Интуиция это что: Что такое интуиция: жизненный опыт, мистика или дешевая придумка?

Содержание

Что такое интуиция: жизненный опыт, мистика или дешевая придумка?

Фильм «ВВС. Разум человека»

Когда есть огромный опыт, твоя голова уже без твоего ведома начинает замечать важные мелочи. Иногда это спасает жизнь.
скачать видео

Фильм «Непристойное предложение»

Не стоит бездумно полагаться на то, что подсказывают чувства.
скачать видео

Фильм «Программа Доверие»

Интуиция — способность понимать происходящее мгновенно и вне сознательного контроля, не прибегая к осознанным умозаключениям и рассуждению. Мистическая интуиция понимается как знания, полученные от Высших сил, рациональная интуиция основывается на опыте и противопоставляется рассуждению, развернутому дискурсивному мышлению.

Принимая решение, мужчины чаще обращаются к голове, и для них интуитивное решение то, где все ясно сразу, без долгих рассуждений. Женщины чаще живут чувствами и телом, и для них интуитивное решение то, с которыми они себя уютно чувствуют, после принятия которого им становится внутренне спокойно и комфортно.

Когда на свою интуицию ссылается мудрый, опытный человек — прислушайтесь к нему. Интуиция как свернутое, бессознательное рассуждение, интуиция как показатель опыта и профессионализма — вызывает уважение.

В совсем новой ситуации мышление вначале протекает в развернутой и осознанной форме, в форме рассуждения. Осваивая ситуацию, повторяясь раз за разом, рассуждения становятся более сжатыми и менее осознанными. Если такое внутреннее рассуждение совсем сжато, уже неосознанно и протекает без напряжения, легко, на фоне привычного расслабления, человек чаще говорит уже не задумываясь, иногда затрудняясь привести промежуточные звенья рассуждения и ссылаясь просто на интуицию.

То есть — на уже бессознательно усвоенный опыт.

Опытный глаз видит всегда больше, чем глаз новичка. Тот, кто занимается чем-то годами, многие вещи знает уже без всякой логики, просто на основе опыта: «Так — происходит, а так — нет». «Я это чувствую». Опытные конструкторы самолетов могут без расчетов, только взглянув на самолет, сказать, каковы его летные перспективы. Опытный психолог или психиатр-мужчина лучше молоденькой девочки предскажет поведение окружающих — работает просто опыт. С другой стороны, женщины чаще и лучше мужчин интуитивно чувствуют, что происходит и будет происходить в отношениях, здесь также срабатывает опыт. Если девочки минимум по четыре часа ежедневно день за днем играют в человеческие отношения, а взрослые женщины на досуге обсуждают в первую очередь те же самые отношения, если внимание женщин приковано не к предметам, а к людям и отношениям, они естественным образом становятся в этой сфере профессионалами и часто могут уверенно предсказывать (на языке тела — «предчувствовать») то, что непонятно мужчинам.

Как пишет Даниэль Канеман, психолог, лауреат Нобелевской премии по экономике, «Психология точной интуиции не содержит никакой магии. Пожалуй, лучше всех ее кратко описал Герберт Саймон, который, исследуя процесс мышления гроссмейстеров, показал, что после тысяч часов занятий шахматисты иначе видят фигуры на доске. Саймон, раздраженный приписыванием сверхъестественных свойств интуиции экспертов, однажды заметил: «Ситуация дала подсказку, подсказка дала эксперту доступ к информации, хранящейся в памяти, а информация дала ответ. Интуиция – это не что иное, как узнавание»».

При этом важно поставить рамки: профессионал пользуется подсказками интуиции, но больше доверяет знанию и точному расчету. Где можно узнать точно, профессионал позаботится, чтобы узнать точно. Если же вопрос не такой важный, времени не хватает и в принципе можно не напрягаться и схалтурить — значит, воспользуемся интуицией. Это не так хорошо, как точное знание, но в исполнении профессионала и это сойдет. Можно сказать, что в сравнении с элитным точным знанием, интуиция — это бюджетное решение.


Профессионал пользуется интуицией, когда можно схалтурить…


При этом интуиция — не только опыт и профессионализм, не только свернутое дискурсивное мышление. Оперируя картинками и образами, можно быстро находить решение, выходящее за рамки обычного логического рассуждения, и это называют интуицией также. Человек с развитым сценарийным мышлением, просто глядя на ситуацию и представляя ее возможные развороты, знает заранее: «Так пойдет, а так нет». Если человек развил у себя образное и сценарийное мышление, тем более развил вчувствование, то в окружении людей, этим не владеющих, он нередко производит впечатление мага.

Что касается женской интуиции, то она — когда-то вымысел, а когда-то сплав опыта и природной способности отлично понимать и разговаривать на языке тела.

Нередко женщины настаивают на том, что они «чувствуют» другого человека лучше мужчины, не имея на то оснований. Группа исследователей из Хертфордширского университета под руководством Ричарда Вайзмана провели эксперимент с участием 15 тысяч испытуемых. 80% женщин и 58% мужчин заявили, что обладают хорошей интуицией. Всем добровольцам предложили изучить снимки смеющихся людей и установить, кто из них искренне радовался, а кто притворялся, у кого улыбки были искренними, а кого — искусственными. Как пишет «Портал искусственного интеллекта», правильно ответили одинаковое количество женщин и мужчин — по 70% (точнее — 72% мужчин и 71% женщин).

При этом скорее правдой является то, что в сфере человеческих отношений женщины разбираются лучше мужчин. Обычная женщина лучше обычного мужчины «считывает» собеседника, чувствует его состояние и понимает его скрытые намерения. Однако, начавшись в сфере человеческих отношений, женская интуиция там же и кончается: в предметном мире на женскую интуицию полагаться не следует. Да и в сфере человеческих отношений женский глаз видит чаще то, то находится «здесь и сейчас», просчитывать будущее женщине труднее.

Если же на женскую интуицию начинают влиять ее эмоции, настроения, надежды и страхи, то ошибок становится еще больше.

Когда девушка влюблена и надеется, ее интуиция подсказывает, что все будет отлично. Когда женщина боится, ее интуиция будет подсказывать, что есть причины для тревог и нужно волноваться…

Нередко за интуитивное решение выдается просто то, что первое случайно придет на ум.

Предположим, девушка говорит что-то не подумав, просто первое что придет ей в голову — милым девушкам это позволяется. Но если вдруг ее спросят: «Почему ты так думаешь?» и от нее ожидают хоть какие-то основания, то говорить, что она просто не думала, ей будет уже неудобно. В такой ситуации ей приятнее и солиднее сказать: «Я это чувствую. Это моя интуиция!» Понятно, что за такими словами ничего не стоит. Это — интуиция-дешевка, симулякр, пустышка вместо интуиции, и доверять такой интуиции не стоит.

Отдельный разговор — о мистической интуиции как иррациональном процессе. Люди, для которых привлекательна мистика, допускают наличие в мире Высших сил и возможность контакта с ними. Для них интуиция — это проникновение в особое пространство, где вдруг перед ними могут открыться все загадки мира и приоткроет свои завесы будущее. Они знают, что если войти в особое состояние внутренней тишины и долго к себе прислушиваться, можно понять, идти на собеседование сегодня или завтра, когда позвонит подруга и на какой авиарейс нужно брать билет, чтобы не попасть в катастрофу.

В отличии от рациональной интуиции, основанной на опыте и имеющей свои границы, мистическая интуиция выходит за рамки каких-либо ограничений, ей доступно все. Отличие между этими видами простое: если предсказание в каких-либо разумных рамках, это рациональная интуиция. Если предсказание за пределами границ реальности — мистическая. Спортивный тренер может интуитивно почувствовать, когда нужно в игре заменить одного игрока на другого — это рациональная интуиция. А вот чтобы точно раз за разом предсказывать, с каким счетом завершится игра, нужно иметь доступ к мистической интуиции, к Высшим силам.

Или — доступ к спортивной мафии, которая договаривается о результатах игры.

Склонность верить в мистику и мистическую интуицию научных подтверждений не имеет, но по-человечески понятна. В ситуации, когда достаточных данных для принятия решения нет и нужно рассчитывать риски, открыто беря полную ответственность лично на себя, некоторым людям нужен смягчающий ответственность буфер: «подсказка интуиции». Чем менее уверен в себе человек, чем труднее ему (или ей) принять решение, тем чаще человек обращается не к своей голове, а к подсказкам интуиции. Подсказки интуиции более всего ищут неуверенные подростки, ищущие опору вовне, девушки и женщины, которым хочется верить, что они в этом мире не одиноки, что они могут рассчитывать на общение с Высшими силами и добрые от них подсказки.

Интуицию, если это не иррациональный процесс, а основанное на опыте свернутое рассуждение, вполне можно развивать. Как? Давайте подумаем вместе, вспомня тех, у кого интуиция развита обычно лучше.

См.→


ИНТУИЦИЯ | Энциклопедия Кругосвет

ИНТУИЦИЯ. Интуиция на бытовом уровне характеризуется как чутье, проницательность, тонкое понимание, проникновение в самую суть чего-нибудь. В психологии интуиция рассматривается как особый вид знания, как специфическая способность, как механизм творческой деятельности.

Философы определяют интуицию как непосредственное, без обоснования доказательствами постижение, усмотрение (от лат. Intueri – пристально, внимательно смотреть) истины.

В зависимости от сферы применения различают интуицию в повседневной жизни («здравый смысл»), в науке, философии, искусстве (художественная интуиция), в изобретательской деятельности (техническая интуиция), профессиональную интуицию (врачей, следователей, педагогов и др.).

Существуют различные объяснения феномена интуиции. Но при всех различиях подчеркивается связь интуиции с неосознаваемыми формами психической деятельности, хотя специфика интуиции лежит не в самом факте неосознанности, а в познавательных, творческих и оценочных функциях неосознаваемой деятельности. На интуитивном уровне задействованы все формы чувственности (ощущения, восприятия, память, воображение, эмоции, воля («чувственная интуиция»)) и интеллекта, логического мышления («интеллектуальная интуиция»).

В истории учения об интуиции были попытки (Бергсон и др.) резко противопоставить интуицию и интеллект, логику. Особенно это касалось художественной интуиции. Самонаблюдения выдающихся мастеров искусства (Эйзенштейн, Михоэлс и др.) говорят об обратном. В актах художественного творчества, не говоря уже о научном и техническом творчестве, на неосознаваемом уровне наряду с чувственностью, образами активно работает понятийное, логическое мышление. Интуитивный творческий акт предполагает сжатие во времени, свертывание и переход в подсознание некоторых алгоритмов.

Здесь есть нечто общее с закономерностями внутренней речи, где мысль выражается сокращенно. Логика интуиции похожа структурно на алгоритмическое сознательное мышление. Точно так же все формы интуитивной чувственности сохраняют структурное сходство (но в сокращенном виде) с формами сознания. Интуиция – это специфическая человеческая способность, производная от сознания. В этом ее коренное отличие от неосознаваемой психической деятельности животных, от «звериного чутья», имеющего инстинктивную природу. Чутье животных не поднимается до уровня сознания, сознание человека «опускается» на подсознательный уровень «чутья». Зачем это делается?

Благодаря «сокращению», «сжатию», «свертыванию» психических процессов происходит колоссальный выигрыш во времени. Расчеты показывают, что на бессознательно-психическом уровне перерабатывается за единицу времени примерно в 10 000 000 раз бóльший объем информации, чем на сознательном уровне. Кроме того, происходит значительная экономия энергии. Многократно замечено, что интуитивный акт совершается быстро и «легко», что свидетельствует об избыточном энергетическом потенциале.

Интуиция обычно проявляется в неразрывной связи с особым состоянием подъема духовных и физических сил. В интуитивном творчестве это состояние известно как вдохновение. В процессе интуитивного постижения происходит повышение функциональной активности всех анализаторов (органов чувств), вследствие чего улучшается память. Очень часто замысел, идея интуитивно формируются тогда, когда внимание человека (а внимание – это всегда затрата энергии) сосредоточено совершенно на другой работе. Это перекликается с известным призывом «мыслить в сторону», содержащимся в высказываниях таких крупных ученых, как Лагранж, Пуанкаре, Адамар, Эйнштейн, Вертгаймер и др. Заслуживает внимание тот факт, что интуитивное понимание нередко свойственно природно одаренным, но еще недостаточно эрудированным людям. Это свидетельствует о том, что интуиция может совершаться при неполноте предварительного сознательного анализа. Осуществление интуитивного акта стимулирует самосовершенствование, стремление к творческой деятельности.

Когда результат работы интуиции – будь это образ, идея или волевой импульс – «созрел», человек ощущает состояние, напоминающее предродовое. Известна жалоба математика Гаусса о том, что имея давно готовые результаты, он не знает, как к ним осознанно подойти. По поводу таблицы химических элементов Д.И.Менделееву приписываются слова: «Все в голове сложилось, а выразить таблицей не могу». Наступает момент – внезапный, случайный, незапрограммированный, когда созревший результат мгновенно преодолевает порог сознания. Эту «вспышку» сознания называют по-разному – «наитием», «озарением», «инсайтом».

Хотя «озарение» произвольно вызвать нельзя, на опыте установлены условия, способствующие, приближающие преодоление порога сознания. Можно назвать несколько таких условий.

Фиксация и повторение условий задачи, которую надо решить. Сконцентрировать на них внимание. Закрепить рамки, в которых должна двигаться мысль. В результате растет подпороговая вероятность искомого результата. Счастливая случайность, как последняя капля, переполнившая чашу, одним толчком, скачком может привести к озарению. Важно умение ждать, терпение. Время, проведенное в разумном бездействии – а разумность заключается в том, чтобы не мешать бессознательному процессу – работает на интуитивное озарение. В этой связи полезной может оказаться техника медитации с ее приемами концентрации внимания и преодоления отвлекающих факторов.

Отсутствие стереотипов, предрассудков, предубеждений и других «вредных привычек» – другое важное условие преодоления порога. Иногда для получения принципиально нового решения полезно пригласить не опытного профессионала с устоявшимися взглядами, а свободного от стереотипов новичка.

Периодическое переключение на другую, в особенности контрастную деятельность. За время «отключения», отдыха, порог может снизиться настолько, что возвращение к задаче сразу приводит к ее решению.

Устранение отвлекающих факторов, действующих не в перерывах, а в процессе работы над задачей. Наличие таких факторов во время работы повышает порог принятия решения и препятствует его появлению на свет.

Уменьшение энергетических затрат за счет устранений всех излишних, необязательных факторов, не помогающих решению. «Ядро» задачи должно быть представлено в наиболее экономной, компактной и наглядной форме (четкий почерк, размещение на меньшем пространстве, хорошее освещение, удобная поза и т.п.). Станиславский подчеркивал, что для того, чтобы «выманить» вдохновение, нужны приемы, иногда до смешного простые и рутинные.

Определяющим для подъема, которое называют вдохновением, является мобилизация и концентрация энергетики. Утомление, истощение, голод, кислородное голодание (гипоксия), отравление, болезнь и т.п. не благоприятствуют работе интуиции. Напротив, отдых, избыток сил, здоровье способствуют творческим успехам. Поэты и художники, да и люди других профессий нередко обращаются в поисках духовного подъема к искусственным стимуляторам: кофе, табак, а нередко и кокаин, ЛСД. Все эти средства подстегивают мозговую энергетику. Но имеются и сугубо индивидуальные приемы, усиливающие приток крови к голове в ущерб остальным органам тела. Шиллер ставил ноги в лед, Мильтон и Декарт опрокидывались головою на диван, Лейбниц мыслил, как правило, в горизонтальном положении, Россини работал, лежа в постели, Руссо обдумывал свои произведения под ярким полуденным солнцем с открытой головой. Определенное влияние оказывает погода, особенно температура. Замечено особенно благоприятное действие знойных месяцев. Известно, что все давние великие цивилизации, когда были получены многие творческие достижения, возникли в широтах с оптимальной среднегодовой температурой – около +20 С°.

Интуиции помогает подсказка, которую нередко играет конкретный объект, обладающий многими признаками искомого решения. Когда решение созрело, порой случайная подсказка может сыграть роль последнего толчка, вызывающего разряд, взрыв, озарение. Широко известен пример из биографии Ф.А.Кекуле: сцепившиеся в кольцо обезьяны подсказали ему кольцеобразную структуру формулы бензола. Особенно эффектен в качестве «подсказки» конкретный образ. Многим художникам и изобретателям знаком феномен, когда одни признаки образа тянут за собой другие и образ спонтанно обрастает новыми замечательными деталями и признаками. В считанные секунды абстрактная идея превращается в законченное конкретное решение. Вообще, неосознаваемый скачок от идеи, понятия к образу и от образа к понятию – существенная черта акта интуиции.

Когда условия, способствующие преодолению порога сознания не соблюдаются, нарушается способность к целостному, непосредственному «схватыванию» объекта как еще одна важнейшая черта интуиции. В этом случае неосознаваемый процесс «схватывания», постижения целого подменяется рассмотрением деталей и логическим рассуждением. Такая подмена отчетливо видна при заболевании, которое называется «агнозия»: больной может описать предмет, перечисляя его детали и признаки, и при этом не узнать предмет как нечто целостное. У них резко сужен объем восприятия. Такое наблюдается и у нормальных людей при восприятии «больших» систем. Человек не может сразу, с одного взгляда составить целостное представление о незнакомом городе, крупном заводе или архитектурном сооружении и т.п. Нужно время и повторное рассмотрение. И лишь люди, наделенные сильной интуицией, способны к целостному восприятию сложных объектов как простых и неразложимых. Сложность у них превращается в простое и единое качество. Именно так воспринимают художественные произведения (портреты, сложные сюжетные композиции и т.п.) люди с развитой художественной интуицией. При этом «схватывают» суть произведения, его глубокий, не лежащий на поверхности сознательного усмотрения смысл.

Тот факт, что в сознание входит лишь результат интуитивной обработки информации, а сам процесс не осознается, человеку порой кажется, что кто-то иной, высший, водил его рукой или пером. В момент наивысшего творческого подъема инопобуждение осознается, как доминирующее. На протяжении тысячелетий инопобуждения объяснялись вмешательством богов, муз, «гениев», демонов, «шестикрылого Серафима», «голоса» и т.п. Например, Декарт верил, что на него снизошло божественное откровение, он пал на колени и стал молиться, когда ему пришла в голову идея аналитической геометрии. В 19 в. на смену религиозно-мистическому объяснению приходит психологическое объяснение. Место бога и муз заняло «бессознательное». При этом бессознательный «голос» часто понимался как «внеличностный», «безличностный», «надличностный» и т.п. Бессознательное Я входит в структуру человека. Полноценный творческий акт – это диалектическое единство побуждений реального, сознательного Я и подсознательного, интуитивного Я. Сегодня это нашло дополнительное подтверждение в исследованиях об асимметрических функциях левого (сознательного) и правого (бессознательного) полушарий. В процессе творчества они работают одновременно. Когда в случаях болезни частично отключается левое полушарие (например, у известного композитора вследствие инсульта), творческие функции могут сохраниться. Это происходит тогда, когда правое полушарие берет на себя отчасти функции левого, функции сознательного Я.

Личностная природа интуиции отчетливо видна в таком ее проявлении как эмпатия, «вчувствование», вживание, перевоплощение. В этих интуитивных актах, широко представленных в творчестве, в особенности (но не только!) в художественном, Я творца бессознательно идентифицирует (отождествляет) себя с другой личностью, с другим Я, реальным или воображенным. В напряженном диалоге этих двух личностей протекает процесс творчества, будь это художественная, научная, изобретательская деятельность или акты обычного речевого общения. Доказано, что речь – это единство сознательных и бессознательных, интуитивных процессов. Например, теория информации объясняет наличие в речевом общении двух противоположных тенденций: сознательной тенденции к утвердительным и соединительным (союз «и») формам и бессознательной тенденции к отрицанию («не») и разделительным (союз «или») структурам.

Поскольку личность человека предполагает не только работу мозга (физиология) и души (психология), но и работу духа, есть основание постулировать наряду с чувственной и интеллектуальной интуицией, существование духовной интуиции. Бессознательное постижение, переживание, понимание духовного (мировоззренческого) родства с другой личностью как раз и составляет ядро актов эмпатии. И здесь можно согласиться с известным философом Бергсоном, что высшим проявлением духовной интуиции являются акты художественного творчества и художественного восприятия. С этим связана неповторимая и великая роль искусства в жизни человечества.

Сегодня много спорят о том, могут ли «думающие» машины смоделировать процессы интуиции. С большой долей вероятности можно предположить в отношении духовной интуиции, что она не подвластна машинам. В работе индивидуального, неповторимого, свободного человеческого духа нет алгоритма, результат этой работы в принципе не поддается предвидению. Ее нельзя до конца формализовать, а значит передать машинам. В данном случае знаменитый спор между «физиками» и «лириками» решается в пользу «лириков».

Евгений Басин

это что такое, как развить интуицию?

Интуиция – это суждение, приводящее к решению поставленной задачи, посредством подсознательного анализа ситуации при недостаточности логических объяснений. Строится интуиция на повышенной эмпатичности, богатом опыте в необходимой сфере, воображении. Значение слова «интуиция» берет за свою основу латинский язык, и дословно означает «пристально смотреть». Механизм интуитивных процессов состоит в объединении разномодальных признаков в составляющее единое необходимое решение. Этот процесс постоянно находится в динамике и имеет индивидуальный характер проявления в зависимости от особенностей личности, эмоциональной сферы, независимости и непредвзятости мышления человека, а также сочетания факторов, в ракурсе которых рассматривается проблематика.

Интуитивные ответы обычно приходят к человеку моментально, возможно при недостатке информации и без осознанного процесса продвижения к получению необходимого ответа. Данные процессы не являются противоположными логическим, это скорее разные стороны, которые в своей совокупности, образуют одно целое – интеллектуальную творческую деятельность. Важную роль в формировании интуитивных догадок имеет обобщение всей полученной человеком информации и высокий уровень знаний и опыта касательно области решения поставленных задач.

Интуиция тесно связана с вдохновением или состоянием подъема психической, духовной и физической энергии. На этом фоне возрастает чувствительность всех органов восприятия, повышается уровень внимания и памяти. Вследствие таких изменений возможен выход сознания на новый уровень, расширение рамок восприятия, за которыми и находятся интуитивные открытия. Условиями возникновения такого расширения можно назвать: концентрацию на поставленной задаче, разумное отвлечение от нее (чтобы дать возможность проявлению бессознательного), избегание стереотипизации и предубеждений, периодическое переключение на противоположный вид деятельности, забота о собственном здоровье и комфортном состоянии.

Что такое интуиция

Значение слова интуиция приобретает разный смысловой оттенок в зависимости от ракурса использования и области употребления понятия. Подразумевает интуиция, ощущение или чувствование определенных закономерностей, логических цепочек; способность к анализу без наличия конкретных условий или информации; возможность моментального правильного решения детерминированного имеющимся опытом. Все перечисленные аспекты являются составляющими интуиции, и представляют особую характеристику определенной стороны данного понятия.

Что такое интуиция? Это определенная сверхспособность, дающая возможность получить недоступную большинству людей информацию, не решая поставленных задач, а следуя за внутренним ощущением, как следует поступать. В ходе бессознательной работы мозг обрабатывает информацию и выдает непосредственно готовый ответ, который может выступать не только прямым решением, но проявляться в формате чувств и ощущений.

Если человек способен достаточно тонко прислушаться к ощущениям и их малейшему изменению, то можно говорить о том, что навыки интуиции достаточно хорошо развиты. Это проявляется так, что ощущение страха, тревоги, дискомфорта, внезапно возникшее в теле, является сигналом того, что события принимают негативный характер. Наоборот, когда мозг считывает, что все идет хорошо, происходит выброс дофамина и человек ощущает умиротворение, радость. Такой способ тестирования реальности и интуитивного чувствования применим в знакомых ситуациях, которые могут касаться профессиональной деятельности, общения с хорошо знакомыми людьми, типичных ситуациях – в этих областях данный механизм доведен до автоматизма, но он окажется совершенно неэффективным в новой жизненной ситуации.

Для интуитивного анализа одинаково важно получить всю (и позитивную, и негативную) информацию, чтобы потом из полноценного объема выбрать наиболее существенные моменты. В ходе этого аналитического процесса человек сознательно не участвует и не может отследить ни ход, ни методы процесса, остается только полагаться на внутреннее ощущение правильности происходящего.

Как было упомянуто ранее, интуиция, способы ее реализации и проявления зависят от личностных особенностей и характеристик мышления. В соответствии с этими аспектами, выделяют три вида интуиции: эмоциональную (человеку приходят ответы в виде образов), физическую (о необходимом выборе или происходящем событии сигнализирует тело – определенными изменениями в ощущениях) и мысленную (различная информация, которая попадает к человеку). Когда интуиция начинает себя проявлять и активизироваться, в реальности это отражается в том, что жизнь человека наполняется сбывшимися желаниями и уместностью всего происходящего, способностью выбрать наиболее оптимальный вариант.

Интуиция в философии

В философской науке изначально не было одного принятого понятия интуиции. Платон под интуитивным процессом понимал интеллектуальное знание, приходящее внезапным инсайтом. Фейербах трактовал интуицию, как чувственное созерцание, а Бергсон определял ее как инстинкт. Разделились взгляды также на божественное и материалистическое обоснование возникновения феномена интуиции. С точки зрения божественной теории, интуиция – это благословение и послание, которое снисходит на человека от высших сил. В материалистическом восприятии считается, что это особый интуитивный тип мышления, в процессе которого не осознаются все детали и процессы, а лишь итог необходимого анализа. Это знание, которое не нуждается в доказательстве.

Были предприняты попытки обозначить признаки интуитивного знания, которые свелись к отсутствию первоначального анализа и умозаключений, независимости вывода от предложенных доказательств и наличию неоспоримой веры в правильность идей. Интуитивный метод познания имеет не только совершенно другие механизмы функционирования, но и качественно другой получаемый продукт, имея следующие особенности:

— выход за стандартные рамки представлений и расширение видения ситуации;

— объект познания воспринимается целиком, при этом замечаются также его отдельные составляющие части;

— возможно восприятие динамики изменений, а не статичного замершего определения;

— отсутствие подтверждений результатов, причин и связующих элементов в объяснении интуитивного решения.

На основе интереса к проблематике интуитивного познания мира развилось новое течение философии – интуитивизм. Основан он был в девятнадцатом веке Анри Бергсоном, и основная суть состояла в противопоставлении интуиции и интеллекта. На этом основании разделяются математические и естественные области научного познания, особенно отдельно выносится искусство, как совершенно отрешенная от реальности часть деятельности человеческого разума.

Данная концепция противопоставления получила много критических отзывов, а психологической науке наиболее востребована противоположная точка зрения о единстве интуитивного и интеллектуального, как двух составных элементов одного процесса.

Интуиция в психологии

В психологии интуиция определяется как выход за границы привычных стереотипов, таких как логический и последовательный поиск решения задач.

Первопроходцем психологических объяснений интуиции был К.Г.Юнг, который создал теорию коллективного бессознательного, которое отражает практически все множество идей, находящих свой выход в виде интуиции. Не смотря на то, что интуиция имеет связь с эмоциями и чувствами она является логическим актом, своеобразным вектором мыслительного процесса. Важнейшим условием для открытия двери интуиции является отказ от стереотипов мышления, попыток логически предугадать исход и излишней интеллектуализации.

Есть несколько оснований, на которые опирается интуиция: шаблонность мышления (сюда относят все стереотипы, проверенные временем и на момент восприятия человек выдает готовый вывод, без критики логического мышления) и бессознательное понимание (считывание и анализ большого количества информации бессознательным, при котором на поверхность сознания выводятся готовые ответы: сюда относят сны, внезапные предчувствия).

В различных психологических концепциях понятие интуиции имеет свои аспекты определения и использования. В психоаналитическом пространстве интуиция представлена тем знанием, той необъяснимой истиной, которая дает душевное облегчение, излечивает душевные раны.

Архетипическая интуиция представляет целый багаж внутренних знаний коллективного бессознательного и архетипических программ. В своей жизни человек постоянно сравнивает происходящее в реальности с этими базисами, и когда внешние события резонируют с этой встроенной внутренней картинкой, происходит узнавание и открытие интуитивного знания.

Диалектико-материалистическая интуиция предполагает, что любая малая отдельная часть содержит информацию о целом. Таким образом, при постоянном контакте с миром, человек напитывается знаниями об этой реальности и всех свойственных ей проявлениях, но эти знания складываются в бессознательной части памяти. С данной точки зрения результат интуиции и его непредсказуемость полностью обусловлены внешним миром и его переменчивостью. Задача психики состоит только в том, чтобы вывести в необходимый момент на сознательный уровень всю, зафиксированную бессознательным, информацию о внешнем мире.

Постмодернисткий подход к интуиции основан на взаимодействии различных реальностей, моделей, наук, областей знаний. Процесс поиска ответа интуитивным путем запускается, когда в психическом пространстве человека сталкиваются два различных мира (как наиболее значимые открытия были сделаны на стыке двух наук). Данный контекст рассмотрения интуиции не подразумевает поиск новой истины или ее открытия, он заранее предполагает, что не существует окончательной истины, есть только различие смыслов, которые она может приобретать в зависимости от области применения.

Эмпирическая интуиция является постоянным процессом поиска решения, основанная на взаимодействии с различными явлениями и предметами внешнего мира. В процессе последовательного перебирания их и сравнения происходит необходимая находка.

И наиболее интересный вид – духовно-смысловая интуиция, которая открывает истины, верные лишь для одного человека и представляют уникальное сочетание смыслов. Эти идеи и ощущения не представляется возможным никому передать или сделать доступными в полной мере. Так самому человеку они открываются в особые кризисные моменты и являются подходящими лишь его картинке мира.

Невозможно четко придерживаться лишь одного из вышеприведенных определений, так истинно интуитивный процесс включает в себя элементы каждого вида, в разном процентом соотношении.

В интуитивном акте принимают участие интеллектуальное мышление (постановка проблемы, ее оценка), дивергентное (трансформация информации, выделение деталей) и бессознательное (образное и полное восприятие ситуации).

Как развить интуицию

Считается, что развитие интуиции и сверхчувственного восприятия становится актуально большей частью во взрослом возрасте, так как ребенок изначально обладает интуитивными навыками, просто впоследствии социализации и доминирования логического подхода к решению, интуитивные навыки атрофируются.

Как развить интуицию и скрытые способности? Первоначальным условием развития является наличие веры и поиск необходимых, подтверждающих воспоминаний. На моменте воспоминания важным является воспроизвести в памяти не только события интуитивного опыта, но и сопутствующие этому ощущения телесного и эмоционального спектра, для того чтобы в дальнейшем воспроизводить необходимое состояние. На следующем этапе, максимально выключив логику и войдя в необходимое состояние, которое было обозначено путем воспоминаний, следует начинать задавать интересующие вопросы и прислушиваться к изменениям, происходящим с состоянием. Чем ближе оно к первоначальному, присутствовавшему в прежних интуитивных опытах, тем больше вероятность правильности интуитивного выбора в данный момент.

Есть ряд определенных упражнений, которые помогают развивать наблюдательность, чувствительность, а, следовательно, интуицию и скрытые способности. Можно угадывать масть карты, перевернутой рубашкой вверх, или взять вместо этого несколько одинаковых листов, окрашенных лишь с одной стороны в два цвета. Пробуйте называть имя звонящего или приславшего сообщение, еще до того, как увидите его на экране. В начале таких тренировок количество ошибок будет достаточно высоко, но со временем они будут исчезать. Отдельное внимание стоит обращать на знаки, которыми пространство может разговаривать с вами, проявляя бессознательные знания (это могут быть вывески, случайные разговоры, фразы, встреченные люди) – не стоит пренебрегать такими источниками, считая их несоответствующими, ведь интуиция проявляется внезапно.

Развитая интуиция отражается телесными ответами, которые можно научиться считывать. Так, найдя максимально комфортное место, где вас не побеспокоят, необходимо задавать себе простые вопросы, ответы на которые очевидны (на улице день? – да; я сижу на диване? — да) – и отслеживать все телесные реакции, которые происходят. На очередном десятке вопросов вы сможете из множества реакций выделить что-то общее (покалывание пальца, тепло в груди, дергается глаз, расслабляется спина и т.д.). Вторая часть тренировки состоит в поиске реакции на отрицательный ответ, аналогичным способом. После того, как найдены ваши индивидуальные физические реакции, можно приступать к тренировкам с вопросами, ответы на которые вам не столь очевидны.

Развитая интуиция может проявляться через звуки, тактильные ощущения, изменения эмоционального фона, визуальные образы и обонятельные проявления.

Развитие интуиции и сверхчувственного восприятия невозможно без внутриличностной работы над повышением уровня самооценки, способности к четкой формулировке вопросов и определения истинной личностной значимости поставленной проблемы. Всегда старайтесь как можно больше контактировать с реальностью для получения максимального жизненного опыта, читайте книги, статьи, смотрите фильмы и передачи. Даже не обязательно все это запоминать, необходимая информация сама складируется в бессознательном и в нужный момент будет извлечена.

И самое главное – это слушать подсказки собственной интуиции и выполнять предложенные ею действия, для закрепления данного механизма. Ведь, как и любая деятельность, без тренировки и наличия значимости, интуитивный механизм постепенно атрофируется и перестает работать.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Что такое интуиция и существует ли она на самом деле? Разбираемся вместе с учеными

Современное рациональное общество часто отрицает то, чего оно не может понять или объяснить с научной точки зрения. Поэтому признаться окружающим, что то или иное решение принято только благодаря интуиции, может далеко не каждый. Только представьте: идет важное совещание, коллеги обсуждают новый проект. Все вокруг полны энтузиазма и грандиозных планов, а кто-то один чувствует, что этот проект — провальный. Но объяснить это, приведя логичные аргументы, он не может, потому что их просто нет. А сказать «у меня такое чувство» зачастую просто невозможно — в лучшем случае на человека странно посмотрят и подумают, что он шутит. Однако современная наука медленно, но верно приходит к выводу, что интуиция — это вполне реальная вещь.

Левое и правое полушарие

Слово «интуиция» происходит от латинского intuitio, что означает «созерцание или пристальное всматривание». Большой психологический словарь определяет интуицию как способ быстрого, иногда мгновенного решения задачи на основе данных, недостаточных для логического анализа. Простыми словами, это то, чего мы знать не можем, но все-таки откуда-то знаем. На самом деле в этом определении нет ничего странного — все можно довольно логично объяснить.

Каждый человек обладает двумя типами мышления — интуитивным и логическим. Об этом больше двух тысячелетий назад говорил еще древнегреческий философ Платон . За эти типы мышления отвечают полушария мозга. За анализ, последовательность выводов и выстраивание логических цепочек — левое, а за творческие процессы, ассоциативное восприятие и ту самую интуицию — правое. То есть то самое «шестое чувство» находится в зоне ответственности именно правого полушария.

Советско-израильский психофизиолог Вадим Ротенберг в своей книге «Триумф бессознательного» объясняет: «Мы живем в мире бесконечного множества динамичных связей между предметами, между окружающими людьми и виртуальными образами. Чтобы не только приспособиться к этому миру, но и пытаться менять его в соответствии со своими потребностями, необходимо воспринимать эти связи во всем их многообразии. У психически здоровых людей способность воспринимать мир как целое, улавливать все эти связи обеспечивается правым полушарием мозга. Именно сюда прежде всего поступает информация из всех органов чувств, и именно правое полушарие тесно связано с лимбической системой, ответственной за наши эмоции».

В фильмах, особенно детективах и триллерах, есть классический сюжет: один из главных героев приходит домой и чувствует, что что-то не так. Зритель-то в курсе, что там, на втором этаже, прячется убийца, ему об этом рассказали за несколько минут до происходящего, но откуда эта информация есть у героя? Это — классическое проявление интуиции.

Человеческий глаз мгновенно фиксирует сотни деталей вокруг. Обоняние может за секунду уловить чужой или, наоборот, известный, но давно забытый запах. Слух — дать понять, кто из членов семьи идет по коридору. Вся эта информация обрабатывается в правом полушарии, и происходит это очень быстро, поэтому, если что-то идет не так, мы моментально получаем сигнал тревоги — как и герои детективных фильмов. Левому полушарию может потребоваться довольно длительное время, чтобы проанализировать все детали и прийти к выводу, что любимая фотография стоит не на том месте или пальто висит не на той вешалке, где обычно. Правое же полушарие может понять это за считаные секунды.

Наука и жизнь Почему лень полезна для здоровья и можем ли мы жить до 130? Отвечают ученые

Вадим Ротенберг говорит о том, что благодаря способности правого полушария обнаруживать связи между предметами без помощи логики левого полушария в науке были сделаны важнейшие мировые открытия, к которым невозможно было прийти путем последовательного анализа имеющихся фактов. Конечно, никто не утверждает, что гении Ньютон или Эйнштейн пришли к своим самым важным открытиям исключительно благодаря интуиции, то есть случайно. Просто к работе левого полушария в какой-то момент подключилось и правое.

Эйнштейн сказал: «Интуиция — это священный дар, а рациональный ум — верный слуга. Мы создали общество, которое воздает почести слуге и забыло о даре, но никогда не сделало бы своих открытий в процессе рационального мышления».

Фото: Barbara A Lane / Pixabay

Женская интуиция — она действительно существует?

В патриархальном обществе принято считать, что женщины эмоциональнее мужчин, лучше понимают переживания других и обладают той самой пресловутой «женской интуицией». Эти утверждения родились еще много веков назад, хотя не были основаны на каких-либо доказательствах. Например, Аристотель считал, что мужская природа полноценна и совершенна, а женщина подвержена эмоциям, и значит, менее устойчива. Иммануил Кант утверждал, что женская философия состоит в том, чтобы не рассуждать, а чувствовать. Через сто лет после Канта Чарльз Дарвин «мужскую энергию и гениальность» противопоставлял «женскому состраданию и интуитивным способностям».

На самом деле, несмотря на свою гениальность, Аристотель, Кант и Дарвин ошибались по поводу женщин. В 2010 году английский психолог Ричард Вайзман провел масштабное исследование, в котором приняли участие 15 тысяч женщин и мужчин. Испытуемые рассматривали пару фотографий: на одной из них был человек с искренней улыбкой, на другой — с фальшивой. Перед экспериментом участники должны были оценить свою интуицию: хорошей ее сочли 58% мужчин и 77% женщин. Участники должны были угадать, на какой фотографии улыбка настоящая, а на какой — нет. В итоге искреннюю улыбку смогли распознать 71% женщин и 72% мужчин: вот и доказательство того, что в вопросе наличия интуиции разницы между полами нет и это очередной гендерный предрассудок.

Наука и жизнь Полезная привычка: как перестать забывать важную информацию (и имена)

Интуиция = опыт

Снова вспомним Эйнштейна, который сказал, что «интуиция — это не что иное, как выброс интеллектуального опыта». Опыт может быть не только интеллектуальным, но и физическим и эмоциональным. Возьмем, к примеру, футбол и пенальти. Сами футболисты говорят, что то, куда полетит мяч во время пенальти, практически невозможно предугадать — этим и пользуются те, кто бьет. Они могут специально подавать неправильные сигналы, чтобы вратарь прыгнул за мячом в другую сторону. Здесь дело не в таланте, а только в опыте голкипера: чем больше он тренируется, тем лучше он учится улавливать все невидимые движения и сигналы соперника. Во время пенальти на логику нет времени — здесь помогает только интуиция. Но, конечно, мало кто захочет это признать.

Современные ученые и психологи призывают не бояться и не стыдиться интуиции. «Мы считаем, что будет лучше, если мы соберем как можно больше информации и потратим как можно больше времени на ее обдумывание. Но бывают моменты, особенно в условиях стресса, когда поспешность не во вред, когда наши моментальные суждения и первые впечатления могут предложить более эффективные способы адаптации к этому миру. Избыточная информация не преимущество, достаточно знать очень мало, чтобы разглядеть главный признак предмета», — пишет в своей книге «Озарение. Сила мгновенных решений» Малкольм Гладуэлл .

Но, конечно, интуиция не всегда может работать на долгосрочную перспективу. Израильско-американский психолог и лауреат Нобелевской премии по экономике Даниэль Канеман видит большую разницу между долгосрочными и краткосрочными прогнозами и поддерживает идею, что интуицию можно и нужно развивать: «Предчувствие пожарного, что дом вот-вот обрушится, устроено не так, как прогнозы специалиста по Ближнему Востоку о перспективах развития региона. Интуитивная компетентность может развиться, только если ситуации регулярно повторяются и есть возможность на протяжении долгого времени их изучать; требуется не менее 10 000 часов практики, чтобы стать специалистом». Другими словами — при принятии важных жизненных решений не стоит основываться исключительно на том, что вам говорит ваше правое полушарие. Например, если вы впервые в жизни хотите купить акции какой-то компании, лучше все-таки основательно изучить ее финансовую отчетность — даже если вы чувствуете, что все будет отлично.

Получается, что чем больше у нас опыта — в работе, в отношениях, в спорте, в воспитании детей — тем лучше работает наша интуиция.

Что почитать по теме

Малкольм Гладуэлл «Сила мгновенных решений. Интуиция как навык»

Николас Эпли «Интуиция. Как понять, что чувствуют, думают и хотят другие люди»

Лайза Шульц «Язык интуиции»

Шерри Диллард «Дар интуиции, или Как развить шестое чувство»

Синди Дейл «Сила эмпатии: как развить свои интуитивные таланты»

Интуиция — что это такое и как ее развить

Обновлено 20 июля 2021
  1. Что такое это чувство
  2. Интуиция в философии
  3. Можно ли и как развить интуицию?

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Мы с вами – современники самого неоднозначного в истории человечества века. Это век прагматизма и рационализма.

Неудивительно, что сегодня человечество так тяготеет к тщательному обдумыванию, планированию и системному анализу.

Благодаря постепенному переходу от религиозных приоритетов к научным тенденциям в обществе сформировался новый своеобразный культ, в котором логика и здравый смысл все чаще свергают с пьедесталов абстрактные божества и закономерно занимают их места.

Рациональное мышление, безусловно, крайне полезно и в большинстве случаев помогает извлечь пользу, однако его превалирование нередко понуждает людей отказываться от естественных, подсознательных инструментов исследования и познания мира.

Но так ли плохи эти инструменты и насколько они проигрывают аналитическому «софту»?

Интуиция: что такое это чувство

Эмоции человека могут зависеть от превеликого множества факторов, но в основном – от гормонального фона и общего состояния психики. Тем не менее не стоит забывать, что эти ощущения – один из ключевых признаков эволюции не только всего нашего вида, но и конкретной личности.

По сути, интуиция — это набор «чувственных» стереотипов, состоящий из хорошо заученных и последовательно адаптированных реакций на окружающую действительность. И проявляются эти реакции исключительно в зависимости от ранее полученного опыта.

Иными словами, плачущий при виде лающей собаки ребенок и отказывающийся от сотрудничества с неприятными партнерами бизнесмен поступают одинаково. Но как это работает?

Мозг получает и обрабатывает информацию без остановки и перерывов на сон. Он старается быть готовым к экстренной ситуации и минимизировать путь, по которому сигнал опасности может дойти до сознания. Но путь этот, образно говоря, так же вариативен, как и двухполосная магистраль:

  1. через левое полушарие, ответственное за логическое мышление, анализ, упорядоченность, формирование логических цепочек и закономерность/последовательность выводов;
  2. через правое полушарие, которое «заведует» ассоциативным восприятием, динамичностью обновления опыта, а также творческими процессами, вдохновением и теми самыми интуитивными озарениями, в механике которых мы сейчас пытаемся разобраться.

То есть у каждого психически нормального человека есть интуиция. И не суть важно, как вы назовете это чувство – это просто наша общечеловеческая способность, которая помогает нам воспринимать все окружающее как единое целое.

И именно правое полушарие обеспечивает возможность «улавливания» всех связей между реальными вещами/предметами и виртуальными образами.

При этом малейшая – даже самая незначительная – информация, полученная из любого органа чувств, первым делом поступает в правое полушарие, непосредственно связанное с нашей лимбической системой, которая, собственно, и регулирует все человеческие эмоции.

Почему сразу именно в правое? Потому что левое, работающее в основном с доказательствами и прочими подтвержденными знаниями, может затратить несколько минут (или даже часов), чтобы проанализировать новые сведения и прийти к какому-то умозаключению.

Правое же полушарие мгновенно и целиком воспринимает любую картину, сопоставляет ее с образом, сохранившимся в памяти, и тут же предлагает нам закономерный вывод.

Таким образом, в глазах современников интуиция – это некое «предзнание», такое себе шестое чувство, которое обычно называют озарением, откровением или наитием.

И хотя взаимодействие между обоими полушариями оставляет желать лучшего, тысячи психологических экспериментов из XIX и XX веков – наглядное тому подтверждение. В качестве тематического примера возьмем простейшую и абсолютно бытовую ситуацию:

  1. когда-то человека ударило током из розетки;
  2. позже он попал в грозу, и молния вонзилась в землю в шаге от него;
  3. а еще в детстве он сильно испугался здоровенного гудящего жука.

В итоге трансформатор желтого цвета с символом молнии, явно связанный с электричеством и издающий «жужжащий» звук, будет вызывать у этого человека небезосновательные опасения. И это понятно: полученный им когда-то негативный опыт определенно коррелирует с образом подозрительной будки.

А вот если произойдет несовпадение, подсознание запомнит это и сформирует уже новый стереотип, с которым затем будет сравнивать сложившуюся ситуацию. На деле же все эти мыслительные процессы – не более чем своевременно возникшая ассоциативная цепочка на бессознательном уровне, которая подсказывает решение и/или способ поступить так, а не иначе.

Процессы интуитивного познания никак не связаны с осознанием, причем это касается как признаков, благодаря которым делается вывод, так и приемов, используемых для получения нужного в этот момент умозаключения.

То есть интуицию вряд ли можно считать каким-то особым методом извлечения знаний на пути к истине, но зато можно считать типом мышления, базирующимся на ощущениях и бессознательных представлениях, необходимых для получения ответов.

Вот примерно так трактует понятие интуиции современная психология.

Интуиция в философии – это…

Еще древнегреческие философы разделяли процессы познания на эмоциональные и аналитические.

Поступки людей объяснялись либо недискурсивными «душевными порывами», либо результатами продолжительных раздумий, будь то написание стихов или действия в бою.

При этом обоим форматам мышления приписывались определенные свойства:

  1. логике – осознанность, преднамеренность, фактическая доказательность, основанная на точных знаниях, требует времени;
  2. интуиции – безусловность, непосредственность познания, подсознательность, мгновенность постижения.

Из-за таких характеристик начинает казаться, что первое – «законный» продукт деятельности мозга, а второе становится возможным по прихоти или в силу случайных факторов. Более того, возникает эффект противопоставления, ведь описания реально противоречат друг другу. Однако даже самые прогрессивные умы античности считали оба варианта равноценными!

И только к началу XIX века, когда распространились и снискали уважение диалектические труды Г.Гегеля, была заложена база западноевропейского мировоззрения, которое строится на совмещении чувственного (непосредственного) познания и рационального (опосредствованного) мышления.

Что касается современных тенденций в отношении понятия интуиции, то и философы, и психологи сходятся в том, что интуитивного подхода для получения ответов или усмотрения истины иногда может быть достаточно, однако во всех других ситуациях требуется что-то повесомее – например, доказательства.

Можно ли и как развить интуицию?

Зачастую решения, принятые «по наитию», вызывают обратную реакцию. Никакой руководитель не удержится на своем посту долго, если условные акционеры обнаружат, что его действия не вписываются в общепринятые каноны.

То есть: именно реакция общества создала ситуацию, в которой интуицию приравнивают чуть ли не к гаданиям на кофейной гуще. Но что, если обыватель заблуждается?

Механизмы осознанного и подсознательного познания задействуются одновременно. Даже если кажется, что интуиция чаще выдает ошибочные выводы, практика доказала: затяжное обдумывание так же часто отрицательно сказывается на результате, как и в случае с интуитивным подходом.

Более того, многие действия люди совершают без раздумий, лишь «задним числом» стараясь оправдать поступок с помощью логики. Поэтому и создается впечатление, что формальный (аналитический) подход правильнее, а значит и лучше. Но!..

Но иногда стоит прислушаться к тем, кто знает толк в саморазвитии. Почти каждый из именитых коуч-тренеров и мотивационных спикеров посоветует вам смелее доверять чутью, прислушиваться к призывам внутреннего голоса, обращать на них внимание, учитывать во время принятия решений.

И когда ситуация не относится к естественным потребностям организма (типа сна, еды и отдыха), а вы еще ни разу не оказывались в рискованных обстоятельствах, то не нужно бояться действовать интуитивно. Даже если не сработает, знания останутся, а опыт непременно пригодится.

Понятно, что природное чутье – это ощущения, основанные на личном опыте каждого индивидуума. А значит, они уникальны и никаких универсальных методик по развитию интуиции не существует.

Тем не менее, есть авторы тренингов, предлагающие собственные разработки и упражнения для развития интуиции. Это довольно просто и очень интересно:

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

что это такое и как ее развить

Приветствую, друзья! Интуиция — что это такое? Это, наверное, самая абстрактная тема, которую я разбирал в своем блоге, потому как определений интуиции в сети великое множество. В этой статье я по возможности кратко отвечу на этот вопрос, а также расскажу о том, какие есть виды интуиции и как ее можно развить. Экстрасенсами вы, к сожалению (или к счастью) не станете, но полезную информацию и понятные рекомендации как развить шестое чувство получите.

Интуиция — что это такое

Всю жизнь вы обращаетесь к внешнему миру, чтобы узнать ответы на свои вопросы. Вы впитываете в себя новые знания и получаете уникальный опыт, детально разбираетесь в интересующих вас областях или даже становитесь профессионалами. В какой-то момент этого багажа данных становится более-менее достаточно, и вот вы уже обращаетесь за ответами внутрь своего сознания. Вы еще не успеваете логически обдумать вопрос, а внутренний голос уже подсказывает ответ. Этот голос и называется интуицией.

Интуиция — это не что-то сверхъестественное. Ваш мозг, обладая необходимой информацией, способен выдать решение быстрее, чем вы можете прийти к нему логически. Поэтому возникает ощущение, что мысль приходит из ниоткуда. Но у некоторых людей появляется непреодолимое желание связать интуицию с чем-то потусторонним.

В Википедии интуиция человека (intuition, от латинского intuitio — «созерцание»)  описывается как способность посредством озарения (чутья, проницательности) понимать смысл событий и ситуаций, основанная на приобретенном опыте.

Рене Декарт в свое время описывал интуицию, как результат работы ясного и внимательного ума, а не обманчивого воображения или чувств. Он писал, что интуиция более проста и, как следствие, более достоверна, чем дедукция (логическое мышление).

Для более детального рассмотрения вопроса, давайте разберем три вида интуиции, описанные Уильямом Дугганом. А затем выясним, можем ли мы с вами научиться предсказывать будущее.

Вам может быть интересно: Как отличить фейковые новости, Как распознать манипулятора.

Три вида интуиции по Уильяму Даггану

Профессор бизнес-школы Колумбийского университета Уильям Дагган разделяет интуицию на такие виды:

  • обычная интуиция;
  • экспертная интуиция;
  • стратегическая интуиция.

Обычная интуиция — это ваше чутье, интуитивное ощущение. Помогает делать правильный выбор в повседневных ситуациях, составлять мнение о людях, которых вы еще не знаете, и так далее.

Экспертная интуиция — помогает принимать мгновенные решения в знакомых вам ситуациях. Например, иногда опытный врач может посмотреть на пациента и сразу поставить первичный диагноз. Казалось бы, он не перечисляет все симптомы и аргументы, но вывод напрашивается самостоятельно. Так подсознание выдает решение, основанное на накопленном опыте.

Стратегическая интуиция — самая медлительная, но самая яркая. Это озарение, которое позволяет находить решения в незнакомых вам ситуациях. Ответ может прийти в неожиданный момент и совсем не тогда, когда вы его ждете. Самые известные примеры — это приснившаяся Менделееву периодическая таблица и Ньютон с его историей про яблоко (которое, кстати, на голову ему не падало). Думаю, каждый сможет припомнить ситуации, связанные со стратегической интуицией, когда вы долго ломали над чем-то голову, а потом во сне, во время прогулки или когда вы стояли в душе решение проблемы словно обрушивалось на вас. Бинго! Эврика!

Экспертная интуиция может помешать проявлению стратегической в ситуациях, в которых вы не разбираетесь, пытаясь быстрее «подсунуть» вам самое очевидное решение, исходя из вашего опыта. Стратегическая интуиция выражена более ярко, но на ее формирование может уйти от дня до нескольких недель. Поэтому в незнакомых ситуациях лучше не спешить, чтобы не наломать дров, и немного подождать вспышки проницательности.

Интуиция и предсказание будущего

В каком-то смысле интуиция способна дать возможность предсказывать будущее. Но это касается только тех случаев, когда вы смотрите на ситуацию с высоты вашего опыта и знаний. Мозг оценивает происходящее и предполагает, каковы будут последствия. И чем больше подобных ситуаций было в вашей жизни, тем точнее получится следующее «предсказание» (предчувствие).

Интуиция никак не поможет вам угадать выигрышную комбинацию на лотерейном билете. Тут все зависит от слепого случая. Зато некоторые люди могут предсказать погоду, опираясь на свои ощущения. Или  почувствовать запах предательства, подсознательно оценив поведение окружающих.

Может показаться, что интуиция делает выводы на пустом месте, но это обманчивое ощущение. Просто вы еще не успели обдумать все логически, а подсознание уже делится с вами своими выводами.

Как работает интуиция, мы уже разобрали. Теперь давайте перейдем к прикладной части, как развить интуицию в домашних условиях.

Как развить интуицию

Итак, как развить в себе сильную интуицию? Если вы согласны с тем, что написано выше, значит и приведенные ниже рекомендации будут для вас полезными. Описывать всякие упражнения на интуицию я не буду, так как большинство из них противоречит моему пониманию темы.

1. Примите существование интуиции

Этот банальный совет на самом деле является одним из самых важных. Как можно развить то, что тщательно игнорируешь? Интуиция существует — это нужно принять и научиться ее слышать.

Голос интуиции будет звучать все тише, если вы всегда будете опираться только на логику. Научитесь прислушиваться, когда ваше подсознание пытается вам что-то сказать. Интуиция проявляется молниеносным проблеском мысли, который так же быстро исчезает. Если вы будете постоянно игнорировать эти проблески, они будут возвращаться все реже и реже.

Также обращайте внимание на ваше настроение после того, как сделаете очередной выбор. Если чувствуете удовлетворение, значит вы поступили так, как считает ваша интуиция.

2. Получайте как можно больше опыта

Как мы уже выяснили выше, интуиция строится на вашем опыте. Поэтому важно, чтобы опыта во всем было как можно больше. Старайтесь делать привычные дела разными способами и приобретать новые навыки. Все это поможет вам при необходимости интуитивно выбрать самый оптимальный вариант, выполнить работу быстрее или избежать ошибок.

Невролог Даниель Левитин утверждает следующее: для того, чтобы стать экспертом мирового уровня в любой области, достаточно уделить делу 10000 часов. Это по 3 часа в день на протяжении 10 лет. Если человек годами увлекается рыбалкой, то он заприметит «клёвое» место, только взглянув на него. И увидит другого рыбака издалека, как говорится. Экспертная интуиция.

Также важными источниками получения нового опыта можно назвать чтение книг, статей и общение с умными людьми. Вывод — больше читайте и не бойтесь задавать вопросы разбирающимся в интересующей вас теме людям. Все, что вы скажете, будет использовано против вас в суде, а все, что вы услышите и прочитаете, будет использовано интуицией в вашу пользу.

3. Чаще оставайтесь наедине с собой

 

Психологи и различные гуру призывают практиковать осознанность, ощущать себя здесь и сейчас, научиться медитировать и контролировать свои эмоции. Эту интересную тему я раскрою в будущих статьях, так как сейчас сам разбираюсь что к чему и читаю литературу.

Такие внешние раздражители, как пустая болтовня или несмолкающий телевизор, забивают вашу голову посторонним шумом. Нужно время от времени оставаться наедине с самим собой, чтобы послушать свои собственные мысли и интуицию. Хотя бы по несколько минут в день, этого будет достаточно.

4. Научитесь доверять себе

Бывали ситуации, когда вы из-за сомнений спрашивали у других как вам поступить, а потом говорили «Я так и думал». Почему же тогда не сделали?

Если вы хотите научиться принимать более правильные решения, быстрее решать проблемы или строить выигрышные планы в своей жизни, настройтесь на свою интуицию и послушайте, что скажет ваша внутренняя мудрость. Я не говорю, что нужно отказываться от советов и помощи. Я говорю, что нужно доверять своей интуиции.

Доверие к своей интуиции — это доверие к самому себе. Чем больше вы доверяете себе, тем большего успеха сможете добиться в жизни. Важную роль в развитии интуиции играет самооценка. Если она занижена, то вы не сможете доверять своей интуиции. Как повысить уверенность в себе, я уже писал в другой статье.

5. Развивайте творческие способности

Уже не одним исследованием доказано, что левое полушарие нашего мозга отвечает за логическое мышление, а правое — за творческое, в том числе и за интуицию. В разных ситуациях вы больше задействуете или левую, или правую часть мозга. Поэтому развитие интуиции тесно связано с творческими увлечениями.

Это может быть все, что задействует ваше воображение:

  • рисование;
  • игра на музыкальных инструментах;
  • сочинение удивительных историй;
  • ведение блога, в конце-то концов!

Совсем не обязательно пытаться задействовать только правое полушарие мозга, игнорируя логику. Ни к чему хорошему это не приведет. Но чем больше мы развиваем творчество, тем сильнее будет развита интуиция.

Итог

Давайте подытожим. Интуиция — что это? Это подсознательное решение, которое принимается на основе вашего опыта. Как развить интуицию? Набирайтесь больше опыта и слушайте свой внутренний голос.

Как только вы перестанете относиться к интуиции, как к чему-то потустороннему, вы сможете легко ее развить и усилить. Я думаю, есть еще много интересной информации про интуицию, но мой краткий экскурс и так затянулся.

В сети я встречал много упражнений по развитию интуиции, в которых нужно угадывать где лежит какая карта или какой лифт быстрее приедет. Как по мне, это никак не связано с интуицией, разве что с волей случая. Поэтому такие тренировки мы и не рассматривали.

Пишите в комментариях свои мысли по поводу интуиции и ее развития, будет интересно узнать ваше мнение. Также можете подписаться на обновления блога, чтобы не пытаться предугадать выход новых статей интуитивно.

До новых встреч, ваш Александр Горохов

Книги про интуицию

9 признаков того, что твоя суперсила – это интуиция – HEROINE

Тебе знакомо это невнятное чувство где-то в районе желудка, которое появляется в момент, когда нужно сделать выбор? Иногда ты намеренно ему противостоишь или игнорируешь. Пусть интуиция не конкретный орган или функция организма, но тебе стоит научиться ей доверять.

Вот как объясняется механизм шестого чувства в журнале «Psychology Today»:

Интуиция – это игра с умственным совпадением. Мозг принимает ситуацию, делает быстрый поиск своих файлов, а затем находит лучший аналог среди хранящегося в нем разрастания воспоминаний и знаний.

Так что, когда кажется, что ты знаешь ответ на вопрос заранее, возможно, это действительно так.

Психологи и разные околонаучные специалисты предлагают тренинги по развитию интуиции. Однако большая часть из них скорее похожа на субъективные размышления автора и доверия не вызывает. Не знаю, можно ли натренировать «чуйку» специальными практиками, но если научишься прислушиваться к себе, то это активизирует твою интуицию. Возможно, она выручала тебя гораздо чаще, чем кажется. Вот несколько признаков того, что твоей суперсилой является шестое чувство.

1. Видишь цветные сны

У снов и интуиции один источник – подсознание. И то и другое является работой бессознательного, их трудно контролировать и сложно понять. Если ты видишь яркие сны, которые запоминаются, это может быть знаком хорошо развитой интуиции. Держи блокнот рядом с кроватью и записывай свои сновидения. Это развивает память и несет психотерапевтический эффект. Даже странные сексуальные сны могут иметь значение.

2. Часто смотришь на часы в точное время

Часто видишь на часах точное время или красивые цифры вроде 4:44? Бывают дни, когда я настолько регулярно вижу ровное время, что сомневаюсь в правильности хода часов. Возможно, всему виной развитая интуиция, и мы просто знаем, когда именно нужно взглянуть на циферблат.

3. Ты эмпат

Эмпатия – это еще один признак человека с развитой интуицией. Если ты чувствительна к эмоциям других людей, то наверняка лучше понимаешь их поступки. А решение в трудных ситуациях приходит к тебе само.

4. Видишь людей насквозь

Никакие улыбки и комплименты не затуманят разум, если ты чувствуешь, что этому человеку не стоит доверять. Первое впечатление для тебя чаще оказывается верным. Однако не забывай, что все заслуживают шанса. Иногда за предчувствие можно принять предубеждения, которые возникают у нас из-за внешности незнакомца.

5. Находишься в гармонии со своим телом

Иногда ты просто знаешь, когда нужно отдохнуть, а когда увеличить нагрузку. И это очень здорово. Женщины, которым удается в свои 50 выглядеть на мои 25, признаются, что их главный секрет – умение слушать свое тело. Просто слышать, разумеется, не достаточно – нужно подчиняться запросам организма.

6. Предугадываешь звонки

Машинально берешь телефон в руки, и он начинает звонить. Или только подумаешь о человеке, как он набирает твой номер. Такие совпадения происходят с каждым, но у людей с развитой интуицией телефонные предсказания случаются настолько регулярно, что это напоминает телепатию.

7. В делах полагаешься на вдохновение

Есть выражение «это как кататься на велосипеде», что означает делать что-то машинально, не задумываясь над каждым движением. Иногда ты просто знаешь, как что-то сделать, и в такие моменты проще показать, чем объяснять окружающим, почему ты уверена, что это сработает.

Любопытное исследование Чикагского университета показало, как важно полагаться порой на мышечную память. Так, начинающие гольфисты совершенствовали мастерство, когда продумывали каждое движение, а вот результаты опытных игроков ухудшались, если они начинали размышлять над тем, что делают.

Если ты уже хорошо разбираешься в чем-то, то доверься инстинкту, интуиции или вдохновению. Не важно, как ты это назовешь. Когда отпускаешь ситуацию и позволяешь поработать своему внутреннему чутью, все получается именно так, как хочется.

8. Ты находишь и отпускаешь правильных людей

В интервью Forbes Шелли Роу, автор книги «Меньше думай, больше живи: уроки избавления от чрезмерного мышления», говорит:

Интуиция играет важную роль для принятия решений в быстро меняющейся обстановке, если есть противоречия в данных, двусмысленность из-за отсутствия данных или решений, которые сосредотачиваются на людях: найма, увольнения или политических решений.

В то время как обычно в работе ты можешь принимать логические решения на основании конкретных данных, в нестабильной ситуации помогает только шестое чувство.

9. Ты всегда вовремя

Иногда ты просто чувствуешь, что не стоит торопиться на вокзал, и вдруг выясняется, что поезд опаздывает. Или знаешь, что твой друг всегда задерживается, и приходишь на встречу позже, чем договаривались. Ты не делаешь всего этого осознанно – просто отлично разбираешься во времени, а в этом деле без интуиции не обойтись.

Шестое чувство не стоит считать божьим даром или врожденной способностью. Это качество развивается с опытом, нужно лишь быть наблюдательней и прислушиваться к себе.

Добавить в избранное

Статьи по теме:

Что такое интуиция и почему это важно? 5 примеров

Интуиция — это чувство в нутри, когда вы инстинктивно знаете, что то, что вы делаете, правильно или неправильно.

Или это тот момент, когда вы чувствуете доброту или страх в лице другого человека. Вы не знаете, почему так чувствуете; это просто догадка.

Но что это? В конце концов, исследователи не могут увидеть в мозгу .

Хотя понимание интуиции представляет собой серьезную проблему для науки, в широком смысле она включает « усвоенных ответов, которые не являются результатом осознанных процессов » (Hogarth, 2010).

В этой статье мы рассмотрим молниеносные, в основном скрытые процессы, связанные с интуицией, их влияние на принятие решений и их роль в творчестве.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения на развитие сильных сторон. Эти подробные научно обоснованные упражнения помогут вам или вашим клиентам реализовать свой уникальный потенциал и создать жизнь, наполненную энергией и подлинную.

Что такое интуиция? 5 примеров из реальной жизни

Интуиция не логична.Это не результат набора продуманных шагов, которыми можно поделиться или объяснить. Вместо этого, хотя этот процесс основан на глубоких знаниях, он кажется естественным, почти инстинктивным.

И все же, хотя интуиция быстрая и обычно полезная, она не всегда полностью точна. Подсознательный мозг пытается распознавать, обрабатывать и использовать модели мышления, основанные на предыдущем опыте и предположениях.

Как это ни парадоксально, интуиция кажется непознаваемой. В конце концов, вы не можете объяснить мысли, лежащие в основе поспешного решения, которое появляется из ниоткуда.

Просто так бывает.

Хотя интуиция присутствует в вашей повседневной жизни, иногда она наиболее очевидна в решениях экспертов. Специалист опирается на многолетний опыт, накопленный в бессознательных рамках, для принятия быстрых и качественных решений (Nalliah, 2016).

1. Стоматология

Исследователи в области здравоохранения обнаружили, что опытные стоматологи часто полагаются на интуицию при принятии сложных решений с ограниченными сроками. Основываясь на многолетних глубоких знаниях, решения принимаются быстро и часто превосходят те, которые основаны на четких доказательствах и рациональном мышлении (Nalliah, 2016).

2. Бизнес

Удивительно, но многие из самых влиятельных бизнесменов мира признают, что принимают решения, основываясь на интуиции, а не на логическом осознанном мышлении.

Из выборки из 36 руководителей 85% подтвердили, что интуиция — в форме практических правил (ROTs) — играет центральную роль в их процессе принятия решений (Maidique, 2014).

Следующий список принадлежит бывшему президенту Lenovo Уильяму Амелио:

  • Стратегическое
    • Сосредоточьтесь на нескольких важных решениях.
    • Решение лучше, чем отсутствие решения, но не позволяйте ему зайти слишком далеко, если оно не работает.
    • Доверяйте своей интуиции.
  • человек
    • Регулярно и часто сообщайте о важных решениях.
    • Не терплю рывков.
    • Создайте команду, которой можно доверять.
    • Доверяйте своей интуиции.
  • Я
    • Заблаговременно и регулярно получайте обратную связь и действуйте в соответствии с ней.
    • Заслужите доверие и уверенность других.
    • Завоюйте доверие, показывая свои уязвимости.
    • У вас есть сильные стороны; используй их.
    • Доверяйте своей интуиции.

3. Охота на оленей

Интуиция является неотъемлемой частью как работы, так и игры.

Охота на оленей требует стратегии, доверия и интуиции. Втайне игроки выбирают: либо сотрудничать, либо соревноваться друг с другом.

Использование интуиции связано с нехваткой времени, и выученная эвристика (другое слово для ROT) играет важную роль в победе в игре (Belloc, Bilancini, Boncinelli, & D’Alessandro, 2019).

4. Биржевые маклеры

Человеческая интуиция чрезвычайно важна — развитая функция, фундаментальная для выживания наших предков, — но она может ошибаться.

В ежегодном конкурсе The Wall Street Journal команды соревновались за эффективность своих акций. Но в то время как одна сторона была группой высококвалифицированных опытных брокеров, другая была группой журналистов, выбирающих свои акции метанием дротика.

Интуитивно понятно, что опыт должен побеждать.

И все же, похоже, в данном случае это было не так. Конкурс прекратился без объяснения причин, скорее всего, чтобы избежать затруднений со стороны биржевых маклеров (Arkes & Kajdasz, 2011).

5. Арт.

.

В 1983 году Джанфранко Беккина выставил на продажу редкую скульптуру шестого века по ошеломляющей цене в 10 миллионов долларов. Музей Гетти, изучив рентгеновские снимки, свидетельства экспертов и историческую документацию, согласился на его покупку на фоне значительной шумихи в СМИ.

Однако, когда Эвелин Харрисон, известный специалист по греческой скульптуре, и Томас Ховинг, бывший директор Музея искусств Метрополитен, прибыли полюбоваться статуей, они интуитивно поняли, что что-то не так.

По словам Ховинга, он казался «свежим», что было неожиданно, поскольку 2000-летняя статуя была извлечена из земли.

И они были правы. Хотя скульптура была изготовлена ​​в мастерской в ​​Риме, она была создана в 1980 году фальшивомонетчиком, а не мастером-скульптором из античности (Gladwell, 2005).

Как работает интуиция? Психологические теории

Изучение принятия решений имеет проблему.

Хотя мы можем наблюдать за поведением людей, даже с учетом достижений в области визуализации мозга, мы пока не можем увидеть мыслительные процессы, происходящие за кулисами (Hogarth, 2010).

Что психология говорит об интуиции, когда многое из того, что происходит в мозгу, невидимо — например, если смотреть на внешнюю сторону черного ящика?

Многие ученые предлагают теорию двойного процесса — процессов принятия решений, разделенных на интуитивные (экспериментальные или неявные) и аналитические (рациональные или преднамеренные).

в Blink: Сила мышления без мышления Малкольм Гладуэлл (2005) описывает два разных подхода: мигает , когда используется интуиция, и думает , когда выполняется анализ.

В мгновение ока может быть столько же ценности, сколько в месяцах рационального анализа.

Малькольм Гладуэлл

Интуиция (или мигание) обычно относится к использованию знаний, которые не являются явными, и в популярной культуре может быть описано как «догадка» или «женская интуиция».

Когда это случается, трудно дать количественное определение или определение, но оно есть. Как со следующей мыслью:

У меня было ощущение, что что-то не так; она просто не была похожа на себя.

Хогарт (2010) предполагает: « сущность интуиции или интуитивных реакций заключается в том, что они достигаются с небольшими видимыми усилиями и, как правило, без осознания. Они почти не требуют осознанного обсуждения.

Сеймур Эпштейн (2010) предлагает еще одно дополнительное понимание: « Интуиция включает в себя чувство знания, не зная, как человек знает », основанное на бессознательной обработке информации.

Интуиция также кажется целостной — объединяет идеи из нескольких источников и часто требует скачка в мышлении, основанного на ограниченной информации.

Процессы, связанные с интуицией

Исследование Герберта Саймона в 1950-х годах концепции ограниченной рациональности направляет большую часть работ по интуиции. Саймон предположил, что люди часто принимают решения — и снижают свою когнитивную нагрузку — на основе того, что достаточно хорошо.

Вместо того, чтобы получать полные и полностью правильные ответы, когда мы сталкиваемся с конкретными задачами, мы часто прибегаем к эвристике — или эмпирическим правилам, — которые помогают формировать интуитивные суждения (Simon, 1955).

Использование эвристики считается обычным и стандартным подходом для принятия решений (Epstein, 2010).

Процесс распознавания — фундаментальная развитая функция — также имеет решающее значение для интуиции. Он кажется отдельным от других частей человеческой памяти в мозгу, способным сохраняться в самых сложных условиях с точностью, достаточной для практических целей.

Интуиция, похоже, полагается на автоматизацию процесса принятия решений.

Недавно изученные задачи часто основываются на декларативных знаниях; мы должны сознательно рассматривать каждое движение или действие. В результате практики и обучения это знание становится автоматизированным или процедурным. Такие задачи выполняются без сознательного вмешательства, что позволяет сэкономить значительную вычислительную мощность и освободить разум, чтобы сосредоточиться на более интенсивных или новых действиях.

Прямые и обратные выводы также играют важную роль в интуиции (Hogarth, 2010). Знания, которые мы приобрели благодаря опыту, помогают нам интуитивно предсказать, где приземлится мяч или почему ребенок споткнулся, и предпринять какие-то действия.

Действительно, обширные знания, которые мы накапливаем с течением времени, позволяют делать прогнозы в реальном мире, позволяя нам действовать быстро и эффективно в ситуациях, с которыми большинство из нас сталкивалось много раз раньше.

Обучение и поиск также очень важны для успешных интуитивно понятных процессов.

Имея опыт работы с объектами и сценами раньше, мы хорошо разбираемся в сопоставлении с образцом, чтобы поддерживать нашу способность принимать решения и действовать быстро и эффективно.

Например, когда мы заходим в кофейню, мы узнаем чашку как то, что уже много раз видели раньше.Мы также интуитивно понимаем, что он может быть горячим и легко пролиться на неровную поверхность.

Интуиция, кажется, возникает — как эпифеномен — из взаимодействия многих отличительных когнитивных процессов, а не одного. Они объединяются, чтобы обеспечить быстрое и эффективное реагирование, когда это больше всего необходимо.

Важна ли интуиция?

Одним словом, да.

Intuition предлагает снижение общей когнитивной нагрузки и способность мгновенно реагировать, обеспечивая уверенность в наших знаниях и принятии решений, даже если это не поддается анализу (Hogarth, 2010).

Такое автоматическое мышление может быть полезно или затруднено из-за опыта.

Когда мы получаем чек в конце еды, мы обычно интуитивно чувствуем его стоимость, основываясь на опыте. Однако это может потерпеть неудачу, когда мы находимся в новой стране или не осознавали, что по ошибке выбрали самое дорогое вино в погребе.

Интуиция помогает нам выжить, предлагая быстрые ответы, которые, как правило, предлагают соответствующие немедленные действия для разрешения ситуации. Такие ответы в значительной степени зависят от «культурного капитала», знаний, специфичных для той среды, в которой мы находимся.

Хотя это обычно помогает нам, это может привести к предвзятости и предубеждениям при принятии решений — на основе религии, культуры, социальной, моральной и даже политической среды — и, возможно, необходимо противодействовать рациональному мышлению.

В самом деле, « интуицию можно явно обучить », — говорит Хогарт (2010). Изменяя содержание и среду, окружающую наше обучение, мы можем склоняться к более точным и менее предвзятым, интуитивным суждениям.

Инстинкт, логика или интуиция?

Хотя интуиция определяется как получение знания без опоры на разум или умозаключения (Эпштейн, 2010), оно отличается от инстинкта.

Последний является жестким, менее гибким, прямым ответом на раздражители.

Согласно Мерриам-Вебстер, инстинкт — это «, в значительной степени наследуемая и неизменная тенденция организма давать сложный и специфический ответ на раздражители окружающей среды без участия разума ».

Следовательно, вероятно, потребуется менее сложная или глубокая обработка. Инстинкт является врожденным, унаследованным и встроенным в схему нашего мозга в результате миллионов лет эволюции.

Если лев рычит, а я не замечаю, что он стоит позади меня, я прыгаю, поворачиваюсь и, скорее всего, бегу в холмы. Это действие более примитивно, чем интуитивное или аналитическое — хотя, скорее всего, есть оттенки серого.

Логика аналитическая — рациональное рассмотрение проблемы. Чтобы заполнить наши налоги, мы полагаемся на проработку каждого вопроса, заполнение каждой коробки и ссылки на электронные таблицы, стикеры или коробки квитанций. Налоговые консультанты вряд ли оценят завершение работы на основе интуитивного интуитивного чутья относительно того, сколько мы должны.

Его роль в принятии решений

Хотя мы можем по большей части не осознавать свои повседневные решения, скорее всего, это сочетание интуитивного и осознанного мышления (Hogarth, 2010).

И роль интуиции в наших повседневных мыслительных процессах не отличается от роли интуиции в более важных решениях.

Интуитивное принятие решений основано на нашем прошлом опыте и, следовательно, неоднократно оказывалось успешным в аналогичных ситуациях, когда предыдущие результаты и полученные знания были полезными и точными.

Там, где текущая или будущая ситуация существенно отличается, мы должны использовать нашу интуицию с осторожностью. Без рационального анализа любое принятое решение может быть в лучшем случае неэффективным, а в худшем — опасным.

Когда все работает хорошо и жесткие временные рамки, интуиция может обеспечить быстрое и целенаправленное мышление (например, лодка тонет или бомба тикает). Когда есть время подумать — как нам бороться с глобальным потеплением или расизмом? — мы должны полагаться на рациональный, основанный на фактах анализ.

Исследование Университета Южного Уэльса подтвердило, что интуиция значительно улучшает принятие решений, добавляя при этом, что бессознательная информация может повысить точность, скорость и уверенность в принятии решений (Lufityanto, Donkin, & Pearson, 2016).

Связь между интуицией и творчеством

Творчество, как и интуиция, бывает сложно определить.

И все же они оба, похоже, вовлекают преобразование идей во что-то осязаемое, новое и ценное при передаче идей и решении проблем.

Идея о том, что интуиция — это восприятие, подсознательно связывающее разрозненные фрагменты информации, также предполагает значительное взаимодействие с творчеством. На определенном уровне интуиция и творческий потенциал позволяют объединить данные из нескольких источников во что-то связное (Raidl & Lubart, 2001).

Недавнее исследование выявило связь между интуицией и начальными стадиями творческого процесса, включая стадии генерации идей и их оценки (Pétervári, Osman, & Bhattacharya, 2016).

7 Книг по теме

Вы можете научиться становиться более интуитивным (Эпштейн, 2010). Используйте следующие книги для дальнейшего изучения темы:

  1. Blink: Сила мышления без мышления — Малкольм Гладуэлл (Amazon)
  2. Воспитание интуиции — Робин Хогарт (Amazon)
  3. Миф об опыте: почему мы извлекаем неправильные уроки и способы их исправить — Эмре Сойер и Робин Хогарт (Amazon)
  4. Поток: Психология оптимального опыта — Михай Чиксентмихайи (Amazon)
  5. Умение понимать риски: как принимать правильные решения — Герд Гигеренцер (Amazon)
  6. Внутренние чувства: разум бессознательного — Герд Гигеренцер (Amazon)
  7. Мыслить, быстро и медленно — Даниэль Канеман (Amazon)

Позитивная Психология.com Соответствующие ресурсы

На сайте PositivePsychology.com есть множество ресурсов, которые помогут вам изучить вопросы личного развития:

Сообщение о возвращении домой

Intuition — невероятно мощный инструмент для принятия решений. Это гарантирует, что мы отвечаем моментально, высвобождая ценные умственные ресурсы для решения новых задач и оптимизации обучения.

Интуиция не безупречна, но бесценна.

Интуиция дает нам «инстинктивную» реакцию — внутренний голос, выходящий за рамки логики или усвоенных ответов, раскрывая как то, кто мы есть, так и знания, которые мы приобрели.

Если мы послушаем, мы сможем извлечь выгоду из творчества, которое он предлагает, и чувства уверенности, которое оно дает. Позвольте интуиции помочь вам расти и принимать критические по времени решения на основе ресурсов, которые не всегда легко доступны.

Узнавайте обстоятельства, когда вы наиболее интуитивно понятны. Найдите возможности воссоздать их и раскрыть потенциал для творчества и быстрого принятия проницательных решений.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте бесплатно скачать наши три упражнения на развитие сильных сторон.

Если вы хотите помочь большему количеству людей реализовать свои сильные стороны, наш Мастер-класс по максимальному использованию сильных сторон © представляет собой комплексный шаблон обучения, который содержит все необходимое, чтобы стать практиком, основанным на силе, и помочь другим определить и развить свои уникальные качества таким образом, чтобы оптимальное функционирование.

  • Аркес, Х. Р. и Кайдаш, Дж. (2011). Интуитивные теории поведения. В B. Fischhoff & C. Chauvin, Анализ интеллекта: поведенческие и социальные научные основы .Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press.
  • Беллок, М., Биланчини, Э., Бончинелли, Л., и Д’Алессандро, С. (2019). Интуиция и рассудительность в охоте на оленей. Научные отчеты , 9 (1), 1–7.
  • Бриггс, К. К., и Майерс, И. Б. (1976). Индикатор типа Майерса – Бриггса. Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.
  • Csikszentmihalyi, M. (1990). Flow: Психология оптимального опыта. Харпер энд Роу.
  • Эпштейн, С. (2010). Демистификация интуиции: что это такое, что она делает и как она это делает. Психологический опрос , 21 (4), 295–312.
  • Гигеренцер, Г. (2007). Внутренние чувства: Разум бессознательного . Викинг.
  • Гигеренцер, Г. (2013). Умение рисковать: как принимать правильные решения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Пингвинов.
  • Гладуэлл, М. (2005). Blink: Сила мысли, не думая. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Пингвинов.
  • Хогарт Р. М. (2001). Воспитание интуиции. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.
  • Хогарт Р. М. (2010). Интуиция: вызов для психологического исследования принятия решений. Психологический опрос , 21 (4), 338–353.
  • Канеман, Д. (2011). Мыслить быстро и медленно . Фаррар, Штраус и Жиру.
  • Луфитянто, Г., Донкин, К., и Пирсон, Дж. (2016). Измерительная интуиция. Психологические науки , 27 (5), 622–634.
  • Майдик, М. (23 июля 2014 г.). Расшифровка интуиции для более эффективного принятия решений. Harvard Business Review. Получено 12 августа 2020 г. с https://hbr.org/2011/08/decoding-intuition-for-more-ef
  • .
  • Наллия, Р. П. (2016). Принятие клинических решений — выбор между интуицией, опытом и научными данными. Британский стоматологический журнал , 221 (12), 752–754.
  • Петервари, Дж., Осман, М., и Бхаттачарья, Дж. (2016). Роль интуиции на этапах генерации и оценки творчества. Границы психологии, 7 .
  • Raidl, M.H., & Lubart, T.I. (2001). Эмпирическое исследование интуиции и творческих способностей. Воображение, познание и личность , 20 (3), 217–230.
  • Саймон, Х.А. (1955). Поведенческая модель рационального выбора. Ежеквартальный журнал экономики , 69 , 99–118.
  • Сойер, Э. и Хогарт. Х. М. (2020). Миф об опыте: почему мы извлекаем неправильные уроки и способы их исправить. Нью-Йорк, Нью-Йорк: PublicAffairs.

Что такое интуиция и как ее использовать?

Были ли у вас моменты, когда вам казалось, что что-то не так? Возможно, вы зайдете на парковку поздно ночью или почувствуете себя отрицательно рядом с кем-то, не зная почему? И если вы уже сталкивались с этим раньше, не обращали ли вы внимания на это, считая это нелогичной ерундой?

Как культура, мы научились верить в то, что рациональность — это то, что должно преобладать при принятии решений по любым вопросам, от важнейших бизнес-слияний до того, что поесть на обед.Но как насчет того «внутреннего голоса», этого внутреннего ощущения, этого маленького инстинктивного внутреннего чувства, которое говорит нам, что мы чувствуем под этими слоями логики?

Вот как я определяю инстинкт и интуицию:

• Инстинкт — это наша врожденная склонность к определенному поведению (в отличие от усвоенной реакции).
• Внутреннее чувство или предчувствие — это ощущение, которое быстро появляется в сознании (достаточно заметно, чтобы на него можно было действовать, если кто-то захочет), при этом мы полностью не осознаем глубинные причины его возникновения.
• Интуиция — это процесс, который дает нам способность знать что-то напрямую, без аналитических рассуждений, преодолевая разрыв между сознательной и бессознательной частями нашего разума, а также между инстинктом и разумом.

По сути, нам нужны как инстинкт, так и разум, чтобы принимать наилучшие возможные решения для нас самих, нашего бизнеса и наших семей. К сожалению, многим из нас — даже когда мы добиваемся успеха, используя эту менее признанную часть нас — не нравится идея использовать наши инстинкты в качестве инструмента руководства.Нам стыдно говорить, что мы следуем догадкам, мы не доверяем иногда загадочным сообщениям, которые посылают нам наши инстинкты, и, следовательно, мы уменьшаем нашу способность использовать силу наших собственных инстинктов, когда они нам больше всего нужны. Наш дискомфорт, связанный с идеей полагаться на свои инстинкты, основан на тысячелетних культурных предрассудках.

Подумайте об общей фразе: «Мы не похожи на животных». Она говорит нам, что предполагаемое различие между людьми и животными заключается в способности людей рассуждать с помощью наших инстинктивных импульсов, а невысказанное послание состоит в том, что разум выше и выше. лучшее качество для обладания.Дело в том, что мы не только животные, но и животные. Однако мы животные, обладающие явным преимуществом в том, что в нашем распоряжении есть и инстинкт, и разум. Так что на самом деле нам не нужно отказываться ни от морали, ни от инстинктов; скорее, у нас есть способность уважать и призывать обоих.

Нам не нужно отказываться от научной логики, чтобы извлечь выгоду из инстинкта. Мы можем уважать и использовать все эти инструменты, и мы можем искать баланс.

Как включить интуицию в нашу повседневную жизнь? Поскольку мы так долго игнорировали или отвергали этот аспект личности, как нам теперь успешно реинтегрировать его в наши практические решения? Ответ прост: диалог это.

Сознание — знаток логики и будет использовать ее без устали. И наоборот, подсознание исследует прошлое, настоящее и будущее и нелинейным образом связывается с предчувствиями и чувствами. Его процесс загадочен для логического ума, поскольку он бросает вызов общепринятым законам времени и пространства. Например:

Вы: Что мне надеть сегодня?
Ваше бессознательное: красный.
Вы: Красный что?
Ваше бессознательное: не знаю, просто что-то красное.
Вы: Почему?
Ваше бессознательное: хорошее самочувствие.
Вы: Но у меня сегодня интервью; красный не слишком агрессивен?
Ваше бессознательное: вы упускаете суть.
Вы: В чем смысл?
Ваше бессознательное: вам нравится красный цвет. Это делает тебя счастливым.
Вы: При чем тут счастье?
Ваше бессознательное: все.
Вы: Как?
Ваше бессознательное: вы увидите; просто поверьте мне в этом.

И, возможно, поступая так, потому что вы просто чувствуете себя хорошо, вы излучаете больше уверенности на собеседовании и получаете работу на основе этого.Возможно, вашему собеседнику нравится красный цвет, и ему нравится, что вы были достаточно смелы, чтобы не носить черное. Возможно, цвет — это то, что отличает вас от многих других. Кто знает? Дело в том, что вы прислушивались к своим инстинктам и принимали решение, включая интуицию и извлекая выгоду из нее, не беспокоясь о логических причинах этого.

Но не будем останавливаться на достигнутом. Вот три способа прислушаться к этому внутреннему голосу и позволить ему направлять свою повседневную жизнь:

1 — Вести дневник.Запись своих мыслей и чувств на бумагу — даже если вы думаете, что вам нечего сказать — помогает бессознательному уму раскрыться. Вы можете обнаружить, что пишете слова и фразы, которые не имеют для вас смысла или вызывают эмоциональную реакцию, а не интеллектуальную реакцию. Когда это произойдет …

2 — Отключите своего внутреннего критика. Часто мы рационализируем эти голоса внутри. На этот раз слушайте без осуждения. Позвольте внутреннему диалогу происходить без страха или насмешек.

3 — Найдите уединенное место.Место, где вы можете позволить эмоциям течь свободно, является обязательной частью поиска и удержания строительных блоков интуиции. Здесь вы также можете создать эмоциональную связь с объектом, цветом, музыкальным произведением или литературой — всем, что позволит возбуждать чувства, исходящие исключительно изнутри.

Эти три упражнения помогут вам создать новые, более глубокие отношения с собой, помогут прояснить этот внутренний голос и позволят вам вернуть свое истинное инстинктивное осознание в вашу рациональную повседневную жизнь.

Наука об интуиции: как измерять «интуицию» и «внутреннее чутье»

Назовете ли вы это «внутренним чувством», «внутренним голосом» или «шестым чувством», интуиция может сыграть реальную роль в принятии решений людьми, говорится в новом исследовании.

Впервые исследователи разработали метод измерения интуиции. После использования этого метода они обнаружили доказательства того, что люди могут использовать свою интуицию, чтобы принимать более быстрые, точные и более уверенные решения, согласно результатам, опубликованным в апреле в журнале Psychological Science.

Исследование показывает, что интуиция действительно существует и что исследователи могут ее измерить, сказал Джоэл Пирсон, доцент психологии Университета Нового Южного Уэльса в Австралии и ведущий автор исследования. [10 главных загадок разума]

Интуиция — популярная тема в психологии в наши дни, и, как правило, она относится к мозговому процессу, который дает людям возможность принимать решения без использования аналитических рассуждений, считают исследователи. Несмотря на широкое признание этой идеи психологами и общественностью, ученым не хватало надежного теста для сбора объективных данных об интуиции и даже доказательства ее существования.

Предыдущие исследования на самом деле не измеряли интуицию, потому что исследователи действительно не знали, как ее измерить, сказал Пирсон. Вместо этого, эти исследования опирались на информацию из анкет, в которых спрашивали людей, как они себя чувствовали, когда принимали решения, что является скорее отражением мнения людей об их интуиции, чем ее фактическим измерением, сказал Пирсон.

В новом исследовании, однако, Пирсон и его коллеги провели серию экспериментов, чтобы определить, используют ли люди свою интуицию для принятия решений или суждений.Исследователи определили интуицию как влияние «бессознательной эмоциональной информации» от тела или мозга, такой как инстинктивное чувство или ощущение.

Измерение интуиции

В ходе экспериментов исследователи показали небольшим группам из примерно 20 студентов колледжа черно-белые изображения точек, движущихся по половине экрана компьютера. Исследователи попросили студентов решить, движутся ли точки влево или вправо. Когда участники приняли это решение, на другой стороне экрана компьютера они увидели яркий мигающий цветной квадрат.

Но иногда исследователи вставляли изображение в красочный квадрат, чтобы вызвать эмоциональную реакцию у участников. Например, каждое изображение было направлено на то, чтобы вызвать либо положительную эмоцию (щенок или ребенок), либо отрицательную эмоцию (пистолет или змея). Однако участники не знали, что им показывали эти эмоциональные образы, потому что они вспыхивали со скоростью, слишком быстрой для того, чтобы их можно было осознанно воспринимать.

Эти подсознательные изображения были предназначены для имитации типа информации, задействованной в интуиции — они были краткими, эмоционально заряженными и воспринимались подсознательно.

Результаты показали, что когда участникам показывали положительные подсознательные изображения, они лучше справлялись с задачей: они более точно определяли, в каком направлении движутся точки. Но они также ответили быстрее и сообщили, что чувствуют себя более уверенно в своем выборе. [10 вещей, которые делают людей особенными]

Эксперименты также показали, что участники со временем стали лучше использовать свою интуицию, — сказал Пирсон. «Все дело в том, чтобы научиться использовать бессознательную информацию в своем мозгу», — сказал он.Исследование показало, что подобно тому, как люди могут чувствовать себя более комфортно при принятии решений, применяя логику и рассуждения, они также могут стать более искусными в доверии своей интуиции, если со временем будут использовать ее чаще.

Интуиция может помочь людям принимать более правильные решения в правильных обстоятельствах, — сказал Пирсон. По его словам, исследование показало, что информация, подсознательно воспринимаемая мозгом, поможет в принятии решений, если эта информация имеет какую-то ценность или дополнительные доказательства, помимо того, что люди уже имеют в своем сознании.

В будущем исследователи, возможно, смогут разработать метод, который научит людей пользоваться своей интуицией, а затем проверить их, чтобы увидеть, действительно ли их интуиция улучшилась при более частом использовании и практике, сказал Пирсон.

Follow Live Science @livescience , Facebook и Google+ . Первоначально опубликовано на Live Science .

Всегда ли интуиция верна? | За свое здоровье и благополучие берем на себя ответственность

Ответ на этот вопрос — да и нет.Ваша чистейшая интуиция всегда верна, но те, что окрашены вашими собственными мыслями и эмоциями, могут быть правильными лишь частично или даже полностью. С практикой вы сможете научиться оценивать свой интуитивный опыт и определять, когда он с большей вероятностью окажется правильным.

Всегда ли логика права?

Почему-то мы ожидаем большего от интуиции, чем от логики. Спросите себя, ошибалась ли ваша логика в чем-нибудь? Большинство людей согласятся, что их логика не всегда оказывается верной.Но мы ожидаем, что интуиция будет совершенной, даже если мы не умеем ею пользоваться. Это магическое мышление, а интуиция — это не магия.

Хотя интуиция не всегда идеальна, мы можем развить свои интуитивные навыки, чтобы повысить их полезность. Практика с интуицией научит вас определять, интегрировать, применять и оценивать свой интуитивный опыт.

Что интересно, мы еще не до конца понимаем механизм, с помощью которого истинная интуиция позволяет нам получать информацию.Но за последние пять лет исследователи обнаружили химические реакции, которые происходят в вашем теле во время интуитивных переживаний, о которых обычно сообщают. Когда-нибудь ученые могут даже обнаружить биологические различия между чистой интуицией и другими явлениями, такими как принятие желаемого за действительное, проекция и воображение.

Как определить истинную интуицию?

Интуиция принимает множество форм и может включать в себя визуальные образы, а также любые интуитивные ощущения в вашем теле — ухом, носом, кишечником, сердцем или любым другим способом получения информации без использования логических процессов.Большинство из нас не имеют достаточной подготовки для определения любого из них, потому что западные образовательные методики сосредоточены в первую очередь на навыках левого полушария. Нам нужно начать с концентрации внимания, чтобы мы могли распознать наши интуитивные ощущения. Затем нам нужно определить, правда ли это.

Одна из самых сложных задач для нас — отделить истинную интуицию от принятия желаемого за действительное (то, что, как мы надеемся, произойдет) или проекций (интерпретация изображений через призму нашей собственной истории или идей).

  • Пример принятия желаемого за действительное .Элейн поверила, что ее интуиция подсказывала ей, что она будет участницей телешоу, и начала готовиться. Когда она взволнованно поехала в Лос-Анджелес, чтобы попробовать себя в шоу, она была раздавлена, когда ее не выбрали. Позже, когда она изучила свое поведение, Элейн поняла, что действовала не настоящая интуиция, а ее давнее желание оказаться на телевидении.
  • Пример проекции. Джон подумал, что его интуиция подсказывала ему, что Хелен бросит его после трех месяцев свиданий.Не желая, чтобы это произошло, Джон начал цепляться за отношения по мере приближения страшного предсказания. Поведение Джона было настолько странным, что Хелен начала сомневаться в их отношениях. Не осознавая этого, Джон проецировал на Хелен, потому что его последние серьезные отношения закончились, когда его партнер внезапно бросил его.

Все мы полны желаний и страхов. Когда вы открываете интуитивные образы, важно осознавать, как эти желания и страхи могут помешать вашей способности определять истинную интуицию.

Какие есть хорошие методы?

Три метода выявления истинной интуиции:

  1. Тюнинг под свое тело
  2. Техники фокусировки или медитации
  3. Анализ изображений
Тюнинг под свое тело

У тебя потрясающее тело. Настройтесь на его реакцию, когда у вас есть интуиция.

Люди с истинной интуицией описывают следующие ощущения: открытость; расслабление; радость; чувство связи или принадлежности; отсутствие сомнений; ясность; сюрприз; трепет; возбуждение; исполнение; вдохновение; или яркость.Естественно, их любопытство возрастает.

  • В чистой интуиции у вас будет глубокое чувство знания. Фактически, целые научные направления и музыкальные произведения были построены на чистом, интуитивно понятном образе за доли секунды, например, двойная спираль ДНК и некоторые симфонии Моцарта.
  • Проекции , с другой стороны, вызывают в теле самые разные чувства. Часто они связаны с закрытием сердца, тревогой, страхом или беспокойством.В следующий раз, когда вы что-то интуитивно почувствуете, обратите внимание на то, что происходит в вашем теле. Ваше тело расслаблено и возбуждено одновременно? Или вы более обеспокоены и сомневаетесь в обоснованности своего восприятия?

    Конечно, если вы интуитивно чувствуете возможность тяжелого события или исхода, особенно если это касается вашего здоровья, вы, естественно, будете обеспокоены. Наблюдайте и за этими эмоциями. Используйте свой здравый смысл. Получите мнение профессионала. С терпением и сосредоточенным подходом вы со временем узнаете, что правда.

  • Принятие желаемого за действительное немного сложнее отличить от истинной интуиции, потому что оно также может сопровождаться чувством радости и правоты.Различия незначительны. На практике вы поймете, что принятие желаемого за действительное часто сопровождается потребностью и большими инвестициями в реализацию вашего имиджа. Истинная интуиция сопровождается отстраненностью. Например, вы можете рассматривать это как прекрасный результат, но не чувствуете, что должны воплотить его в жизнь.

Танцовщица Агнес де Милль однажды сказала: «Тела никогда не лгут». Как изысканный камертон, ваше интуитивное тело скажет вам правду. Вы можете выучить его язык и научиться ему доверять.

Сосредоточение внимания или медитация

Уиллис Харман, исследователь из Стэнфорда и президент Института ноэтических наук, заявил: «Большинство из нас живет на периферии своей жизни; интуиция приглашает нас в центр».

Вы когда-нибудь слышали, чтобы люди называли себя или других «центрированными» или «нецентрированными»? Сосредоточенность относится к состоянию, когда вы расслаблены и спокойны, но при этом достаточно внимательны. Это состояние с меньшей вероятностью вызывает интуицию, затуманенную проекциями или принятием желаемого за действительное, и, таким образом, способствует чистой интуиции.

Многие люди пережили это состояние, не стремясь его достичь. Например, некоторые люди находят, что природа их успокаивает. Другие люди слушают музыку или разговаривают с хорошим другом, чтобы восстановить чувство внутреннего покоя и равновесия. У людей есть много способов отделить себя от своих эмоциональных реакций, проекций или принятия желаемого за действительное.

Еще один способ вызвать центрированное состояние — это сосредоточиться или медитировать. Это позволяет вам развить наблюдающее «я», которое признает ваши мысли и эмоции, не веря, что это вы.Это можно сделать двумя способами, как показано в примерах ниже.

Оба примера касаются Сары, которая беспокоится о своих успехах на работе.

  • Используя первый метод, Сара сосредотачивает свое внимание на успокаивающем изображении, которое помогает ей создать внутреннее спокойствие. Когда у нее возникают беспокойства, она позволяет им пройти мимо, не отвечая ни эмоционально, ни интеллектуально. Это скорее похоже на отключение телевизионной рекламы, которая вас не интересует. Вот как Сара относится к своим заботам — она ​​не подавляет их и не отрицает их существование, она просто не позволяет им нарушать ее спокойствие.
  • Используя второй метод, Сара создает внутреннее спокойствие, сосредотачиваясь на своем дыхании. Когда возникают беспокойства, она рассматривает их из этого спокойного состояния. Ей любопытно: что это за беспокойство? Где я чувствую это в своем теле? Насколько важно это беспокойство в общей картине жизни? Когда она неоднократно задает эти вопросы, ее заботы проходят мимо, и Сара понимает, что они не то, что она есть. Она чувствует внутреннее состояние спокойной отстраненности.

Оба пути укрепляют наблюдающее «я» и его способность сохранять спокойствие.Внутреннее спокойствие способствует развитию истинной интуиции и позволяет легко ее идентифицировать. Это мгновенно актуально для вас и за пределами вас. Чистая интуиция неэмоциональна, хотя может наполнить вас чувством радости и связи.

Конечно, всем нам сложно достичь спокойного, отстраненного состояния. Возможно, вам придется изучить разные техники, чтобы увидеть, что работает — для некоторых это может быть сидячая медитация, для других это может быть прослушивание музыки или прогулки на природе. Вы можете обнаружить, что это требует некоторой практики, и даже тогда иногда это может быть проще, чем в другие.Но даже вначале простое осознание своего эмоционального состояния может помочь вам оценить, была ли ваша интуиция приукрашенной или чистой.

Анализ изображений

Поскольку принятие желаемого за действительное и проекции так наполнены вашей историей, вашими надеждами, вашими идеями и вашими ранами, важно анализировать ваши образы. Задайте себе следующие типы вопросов:

  • Это образ или ощущение из моего прошлого?
  • Видел ли я, слышал или каким-либо образом испытывал что-то подобное в фильмах, по телевизору или в книге?
  • Имеет ли это изображение какое-либо отношение к моим страхам или тревогам?
  • Насколько я хочу, чтобы этот образ сбылся?

Иногда бывает полезно записать свои ответы на этот вопрос.Конечно, ваша интуиция может использовать вашу историю, чтобы донести до вас достоверную интуитивную информацию. Следовательно, вы не можете отбросить все интуиции, которые у вас есть, которые связаны с вашим прошлым. Но при их оценке важно быть объективным и бесстрастным.

Вам нечего терять, задавая себе вопросы, записывая ответы и ожидая оценки результатов. Помните: ваша интуиция никуда не денется.

Что мне делать, если интуиция дает мне противоречивые данные?

Если интуиция дает вам противоречивые данные, лучше всего не делать ничего .Независимо от того, в чем проблема, ваша интуиция останется с вами. Вы можете позволить себе дождаться ясности.

Кроме того, в большинстве случаев противоречивые данные говорят о том, что вы имеете дело не с чистой интуицией. Вероятно, здесь задействованы прогнозы и принятие желаемого за действительное. Подумайте немного, чтобы увидеть, сможете ли вы их идентифицировать.

Это идеальное время для глубокого анализа противоречивых входных данных. Спросите себя, связаны ли различные интуитивные входы более глубоко, чем кажется на поверхности, или же конфликт связан со сроками, а не с другими факторами.

Почему интуиция такая непредсказуемая?

Люди иногда задаются вопросом, всегда ли интуиция верна, потому что интуиция кажется такой непредсказуемой. Почему интуиция кажется такой непредсказуемой?

Патаджали, индийский врач, ставший мудрецом, предложил один из возможных ответов, когда он написал Йога-сутр примерно в 200 г. до н. Э. Помимо прочего, в книге, призванной помочь людям развить свое умственное, физическое и духовное здоровье и благополучие, был задан вопрос: откуда люди что-то знают?

Патанджали описал четыре способа познания чего-либо: (а) по его внешнему виду, (б) по ассоциациям, которые у вас с ним возникают, (в) по значению, которое оно имеет для вас, и (г) по его духу или сущности.То, как вы знаете, также определяет, как вы испытываете интуицию.

Когда ваши основные способы познания основаны на (а) физическом или материальном мире и (б) ваших ассоциациях с ним, интуиция является случайным гостем в вашей жизни. Интуиция действительно функционирует на этом уровне, но она больше похожа на инструмент, который вы берете в руки, или на что-то, что внезапно появляется или нет. Если вы работаете с интуицией на этих уровнях, это покажется непредсказуемым.

Когда вы ведете полноценную, значимую для вас жизнь (уровень c), интуиция может быть полностью интегрирована в вашу жизнь и стать равным партнером вашей логике, если вы ей привержены.Помните: интуиция процветает в смысле и путешествует в любви. Когда вы любите свою жизнь и ее цель, интуиция становится образом жизни. Вы понимаете, как это работает, и знаете, что можете рассчитывать на мудрые и элегантные советы интуиции.

Четвертый путь — знание духовного или сущностного уровня — позволяет вам быть единым целым или резонировать с тем, что вы хотите знать. На этом уровне нет разделения между вами и другим, поэтому доступно прямое знание.

Итого

Интуиция в чистом виде всегда права.Следовательно, его стоит взращивать.

Есть много вещей, которые могут помочь вам идентифицировать свою истинную интуицию от других образов, которые вы можете испытать. Для начала прислушайтесь к своему телу и сигналам, которые оно подает. Постарайтесь также разработать практику сосредоточения, которая позволит вам достичь спокойного, отстраненного состояния, в котором вы сможете лучше понять, что происходит. И всегда исследуйте свои интуитивные образы, чтобы увидеть, распознаете ли вы желаемое за действительное или проекции в них.

© 2006 Charlson Meadows, используется с разрешения.

Можем ли мы полагаться на нашу интуицию?

«Я придерживаюсь интуиции, — говорит инвестор Джудит Уильямс. Конечно, вы можете подумать: «Я тоже» — если вы выбираете между шоколадом и ванильным мороженым. Но Уильямс имеет дело с реальными деньгами с пятью и шестизначными числами.

Уильямс — один из львов в программе The Lions ’Den, — немецком телешоу, похожем на Shark Tank . Она и другие участники вкладывают собственные деньги в бизнес-идеи, представленные конкурсантами.Она не единственная, кто доверяет своей интуиции. Интуиция, кажется, на ходу: книжные магазины полны руководств, которые подсказывают нам, как лечить, есть или инвестировать интуитивно. Они обещают высвободить нашу внутреннюю мудрость и силы, о которых мы еще не подозреваем.

Но можем ли мы полагаться на интуицию или это совет к неудаче? Хотя исследователи десятилетиями спорят о ценности интуиции при принятии решений, они по-прежнему не соглашаются.

Источник ошибки?

Интуицию можно рассматривать как озарение, которое возникает спонтанно без осознанного обоснования.Даниэль Канеман, получивший Нобелевскую премию по экономике за свою работу о человеческих суждениях и принятии решений, предположил, что у нас есть две разные системы мышления: система 1 быстрая и интуитивно понятная; система 2 медленнее и полагается на рассуждения. Он считает, что быстрая система более подвержена ошибкам. У него есть свое место: он может увеличить шансы на выживание, позволяя нам предвидеть серьезные угрозы и распознавать многообещающие возможности. Но более медленная система мышления, задействуя критическое мышление и анализ, менее восприимчива к принятию неверных решений.

Канеман, который признает, что обе системы обычно работают, когда люди думают, описал много способов, которыми интуитивная система может затуманивать суждения. Рассмотрим, например, эффект кадрирования: склонность поддаваться влиянию способа постановки проблемы или постановки вопроса. В 1980-х Канеман и его коллега Амос Тверски представили добровольцам гипотетическую проблему общественного здравоохранения и по-разному сформулировали набор возможных решений для разных добровольцев. Во всех случаях добровольцам предлагалось представить, что U.С. готовился к вспышке необычной болезни, которая, как ожидается, унесет жизни 600 человек, и что были предложены две альтернативные программы борьбы с этой болезнью.

Для одной группы выбор был сформулирован Тверски и Канеманом с точки зрения выгоды — сколько людей будет спасено:

  • Если программа А будет принята, 200 человек будут спасены.
  • Если программа B будет принята, существует 1/3 вероятности того, что 600 человек будут спасены, и 2/3 вероятности, что ни один человек не будет спасен.

Большинство добровольцев выбрали первый вариант, программу А.

Для другой группы выбор был сформулирован в терминах потерь — сколько людей погибнет:

  • Если программа C будет принята, 400 человек умрут.
  • Если будет принята Программа D, вероятность того, что никто не умрет, составит 1/3, а вероятность смерти 600 человек — 2/3.

В этом случае подавляющее большинство добровольцев были готовы сыграть и выбрали второй вариант, программу D.

На самом деле, варианты, представленные обеим группам, были одинаковыми: первая программа спасла бы 200 человек и потеряла 400. Вторая программа предлагала один шанс из трех, что все будут жить, и два из трех шансов, что все умрет. Разница была в том, чтобы сформулировать альтернативы с точки зрения спасенных жизней или потерянных жизней. Когда выбор формулируется в терминах выгод, люди часто избегают риска, тогда как когда выбор формулируется в терминах потерь, люди часто становятся более склонными к риску.

Преимущества интуиции

Другие ученые-когнитивисты утверждают, что интуиция может приводить к эффективному принятию решений чаще, чем предполагает Канеман. Среди них Герд Гигеренцер из Института человеческого развития им. Макса Планка в Берлине. Он тоже говорит, что люди редко принимают решения, основываясь только на разуме, особенно когда стоящие перед ними проблемы сложны. Но он считает, что заслуги интуиции сильно недооценивают. Он рассматривает интуицию как форму бессознательного интеллекта.

Интуитивные решения могут быть основаны на эвристике: простых эмпирических правилах. Эвристика отсеивает большие объемы информации, тем самым ограничивая объем обработки. Такие практические правила могут применяться сознательно, но в целом мы просто следуем им, не осознавая, что мы это делаем. Хотя они могут привести к ошибкам, как указывает Канеман, Гигеренцер подчеркивает, что они могут быть основаны на достоверной информации, но при этом не учитываются ненужные сведения. Например, человек, который хочет купить хорошую пару кроссовок, может обойти исследования и умственную работу, просто купив те же кроссовки, которые использует знакомый, который является опытным бегуном.

В 2006 году в статье Ап Дейкстерхуиса и его коллег, работавших тогда в Амстердамском университете, был дан такой же благоприятный взгляд на ценность интуиции. Исследователи проверили то, что они назвали гипотезой «обдумывания без внимания»: хотя сознательное мышление имеет наибольший смысл для простых решений (например, какой размер сковороды использовать), на самом деле оно может быть вредным при рассмотрении более сложных вопросов, таких как покупка посуды. дом.

В одном из экспериментов испытуемых попросили выбрать, какая из четырех машин была лучшей, принимая во внимание четыре характеристики, среди которых расход топлива и объем багажного отделения.У одной группы испытуемых было четыре минуты на обдумывание решения; другой сет отвлекся на решение головоломок. Отвлеченная группа делала неправильный выбор (согласно критериям исследователей для лучшей машины) чаще, чем те, кто мог думать, не отвлекаясь. Но если участников просили оценить 12 характеристик, происходило обратное: невозмутимое размышление оказывало негативное влияние на принятие решений; только 25% выбрали лучшую машину. Напротив, 60 процентов испытуемых, которых отвлекали головоломки, сделали все правильно.

Однако исследователи не смогли воспроизвести эти результаты. И в обзоре 2014 года Бен Р. Ньюэлл из Университета Нового Южного Уэльса и Дэвид Р. Шанкс из Университетского колледжа Лондона пришли к выводу, что эффект интуиции был переоценен многими исследователями и что мало свидетельств того, что сознательное мышление приходит к худшим решениям. в сложных ситуациях.

А как насчет реальной жизни?

Конечно, задачи в реальном мире могут быть значительно сложнее, чем искусственно построенные задачи, часто представляемые в лабораторных экспериментах.В конце 1980-х это различие вызвало движение за натуралистическое принятие решений, которое стремится определить, как люди принимают решения в реальной жизни. С помощью анкет, видео и наблюдений он изучает, как пожарные, медсестры, менеджеры и пилоты используют свой опыт для решения сложных ситуаций, связанных с нехваткой времени, неопределенностью, нечеткими целями и организационными ограничениями.

Исследователи в этой области обнаружили, что опытные люди склонны сравнивать модели при принятии решений.Они способны распознавать закономерности, повторы и сходства между доступной им информацией и их прошлым опытом. Затем они представляют себе, как может разыграться данная ситуация. Такое сочетание позволяет им быстро и грамотно принимать нужные решения. Далее стало очевидно, что уверенность в принятии решения необязательно возрастает с увеличением объема информации. Напротив: слишком много информации может оказаться вредным.

Гэри Кляйн, один из основателей движения, назвал сопоставление с образцом «интуитивной частью», а ментальное моделирование — «сознательной, осознанной и аналитической частью».Он объяснил преимущества комбинации следующим образом: «Чисто интуитивная стратегия, основанная только на сопоставлении с образцом, была бы слишком рискованной, потому что иногда сопоставление с образцом порождает ошибочные варианты. Полностью совещательная и аналитическая стратегия была бы слишком медленной ». В случае с пожарными, отмечает он, если использовать медленный, систематический подход, «пожары выйдут из-под контроля к тому времени, когда командиры закончат свои обсуждения».

Интуиция не иррациональна

Камила Малевска из Познанского университета экономики и бизнеса в Польше также изучала интуицию в реальных условиях и также обнаружила, что люди часто применяют комбинацию стратегий.Она спросила менеджеров пищевой компании, как они используют интуицию в своей повседневной работе. Почти все они заявили, что, помимо рационального анализа, при принятии решений они использовали интуицию. Более половины склонны опираться на рациональные подходы; около четверти использовали стратегию, сочетающую рациональные и интуитивные элементы; и примерно пятая часть обычно полагалась только на интуицию. Интересно, что менеджеры высшего звена больше склонны к интуиции.

Малевска считает, что интуиция не является иррациональной или противоположной логике.Скорее, это более быстрый и автоматический процесс, который поглощает многие глубокие ресурсы опыта и знаний, которые люди накопили в течение своей жизни. Интуиция, по ее мнению, — это способность, которую можно тренировать и которая может играть конструктивную роль в принятии решений.

Результаты полевых исследований, опубликованные в 2017 году Лутцем Кауфманном из Школы менеджмента Отто Байсхайма в Германии и его коллегами, подтверждают мнение о том, что сочетание стилей мышления может быть полезным при принятии решений.Участники исследования, все менеджеры по закупкам, указали, насколько сильно они согласны или не согласны с различными утверждениями, касающимися принятия ими решений за предыдущие три месяца. Например: «Я тщательно искал информацию, прежде чем принять решение» (рационально), «У меня не было времени на аналитическое решение, поэтому я полагался на свой опыт» (на основе опыта) или «Я не был полностью уверен, как это сделать. решить, поэтому я решил, основываясь на своем чутье »(эмоционально). Исследователи, которые рассматривают основанные на опыте и эмоциональные процессы как «два измерения интуитивной обработки», также оценили успех менеджера, основываясь на цене за единицу, которую человек согласовал за приобретенный продукт, а также на качестве продукта и пунктуальность доставки.

Рациональное принятие решений связано с хорошей производительностью. Смесь интуитивного и рационального подходов также оказалась полезной; однако чисто эмоциональный подход и подход, основанный исключительно на опыте, не сработали. Другими словами, смешение стилей, которое часто встречается в повседневной жизни, кажется полезным.

Экономисты Марко Сам из Бамбергского университета и Роберт К. фон Вайцзекер из Мюнхенского технического университета изучают, в какой степени наши базовые знания определяют, насколько эффективны рациональность или интуиция.И Сам, и Вайцзеккер — заядлые шахматисты, и они использовали эти знания в своих исследованиях. В детстве они оба учились интуитивно, имитируя движения своих противников и видя, куда они ведут. Позже они подошли к игре более аналитически, читая шахматные книги, в которых объяснялись и иллюстрировались перспективные ходы. Со временем Вайцзеккер стал очень хорошим шахматистом и выигрывал международные призы. В наши дни он основывает свою игру главным образом на интуиции.

Два экономиста разработали математическую модель, которая учитывает затраты и выгоды обеих стратегий.Они пришли к выводу, что лучше ли полагаться на рациональные оценки или интуицию, зависит как от сложности конкретной проблемы, так и от предшествующих знаний и когнитивных способностей человека. Рациональные решения более точны, но влекут за собой более высокие затраты, чем интуитивные — например, они требуют больших усилий, затрачиваемых на сбор и последующий анализ информации. Эта дополнительная стоимость может со временем уменьшаться, но никогда не исчезнет. Затраты могут окупиться, если проблема многогранна и лицо, принимающее решения, быстро получает много полезной информации (если «кривая обучения лица, принимающего решения, крутая»).Тем не менее, как только человек накопит достаточный опыт решения связанных проблем, интуитивное принятие решений, основанное на прошлых знаниях, с большей вероятностью приведет к эффективным решениям, говорят Сахм и Вайцзекер. В этом случае интуитивный подход работает лучше, потому что использование накопленного опыта и интуитивного распознавания образов избавляет от высоких затрат на рациональный анализ.

Ясно одно: интуиция и рациональность не обязательно противоположны. Скорее, полезно овладеть интуицией и аналитическими навыками.Не будем слепо следовать нашему внутреннему голосу, но не будем недооценивать его.

Границы | Потеря кишечных чувств. Интуиция в депрессии

Введение

Во многих ситуациях люди судят и решают без долгих размышлений о проблеме. Несмотря на отсутствие длительного обсуждения, результаты принятия решений и суждений часто бывают разумными и удовлетворительными (Gigerenzer, 2007). Другими словами, мы иногда знаем, что правильно, даже если не можем объяснить почему.Во многих ситуациях это происходит потому, что мы пользуемся своей интуицией. Хотя интуиция — это когнитивная способность, которая влияет на многие решения и последующие действия в повседневной жизни (Kahneman, 2011), до сих пор ей уделялось мало внимания в клинических исследованиях когнитивных процессов и принятия решений при депрессии. Это кажется неудачным, потому что люди с депрессией часто сообщают, что им трудно принимать решения (Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013). Пятое издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), сходное с предыдущими версиями, включает нерешительность в качестве диагностического критерия большого депрессивного расстройства (Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013).Вопрос, который может вытекать из этого часто описываемого явления, заключается в том, нарушается ли интуитивное принятие решений во время депрессии. Однако исследований по этой гипотезе мало.

Цели настоящего документа

Настоящий документ решает три задачи. Наша первая цель — развить гипотезу о том, что интуиция нарушена при депрессии и что рассмотрение интуиции в рамках исследования депрессии может иметь важные теоретические и практические последствия. Вторая цель статьи — указать на методологические проблемы и открытые вопросы.На фоне новых открытий о взаимодействии депрессии и интуиции мы предложим направления будущих исследований и конкретные идеи относительно того, как исследования интуиции могут расширить наши знания о трудностях принятия решений при депрессии. Третья цель данной статьи — принять практическую и терапевтическую точку зрения, ответив на вопрос, как можно улучшить принятие решений пациентами с депрессией. Учитывая, что общие знания о взаимодействии между депрессией и интуицией все еще ограничены, мы будем поднимать новые вопросы, а не давать заключительные ответы на эту тему, и, таким образом, стремимся подготовить почву для будущих исследований.

Принятие решений во время депрессии

Перед принятием решения пациенты, страдающие от острого приступа большой депрессии, часто не могут решить, что им делать. Депрессивный ум сужается до туннельного видения, в котором пациенты склонны обводить одни и те же (негативные) фрагменты информации. Такой стиль обработки называется руминацией (Nolen-Hoeksema et al., 2008; Любомирский и др., 2015). Руминация означает постоянно переоценивать причины и последствия своей ситуации или настроения (Nolen-Hoeksema et al., 2008). Было показано, что задумчивая самооценка предсказывает и продлевает депрессию и препятствует решению проблем (см. Обзор в Любомирском и др., 2015). Таким образом, размышления могут мешать интуитивным процессам, поскольку они способствуют узкому аналитическому стилю обработки информации (Watkins and Teasdale, 2004).

Исследования показали, что люди с депрессией принимают неправильные решения (Leykin and DeRubeis, 2010) или вообще не принимают решений (Okwumabua et al., 2003) — феномен, от которого они серьезно страдают, по данным Американской психиатрической ассоциации [APA] (2013).Более того, было показано, что депрессивная симптоматика в значительной степени связана с сокращением поиска информации (Leykin et al., 2011). Лица с более высоким уровнем депрессии также сообщают, что двусмысленность и неопределенность остаются неразрешенными после принятия решения (Leykin et al., 2011). Кроме того, более высокий уровень депрессии связан с уменьшением восприятия имеющихся ресурсов (например, помощи других людей; собственных талантов) и снижения удовлетворенности решениями (Leykin et al., 2011). Люди, страдающие депрессией, имеют высокий риск неуверенности в своих решениях (Stacey et al., 2008). Более того, депрессивные люди сообщают о более ожидаемых сожалениях (Schwartz et al., 2002; Monroe et al., 2005). В то время как упреждающее сожаление может служить предупреждающим механизмом, защищающим человека от неправильных решений (McCormack et al., 2015), похоже, что депрессивные люди испытывают такой высокий уровень упреждающего сожаления, что это приводит к пассивности и бездействию. В соответствии с этим, пациенты с депрессией сообщают, что у них меньше уверенности и самоуважения в отношении своих способностей к принятию решений (Leykin and DeRubeis, 2010) и они склонны принимать решения, которые ранее приводили к негативным результатам (Leykin et al., 2011). Таким образом, пациентам с депрессией, похоже, трудно учиться на предыдущем опыте принятия решений, и они склонны неоднократно использовать дезадаптивные стратегии.

Из вышесказанного видно, что принятие решений во время депрессии кажется затруднительным. Вопрос о том, какой компонент принятия решений нарушается во время депрессии, остается открытым. Следует отметить, что существует ряд факторов, которые могут быть связаны с трудностями принятия решений, например, нарушение способности рассуждать при депрессии (Radenhausen and Anker, 1988; Sedek and von Hecker, 2004; Perham and Rosser, 2012; Jung et al. ., 2014), недостаточное понимание информации (Hindmarch et al., 2013) или ограничения в объеме рабочей памяти (Channon and Baker, 1994) и усиление процессов размышления (Nolen-Hoeksema et al., 2008). Однако в дальнейшем мы стремимся затронуть тему потенциально нарушенных интуитивных процессов, поскольку интуиция является важным и — среди здоровых выборок — часто используемым инструментом принятия решений (Gigerenzer, 2007; Kahneman, 2011) с высокоадаптивными функциями, особенно в лично значимые, сложные ситуации принятия решений (Kuhl, 2001; Topolinski and Strack, 2009a).

Что такое интуиция?

С тех пор, как исследователи исследуют процесс принятия решений и суждения, тема интуиции стала увлекательной. Древние философы использовали термин nous (греч .: noein) для обозначения способности людей понимать, что является реальным или истинным. Nous (или noesis ) часто переводится как «здравый смысл» или «интуиция», и это контрастирует с рациональным, сознательным рассуждением. В этом древнем определении интуиция понимается как средство, с помощью которого можно осознать то, что уже известно.Таким образом, это может позволить людям получить доступ к уже существующим знаниям. В дальнейшем интуиция получила значительное внимание в рамках психоанализа. Юнг (1921) концептуализировал интуицию как средство, с помощью которого человек может увидеть более широкую картину . Согласно Юнгу (1921), интуиция стремится к новым возможностям в том, что дано объективно. Интуиция — это средство, которое действует автоматически, как только никакая другая психологическая функция не может найти выход из сложной ситуации (Jung, 1921).В этом смысле для Юнга интуиция — это открытие — аспект, который до сих пор применим к нынешним концепциям интуиции (Bowers et al., 1990).

Современная социальная и когнитивная психология операционализирует интуицию как особый продукт, в котором части головоломки быстро складываются. Интуиция возникает в результате информационных процессов, которые действуют быстро, ассоциативно и бессознательно (Канеман, 2011). Предыдущий опыт и его мысленные представления создают основу для интуитивных суждений и решений.Таким образом, действуя как механизм завершения паттернов, кажется, что интуитивные суждения связаны с предшествующим опытом обучения и возникают в результате бессознательных целостных процессов распространения (Sadler-Smith, 2008). Часто они воспринимаются так, как будто они возникли из ниоткуда, и позволяют людям обнаруживать взаимосвязи и закономерности (Kahneman and Klein, 2009). Интуиция обычно описывается феноменом , зная что-то, не зная как (Эпштейн, 2010).

Чтобы напрямую выявить и измерить интуицию в лаборатории, исследователи разработали парадигмы, такие как задача семантической согласованности, хорошо зарекомендовавшая себя экспериментальная парадигма, разработанная Bowers et al.(1990). В задаче семантической когерентности интуиция операционализируется как внезапное восприятие или реализация когерентности, основанная на бессознательной активации, распространяющейся внутри ассоциативных сетей (Bolte et al., 2003; Bolte and Goschke, 2005). Во время задания участники видят триады слов. Каждая триада слов состоит из трех слов, представленных в виде стопки на экране компьютера. Участников просят интуитивно судить, имеет ли представленная триада слов общий знаменатель (например, СОЛЕНАЯ ГЛУБОКАЯ ПЕНА; все слова связаны с концепцией решения SEA; связная триада) или состоит ли триада из случайно выбранных слов (DREAM BALL BOOK; нет общий знаменатель; бессвязная триада).Интуитивное исполнение отражается в степени, в которой участники могут различать связные и бессвязные словесные триады, не имея возможности явно назвать слово-решение (что было бы показательным для понимания, а не интуиции; Bolte and Goschke, 2005; Topolinski and Strack, 2009a , б, в; Topolinski, Reber, 2010). Было показано, что здоровые участники обычно способны обнаруживать семантическую согласованность выше случайного уровня (Bolte and Goschke, 2005). Они знают, когда триада является связной, не имея возможности явно назвать лежащее в основе слово решения.Это даже показано в экспериментальных планах, в которых участники имеют менее 3 секунд для принятия решения, временного окна, в течение которого выполнение явных процессов очень маловероятно (Bolte and Goschke, 2005). Таким образом, задача семантической согласованности операционализирует и измеряет интуицию, оценивая активацию информации (слово решения), которая не является сознательно доступной (Bolte et al., 2003; Bolte and Goschke, 2005).

Согласно непрерывной модели (Bowers et al., 1990), интуиция возникает в результате постепенного двухэтапного процесса.На первом этапе информация распространяется и накапливается. Это приводит к активации связанной сети. Из-за своей активации мнемоническая сеть обрабатывается более плавно (Topolinski and Strack, 2009a, c), что, в свою очередь, сопровождается тонкими положительными аффективными изменениями (Topolinski and Strack, 2009a, c для эмпирических демонстраций беглости обработки). Именно на этой первой стадии, , на руководящей стадии , человек может испытать чувство согласованности — интуицию (Bowers et al., 1990). Если бессознательная активация распространения связной информации превышает определенный порог, первоначальное интуитивное чувство согласованности может развиться в явное представление решения. Эта вторая стадия, на которой человек может явно рассуждать о решении или действии, предпринятом в рамках управляющей стадии, называется интегративной стадией , (см. Zander et al., 2015, где показаны различные паттерны активации мозга для каждой стадии процесса генерации интуиции. ).

Теоретическая концепция непрерывного двухэтапного прогресса от интуиции к явному прозрению позволяет нам предположить, на какой стадии могут возникнуть нарушения у людей с небольшими интуитивными способностями.Например, неспособность принимать решения на основе интуитивной обработки может быть связана с нарушениями на очень ранних этапах процесса генерации интуиции, такими как снижение активации расширения в семантических сетях. Однако также возможно, что нарушения интуиции могут возникать из-за того, что люди не могут использовать тонкие положительные аффективные сигналы, обычно вызываемые когерентным восприятием (Topolinski and Strack, 2009a, b). На более позднем этапе может оказаться, что у человека есть интуиция, но она не используется из-за низкой уверенности в своих способностях принимать решения.В целом становится ясно, что концептуализация генерации интуиции как двухэтапного процесса может иметь важные последствия для дальнейшего теоретизирования.

Преимущества интуиции

В течение долгого времени интуиция была черным ящиком современной экспериментальной психологии (Catty and Halberstadt, 2008), и первоначальные исследовательские программы в этой области были сосредоточены на тех случаях, когда непреднамеренные эвристические стратегии решения проблем приводят к ошибочным и неоптимальным результатам (Tversky и Канеман, 1974).Однако в последние десятилетия особое внимание уделяется исследованиям потенциальных преимуществ интуитивного принятия решений. Исследования в рамках парадигмы натуралистического принятия решений (Klein, 1998, 2008), например, продемонстрировали, что субъекты различного профессионального уровня, такие как пожарные, врачи, шахматисты, медсестры и судьи, используют свою интуицию в сложных ситуациях и в условиях повышенной опасности. стресс и цейтнот. Особенно в ситуациях, когда рационально-аналитическая обработка невозможна (например,g., в состоянии стресса или неуверенности), а в случае большого опыта решения данной проблемы интуиция может привести к впечатляюще адаптивным результатам. Когда необходимо закодировать большие объемы информации, интуитивные решения дают лучшие результаты и приводят к большему количеству диагностических суждений, чем обширные рассуждения. Яркая демонстрация этого была продемонстрирована Betsch et al. (2001). В своем исследовании участникам был предоставлен большой объем информации о численном увеличении и уменьшении пяти гипотетических долей.Семьдесят пять единиц информации были кратко представлены на экране компьютера. Несмотря на то, что участники не могли точно сказать, какова, например, средняя денежная доходность, у них сформировалось внутреннее представление о том, какие варианты были лучшими и худшими.

Последующие исследования подтвердили идею о том, что полагаться на интуитивные догадки особенно полезно, когда проблема имеет сложный характер (Dijksterhuis, 2004; Dijksterhuis and van Olden, 2006; см. Также Wilson and Schooler, 1991; Topolinski and Strack, 2008) и что осознанные процессы, такие как поиск решений или запоминание, могут даже ухудшить способность принимать решения (Topolinski and Strack, 2008).Также в контексте социального познания интуиция получила значительное внимание (Либерман, 2000). Исследования, которые операционализировали интуицию с задачей семантической согласованности, показали, что интуитивная обработка кажется особенно актуальной для реализации мотивов аффилированности (Maldei et al., В обзоре) и что интуитивное исполнение положительно связано со смыслом жизни (Hicks et al., 2010).

Более того, было показано, что люди также более удовлетворены решениями, основанными на их интуиции.В своем плодотворном исследовании Wilson et al. (1993) предложили участникам выбрать плакат, который они могли бы забрать домой. Испытуемые могли выбирать либо интуитивно, либо после обдумывания причин, по которым им понравилась или не понравилась каждая альтернатива. Результаты показали, что испытуемые в состоянии рационального мышления были менее удовлетворены своим выбором, когда его спросили примерно через 3 недели после экспериментальной сессии, по сравнению с испытуемыми, которые выбрали плакат интуитивно. Снижение уровня удовлетворенности в аналитической группе могло произойти из-за того, что аналитическая обработка обычно абстрагируется от эмоционального и личного значения принимаемого решения (Kuhl et al., 2015). Другими словами, аналитические процессы уменьшают сложность проблемы, разбивая неоднозначную информацию на один аспект, который важен в конкретной ситуации (Dijksterhuis, 2004; Kuhl et al., 2015). Это полезно для логического решения проблем, но имеет недостатки, когда проблема включает в себя различные аспекты, которые необходимо учитывать (например, решение сложной личной проблемы; межличностные отношения; борьба с болезнью; см. Kuhl et al., 2015). Для последнего типа проблем интуитивное принятие решений кажется предпочтительным.

Также в контексте психологии личности интуиции, основанные на последовательностях целостной и ассоциативной обработки, рассматриваются как высокоадаптивные. В частности, теория взаимодействия систем личности (PSI; Kuhl, 2000, 2001) различает низкоуровневых и высокоуровневых интуиций. Интуиция низкого уровня помогает людям выполнять конкретные действия и обычно возникает при высоком уровне положительного аффекта (Kuhl, 2001). Они руководствуются системой под названием интуитивного контроля поведения. Одно из самых ранних онтогенетических наблюдений таких процессов — автоматическое имитация и заражение эмоциональных выражений у новорожденных детей (Meltzoff and Moore, 1994). Таким образом, в то время как интуиция низкого уровня помогает реализовывать намерения и запускать автоматизированные поведенческие программы, интуиции высокого уровня проистекают из того, что теория PSI называет расширенной памятью , системой, которая хранит весь опыт человека и интегрирует новую информацию (Kuhl , 2001; Kuhl et al., 2015; см. нейропсихологические доказательства основанного на интуиции самопознания в Lieberman et al., 2004). Расширенная память действует на основе бессознательно действующих процессов распространения активации, которые позволяют человеку без особых усилий включать огромное количество информации, касающейся опыта, потребностей и целей, одновременно в процесс принятия решений (Kuhl et al., 2015). Таким образом, интуиция высокого уровня концептуализируется как чувства или предчувствия, в которые могут быть интегрированы расходящиеся аспекты личности.Интуиция помогает людям согласовать многие — возможно, даже противоречивые — аспекты принимаемого решения и тем самым привести к адаптивным и полезным результатам, даже если человек не продумал явным образом обо всех значимых аспектах.

В целом вышеизложенное показывает, что способность использовать высокоуровневые интуитивные процессы может приводить к адаптивным результатам в сложных ситуациях и объединяет нас с самими собой. В дальнейшем мы, таким образом, дополнительно разработаем наше основное предположение о нарушении интуиции при депрессии, ссылаясь на влиятельные теоретические объяснения и эмпирические доказательства из базовой психологии.

Теоретические и эмпирические показания к нарушению интуиции при депрессии

Несмотря на то, что обычно интуиция ведет нас через повседневную жизнь, кажется, существуют психологические состояния, в которых люди менее интуитивны и, следовательно, менее способны принимать адаптивные решения без долгих размышлений. С одной стороны, исследования были сосредоточены на внешних факторах, от которых могут зависеть интуитивно понятные процессы, таких как нехватка времени или сложность проблемы (Klein, 1998, 2008). С другой стороны, существуют внутриличностные условия, при которых более или менее вероятно, что люди воспользуются своей интуицией.Таким образом, вопрос заключается в том, в каких психологических состояниях люди легко принимают решения интуитивно, а когда они заблокированы и не могут принять решение из живота. Поскольку большая депрессия — это аффективное расстройство, которое в первую очередь характеризуется устойчивым негативным настроением, мы обратимся к эмпирическим данным фундаментальных исследований взаимодействия между настроением и познанием, чтобы закрепить наши предположения в нижеследующем.

Интуиция и настроение

Что касается вопроса о том, как интуитивные способности людей связаны с их текущим состоянием настроения, важные выводы дают соображения, вытекающие из теории аффекта как информации (Schwarz, 2002) и теории расширения и построения (Fredrickson, 2001).Согласно этим оценкам, ассоциативные, гибкие информационные процессы, необходимые для развития интуиции, с большей вероятностью работают в положительном настроении. Действительно, было показано, что положительное настроение заставляет людей находить необычные (но разумные) ассоциации и способствует более гибкой категоризации материала (Isen, 2001). Влияние позитивного настроения на решение проблем, гибкость и новаторство можно наблюдать в широком диапазоне условий и среди различных групп населения (Isen, 2001).Что наиболее важно для нынешней направленности, было убедительно обнаружено, что позитивное настроение способствует активации отдаленных семантических ассоциаций (Isen et al., 1985, 1987; Estrada et al., 1994; Fredrickson and Branigan, 2005) и что интуитивная интуиция участников Суждения о согласованности выигрывают от положительного настроения (Bolte et al., 2003; Balas et al., 2012). Кроме того, позитивное настроение повышает вероятность использования чувств и интуитивных догадок в процессе принятия решений (см. Теорию информации как аффекта; Schwarz and Clore, 2007).В соответствии с этим, существует несколько исследований, показывающих, что люди с большей вероятностью полагаются на свою интуицию, когда они находятся в позитивном настроении (Bless et al., 1990; Elsbach and Barr, 1999; Ruder and Bless, 2003; King et al. , 2007), а сама интуиция сопровождается тонкими позитивными аффективными сигналами (Topolinski and Strack, 2009a). Таким образом, позитивное настроение расширяет наш репертуар мысли и действия, расширяет ассоциативное поле и заставляет нас рассматривать все больше и больше новой информации (Csikszentmihalyi, 1990).В результате люди подходят и исследуют свое окружение во время состояний позитивного настроения и, следовательно, участвуют в деятельности (Diener and Diener, 1996; Fredrickson, 2001).

Негативное настроение, напротив, сигнализирует о том, что окружающая среда является проблемной. Это, в свою очередь, сужает репертуар мысли и действия (Fredrickson, 2001). Следовательно, выбираются более аналитические и систематические подходы к принятию решений, а гибкая обработка, необходимая для развития интуиции, запрещается. В соответствии с этим теория аффекта как информации (Schwarz, 2002) утверждает, что состояния отрицательного настроения, такие как печаль, способствуют когнитивно-аналитическому мышлению, которое заставляет людей обращать внимание на несколько деталей, а не на общую картину.Таким образом, в то время как положительная аффективность указывает на нисходящие процессы, отрицательная аффективность побуждает восходящую, управляемую данными и конкретную обработку данных (Clore et al., 2001; Clore and Storbeck, 2006). В соответствии с этим влиятельное исследование показало, что в счастливом настроении участники сопоставляют геометрические фигуры на основе глобального сходства, тогда как в грустном настроении испытуемые, как правило, сопоставляют фигуры на основе местного сходства (Gasper and Clore, 2002). Следовательно, предполагается, что во время состояний отрицательного настроения интуитивные процессы нарушаются, поскольку отрицательное настроение способствует аналитическому мышлению.Бауман и Кул (2002) исследовали взаимодействие между интуицией, аффектом и способностью регуляции аффекта и обнаружили, что интуиция семантической связности была нарушена негативным аффектом у участников, которые сообщили, что испытывают трудности с подавлением негативных состояний настроения. Напротив, у участников, которые в целом успешно подавляли негативные аффективные состояния, негативное настроение не влияло на интуитивную деятельность (Baumann and Kuhl, 2002).

С клинической точки зрения эти результаты заслуживают внимания, поскольку одной из основных характеристик психологических расстройств и особенно большой депрессии является стойкое переживание негативной аффективности, а также неспособность подавлять дисфорические состояния настроения.Таким образом, стойкие состояния негативной аффективности, а также неспособность испытывать позитивные аффективные состояния могут быть аспектами депрессии, которые препятствуют открытому и гибкому способу обработки информации, необходимой для интуиции. Подводя итог, можно сказать, что предположение о нарушении интуитивной обработки информации во время депрессии обосновывается с нескольких различных теоретических точек зрения.

Депрессия и интуиция: предварительные выводы

Далее мы представим три недавних исследования, в которых эмпирически проверялась гипотеза о нарушении интуиции при депрессии.Мы опишем дизайн исследования, а также результаты этих трех исследований. Более того, мы критически обсудим структуру результатов, а затем сделаем вывод, какие будущие исследования следует провести, чтобы в дальнейшем выяснить взаимосвязь между депрессией и интуитивным принятием решений. Первое исследование, в котором изучалась интуиция при депрессии (Remmers et al., 2015a), сравнивало интуитивные способности пациентов с депрессией ( n = 29) со здоровой контрольной выборкой ( n = 27).Обе выборки были сопоставимы с точки зрения гендерного распределения, в то время как депрессивная выборка была немного моложе контрольной группы. Для оценки интуиции использовалась устоявшаяся мера интуиции, описанная выше, а именно задача семантической согласованности. Результаты показали, что стационарные пациенты с депрессией были менее способны обнаруживать семантическую согласованность, чем здоровые участники контрольной группы. Кроме того, пациенты с депрессией, которые соответствовали критерию А8 DSM-5 (Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013), отражающему трудности пациентов думать, концентрироваться и принимать решения, имели значительно более низкую интуитивную точность, чем пациенты без этих симптомов.Таким образом, это первое исследование интуитивной деятельности во время депрессии подтвердило гипотезу о нарушении интуиции у пациентов с депрессией.

Два последующих исследования были нацелены на то, чтобы повторить открытие, что интуиция семантической связности нарушена при депрессии, и обобщить это открытие на другой показатель интуиции. В своем первом исследовании Remmers et al. (2016a) использовали выборку пациентов с депрессией ( N = 39) из дневного стационара. Чтобы повторить обнаружение нарушения семантической согласованности, тяжесть депрессивных симптомов у пациентов измерялась с помощью опросника депрессии Бека (BDI-II, Beck et al., 1996) коррелировали с их выполнением в задаче семантической согласованности. Чтобы обобщить нарушение интуитивной обработки на другой показатель интуиции, пациенты дополнительно выполнили задачу на визуальную когерентность (Bowers et al., 1990; Bolte and Goschke, 2008; Topolinski and Strack, 2009c), которая аналогична задаче семантической согласованности, потому что он реализует интуицию как быстрое неаналитическое обнаружение когерентности. Однако задания различаются по типу стимула, так как в задании на визуальную согласованность участники видят размытые картинки (вместо триад слов, представленных в задании на семантическую согласованность).Одна половина пула стимулов является когерентной, поскольку содержит искаженные значимые, но очень редко явно идентифицируемые изображения. Для другой половины стимулов информация о пикселях когерентных изображений повернута до такой степени, что никакой значимый гештальт не сохраняется. Таким образом, когерентные и некогерентные изображения содержат одинаковую информацию о пикселях, но различаются по своему расположению. Во время задания испытуемых просят оценить, является ли представленное изображение связным (с изображением реального объекта) или несвязным (без изображения объекта).Подобно задаче на семантическую когерентность, было показано, что участники могут различать связные и несвязные изображения, не имея возможности явно назвать изображенные изображения (Bowers et al., 1990). В своем исследовании Remmers et al. (2016a), обнаруженные в соответствии с исследованием Remmers et al. (2015a), что более высокий уровень депрессии был связан с меньшей интуитивной точностью в задаче семантической согласованности. Однако результаты, касающиеся задачи визуальной согласованности, противоречили первоначальной гипотезе.Пациенты с более высоким уровнем депрессии показали улучшенную способность обнаруживать визуальную согласованность. Примечательно, что корреляция между двумя показателями интуиции в выборке была почти нулевой.

Чтобы изучить неожиданный вывод о том, что обнаружение визуальной когерентности улучшается у пациентов с более высоким уровнем депрессии, авторы провели второе исследование, в котором они сравнили выполнение задачи визуальной когерентности у пациентов с депрессией в стационаре ( n = 27) с подобранный здоровый контрольный образец ( n = 30).Подобно дизайну исследования Remmers et al. (2015a) диагностический статус испытуемых определялся с помощью SCID-интервью. Результаты показали, что пациенты с депрессией не только показывали такие же хорошие результаты, как и здоровые испытуемые, но и превосходили здоровую контрольную выборку в различении когерентных и несвязных размытых изображений. Допуская, что оба показателя оценивают одну и ту же конструкцию, а именно интуицию (см. Обсуждение этого ниже), можно предварительно сделать вывод, что для депрессивных людей процессы, лежащие в основе обнаружения визуальной и семантической когерентности, отличаются друг от друга и что только семантические интуиции, основанные на языке, кажутся быть нарушенным в депрессии.Обнаружение визуальной когерентности, напротив, похоже, выигрывает от подавленного настроения. Однако, учитывая предварительный характер этих результатов, будущие исследования должны повторить эти результаты, прежде чем делать твердые выводы.

Как объяснить вредные и полезные аспекты интуиции во время депрессии?

Новое разделение интуиции на семантическую и визуальную когерентность во время депрессии поднимает вопросы о различных последствиях депрессии для принятия решений и о конструктивной валидности мер интуиции.Несмотря на то, что ранее предполагалось, что успешное выполнение задачи семантической и визуальной согласованности является результатом эквивалентных процессов, это предположение требует дальнейшего изучения. Например, почти нулевая корреляция между индексом семантической интуиции и индексом визуальной интуиции у Remmers et al. (2016a) вызывает сомнения в том, измеряют ли обе задачи одну и ту же конструкцию. Более того, пагубное влияние негативного настроения на интуицию когерентности было показано до сих пор только для интуиции семантической когерентности (Baumann and Kuhl, 2002).

Специфические особенности стимула и процессы, необходимые для успешного выполнения, могут объяснить диссоциацию между работой депрессивных пациентов в задачах семантической и визуальной согласованности. Основное различие между двумя задачами, используемыми в Remmers et al. (2016a) заключается в том, что один основан на визуальной обработке, тогда как другой требует семантической обработки на основе языка. Предполагалось, что, несмотря на это различие в типах стимулов, две задачи измеряют одну и ту же конструкцию, а именно обнаружение интуитивной когерентности (например,г., Topolinski, Strack, 2009a). Однако текущая картина результатов, касающихся этой способности во время депрессии, предполагает, что различия перевешивают общие черты между задачами — по крайней мере, в том, что касается людей с депрессией.

Во-первых, обнаружение того, что интуиция, основанная на языке, нарушена, а визуальная интуиция нет, может быть связано с эмпирическими данными, показывающими, что предвзятые ответы в задачах неявной памяти постоянно обнаруживаются при депрессии только для задач, которые требуют обработки , что означает стимулы (Watkins, 2002).Задачи неявной памяти, требующие внимания к перцепционным характеристикам , напротив, не являются предвзятыми во время депрессии. Ссылаясь на эти результаты на результаты Remmers et al. (2016a), возможно, именно интуиция семантической когерентности нарушена, поскольку она требует обработки семантического значения, тогда как размытые изображения в задаче визуальной когерентности нет и, следовательно, остаются нетронутыми.

Наряду с этим, исследования с использованием магнитоэнцефалографии (МЭГ) для изучения нейронных механизмов, лежащих в основе интуитивного восприятия когерентности, заслуживают внимания при разработке идеи о том, что интуиция семантической и визуальной когерентности может быть выделена в отношении основных механизмов и процессов, необходимых для успешной работы.Horr et al. (2015) обнаружили, что орбитофронтальная кора головного мозга (OFC) служит важным интегратором неполного ввода стимула как для семантической, так и для визуальной интуиции. Однако, похоже, есть разительная разница во временной динамике. В то время как при обнаружении визуальной когерентности OFC является одной из самых ранних областей, которые продемонстрировали дифференциальную активацию (Horr et al., 2014), активация OFC была сравнительно задержана в семантической интуиции. В соответствии с вышеизложенным, авторы указывают на концептуальное различие двух задач.Интуиция визуальной когерентности специфична для одной сенсорной области и основана на низкоуровневых функциях стимула, которые могут быть напрямую интегрированы с помощью OFC в грубое целостное представление информации о пикселях. Напротив, для интуиции семантической согласованности семантическая обработка более высокого уровня должна происходить до или параллельно процессу активации распространения, который сигнализирует о согласованности или несогласованности, потому что каждое слово триады слов само по себе является значимым понятием, которое требует кодирования, соответственно (Хорр и другие., 2015).

Кроме того, диссоциация между семантической и визуальной интуицией при депрессии может быть связана с тем феноменом, что пациенты с депрессией имеют тенденцию попадать в круговорот размышлений (см. Watkins and Teasdale, 2004). Руминация работает в основном на основе языка, и можно предположить, что во время депрессии режим обработки на основе языка находится под высокой нагрузкой, что может стать очевидным из-за низкой производительности в задачах, требующих этой способности.

Другая важная особенность конкретной задачи, которую следует обсудить, заключается в том, что обнаружение гештальта в задаче визуальной когерентности требует изоляции объекта внутри стимула.Таким образом, успешное выполнение задачи визуальной согласованности требует, чтобы субъекты обращали внимание на то, что уже есть (объект в размытом изображении). С точки зрения теории PSI этот процесс может быть отнесен к тому, что Kuhl (2000) называет системой распознавания объектов . Важно отметить, что эта система специализируется на изоляции элементов от контекста. Он выигрывает от негативного настроения и, с одной стороны, способствует детальной аналитической обработке, но, с другой стороны, ухудшает целостную обработку и проверку самосовместимости (Kazén et al., 2014). В соответствии с этим было показано, что испытуемые с трудностями в регулировании эмоций лучше обнаруживают орфографические ошибки в словах (внимание к деталям; выделение элементов из контекста), когда они находятся в негативном настроении, по сравнению с испытуемыми, у которых нет трудностей. в регуляции эмоций (Kazén et al., 2014). В задаче на семантическую согласованность субъекты тоже сосредотачиваются на том, что там есть: на трех словах, написанных на экране. Однако, в отличие от объекта внутри размытого изображения в задаче визуальной согласованности, который присутствует во время задания, слово решения (общий знаменатель) не присутствует (на экране) в задаче семантической согласованности.Таким образом, для успешного выполнения задачи семантической согласованности необходимо позволить вниманию уйти, чтобы интегрировать и, наконец, использовать активированные ассоциации в следующем суждении. В отличие от обнаружения объекта в размытом изображении, этой последовательности обработки может быть назначена расширенная память (Kuhl, 2000), система, которая способствует интеграции отдельных элементов (DEEP SALT FOAM) в единое целое (SEA) через высокоуровневые интуитивно понятные целостные последовательности обработки, и он связан с интегрированным «я».Таким образом, в соответствии с теоретическими предположениями, изложенными выше, эта расширенная система памяти, включающая в себя параллельно-целостные гибкие последовательности обработки, на которые она опирается, по-видимому, нарушается во время депрессии.

Наконец, но это важно, результаты улучшенных суждений о визуальной когерентности во время депрессии могут быть дополнительно включены в исследования, показывающие, что отрицательное настроение — в целом — способствует более детальной и ранней визуальной обработке (Bocanegra and Zeelenberg, 2009). Например, Phelps et al.(2006) обнаружили, что контрастная чувствительность участников увеличивается после просмотра испуганных лиц. Кроме того, было показано, что отрицательные аффективные состояния способствуют развитию пространственных возможностей рабочей памяти, тогда как они ухудшают вербальных возможностей рабочей памяти (Gray, 2001; Storbeck, 2012).

В заключение отметим, что детальный анализ характеристик стимулов, а также когнитивных и эмоциональных процессов, необходимых для успешного выполнения задачи, может помочь понять, насколько разные задачи в конечном итоге измеряют одни и те же или разные результаты и как разные характеристики задач взаимодействуют с психологическими процессами.Из текущих данных можно сделать вывод, что у депрессивных людей нарушения интуиции, которые зависят от гибких ассоциативных процессов семантического распространения , но что депрессия может не оказывать никакого или даже положительного влияния на зрительные процессы и зрительное гештальт-восприятие. Если бы эти результаты были объединены в будущих исследованиях, можно было бы сделать важные практические выводы. Например, при терапевтических вмешательствах можно считать, что депрессивные люди испытывают трудности с повторением целостных семантических ассоциаций при решении проблем.Таким образом, поддержка терапевтических сеансов с использованием визуальных материалов может помочь пациентам увидеть более широкую картину и интегрировать информацию целостным образом.

Однако на данный момент мы считаем, что к выводам следует подходить с осторожностью, поскольку эмпирическая база недостаточно надежна. Несмотря на то, что текущие результаты показывают, что в некоторых случаях интуиция усиливается при депрессии, а в других — нарушается, мы думаем, что окончательный вывод был бы преждевременным.Например, мы не можем сделать вывод из текущих исследований, повлияли ли нарушения в других способностях, таких как аналитические процессы, на работу интуитивных процессов в текущих исследованиях. Предстоящие исследования могут хорошо помочь в изучении взаимодействия между интуитивными процессами и рационально-аналитическими процессами, которые также могут быть нарушены или искажены при депрессии (Beevers, 2005). Кроме того, будущие исследования должны прежде всего выяснить конструктивную валидность задач интуиции. Более того, следует изучить, в какой степени операционализация интуиции, используемая в предыдущих исследованиях, связана со стилями принятия решений депрессивными людьми в повседневной жизни.На основе этих соображений мы изложим предложения относительно будущих исследований, направленных на дальнейшее прояснение взаимодействия между интуицией и депрессией.

Направления будущих исследований

Какие механизмы лежат в основе интуитивного принятия решений при депрессии?

Исследование интуиции и депрессии все еще находится на начальной стадии. Исходя из текущих результатов, кажется важным, чтобы будущие исследования прежде всего выяснили, эффективно ли различные задачи интуиции измеряют одни и те же психологические явления.Более того, с точки зрения непрерывного осмысления интуиции (Bowers et al., 1990), в будущих исследованиях следует изучить, на какой стадии процесса зарождения интуиции происходят нарушения. Во-первых, следует исследовать, нарушается ли лежащий в основе процесс активации семантического распространения при депрессии или он остается неизменным, что станет очевидным при успешном выполнении задач семантического прайминга (см. Topolinski and Strack, 2009a, c). На следующем этапе следует проверить, связано ли ухудшение интуитивной деятельности с низкой уверенностью пациентов в своих интуитивных догадках (см., Например, Rolison et al., в печати для исследования влияния тревожности и снижения уверенности на принятие решений). Если было бы показано, что лежащие в основе процессы распространения активации не нарушаются при депрессии, а дефицит интуитивной способности в основном проистекает из низкого уровня уверенности, это имело бы важные последствия для терапевтических вмешательств, которые, следовательно, могут быть направлены на повышение доверия пациентов к своим интуитивным способностям. Более того, следует выяснить, не влияет ли распространение активации при депрессии.Это можно проверить, используя аффективно нагруженные триады слов. Одно из предположений может заключаться в том, что триады отрицательных слов обрабатываются более плавно при депрессии, что приведет к большей интуитивной точности для отрицательных стимулов по сравнению с положительными стимулами (пул стимулов см. В Topolinski and Strack, 2009a).

Следует дополнительно изучить, связаны ли нарушения интуиции при депрессии со сниженной способностью депрессивных людей испытывать положительные аффекты (Heller et al., 2009; Joormann and Vanderlind, 2014).Это было бы важно изучить, поскольку интуитивные предчувствия сопровождаются тонкими позитивными аффективными изменениями (Topolinski and Strack, 2009a, b), а само интуитивное принятие решений подкрепляется эмоциональной информацией (Bolte et al., 2003; Lufityanto et al. ., 2016). В этой связи недавнее исследование показало, что позитивное настроение особенно полезно людям с трудностями регуляции аффекта при принятии интуитивных решений (Maldei and Baumann, 2015). Однако у депрессивных людей могут быть проблемы с использованием или даже с переживанием этих положительных аффективных сигналов, необходимых для принятия интуитивных решений.Другими словами, в то время как у здоровых людей интуитивные решения только кажутся правильными , пациенты с депрессией могут не обладать способностью испытывать такое позитивное чувство согласованности. Это, в свою очередь, может привести к менее благоприятным решениям или вообще к их отсутствию. Изучение этих идей поможет понять, почему депрессивные люди не могут прийти к решениям, которые кажутся правильными.

Более того, будущие исследования будут полезны для оценки трудоемких аналитических способностей пациентов с депрессией в принятии решений.Было бы интересно изучить, как нарушение одной способности влияет на другую. Например, следует выяснить, связаны ли интуитивные процессы с ограничениями в рассуждениях или объеме рабочей памяти. Кроме того, следует изучить, в какой степени генерация не относящихся к делу мыслей или размышлений ухудшает интуитивное принятие решений, поскольку для преднамеренных рассуждений было показано, что нерелевантные мысли, вызванные негативным настроением, ухудшают производительность (Perham and Rosser, 2012).В дополнение к этим идеям было бы интересно исследовать в будущих исследованиях, какое нейрофизиологическое влияние антидепрессанты оказывают на бессознательные процессы обнаружения когерентности. В целом, существует ряд исследовательских вопросов, вытекающих из текущих эмпирических данных об интуиции при депрессии, которые относятся к экспериментальным задачам, используемым в предыдущих исследованиях (Remmers et al., 2015a; Remmers et al., 2016a).

Помимо этих конкретных вопросов, которые касаются устоявшихся мер интуиции, таких как задачи визуальной и семантической согласованности, в предстоящих исследованиях следует продолжить изучение интуитивных способностей при депрессии, используя меры, которые затрагивают другие аспекты интуиции (Sinclair, 2011).Например, исследование интуиции, основанной на стимулах, которые являются более релевантными для себя, может быть особенно важным для повышения экологической достоверности эмпирических результатов (Lieberman et al., 2004). Это направление исследований должно учитывать, что интуиция находится под сильным влиянием опыта, поскольку это «не что иное, как признание» (Kahneman and Klein, 2009, p. 520). Таким образом, даже несмотря на то, что интуиции индивидуально сопоставимы с точки зрения процессов, на которых они основаны (т.е., ассоциативные, бессознательные, быстрые) люди могут различаться в отношении содержания этих процессов и продуктов, которые в их результате. Таким образом, становится очевидным, что некоторые интуиции, такие как интуиции семантической когерентности, оцениваемые с помощью задачи семантической когерентности, являются межличностными сопоставимыми (большинство участников согласятся, что SEA SALT FOAM все семантически связаны с SEA), тогда как другие в значительной степени идиосинкразические, поскольку люди могут различаться в их ассоциативная сеть и содержимое памяти, которое активируется в определенных ситуациях (Lieberman, 2000; Lieberman et al., 2004). В соответствии с этим, данные нейрофизиологических исследований выявили различные паттерны активации мозга для представлений о себе, которые основаны на интуиции (Lieberman et al., 2004). Предубеждения в этой области могут дать важную информацию, особенно потому, что основанные на интуиции самопрезентации, вероятно, будут меняться медленно и относительно нечувствительны к явной обратной связи от других (Lieberman et al., 2004). Более того, использование более релевантных стимулов для интуитивного принятия решений важно, потому что мы не знаем, в какой степени интуиция, оцененная с помощью экспериментальных парадигм, таких как задача семантической согласованности, связана с повседневным интуитивным принятием решений.

В этом направлении было бы интересно различать низкоуровневую и высокоуровневую интуитивную обработку, предложенную теорией PSI (Kuhl, 2000). Будущие исследования могут помочь понять, как депрессия влияет на низкоуровневые последовательности интуитивной обработки, связанные с автоматизированными поведенческими программами и помогающие претворять планы в жизнь. Более того, что важно, было бы интересно изучить, как активация или ингибирование систем саморегуляции, таких как расширенная память и интуитивная система управления поведением, взаимодействуют друг с другом у пациентов с депрессией и в какой степени они играют роль в прогнозировании начало депрессивных эпизодов.

Исследование процесса принятия решений в реальной жизни

Исследования, которые отслеживают идиосинкразические профили принятия решений депрессивными или уязвимыми субъектами, помогут понять , как субъекты решают, когда сталкиваются с важными или второстепенными повседневными жизненными решениями, например, принимать ли предложение о работе или встречаться с друзьями. Идут ли они со своей интуицией? Или они аналитически размышляют об этих проблемах? Есть ли у депрессивных людей трудности с принятием решения в сложных ситуациях, в которых может помочь интуиция? Или нерешительность возникает и в отношении довольно простых решений, в которые не нужно интегрировать большие объемы информации? Чтобы ответить на эти вопросы, методы выборки опыта могут быть полезным вариантом, поскольку они могут более непосредственно оценивать способы принятия решений, побуждая испытуемых представлять отчеты много раз в день (Larson and Csikszentmihalyi, 1983; Hektner et al., 2006). Таким образом, в будущих исследованиях можно будет выяснить, в каких областях принятия решений пациентов (работа, отношения, досуг, здоровье) сообщают о более или менее трудностях. Вкратце, получение более точной картины того, как людей, страдающих депрессией, принимают решения в повседневной жизни, может дать нам представление о трудностях принятия решений и может расширить наше понимание интуиции при депрессии.

Другой метод, который может быть использован для этого толчка, — ретроспективные отчеты, оцениваемые с помощью интервью или анкетирования (Klein, 1998; Dane and Pratt, 2009).Эти методы позволяют участникам описать, как они подошли к проблеме принятия решения, а исследователям — оценить такие факторы, как сложность проблемы и состояние настроения до и после принятия решения. Ретроспективные отчеты могут дополнительно проинформировать нас, когда люди с депрессией склонны принимать функциональные или дисфункциональные решения и было ли решение основано на интуитивных или рациональных процессах или на обоих. Однако следует отметить, что, несмотря на преимущество высокой экологической достоверности, ретроспективные отчеты имеют ограниченную точность.Исследователям было бы трудно контролировать, действительно ли решения принимались интуитивно (см. Обсуждение этого вопроса в Dane and Pratt, 2009).

И последнее, но не менее важное: исследования должны изучить этиологическую роль интуитивных способностей высокого уровня. Например, с клинической точки зрения было бы интересно изучить, сохраняется ли нарушение интуитивных способностей при определенных трудностях и трудностях принятия решений в целом после ремиссии. Вдобавок возникает вопрос, не обладают ли уязвимые люди менее интуитивным пониманием даже до того, как разразится депрессия.Таким образом, продольные планы могут быть рекомендованы для будущих исследований.

Есть ли дезадаптивная интуиция при депрессии?

Выше мы рассмотрели исследовательские и экспериментальные парадигмы, в которых интуиция концептуализируется как адаптивная способность, которая позволяет быстро обнаруживать когерентность, а также быстро и без усилий принимать решения (Gigerenzer, 2007; Klein, 2008). С целью четкого разграничения и практического применения этой конструкции в будущих исследованиях и теоретических основах клинической психологии было бы важно изучить интуицию и ее связь с другими когнитивными явлениями, связанными с депрессией.Эмоциональное рассуждение, например, описывает феномен, когда на основе эмоциональной реакции делается вывод о том, что что-то доказано или верно (Beck et al., 1979). Он направляет решения и суждения и напоминает интуицию на феноменологическом уровне, но также и в отношении процессов, на которых она основана. И интуиция, и эмоциональное рассуждение объединяет то, что они подвержены влиянию аффекта, появляются автоматически и воспринимаются как самоочевидные.

Риск спутать интуицию с другими когнитивными явлениями будет проиллюстрирован на следующем примере.Представьте, что женщина идет по улице и видит двух друзей, сидящих в кофейне. Не задумываясь о ситуации, женщина сразу же догадывается пройти мимо кафе, стараясь остаться незамеченной. С одной стороны, можно возразить, что это не пример интуиции, потому что лежащие в основе процессы не работали как единое целое. Используя свою интуицию, женщина увидела бы большую картину . Она бы интегрировала неявные цели и желания (например, необходимость взаимодействия с другими людьми) в свое решение.Более того, были бы приняты во внимание более позитивные ассоциации в отношении этих двух друзей (Kuhl et al., 2015). Это, в свою очередь, могло привести к интуитивному решению присоединиться к друзьям. Таким образом, реакцию женщины можно интерпретировать как результат процесса эмоционального рассуждения. Текущее состояние настроения могло повлиять на способ обработки информации (Klein, 1998; Hogarth, 2001; Kahneman and Klein, 2009) и служить доказательством правильности решения (« не считает, что хорошо присоединяться к ним, поэтому я не присоединюсь к ним »; Schwarz, 2002).Таким образом, с этой точки зрения решение скорее отражает автоматическое решение, которое следует из эмоциональных рассуждений и активации подсознательных негативных схем. С этой точки зрения доступ к адаптивной интуиции в этом примере был затруднен. Однако аргумент, что это действительно был пример интуиции, показывающий, что интуитивные решения и суждения могут быть предвзятыми и ошибочными, также возможен. Таким образом, будущие исследования помогут отделить интуицию от других процессов, основанных на эмоциях и опыте и влияющих на решения и суждения.

Помимо этих проблем разграничения, представляется важным шагом для будущих исследований изучить, в какой степени на интуицию у пациентов с депрессией могут влиять негативные искажения и отпечатки неявной структуры памяти. В соответствии с этим текущие модели депрессии с двойным процессом (Beevers, 2005) предполагают, что когнитивная уязвимость к депрессии проистекает из предвзятой ассоциативной, неявной обработки (Beevers, 2005; но также см. Teachman et al., 2012). Важно отметить, что утверждается, что всякий раз, когда смещенная ассоциативная обработка самореферента остается неисправленной (например,g., когда когнитивные ресурсы недоступны для выполнения рефлексивной корректирующей обработки) дается когнитивная уязвимость к депрессии (Beevers, 2005). Таким образом, возникает вопрос, могут ли интуиции стать дисфункциональными или нереалистичными, если они являются результатом предвзятости, лежащей в основе имплицитной памяти. Поскольку предубеждения в неявной памяти в основном проявляются в семантической области (Watkins, 2002), и особенно интуиция, основанная на семантических сетях, кажется, нарушена при депрессии (Remmers et al., 2015a, 2016a), исследования, которые связывают эти два направления исследований (е.g., как неявные предубеждения памяти влияют на интуицию?) кажутся очень многообещающими.

Значение для клинического лечения

Из вышесказанного ясно, что интуиция влияет на решения и последующие действия людей. С одной стороны, проблема депрессии может заключаться в том, что пациенты не используют функциональную интуицию, вытекающую из целостной обработки информации (см. Kuhl, 2000, 2001). Следствием этого может быть то, что им трудно прийти к решениям, которые объединяют большие объемы информации и согласовывают различные аспекты личности.Неспособность использовать такие интуиции может в дальнейшем привести к действиям и поведению, несовместимым с потребностями, желаниями и целями. Более того, решения, которые являются результатом довольно неинтегративного процесса, могут восприниматься как неудовлетворительные и отчуждающие (см. Baumann and Kuhl, 2003). С другой стороны, негативные схемы себя и дисфункциональные базовые убеждения могут не только стабилизировать депрессивную симптоматику, но также могут способствовать развитию дисфункциональных интуиций (Beevers, 2005).Несмотря на то, что последнее предположение все еще нуждается в проверке, мы делаем предварительный вывод о том, что получение доступа к интуиции может быть важным практическим следствием нынешнего теоретизирования. С практической точки зрения, установление осведомленности об интуитивных догадках кажется важным, потому что это позволило бы людям различать те интуиции, которые функциональны и на которые можно воздействовать, и те интуиции, которые следует отбросить или исправить, поскольку они могут привести к дисфункциональным и депрессогенным состояниям. действиями (Шапиро, Спенс, 1997; Биверс, 2005).Эта идея согласуется с утверждением Канемана и Кляйна (2009), что «когда есть признаки того, что интуитивное суждение может быть неверным, Система 2 [рационально-аналитические процессы] может навязать другую стратегию, заменяя интуицию осторожным рассуждением» (стр. 519). Другими словами, с практической точки зрения, может быть целесообразно осознать и изучить интуиции, прежде чем действовать в соответствии с ними или отвергать их.

С клинической и практической точки зрения следует вопрос , как можно улучшить такое понимание интуиции.Интересно отметить, что мудрость, заключенная в повседневном выражении «иди своей интуицией», соответствует широко распространенной терапевтической концепции, утверждающей, что «прислушиваться» к внутренним голосам и к телу может быть полезно, когда мы пытаемся понять что нам нужно, или когда мы пытаемся изменить то, что заставляет нас страдать. В этом направлении исследования в рамках исследования воплощения (Niedenthal, 2007) показали, что связь между телом и когнитивно-эмоциональными реакциями является двунаправленной.Кроме того, было показано, что степень, в которой люди способны правильно воспринимать телесные сигналы (интероцепция), влияет на интуитивное принятие решений (Damasio, 1994; Dunn et al., 2010). Таким образом, можно сделать вывод, что это важная способность знать, какому сигналу (телесному, интуитивному) можно доверять, а от какого следует отклонить.

Одним из подходов, подчеркивающих этот аспект внимательного слушания телесных переживаний, является метод Focusing , введенный Гендлином (1981).Основная предпосылка заключается в том, что Focusing помогает пациентам войти в контакт с чувством чувства . Ощущаемое чувство влечет за собой довербальное знание о «чем-то», например, о том, что человеку нужно или чего нужно, и к этому можно получить доступ через тело. Ощущаемое ощущение — это не эмоция или состояние настроения, и оно влечет за собой неявную сложность. Прикоснувшись к ощущаемым ощущениям, пациенты могут лучше осознавать, что вызывает трудная ситуация или ожидаемое решение, и затем они могут мягко исследовать этот телесный опыт и его значение.На следующем этапе им предлагается найти слово, фразу или картинку для телесного ощущения и проверить, соответствует ли это слово или фраза еще не сформулированному знанию. Если словесное представление совпадает с чувством, телесные переживания обычно меняются, что можно назвать чувственным сдвигом . Это изменение чувственного восприятия может быть результатом предшествующего процесса интуиции и тщательного исследования. Таким образом, ощущаемое чувство можно понимать как «целостное, неявное, телесное ощущение сложной ситуации» (Гендлин, 1996, стр.20), который выходит за рамки интеллектуальных размышлений о проблеме.

Другой подход, с помощью которого можно получить доступ к интуиции через тело, — это внимательность. С помощью упражнений на осознанность люди учатся прислушиваться к ощущениям здесь и сейчас, не защищаясь и не реагируя. Основываясь на определении внимательности как формы внимания, которое фокусируется на настоящих чувствах, мыслях и телесных ощущениях (Kabat-Zinn, 1990), мы проверили предположение о том, что внимательность также улучшает доступ к интуитивным реакциям в одном из наших собственных исследований (Remmers et al. al., 2015b). После индукции печального настроения здоровые участники ( N = 94) были случайным образом распределены для выполнения упражнений на внимательность, отвлечение или размышление. Чтобы оценить влияние соответствующего упражнения на интуицию, участники затем выполнили задание на семантическую согласованность. Несмотря на то, что внимательность была успешной в подавлении негативного настроения, она не оказала никакого влияния на выполнение задачи (подробное обсуждение см. В Remmers et al., 2015b). Кроме того, было обнаружено, что уровни личностной внимательности по самооценке, оцененные с помощью Kentucky Inventory of Mindfulness Skills (Baer et al., 2004), были негативно связаны с интуитивным исполнением. Таким образом, гипотеза не была подтверждена, а результаты даже указывали в противоположном направлении.

Ряд методологических аспектов может объяснить такую ​​картину результатов. Например, задача на интуицию требует от участников мгновенного принятия решений и суждений. Это, в свою очередь, может контрастировать с аспектом внимательности, который требует, чтобы люди занимали безреактивную, непредвзятую и наблюдательную позицию. Действительно, результаты Remmers et al.(2015b) показали, что общая отрицательная корреляция между внимательностью к чертам и интуитивной точностью была вызвана сильной отрицательной корреляцией между подшкалой , действующей без суждений, и интуитивной эффективностью. Кроме того, выборка состояла из субъектов, которые были наивны в практике внимательности, и было показано, что степень опыта внимательности может объяснить различное влияние особой внимательности на когнитивные задачи (Jha et al., 2007). Например, новички в области внимательности тренируются, чтобы сузить фокус своего внимания (внимание к дыханию), тогда как опытные медитирующие расширяют поле внимания (Jha et al., 2007). Таким образом, низкий уровень внимательности в выборке мог повлиять на результаты исследования Remmers et al. (2015b).

Другой подход, который может способствовать доступу к интуитивным процессам, — это психодинамическая психотерапия (Shedler, 2010). Этот подход проистекает из психоанализа, центральной целью которого, согласно Фрейду (1916/1917), было получение доступа к неявным или бессознательным представлениям и переживаниям. В соответствии с этим ключевым направлением психодинамического лечения является расширение доступа пациентов к изначально бессознательным знаниям о себе (Hayes et al., 1996). Таким образом, можно сделать вывод, что интуиция становится доступнее благодаря психодинамическому лечению. Однако, конечно, необходимо определить точную взаимосвязь между бессознательными процессами, как они определены в психоанализе, и интуицией, исследуемой с помощью экспериментальных парадигм, описанных выше.

В более общем плане, все упомянутые выше методы лечения, похоже, развивают форму самофокусировки, которая сохраняет преимущества самопознания (Watkins and Teasdale, 2004, p.6; см. также Kuhl, 2000). Таким образом, можно предположить, что направление внимания на себя полезно, если оно выполняется более адаптивным образом, чем во время размышлений (Watkins and Teasdale, 2004). В таких случаях это может позволить людям не думать о внутренних переживаниях, а осознавать (я в) настоящий момент интуитивным, эмпирическим способом (см. Watkins and Teasdale, 2004, p. 2). Подходы, которые способствуют такому типу эмпирической самофокусировки (например, различные гуманистико-эмпирические подходы; см. Elliott et al., 2013) могут создать базовые требования для доступа к интуиции. Более того, можно подозревать, что люди, имеющие доступ к интуиции, могут осознавать тонкие конфликты между ранее бессознательными, интуитивными реакциями и сознательными разработками. Таким образом, разрешение таких конфликтов или несоответствий между интуитивными и рациональными реакциями может быть еще одним адаптивным следствием получения доступа к интуиции. Действительно, в ряде исследований было показано, что одним из средств, с помощью которого внимательность проявляет свои положительные эффекты, является улучшение согласованности между неявными и явными реакциями (Brown, Ryan, 2003; Koole et al., 2009; Кресентини и Капурсо, 2015; Remmers et al., 2016b).

В заключение мы хотели бы заявить, что интуиция влияет на то, что мы решаем и делаем, и на то, как мы впоследствии чувствуем. Таким образом, решение вопроса о том, как интуитивное принятие решений работает во время психопатологических состояний, таких как депрессия, является важным направлением для науки и практики. В конечном итоге это направление работы может помочь депрессивным людям принимать адаптивные решения и находить выход из нерешительности.

Авторские взносы

CR задумал и написал текущую рукопись. JM внес вклад в дизайн статьи и критически отредактировал рукопись на предмет интеллектуального содержания. Оба автора окончательно одобряют публикацию версии. Все авторы несут полную ответственность за содержание статьи.

Финансирование

Работа поддержана фондом кафедры клинической психологии Университета Виттен-Хердеке.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing.

Google Scholar

Баер Р. А., Смит Г. Т. и Аллен К. Б. (2004). Оценка внимательности по самоотчету. Assessment 11, 191–206. DOI: 10.1177 / 10731

268029

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Балас, Р., Свеклей, Дж., Почватко, Г., Годлевска, М. (2012). О влиянии аффективных состояний на интуитивную связность суждений. Cogn. Эмот. 26, 312–320. DOI: 10.1080 / 02699931.2011.568050

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауманн, Н., Кул, Дж. (2002). Интуиция, аффект и личность: бессознательная согласованность суждений и саморегуляция негативного аффекта. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 1213–1223. DOI: 10.1037 / 0022-3514.83.5.1213

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауманн, Н.и Кул Дж. (2003). Самоинфильтрация: путают назначенные задачи с выбранными вами в памяти. чел. Soc. Psychol. Бык. 29, 487–497. DOI: 10.1177 / 0146167202250916

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бек А. Т., Раш А. Дж., Шоу Б. Ф. и Эмери Г. (1979). Когнитивная терапия депрессии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Биверс, К. Г. (2005). Когнитивная уязвимость к депрессии: модель двойного процесса. Clin. Psychol. Rev. 25, 975–1002. DOI: 10.1016 / j.cpr.2005.03.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Betsch, T., Plessner, H., Schwieren, C., and Gütig, R. (2001). Мне это нравится, но я не знаю почему: ценностный подход к формированию скрытого отношения. чел. Soc. Psychol. Бык. 27, 242–253. DOI: 10.1177 / 0146167201272009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bless, H., Bohner, G., Schwarz, N., and Strack, F. (1990).Настроение и убеждение: анализ когнитивной реакции. чел. Soc. Psychol. Бык. 16, 331–345. DOI: 10.1177 / 01461672

013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боканегра, Б. Р., Зеленберг, Р. (2009). Эмоции улучшают и ухудшают раннее зрение. Psychol. Sci. 20, 707–713. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02354.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Болте, А., Гошке, Т. (2005). О скорости интуиции: интуитивные суждения о семантической согласованности при разных сроках ответа. Mem. Cogn. 33, 1248–1255. DOI: 10.3758 / BF03193226

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Болте, А., Гошке, Т. (2008). Интуиция в контексте восприятия объекта: интуитивные гештальт-суждения основываются на бессознательной активации семантических представлений. Познание 108, 608–616. DOI: 10.1016 / j.cognition.2008.05.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bolte, A., Goschke, T., and Kuhl, J. (2003). Эмоции и интуиция: влияние положительного и отрицательного настроения на неявные суждения о семантической связности. Psychol. Sci. 14, 416–421. DOI: 10.1111 / 1467-9280.01456

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бауэрс, К.С., Регер, Г., Бальтазард, К., и Паркер, К. (1990). Интуиция в контексте открытия. Cogn. Psychol. 22, 72–110. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (90)

-N

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, К. У., и Райан, Р. М. (2003). Преимущества присутствия: внимательность и ее роль в психологическом благополучии. J. Pers. Soc. Psychol. 84, 822–848. DOI: 10.1037 / 0022-3514.84.4.822

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кэтти, С., Хальберштадт, Дж. (2008). «Использование и нарушение осведомленности в интуитивных суждениях», в Новый взгляд на интуицию в суждении и принятии решений, , ред. Х. Плесснер, К. Бетч и Т. Бетч (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates Inc.).

Google Scholar

Ченнон С. и Бейкер Дж. (1994). Стратегии рассуждения в депрессии: влияние депрессивного настроения на задачу силлогизма. чел. Индивидуальный. Отличаются. 17, 707–711. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (94) -1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Clore, G. L., and Storbeck, J. (2006). «Аффект как информация о симпатиях, эффективности и важности» в Аффект в социальном мышлении и поведении , изд. Дж. Форгас (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Psychology Press), 123–142.

Google Scholar

Клор, Г. Л., Вайер, Р. С., Динес, Б., Гаспер, К., Гом, К., и Исбелл, Л. (2001). «Аффективные чувства как обратная связь: некоторые когнитивные последствия», в Теории настроения и познания: Справочник пользователя , ред. Л.Л. Мартин и Г. Л. Клор (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 27–62.

Google Scholar

Crescentini, C., и Capurso, V. (2015). Медитация осознанности и явные и неявные индикаторы изменений личности и самооценки. Фронт. Psychol. 6:44. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00044

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Csikszentmihalyi, M. (1990). Поток: Психология оптимального опыта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Google Scholar

Дамасио, А.Р. (1994). Ошибка Декарта. Эмоции, разум и человеческий мозг. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Avon Books.

Google Scholar

Динер, Э., и Динер, К. (1996). Большинство людей счастливы. Psychol. Sci. 7, 181–185. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1996.tb00354.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dijksterhuis, A. (2004). Думайте иначе: преимущества бессознательного мышления в формировании предпочтений и принятии решений. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 586–598. DOI: 10.1037 / 0022-3514.87.5.586

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dijksterhuis, A., и van Olden, Z. (2006). О пользе бессознательного мышления: бессознательное мышление увеличивает удовлетворение после выбора. J. Exp. Soc. Psychol. 42, 627–631. DOI: 10.1016 / j.jesp.2005.10.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Данн, Б. Д., Гальтон, Х., Морган, Р., Эванс, Д., Оливер, К., Мейер, М. и др. (2010). Прислушиваясь к своему сердцу: как перехват эмоций формирует эмоциональный опыт и интуитивное принятие решений. Psychol. Sci. 21, 1835–1844. DOI: 10.1177 / 0956797610389191

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллиотт Р., Гринберг Л.С., Уотсон Дж., Тимулак Л. и Фрейре Э. (2013). «Исследование гуманистической экспериментальной психотерапии», в Справочник Бергина и Гарфилда по психотерапии и изменению поведения , изд. М. Дж. Ламберт (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 495–538.

Google Scholar

Эльсбах, К. Д., и Барр, П. С. (1999). Влияние настроения на использование людьми структурированных протоколов принятия решений. Орган. Sci. 10, 181–198. DOI: 10.1287 / orsc.10.2.181

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эпштейн, С. (2010). Демистификация интуиции: что это такое, что она делает и как она это делает. Psychol. Inq. 21, 295–312. DOI: 10.1080 / 1047840X.2010.523875

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эстрада К., Исен А. М. и Янг М. Дж. (1994). Положительное влияние влияет на творческое решение проблем и на источник удовлетворенности врачами. Mot. Эмот. 18, 285–299. DOI: 10.1007 / BF02856470

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фредриксон, Б. Л. (2001). Роль положительных эмоций в позитивной психологии: теория позитивных эмоций, расширяющая и развивающая. Am. Psychol. 56, 218–226. DOI: 10.1037 / 0003-066X.56.3.218

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фредриксон Б. Л. и Браниган К. (2005). Положительные эмоции расширяют репертуар внимания и мысли-действия. Cogn. Эмот. 19, 313–332. DOI: 10.1080 / 02699930441000238

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрейд, С. (1916/1917). Vorlesungen zur Einführung in die Psychoanalyse. GW XI, Франкфурт: Fischer.

Google Scholar

Гаспер, К., и Клор, Г. Л. (2002). Внимание к общей картине: настроение и глобальная и локальная обработка визуальной информации. Psychol. Sci. 13, 34–40. DOI: 10.1111 / 1467-9280.00406

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гендлин, Э.Т. (1981). Фокусировка: Technik der Selbsthilfe bei der Lösung persönlicher Probleme. Зальцбург: Отто Мюллер.

Гендлин, Э. Т. (1996). Ориентированная психотерапия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Гигеренцер, Г. (2007). Внутренние чувства: Разум бессознательного. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пингвин.

Google Scholar

Грей, Дж. Р. (2001). Эмоциональная модуляция когнитивного контроля: состояния приближения-отстранения дважды отделяют пространственное от вербального выполнения задания с двумя заданиями. J. Exp. Psychol. Gen. 130, 436–452. DOI: 10.1037 / 0096-3445.130.3.436

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейс, А. М., Кастонгуай, Л. Г., и Голдфрид, М. Р. (1996). Эффективность воздействия на факторы уязвимости депрессии в когнитивной терапии. J. Consult. Clin. Psychol. 64, 623–627. DOI: 10.1037 / 0022-006X.64.3.623

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hektner, J. M., Schmidt, J. A., and Csikszentmihalyi, M.(ред.). (2006). Метод выборки опыта: измерение качества повседневной жизни. Thousand Oaks, CA: Sage Publications, Inc.

Google Scholar

Хеллер А.С., Джонстон Т., Шакман А.Дж., Лайт С.Н., Петерсон М.Дж., Колден Г.Г. и др. (2009). Снижение способности поддерживать положительные эмоции при большой депрессии отражает снижение активности лобно-полосатого тела мозга. Proc. Nat. Акад. Sci. США 106, 22445–22450. DOI: 10.1073 / pnas.01106

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хикс, Дж. А., Цицерон, Д. К., Трент, Дж., Бертон, К. М., и Кинг, Л. А. (2010). Положительный аффект, интуиция и чувство смысла. J. Pers. Soc. Psychol. 98, 967–979. DOI: 10.1037 / a0019377

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хиндмарч Т., Хотопф М. и Оуэн Г. (2013). Депрессия и способность принимать решения для лечения и исследований: систематический обзор. BMC Med.Этика 14:54. DOI: 10.1186 / 1472-6939-14-54

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хогарт Р. М. (2001). Воспитание интуиции. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Хорр, Н. К., Браун, К., Фольц, К. Г. (2014). Чувствуя, прежде чем узнать почему: роль орбитофронтальной коры в интуитивных суждениях — исследование МЭГ. J. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 14, 1271–1285. DOI: 10.3758 / s13415-014-0286-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хорр, Н.К., Браун, К., Зандер, Т., и Фольц, К. Г. (2015). Время имеет значение! Нейронная подпись интуитивных суждений различается в зависимости от способа представления информации. Сознательное. Cogn. 38, 71–87. DOI: 10.1016 / j.concog.2015.10.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Изен, А. М. (2001). Влияние положительного аффекта на принятие решений в сложных ситуациях: теоретические вопросы с практическим применением. J. Consum. Psychol. 11, 75–85. DOI: 10.1207 / S15327663JCP1102_01

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Изен, А. М., Даубман, К. А., и Новицки, Г. П. (1987). Положительное влияние способствует творческому решению проблем. J. Pers. Soc. Psychol. 52, 1122–1131. DOI: 10.1037 / 0022-3514.52.6.1122

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзен, А.М., Джонсон, М.М.С., Мертц, Э., и Робинсон, Г.Ф. (1985). Влияние положительно сказывается на необычности словесных ассоциаций. Дж.Чел. Soc. Psychol. 48, 1413–1426. DOI: 10.1037 / 0022-3514.48.6.1413

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джа А. П., Кромпингер Дж. И Байме М. Дж. (2007). Тренировка внимательности изменяет подсистемы внимания. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci 7, 109–119. DOI: 10.3758 / CABN.7.2.109

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джорманн, Дж., И Вандерлинд, В. М. (2014). Регулирование эмоций при депрессии: роль предвзятого познания и снижения когнитивного контроля. Clin. Psychol. Sci. 2, 402–421. DOI: 10.1177 / 2167702614536163

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юнг, К. Г. (1921). Psychologische Typen. Цюрих: Rascher Verlag.

Google Scholar

Юнг, Н., Вранке, К., Гамбург, К., и Кнауфф, М. (2014). Как эмоции влияют на логические рассуждения: данные экспериментов с участниками, которым манипулируют настроением, людьми, страдающими страхом от пауков, и людьми, испытывающими страх перед экзаменами. Фронт. Psychol. 5: 570.DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00570

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кабат-Зинн Дж. (1990). Жизнь в полной катастрофе: использование мудрости своего тела и разума для преодоления стресса, боли и болезней. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Делакорт.

Google Scholar

Канеман Д. (2011). Мыслить быстро и медленно. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Фаррар, Штраус, Жиру.

Google Scholar

Канеман Д., Кляйн Г. (2009). Условия для интуитивной экспертизы: несогласие. Am. Psychol. 64, 515–526. DOI: 10.1037 / a0016755

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Казен М., Кул Дж. И Квирин М. (2014). Личность взаимодействует с неявным аффектом для прогнозирования эффективности аналитической обработки по сравнению с целостной. J. Pers. 83, 251–261. DOI: 10.1111 / jopy.12100

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кинг, Л. А., Бертон, К. М., Хикс, Дж. А., и Дриготас, С. М. (2007). Призраки, НЛО и магия: положительный эффект и система переживаний. J. Pers. Soc. Psychol. 92, 905–919.

Google Scholar

Кляйн, Г. (1998). Источники власти: как люди принимают решения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Коул, С. Л., Говорун, О., Ченг, К., и Галуччи, М. (2009). Соберитесь вместе: медитация усиливает соответствие между явной и скрытой самооценкой. J. Exp. Soc. Psychol. 45, 1220–1226. DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.05.018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куль, Дж.(2000). «Функционально-конструктивный подход к мотивации и саморегуляции: динамика взаимодействий систем личности», в Справочнике по саморегулированию , ред. М. Боекаертс, П. Р. Пинтрих и М. Зейднер (Сан-Диего, Калифорния: Academic Press ), 111–169.

Google Scholar

Куль, Дж. (2001). Motivation und Persönlichkeit: Interaktionen Psyischer Systeme [Мотивация и личность: взаимодействие психических систем]. Геттинген: Hogrefe.

Куль, Дж., Куирин, М., Кул, С. Л. (2015). Быть кем-то: нейропсихологическая модель интегративного Я. Soc. Чел. Psychol. Компас 9, 115–132. DOI: 10.1111 / spc3.12162

CrossRef Полный текст

Ларсон Р. и Чиксентмихайи М. (1983). «Метод выборки опыта», в New Directions for Methodology of Social and Behavioral Science , Vol 15, ed. Х. Т. Рейс (Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс), 41–56.

Google Scholar

Лейкин Ю.и ДеРубейс Р. Дж. (2010). Стили принятия решений и депрессивная симптоматика: Разработка анкеты по стилям принятия решений. Judgm. Decis. Мак. 5, 506–515.

Google Scholar

Лейкин Ю., Робертс К. С., ДеРубейс Р. Дж. (2011). Принятие решения и депрессивная симптоматика. Cogn. Ther. Res. 35, 333–341. DOI: 10.1007 / s10608-010-9308-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либерман, М. Д. (2000). Интуиция: подход социальной когнитивной нейробиологии. Psychol. Бык. 126, 109–137. DOI: 10.1037 / 0033-2909.126.1.109

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либерман, М. Д., Ярчо, Дж. М., и Сатпуте, А. Б. (2004). Самопознание на основе фактов и интуиции: исследование фМРТ. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 421–435. DOI: 10.1037 / 0022-3514.87.4.421

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Луфитянто, Г., Донкин, К., и Пирсон, Дж. (2016). Измерение интуиции: бессознательная эмоциональная информация повышает точность и уверенность в принятии решений. Psychol. Sci. 27, 622–634. DOI: 10.1177 / 0956797616629403

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Любомирский С., Лайоус К., канцлер Дж., Нельсон С. К. (2015). Размышляя о размышлениях: научный вклад и интеллектуальное наследие Сьюзен Нолен-Хуксема. Ann. Преподобный Clin. Psychol. 11, 1–22. DOI: 10.1146 / annurev-Clinpsy-032814-112733

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мальдей Т. и Бауманн Н. (2015).«Глобальная обработка данных в контексте интуиции», в плакате , представленном на 27-м ежегодном съезде Ассоциации психологической науки (APS) , Нью-Йорк, штат Нью-Йорк.

Google Scholar

Маккормак Т., О’Коннор Э., Бек С. и Фини А. (2015). Развитие сожаления и облегчения по поводу результатов рискованных решений. J. Exp. Child Psychol. 135, 86–92.

Google Scholar

Мельцов А.Н., Мур М.К. (1994). Подражание, память и представление людей. Infant Behav. Dev. 17, 83–99. DOI: 10.1016 / 0163-6383 (94)

-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Монро, М. Р., Сковронски, Дж. Дж., Макдональд, В., и Вуд, С. Е. (2005). Легкая депрессия испытывает больше сожалений после принятия решения, чем те, кто не находится в депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 24, 665–690. DOI: 10.1521 / jscp.2005.24.5.665

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нолен-Хоксема, С., Виско, Б. Э., Любомирский, С.(2008). Переосмысление размышлений. чел. Psychol. Sci. 3, 400–424. DOI: 10.1111 / j.1745-6924.2008.00088.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оквумабуа, Дж. О., Вонг, С. П., и Дурье, Э. Дж. (2003). Симптомы депрессии и принятие решений среди афроамериканской молодежи. J. Adolesc. Res. 18, 436–453. DOI: 10.1177 / 0743558403255062

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перхам, Н., Россер, Дж. (2012). «Не думать» помогает рассуждать. Curr. Psychol. 31, 160–167. DOI: 10.1007 / s12144-012-9140-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фелпс, Э., Линг, С., и Карраско, М. (2006). Эмоции облегчают восприятие и усиливают перцептивные преимущества внимания. Psychol. Sci. 17, 292–299. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2006.01701.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раденхаузен, Р. А., и Анкер, А. М. (1988). Влияние индукции депрессивного настроения на способность рассуждать. Percept. Mot. Навыки 66, 855–860. DOI: 10.2466 / pms.1988.66.3.855

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реммерс К., Тополински С., Бакстон А., Дитрих Д. Э. и Михалак Дж. (2016a). Благоприятные и пагубные последствия большой депрессии для интуитивного принятия решений. Cogn. Эмот. doi: 10.1080 / 02699931.2016.1154817 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реммерс К., Тополински С. и Коул С.Л. (2016б). Почему осознанность может иметь больше преимуществ, чем вы думаете: внимательность улучшает как явное, так и скрытое настроение. Внимательность 7, 829–837. DOI: 10.1007 / s12671-016-0520-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реммерс К., Тополински С., Дитрих Д. Э. и Михалак Дж. (2015a). Нарушение интуиции у пациентов с большим депрессивным расстройством. Br. J. Clin. Psychol. 54, 200–213. DOI: 10.1111 / bjc.12069

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Реммерс, К., Тополинский, С., Михалак, Дж. (2015b). Внимательная (l) интуиция: влияет ли внимательность на доступ к интуитивным процессам? J. Posit. Psychol. 10, 282–292. DOI: 10.1080 / 17439760.2014.950179

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ролисон, Дж. Дж., Морсани, К., и О’Коннор, П. (в печати). Могу ли я рассчитывать на улучшение? Связь между математической тревогой и плохим пониманием снижения медицинских рисков. Med. Decis. Изготовление.

Google Scholar

Рудер, М., и Блесс, Х. (2003). Настроение и уверенность в простоте эвристики поиска. J. Pers. Soc. Psychol. 85, 20–32. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.1.20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сэдлер-Смит, Э. (2008). Внутренняя интуиция. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.

Google Scholar

Шварц Б., Уорд А., Монтероссо Дж., Любомирский С., Уайт К. и Леман Д. Р. (2002). Максимизировать против удовлетворения: счастье — это вопрос выбора. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 1178–1197. DOI: 10.1037 // 0022-3514.83.5.1178

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, Н. (2002). «Чувства как информация: настроения влияют на суждение и стиль обработки», в Эвристика и предубеждения: Психология интуитивного суждения , ред. Т. Гилович, Д. Гриффин и Д. Канеман (Кембридж, Массачусетс, издательство Кембриджского университета), 534 –547.

Шварц, Н., Клор, Г. Л. (2007). «Чувства и феноменальные переживания», в Социальная психология.Справочник основных принципов , 2-е изд., Ред. Э. Т. Хиггинс и А. Круглански (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 385407.

Google Scholar

Седек, Г., и фон Хеккер, У. (2004). Влияние субклинической депрессии и старения на генеративные рассуждения о линейных порядках: одинаковые или разные ограничения обработки? J. Exp. Psychol. Gen. 133, 237. doi: 10.1037 / 0096-3445.133.2.237

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шапиро, С., Спенс, М.Т. (1997). Управленческая интуиция: концептуальная и операционная основа. Автобус. Horiz. 40, 63–68. DOI: 10.1016 / S0007-6813 (97)

-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Синклер, М. (ред.). (2011). Справочник по исследованию интуиции. Cheltenham: Edward Elgar Publishing.

Google Scholar

Стейси Д., Менар П., Габор И., Якобсен М., Шариф Ф., Ричи Л. и др. (2008). Потребности в принятии решений пациентов с депрессией: описательное исследование. J. Psychiatr. Ment. Здоровье медсестер. 15, 287–295. DOI: 10.1111 / j.1365-2850.2007.01224.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Storbeck, J. (2012). Затраты на производительность, когда эмоция настраивает неуместные когнитивные способности: последствия для умственных ресурсов и поведения. J. Exp. Psychol. Gen. 141, 411–416. DOI: 10.1037 / a0026322

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тичман, Б.А., Джорманн, Дж., Стейнман, С., и Готлиб, И.Х. (2012). Автоматизм при тревожных расстройствах и большом депрессивном расстройстве. Clin. Psychol. Rev. 32, 575–603. DOI: 10.1016 / j.cpr.2012.06.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Topolinski, S., и Reber, R. (2010). Получение понимания опыта «ага». Curr. Реж. Psychol. Sci. 19, 402–405. DOI: 10.1177 / 0963721410388803

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Topolinski, S., и Strack, F. (2008). Там, где есть воля, нет интуиции: непреднамеренная основа суждений семантической связности. J. Mem. Lang. 58, 1032–1048.

Google Scholar

Topolinski, S., and Strack, F. (2009a). Сканирование «грани» сознания: что ощущается и что не чувствуется в интуиции о семантической связности. Сознательное. Cogn. 18, 608–618. DOI: 10.1016 / j.concog.2008.06.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Topolinski, S., and Strack, F. (2009b). Анализ интуиции: беглость обработки и аффект в суждениях семантической связности. Cogn. Эмот. 23, 1465–1503. DOI: 10.1080 / 02699930802420745

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Topolinski, S., and Strack, F. (2009c). Архитектура интуиции: беглость и аффект определяют интуитивные суждения о семантической и визуальной связности, а также о грамматичности при искусственном изучении грамматики. J. Exp. Psychol. Gen. 138, 39–63. DOI: 10.1037 / a0014678

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тверски, А., Канеман, Д.(1974). Суждение в условиях неопределенности: эвристика и предубеждения. Science 185, 1124–1131. DOI: 10.1126 / science.185.4157.1124

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э., и Тисдейл, Дж. Д. (2004). Адаптивная и дезадаптивная самооценка при депрессии. J. Affect. Disord. 82, 1–8. DOI: 10.1016 / j.jad.2003.10.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, Т. Д., Лайл, Д. Дж., Школьник, Дж. У., Ходжес, С. Д., Кларен, К.J., и LaFleur, S.J. (1993). Самоанализ о причинах может снизить удовлетворенность после выбора. чел. Soc. Psychol. Бык. 19, 331–339. DOI: 10.1177 / 0146167293193010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон Т. Д. и Скулер Дж. У. (1991). Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. J. Pers. Soc. Psychol. 60, 181–192. DOI: 10.1037 / 0022-3514.60.2.181

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зандер Т., Хорр, Н. К., Болте, А., Фольц, К. (2015). Интуитивное принятие решений как постепенный процесс: исследование решений на основе семантической интуиции и на основе прайминга с помощью фМРТ. Brain Behav. 6, 1–22. DOI: 10.1002 / brb3.420

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Не доверяй своему кишечнику

Вкратце об идее

Руководители сегодня по-настоящему скованы: количество вариантов, стоящих перед нами, и данных, требующих нашего анализа, увеличилось, а время для принятия решений сократилось.Один из инструментов принятия решений — интуиция — кажется, предлагает надежную и быструю альтернативу кропотливому сбору и изучению данных. Действительно, 45% руководителей в своем бизнесе больше полагаются на инстинкт, чем на факты и цифры.

Интуиция имеет свое место в принятии решений. Но если отвлечься от строгого анализа, оно непостоянно и часто приводит к катастрофе не меньше, чем к успеху. Чем больше вариантов вы оцениваете и чем сложнее и незнакомее ваши задачи, тем минус вам следует ставить инстинкт выше разума.

Как разорвать оковы слишком большого выбора, слишком мало времени? Используйте программное обеспечение поддержки принятия решений, чтобы быстро отсортировать ваши многочисленные альтернативы и выбрать лучшие из них.

Идея на практике

Наша ненадежная кишка

Интуиция — интерпретация и заключение о явлениях без сознательного мышления — несет в себе опасные предубеждения. Мы даем непропорциональный вес:

  • информация, подтверждающая, а не оспаривающая наши предположения;
  • выводы, оправдывающие, но не меняющие статус-кво; и
  • информацию, которую мы получаем в первую очередь, что искажает нашу интерпретацию последующих данных.

Больше всего беспокоит то, что мы ищем закономерности в новых ситуациях, даже когда их не существует. Интерпретируя новую угрозу, втиснув ее в старую модель, мы упускаем из виду то, что отличает ее от , и рискуем предпринять неправильные действия. Поиск закономерностей также отключает мышление, когда мы должны оставаться открытыми для выбора как можно дольше, прежде чем принимать окончательные решения.

Расширяя разум

Если мы не можем полагаться на интуицию — но у нас нет времени на анализ сложных ситуаций — как мы можем сделать лучший выбор? Рассмотрим эти компьютерные инструменты:

  • помогает менеджерам принимать решения по проблемам со многими взаимосвязанными, но непредсказуемыми элементами, такими как глобальные рынки, цепочки поставок и крупные организации.Компьютер создает тысячи отдельных действующих лиц, каждый из которых принимает решения, моделируя динамику сложных систем. Southwest Airlines использовала агентное моделирование, чтобы обновить свои правила обработки грузов, сэкономив 2 миллиона долларов на рабочей силе в год.
  • В России компьютеры имитируют природу — комбинируют и видоизменяют лучшие доступные варианты, чтобы создавать еще лучшие.

Пример:

Вы управляете заводом и хотите определить производственный график, который позволит максимизировать выпуск продукции.Вы случайным образом генерируете альтернативные расписания и вводите их в свое программное обеспечение, которое оценивает каждое расписание, выбирает несколько лучших, а затем случайным образом объединяет их в пары. Результирующий набор объединяет характеристики предыдущего поколения, вводя случайные характеристики в виде мутаций. Программное обеспечение продолжает маточные раунды, генерируя все более лучшие решения.

  • In, люди оценивают каждое поколение компьютерных альтернатив. Один производитель автомобилей использовал программное обеспечение искусственной эволюции, чтобы быстро создать новые итерации дизайна — затем дизайнеры использовали субъективное эстетическое суждение, чтобы выбрать многообещающие для новых раундов спаривания.
  • В России программное обеспечение генерирует и сортирует потенциальные решения бизнес-проблем с неограниченными возможностями и плохо определенными критериями успеха.

Пример:

Нефтехимическая компания использует открытый поиск для оценки бесчисленных вариантов ценовой стратегии. Программа разбивает стратегии на составные части и определяет правила; например, «Если объем> 100, цена = X» и «Если зима холодная, цена снижается». Компьютер добавляет случайные правила, а затем дополнительные комбинации правил , чтобы создать новые стратегии для тестирования.

Принятие бизнес-решений с высокими ставками всегда было трудным. Но в последние десятилетия, когда сложность глобальной торговли усугубилась, она стала еще более жесткой, чем когда-либо. Выбор, стоящий перед менеджерами, и объем данных, требующих анализа, увеличились, даже несмотря на то, что время на их анализ сократилось.

Один инструмент принятия решений — человеческая интуиция — кажется, предлагает надежную альтернативу кропотливому сбору и анализу фактов. Воодушевленные научными исследованиями интуиции, топ-менеджеры все больше уверены в том, что, столкнувшись со сложным выбором, они могут просто доверять своей интуиции.Действительно, исследование, проведенное в мае 2002 года фирмой по подбору руководящих кадров Christian & Timbers, показывает, что 45% руководителей компаний теперь больше полагаются на инстинкт, чем на факты и цифры при ведении своего бизнеса. Консультант по принятию решений Гэри Кляйн в своей книге «Интуиция в действии » выражает общепринятое мнение, когда говорит, что интуиция «находится в центре процесса принятия решений» и что анализ, в лучшем случае, «вспомогательный инструмент для принятие интуитивных решений ».

Доверие к интуиции понятно.Люди всегда стремились поверить в мистические силы, когда сталкивались с земным замешательством. Но это также опасно. Интуиция играет важную роль в принятии решений — вы не должны игнорировать свои инстинкты больше, чем вы должны игнорировать свою совесть, — но любой, кто думает, что интуиция заменяет разум, впадает в рискованное заблуждение. В отрыве от строгого анализа интуиция является непостоянным и ненадежным проводником: она может привести к катастрофе так же, как и к успеху. И хотя некоторые утверждали, что интуиция становится более ценной в очень сложных и изменчивых средах, на самом деле верно обратное.Чем больше вариантов у вас есть для оценки, чем больше данных вы должны взвесить и чем больше беспрецедентных проблем вы сталкиваетесь, тем меньше вам следует полагаться на инстинкт и тем больше на разум и анализ.

Это возвращает нас к важной загадке, с которой сталкивается сегодня измученный руководитель: как вы проанализируете больше за меньшее время? Теперь выясняется, что ответ может заключаться в технологиях. Новые мощные инструменты поддержки принятия решений могут помочь руководителям быстро отсортировать огромное количество альтернатив и выбрать лучшие.В сочетании с опытом, проницательностью и аналитическими навыками хорошей управленческой команды эти инструменты предлагают компаниям способ делать последовательно обоснованный и рациональный выбор даже перед лицом ошеломляющей сложности — способность, которой никогда не сможет достичь интуиция.

Очарование интуиции

Рассказы, безусловно, соблазнительны. Фред Смит разбирается в транспортном бизнесе и, несмотря на широко распространенный скептицизм, создает Federal Express. Майкл Эйснер слышит презентацию необычного игрового шоу и, зная в глубине души, что это будет блокбастер, немедленно вкладывает миллионы в разработку Who Wants to Be a Millionaire? Джордж Сорос глубоко чувствует большой сдвиг на валютных рынках и, руководствуясь этой догадкой, совершает убийство на миллиард долларов.Роберт Питтман, принимая душ, видит будущее онлайн-СМИ и бросается вести America Online в совершенно новом направлении.

Причина, по которой такие сказки (апокрифические или нет) стали деловыми легендами, заключается в том, что мы хотим верить в преобразующую силу интуиции. Во-первых, это романтично. Он поднимает бизнес над унылым миром электронных таблиц и отчетов о доходах и превращает его в нечто вроде искусства. Исполнительный офис становится местом вдохновения и видения, а не планирования и вычисления.Во-вторых, это упрощает. В нем говорится, что нам не нужно беспокоиться, если мы не можем рационально расшифровать сложные задачи — наше подсознание автоматически даст правильный ответ. Нам просто нужно расслабиться, закрыть глаза и позволить волшебству случиться.

Наконец, это заставляет нас чувствовать себя особенными. Любой идиот умеет подсчитывать числа, но дар доброго чутья — это достояние истинной бизнес-элиты. Два года назад на этих страницах генеральный директор Johnson & Johnson Ральф Ларсен озвучил это распространенное, хотя и бездоказательное, допущение: «Очень часто люди проделывают блестящую работу вплоть до среднего управленческого уровня, где это в значительной степени количественно с точки зрения принимать решение.Но затем они достигают высшего руководства, где проблемы становятся более сложными и неоднозначными, и мы обнаруживаем, что их суждения или интуиция не такие, какими они должны быть ». Нет лучшего способа оправдать высокий статус — и огромную зарплату — чем заявить о сверхчеловеческой силе исключительного инстинкта.

Но наше желание верить в мудрость интуиции не позволяет нам увидеть менее романтичные реалии принятия деловых решений. Мы помним примеры оправданных предчувствий, но удобно забываем все те, которые оказываются плохо.Фред Смит из FedEx также запустил ZapMail, проприетарную сеть для передачи факсов, которая провалилась. Майкл Эйснер был ответственен за провал открытия EuroDisney, не говоря уже о последних кассах The Country Bears и Treasure Planet . Джордж Сорос потерял состояние, спекулируя российскими ценными бумагами в конце 1990-х годов, а затем быстро потерял еще одно состояние, сделав ставку на акции технологических компаний в 2000 году. Что касается Питтмана из AOL, то его инстинктивная вера в то, что будущее компании лежит в рекламе, а не в подписках, теперь кажется менее очевидной. блестящее понимание, чем блестящая ошибка — и одна из причин, по которой он больше не работает в AOL.Прискорбный факт, в котором мы предпочитаем не признаваться самим себе, заключается в следующем: на каждый пример хорошего интуитивного решения есть равный и противоположный пример ужасного.

Наша ненадежная кишка

Критика интуиции осложняется тем фактом, что «интуиция» — такое скользкое слово. Его определение может быть расширено и означать практически все, от врожденного инстинкта до профессионального суждения и до старого здравого смысла. Но люди в целом согласны с тем, что интуиция относится к процессу мозга, который интерпретирует и делает выводы о явлениях, не прибегая к сознательному мышлению.Кроме того, обычно предполагается, что этот процесс задействует огромные хранилища воспоминаний в уме. Брюс Хендерсон, основатель Boston Consulting Group, возможно, лучше всего выразился, когда в 1977 году назвал интуицию «подсознательной интеграцией всего опыта, обусловленности и знаний всей жизни, включая культурные и эмоциональные предубеждения этой жизни. ”

Это, безусловно, правда, что разум — изумительный процессор информации — мы бы потерялись в мире без его скрытого потока вычислений.Но также верно, как намекнул Хендерсон, что это несовершенный процессор. Исследователи человеческого познания показали, что наше мышление подвержено всевозможным предубеждениям и ошибкам, большинство из которых действуют на подсознательном уровне — иными словами, на уровне интуиции. Мы, естественно, придаем больший вес информации, которая подтверждает наши предположения и предрассудки, например, отвергая информацию, которая может поставить их под сомнение. Мы также являемся создателями статус-кво, сделав выводы, которые оправдывают и увековечивают текущие условия, и отталкиваемся от всего, что может вызвать волнение.И на нас нерационально влияет первая информация, которую мы получаем по определенному предмету — она ​​становится, как говорят исследователи, «якорем», определяющим и искажающим то, как мы обрабатываем все последующие данные.

Самый опасный из этих недостатков, когда дело касается интуиции, — это наша глубоко укоренившаяся потребность видеть закономерности. Хорошо задокументированные возможности ума для распознавания образов, кажется, лежат в самой основе интуиции — это то, как мозг синтезирует информацию из прошлого и использует ее, чтобы понять настоящее и предвидеть будущее.Но это может доставить нам неприятности. Исследователи показали, что наше бессознательное желание идентифицировать закономерности настолько сильно, что мы обычно воспринимаем их там, где они фактически не существуют. Столкнувшись с новым явлением, наш мозг пытается классифицировать его на основе нашего предыдущего опыта, чтобы подогнать его под одну из моделей, хранящихся в нашей памяти. Проблема в том, что, подбирая это соответствие, мы неизбежно отфильтровываем именно то, что делает новое явление новым, — мы спешим повторно использовать реакции и решения из прошлого.

Этот инстинкт, который, по-видимому, встроен в наше мышление эволюцией, чрезвычайно полезен в ситуациях жизни и смерти, где тонкие различия не имеют значения. Если бы вы были пещерным человеком и в прошлом видели, как странные животные терзали других пещерных людей, то, вероятно, вам было бы разумно бежать от любого странного животного, с которым вам доводилось сталкиваться, даже если вы никогда раньше не видели этого зверя. Польза от внимательного анализа ситуации намного перевесит риск бездействия. Но менеджеры не пещерные люди.В сложных бизнес-ситуациях тонкие различия имеют значение — часто именно они отделяют успех от неудачи. Если вы попытаетесь интерпретировать конкурентную угрозу или рыночные потрясения, просто втиснув их в старую модель, вы, скорее всего, упустите то, что отличает их от других, и предпримете неправильные действия. Интуиция — это средство не оценки сложности, а ее игнорирования. Это ценно, если вы пожарный в горящем здании или солдат на поле боя. Это бесполезно, если вы руководитель, столкнувшийся с неотложным решением инвестировать миллионы в новый продукт для быстро меняющегося рынка.

Чем сложнее ситуация, тем больше вводит в заблуждение интуиция. В поистине хаотической среде, где причина и следствие больше не имеют линейной связи, последнее, что вы хотите сделать, — это попытаться применить к нему закономерности. Суть такой среды заключается в отсутствии каких-либо заметных закономерностей в ее эволюции. В своей статье McKinsey Quarterly «О происхождении стратегий» консультант Эрик Бейнхокер сформулировал это так: «Свойства сложных адаптивных систем представляют особые проблемы для разработки бизнес-стратегии, потому что люди имеют естественную склонность искать закономерности.В самом деле, человеческое стремление к поиску закономерностей настолько велико, что они часто превращаются в совершенно случайные данные. Более того, люди любят предполагать, что причина непосредственно предшествует следствию, что затрудняет прогнозирование эффектов второго, третьего и четвертого порядка зависимости от пути ». Если вы принимаете интуитивное решение, которое хорошо работает в такой ситуации, то это потому, что вы удачливы, а не одарены. И рано или поздно — возможно, раньше — ваша удача иссякнет. Просто спросите своего обычного дневного трейдера.

Инстинктивное стремление применить шаблон к явлению также может слишком быстро отрезать или сузить мышление отдельного человека или группы. Нетерпеливый к двусмысленности, разум естественным образом стремится к завершению — что, по сути, является одной из основных функций интуиции, — но разумный процесс принятия решений часто требует длительного исследования множества альтернатив. Вы хотите, чтобы процесс оставался открытым как можно дольше, прежде чем прийти к окончательному выбору. Это трудно сделать, когда ваше чутье — или чутье вашего начальника — дает вам ответ.

Интуиция представляет другую, еще более коварную проблему: она маскирует и меня, и мышление. Нам нравится считать, что наша интуиция — это исключительно наша собственная интуиция, она является результатом нашего особого опыта и понимания. Но хотя это могло быть правдой столетие назад, когда люди вели очень разную жизнь в зависимости от того, где они жили и чем занимались, теперь это не так. В сегодняшней глобальной деревне, с ее мгновенными и непрерывными коммуникациями, человеческое существование стало однородным — мы разделяем один и тот же опыт, одни и те же мнения, даже те же мысли.Мы живем в огромной эхо-камере, и голос интуиции, который мы слышим в наших головах, все чаще становится тем же голосом, который обращается ко всем остальным. Если, принимая деловые решения, мы слепо следуем его советам, мы в конечном итоге будем подражать нашим конкурентам, а не создавать стратегии, которые отличают нас и приносят нам прибыль.

Расширяя разум

Итак, если мы не можем полагаться на нашу интуицию, но у нас нет ни времени, ни умственных способностей, чтобы тщательно проанализировать все аспекты сложной ситуации, как мы можем сделать разумный выбор? Ключ может быть в технологиях.В настоящее время разрабатываются сложные компьютерные программы, которые могут дополнять и укреплять навыки принятия решений людьми. Многие из этих новых инструментов поддержки принятия решений все еще находятся на ранних стадиях разработки и еще не применимы к стратегическим бизнес-решениям. Но они обладают огромным потенциалом для помощи руководителям в выполнении двух ключевых компонентов упражнений по принятию решений или решению проблем: ищет возможных решений и оценивает этих решений, чтобы выбрать лучшее из них.Чем сложнее и быстро меняется ситуация, тем сложнее становится как поиск, так и оценка. Расширяя аналитические, а также интуитивные возможности разума, новые программы позволяют гораздо быстрее, полнее и тщательнее изучать варианты. (См. Врезку «Поиск и оценка» для обзора традиционных и новых инструментов поддержки принятия решений.)

Decision Sciences.

Традиционные инструменты науки о принятии решений — системная динамика, деревья решений, реальные варианты, управление портфелем и т. Д. — составляют важный класс методов рационального принятия решений, которые могут оказаться бесценными, когда вы сталкиваетесь с большим количеством вариантов.Они часто приводят к гораздо более надежным решениям, чем один инстинкт. Но у них есть свои пределы. Их работа часто настолько загадочна для руководителей, что может показаться черным ящиком. А в очень сложных ситуациях — когда существует много зависимостей между возможными решениями или нет четкого способа измерения ценности решений — традиционные инструменты становятся громоздкими и, как правило, дают ненадежные ответы.

Чтобы использовать деревья решений, например, в фармацевтической промышленности, вы должны предположить, что знаете коммерческую ценность лекарства за десять лет до того, как оно попадет на рынок.А деревья решений и другие инструменты принятия решений не могут адекватно объяснить возникающие явления или случайные события, такие как открытие, что лекарство, разработанное для одной болезни, можно использовать для лечения другой, очень другой болезни.

Агентное моделирование.

Исаак Ньютон, потеряв свои сбережения в «Пузыре Южных морей» 1720 года, оплакивал тот факт, что «я могу вычислять движения небесных тел, но не безумие людей». Многие менеджеры сегодня находятся в таком же затруднительном положении, в каком был Ньютон почти 300 лет назад.Им приходится принимать решения относительно сложных систем со многими взаимосвязанными, но непредсказуемыми элементами. Глобальные рынки, крупные организации, цепочки поставок, технологические сети — все это может показаться недоступным для традиционных форм анализа.

Но агентное моделирование может пролить свет на работу и эволюцию таких систем. В агентном моделировании компьютер создает тысячи, даже миллионы отдельных действующих лиц; каждый из этих виртуальных агентов принимает решения, обеспечивая точную модель динамики сложной системы.Агентное моделирование позволяет буквально делать то, что Ньютон не умел: предсказывать безумие толпы. (Подробнее об агентном моделировании см. В моей статье HBR «Предсказание непредсказуемого», март 2002 г.)

Самая лучшая система, когда-либо созданная для выбора из почти бесконечного набора альтернатив, — это сама эволюция.

Southwest Airlines использует агентную модель для изменения правил обработки грузов, получая при этом ежегодную экономию трудозатрат на 2 миллиона долларов.Eli Lilly использует один для моделирования ранней фазы разработки лекарств, что приводит к созданию организационных форм, которые обещают повысить производительность и скорость. Pacific Gas and Electric использует агентную модель, чтобы лучше управлять потоком электронов через свою обширную энергосистему, экономя деньги и избегая перебоев в обслуживании.

В ближайшие годы агентные модели, несомненно, будут использоваться для создания сценариев развития рынков и конкуренции, динамика которых зависит от решений, принимаемых многими игроками.Эти сценарии могут стать основой для оценки множества стратегических и тактических вариантов — и их можно использовать для проверки интуитивного выбора руководителей.

Искусственная эволюция.

Самая лучшая система, когда-либо созданная для выбора из почти бесконечного набора альтернатив, — это сама эволюция. Основной процесс эволюции — выбор наилучших доступных вариантов, а затем их комбинирование и изменение для создания еще лучших — теперь включается в тип аналитического программного обеспечения, известный как искусственная эволюция или эволюционные вычисления.Эта технология использует вычислительную мощность компьютеров как для поиска огромного количества решений, так и для их оценки.

Чтобы увидеть, как это работает, представьте, что вы управляете заводом и должны определить производственный график, который позволит максимизировать выпуск продукции за определенный период. Вы начинаете с случайного создания нескольких альтернативных расписаний — их качество на данный момент не имеет значения — и вводите их в программное обеспечение искусственной эволюции. Программа оценивает, насколько хорошо каждое расписание обеспечивает максимальную отдачу, выбирает несколько из них, которые работают лучше всего, и случайным образом объединяет их в пары для «спаривания».Получающийся в результате большой набор альтернативных расписаний сочетает в себе характеристики предыдущего поколения с введением некоторых случайных характеристик в качестве мутаций. Другими словами, он ищет новый большой набор возможных решений. Программное обеспечение оценивает решения, и те, которые лучше всего подходят для максимизации производительности, выбираются для следующего раунда вязки. По мере того как проходит все больше и больше поколений — а компьютеры могут проверять процесс за считанные минуты — итоговые графики становятся все лучше и лучше.John Deere уже использует такую ​​систему для оптимизации своих производственных операций, а мексиканский производитель цемента Cemex использует аналогичную систему для маршрутизации своих грузовиков.

Интерактивная эволюция.

В примере планирования завода альтернативы могут быть оценены с помощью объективной меры — выпуск продукции завода. Однако по мере того, как решения становятся более стратегическими, критерии успеха становятся более сложными и субъективными. Вы не можете просто вычислить числа; вы должны использовать опыт, рассудительность и, да, интуицию опытных профессионалов.Вы должны привлечь людей к этапу оценки процесса принятия решений. Этого можно достичь с помощью интерактивной эволюции, разновидности искусственной эволюции. Основное отличие состоит в том, что каждое поколение альтернатив оценивает человек или группа людей, а не компьютер.

Один крупный производитель автомобилей использует интерактивную эволюцию, чтобы помочь в разработке новых автомобилей. Этот процесс очень сложен, потому что конструкторы автомобилей должны соответствовать сотням технических ограничений, таких как длина колесной базы, угол лобового стекла и размер моторного отсека, при этом проявляя творческий подход как в инженерном, так и в эстетическом отношении.Когда дизайнерам приходится делать это без помощи технологий, это занимает чрезвычайно много времени. Им приходится проверять каждое решение с учетом всевозможных переменных, и в результате они могут рассматривать лишь небольшой набор вариантов. Но программное обеспечение интерактивной эволюции может очень быстро создавать итерации новых проектов. Дизайнеры исследуют каждый набор альтернатив и, используя субъективные эстетические оценки в дополнение к объективным оценкам компьютера, выбирают лучшие для следующего раунда спаривания.

Другие компании, такие как Procter & Gamble и Pepsi-Cola North America, используют интерактивную эволюцию для создания новых продуктов и дизайнов упаковки, но они используют клиентов, а не сотрудников, чтобы выбрать лучшие варианты из каждого поколения. Можно легко представить себе подобный процесс для принятия стратегических решений на высоком уровне, который использует идеи команды руководителей для постоянного уточнения планов.

Открытый поиск.

Искусственная и интерактивная эволюция — это процессы оптимизации.Альтернативные планы создаются путем изменения небольшого набора параметров, и эти планы оцениваются по набору критериев — объективных, субъективных или и того, и другого. Но иногда вы не знаете, какие параметры использовать для генерации альтернатив, или количество параметров настолько велико, что невозможно надежно выбрать весь набор возможных решений. В таких случаях другой новый вычислительный метод — открытый поиск или эволюционное проектирование — может применяться для сортировки и создания вариантов.Как следует из названия, открытый поиск фокусируется на первоначальном поиске вариантов, а не на их последующей оценке. Он обладает огромным потенциалом для помощи менеджерам в принятии решений в очень сложных ситуациях, поскольку предлагает способ генерировать варианты, которые были бы невидимы даже для самого проницательного ума.

Профессор Стэнфорда Джон Коза разработал тип открытого поиска, называемый генетическим программированием, для использования при создании электронных схем. Количество возможных схем огромно, и невозможно охарактеризовать их все несколькими параметрами.Использование небольшого количества параметров (это все, что может обработать разум) ограничивает поиск крошечным заранее определенным подмножеством схем, что исключает появление действительно творческих решений. Генетическое программирование, напротив, «дезинтегрирует» схемы в составляющие их строительные блоки — диоды, усилители, резисторы и т. Д. — а затем использует компьютер для создания альтернативных схем путем комбинирования и рекомбинации компонентов.

В результате этого процесса были созданы радикально новые конструкции — такие, которые никогда не были бы открыты, просто сравнивая полные схемы с традиционными критериями производительности.Коза и его коллеги из Genetic Programming в Лос-Альтос, Калифорния, недавно использовали эту технику для создания схем, которые копируют функциональность других схем, не нарушая существующие патенты — разработка, которая, к лучшему или худшему, может произвести революцию в индустрии микрочипов.

Моя компания Icosystem начала помогать крупной нефтехимической компании использовать открытый поиск для оценки стратегии ценообразования для одного из ее наиболее важных продуктов. При ценообразовании продукта необходимо учитывать множество факторов.К ним относятся цены на сырье для добычи, цены на готовую продукцию, спрос на различных этапах производственно-сбытовой цепочки, колебания валютных курсов и цены конкурентов, которые могут быстро и непредсказуемо меняться. Как и в случае с электронной схемой, открытый дизайн начинается с разделения исходной группы ценовых стратегий (которые компания собирает от различных экспертов по ценообразованию) на составные части. В данном конкретном случае детали имеют форму правил ценообразования, например: «Если объем> 100, то цена = x »; или: «Если зима холодная, цена снижается.”

К этому первобытному супу добавлены случайные правила, некоторые из которых прямо противоречат правилам экспертов, чтобы добавить к смеси большего генетического разнообразия. Компьютер создает случайные комбинации правил, чтобы создать новый набор стратегий для тестирования. Таким образом, компьютер может быстро исследовать миллионы комбинаций, создавая инновационные стратегии, выходящие далеко за рамки всего, что могло бы прийти в голову даже самых опытных маркетологов. И, опять же, легко увидеть, как открытый поиск может быть применен к сложным стратегическим задачам, у которых есть много возможных решений.Как и в случае с интерактивной эволюцией, люди могут помочь в оценке вариантов, генерируемых открытым поиском. Этот метод предлагает менеджерам рациональный способ решения наиболее сложных бизнес-проблем: тех, у которых есть неограниченные возможности без четко определенных критериев успеха.

За гранью интуиции

Эти новые инструменты поддержки принятия решений не устраняют человеческую интуицию; они используют его силу, исправляя самые пагубные недостатки. Инстинкты умных руководителей и других профессионалов включаются в процесс — они используются либо для создания начальных вариантов, либо для помощи в оценке вариантов, сгенерированных компьютером.Но эти инстинкты подвергаются строгому анализу и в то же время освобождаются от ограничений мозга при воображении возможных решений. Компьютеры навязывают левое полушарие интуиции правое полушарие — способом, который выходит далеко за рамки вычислительных возможностей человеческого разума. Таким образом, интуиция позволяет принимать решения, не прерывая и не ограничивая ее.

Но это еще не все. В конце концов, компьютеры могут не просто усиливать аналитические способности ума; они также могут расширить его творческий потенциал.И они могут позволить нам преодолеть барьер интерпретации — наше требование, чтобы наши творения были понятны для нас.

Подумайте об этом. Когда мы создаем проекты, будь то продукты или стратегии, мы ограничены нашей способностью понимать эти проекты — их работа должна быть прозрачна для нас. Но если мы посмотрим на природу, мы быстро обнаружим, что некоторые из ее величайших творений непрозрачны — они находятся за пределами нашего понимания. Это верно в отношении самого человеческого разума, возможно, величайшего творения из всех.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *