Гендеризация: STEMатизация женщин – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

STEMатизация женщин – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Социологи НИУ ВШЭ изучили гендерный дисбаланс в сфере естественных наук, технологий, инженерии и математики и предложили меры поддержки женщин, занятых в них.

Гендерное разделение труда

В области естественных наук, технологий, инженерии и математики (STEM – Science, Technology, Еngineering, Мathematics) мужчин в 3-4 раза больше, чем женщин. Масштабы этой диспропорции примерно одинаковы для России, Европы и США. При этом гендерное неравенство в точных и естественных науках оказывается сквозным. Оно начинается в средней школе, укрепляется в старших классах, нарастает в вузе и заканчивается рынком труда, отмечают Ольга Савинская, Елизавета Захарова и Тамара Мхитарян в книге «Женщины и STEM в цифровую эпоху: политика занятости в мегаполисе». В результате сфера точных наук, технологий и инженерии остается по преимуществу мужской.

Авторы приводят данные Росстата по студентам вузов за последние годы. По физико-математическому профилю обучаются почти вдвое меньше женщин, чем мужчин (34% против 66%). На направлении «информационная безопасность» эти цифры различаются уже почти в 3,8 раза: 21% девушек против 79% юношей. В металлургии и машиностроении гендерное соотношение — один к пяти в пользу мужчин. В энергетике и электротехнике, а также в ракетно-космической технике и авиации — пропорция один к шести.

По выпускникам университетов цифры похожие: в области физики, математики, информационных технологий доля девушек составляет около 20%. К слову, в биологии и химии она достигает 60%.

Но даже если девушки получают образование в сфере STEM, они гораздо реже остаются в ней, особенно в математике, физике и инженерии. По данным авторов книги, лишь каждая четвертая выпускница технических специальностей университетов устраивается работать по специальности.

Ясно, что истоки сквозного неравенства — не когнитивные.

В изучении точных наук у девочек и мальчиков одинаковые возможности. Зато разными оказались самооценка знаний и представления об их значимости для своего будущего.

Падающая самооценка

Исследование в 5-х, 8-х и 11-х классах школ в Москве и городе Губкине Белгородской области (2017 год, опрос с итоговой выборкой 438 человек, в равных долях представлен каждый класс, девочек 54% от всей выборки) подтвердило, что мальчики и девочки примерно одинаково успевают по математике. Однако самооценка знаний по предмету (уверенность в своей компетентности) у них разная. Приоритеты — тоже.

В выборе сферы STEM происходит гендерная поляризация. Опрос показал, что с этой областью будущее связывают, в основном, мальчики. Девочки ориентируются на творческие направления и гуманитарные науки. Лишь 35% из них (по всей выборке) «проголосовали» за естественные и технические науки. Мальчики превысили этот показатель почти вдвое: среди них в STEM собрались идти 65%.

По данным авторов книги, эта самооценка может не коррелировать с реальными знаниями.

Так, в 5-м классе девочки имеют более высокие отметки по математике, а в 8-м и 11-м классах успеваемость не имеет гендерных различий. Однако в оценках своих способностей только 10% старшеклассниц указали на свою высокую компетентность в математике. Среди мальчиков эта доля почти вчетверо больше — 38%.

Показательна и противоположная динамика в самооценке математических способностей у мальчиков и девочек . У девочек она падает с каждым последующим классом — с 17% в 5-м классе до 10% в 11-м. У мальчиков за тот же период она, напротив, растет — с 20% до 38% в выпускном классе.

Заниженные возможности

Гендерные различия в уверенности школьников по поводу своих знаний показало и международное исследование PISA (Programme for International Student Assessment). Так, в рамках проекта «Азбука гендерного равенства в области образования» детям были предложены проективные ситуации, свидетельствующие об их самооценке способностей к математике. В отношении прикладных задач контраст особенно велик. 67% мальчиков убеждены, что чувствуют себя уверенно в расчете бензина, расходуемого автомобилем. Среди девочек таких респондентов меньше половины — 44%. Лишь 75% девочек (vs 84% мальчиков) не сомневаются в расчетах стоимости телевизора после скидки.

Такое восприятие собственных знаний сказывается на будущей специализации. «Мы обнаружили, что если девочка оценивает свои знания невысоко, то в 73% случаев она не выбирает STEM-дисциплины», — отмечают исследователи.

Причин неуверенности в своих знаниях и отсутствия интереса к естественным и техническим наукам много. Одна из них — то, что не каждый преподаватель умеет увлечь детей своим предметом.

По мнению ряда экспертов, для девочек имеет смысл придумать вербальные поощрения на уроках физики и математики. Так, методика микросообщений, предложенная Клаудией Моррелл и Каролин Паркер, меняет стиль общения с девочками, повышает их вовлеченность в STEM-предметы. Микросообщения — маленькие комментарии, шутки, умозаключения, которые учитель делает на уроке, — подбадривают девочек, вдохновляют их. Ольга Савинская приводит примеры: «Молодец, старайся, еще немного, и твоих знаний хватит на создание новых удобных скафандров для межпланетного перелета. Твоя мама будет в восторге!». «Экспериментируй дальше, большое количество неудач обогащает наш опыт, — это путь к успеху». 

Но дело, конечно, не только в педагогических практиках, но и в общественных стереотипах о естественных и технических науках. Они явно гендеризованы и ограничивают девочек в решениях.

Проникающая гендеризация

Стереотипы влияют на выбор профессии. Человек не всегда ждет одобрения тех или иных действий — его решение может быть автономным. Тем не менее, по словам исследователей, «в большинстве случаев мы ограничены строгим надзором общества, которое следит за соблюдением общепринятых норм».

Гендерные стереотипы — одни из самых мощных. Не случайно ряд исследователей говорят о тотальной «гендеризации». Так, американский социолог Майкл Киммел в книге «Гендерное общество» называет работу, семью и школу «гендеризованными институтами».

«Именно в этих сферах доминантные определения усиливаются и репродуцируются, именно в этих сферах применяются дисциплинарные санкции к «отклоняющимся от нормы»», — констатирует он. 

Авторы называют стереотипы «жестким фильтром», сквозь который удается пройти «далеко не многим». Установки массового сознания относительно STEM-профессий особенно сильны.

 Категоричные суждения (например, «Инженерия — не женское дело») могут высказывать сами родители. Математика на родительских форумах и в чатах нередко характеризуется как заумная, неинтересная. Физика расценивается как слишком сложная и «абстрактная».

 Профессии часто оцениваются в терминах общественной пользы. Но у мальчиков и девочек разное восприятие этого аспекта. Нужность людям и одобрение со стороны общества гораздо важнее для девочек. Однако в случае с математикой или физикой общественные дивиденды очевидны не для всех. Поэтому девочки переключаются на более жизненные профессии.

 Свои стереотипы транслируют и педагоги. Они занижают успехи девочек в технических науках, одновременно ожидая от них достижений в гуманитарных дисциплинах. У мальчиков — обратная тенденция: в физике их перехваливают, а в лирике — недооценивают.

Эти установки усваиваются школьниками, а затем выдаются за свои собственные.

Латентная гендеризация в школе

Авторы книги на практике изучили феномен внушения гендерных стереотипов в школе. Существует так называемый «скрытый учебный план», который разводит мальчиков и девочек. Елена Ярская-Смирнова, развивая этот термин в гендерных исследованиях, подразумевает под этим «организацию самого учреждения, гендерные отношения на работе», содержание предметов и стиль преподавания. Эти компоненты поддерживают гендерное неравенство. Преимущество отдается «мужскому и доминантному», а «женское и нетипичное» недооценивается.

Для анализа «скрытого учебного плана» исследователи изучили школьную жизнь и ее внеурочные аспекты. «Мы оценили, как складывается поведение детей на переменах, в кружках и на творческих занятиях, при выполнении домашней работы и общении после школы, на уроках, на субботниках и экскурсиях», — рассказывают авторы. Ученикам были предложены 28 суждений, по отношению к которым нужно было выразить степень своего согласия. Исследователи выявили три фактора, формирующих «скрытый учебный план».

1. Организация школьной жизни и обучающих программ, определяющих деятельность учителей. Существует раздельное обучение по предмету «технология». Есть гендерное разделение на группы на физкультуре.

2. Структура внеучебной жизни. На праздниках и субботниках есть гендерное «разделение труда»: мальчикам и девочкам дают разные задания. Девочки украшают кабинет, мальчики ставят стулья.

3. Агрессия со стороны гендерной группы. Мальчики и девочки признают, что если они не будут следовать правилам, относящимся к их гендерной группе, то столкнутся с насмешками со стороны школьников противоположного пола. Так, дети говорили, что они «иногда ограничивают себя в действиях», чтобы одноклассники не смеялись над ними.

Из трех факторов самым выраженным оказалась гендеризованная организация школьной жизни.

Исследователи заключают, что «школа принимает непосредственное участие в конструировании у учеников «мужских» и «женских» ценностных ориентиров и форм поведения». «Это с большей вероятностью демонстрирует девочкам, что их жизненный путь отличен от мужского, — резюмируют авторы, — что влияет на их профессиональный выбор». 

Дискриминация на рынке труда

На рынке труда — свои гендерные барьеры. В российском технологическом наукоемком секторе женщины за последние 25 лет медленно, но верно утрачивали свои позиции, пишут Ольга Савинская и соавторы. Совместный проект исследователей из России, США и Канады показал, что российские женщины реже публикуют свои статьи в международных научных журналах, чем мужчины. Особенно мало женского авторства среди работ по математике, физике и техническим наукам.

Есть также дисбаланс в зарплатах: женщины в науке в среднем зарабатывают меньше мужчин. Кроме того, существует «стеклянный потолок» — карьерные ограничения. Женщины чаще мужчин остаются на начальных и средних позициях в академической иерархии, реже защищают диссертации.

Отчасти это может быть связано с большей вовлеченностью женщин в ведение хозяйства и уход за детьми. Такая занятость может отчасти блокировать их карьеру. Это вариант «штрафа за материнство». Однако в сфере STEM, в дополнение к этим объективным трудностям, для женщин существуют еще и субъективные — моральные издержки, опять-таки связанные с установками массового сознания.

Гендерные «нормы» распределения функций в семье дополняются стереотипами о роли женщин в наукоемкой деятельности. Они опираются «либо на сомнительность когнитивных способностей женщин, либо на неудобства для женщин включаться в экспериментирование и другие технологические процессы, направленные на развитие инноваций», поясняют эксперты.

На таком фоне женщинам трудно не разочароваться в STEM-дисциплинах и не уйти из них. Вузам и научным организациям нужны специальные меры, помогающие удержать женщин в этой сфере. Авторы изучили соответствующую практику ведущих мировых университетов: Массачусетского технологического (MIT), Стэнфорда, Гарварда, Кембриджа, Оксфорда, Калифорнийского технологического (Caltech) и пр.

Сила женских клубов

«Выяснилось, что лидеры технологического образования оказываются и лидерами в проведении специальных мероприятий для продвижения женщин», — рассказывает Ольга Савинская. Самая распространенная мера поддержки женщин-ученых — создание специализированных сообществ внутри вуза (например, «Объединение женщин-инженеров» или «Сообщество женщин в физике»). Такие клубы позволяют сформировать сеть женщин-исследователей и помочь им в продвижении по карьерной лестнице. Ощущение себя частью коллектива способствует уверенности в начинаниях.

«Популярны также женские масштабные конференции и небольшие по численности ворк-шопы с лидерами отрасли , организуемые университетами», — продолжает Савинская. Их участники обсуждают меры преодоления неравенства. Вузы проводят и специальные мастер-классы, выделяют женщинам стипендии и гранты, предлагают программы дополнительного образования (например, по лидерству).

Все эти меры актуальны в российских условиях. Женщинам, занятым в высокотехнологичных отраслях, также помогли бы информационные кампании, разрушающие гендерные мифы. Стоит повысить доступ женщин к финансированию в науке и венчурном бизнесе, добавляют исследователи.

Программа «Для женщин в науке», реализуемая с 2007 года при поддержке РАН и Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, пока не получила широкого распространения. Далеко не все университеты информируют своих сотрудниц о возможности участия в ней. «Хотелось бы, чтобы таких конкурсов было больше, чтобы они появлялись и в российских фондах, при больших технологических корпорациях», – говорят исследователи. 

Помимо этих «академических» мер, необходимо сотрудничество научных структур с коммерческими компаниями. Было бы полезно создать государственно-частные партнерства, в которых бы реализовался потенциал женщин с техническими специальностями.

В дополнение к этому, в STEM-сфере пригодилась бы социальная поддержка работниц-матерей.

Помощь исследовательницам с детьми

Отчасти эти меры можно считать универсальными — они помогли бы всем «семейным» сотрудницам. Авторы предлагают такие изменения, как внесение домашнего труда в разряд оплачиваемого, более широкое развитие ДМС, вовлечение отцов в практику ухода за детьми. Актуально и восстановление профессиональных компетенций после декретных отпусков, причем часть мер может реализовываться через службы занятости, а часть – на самих предприятиях.

Важна и корпоративная помощь женщинам с детьми. Ее направления задал, например, московский конкурс «Лучшее предприятие для работающих мам». Среди направлений конкурса:

 финансовая поддержка в виде корпоративных пособий по рождению и уходу за ребенком,

 регулирование рабочего времени и пространства (неполный рабочий день, гибкий график, гибкое рабочее место),

 политика продвижения женщин (курсы повышения квалификации, помощь в развитии карьеры),

 семейная политика: санатории для детей и родителей, детские лагеря отдыха, экскурсии, спортивные мероприятия и пр.

 моральная поддержка: например, создание женсоветов и комиссий.

При этом необходим мониторинг потребностей работниц. «Возможно, в одном случае надо сделать упор на помощь в оплате образования детей, чтобы сотрудник не искал дополнительного заработка, — поясняют эксперты. — В других случаях — доплачивать за вечерние часы в детском саду. В третьем случае — выдать ноутбуки на дом сотрудникам с малолетними детьми и реструктурировать спектр их должностных функций».

Необходима специальная социальная политика, которая бы меняла «устои, сдерживающие профессиональный потенциал половины человечества», заключают исследователи.

IQ

Авторы исследования: 

Ольга Савинская, доцент кафедры методов сбора и анализа социологической информации факультета социальных наук НИУ ВШЭ Елизавета Захарова, магистрантка факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Тамара Мхитарян (студентка бакалавриата факультета социальных наук НИУ ВШЭ). 


Подпишись на IQ.HSE

Гендеризация всей России.

Нам пишут.

«ЗА ПРАВА ЖЕНЩИН ЛЮБОГО ПОЛА».
О вреде Стамбульской конвенции, гендерах и гендерном законе
В последнее время в российском обществе, в средствах массовой информации то и дело вспыхивают острые дискуссии по вопросам сохранения традиционных ценностей. В том числе, о защите традиционной семьи. Это важный вопрос, непосредственно связанный с сохранением вековых культурных традиций. Вспомните знаменитые произведения литературы. В «Слове о полку Игореве», например, о любимом муже тоскует, плача на путивльской стене, княжна Ефросинья Ярославна. Через все жизненные испытания проносят любовь и верность муромский князь Пётр и его супруга, мудрая женщина из простого народа, Феврония («Повесть о Петре и Февронии Муромских»). С теплыми, светлыми чувствами о семье, о крепких, здоровых семейных отношениях писали наши классики — Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский и др. Там не просто описаны наши обычаи и традиции. В великих произведениях содержится призыв потомкам сохранить наши ценности, в частности, традиционную семью, гармоничную совместную жизнь разных поколений.
Любовь мужа и жены друг к другу, к детям, почитание родителей, согласие, забота, терпение, уважение, ответственность друг перед другом — основные ценности, которые проповедуют также и все мировые религии.
Защитником традиционных ценностей и нравственности нашего народа выступает политик, депутат Государственной Думы РФ Наталья Поклонская.

«В Европе у детей уже нет папы и мамы, а есть «родитель один» и «родитель два», — говорит парламентарий, символ «Крымской весны». — У нас в России не так, и на Украине не так. У нас есть мальчик и девочка, мама и папа. И это правильно, это надо защищать. Чтобы у ребенка не было «родителя один» и «родителя два» — к примеру, двух мужчин и двух женщин. Ведь семья — это одновременно и школа любви, и школа нравственности, источник наших самых сокровенных ценностей».

11 мая 2011 года в Стамбуле была подписана «Конвенция Совета Европы по предотвращению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье» (т.н. Стамбульская конвенция), которая вводит в пространство права, социума и государственной политики понятие «гендер», узаконивает гомосексуализм как нравственную «норму» и вводит ювенальную юстицию как механизм перехода к новой, извращённой форме семьи.

На данный момент из 47 государств-членов Совета Европы Конвенцию ратифицировали 27, вовсе не подписали только Россия и Азербайджан, и в этом году давление на «нарушителей» усилилось. Ответом на него стали массовые протесты жителей разных стран, не согласных с ее положениями и не признающих «новые веяния» — в Хорватии, Польше, Словакии, Чехии, Болгарии, Латвия и др.

Подняла тревогу и общественность России — в адрес Президента страны и депутатов Госдумы было направлено обращение от 125 видных общественных деятелей, представителей науки, культуры, СМИ с призывом не присоединяться к Стамбульской конвенции и отклонить закон «О равенстве прав мужчин и женщин» (о «гендере»), а также отменить ряд других инициатив гомосексуального лобби. Среди подписантов этого обращения — и председатель партии Мира и Единства, член исполкома Общероссийского движения в поддержку политики Президента России Сажи Умалатова.

По ее мнению, во все времена именно традиционные духовные и семейные ценности были и остаются оплотом государственности и сильной державы.
«Если политически, экономически, войнами не удалось уничтожить российский народ, значит, надо попробовать уничтожить его нравственность, мужество, честь, достоинство, благородство. Россия всегда славилась богатырями, о них даже сказки складывались. Но кому-то явно понадобились богатейшие ресурсы нашей страны и поэтому мужчину — защитника Отечества — хотят превратить в безликий «гендер», в некий «овощ» без пола и нравственности, понимания, что правильно, а что нет. Понятие «гендеры» вводится искусственно — чтобы всех уравнять, чтобы не использовать медицинские термины — гомосексуализм, педерастия и пр. Все станут просто «гендерами». А понятия «семья», «муж», «жена», «папа», «мама» станут второстепенными, отойдут на «второй план».

Похожей точки зрения придерживается и заслуженный юрист РФ, исполнительный директор Совета муниципальных образований Подмосковья Олег Иванов.

-«Я в принципе противник международных законодательных актов, идущих в разрез и даже меняющих наш менталитет, наши обычаи и традиции. У нас есть два пола, мужской и женский, данные тебе при рождении. Стамбульская же конвенция предусматривает некое давление с точки зрения защиты интересов нетрадиционных сексуальных меньшинств. Я считаю, что российское законодательство должно иметь приоритет по сравнению с международными нормами, тем более в такой тонкой сфере, как мораль, нравственность, традиционные ценности».
В 2012 году Совет муниципальных образований Подмосковья выходил с законодательной инициативой — проектом Закона Московской области «Об административной ответственности за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Тогда региональный парламент его отклонил.
-«Дело в том, что параллельно с нашим региональным разрабатывался подобный федеральный закон и мы отправили наши наработки тогдашнему председателю комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елене Мизулиной. Федеральный закон был позже принят и в нем, кстати, наши предложения были учтены», рассказывает Олег Иванов.

Он также выразил негативное отношение к законопроекту «О гендерном равенстве», принятом российским парламентом в первом чтении еще в 2003 году и отправленном на доработку Госдумой на днях.
-«Нет никакой необходимости иметь отдельный декларативный закон о равенстве мужчин и женщин, которое итак предусмотрено огромным количеством других нормативно-правовых и законодательных актов, включая Конституцию страны, Трудовой и Гражданский кодексы и т.д. Поэтому отдельный закон о гендерном равенстве, по большому счету, не нужен. Существуют и другие законодательные «перекосы». Есть ряд законов, где прямо нарушаются права мужчин. Например, в Семейном кодексе при разводе ребенок в 99 процентах случаев остается у матери, а не у отца. Безусловно, здесь присутствует нарушение равного права. Женщины только в нужных им случаях вспоминают о «равных правах» или феминизме, а когда им удобно, они сразу — «слабый пол»,- иронизирует Олег Иванов.

Недавно власти одного из подмосковных муниципальных образований — Наро-Фоминского городского округа — отказали активистам ЛГБТ-сообщества в проведении гей-парада и митинга в поддержку толерантного отношения и соблюдения прав и свобод лиц нетрадиционной сексуальной ориентации в Наро-Фоминске, городе воинской славы. Глава городского округа Роман Шамнэ подчеркнул, что данные «мероприятия» не только нарушают действующие в РФ законы «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», но и направлены на дестабилизацию общественной обстановки и подрыв нравственных устоев нашего общества.

Владимир Шакулов

Аркадий Минаков, доктор исторических наук, специалист в области русского консерватизма, общественный деятель, кандидат в губернаторы Воронежской области от партии «Родина».
Данная проблема не имеет устраивающего большинство нашего общества решения, пока мы добровольно находимся в той правовой системе, которая предполагает приоритет норм международного права над внутрироссийским законодательством. В свое время это положение в Конституцию ввели радикальные либералы-западники, главной целью которых была интеграция ельцинской России в «глобальное мировое сообщество», под которым подразумевались страны «избранного миллиарда». С тех пор ситуация изменилась достаточно радикально: Российская Федерация укрепила свой суверенитет, вернула Крым, поддерживает республики Новороссии, успешно выдерживает беспрецедентное санкционное и дипломатическое давление коллективного Запада. Следует учесть эти изменения и строить свою политику с учетом новых реалий. Россия является самостоятельным мировым центром, самобытной цивилизацией, отличающейся по многим параметрам от Европы и Азии. Мы должны стремиться не просто к относительной самодостаточности в сфере экономики, нам необходима самостоятельная цивилизационная политика, которая в сфере нравственности, культуры, права и т.д. опиралась бы на свои собственные многовековые нормы и традиции. Это предполагает как изменение норм Конституции, так и принятие государственной идеологии, которая задавала бы ясные и недвусмысленные векторы общественного и государственного развития. И, разумеется, исключала бы принятие тех решений, которые пытается навязать нам Стамбульская декларация.

НЕТ! — гендеризации России!


«Гендеризация всей России. » сохранить:





«Гендеризация всей России. » комментарии :


         

оставить комментарий:

Как гендер формирует социальные отношения

Мой первый пример касается исследований небольших научно ориентированных начинающих компаний, которые сегодня занимают лидирующие позиции в области биотехнологий и информационных технологий (IT). Как пишут Кьерстен Уиттингтон и Лорел Смит-Доерр[31], многие из этих высокотехнологичных компаний приняли новую организационную логику, названную сетевой формой. Работа в этих компаниях организована с точки зрения проектных команд, которые часто построены совместно с сетью других фирм. Учёные в них гибко перемещаются между этими проектными командами, а иерархии контроля за их деятельностью остаются относительно плоскими.

Является ли эта неформальная, гибкая структура благоприятной или неблагоприятной для женщин-учёных, работающих в высокотехнологичных компаниях? Исследование Уиттингтон и Смит-Доерр предполагает[32], что в случае с биотехнологическими компаниями, основанными на науках о жизни, и компаниями, основанными на технических науках и физике (например в IT-фирмах), ответ будет различным. Чтобы понять, почему одна и та же организационная логика работает по-разному для женщин-учёных в разных контекстах, мы должны учитывать то, как фоновый фрейм гендера действует в каждом контексте.

Науки о жизни не являются строго гендерно типизированными в современной культуре. На сегодняшний день примерно треть докторов наук в этой области — женщины[33]. Применение фреймового подхода даёт нам основания ожидать, что из-за смешанного гендерного состава работников культурные представления о гендере будут выделяться в биотехнологических компаниях, но лишь расплывчато. Поскольку эта область не является строго гендерно типизированной, мы ожидаем, что эти фоновые гендерные представления создадут лишь небольшие преимущества для мужчин в отношении ожидаемой от них компетентности. Предполагается, что женщины-учёные в области биотехнологий редко сталкиваются с предубеждениями и пользуются доверием у коллег, потому что им необходимо эффективно использовать возможности, предоставляемые гибкой структурой инновационных фирм. Они должны быть в состоянии продвигать свои интересы, работать с «плохими акторами», если это необходимо, находить проекты, которые соответствуют их навыкам, и преуспевать[34]. В результате, в контексте биотехнологий, для женщин неформальная, гибкая организационная форма может быть выгоднее, чем более иерархическая структура.

Действительно, Уиттингтон и Смит-Доерр[35] считают, что женщины-учёные в области наук о жизни лучше проявляют себя в инновационных биотехнологических фирмах, чем в более традиционных иерархических исследовательских организациях, например, в фармацевтических компаниях. По сравнению с более иерархическими компаниями, женщины в этих гибких организациях чаще достигают руководящих должностей[36] и паритета с мужчинами в возможности зарегистрировать по крайней мере один патент на свое имя[37]. Однако даже в этих инновационных фирмах женщины получают меньше патентов, чем мужчины, также как и в традиционных иерархических компаниях. Это отставание не кажется удивительным, если вспомнить, что фоновые гендерные предубеждения по-прежнему в незначительной степени благоприятствуют мужчинам, даже в контексте инновационных биотехнологий.

В отличие от наук о жизни, инженерные и физические науки в нашем обществе по-прежнему сильно гендерно типизированы в пользу мужчин. Так, фоновый гендерный фрейм в контексте IT является более значимым и создаёт более сильные скрытые предубеждения против женской компетентности, чем в области биотехнологий. В этой ситуации неформальность и гибкость инновационных фирм вряд ли будет благоприятствовать женщинам-учёным, и может мешать им. Столкнувшись с серьёзными сомнениями в их авторитете, женщинам будет труднее эффективно использовать гибкую структуру. Кроме того, в контексте маскулинно типизированного гендерного фрейма, неформальная структура работы может привести к появлению атмосферы «мужского клуба» в инновационных IT-фирмах.

В соответствии с приведенным выше анализом, Уиттингтон[38] в своём исследовании патентования обнаружила, что женщины-физики и инженеры в небольших, гибких и менее иерархических фирмах не чувствуют себя комфортнее, чем в традиционных компаниях, занимающихся промышленными исследованиями и разработками. В обоих случаях вероятность того, что они получат патент, мала. В целом у женщин в этой области меньше патентов, чем у мужчин. В другом исследовании Макилви и Робинсон[39] обнаружили, что женщины-инженеры на самом деле добивались большего успеха в традиционной, аэрокосмической компании со структурированными правилами, чем в более неформальном, гибком IT-стартапе, потому что в контексте неблагоприятного фонового гендерного фрейма формальные правила в некоторой степени выровняли игровое поле. Этот пример предполагает, что мы не можем полностью понять значимость конкретной организационной логики для гендерной структуры, которую она будет производить, без учёта того, как эта организационная логика взаимодействует с фоновыми эффектами гендерного фрейма.

Тематика Число статей
Аварийное восстановление 2
Авиационная медицина 22
Авиация 70.873
Австрийское выражение 1.908
Австрия 97
Автоматика 5.298
Автоматическое регулирование 564
Автомобили 45.607
Авторское право 26
Агрономия 9
Агрохимия 133
Аддитивные технологии и 3D-печать 6
Административное деление 3
Административное право 404
Азартные игры 55
Аккумуляторы 336
Акробатика 6
Акупунктура 1
Акустика  раздел физики 160
Акушерство 397
Албанский язык 1
Алгебра 9
Аллергология 67
Альпинизм 107
Альтернативное урегулирование споров 1. 363
Алюминиевая промышленность 5
Американское выражение  не вариант языка 79
Амфибии и рептилии 4.072
Анатомия 2.152
Английский язык 75
Анестезиология 100
Антарктика 1
Антенны и волноводы 2
Антильские острова 3
Антимонопольное законодательство 2
Античность  кроме мифологии 10
Антропология 31
Арабский язык 18
Арагон 1
Артиллерия 21. 236
Архаизм 291
Археология 183
Архивное дело 19
Архитектура 920
Астрология 11
Астрометрия 119
Астрономия 11.587
Астроспектроскопия 7
Астрофизика 71
Атомная и термоядерная энергетика 13.189
Аудит 181
Аэрогидродинамика 19
Аэродинамика 26.644
Аэропорты и управление водзушным движением 33
Аэрофотосъемка и топография 13
Базы данных 7
Бактериология 40
Баллистика 57
Банки и банковское дело 2. 000
Баскетбол 191
Бейсбол 8
Бережливое производство 12
Берлинское выражение 138
Бетон 240
Библиография 20
Библиотечное дело 20
Библия 885
Бизнес 16.258
Бильярд 8
Биогеография 1
Биология 1.376
Биометрия 1
Бионика 2
Биотехнология 43
Биофизика 2
Биохимия 408
Биржевой термин 609
Благотворительные организации 1
Боевые искусства и единоборства 1
Бокс 299
Болгарский язык 9
Бондарное производство 7
Борьба 273
Борьба с вредителями 49
Борьба с коррупцией 10
Ботаника 5. 277
Бразилия 6
Британское выражение  не вариант языка 5.061
Бронетехника 4
Буддизм 2
Буквальное значение 39
Бурение 79
Бухгалтерский учет  кроме аудита 2.435
Бытовая техника 316
Валютный рынок  форекс 3
Валюты и монетарная политика  кроме форекс 87
Велосипеды  кроме спорта 496
Велоспорт 6
Венгерский язык 6
Венерология 15
Венский диалект 49
Вентиляция 234
Вертолёты 20
Ветеринария 601
Ветроэнергетика 8
Взрывчатые вещества 73
Вибромониторинг 5
Виноградарство 135
Виноделие 104
Вирусология 11
Внешняя политика 21
Внешняя торговля 22. 127
Водное поло 48
Водные лыжи 62
Водные ресурсы 7
Водоснабжение 25.316
Военная авиация 217
Военно-морской флот 20.264
Военный жаргон 221
Военный термин 94.358
Возвышенное выражение 199
Воздухоплавание 8
Волейбол 207
Волочение 2
Восклицание 1
Восточно-средне-немецкое выраж. 133
Вулканология 1
Вульгаризм 20
Выборы 46
Высокопарно 4.763
Высокочастотная электроника 4
Выставки 30
Вьетнамский язык 1
Газовые турбины 54
Газоперерабатывающие заводы 54
Галантерея 1
Гальванотехника 16
Гандбол 48
Гастроэнтерология 220
ГДР  история 12
Гематология 70
Генеалогия 2
Генетика 236
Генная инженерия 14
Геоботаника 1
География 1.865
Геодезия 235
Геология 87.803
Геометрия 37
Геоморфология 1
Геофизика 45
Геохимия 21
Геральдика 64
Германия 90
Гигиена 121
Гидравлика 5.450
Гидробиология 4
Гидрогеология 6
Гидрография 1.600
Гидрология 12.451
Гидромеханика 9
Гидротехника 18
Гидроэлектростанции 39
Гимнастика 520
Гинекология 215
Гипсокартон и сис-мы сухого строительства 2
Гистология 46
Голландский  нидерландский  язык 10
Гольф 6
Гомеопатия 7
Гонки и автоспорт 2
Горное дело 29.196
Горные лыжи 192
Горюче-смазочные материалы 41
ГОСТ 142
Гостиничное дело 322
Государственный аппарат и госуслуги 10
Гражданско-процессуальное право 6
Гражданское право 226
Грамматика 974
Гребной спорт 141
Греческий язык 236
Грубо 1.423
Грузовой транспорт 25
Датский язык 1
Двигатели внутреннего сгорания 7.058
Дегустация 3
Деловая лексика 9
Делопроизводство 18
Демография 17
Деревообработка 29.633
Дерматология 90
Детали машин 14.554
Детская речь 140
Дефектоскопия 11
Дзюдо 130
Диалектизм 1.849
Диетология 8
Дизайн 8
Дипломатия 291
Дистилляция 120
Договоры и контракты 2
Документооборот 2
Домашние животные 9
Доменное производство 6
Дорожное движение 81
Дорожное дело 14.978
Дорожное покрытие 22
Дорожное строительство 91
Дорожный знак 101
Древнегреческая и древнеримская мифология 10
Древнегреческий язык 3
Древнееврейский язык 8
Европейский банк реконструкции и развития 22
Евросоюз 220
Египтология 2
Единицы измерений 23
Естественные науки 2
Естествознание 1
Жаргон 784
Жаргон наркоманов 190
Железнодорожный термин 35.830
Живопись 274
Животноводство 211
Журналистика  терминология 141
Заболевания 48
Занятость 21
Западно-немецкое выражение 6
Звукозапись 621
Здравоохранение 526
Землеведение 1
Зенитная артиллерия 226
Золотодобыча 24
Зоология 3.060
Зоотехния 53
Зубная имплантология 54
Зубчатые передачи 1.002
Иврит 8
Игрушки 3
Идиоматическое выражение 4.351
Идиш 11
Издательское дело 94
Измерительные приборы 701
Изоляция 625
Имена и фамилии 369
Иммунология 246
Имя 178
Имя собственное 1
Инвестиции 344
Индонезийское выражение 6
Инженерная геология 3
Инженерное дело 35
Иностранные дела 10
Инструменты 227
Интегральные схемы 10
Интернет 1.767
Информационная безопасность 24
Информационные технологии 22.863
Инфракрасная техника 7
Ирония 917
Искусственный интеллект 22
Искусство 1.081
Ислам 2
Исландский язык 1
Испано-американский жаргон 3
Испанский язык 105
История 4.847
Итальянский язык 160
Иудаизм 1
Ихтиология 5.811
Кабели и кабельное производство 496
Кадры 29
Казахстан 1
Каменные конструкции 18
Канада 360
Канализация и очистка сточных вод 185
Канцеляризм 1.042
Канцтовары 27
Кардиология 958
Картография 18
Карточные игры 280
Карьерные работы 7
Католицизм 121
Квантовая механика 10
Квантовая электроника 15.107
Керамика 196
Керамическая плитка 2
Кибернетика 85
Кинематограф 1.493
Киноосветительная аппаратура 89
Киносъёмочная аппаратура 70
Кинотехника 26.947
Кирпич 6
Китайский язык 4
Климатология 3
Клинические исследования 57
Клише 23
Книжное/литературное выражение 3.500
Ковка 3
Кожевенная промышленность 6.852
Коллоидная химия 16
Комиксы 7
Коммунальное хозяйство 133
Компьютерная графика 54
Компьютерная защита 10
Компьютерная томография 1
Компьютерные игры 44
Компьютерные сети 672
Компьютеры 21.924
Конвертерное производство 3
Кондитерские изделия 109
Кондиционеры 54
Коневодство 352
Конный спорт 599
Консалтинг 11
Консервирование 204
Контекстуальное значение 225
Контроль качества и стандартизация 390
Конькобежный спорт 32
Корма 15
Короткие текстовые сообщения 26
Корпоративное управление 28
Косметика и косметология 420
Космонавтика 718
Космос 31
Кофе 2
Красители 258
Красота и здоровье 2
Крахмально-паточная промышленность 131
Криминалистика 89
Криминология 3
Криптография 7
Кристаллография 508
Кулинария 2.273
Культурология 307
Лабораторное оборудование 122
Лазерная медицина 9
Лазеры 55
Лакокрасочные материалы 247
Ландшафтный дизайн 19
Ласкательно 58
Латынь 1.050
ЛГБТ 5
Легкая атлетика 106
Лесоводство 18.401
Лесозаготовка 57
Лесосплав 5
Лингвистика 6.702
Линии электропередач 251
Литейное производство 103
Литература 1.125
Литология 226
Лифты 70
Логика 143
Логистика 643
Логопедия 1
Лыжный спорт 91
Магнетизм 218
Магнитная запись изображения 84
Майкрософт 14.344
Макаров 5
Малайский язык 1
Малакология 26
Малярное дело 21
Маммология 13
Маркетинг 700
Масложировая промышленность 46
Математика 32.597
Математический анализ 11
Материаловедение 49
Машиностроение 8.831
Машины и механизмы 56
Мебель 444
Медико-биологические науки 4
Медицина 87.233
Медицинская техника 703
Международная торговля 49
Международное право 73
Международное частное право 6
Международные отношения 66
Международные перевозки 13
Международный валютный фонд 9.746
Мексиканское выражение 1
Мелиорация 1
Менеджмент 6.465
Местное название 11
Металловедение 68
Металлообработка 43
Металлургия 3.080
Метание снаряда 16
Метеорология 457
Метрология 11.654
Метрополитен и скоростной транспорт 7
Механика 224
Микология 8
Микробиология 355
Микроскопия 17
Микроэлектроника 34.531
Минералогия 1.758
Мифология 551
Млекопитающие 5.900
Мобильная и сотовая связь 107
Мода 170
Молдавский язык 1
Молекулярная биология 6
Молекулярная генетика 8
Молодёжный сленг 1.943
Молочное производство 201
Монтажное дело 117
Морской термин 25.211
Мостостроение 3
Мотоциклы 39
Музеи 125
Музыка 2.169
Музыкальные инструменты 18
Мультфильмы и мультипликация 30
Мучное производство 53
Мясное производство 290
Навигация 60
Надёжность 11
Название лекарственного средства 143
Название организации 8
Названия учебных предметов 3
Налоги 881
Нанотехнологии 33
Напитки 5
Народное выражение 6
Насосы 46
Настольный теннис 47
НАТО 180
Научно-исследовательская деятельность 121
Научный термин 602
Небесная механика 68
Неврология 205
Недвижимость 467
Нейропсихология 5
Нейрохирургия 19
Немецкий язык 211
Неодобрительно 606
Неологизм 19
Неорганическая химия 27
Нефрология 42
Нефтегазовая техника 40
Нефтеперерабатывающие заводы 48
Нефтепромысловый 18
Нефть 40.985
Нефть и газ 191
Нижне-немецкое выражение 1.534
Норвежский язык 17
Нотариальная практика 201
Нумизматика 31
Обмотки 4
Обогащение полезных ископаемых 7
Обработка данных 68
Обработка кинофотоматериалов 136
Образное выражение 262
Образование 6.850
Обувь 584
Общая лексика 427.738
Общественное питание 68
Общественные организации 66
Общественный транспорт 1
Обществоведение 8
Огнеупорные материалы 20
Одежда 562
Океанология  океанография 3.949
Окна 33
Окружающая среда 5.281
Онкология 461
ООН  Организация Объединенных Наций 55
Операционные системы 1.456
Оптика  раздел физики 725
Оптическое волокно 62
Организационно-правовые формы компаний 12
Организация производства 59
Органическая химия 149
Оргтехника 13
Орнитология 13.127
Ортопедия 146
Оружие и оружейное производство 1.105
Оружие массового поражения 131
Отопление 145
Официальный стиль 326
Офтальмология 253
Охота и охотоведение 1.034
Охрана труда и техника безопасности 150
Ошибочное или неправильное 84
Паблик рилейшнз 5
Палеоботаника 1
Палеонтология 451
Парапсихология 174
Парикмахерское дело 72
Парусные суда 3
Парусный спорт 449
Парфюмерия 46
Паспорт безопасности вещества 63
Патенты 12.081
Патология 7
Педагогика 10
Педиатрия 136
Переключатели 90
Переносный смысл 9.955
Переплётное дело 31
Персидский язык  фарси 6
Пивоварение 10.723
Пищевая промышленность 85.349
Плавание 322
Планирование 21
Пластмассы 619
Пневматические устройства 1
Поговорка 294
Погрузочное оборудование 35
Подводное плавание 142
Подводные лодки 3
Пожарное дело и системы пожаротушения 1.063
Полезные ископаемые 6
Полиграфия 10.810
Полимеры 30.224
Политика 3.432
Политэкономия 32
Полиция 429
Полупроводники 12
Польский язык 11
Порошковая металлургия 3
Португальский язык 9
Пословица 1.365
Почвоведение 109
Почта 216
Почтительно 1
Пошив одежды и швейная промышленность 2.485
Поэзия  терминология 40
Поэтический язык 953
Пояснительный вариант перевода 5
Права человека и правозащитная деят. 5
Правоохранительная деятельность 2
Презрительно 424
Пренебрежительно 356
Прессовое оборудование 36
Приводы 420
Прикладная математика 78
Природные ресурсы и охрана природы 4
Программирование 5.394
Программное обеспечение 169
Проекторы 315
Проигрыватели виниловых дисков 1
Производственные помещения 6
Производство 1.049
Производство спирта 26
Прокат  металлургия 80
Промышленная гигиена 5
Промышленность 493
Просторечие 74
Противовоздушная оборона 36
Профессиональный жаргон 269
Профсоюзы 18
Процессуальное право 30
Прыжки в воду 154
Прыжки в высоту 20
Прыжки в длину 8
Прыжки на батуте 13
Прыжки с парашютом 14
Прыжки с трамплина 41
Прыжки с шестом 8
Прядение 34
Прямой и переносный смысл 8
Психиатрия 126
Психогигиена 5
Психолингвистика 3
Психология 18.852
Психопатология 13
Психотерапия 79
Психофизиология 20
Птицеводство 61
Публицистический стиль 1
Публичное право 55
Пульмонология 17
Пчеловодство 606
Радио 22.805
Радиоастрономия 87
Радиолокация 619
Разговорная лексика 46.844
Ракетная техника 831
Распределение энергии 61
Растениеводство 179
Расходометрия 3
Реактивные двигатели 2
Регби 29
Региональные выражения  не варианты языка 351
Регулирование движения 9
Редко 328
Резиновая промышленность 619
Рейнское выражение 46
Реклама 371
Релейная защита и автоматика 231
Религия 2.309
Рентгенография 49
Рентгенология 143
Риторика 8
Робототехника 205
Россия 5
Ругательство 171
Рукоделие 40
Румынский язык 13
Русский язык 21
Рыбалка  хобби 196
Рыбоводство 1.000
Рыболовство  промысловое 206
Садоводство 349
Санитария 71
Санный спорт 84
Санскрит 6
Сантехника 283
Сахалин 3
Сахарное производство 1.620
Сварка 25.219
Светотехника  кроме кино 201
Связь 1.414
Северо-немецкий 287
Сейсмология 6
Секс и психосексуальные субкультуры 32
Сексопатология 10
Селекция 28
Сельское хозяйство 3.939
Сенситометрия 155
Сигнализация 24
Силикатная промышленность 21.795
Силовая электроника 264
Синтоизм 1
Системы безопасности 1.151
Сказки 30
Складское дело 188
Скорая медицинская помощь 28
Скульптура 5
Сленг 888
Слоистые пластики 2
Снабжение 17
Сниженный регистр 573
Собаководство  кинология 311
Собирательно 254
Советский термин или реалия 28
Современное выражение 26
Сокращение 3.466
Солнечная энергетика 42
Сопротивление материалов 28
Социализм 48
Социальное обеспечение 468
Социальные сети 27
Социолингвистика 2
Социология 2.746
Спектроскопия 38
Спелеология 1
Спецслужбы и разведка 32
СПИД 4
Спорт 31.203
Спорттовары 1
Спутниковая связь 8
Средне-немецкое выражение 315
Средства индивидуальной защиты 40
Средства массовой информации 801
Станки 413
Старая орфография 3
Старомодное  выходит из употребления 1
Статистика 670
Стеклоделие 500
Стеклотарная промышленность 12
Стерео 19
Стилистика 34
Стоматология 957
Страхование 1.681
Стрелковый спорт 129
Стрельба из лука 46
Строительные конструкции 589
Строительные материалы 496
Строительство 51.722
Студенческая речь 154
Суда на подводных крыльях 4
Судебная лексика 16
Судебная медицина 16
Судостроение 50.611
Сухопутные силы 1
Сфера обслуживания 3
США 109
Сыроварение 5
Табачная промышленность 200
Табуированная  обсценная  лексика 122
Таможенное дело 407
Танцы 3
Театр 847
Текстильная промышленность 85.424
Телевидение 1.466
Телеграфия 210
Телекоммуникации 1.045
Телемеханика 36
Телефония 1.301
Тенгизшевройл 1
Теннис 212
Теория права 1
Тепличные технологии 1
Теплообменные аппараты 4
Теплопередача 2
Теплотехника 761
Теплоэнергетика 1
Термодинамика 2
Техника 175.896
Типографика 41
Ткачество 37
Токсикология 98
Топография 334
Топология 24
Топоним 3.379
Торговая марка 844
Торговля 1.071
Торговый флот 1
Торпеды 1
Травматология 53
Трансплантология 46
Транспорт 1.354
Трансформаторы 150
Трибология 23
Трикотаж 295
Трубопроводная арматура 18
Трубопроводы 55
Трудовое право 204
Туннелестроение и проходческие работы 5
Турбины 3
Турецкий язык 21
Туризм 1.116
Турция 1
Тюремный жаргон 6
Тюркские языки 3
Тяжёлая атлетика 33
Уголовное право 383
Уголовный жаргон 3
Уголь 129
Удобрения 2
Узкоплёночное кино 69
Украина 7
Ультразвук 1
Уменьшительно 53
Университет 256
Уничижительно 527
Упаковка 159
Управление проектами 55
Управление скважиной 1
Урология 191
Устаревшее 6.435
Устная речь 22
Утилизация отходов 133
Уфология 1
Фалеристика 12
Фамильярное выражение 5.528
Фантастика, фэнтези 5
Фармакология 1.549
Фармация 686
Федеральное бюро расследований 1
Ферментация 66
Фехтование 517
Фигурное катание 10
Физика металлов 4
Физика твёрдого тела 7
Физика 1.797
Физиология 345
Физическая химия 21
Филателия 244
Филология 29
Философия 614
Финансы 19.514
Фольклор 22
Фонетика 324
Фортификация 1
Фотографическая запись звука 383
Фотография 1.822
Фразеологизм 933
Французский язык 1.820
Фундаментостроение 3
Футбол 583
Химическая номенклатура 254
Химическая промышленность 5
Химические волокна 96
Химические соединения 227
Химия 150.890
Хинди 12
Хирургия 412
Хлеб и хлебопечение 184
Хобби, увлечения, досуг 41
Хозйственное  предпринимательское  право 20
Хоккей 110
Холодильная техника 7.117
Хореография 42
Христианство 2.517
Хроматография 33
Цветная металлургия 2
Цветоводство 28
Целлюлозно-бумажная промышленность 1.950
Цемент 68
Ценные бумаги 32
Церковный термин 2.411
Цинкование 1
Цирк 13
Цитаты, афоризмы и крылатые выражения 67
Цитология 23
Цифровая обработка звука 1
Цифровые и криптовалюты 23
Часовое дело 222
Чаты и интернет-жаргон 3
Черчение 40
Чешский язык 14
Чили 4
Шахматы 631
Шведский язык 19
Швейцарское выражение 1.739
Школьное выражение 173
Шотландия 1
Шоу-бизнес  индустрия развлечений 40
Штамповка 13
Шутливое выражение 2.055
Эволюция 2
Эвфемизм 347
Эзотерика 64
Экология 1.490
Эконометрика 5
Экономика 58.636
Экструзия 16
Электрические машины 900
Электричество 19
Электродвигатели 8
Электромедицина 15
Электрометаллургия 10
Электроника 91.851
Электротермия 57
Электротехника 2.764
Электротяга 106
Электрофорез 2
Электрохимия 173
Эмбриология 5
Эмоциональное выражение 11
Эндокринология 61
Энергетика 410
Энергосистемы 315
Энтомология 18.321
Эпидемиология 110
Эстонский язык 1
Этнография 99
Этнология 34
Этнопсихология 5
Этология 27
Ювелирное дело 152
Юго-западно-немецкое выражение 4
Южнонемецкое выражение 1.942
Юридическая лексика 127.160
Ядерная физика 4.898
Ядерная химия 25
Японский язык 151
Яхтенный спорт 15
Hi-Fi акустика 3
SAP технические термины 38
SAP финансы 9
SAP 257
Всего: 2.887.243

HELENE GÖTSCHEL — БИОГРАФИЯ

HELENE GÖTSCHEL — БИОГРАФИЯ

БИОГРАФИЯ

с 2010
Гостевой научный сотрудник исследовательской группы ‘Труд – Гендер – Техника’ в Техническом университете Гамбург-Гарбург/Германия
2007-2009
Гостевой научный сотрудник проекта ‚Природа/Культура – Границы и Неожиданные Соприкосновения’ (Nature/Culture Boundaries and Transgressive Encounters) Центра Гендерных студий в университете г. Упсала, Швеция
2008-2009
Гостевой профессор Центра междисциплинарных женских и гендерных студий Университета им. Карла фон Оссетски, г. Ольденбург, Германия
2007-2008
Международный и междисциплинарный гостевой профессор в области женских и гендерных студий на отделении химии Технического университета в г. Кайзерслаутерн, Германия
2006-2007
Преподаватель курса ‚Гендер и естественные науки’ на математическом факультете университета Гамбурга
2005-2006
Пост-докторская стипендия для исследований в рамках проекта ‚Де-конструкция и Созидание: Гендер’
2004
Краткосрочная гостевая доцентура по специальности ‚Гендер и наука’ в Украинском центре Гендерного образования Национального технического университета Украины (‚Киевский политехнический институт’)
2002-2006
Научный сотрудник проекта ‚Де-гендеризация науки – расширение понимания науки и курса естественных наук’ на факультете педагогики в университете Гамбурга
1997-2001
Преподаватель Гендерных студий на факультетах математики, физики и социальных наук в университете Гамбурга
1990-2000
Изучение социально-экономической истории на отделении социальных наук университета Гамбурга. Окончание со степенью доктора философии (PhD)
1986-1990
Изучение физики, истории естественных наук, математики и техники на физическом и математическом факультетах университета Гамбурга. Мастер-диплом в области физики
1983-1986
Изучение физики в университете Карла Еберхарда в Тюбингене, Германия. Диплом специалиста-физика

top

Как в одной из стран мира отстояли право их детей быть «мальчиками» и «девочками»

Родители «изгнали» из школ Перу «идеологию гомосексуалистов» (гендерплан Сороса), сражаясь в судах, в парламенте и на улицах (на Марш «Руки прочь от наших детей!» вышло 1,5 млн перуанцев), пишет Ирина Бергсет на портале «Русские матери», сообщает агентство BaltNews.

1,5 млн перуанцев сражались за «изгнание гендеров»  

В Перу 1,5 миллиона родителей вышли на улицы Лимы с требованием, чтобы запретить «ложь о гендерах» в перуанских школах. Родители объединились под лозунгом «Руки прочь от наших детей!» и потребовали от Министерства образования страны изъять «чушь, распространяемую радикальными гомосексуалистами, о якобы «отсутствии» пола у детей» из официальных школьных программ.

Эта битва за детей закончилась победой родителей: с декабря 2017 года власти Перу вынуждены были убрать «теорию гомосексуализма» из школьного расписания всех школ Перу.

Это значит, что в школах Перу теперь будет запрещено рассказывать детям о якобы «гендерной идентичности», о том, что якобы «мужское и женское у каждого человека меняется по сто раз на дню», и про «право каждого ребенка на свободный выбор социального пола».

История битвы традиционных родителей с агрессивной «идеологией гомосексуалистов» в Перу такова.

«Меня зовут Папа. Но если ты будешь трогать моих детей — моя фамилия Лев»

В конце 2016 года Департамент образования Перу утвердил «прогомосексуальный» «Национальный учебный план по базовому образованию 2017 года». Таким образом, под натиском «гомосексуального лобби» в обновленную школьную программу всех школ страны безальтернативно была включена идеология гомосексуалистов («гендерная идеология», «la ideología de género»).

© russianmothers.ru

 

Надпись на плакате: «Меня зовут Папа. Но если ты будешь трогать моих детей — моя фамилия Лев».

Согласно новому учебному курсу в школах Перу детям начали рассказывать о том, что якобы «родители врут про врожденный пол», а «девочек и мальчиков якобы не существует». Кроме того, в программу вошли обязательные для всех детей страны «тренинги по смене пола» и прочие извращенные гомосексуальные техники.

Родители Перу крайне возмутились агрессивной гомосексуальной пропагандой в школах страны и в марте 2017 года они вышли на улицы. На площадях страны тогда собрались 1,5 миллиона мам и пап, которые потребовали немедленно убрать «гомосексуальный крен» из школьных программ. На плакатах протестующих значилось «Мы не сдадимся!».

И правительство, которое почти год сопротивлялось и отказывалось изъять «идеологию гомосексуалистов» из школьного расписания всех детей в Перу, к концу ноября 2017 года все же было вынуждено отступить.

Так, после протестов более миллиона перуанцев правительство Перу нехотя «отозвало» «новую» общеперуанскую школьную учебную программу, осужденную родителями за включение в нее агрессивной «гендерной идеологии».

Результат перуанских родительских баталий — Департамент образования Перу объявил в официальном «Заявлении от 24 ноября 2017 года», что во всех школах Перу снова будет восстановлена старая версия «Национальной учебной программы 2009 года» (это перуанская школьная программа «догомосексуальной эпохи»). В этой традиционной школьной учебной программе (от 2009 года) отсутствуют элементы той «гендерной идеологии», которые гомосексуалисты «втемяшивали» детям Перу в школах страны весь 2017 год.

Родители Перу расценивают это как трудную победу над проникновением идеологии радикальных гомосексуалистов в перуанские школы. Но эту победу им еще надо будет «удержать».

Народ Перу на борьбу с агрессивным «гендеризмом» объединила группа родителей под хэштегом #ConMisHijosNoTeMetas («Руки прочь от наших детей!»), которых поддержала перуанская церковь.

Но одними уличными протестами «гидру радикального гомосексуализма», напавшую на школы Перу, одолеть было бы непросто. Поэтому прогрессивная родительская общественность Перу с духовной поддержкой местной церкви разработала сразу 3 плана борьбы: уличный, законодательный и судебный.

Граждане Перу собрали 60 000 подписей под петицией, которая позволила им представить законопроект в перуанском Парламенте, блокирующий «Образовательную программу гендеристов» (План «А»). Причем, если бы Конгресс Перу отказался принять такой законопроект, то родители разработали резервный план (План «Б») — «проведение общеперуанского референдума».

Еще одним направлением борьбы родителей (или План «В») за «спасение школьников Перу» от «гендератаки» в учебниках       стали судебные тяжбы.

Организация «Родители в действии» (Padres en Acción) подала иск против Министерства образования, ссылаясь на то, что «гендеризм» попал в школьный курс Перу без каких бы то ни было консультаций с самими родителями и общественностью страны.

Первое судебное слушание по этому делу состоялось 19 мая 2017 года в Высшем суде Лимы. В августе 2017 года Верховный суд Перу вынес решение в пользу истца (родительской общественности Перу), признав, что «учебная программа «о гендерах» Департамента образования Перу была попыткой внушить школьникам «ложь об отсутствии естественного пола» (попыткой идеологизировать школьников, «to indoctrinate schoolchildren».

Многомиллионные уличные марши родителей Перу прошли в 17 городах страны и стали лишь одним из многих направлений целенаправленной и бескомпроимиссной борьбы родительства с навязыванием детям «ложных теорий» и «чуши о гендерах» в школах. И только взявшись за руки, — родители выиграли это сражение за право перуанских детей быть «девочками» и «мальчиками» (а не гендер-«оно», как планировали гендеридеологи).

Краткая история проникновения гендеризма в школы Перу

Оказывается, главным радетелем за изменение перуанской учебной программы стала «Организация Объединенных Наций» (ООН), действующая через свое дочернее подразделение по образованию, науке и культуре («ЮНЕСКО»).

В 1990 году Организация Объединенных Наций приняла, мягко говоря, «странную» инициативу «Образование для всех» («ОДВ»), которая предполагала «создание глобальных единых образовательных стандартов» в каждой стране-члене ООН. Уже через год, в 2000 году, организация «ЮНЕСКО» обозначила 6 глобальных целей мирового образования, включающих «гендерное образовательное равенство» и «гендеринклюзию», причем, все страны должны были бы непременно достичь этих целей уже к 2015 году.

В 2011 году «ЮНЕСКО» провела в Париже международную встречу, посвященную всеобщим «гомофобным издевательствам в учебных заведениях». На этой встрече было анонсировано, что с этих пор — главная цель «ОДВ» («Образования для всех») — это введение в школьные учебники идеологии «ЛГБТ» (обязательное введение идеологии гомосексуалистов во все школьные программы).

И сразу же «тотальная гендеризация школьных программ» объявляется«мейнстримом» мирового школьного образования в специальном докладе «ЮНЕСКО» — «Out in the Open».

«Гендерные школы» стали повесткой дня, что и было официально обнародованона встрече министров образования разных стран.

Данный проект «всеобщей гендеризации» школ мира был щедро оплачен правительствами Нидерландов и Норвегии 


С этого момента суть мейнстрима мирового образования («на норвежский манер») сводилась к обязательной разработке «гендеринклюзивных» учебных программ под флагом якобы борьбы во всех школах мира со «страшной и ужасной» и чуть ли не всеобщей и вездесущей — «гомофобией/трансфобией».

В октябре 2016 года в статье под названием «ЮНЕСКО пропагандирует ЛГБТ-права детям» (UNESCO Promotes «LGBT rights» for children) активисты «Центра по вопросам семьи и прав человека («Center for Family and Human Rights», «C-FAM») открыто рассказали, что «Организация Объединенных Наций» намеренно использует «вой об издевательствах» лишь в качестве предлога для продвижения массовой агрессивной гомосексуальной пропаганды среди детей в школах мира».

Любопытно, что сразу же после введения «идеологии гомосексуалистов» в школьное расписание всех школ Перу, представитель ООН Мария дель Кармен Сакаса (María del Carmen Sacasa) поспешила поздравить президента Перу Педро Пабло Кучински (Pablo Kuczynski) и его правительство «за столь значимые для ООН шаги Перу в направлении «гендерного» обучения».

Кроме прочего, СМИ также пишут, что к гендеризации перуанских школ приложил руку сам «папа гендеридеологии» — Джордж Сорос.
А вот в «пробуждении народного родительского движения в Перу, конечно же, СМИ винят «русских». Ведь, как известно, Россия одной из первых в мире законодательно запретила пропаганду гомосексуализма в школах страны.

Некоторые политологи утверждают даже, что в Перу в сражении за школы («гендерплан Сороса» / «русский стандарт») — сегодня под натиском перуанского народа выиграл «русский вариант».

Социологи нашли в российских детских садах «скрытый учебный план», по которому учат быть «правильными» девочками. При этом исследователи отдельно подчеркивают: гендер в нем закладывается как социальный, а не биологический конструкт — Наука

К таким выводам авторы работы пришли по итогам проведения 11 индивидуальных интервью с матерями девочек-дошкольниц и четырех диадных интервью с матерями и их дочерьми 4—7 лет. Все девочки посещали разные государственные детские сады. Из рассказов матерей следует, что нормы транслируются девочкам через требования к одежде и внешнему виду, поведению, через предложения занятий и сюжетно-ролевых игр.

При этом матери, участвующие в интервью, как выяснили исследователи, поддерживают гендерные элементы воспитания ребенка в детском саду и сложившиеся воспитательные практики.

Так, понятие «образовательная программа» применительно к детскому саду матери скорее связывают с творческим развитием дочери, а не с получением знаний и умений, таких как письмо или счет. Интервью показывают, что матери считают важными занятия музыкой и танцами, и многие ходят и на дополнительные занятия помимо детского сада, предполагая, что это обязательный аспект девичьего дошкольного образования. Матери предписывают детям «природную» предрасположенность к творческим видам деятельности. Как отмечают сами ученые, для матерей важно, чтобы их дочери занимались танцами и музыкой, несмотря на желания самого ребенка.

Специфика проявляется и в свободной игре дошкольников. Девочки, как оказалось, чаще всего играют в разные вариации игры «дочки-матери», воспроизводя разные аспекты отношений между матерью и дочерью, реже — между супругами. Мальчики при этом играют отдельно и в другие игры. Опрошенные мамы девочек реагируют на это спокойно, считая, что так и должно быть, ведь мальчики и девочки имеют разные интересы. А что касается сюжетно-ролевых игр, воспроизводящих образы будущих профессий, то девочки чаще всего играют в ветеринаров и воспитательниц. По мнению матерей, обе эти профессии воспринимаются девочками как сфера деятельности, в которой они смогут реализовать свои природные задатки к заботе о слабом существе.

Что касается внешнего вида девочек, тут также существуют четкие нормы. Начинается все с цветов, которые «правильно» любить, и для девочки это прежде всего розовый. Исследователи считают, что этот выбор закладывается еще в более раннем возрасте, начиная с розового конверта при выписке из роддома. На детских утренниках девочкам практически всегда достаются феминные роли: принцессы, феи, снежинки — и так далее, что опять же воспринимается матерями как естественное явление.

Интересные выводы делают исследователи, разбирая отношение матерей к организации послеобеденного сна в детском саду.

Матери уверены, что нет никакой необходимости в разделении спален мальчиков и девочек, поскольку телесные проявления пола еще не имеют для детей в этом возрасте никакого значения. Учитывая, что на уровне поведения, выбора ролей, внешнего вида различия, наоборот, подчеркиваются, получается, что гендер в этом возрасте проявляется не как биологически заложенный признак пола, а исключительно как социальный конструкт.

Насколько распространено подобное в стране вообще, судить, несомненно, рано — для этого нужны уже количественные, а не качественные исследования, отметила в разговоре с «Чердаком» одна из авторов статьи, Ольга Савинская. «Мы пока этого не делали, — сказала она. — Качественное исследование, основанное на таких интервью, показывает, что феномен гендерной дифференциации и сужения гендерных ролей имеется, и это очень важно в современном мире осознавать».

Гендеризация «скрытого учебного плана» дошкольной образовательной деятельности, не входящего в рамки непосредственно обучающей программы, пронизывает все время пребывания ребенка в детском саду, заключают ученые. Детский сад не только готовит девочку к обучению в школе, он готовит ее быть «девочкой» в школьные годы, усваивать предлагаемые обществом нормы, предписанные девочке школьного возраста.  И такой подход, поддержанный родителями, навязывает, по мнению авторов статьи, традиционную модель женственности, лишая девочек возможности индивидуальной образовательной траектории и формирования своей личности.

В эту заметку вносились правки. Мы добавили в текст комментарий одной из авторов исследования, который поступил в распоряжение редакции через несколько часов после публикации оригинальной заметки.

 Евгения Береснева

Определение дегендеризации по Merriam-Webster

de · gen · der · ize | \ dē-ˈjen-də-rīz \

дегендеризованный; дегендеринг

переходный глагол

: , чтобы исключить любую ссылку на конкретный пол в (что-то, например слово, текст или действие)

гендеризация — определение английского языка, грамматика, произношение, синонимы и примеры

Пол проявил себя во всех классах (с 6 по 10 классы).

Гига-френ

Существенные успехи в этом отношении включают разработку конкретной политики и стратегий, касающихся гендерного равенства, создания потенциала, разработки соответствующих методологий и инструментов и межучрежденческого сотрудничества, в частности через Межучрежденческую сеть Организации Объединенных Наций по положению женщин и Гендерное равенство .

UN-2

Самыми продвинутыми из этих групп были тематическая группа по СПИДу и тематическая группа , гендер, .

UN-2

Что? Тодд ценит горячее, независимо от пола

opensubtitles2

В 2002 году он принял политику в отношении женщин , основанную на выполнении своих политических обязательств в отношении женщин на 1996–2001 годы и на опыте партнерских агентств.

UN-2

Недавно была введена в действие пересмотренная школьная программа , учитывающая гендерные аспекты .

UN-2

Подлинные, а не символические, общественные консультации приносят дивиденды и должны включать гендерных взглядов на городскую среду.

UN-2

Если отборочная комиссия состоит из более чем четырех членов, она должна состоять как минимум из двух членов от каждого пол

ЕврЛекс-2

ВПП твердо привержена учету гендерной во всех полевых операциях

MultiUn

Мы также подтверждаем важность свободы, мира и безопасности, уважения всех прав человека, включая право на развитие и право на достаточный уровень жизни, включая право на питание, верховенство закона, гендерное равенство , равенство женщин расширение прав и возможностей и общая приверженность справедливому и демократическому обществу в целях развития.

UN-2

Кроме того, в 1983 и 2003 годах были созданы Корейский институт развития женщин и Корейский институт по поощрению гендерного равенства и образования , соответственно, для проведения исследований по проблемам женщин и просвещения по вопросам гендерного равенства.

UN-2

Конечно, ассоциациям не присуще ничего, что могло бы сделать их поборниками гендерных целей справедливости, независимо от того, являются они женскими организациями или нет.

Гига-френ

Наконец, в соответствии с резолюцией 1325 (2000) Совета Безопасности необходимо учитывать перспективу гендерной во всех усилиях по миростроительству.

UN-2

Кроме того, в итоговом документе признается ценность гендерно-чувствительных показателей для ускорения и измерения прогресса в выполнении обязательств в области устойчивого развития.

UN-2

В постановляющей части Декларации африканские государства-члены подтверждают принятые в Стамбуле обязательства Повестки дня Хабитат в областях обеспечения надлежащего жилья для всех, устойчивого развития населенных пунктов, возможностей и участия, гендерного равенства , финансирования жилья и населенных пунктов, международного сотрудничества и оценки прогресса

MultiUn

Пол и базы данных ИКТ НОВИНКА!

Гига-френ

MultiUn

Подчеркивая также необходимость того, чтобы государства и все сегменты общества, включая организации гражданского общества, женские группы и сети и другие неправительственные организации и общественные организации, частный сектор, средства массовой информации и другие соответствующие заинтересованные стороны, предпринимали конструктивные шаги по продвижению расширение прав и возможностей всех женщин и девочек в целях достижения гендерного и расового равенства, а также для решительного осуждения и устранения взглядов и поведения, которые увековечивают множественные и пересекающиеся формы гендерной дискриминации, расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости и связанного с ними насилия ,

UN-2

Выражается также озабоченность нехваткой подготовленных учителей, недостаточной школьной инфраструктурой и оборудованием, а также гендерными различиями в посещаемости школ.

UN-2

Отмечая, что раздел № постановления № содержит антидискриминационную оговорку, Комитет с обеспокоенностью отмечает, что в нем не упоминается пол как запрещенный признак, что допускает законную дискриминацию по признаку пола или пол

MultiUn

В Штирии радиолокационная система Gender , созданная Just GeM, будет продолжена региональным правительством после завершения проекта; Решение регионального бюро по трудоустройству Штирии ввести учет гендерного в его головном офисе и местных агентствах и в качестве предварительного условия для заключения контрактов на обучение и меры по трудоустройству, несомненно, окажет устойчивое влияние на политику и практику занятости в регионе.

Гига-френ

Организация 1 семинара по гендерным вопросам и реформе сектора безопасности для 40 представителей Гаитянской национальной полиции, судебных органов и гражданского общества

UN-2

План министерства по обеспечению равных возможностей направлен на улучшение баланса и мужчин и женщин.

UN-2

Конференции и саммиты последнего десятилетия, в том числе Саммит тысячелетия, Международная конференция по финансированию развития, Специальная сессия Организации Объединенных Наций по положению детей, Вторая Всемирная ассамблея по проблемам старения, Всемирный саммит по устойчивому развитию, первая фаза Всемирного саммита по информационному обществу в # высветила сквозной характер гендерных вопросов и важность гендерного равенства для развития

MultiUn

Даже там, где есть понимание различных потребностей иммигрантов мужского и женского пола в отношении здоровья, учебные программы могут содержать мало информации о гендерных различиях или о проблемах, которые могут возникнуть при лечении женщин-мигрантов.

UN-2

ГЕНДЕРИЗАЦИЯ

  • Стр. 2 и 3: Игрушки 271 Она Культура CRT: Гендериза
  • Стр. 4 и 5: Итак, возвращаясь к тем, кто думает, что
  • Стр. 6 и 7: К сожалению, LEGO не единственная
  • Стр. 8 и 9: Cabbage Patch Kids 1983 (тогда) Cabb
  • Стр. 10 и 11: Кукла «Ламмили» должна быть
  • Стр. 12 и 13: Маленькая девочка из LEGO
  • 1981 года Стр. 14 и 15: Это Юло дочь на р.
  • Стр. 16 и 17: Но маленькие девочки не просто строят
  • Стр. 18 и 19: Эй, Лего, скажи «да» этой девушке-
  • Стр. 20 и 21: Так что не волнуйся, Конструктор Лего.Несколько женщин sc
  • Page 22 и 23: Let Toys Be Toys переписывались с
  • Страница 24 и 25: Гендер Кампания проводится не только как
  • Page 26 и 27: University of Western Sydney — Rese
  • Page 28 и 29: Дети не хотят сексистского розового и
  • Страница 30 и 31: Розово-голубые проекты: Изучение
  • Страница 32 и 33: Чтобы проиллюстрировать эти чрезмерные и c
  • Страница 34 и 35: Для современных глаз это удивительно.
  • Стр. 36 и 37: Я рад, что я мальчик! Я рад
  • Страница 38 и 39: На первый взгляд кажется, что это
  • Страница 40 и 41: К сожалению, я рад, что я мальчик !: Я
  • Страница 42 и 43: в Девы, девочки идут mi
  • Страница 44 и 45: «Помогите, мое глазное яблоко больше, чем
  • Страница 46 и 47: НАСТОЯЩИЙ РАЗМЕР ЗАПЯСТЬЯ ПРИЛОЖЕНИЕ Как это сделать?
  • Страница 50 и 51: В 1930-х годах танцы были ввозом.
  • Страница 52 и 53:

    Дезинфицирующее средство Lysol, которое было продано

  • Страница 54 и 55:

    Как ни странно, этот XIX век

  • Страница 56 и 57 :

    В рекламе 1930-х годов «руки для посуды» t

  • Page 58 и 59:

    «Она девушка на миллион! Pre

  • Страница 60 и 61:

    Квалификация для Eastern Air

  • Страница 62 и 63:

    Женщины в рекламе и теле im

  • Страница 64 и 65:

    Как изображены женщины Нет

  • Страница 66 и 67:

    7 способов убедить индустрию красоты

  • Страница 68 и 69:

    Затем последовал взрыв рекламы

  • Страница 70 и 71:

    Бикини прибыло в моду s

  • Страница 72 и 73:

    Медицинский мир продолжает предупреждать

  • Страница 74 и 75:

    Сегодня лак для ногтей — и обслуживание

  • Страница 76 и 77:

    Измените наш взгляд на женщин 345

  • Страница 78 и 79:

    Прохожие могли отправить свой голос на

  • Page 80 и 81:

    По словам Килборна, у которого были сообщения

  • Page 82 и 83:

    Эти объявления все еще поддерживают идею t

  • Page 84 и 85:

    Точка менее гендерные яйца: Pointles

  • Page 86 и 87:

    РАЗВИТЫЕ ПЕРСОНАЖИ.Бессмысленно гендерный

  • Страница 88 и 89:

    Гендерное неравенство в кино Никол

  • Страница 90 и 91:

    359 Она Культура CRT: Гендеризация

  • Страница 92 и 93:

    361 Она Культура CRT: Гендеризация

  • 3
  • 94 и 95:

    363 She Culture CRT: Genderization

  • Page 96 и 97:

    Источник: http://www.nyfa.edu/film-sc

  • Page 98 и 99:

    URL видео: http: //www.youtube.c

  • Page 100 и 101:

    Грамматическая гендеризация 369 She C

  • Стр. 102 и 103:

    Десять альтернатив для вызова вашего Da

  • Гендеризация имени — CodeProject

    Введение

    Со временем я собрал базу данных примерно из шести тысяч уникальных первых имена вместе с полом, обычно связанные с этим именем.Имена в этой базе данных в основном английские имена, но есть и другие национальностей, таких как немцы, французы, русские и т. д. Я использовал эту базу данных на несколько случаев для таких процессов, как проверка ввода данных и экстраполяция данных. Я считаю, что некоторые другие люди могут извлечь выгоду из этой базы данных и рабочего класса, поэтому я решил опубликовать его в Code Project.

    Зачем это кому-нибудь?

    Пол — очень распространенный параметр в витринах данных.Проект базы данных I работал над (некоторое время назад) имел базу данных около 1,2 млн имен, адресов и номера телефонов. Если бы клиент хотел указать пол для имен на этом список, он был бы недоступен, потому что эти данные не были собраны с список. Единственный способ узнать пол — напрямую связаться с этими людьми. (необоснованно) или извлеките приблизительный пол в зависимости от каждого человека имена.

    Другим примером является приложение для ввода данных, в котором лицо, вводящее данные, плохая работа по вводу данных.Я использовал эту базу данных для перекрестного сопоставления пол, введенный пользователем, примерно до пола, определенного с помощью база данных. Результаты показали, что примерно 15% введенных данных требовалось обзор и почти 10% были неверными.

    Что это?

    Включаю в этот проект 3 шт.

    1. База данных MS Access ( NameDB.mdb ) с одной таблицей ( FRST_NM_GNDR ) который содержит около 6000 имен и связанных с ними полов.
    2. Исходный код для класса ( CFPSGenderizer ), который загружает эту базу данных и предоставляет простой API для поиска имени и возврата связанного Пол.
    3. Демонстрационный проект, демонстрирующий использование класса CFPSGenderizer .

    Откуда эти имена?

    Имена в этой базе данных были собраны из 3 первичных источников. 1) база данных клиентов, 2) бесплатные загрузки веб-сайтов, 3) социальные сети. Сайт Администрации безопасности (ssa.gov). Нет лицензии требования к использованию этих имен, а также нет никаких гарантий в отношении точность ассоциации имени / пола.

    Насколько точен список?

    Кто знает! Из тех немногих раз, что я использовал список в проверяемых сценариев оказалось, что для имен в списке не менее 85% точный. Это, конечно, означает, что это может быть до 15%. неточно. Я не использую эти данные, когда нужна высокая точность, только для ситуации перекрестной проверки и экстраполяции данных.

    Как использовать этот класс?

    1. Добавьте файлы FPSGenderizer.cpp и FPSGenderizer.h в свой проект.
    2. Создайте экземпляр класса CFPSGenderizer в своей программе по адресу подходящее место. Класс должен быть инициализирован через Функция загрузки, чтобы ваша реализация планировала выполнение этого шага только один раз, если возможно.
    3. Вызов одной из переопределенных функций Загрузить , чтобы загрузить список из база данных или сериализованный файл.
    4. Вызвать функцию CFPSGenderizer :: Genderize и передать LPCTSTR содержащее имя, которое вы хотите гендерировать. Он вернет символ который будет либо «M» (мужчина), «F» (женщина) или «U» (неизвестно). Этот функция вернет ‘U’ для имен, которых нет в списке, а также для имен в список, явно связанный с ‘U’.

    Будущее развитие?

    По мере необходимости я буду обновлять базу данных, добавляя имена и изменение ассоциаций имен в списке.Я также планирую включить алгоритм расстояния редактирования и метафона (см. мою предыдущую версию Spell Приложение Checker), чтобы найти предложения по названию и в зависимости от частоты предложенный пол: мужской / женский / неизвестный пол. Прежде чем я выпущу это улучшение Мне нужно проверить результаты, чтобы убедиться, что они даже удаленно хотя и надежный.

    Изучение гендеризации цвета — Сборы мозгов

    Когда культурная антропология, психология и фотографическая изобретательность сходятся воедино, это потрясающе.Именно этим занимается южнокорейский художник JeongMee Yoon с 2005 года в своей дипломной работе The Pink and Blue Projects .

    Вдохновленный одержимостью ее собственной дочери розовым цветом, проект Юн исследует цветовые предпочтения детей и их родителей из разных культур и этнических групп, исследуя гендерную идентичность как социализированный конструкт.

    Юн обнаружил, что девочки отдают предпочтение розовому, а мальчики — синему, что повсеместно и широко распространено благодаря повсеместной рекламе и сообщениям в СМИ, преднамеренно нацеленных на каждый пол детей соответствующего цвета.

    Историческое исследование

    Юна, однако, обнаружило некоторые любопытные открытия, указывающие на то, что это не всегда так:

    Розовый когда-то был цветом, связанным с мужественностью, считался разбавленным красным и обладал силой, связанной с этим цветом. В 1914 году американская газета The Sunday Sentinel советовала матерям «использовать розовый для мальчиков и синий для девочек, если вы следите за условностями.«Переход на розовый для девочек и синий для мальчиков произошел в Америке и других странах только после Второй мировой войны.

    Смена цвета произошла, когда в двадцатом веке укоренилась политкорректность, и в стремлении содействовать гендерному равенству цвета начали использоваться с представителями противоположного пола. Эта тенденция была настолько целенаправленной и явной, что в конечном итоге она чрезмерно компенсировала поверхностные связи, связанные с символикой каждого цвета, не искоренив их, а просто изменив их направление в гендерном спектре.

    Чтобы проиллюстрировать эти чрезмерные и манипулируемые культурой выражения женственности и мужественности, Юн фотографирует детей в их комнатах, окруженных их вещами в розовом или синем цвете на фоне соответствующего цвета.

    Фотографический стиль напоминает нам серию Things Анджея Крамарца, вдохновленную стилем ужасов Vacui из восточноевропейского народного искусства, с намеком на серию Wonderland своего южнокорейского фотографа Йонду Чонга, также имеющую причудливую и красочную мир детей.

    Изучите The Pink and Blue Projects , чтобы заглянуть внутрь инкубатора межкультурной гендерной идентичности социально-принудительного символизма.

    Right on Target ™ — Эзра Дж. Темко

    Гендеризация детства: Right on Target ™ — Эзра Дж. Темко

    Пол начинается при рождении

    Комбинезоны, изображенные выше, сделаны в соответствии с гендерной бинарностью. Комбинезон «Маленький брат» в основном серый, на нем изображены монстры с темно-синими и оранжевыми буквами.Серый, темно-синий и синий цвета и монстры ассоциируются с мужественностью. Комбинезон «Little Sister» розовый, со слониками и курсивом. Курсивное письмо можно рассматривать как более женственное, и его нет в комбинезоне «Маленький брат», что также предполагает, что курсив более женственный. Также розовый ассоциируется с женственностью. Комбинезоны, которые мы здесь рассматриваем, имеют размеры от новорожденных до 6 месяцев. Это показывает, что мы начинаем навязывать гендерную бинарность детям при рождении.

    и следует за ними по мере их роста.

    На картинке выше показано, что мы продолжаем одевать наших детей в соответствии с гендерной бинарностью по мере их взросления. Раздел для девочек в основном розовый, с платьями и блестками. Очевидно, что это также раздел для девочек, поскольку в этом разделе изображена девушка. В разделе для мальчиков много синего с оттенками оранжевого и зеленого. В разделе для мальчиков нет платьев и блесток. Представление магазинами своих секций одежды как таковых показывает, что девочки должны одеваться одним способом, а мальчики — другим.Если вы присмотритесь, внутри секции изображен мальчик, помеченный как секция для мальчиков. Еще очень интересно, как дети позируют на картинках. Девушка (у которой длинные светлые волосы) делает что-то вроде поцелуя на лице. У мальчика (с короткими волосами) нет выражения на лице, и он стоит в более расслабленной позе. Благодаря тому, что магазины представляют подобные картинки в своих разделах, это показывает, как девочки должны выглядеть и действовать по сравнению с тем, как мальчики должны выглядеть и действовать.

    Определяет, на каком байке они ездят,

    На фото выше два мотоцикла в коробке, выставленные на продажу. Велосипеды гендеризованы. Велосипед слева — это розово-фиолетовый мопед, а велосипед справа — голубой грунтовый велосипед. На коробке с мопедом изображена девушка в розовом шлеме, которая едет на мопеде. Похоже, она собирается в хороший круиз. На коробке для грязного велосипеда изображен мальчик, который едет на грязном велосипеде в черном шлеме и снаряжении, подходящем для езды на грязном велосипеде. Похоже, он готов к гонке.Это укрепляет стереотип, что девочкам нравится розовый, а мальчикам — синий. Это также укрепляет другой стереотип. Стереотип гласит, что мальчики должны быть более смелыми, чем девочки. На грязном байке можно делать много трюков и курсов, многие люди считают езду на грязном байке и гонки спортом. На мопеде никакие трюки не проделать, по крайней мере, легко и безопасно. Большинство людей не пытаются гонять друг друга на мопедах. Никто не считает мопеды спортом.

    определяет, с какими игрушками они играют,

    На фото выше игрушки из прохода с игрушками для девочек и игрушки из прохода с игрушками для мальчиков.Игрушка слева — это игрушка из прохода с игрушками для девочек. В нем есть Барби и кухонный набор. За этой игрушкой — еще одна Барби и кухонный гарнитур, но кухонный гарнитур с большим количеством предметов. В проходе с игрушками для девочек было много кухонных гарнитуров, детских кукол и даже швейных машинок. Большинство игрушек были розового и лилового цвета. На многих ящиках с игрушками изображены девочки, играющие с игрушками. На этих коробках не было мальчиков. Это показывает, что девочки должны хотеть играть с этими вещами. Девочки должны не только хотеть играть с этими вещами, но и готовить, шить и заботиться о них.Игрушка справа из прохода с игрушками для мальчиков. Игрушка — борец. Борцы жесткие, мускулистые и очень жестокие. Проход с игрушками для мальчиков был заполнен борцами, «фигурками» супергероев и гоночными автомобилями. В этом проходе не было розового, но было много синего. На некоторых коробках с игрушками были изображены мальчики. Это показывает, что мальчики должны хотеть играть с этими игрушками и что они должны вести себя агрессивно, быть жесткими и / или хотеть быть автогонщиками.Они не должны хотеть заботиться и лелеять. Может показаться, что это безвредно, поскольку они всего лишь игрушки, но, навязывая детям такие гендерные нормы, мы формируем то, как они будут думать, что они должны быть, и каким должен быть мир, когда они станут старше.

    и какие игрушки они строят.

    Лего теперь выставлены в ряду с игрушками для девочек рядом со всеми куклами Барби. Это должно быть что-то новое, потому что я не припомню, чтобы они там появлялись, когда я был моложе. Несмотря на то, что они находятся в проходе с игрушками для девочек, они сильно отличаются от тех, что представлены в проходе с игрушками для мальчиков.Во-первых, количество Lego в проходе с игрушками для девочек намного меньше, чем количество в проходе с игрушками для мальчиков. У прохода с игрушками для мальчиков было более чем вдвое больше возможностей. Коробки с Lego в проходе с игрушками для девочек фиолетовые, на них изображены девочки, держащиеся за руки. Их все еще называют «Лего Друзья» или «Лего Дисней». Кроме того, у девочек есть только возможность строить такие вещи, как замки принцесс, художественные студии и кафе. С другой стороны, «Лего» мальчиков называют «Лего Сити», «Лего Звездные войны» и «Лего Гарри Поттер».Мальчики могут построить множество различных автомобилей, грузовиков, самолетов и т. Д. Это еще раз показывает, чем мальчики и девочки должны интересоваться.

    Создание жестоких других из иммигрантов в сельской Швеции — тема исследовательской работы по социологии. Скачайте научную статью в формате PDF и читайте ее бесплатно в открытом научном центре CyberLeninka.

    Copyright © 2008 SAGE Publications Лос-Анджелес, Лондон, Нью-Дели, Сингапур и Вашингтон, округ Колумбия, Том 11 (4) 423-446; 1367-5494 DOI: 10.1177/1367549408094981 www.sagepublications.com

    Прочее через гендеризацию в региональной прессе

    Создание жестоких людей из иммигрантов в сельской Швеции

    Торунь Эльсруд

    Университетский колледж Кальмара и Центр исследований и развития Фокус

    аннотация Безусловно, в большинстве исследований процессов дискриминации и этнификации в Швеции рассматриваются городские условия.Эта статья посвящена тому, как региональная пресса в сельской местности на юго-востоке Швеции представляет иммигрантов в жилом районе на окраине городка Кальмар. Это указывает на острую необходимость для исследователей и лиц, принимающих решения, учитывать как тонкие, так и ощутимые процессы стигматизации, которые встречаются с иммигрантами, проживающими в сельской местности. Анализ двух местных газет показывает непрерывное конструирование «инаковости» через изображения и тексты, в которых идентичность этнических меньшинств искажается и искажается.Одна из самых постоянных тем в этой репрезентативной работе — это жестокое обращение с маскулинностью «других», еще более подчеркнутое «традиционизацией» и феминизацией слабого, заботливого другого женского пола. Оба этих гендерных образа служат высшей цели — поддержанию положительного образа само собой разумеющейся шведскости.

    ключевых слов этнификация, женственность, гендеризация, мужественность, другое,

    региональная пресса, представительство, шведскость

    Введение

    Люди, которые вряд ли знают, где находится Норрлиден, знают все об этом районе.Предрассудки? Слухи? Конечно, это правда, что Норрлиден — это «пригород» 1, что там иногда совершаются преступления, и, конечно, это правда, что там много иммигрантов. Но что делает Норрлиден гораздо худшим местом для жизни, чем другие места в Кальмаре? aXa хотела выяснить, что за место на самом деле представляет собой Норрлиден, поговорив с теми, кто должен знать лучше всех, с самими людьми из Норрлидена. (Бол, 2005)

    Под рубрикой «Визит в реальность» редакция молодежного приложения Barometern — региональной газеты в сельской местности на юго-востоке

    СТАТЬЯ

    Швеция — попробуйте опровергнуть местный миф о том, что Норрлиден считается проблемным жилым районом в Кальмаре, местом этнической сегрегации и преступности.

    С эмической точки зрения журналисты, составлявшие приведенный выше текст, вероятно, отправились в Норрлиден с самыми лучшими намерениями: подвергнуть сомнению мифы. Однако со структурной и более критической точки зрения, применяемой в этой статье, они поступили иначе. Скорее, газетные статьи, подобные той, что цитируется здесь, можно рассматривать как выражение непрерывного процесса строительства, в котором люди власти — в данном случае власти, имеющие доступ к вниманию журналистов, и сами журналисты — определяют, что правильно, а что нет. , реальность и нереальность людей подчиненного положения (см. Brune, 1998, 2004, 2005; Ericsson et al., 2002; Фиске, 2000; Холл, 1997; Холл и др., 1978; ван Дейк, 2000). Утверждение, что репрезентации СМИ являются проявлением властных отношений, не означает приписывать отдельным журналистам или фотографам «злой разум» или преднамеренное намерение, когда они участвуют в формировании образов других. Напротив, эффективные властные практики часто происходят без ведома акторов и проявляются в повседневном дискурсе, где они обычно воспринимаются как должное как журналистами, так и читателями (Bourdieu, 2002 [1991]; Foucault, 1997 [1972]; Холл, 1997; Холл и др., 1978). Проект, из которого возникла эта статья, — это не критическое исследование вкладов отдельных журналистов в конкретную тему, а структур мысли, которые журналисты используют и делятся с другими для (воссоздания) «мира».

    Пресса — не единственный языковой источник, который сильно влияет на то, как люди придают смысл жизни, но она занимает довольно заметную позицию, когда дело доходит до быстрого и широкого распространения изображений. Не каждый язык имеет такое влияние, когда мы говорим о способности влиять на других или передавать убедительное сообщение более широкой аудитории.Газеты имеют особенно надежный и естественный доступ к столам для семейного завтрака и столовым на рабочем месте. На момент запроса региональные газеты, такие как Barometern и Ostran, на которых был сосредоточен этот исследовательский проект, охватили 45 000 и 16 100 домов и рабочих мест соответственно (Newspaper Statistics, 2005) шесть дней в неделю в районе Кальмара, в котором проживает 255 000 жителей ( Статистическое управление Швеции, 2005 г.). Это выгодное положение в то время и в месте, где многие «голоса» соревнуются за внимание и пространство.

    Газетные изображения Норрлидена, представленные в этой статье, основаны на качественном исследовании того, как этнически разнообразный жилой район Норрлиден на окраине города Кальмар (примерно 60 000 жителей) на юго-востоке Швеции изображается в текстах и ​​изображениях в региональные газеты с особым интересом к изображениям и понятиям «иммигрантов» и «шведов» (см. также Elsrud and Lalander, 2007).

    Во всех газетах, опубликованных двумя газетами в 2005 г., был произведен поиск 424 материалов, относящихся к данной местности, в текстах или фотографиях.Всего

    210 статей и новостей о Норрлидене были собраны и тематически упорядочены в тексты о воровстве и кражах со взломом (72), насильственных преступлениях (50), вредных действиях (26), других мелких преступлениях (12), проблемах, связанных с безопасностью и порядком (11 ), Плохая репутация Норрлидена (6), активность банд и тренажерный зал для предотвращения деятельности банд или преступлений (5), необходимость улучшить Норрлиден (14), «экзотический Норрлиден» с помощью текстов о еде, этнических различиях и вопросах расизма (17) и неспецифическая категория разнообразных историй, таких как церковные мероприятия, школьные мероприятия и семейные встречи (19).

    Впоследствии отобранные тексты и изображения были качественно проанализированы в поисках дискурсов и смыслов, связанных с различными ситуациями и темами, с особым акцентом на представлениях и образах иммигрантов и «шведов». Такой подход к анализу дискурса включает интерпретацию на двух разных «уровнях»: один — это анализ отдельных текстов, изображений или статей, а другой — идентификация и интерпретация «интертекстуального значения» (см. Barker and Galasinski, 2001; Hall, 1997 ).Последнее предполагает дистанцирование от отдельных статей, когда они связаны с целым, не только для поиска значимости в одном отдельном тексте, но и для анализа того, как представления в этом тексте могут быть связаны с изображениями в других историях о том же жилом районе. Другими словами, анализ включал дистанцирование от различных очевидных тем, упомянутых выше, в поисках тем, которые менее подробно изложены, но становятся идентифицируемыми посредством «накопления значений в различных текстах» (Hall, 1997: 252).

    Норрлиден, сельский шведский пример

    Ожидается, что большая часть иммигрантов и «проблемы», которые, как считается, связаны с их сегрегацией, будут чаще появляться в крупных городах Швеции, а не в провинциальных. Тем не менее, эта статья подвергнет сомнению такие предположения, предоставив убедительные эмпирические «свидетельства», указывающие на острую необходимость более внимательно изучить отношения между меньшинствами и большинством в сельских районах Швеции.

    Описание Норрлидена в Кальмаре по сравнению с другими городами Швеции или в международном масштабе заслуживает отдельной статьи.В этой статье мы можем лишь набросать несколько основных характеристик, чтобы контекстуализировать аргументы, которые последуют далее. В то время как проблемы, связанные с социальной изоляцией и сегрегацией этнических меньшинств в Швеции, часто называют проблемой больших городов, относительная социальная изоляция по этническим и экономическим причинам также имеет место в менее городских районах. Одной из причин относительного распространения иммигрантов и беженцев, в частности, в Швеции, является «стратегия всей Швеции». Он был инициирован в середине 1980-х годов, и благодаря созданию сельских лагерей беженцев, нормативным положениям и экономическим санкциям он был, по крайней мере, частично успешным, учитывая его интегрирующую цель — расселение беженцев и вновь прибывших иммигрантов по подавляющему большинству 290 муниципалитетов Швеции (Pred , 2000).Очевидно, что более крупные города, такие как Стокгольм, Мальме и 425

    В Гетеборге, безусловно, самое большое количество «иммигрантов», но достаточное количество иммигрантов остается или переезжает в более мелкие города в сельских районах Швеции, где очень важно изучать процессы интеграции, сегрегации и дискриминации. Подобно районам больших городов, небольшие города в Швеции также, как правило, имеют сегрегированную структуру проживания, когда люди нешведского происхождения проживают в основном в съемных квартирах и в районах на окраинах города.Норрлиден является примером социально и экономически изолированного района в относительно небольшом городке в относительно сельской местности, разделяя многие достоинства и проблемы с другими городскими районами в аналогичных «сельских» местах по всей Швеции. Что отличается от многих крупных городских районов, так это то, что количество иммигрантов меньше, и что впоследствии группы людей с аналогичным происхождением, которые могут обеспечить чувство принадлежности и безопасности в новой стране, также меньше. Из-за этого относительного отсутствия социальных сетей иммигранты в сельских районах могут оказаться более уязвимыми при столкновении с дискриминационной практикой и факторами.Кроме того, сельские шведы относятся к числу тех, кто наиболее пессимистично относится к иммигрантам (Swedish Integration Board, 2002), поэтому у нас есть веские причины начать изучать процессы интеграции и сегрегации в таких местах, как Норрлиден.

    Из жителей Кальмара в начале 2005 года в Норрлидене проживало 5570 человек, из которых примерно 40 процентов имели «иностранное происхождение» (Статистика муниципалитета Кальмара, 2004: 29), по сравнению с 8 процентами в муниципалитете в целом.2 Самые крупные этнические группы меньшинств в Норрлидене происходят из Боснии и Герцеговины, Югославии5 [sic] и Вьетнама, но также представлены многие другие национальности. Что отличает Норрлиден и другие городские районы шведских этнических меньшинств от аналогичных районов, например, во Франции, Германии, Великобритании или США, так это этническая неоднородность в городских кварталах шведских этнических меньшинств. (Фактически, наиболее однородными кварталами, вероятно, будут те, которые обслуживают преимущественно шведов из высшего или среднего класса.) В Швеции, как и в других местах, несомненно существует сегрегация по жилью между теми, кого считают шведами, и иммигрантами, в результате чего возникают такие районы этнических меньшинств, как Норрлиден.Тем не менее, поразительное различие сегрегированных территорий в Швеции состоит в том, что чаще всего они состоят из множества разных категорий иммигрантов, часто с большим количеством представителей разных национальностей, проживающих в одном районе (см. Pred, 2000). Последствия этого разнообразны: одним из аспектов, представляющих особый интерес, является тенденция Швеции объективировать «иммигрантов» iinvandrare) как однородную группу (Molina, 1997), а не как «латиноамериканцев», «пакистанцев», «вьетнамцев» и т. Д. вперед. Это объясняет акцент в данной статье на социальном конструировании иммигрантов (и шведов), а не на потенциальных различиях, применяемых к разным группам иммигрантов.Эта объективация иммигранта существует по всей Швеции, но ее не следует неправильно истолковывать как свидетельство того, что разница между степенью дискриминации или расизма, с которой сталкивается конкретная группа иммигрантов, незначительна или отсутствует вовсе. Фактически 426 некоторых категорий, например люди из мусульманских стран,

    сталкивается с более негативным отношением, чем другие (см. Шведский совет по интеграции, 2002 г.), в то время как дискриминация в отношении западноевропейцев встречается редко.

    Также уместно учитывать, что, согласно статистике муниципалитета, это та часть города, где люди в среднем имеют самые низкие доходы, самое низкое образование и самый высокий уровень зависимости от социального обеспечения.Следовательно, рассмотрение процесса социального конструирования Норрлидена, происходящего в СМИ, в частности его «этнических» качеств, касается не только этнических, но и классовых вопросов, и, как мы увидим в оставшейся части этой статьи, вопросы гендера. .

    Чтение прессы: критический подход

    При изучении медийных репрезентаций Норрлидена основное внимание уделялось тому, как изображается этот район, что тексты и фотографии говорят о Норрлидене и его людях, а также понимании динамики, благодаря которой оживают образы и мифы.Эта точка зрения требует подробного и интерпретирующего чтения в поисках значений, значений и ценностей, которые могут быть симптоматичными и доминирующими или тенденциозными и необычными (Barker and Galasinski, 2001; Brune, 2004). Такой подход к анализу дискурса требует чтения и анализа на разных уровнях (см. Van Dijk, 2000). На одном уровне в настоящем исследовании проводился поиск таких кодовых слов, как «преступление, связанное с бандами», «жестокий», «лучший» или «безопасный», все из которых имеют культурный смысл, как будет показано в этом тексте.На другом уровне он искал смысл целых предложений, полных текстов и фотографий, а также фактические отношения между различными текстами. Такое всеобъемлющее, интертекстуальное «дистанционное» чтение позволило исследованию увидеть скрытые темы, такие как тенденция властей и газет к жестокости или умиротворению.

    Подобная аналитическая работа следует за онтологическими и эпистемологическими отправными точками, в которых люди рассматриваются как активные соавторы — как производители, так и потребители — «реальности» посредством языка, образов и коммуникации.Язык содержит не только концепции и образы, чтобы передать представление о чем-либо, но также значения, ценности и само собой разумеющиеся культурные и социальные предубеждения. Если вы хотите понять, как люди создают свой взгляд на мир, как он устроен и с какими ценностями, нужно сосредоточиться на языке, устных, письменных и визуальных знаках (Barthes, 1972; de Saussure, 1986). Чтобы понять, как осуществляется власть, как такие вещи, как контроль, самоконтроль, свобода и угнетение распределяются между людьми, нужно тщательно изучить само собой разумеющиеся значения и сообщения, передаваемые через устные, письменные и визуальные знаки (Bourdieu, 2002 [ 1991]; Foucault, 1997 [1972]).

    Особенностью средств массовой информации, делающей их особенно важной в распространении значений и мифов, является их зависимость от само собой разумеющихся значений и мифов для успешной работы (Brune, 1998, 2004; Hall, 1997; Hall et al. др., 1978; Ристилами, 1994, 2005). Наименьший общий знаменатель нацелен на то, чтобы привлечь столько читателей, сколько 427

    возможно. Это приводит к повествовательным формам и / или структурам, которые (повторно) производят упрощения, усиления и деления реальности на черное и белое, хорошее и плохое, иммигрантов и шведов.Сложные социальные явления и индивиды классифицируются и одеваются в легко усваиваемые стереотипы. Многие из этих нарративных структур являются неотъемлемой частью логики медиа, проявляющейся в распорядках, ожиданиях, ограничениях и требованиях для конкретных форм презентации (Brune, 2004, Hall et al., 1978), но не только недостатки СМИ заставляют эти повествовательные структуры на реальность. Они также принадлежат к культурным реквизитам, встроенным в доминирующие способы обсуждения данной темы в данном обществе.Это означает, что анализ репрезентаций Норрлидена — это не только анализ конкретных рассказов, но и более общих структур мысли. Например, сильное внимание исследованных статей к преступности вызвано не особенностями журналистов Kalmar, а гораздо более общим интересом к преступлению как таковому, преступности среди иммигрантского населения, а также из-за « идеального соответствия » между преступной деятельностью и медиа логика. Преступление носит драматический характер, отделяет хорошее от плохого, привлекает читателей своим угрожающим характером, а его подробности регулярно передаются средствам массовой информации « доверенными » и профессиональными экспертами, такими как представители полиции и суда (см. Hall et al., 1978).

    Этот «брак» между властями и СМИ напоминает нам, что «обвинение» отдельных субъектов в сообщениях СМИ мало что решает. Помимо своего культурного и социального содержания, репрезентации в СМИ часто являются продуктом многих участников: власти созывают пресс-конференцию с особым посланием, журналисты и фотографы выбирают ракурс и жанр, ночные редакторы выбирают заголовок и так далее. Тем не менее, гораздо больше, чем люди, которых они изображают, все они обладают общей способностью определять, что и как говорить.

    Суть данной статьи заключается в том, что это предпочтение изображать район как преступный и беспорядочный — это политический и идеологический акт, запечатленный открытыми и / или неявными предположениями не только об этнической принадлежности, но и о поле.

    Первобытная маскулинность: угроза современности

    Остальная часть этого текста будет иметь дело с различными аспектами процесса строительства, посредством которого области Норрлиден придается идентичность, которая поддерживает представление о ней как о месте и для «другого», а не о представлении «реального» Швеция.Обсуждая термины «инопланетянина», настоящее исследование находится под влиянием постколониальной теории и относится к процессам стигматизации социальной и культурной конструкции, в которой негативные стереотипы приписываются, в частности, колонизированным людям и с позиции западной гегемонии (Said, 1978). Тем не менее, этот термин используется сегодня и в этой статье для описания более общего процесса, в котором группа составляет 428 с учетом положения «негативного» культурного аналога, посредством которого

    культурного «я» можно поднять и сохранить в более благоприятном положении.В Швеции такие обесценивающие процессы строительства имеют место против людей разного цвета кожи и географического происхождения до тех пор, пока они считаются или отличаются глубокими культурными или физическими особенностями от традиционных шведов.4 Например, как утверждает Молина (1997), когда она говорит об «объективации» иммигрантов как группы в шведском дискурсе, в шведском дискурсе прослеживается явная тенденция объединять этнические группы в одну всеобъемлющую категорию, которая обесценивается и отличается от основной культуры и общества (см. также Brune, 1998, 2004, 2005; Pred, 2000; Ristilammi, 1998, 2005).

    Этот процесс «чужого» — тонкий и сложный процесс, который затрагивает ряд более очевидных тем в региональных СМИ. Кроме того, это процесс, включающий множество различных и взаимосвязанных компонентов. Одним из шагов в этом процессе «другого», естественно, является этнификация места; другой шаг — жестокое обращение с этнифицированным другим. Более того, здесь ведется строительство городских джунглей. Все эти другие процессы имеют одну общую черту: все они создают (потенциально) жестокое, мужское начало.Это всеобъемлющий, но в то же время сложно переплетенный образ и понятие, подкрепленные историями о жертвах и заботливых женщинах не шведского происхождения. Эти различные, но все же зависимые процессы построения будут проиллюстрированы и проанализированы ниже, но важно подчеркнуть, что аналитические категории являются именно такими. В реальной жизни, как в медиатекстах и ​​изображениях, темы смешиваются, перетекают друг в друга и конгломератируются, что усложняет их выявление и оспаривание.

    Прочее через этнификацию

    Процесс этнификации проявляется и как видимый «факт», и как скрытое сообщение в текстах.В некоторых статьях прямо говорится о Норрлидене как о месте, где этнические меньшинства многочисленны, с указанием их доли (Бол, 2005), или о том, что обязательная (общеобразовательная) школа Нова в Норрлидене уже давно «известна тем, что в ней учится много учеников разного культурного происхождения». (Торнинг, 2005). В одном редакционном тексте Норрлиден сравнивается с другими стигматизированными «этническими районами» в крупных шведских городах, таких как Фиттья и Готтсунда, и косвенно с недавними этническими конфликтами в пригородах Парижа (Dahl, 2005: 2).

    Другие тексты посылают более неявные сообщения, обсуждая необходимость «лучшей интеграции» в Норрлидене (Jutefors 2005a: 5), «офиса граждан» для облегчения контактов между властями и людьми в Норрлидене (Ericsson, 2005: 7) или потребность родителей в «детском кафе» Норрлидена, чтобы практиковать шведский язык (Andersson, 2005b: 6; Kanje, 2005a: 1). Есть также статьи из школы Нова Норрлидена, поскольку ученики отмечают международные события, угощая посетителей и учеников «вкусным путешествием» (Ollander, 2005: 7) или «запахами и вкусами со всего мира в Нове» (Adeen, 2005c: 15 ).Кроме того, имена респондентов из Норрлидена часто не являются традиционно шведскими. Таким образом, у читателей не может быть никаких сомнений 429

    из двух газет об относительно высокой доле этнических меньшинств в Норрлидене.

    Само по себе это не обязательно указывает на проблему. Проблемы возникают, когда этот тип репрезентации связан с другими репрезентациями Норрлидена, а именно с очень сильным акцентом на Норрлидене как на месте жестокости, преступности и проблем в целом.

    Прочее через жестокое обращение

    Эта жестокость изображается грубо, например, частое использование таких терминов, как «жестокий», «волна преступности», «волна краж со взломом», «насилие со стороны банд», «зона боевых действий», «драматическая драма» в связи с Преступная деятельность разной степени и видов в Норрлидене. С сильным уклоном в сторону таких заголовков и отсутствием других типов репортажей из Норрлидена, образ жестокого населения и озабоченность одними мужскими занятиями, а не другими, кажется неизбежным.

    Жестокое обращение с Норрлиденом и его жителями также упоминается в статьях, касающихся физической области. Некоторые статьи прямо или косвенно касаются того факта, что в школе Нова в Норрлидене теперь есть камера наблюдения. Барометерн (Андерссон, 2005a: 5) увеличил масштаб оборудования для наблюдения на одной фотографии. Считается, что этот «общественный взгляд» снизил количество случаев вандализма. Хотя, согласно тексту, эти камеры есть в двух других школах в других районах Кальмара, Нова в Норрлидене выбрана для демонстрации этого развития.Остран также выбрал школу Нова в качестве примера, когда написал о камерах наблюдения в трех школах (Adeen, 2005a). В его статье есть фотография унылого сероватого квартала школьного комплекса «Нова». Эти отчеты являются довольно явными примерами того, как представления физического и материального мира могут передавать культурный смысл. Вот еще один пример такой работы:

    На задней стене местного продуктового магазина написаны такие вещи, как «к черту TBA» [так в оригинале] и «к черту полицию».Это действительно пахнет пригородом. Но это также способ общения молодых людей. Кто-то что-то пишет на стене, а кто-то так же отвечает. (Бол, 2005: 5)

    Несмотря на то, что журналист предоставил «молодым людям» преимущество сомнения, заявив о своей потенциальной невиновности, сообщение на стене о районе, находящемся в конфликте с законом и порядком, остается неизменным. Это изображение дополнительно подчеркивается изображением на той же странице мужчины с узнаваемым курдским именем, сидящего в одиночестве на диване перед табличкой с надписью «Project Norrliden».

    Мужчина смотрит в камеру. Несмотря на то, что это довольно «чистая» картина с небольшим количеством объектов, это изображение несет в себе культурный смысл и ценность. Человек, неизбежно связанный со знаком «проект» над головой, сам производит впечатление проекта; пример качеств Норрлидена, нуждающихся в корректировке и социальной инженерии, прежде чем они смогут вписаться в 450.

    Рисунок 7, представляющий реальность и мужественность

    Источник: Barometern, 28 сентября 2005 г .: 5, приложение äXä.

    Иногда маленькие и незначительные слова передают важные значения, например, при добавлении слова «еще», «еще один» или «продолжение», примером чего являются следующие заголовки:

    «Волна краж со взломом продолжается в Норрлидене» (Jutefors, 2005c: 3), «Новые кражи со взломом в Норрлидене» (Kan] e, 2005b: 3), «Еще одно ограбление в Норрлидене» (анонимно, 22 июня 2005b: 6) , «Еще одно ограбление в Норрлидене» (Anonymous, 13 июня 2005a: 6), «Еще одно ограбление в Норрлидене» (Jutefors, 2005b: 5), «Еще одно нападение на парикмахерскую» (Ostran, 16 декабря 2005: 7), «Террасный вор снова ударил в Норрлидене» (Adeen, 2005d: 4).

    «Еще», «снова», «продолжение» и «новое» подчеркивают тот факт, что это происходило раньше, что, вероятно, верно, как и в других частях города, где совершается преступная деятельность. Однако, поскольку преступная деятельность в Норрлидене освещается непропорционально, эти лишние слова еще больше усиливают образ жестокости. Интересно поэкспериментировать с этим типом дополнения в отношении другой преступной деятельности, например, жестокого обращения мужчин с женщинами. В 2005 году две газеты сообщили о сотнях случаев избиения мужчинами женщин и детей.Если перенести на них изложенную выше журналистскую методологию, заголовки будут гласить: «еще один мужчина избивает жену», «еще одна женщина избивается» и

    .

    «Мужчина снова бьет женщину и детей». Используемая применительно к определенному полу, такая журналистика кажется одновременно агрессивной и откровенно стигматизирующей коллектив.

    Другие способы передачи повествования о жестокости — это «голоса добропорядочных людей». Многие журналисты и люди, которых они берут интервью, говорят о желании сделать местность «безопаснее», «лучше» и «красивее».Хотя на первый взгляд он может показаться другой, гораздо более позитивной темой, чем некоторые другие, его значение трансформируется или даже меняется на противоположное из-за его связи с другими текстами и зависимости от них. Желание улучшить Норрлиден предполагает, что сегодня Норрлиден недостаточно хорош, достаточно безопасен или достаточно хорош. Несмотря на доброжелательное намерение, желание сделать Норрлидена лучше, повествование о жестокости очевидно в некоторых из этих статей:

    Когда темнота начинает падать на Норрлиден и взрослые люди спешно идут домой, серо-бетонную скуку внезапно нарушает плотная, яркая группа представителей различных муниципальных администраций и школ, ищущих повышенной безопасности в северном Кальмаре.(Роос, 2005a: 3; курсив мой)

    В этой статье большая группа представителей муниципалитета посещает Норрлиден в надежде сделать его «безопаснее» и «лучше». Тем не менее, повествование построено на основе недоброжелательности Норрлидена, где добропорядочные люди отражаются против (молодых, молчаливо не шведских) элементов, которые проявляются в темноте. Пугающая темнота и люди, идущие на охоту, обычно не указывают на городскую жизнь. Эти темы обычно более распространены в других типах письма, чем в новостной журналистике.В следующем разделе будет показано, как образы жестокого другого человека еще больше подчеркиваются представлениями о Норрлидене как о месте, похожем на джунгли.

    Создание городских джунглей

    Связь между кварталом стигматизированных этнических меньшинств и джунглями не уникальна в Кальмаре; он также появляется в крупных газетах, освещающих городские районы (Dahlstedt, 2004). Тем не менее, это важный элемент в создании общего имиджа Норрлидена как места с брутальными качествами.Иногда эту тему джунглей рассказывают простым языком. В статье о предстоящем улучшении окружающей среды Норрлидена Остран заявляет:

    Здесь также администрация парка заточила свои пилы для расчистки земли и отточила бензопилы для лобовой атаки уже на следующей неделе. Они должны расчистить все пешеходные и велосипедные дорожки в этом районе, и уличные фонари в углу снова засветятся. (Роос, 2005b: 7)

    Однако часто эта тема более неясна, например, когда отдельные метафоры пробуждают коннотации дикой природы и неконтролируемой животной ярости.Некоторый свет на это проливает рассмотрение одной цитаты из Барометерна:

    Крыши разобраны, подлесок поднят. Уголки и закоулки, которые 452 превратились в логова для пьющих пиво молодых людей, освещены ярким светом.

    Идеи текли во время взрослого похода в среду по тропинкам, которые должны были быть

    сделан безопаснее. (Зенкерт, 2005: 4)

    Есть причина уделить этой цитате особое внимание, поскольку она раскрывает тонкость, с которой представление о проблемных джунглях может быть передано читателю.Шведские понятия, соответствующие английским кустарникам, укромным уголкам, закоулкам и тропинкам, обычно появляются в фильмах и журналах о природе, а не в отношении города или городских районов. Некоторые из используемых терминов не только означают леса и исследование джунглей, а не жилые районы и городскую жизнь, они также несут отрицательный оттенок. «Логово» — такое слово; его шведский перевод «тиллхолл» обычно используется по отношению к какому-то отрицательному персонажу, событию или месту — это относится к довольно подозрительным событиям.Уголки и трещины в контексте, используемом здесь, имеют аналогичные отрицательные значения: они обычно относятся к ямам и укрытиям в земле, в которые животные заползают для защиты или преследования. Однако текст относится не к животным, а к юным жителям Норрлидена. Таким образом, приведенная выше цитата тонко объединяет два сообщения: о персонаже, похожем на джунгли, Норрлидене, и о похожем на джунгли Норрлидене, населенном довольно сомнительными персонажами.

    Образ Норрлидена, похожий на джунгли, передается через обращение к реальным животным.В двух статьях в Barometern (Krantz, 2005c, 2005d) крысы в ​​Норрлидене объявлены проблемой. «Коричневые крысы — частая проблема, особенно в одном из жилых кварталов X [адрес]», — утверждает Барометерн (Krantz, 2005c: 5). Хотя в их существовании обвиняют муниципалитет, а не жителей Норрлидена, всегда есть шанс, что читатели, прочитав другие тексты, аккредитующие эту местность с качествами, подобными джунглям, могут связать Норрлиден с неконтролируемой дикой природой и неопрятностью, обычно связанной с крысами в одомашненные районы.Кроме того, до 2005 года в Норрлиден вторглись дикие животные, например, когда Барометерн сообщил о гадюках, кусающих детей на одной из игровых площадок Норрлидена летом 2005 года.

    В представлении Норрлидена как джунглей присутствует тонкий конфликт, который лучше всего описать как поляризацию между «ними» и «нами», между «их» джунглями и «нашим» прогрессом, между «их» отсутствием контроля и «наш» контроль. Укромные уголки и закоулки и их темные персонажи — это не просто повод для жалоб.Что-то собираются сделать люди не из Норрлидена. Их собираются осветить современными средствами — электричеством и сильным светом. Точно так же вышеупомянутый текст сопровождается фотографиями этих взрослых вечерних «туристов», представителей административных органов муниципалитета, которые все одеты в ярко-оранжевые жилеты с отражающей лентой (Zenkert, 2005; Roos, 2005a).

    На первый взгляд их можно принять за щиты или бронежилеты. На одной из этих картинок четко обозначена дистанция между жителями Норрлидена и представителями власти.В центре изображения — пара полицейских или охранников и группа взрослых 455

    Рис. 2 Представители муниципальных образований в ярких жилетах на прогулке

    для улучшения окружающей среды ‘

    Источник: Barometern, 14 апреля 2005 г .: 4.

    туриста в жилетах. Наблюдая за ними издалека и сфотографированных спиной к камере, группа молодых темноволосых мальчиков позирует со слегка расставленными ногами и руками в карманах.Четыре мальчика выглядят неактивными, что в Швеции является обычным изображением, характеризующим поведение иммигрантов. Текст под фото гласит:

    .

    Мальчики смотрят, как взрослые идут пешком по проторенным дорожкам вокруг школы Нова. В среду вечером представители муниципалитета, сотрудники школы Бергавика и другие преданные своему делу люди прогулялись по Норрлидену в поисках небезопасных 454 мест. (Зенкерт, 2005: 1)

    Есть и другие примеры текстов и изображений, которые относятся к этому конфликту между контролем и отсутствием контроля и, в некоторой степени, также к конфликту между природой и культурой, на которых рассказывается всеобъемлющая история о Норрлидене с качествами, подобными джунглям.В более длинной статье в молодежном приложении Barometern aXa (Bohl, 2005) журналисты и фотографы пытаются разобраться с плохой репутацией Норрлидена. Тем не менее, он содержит фразы и изображения, которые переносят его прямо в груду статей, обеспечивающих подчиненное положение Норрлидена. Изначально пообещав в позитивистском стиле узнать, что такое Норрлиден на самом деле, спросив людей, живущих там, авторы, похоже, продолжают поиск эмпирических доказательств характера местности в рассказах и картинах.В этой статье содержится ряд изображений, намекающих на конфликт между неконтролируемыми джунглями и контролируемым материалистическим миром. На одном снимке темноволосый мальчик помещен подальше от камеры, на окраине густого леса. На переднем плане — мусор, брошенная коробка для пиццы, как если бы оператор хотел указать на неопределенное положение своего объекта, а мальчик-иммигрант помещен так, как будто он находится «посередине», а не полностью в «джунглях» или в цивилизованном мире. Мир. В нижеследующем тексте говорится: «[NN] живет в Норрлидене со своими родителями и семью братьями и сестрами.Он не думал, что переехать в Швецию сложно, и ему нравится Норрлиден »(Bohl, 2005: 6). Похоже, что в тексте нет ничего, что могло бы объяснить тип полученной фотографии. Объяснение того, почему мальчика помещают далеко от камеры, на опушке леса, а не в жилые районы, и обрамляют мусором, с большей вероятностью можно найти в более тонких слоях культурного значения и ценности, где понятия беспорядков и отсутствия контроля часто приписывают иммигрантским общинам.

    На другом изображении справа от мальчика в лесу изображен пустой, ржавый и частично сломанный стальной диван.«Разбитые стальные скамейки пахнут окраиной» (Бол, 2005: 6), — утверждает автор. Хотя картина, возможно, была выбрана, чтобы представить авторитетное пренебрежение и экономические трудности, связанные с другими явными и тонкими значениями в других картинах и историях, она передает сообщение о неудавшемся материалистическом развитии. Ржавая скамейка и мальчик на опушке леса — это взорванные изображения, помещенные вместе на газетной странице, которые вписываются в медиатизированную систему представлений шведских (этнифицированных) жилых районов как примеров « побежденной современности », природы, съевшей ее путь в современное творчество (Brune, 1998; Ericsson et al., 2002; Ристилами, 1994).

    Конфликт между джунглями и современностью выражается также в предположении о неявных оппозиционных отношениях между журналистами и их объектами. В этой же статье журналист сообщает читателю:

    Нам удается попасть на задний двор и встретить мужчину и женщину, сидящих на

    .

    лестница в один из многоквартирных домов. (Бол, 2005: 6)

    Опять же, есть тонкий тон, заметный только в некоторых терминах, но он становится понятным из-за сильных сообщений, переданных в других статьях и изображениях.Семантически люди обычно не справляются 455

    Рис. 3 Молодой мальчик-иммигрант позирует на опушке леса в обрамлении брошенной коробки из-под пиццы и ржавой скамейки, сигнализируя о беспорядке и присутствии природы в окрестностях

    Источник: Barometern, 28 сентября 2005 г .: 6, приложение aXa.

    , чтобы «войти». Мы входим, входим или посещаем — но когда кто-то хочет пересечь черту, границу материальных или умственных качеств, он входит, несмотря на своего рода препятствия; один умудряется перейти.Прочитанный по отношению к другим текстам и изображениям, представляющим Норрлидена как подобного джунглям, это язык антропологии прошлого, где «современный» (представленный антропологом) исследовал «примитивных» (людей инаковости), где антрополог рассматривался (а иногда и остается) объективным ученым, входящим в некую «аутентичную» и «примитивную» область исследований и, в конечном счете, оставляя ее позади (см. Clifford, 1990, 1992; Elsrud, 2004; Mulinari, 1999). ). Примитивизм в сообщениях о Норрлидене в 2005 году не так распространен, как тема жестокости, обсуждавшаяся выше, и метафоры джунглей, кажется, наиболее часто встречаются в отдельных статьях, но не в других.И все же, что важно, газетная информация, опровергающая и опровергающая 456 эти типы историй, скудна, что делает их еще более сильными.

    Есть еще один мощный процесс строительства, с помощью которого передается жестокий характер Норрлидена. Это тема, в которой жестокий и этничный другой разрушает свою маскулинность.

    Вездесущий, жестокий, мужественный другой

    В приведенном выше тексте не выделяется или не выделяется одна довольно очевидная тема, проходящая через все другие процессы.Большинство текстов и фотографий, упомянутых выше, чреваты представлениями о гендере — изображениями (потенциально жестокой) мужественности, которые часто не обсуждаются в исследованиях дискриминации в этнических областях.

    Как показал Брун (1998), шведские СМИ как на национальном, так и на региональном уровне, как правило, уделяют внимание мужской деятельности, когда речь идет о представлении иммигрантов или беженцев. Эта закономерность очевидна при чтении региональной прессы Kalmar.Возвращаясь к другим процессам, обсуждавшимся ранее, мальчики и мужчины часто выделяются на фотографиях, иллюстрирующих отсутствие безопасности в этом районе, и менее явно из-за сильного акцента на общей жестокости и потребности в безопасности. Это место изобильной «жестокости», «краж со взломом» и «грабежей», и большинство этих преступлений совершается мужчинами, что передается читателю простыми фразами, такими как «двое молодых людей угрожали водителю» (Карлссон , 2005a: 4; курсив мой.) Или «28-летний мужчина зарезан ножом двумя неизвестными мужчинами» (Ughemark, 2005: 1; курсив мой).Периодические сообщения о преступных действиях имеют большое значение, когда дело доходит до формирования общего «интертекстуального» образа Норрлидена, и, скорее всего, также обеспечивают «гендерный» фон, на котором рассматриваются другие типы сообщений.

    Подсчитывая все статьи по всем темам, связанные с преступной деятельностью, включая статьи о попытках сделать эту территорию более безопасной и лучше, примерно 75 процентов изображений Норрлидена в СМИ связаны с преступностью, то есть с преимущественно мужской деятельностью. Этот образ мужского персонажа, определяющий повестку дня Норрлидена — безусловно, самый крупный, но наиболее само собой разумеющийся в газетных репортажах 2005 года, охватывающий все темы, а также текущие темы анализа — так тщательно встроен в истории об иммигрантах и ​​«проблемных» районах города, о которых мы забываем.Кроме того, эта жестокость по отношению к другому мужчине получает еще больше энергии от еще одного процесса, в котором участвует гендеризация другого. В текстах о слабых женщинах между строками намекается жестокий мужской «другой».

    Другие жертвы и феминизированные

    Во многих текстах о преступлениях, грабежах, жестоких ножах и криминальных волнах — в большинстве текстов о Норрлидене — почти все актеры идентифицированы как мужчины. Когда женщины реже появляются в текстах о преступной деятельности, они обычно становятся жертвами определенного преступления.Даже если они не являются непосредственными жертвами, это потенциальная роль, которую им отводится в других текстах, как показано в следующем отрывке из интервью с 457

    .

    молодая женщина из Ирана в Барометерне возглавила «Криминальная волна беспокоит Норрлиден — жители требуют местных полицейских после последних беспорядков»:

    Норрлиден — хорошее место, — заявляет она и описывает посещение этого района как кругосветное путешествие. — Я не боюсь. Я знаю самозащиту, — говорит она и смеется, — я хожу здесь по боксу.Я чувствую себя сильным и могу защитить себя. (Кранц, 2005а: 4)

    В то время как эта женщина четко определяет себя как агента, не являющуюся жертвой потенциальных преступлений, ее бокс, а не безопасность местности, кажется, подчеркивается как причина такой самооценки. В той же статье дается интервью другой женщине, и, по словам журналиста, она чувствует себя в безопасности, потому что у нее есть собака. Идея состоит в том, что женщины в Норрлидене в безопасности только в том случае, если им помогают внешние силы, такие как собаки и боксерские навыки.

    Уход из зоны — еще один вариант для женщин, которые хотят чувствовать себя в безопасности. В Барометерне рассказывается история, основанная на гендерных предположениях, о паре, которая «устала от шумного места» и переехала в другое место в районе Кальмара:

    Я думаю, ты сможешь выйти из дома. Мне пришлось забрать мужа, чтобы чувствовать себя в безопасности. Было неприятно, когда я проходил мимо банды из шести или семи мальчиков возле магазина. (Кранц, 2005b: 10)

    За некоторыми исключениями, женщины представлены как реальные или потенциальные жертвы жестокости Норрлидена, а мужчины — как звери в сообщениях о преступлениях из Норрлидена.

    Есть темы, доступ к которым женщинам разрешен в гораздо большей степени (см. Также Hulten, 2006). Они узки по сравнению с криминальной деятельностью, но они представляют собой другую, альтернативную версию Норрлидена, где образ мужской жестокости, подобной джунглям, противопоставляется традиционному, более домашнему и контролируемому, заботливому и развлекательному женскому характеру. Одна из таких тем связана с домашними заботами. Женщин больше, чем мужчин, в статьях Норрлидена о международной кухне.Под такими заголовками, как «Студентам предложили вкусное путешествие» (Ollander, 2005: 7) и «Вкусное путешествие вокруг света» (Adeen, 2005b: 1) молодые темноволосые женщины занимают центральное место как на фотографиях, так и на тексте, как они есть. подавать еду.

    Другая домашняя тема касается женщин как мастеров рукоделия, где молодые женщины развлекаются различными видами искусства. Раздел в одной из статей гласит:

    Сестры [NN] и [NN] находятся в Швеции всего семь месяцев, но уже хорошо говорят по-шведски.Младшая сестра, [NN], пишет наши имена на листе бумаги и рассказывает нам об искусстве, которое девочки делают из маленьких кусочков цветной бумаги. На столе ананас и лебедь, которые они сделали из сверкающих бумажек. Они застенчиво улыбаются, когда мы спрашиваем, сделали ли они это сами. Да, конечно, они отвечают так, будто это самая простая вещь в мире. (Адин, 2005b: 13)

    Рис. 4 Изображение женственности: две молодые иммигрантки предлагают, как гласит заголовок, «вкусное путешествие по миру» Источник: Остран, 16 ноября 2005 г .: 1.

    Они не только занимаются какой-либо деятельностью — детализированными произведениями искусства — часто отмеченными женскими качествами, но они работают с «блестящей» бумагой и «застенчиво» улыбаются, когда журналист спрашивает, делали ли они это сами, усиливая образ нежного человека. и снятый (женский) предмет. Хотя, возможно, эта цитата не является поразительной сама по себе, она становится проблематичной, когда она связана с всеобъемлющим паттерном женских репрезентаций. Модель, которая довольно остро проявляется при чтении статей о Норрлидене в 2005 году, заключается в том, что женщины выступают в роли традиционных и домашних опекунов и развлекателей для общего блага.Готовят еду в школе «Нова». Они участвуют в семейных мероприятиях (Ekstrand, 2005), рисуют красочные изображения на стенах коридора в школе Nova (Krantz, 2005e), устраивают развлечения в той же школе (Svensson, 2005) или изучают шведский язык, исполняя детские песни. и выполнение простой разговорной практики в местном центре по уходу за детьми (Kanje, 2005a).

    Однако есть одно примечательное исключение из этой схемы. В некоторых статьях о новом тренажерном зале, недавно открывшемся в Норрлидене, фигурируют женщины 459

    .

    выходит за рамки традиционных гендерных норм.Тренажерный зал, расположенный в «старом убежище», как говорят, «укрепляет Норрлиден» (Danielsson, 2005: 6), и в рамках местного «плана безопасности» он «бесплатный» для тех, кто живет в этом районе (Johansson, 2005: 40). Основное изображение в одной из статей двух женщин, прислонившихся к боксерской груши, дает образ сильной и активной женщины. На первый взгляд, эта статья противоречит большинству статей, упомянутых ранее. Однако при чтении текста появляется более сложное повествование, в котором слабые женщины сочетаются с сильными.Хотя женщины представлены готовыми сделать тренажерный зал своим местом, им предоставлен только один день в неделю для женщин. Об этом говорится в обеих местных газетах. Остран объясняет, почему, в рубрике «Новый тренажерный зал: важная часть плана безопасности»:

    Кроме того, вечера среды зарезервированы для женщин. [NN] раньше тренировалась в спортзале и привыкла тренироваться вместе с мужчинами, но она считает, что хорошо провести ночь для] ust девочек. Может быть, некоторые [девушки] думают, что с мужчинами в комнате труднее выступать.(Йоханссон, 2005: 40)

    Это, наверное, уместный вопрос — нужен ли вечер только для женщин — в каком-либо спортзале. Однако большинство, если не все, тренажерные залы Kalmar не предлагают этого своим клиентам, а в Норрлидене они это делают. Таким образом, даже когда женщины Норрлидена предъявляют претензии к части «действия», они понижаются до статуса потенциальной жертвы из-за утверждений, подобных приведенному выше, где предполагается, что женщинам будет труднее проявлять активность с мужчинами.

    Как следствие, женщина Норрлиден, каким бы сильным бойцом она ни была, не может преодолеть представление о том, что она также является жертвой.Действия женщин превращаются в защиту, а не в нападение, и женщины-иммигранты остаются потенциально подчиненными по отношению к своим «коллегам» -мужчинам.

    Заключение

    Создание «шведскости» путем низвержения гендерных различий

    Выше представлена ​​интерпретация текстов и изображений, которая признает присутствие и взаимодействие различных строительных процессов, взаимозависимых нарративов, в результате чего возникает всеобъемлющая история — интертекстуальное сообщение (Hall, 1997) — о Норрлидене как о месте, где царит жестокая и мужская непохожесть. .Таким образом, репрезентация покоится на фундаменте под-историй, скрытых взаимосвязанных процессов, разобщения, этнификации, маскулинизации и жестокости людей Норрлидена. В то же время этому району приписывают джунгли, немодернистские и нешведские черты. Репрезентация подпитывается также тенденцией приписывать женщинам Норрлидена традиционные женские качества или определенные области, в которых они должны быть изображены, такие как домашние зоны, но, прежде всего, тенденция подчинять женщин как потенциальных жертв преступлений, даже когда они 440 активных.

    Репрезентация в шведских СМИ гендерной идентичности другого, за некоторыми исключениями (такими как Bredstrom, 2005; Brune, 1998, 2004, 2005; Hulten, 2006), часто упускается из виду, что связано с процессами другого. Исследования обычно обращают внимание на этнификацию, жестокость и экзотизацию иммигрантов и мест, в которых «они» живут, тем самым признавая активную субъективность, продемонстрированную средствами массовой информации при формировании мира, а не его описанием или отражением.И все же активное формирование жестокого и потенциально преступного мужского другого — это, пожалуй, самое стойкое впечатление после внимательного изучения эмпирического материала в этом проекте.

    Молчаливо и мужчинам, и женщинам приписываются ограниченные и стереотипные характеристики, когда образ одного пола поддерживается противоположным образом другого. Мужские качества, такие как жестокость, преступность и потенциальная агрессивность в окружающей среде, подобной джунглям, усиливаются и уравновешиваются за счет приписывания женщинам более пассивного, оборонительного и заботливого характера.В то время как мужчины Норрлидена потенциально опасны, женщины — потенциальные жертвы5. Оба этих гендерных персонажа в шведском контексте противоречат доминирующим дискурсам, определяющим правильные способы действий мужчин и женщин. В «современной», «светской» и «развитой» Швеции ожидается, что мужчины будут действовать как «цивилизованные» и контролируемые, в то время как от женщин ожидается активность, участие и равноправие. Таким образом, «маски» мужественности и женственности, приписываемые инаковым людям, приводят к подчинению групп, в которые они вписываются.Другой процесс, описанный в этой статье, значительно усиливается этим подрывом гендерных отношений других людей. Итак, почему это происходит? Нет однозначных ответов, но разные точки зрения представляют разные варианты понимания.

    Некоторый свет может пролить тот факт, что в СМИ преобладают белые и средний класс (см. Brune, 2004; de los Reyes et al., 2005; Fiske, 2000). Журналисты, фотографы и представители власти редко имеют опыт того, каково это — расти в стигматизированном районе или принадлежать к группе меньшинств, что обычно означает, что они не имеют представления о том, на что похожа жизнь в таких обстоятельствах.Они пишут и создают образы о реалиях, которых они не испытывали, и, следовательно, зависят от информации, которую они получают от других: именно так могут создаваться и воспроизводиться стереотипы. «Антропологический штрих» в некоторых из обсуждаемых текстов поддерживает эту точку зрения. Журналист, прибывший извне, заходит на чужой задний двор в поисках истины, с которой они и читатель еще не знакомы. Результат становится одновременно результатом и источником воображения.Этот тип журналистики является ярким примером силы в действии, или того, что Бурдье (2001), возможно, назвал бы случаем «символического насилия». Жители Норрлидена должны мириться с тем, что о них пишут, а не пишут. Репрезентации их переживаний реальности, их повседневной жизни будут фильтроваться через интерпретационную работу кого-то другого. 441

    Другой способ понять этот другой процесс — признать его постоянство во времени. Некоторые ученые рассматривают усилия основного общества в отношении «других» и «подчиненных» групп меньшинств, живущих в таких местах, как Норрлиден, как продолжение европейской тенденции с колониальных времен уважать и узаконивать европейскую цивилизацию и исследования за счет других ( Brune, 2004; de los Reyes, Mulinari, 2005; de los Reyes et al., 2005; Элиас, 1982; Эрикссон и др., 2002; Essed, 1996; Холл, 1997; Иордания, 1995 год; Саид, 1978; Spurr, 1995). Вера в хороший и благоприятный прогресс Европы и других западных регионов, которые считались цивилизованными и современными, нуждалась в зеркальном отражении, чтобы быть существующей и прочной. Материальная и экономическая бедность представляла собой побочную сцену, на которой можно было рассказать историю о «другом» — примитивном и слаборазвитом типе. Некоторые утверждают, что это мнение (Brune, 2004; de los Reyes and Mulinari, 2005; de los Reyes et al., 2005; Эрикссон и др., 2002; Essed, 1996; Холл, 1997; Ristilammi, 1998), «вернулся домой» в постколониальных условиях, которые теперь проявляются как разделительная линия между нормальным цивилизованным образом жизни и примитивным жилищем вторгшихся других в маргинализованных частях европейских городов.

    Рассмотрение процессов другого как способа конструирования «я» обращает внимание на само собой разумеющееся «шведскость», которая безмолвно присутствует и мощна через артикли.Обнаружение и знакомство с предполагаемой «шведскостью» при анализе медийных репрезентаций также означает знакомство с историей «нормальности», возникающей между линиями и пикселями текстов и изображений, которые озабочены сенсационным, «ненормальным», разные. Нет необходимости объяснять, что является противоположностью инаковости. Это все еще присутствует в предполагаемых аргументах, в лингвистическом «вопросе конечно», посредством которого автор обращается к читателю по таким темам, как «мифы» о Норрлидене или необходимость сделать местность «безопаснее», «чище», ‘лучше’.В изображении всего отличного в Норрлидене определенно есть встроенная общая история. Следовательно, создавая негативных, неблагоприятных других людей, таких как жестокие мужчины и слабые и подвергшиеся преследованию женщины, эти газеты одновременно заставляют читателей лучше относиться к их собственным маленьким недостаткам. Это немного похоже на высказывание; «Настоящие шведы более вежливы. Шведские мужчины воспитаны и уравновешены. Шведские женщины могут по-прежнему готовить и убирать дома, но, по крайней мере, они бесплатны ». «Другой», негативный контр-образ себя, должен пройти через этапы этнификации и гендеризации, чтобы стать противоположным образом доминирующего культурного «я» (см. De los Reyes, 2006; de los Reyes and Mulinari, 2005; Weber , 2001): явление, требующее гораздо большего внимания в сельских районах Швеции.

    Благодарности

    Благодарю профессоров Филипа Лаландера, Лори Дж. Дэнс, доктора Сюзанн Йоханссон и 442 доктора Джеспера Андреассона за поддержку в исследованиях и написании статей.

    1. Термин «пригород» имеет в Швеции негативный оттенок по сравнению с англоязычными странами. В Швеции это указывает на относительную бедность, других этнических групп и граждан из низшего класса. Несмотря на важность с международной точки зрения, обсуждение позиционирования и сравнения городских регионов с «этническими классами» является обширным и не может рассматриваться в этой статье.

    2. Цифры за 2007 год показывают незначительные изменения в пропорциях населения. Из 3365 жителей Норрлидена в 2007 году 41,5 процента имели «иностранное происхождение». Информация предоставлена ​​должностным лицом муниципалитета Кальмара по телефону, 20 июля 2008 г.

    3. Термин используется муниципалитетом и относится к тому, что иногда называют «остальной Югославией», охватывая два современных государства — Сербию и Черногорию.

    4. Несмотря на очень шведскую тенденцию разделять иммигрантов на одну группу, следует четко указать, что не все иммигранты считаются иммигрантами, когда этот термин используется в официальной или частной беседе.Иммигранты с мусульманским прошлым могут ожидать большего столкновения с расизмом и дискриминацией, чем другие группы (Swedish Integration Board, 2002). Точно так же люди из Северного региона могут ожидать меньше проблем, связанных с дискриминацией, чем другие, часто более темные иммигранты.

    5. Эта тема женщин-жертв «других» поддерживает другую сильную тему, присутствующую в исследованных газетах, но не упомянутую в отношении Норрлидена. Интересно отметить, что в 2005–2007 годах так называемые «убийства чести» и «насилие по мотивам чести», описываемые как преступления по гендерному и этническому признаку, характерные для преимущественно иммигрантских групп с мусульманским прошлым, были постоянной темой, как на местном и национальном уровне.Критики утверждали, что этнификация домашнего насилия отвлекает внимание от шведского контекста и от гендерного насилия, совершаемого шведами-не иммигрантами (de los Reyes, 2006).

    Список литературы

    Адин, А. (2005a) «Камеры остановят вандализм в школах», Остран (28 июля): 5.

    Адин, А. (2005b) «Вкусное путешествие вокруг света», Остран (16 ноября): 1.

    Adeen, A. (2005c) ‘Запахи и вкусы со всего света в Nova’, Остран (16 нояб.): 13.

    Адин, А. (2005d) «Террасный вор снова ударил в Норрлидене», Остран (5 декабря): 4.

    Андерссон, М. (2005a) «Камеры остановят вандализм», Барометерн (26 ноября): 5.

    Андерссон, О. (2005b) «Норрлиден можно превратить в самоуправляемую часть города», Остран (18 мая): 6.

    Аноним (2005a) «Еще одно ограбление в Норрлидене», Барометерн (13 июня): 6.

    Аноним (2005b) «Еще одно ограбление в Норрлидене», Барометерн (22 июня): 6.

    Баркер, К. и Д. Галасински (2001) Культурные исследования и анализ дискурса: диалог о языке и идентичности. Лондон: Мудрец.

    Барт Р. (1972) Мифологии. Лондон: мыс.

    Бол, М. (2005) «Посещение реальности», Барометерн (приложение для молодежи axa), 28 сентября): 5. 445

    Бурдье П. (2001) Мужское доминирование. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

    Бурдье, П.(2002 [1991]) Язык и символическая сила. Кембридж: Polity Press.

    Bredstrom, A. (2005) ‘Maskulinitet och kamp om nationella arenor — отражатель kring bilden av «invandrarkillar» 1 svensk media’ [‘Мужественность и борьба на национальных аренах — размышления об образе «мальчиков-иммигрантов» в шведских СМИ »] , в П. де лос Рейес, И. Молина и Д. Мулинари (ред.) Мактенс (О) likafdrkladnader [Изменяющиеся лица власти. Пол, класс и этническая принадлежность в постколониальной Швеции \, \> \>.182—206. Стокгольм: Атлас.

    Брюн Ю. (редактор) (1998) Mork Magi i Vita Medier: Svensk Nyhetsjournalistik om invandrare, flyktingar och rasism [Темная магия в белых СМИ: шведская новостная журналистика о мигрантах, беженцах и расизме]. Стокгольм: Карлссон.

    Brune, Y. (2004) Nyheterfran Gransen. Tre Studier i Journalistik om ‘Invandrare’, Flyktingar och Rasistiskt vald [Новости с границы. Три исследования журналистики об иммигрантах, беженцах и расистском насилии.Гётеборг: Институт журналистики и массовых коммуникаций, Гётеборгский университет.

    Брюн, Ю. (2005) ‘»Invandrare» i mediearkivets typgalleri’ [‘»Иммигранты» в архиве восковых фигур СМИ’], в П. де лос Рейес, И. Молина и Д. Мулинари (ред.) Мактенс (O) likafdrkladnader [Меняющиеся лица власти. Пол, класс и этническая принадлежность в постколониальной Швеции], стр. 150–81. Стокгольм: Атлас.

    Клиффорд Дж. (1990) «Заметки о полевых заметках», в с. Р. Санэ (ред.) «Полевые заметки: дела антропологии», стр.47—70. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

    Клиффорд, Дж. (1992) «Путешествующие культуры», у Л. Гроссберга, К. Нельсона и П.А. Treichler (ред.) CulturalStudies, стр. 96–116. Лондон: Рутледж.

    Даль П. (2005) «Насилие и благополучие в пригородах. Будут ли поражены Фитта, Готтсунда и Норрлиден? », Барометерн (17 ноября): 2.

    Дальштедт, М. (2004) «Sverige har fatt getton». Представитель СМИ av den hotfulla «mvandrarfororten» ‘[‘ В Швеции есть гетто ‘.Репрезентации в СМИ угрожающего «квартала иммигрантов»], Nordisk Samhdllsgeografisk tidskrift 38: 3–26.

    Даниэльссон, Дж. (2005) «Тренажерный зал укрепит Норрлиден», Барометерн (26 октября): 6.

    de los Reyes, P. (2006) «Intersectionality, Discrimination and Power», in P. Artem] eff and K. Henriksson (eds) MaintreamingEquality and Non-Discrimation in TheoryandPractice, pp. 42-67. Хельсинки: Cosmoprint.

    de los Reyes, P.и Д. Мулинари (2005) Intersektionalitet [Intersectionality]. Стокгольм: Liber.

    де лос Рейес, П., И. Молина и Д. Мулинари (редакторы) (2005) Мактенс (О) Лика Форкладнадер [Изменяющиеся лица власти. Пол, класс и этническая принадлежность в постколониальной Швеции \. Стокгольм: Атлас.

    де Соссюр, Ф. (1986) Курс общего языкознания. Чикаго, Иллинойс: Открытый суд.

    Экстранд, К. (2005) ‘Праздник для всей семьи в Норрлидене’, Барометерн (12 сен.): 8.

    Элиас, Н. (1982) Цивилизирующий процесс. Нью-Йорк: Книги Пантеона.

    Эльсруд Т. (2004) Время и путешествия. Рассказы путешественников о себе и других. Лунд: Департамент социологии, Лундский университет.

    Эльсруд Т. и П. Лаландер (2007) «Проект Норрлиден», Социологический Форскнинг 444 2: 6-25.

    Эрикссон, М. (2005) «Спорт, социальная помощь и культура — победители», Барометерн (17 мая): 6, 7.

    Эрикссон, У., И. Молина и П.-М. Ristilammi (2002) Miljonprogram och media. Forestallningar om manniskor ochfororter [«Программа на миллион» и СМИ. Идеи о людях и кварталах иммигрантов], Стокгольм: Integrationsverket.

    Эссед П. (1996) Разнообразие: пол, цвет и культура. Амхерст: Массачусетский университет Press.

    Фиске, Дж. (2000) «Белые дозоры», в С. Коттле (ред.) «Этнические меньшинства и СМИ», стр.50–66. Милтон Кейнс: Издательство Открытого университета.

    Фуко М. (1997 [1972]) Археология знаний. Лондон: Рутледж.

    Холл, С. (ред.) (1997) Представительство. Культурные представления и значимые практики. Лондон: Мудрец.

    Холл, С., К. Кричер, Т. Джефферсон, Дж. Кларк и Б. Робертс (1978) Policingthe Crisis. Грабеж, государство, закон и порядок. Лондон: Макмиллан.

    Hulten, G. (2006) «Frammande sidor: Framlingskap och nationell gemenskap i fyra svenska dagstidningar efter 1945» [«Странные страницы: странность и национальное общение в четырех шведских ежедневных газетах после 1945 года»], докторская диссертация, Стокгольмский университет.

    Йоханссон, К. Э. (2005) «Новый тренажерный зал — важная часть плана обеспечения безопасности», Остран (26 октября): 40.

    Джордан, Г. (1995) «Бегство от современности: время, другой и дискурс примитивизма», Time & Society 4 (3): 281–303.

    Jutefors, L. (2005a) «Зеленые Швеции хотят интегрировать Норрлиден», Остран (7 июня): 5.

    Jutefors, L. (2005b) «Еще одно ограбление в Норрлидене», Остран (13 июня): 5.

    Джутефорс, Л.(2005c) «Волна краж со взломом продолжается в Норрлидене», Остран (14 июня): 3.

    Статистика муниципалитета Кальмар (2004 г.) DistrictFacts2004. Кальмар: муниципалитет Кальмара.

    Канэ, М. (2005a) «Детские песни и простой разговор, путь к шведскому языку», Барометерн (3 марта): 1, 4.

    Канэ, М. (2005b) «Новые кражи со взломом в Норрлидене», Барометерн (11 июня): 3.

    Карлссон, П. (2005a) «Водитель такси жестоко ограблен», Барометерн (21 июня): 4.

    Кранц, М. (2005a) ‘Crimewave Worries Norrliden’, Барометерн (9 мая): 4.

    Кранц, М. (2005b) «У пары достаточно шумного места», Барометерн (22 июня): 10.

    Кранц, М. (2005c) «Крысы — проблема в Норрлидене», Барометерн (16 июля): 3.

    Кранц, М. (2005d) «Погоня за крысами дала слабый результат», Барометерн (19 июля): 3.

    Кранц, М. (2005e) «Красочные торжества на стене», Барометерн (20 декабря.): 8.

    Молина И. (1997) «Stadens Rasifiering. Этниск бондесегрегация и фольклор. Этническая жилищная сегрегация в шведском народном доме »], Geografiska regionstudier32, стр. ??? — ???. Упсала: Уппсальский университет.

    Мулинари, Д. (1999) «Vi tar val Kvalitativ Metod: det ar Sa Latt» [«Мы проведем качественное исследование: это так просто»], в К. Шоберге (ред.) MerAn KallaFakta. Kvalitativforskning и Praktiken [Больше, чем холодные факты.Качественные исследования на практике. С. 36—57. Лунд: Studentlitteratur. 445

    Газета Статистика (Tidnmgsstatistik) (2005 г.) «Цифры в издании, 2004 г.». [Доступ 25 октября 2005 г .: http://www.ts.se/TSNet/Public/PDF/ Upplagestatistik / dags_05_25feb.pdf] Олландер, М. (2005) «Студенты предложили вкусное путешествие», Барометерн (16 марта): 7. Пред, А. (2000) Даже в Швеции: расизм, расизм и популярность

    Географическое воображение. Беркли: Калифорнийский университет Press.Ристилами, П.-М. (1994) Rosengârd och den svarta poesin. En studie av modern annorlundahet [Rosengard and Black Poetry. Исследование современных различий], Стокгольм: Симпозиум Brutus Ostlmgs bokfôrlag. Ристилами, П.-М. (1998) Fin de Siècle m the Urban Periphery, Ethnologia

    .

    Europaea 28 (1): 37-44. Ристиламми, П. М. (2003) Мим оч Verklighet. En Studie av Stadens Grànser

    [Мим и реальность. Исследование границ города // Еслов: Симпозиум. Роос, Б.(2005a) «Поход за более безопасным Кальмаром», Остран (14 апреля): 3. Роос, Б. (2005b) «Теперь площадь Норрлиден вернется к жизни». Остран (6 сентября): 7. Саид Э. (1978) Ориентализм. Нью-Йорк: старинные книги.

    Спурр, Д. (1993) Риторика Империи. Колониальный дискурс в журналистике, путешествия

    WritingandlmperialAdministration. Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press. Статистическое управление Швеции (2005) «Folkmângd i riket, lan och kommuner 31/12/2005 och befolknmgsfôrândrmgar 2005» [«Население в стране, регионах и муниципалитетах 31/12/2005, и изменения в населении 2005»] [доступ 20

    , июль 2008 г .: http: // www.scb.se/templates/tableOrChart__159261.asp]

    Шведский совет по интеграции (Integrationsverket) (2002) «Integrationsbilder: Medier och Allmânhet om Integrationen» [«Образы интеграции: СМИ и широкая общественность об интеграции»], Integrationsverkets rapportserie: 2. [Доступно по адресу: http: // www .mkc.botkyrka.se / biblioteket / Publikationer / mtegrationsbilder.pdf] Свенссон, Л. (2005) «Ученики Новы заводят ревю с большим количеством действий», Остран (4 июня): 10.

    Thôrmng, A.-ЧАС. (2005) «Историческая справка о культурном разнообразии», Остран (15 октября): 36.

    Угхемарк, Р. (2005) ’28-летняя, зарезанная двумя неизвестными мужчинами’,

    Барометерн (28 октября): 1. ван Дик, Т. (2000) «Новый (и) расизм: дискурс-аналитический подход», м. С. Коттл (ред.) «Этнические меньшинства и средства массовой информации», стр. 33 -49. Милтон Кейнс: Издательство Открытого университета. Вебер, Л. (2001) Понимание расы, класса, пола и сексуальности. Новый

    Йорк: Макгроу-Хилл.Зенкерт, Л. (2005) «Поход за лучшую окружающую среду», Барометерн (14 апреля): 1.

    Биографическая справка

    Торун Эльсруд — преподаватель журналистики в Школе коммуникации и дизайна Университета Кальмара, Швеция. Она также является исследователем в Fokus, центре исследований и разработок в области социальной помощи в Кальмаре, и членом исследовательской группы MiV (Граждане и системы социального обеспечения) в Университете Вакджо. Ее текущее исследование сосредоточено на процессах этнификации и социальной дискриминации в Швеции, с особым интересом к использованию и развитию межсекциональных перспектив.

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *