем позитивном и негативном настроении до шести раз в день. Из-за многократных оценок каждого человека в день Trull et al. [33] использовали многоуровневое моделирование для учета различий между группами участников. Участники ПРЛ демонстрировали большую изменчивость с течением времени как в отношении положительных, так и отрицательных аффектов. Используя MSSD, скорректированные с учетом продолжительности временного интервала между оценками, они обнаружили, что люди с ПРЛ проявляют большую нестабильность враждебности, страха и печали, но не позитивного аффекта или общего негативного аффекта.Люди с ПРЛ также чаще сообщали о резких изменениях показателей враждебности. Интересно, что люди с ПРЛ не сообщали о более высоком среднем уровне положительных или отрицательных эмоций, чем люди с тяжелым депрессивным расстройством. Таким образом, Trull et al. [33] расширили выводы Ebner-Priemer et al. [40], обнаружив большую нестабильность конкретных негативных эффектов в течение более длительного периода времени и по сравнению с клинической контрольной группой.

Неадекватные стратегии регуляции эмоций

Третий компонент дисрегуляции эмоций при ПРЛ — это дефицит соответствующих стратегий регуляции эмоций.Негативный аффект — неотъемлемая часть повседневной жизни людей с ПРЛ и без. Большинство людей без ПРЛ более или менее способны справляться со своими негативными эмоциями большую часть времени с относительным успехом. Однако, согласно биосоциальной теории, люди с ПРЛ, будучи эмоционально чувствительными детьми, испытывающими повышенные негативные аффекты, не приобрели необходимых навыков для регулирования эмоций. В результате им трудно контролировать, какие эмоции у них есть, когда они у них есть и как эти эмоции переживаются [42].Таким образом, стратегии регулирования эмоций могут быть нацелены на формирование эмоций до того, как они возникнут, или на модуляцию эмоции после того, как они возникнут [43]. В этом разделе мы уделяем особое внимание (отсутствию) адаптивных стратегий , чтобы отличить их от неадаптивных стратегий , описанных в следующем разделе.

Как уже отмечалось, способность определять, какие эмоции испытывает человек, является важной частью регуляции эмоций. Люди с ПРЛ имеют более низкую эмоциональную осведомленность [44].Подобно эмоциональному осознанию, это способность различать эмоциональные состояния, называемая эмоциональной гранулярностью [45]. Люди с высокой степенью эмоциональной детализации способны надежно и точно различать свои эмоциональные состояния (например, отличать грусть от гнева). Напротив, люди с низкой степенью детализации эмоций, как правило, описывают эмоциональные состояния в более глобальных терминах (например, хорошее или плохое самочувствие). Suvak et al. [46 •] недавно оценили эмоциональную гранулярность у 46 человек с диагнозом ПРЛ и сравнили их показатели с результатами 51 контрольной группы.Результаты показали, что люди с ПРЛ набирали значительно более низкие баллы, чем контрольная группа, по показателям эмоциональной ясности, настроения и эмоциональной маркировки, ориентированной на возбуждение по сравнению с валентностью. В том же духе недавнее исследование EMA показало, что люди с ПРЛ испытали большую полярность (то есть, все или ничего) в своем аффекте [47]. Эти данные согласуются с клиническими наблюдениями о том, что людям с ПРЛ труднее идентифицировать, дифференцировать и маркировать эмоции (особенно если они имеют одинаковую валентность).

Было обнаружено, что помимо распознавания и обозначения своих эмоций у людей с ПРЛ больше проблем с использованием стратегий регуляции эмоций, основанных как на самоотчетах, так и на поведенческих показателях [48–51], а также исследованиях нейровизуализации [52, 53]. Низкий уровень толерантности к дистрессу [54] также связан с ПРЛ [50], что свидетельствует о том, что пациенты с ПРЛ не разработали стратегии совладания с эпизодами аверсивного напряжения или беспокойства. Мы обсуждаем два недавних исследования, которые нашли эмпирическую поддержку, предполагающую, что дефицит адекватной регуляции эмоций и терпимости к стрессу играет важную роль в развитии ПРЛ.

Salsman и Linehan [55 •] исследовали, были ли проблемы с регуляцией эмоций, о которых сообщают сами люди, которые оцениваются по шкале трудностей в регуляции эмоций (DERS; [56]), косвенно связаны с самооценками симптомов ПРЛ при учете негативного аффекта. для. Они набрали 456 студентов из двух географических регионов и обнаружили, что фактор «ограниченного доступа к стратегиям регуляции эмоций» был связан с симптомами ПРЛ как при учете интенсивности аффекта, так и аффективной реактивности.В других исследованиях было обнаружено аналогичное влияние общих баллов по шкале DERS на связь между негативным влиянием на симптомы ПРЛ как у стационарных пациентов, так и у студентов [51, 57]. Эти данные подтверждают идею о том, что неспособность должным образом управлять аффектами является важным фактором ПРЛ.

Расширяя эти результаты, Борновалова, Матусевич и Рохас [58 •] изучали, может ли терпимость к дистрессу смягчить взаимосвязь негативной эмоциональности и интенсивности негативного аффекта в показателях Инвентаря оценки личности — Пограничные характеристики (PAI-BOR; [59]).Чтобы измерить терпимость к бедствию, они использовали два лабораторных задания, предназначенных для того, чтобы вызвать разочарование и дисфорию, на основании которых была создана сводная оценка. Они набрали 110 взрослых курильщиков из числа местных жителей и 76 пациентов, употребляющих психоактивные вещества в стационаре. Результаты показали, что существует аддитивный эффект толерантности к дистрессу на отрицательную эмоциональность, так что отрицательная эмоциональность была связана с оценками PAI-BOR независимо от оценок толерантности к дистрессу, но люди с самой низкой толерантностью к дистрессу показали самую сильную ассоциацию.Однако в отношении интенсивности аффекта связь с оценками PAI-BOR наблюдалась только у лиц с низкой толерантностью к дистрессу. К сожалению, они не тестировали совокупное влияние отрицательной эмоциональности, интенсивности отрицательного аффекта и терпимости к стрессу на черты ПРЛ. Удивительно, но показатели толерантности к стрессу не были связаны с показателями PAI-BOR, что противоречит результатам других исследований.

Отрицательная эмоциональность, определяемая как наследственная черта, отражающая склонность к негативным эмоциям, вероятно, находится под влиянием предвзятости эмоциональной чувствительности (рассмотренной выше).Таким образом, эти результаты показывают, что способность переносить дистресс дает некоторую защиту от развития симптомов ПРЛ, но в большей степени у людей, которые испытывают сильные негативные аффекты, чем у тех, кто эмоционально чувствителен. Это намекает на возможное сложное взаимодействие между различными компонентами дисрегуляции эмоций у людей с ПРЛ. В том же примечании, при разбивке по подшкалам PAI-BOR, результаты были значимы только для подшкалы самоповреждения, предполагая, что люди, которые были эмоционально чувствительны или склонны к интенсивным негативным аффектам и которые имели низкие оценки терпимости к бедствию, имели тенденцию проявлять импульсивное и безрассудное поведение (т.е., дезадаптивные стратегии регуляции эмоций).

Неадаптивные стратегии регулирования

Последним компонентом дисрегуляции эмоций является поведение, которое может происходить вместо соответствующих стратегий регуляции эмоций, что приводит к проблемам с нарушением регуляции эмоций, которые могут наблюдаться другими. Одно объяснение того, как возникает такое поведение, предлагает модель эмоционального каскада [60]. Эта модель предполагает, что если отрицательный аффект становится достаточно интенсивным, люди склонны выбирать неадаптивное поведение, а не адаптивное.Это может быть связано с тем, что неадаптивное поведение часто оказывает более немедленный эффект или его проще использовать, чем более адаптивное. Тем не менее, хотя такое неадаптивное поведение может быть эффективным для уменьшения негативного аффекта, оно в конечном итоге проблематично либо из-за негативных последствий, либо из-за того, что оно не эффективно в долгосрочной перспективе, либо и того, и другого. Селби и др. [61] нашли поддержку этой модели у лиц с ПРЛ. Аналогичным образом Coifman et al. [47 •] обнаружили, что большая полярность аффекта при отсутствии межличностного стресса предсказывает увеличение количества сообщений об импульсивном и самоповреждающем поведении.

Существует множество свидетельств того, что люди с ПРЛ применяют неадаптивные стратегии регуляции, пытаясь уменьшить свое негативное влияние. ПРЛ связывают с дезадаптивными когнитивными стратегиями, такими как размышления [61, 62] и подавление мыслей [63, 64], которые часто усиливают, а не уменьшают негативные аффекты. Исследования также предполагают, что ПРЛ связано с эмпирическим избеганием, определяемым как поведение, направленное на то, чтобы избежать нежелательного опыта, такого как отрицательный аффект [65, 66].При ПРЛ распространены два типа поведения: импульсивное, суицидальное и самоповреждающее. Здесь мы рассматриваем доказательства того, что люди с ПРЛ проявляют импульсивное поведение, суицидальное и самоповреждающее поведение (SIB) именно в качестве средства регуляции аффекта.

В целом ПРЛ ассоциируется с рядом импульсивных форм поведения, которые могут служить для уменьшения негативного аффекта, включая, например, расстройства пищевого поведения, импульсивные покупки и употребление психоактивных веществ. ПРЛ также тесно связано с подшкалой срочности по шкале импульсивности UPPS [67], хотя оно также связано с другими подшкалами импульсивности [68].Подшкала срочности тесно связана с негативным аффектом и относится к склонности людей действовать импульсивно, находясь в негативном настроении, потенциально в попытке облегчить или уменьшить свой негативный аффект. Tragesser и Robinson [69] обнаружили, что самооценка аффективной нестабильности и срочности, а также (отсутствие) преднамеренности однозначно предсказывала баллы PAI-BOR в выборке студентов. С нейробиологической точки зрения Silbersweig et al. [70] обнаружили, что у лиц с ПРЛ была снижена активация вентромедиальной префронтальной коры, по сравнению с контрольной группой, в эмоциональной лингвистической задаче «идти / нет», требующей поведенческого торможения, но только в испытаниях с участием слов с отрицательной валентностью.Это предполагает, что эта область мозга может играть роль в склонности людей с ПРЛ действовать импульсивно в контексте негативного аффекта. Напротив, Chapman, Leung и Lynch [49] обнаружили, что люди с ПРЛ в отрицательном эмоциональном состоянии совершали на меньше, чем на импульсивных ответов на задачу обучения пассивному избеганию, чем люди с ПРЛ, не находящиеся в отрицательном эмоциональном состоянии. Однако это могло быть связано с характером задачи, в которой стимулы были связаны либо с вознаграждением, либо с наказанием, и участники должны были научиться реагировать или препятствовать реагированию соответственно.Трудно понять, как импульсивное действие при выполнении такой задачи может быть связано с негативным аффектом, тем самым не давая людям с ПРЛ стимула действовать импульсивно.

Что касается суицидальности, Йен и др. [29] обнаружили, что аффективная нестабильность, наряду с нарушением идентичности и импульсивностью, предсказывала суицидное поведение и, в случае сексуального насилия в детстве, была предиктором попыток самоубийства. Есть также свидетельства того, что СИБ служит методом регуляции эмоций при ПРЛ. СИБ определяется как поведение, при котором намеренно наносится вред телу без смертельного намерения, и включает в себя ряд действий (например,г., резка, жжение, царапанье). От 50 до 90% людей с ПРЛ участвуют в СИБ [71, 72]. Безусловно, наиболее распространенная причина, по которой люди с ПРЛ, когда их спрашивают, почему они участвуют в СИБ, заключается в том, что это снижает чувство негативного аффекта и помогает регулировать их настроение [73].

Интересно, что люди с ПРЛ сообщают о незначительной боли или ее отсутствии при выполнении СИБ или при выполнении заданий по индукции боли [74–80]. Этот эффект, по-видимому, еще больше, когда участники испытывают дистресс [74, 75].Франклин и его коллеги [81] обнаружили, что нарушение регуляции эмоций опосредует взаимосвязь между SIB и болевой толерантностью, хотя они не использовали образец ПРЛ. Недавно Niedtfeld et al. [82 •] попытались выяснить нейробиологическую связь между болью и регуляцией эмоций при ПРЛ. Повторный анализ неубедительных данных Niedtfeld et al. [77] они исследовали функциональную связь между паралимбическими и префронтальными структурами мозга у людей с ПРЛ после болезненной стимуляции. После негативных стимулирующих картинок пациенты с ПРЛ показали отрицательную связь между паралимбической и префронтальной областями, что, возможно, указывает на то, что префронтальные области подавляли паралимбические области после боли в этой группе.Контрольная группа показала ту же картину, но только после нейтральных картинок.

Заключение

Рассмотрев четыре основных компонента дисрегуляции эмоций при ПРЛ, как это определено биосоциальной моделью Лайнхана [4, 5 •], становится ясно, что существует множество способов исследования темы дисрегуляции эмоций. Имеющиеся данные подтверждают важность каждого из этих компонентов в ПРЛ. Из нашего обзора мы можем сделать вывод, что данные подтверждают отрицательную предвзятость при выявлении эмоций у других и, предположительно, при оценке других.Такая предвзятость, вероятно, приведет к более интенсивному негативному влиянию на людей с ПРЛ, и, в частности, к аффективной нестабильности и реактивности как на события, так и на другие, с которыми приходится сталкиваться в повседневной жизни. К сожалению, люди с ПРЛ относительно неспособны переносить дистресс, с которым сталкиваются в повседневной жизни, и они склонны к использованию дезадаптивных стратегий для управления дистрессом и эпизодами сильного негативного аффекта (например, размышления, подавление мыслей, избегание переживаний, импульсивное поведение). поведения).Таким образом, наш обзор показывает, насколько широко распространена дисрегуляция эмоций при ПРЛ, проявляющаяся множеством различных способов.

К сожалению, многие исследователи ссылаются на «нарушение регуляции эмоций» без упоминания конкретных компонентов или иного четкого определения использования этого термина. Это может затруднить включение различных исследований в контекст, поскольку они работают с разных отправных точек, используют разные методы, получают разные результаты и, тем не менее, все имеют своей целью изучение дисрегуляции эмоций.Например, мы продемонстрировали, что чувствительность к эмоциональным стимулам (в данном случае смещение отрицательной интерпретации) и лабильный отрицательный аффект — это два различных конструкта, но термины «эмоциональная чувствительность» и «аффективная нестабильность» часто рассматриваются как синонимы и взаимозаменяемы с терминами. «нарушение регуляции эмоций».

Эта практика не содержит нюансов и имеет негативные последствия для данной области. Во-первых, это грозит сделать термин «нарушение регуляции эмоций» расплывчатым и, возможно, бессмысленным.Сказать, что ПРЛ связано с нарушением регуляции эмоций, все равно что сказать, что у людей с ПРЛ есть проблемы со своими эмоциями. Это ставит людей с ПРЛ в одну категорию с людьми с депрессией, тревожностью, биполярным расстройством, шизофренией, расстройством аутистического спектра и даже многими другими людьми, которые не соответствуют критериям психического расстройства. И наоборот, утверждение, что ПРЛ связано с процессом дисрегуляции эмоций, который состоит из эмоциональной чувствительности, усиленного негативного аффекта, дефицита соответствующих стратегий регуляции эмоций и избытка несоответствующих стратегий регулирования, более точно указывает на проблемы дисрегуляции эмоций у людей с ПРЛ.

Это не означает, что представленная здесь модель является лучшей или даже предпоследней моделью нарушения регуляции эмоций при ПРЛ или что она обязательно является полной. Могут существовать дополнительные области дисрегуляции эмоций, с которыми люди с ПРЛ борются, или, возможно, некоторые исследователи могут различать конструкции, которые мы включили в один и тот же компонент. Например, эмоциональное осознание можно считать отличным от навыков регулирования эмоций. Наши решения о том, как определить каждый компонент, по общему признанию, в некоторой степени субъективны, а сама полная модель не была проверена эмпирически.Однако важный вывод состоит в том, что, поскольку исследования нарушения регуляции эмоций уже проводятся на уровне его компонентов, можно многое получить, если говорить о дисрегуляции эмоций более точно и как о динамическом процессе.

Во-вторых, расплывчатое определение нарушения регуляции эмоций, вероятно, затемняет взаимосвязь между различными компонентами нарушения регуляции эмоций. Хотя некоторые исследовали взаимосвязь между несколькими компонентами (например,g., модель эмоционального каскада предлагает механизм того, как усиленный отрицательный аффект приводит к неадаптивным стратегиям регулирования), большинство исследований сосредоточено только на одном компоненте. Более точный и динамичный взгляд на нарушение регуляции эмоций выдвигает на первый план вопросы о том, как проблемы в каждом компоненте развиваются с течением времени и чем нарушение регуляции эмоций при ПРЛ отличается от нарушения регуляции эмоций при других расстройствах. Необходимы исследования, которые оценивают несколько компонентов дисрегуляции эмоций в одной и той же выборке, чтобы понять, как они взаимодействуют.Многие допущения биосоциальной модели и те, которые заложены в нашей модели, еще предстоит проверить эмпирическим путем. Например, наша модель предполагает, что более ранние компоненты в модели оказывают причинное влияние на более поздние, но возможно, даже вероятно, что различные компоненты взаимно усиливают друг друга и их отношения более сложны.

Таким образом, нарушение регуляции эмоций — сложный процесс, который, по-видимому, лежит в основе расстройства ПРЛ. Это также процесс, который развивается в течение всей жизни, вероятно, начиная с младенчества.Мы предложили организационную структуру компонентов дисрегуляции эмоций, заимствованную из биосоциальной теории Лайнехана [4, 5 •]: эмоциональная чувствительность, усиленный отрицательный аффект, дефицит соответствующих стратегий регулирования и избыток стратегий дезадаптивной регуляции. Мы считаем, что есть важные преимущества для исследований, которые, во-первых, определяют изучаемые аспекты дисрегуляции эмоций, а во-вторых, исследуют эти компоненты в контексте других компонентов дисрегуляции эмоций.

Сноски

Раскрытие информации О потенциальных конфликтах интересов, относящихся к этой статье, не сообщалось.

Информация для авторов

Райан В. Карпентер, Университет Миссури, Колумбия, США.

Тимоти Дж. Трулл, Университет Миссури, Колумбия, США, Департамент психологических наук, Университет Миссури, 210 Макалестер Холл, Колумбия, Миссури, США.

Ссылки

Недавно опубликованные статьи, представляющие особый интерес, были отмечены как:

• Важные,

•• Важные

1.Lenzenweger MF, Lane MC, Loranger AW, Kessler RC. DSM-IV расстройства личности в повторении национального обследования коморбидности. Биол Психиатрия. 2007. 62: 553–64. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2 •. Трулл Т.Дж., Джанг С., Томко Р.Л. и др. Пересмотренные диагнозы расстройства личности NESARC: пол, распространенность и коморбидность с расстройствами зависимости. J Pers Disord. 2010; 24: 412–26. В этой статье представлены самые последние эпидемиологические данные о БП в США. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3.Видигер Т.А., Трулл Т.Дж. Пограничные и нарциссические расстройства личности. В: Суткер П., Адам Х, редакторы. Комплексный учебник психопатологии. Нью-Йорк: Пленум; 1993. С. 371–94. [Google Scholar] 4. Linehan MM. Когнитивно-поведенческое лечение пограничного расстройства личности. Нью-Йорк: Гилфорд; 1993. [Google Scholar] 5 •. Crowell SE, Beauchaine TP, Linehan MM. Модель биосоциального развития пограничной личности: разработка и расширение теории Линехана. Psychol Bull. 2009. 135: 495–510.В этой статье представлена ​​самая последняя версия биосоциальной теории ПРЛ Линехана. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Миллон Т. Расстройства личности: DSM-IV и другие. Нью-Йорк: Уайли; 1996. [Google Scholar] 7. Вестен Д., Мудеррисоглу С., Фаулер С. и др. Влияние на регуляцию и эмоциональный опыт: индивидуальные различия, групповые различия и измерения с использованием процедуры Q-сортировки. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 1997. 65: 429–39. [PubMed] [Google Scholar] 8. Вернер К., Гросс Дж. Дж. Регулирование эмоций и психопатология: концептуальные основы.В: Kring AM, Sloan DM, редакторы. Регулирование эмоций и психопатология: трансдиагностический подход к этиологии и лечению. Нью-Йорк: Guilford Press; 2010. С. 13–37. [Google Scholar] 9. Сисверда С., Арнц А., Киндт М. Успешная психотерапия снижает повышенную бдительность при пограничном расстройстве личности. Behav Cogn Psychother. 2007. 35: 387–402. [Google Scholar] 10. Сисверда С., Арнц А., Мертенс И., Вертоммен С. Повышенная бдительность у пациентов с пограничным расстройством личности: специфичность, автоматичность и предикторы.Behav Res Ther. 2007; 45: 1011–24. [PubMed] [Google Scholar] 11. Карлсон Э.А., Эгеланн Б., Сроуф Л.А. Перспективное исследование развития симптомов пограничной личности. Dev Psychopathol. 2009; 21: 1311–34. [PubMed] [Google Scholar] 12. Струп-младший. Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. J Exp Psychol Gen.1935; 18: 643–62. [Google Scholar] 13. Арнц А., Апплс С, Сисверда С. Повышенная бдительность при пограничном расстройстве: тест с эмоциональной парадигмой Струпа. J Pers Disord. 2000; 14: 366–73.[PubMed] [Google Scholar] 14. Domes G, Winter B, Schnell K и др. Влияние эмоций на тормозное функционирование при пограничном расстройстве личности. Psychol Med. 2006; 36: 1163–72. [PubMed] [Google Scholar] 15. Спрок Дж., Рейдер Т.Дж., Кендалл Дж. П., Йодер С.Ю. Нейропсихологическое функционирование у пациентов с пограничным расстройством личности. J Clin Psychol. 2000; 56: 1587–600. [PubMed] [Google Scholar] 16. Wingenfeld K, Rullkoetter N, Mensebach C, et al. Нейронные корреляты индивидуального эмоционального Струпа при пограничном расстройстве личности.Психонейроэндокринология. 2009; 34: 571–86. [PubMed] [Google Scholar] 17. Купола G, Schulze L, Herpertz SC. Распознавание эмоций при пограничном расстройстве личности — обзор литературы. J Pers Disord. 2009; 23: 6–19. [PubMed] [Google Scholar] 18. Купола Г., Чишнек Д., Вайдлер Ф., Бергер С., Фаст К., Херпертц С.К. Распознавание лицевого аффекта при пограничном расстройстве личности. J Pers Disord. 2008. 22: 135–47. [PubMed] [Google Scholar] 19. Скотт Л.Н., Леви К.Н., Адамс Р.Б., Стивенсон М.Т. Способности к расшифровке психического состояния у молодых людей с признаками пограничного расстройства личности.Pers Disord Theory Res Treat. 2011; 2: 98–112. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Вагнер А.В., Лайнехан ММ. Способность распознавания мимики у женщин с пограничным расстройством личности: влияние на регуляцию эмоций? J Pers Disord. 1999; 13: 329–44. [PubMed] [Google Scholar] 21. Кенигсберг Х.В., Сивер Л.Дж., Ли Х. и др. Нейронные корреляты обработки эмоций при пограничном расстройстве личности. Psychiatry Res. 2009; 172: 192–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Блэнд А.Р., Уильямс Калифорния, Шарер К., Мэннинг С.Обработка эмоций при пограничных расстройствах личности. Вопросы психического здоровья медсестер. 2004. 25: 655–72. [PubMed] [Google Scholar] 23. Левин Д., Марциали Э., Худ Дж. Обработка эмоций при пограничных расстройствах личности. J Nerv Ment Dis. 1997. 185: 240–6. [PubMed] [Google Scholar] 24. Минзенберг MJ, Fan J, New AS, et al. Фронто-лимбическая дисфункция в ответ на эмоции лица при пограничном расстройстве личности: исследование фМРТ, связанное с событием. Psychiatry Res. 2007; 155: 231–43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25.Guitart-Masip M, Pascual JC, Carmona S и др. Нейронные корреляты нарушенной эмоциональной дискриминации при пограничном расстройстве личности: исследование фМРТ. Prog Neuropsychopharmaco Biol Psychiatry. 2009; 33: 1537–45. [PubMed] [Google Scholar] 26. Mauchnik J, Schmahl C. Последние результаты нейровизуализации пограничного расстройства личности. Curr Psychiatry Rep. 2010; 12: 46–55. [PubMed] [Google Scholar] 27. Кенигсберг Х.В., Харви П.Д., Митропулу В. и др. Характеристика аффективной нестабильности при пограничном расстройстве личности.Am J Psychiatry. 2002; 159: 784–8. [PubMed] [Google Scholar] 28. Trull TJ. Структурные отношения между особенностями пограничного расстройства личности и предполагаемыми этиологическими коррелятами. J Abnorm Psychol. 2001; 110: 471–81. [PubMed] [Google Scholar] 29. Йен С., Злотник С., Костелло Э. Регулирование аффекта у женщин с чертами пограничного расстройства личности. J Nerv Ment Dis. 2002; 190: 693–6. [PubMed] [Google Scholar] 30. Куо JR, Linehan MM. Распутывание эмоциональных процессов при пограничном расстройстве личности: физиологическая оценка и самооценка биологической уязвимости, исходной интенсивности и реактивности на эмоционально вызывающие стимулы.J Abnorm Psychol. 2009. 118: 531–44. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31 •. Nica EI, Ссылки PS. Аффективная нестабильность при пограничном расстройстве личности: результаты выборки опыта. Curr Psychiatry Rep. 2009; 11: 74–81. В этой статье рассматриваются данные EMA об аффективной нестабильности при ПРЛ. [PubMed] [Google Scholar] 32. Генри С., Митропулу В., Нью А.С. и др. Аффективная нестабильность и импульсивность при пограничных расстройствах личности и биполярных расстройствах II типа: сходства и различия. J Psychiatric Res.2001; 35: 307–12. [PubMed] [Google Scholar] 33. Трулл Т., Солхан М., Трагессер С.Л. и др. Аффективная нестабильность: измерение основной характеристики пограничного расстройства личности с помощью мгновенной экологической оценки. J Abnorm Psychol. 2008. 117: 647–61. [PubMed] [Google Scholar] 34 ••. Ebner-Priemer UW, Eid M, Stabenow S, et al. Аналитические стратегии для понимания аффективной (не) стабильности и других динамических процессов в психопатологии. J Abnorm Psychol. 2009. 118: 195–202. В этой статье изложены важные соображения по измерению аффективной нестабильности с помощью EMA.[PubMed] [Google Scholar] 35. Стоун А.А., Шиффман С. Экологическая моментальная оценка (EMA) в поведенческой медицине. Ann Behav Med. 1994; 16: 199–202. [Google Scholar] 36. Трулл Т.Дж., Эбнер-Пример Ю.В. Использование методов выборки опыта / экологической мгновенной оценки (ESM / EMA) в клинической оценке и клинических исследованиях: введение в специальный раздел. Psychol Assess. 2009; 21: 457–62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Walls TA, Schafer JL. Модели для интенсивных лонгитюдных данных. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2006 г.[Google Scholar] 38. Солхан М., Трулл Т.Дж., Джанг С., Вуд П. Клиническая оценка аффективной нестабильности: сравнение показателей EMA, анкетирования и ретроспективного отзыва. Psychol Assess. 2009. 21: 425–36. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Шиффман С, Стоун А.А., Хаффорд МР. Экологическая моментальная оценка. Анну Рев Клин Психо. 2008; 4: 1–32. [PubMed] [Google Scholar] 40. Ebner-Priemer UW, Kuo J, Kleindienst N, et al. Состояние аффективной нестабильности при пограничном расстройстве личности по данным амбулаторного наблюдения.Psychol Med. 2007; 37: 961–70. [PubMed] [Google Scholar] 41. Ларсен Р. Устойчивость изменчивости настроения: спектрально-аналитический подход к ежедневным оценкам настроения. J Pers Soc Psychol. 1987. 52: 1195–204. [Google Scholar] 42. Валовой JJ. Возникающая область регулирования эмоций: интегративный обзор. Преподобный Gen Psychol. 1998; 2: 271–99. [Google Scholar] 43. Гросс Дж. Дж., Джон ОП. Индивидуальные различия в двух процессах регуляции эмоций: влияние на аффект, отношения и благополучие. J Pers Soc Psychol. 2003. 85: 348–62.[PubMed] [Google Scholar] 44. Лейбл Т.Л., Снелл В.Е. Пограничное расстройство личности и множественные аспекты эмоционального интеллекта. Индивидуальные различия. 2004. 37: 393–404. [Google Scholar] 45. Барретт Л.Ф. Чувства или слова? Понимание содержания оценок пережитых эмоций в самоотчетах. J Pers Soc Psychol. 2004. 87: 266–81. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 46 •. Сувак М.К., Литц Б.Т., Слоан Д.М. и др. Эмоциональная гранулярность и пограничное расстройство личности. J Abnorm Psychol. 2011; 120: 414–26.Эмпирическое исследование эмоциональной гранулярности при ПРЛ. Установлено, что люди с ПРЛ больше подчеркивают валентность, а возбуждение меньше, чем контрольную группу. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 47 •. Койфман К.Г., Беренсон К.Р., Рафаэли Э., Дауни Г. От негативного к позитивному и обратно: поляризованный аффективный и реляционный опыт при пограничном расстройстве личности. J Abnorm Psychol. 2012; 121: 668–79. EMA исследование полярности эмоций при ПРЛ. Установлено, что люди с ПРЛ испытывают большую полярность, чем контрольная группа.[PubMed] [Google Scholar] 48. Борновалова М.А., Грац К.Л., Дочери С.Б. и др. Мультимодальная оценка взаимосвязи между эмоциональной дисрегуляцией и пограничным расстройством личности среди городских потребителей психоактивных веществ, находящихся на лечении в стационаре. J Psychiatric Res. 2008; 42: 717–26. [PubMed] [Google Scholar] 49. Чепмен А.Л., Люнг Д.В., Линч Т.Р. Импульсивность и нарушение регуляции эмоций при пограничном расстройстве личности. J Pers Disord. 2008; 22: 148–64. [PubMed] [Google Scholar] 50. Грац К.Л., Розенталь М.З., Талл М.Т., Лехуэз К.В., Гундерсон Дж.Экспериментальное исследование дисрегуляции эмоций при пограничном расстройстве личности. J Abnorm Psychol. 2006; 115: 850–5. [PubMed] [Google Scholar] 51. Грац К.Л., Тулл М.Т., Барух Д.Е., Борновалова М.А., Лехуэз К.В. Факторы, связанные с сопутствующим пограничным расстройством личности у лиц, употребляющих психоактивные вещества в центре города: роль жестокого обращения в детстве, интенсивность / реактивность негативного аффекта и нарушение регуляции эмоций. Компр Психиатрия. 2008; 49: 603–15. [PubMed] [Google Scholar] 52. Кенигсберг Х.В., Фан Дж., Охснер К.Н. и др.Нейронные корреляты использования психологического дистанцирования для регулирования реакции на негативные социальные сигналы: исследование пациентов с пограничным расстройством личности. Биол Психиатрия. 2009; 66: 854–63. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 53. Schulze L, Domes G, Kruger A, et al. Нейрональные корреляты когнитивной переоценки у пограничных пациентов с аффективной нестабильностью. Биол Психиатрия. 2011; 69: 564–73. [PubMed] [Google Scholar] 54. Лейро Т., Зволенский М., Бернштейн А. Толерантность и психопатологические симптомы и расстройства: обзор эмпирической литературы среди взрослых.Psychol Bull. 2010. 136: 576–600. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 55 •. Сальсман Н.Л., Лайнехан М.М. Исследование взаимосвязи между негативным аффектом, трудностями в регуляции эмоций и особенностями пограничного расстройства личности. J Psychopathol Behav Assess. 2012; 34: 260–7. Установлено, что дефицит регуляции эмоций был связан с симптомами ПРЛ в двух моделях, одна из которых контролировала негативную аффективную интенсивность, а другая — негативную аффективную реактивность. [Google Scholar] 56.Грац К.Л., Ремер Л. Многомерная оценка регуляции эмоций и дисрегуляции: развитие, факторная структура и первоначальная проверка трудностей в шкале регуляции эмоций. J Psychopathol Behav Assess. 2004; 26: 41–54. [Google Scholar] 57. Гленн ЧР, Клонский ЭД. Нарушение регуляции эмоций как основной признак пограничного расстройства личности. J Pers Disord. 2009; 23: 20–8. [PubMed] [Google Scholar] 58 •. Борновалова М.А., Матусевич А., Рохас Э. Толерантность к стрессу смягчает взаимосвязь между интенсивностью негативного аффекта и пограничным уровнем личностного расстройства.Компр Психиатрия. 2011; 52: 744–53. Установлено, что отрицательная эмоциональность была связана с симптомами ПРЛ независимо от баллов толерантности к дистрессу, в то время как аффективная интенсивность была связана с симптомами ПРЛ только у лиц с низкой толерантностью к дистрессу. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 59. Морей LC. Инвентарь для оценки личности: профессиональное руководство. Одесса: ресурсы психологической оценки; 1991. [Google Scholar] 60. Селби EA, Anestis MD, Joiner TE. Понимание взаимосвязи между эмоциональной и поведенческой дисрегуляцией: эмоциональные каскады.Behav Res Ther. 2008. 46: 593–611. [PubMed] [Google Scholar] 61. Селби Е.А., Анестис, доктор медицины, Бендер Т.В., Столяр Т.Е. Исследование модели эмоционального каскада при пограничном расстройстве личности. J Abnorm Psychol. 2009. 118: 375–87. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 62. Баер Р.А., Зауэр С.Е. Связь между депрессивными размышлениями, размышлениями о гневе и пограничными чертами личности. Pers Disord Theory Res Treat. 2011; 2: 142–50. [PubMed] [Google Scholar] 63. Чивенс Дж. С., Розенталь М. З., Дочери С. Б. и др.Аналоговое исследование отношений между воспринимаемой родительской критикой, негативным аффектом и признаками пограничного расстройства личности: роль подавления мысли. Behav Res Ther. 2005. 43: 257–68. [PubMed] [Google Scholar] 64. Розенталь З.М., Чивенс Дж. С., Лехуэз К. В., Линч Т. Р.. Подавление мыслей опосредует связь между негативным аффектом и симптомами пограничного расстройства личности. Behav Res Ther. 2005; 43: 1173–85. [PubMed] [Google Scholar] 65. Чепмен А.Л., Диксон-Гордон К.Л., Уолтерс К.Н.Эмпирическое избегание и регуляция эмоций при пограничном расстройстве личности. J Ration Emot Cogn Behav Ther. 2011; 29: 35–52. [Google Scholar] 66. Hayes SC, Wilson KG, Gifford EV, Follette VM, Strosahl K. Эмпирическое избегание и поведенческие расстройства: функционально-размерный подход к диагностике и лечению. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 1996. 64: 1152–68. [PubMed] [Google Scholar] 67. Whiteside SP, Lynam DR. Пятифакторная модель и импульсивность: использование структурной модели личности для понимания импульсивности.Индивидуальные различия. 2001. 30: 669–89. [Google Scholar] 68. Уайтсайд С.П., Линам Д.Р., Миллер Д.Д., Рейнольдс СК. Валидация шкалы импульсивного поведения UPPS: четырехфакторная модель импульсивности. Eur J Pers. 2005; 19: 559–74. [Google Scholar] 69. Tragesser SL, Робинсон RJ. Роль аффективной нестабильности и импульсивности UPPS в чертах пограничного расстройства личности. J Pers Disord. 2009. 23: 370–83. [PubMed] [Google Scholar] 70. Зильберсвейг Д., Кларкин Дж. Ф., Гольдштейн М. и др. Нарушение фронтолимбической тормозной функции в контексте негативных эмоций при пограничном расстройстве личности.Am J Psychiatry. 2007; 164: 1832–41. [PubMed] [Google Scholar] 71. Дулит Р.А., Файер М.Р., Леон А.С. и др. Клинические корреляты членовредительства при пограничном расстройстве личности. Am J Psychiatry. 1994; 151: 1305. [PubMed] [Google Scholar] 72. Zanarini MC, Frankenburg FR, Reich DB и др. Десятилетний курс физически саморазрушающих действий, о котором сообщили пограничные пациенты и субъекты сравнения оси II. Acta Psychiatr Scand. 2008. 117: 177–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 73. Клонский ЭД.Функции умышленного членовредительства: обзор доказательств. Clin Psychol Rev.2007; 27: 226–39. [PubMed] [Google Scholar] 74. Бохус М., Лимбергер М., Эбнер У. и др. Восприятие боли во время самооценки дистресса и спокойствия у пациентов с пограничным расстройством личности и членовредительством. Psychiatry Res. 2000; 95: 251–60. [PubMed] [Google Scholar] 75. Людешер П., Бохус М., Либ К. и др. Повышенный болевой порог коррелирует с диссоциацией и аверсивным возбуждением у пациентов с пограничным расстройством личности.Psychiatry Res. 2007. 149: 291–6. [PubMed] [Google Scholar] 76. МакКаун В., Галина Х., Джонсон Дж. И др. Пограничное расстройство личности и лабораторно-индуцированная холодовая боль: свидетельство анальгезии, вызванной стрессом. J Psychopathol Behav Assess. 1993; 15: 87–95. [Google Scholar] 77. Нидтфельд I, Шульце Л., Кирш П. и др. Регулирование влияния и боль при пограничном расстройстве личности: возможная связь с пониманием самоповреждения. Биол Психиатрия. 2010; 68: 383–91. [PubMed] [Google Scholar] 78. Расс М.Дж., Рот С.Д., Лерман А. и др.Восприятие боли у самоповреждающих пациентов с пограничным расстройством личности. Биол Психиатрия. 1992; 32: 501–11. [PubMed] [Google Scholar] 79. Schmahl C, Greffrath W., Baumgartner U, et al. Дифференциальный ноцицептивный дефицит у пациентов с пограничным расстройством личности и самоповреждающим поведением: вызванные лазером потенциалы, пространственное различение вредных стимулов и оценка боли. Боль. 2004; 110: 470–9. [PubMed] [Google Scholar] 80. Шмаль С., Бохус М., Эспозито Ф. и др. Нейронные корреляты антиноцицепции при пограничном расстройстве личности.Arch Gen Psychiatry. 2006; 63: 659–67. [PubMed] [Google Scholar] 81. Франклин Дж. К., Аарон Р. В., Артур М. С., Шорки С. П., Принштейн М. Дж.. Несуицидальные самоповреждения и снижение восприятия боли: роль нарушения регуляции эмоций. Компр Психиатрия. 2012; 53: 691–700. [PubMed] [Google Scholar] 82 •. Нидтфельд I, Кирш П., Шульце Л. и др. Функциональная связь опосредованной болью регуляции аффекта при пограничном расстройстве личности. PLoS One. 2012; 7: e33293. Обнаружена отрицательная связь между паралимбической и лобной областями мозга людей с ПРЛ после болезненного стимула и представления отрицательно валентной картины.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

компонентов личности | Inspiration for Writers, Inc.

#characterdevelopment

Компоненты личности — это эмоциональные и психологические атрибуты, которыми могут обладать персонажи. Не стесняйтесь распечатать список компонентов личности в формате PDF. Как писатель, вы можете либо обвести компоненты, которые относятся к вашему персонажу, либо использовать список, чтобы добавить выбранные компоненты в конец таблицы черт характера.Дайте каждому персонажу несколько атрибутов, чтобы создать гармоничного персонажа.

Рассеянный
Абразивный
Оскорбительный
Склонный к несчастным случаям
Приспособленный
Выполненный
Приспособленный
Отважный
Ласковый
Агностический
Приятный
Агрессивный
В одиночестве Злобный
Злобный 9022 Злобный 9022 Злобный 9022 Апологетичный
Признательный
Пугающий
Доступный
Аргументативный
Аристократический
Высокомерный
Артикулированный
Артистический
Напористый
Дерзкий
Авторитетный
Воинственный
Сбитый с толку
Чарующий Храбрый Обаятельный
Напористый 9022
Смелый 9022
Чарующий Обаятельный
Напористый 9022 9022 Обаятельный
целомудренный
жизнерадостный
стильный
неуклюжий
дерзкий
сострадательный
послушный
сдержанный
компульсивный
высокомерный
снисходительный
сбитый с толку
врожденный
уверенный
Добросовестный
Консервативный
Внимательный
Последовательный
Обычный
Контент
Сокрушительный
Контролирующий
Кооперативный
Трусливый
Лукавый
Капризный
Креативный
Критический
Грубый
Жестокий
Культурный

8 Утонченный
Приличный
Культурный
Приличный 9022
Деликатный
Непокорный
Презренный
Отстраненный
Решительный
Достойный
Прямой
Дисциплинированный
Отвратительный
Нечестный
Неорганизованный
Отдаленный

Обезумевший
Догматичный
Властный
Дауди
Угнетенный
Драматический
Унылый
Тупой
Легкий
Образованный
Эксцентричный
Эгоцентричный
Эгоистичный
Неуловимый
Эмпатичный
Эмоциональный
Экстремальный
Эмоциональный
Эмоциональный
Экстремальный
Эмоциональный
Эмоциональный
Экстремальный
Буйный
Верный
Фанатичный
Фаталистичный
Бесстрашный
Злобный
Изящный
Яркий
Гибкий
Флиппантный
Кокетливый
Веселый
Сосредоточенный
Прощающий
Веселый 9022 Веселый
Веселый 9022 Веселый
Веселый
Фанатичный 9022
Мрачный
Добродушный
Изящный
Милосердный
Грандиозный
Общительный
Жадный
Гротеск
Сварливый
Хаггард
Злобный
Убитый горем
Неуверенный
Святой
Честный
Благородный
Благородный BLE
Хамбло
Лицемерных
Истерических
Идиосинкразических
Неосведомленных
Образных
Незрелых
Нескромных
Нетерпелива
Безупречных
Наглых
Импульсивных
некогерентных
Некомпетентного
невнимателен
Нерешительно
Безразличного
Indiscreet
Неумелых
Инфантильных
информированных
Ингибированных
Inhumane
Иннокентий
Небезопасный
Бесчувственный
Беззаботный
Оскорбительный
Умный
Запугивающий
Нетерпимый
Интроспективный
Интровертный
Пытливый
Проницательный
Интеллектуальный
Интеллектуальный
Интуитивный
Изобретательный
Безответственный
Непочтительный
Раздражительный
Ревнивый
Судебный
Добрый
Знающий
Ласковый
Ласковый
Знающий
Ласковый
Ласковый
Ловкий
Ласковый
Ласковый
Ласковый
Ласковый

Манипулятивное
Мазохистское
Материалистическое
Зрелое
Среднее
Мелодраматическое
Милосердное
Беспорядочное
Придирчивое
Скупое
Скромное
Угрюмое
Наивное
Противное
Невротическое
Неблагоприятное
Непослушное 9022 Непринужденное 9022 Неприемлемое 9022 Неврологическое
Наблюдательное 9022
Навязчивый
Открытый
Мнения
Оппортунистический
Оптимистичный
Организованный
Орнери
Исходящий
Откровенный
Властный
Параноик
Страстный
Пассивный
Терпеливый
Проницательный 90 228 Настойчивый
Убежденный
Перт
Извращенный
Пессимистичный
Мелкий
Филантропический
Благочестивый
Обычный
Вежливый
Напыщенный
Практичный
Самонадеянный
Претенциозный
Приветливый
Частный

8 Нечестивый
Придирчивый
Психологический
Нечестивый 9022 Психологический 9022 Проходящий 9022 Психологический 9022 Пышный 9022 Психиатрический 9022 Пышный 9022 Психологический 9022 Преновый 9022
Рациональный
Мятежный
Замкнутый
Надежный
Религиозный
Раскаявшийся
Удаленный

Обиженный
Зарезервированный
Устойчивый
Уважительный
Праведный
Романтичный
Буйный
Грубый
Безжалостный
Садистский
Святой
Саркастический
Наглый
Сообразительный
Самовлюбленный
Самоуверенный
Самоуверенный
Самоуверенный
Самоуверенный
Самоуверенный Сенильный
Чувствительный
Чувственный
Сентиментальный
Безмятежный
Серьезный
Мелкий
Овен
Застенчивый
Бесшумный
Глупый
Простой
Искренний
Грязный
Небрежный
Медлительный
Смарт-
Смелый
Смелый 9022 Скупый
Стоический
Прямой
Строгий
Упрямый
Покорный
Тонкий
Поддерживающий
Угрюмый
Подозрительный
Сладкий
Сочувственный
Тактичный
Разговорчивый
Телепатический
Темпераментный
Трезвый
Напряженный
Темпераментный
Трезвый
Напряженный
Темпераментный
Внимательный
0228 Tough
предательской
Trivial
Доверяя
Тиранических
Неприступных
Скромных
нечистых
необщительных
Нетрадиционных
Непросто
Раскованных
Немотивированных
Необоснованных
Недобросовестных
Vain
Мстительных
Многословных
Мстительных
Замкнутого
Живых
Вульгарных
Уязвимых
Ухоженных
Целостность
Злая
Отстраненная
Мирская
Чудесная
Рьяная

Чтобы получить дополнительные советы, рабочие листы и обсуждения, закажите свою копию The Plain English Writer’s Workbook .

Все права защищены. Вы можете воспроизводить эту статью в образовательных целях, например, для написания семинаров, если вы распространяете наше уведомление об авторских правах и наш URL-адрес (www.InspirationForWriters.com) с каждой страницей.

Для использования на конференциях, веб-сайтах, блогах или для других целей, не упомянутых здесь, свяжитесь с нами.

Каковы компоненты лечения пограничного расстройства личности (ПРЛ)?

  • Linehan MM, Heard HL, Armstrong HE.Натуралистическое наблюдение за поведенческим лечением хронических парасуицидных пограничных пациентов [опубликованная ошибка появляется в Arch Gen Psychiatry 1994 May; 51 (5): 422]. Arch Gen Psychiatry . 1993 декабрь 50 (12): 971-4. [Медлайн].

  • Linehan MM, Tutek DA, Heard HL, Armstrong HE. Межличностный результат когнитивно-поведенческой терапии для хронических суицидных пограничных пациентов. Ам Дж. Психиатрия . 1994 Декабрь 151 (12): 1771-6. [Медлайн].

  • Сосна F.Рабочая нозология пограничных синдромов у детей. Пограничный ребенок . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу Хилл; 1982. 83.

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание . 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация; 2013. 663-6.

  • Sansone RA, Sansone LA. Связь между пограничной личностью и ожирением. Innov Clin Neurosci .2013 Апрель 10 (4): 36-40. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Bernhardt K, Friege L, Gerok-Falke K, Aldenhoff JB. Концепция стационарного лечения острых кризов пограничных больных на основе диалектико-поведенческой терапии. Psychother Psychosom Med Psychol . 2005 сентябрь 55 (9-10): 397-404. [Медлайн].

  • Hanson G, Bemporad JR, Smith HF, Chicchetti D. Дневное и стационарное лечение пограничного ребенка. Пограничный ребенок .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу Хилл; 1982. 235.

  • Bohus MJ, Landwehrmeyer GB, Stiglmayr CE, et al. Налтрексон в лечении диссоциативных симптомов у пациентов с пограничным расстройством личности: открытое испытание. Дж. Клиническая Психиатрия . 1999 Сентябрь 60 (9): 598-603. [Медлайн].

  • Шредер К., Фишер Х.Л., Шефер И. Психотические симптомы у пациентов с пограничным расстройством личности: распространенность и клиническое ведение. Curr Opin Psychiatry .2013 26 января (1): 113-9. [Медлайн].

  • Дойч Х. Некоторые формы эмоционального расстройства и их связь с шизофренией. 1942. Psychoanal Q . 2007 апр. 76 (2): 325–44; обсуждение 345-86. [Медлайн].

  • Кернберг ОФ. Пограничные состояния и патологический нарциссизм . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Аронсон; 1975.

  • Маркус Дж., Овсев Ф., Ханс С. Неврологическая дисфункция у пограничных детей. Пограничный ребенок . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу Хилл; 1982. 171.

  • De la Fuente JM, Tugendhaft P, Mavroudakis N. Электроэнцефалографические аномалии при пограничном расстройстве личности. Психиатрия Res . 1998, 9 февраля. 77 (2): 131-8. [Медлайн].

  • Бэрд А.А., Виг HB, Rabbitt CE. Факторы развития пограничного расстройства личности. Дев Психопатол . 2005 Осень. 17 (4): 1031-49. [Медлайн].

  • Малер М., Росс Дж., Дефрис З.Клинические исследования доброкачественных и злокачественных детских психозов. Ам Дж. Ортопсихиатрия . 1949. 19: 295.

  • Комбринк-Грэм Л. Пограничный синдром в детстве: системный подход к семье. Дж. Психотерапевт Фам . 1989. 5: 31-34.

  • Кларкин Дж. Ф., Видигер Т. А., Фрэнсис А. и др. Прототипическая типология и пограничное расстройство личности. Дж Ненормальный Психол . 1983 августа 92 (3): 263-75. [Медлайн].

  • Ørts Clemmensen LM1, Olrik Wallenstein Jensen S, Zanarini MC, Skadhede S, Munk-Jørgensen P.Изменения в частоте лечения пограничного расстройства личности в Дании: 1970-2009 гг. Кан Дж Психиатрия . 2013. 58 (9): 522-8.

  • Насири Х., Абеди А., Эбрахими А., Амели С.С., Самуэи Р. Профиль личности женщин, страдающих пограничным расстройством личности. Матер Социомед . 2013. 25 (1): 60-3. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Links PS, Heslegrave R, van Reekum R. Проспективное последующее исследование пограничного расстройства личности: прогноз, прогноз исхода и коморбидность оси II. Кан Дж Психиатрия . 1998 апр. 43 (3): 265-70. [Медлайн].

  • Andrulonis PA. Документ представлен на: Ежегодном собрании Американской психиатрической ассоциации. Подкатегории пограничных личностей у детей . 1990.

  • Циммерман М, Маттиа Дж. Диагностическая коморбидность оси I и пограничное расстройство личности. Психиатрическая больница . 1999 июль-авг. 40 (4): 245-52. [Медлайн].

  • Вейль А.Определенные серьезные нарушения развития эго у детей. Психоаналитическое детское исследование . 1953. 8: 271.

  • Фрейд А. Оценка пограничных случаев. Сочинения Анны Фрейд . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса международных университетов; 1969. Том 5:

  • .
  • Schuermann B, Kathmann N, Stiglmayr C, Renneberg B, Endrass T. Нарушение принятия решений и оценка обратной связи при пограничном расстройстве личности. Психол Мед .2011 Сентябрь 41 (9): 1917-27. [Медлайн].

  • Блок М.Дж., Вестен Д., Лудольф П. и др. Отличие пограничных девочек-подростков от нормальных и других нарушенных девочек-подростков. Психиатрия . 1991 Февраль 54 (1): 89-103. [Медлайн].

  • Skodol AE, Grilo CM, Keyes KM, Geier T., Grant BF, Hasin DS. Связь расстройств личности с течением большого депрессивного расстройства в репрезентативной на национальном уровне выборке. Ам Дж. Психиатрия .2011 Март 168 (3): 257-64. [Медлайн].

  • Марша М. Линехан PhD. Руководство по обучению навыкам DBT®, второе издание . Гилфорд; 2014.

  • Linehan MM, Korslund KE, Harned MS, Gallop RJ, Lungu A, Neacsiu AD, et al. Диалектическая поведенческая терапия для высокого суицидального риска у лиц с пограничным расстройством личности: рандомизированное клиническое исследование и компонентный анализ. Психиатрия JAMA . 2015 май. 72 (5): 475-82. [Медлайн].

  • Саймон Г.Е., Саварино Дж., Оперскальский Б., Ван П.С. Риск суицида во время лечения антидепрессантами. Ам Дж. Психиатрия . 2006 Январь 163 (1): 41-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • McClellan J, Sikich L, Findling RL, et al. Лечение расстройств шизофренического спектра с ранним началом (TEOSS): обоснование, дизайн и методы. J Am Acad Детская подростковая психиатрия . 2007 августа 46 (8): 969-78. [Медлайн].

  • Meighen KG, Hines LA, Lagges AM.Лечение рисперидоном детей дошкольного возраста с термическими ожогами и острым стрессовым расстройством. J Детский подростковый психофармакол . 2007 Апрель 17 (2): 223-32. [Медлайн].

  • Арментерос Дж. Л., Льюис Дж. Э., Давалос М. Увеличение рисперидона для лечения резистентной агрессии при синдроме дефицита внимания / гиперактивности: плацебо-контролируемое пилотное исследование. J Am Acad Детская подростковая психиатрия . 2007 май. 46 (5): 558-65. [Медлайн].

  • Белый T, Schultz SK.Лечение налтрексоном 3-летнего мальчика с самоповреждающим поведением. Ам Дж. Психиатрия . 2000 Октябрь 157 (10): 1574-82. [Медлайн].

  • Zanarini MC, Frankenburg FR, Reich DB, Fitzmaurice G. Время до выздоровления от пограничного расстройства личности и стабильность выздоровления: 10-летнее проспективное исследование. Ам Дж. Психиатрия . 2010 июн. 167 (6): 663-7. [Медлайн].

  • Gunderson JG, Stout RL, McGlashan TH, et al.Десятилетний курс пограничного расстройства личности: психопатология и функции по результатам совместного исследования продольных расстройств личности. Arch Gen Psychiatry . 2011 Август 68 (8): 827-37. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Feliu-Soler A, Pascual JC, Borràs X, Portella MJ, Martín-Blanco A, Armario A, et al. Влияние диалектической поведенческой терапии-тренинга осознанности на эмоциональную реактивность при пограничном расстройстве личности: предварительные результаты. Клиническая Психология Психология .2013 14 марта [Medline].

  • Thomsen MS Ruocco AC, Uliaszek AA Mathiesen BB1, Simonsen E. Изменения в нейрокогнитивном функционировании после 6 месяцев лечения пограничного расстройства личности на основе ментализации. Дж. Перс Disord . 2016. 1-19.

  • (PDF) Ключевые компоненты личностных качеств: ситуации, поведение и объяснения

    Ян и др. 91

    Джонсон, Дж. А. (1997). Единицы анализа

    и

    объяснения личности.В книге Р. Хогана, Дж. А. Джонсона и С.

    Р. Бриггс (ред.), Справочник по психологии личности (стр. 73-

    93). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

    Каммрат, Л. К., Мендоза-Дентон, Р., и Мишель, В. (2005).

    Включая if. . . тогда . . . подписи в личном восприятии:

    Вне дихотомии человек-ситуация. Журнал личности

    и социальной психологии, 88, 605-618.

    Китайма, С., Маркус, Х. Р., Мацумото, Х., & Norasakkunkit, V.

    (1997). Индивидуальные и коллективные процессы в построении

    себя: самосовершенствование в Соединенных Штатах и ​​самокритицизм

    в Японии. Журнал личности и социальной психологии,

    72, 1245-1267.

    Крюгер, Р. Ф., и Джонсон, В. (2008). Поведенческая генетика и личность

    : новый взгляд на интеграцию природы и воспитания. В

    О. П. Джон, Р. В. Робинс и Л. А.Первин (ред.), Справочник личности

    : теория и исследования (3-е изд., Стр. 287-310). Новый

    Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

    Левин, К. (1936). Принципы топологической психологии. Нью-Йорк,

    Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Маккейб, К. О., Флисон, В. (2012). Для чего нужна экстраверсия?

    Объединение черт характера и мотивационных перспектив и определение

    цели экстраверсии. Psychological Science, 23, 1498-

    1505.

    McCrae, R.Р. и Коста П. Т. младший (1999). Пятифакторная теория личности

    . В Л. А. Первин и О. П. Джон (ред.), Справочник

    личности: теория и исследования (2-е изд., Стр. 139-153). Новый

    Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

    Мел, М. Р., Гослинг, С. Д., и Пеннебейкер, Дж. У. (2006). Личность

    в ее естественной среде обитания: Проявления и неявные народные теории

    личности в повседневной жизни. Журнал личности и социального

    Психология, 90, 862-877.

    Миллер, Л. К., & Рид, С. Дж. (1991). Интерперсонализм: понимание

    человек в отношениях. В У. Х. Джонс и Д. Перлман (ред.),

    Успехи в личных отношениях: ежегодное исследование (Том 2,

    стр. 233-267). Оксфорд, Великобритания: Издательство Джессики Кингсли.

    Мишель, В. (2004). К интегративной науке о личности.

    Ежегодный обзор психологии, 55, 1-22.

    Мишель, В. (2009). От личности и оценки (1968) к

    науке о личности, 2009.Журнал исследований личности,

    43, 282-290.

    Mischel, W., & Shoda, Y. (1995). Когнитивно-аффективная система

    Теория личности: реконцептуализация ситуаций, диспозиций, динамики и инвариантности в структуре личности.

    Психологический обзор, 102, 246-268.

    Mischel, W., & Shoda, Y. (1998). Согласование динамики обработки

    и личностных диспозиций. Ежегодный обзор психологии,

    49, 229-258.

    Озер, Д. Дж., И Бенет-Мартинес, В. (2006). Личность и предсказание

    последующих результатов. Ежегодный обзор

    Психология, 57, 401-421.

    Пелто, П. Дж. (1968, апрель). Разница между «плотным» и

    «свободным» обществами. Сделка, 5, 37-40.

    Первин, Л.А. (Ред.). (1989). Целевые концепции в личности и социальной психологии

    . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.

    Pervin, L.A.(2003). Наука о личности (2-е изд.). New

    York, NY: Oxford University Press.

    Питлик Циллиг, Л. М., Хеменовер, С. Х., & Динстбьер, Р. А. (2002).

    Что мы оцениваем, когда оцениваем черту Большой пятерки? Содержание

    анализ аффективных, поведенческих и когнитивных процессов

    , представленных в личностных кадастрах Большой пятерки. Личность

    и бюллетень социальной психологии, 28, 847-858.

    Раутманн, Дж. Ф. (2012).Вы говорите, что вечеринка скучна, а я говорю, что она оживленная:

    Компонентный подход к тому, как ситуации воспринимаются,

    запутывает воспринимающего, ситуацию и воспринимающего x вариативность ситуации.

    Социально-психологическая наука и наука о личности, 3, 519-528.

    Рид, С. Дж., Джонс, Д. К., и Миллер, Л. С. (1990). Черты как цель —

    категорий на основе: важность целей в согласованности

    диспозиционных категорий. Журнал личности и социального

    Психология, 58, 1048-1061.

    Рид, С. Дж., И Миллер, Л. С. (1989). Важность целей в персо- нальности

    : На пути к последовательной модели людей. В Р. С. Уайер младший

    и Т. К. Срулл (ред.), Социальный интеллект и когнитивные оценки —

    личности: достижения в социальном познании (стр. 163-

    174). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

    Рид, С. Дж., Монро, Б. М., Браунштейн, А. Л., Янг, Ю., Чопра,

    ,

    Г., и Миллер, Л. С. (2010). Модель нейронной сети

    структуры и динамики человеческой личности.Психологический

    Обзор, 117, 61-92.

    Робертс, Б. У. (2009). Назад в будущее: личность и

    Оценка и развитие личности. Журнал исследований

    в личности, 43, 137-145.

    Робертс, Б. В., и Джексон, Дж. Дж. (2008). Социогеномная психология личности

    . Журнал личности, 76, 1523-1544.

    Робертс Б. В., Кунсел Н., Шайнер Р. Н., Каспи А. и Голдберг,

    Л. Р. (2007). Сила личности: сравнительная достоверность —

    личностных черт, социально-экономического статуса и когнитивной способности

    прогнозировать важные жизненные результаты.Перспективы в

    Психологическая наука, 2, 313-345.

    Робертс, Б. В., и Мрочек, Д. (2008). Изменение черты личности в

    зрелом возрасте. Текущие направления психологической науки, 17,

    31-35.

    Saucier, G., Bel-Bahar, T., & Fernandez, C. (2007). Что изменяет

    выражение личностных наклонностей? Определение базовых областей

    переменных ситуации. Журнал личности, 75, 479-504.

    Шерман Р.А., Нейв, С.С. и Фундер, Д.С. (2010). Ситуационное сходство

    и личность предсказывают последовательность поведения.

    Журнал личности и социальной психологии, 99, 330-343.

    Шерман Р. А., Нейв К. С. и Фундер Д. К. (2012). Свойства

    лиц и ситуаций, связанных с общей и отличительной личностью —

    совпадение личностей и поведения. Журнал исследований личности,

    46, 87-101.

    Суонн, В. Б., & Сейл, К.(2005). Возвращение психологии личности

    и ее новый симбиоз с социальной психологией.

    Бюллетень личности и социальной психологии, 31, 155-165.

    Триандис, Х. К. (1995). Индивидуализм и коллективизм. Боулдер,

    CO: Westview Press.

    Ванстиланд, К., и Ван Мехелен, И. (1998). Индивидуальные различия в профилях ситуация-поведение: модель тройной типологии.

    Журнал личности и социальной психологии, 75, 751-765.

    Вернер П. Д. и Первин Л. А. (1986). Содержание личности

    описи

    ед. Журнал личности и социальной психологии,

    51, 622-628.

    Ян, Ю., Рид, С. Дж., И Миллер, Л. С. (2006). Таксономия ситуаций —

    терминов из китайских идиом. Журнал исследований личности,

    40, 750-778.

    Ян, Ю., Рид, С. Дж., И Миллер, Л. С. (2009). Понятие ситуаций.

    Компас социальной и психологии личности, 3, 1018-1037.

    в Обществе личности и социальной психологии 22 декабря 2013 г.

    «Часть личности» — это паттерн, который мы учимся обозначать. На самом деле это наше ментальное представление об аспекте личности, который мы снова и снова узнаем в других людях и, возможно, в самих себе. Этот паттерн личности может выражаться в том, как человек думает или чувствует, или в поведении человека.Например, Карл Юнг использовал термин «энантиодромия», чтобы описать внутренний голос, который противоречит тому, что мы говорим вслух. Если мы воскликнем нашему коллеге: «Какая у вас отличная работа!» а затем задайтесь вопросом: «Она действительно знает, что делает?», этот противоположный голос — это энантиодромия в действии, как это видел Юнг.

    Хотя мы можем воспринимать данное качество у нескольких людей, наше восприятие возможного существования части личности отличается от ее реального существования.Фактическое существование части личности зависит от некоторых эмпирических демонстраций ее реальности. Обычно это включает в себя выработку какой-то меры психического качества интересующего человека. По сути, хорошо построенные тесты интеллекта помогают подтвердить существование человеческого интеллекта; Хорошо построенные тесты на смирение помогают подтвердить существование смирения как качества личности.

    Понимание того, когда в человеке присутствует определенная часть личности, может быть очень полезным. Если мы знаем, что человек обладает определенными качествами, такими как креативность, застенчивость или уступчивость, то это имеет значение для наших прогнозов поведения этого человека.Мы можем привлечь творческого человека, а не обычного человека, чтобы придумать новые идеи, чтобы оживить городское празднование, которое устало и на которое люди больше не хотят приходить.

    Как получается, что мы воспринимаем эти образцы личности в окружающих нас людях? Почему определенные закономерности привлекают наше внимание?

    На протяжении всей истории люди прилагали значительные усилия для выявления частей личности, что имеет смысл, учитывая их прогностическую ценность. Итак, стоит задуматься об истоках наших представлений о частях личности.Части личности были записаны с древних времен. Философы, политические советники, врачи, драматурги и другие писали описания личности, сообщая термины, используемые в их сообществах для описания людей: скупой, общительный, недоверчивый, меланхоличный и тому подобное. Попутно некоторые из этих авторов, вероятно, дополнили язык личности своими собственными предложениями частей, выработав такие идеи, как уважительное отношение, нарциссизм и интеллект, и тщательно прояснили каждую концепцию, когда они это делали.В последнее время психологи сами организовали и доработали эти части и ввели новые, такие как потребность в достижении и ориентация на будущее. Но что именно в нашей душевной жизни позволяет нам — или позволяет экспертам — видеть части личности? Я считаю, что есть по крайней мере три источника нашего восприятия: развитые механизмы обнаружения, социальная необходимость и экспертный анализ.

    1. Развитые механизмы обнаружения

    Нетрудно представить, что у нас есть встроенные детекторы ключевых аспектов личности.Человеческое познание часто организовано так, чтобы улавливать определенные сигналы и синтезировать их в форму восприятия. Наши языковые центры, например, организованы для определения предметов и объектов предложений. Наши визуальные системы организованы так, чтобы обнаруживать края объектов и определять их глубину в нашем визуальном поле.

    Эволюционный психолог Дэвид Басс утверждал, что люди разработали «детекторы различий», чтобы оценивать, как люди различаются по своим личностным чертам. С его точки зрения, среди наших эволюционных предков те, кто развил механизмы обнаружения различий, обладали адаптивным преимуществом по сравнению с другими.

    Басс рассказывает современную историю Доры, которая обнаружила, что ее лучшая подруга спала с ее мужем. Как следствие, она потеряла мужа и лучшего друга, и ее социальный мир рухнул. Басс предположил, что Доре было бы лучше, если бы она смогла понять, что ее друг был сильно враждебен и неприятен — и, следовательно, мог предать ее, и если бы она обнаружила, что ее муж был нарциссом, а нарциссы с большей вероятностью внебрачные связи, чем у других людей.

    В 1921 году Карл Юнг указал, что ряд писателей и философов снова и снова определяли одни и те же типы людей в разных культурах и в разные времена: экстраверты, интроверты, чувствующие типы и мыслящие типы. Для Юнга эти классы людей казались универсальными. Сегодня эволюционные мыслители сказали бы, что мы разработали механизмы обнаружения различий, которые позволяют нам воспринимать эти различия.

    2. Социальные императивы

    Назовем второй источник выявления черт социальным императивом.Для успешной работы групп они должны определить, какие люди могут разумно выполнять определенные роли. И наоборот, социальные группы идентифицируют членов, которые из-за болезни, окружающей среды или по другим причинам не могут полноценно участвовать в жизни общества: этим людям не хватает способности или желания выполнять свои социальные обязательства. К ярлыку человека, неспособного выполнять свои обязательства, нужно относиться очень осторожно. Социальная группа разрабатывает теорию, по сути, о здоровых частях личности, которые отсутствуют у этих ослабленных людей, или о нездоровых частях личности, которых у этих ослабленных людей слишком много.Врачи древности уже начали называть определенные черты или синдромы симптомов болезнями и выявлять людей, нуждающихся в лечении, чтобы улучшить свое психологическое положение. Если человеку было грустно и не хватало энергии для выполнения своих ролей, он был меланхоличным и страдал от слишком большого количества черной желчи. Людей, которые были вялыми и настолько расслабленными, что мало что могли инициировать самостоятельно, называли флегматиками и так далее.

    Личность Essential Reads

    В качестве более свежего примера, правительства конца 19 века внедрили всеобщее образование, и, когда они это сделали, они обнаружили необходимость различать тех детей, которые могли и не могли получить пользу от образования.Первые тесты интеллекта — и современная концепция интеллекта — возникли из социальной потребности выявить учащихся, которые могли бы учиться в государственных школах того времени, и отсеять тех, кто не мог извлечь пользу из классных комнат того времени.

    3. Экспертный анализ

    Третьим основанием для определения черт личности является экспертное расследование — работа, основанная на фундаментальных науках. Недавний пример — работа Стивена Косслина и Дж. Уэйна Миллера. На основе нейропсихологических исследований они утверждали, что верхние части полушария головного мозга человека специализируются на целостном, абстрактном мышлении и обобщениях, тогда как нижние части полушарий предназначены для понимания конкретных случаев событий в определенных контекстах.Основываясь на этих различиях между верхней и нижней церебральной обработкой, они утверждали, что должно существовать измерение личности, которое фиксирует этот образ мышления сверху и снизу. Чтобы проверить свою гипотезу, они разработали тест стиля мышления, который в некоторой степени подтвердил их предположение — прекрасный пример конструирования черты личности на основе фундаментальных научных исследований. Дополнительные примеры частей личности, которые были идентифицированы на основе психологической теории, включают идею склонности к подавлению, которая выросла из концепции подавления Фрейда, и черту перспективы времени будущего, которая выросла из теории о том, что люди различаются по своему характеру. временная перспектива.Люди с перспективой на будущее сосредотачиваются на себе в будущем — они часто оптимистичны и строят планы для себя, чтобы их достичь, тогда как люди, которые сосредотачиваются на прошлом, могут быть более грустными и менее подготовленными к встрече с предстоящими проблемами.

    Ответ на вопрос «Откуда берутся черты личности?» заключается в том, что они происходят из нескольких источников: нашей развитой системы восприятия для определения личности, социальной необходимости и экспертного понимания. Но не все догадки относительно различий в личности одинаково хороши.Некоторые новые черты отвергаются, в то время как другие находят широкое распространение в этой области. Как бы ни была идентифицирована часть разума, она должна выдерживать научное исследование, чтобы гарантировать, что ее можно четко измерить и что ее существование важно для функционирования человека.

    Список литературы

    Психологи изучили 400 частей… и См. Mayer, J. D. (1995). Рамки для классификации компонентов личности. Journal of Personality, 63, 819-877.

    Энантиодромия , с. 541 Юнга, К. Г. (1923). Психологические типы (Х. Г. Бейнс, Пер.). New York: Harcourt Brace & Co. (оригинальная работа опубликована в 1921 году).

    «Часть личности» — это паттерн … Это описание следует за Mayer, J. D. (1995). Рамки для классификации компонентов личности. Journal of Personality, 63, 819-877.

    Поучительная история Доры и детекторы различий: Buss, D.М. (2010) Личность и адаптивный ландшафт: роль индивидуальных различий в создании и решении социальных адаптивных проблем. В Д. М. Басс и П. Х. Хоули (ред.). Эволюция личности и индивидуальных различий. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Кослин, С. М., Миллер, Г. У. (2013). Верхний мозг, нижний мозг. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Авторские права © 2014, Джон Д. Майер

    .

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.