Hypochondriaca: regio hypochondriaca sinistra — перевод на русский язык

Содержание

Как произносится hypochondriaca, язык Латинский

-1 рейтинг рейтинг рейтинги

Запишите и прослушайте произношение

Вы можете произносить это слово лучше
или произносить в разных акцента ?

Добавить детали hypochondriaca

Значения для hypochondriaca

Добавить определение

Отмена

Спасибо за помощь

вы не авторизованы..

Пожалуйста Войти в или регистр или пост в качестве гостя

Разместить

Фонетическое написание hypochondriaca

Добавить фонетическое написание

Отмена

Спасибо за помощь

вы не авторизованы..

Пожалуйста Войти в или регистр или пост в качестве гостя

Разместить

Синонимы для hypochondriaca

Добавить синонимы

Отмена

Спасибо за помощь

вы не авторизованы..

Пожалуйста Войти в или регистр или пост в качестве гостя

Разместить

Антонимы к hypochondriaca

Добавить антонимы

Отмена

Разместить

Примеры hypochondriaca в предложении

Добавить предложение

Отмена

Спасибо за помощь

hypochondriaca должен быть в предложении

вы не авторизованы..

Пожалуйста Войти в или регистр или пост в качестве гостя

Разместить

Переводы hypochondriaca

Добавить перевод

Отмена

Спасибо за помощь

Выбрать языкАфрикаансАлбанскийАмхарскийАрабский языкАрменииazerbaijanбашкирскийБаскскийБелорусскийБенгальскийБосниецbretonБолгарскийбирманскийКаталанскийКитайскийХорватскийЧешскаяДатскийГолландскийАнглийскийЭсперантоЭстонскийfilipinoФинскийФранцузскийГалицкаягрузинскийНемецкийГреческийГуджаратиhaitianИвритХиндиВенгерскийИсландскийИндонезийскийИрландскийИтальянскийЯпонскийЯванскийКаннадаКазахКхмерскийКорейскийКиргизскийЛаоскаЛатинскийЛатвииЛитовскийЛюксембургскийМакедонскийМалагасиецMалайскийMalayalamМальтийскийmandarin-chineseМаориМаратхиМонгольскийНепальскийНорвежскийПерсидскийПольскийПортугальскийпанджабиРумынскийРусскийГэльскийСербскийSinhalaСловацкийCловенскийИспанскийСуданскийСуахилиШведскийтагальскогоТаджикскийТамилататаринТелугутайскийТурецкийУкраинецУрдуузбекВьетнамскийВаллийскийXhosaИдиш

вы не авторизованы. .

Пожалуйста Войти в или регистр или пост в качестве гостя

Разместить

Белорусский государственный медицинский университет

1.

ОБЛАСТИ ЖИВОТА
, regiones abdominales.

2.
Подреберная область (подреберье)
, regio hypochondriaca (hypochondrium). Находится с латеральной стороны от среднеключичной линии между regio pectoralis и транспилорической плоскостью. Рис. Б. 3.
Надчревная область (надчревье)
, regio epigastrica (epigastrium)
. Расположена с медиальной стороны от среднеключичной линии между regio pectoralis и транспилорической плоскостью. Рис. Б. 4.
Боковая область
, regio lateralis. Расположена с латеральной стороны от среднеключичной линии между транспилорической и межгребневой плоскостями. Рис. Б. 5.
Пупочная область
, regio umbilicalis. Находится с медиальной стороны от среднеключичной линии между транспилорической и межгребневой плоскостями. Рис. Б. 6.
Паховая область
, regio inguinalis. Находится с латеральной стороны от среднеключичной линии между межгребневой плоскостью и паховой связкой. Рис. Б. 7.
Лобковая область (подчревье)
, regio pubica (hypogastrium). Расположена с медиальной стороны от среднеключичной линии между межгребневой плоскостью и паховой связкой. Рис. Б.

8.
Области спины
, rеgiones dorsales. Находятся на задней поверхности туловища.

9.
Позвоночная область
, regio vertebralis. Расположена над позвоночным столбом. Рис. А. 10.
Крестцовая область
, regio sacralis. Находится над крестцом. Рис. А.

11.

Лопаточная область
, regio scapularis. Соответствует лопатке. Рис.А.

12.
Подлопаточная область
, regio infrascapularis. Находится между лопаточной и поясничной областями. Рис. А. 13.
Поясничная область
, regio lumbaris (lumbalis). Рис. А.

14.

Поясничный [[петитов]] треугольник
, trigonum lumbare [[Petiti]]. Расположен выше подвздошного гребня между краями широчайшей мышцы спины и наружной косой мышцы живота.

15.
Область промежности
, regio perinealis. Рис. В. 16.
Заднепроходная область
, regio analis. Расположена вокруг заднего прохода и ограничена спереди линией, соединяющей оба седалищных бугра. Рис. В. 17.
Мочеполовая область
, regio urogenitalis. Находится спереди от линии, соединяющей оба седалищных бугра. Рис. В.

18.

ОБЛАСТИ ВЕРХНЕЙ КОНЕЧНОСТИ
, regiones membri superioris.

19.
Дельтовидная область
, regio deltoidea. Соответствует одноименной мышце. Рис. А, Рис. Б.

20.

Плечо
, brachium.

21.
Передняя область (поверхность) плеча
, regio (facies) brachialis anterior. Рис. Б. 22.
Задняя область (поверхность) плеча
, regio (facies) brachialis posterior
. Рис. А.

23.

Локоть
, cubitus.

24.
Передняя локтевая область (поверхность)
, regio (facies) cubitalis anterior. Рис. Б. 25.
Задняя локтевая область (поверхность)
, regio (facies) cubitalis posterior. Рис. А. 26.
Локтевая ямка
, fossa cubitalis. Рис. Б. 27.
Латеральная локтевая борозда
, sulcus bicipitalis lateralis (radialis). Рис. Б. 28.
Медиальная локтевая борозда
, sulcus bicipitalis medialis (ulnaris). Рис. Б.

29.

Предплечье
, antebrachium.

30.
Передняя область (поверхность) предплечья
, regio (facies) antebrachialis anterior. Рис. А, Рис. Б. 31.
Задняя область (поверхность) предплечья
,
regio (facies) antebrachialis posterior
. Рис. А, Рис. Б.

32.

Латеральный (лучевой) край
, margo lateralis (radialis).

33.

Медиальный (локтевой) край
, margo medialis (ulnaris).

34.

Запястье
, carpus.

35.
Передняя область запястья
, rеgio carpalis anterior. Передняя или сгибательная поверхность запястья. Рис. А. 36.
Задняя область запястья
, regio carpalis posterior. Задняя или разгибательная поверхность запястья. Рис. Б.

37.

Кисть
, manus.

39.
Ладонь кисти
, palma manus. Рис. А.

40.

Тенар (возвышение большого пальца)
, thenar (eminentia thenaris).

41.

Гипотенар (возвышение мизинца)
, hypothenar (eminentia hypothenaris).

42.

Пясть
, metacarpus. Часть кисти между запястьем и пальцами.

43.

Пальцы
, digiti.

44.

Большой палец (I палец)
, pollex (digitus primus (I)).

45.

Указательный палец (II палец)
, index (digitus secundus (II)).

46.

Средний палец (III палец)
, digitus medius (tertius (III)).

47.

Безымянный палец (IV палец)
, digitus anularis (quartus (IV)).

48.

Мизинец (V палец)
, digitus minimus (quintus (V)).

49.

Ладонные поверхности пальцев
, facies digitales ventrales (palmares).

50.

Тыльные поверхности пальцев
, facies digitales dorsales.

4. Пищеварительная система

Осмотр ротовой полости. Язык: форма, величина, окраска обычные, сухость языка, жёлтый налет, сосочки не выраженны, отпечатков зубов нет, трещин, язв, опухолей нет.

Зубы:Прикус правильный, кариозных зубов нет. Дёсны: кровоточивости, разрыхления, признаков пародонтоза, язв, высыпаний не обнаружено.

Мягкое и твёрдое нёбо. Миндалины:не увеличины, бледно розовой окраски, без налёта и гнойных пробок, рубцовых изменений нет.

Осмотр живота: форма округлая, вздутия не наблюдается, втяжения нет.

Перкуссия живота. Характер перкуторного звука — притуплено тимпанический, метеоризма, асцита нет.

Поверхностная ориентировочная пальпация живота:живот мягкий, безболезненный. Симптом Щеткина-Блюмберга и симптом Менделя-Раздольского отрицательные. Расхождения прямых мышц живота и грыж нет.

Глубокая скользящая методическая пальпация живота по методу Образцова-Стражеско.

Сигмовидная кишкапальпируется в левой подвздошной области, в виде подвижного образования цилиндрической формы, размером 2-3 см, с гладкой поверхностью, эластической консистенции, безболезненная, не урчит.

Слепая кишкапальпируется в правой подвздошной области в виде цилиндра толщиной 2,5 см. Она безболезненна, не урчит. Консистенция эластическая.

Червеобразный отростокне пальпируется.

Поперечно-ободочная кишкапальпируется в мезогастральной области в виде подвижного цилиндра плотной консистенции толщиной 3 см; безболезненна, поверхность ровная, не урчит.

Области на передней брюшной стенке.

А. Epigastrium.

1. Regio hypochondriaca dextra.

2. Regio hypochondriaca sinistra.

3. Regio epigastrica propria

В. Mesogastrium.

4. Regio abdominalis lateralis dextra.

5. Regio abdominalis lateralis sinistra.

6. Regio umbilicalis.

С. Hypogastrium.

7. Regio iliaca dextra.

8. Regio iliaca sinistra.

9. Regio suprapubica.

Восходящий и нисходящий отделыпальпируются в виде плотных цилиндров; поверхность их гладкая, диаметр-3,5-4,5 см. , безболезненны и не урчат.

Печеночный и селезеночный углыне пальпируются.

Большая и малая кривизнажелудка не пальпируется.

Исследование печени:

Перкуссия печени.

Верхняя границаопределяется вVIмежреберье поlineamedioclavicularisdextra.

Нижние границы печени:

По linea axillaris anterior dextra-на уровне Х межреберья.

По linea medioclavicularis dextra-на уровне реберной дуги.

По lineaparasternalisdextra- на уровне реберной дуги.

По lineamedianaanterior-на 1 см ниже эпигастрального угла.

По linea parasternalis sinistra-на уровне VI межреберья.

Размеры печени по Курлову:

Iразмер (по правой срединно-ключичной линии)-11 см

IIразмер (по передней срединной линии)-9,5 см

IIIразмер (по косой линии по левой реберной дуге)-9 см

При пальпациипечени пальпируется нижний край правой доли печени на уровне реберной дуги. Край ровный, закругленный, мягкий, умеренно-плотной консистенции, безболезненный. Желчный пузырь не пальпируется. Френикус — симптом, а также симптомы Ортнера и Кера отрицательные.

Исследование селезенки.

Селезенка пальпаторно не определяется.

Перкуссия селезенки:

Верхняя граница по lineaaxillarismedia-на уровнеIXребра.

Нижняя граница селезенки по lineaaxillarismedia- на уровне нижнего краяXребра.

Передняя граница селезенки-на 0,5 см кнутри от lineaaxillarisanterior.

Поджелудочная железане пальпируется.

Различают следующие области живота , regiones abdominis . В верхней части живота (epigastrium) различают надчревную область, regio epigastrica, и две боковые, правую и левую, подреберные области, regio hypochondriaca dextra et sinistra. В средней части живота (mesogastrium) различают две боковые, правую и левую, области живота, regio lateralis dextra et sinistra, и среднюю, пупочную, область, regio umbilicalis

Различают следующие области живота

, regiones abdominis. В верхней части живота (epigastrium) различают надчревную область, regio epigastrica, и две боковые, правую и левую, подреберные области, regio hypochondriaca dextra et sinistra. В средней части живота (mesogastrium) различают две боковые, правую и левую, области живота, regio lateralis dextra et sinistra, и среднюю, пупочную, область, regio umbilicalis. В нижней части живота (hypogastrium) различают две боковые области, называемые правой и левой паховыми областями, regio inguinaiis dextra et sinistra, и среднюю, лобковую, область, regio pubiса. В верхнем отделе при втягивании брюшной стенки хорошо заметны правая и левая реберные дуги, arcus costalis dexter et sinister. В углу, образованном хрящевыми реберными дугами, подгрудинном углу, angulus infrasternalis, прощупывается мечевидный отросток. В нижнем отделе брюшной стенки заметны паховые складки, соответствующие положению паховых связок. При напряжении мышц живота по срединной линии образуется желобок, соответствующий белой линии живота, linea alba abdominis, на протяжении которой находится пупок, umbilicus; уровень положения его соответствует месту соединения III и IV поясничных позвонков. По сторонам от срединной линии обрисовываются контуры прямых мышц живота с 3-4 поперечными перехватами, которые соответствуют сухожильным перемычкам, intersectiones tendineae, прямых мышц живота. В верхнем отделе передне-боковой поверхности грудной стенки вырисовываются зубцы наружной косой мышцы живота, чередующиеся с зубцами передней зубчатой мышцы и широчайшей мышцы спины.

Хоровая лягушка Нижняя Калифорния — Baja California chorus frog

Виды амфибий

Хор лягушка Baja California ( Pseudacris hypochondriaca ) является видом из Treefrog Западной Северной Америки. Ранее он считался частью тихоокеанской хоровой лягушки ( Pseudacris regilla ), но был разделен и получил статус вида в 2006 году. Вид распространяется от западного побережья США от Нижней Калифорнии до южной Калифорнии. Люди живут от уровня моря до высоты более 10 000 футов во многих типах сред обитания , размножаясь в водных условиях. Он имеет оттенки зеленого или коричневого и может менять цвет в течение нескольких часов и недель.

Таксономия

Название этой лягушки имеет очень запутанную историю. Эти лягушки издавна известны как тихоокеанские хористые лягушки ( Pseudacris regilla или Hyla regilla ). Затем в 2006 году Recuero et al. разделить эту таксономическую концепцию на три вида на основе сравнений митохондриальной ДНК . Рекуэро и др. присвоил северному виду название Pseudacris regilla , переименовав центральный вид в древесную лягушку Сьерра ( Pseudacris sierra ), а южную часть — в древесную лягушку Нижней Калифорнии ( Pseudacris hypochondriaca ). Поскольку в документе не представлены карты или обсуждение того, как диагностировать виды, это был чрезвычайно противоречивый таксономический пересмотр, но он был включен в Amphibian Species of the World 6.0. Таксономическая путаница, вызванная этим изменением названия, означает, что большая часть информации о Pseudacris hypochondriaca связана с названием « Pseudacris regilla ».

Культурное значение

Поскольку этот вид хористой лягушки встречается недалеко от Голливуда , его вокализации часто используются в качестве стандартных звуков для фильмов и телевидения. В результате его характерный рекламный призыв «ribbit, ribbit» стал стандартным представлением вокализации лягушек как в Соединенных Штатах, так и в более широком англоязычном мире, несмотря на то, что только он и несколько близких ему видов на самом деле издают звук.

Рекомендации

<img src=»https://en.wikipedia.org//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

Еще работаем regio%20hypochondriaca

  • 1 DG REGIO (European Commission)

    Евросоюз: Генеральный директорат по вопросам региональной политики (Европейская комиссия)

    Универсальный англо-русский словарь > DG REGIO (European Commission)

  • 2 cujus regio, ejus religio

    Универсальный англо-русский словарь > cujus regio, ejus religio

  • 3 regio infraclavicularis

    Универсальный англо-русский словарь > regio infraclavicularis

  • 4 DG REGIO

    Евросоюз: Генеральный директорат по вопросам региональной политики (Европейская комиссия)

    Универсальный англо-русский словарь > DG REGIO

  • 5 regio

    мед. сущ. область; полость

    Англо-русский медицинский словарь > regio

  • 6 Cuius regio, eius religio

     (лат. — чья страна, того и вера) — принцип, принятый при заключении Аугс-бургского религиозного мира (1555), к-рый предлагает решение в борьбе католиков и лютеран за сферы религиозного влияния на территориях Священной Римской империи.

    Westminster dictionary of theological terms > Cuius regio, eius religio

  • 7 Аугсбургский мир

     ♦ ( ENG Augsburg, Peace of)

     (1555)

       религиозное соглашение, заключенное в Германии и возведенное в ранг гражданского закона. Согласно ему, официальная религия каждой территории определяется тем, принадлежит ее правитель к римским католикам или к протестантам. Суть А. м. Выражена в лозунге: «Curius regio, eius religio» (лат.) — «Чья земля, того и вера».

    Westminster dictionary of theological terms > Аугсбургский мир

Pseudacris hypochondriaca (Hallowell, 1854 г.) | Виды земноводных мира

Hyla scapularis var. hypochondriaca Hallowell, 1854, Proc. Акад. Nat. Sci. Филадельфия, 7: 97. Синтипы: Не указано; USNM 3235 (8 образцов) согласно Test, 1898, Proc. США Natl. Mus., 21: 477-492. Типовая местность: «Перевал Теджон», округ Лос-Анджелес, Калифорния, США. .

Hyla curta Cope, 1867 «1866», Proc. Акад. Nat. Sci. Филадельфия, 18: 313.Синтипы: USNM 5293 (17 экз.) По Cochran, 1961, Bull. США Natl. Mus., 220: 52. Типовая местность: «Мыс Сан-Лукас», Нижняя Калифорния-дель-Сур, Мексика; исправлено на «весной в Сории, в 15 милях к северу от мыса Сан-Лукас, Нижняя Калифорния [дель Сур], Мексика» Кокраном, 1961, Bull. США Natl. Mus., 220: 52. Синонимия с Hyla regilla по Test, 1898, Proc. США Natl. Mus., 21: 480; Джеймсон, Макки и Ричмонд, 1966, Proc. California Acad. Наук, сер. 4, 33: 585.

Hyla regilla var.laticeps Cope, 1889, Бюл. США Natl. Mus., 34: 359. Синтипы: USNM 5308 (12 экземпляров) (согласно Cochran, 1961, Bull. US Natl. Mus., 220: 59) и MCZ 3729 (при обмене с USNM, согласно Barbour and Loveridge, 1929). , Bull. Mus. Comp. Zool., 69: 280). Типовая местность: «Мыс Сент-Лукас, Нижняя Калифорния», Нижняя Калифорния-дель-Сур, Мексика. Синонимия с Pseudacris hypochondriaca curta , подразумеваемая Рекуэро, Мартинес-Солано, Парра-Олеа и Гарсиа-Парис, 2006, Мол. Филогенет.Evol., 39: 293-304.

Hyla regilla curta — Джеймсон, Макки и Ричмонд, 1966, Proc. California Acad. Наук, сер. 4, 33: 585.

Hyla regilla deserticola Jameson, Mackey, and Richmond, 1966, Proc. California Acad. Наук, сер. 4, 33: 582. Голотип: SDSNH 54176, по оригинальному обозначению. Типовая местность: «Сан-Борхас, Нижняя Калифорния [дель Норте]», Мексика. Синонимия с Pseudacris hypochondriaca hypochondriaca подразумевается Рекуэро, Мартинес-Солано, Парра-Олеа и Гарсиа-Парис, 2006, Мол.Филогенет. Evol., 39: 293–304.

Hyla regilla hypochondriaca — Джеймсон, Макки и Ричмонд, 1966, Proc. California Acad. Наук, сер. 4, 33: 588. Duellman, 1970, Monogr. Mus. Nat. Hist. Univ. Канзас: 492. Отличительные особенности от Hyla regilla deserticola , отклоненные Duellman, 1970, Monogr. Mus. Nat. Hist. Univ. Канзас: 487. Отличительные особенности от Hyla regilla curta , отклоненные Грисмером, Макгуайром и Холлингсвортом, 1994, Bull. S. California Acad. Sci., 93: 45–80.

Pseudacris hypochondriaca — Рекуэро, Мартинес-Солано, Парра-Олеа и Гарсия-Парис, 2006, Мол. Филогенет. Evol., 39: 293–304.

Pseudacris hypochondriaca hypochondriaca — Рекуэро, Мартинес-Солано, Парра-Олеа и Гарсия-Парис, 2006, Мол. Филогенет. Evol., 39: 293–304.

Pseudacris hypochondriaca curta — Рекуэро, Мартинес-Солано, Парра-Олеа и Гарсия-Парис, 2006, Мол. Филогенет. Evol., 39: 293–304.

Pseudacris (Hyliola) hypochondriaca hypochondriaca — Fouquette and Dubois, 2014, Контрольный список N.A. Amph. Репт .: 356.

Hyliola hypochondriaca — Duellman, Marion, and Hedges, 2016, Zootaxa, 4104: 10.

Английские имена

Древесная лягушка мыса Сент-Лукас ( Pseudacris regilla curta : Yarrow, 1882, Bull. U.S. Natl. Mus., 24: 23).

Хор Лягушка Нижняя Калифорния ( Pseudacris regilla curta : Liner, 1994, Herpetol. Circ., 23: 26).

California Pacific Treefrog ( Pseudacris regilla curta : Crother, Boundy, Campbell, de Queiroz, Frost, Highton, Iverson, Meylan, Reeder, Seidel, Sites, Taggart, Tilley, and Wake, 2001 «2000», Herpetol.Circ., 29:13).

Древесная лягушка пустыни ( Pseudacris regilla deserticola : Crother, Boundy, Campbell, de Queiroz, Frost, Highton, Iverson, Meylan, Reeder, Seidel, Sites, Taggart, Tilley, and Wake, 2001 «2000», Herpetol. Circ. , 29:13).

San Lucan Chorus Frog ( Pseudacris regilla curta : Liner, 1994, Herpetol. Circ., 23: 26).

Древесная лягушка Нижняя Калифорния ( Pseudacris hypochondriaca : Frost, McDiarmid and Mendelson, 2008, в Crother (изд.), Herpetol. Circ., 37: 10; Лайнер и Касас-Андреу, 2008, Herpetol. Circ., 38: 21; Frost, McDiarmid, Mendelson, and Green, 2012, в Crother (ed.), Herpetol. Circ., 39:19; Frost, Lemmon, McDiarmid, and Mendelson, 2017, в Crother (ed.), Herpetol. Circ., 43: 17).

Лягушка Хор Нижней Калифорнии ( Pseudacris hypochondriaca : Collins and Taggart, 2009, Standard Common Curr. Sci. Names N. Am. Amph. Turtles Rept. Crocodil., Ed. 6: 7).

Древесная лягушка Северной Нижней Калифорнии ( Pseudacris hypochondriaca hypochondriaca : Frost, McDiarmid, and Mendelson, 2008, в Crother (изд.), Herpetol. Circ., 37: 10 [ошибочно как Pseudacris hypochondriaca curta ]; Лайнер и Касас-Андреу, 2008, Herpetol. Circ., 38: 21 [ошибочно как Pseudacris hypochondriaca curta ]; Frost, McDiarmid, Mendelson, and Green, 2012, в Crother (ed.), Herpetol. Circ., 39:19; Frost, Lemmon, McDiarmid, and Mendelson, 2017, в Crother (ed.), Herpetol. Circ., 43: 17).

Древесная лягушка Сан-Лукан ( Pseudacris hypochondriaca hypochondriaca : Liner and Casas-Andreu, 2008, Herpetol.Circ., 38: 21).

Распределение

Южная Калифорния, Невада и прилегающая западная Аризона к югу от южной оконечности Нижней Калифорнии, Мексика (см. Комментарий).

Комментарий

Рекуэро, Мартинес-Солано, Парра-Олеа и Гарсия-Парис, 2006 г., Мол. Филогенет. Evol., 39: 293–304, выделили этот таксон из бывшего Pseudacris regilla (куда он был помещен Ярроу, 1882, Bull. US Natl. Mus., 24: 1–249) на основе мтДНК и аллозимное свидетельство.Грисмер, 2002, Амф. Репт. Нижняя Калифорния: 75–78, предоставлен счет для населения Мексики (как часть Pseudacris regilla ). Эскобар, Юманс и Грисмер, 2002, Herpetol. Rev., 33: 317, предоставил последующую запись в Нижней Калифорнии (как Pseudacris regilla ), закрывая пробел в распределении. Валлийский, Кларк, Франко-Вискайно и Вальдес-Вильявисенсио, 2010 г., Юго-запад. Nat., 55: 581–585, обсуждали ареал (как Pseudacris regilla ) в северной части Нижней Калифорнии, Мексика.Барроу, Ралики, Эмме и Леммон, 2014, Мол. Филогенет. Evol., 75: 78–90, предположили, что различие этого таксона, проведенное на основе мтДНК, не подтверждено анализом нюДНК. Это говорит о том, что в конечном итоге этот таксон будет включен в синоним Pseudacris regilla . Алтиг и МакДиармид, 2015, Handb. Личинка Amph. США и Канада: 208–209, предоставили отчет о морфологии и биологии личинок. Джадин, Орлофске, Джезкова и Блэр, 2021, Биол. J. Linn. Soc., 132: 612–623, подтвердили видовой статус этого таксона (как Hyliola hypochondriaca ), но все же не рассмотрели двусмысленность доказательств нюДНК.

Внешние ссылки:

Обратите внимание: эти ссылки ведут на внешние веб-сайты, не связанные с Американским музеем естественной истории. Мы не несем ответственности за их содержание.

  • Дополнительные источники информации с других сайтов поискать в Google
  • Для поиска изображений CalPhoto изображения и Google Images
  • Для поиска в базе данных генетических последовательностей NIH см. ГенБанк
  • Для получения дополнительной информации о сохранении и изображениях, а также наблюдении см. iNaturalist; для быстрой ссылки на их карты см. iNaturalist KML
  • Чтобы получить доступ к имеющимся данным об образцах этого вида из более чем 350 научных коллекций, перейдите на сайт Vertnet.

Pseudacris hypochondriaca

BETA TEST — Данные по окаменелостям и страницы в значительной степени экспериментальны и находятся в стадии разработки. Пожалуйста, сообщайте о любых проблемах.

Описание

Лягушка-хористка Нижняя Калифорния ( Pseudacris hypochondriaca ) — вид древесных лягушек из Западной Северной Америки. Раньше этот вид считался частью тихоокеанской хористой лягушки ( Pseudacris regilla ), но в 2006 году разделился и получил статус вида.Вид распространяется от западного побережья США от Нижней Калифорнии до южной Калифорнии. Люди живут от уровня моря до высоты более 10 000 футов во многих типах сред обитания, размножаясь в водных условиях. Они имеют оттенки зеленого или коричневого и могут менять цвет в течение нескольких часов и недель.


Исходные данные
Рейтинг видов
Таксономия (GBIF) Жизнь: Animalia: Chordata: Amphibia: Anura: Hylidae

3 Pseudriacris9: 9163

Таксономический статус (GBIF) принято
Классификация
(GBIF)
Общее название Pseudacris
Научное название Pseudacrisa 90 (Псевдакрис s) Древесная лягушка Нижняя Калифорния, Лягушка Хор Нижней Калифорнии
Википедия https: // en.wikipedia.org/wiki/Pseudacris_hypochondriaca
Кротер, Брайан И., Джефф Баунди, Фрэнк Т. Бербринк и др. / Мориарти, Джон Дж., Изд. (2008) Научные и стандартные английские названия земноводных и рептилий Северной Америки к северу от Мексики, с комментариями относительно уверенности в нашем понимании, шестое издание: Herpetological Circular No. 37 — via Catalog of Life
Frost, Darrel R. (2009) база данных. Виды земноводных в мире: онлайн-справочник v5.3 — через Каталог жизни
Crother, Brian I., Джефф Баунди, Фрэнк Т. Бербринк и др. / Мориарти, Джон Дж., Ред., 2008: Научные и стандартные английские названия земноводных и рептилий Северной Америки к северу от Мексики, с комментариями относительно уверенности в нашем понимании, шестое изд. Герпетологический циркуляр № 37. 1-84. — через Интегрированную систему таксономической информации (ITIS)

Большой хребет (Synallaxis hypochondriaca) — Информационный бюллетень по видам BirdLife

Семейство: Furnariidae (Духовые птицы)

Авторитет: (Салвин, 1895)

Категория Красного списка

Критерии: B1ab (iii, v)

Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию о категориях и критериях Красного списка

Обоснование включения в категорию Красного списка
Этот вид квалифицируется как уязвимый из-за небольшого ареала и ограниченного числа известных мест в регионе, где, как считается, его среда обитания сокращается.

Численность населения: 6000-15000

Динамика численности населения: Уменьшение

Степень встречаемости (племенная / проживающая): 8,900 км 2

Эндемичная страна: Да

Атрибуты
Тип суши — континент
Царство — Неотропический
Экосистема МСОП — Наземный биом

Границы | Непосредственное и стойкое влияние температуры на потребление кислорода и термостойкость у эмбрионов и личинок хоровой лягушки Нижней Калифорнии, Pseudacris hypochondriaca

Введение

Окружающая среда — это движущая сила, которая оказывает немедленное и долгосрочное воздействие на фенотипы.Однако животные не являются пассивными существами, и фенотипическая пластичность является важным каналом, с помощью которого животные реагируют на окружающую среду (Garland and Kelly, 2006; Mueller et al., 2015a). Фенотипическая пластичность — это модификация фенотипа для приспособления к окружающей среде и реагирования на нее, происходящая через изменения физиологии, морфологии и / или биохимии (West-Eberhard, 1989; Pigliucci et al., 2006). Пластичность особенно важна для реакции на температуру, которая влияет почти на все физиологические процессы.В частности, эмбриональный и личиночный / ювенильный период для позвоночных обычно являются очень чувствительными периодами развития в истории жизни организма, отмеченными фундаментальными изменениями в размере, морфологии и физиологии (Mueller et al., 2015a, b; Smith et al., 2015). Реакция на температуру на этих стадиях может иметь серьезные последствия для успеха видов, особенно в ответ на повышение температуры, прогнозируемое с изменением климата (Cayan et al., 2008; van Vliet et al., 2013; IPCC, 2014).

Влияние температуры на формирование развивающихся фенотипов составляет очень важную область современных сравнительных физиологических исследований, особенно в отношении земноводных, поскольку более высокие глобальные температуры способствуют беспрецедентному всемирному снижению у многих групп земноводных (Stuart et al., 2004; Pounds et al. ., 2006; Cohen et al., 2018). Эмбриональные экзотермические позвоночные животные часто подвергаются сильным колебаниям температуры, и способность вида фенотипически реагировать на окружающую среду может иметь серьезные последствия.Температура определяет скорость развития и роста эмбрионов и личинок земноводных и рыб (Harkey and Semlitsch, 1988; Seymour et al., 1991; Mitchell, Seymour, 2000; Watkins, 2000; Mueller et al., 2011, 2015b; Smith et al. , 2015), и может влиять на скорость потребления кислорода эмбрионом (V 90O 2 ), частоту сердечных сокращений, эффективность преобразования желтка (YCE) и выживаемость при вылуплении (Mueller et al., 2011, 2015b; Eme et al., 2015 ). Например, инкубация эмбриона при более высоких температурах приводит к постоянно более высоким значениям V˙O 2 у эмбриональных и личиночных моховых лягушек ( Bryobatrachus nimbus ) и эмбриональных озерных сигов ( Coregonus clupeaformis ) (Mitchell and Seymour, 2003; Eme et al., 2003; Eme al., 2015).

Есть свидетельства того, что температура эмбриона влияет на физиологию земноводных за пределами вылупления. Такие изменения в производительности из-за прошлой жизни или условий были названы «эффектами переноса» (O’Connor et al., 2014; Yagi and Green, 2018). У земноводных проявляется переносимый / стойкий эффект тепловых условий эмбрионального и / или личиночного развития. Например, в диапазоне температур испытаний от 5 ° C до 35 ° C преметаморфический Pseudacris regilla (ранее Hyla regilla ) выращивался при 15 ° C, поскольку эмбрионы плавали быстрее и имели более высокую активность миофибриллярной АТФазы, чем личинки, выращенные при 25 ° C. ° С (Уоткинс, 2000).Точно так же скорость бега личинки Bombina orientalis была выше, когда личинки развивались при относительно более низких температурах (Parichy and Kaplan, 1995). Rana sylvatica , которая развивалась при 21 ° C в качестве эмбрионов по сравнению с 15 ° C, плыла медленнее, когда обе развивались при 21 ° C в качестве личинок. Тем не менее, эмбриональное развитие при 21 ° C и развитие личинок при 18 ° C привело к сходной скорости плавания по сравнению с эмбриональным развитием при 15 ° C и развитием личинок при 21 ° C, что свидетельствует о взаимодействии температурного воздействия во временных точках развития (Watkins and Vraspir, 2005).Температуры акклиматизации эмбрионов и личинок показали интерактивное влияние на кривые плавания личинок Limnodynastes peronii , причем личинки, инкубированные и акклиматизированные при 25 ° C, показали наилучшие результаты с точки зрения ширины и максимальной скорости всплеска при тестировании в диапазоне от 10 до 30 ° C (Seebacher и Григальчик, 2014). Напротив, личинок L. peronii , инкубированных в виде эмбрионов при 15 ° C, не показали различий в личиночном V˙O 2 по сравнению с личинками, инкубированными при 25 ° C, несмотря на более высокий V˙O 2 после акклиматизации личинок к 15 ° C. ° C (Зеебахер, Григальчик, 2014).В совокупности эти исследования предполагают, что в пределах диапазона температур акклиматизации, который может варьироваться от вида к виду, относительно более низкие или более высокие температуры во время развития пойкилотермных эктотерм могут обеспечивать более низкие или более высокие показатели на стадии личинки, в зависимости от измеряемой переменной, поддерживая Например, гипотеза фенотипической пластичности «теплее — лучше» или «холоднее — лучше» (Huey et al., 1999). Кроме того, преимущества относительно низких температур для производительности часто уменьшаются или отсутствуют при более высоких температурах испытаний (Wilson and Franklin, 1999; Watkins, 2000; Wilson et al., 2000; Seebacher and Grigaltchik, 2014), поддерживая «гипотезу благоприятной акклиматизации» о том, что развитие при одной температуре может быть полезно для производительности при этой температуре, но не при других (Huey et al., 1999). Эти предыдущие исследования изучают функцию на одном этапе жизненного цикла (например, на стадии личинки) после эмбрионального и / или личиночного развития при разных температурах. Однако более глубокое понимание того, как температура влияет на развитие фенотипов, требует оценки физиологической функции на стадиях как эмбрионального, так и личиночного жизненного цикла.

Хорская лягушка Нижняя Калифорния ( Pseudacris hypochondriaca ) на протяжении своей жизни испытывает переменную тепловую среду. Хористая лягушка обитает в широком диапазоне сред на всем своем широтном диапазоне (~ 1400 км) от округа Санта-Барбара, Калифорния до Нижней Калифорнии, Мексика (Recuero et al., 2006), включая пустыни, луга, горы и леса, которые существенно отличаются друг от друга. при сезонных температурах и высоте (~ 3000 м) (Jameson et al., 1970; Schaub, Larsen, 1978). P. hypochondriaca размножается в различных водоемах, некоторые из которых являются временными, и самцы инициируют брачные крики в широком диапазоне температур воды, от 4 до 20 ° C (Brattstrom and Warren, 1955; Cunningham and Mullally, 1956). ), хотя вполне вероятно, что они также звонят при еще более высоких температурах (Мюллер, неопубликованные данные). Предыдущие наблюдения показали, что эмбрионы успешно развиваются при температуре от 8 до 29 ° C, а личинки — при температуре от 0 до 33 ° C (Brattstrom and Warren, 1955; Brown, 1975).Взрослые хористые лягушки, по-видимому, переносят широкий диапазон температур (Cunningham and Mullally, 1956), но неизвестно, как температура развития может формировать физиологический фенотип этой эвритермальной амфибии.

Целью этого исследования было определить немедленное и, возможно, стойкое влияние температуры на эмбрион и личинки P. hypochondriaca . Эмбрионы инкубировали при постоянной температуре 10, 15, 20 или 25 ° C до вылупления, чтобы определить непосредственное влияние температуры на выживаемость, скорость развития, рост и потребление энергии эмбрионами.Мы предположили, что выживаемость эмбрионов будет высокой при разных температурах, как и в предыдущем исследовании, в котором не наблюдалось снижения выживаемости примерно до 30 ° C (Brown, 1975). Мы также предсказали, что скорость эмбрионального развития будет увеличиваться с повышением температуры, и что вылупившиеся птенцы будут меньше при более высоких температурах с большим остаточным желтком. Мы предположили, что удельная масса потребления кислорода эмбрионом (V˙O 2 ) будет оставаться постоянной или снижаться на протяжении всего развития до заметного увеличения для вылупившихся животных, как и предыдущие данные для эмбриональных и личиночных рыб (Rombough, 1994; Eme et al. al., 2015). Мы также предположили, что V˙O 2 будет больше при более высоких температурах на более поздних эмбриональных стадиях из-за температурно-зависимых эффектов, наблюдаемых при эктотермическом метаболизме. Личинки после каждой температурной обработки эмбриона (10, 15, 20 или 25 ° C) были акклиматизированы к 20 или 25 ° C, чтобы оценить возможность того, что влияние эмбриональной среды перенесено на личиночные фенотипы (рис. 1). Мы предсказали, что температура эмбриона будет иметь стойкое влияние на аэробный метаболизм личинок, при этом личинки, инкубированные в виде эмбрионов при более низких температурах, демонстрируют более высокий удельный вес V˙O 2 при обеих температурах акклиматизации личинок, результат «чем холоднее, тем лучше», аналогичен предыдущему исследование, показывающее такие тенденции для активности V˙O 2 и аэробных ферментов (Huey et al., 1999; Сибахер и Григальчик, 2014). Мы также предсказали, что инкубация при более высокой температуре, поскольку эмбрионы будут обеспечивать большую термостойкость для личинок при той же температуре акклиматизации, результат «чем теплее, тем лучше» аналогичен предыдущему исследованию, которое показало аналогичные тенденции для скорости плавания (Huey et al., 1999; Сибахер и Григальчик, 2014). Наконец, мы предположили, что акклиматизация к 25 ° C приведет к снижению удельного веса VO 2 и большей термостойкости личинок по сравнению с акклиматизацией к 20 ° C.

Рисунок 1. Схема эксперимента, в котором эмбрионы, инкубированные при 10, 15, 20 и 25 ° C, акклиматизировались либо к 20, либо к 25 ° C в качестве личинок.

Материалы и методы

Сбор в полевых условиях и инкубация эмбрионов

Яиц было собрано из прудов на территории кампуса Калифорнийского государственного университета в Сан-Маркос (33 ° 07′58,4 ″ с.ш. / 117 ° 09′38,0 ″ з.д., высота 200 м) в период с января по февраль 2017 года и с января по март 2018 года. средне-поздняя гаструляция (Gosner (1960) стадии 8–9), указывающая на то, что эмбрионы, вероятно, были заложены накануне ночью и, таким образом, были в пределах 24 часов после оплодотворения.Яйца очищали от мусора в воде в лаборатории под микроскопом (Zoom Stereo Trinocular Microscope, Amscope, Ирвин, Калифорния, США). Яйца собирали, очищали и инкубировали в пластиковых контейнерах Ziploc ® емкостью 230 мл с водой из идентичных источников, водопроводной водой, выдержанной путем барботирования воздухом в течение 48 часов перед использованием. Изначально яйца собирали и очищали выдержанной водой, которая по температуре была идентична полевой воде (13–16 ° C). Клатчи были разделены и распределены между четырьмя температурами: 10, 15, 20 и 25 ° C.Эмбрионы 10 ° C и 15 ° C инкубировали в холодильниках для вина (Newair AWC-330E, Хантингтон-Бич, Калифорния, США), эмбрионы 20 ° C инкубировали в инкубаторе Thermo Scientific Precision (Мариетта, Огайо, США). и 25 ° C эмбрионы инкубировали в камере для выращивания в окружающей среде (Chagrin Falls, Огайо, США). Регистратор данных Thermochron iButton ® (модель DS1922L, iButtonLink, Whitewater, WI, США) регистрировал температуру каждые 30 минут в отдельном контейнере с тем же объемом воды, что и контейнеры для эмбрионов.Температура регистрировалась каждые 30 минут, и среднесуточные температуры использовались для получения большого среднего значения для каждой температуры: 10 ° C = 10,0 ± 0,1 ° C, 15 ° C = 15,0 ± 0,1 ° C, 20 ° C = 19,9 ± 0,1 °. С, 25 ° С = 25,1 ± 0,1 ° С. Кладки наблюдались на предмет смертности и первого вылупления, и количество вылупившихся птенцов регистрировали каждый день, пока не вылупились все эмбрионы. Выживаемость при 50% выводе, среднее время до 50% вывода и продолжительность окна вывода (дни от начального до окончательного вылупления) определяли по кладкам (10 ° C = 6 кладок, 15 ° C = 13 кладок, 20 ° C = 10 кладок. , 25 ° C = 9 муфт).

Уровень потребления кислорода эмбрионом (V˙O

2 )

Скорость потребления кислорода (V˙O 2 ) измеряли на стадиях 16, 18, 20 и 22 эмбриона по Госнеру (вылупление) у независимых эмбрионов при температуре, при которой эмбрионы инкубировались ( n = 8 на стадию для каждой стадии). лечение). V˙O 2 определяли по снижению парциального давления кислорода (PO 2 ) в закрытой респирометрической системе. Отдельные эмбрионы / вылупившиеся птенцы были помещены в дыхательные камеры (объем: 0.94–1,17 мл), содержащий сенсорное пятно размером 5 мм O 2 (Loligo System, Тьеле, Дания). Четыре камеры помещали в рециркуляционную водяную баню, термостатированную до заданной температуры с помощью рециркуляционного нагревателя / холодильника (Thermo Fisher Scientific, IsotempTM 6200, Уолтем, Массачусетс, США). Пятно датчика в каждой камере считывалось оптоволоконным кабелем (PreSens Precision Sensing, GmbH, Регенсбери, Германия), подключенным к измерителю кислорода Witrox 4 (Loligo Systems, Тьеле, Дания) с компьютером, на котором установлено программное обеспечение Autoresp TM (Loligo Systems, Тьеле, Дания).Уровни кислорода в каждой камере измеряли каждые 5 минут в течение примерно 120 минут. Первые ∼40 мин были исключены из расчета V˙O 2 , чтобы учесть манипуляции и позволить эмбрионам достичь устойчивого состояния потребления кислорода. Самый низкий зарегистрированный уровень кислорода в камерах составлял 12 кПа, и V˙O 2 всегда был стабильным (линейным) в течение 120-минутного периода измерения, что указывает на то, что уровни O 2 были выше тех, которые могут отрицательно повлиять на V˙O 2 . V˙O 2 (мкл ч -1 ) рассчитывали с использованием следующего уравнения:

V˙O2 = (PO2 (t2) −PO2 (t1) t2 − t1) * β * V

, где PO 2 (t2) –PO 2 (t1) — уменьшение PO 2 (кПа) в камере за период времени ( t 2 –t 1 , h), β — емкость воды при соответствующей температуре (мкл O 2 мкл -1 кПа -1 ), а V — объем камеры за вычетом объема зародыша (мкл, рассчитанный по массе ).Каждая камера была откалибрована свежим бескислородным раствором 10 мг сульфита натрия в 1 мл воды (0%) и уравновешенной воздухом воды (100%). Все значения V˙O 2 были скорректированы на V˙O 2 пустой камеры с учетом любого потребления кислорода микробами. Масс-специфический V˙O 2 (мкл · ч -1 мг -1 ) рассчитывали путем деления V˙O 2 на массу без желтка.

Масса эмбриона

Лица, использованные для определения V˙O 2 , и другие эмбрионы, отобранные на эмбриональных стадиях 16, 18, 20 и 22 (вылупление), были помещены в 4% параформальдегид (PFA) в фосфатно-солевом буфере (PBS; pH = 7.4) в микроцентрифужных пробирках. После фиксации в 4% PFA в течение 36 ± 1 дня эмбрионы / вылупившиеся птенцы были удалены из их хориона (если это еще не сделано) и сфотографированы под препарирующим микроскопом (10-15X, Zoom Stereo Trinocular Microscope, Amscope, Irvine, CA, United States ) с цифровой камерой USB 3.0 (Amscope, Ирвин, Калифорния, США). Затем желток осторожно отделяли от эмбриона, и эмбрион и желток взвешивали до ± 0,01 мг (XA105DU, Mettler-Toledo, Columbus, OH, США). Эмбрион и желток сушили при 65 ° C в течение 24 ч (печь модели 10, Quincy Lab, Inc., Чикаго, Иллинойс, США) и повторно взвесили. Стадия каждого эмбриона подтверждена фотографиями.

Инкубация личинок

Подмножеству эмбрионов давали вылупиться и поддерживали при каждой температурной обработке эмбриона до 5-7 дней после первого кормления. Затем личинок при каждой температуре случайным образом разделяли на две группы и акклиматизировали до 20 или 25 ° C. Температура личинок повышалась на 1–2,5 ° С. –1 сутки. В результате было создано 8 температурных обработок личинок (рис. 1).Личинок содержали при каждой температуре в стареющей водопроводной воде в прямоугольных пластиковых контейнерах объемом 2 л при плотности 5–8 личинок L -1 и в режиме свет: темнота 12 ч: 12 ч. Дважды в неделю контейнеры очищали от отходов, 30% воды заменяли свежей выдержанной водой, а личинок кормили вареным салатом ad libitum .

Норма повседневного потребления кислорода личинкой и критический температурный максимум

За развитием личинок наблюдали до стадий 32–36 по Госнеру (1960), которые представляют дифференцировку задних конечностей пальцев стопы.Личинки акклиматизировались к температуре 20 или 25 ° C минимум за 2 недели до достижения этих стадий. Средний период акклиматизации для каждой температурной обработки перед экспериментом был следующим: 10–20 ° C: 52 ± 3 дня, 15–20 ° C: 46 ± 2 дня, 20–20 ° C: 40 ± 3 дня, 25– 20 ° C: 31 ± 2 дня, 10-25 ° C: 53 ± 1 день, 15-25 ° C: 34 ± 3 дня, 20-25 ° C: 27 ± 2 дня и 25-25 ° C: 32 ± 3 дн.

После того, как личинка достигла репрезентативной стадии, стандартный V˙O 2 был измерен при температуре акклиматизации с использованием периодической респирометрии ( n = 6–16 на обработку).Индивидуальных личинок помещали в респирометрические камеры объемом ~ 8,2 мл, содержащие сенсорное пятно размером 5 мм O 2 (Loligo System, Tjele, Дания), и считывали, как описано выше для эмбрионального V˙O 2 . Прерывистый цикл с периодами промывки 60 с, периода ожидания 240 с и измерения 300 с контролировали с помощью программного обеспечения Daq-M и Autoresp TM (Loligo Systems, Tjele, Дания). В результате этого прерывистого цикла PO 2 камер никогда не опускался ниже 17 кПа. Испытания проводились как минимум в течение 120 минут, и первые ~ 40 минут были исключены из расчета V˙O 2 , чтобы учесть манипуляции и позволить личинкам достичь устойчивого состояния потребления кислорода.Каждая камера была откалибрована свежим бескислородным раствором 10 мг сульфита натрия в 1 мл воды (0%) и уравновешенной воздухом воды (100%). Во время испытаний невозможно было полностью удерживать личинок в неподвижном состоянии, поэтому измерения отражают обычную скорость метаболизма (т. Е. V29O 2 , что представляет собой потребление O 2 при относительно низких уровнях активности). Все значения V˙O 2 были скорректированы на V˙O 2 пустых камер, чтобы учесть любое потребление кислорода микробами.После определения V˙O 2 личинок умерщвляли в MS-222, ставили, взвешивали и фиксировали в 4% PFA в PBS. После фиксации в течение ~ 30 дней кишечник отделяли от личинок и определяли влажные и сухие массы, как описано выше для эмбрионов.

Критический тепловой максимум (CTMax) был определен для отдельной подгруппы личинок ( n = 5–14 на обработку) на тех же стадиях развития, что и измерение V˙O 2 . Для каждого испытания CTMax отдельные личинки помещали в трехугольные пластиковые химические стаканы объемом 250 мл (Globe Scientific, Inc., Парамус, штат Нью-Джерси, США), наполненный выдержанной водопроводной водой соответствующей температуры. Стаканы были подвешены в рамке из полистирола в пластиковой водяной бане с полистирольной изоляцией объемом 20 л, которую непрерывно нагревали во время испытания двумя аквариумными нагревателями мощностью 150 Вт (EHEIM GmbH), а вода в ванне циркулировала с помощью аквариумного насоса (15 л мин. -1 , Lifeguard Aquatics, Серритос, Калифорния, США). Во всех отдельных испытательных камерах была предусмотрена умеренная аэрация для предотвращения термического расслоения.Температуру воды в стакане измеряли с помощью водонепроницаемого термометра VWR ® Traceable ® Ultra (± 0,1 ° C) (VWR, Radnor, PA, США). Температуры повышались на 0,33 ± 0,01 ° C мин. -1 . Повышение температуры продолжалось до тех пор, пока личинки не демонстрировали потерю равновесия (LOE), определяемую как неспособность реагировать на механическую стимуляцию и дорсо-вентральную ориентацию, и, таким образом, неспособность показать реакцию бегства (Cupp, 1980; Sherman and Levitis, 2003). Когда головастики достигли LOE, температура в химическом стакане регистрировалась, и температура корректировалась на основе откалиброванного цифрового термометра VWR ® Traceable ® (точность ± 0.0001 ° С; точность ± 0,05 ° C; Avantor, VWR, Radnor, PA, США). После LOE личинок немедленно удаляли из камеры CTMax и возвращали к температуре их акклиматизации. Личинкам давали возможность восстановиться в течение ≥1 часа, после чего их умерщвляли в MS-222, сушили и взвешивали до 0,01 мг. 90% личинок выживали в течение ≥1 часа после испытаний, и только значения CTMax для выживших были включены в анализ.

Статистический анализ

Данные были проверены на нормальность и однородность дисперсий с использованием теста Шапиро-Уилка и О’Брайена, соответственно, и использовались соответствующие параметрические или непараметрические тесты.Использовался непараметрический анализ, поскольку отсутствие преобразований гарантировало соответствие непараметрических данных параметрическим допущениям. Время до 50% вылупления, продолжительность вылупления, выживаемость при 50% вылуплении сравнивали по температуре инкубации эмбрионов с использованием теста Краскела-Уоллиса с post hoc сравнениями Steel-Dwass. Влажную массу, сухую массу и содержание воды в эмбрионах и желтке на разных стадиях развития и температуре исследовали с помощью непараметрического двухфакторного дисперсионного анализа Фридмана со стадией развития, температурой и взаимодействием между стадией развития и температурой в качестве эффектов.Массово-специфический VO 2 на разных стадиях развития и температуре исследовали с помощью двухфакторного дисперсионного анализа со стадией развития, температурой и взаимодействием между стадией развития и температурой в качестве эффектов. Post hoc сравнения Tukey HSD использовали, когда эффекты были значительными.

Личиночный масс-специфический V˙O 2 сравнивали при различных температурах с использованием двухфакторного дисперсионного анализа с температурой эмбриона, температурой акклиматизации личинок и взаимодействием между температурами эмбриона и личинки в качестве эффектов.Сравнение Tukey HSD использовалось, когда эффекты были значительными. CTMax личинок сравнивали при различных температурах с использованием двустороннего анализа ANCOVA с температурой эмбриона и температурой акклиматизации личинок в качестве основных эффектов и сухой массой в качестве коварианты. Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего, и различия были приняты как статистически значимые при α = 0,05.

Результаты

Эмбриональное развитие, рост и потребление кислорода

Все эмбрионы вылупились на стадии 22 по Госнеру (1960).Выживаемость (%) была высокой на протяжении всего эмбрионального развития и не зависела от температуры, с 92–97% выживаемостью при 50% вылуплении при всех температурах (χ 2 3 = 3,8, P = 0,28, рис. 2A). При повышении температуры время до 50% вывода значительно сократилось с 21 дня после оплодотворения (dpf) при 10 ° C до 5 dpf при 25 ° C (χ 2 3 = 34,2, P <0,0001, Рисунок 2B ). Q 10 для скорости развития составляла 2,8 для 10–15 ° C, 3,1 для 15–20 ° C и 2.0 для 20–25 ° C, с общим Q 10 , равным 2,5 для 10–25 ° C. Продолжительность вылупления (d) также значительно снизилась с повышением температуры инкубации, но существенно не различалась между 20 и 25 ° C (χ 2 3 = 27,5, P <0,0001, Рисунок 2C).

Рисунок 2. (A) Выживаемость при выводе (%), (B) время до 50% вывода (дни после оплодотворения, dpf) и (C) окно вывода (дни с первого по последний вывод) вылупившихся птенцов, инкубированных при разных температурах.Данные представлены в виде среднего значения ± стандартная ошибка среднего, n для каждой температуры следующим образом: 10 ° C = 6, 15 ° C = 13, 20 ° C = 10, 25 ° C = 9. Различные буквы указывают на существенные различия между температурами на основе Краскела-Уоллиса. test и сравнения Steel-Dwass post hoc .

Влажная масса эмбриона увеличивалась со стадией развития ( F 3,387 = 87,7, P <0,0001) и находилась под влиянием взаимодействия стадии и температуры ( F 9,387 = 5.5, P <0,0001), но не температуры ( F 3,387 = 1,4, P = 0,26) (рисунок 3A). Влажная масса эмбриона была одинаковой при разных температурах на стадии 16, 18 и 20. На стадии 22 (вылупление) влажная масса эмбриона была выше при 25 ° C по сравнению с другими температурами, а влажная масса эмбриона при 15 ° C была выше, чем при 20 °. С. Сухая масса зародыша при вылуплении для всех температур вместе взятых была значительно выше по сравнению с более ранними стадиями ( F 3380 = 2,7, P = 0.04), но на него не влияла температура ( F 3,380 = 1,4, P = 0,24) или взаимодействие стадии и температуры ( F 9,380 = 1,7, P = 0,08) ( Рисунок 3B). Большая часть увеличения сырой массы во время разработки была связана с увеличением содержания воды, которое увеличивалось со стадией ( F 3,380 = 113,8, P <0,0001), а также значительно зависело от температуры ( F 3,380 = 14.9, P <0,0001) и взаимодействие стадии и температуры ( F 9380 = 6,8, P <0,0001) (Рисунок 3C). Значительное взаимодействие произошло из-за более низкого содержания воды в эмбрионе на стадии 18 для эмбрионов 25 ° C по сравнению с другими температурами и более низкого содержания воды на стадии 20 для эмбрионов 10 и 15 ° C. По 22 этапу отличий не было.

Рисунок 3. (A) Влажная масса зародыша (мг), (B) сухая масса зародыша (мг), (C) содержание воды в эмбрионе (%), (D) влажная масса желтка (мг), (E) сухой массы желтка (мг) и (F) содержания воды в желтке (%) на протяжении всего эмбрионального развития при различных температурах инкубации.Стадии развития по Госнеру (1960). Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего, n = 5–11 для этапа 16, 7–20 для этапа 18, 8–16 для этапа 20, 39–121 для этапа 22. Буквы на A , C, и E указывают на значительные различия, основанные на взаимодействии между стадией развития и температурой (двухфакторный дисперсионный анализ, сравнение Tukey post hoc с ). Буквы B , D, и F указывают на значительные различия между стадиями для всех температур вместе взятых (двухфакторный дисперсионный анализ, сравнение Tukey post hoc ).

Влажная масса желтка уменьшалась со стадией ( F 3,384 = 20,2, P <0,0001) и зависела от температуры ( F 3,384 = 4,7, P <0,01), но не взаимодействия ступени и температуры ( F 9,384 = 1,8, P = 0,07) (Рисунок 3D). Для всех стадий общая влажная масса желтка была выше при 10 ° C по сравнению с другими температурами. Сухая масса желтка уменьшалась со стадией ( F 3,379 = 46.1, P <0,0001) и зависел от температуры ( F 3,379 = 4,0, P <0,01) и взаимодействия стадии и температуры ( F 3,379 = 3,3, P <0,001) (рисунок 3E). Значительное взаимодействие было связано с более высокой сухой массой желтка при вылуплении для эмбрионов 10 ° C по сравнению с 15 и 25 ° C. Содержание воды в желтке было самым низким на стадии 20 по сравнению с стадиями 16 и 22 для всех температур вместе взятых ( F 3,379 = 5.0, P <0,01), но на него не влияла температура ( F 3,379 = 2,7, P = 0,09) или взаимодействие ступени и температуры ( F 9,379 = 1,5, P = 0,14) (Рисунок 3F).

Эмбриональный масс-специфический V˙O 2 находился под влиянием стадии ( F 3130 = 38,7, P <0,0001) и температуры ( F 3130 = 35,5, P <0,0001) и взаимодействие стадии и температуры ( F 9,130 ​​ = 4.4, P <0,0001) (рисунок 4). Взаимодействие произошло из-за того, что масс-специфический V˙O 2 существенно не изменился на разных стадиях для эмбрионов, инкубированных при 10 и 15 ° C, но действительно увеличивался в процессе развития при 20 и 25 ° C. Массово-специфический V˙O 2 не зависел от температуры на стадии 16. Однако по мере развития масс-специфический V˙O 2 расходился, и он значительно отличался для эмбрионов 10 и 15 ° C по сравнению с 20 и 25 ° C на ступенях 18 и 20.При выводе (стадия 22) удельный вес V˙O 2 увеличивался с увеличением температуры, за исключением статистически аналогичных значений при 10 и 15 ° C. Q 10 значения для массового VO 2 при вылуплении составляли 1,2 для 10–15 ° C, 3,8 для 15–20 ° C и 2,0 для 20–25 ° C, с общим Q 10 из 2.1 для 10–25 ° C.

Рис. 4. Массовый расход кислорода (V˙O 2 , мкл ч -1 мг -1 ) эмбрионов, инкубированных при различных температурах.Стадии развития по Госнеру (1960). Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего, n = 8 для всех точек данных. Буквы указывают на существенные различия, основанные на взаимодействии между стадией развития и температурой (двухфакторный дисперсионный анализ, сравнение Tukey post hoc ).

Скорость потребления кислорода личинками и критический температурный максимум

Личиночный масс-специфический V˙O 2 находился под влиянием температуры эмбриона ( F 3,75 = 2,5, P = 0.035), температура акклиматизации личинок ( F 1,75 = 7,9, P <0,01) и взаимодействие между эмбриональной и личиночной температурами ( F 3,75 = 2,8, P = 0,044 ) (Рисунок 5A). Температура зародыша влияла на масс-удельный V˙O 2 только при температуре акклиматизации личинок 25 ° C. После акклиматизации к 25 ° C личинки, инкубированные при 20 ° C в качестве эмбрионов, продемонстрировали более высокий масс-специфический V˙O 2 , чем личинки, инкубированные при 10 ° C в качестве эмбрионов.

Рисунок 5. (A) Удельный расход кислорода (V˙O 2 , мкл ч -1 мг -1 ) и (B) критический тепловой максимум (° C) личинок акклиматизировались либо к 20, либо к 25 ° C после инкубации эмбриона при различных температурах. Личинки измерены на стадии 32–36 по Госнеру (1960) (дифференциация пальцев стопы задних конечностей). Данные представлены в виде среднего значения ± SEM, n = 6–16 для V˙O 2 , n = 5–14 для CTMax.Разные буквы указывают на существенные различия между всеми видами лечения, связанными с инкубацией эмбрионов и акклиматизацией личинок (двухфакторный дисперсионный анализ, сравнение Tukey post hoc ).

На критический тепловой максимум существенно влияла температура эмбриона ( F 3,58 = 7,0, P <0,001), температура акклиматизации личинок ( F 1,58 = 44,0, P <0,0001) , взаимодействие между эмбриональной и личиночной температурами ( F 3,58 = 3.5, P = 0,028), но не сухой массы ( F 1,58 = 2,9, P = 0,1). Среднее значение CTMax было на 1,8 ° C выше при температуре акклиматизации 25 ° C по сравнению с 20 ° C (рис. 5В). Однако в некоторых случаях температура эмбриона оказывала стойкое воздействие. При температуре акклиматизации головастиков 20 ° C личинки инкубировали при 20 ° C, поскольку у эмбрионов CTMax было ниже, чем у личинок, инкубированных при 25 ° C. Напротив, CTMax был одинаковым для всех температурных обработок эмбрионов при акклиматизации 25 ° C.

Обсуждение

Одним из наиболее динамичных источников физиологической фенотипической пластичности является температура окружающей среды на ранних этапах развития, и прогнозирование устойчивых физиологических последствий для организмов различных таксонов является областью значительного текущего исследовательского интереса (Kim et al., 2017; Noble et al., 2018; Ruthsatz et al., 2018; Warner et al., 2018). Мы исследовали эту центральную идею в сравнительной физиологии на примере P. hypochondriaca , земноводного, который на протяжении своей жизни испытывает широкий диапазон температур.Мы продемонстрировали, что температура во время эмбрионального развития имела как непосредственные эмбриональные эффекты, так и эффекты переноса личинок, которые влияли на физиологические функции. Повышенная температура во время эмбрионального развития не снижает выживаемость или массу, несмотря на повышенную потребность в энергии, которая поддерживает более быстрое развитие. Акклимация к более высокой температуре во время развития личинок обычно вызвала повышенную термостойкость, тогда как аэробный метаболизм не показал никаких изменений или умеренное увеличение при более высокой температуре акклиматизации личинок.Температура инкубации эмбрионов имела определенные стойкие эффекты. А именно, температура эмбриона 10 ° C приводила к снижению V˙O 2 при температуре акклиматизации личинок 25 ° C, а эмбриональное развитие при 25 ° C приводило к высокой термостойкости акклиматизированных личинок 20 ° C. Следовательно, у термостойких видов, таких как P. hypochondriaca , среда развития оказывает долгосрочное влияние на фенотип. Это особенно важно в отношении температуры, поскольку может дать ценную информацию о реакции видов на изменение климата.

Непосредственное влияние температуры во время эмбрионального развития

Эмбриональные реакции на температуру у P. hypochondriaca продемонстрировали широкую термостойкость этого вида. Развитие до вылупления было очень успешным во всем исследованном диапазоне температур (10-25 ° C) (рис. 2A), что соответствует предыдущим исследованиям, которые указывают на успешное эмбриональное развитие при температурах до 29 ° C (Brown, 1975). Однако несколько удивительно, что выживаемость оставалась такой высокой (97%) при 25 ° C.Эта температура редко регистрировалась в том месте, где были собраны яйца (Мюллер, неопубликованные данные), однако эмбрионы не проявляют видимых побочных эффектов. Хотя выживаемость была постоянной при разных обработках, температура действительно приводила к постепенному увеличению скорости эмбрионального развития, что отражалось в сокращении времени вылупления до 50% (Рисунок 2B) и уменьшении окна вывода (Рисунок 2C). Повышенная скорость развития с температурой была ожидаемым результатом и наблюдалась у многих земноводных (McLaren, Cooley, 1972; Kuramoto, 1975; Bradford, 1990; Seymour et al., 1991; Митчелл и Сеймур, 2000). Q 10 для скорости развития составлял 2,5 во всем исследованном диапазоне температур, что находится в нижнем диапазоне значений Q 10 (2,0–4,5), измеренных у других амфибий в том же диапазоне температур (Kuramoto, 1975). Относительно низкий Q 10 указывает на то, что температура оказывает меньшее влияние на скорость развития по сравнению с другими видами, что обеспечивает дополнительную поддержку широкой термостойкости P. hypochondriaca .В совокупности результаты выживаемости и скорости развития подчеркивают эвритермическую природу эмбрионов и позволяют предположить, что P. hypochondriaca , вероятно, вызовет наименьшее беспокойство, даже если температура воздуха повысится на 1,6–4,4 ° C, а температура воды — на 0,5–2,5. ° C к 2099 году, как это прогнозируется различными климатическими моделями для южной Калифорнии (Cayan et al., 2008; van Vliet et al., 2013).

Несмотря на влияние температуры на скорость развития, температура имела ограниченное влияние на массы на протяжении всего эмбрионального развития (рис. 3).Этот результат не подтверждает нашу гипотезу о том, что более теплые эмбрионы будут меньше при вылуплении, как это наблюдалось у других видов земноводных и рыб (Rombough, 1988; Kamler et al., 1998; Mueller et al., 2015b; Eme et al., 2018). Однако другие виды также не показали изменения массы тела с температурой, так что это не уникальное явление для P. hypochondriaca (Watkins and Vraspir, 2005; Mueller et al., 2011). В то время как влажная масса эмбриона увеличивалась на протяжении всего эмбрионального развития, это происходило в основном из-за увеличения содержания воды, а увеличение сухой массы наблюдалось только при вылуплении.Напротив, масса как влажного, так и сухого желтка уменьшилась, в то время как содержание воды в желтке было относительно стабильным. Отсутствие существенного соматического роста до вылупления наблюдается у других земноводных (Mitchell, 2001; Mueller et al., 2012). Ограниченный рост на этих стадиях, вероятно, ограничит влияние температуры на распределение энергии по массе. Однако мы не наблюдали различий в массе личинок при измерении V˙O 2 и CTMax личинок, и поэтому ограниченное влияние температуры на массу, по-видимому, сохраняется на протяжении всего развития личинок при исследованных температурах.

Вопреки нашей гипотезе, масс-специфический V˙O 2 увеличивался на протяжении эмбрионального развития при более высоких температурах, и это соответствовало увеличению скорости развития (Рис. 4). Общие значения Q 10 для скорости развития (2,5) и масс-специфического V˙O 2 (2,1) были аналогичными, что указывает на сопоставимую температурную чувствительность для этих двух важных скоростей развития. Таким образом, непосредственное воздействие температуры на эмбриональное развитие, а именно более быстрое развитие при повышенной температуре, в значительной степени коррелирует с повышенным потреблением энергии.По-видимому, не происходит снижения энергоэффективности при разработке при более высоких температурах. Эти результаты также показали, что температуры до 25 ° C, по-видимому, не оказали существенного немедленного отрицательного воздействия на эмбрионов P. hypochondriaca . Изучение распределения энергии во время развития для таких процессов, как развитие, рост и поддержание, которые могут быть смоделированы с помощью теории динамического баланса энергии (Mueller et al., 2012), будет плодотворной областью будущих исследований этого вида.

Взаимодействие температуры эмбриона и температуры акклиматизации личинок

Наше исследование функции личинок выявило влияние температуры акклиматизации личинок и стойкое влияние температуры эмбриона. Мы исследовали как масс-специфические V˙O 2 , так и CTMax во время дифференцировки задних конечностей и пальцев стопы [Gosner (1960), стадии 32–36] при всех температурных режимах. По характеру температуры, влияющей на скорость развития, период акклиматизации до достижения этих стадий был короче при более высоких температурах, и есть вероятность, что это могло повлиять на наблюдаемые результаты.Однако у P. hypochondriaca наблюдаются вариации в продолжительности развития личинок в зависимости от температуры (Мюллер, неопубликованные данные), и каждое измеренное животное акклиматизировалось к своей личиночной температуре в течение как минимум 2 недель. Вместо этого мы предположили, что статус развития индивидуума с большей вероятностью будет влиять на функцию, и поэтому мы провели наши измерения в узком диапазоне стадий развития, что привело к сопоставимым размерам личинок при разных обработках.

Устойчивые эффекты окружающей среды эмбриона на массово-специфический V˙O личинки 2 или CTMax зависели от температуры акклиматизации личинок, причем оба измерения подтверждали эффект «чем теплее, тем лучше» от температуры инкубации эмбриона (Huey et al., 1999). Массово-специфический V˙O 2 личинки, измеренный после акклиматизации к 20 ° C, не показал значительных устойчивых эффектов эмбриональной температуры (рис. 5А). Однако при температуре акклиматизации 25 ° C мы наблюдали, что личинки, инкубированные при 10 ° C в качестве эмбрионов, имели пониженный масс-специфический V˙O 2 по сравнению с личинками, инкубированными при 15 ° C. Этот результат противоречит нашей гипотезе о том, что инкубация эмбриона при более низких температурах вызовет более высокий масс-специфический V˙O 2 на более поздних стадиях развития (т.е.е., «холоднее — лучше»). Наши данные показали, что удельный вес личинок V˙O 2 либо увеличивается, либо не изменяется при более высокой температуре акклиматизации личинок 25 ° C по сравнению с 20 ° C. Seebacher и Grigaltchik (2014) показали, что личинок Limnodynastes peronii показали более высокий V˙O 2 при акклиматизации к 15 ° C по сравнению с 25 ° C, особенно при измерениях при 20, 25 и 30 ° C (Seebacher and Grigaltchik, 2014). ). Температуры акклиматизации в настоящих исследованиях различались всего на 5 ° C по сравнению с 10 ° C, используемыми Seebacher and Grigaltchik (2014), и общей тенденцией в P.hypochondriaca было связано с более высокой температурой акклиматизации, приводящей к более высокому V˙O 2 . Возможно, что разные периоды акклиматизации личинок (~ 2–8 недель для этого исследования, 6 недель для L. peronii ) могут привести к различным наблюдениям за влиянием температуры инкубации эмбрионов на V˙O 2 .

Также возможно, что любые стойкие эффекты температуры инкубации эмбрионов зависят от вида и / или признака. Только настоящее исследование и Seebacher and Grigaltchik (2014) измеряли несколько показателей продуктивности животного или ферментативных данных, и оба исследования показывают отдельные зависимые переменные, которые поддерживают либо более холодный (Seebacher and Grigaltchik, 2014 V˙O 2 и аэробные ферментные анализы), либо более теплый (Seebacher and Grigaltchik, 2014 анаэробные ферментные анализы; и настоящее исследование, V˙O 2 ) температуры инкубации, обеспечивающие более высокий фенотип потребления энергии для личинок.Seebacher и Grigaltchik (2014) также показали стабильно более высокие значения для характеристики работоспособности (скорости плавания) после инкубации эмбрионов в более теплой среде, что аналогично нашим результатам для данных V˙O 2 и CTMax. Тем не менее, R. sylvatica , которые развивались при более низких температурах, плавали быстрее, чем инкубированные более теплые эмбрионы, при измерении как личинки, что позволяет предположить, что более низкие температуры лучше подходят для измерения продуктивности личинок (Watkins and Vraspir, 2005).

Подобно массовому VO 2 , взаимодействие между температурой эмбриона и температурой акклиматизации личинок привело к изменениям термостойкости личинок.Большинство обработок в настоящем исследовании показали, что акклиматизация к более высокой температуре дала большую термостойкость личинкам P. hypochondriaca (Рисунок 5B). При температуре акклиматизации личинок 20 ° C личинки инкубировали при 20 ° C, поскольку у эмбрионов был самый низкий CTMax, что значительно ниже, чем у личинок, инкубированных при 25 ° C в качестве эмбрионов. Фактически, CTMax личинок, инкубированных при 25 ° C в качестве эмбрионов, было относительно высоким по сравнению с другими видами обработки при этой температуре акклиматизации, и существенно не отличалось от CTMax, измеренного при 25 ° C.Эти личинки были единственной обработкой, при которой переход от температуры эмбриона к температуре личинки был связан с понижением температуры, а не с повышением или отсутствием изменений. Повышенная температура эмбриона, по-видимому, привела к более высокой термостойкости, которая сохранялась даже после акклиматизации личинок к более низким температурам. Таким образом, эта обработка подтвердила нашу гипотезу о том, что повышение температуры эмбриона приведет к повышению термостойкости личинок. В будущих экспериментах можно будет изучить снижение температуры личинок по сравнению с эмбриональной температурой, чтобы получить представление о влиянии на термостойкость.

Термическая толерантность личинок P. hypochondriaca находится в пределах диапазона, измеренного у аналогичных видов, но более чувствительна к акклиматизации по сравнению с предыдущими исследованиями. Наши значения CTMax при температуре акклиматизации 20 ° C (38–39 ° C) были аналогичны Pseudacris triseriata , R. sylvatica , R. temporaria и Xenopus laevis , но ниже значений (41 –43 ° C) наблюдается у Bufo americanus , B. woodhousei , B.marinus и Gastrophryne carolinenus при одинаковой температуре акклиматизации (Cupp, 1980; Floyd, 1983; Sherman, Levitis, 2003; Enriquez-Urzelai et al., 2019). Таким образом, термостойкость личинок P. hypochondriaca имеет тенденцию соответствовать другим видам, размножающимся в зимние месяцы. При проведении эмбриональных обработок повышение температуры акклиматизации на 5 ° C приводило к увеличению CTMax в среднем на 1,8 ° C (наклон изменения температурного допуска на каждый 1 ° C повышения температуры акклиматизации = 0.36). Это больший прирост толерантности, чем у других видов. Например, при измерении на тех же стадиях развития R. temporaria набирает 0,8 ° C при повышении температуры акклиматизации на 7 ° C (наклон = 0,11), в то время как R. catesbeiana и B. marinus прибавляют примерно 0,7 ° C. и 1 ° C, соответственно, при повышении температуры акклиматизации на 10 ° C (наклон = 0,07 и 0,1 соответственно) (Menke, Claussen, 1982; Floyd, 1983; Enriquez-Urzelai et al., 2019).Проведение аналогичных экспериментов с видами, диапазон температур которых различается во время развития, может помочь полностью понять эффекты акклиматизации и потенциальные эффекты переноса температуры на термостойкость.

Сводка

Это исследование подтвердило термостойкую природу P. hypochondriaca на эмбриональной и личиночной стадиях жизни, и мы продемонстрировали, что эмбриональная среда может иметь устойчивые эффекты на личиночной стадии. Мы наблюдали, что температура эмбриона 10 ° C приводила к снижению V˙O 2 при температуре акклиматизации личинок 25 ° C, тогда как CTMax была выше у личинок, инкубированных при 25 ° C и акклиматизировавшихся к 20 ° C.Таким образом, при каких условиях переходящие эффекты температуры развития проявляются в фенотипе, вероятно, будут зависеть от признака. Остается неясным, каковы последствия изменений в использовании энергии и термостойкости для P. hypochondriaca за пределами личиночной стадии. В будущих исследованиях следует изучить фенотипы в процессе метаморфического перехода, чтобы увидеть, возникают ли эффекты переноса даже после значительных морфологических и физиологических изменений, таких как те, которые происходят во время метаморфоза амфибий.Более высокие температуры личинок обычно вызывают более мелкие и более молодые метаморфы (см. Метаанализ Ruthsatz et al., 2018), но функциональные последствия этого за пределами метаморфоза неясны; в нашем настоящем исследовании высокая температура инкубации эмбрионов не повлияла на размер вылупившихся особей этих эвритермальных лягушек. Было показано, что плотность личинок влияет на размер и морфологию пищеварительной системы после метаморфоза (Bouchard et al., 2016; Yagi and Green, 2018). Недавнее исследование R. temporaria предполагает, что термостойкость личинок может не сохраняться после метаморфоза, и, следовательно, воздействие температуры воды во время развития личинок может не оказывать защитного или вредного воздействия на молодь (Enriquez-Urzelai et al., 2019).

Для выяснения общих закономерностей фенотипических реакций на температуру развития необходимы будущие исследования физиологии у нескольких видов земноводных. Наше исследование частично подтвердило эффект «чем теплее, тем лучше» от температуры инкубации эмбриона (аналогичный или более высокий V 90O 2 и CTMax для личинок, инкубированных в более теплых эмбриональных условиях), тогда как Seebacher и Grigaltchik (2014) продемонстрировали поддержку того, что «чем холоднее, тем лучше». лучше »(более высокая активность V˙O 2 и аэробных ферментов для личинок, инкубированных в более холодных эмбриональных условиях (Huey et al., 1999; Сибахер и Григальчик, 2014). В дальнейшем для понимания факторов, влияющих на стойкие фенотипические изменения, необходимы сравнения стенотермных видов с эвритермическими, а также исследования с участием земноводных, которые различаются по своим географическим ареалам и температурам, с которыми они сталкиваются во время развития. Земноводные с ограниченным географическим распространением демонстрируют повышенную реакцию на стресс по сравнению с универсальными видами с более широким распространением (Assis et al., 2018), и вполне вероятно, что стенотермные амфибии также могут демонстрировать более стойкие стойкие фенотипические изменения в ответ на температуру по сравнению с эвритермическими видами, такими как П.Ипохондрия . Изучение влияния температуры развития на жизненный цикл многих видов даст нам более полное представление о том, как температура формирует фенотипы, и это будет неоценимо для прогнозирования реакции видов на изменение климата.

Доступность данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Управления по благополучию лабораторных животных, Национальных институтов здравоохранения и Комитета по институциональному уходу и использованию животных Калифорнийского государственного университета Сан-Маркос.Протокол был одобрен Комитетом по институциональному уходу и использованию животных Калифорнийского государственного университета Сан-Маркос.

Авторские взносы

CM задумал и разработал исследование, провел эксперименты и написал рукопись. JB, LK и SM провели эксперименты и сопоставили данные. Все авторы одобрили окончательную версию рукописи.

Финансирование

Эта работа была частично поддержана стартапами от Калифорнийского государственного университета Сан-Маркос для CM.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Джона Эма и двух рецензентов за их полезные комментарии к более ранней версии этой рукописи. Мы также благодарим Департамент рыб и дикой природы Калифорнии за научное разрешение на сбор яиц (разрешение № 13473).

Список литературы

Ассис В. Р., Титон С. М. и Гомес Ф. Р. (2018). Острый стресс, уровень стероидов в плазме крови и врожденный иммунитет у бразильских жаб. Gen. Comp. Эндокринол. 273, 86–97. DOI: 10.1016 / j.ygcen.2018.05.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бушар, С. С., О’Лири, К. Дж., Варгелин, Л. Дж., Шарбонье, Дж. Ф., и Варкентин, К. М. (2016). Постметаморфические переходящие эффекты пластичности пищеварительной системы личинок. Функц. Ecol. 30, 379–388. DOI: 10.1111 / 1365-2435.12501

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэдфорд, Д. Ф. (1990). Время инкубации и скорость эмбрионального развития у земноводных: влияние размера яйцеклетки, температуры и репродуктивного режима. Physiol. Zool. 63, 1157–1180. DOI: 10.1086 / Physzool.63.6.30152638

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браттстрем Б. Х. и Уоррен Дж. У. (1955). Наблюдения за экологией и поведением тихоокеанской древесной лягушки. Hyla regilla . Копея 1955, 181–191.

Google Scholar

Каян, Д. Р., Маурер, Э. П., Деттингер, М. Д., Тайри, М., и Хейхо, К. (2008). Сценарии изменения климата для региона Калифорния. Клим. Измените 87, 21–42. DOI: 10.1007 / s10584-007-9377-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн, Дж. М., Чивителло, Д. Дж., Венески, М. Д., МакМахон, Т. А., и Рор, Дж. Р. (2018). Взаимодействие между изменением климата и инфекционными заболеваниями привело к массовому сокращению численности земноводных. Global Change Biol. 25, 927–937. DOI: 10.1111 / gcb.14489

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каннингем, Дж. Д., и Маллалли, Д. П. (1956). Термические факторы в экологии тихоокеанской древесной лягушки. Herpetologica 12, 68–79.

Google Scholar

Купп, П. В. Младший (1980). Термическая толерантность пяти соленых земноводных в процессе развития и метаморфоза. Herpetologica 36, 234–244.

Google Scholar

Эме, Дж., Мюллер, К. А., Ли, А. Х., Мелендес, К., Манзон, Р. Г., Сомерс, К. М. и др. (2018). Ежедневные повторяющиеся колебания температуры инкубации эмбрионов изменяют метаболизм и рост озерного сига ( Coregonus clupeaformis ). Сост. Biochem. Physiol. А 226, 49–56. DOI: 10.1016 / j.cbpa.2018.07.027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эме, Дж., Мюллер, К. А., Манзон, Р. Г., Сомерс, К. М., Борехэм, Д. Р., Уилсон, Дж. Ю. (2015).Критические окна в эмбриональном развитии: изменение температуры инкубации влияет на частоту сердечных сокращений и потребление кислорода эмбрионами и вылупившимися детенышами озерной сиг ( Coregonus clupeaformis ). Сост. Biochem. Physiol. А 179, 71–80. DOI: 10.1016 / j.cbpa.2014.09.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энрикес-Урселаи, У., Сакко, М., Паласио, А.С., Пинтанель, П., Техедо, М., и Ничеза, А.Г. (2019). Онтогенетическое снижение термостойкости не устраняется более ранней акклиматизацией развития у Rana temporaria . Oecologia 189, 385–394. DOI: 10.1007 / s00442-019-04342-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Флойд Р. Б. (1983). Онтогенетическое изменение температурной толерантности личинки Bufo marinus (Anura: Bufonidae). Сост. Biochem. Physiol. А 75, 267–271. DOI: 10.1016 / 0300-9629 (83) -6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Госнер, К. Л. (1960). Упрощенная таблица для стадирования эмбрионов и личинок бесхвостых амур с примечаниями по идентификации. Herpetologica 16, 183–190.

Google Scholar

Харки, Г. А., и Семлич, Р. Д. (1988). Влияние температуры на рост, развитие и полиморфизм окраски декоративной хористой лягушки Pseudacris ornata . Копея 1988, 1001–1007.

Google Scholar

Хьюи, Р. Б., Берриган, Д., Гилкрист, Г. У., и Херрон, Дж. К. (1999). Проверка адаптивного значения акклиматизации: сильный вывод. г.Zool. 39, 323–336. DOI: 10.1093 / icb / 39.2.323

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МГЭИК (2014). «Изменение климата 2014: сводный отчет» в Труды Рабочих групп I, II и III к Пятому оценочному докладу Межправительственной группы экспертов по изменению климата . редакторы Р. К. Пачаури и Л. А. Мейер (Женева: МГЭИК).

Google Scholar

Джеймсон Д. Л., Тейлор В. и Маунтджой Дж. (1970). Метаболическая и морфологическая адаптация к гетерогенной среде тихоокеанской древесной жабы, Hyla regilla . Evolution 24, 75–89. DOI: 10.1111 / j.1558-5646.1970.tb01741.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камлер Э., Кекеис Х. и Бауэр-Немешкал Э. (1998). Температурные изменения выживаемости, развития и разделения желтка у Chondrostoma nasus . J. Fish Biol. 53, 658–682. DOI: 10.1111 / j.1095-8649.1998.tb01009.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С.-Й., Меткалф, Н.Б., да Силва, А., Веландо, А. (2017). Температурные условия в молодом возрасте влияют на сезонные материнские стратегии трехиглой колюшки. BMC Ecol. 17:34. DOI: 10.1186 / s12898-017-0144-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Менке М. Э. и Клауссен Д. Л. (1982). Термическая акклиматизация и закаливание головастиков лягушки-быка, Rana catesbeiana . J. Therm. Биол. 7, 215–219. DOI: 10.1016 / 0306-4565 (82)

-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Митчелл, Н.Дж. (2001). Энергетика эндотрофного развития у лягушки Geocrinia vitellina (Anura: Myobatrachidae). Physiol. Biochem. Zool. 74, 832–842. DOI: 10.1086 / 323989

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Митчелл, Н. Дж., И Сеймур, Р. С. (2000). Влияние температуры на стоимость энергии и время эмбрионального и личиночного развития наземной моховой лягушки, Bryobatrachus nimbus . Physiol.Biochem. Zool. 73, 829–840. DOI: 10.1086 / 318097

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Митчелл, Н. Дж., И Сеймур, Р. С. (2003). Влияние температуры гнезда, субстрата гнезда и размера кладок на оксигенацию эмбрионов и личинок австралийской моховой лягушки, Bryobatrachus nimbus . Physiol. Biochem. Zool. 76, 60–71. DOI: 10.1086 / 345486

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мюллер, К.А., Августин, С., Койман, С. А. Л. М., Кирни, М. Р., Сеймур, Р. С. (2012). Компромисс между созреванием и ростом во время ускоренного развития лягушек. Сост. Biochem. Physiol. А 163, 95–102. DOI: 10.1016 / j.cbpa.2012.05.190

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мюллер, К. А., Эме, Дж., Бурггрен, В. В., Рандл, С. Д., и Рогайр, Р. Д. (2015a). Проблемы и возможности интегративной физиологии развития. Сост.Biochem. Physiol. А 184, 113–124. DOI: 10.1016 / j.cbpa.2015.02.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мюллер, К. А., Эме, Дж., Манзон, Р. Г., Сомерс, К. М., Борехэм, Д. Р., и Уилсон, Дж. Ю. (2015b). Критические окна для эмбриона: изменения температуры инкубации влияют на выживаемость, фенотип вылупления и стоимость развития озерного сига ( Coregonus clupeaformis ). J. Comp. Physiol. В 185, 315–331. DOI: 10.1007 / s00360-015-0886-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мюллер, К.А., Джосс, Дж. М. П., и Сеймур, Р. С. (2011). Энергозатраты эмбрионального развития рыб и земноводных с акцентом на новые данные по австралийской двоякодышащей рыбе, Neoceratodus forsteri . J. Comp. Physiol. В 181, 43–52. DOI: 10.1007 / s00360-010-0501-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ноубл, Д. В., Стенхаус, В., и Шванц, Л. Е. (2018). Температуры развития и фенотипическая пластичность у рептилий: систематический обзор и метаанализ. Biol. Ред. 93, 72–97. DOI: 10.1111 / brv.12333

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Коннор, К. М., Норрис, Д. Р., Кроссин, Г. Т., и Кук, С. Дж. (2014). Эффекты биологического переноса: объединение общих концепций и механизмов в экологии и эволюции. Экосфера 5, 1–11.

Google Scholar

Паричи Д., Каплан Р. (1995). Материнские инвестиции и пластичность развития: функциональные последствия для двигательной активности личинок вылупившихся лягушек. Функц. Ecol. 9, 606–617.

Google Scholar

фунтов, Дж. А., Бустаманте, М. Р., Колома, Л. А., Консуэгра, Дж. А., Фогден, М. П., Фостер, П. Н. и др. (2006). Широко распространенное вымирание земноводных в результате эпидемических заболеваний, вызванных глобальным потеплением. Природа 439, 161–167. DOI: 10.1038 / nature04246

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рекуэро, Э., Мартинес-Солано, О., Парра-Олеа, Г., и Гарсия-Парис, М. (2006). Филогеография Pseudacris regilla (Anura: Hylidae) в западной части Северной Америки с предложением о новой таксономической реорганизации. Мол. Филогенет. Evol. 39, 293–304. DOI: 10.1016 / j.ympev.2005.10.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ромбо, П. Дж. (1988). Рост, аэробный метаболизм и потребность в растворенном кислороде эмбрионов и алевинов Steelhead, Salmo gairdneri . Кан. J. Zool. 66, 651–660. DOI: 10.1139 / z88-097

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ромбо, П. Дж. (1994). Распределение энергии во время развития рыбы: дополнительное или компенсирующее распределение энергии для поддержки роста? Функц.Ecol. 8, 178–186.

Google Scholar

Рутзац К., Пек М. А., Даусманн К. Х., Сабатино Н. М. и Глос Дж. (2018). Закономерности температурной пластичности развития личинок бесхвостых амур. J. Therm. Биол. 74, 123–132. DOI: 10.1016 / j.jtherbio.2018.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шауб Д. Л. и Ларсен Дж. Х. мл. (1978). Репродуктивная экология тихоокеанской древесной лягушки ( Hyla regilla ). Herpetologica 34, 409–416.

Google Scholar

Зеебахер Ф., Григальчик В. С. (2014). Температуры эмбрионального развития модулируют термическую акклиматизацию кривых производительности головастиков лягушки Limnodynastes peronii . PLoS One 9: e106492. DOI: 10.1371 / journal.pone.0106492

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сеймур Р.С., Гейзер Ф. и Брэдфорд Д.Ф. (1991). Метаболическая стоимость развития яиц наземных лягушек ( Pseudophryne bibronii ). Physiol. Zool. 64, 688–696. DOI: 10.1086 / Physzool.64.3.30158201

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шерман Э. и Левитис Д. (2003). Температурное закаливание в зависимости от стадии развития у личинок и молоди Bufo americanus и Xenopus laevis . J. Therm. Биол. 28, 373–380. DOI: 10.1016 / s0306-4565 (03) 00014-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Г. Д., Хопкинс, Г. Р., Мохаммади, С., Скиннер, Х. М., Хансен, Т., Броди, Э. Д. и др. (2015). Влияние температуры на рост и развитие эмбрионов и ранних личинок тритона с грубой кожей ( Taricha granulosa ). J. Therm. Биол. 51, 89–95. DOI: 10.1016 / j.jtherbio.2015.03.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стюарт, С. Н., Шансон, Дж. С., Кокс, Н. А., Янг, Б. Е., Родригес, А. С. Л., Фишман, Д. Л. и др. (2004). Состояние и тенденции сокращения и исчезновения амфибий во всем мире. Наука 306, 1783–1786. DOI: 10.1126 / science.1103538

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

van Vliet, M. T., Franssen, W. H., Yearsley, J. R., Ludwig, F., Haddeland, I., Lettenmaier, D. P., et al. (2013). Глобальный сток рек и температура воды в условиях изменения климата. Global Environ. Измените 23, 450–464. DOI: 10.1016 / j.gloenvcha.2012.11.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уорнер, Д. А., Ду, В.Г., Жорж А. (2018). Введение в спецвыпуск «Пластичность развития рептилий: физиологические механизмы и экологические последствия». J. Exp. Zool. Экол. Int. Physiol. 329, 153–161. DOI: 10.1002 / jez.2199

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Т. Б. (2000). Влияние острой температуры и температуры развития на скорость всплеска плавания и активность миофибриллярной АТФазы у головастиков тихоокеанской древесной лягушки Hyla regilla. Physiol. Biochem. Zool. 73, 356–364. DOI: 10.1086 / 316744

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Т. Б., и Враспир, Дж. (2005). И температура инкубации, и температура после вылупления влияют на способность плавания и морфологию головастиков древесных лягушек ( Rana sylvatica ). Physiol. Biochem. Zool. 79, 140–149. DOI: 10.1086 / 498182

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вест-Эберхард, М.Дж. (1989). Фенотипическая пластичность и истоки разнообразия. Annu. Rev. Ecol. Syst. 20, 249–278. DOI: 10.1146 / annurev.ecolsys.20.1.249

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон Р. и Франклин К. (1999). Термическая акклиматизация двигательных функций головастиков лягушки Limnodynastes peronii . J. Comp. Physiol. В 169, 445–451. DOI: 10.1007 / s003600050241

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, Р., Джеймс Р. и Джонстон И. (2000). Термическая акклиматизация двигательных функций головастиков и взрослых особей водной лягушки Xenopus laevis . J. Comp. Physiol. В 170, 117–124. DOI: 10.1007 / s003600050266

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Яги, К. Т., и Грин, Д. М. (2018). Постметаморфические переходящие эффекты в сложной жизненной истории: поведение и рост на двух жизненных стадиях у амфибии, Anaxyrus fowleri . Copeia 106, 77–85. DOI: 10.1643 / ce-17-593

CrossRef Полный текст | Google Scholar

HYLIDAE) ИЗ БАЙЯ КАЛИФОРНИЯ, МЕКСИКА, С ОПИСАНИЕМ ДВУХ НОВЫХ ВИДОВ НЕМАТОДОВ НА JSTOR

Abstract

Представлена ​​паразитофауна гельминтов гилидной лягушки Pseudacris hypochondriaca в нескольких местах вдоль полуострова Нижняя Калифорния на северо-западе Мексики. Гельминтофауна состоит из 4 видов нематод (Oswaldocruzia pipiens, личиночная форма аскаридид, 2 новых вида, принадлежащих к родам Rhabdias и Cosmocercoides) и 1 вида дигенеев (Gorgoderina sp.). Новый вид рабдий представляет собой 88-й вид, отнесенный к роду, и третий вид, описанный у мексиканских бесхвостых животных. Кроме того, вид Cosmocercoides представляет собой 20-й вид, отнесенный к роду, и первый представитель этого рода, описанный в Мексике.

Информация о журнале

Журнал паразитологии — официальное издание Американского общества паразитологов (ASP). Он издается непрерывно с 1914 года, когда его основал Генри Болдуин Уорд.Журнал специализируется на общей паразитологии, а также на паразитах, имеющих медицинское, ветеринарное и экономическое значение. Основное внимание уделяется эукариотическим паразитам, хотя векторы для прокариотических организмов и вирусы также включены. Журнал печатается в издательстве Allen Press в Лоуренсе, штат Канзас, шесть номеров в год. Доступны институциональные подписки. Членство в ASP включает получение журнала Parasitology, ежеквартального информационного бюллетеня и выдержек из ежегодных собраний; студенты могут присоединиться по значительно сниженной ставке.Журнал находится в сети через BioOne. Редактор журнала — д-р Майкл В.К. Сухдео. Для получения дополнительной информации о публикации в журнале обращайтесь в редакцию журнала по адресу [email protected] Для получения информации о членстве в ASP свяжитесь с обществом: http://amsocparasit.org/. Для получения информации о подписке обращайтесь на [email protected]

Информация об издателе

Allen Press играет жизненно важную роль в распространении знаний и информации. путем партнерства с организациями в научном, техническом и медицинском сообществе продвигать свои интересы и добиваться поставленных целей.Штаб-квартира в Лоуренсе, KS, Allen Press предоставляет полный спектр интегрированных услуг в широкие области управления контентом, онлайн-доставка и печать, ассоциация менеджмент и издательские услуги. Allen Press — надежный партнер научных общества, профессиональные ассоциации и корпорации по всей стране.

Активность гидролазы в яде куколки эндопаразитической осы, Pimpla hypochondriaca

Abstract

Яд куколочного эндопаразитоида, Pimpla hypochondriaca , как ранее было показано, содержит смесь биологически активных молекул.В настоящее время яд P. hypochondriaca исследован на наличие гидролазной активности. Шесть гидролаз последовательно определяли с использованием полуколичественного колориметрического набора API ZYM. Основные обнаруженные гидролазы: кислая фосфатаза, β-глюкозидаза, эстераза, β-галактозидаза, липаза эстеразы и липаза. Наиболее быстрая и интенсивная цветная реакция обнаружена для кислой фосфатазы. Оптимум pH и удельная активность кислой фосфатазы яда были определены с использованием p -нитрофенолфосфата в качестве субстрата и составили 4.8 и 0,47 нмоль p -нитрофенол / мин / мкг ядовитого белка соответственно. Активность кислой фосфатазы ингибировалась дозозависимым образом фторидом натрия (IC 50 4,2 × 10 -4 M) и коктейльным ингибитором 2 (CI 2). Ранее было показано, что яд P. hypochondriaca проявляет сильную цитотоксическую активность в отношении гемоцитов Lacanobia oleracea , сохраняемых in vitro. Вклад кислой фосфатазы в яде в эту цитотоксическую активность исследовали путем титрования яда против CI 2 перед добавлением L.oleracea гемоцитов. Результаты показывают, что, несмотря на относительно высокие уровни активности кислой фосфатазы в яде, кислая фосфатаза яда не играет роли в антигемоцитарной активности яда P. hypochondriaca in vitro.

Ключевые слова

Кислая фосфатаза

Антигемоцитарная активность

Эндопаразитоид

Гидролаза

Lacanobia oleracea статей

Ингибиторы фосфатазы

Pimpla000 Pimpla000 9105 авторское право © 2005 Издано Elsevier Inc.Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Большой хребет (Synallaxis hypochondriaca) — Перу Aves

Заказ: Воробьиные | Семейство: Furnariidae | МСОП Статус : наименьшее беспокойство


Возраст: Взрослый | Пол: Неизвестно | Loc. Сан-Маркос, Кахамарка


Возраст: Взрослый | Пол: Неизвестно | Loc. Сан-Маркос, Кахамарка


Возраст: Взрослый | Пол: Неизвестно | Loc. Сан-Маркос, Кахамарка


Возраст: Взрослый | Пол: Неизвестно | Loc. Сан-Маркос, Кахамарка


Идентификация и поведение: ~ 18,5 см (7,2 дюйма) . Большой хребет имеет оливково-коричневую мантию, макушку и хвост. Крыло также рыжевато-коричневого цвета с рыжими кроющими частями основного крыла. Имеет охристо-белые надбровные дуги и горло.Грудь и брюшко сероватые с сильными белыми прожилками. Питается в подлеске сухих и полулиственных лесов в верхнем течении реки Мараньон. Его диапазон не пересекается с более мелким и очень похожим колье-хребтом.

Статус: Эндемичный . Большой хребет необычный для верхнего дренажа Мараньона на высотах от 2150 до 2800 м.

Имя на испанском языке: Cola-Espina Grande.

Подвид: Большой хребет ( Synallaxis hypochondriaca ), (Salvin), 1895.

Значение имени: Synallaxis : Gr. sunallaxeos, sunallaxis = обмениваться. hypochondriaca : Gr. hupokhondrion = живот. Hupokhondriakos = живота.

Дополнительные сведения о семействе Furnariidae

Карта распространения

Голосовой


Артикул:

    • Диапазон видов основан на: Schulenberg, T. S., D. F. Stotz и L. Rico. 2006. Карты распространения птиц Перу, версия 1.0. Окружающая среда, культура и охрана окружающей среды (ECCo). Полевой музей. http://fm2.fieldmuseum.org/uw_test/birdsofperu от 01.03.2017.
.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *