Психолог семейных отношений: Психология отношений в семье.

Содержание

Психология отношений в семье.

У многих уже сложилось такое мнение, что большинство браков терпит крах, семья разрушается, и семейные отношения заканчиваются неизбежным разводом. Такая неутешительная современная реальность основана не только на экономической концепции. Разводы в современном мире – частое явление. Это связано со многими нюансами.

Современные женщины вполне могут себя обеспечить и без помощи мужчины-добытчика, как это считалось раньше. В то же время, современные парни вполне самостоятельны и сами могут обеспечить свой быт без женской помощи. Тем более, что для этого сейчас множество возможностей.

Причиной разводов может стать и нежелание подчиняться «законам» семейного благополучия

Наличие внебрачных связей и детей, рожденных матерями-одиночками, сейчас мало кого шокируют. Развод – довольно простая процедура. Ведь проще всего развестись и тем самым уйти от семейных проблем, чем вникнуть в суть и попробовать разобраться, что же послужило разладом в семье.

Психологи бьют тревогу, поскольку молодежь, вступившая в законный брак, не горит желанием сохранить отношения, а спешит поскорее избавиться от тяжелого бремени семейных забот. Поэтому семейные психологи разрабатывают новые методы, способные сохранить семью и укрепить семейные отношения.

Проблемами семьи и брака занимается наука семейная психотерапия. Она рассматривает возможные способы улучшения обстановки в семье, развитие благоприятной атмосферы семейных отношений.

А в последние годы подобные проблемы стали наиболее актуальными, поскольку все больше детей растут без отцов, а молодежь неохотно вступает в брак, зато молодые люди с легкостью идут на развод, не задумываясь над тем, что будет с детьми, когда их родители будут жить отдельно. Семейная пара проходит несколько этапов развития. Каждый из этапов имеет свои особенности. В любой семье наступают кризисные моменты, конфликтные ситуации, а иногда страсти накаляются до предела и тогда семья может разрушиться.

Любящие сердца, решившие создать семью, не задумываются над тем, как будут дальше обстоять дела

Главное для влюбленных – быть рядом со своим избранником. На начальной стадии отношений, именно любовь является связующим звеном.

Во время бурного влечения друг к другу, каждый из супругов не замечает недостатки другого, идеализируя его в своих глазах. Когда наступает следующая стадия и «розовые очки» снимаются, то супруги видят свою половинку со всеми изъянами.

Если один не уступил другому, начинаются первые ссоры, конфликты, которые могут перерасти в разрыв отношений. Начинается момент «притирки» друг к другу.

Если любящие супруги проходят этот этап, то семейные отношения продолжаются и развиваются уже в другом русле. Начинается новый этап, возникают общие интересы, супруги способны пойти на компромиссные решения.

Устойчивость отношений может нарушиться приевшейся обыденностью. Пара может пресытиться друг другом (например, один из супругов все время уступает своей половинке). Связующим звеном может стать рождение ребенка. Однако, для некоторых пар, это может стать и испытанием.

Некоторые молодые матери ищут поддержку у супруга и во время беременности, и после рождения младенца, но не все мужчины готовы принять роль отца. Усталость жены может раздражать, усугубляется положение и постоянным недосыпанием и нехваткой времени разобраться в своих отношениях, каждый начинает обвинять другого. Семья может разрушиться на почве постоянных скандалов.

Изучив этапы семейных отношений, супруги будут готовы к преодолению каждого кризисного периода, а кризисы неизбежны. Что бы избежать всего негативного можно обратиться за помощью. Женский психолог Екатеринбург проконсультирует и успокоит, все встанет на свои места.

Психология семейных отношений: модели поведения супругов

Как известно, семья является ячейкой общества, которая представляет собой мини модель общественной системы, то есть, стиль отношений, типы поведения супругов, принятые в отдельно взятой семье и одобряемые социумом, могут многое сказать о существующем общественном укладе.

Семья как союз мужчины и женщины, характеризующийся общим ведением хозяйства и воспитанием детей, в последнее время претерпевает некоторые изменения, формируя различные модели поведения супругов, имеющих разные психологические особенности.

Как известно, любая супружеская пара, гармонично существующая вместе долгое время, выбирает свой, присущий только ей стиль взаимоотношений и формирования общего быта. А выбор этого стиля зависит от психологических характеристик мужа и жены, особенностей их родительских семей, норм и правил того социального круга, представителями которого они являются.

В соответствии с этим, можно выделить несколько моделей поведения супругов в семье.

Родительско-детская модель

Родительско-детская модель характеризуется сочетанием в психологическом портрете одного супруга таких качеств, как забота, покровительство, желание воспитывать и поучать, а в другом, наоборот, спонтанность, непосредственность, нежелание принимать на себя ответственность. В такой семье один супруг будет брать на себя обязанности и функции родителя, в то время как второй будет играть роль ребенка. В целом семейные отношения будут характеризоваться целостностью, психологической совместимостью и устойчивостью.

Равноправная модель семьи

Равноправная модель семьи предполагает, что супруги имеют равные права и обязанности в вопросах добывания средств к существованию, воспитания детей, организации досуга. В такой семье, например, в вопросе отпуска по уходу за ребенком предпочтение может отдаваться мужу, а жена, в свою очередь, будет зарабатывать деньги и продвигаться по карьерной лестнице.

Романтическая семейная модель

В романтической модели психологический портрет супругов описывает их как сентиментальных, чувственно ориентированных натур, для которых брак представляется гаванью для обретения душевной гармонии и возвышенных проявлений. Супруги здесь ориентированы на чувственное совместное проведение досуга, получение новых впечатлений от семейной жизни.

Приятельская модель семьи

В такой семье супруги будут стремиться наладить быт и взаимоотношения друг с другом на базе общности интересов и увлечений. Супруги будут ответственно и без эмоций воспринимать и осуществлять домашние обязанности, заниматься вопросами воспитания детей. Основным связующим элементом брачных отношений будут выступать общие интересы и круг общения.

В приятельской модели семейных отношений часто муж или жена активно занимаются построением карьеры, пытаются достичь высот финансового благополучия, в то время как второй супруг(а) обеспечивает надежный тыл. В любом случае, такая семья работает как слаженный механизм, представляющий собой гармонично сформированную ячейку общества.

Автономная модель семьи

Данная модель семейных отношений подходит для супругов, которые не настроены посвящать всю свою жизнь бытовому обустройству и налаживанию совместного хозяйства. Здесь муж и жена пытаются сохранить определенную дистанцию, укрепить собственную автономию во вкусах, взглядах на жизнь, предпочтениях, формах проведения досуга. Автономная семейная модель может подразумевать раздельное проживание благоверных. В настоящее время эта модель семейных отношений достаточно востребована, так как часто супруги могут находить работу в разных городах или даже странах, что может предполагать раздельное проживание при сохранении супружеских взаимоотношений.

Поддержанию данной модели семейных отношений способствует развитие телекоммуникаций, что позволяет спутникам жизни поддерживать непрерывное общение находясь на расстоянии друг от друга.

В любом случае, каждый человек вступающий в брак, пытается со своей второй половиной создать ту психологическую модель семейных отношений, в которой он будет себя чувствовать максимально комфортно.

Психология семейных отношений – Мир Вашего Я

Семейные отношения между мужчиной и женщиной

Семейные отношения, в которые вступают мужчины и женщины, основывая семью, являются в некоторой форме повторением прошлого опыта жизни в семье, это естественно – мы не умеем жить так, как не пробовали жить наши родители и воспитатели. Сейчас традиционная семья – уже редкость, исчезающий вид отношений. Что означает термин – традиционная семья в рамках семейных отношений между мужчиной и женщиной?

Традиционная семья создается при участии родителей будущих супругов, и притом родители непосредственно влияют на выбор партнера.

Это реализует основу традиции – преемственность – похожесть членов семьи по социальному статусу, роду занятий и по принадлежности к определенной социальной группе. В традиционной семье главный – мужчина, он определяет задачи семьи помимо главных – ведение совместного хозяйства и совместное выращивание и воспитание детей. В традиционной семье в воспитании детей участвуют бабушки и дедушки, причем они живут если не в одном доме, то хотя бы поблизости. Большое значение для традиционной семьи имеет традиционная сексуальная ориентация, принадлежность супругов к одной вере.

Новые семейные отношения

В новой семье отношения между мужчиной и женщиной складываются на основе привязанности и любовных чувств, которые в первую очередь определяют желание быть вместе и что-то делать совместно. Странно, если вы спросите новобрачных, почему они решили вступить в брак, они ответят, что хотят вести совместное хозяйство и вместе воспитывать своих детей. Конечно, такая установка на создание новых семейных отношений между мужчиной и женщиной определяет основное противоречие – встретились для того, чтобы жить вместе по любви, а жизнь ставит иные задачи – воспитание детей, удерживание цельности брака, заботу друг о друге – возникают конфликты и противоречия, которые могут стать источником роста супругов, а могут и привести к нарастающей несовместимости и к разводу.

При различных семейных кризисах, которые неизбежны и закономерны, полезно участие семейного консультанта, семейного психолога. Зачастую такие обращения позволяют сохранить семью, в которой возникло сильное напряжение.

Семейные отношения между мужчиной и женщиной обязательно приводят к конфликтам, напряженностям между супругами и основная цель семьи – чтобы эти конфликты приводили к психологическому развитию, к поиску гармонии, и чтобы интересы всех членов семьи были соблюдены. Помощь семейного психолога состоит как в психологической работе с семьей как с парой, так и в психологической работе с членом семьи.

Сценарии развития семейных отношений у родителей и их детей.

В семейной системной психотерапии, которая наиболее теоретизирована и практически применима – семья рассматривается как система во взаимосвязи с семейной историей предыдущих поколений. Так как первичный опыт жизни в семье человек получает от родителей. Во вновь образованной семейной паре конфликты могут происходить из-за того, что в дело вступают неосознанные, но закрепленные семейные сценарии родителей, то есть муж ведет себя и строит свои потребности и отношения по сценарию своей семьи, а жена – по сценарию своей, там, где они росли и воспитывались.

Дело доходит до смешного – как в сказке про Гулливера, семейный конфликт может возникнуть по ерунде, например, по вопросу чистки овощей или по другим мелочным поводам.

Большое влияние на развитие индивида оказывают психологические травмы, которыми была богата российская жизнь вследствие влияния войн, экономических катаклизмов на семейную жизнь. За счет восприятия семейной системы в контексте истории родительских и прародительских семей возможны поиски и нахождение способов преодоления трудностей, которыми богаты семейные отношения между мужчиной и женщиной. Особое значение в семейной психологии имеет проблема зависимости и созависимости в отношениях между мужчиной и женщиной. Порой только в работе с психологом семья может узнать и каждый член семьи – обозначить свои психологические границы. Нормальная привязанность друг к другу и нормальная взаимозависимость всегда присутствуют в отношениях мужчины и женщины, и грань где привязанность превращается в зависимость и несет с собою сложности – очень тонка и индивидуальна для каждой пары.

Семейный психолог – это уникальный специалист в психологии вообще, потому что это единственная отрасль в практике психологов, позволяющая давать предписание, то есть – конкретный совет, который должен быть неукоснительно выполнен членом семьи, чтобы развитие семьи продолжилось, и все партнеры друг друга устраивали по поведению. Ведь в других областях психолог никогда не дает советов и рекомендаций из соображений профессиональной этики.

Автор статьи: семейный психолог центра «Мир Вашего Я», Меженина Ольга

❶ Методы ❷ Советы ❸ Инструкции от Akloni

Многие молодые пары разводятся после года совместной жизни, потому что так и не научились слушать и слышать друг друга. Искать компромиссы, быть гибкими, идти на уступки, по-взрослому решать проблемы. Они не готовы к тому, что в отношениях может наступить кризис.

Глупо думать, что штамп в паспорте уберет трудности и препятствия в семейных отношениях.

Что делать, чтобы сохранить нормальные семейные отношения? Именно об этом я расскажу в этой статье.  В ней вся психология семейных отношений.

Содержание статьи: «Психология семейных отношений»

  1. Новый статус.
  2. Главная цель семейной жизни.
  3. Семья – это два взрослых человека.
  4. Основные функции семьи.
  5. Значение секса в семейной жизни.
  6. В чем отличие роли мужа и жены в браке.
  7. Роль детей в семейной жизни.
  8. Глава семьи.

1. Новый статус.

До брака немногие пары живут вместе, поэтому понимай, что девушка не будет выглядеть так же, как свиданиях.

Когда ты видишь ее несколько раз в неделю, она всегда красиво одета, накрашена, в хорошем расположении духа. Когда люди начинают жить вместе, часто они оказываются не готовыми к тому, что их партнер – живой человек.

Твоя девушка может болеть, у нее может быть плохое настроение. Дома она будет ходить в смешной пижаме и бигудях. Если тебя смущает что-то, что готовит тебе брак, могут начаться проблемы.  

Ты должен быть готов к тому, что начнут проявляться те вещи, которые раньше были скрыты. Твоя девушка не должна краситься каждый день только для того, чтобы угодить тебе. Она не всегда должна быть сдержанной и мудрой.

Ты тоже не всегда выглядишь на все сто. А еще храпишь. А она все равно тебя любит. Вот это нормальные семейные отношения.

2. Главная цель семейной жизни.

Практически никто не задается таким вопросом до свадьбы. Быть вместе – это не цель. Это желание, потребность.

Целью не может быть рождение детей. Дети вырастут и оставят вас, тогда получается, что и брак больше не нужен?

Спрашивал ли ты себя, для чего хочешь жениться на этой женщине? Почему тебе так важно сделать это? Почему тебе недостаточно просто жить вместе? 

До тех пор, пока ты не выяснишь для себя главную цель семейной жизни, ты не сможешь понять, насколько подходит тебе твоя девушка. Пока ты сам не знаешь, чего ты хочешь, ты не сможешь понять, какими качествами должен обладать твой идеальный партнер.

3. Семья – это два взрослых человека.

Нужно помнить о том, что настоящую семью могут создать исключительно два взрослых и независимых человека.

Если ты понимаешь, что девушка по любому поводу бежит советоваться к маме, разве она сможет строить семью? Она и свою жизнь без подсказок не может построить. Девушка выбирает для себя модель поведения маленькой девочки, которая не готова ко взрослой и самостоятельной жизни. 

Зависимость от родителей – то, что разрушило очень многие браки.

4. Основные функции семьи.

Любовь – потребность каждого человека. И легче всего ее реализовать в семье. Но, чтобы брак был успешен, нужно помнить и другие потребности.

Какие же основные функции у семьи?

Например, материальная потребность. Если денег не хватает на самые важные и базовые вещи, в паре начинаются проблемы.

Еще одна функция семьи – это ведение совместного быта и хозяйства. Да, это сейчас тебе кажется абсурдным.  Но когда твоя жена две недели будет отказываться от секса из-за того, что ты не починил шкафчик, ты по-другому отнесешься к этому вопросу.

И еще одна не менее значимая функция семьи – это эмоциональная поддержка и общение. Старайся быть опорой для своей жены, выслушивай ее проблемы и проводи с ней как можно больше времени.

5. Значение секса в семейной жизни.

Бывает так, что после вступления в брак начинаются проблемы в сексуальной жизни.

Раньше это было в новинку, интригующе. Сейчас ты видишь жену в халате дома, без прически и в плохом настроении.

Проблема в том, что ты еще не перестроился, не понял, что теперь все будет по-другому. Из-за этого стресса секс может пропасть. До такого состояния доводить нельзя, потому что следующим шагом будет измена.

Семейная психология призывает быть откровенным. Просто тупо сядьте и обсудите проблему. Возможно, ты скажешь, что не устраивает тебя. Она выскажет свои претензии. Говорить о сексе и обсуждать проблемы такого рода – это нормально. Не нормально находиться в браке и не заниматься сексом. Будь готов заново изучать и открывать ее горячие точки, экспериментировать, быть интересным.

6. В чем отличие роли мужа и жены в браке.

Очень важно правильно распределить роли в семье. Мужчина – это добытчик, а женщина – хранительница очага. За столько веков ничего не поменялось.

Конечно, не нужно все воспринимать буквально. Но общие тенденции остались те же. У каждого в семье есть своя зона ответственности.

Как только женщина начнет управлять, зарабатывать деньги и принимать все важные решения, можно считать, что браку пришел конец. Как и твоим яйцам.

Точно так же и мужчина не должен сидеть дома. Это расслабит его, а жена перестанет видеть в нем человека, на которого можно положиться. Соблюдать баланс во взаимоотношениях – одно из главных правил. 

7. Роль детей в семейной жизни.

Когда у вас появляются дети, то в отношениях может начаться новый кризис, о котором ты сейчас даже не догадываешься.

Например, твоя жена может все свое свободное время уделять ребенку, обделяя тебя вниманием. Такое часто бывает в молодых семьях.  А тебе хочется ласки, поддержки и заботы. И ты можешь начать искать это на стороне.

Измены с появлением ребенка – распространённая практика, из-за которой разрушилась не одна семья.

Нужно понять, что вы друг для друга всегда должны быть на первом месте. Вам нужно время, которое вы можете провести вдвоем. Что секс не должен пропадать из отношений, когда в доме появляется ребенок.

Поэтому няня – это всегда хороший выход. 

8. Глава семьи.

Первый год – самый ответственный для молодой семьи. Иногда жена хочет сделать для мужа все, идет на уступки, во всем принимает его сторону и не перечит. Но иногда это может привести к серьезным последствиям.

Она настолько сильно хочет угодить, что начинает делать все сама, лишь бы ему было хорошо. Перестает быть женой и выполняет функции мамы. А он привыкает не брать на себя ответственность, не принимать никаких решений и просто плыть по течению.

Ты должен приучить жену к тому, что нормально, когда она обращается к тебе за советом, рассказывает о своих проблемах и просит помочь в них разобраться. Семья — сложная работа

Хочешь быть главным в отношениях? Хочешь быть любимым? Хочешь быть желанным?

Получи 3 видеоурока из закрытого курса «Как быть главным в отношениях»

Урок 1: Как выбрать девушку для отношений;
Урок 2: Как влюбить в себя девушку;
Урок 3: Как прочно влюбить ее в себя и стать для нее единственным.

из которых ты узнаешь:

1. Как грамотно выбирать партнершу;
2. Как перестать вестись на ее истерики и вынос мозга;
3. Как выстраивать отношения, где ты — главный.

Получи 3 бесплатных видеоурока — https://bit.ly/3dcwT69 

Прочитал статью? Но как же все это внедрить на практике? Как стать лидером в отношениях?

Об этом ты узнаешь на платном тренинге «Как стать главным в отношениях».

Получи БЕСПЛАТНО 3 видеоурока из этого курса:

Урок 1: Как выбрать девушку для отношений;
Урок 2: Как влюбить в себя девушку;
Урок 3: Как прочно влюбить ее в себя и стать для нее единственным.

Зарегистрируйся и получи 3 видеоурока >> https://bit.ly/3dcwT69 

Твои изменения после просмотра видеуроков: 

1. Научишься грамотно выбирать партнершу;
2. Получишь инструкцию «антикаблук» и всегда будешь сверху;
3. Станешь лидером в отношениях.

Зарегистрируйся и получи 3 видеоурока >> https://bit. ly/3dcwT69  

ПОЛУЧИ 3 БЕСПЛАТНЫХ ВИДЕОУРОКА

получить

 

#семья , #психология отношений , #любовь

Семейный психолог в Самаре: цены на консультацию

У нас есть решение даже для самых сложных ситуаций

Подробнее о Вашей проблеме по телефону

Если вас интересует более подробная информация по проблеме, оставьте контактный номер телефона, в ближайшее время дежурный специалист вам перезвонит и ответит на любые вопросы.

Вы не ошиблись, если находитесь здесь по одной из следующих причин


Семейные конфликты

  • Невозможность найти компромисс.
  • Усталость от отношений.
  • Ощущение безысходности. 
  • Кризисы развития семьи.
  • Переживания и сложности в процессе развода, супружеских измен

Сложности «молодых взрослых»

  • Необходимость найти свой жизненный путь в условиях давления родителей
  • Проблема «отцов и детей»
  • Сложности в воспитании детей. Проблема «неуправляемого ребенка». Отношения со сверстниками, одноклассниками и учителями
  • Начало семейной жизни. Рождение ребенка 

Решаем задачи повышенной сложности


Ежедневно специалистами клиники «НЕЙРО-ПСИ» проводится анализ мировой практики в области семейной психотерапии. Цель — беспристрастный отбор и внедрение тех методов психокоррекции, эффективность которых убедительно доказана в независимых исследованиях.

В этом наше принципиальное отличие от индивидуально работающих специалистов и государственных медицинских учреждений, где сотрудники узкого профиля часто предоставлены сами себе. 

Задача нашего специалиста — помочь конфликтующим сторонам вновь найти понимание и восстановить баланс. Консультирование семьи ведет к тому, что конфликт семейной пары разрешается, а семья получает инструмент для решения подобных проблем в дальнейшем:

  • новые способы диалога
  • более глубокое понимание партнера
  • чёткое понимание своих потребностей.
  • способность самостоятельно восстановить баланс внутри семьи

Наше кредо — долгосрочная результативность. К нам не нужно ходить годами. 

5 основных целей, которых Вы сможете достичь совместно с нашим семейным специалистом


  1. Краткосрочное разрешение кризисных ситуаций. Изменение в семье ряда представлений (гипотез, убеждений) о предъявляемой проблеме
  2. Трансформация точек зрения членов семьи на проблему от сугубо индивидуального к общесемейному подходу. Создание альтернативных вариантов разрешения конфликтов через прямое или косвенное участие специалиста
  3. Снижение эмоционального и поведенческого участия членов семьи в дисфункциональном поведении одного из ее членов 
  4. Коррекция деструктивных форм иерархии (соподчинения, подавления) в семье. Выявление дисфункционального поведения, заимствованного из родительской семьи
  5. Вынесение на обсуждение важных незавершённых дел. Повышение качества коммуникации между членами семьи

В основе семейной терапии лежит работа с конфликтами, анализ восприятия, истории, генеалогии каждого члена семьи и далее разработка альтернативного поведения, открывающего новые горизонты для партнёров. 

Если отношения в семье становятся всё хуже, а самостоятельные попытки восстановить баланс ещё больше усугубляют положение, то мы советуем обратиться к нам. 

Если Вы столкнулись с негативной реакцией со стороны партнёра или другого члена семьи


Не паникуйте преждевременно. Мы порой сталкиваемся с тем, что партнёрам в кризисной ситуации сложно прийти к совместному решению и обратиться за помощью. В случае, если ваш партнёр наотрез отказывается обратиться за помощью и утверждает, что «нам уже никто не сможет помочь», или «я никуда не пойду, потому что в этом нет смысла», мы предлагаем вам рассмотреть вариант индивидуального консультирования, чтобы попытаться найти выход из сложившейся ситуации и придумать альтернативные варианты решения проблем.

Можно ли прийти на семейную терапию одному?


Да, конечно. Иногда бывает так, что родственники находятся в другом городе или стране, а рана, нанесенная отношениями, до сих пор не заживает. Часто уже взрослый или даже пожилой человек не может разобраться, почему его родители, которых уже, возможно, нет в живых, так жестоко относились к нему. Со всеми такими случаями успешно работает семейная терапия.

Какие специалисты сопровождают вас во время прохождения курса?


Обычно это: семейный психолог, семейный психотерапевт. В случае необходимости могут быть задействованы и другие специалисты клиники.

С чего начать прохождение курса?


Для прохождения курса по программе семейной психологии вам достаточно связаться с дежурным специалистом нашего центра, оставив заявку на сайте или по телефону  клиники, чтобы назначить дату и время первого визита.

Чем скорее Вы обратитесь, тем быстрее мы найдём выход из сложившейся ситуации и достигнем впечатляющих результатов.


Выступление специалистов клиники «НЕЙРО-ПСИ»

Не откладывайте обращение в клинику

Оставьте контактный номер, в ближайшее время дежурный специалист перезвонит Вам и поможет проанализировать ситуацию.

Семейный психолог в Самаре: цены, отзывы и адреса

На портале Psy.firmika.ru собраны предложения по аренде кабинетов для психолога в Самаре. Консультация семейного психолога необходима тем, кто хочет сохранить семью и научиться вместе преодолевать трудности на жизненном пути. Регулярные встречи со специалистом позволяют вернуть гармонию и взаимопонимание. Очень важно выбрать грамотного психолога по семейным отношениям.

В каких случаях может помочь консультация семейного специалиста?

В семейной жизни часто бывают моменты, которые у супругов вызывают несогласие. Иногда различие во взглядах создает сильное напряжение, и семья находится на грани разрыва. Обратившись к психологу для семейных пар, можно сохранить отношения. Консультация семейного психолога помогает в следующих ситуациях:

  • Недопонимание между разными поколениями.
  • Трудности в общении с родителями супруга или супруги.
  • Состояние после разрыва отношений, измены, предательства.
  • Отсутствие положительных эмоций от семейной жизни, апатия.
  • Тупик в отношениях, который привел к мыслям о разводе.
  • Сложности в отношениях с детьми пубертатного возраста.
  • Адаптация усыновленных детей (психолог для приемных семей), налаживание контакта с детьми супруга или супруги от прошлого брака.

Компетенция семейного психолога в центре психологической помощи довольно широка, обратиться за помощью к специалисту можно с любыми вопросами, связанными с взаимоотношениями.

Специфика семейных психологических консультаций

Первый прием семейного психолога начинается со знакомства с супругами и детьми, обозначения главных проблемы и причин конфликтов. Далее составляется план консультаций. Как правило, специалист общается с обоими супругами одновременно, затем приглашает каждого на индивидуальные консультации. В процессе беседы психолога с семьей он определяет конкретные цели перед клиентами, дает руководство к действию. Если один из членов семьи отказывается от консультаций, то работа с остальными продолжается.

Иногда семейную консультацию проводят сразу два профессионала. Такая методика позволяет более внимательно изучить проблему, особенно если один психолог мужчина, а второй – женщина. Общение специалистов между собой иногда выступает в роли зеркала, отражающего взаимоотношения семейной пары, находящейся у психолога.

Как выбрать хорошего психолога для семьи?

Когда пара осознает, что для сохранения здоровых отношений нужен семейный психолог, то это можно считать шагом на пути к решению проблем. Супругам необходимо подобрать хорошего семейного психолога. Для этого следует обратить внимание на ряд ключевых моментов:

  • Наличие сертификата и лицензии на предоставление услуг семейного психолога.
  • Опыт работы специалиста и отзывы клиентов о нем.
  • Наличие сайта семейного психолога, телефона для связи между сеансами.
  • Основной род деятельности, которым занимается специалист (взаимоотношения с детьми, разводы, насилие).
  • Месторасположение центра, в котором ведется прием.
  • Стоимость. Если пара обращается к известному семейному психологу, то стоит быть готовым к высоким ценам.

После первого занятия у психолога семья должна обсудить консультацию: специалист должен устраивать обоих супругов. И даже если профессионал входит в рейтинг лучших семейных психологов, не стоит полагаться на его известность, лучше продолжить поиски и найти того, с кем будет комфортно общаться всей семье.

Правила жизни от известных семейных психологов — Женский журнал «ЗОЛОТОЙ»

Построить крепкую семью, вырастить счастливых детей и жить так, как хочется – Михаил Лабковский, Людмила Петрановская, Михаил Литвак и другие специалисты делятся своими рецептами.

Семья – это живой, меняющийся организм. Мы не всегда знаем, как он устроен и как сделать союз счастливым, но, к счастью, есть люди, способные нам помочь.


Михаил Литвак

Правило №1: самое правильное признание в любви – «давай вместе тянуть лямку жизни».

Психолог и психотерапевт с 40-летним стажем работы, автор бестселлеров, общим тиражом более 5 млн экземпляров считает, что люди изначально неверно подходят к выбору супруга. После обследования 11 тысяч семейных пар он выяснил, что 75% женщин под любовью понимают установку «я без тебя жить не могу», которая характерна для мужчины-ребенка и счастье в брак не принесет.

Веди себя с женихом так, как ты будешь себя вести с ним, когда он станет твоим мужем. Можно чуточку хуже, но ни в коем случае – лучше.

Утверждение, что любовь живет три года, по мнению Литвака, является ошибочным. Если в браке любовь есть изначально, то со временем она становится только сильнее. Что касается мужских измен, то виновата тут не пресловутая полигамность мужчин и уж точно не «вина» их жен, а изначальная ошибка в выборе супруга. Если связать свою жизнь не с тем человеком, со временем ему и вам точно начнет нравиться кто-то другой.

Смотри также: Весенние надежды – как выйти из кризиса в отношениях >>>>>

Что касается животрепещущей темы «Где искать будущего мужа/жену», то здесь врач столь же категоричен – только на работе. Потому что только наблюдая человека в его естественной среде, можно сделать вывод о его истинной природе, в то время как во время досуга и развлечений все стараются казаться лучше, чем они есть.

Что почитать у автора: «Если хочешь быть счастливым», «Как узнать и изменить свою судьбу», «Принцип сперматозоида».

Виталина Малыгина

Правило №2: «венец безбрачия» уходит корнями в раннее детство.

Практикующий семейный психолог, психодраматерапевт, основательница группы «Мама-джаз» считает, что внутренний запрет женщины на здоровые отношения и на отношения вообще может быть устранен. Главное, чтобы она сама осознала, что запрет имеет место быть.

Смотри также: Мужские магниты – 5 талисманов для взаимной любви >>>>>

Говоря о причинах его появления, психолог указывает, что чаще всего это следствия сбоя, произошедшего в раннем детском возрасте. Если первый опыт любви – родительский – был болезненным, то закладывается установка, что любить опасно или даже невозможно, потому что объект любви в любой момент может исчезнуть из твоей жизни или повести себя непредсказуемо.

Вообще-то, любовь – и правда довольно опасная штука. Многие люди избегают ее сначала бессознательно, а потом и вполне осознанно.

Виталина Малыгина уверена, что нужна большая внутренняя смелость, чтобы разбираться со своими теневыми сторонами, потому что наши проблемы всегда из прошлого, а узнать правду о своем прошлом бывает очень трагично. Всем, не готовым к терапии, психолог советует попробовать духовный рост, медитацию, йогу и позитивное мышление.

Что почитать у автора: постоянные консультации на сайте журнала «Мой ребенок» и «Psychologies».

Анна Варга

Правило №3: идеальной семьи не существует.

Кандидат психологических наук, профессор Института практической психологии, создательница Общества семейных консультантов и психотерапевтов считает, что семья – невероятно подвижный механизм. Да, идеала не существует, но если семья ставит общие цели и к ним идет, это говорит о ее жизнеспособности и функциональности. В такой семье никто не страдает, если кто-то из ее членов отдаляется или, напротив, возвращается в семейное лоно.

Близость с родительской семьей не оставляет места для новых эмоционально насыщенных отношений.

Функциональная семья умеет гибко приспосабливаться к постоянно изменяющимся условиям, ее члены не утрачивают доверия и получают удовольствие от общения, даже если проводят мало времени вместе. Удивительно, но психолог уверена, что в случае функциональной семьи даже развод, от которого никто не застрахован, не разрушит внутренний работающий механизм.

Читай также: Его глазами – от каких женщин не уходят >>>>>

Другими словами, если у родителей есть четкая договоренность о правилах воспитания детей, то они им будут следовать, даже если прекратится супружество. И наоборот, в дисфункциональной семье даже совместное проживание и видимость полной семьи не делают развитие детей гармоничным.

Что почитать у автора: «Введение в системную семейную психотерапию», «Системная семейная психотерапия. Курс лекций»

Михаил Лабковский

Правило №4: одиночество – это отсутствие интереса к себе.

Популяризатор практической психологии, семейный терапевт, обладатель неофициального титула «Самый известный психолог страны» полагает, что причина нездоровых отношений между людьми заключается в неврозах, которые ищут выхода. Невротические отношения напрямую связаны с внутренней потребностью человека в страдании.

Не надо никого добиваться. Он мне нравится, я ему нравлюсь – вот так должно быть.

Лабковский уверен: прежде чем вступать в брак, заводить детей и брать ипотеку, необходимо разобраться с собой. А для того, чтобы выйти замуж, нужно вообще перестать об этом думать и маниакально туда хотеть. Здоровая потребность – это потребность в любви.

Какую ошибку в отношениях с мужчинами вы совершаете? – пройти тест >>>>>

Для того чтобы вас полюбили, не нужно ходить к экстрасенсам, на тренинги или кулинарные курсы, единственное, что нужно – быть самой собой, потому что любят только за это и ни за что другое.

Что почитать у автора: «Про любовь к себе», «Про замуж», «Хочу и буду: принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым».

Людмила Петрановская

Правило №5: на темное отвечайте светлым.

Психолог, педагог, публицист и просветитель уверена, что семейная жизнь состоит из различных коммуникаций. Она может быть самой разной – слова, поступки, подарки, улыбки, претензии или просьбы. Если позитивной коммуникации больше, чем негативной, то семья стабильна.

Объятия – это наш ответ всем угрозам мира, самой смерти, и согласитесь, в этом есть что-то возвышенное.

Проводилось исследование, от чего зависит семейное счастье. Выяснилось, что на него не влияет ни возраст супругов, ни образование, ни наличие или отсутствие детей, ни деньги. Единственное, что важно для большинства семейных людей – какой вид коммуникации преобладает в браке – «темный» или «светлый».

Читай также: Доверяй и властвуй – как научить мужа быть главой семьи >>>>>

Налаживать отношения в семье – это стратегия, считает Петрановская. Потому что менять баланс в сторону светлого сложно, но можно. Через какое-то время близкие люди начнут отвечать положительными эмоциями в ответ на ваши.

Что почитать у автора: «Что делать, если…», «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка».

Николай Козлов

Правило №6: счастье – это талант, который можно пробудить.

Доктор психологических наук, профессор, популяризатор практической психологии и публицист уверен, что личное счастье, как и личное несчастье каждого человека – это осознанный выбор. И тому, и другому нужно много учиться и оттачивать свои умения на практике.

Надо стать любым. Надо разрешить себе стать любым. Надо поверить в то, что это возможно.

Чтобы быть счастливым, нужно сосредоточиться не та том, чего у тебя нет, а на том, что уже есть. А это очень и очень немало, считает Козлов. Более того, автор убежден, что современные люди слишком много думают о счастье как об отвлеченной категории, «вещи в себе».

Читай также: Закон притяжения – как привлечь в жизнь позитивные отношения >>>>>

Если заниматься любимым делом, заботиться о здоровье своего тела, об отношениях с близкими и полноценно отдыхать, то времени на размышления о счастье просто не останется. Его будет хватать только на то, чтобы вести полноценную жизнь.

Что почитать у автора: «Простая правильная жизнь», «Философские сказки о любви и счастье», «На крыльях любви, или Как делать семью».

Юлия Гиппенрейтер

Правило №7: любить ребенка – значит, безусловно принимать его просто за то, что он есть.

Системный семейный психотерапевт, доктор психологических наук, профессор знает, что основе личностной психологии всегда лежит личность ребенка, которым он когда-то был. В силах родителей вырастить счастливую личность, не заставлять ребенка проходить тот же сценарий поведения, что и они когда-то, дать возможность разорвать порочный круг неуверенности в себе.

Родителей надо не только просвещать, но и обучать способам правильного общения с детьми.

Само слово «воспитание» психолог воспринимает исключительно с точки зрения созидательной помощи в становлении личности, а не как дрессуру с чередованием кнутов и пряников. Родители, по мнению Гиппенрейтер, существуют вовсе не для того, чтобы вырабатывать у детей условные рефлексы. Что касается современной моды на методики раннего развития и ранней подготовки к школе, то здесь заслуженный психолог неумолима – «дети до школы должны играть!»

Смотри также: Астрология для родителей – как воспитывать ребенка по знаку его Зодиака >>>>>

Что почитать у автора: «Общаться с ребенком. Как?», «Общаться с ребенком. Так?»

Анна Офицерова

Терапия семейных проблем, Семейный терапевт

Семейные проблемы могут проявляться в самых здоровых семьях, приводя к сложным, разочаровывающим и болезненным взаимодействиям между членами семьи. От небольшого раздражения до скрытого негодования, от драматических споров до чувства вины, разочарования и гнева, о которых мы даже не подозревали, — наши семьи часто вызывают самые сильные эмоции, которые мы испытываем, к лучшему или худшему.

Общие проблемы и симптомы

В идеале наши семьи — это те, на кого мы всегда можем положиться в поддержке, от кого мы черпаем силу и обратную связь, к кому мы испытываем любовь и заботу, и с кем мы чувствуем себя близкими и комфортными, открыто делясь мыслями и чувствами.В действительности, немногие семьи оправдывают это ожидание на 100%, а в некоторых случаях семья человека далека от идеала, вместо этого ассоциируясь со стрессом, непониманием, гневом, разобщенностью и неудовлетворенными потребностями. Из нашей исходной семьи мы развиваем наши ожидания в отношении других, коммуникативные навыки, взгляды на жизнь, способность дарить и получать любовь и навыки совладания, среди множества других черт, а хронические семейные проблемы могут иметь долгосрочные последствия.

Семейные проблемы, от легких до тяжелых, в какой-то момент станут проблемой для каждой семьи.Это может быть следствием проблем с поведением и психическим здоровьем в семье или определенных стрессовых событий. Общие семейные проблемы включают:

Каким бы ни был источник, тревожная динамика семьи может сильно мешать функционированию каждого члена семьи, включая расширенную семью, хотя на тех, кто живет в одном домашнем хозяйстве, вероятно, повлияет больше, чем на тех, кто живет отдельно. Когда члены семьи не ладят, напряжение может повлиять на психическое и физическое здоровье каждого члена семьи, отношения и даже на его или ее способность выполнять рутинные задачи.Свидетельства семейных проблем могут проявляться в повторяющихся семейных конфликтах, резких изменениях поведения детей и подростков, перепадах настроения и депрессии.

К счастью, решение семейных проблем требует сотрудничества всех членов семьи, и это дает прекрасную возможность укрепить семейные узы и взаимоотношения.

Психотерапия семейных проблем

Семейная терапия предназначена для того, чтобы помочь семьям сотрудничать в решении семейных проблем.Курс лечения часто бывает кратковременным, и большинство моделей семейной терапии направлено на рассмотрение стилей общения (вербальных и невербальных) в семье, а также любых индивидуальных проблем, которые могут мешать целостности семейной системы. Семейные проблемы не обязательно должны быть серьезными, чтобы требовать лечения. Работая с терапевтом, семьи могут рассчитывать на то, что научатся лучше понимать друг друга, более эффективно общаться и активно работать над устранением нездоровых моделей поведения.

Брачные и семейные терапевты могут предложить рассматривать семью как группу на каждом сеансе, или могут быть предоставлены индивидуальные сеансы в дополнение к групповым занятиям.Большинство форм семейной терапии подпадают под действие семейной системной терапии, хотя существует ряд методов лечения, подходящих для решения семейных проблем.

В идеале семейные проблемы решаются по мере их появления, но часто семейные проблемы не решаются своевременно, а иногда и вовсе; вместо этого проблемы, связанные с событием или семейным образцом, могут всплыть перед членами семьи в более позднем возрасте. Проблемы происхождения семьи часто рассматриваются как часть индивидуальной терапии, независимо от того, идет ли человек на терапию специально для этой цели или по другим причинам.

Примеры случаев

  • Проблемный подросток: Семья Джея приводит свою 13-летнюю дочь Амелию на терапию из-за ее «проблемы с гневом». На сеансе с родителями, когда родители обсуждают плохое поведение Амелии, Амелия то замкнута и угрюма, то внезапно разговорчива, саркастична и глупо. Наедине с терапевтом на втором сеансе она тиха и грустна, но более прямолинейна и сосредоточена. Терапевт снова начинает семейные сеансы, на этот раз прося, чтобы младший брат Амелии тоже присутствовал, и концентрируется на моделях общения между членами семьи.Хотя родители настаивают, что Амелия является причиной их визита, с их маленьким сыном на сеансе Амелия милая и внимательно относится к нему, в то время как родители, кажется, мало что говорят друг другу и едва смотрят в глаза. Терапевт может указать им на это в частном порядке и вскоре начинает с ними терапию для пар, видя Амелию по отдельности и не обсуждая с ней ее гнев, если она не поднимает этот вопрос, чего она не делает. Через два или три месяца в семье стали лучше ладить, и родители определили несколько областей своего брака, над которыми нужно работать в терапии.
  • Конфликт между взрослыми братьями и сестрами: Джон, 47 лет, ищет помощи в разрешении конфликта со своими взрослыми братьями и сестрами и родителями. Кажется, что они постоянно ссорятся, когда они вместе, и его родители ежедневно звонят ему, чтобы «покритиковать» и «унизить меня». Терапевт изучает анамнез и обнаруживает, что семья Джона всегда функционировала примерно так, и сообщает Джону, что терапевт ничего не может сделать, чтобы изменить семью Джона, но что она готова помочь Джону узнать, как лучше справляться с его семьей. и эмоции, которые испытывает Джон.Джон соглашается с этим, и терапевт работает с ним над общением, навыками самообслуживания (такими как правильное питание, расслабляющая медитация и положительные внутренние сообщения) и установлением границ.

Семейная терапия — Клиника Мэйо

Обзор

Семейная терапия — это тип психологического консультирования (психотерапии), который может помочь членам семьи улучшить общение и разрешить конфликты.

Семейная терапия обычно предоставляется психологом, клиническим социальным работником или лицензированным терапевтом.Эти терапевты имеют ученые степени или аспиранты и могут быть аттестованы Американской ассоциацией брака и семейной терапии (AAMFT).

Семейная терапия часто бывает краткосрочной. Он может включать всех членов семьи или только тех, кто может или желает участвовать. Ваш конкретный план лечения будет зависеть от ситуации в вашей семье. Сеансы семейной терапии могут научить вас навыкам углубления семейных связей и преодоления стрессовых ситуаций, даже после того, как вы закончили сеансы терапии.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов от Mayo Clinic

Почему это делается

Семейная терапия может помочь вам улучшить сложные отношения с вашим партнером, детьми или другими членами семьи. Вы можете обратиться к конкретным вопросам, таким как семейные или финансовые проблемы, конфликты между родителями и детьми, или влияние злоупотребления психоактивными веществами или психического заболевания на всю семью.

Ваша семья может проходить семейную терапию наряду с другими видами лечения психического здоровья, особенно если один из вас страдает психическим заболеванием или зависимостью, которая также требует дополнительной терапии или реабилитационного лечения.Например:

  • Семейная терапия может помочь членам семьи справиться, если у родственника есть серьезное психическое заболевание, такое как шизофрения, но человек, страдающий шизофренией, должен продолжать свой индивидуальный план лечения, который может включать лекарства, индивидуальную терапию или другое лечение.
  • В случае зависимости, семья может посещать семейную терапию, в то время как человек, страдающий зависимостью, принимает участие в лечении в стационаре. Иногда семья может участвовать в семейной терапии, даже если человек с зависимостью не искал собственного лечения.

Семейная терапия может быть полезна в любой семейной ситуации, которая вызывает стресс, горе, гнев или конфликт. Это может помочь вам и членам вашей семьи лучше понять друг друга и научиться справляться с трудностями, чтобы сблизить вас.

Как вы готовитесь

Вы можете попросить своего лечащего врача направить вас к терапевту. Члены семьи или друзья могут давать рекомендации на основе своего опыта.Вы также можете попросить вашу программу помощи сотрудникам, духовенство, государственные или местные агентства по охране психического здоровья дать рекомендации для терапевтов.

Перед тем, как назначить сеанс терапевта, подумайте, подходит ли он вашей семье. Вот некоторые факторы, которые следует учитывать, и вопросы, которые следует задать:

  • Образование и опыт. Какое у вас образование и подготовка? Вы лицензированы государством? Вы аккредитованы AAMFT или другими профессиональными организациями? У вас есть специальность по семейной психотерапии? Каков ваш опыт решения проблем моей семьи?
  • Расположение и доступность. Где твой офис? Какое у вас рабочее время? Вы доступны в экстренных случаях?
  • Продолжительность и количество сеансов. Как долго длится каждый сеанс? Как часто запланированы сеансы? Сколько сеансов я должен ожидать?
  • Сборы и страхование. Сколько вы взимаете за каждый сеанс? Покрываются ли ваши услуги моим планом медицинского страхования? Придется ли мне заплатить полную сумму авансом? Какова ваша политика в отношении отмененных сеансов?

Что вы можете ожидать

Семейная терапия обычно объединяет несколько членов семьи для сеансов терапии.Однако член семьи может также индивидуально обратиться к семейному терапевту.

Сеансы обычно занимают от 50 минут до часа. Семейная терапия часто бывает краткосрочной — обычно около 12 сеансов. Однако то, как часто вы встречаетесь и сколько сеансов вам потребуется, будет зависеть от конкретной ситуации в вашей семье и рекомендаций терапевта.

Во время семейной терапии вы можете:

  • Оцените способность вашей семьи решать проблемы и продуктивно выражать мысли и эмоции
  • Изучите семейные роли, правила и модели поведения, чтобы определить проблемы, которые способствуют конфликту, и способы решения этих проблем
  • Определите сильные стороны вашей семьи, такие как забота друг о друге, и слабые стороны, такие как трудность доверять друг другу

Пример: Депрессия

Допустим, у вашего взрослого сына депрессия.Ваша семья не понимает его депрессии или того, как лучше всего предложить поддержку. Хотя вы беспокоитесь о благополучии сына, разговоры с сыном или другими членами семьи превращаются в споры, и вы чувствуете разочарование и злость. Общение уменьшается, решения остаются невыполненными, члены семьи избегают друг друга, а разрыв становится шире.

В такой ситуации вам поможет семейная терапия:

  • Определите ваши конкретные проблемы и то, как ваша семья решает их
  • Изучите новые способы взаимодействия и преодоления нездоровых моделей взаимоотношений друг с другом
  • Ставьте личные и семейные цели и работайте над способами их достижения

Результаты

Семейная терапия не разрешает автоматически семейные конфликты и не устраняет неприятную ситуацию.Но это может помочь вам и членам вашей семьи лучше понять друг друга и дать навыки, позволяющие более эффективно справляться со сложными ситуациями. Это также может помочь семье обрести чувство единства.

Клинические испытания

Изучите исследования клиники Mayo, посвященные тестам и процедурам, которые помогают предотвратить, выявлять, лечить или контролировать состояния.

Сентябрь20, 2017

Семья глазами психолога

Семья глазами психолога

Религия, философия и социология пытаются доказать, что человеку необходимо найти супругу и построить крепкие семейные отношения, утверждая, что это в нашей природе. Совершенно неверно то, что эти отношения унаследованы от доисторических предков или предопределены нам Богом.

С развитием цивилизации отношения в обществе продолжают улучшаться.Человек все лучше и лучше осознает себя и свою природу (и, соответственно, суть брака). Но ни брак, ни семья не связаны с биологией. Для биологического воспроизводства человека нужен не брак. Это сексуальные отношения. Брак и сексуальные отношения — это не одно и то же.

Сексуальные отношения и, следовательно, рождение детей возможны, если два человека не связаны браком. А в современных условиях женщина может самостоятельно растить и воспитывать ребенка, не тратя время на воспитание мужа.

В наше время брак перестал быть единственным регулятором гендерных отношений. Добрачные и внебрачные отношения фактически считались такими же терпимыми, как и отношения в браке.

Психолог

Конечно, семья — это главный социальный институт, через который общество организует, направляет и регулирует естественные сексуальные потребности людей. Но брак не ограничивается половыми отношениями. Брак — это особая социальная организация отношений между полами.Это предполагает наличие определенных прав и обязанностей между партнерами, принявшими эти обязательства.

И эти соглашения, хотя и основываются на традициях общества, но имеют особые индивидуальные настройки для этой пары. Но как часто эта так называемая индивидуальность оказывается программой по умолчанию — «все, что случилось, уже произошло?»

Не следует путать понятие семьи с понятием брака. Семья — более сложная система взаимоотношений, чем брак, поскольку объединяет не только супругов, но и их детей, людей старшего поколения и других родственников.Сущность семьи отражается в ее функциях, структуре и ролевом поведении ее членов.

Такое понятие, как семейная структура, не сводится исключительно к кровному родству. Он также включает в себя систему духовно-нравственных отношений.

Ролевое взаимодействие в семье — это совокупность норм и моделей поведения одних членов по отношению к другим. А функции семьи проявляются в деятельности как всего организма, так и отдельных его членов, а также в создании психологического комфорта, эмоциональной поддержки и чувства безопасности.Именно семья дает человеку чувство принадлежности к группе людей, связанных с ним эмоциональными и кровными узами. Вот что заряжает человека любовью и психологической зрелостью на всю оставшуюся жизнь.

Действительно, мы чувствуем себя счастливыми и защищенными благодаря семье, людям, из которых она состоит. Мало кто будет возражать против утверждения, что общение и дружеские отношения в семье способствуют сохранению брака.

Структура семьи меняется со временем в соответствии с изменениями в обществе, но при этом сохраняет важнейшие функции: репродуктивную, экономическую, воспитательную.Это гарантирует продолжение человеческого рода.

Во время индустриализации и миграции общества возникла простая (нуклеарная) семья, представляющая супружескую пару с детьми, которые не состоят в браке. Это ни хорошо, ни плохо. Это факт современной жизни, он дает свои преимущества и требует нового подхода к ролевым обязанностям в семье.

Нуклеарная семья не всегда бывает маленькой, хотя это связано с массовым распространением внутрисемейных ограничений деторождения.Но его особенность заключается в том, что он формирует независимость его членов, поскольку внутрисемейные взаимодействия в нем ограничены.

Повышается независимость членов семьи по отношению друг к другу. И если этот процесс идет правильно и бесконфликтно, то он укрепляет семейные узы и делает семью более крепкой.

Но, в связи с этим, накапливаются проблемы, связанные с психологической нагрузкой небольшого коллектива. Ведь домашние обязанности делятся только между супругами.

Отношения становятся более интенсивными и эмоциональными. Поэтому для сохранения психологического климата в нуклеарной семье требуется больше навыков, манер и такта.

Такая семья стремится к автономии от старшего поколения. Она более мобильна при переезде в другие города, и у членов этой семьи есть возможность работать по разным профессиям. Он отходит от стереотипов, навязанных прошлыми традициями, не актуальными в современном обществе.

И это придает разнообразие стилю жизни, формам досуга и способам удовлетворения потребностей.И это вызывает конфликты между старшим поколением и молодой семьей.

Необходимо и важно соблюдать паритет взглядов, согласовывая сценарии и традиции каждого поколения. Довольно сложно избавиться от плохих отношений, поэтому посетите сайт, чтобы узнать, как это сделать правильно.

Серьезные трудности в молодой нуклеарной семье представляют собой социальные потрясения и финансовые трудности, которые выпадают на долю молодых супругов без поддержки старшего поколения.И как следствие, в такой семье воспитываются дети-кумиры.

Семья как стабильная социальная общность людей существует уже много веков. Он выдержал испытание временем. Семья — незаменимый элемент социальной структуры человеческого общества, выполняющий чрезвычайно важную задачу воспроизводства и воспитания следующего поколения.

Простите за банальное напоминание, но семья как основная ячейка по-прежнему остается образовательной колыбелью человечества.

В семье закладывается фундамент первичной социализации детей. В семье ребенок получает первые трудовые навыки. Он развивает способность ценить и уважать труд людей. Приобретает опыт заботы о родителях, родственниках и друзьях. Накапливает опыт материальной ответственности и учится распоряжаться деньгами. Узнайте все необходимое об отношениях на https://www.gq.com/.

Таким образом, заложены основы его становления как личности.

И главное, чему он учится, — это опыт построения собственной семьи на основе отношений, которые он видит со своими родителями. И, прежде всего, он учится любить и быть любимым.

Психологи заметили, что если в семье недостаточно любви, заботы и тепла к ребенку, то чаще происходят серьезные преступления и другие негативные отклонения.

Также семья помогает пожилым людям не только получать помощь от детей, но и переносить чувство одиночества, сохраняя при этом нераздельность и единство поколений.Одиночество может погубить человека, но никогда не помогает ему быть счастливым.

Поэтому семья — один из самых стабильных социальных институтов, способствующих интимному личному общению людей. Жизнь в семье невозможна без общения между мужем и женой, между родителями и детьми в процессе повседневных отношений.

Диапазон общения может быть разнообразным: обмен информацией, духовный контакт или интерес к заботам и проблемам всех членов семьи.

Важно и нужно рассказывать о работе родителей, ведении домашнего хозяйства, жизни друзей и знакомых. А также разговор может принимать форму полемики о воспитании, искусстве, политике и так далее.

Но элементы нервозности, неуравновешенности или изоляции должны быть искоренены в вашей семье. И у вас должно быть искреннее желание это сделать. Никто из вне вашего семейного круга вам не поможет. Но это не значит, что не будет ссор и конфликтов, а конструктивное и обоюдное обсуждение этих ссор только сплотит семью.Человек стремится к общению и стабильности.

Что такое семейный терапевт?

Пары и семьи сталкиваются с уникальными проблемами, поэтому часто обращаются за помощью к семейным и семейным терапевтам. Эти профессионалы обучены решать проблемы межличностного общения, возникающие у отдельных лиц, пар, семей и групп.

Заинтересованы в карьере в этой сфере? Получите лучшее представление о том, чем занимаются специалисты по браку и семье, где они работают и сколько зарабатывают, из этого обзора этой увлекательной профессии.

Что они делают

Брачно-семейные терапевты оценивают, диагностируют и лечат психические заболевания и психологические расстройства в контексте системы брака и семьи. Специалисты предоставляют консультационные услуги в нескольких различных областях, включая добрачное консультирование, консультирование по вопросам взаимоотношений, консультирование детей и консультирование по вопросам развода.

Вот некоторые из типичных задач, которые семейный психотерапевт может выполнять на регулярной основе:

  • Диагностика и лечение психических расстройств
  • Проведение психотерапии с отдельными лицами, парами и семьями
  • Разработка планов лечения
  • Помощь клиентам в развитии новых навыков межличностного общения
  • Сбор информации о клиентах посредством самоотчетов, интервью, наблюдений, обсуждений и формальных оценок.

Помимо предоставления клиентских услуг, многие профессионалы в этой области тратят время на маркетинг своих услуг, особенно если они занимаются частной практикой. Оформление документов и работа со страховыми компаниями также отнимает значительную часть времени терапевта. При работе с клиентом терапевты должны вести точные записи о ходе лечения, вести учет оценок и записывать любые рекомендации по дальнейшему лечению.

Так что же отличает брачных и семейных терапевтов от других терапевтов? Хотя они предлагают психотерапию и занимаются проблемами психического здоровья, они больше сосредотачиваются на том, как динамика семьи влияет на психологическое здоровье.Ежедневно они могут иметь дело с множеством различных проблем клиентов, таких как самооценка, членовредительство, депрессия, тревога, горе, гнев и проблемы в отношениях.

Где они работают

Семейные терапевты работают в различных сферах деятельности, включая центры амбулаторной помощи, индивидуальные и семейные услуги, органы местного самоуправления и штата, а также офисы других поставщиков медицинских услуг. Другие общие условия работы включают частную практику, стационарные психиатрические учреждения, школы, университеты и поликлиники.

Поскольку брачным и семейным терапевтам часто приходится приспосабливаться к расписанию своих клиентов, работа в вечернее время и в выходные дни не редкость.

Сколько они зарабатывают

По состоянию на май 2014 года средняя годовая зарплата семейных терапевтов составляла 48 040 долларов. Согласно справочнику Occupational Outlook Handbook , самые высокооплачиваемые отрасли для этой профессии включают:

  • Правительство штата — 67 380 долларов США (средняя годовая заработная плата)
  • Местное самоуправление — 55 260 долларов США
  • Офисы прочих медицинских работников — 54 240 долл. США
  • Амбулаторно-поликлинические учреждения — 49 520 долларов США
  • Индивидуальные и семейные услуги — 45 600 долларов США

Требования к обучению и образованию

Американская ассоциация брака и семейной терапии (AAMFT) предполагает, что минимальная подготовка для того, чтобы стать семейным терапевтом, включает степень магистра плюс два года клинического опыта под наблюдением врача.После выполнения этих образовательных требований терапевты также должны сдать государственные экзамены на получение лицензии.

Помимо базовой подготовки и требований к образованию, важно, чтобы профессионалы обладали характеристиками, которые позволят им преуспеть в работе.

  • Навыки межличностного общения: Сострадание и сочувствие жизненно важны. Брачно-семейные терапевты должны уметь выслушивать своих клиентов.
  • Способность решать проблемы: Супружеские и семейные терапевты должны уметь справляться со сложными проблемами и находить эффективные решения.
  • Способность укреплять доверие: Терапевтам необходимо помочь своим клиентам почувствовать, что они способны доверять и делиться своими сокровенными мыслями и чувствами.
  • Организационные навыки: Им также необходимо уметь вести записи о делах и другие документы, а также управлять счетами и страховыми требованиями, поэтому организационные способности имеют важное значение.
  • Коммуникативные навыки: Брачные и семейные терапевты также сотрудничают с другими людьми, включая членов семьи и медицинских работников, поэтому сильные коммуникативные навыки являются обязательными.

Также может пригодиться комфорт с различными технологиями. Брачные и семейные терапевты часто используют ряд технологических инструментов, включая видеоконференцсвязь, бухгалтерское программное обеспечение, многолинейные телефонные системы, программное обеспечение для работы с электронными таблицами, электронную почту и медицинское программное обеспечение.

Работа Outlook

По состоянию на 2012 год в Соединенных Штатах работало около 37 800 семейных и семейных терапевтов. Справочник по профессиональному прогнозу предполагает, что прогнозируемый рост числа рабочих мест в этой профессии будет расти более быстрыми темпами, чем в среднем, в течение 2020 года.По их оценкам, в период с 2012 по 2022 год рост составит 29 процентов.

Семейный институт: Услуги семейного консультирования

Мы сотрудничаем с семьями, выслушивая их и работая вместе с ними, когда они решают как конкретные проблемы, так и повседневную жизнь. Мы предоставляем семьям инструменты на протяжении всей жизни, чтобы ориентироваться в их взаимосвязанных отношениях и решать проблемы, с которыми они сталкиваются.

Семейная динамика сложна. Они постоянно меняются и развиваются с течением времени по мере естественного изменения семейных обстоятельств.Семьи могут столкнуться с проблемой из-за нового прибавления в семье, потери любимого человека, переезда, болезни или чего-то еще.

Независимо от того, есть ли в вашей семье вы и ваши стареющие родители или вы, ваша супруга и ваши дети, мы здесь, чтобы помочь вам лучше понять друг друга и научиться двигаться вперед с любовью и уважением друг к другу.

Для этого требуются время, усилия и открытость, чтобы изменить свое видение себя и своих близких, а также отказаться от бесполезных моделей поведения.Наши врачи готовы направить вас туда.

Доступно

сеансов телетерапии.

Подробнее о телетерапии

Знайте, когда вашей семье пора обратиться к терапевту

Терапия может помочь семьям понять, как их отношения работают как единое целое и как динамика этих отношений влияет на реакцию семьи на все, от основных жизненных событий до простых задач повседневной жизни.

Наши клиенты обычно обращаются к нам, потому что у них возникают проблемы с управлением своим взаимодействием, или член семьи часто злится, грустит или тревожится.Независимо от того, какой этап жизни проходит ваша семья, терапия может быть одним из лучших вариантов, которые вы можете сделать, чтобы помочь вам вместе работать над значимыми изменениями.

Записаться на прием

Чего ожидать от сотрудничества с Институтом семьи

В Институте семьи мы оказали помощь тысячам семей из самых разных слоев общества и профессий. Мы также лечим людей с различными поведенческими, когнитивными и эмоциональными проблемами на разных этапах развития — от раннего детства до пожилого возраста.

Исследования и ориентация на семью определяют каждый шаг нашего совместного подхода к лечению. Наш процесс начинается с разработки индивидуального плана лечения и целей для вашей семьи. При необходимости мы сотрудничаем с другими программами Института семьи, такими как наша программа «Переход к отцовству», чтобы обеспечить наиболее полный и комплексный уход.

Терапия по происхождению семьи

Этот уникальный подход, также называемый семейной терапией между поколениями, имеет долгую, проверенную временем историю семейной терапии.В нем участвуют два или более поколений одной семьи, работающие над решением текущих или давних проблем.

Не все наши клиенты проходят терапию по программе Family of Origin, но они могут запросить ее или терапевт может предложить ее, когда это необходимо. Например, один член пары может запросить подход к семье происхождения, если он или она «повторяет» модели поведения, которые существовали в их семье, когда росли, или терапевт может предложить это, если несколько поколений семьи борются с проблемами при беге. их семейный бизнес.

Как правило, в лечении участвуют взрослые и их родители, но бабушки и дедушки или прабабушки и дедушки также могут проходить сеансы, когда это необходимо. Работа часто проводится интенсивно в течение короткого периода времени с учетом вероятных географических ограничений.

Взрослые клиенты часто предполагают, что их родители будут сопротивляться терапии, но очень часто родители проявляют интерес. Скорее всего, если вы чувствуете проблему в отношениях с другим членом семьи, этот член семьи тоже чувствует, что что-то не так.

Наши терапевты работают, чтобы помочь взрослому ребенку увидеть своих родителей как людей и увидеть ограничения своих родителей в их поколении и личном развитии. Этот подход, как правило, краткосрочный и гуманистический, поскольку наши терапевты помогают залечивать раны, передаваемые из поколения в поколение.

Психотерапевты и их семьи, доктор философии Офер Цур.

Это электронная версия статьи, опубликованной в журнале Zur, O., Психотерапевты и их семьи: влияние практики на индивидуальную и семейную динамику. Психотерапия в частной практике, 13 (1), 69-95. Журнал «Психотерапия в частной практике» доступен на сайте: http://www.informaworld.com.


Абстракция

Психологи очень мало внимания уделяют тому влиянию, которое их профессия оказывает на самих себя, и постоянно избегают изучения ее влияния на свои семьи. В этой статье исследуется вопрос: находятся ли семьи психотерапевтов в невыгодном положении, или им повезло, что у них есть родитель-терапевт, который является авторитетом в эмоциональной, когнитивной и поведенческой областях? Изучаются смежные области: уникальность личности психотерапевтов и влияние их практики на их личную жизнь.В статье основное внимание уделяется влиянию практики психотерапевтов на их собственную жизнь и жизнь их семей, а также предлагаются возможности для усиления положительного и предотвращения отрицательного воздействия их карьеры на самих себя и их интимные связи.

Психологи изучили влияние различных профессий на практикующих специалистов. Врачи, профессиональные военнослужащие, руководители корпораций, политические лидеры и художники — вот многие из тех, кого анализировали психологи.Однако психологам не удалось систематически изучить влияние практики психотерапии на их собственную жизнь. Точно так же психологи изучают влияние всех мыслимых типов семейной динамики на детей. Они изучали детей алкоголиков и шизофреников, младенцев-инвалидов и детей развода. Они собрали тома по крысам, детенышам горилл, щенкам и кроликам. Тем не менее, они постоянно пренебрегают изучением динамики своих собственных семей. Они постоянно избегают выдвигать гипотезы о влиянии пребывания или жизни с человеком, который является экспертом в эмоциональной, когнитивной и поведенческой областях.

В то время как влиянию психотерапии на практикующего врача уделялось ограниченное внимание, еще меньше уделялось ее влиянию на семью практикующего. Не считая полдюжины анекдотических статей о семьях психотерапевтов, еще меньше клинических отчетов о семейной или групповой терапии, одного эмпирического исследования (Goldney, Czechwicz, Bibden, Govan, Miller, & Tottman, 1979), страницы или двух об аналитиках. детей в книгах ведущих психологов, таких как Кохут (1977), Миллер (1981) и Беттельхейм (1976), а также в обстоятельной и вдумчивой, но крайне антитерапевтической предвзятой книге Томаса Медера (1989) под названием « детей психиатров». and Other Psychotherapists, поле подозрительно пусто.

Сопротивление вниманию к сложным жизням психотерапевтов отражается не только в отсутствии всестороннего анализа, но и в том, что правление Американской психологической ассоциации и члены неохотно отказываются от создания скоординированной на национальном уровне программы по выявлению и лечению проблемных психологов и предотвращению Выгореть. Психологи, психиатры и консультанты сыграли важную роль в разработке программ помощи сотрудникам, адаптированных для удовлетворения потребностей других проблемных или ослабленных профессиональных сотрудников.В отличие от психотерапевтов, Американская медицинская ассоциация (AMA) и Американская ассоциация адвокатов (ABA), а также национальные организации дантистов, адвокатов, медсестер и фармацевтов давно открыли возможности для нуждающихся в помощи специалистов (Kilburg, Nathan, & Thoreson, 1986; Laliotis & Grayson, 1985).

Причины отсутствия внимания к опасностям профессии открыты для предположений. Многие терапевты утверждают, что их профессиональная жизнь не влияет на их личную жизнь.Терапевты могут обладать предвзятым чувством величия и неуязвимости; они могут полагать, что способны помочь другим профессионалам, но неспособны признать, что сами нуждаются в помощи. Коттлер (1987) объясняет их сопротивление иллюзией, что психотерапия — это чистое применение «научно проверенных принципов и надежных терапевтических вмешательств» (стр. 26). Другие психологи признают, что причины отказа от изучения самих себя проистекают из защитной реакции и профессиональной практики сосредоточения всех исследований на пациентах (Фарбер, 1983).

Эта статья отображает сложность взаимодействия между практикой психотерапии и личной и семейной жизнью практикующего врача. Он основан на работе автора в области индивидуальной, парной и семейной психотерапии с психотерапевтами и их семьями, а также на серии семинаров, проведенных с такими семьями по вопросу о влиянии их клинической практики на их собственную жизнь и жизнь их семей. Участники представляли все терапевтические дисциплины: психиатры, клинические психологи, клинические социальные работники и консультанты, прошедшие квалификацию магистра.

Клинические данные, полученные от этих субъектов, объединены с обширным обзором литературы. Вместе они представляют собой карту, которая поможет вам в исследовании этой редко посещаемой дикой местности семейной динамики терапевтов. В этой статье определяются области исследования, мифы отделяются от реальности, а также критически рассматриваются существующие теории и исследования. Кроме того, чтобы указать сильные и слабые стороны этой профессии в семьях психотерапевтов, в статье предлагаются способы усиления положительных и минимизации отрицательных эффектов.

Основной вопрос, поставленный в статье: находятся ли семьи психотерапевтов в невыгодном положении, или им повезло, что у них есть родитель-терапевт, который является авторитетом в эмоциональной, когнитивной и поведенческой областях?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо тщательно изучить еще три вопроса:

  1. Каковы отличительные черты личностей психотерапевтов и есть ли правда в мифах о «раненом целителе»?
  2. Какие аспекты обучения и практики психотерапевтов актуальны и могут повлиять на их личность, качество жизни и навыки межличностного общения?
  3. Развивают ли семьи, воспитанные психотерапевтами, особую динамику в связи с профессией родителей? И, если да, как профессия родителей влияет на их детей?

Начало страницы

Миф о раненом целителе: травмы психотерапевтов?

Общепринятое мнение гласит, что психиатры и психологи являются эмоционально травмированными людьми, использующими свою профессию для лечения собственных психических ран (Adler, 1972; Deutsch, 1984, 1985; Groesbeck & Taylor, 1977; Russel, Pasnau, Zebulon, & Taintor, 1975 ; Scott & Hawk, 1986).Психотерапевты — главная цель шуток и карикатур, часто изображаемых жадными, оторванными от реальности, легко перехитриваемыми своими сумасшедшими пациентами, склонными создавать проблемы там, где их нет, и, конечно же, одержимы сексом, деньгами и властью ( Массон, 1988; Редлих, 1950). Психологов также обвиняют в нарциссизме (Maeder, 1989; Mehlman, 1974), чрезмерной интеллектуализации (Maeder, 1989) и питании иллюзий превосходства, всемогущества и божественности (Bugental, 1964; Jones, 1951; Masson, 1988; Maeder, 1989; Marmor, 1953; Sharaf & Levinson, 1964).Недавний всплеск статей, книг и популярных СМИ посвящен психотерапевтам, которые сексуально эксплуатируют своих пациентов (Rutter, 1979). Эти «врачи желания» описываются как жестокие, девиантные, эксплуатирующие и, прежде всего, готовые предать доверие своих пациентов, чтобы удовлетворить свои собственные желания.

В статье 1952 года Меннингер утверждает свою теорию о том, что большинство психиатров страдают той или иной формой отвержения в своей изначальной семье. Следовательно, их работа необходима им для поддержания своего психического здоровья.Это распространенное мнение о том, что психотерапевты по сравнению с остальным населением происходят из эмоционально лишенных или нестабильных семей, отражено в нескольких статьях (Burton, 1972; Ford, 1963; Groesbeck, 1975; Racusin, Abramowitz, & Winter, 1981). Гросбек и Тейлор (1977) озаглавили свою статью «Психиатр как раненый врач», а Генри, Симс и Спрей (1973) показали, что более 60% из тысяч опрошенных терапевтов сообщают, что у них мало друзей в старших классах школы и изолированные.Утверждения, что психотерапевты нарушили детство, кажутся повсеместными; однако они основаны на теоретических предположениях или на плохо спланированном исследовании, в которое не входила контрольная группа для подтверждения своих выводов.

Спекуляции о дополнительных мотивах для того, чтобы стать психотерапевтами, варьируются от терапевтов, которых тянет к «односторонней близости», к вуайеризму, одержимости чужими страданиями, садизму и острой потребности в материнстве (Bugental, 1964; Marmor, 1953; Wheelis). , 1958).Бугентал (1964) также упоминает бунтарство как потенциальный мотиватор, указывая на то, что клинические условия часто позволяют обсуждать социально табуированные темы, такие как сексуальность, и тем самым бросают вызов авторитету.

Maeder (1989), опрашивая предвзятую выборку враждебно настроенных взрослых детей психотерапевтов, заключает: «Область психотерапии в первую очередь привлекает людей с комплексом Бога и почти специально предназначена для обострения такого состояния, когда оно существует» ( стр.83).На протяжении всей своей книги он отождествляет психотерапевтов с нарциссами и использует работы Кохута и Алисы Миллер о нарциссических родителях для объяснения динамики семей психотерапевтов.

Исследования предоставили несколько значимых переменных, чтобы указать, чем психотерапевты отличаются от населения в целом или других профессиональных групп, таких как врачи. В самом обширном на сегодняшний день исследовании Генри, Симс и Спрей (1971, 1973) пришли к выводу из 4300 изученных ими психотерапевтов, что ни один фактор не может объяснить выбор этих людей в отношении психического здоровья в качестве карьеры.Другие исследования показывают, что до выбора карьеры будущие психиатры, как правило, проявляют гибкость в интеллектуальном плане и адаптируются к межличностным отношениям. Они явно беспокойны и плохо переносят рутину. Они отзывчивы и хорошо работают в условиях, когда автономия и независимость способствуют успеху, склонны к психологическому мышлению до выбора карьеры и, как правило, интроспективны. Было также обнаружено, что даже до медицинского образования психиатры были значительно менее авторитарными, менее религиозными и более либеральными, чем их коллеги-врачи (Фарбер, 1983; Генри, 1966; Шараф, Шайдер и Кантор, 1968).

Исследования неизменно подтверждают значительно более высокий уровень депрессии и самоубийств у врачей по сравнению с населением в целом. Было показано, что психиатры получают значительно более высокие баллы, чем врачи (Bergman, 1979–80; Bermak, 1977; Guy & Liaboe, 1985; Ross, 1973). Целевая группа по предотвращению самоубийств Американской психиатрической ассоциации провела одно из самых обширных исследований. При расследовании смертей примерно 19 000 врачей в период с 1967 по 1972 г. Целевая группа определила, что психиатры убивают себя примерно в два раза чаще, чем другие врачи.Более того, психиатры совершают самоубийства в более молодом возрасте, чем мужское население в целом, а одинокие женщины подвергаются особенно высокому риску (Rich & Pitts, 1980). Аналогичный обзор свидетельств о смерти психологов показывает, что у женщин-психологов уровень самоубийств в три раза выше, чем у женщин в общей популяции (Steppacher & Mausner, 1974). Другие важные статистические данные указывают на высокий уровень алкоголизма, о котором сообщают психотерапевты (Thoreson, Budd, & Krauskopf, 1986).

В отличие от приведенных выше результатов, Миллон, Миллон и Антони (1986) повторяют то, что утверждали многие другие исследователи; что нет данных, свидетельствующих о том, что психотерапевты значительно отличаются от сопоставимых профессиональных групп. Действительно, на сегодняшний день ни одно исследование не указывает на то, что психологи и консультанты столь же уязвимы к депрессии, алкоголизму и самоубийствам, как психиатры.

Хотя некоторые из этих выводов оспариваются, они все еще актуальны и заслуживают нашего внимания.Они не обязательно означают, что психотерапевты или психиатры проявляют значительно более сильную тенденцию к депрессии, суициду и алкоголизму до их обучения и практики психотерапии. Альтернативный аргумент состоит в том, что их обучение и практика повышают их уязвимость к депрессии, самоубийству и алкоголизму. Эта вторая гипотеза подводит нас к следующей области исследования.

Начало страницы

Влияние обучения и практики на жизнь терапевтов

Еще в 1937 году Фрейд предупреждал об опасностях психоанализа для практикующего аналитика.В 1934 году Юнг предупредил практикующих о том, что он назвал «психической инфекцией». Более четырех десятилетий спустя Дойч (1984, 1985), Фарбер (1983), Фарбер и Хейфец (1981), Фройденбергер и Роббинс (1979), Килбург и др. (1986), Маслах (1982), Пайнс и Маслах (1978) ), а Скотт и Хок (1986) усилили исследование опасностей психотерапии для терапевтов и предупредили, что если не будут приняты профилактические меры, выгорание станет неизбежным.

В отличие от врачей, которые могут носить маски и перчатки, чтобы защитить себя от инфекции, или художников, которые носят маски для защиты от токсичных паров, психотерапевт не имеет легкого доступа к защитным устройствам.Атмосфера изоляции пронизывает кабинет психотерапевта, место, где терапевт должен внимательно слушать и полностью присутствовать с пациентами, которые почти всегда испытывают боль, часто эмоционально требовательны, враждебны, депрессивны или дисфункциональны по иным причинам (Chessick, 1978).

Роло Мэй в своей книге « Смелость творить » (1983) совершенно ясно описывает опасности, с которыми сталкивается практикующий психотерапевт. По его мнению, терапевт, входящий в его кабинет с портфелем в руке, вступает в смертельную схватку.Он предупреждает, что в клинической работе необходимо отказаться от брони и защиты. Терапевты ». . . должны выходить из нашей сосредоточенности настолько далеко, насколько мы осмеливаемся. В наших усилиях быть открытыми и восприимчивыми, практиковать с клиентом в отношениях, рисковать, насколько это возможно, мы рискуем потерять свою идентичность »(стр. 81).

Терапевтические встречи почти всегда проводятся изолированно, в обстановке, способствующей эмоциональному истощению (Marmor, 1982). Не только терапевтическая обстановка является частной; Растущее число законов и постановлений, касающихся конфиденциальности, усугубляет чувство одиночества и опустошенности.Как и многие другие терапевты, участники опроса Фарбера (1983) сообщают, что их работа и последующее эмоциональное истощение мешают им быть искренними, спонтанными и комфортными с профессионалами или друзьями, не связанными с психическим здоровьем. Клиническая работа неизбежно влияет на межличностные отношения терапевтов. Кажется, что многие терапевты не в состоянии отключить терапевтическую позицию, чтобы действовать здоровым образом с другими людьми и на равных основаниях — равных по силе, равной уязвимости (Cray & Cray, 1977; Guy & Liaboe, 1985; Maeder, 1989).

Помимо сеттинга, был определен ряд специфических поведений клиентов, способствующих истощению и печали терапевтов. Наивысшими причинами возникновения стресса и ожиданий были суицидальные высказывания, враждебность, возбуждение и депрессия, а также апатия (Deutsch 1984; Farber 1983; Farber & Heifetz, 1981). Иррациональные убеждения терапевтов, такие как «Я должен быть полностью компетентным и способным помочь каждому», являются такой же важной причиной стресса, как поведение пациентов и изоляция обстановки (Deutsch, 1985).

Родственная тема была развита Адлером (1972) в его статье «Беспомощность в помощниках». Широко сообщалось, что терапевтическая работа с пациентами с характерными нарушениями, суицидальными и депрессивными пациентами, пациентами с диагнозом пограничного, антисоциального или шизотипического характера является медленной, сложной и разочаровывающей. В отличие от работы плотников, садоводов и даже врачей, сложный характер психотерапевтической работы редко дает немедленные, ощутимые, измеримые результаты. Низкое чувство эффективности часто оставляет многих психотерапевтов разочарованными и полными сомнений в своей компетентности и эффективности в том, что Фрейд (1937) назвал «невозможной профессией».”

По другую сторону беспомощности врачи испытывают чувство превосходства и величия. Чувство силы, авторитета, компетентности и мастерства терапевта в сочетании с часто нереалистичным, идеализированным взглядом пациента на терапевта может усугубить у клинициста чувство грандиозности и всемогущества (Bermak, 1977; Kottler, 1987; Masson, 1988; Sharaf & Левинсон, 1964; Валлерстайн, 1981). Мармор (1953) привел подробный аргумент, настаивая на том, что неотъемлемая природа психотерапии может обострить у терапевта чувство божественности, которое он называет «профессиональным риском».«В отличие от других профессионалов, психотерапевт никогда не ошибается; В неудачной терапии винят «сопротивление» пациента, удобное оправдание, которое не затрагивает чувство всемогущества и превосходства психотерапевта.

Бесконечный цикл знакомства с новыми пациентами, проведения интенсивной психотерапевтической работы и, наконец, прекращения отношений, также может оставить психический шрам на терапевте (Bermak, 1977; Guy & Liaboe, 1985; Will, 1979). Поскольку терапевты часто теряют контакт со своими пациентами после прекращения терапии, это может вызвать чувство покинутости.Если терапевты затем обобщат свой профессиональный опыт на свою личную жизнь, они могут отреагировать, избегая интимных отношений. Это, в свою очередь, усилит их чувство изоляции и одиночества.

Другой родственный компонент психотерапии, который может иметь глубокое влияние на терапевта, — это динамика проекции или переноса. Независимо от ориентации терапевта и соответствующего акцента на работе с переносом, пациенты проецируют на терапевта широкий спектр чувств.Юнг (1968) предостерег от того, что он называл «психической инфекцией»:

Типичный профессиональный риск психотерапевта — физическое заражение и отравление из-за проекций, которым он подвергается. Он должен постоянно быть начеку против инфляции. Но яд действует на него не только психологически; это может даже нарушить его симпатическую систему. (стр. 172-173)

Психотерапия также является уникальной профессией в том, что касается ее частной, скрытной и в некоторой степени необъяснимой природы (Marmor, 1953; Millon et al, 1986).В отличие от большинства профессий, многие формы психотерапии нельзя стандартизировать, наблюдать или легко оценить с какой-либо степенью точности, что ставит под сомнение научную основу психотерапевтических вмешательств.

В этой области доминируют две основные проблемы; как определить клиническую работу и как оценить ее результат. Количество методов лечения, предлагаемых пациентам, увеличилось примерно с 60 в 1960-х годах до 250 в 1980-х годах. Большинство этих методов лечения плохо определены и не имеют надежной теоретической или эмпирической исследовательской базы.Психотерапевтические исследования постоянно сообщают об отсутствии четких определений и четких критериев терапевтической эффективности. В сочетании с тем фактом, что клиентура терапевтов не всегда реагирует на вмешательства, клиницисты приходят к сомнениям, замешательству и чувству неэффективности (Bermak, 1977; Daniels, 1974; Deutsch, 1984; Maslach, 1982; Millon et al, 1986). ; Валлерстайн, 1981).

Последним, но не менее опасным воздействием профессии на практикующих врачей является возникающее в результате сопротивление признанию трудностей и обращению за профессиональной помощью.Миллон и др. (1986) утверждают, что «из-за большого упора на самостоятельность и профессиональную автономию существует негласное ожидание, что целители не должны нуждаться в лечении» (стр. 131). Это ошибочное предположение подтверждается не только пациентами, но и членами семьи и друзьями, ожидания которых в отношении терапевта могут быть довольно высокими. Эти ожидания, усугубляемые страхом перед профессиональным затруднением, часто мешают терапевту обратиться за помощью и усугубляют проблему. Кроме того, как только психотерапевт обращается за помощью, вероятно, возникнет целый ряд новых сложностей (Kaslow, 1984).Эти специальные вопросы, которые включают границы, иерархии, использование жаргона и союзы, выходят за рамки данной статьи.

Freudenberger (Freudenberger & Robbins, 1979), Kilburg et al (1986) и Pines and Maslach (1978) возглавили акцент на выгорании работников психического здоровья. Они ссылаются на многие из основных элементов, описанных выше, как на потенциальные причины выгорания практикующего врача. Маслах утверждает, что синдром выгорания почти всегда проявляется в изменении взглядов человека на других людей; переход от позитивного и заботливого к негативному и безразличному.Когда происходит этот сдвиг, «на людей смотрят более цинично и уничижительно, и лица, обеспечивающие уход, могут начать плохо относиться к их способностям и своей ценности как человеческим существам» (1982, с. 17).

Обучение и практика психотерапевтов также могут положительно повлиять на их жизнь. Влияние психиатрической подготовки на резидента было предметом нескольких исследований. Тренировка, хотя и интенсивная и вызывающая стресс, кажется, вызывает ряд положительных изменений в самоощущении резидента; более глубокое понимание себя, способность формировать более зрелые социальные отношения (Holt & Luborsky, 1958), более психологическое мышление (Pasnau & Bayley, 1971), повышение самоуверенности и смирения, а также снижение отчуждения и авторитаризма (Farber 1983; Генри, 1966).

Подобно обучению, практика психотерапии может также способствовать развитию у терапевта чувства благополучия и уверенности в межличностном взаимодействии. Обучение и практика, вероятно, сделают клиницистов более чувствительными к широкому спектру человеческих чувств и поведения (Farber & Heifetz, 1981; Kottler, 1987; Pasnau & Bayley, 1971; Russell et al, 1975). Терапевты могут узнать о своих собственных бессознательных мотивах и побуждениях. Следовательно, это способствует личностному росту терапевта (Burton, 1975; Farber & Heifetz, 1981; Guy & Liaboe, 1985).Когда клиническая работа проходит успешно, это может доставить терапевту глубокое удовлетворение (Farber and Heifetz, 1981; Rogow, 1970). В обзоре Фарбера (1983) делается вывод о том, что основными эффектами терапевтической практики являются повышение психологического мышления, самосознания, уверенности в себе и большее понимание человеческого разнообразия. Он также утверждает, что большинство его испытуемых чувствовали, что у них более глубокое понимание и терпимость к другим людям, и в целом они стали более вдумчивыми. В том же духе Коган (1978) сообщает, что большинство опрошенных терапевтов заметили улучшение интенсивности, значения и открытости своих дружеских отношений в результате их практики.

Наблюдать за реакцией пациентов на терапию, видеть их возросшие способности жить своей жизнью с большей согласованностью и меньшей болью, наблюдать, как они выстраивают более здоровые отношения, и видеть, как повышенная энергия и энтузиазм направляются на их деятельность, может быть очень полезным опытом. Фарбер (1983) завершает свою статью о влиянии психотерапевтической практики на терапевтов следующим образом: «Более того, в эпоху, когда все большее число рабочих воспринимает работу как отчуждение, терапевтическая работа часто порождает чувство личного утверждения и самореализации» (стр. .181).

Начало страницы

Влияние профессии на семью терапевта

Когда доктор Фрейд попытался изучить реакцию своего ребенка на экскременты, его жена преградила путь в детскую, заявив: «Психоанализ останавливается у двери в детскую» (Freud, 1954). Хотя Фрейд не анализировал своих детей, когда они были маленькими, он действительно анализировал свою дочь Анну в течение нескольких лет, когда ей было чуть больше двадцати. Хелен Дойч, видный психоаналитик, проанализировала своего двухлетнего сына и опубликовала свои выводы, используя псевдоним ребенка.Мелани Кляйн, еще одна ученица Фрейда и известный аналитик, посвятила одного сына 370 аналитическим часам. Биографы утверждают, что до Первой мировой войны Карл Юнг и Карл Абрахам аналитически работали со своими маленькими дочерьми и писали эссе на основе своих наблюдений (Maeder, 1989).

В современном мире анализ или проведение формальной психотерапии с ребенком является нарушением профессионального этического кодекса психотерапевтов и определенно представляет собой запрещенные двойственные отношения.Официально психотерапия останавливается у дверей кабинета и окончания сеанса. Неизбежно психологическое знание продолжается. Психотерапевты обучены понимать и иметь дело с широким спектром человеческих эмоций и поведения. Коттлер (1987), среди прочего, утверждает: «Все способности наблюдения, восприятия, чувствительности и диагностики одинаково полезны для клиентов, семьи или друзей. Навыки, которые мы используем в своей работе, такие как сочувственное слушание или гибкое решение проблем, оказываются бесценными, когда мы помогаем людям, которых мы любим »(стр.25). Системы психотерапии влияют на большинство аспектов жизни терапевтов, от личных до межличностных, от эмоциональных до поведенческих аспектов существования. Таким образом, психология не останавливается и не может быть остановлена ​​в конце клинического часа. Он пронизывает жизнь терапевтов и неизбежно влияет на их интимные и семейные отношения.

Распространенное мнение гласит, что дети врачей нездоровы, дети стоматологов гнилые зубы, дети сапожников ходят босиком, а дети ландшафтных дизайнеров играют в неухоженных дворах.Было показано, что у каждого ребенка-врача появляются симптомы и жалобы, которые динамически связаны с профессиональными интересами их родителей. Точно так же дети психотерапевтов должны демонстрировать психологические нарушения в соответствии с опытом их родителей. Является ли «жалоба сапожника» достоверным описанием семей психотерапевтов? Эти семьи особенные из-за занятий родителей? Мэдер (1989), как и многие другие ученые, верит в уникальность семей психотерапевтов: «Чем больше человек знает о людях и привык иметь с ними дело, тем больше защит и техник вы понимаете, тем большее влияние он может оказать на людей. другой »(стр.109). Отрицать эту силу знания — значит отрицать ценность психотерапии.

Если предположить, что навыки терапевта действительно актуальны и действенны в интимных и семейных ситуациях, тогда возникает вопрос: как сила психотерапевта влиять на семью? В следующих разделах будут описаны возможные негативные и позитивные воздействия психотерапевтов на их семьи.

Негативное воздействие на семью

Хотя психотерапевты приносят в дом особенно важные знания, психотерапевт не гарантирует, что человек станет эффективным родителем или поддерживающим супругом.Психотерапевты могут негативно влиять на свою семью следующим образом:

1. Интерпретация:
Несомненно, наиболее распространенным вмешательством психотерапевтов в психическую жизнь членов их семей является интерпретация. Многие партнеры и дети сообщают о непрошеных интерпретациях своих снов и своих взаимоотношений с друзьями и родителями. Устный перевод, который не происходит в атмосфере доверия и в безупречное время, может легко навредить. Несвоевременная интерпретация, даже если она верна, может иметь такие же разрушительные последствия, как и неточная интерпретация.В то время как первое заставляет людей чувствовать себя незащищенными и незащищенными, второе сбивает людей с толку относительно их собственных реалий и заставляет их сомневаться в своем восприятии. Точно так же члены семей терапевтов часто слышат, что все оговорки имеют значение, будь то оговорки или повседневная забывчивость. Такое отношение со стороны родителя-терапевта имеет эффект подавления спонтанности других и заставляет их чрезмерно стесняться в детстве или взрослых (Goldney et al, 1979, Maeder, 1989).

Трудно переоценить опасность обращения с членами семьи как с пациентами. Если терапевт берет на себя роль терапевта дома, супруг или ребенок, скорее всего, возьмут на себя роль пациента. От терапевта можно ожидать, что он знает, что чувствуют другие, независимо от того, выражено это или нет, или «пациенты» могут попросить «терапевта» обозначить их эмоции и разрешить их внутренние конфликты.

2. Опрос и расследование:
Большинство психотерапевтов обучены задавать правильные вопросы или размышлять в ответ таким образом, чтобы облегчить лучшее понимание.Многие дети и супруги плохо отвечают на такие вопросы, как «Почему вы так чувствуете?» или «Вы обдумывали последствия?» Ребенок психотерапевта, опрошенный Мэдером (1989), сообщает, что его регулярно били «плетью Фрейда». Один пациент, учитель средней школы, вспоминает, что его самой большой детской травмой были бесконечные допросы его отца-терапевта. Длительные клинические дискуссии сочетались с шквалом допросов, которые часто длились 50 минут. Он живо помнит, как тосковал по отцу, чтобы тот приземлил его, кричал на него или даже шлепал.Он хотел, чтобы его отец потерял хладнокровие и стал более реальным, возможно, иррациональным, но заинтересованным родителем.

3. Эмоциональное истощение:
Как описано ранее, основная опасность психотерапевтической профессии, которая напрямую влияет на семейную жизнь терапевтов, — это эмоционально истощающий характер психотерапии. Кэмерон и Марджори Крей, психиатр и его жена, заявляют в совместной статье:

Когда психиатр возвращается домой к своей семье, очень опытный слушатель уже не в настроении слушать.Он хотел бы поговорить для разнообразия. Он весь день подавлял свои чувства. Он весь день подавлял свои разговоры. Более того, проблемы его семьи кажутся очень банальными по сравнению с проблемами, на которых он сосредоточился. Его чувствительность притупилась. (Cray & Cray, 1977, стр. 337)

4. Дистанционирование:
Еще одна распространенная жалоба членов семьи психотерапевтов — это способность их родителей или супруга дистанцироваться от эмоциональных реалий семейной жизни (Goldney et al, 1979; Maeder, 1989).Согласно обширному исследованию Генри и др. (1973), эта бесстрастная аура, хотя и является важным терапевтическим методом для некоторых клиницистов, также характерна для взаимодействия терапевтов с супругами и детьми. Использование жаргона как средства дистанцирования обычно используется в качестве контратаки, когда терапевт чувствует себя защищающимся или неучастным. Чаще всего терапевт кричит: «Вы проецируете», имея в виду: «Ваш гнев не имеет ничего общего со мной».

5. Полное и некритическое понимание:
Дети психотерапевтов часто говорят, что что бы они ни делали, их родители всегда принимали это, всегда понимали.По словам психотерапевта, они «просто переживали фазу». Различные версии этой темы выражаются в таких утверждениях, как: «О, он такой малолетний», или «Как обычно, подростковый», или «Это просто кризис вашего среднего возраста». Эти комментарии унизительны и обесцениваются независимо от точности наблюдений терапевта. Более важно, эмоционально ли связаны психотерапевты-родители / партнеры с членами своей семьи или они поддерживают аналитическую дистанцию, которая мешает им быть по-настоящему вовлеченными? Синдром полного понимания часто проявляется в том, что терапевты склонны извинять любое поведение.По их мнению, хулиган небезопасен, у слабака есть жестокие родители, а вор происходит из бедной семьи. Детям может быть трудно поделиться своими разочарованиями и гневом в свете невероятной способности их терапевтов-родителей «понимать».

6. Обозначение и диагностика:
Эти терапевтические методы создают проблемы, аналогичные проблемам интерпретации и полного понимания. Детей и партнеров терапевтов их родители-терапевты называют шизофрениками, параноиками, нарциссами, саморазрушающими, пассивно-агрессивными, пограничными и многими другими диагностическими категориями DSM III-R (APA, 1980).В то время как нетерапевты тоже часто навешивают ярлыки, психотерапевты имеют явное преимущество, зная соответствующие категории и профессиональный жаргон. Маркировка крайне вредна. Называние детей «гиперактивными» или «склонными к несчастным случаям», скорее всего, будет способствовать гиперактивности и несчастным случаям, а не минимизировать их (Goldney et al, 1979; Maeder, 1989). Дети узнают, кто они, от своих родителей. Если их называют оскорбительными именами, они слишком часто усваивают и включают эти ярлыки как часть своей самооценки.

7. Унизительные рассказы:
Рассказы о пациентах за обеденным столом — обычное занятие в семьях психотерапевтов. Когда рассказы не вызывают уважения к пациентам, когда преобладают насмешки, велика вероятность неблагоприятного воздействия на других членов семьи, особенно на детей. Унизительные истории — это не только отражение неудавшегося союза между терапевтом и пациентом, но и тревожное предупреждение детям о способности их родителей унижать других.По словам пациентки, которая была ребенком терапевта: «Я боялась, что, если она так будет говорить о своих пациентах, она может так же относиться ко мне. Это до смерти напугало меня ».

8. Ревность:
Ревность к пациентам — еще один важный опыт членов семьи психотерапевтов. Анонимные и загадочные клиенты звонят круглосуточно, им нужно поговорить или поплакать. Независимо от того, насколько они требовательны, эти клиенты полностью принимаются родителями-терапевтами. Дети многих терапевтов говорят своим родителям: «Вы разговариваете со столькими людьми днем, у вас ничего не остается для меня на ночь.«Учитывая количество времени, внимания и диапазон привилегий, которые пациенты получают от своих терапевтов, неудивительно, что многие дети психотерапевтов хотят вырасти и стать пациентами (Maeder, 1989). Дети часто утверждают, что у них никогда не было 50 минут сосредоточенного или постоянного внимания в месяц или год, в то время как «все эти нуждающиеся и требовательные пациенты» получают его, по крайней мере, раз в неделю. Чувство депривации у этих детей выражается в желании поиграть в «пациента» со своими родителями в терапевтической комнате.«Раньше я лежал на диване и рассказывал отцу истории при любой возможности, — вспоминает профессор колледжа. «Это был единственный раз, когда я чувствовал, что полностью его внимание уделяю мне».

9. Создание кризиса:
Одним из наиболее эффективных способов привлечь внимание психотерапевта является разжигание кризисной ситуации. Психотерапевты обычно лучше всего проявляют себя в чрезвычайной ситуации, когда люди явно нуждаются в эмоциональной поддержке. Этот навык легко перенести из терапевтического кабинета домой. Действия или вид депрессии, кажется, вызывают желаемую реакцию родительского внимания (Kaslow, 1984; Rosenthal, 1971-72).После нескольких часов прослушивания причудливых и драматических историй многие психотерапевты не горят желанием выслушивать жалобы на домашнее задание или странный шум машины. Физические болезни, несчастные случаи и другие кризисы часто привлекают, хотя и опасно, внимание, которого так жаждут дети или супруги психотерапевтов.

10. Анонимность и конфиденциальность:
Члены семей психотерапевтов должны бороться с двумя другими психотерапевтическими проблемами, связанными с конфиденциальностью пациентов.Приверженность сохранению анонимности личности пациентов часто ставит психотерапевтов в трудные и неловкие ситуации (Cray & Cray, 1977). Дети и партнеры терапевтов любят рассказывать неловкие истории о своих родителях, наткнувшихся на их пациентов в кинотеатрах, торговых центрах или на пляже. Некоторые испытывают тревогу, не зная, что произойдет, если они узнают об этих загадочных существах. Парадоксально, но то, что обеспечивает безопасность пациентов, часто вызывает замешательство или даже страх у членов семей психотерапевтов.Семьи психиатров, которые работают или живут в психиатрических лечебницах, в отличие от семей частных практикующих, не так озадачены секретностью профессии. Они лучше понимают, кто такие пациенты, тяжесть расстройств пациентов и характер работы их родителей.

11. Домашний офис:
Работа на дому добавляет еще одно измерение к и без того сложной семейной динамике психотерапевтов. Членам семей психотерапевтов обычно запрещается видеться с анонимными пациентами, которые постоянно находятся в их домах (Maeder, 1989).Многим детям не разрешается играть по дому в течение последних десяти минут каждого (клинического) часа. Один ребенок выразил типичное замешательство; «Должны ли правила защищать пациентов от моей силы или защищать меня от их разрушительного зла». Восьмилетняя девочка, отец которой работает вне дома, объяснила, что пациентам не разрешалось знать, что она существует в этом мире, потому что «они могли бы завидовать мне, потому что он мой отец». Дети, родители которых работают в домашнем офисе, кажутся гораздо более обиженными на профессию своих родителей из-за дополнительных ограничений по пространству, времени и уровню шума, налагаемых устройством домашнего офиса.

12. Сопротивление в терапии:
Когда динамика семьи ухудшилась до такой степени, что требуется помощь извне, терапевт — супруг (а) / родитель может еще больше усложнить ситуацию, создав препятствия для процесса исцеления. Сопротивление семейной терапии или брачному консультированию проявляется не только в задержке начала контакта с врачом из-за чувства стыда и попыток избежать негативного воздействия, но и в нежелании во время терапии сотрудничать с психотерапевтом.Конкуренция за то, кто лучший психотерапевт, часто мешает осмысленному раскрытию информации и восприимчивости к вмешательству (Chessick, 1977). Многие пациенты-терапевты используют изощренный жаргон во время сеансов семейной терапии; явно попытка заключить союз с наемным терапевтом (Kaslow, 1984). Эти неконструктивные жесты подтверждают изначальное недоверие, которое терапевт вызвал у других членов семьи. Это часто мешает ходу лечения и может привести к преждевременному прекращению лечения.

Таким образом, навыки и знания психотерапевтов имеют огромное влияние на жизнь их семей.Неправильное использование их навыков, будь то использование жаргона, навешивания ярлыков, толкования или «полного понимания», вероятно, окажет негативное влияние на супругов и детей. В ответ на эти чувства многие дети и партнеры терапевтов создают эмоциональные щиты от вмешательства и игнорирования терапевтов (Maeder, 1989). Из-за характера профессии многие члены семьи испытывают чувство исключения и неполноценности по отношению к пациентам, которые находятся под полным и безраздельным вниманием терапевта и с ними обращаются с предельным терпением и вежливостью.Хотя некоторые элементы, такие как конфиденциальность и анонимность, являются неотъемлемой частью профессии, другие формы поведения и реакции, такие как эмоциональное истощение, навязчивая интерпретация и навешивание ярлыков, могут быть устранены сознательным терапевтом.


Положительное влияние на семью

В то время как отрицательное воздействие профессии психотерапевта на их семьи получает ограниченное внимание, положительные эффекты получают еще меньше. Ниже приведены шесть важных областей, в которых психотерапевты могут улучшить благосостояние своих семей.

1. Знание:
Опыт в эмоциональной, когнитивной и поведенческой областях может быть важным вкладом в семейную жизнь психотерапевта, независимо от того, относится ли этот опыт к развитию ребенка и взрослого, семейным циклам, вознаграждениям и наказаниям, мотивации, памяти или защите. механизмы. Психотерапевтические знания можно использовать с заботой, например, для признания и удовлетворения потребности двухлетнего ребенка в большей автономии или для понимания хрупкого баланса зависимости и независимости у подростка.Это может помочь супругу в борьбе со стареющим родителем или послеродовой депрессией сестры. Психотерапевты могут стать высокоэффективными родителями и партнерами.

2. Обучение и практика:
Обучение и практика психотерапии теоретически готовит практикующих к тому, чтобы они были более адекватными родителями и супругами. В обучении упор на сочувствие, усиление просоциального поведения, общение, интенсивная практика активного слушания, а также самодисциплина в отношении собственных проблем контрпереноса могут обеспечить основу для того, чтобы стать эффективными родителями и чувствительными супругами.В своем ответе на вопрос об опасности того, что психотерапевты станут терапевтами вместо родителей, доктор Гинотт (1971/2), известный детский психолог, заявил: «Я дам детям-пациентам лучшее, что я узнал. И это включает в себя правильно рассчитанные по времени интерпретации бессознательных процессов. Мы бы не думали переводить для наших детей. Но то, что является чутким, сострадательным и человеческим, очень мало меняется от офиса к дому »(стр. 40).

3. Психологически мыслящие:
Психологически осведомленные родители или супруги могут помочь членам семьи настроиться на их собственную внутреннюю жизнь, тем самым повышая качество жизни всей семьи (Фарбер, 1983; Голдни и др., 1979).«Достаточно хорошие» терапевты-родители воспитывают детей, хорошо осведомленных о своих чувствах и внутренних процессах.

4. Осторожная спонтанность:
Спонтанные ответы родителей могут быть вредными или привлекательными. Отчасти сложность, которую знающие и сознательные психотерапевты привносят в свою домашнюю жизнь, — это продвинутое осознание своего собственного бессознательного (Фарбер, 1983). Доктор Гинотт (1971/2) ясно заявляет, что он не против спонтанности с собственным ребенком, но добавляет: «Я против импульсивности, маскирующейся под спонтанность.Нет ничего плохого в том, что родители изучают свои естественные реакции на своих детей — отделяют плевел от пшеницы, чтобы узнать, что помогает, а что болит »(стр. 40).

5. Положительные истории:
Истории лежат в основе психотерапии. Жизнь психотерапевтов полна историй их пациентов, их внутренних и внешних драм. К концу рабочего дня психотерапевт пропитан сказками и загадками пациентов; истории о девочках, которые не хотят есть, о мальчиках, которые любят мальчиков, о женщине, которая вышла замуж двенадцать раз, о мужчине, который боится переходить мосты.О шизофрении, фобиях и принуждениях рассказывают великие сказки. Ужин — часто идеальное время, чтобы поделиться ими, чтобы разгрузить профессиональное одиночество за ужином среди плененной публики. В то время как некоторые семьи не разговаривают за обеденным столом, а многие другие ритуально смотрят телевизор, семьи психологов часто увлекаются рассказами о пациентах. «Наш отец рассказывал нам самые невероятные истории во время обеда», — признался мне взрослый ребенок психотерапевта. «Во всех его рассказах проходили две темы — любовь и надежда.Забота, внимание и добрая воля всегда доводили его истории до счастливого конца ».

6. Наблюдение за сострадательным терапевтом за работой:
Наблюдение за терапевтом по телефону или путем прослушивания историй дает членам семей психотерапевтов представление о разнообразии проблем людей и близко знакомит их с концепциями заботы и надежды. . Возможно, они расширят свои знания и станут более застенчивыми и более осведомленными о своей эмоциональной боли.Знакомство с психической болью увеличивает их восприимчивость к помощи в целом и к психотерапии или консультированию в частности.

В ограниченной литературе о семьях психотерапевтов практически игнорируется положительное влияние профессии на семью. Это может быть результатом более общей профессиональной предвзятости, заключающейся в сосредоточении внимания на негативе — на том, что следует лечить. В этой статье предполагается, что родители / супруги-психотерапевты, которые осторожно и уважительно используют свои профессиональные навыки, могут создать исключительную домашнюю среду, в которой сочувствие, сострадание и связи являются правилом, а не исключением.Эти терапевты потенциально могут вырастить детей с психологическим складом ума, которые знакомы с разнообразием человеческого опыта и не боятся человеческой боли, будь то их собственная или чужая. И супруги, и дети этих терапевтов, вероятно, верят, что заботливые связи могут исцелить, и что отношения имеют решающее значение для роста и эмоционального благополучия.

Начало страницы

Резюме и рекомендации

В этой статье исследуются три основных вопроса в попытке понять сложность семей психотерапевтов.Первым был задан вопрос: есть ли что-нибудь, что отличает личность психотерапевтов от других профессионалов? Или есть правда в мифах о «раненом целителе»? Ответ на этот вопрос заключается в том, что, хотя существует множество мифов о психотерапевтах, от восхищения их скрытыми способностями до презрения к их сумасшествию, грандиозности, жадности и сексуальным навязчивым идеям, на самом деле к психотерапевтам применимы лишь очень немногие переменные или тем более тщательно изученные психиатры, которые показывают какие-либо существенные или значимые отличия от остальной части населения или от сопоставимых профессиональных групп.Небольшое количество исследований показывает, что до того, как сделать выбор в пользу карьеры, психотерапевты более психологически настроены, более гибки и более либеральны по сравнению с врачами или населением в целом. Результаты, которые являются более последовательными, хотя их достоверность все еще оспаривается, относятся к уровню самоубийств психотерапевтов и их уязвимости перед депрессией и алкоголизмом. Похоже, что никакие другие психологические, социологические или биографические переменные не делают различия между психотерапевтами и какой-либо сопоставимой группой в общей популяции.Однако неясно, являются ли эти последние три переменные неотъемлемыми частями личности терапевтов до их выбора карьеры или вызваны стрессами их практики.

Второй заданный вопрос: есть ли в обучении и практике психотерапевтов что-нибудь актуальное и способное повлиять на их личность, качество жизни и навыки межличностного общения? Ответ, частично полученный в результате эмпирических исследований и в первую очередь теоретических утверждений, определенно утвердительный.Природа психотерапевтической практики может привести к тому, что терапевт почувствует изолированность, эмоциональную истощенность, печаль, безнадежность, чувство неэффективности и депрессию. Этому типу работы присуща уязвимость терапевта перед чувством всемогущества и величия. Эти чувства часто выходят далеко за рамки 50-минутного сеанса.

С положительной стороны, психотерапевтическая подготовка и практика могут улучшить самосознание и сознание терапевтов, повысить их чувствительность и помочь им развить сочувствие к разнообразию человеческих чувств, мыслей и поведения.Терапевт, вероятно, получит обширные знания о человеческом развитии от младенчества до гериатрии и лучше поймет, как сострадание и знания позволяют другим жить более осмысленно. Помощь другим через установление подлинных связей и эмпатических связей может быть вознаграждением за пиковые переживания, которые придают более глубокий смысл жизни терапевтов.

Исследование первых двух вопросов дает основу для третьего: развивают ли семьи, возглавляемые психотерапевтами, особую динамику из-за профессии родителей? Или как эта профессия влияет на супругов и детей? Ответ на эти вопросы также состоит из двух частей: положительной и отрицательной.С одной стороны, есть многочисленные сообщения о том, что терапевты использовали свои навыки и знания как инструменты контроля и жестокости в семье. С другой стороны, терапевты, которые не работают в терапевтическом режиме дома, могут использовать свое обучение для улучшения благополучия своих семей.

Критически важным для профессии является динамика эмоционального взаимодействия между терапевтом и пациентом и, как следствие, эмоциональное истощение терапевта. Ограничения, налагаемые конфиденциальностью, и требования, которые пациенты предъявляют к терапевту после окончания клинического часа, создают дополнительные профессиональные риски для терапевта.Это, в свою очередь, ложится бременем на семью, и все члены семьи должны осознавать и проявлять к ним заботу.

Влияние профессии на самих психотерапевтов, а также вопрос о широком диапазоне динамики в семьях психотерапевтов естественным образом приводят к вопросу о том, какие меры следует принять, чтобы усилить положительное и минимизировать отрицательное влияние профессии на обоих. психотерапевты и их семьи. Ниже приводится краткое руководство, которое психотерапевты и члены их семей могут найти полезными для предотвращения выгорания терапевта и уменьшения стресса в семье.

Меры, которым должны следовать психотерапевты для предотвращения выгорания и снижения стресса в семье:

Самоанализ: Психотерапевты сочтут полезным заниматься своей эмоциональной жизнью с помощью собственной терапии или, как настоятельно рекомендовал Фрейд, с помощью «самоанализа».

Консультация: Психотерапевты должны либо работать под наблюдением, либо консультироваться с коллегами, если не на регулярной основе, то по крайней мере в трудных случаях.

Контрперенос: Психотерапевты должны сознательно заниматься проблемами контрпереноса; чувство разочарования, превосходства, величия, сексуального влечения, гнева, враждебности и пустоты.

Междисциплинарные подходы: следует уделять больше внимания междисциплинарным контактам, например, между психотерапевтами, врачами, социальными работниками и учителями, чтобы снизить уровень изоляции. Расширяя междисциплинарный подход дальше, психотерапевты могут расширить свои теоретические карты, опираясь на другие теоретические направления и дисциплины, такие как социология, философия, право и образование.

Непрофессиональная деятельность: Терапевтам будет полезно выделить значительное время для непсихологической деятельности, такой как спорт, медитация, фильмы, чтение или опера.Точно так же следует планировать отпуск, не связанный с профессиональной деятельностью, независимо от того, будет ли он проводиться с семьей, с друзьями или в одиночестве. Личные отношения с людьми, не работающими в этой сфере, являются частью существенной нетерапевтической направленности.

Участие в сообществе: Важно, чтобы терапевты были активны на разных уровнях сообщества. Разумными вариантами являются обучение, волонтерство или участие в политических, духовных или социальных делах.

Баланс: В конечном счете, наиболее важно, чтобы терапевт нашел баланс.По словам Маслач (1982), из ее книги «Выгорание — цена заботы».

Баланс между отдачей и получением, баланс между стрессом и спокойствием, баланс между работой и домом — все это явно контрастирует с перегрузкой, нехваткой персонала, чрезмерной приверженностью и другим дисбалансом выгорания. Давать, давать и давать до тех пор, пока не останется ничего, что можно было бы отдавать, означает, что человек не смог восполнить свои ресурсы. Если в огонь не подать больше топлива, он в конечном итоге израсходует все, что было там, чтобы зажечь пламя, а затем погаснет.Точно так же, если человек не подпитывает себя (знаниями, наградами, силой), огонь сострадания может быть всепоглощающим, не оставляя ничего, кроме эмоционального пепла. (стр.147)

Что касается того, как улучшить качество жизни семей психотерапевтов, все члены семьи, и особенно терапевт, должны стремиться осознавать глубокую разницу между терапевтическим методом и нетерапевтическим или семейным способом. Хотя многие навыки применимы к обоим параметрам, между ними есть глубокие различия.

Объем отношений: В психотерапии отношения определяются терапевтическим контрактом. В контракте оговариваются условия времени, денег и договоренность о том, что пациент нанял услуги терапевта, а не наоборот. Дома отношения чаще бывают общими, совместно определенными и неограниченными.

Иерархия и опыт: в терапии, независимо от теоретической ориентации, существует иерархия и один «наемный эксперт». Дома отношения с супругом в идеале равные.Хотя родители имеют власть и ответственность за своих детей, их роль — не эксперт, а вовлеченный, ответственный и заботливый родитель.

Взаимность и уязвимость: в то время как потребности и уязвимости терапевта не являются неотъемлемой частью психотерапии, они являются важной частью здоровых отношений между супругами, а также между родителями и детьми. Взаимная ответственность, общая уязвимость, равные инвестиции и приверженность — неотъемлемая часть любовных отношений, но не обязательно прочная основа для соответствующего терапевтического союза.

Фокус: Психотерапия обычно фокусируется на исцелении психических ран, исправлении некорректного поведения или устранении того, что вызывает у пациента эмоциональную боль или ограничивает его или ее жизнь. Здоровые интимные отношения не сосредотачиваются на негативе или на боли; это часть сложности близости, а не ее главная забота.

Цели: Цель психотерапии — улучшить чувство благополучия пациента или устранить саморазрушительные паттерны. Это делается разными способами; вызывание регресса с целью лечения детских ран, исправление ошибочного мышления или изменение саморазрушающих моделей поведения.Хотя есть надежда, что любовные отношения между членами семьи исцеляют и способствуют росту, явной целью семейных отношений не является изменение поведения или исцеление травм.

Стойка, поза и режим: Психотерапевты на работе должны иметь карту или модель, которым они будут следовать при работе со своими пациентами. Такой карты в семье нет. Психотерапия требует от терапевта некоторой отстраненности. Конечно, это не означает отсутствие чувств, сочувствия или заботы.Психотерапевты, которые остаются в отстраненном аналитическом режиме дома, не вовлечены, не вовлечены и, следовательно, не могут быть близкими. Конечно, дома терапевты могут быть вдумчивыми или чувствительными, но это будет означать, что временами они будут действовать иррационально, импульсивно, защищаться или гневно, как и все люди, которые действительно вовлечены в процесс. Выражение этого широкого диапазона эмоций лежит в основе различия между подходящими терапевтическими и семейными способами.

Начало страницы

Список литературы

  • Адлер, Г.(1972). Беспомощность в помощниках. Британский журнал медицинской психологии , 45, 315-326.
  • Американская психиатрическая ассоциация (APA). (1980). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , 3-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.
  • Bergman, J. (1979-80). Уровень самоубийств среди психиатров: почему бы не снизить? Психология: Ежеквартальный обзор человеческого поведения , 16, 7-19.
  • Бермак, Г. Э. (1977). Есть ли у психиатров особые эмоциональные проблемы? Американский журнал психоанализа 37, 141-146.
  • Bettelheim, B. (1976). Использование чар . Нью-Йорк: Кнопф.
  • Bugental, J. F. T. (1964). Психотерапевт. Журнал консалтинговой психологии , 28, 272-277.
  • Burton, A. and associates (Eds). (1972). Двенадцать терапевтов: как они живут и реализуют себя . Сан-Франциско: Джосси-Басс.
  • Бертон, А. (1975). Удовлетворенность терапевта. Американский журнал психоанализа , 35, 115-122.
  • Чессик Р. Д. (1977). Интенсивная психотерапия для семьи психиатра. Американский журнал психотерапии , 31, 516-524.
  • Чессик Р. Д. (1978). Печальная душа психиатра. Бюллетень клиники Menninger , 42, 1-9.
  • Коган, Т. П. (1978). Исследование дружбы психотерапевтов. Международный реферат диссертации , 38/09, 4445.
  • Cray, C. & Cray, M. (1977). Стресс и награды в семье психиатра. Американский журнал психоанализа , 37, 337-341.
  • Дэниэлс, А. (1974). Что беспокоит скандалистов? В П. Роман и Х. Трайс (ред.), Социология психотерапии (стр. 191-214). Нью-Йорк: Аронсон.
  • Дойч, К. Дж. (1984). Источники стресса среди психотерапевтов. Профессиональная психология , 15, 833-845.
  • Deutsch, C.J. (1985). Обзор личных проблем терапевтов и их лечения. Профессиональная психология , 16, 305-315.
  • Фарбер, Б.А. (1983). Влияние психотерапевтической практики на психотерапевтов. Психотерапия , 20, 174-183.
  • Фарбер, Б. А., и Хейфец, Л. (1981). Удовлетворения и стрессы психотерапевтической работы: исследование факторного анализа. Профессиональная психология , 12, 621-630.
  • Ford, E. S. C. (1963). Быть и стать психотерапевтом: поиск идентичности. Американский журнал психотерапии , 17, 474-482.
  • Фрейд, С.(1937). Анализ бесконечен и бесконечен . Стандартное издание, версия 23.
  • С. Фрейд (1954). Истоки психоанализа: Письма Вильгельму Флиссу . Нью-Йорк: Основные книги.
  • Freudenberger, H. J., & Robbins, A. (1979). Опасности быть психоаналитиками. Psychoanalytic Review , 66, 275-296.
  • Гинотт, Х. (1971/2). Как психотерапевты обращаются со своими детьми. голосов 7 (4), 39-42.
  • Голдни, Р., Чехович, М., Бибден, С., Гован, Дж., Миллер, М., и Тоттман, Дж. (1979). Семья психиатра: сравнительное исследование. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии , 13, 341-347.
  • Groesbeck, C.J. (1975). Архетипический образ раненого целителя. Журнал аналитической психологии , 20, 122-145.
  • Groesbeck, C.J. & Taylor, B. (1977). Психиатр в роли раненого врача. Американский журнал психоанализа , 37, 131-139.
  • Guy, J. D., & Liaboe. Г. П. (1985). Влияние проведения психотерапии на межличностное взаимодействие психотерапевтов. Профессиональная психология: исследования и практика , 17, 111-114.
  • Генри, У. Э. (1966). Некоторые наблюдения из жизни целителей. Человеческое развитие , 9, 47-56.
  • Генри, У. Э., Симс, Дж. Х. и Спрей, С. Л. (1971). Пятая профессия: стать психотерапевтом . Сан-Франциско: Джосси-Басс.
  • Генри, У.Е., Симс, Дж. Х. и Спрей, С. Л. (1973). Общественная и частная жизнь психотерапевтов . Сан-Франциско: Джосси-Басс.
  • Холт Р. и Люборски Л. (1958). Личностные особенности психиатров . Серия монографий клиники Меннингера № 13. Нью-Йорк: Основные книги.
  • Джонс, Э. (1951). Комплекс Бога. In idem, Essays in Applied Psychoanalysis , 2, pp. 244-65. Лондон: Hogarth Press.
  • Jung. К. Г. (1968). Аналитическая психология: теория и практика .Нью-Йорк: Пантеон.
  • Юнг, К. Г. (1934). Современный человек в поисках души (У. С. Делл и К. Ф. Бейнс, Пер.). Нью-Йорк: Харкорт Брейс.
  • Kaslow, F. W. (1984). (Эд). Психотерапия у психотерапевтов . Нью-Йорк: Haworth Press.
  • Килбург Р. Р., Натан П. Э. и Торесон Р. В. (ред.). (1986). Специалисты в беде: проблемы, синдромы и решения в психологии . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия
  • Кохут, Х.(1977). Восстановление личности . Нью-Йорк: International Univ. Нажмите.
  • Kottler, J. A. (1987). Терапевт . Сан-Франциско: издательство Jossey-Bass.
  • Лалиотис, Д. А. и Грейсон, Ф. Х. (1985). Психолог Heal Thyself: Что есть для слабого психолога. Американский психолог , 40, 84-96.
  • Maeder, T. (1989). Дети психиатров и других психотерапевтов . Нью-Йорк: издательство Harper & Row.
  • Мармор, Дж. (1953). Чувство превосходства: профессиональная опасность в практике психотерапии. Американский журнал психиатрии , 110, 370-376.
  • Мармор, Дж. (1982). Некоторые факторы, влияющие на профессиональную депрессию среди психиатров. Psychiatric Annals , 12, 913-920.
  • Маслач, К. (1982). Выгорание — константа заботы . Нью-Йорк: Пресса Прентис Холл.
  • Массон, Дж. М. (1988). Против терапии: эмоциональная тирания и миф о психологическом исцелении .Нью-Йорк: Атенеум.
  • Мэй, Р. (1983). Открытие бытия . Нью-Йорк: Нортон.
  • Мельман Р. Д. (1974). Стать и быть психотерапевтом: проблема нарциссизма. Международный журнал психоаналитической психотерапии , 3, 125-140.
  • Menninger, K. (1952). Каковы цели психиатрического образования? Бюллетень клиники Меннингера , 16, 153-158.
  • Миллер А. (1981). Драма одаренного ребенка .Нью-Йорк: Основные книги.
  • Миллон Т., Миллон К. и Антони М. (1986). В Килбург, Р. Р., Натан, П. Э. и Торесон, Р. В. (ред.). Специалисты в беде: проблемы, синдромы и решения в психологии . С. 119-134. Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия
  • Pasnau, R.O., & Bayley, S.J. (1971). Изменения личности в первый год обучения в психиатрической ординатуре. Американский журнал психиатрии , 128, 79-84.
  • Сосны, А., И Маслах, К. (1978). Характеристики выгорания персонала в психиатрических учреждениях. Больничная и общественная психиатрия , 29: 233-237.
  • Racusin, G.R., Abramowitz, S. I., & Winter, W. D. (1981). Стать терапевтом: динамика семьи и выбор карьеры. Профессиональная психология , 12, 271-279.
  • Редлих, Ф. К. (1950). Психиатр в карикатуре: анализ бессознательного отношения к психиатрии. Американский журнал ортопсихиатрии , 20, 560-571.
  • Рич, К. Л., и Питтс, Ф. Н. младший (1980). Самоубийство психиатров: исследование медицинских специалистов среди 18 730 последовательных смертей врачей в течение пятилетнего периода, 1967-1972 гг., Journal of Clinical Psychiatry , 4 1, 261-263.
  • Рогов А. (1970). Психиатр . Нью-Йорк: Патнэм.
  • Rosenthal, V. (Ed.) (1971/2). Супруги, дети и прочие семейные дела. голосов , 7 (4), весь выпуск 1-50.
  • Росс, М. (1973).Уровень самоубийств среди психиатров. Болезнь нервной системы , 34, 145-150.
  • Рассел А. Т., Паснау Р. О., Зебулон К. и Тайнтор З. К. (1975). Эмоциональные проблемы резидентов психиатрии. Американский журнал психиатрии , 132, 263-267.
  • Раттер, П. (1979). Секс в запретной зоне: когда мужчины в силовых терапевтах, докторах, священнослужителях, учителях и т. Д. Изменяют женскому доверию . Нью-Йорк: Джереми П. Тарчер, Inc.
  • Скотт, К.Д. и Хок Дж. (1986). Исцели себя: здоровье медицинских работников . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.
  • Шараф, М. Р., и Левинсон, Д. Дж. (1964). Поиски всемогущества в профессиональном обучении. Психиатрия , 27, 135-149.
  • Шараф, М. Р., Шайдер, П. и Кантор, Д. (1968). Психиатрические интересы и их корреляты среди студентов-медиков. Психиатрия , 31, 150-160.
  • Степпахер, Р. К. и Мауснер, Дж. К. (1974).Самоубийства врачей-мужчин и женщин-врачей. Журнал американской медицинской ассоциации. , 228, 323-328.
  • Thoreson, R. W., Budd, F. C., & Krauskopf, C. J. (1986). Восприятие злоупотребления алкоголем и рабочего поведения среди профессионалов: идентификация и вмешательство. Профессиональная психология , 17, 210-216.
  • Валлерстайн Р. С. (1981). Жизнь психоаналитика: ожидания, превратности и размышления. Международный обзор психоанализа , 8, 285-298.
  • Wheelis, A. (1958). В поисках идентичности . Нью-Йорк: Нортон.
  • Уилл, О. (1979). Комментарии о профессиональной жизни психотерапевта. Современный психоанализ , 15, 560-575.


Начало страницы

Дальнейшее исследование JSTOR

Abstract

Это исследование стремилось расширить существующие знания о влиянии семейных отношений на социальную и психологическую адаптацию.Лонгитюдный анализ людей, прошедших лечение от алкоголизма, показал, что качество семейных отношений значительно повлияло на улучшение в двух важных областях психологического и поведенческого функционирования. Обсуждается актуальность результатов для теории семьи, а также место семейных отношений в более общем социологическом анализе.

Информация о журнале

Журнал о браке и семье (JMF), опубликован Национального совета по семейным отношениям, ведущий исследовательский журнал в сфере семьи, и так было уже более шестидесяти лет.Возможности JMF оригинальные исследования и теория, интерпретация исследований и обзоры, а также критические обсуждение всех аспектов брака, других форм близких отношений, и семьи. Журнал также публикует рецензии на книги. Авторы JMF приходят из самых разных областей, в том числе антропология, демография, экономика, история, психология и социология, а также а также в междисциплинарных областях, таких как человеческое развитие и науки о семье. JMF издает оригинальная теория и исследования с использованием разнообразных методов, отражающих полный спектр социальных наук, включая количественные, качественные и мультиметодические конструкции.Интеграционные обзоры, а также отчеты по методологическим и статистическим успехи также приветствуются. JMF выпускается ежеквартально, в феврале, мае, августе и ноябре. каждого года. Объем каждого выпуска составляет в среднем 284 страницы. По всему миру, его распространение более 6200 экз.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) связывает мультидисциплинарные семейные специалисты через свои журналы, конференции, государственные партнерские советы и секции по интересам.NCFR является некоммерческой, беспартийной и полностью финансируется членами. Исследователи, педагоги, практикующие врачи и политики из всех семейных сфер и направлений делятся знания и информация о семьях. NCFR была основана в 1938 году.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *