Как избавиться от воспоминаний: как избавиться от болезненных воспоминаний

Содержание

как избавиться от болезненных воспоминаний

На прием к психологу и арт-терапевту Анне Нерей я шла, оставив дома остатки настроения. Меня всерьез бесит любимый посыл психологов: настройся на деятельный позитив. Ну НЕ МОГУ я настроиться и чувствую себя дважды лохом — профукавшим любовь и неприспособленным к терапии. Анна в знак приветствия сжала мою руку холодными пальцами, пригласила сесть и экономить время. «Отлично, — подумала я, — быстро отделаюсь», — и без запинки отбарабанила ей 5-минутную версию своего романа. Потом попросила водички и не советовать мне банальных вещей.

— Я правильно понимаю, что вам известен набор классических рекомендаций? — Анна пристально смотрела на меня из-под очков. — Общение с друзьями, новые знакомства и хобби, путешествия, генеральная уборка, перестановка, а лучше ремонт там, где живете. Избавиться от предметов, напоминающих о бывшем, и поменьше жаловаться…

— Кстати, про «поменьше жаловаться», — перебила я. — Парадоксальный момент: почему я хочу жаловаться, но стесняюсь признаться в своей слабости? Меня вообще как будто подменили — раньше для меня все было проще и понятнее, а сейчас даже с собой не могу договориться…

— Ну конечно, — Анна откинулась на спинку кресла, приготовившись к поучительному монологу. — Найти прежнюю себя — верный путь, который поможет облегчить страдания по бывшему. Сожаление, сомнение, чувство вины заставляют нас считать себя лузером, неспособным исправить ситуацию к лучшему. Это, без сомнения, негативно влияет на восприятие действительности и оценку личных возможностей. А все потому, что наш мозг устроен как компьютер (только с эмоциями) — легко забыть что-то из оперативной памяти, номер телефона, новое имя, слова на иностранном языке…

Я удовлетворенно закивала, чувствуя, что меня понимают.

—…а вот информация из долговременной памяти забывается труднее, — продолжала психолог. — Особенно если обстоятельства, при которых вы их приобрели, были окрашены в интенсивные эмоции. Представьте, как трудно людям с так называемой эйдетической памятью, которые помнят все до самых мельчайших подробностей! Хотеть избавить себя от боли — нормально. Мы желаем забыть то, что нас пугает или причиняет дискомфорт — спонтанное, необъяснимое, иррациональное, несправедливое. Люди мечтают расстаться с неприятными, болезненными воспоминаниями — о разрыве отношений, потере близкого, безответных чувствах, стыде, разочаровании, отвращении… Вот только нельзя уничтожить что-то из памяти, стереть навсегда — таких технологий пока не существует. Более того, это небезопасно. Мозг хранит информацию всю жизнь. Но есть шанс, при надлежащем упорстве, сменить эмоциональный окрас событий. Вспомнить все, проанализировать, выговориться (в диктофон, на бумаге, подруге), дать выход эмоциям, понять и простить себя за все. Сказать себе, что это были человеческие поступки, которые помогли вам узнать мир лучше. Увидеть позитивные варианты развития событий, учесть ошибки и обрести уверенность в своем будущем.

Еще один важный совет — не мыслить патетическими категориями. Все эти победы и поражения — бессмысленно высокие слова, которым не место в реальности. Нужно лишь одно — постоянное движение вперед. Не останавливаться.

Ну вот, пожалуйста, позитив. Я же говорила! За сорок минут в кабинете Анны я перенапрягла шею киванием, но в целом мне понравилось.

6 способов навсегда избавиться от тяжелых воспоминаний – Психология – Домашний

В жизни достаточно проблем и сложностей, которые нам приходится
решать каждый день, и для радости не всегда остаются время и
силы. Но при этом у каждого из нас есть и свои прошлые неудачные
или даже жестокие ситуации, которые могут годами отравлять
жизнь.

Еще по теме: Как забыть мужчину, которого любишь

Если в прошлом случился развод, он обязательно сыграет свою роль
в новой любви. Если вас хоть раз уволили с работы

, вы еще долго
будете нервничать при каждой претензии начальства. Если
приходилось тяжело зарабатывать на хлеб и не хватало денег, вы
еще не скоро решитесь на дорогую покупку.

К самым тяжелым ситуациям относится потеря близких, аварии и катастрофы, тяжелые болезни и зависимости, в том числе и близких людей. Здесь не обойтись без помощи специалиста, но множество плохих воспоминаний можно стереть из памяти и своими силами. 

Способ 1. Дневник памяти

Как ни крути, но есть истории, которые забыть совсем не получится. Из-за того, что на них потрачено много времени, в них участовали дорогие нам люди, да и вообще – это было в нашей жизни, а она одна. Но можно отделить все это от настоящего и возвращаться, как к просмотренному кинофильму, где герой – похожий на вас, но другой человек. 

Выделите для страданий о прошлом отдельное время. Можно описывать свои ощущения в специальном файле или блоге и позволять себе любую злость, горечь, слезы и печаль. Переживая это от души, вы в скором времени потеряете интерес к старым историям, потому что невозможно каждый день смотреть один и тот же фильм и не заскучать. 

Способ 2. Ритуал прощания

На праздник Масленицы мы провожаем холодную и долгую зиму, чтобы встретить радость и свежесть весны. В жизни случаются такие же холодные и неприветливые периоды и с ними можно и нужно проститься ради прекрасного в будущем. 

Чтобы навсегда распрощаться с плохим, надо собрать все то, что вам жутко надоело – можно сделать это символически, сложив в коробку фотографии бывшего мужа, дешевые вещи, которые вам приходилось носить из-за безденежья (даже, если вы все еще боитесь купить что-то приличное), трудовые договоры со старой работы и прочие напоминания. Оставьте все это на видном месте и навещайте свою старую жизнь с пониманием, что это – в прошлом. 

Способ 3. Подмена событий

Нет, это не значит, что вы должны обмануть себя и убедить, что ничего плохого не было. Но бывает, что мы помним тяжелую историю только потому, что она – самое яркое воспоминание. Вот это уж действительно свойство памяти. Тем не менее, от нее в реальности остались только эта жуткая картинка. 

Вам нужна другая история, такая же яркая, но позитивная. Для этого придется постараться – организовать незабываемое путешествие, добиться сложной цели с ярким результатом (купить автомобиль, сесть на шпагат, сделать сумашедший ремонт), в общем, совершить что-то неординарное для себя. Разве такому человеку захочется вспоминать о каких-то там старых неудачах – ему уже есть чем гордиться и чему радоваться в новой жизни. 

Способ 4. Стоп-сигналы

Мы возвращаемся к старому, потому что хотим переиграть его заново – не совершать ошибок, договорить, что не сказали, что-то исправить – словом, снова прожить ту же историю. Однако сама попытка заново оказаться в трудной ситуации уже кажется странной. 

Проблема в том, что мы считаем себя виновными в тех ужасных событиях и не можем осознать, что и с хорошими людьми происходят неприятные вещи. Стоит ли к ним возвращаться? Что прожито, то прожито, и мы повели себя так, как смогли на тот момент. Иногда достаточно просто остановить себя в том месте, где захотелось перестрадать былое. Придумайте для себя условные сигналы – ущипнуть, сплюнуть через плечо, произнести что-нибудь вслух. 

Способ 5. Реальное возвращение

Закрыть страницу и завершить историю иногда помогает если

позволить себе вернуться туда, куда вернуться невозможно. Запретный плод сладок и нас тянет к прошлому плохому, потому что так грустно думать, что время не развернешь в другую сторону.

Убедитесь, что печаль того не стоит. Позвоните бывшему мужу и поймите, что он тот человек, с которым вы развелись, а не тот, которого полюбили. Опросите бывших коллег, и вам тут же расскажут, что с тех пор, как вас уволили, все стало только хуже. Хорошо, что все это уже в вашем прошлом. 

Способ 6. Окончательный анализ

К такому способу надо быть уже морально готовым человеком или использовать его в комплексе с каким-то другим. Прощание с прошлым по сути происходит в тот момент, когда вы спокойно принимаете все случившееся с вами не как ужас и кошмар, и тем более не как крест, который вы обязаны нести, а как событие, которому есть объяснения и которое дало вам опыт.

Каждый набивает свои шишки, но всегда полезно чему-то научиться. Другими словами без нашего прошлого мы бы не были теми, кто мы есть, и плохое прошлое не делает вас хуже, но точно может сделать лучше – умнее, опытнее, сильнее, добрее и мягче, или, наоборот, устойчивее, чтоб себя защитить. Принять и полюбить себя заново – это и значит жить сегодняшним моментом и радоваться ему без оглядки на плохое прошлое. 

9 способов и 1 терапия, как избавиться от неприятных воспоминаний прошлого

 

9 способов и 1 терапия, как избавиться от неприятных воспоминаний прошлого

1 Конечно, все, что происходит в нашей жизни, влияет на наше будущее. Залог сегодняшнего успеха — это смириться со всем, что было в прошлом и жить настоящим. Важен здесь сам подход. Не уничтожить, не забыть, а просто принять и двигаться дальше. Порой груз прошлых разочарований и ошибок давит на нас буквально физически. Поэтому этот «груз» нужно принять и переработать.

2 Рассеянность, раздражительность, тревога и бессонница — это основной список последствий негативного опыта в прошлом. Конечно, можно попытаться эти симптомы снять с помощью антидепрессантов или успокоительных, но лучше решить эту проблему, а не бороться с ее последствиями.
Отвлечься от неприятных мыслей и переживаний — целебный совет. Всем нам свойственно закрываться в четырех стенах в сложные для нас дни, но нужно найти в себе силы и выйти, к примеру, на прогулку на свежем воздухе. Подарите своему усталому настроению что-нибудь новенькое. Сходите в новое кафе, купите новую книгу, скушайте, в конце концов, неизвестную для вас вкусняшку. Вариантов много, главное — это взять себя в руки и попробовать что-то сделать.

3 Вам никогда не станет лучше, если вы будете сидеть дома, слушая депрессивные песни, жалея себя, несчастного. Если вы забьете свой день событиями, вам просто будет некогда заниматься самокопанием.

4 Попробуйте по-другому воспринимать свою жизнь. Конечно, все, что вокруг нас происходит и задевает нас за «живое» — это серьезно, но с таким подходом ни одна нервная система не выдержит! Вспомните, как было в детстве: плохие воспоминания сами проходили потому, что мы на них не зацикливались. Мы не сидели дома, а искали новые яркие впечатления, делали каждый свой день ярким и насыщенным.
Иными словами, если в килограмме конфет тебе попадется одна невкусная, ты быстро о ней забудешь, ведь в пакете их у тебя еще очень много…

5 Если проблемы прошлого не просто вам мешают, а съедают изнутри, стоит обратиться к специалистам. Иногда чужой человек действительно может вам больше помочь, чем близкий друг или семья. Психотерапия постоянно двигается вперед и создано много способов, как избавиться от этой тяжелой ноши. Если вам не понравится у специалиста, вы в любой момент можете его покинуть, главное — сделать шаг в правильном направлении.

6 Телесно-ориентированная терапия, к примеру, заключается в понимании тела как своеобразного носителя, который запоминает все, что происходит с нами. Если мы закрываемся в себе, мы не даем негативной информации выйти наружу. Как результат, мы чувствуем себе закрытыми узниками собственного тела. Терапевты прекрасно решают подобные проблемы, возвращая человеческой душе былую легкость и равновесие.

7 Когнитивная терапия помогает осознать, что в том, что когда-то произошло, нет нашей вины, что есть события, которые нам не подвластны. Мы не можем контролировать абсолютно все в своей жизни. В результате человек освобождается от несправедливого груза вины, осознав реальность произошедшего, и идет уже спокойной походкой навстречу своему новому светлому будущему.

8 Способ управления гневом — хороший помощник в трудной ситуации. Не все люди плачут, когда у них плохо на душе. Так называемые «демоны» гнева берут верх над личностью, человек ругается со своими друзьями, близкими и просто хорошими людьми не из-за чего — без повода. В итоге, человеку было и так плохо, а после своих скандалов с близкими людьми стает еще хуже. Именно из-за вот таких ситуаций случаются суицидные поступки.
Терапия поможет «спустить пар», расслабиться и отвлечься от тяжелых мыслей. В результате, после терапии мы вспоминаем неприятные события и не чувствуем больше боли. Нет боли — нет проблем.

9 Всегда помните, что время действительно лечит, и через месяц-два вам станет намного легче. Сейчас произошедшее кажется вам самым ужасным событием в вашей жизни, но поверьте, даже если уже и прошло время, а вы все равно чувствуете моральный груз, подождите еще чуть-чуть, и все забудется до такого уровня, чтобы вам хватило сил начать новую и яркую жизнь с улыбкой.

Техника визуализации «Времена года».

Эта техника очень популярна в терапии. Ее используют в том случае, когда человек не может забыть плохие воспоминания прошлого.

Лягте на диван. Закройте глаза. Вспомните, где именно случилось то событие, которое доставило вам столько боли. Вспомнить нужно до подробностей. Время года, время, какая была погода, кто был с тобой?
Постарайтесь ощутить тепло или холод погоды, каждую мельчайшую деталь!
Если это случилось, к примеру, зимой, представьте, как вдруг зиму сменяет весна. Снега тают, вам становится теплее, вы ощущаете на своем теле первые лучи солнца. Картинки как бы бегут у вас перед глазами, при этом все ощущения вы прекрасно ощущаете каждой частичкой своего тела. Почувствуйте радость, ваша душа наслаждается расцветом природы. Вы наслаждаетесь каждым мгновением, и в вашей душе нет ни страха, ни боли. Все проходит вместе с порой года. Круг зима-лето нужно повторить 3 раза, при этом максимально включите фантазию, вспоминайте все самые яркие и красивые моменты своей жизни. Прокрутив внутри себя от начала до конца прошлое, вы вытаскиваете изнутри все те осевшие негативные эмоции, которые так сильно мешали начать вам новую жизнь. 90% пациентов после такого упражнения ощущают облегчение и свободу. Надеюсь, и вам эта терапия принесет глобальные изменения в вашем душевном состоянии.
Вопросы и предложения оставляйте в комментариях, мы обязательно на них ответим.

Батищева Анна

 

Как избавиться от негативных воспоминаний, обид, эмоций прошлого

Как избавиться от негативных воспоминаний. Текстовая версия

Сегодня я дам вам практику «Освобождения от негативных воспоминаний». Для ее выполнения вам потребуется тихая спокойная обстановка и две минуты времени.

Возьмите какую-нибудь ситуацию, которая вас тревожит. Желательно, чтобы это было не что-то в будущем, а какая-то травма в прошлом. Именно травма, неприятный случай, инцидент (вам не вернули деньги, кто-то попытался вас обидеть, на вас ни за что накричали, запугали, избили, украли кошелёк).

Вспомните состояние обиды, раздражения, расстройства, огорчения и отметьте по десятибалльной шкале, насколько оно сильное.

Теперь закройте глаза. Почувствуйте своё тело. Ощутите свои границы. Сделайте глубокий вдох. И на выдохе увеличьтесь на метр в каждую сторону в своём сознании и ощущении тела, станьте шаром более двух метров в диаметре. Следующий вдох. С выдохом увеличьте тело до размеров дома. Ещё вдох — и увеличили его до размеров города. На следующем вдохе — до размеров Земли. Ещё на одном — до размеров Солнечной системы. Продолжайте расширяться. Вот вы уже достигаете ближайших звёзд. Вы уже размером с Галактику. А вот ваши размеры уже достигли размеров Вселенной. И точно совпадают с её границами.

Почувствуйте, что вы становитесь больше Вселенной и попадаете в зону бело-золотистого свечения, которое начинается за Вселенной. Это свечение пронизывает полностью ваше гигантское тело. Вы продолжаете расширяться, и свечение вокруг начинает затухать. Появляются огоньки, не очень яркие, но хорошо заметные. Вы продолжаете расширять свои границы, увеличиваясь в размерах. Огни вокруг становятся ярче. Вы продолжаете расширяться, становитесь золотистого цвета. Вы продолжаете расширяться и входите в сферу кристально-белого света. Он заполняет вас целиком. Это энергия Творца. Расширьтесь ещё немного, и почувствуйте, как вы просто растворились в ней. Теперь, из этого состояния полного растворения, посмотрите на себя, испытывающего неприятное ощущение в какой-то ситуации. Обладая энергией Творца, пониманием Творца, посмотрите, что на самом деле происходит в той давней ситуации. Пошлите себе лучик любви. Поблагодарите Творца за то, что он позволил почувствовать его, стать им, раствориться в его энергиях.

Возвратитесь обратно в ситуацию, которая вас так раздражала, злила, обижала. Снова вернитесь в своё тело в той же ситуации. Посмотрите, есть ли там какая-то негативная эмоция. Запомните, есть ли она там, и возвращайтесь в ощущение своего тела. Почувствуйте, что ваши ноги врастают в землю. После прохода в энергии Творца обязательно нужно укорениться. Почувствуйте, что ваши ноги врастают в землю, пошлите луч любви в землю, получите оттуда обратную волну любви. Позвольте этой волне заполнить ваше тело.

Откройте глаза. Попробуйте сейчас вспомнить ситуацию, которую вы выбрали изначально. Есть ли проблема в ней сейчас? Какой урок вы извлекли из данной ситуации?

Вадим Куркин

Как избавиться от травматического воспоминания?

Травматическое воспоминание – это воспоминание о травмирующей ситуации, которое плотно запечатлелось в психике человека и вызвало посттравматическое стрессовое расстройство. Таким воспоминанием может стать, например, изнасилование, ДТП, теракт, а также участие в военных действиях. Справиться с травматическим воспоминанием, если оно сопровождается флешбеками (внезапными воспоминаниями о травмирующей ситуации) и другими симптомами, самостоятельно нельзя, – необходимо обратиться к специалисту для лечения посттравматического стрессового расстройства.

Как и почему появляются травматические воспоминания?

Один из основных симптомов того, что у человека есть травматическое воспоминание – это флешбеки – воспоминания, которые возникают ни с того, ни с сего, врываясь в психику в повседневной жизни. При этом человек в момент, предшествующий флешбеку, не думает о травмирующей ситуации, не вспоминает ее, он может думать о чем-то совсем другом и заниматься обычными делами. Флешбэк может вызвать какая угодно ассоциация: например, человек идет в магазин, стоит перед полкой с кукурузными хлопьями и в один момент его отбрасывает назад, он проваливается в прошлое и как будто заново переживает травматическое событие.

С травматическими воспоминаниями жить очень тяжело, ведь помимо флешбеков, они тянут за собой ряд других симптомов, например, панические атаки или агрессивность.

Где-то 95% случаев психика человека самостоятельно справляется с травматическими воспоминаниями, не зацикливается на них, а вот в остальных 5% обычно развивается ПТСР. То есть в массе своей такие воспоминания постепенно переживаются человеком самостоятельно, спустя некоторое время после них он восстанавливается и продолжает жить нормальной жизнью. Воспоминания уходят в прошлое под слоем новых жизненных ситуаций и не остаются для человека травмирующими, не несут серьезной эмоциональной нагрузки. То есть человек может вспомнить о ситуации, погрустить, но это не становится симптомом его расстройства, а остается лишь воспоминанием.

Почему некоторые люди не готовы избавляться от травматических воспоминаний?

С травматическими воспоминаниями жить очень тяжело, ведь помимо флешбеков, они тянут за собой ряд других симптомов, например, панические атаки или агрессивность. Также они могут привести к депрессии или генерализированному тревожному расстройству. От подобных симптомов можно избавиться только при помощи специалиста и определенных психотерапевтических методик. Однако не все готовы расставаться с травматическими воспоминаниями, и на это есть несколько основных причин. Во-первых, большинство людей вообще не знают, что от этой проблемы можно избавиться. Они убеждены, что если им не помогают таблетки и микстуры, они обречены с этим жить. Во-вторых, очень многие боятся психотерапевтов, опасаются, что они будут копаться в мозгах и что-нибудь там сломают, или вообще сотрут память. Люди боятся, что терапевт может вывести на поверхность что-то, что они хотели бы скрыть, или сотрет нужные им воспоминания.

Еще одна причина связана с тем, что люди, пережившие ПТСР, часто видят в этой травме очень важную часть себя и своей жизни, в то время как многое в их жизни обесценивается. Человек с ПТСР практически живет одними воспоминаниями о травмирующей ситуации, и, конечно, ему неприятна мысль о том, что психотерапевт заберет то единственное значимое, что у него осталось. Еще одна причина в том, что люди зависят от эмоций. При ПТСР внешние события в жизни теряют ценность, остается только травмирующее воспоминание, из которого человек черпает сильные эмоции. Ни секс, ни еда, ни интересная работа, ни друзья не способны дать настолько интенсивные эмоции, какие дает травма. Именно поэтому человек не готов с ней расставаться и учиться заново испытывать эмоции от чего-то другого.

Ведь если человек находит утешение в своих травматических воспоминаниях и в флешбеках, то он не живет реальной жизнью.

Некоторые люди не хотят избавляться от травматичных воспоминаний, потому что боятся предать тех, кто участвовал вместе с ними в травмирующих событиях. Например, если человек попал с другом в ДТП, и друг оказался в тяжелом состоянии в больнице, человек просто не захочет прекращать собственные страдания, пока страдает его друг. Он будет думать, что не заслуживает помощи, не заслуживает чувствовать себя хорошо, и будет воспринимать это как предательство.

При ПТСР нельзя оставить один симптом, а остальные вылечить. Нельзя оставить человеку дорогое ему травмирующее воспоминание, но при этом убрать панические атаки, раздражительность, плохую концентрацию внимания и проблемы со сном. Травматическое воспоминание – это главный, центральный симптом, и если его оставить, то все остальные проблемы потянутся за ним и появятся снова. Если пациент обращается за профессиональной помощью, а потом оказывается, что он не готов расстаться с травматическим воспоминанием, специалисты все равно стараются показать ему необходимость лечения. Ведь если человек находит утешение в своих травматических воспоминаниях и в флешбеках, то он не живет реальной жизнью.

Как стереть травматическое воспоминание и справиться с флешбеками?

Работа с травматическими воспоминаниями всегда проходит комплексно. Она никогда не начинается с того, чтобы просто стереть воспоминание или заменить его на другое. В первую очередь пациент учится получать удовольствие от жизни и интегрируется в общество. Только после того, как человек начинает жить более полной, насыщенной событиями жизнью в социуме, начинается работа непосредственно с воспоминаниями. Основная задача состоит в том, чтобы флешбеки не возвращались. При этом нет цели избавить человека от воспоминания, он может продолжать помнить определенную ситуацию, просто это не должно быть его симптомом.

Люди, которые привыкли жить с ПТСР десятками лет, могут вылечиться от расстройства и получить необходимую помощь всего за несколько месяцев лечения, воспользовавшись услугами психотерапевта.

Есть несколько методик, помогающих превратить травматичное воспоминание в обычное. Первая методика – это переписывание памяти, когда пациенту предлагается составить иной сценарий травмирующей ситуации. Допустим, в ситуации, когда ребенка изнасиловал отец, можно предложить ребенку написать другой сценарий. Например, в новом воспоминании отец может быть психически болен, или же, ребенок может изо всех сил сопротивляться насилию. Все это делает воспоминание менее травматичным и меняет значимость события.

Второй способ работы с травматичными воспоминаниями взят из нейролингвистического программирования. Пациенту предлагается отстраниться от травматичной ситуации и посмотреть на нее со стороны. Это помогает снизить уровень стресса в тот момент, когда человек вспоминает о травмирующих событиях.

Читайте также

Болезненные эмоции  

Еще один крайне эффективный способ работы с травматичной ситуацией – это EMDR. Это лечение при помощи движений глаз. При посттравматическом стрессовом расстройстве нарушается работа мозолистого тела в мозге, которое соединяет два полушария. Из-за этого передача информации между полушариями происходит неполноценно. При лечении методикой EMDR пациента просят двигать глазами из стороны в сторону, чтобы усилить работу обоих полушарий. В результате этой терапии объем мозолистого тела и его функционирование восстанавливаются, а симптомы ПТСР снижаются.

От флешбеков и травматических воспоминаний можно избавиться очень быстро. Люди, которые привыкли жить с ПТСР десятками лет, могут вылечиться от расстройства и получить необходимую помощь всего за несколько месяцев лечения, воспользовавшись услугами психотерапевта. Самостоятельно человек не может справиться с флешбеками, если только он сам не является психотерапевтом и не имеет огромный опыт работы с такими пациентами.

Как избавиться от негативных воспоминаний? | психология общения

Некоторые неприятные события надолго остаются в памяти, и при каждом воспоминании причиняют боль. Время, несомненно лечит. Но если терять годы счастливой жизни не хочется, процесс «лечения» можно ускорить. Существует несколько способов оставить прошлое в прошлом и жить настоящим.

Основой негативных воспоминаний являются эмоции, которые были пережиты при каком-либо событии:

— страх,

— обида,

— ненависть,

— гнев.

Чтобы отпустить воспоминание, нужно понять, что основная его тяжесть – мысли об этом воспоминании, рассуждения насчет него. Невозможно точно оценить, кто на самом деле виноват, почему все случилось именно так и т. д. Нет никакого смысла многократно обдумывать произошедшее. Достаточно просто объективно описать ситуацию и чувства, которые она вызвала. Лучше всего проговорить этот «отчет» вслух, или даже записать на бумаге. Подсознание воспринимает внутренний голос как черновик, и чтобы мысль приобрела законченную форму, ей нужно покинуть голову – прозвучать, или быть написанной на бумаге. И совершенно не обязательно, чтобы кто-то посторонний слышал или читал ее. Забывание – очень личное дело.

Главный секрет отчета о воспоминании в том, что его нужно закончить такой мыслью:

«Каждый участник ситуации имел свои мотивы вести себя именно таким образом. Я не должен осуждать других. Их жизнь – их личное дело. Но и у меня были свои мотивы. Я поступил так, как счел наиболее верным, мне не за что себя винить. Даже если я ошибся, я имел на это право, как и все остальные. Эта ситуация принесла мне новый опыт. А теперь она в прошлом и больше не тревожит меня.»

К сожалению, аутотренинги вроде: « я прощаю всех и все» не действуют, пока человек зол на себя. Первое, что нужно сделать, чтобы оставить прошлое в прошлом и идти дальше – принять себя самого со всеми своими недостатками и ошибками.

Активное воображение – оружие против негативных воспоминаний:

Для тех, кому аутотренингов не достаточно, существуют методы активного воображения, которые помогут справиться с негативными воспоминаниями, вот некоторые из них:

— перемотка времени,

— подмена воспоминаний,

— генерирование воспоминаний.

Все эти методы работают по одному принципу: с помощью своего воображения нужно как можно реалистичнее представить некоторую картину, со звуками и ощущениями, насколько это возможно.

Когда проходит достаточно много времени, воспоминания бледнеют и уже не вызывают первоначальных эмоций. Если в своем воображении воссоздать место, где произошло событие, приносящее боль, а затем многократно, очень реалистично и детально, но немного быстрее, представить, как времена года сменяют друг друга на этом месте, то подсознание воспримет это так, как будто прошло много лет. Для каждого воспоминания количество таких лет свое.

А что было бы, если бы обстоятельства сложились противоположным образом? Если представлять, что произошло нечто приятное вместо чего-то негативного, можно обнаружить, что душевная боль сильно уменьшилась. Этот способ хорош, если нужно кого-то простить. Почему-то, как только положительные эмоции, связанные с определенным человеком, «перевесят» отрицательные, отпустить этого человека становится очень просто.

К сожалению, отрицательные ситуации в памяти человека «весят» больше, чем положительные. И если положительных ситуаций недостаточно для того, чтобы человек находился в равновесии, положительные ситуации можно создать в собственном воображении. Нужно немного побыть ребенком, помечтать: представить, что случилось все, чего хотелось, именно так, как хотелось. Как только положительных «воспоминаний» за счет их искусственного генерирования станет достаточно, человек снова почувствует себя сильным, способным решать проблемы и достигать успеха. «мне довольно часто везло, я многого достиг. Но зачем останавливаться на этом? Я могу достигнуть еще большего! Я могу быть еще счастливее!» — вот что будет думать человек, который искренне поверил в сгенерированные самим собой для себя воспоминания.

«Обезвреживание» воспоминаний – нелегкий труд. Только благодаря регулярной работе над собой, своими мыслями можно достичь результата.

Почему кошмарные воспоминания преследуют нас так долго?

  • Лесли Эванс Одген
  • BBC Future

Автор фото, Getty

Существуют ли способы не оживлять в памяти тяжелые воспоминания, а запрятать их подальше в кладовых мозга? Ответ на этот вопрос искал корреспондент BBC Future.

Этот медовый месяц не был рядовым. Вечером 23 августа 2001 года Маргарет Маккиннон и ее новоиспеченный муж отправились в столицу Португалии Лиссабон. Когда рейс 236 авиакомпании Air Transat, следовавший из Канады, пересек центральную Атлантику, Маккиннон пошла в туалет. Внутри ничего не работало. Это показалось Маргарет странным, однако она не стала об этом задумываться.

Когда пассажирка вернулась на свое место, стюардессы разносили завтрак. Затем прозвучало объявление, что самолет совершит экстренную посадку. Как вспоминает Маккиннон, она подумала, что для прибытия в Лиссабон еще слишком рано. «В тот момент я совсем не понимала, что это значит», — говорит она. Однако затем экипаж велел пассажирам надеть спасательные жилеты, в салоне замигали лампы и, наконец, погас свет. Произошла разгерметизация салона. Выстрелили кислородные маски.

После утечки критического количества топлива все системы самолета отключились. «Люди кричали, что самолет упадет в океан», — вспоминает Маккиннон.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Воспоминания о жесткой посадке тревожили пассажиров еще много месяцев спустя

По ее словам, пассажиры готовились к худшему в течение получаса, потом кто-то закричал, что они будут садиться на сушу. Самолет приближался к Азорским островам, архипелагу, расположенному примерно в 850 милях (1360 километров) от побережья Португалии. Пилоты установили связь с аэропортом Лажеш, который используется гражданской авиацией и служит базой португальских ВВС. После ужасающего разворота на 360 градусов и нескольких резких маневров, совершенных для уменьшения высоты, члены экипажа закричали «держитесь крепче, держитесь крепче, держитесь крепче». Пилоты совершили жесткую посадку. Шасси самолета были охвачены пламенем.

Потрясенные пассажиры и члены экипажа покинули самолет по надувным аварийным трапам и бросились бегом через летное поле, прямо к вооруженным американским солдатам, чтобы оказаться на безопасном расстоянии. В ходе эвакуации, спускаясь по трапам, два человека получили серьезные увечья, 16 отделались легкими ушибами и ссадинами, но все 293 пассажира и 13 членов экипажа выжили…

Однако для многих история на этом не закончилась. Некоторых пассажиров, включая Маккиннон, еще много месяцев преследовали навязчивые воспоминания о пережитом и ночные кошмары.

Этот опыт вдохновил Маргарет Маккиннон, работающую сейчас психологом, на изучение того, как эмоциональные травмы действуют на мозг, как они меняют наши воспоминания и почему некоторые люди испытывают посттравматический синдром. В последние годы исследователи пытаются понять, почему пугающие воспоминания оставляют такой глубокий отпечаток. Если они смогут выяснить причины, по которым психологический шок оказывает столь сильное и продолжительное воздействие, возможно, им удастся найти способы помочь людям лучше справляться с последствиями эмоциональных травм.

Страшный отпечаток

На протяжении десятилетий связь между страхом и памятью интриговала исследователей и практиков. Тем не менее имеющиеся у нас сведения противоречивы. «В ходе некоторых исследований было установлено, что при воспоминании о травмирующих событиях интенсивность этих воспоминаний усиливается. Они становятся очень яркими, люди вспоминают много деталей, и кажется, что им не составляет труда вспомнить все пережитое», — говорит Маккиннон.

В результате других исследований выяснилось, что воспоминания о травмирующих психику событиях могут быть очень скудными и отрывочными, «вспоминаются лишь отдельные подробности, не образующие цепочку событий», объясняет она.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Сложнее всего избавиться как раз от тех воспоминаний, избавиться от которых хотелось бы больше всего

При проведении некоторых исследований изучалось функционирование памяти непосредственно в то время, когда люди переживали эмоциональную травму, особенно в тех случаях, когда в подобном состоянии одновременно оказывалась группа людей. Маккиннон решила погрузиться в воспоминания других пассажиров, летевших вместе с ней рейсом 236 компании Air Transat.

«Мы хотели использовать эту возможность, чтобы взглянуть на ситуацию в хорошо контролируемой обстановке», — говорит Маккиннон, едва сдерживая неловкий смешок при слове «контролируемый», которое она употребила для описания экстренного снижения рейса AT 236. В исследовании участвовали 15 пассажиров того рейса. Их расспрашивали о трех событиях: о самом полете, о каком-нибудь эмоционально нейтральном событии, произошедшем в том же году, а также о событиях 11 сентября 2001 года, произошедших через месяц после авиакатастрофы. У шести из 15 опрошенных проявились признаки посттравматического синдрома.

Исследователи направляли воспоминания людей в нужное им русло: «расскажите все, что вы можете вспомнить об этом событии». Они продолжали вытягивать все новые детали, помогая респонденту подсказками, вроде: «о чем вы думали, что вы чувствовали, какое было освещение в салоне?» Детальные воспоминания сравнивали с известной последовательностью событий, а также с рассказами членов контрольной группы, чьи воспоминания были менее травмирующими.

Они обнаружили, что все пассажиры — вне зависимости от того, продолжило у них развиваться посттравматическое стрессовое расстройство или нет, — сохранили яркие и сильные воспоминания об этом инциденте. Тем самым подтвердилось предположение, что страх меняет алгоритм действия механизма, с помощью которого мозг сохраняет воспоминания.

Люди, у которых впоследствии развилось посттравматическое стрессовое расстройство, «продемонстрировали воспоминания о многих посторонних подробностях, относящихся не только к самому травмировавшему их событию, но и к событиям 11 сентября, а также нейтральные воспоминания, относящиеся к тому же периоду времени», говорит Маккиннон. Это позволяет предположить, что таким людям трудно «редактировать» собственные воспоминания или сделать их содержание менее отчетливым.

Маккиннон признает, что в основе ее исследования лишь небольшая выборка подобных случаев. Она осторожна с выводами и обобщениями, но все равно считает полученные результаты весьма интригующими. «Понятно, что люди участвуют в эксперименте неохотно, — говорит Маккиннон. — И мы очень и очень благодарны тем, кто все-таки согласился участвовать, поскольку говорить о таких вещах может быть очень тяжело».

Итак, если травмирующие воспоминания более яркие, что же происходит в наших головах, когда они «создаются»?

Отдел особых воспоминаний

У мозга есть различные системы памяти. Мы обладаем мышечной или физической памятью, которая позволяет, например, научиться ездить на велосипеде. У нас есть слуховая память для того, чтобы петь песни. И у нас есть более конкретная «декларативная» память, механизм которой тесно связан с гиппокампом — тем участком мозга, который отвечает за кратковременное хранение информации. Гиппокамп, который сравнивают с оперативной памятью компьютера, хранит сведения вроде тех, где вы припарковали машину, и что два плюс два равняется четырем.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Где тот отдел мозга, который отвечает за наши тревожные воспоминания?

Но чувство страха активирует другую систему памяти. Это центр управления нашим телом в чрезвычайных ситуациях, известный как миндалевидное тело. Оно представляет собой два миндалевидных отдела справа и слева от медиальной или височной доли, по одному в каждом полушарии мозга. Миндалина отвечает за накопление эмоционально окрашенных воспоминаний, таких как страх, а также таких приятных ощущений связанных с едой, сексом и употреблением наркотиков.

Когда впечатления особенно поразительны и неожиданны, они активизируют эту систему памяти. Возможно, именно поэтому сенсорные сигналы способны возвратить нас к эмоциональным воспоминаниям: запах определенных духов или одеколона напоминает о первом поцелуе.

В случае со страшными воспоминаниями наше чувство самосохранения начинает действовать, и в памяти может запечатлеться так называемое воспоминание о единичном испытании.

«Если вы однажды убежали ото льва или видели, как лев пожирает кого-то, вы будете знать, что львов стоит остерегаться», — объясняет Керри Ресслер, профессор психиатрии и науки о поведении в Университете Эмори в Атланте, штат Джорджия. Это значительно отличается от восприятия того, что вы прочитали в книге или от восприятия тех событий, которые не вызвали эмоционального всплеска.

«Возможно, память придает пережитым событиям разный смысл, потому что мы хотим уделить первостепенное внимание именно тем вещам, которые действительно важны», — продолжает Ресслер.

Когда мы испытываем страх, всплеск адреналина приводит в действие цепочку реакций, которая, предположительно, позволяет лучше запечатлеть в памяти только что произошедшие события. «Чувство страха эволюционировало для того, чтобы сохранять нам жизнь», — объясняет Карим Надер, профессор психологии в Университете Макгилл в Монреале, Канада.

Вспышки воспоминаний

Пережитые страхи, однако, вовсе не обязательно оставляют после себя глубокие воспоминания. Элизабет Фелпс, профессор психологии и неврологии наук в Университете Нью-Йорка, интересовалась так называемыми «вспышками воспоминаний», оставшимися у людей о событиях 11 сентября.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Миндалевидное тело хранит воспоминания об эмоциональных событиях

Речь идет вовсе не о лицах с посттравматическим расстройством, «но о самых обычных людях, переживших 11 сентября, то есть практически о каждом из нас», говорит Фелпс. Она неожиданно обнаружила, что, несмотря на кажущуюся яркость, эти воспоминания не столь сильны, как принято считать. Они могли меняться.

Лаборатория Фелпс в Нью-йоркском университете располагалась рядом с местом этой катастрофы. В ходе крупномасштабного детального исследования, этапы которого проводились через несколько недель после 11 сентября, через год, два года и через десять лет, ученые обнаружили, что «люди были абсолютно уверены, что все подробности точно сохранились в их памяти». Подробности не в том смысле, как это было на самом деле, а в смысле, где и с кем были люди, как узнали о случившемся, и что они делали потом. Однако индивидуальные воспоминания о сопутствующих деталях на самом деле часто менялись с течением времени.

Это позволяет предположить, что «вспышки воспоминаний» отличаются от воспоминаний о нейтральных событиях не тем, что их подробности лучше сохранились, а тем, что мы так о них думаем. «В случае с травмирующими событиями нам кажется, что они невероятно точно отложились в памяти», — говорит она. На самом деле многие детали, которые нам кажутся точными, таковыми не являются. «Эмоции концентрируют ваше внимание на небольшом количестве деталей в ущерб многим другим», — объясняет Фелпс.

Вспомнить все

Итак, означает ли это, что травмирующие воспоминания могут быть изменены или даже стерты из памяти? Сейчас мы гораздо лучше понимаем систему хранения и воспроизведения содержимого памяти, а значит, у нас есть уникальная возможность изменить или стереть страшные воспоминания. Временной промежуток, в течение которого сохраняется возможность притормозить процесс глубокого отложения событий в памяти, составляет примерно шесть часов. Таким образом, попытки ослабить воспоминания фармакологическим путем должны быть предприняты в течение этого короткого промежутка времени.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Даже неприятные воспоминания со временем исчезают как следы на песке

Согласно опытам, которые проводились на людях и грызунах, добиться ослабления посттравматического расстройства психики можно в случае применения бета-блокаторов сразу после травмирующего события. «Сейчас эта методика применяется в израильской армии», — говорит Надер. Но новые исследования дают повод предположить, что воспоминания можно восстановить, освежить или приглушить, даже если делать это за пределами того временного интервала, в течение которого они сохраняются на «жестком диске» в нашем мозгу.

В ходе экспериментов на крысах Надер напоминал грызунам о пережитом ужасе при помощи звуков, которые ранее звучали при ударах тока, и затем давал животным бета-блокаторы. Даже после того, как бета-блокаторы выходили из крови грызунов, их реакция оцепенения в ответ на травмирующее воспоминание исчезала. Исследуя такой же подход на примере небольшой группы людей, Надер и его коллеги установили, что несмотря на то, что испытуемые в среднем страдали от неприятных воспоминаний по 11 лет, «даже после выведения из крови бета-блокаторов психологическая травма была ниже того уровня, который подразумевает посттравматическое расстройство психики».

Этот метод находится на очень ранней стадии разработки, и исследования его действенности продолжаются. И все же похоже, что тонкий метод перепрограммирования памяти вполне достижим. «Мы не меняем ваши знания о том, что произошло. Мы просто меняем ассоциации, которые у вас вызывает стресс от драки или страха полета, — говорит Фелпс. — Следовательно, пока что представление о том, что мы можем стереть ваши воспоминания о прошлом, — не более чем научная фантастика».

Точки отсчета

Что касается Маккиннон, то она полагает, что, несмотря на свои яркие травмирующие воспоминания, остается множество деталей, которые она не может вспомнить.

«Мы находились над самой высокой точкой острова, когда самолет вдруг резко развернулся в сторону океана, и это было невероятно страшно. Мы тогда подумали: ну вот и все», — говорит Маккиннон, вспоминая момент, когда самолет заходил на посадку в аэропорту Лажеш. Она помнит, как видела крыши домов и боялась, что они рухнут на них, и из-за этого погибнут другие люди. Но если бы ее спросили, было ли темно во время того ужасного снижения, Маккиннон не смогла бы вам ответить. Точно также она не может вспомнить, сидела она у окна или в проходе.

Когда дело доходит до ужасающих воспоминаний, возможно, наш мозг избирательно подходит к тому, какие именно подробности сохранить. Чем больше мы узнаем, как и почему это происходит, тем ближе мы подходим к тому, чтобы уменьшить последствия эмоциональной травмы.

Этот предопределенный судьбой полет в медовый месяц стал ярким началом семейной жизни. «Да уж, это было начало так начало, — смеется Маккиннон. — Неожиданное начало».

Как оказалось, этот год перевернул всю ее жизнь во многих смыслах. Она поняла, что должна заняться наукой, а еще к ней пришло понимание того, что люди с посттравматическим синдромом нуждаются в заботе и лечении, говорит Маргарет. «Я решила, что это именно то направление, в котором я хочу строить свою карьеру».

То, что Маккиннон пережила в тот день, стало началом профессионального и личного путешествия, которое было трудно предвидеть.

Нежелательные воспоминания: как их забыть

У каждого есть воспоминания, которые они предпочли бы забыть, и они могут знать триггеры, которые заставляют их возвращаться в норму. Плохие воспоминания могут лежать в основе ряда проблем, от посттравматического стрессового расстройства до фобий.

Когда нежелательное воспоминание вторгается в разум, это естественная реакция человека — желание заблокировать его.

Сто лет назад Фрейд предположил, что у людей есть механизм, который они могут использовать, чтобы блокировать нежелательные воспоминания из сознания.

Совсем недавно ученые начали понимать, как это работает.

Исследования нейровизуализации показали, какие системы мозга участвуют в преднамеренном забывании, и исследования показали, что люди могут намеренно блокировать воспоминания из сознания.

Чтобы разум человека сохранял память, белки стимулируют клетки мозга к росту и формированию новых связей.

Чем больше мы зацикливаемся на воспоминании или репетируем конкретные события, окружающие память, тем сильнее становятся эти нейронные связи.

Память остается там до тех пор, пока мы время от времени пересматриваем ее.

Долгое время люди думали, что чем старше память, тем она более фиксированная, но это не всегда так.

Каждый раз, когда мы возвращаемся к воспоминанию, оно снова становится гибким. Соединения кажутся податливыми, а затем они сбрасываются. Воспоминание может немного измениться каждый раз, когда мы его вспоминаем, и оно сбрасывается сильнее и ярче с каждым воспоминанием.

Даже долговременная память нестабильна.

Этот процесс усиления называется повторным уплотнением. Реконсолидация может немного изменить наши воспоминания к лучшему или к худшему. То же самое можно сделать и с этим процессом.

Если что-то пугает нас в молодости, воспоминание об этом событии может становиться немного более пугающим каждый раз, когда мы вспоминаем его, что приводит к страху, который может быть несоразмерным с реальным событием.

Маленький паук, который когда-то напугал нас, со временем может стать больше в нашем сознании. Это может привести к фобии.

Напротив, если пролить юмористический свет на неловкое воспоминание, например, превратив его в забавную историю, может означать, что со временем оно теряет способность смущать. Социальная оплошность может стать предметом вечеринки.

Многие люди считают, что плохие переживания запоминаются больше, чем хорошие. Они вторгаются в наше сознание, когда мы этого не хотим.

Исследователи показали, что плохие воспоминания на самом деле более яркие, чем хорошие, возможно, из-за взаимодействия между эмоциями и воспоминаниями.Это особенно верно, когда эмоции и воспоминания негативны.

Нейровизуализация показала ученым, что процесс кодирования и извлечения плохих воспоминаний затрагивает части мозга, которые обрабатывают эмоции, в частности миндалевидное тело и орбитофронтальную кору.

Кажется, чем сильнее эмоции, связанные с воспоминанием, тем больше деталей мы вспомним.

Исследования фМРТ показывают более высокую клеточную активность в этих регионах, когда кто-то переживает неприятный опыт.

В 2012 году ученые Кембриджского университета впервые показали, какие механизмы мозга участвуют в замещении и подавлении воспоминаний.

Они обнаружили, что человек может подавить воспоминание или заставить его перестать осознавать, используя часть мозга, известную как дорсолатеральная префронтальная кора, для подавления активности в гиппокампе. Гиппокамп играет ключевую роль в запоминании событий.

Чтобы заменить воспоминание, люди могут перенаправить свое сознание в сторону альтернативного воспоминания.

Они могут сделать это, используя две области, называемые каудальной префронтальной корой и средней вентролатеральной префронтальной корой. Эти области важны для привнесения в сознание конкретных воспоминаний при наличии отвлекающих воспоминаний.

Подавление воспоминаний включает отключение частей мозга, участвующих в вспоминании. Чтобы заменить память, те же самые области должны быть активно задействованы в перенаправлении пути памяти к более привлекательной цели.

Один из авторов отчета, Dr.Майкл Андерсон сравнивает это либо с нажатием на тормоз в машине, либо с рулевым управлением, чтобы избежать опасности.

Исследователи использовали функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ) для наблюдения за мозговой активностью участников во время активности.

Это упражнение включало изучение ассоциаций между парами слов, а затем попытку забыть воспоминания, либо вспоминая альтернативные слова, чтобы заменить их, либо блокируя их.

Результаты показали, что обе стратегии одинаково эффективны, но активируются разные нейронные цепи.

При посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР) людей, переживших травматическое жизненное событие, беспокоят нежелательные воспоминания, которые настаивают на вторжении в сознание.

Более подробная информация о том, как можно заменить или подавить воспоминания, может помочь людям с этим изнурительным состоянием.

Психологический контекст, в котором человек воспринимает событие, влияет на то, как разум организует воспоминания об этом событии.

Мы запоминаем события по отношению к другим событиям, где они произошли и так далее.Это, в свою очередь, влияет на то, что вызывает эти более поздние воспоминания, или на то, как мы можем их вспомнить.

Контекст может быть любым, что связано с памятью. Он может включать в себя сенсорные подсказки, такие как запах или вкус, внешняя среда, события, мысли или чувства во время события, случайные особенности элемента, например, место его появления на странице и т. Д.

Поскольку мы используем контекстные подсказки, чтобы вспомнить информацию о прошлых событиях, ученые предположили, что любой процесс, который изменяет наше восприятие этого контекста, может увеличить или уменьшить нашу способность извлекать определенные воспоминания.

Чтобы проверить это, группа исследователей поставила перед участниками задачу запомнить наборы слов при просмотре изображений природы, таких как пляжи или леса. Целью изображений было создание контекстных воспоминаний.

Некоторым участникам было предложено забыть слова из первого списка перед изучением второго.

Когда пришло время вспомнить слова, группа, которую попросили забыть, смогла вспомнить меньше слов.

Что еще более интересно, отслеживание фМРТ показало, что они также меньше думали об изображениях.

Сознательно пытаясь забыть слова, они отказались от контекста, в котором они их запомнили. К тому же, чем больше оторванность от контекста, тем меньше слов они запоминают. Это говорит о том, что мы можем намеренно забыть.

Затем исследователи проинструктировали группу помнить, что слова не «вымывают» сцены из их разума, а продолжали запоминать слова и думать об изображениях.

Результаты могут быть полезны для помощи людям в запоминании вещей, например, во время учебы, или для уменьшения нежелательных воспоминаний, например, при лечении посттравматического стрессового расстройства.

Лечение людей с фобиями включает воздействие предмета, вызывающего страх. Экспозиционная терапия направлена ​​на создание «безопасного» воспоминания о предмете, которого боялись, которое затмевает старую память. Хотя это временно, страх часто возвращается со временем.

В августе 2016 года исследователи из Уппсальского университета и Каролинского института в Швеции показали, что нарушение памяти может снизить ее силу.

В своем эксперименте люди, которые боялись пауков, получали изображения своих восьминогих друзей за три сеанса.Цель состояла в том, чтобы разрушить память, потревожив ее, а затем сбросив ее.

Во-первых, исследовательская группа активировала страх участников, представив мини-экспозицию на изображениях пауков.

Затем, через 10 минут участники просмотрели изображения дольше. На следующий день они снова увидели фотографии.

При третьем просмотре исследователи заметили меньшую активность в части мозга, известной как миндалевидное тело.

Это отражает более низкий уровень эмоционального вмешательства и меньшую склонность участников избегать пауков.

Ученые пришли к выводу, что первое воздействие сделало память нестабильной. Когда происходила более длинная экспозиция, память повторно сохранялась в более слабой форме. Они говорят, что это предотвращает возвращение страха так легко.

Исследователи полагают, что это может усилить методы борьбы с тревогой и фобиями в тех случаях, когда одно только воздействие не дает долгосрочного решения.

Поделиться на PinterestНекоторые лекарства обещают лечить или предотвращать посттравматическое стрессовое расстройство, удаляя плохие воспоминания.

В дополнение к когнитивным подходам некоторые ученые предложили использовать лекарства для удаления плохих воспоминаний или вызывающего страх аспекта, связанного с ними.

D-циклосерин — антибиотик, который также повышает активность глутамата, «возбуждающего» нейромедиатора, который активирует клетки мозга.

В одном исследовании люди, которые боялись высоты, принимали D-циклосерин перед терапией воздействием виртуальной реальности. Через неделю и снова через 3 месяца их уровень стресса был ниже, чем раньше.

В другом исследовании, когда группа людей с посттравматическим стрессовым расстройством принимала пропранолол во время консолидации воспоминаний, например, сразу после рассказа о плохом опыте, у них было меньше симптомов стресса при следующей активации памяти.

Пропанолол блокирует норэпинефрин, химическое вещество, которое играет роль в механизме «борьбы или бегства» и вызывает симптомы стресса.

Исследователи из Нью-Йорка провели тесты на крысах, которые показали, что можно стереть отдельные воспоминания из мозга, введя лекарство, известное как U0126, оставив при этом остальную часть мозга нетронутой.

В исследовании на мышах, опубликованном в журнале « Nature » в 2014 году, ученые использовали препарат, известный как HDACi, для стирания эпигенетических маркеров в ДНК, которые позволяют плохим воспоминаниям продолжать жить. Это может помочь людям, например, с посттравматическим стрессовым расстройством.

Однако необходимы дополнительные исследования того, как использовать эти препараты безопасно и эффективно.

Сделав еще один шаг к манипуляции с памятью, эксперты по памяти, такие как Джулия Шоу, автор книги «Иллюзия памяти», разработали, как насаждать ложные воспоминания.

По ее словам, она начинает с того, что рассказывает кому-то, что в молодости они совершили преступление, а затем добавляет слои информации до тех пор, пока человек не перестанет расшифровывать реальность из воображения.

Шоу говорит, что делает это, чтобы подчеркнуть, как можно злоупотреблять некоторыми методами допроса.

Такие методы не лишены этических проблем.

Здоровые люди могут использовать их, чтобы стереть неудобное событие из памяти. Виновные в преступлениях могут давать людям препараты, стирающие память, чтобы заставить их забыть о событиях.

В конце концов, некоторые плохие воспоминания служат определенной цели. Они могут помешать людям повторить те же ошибки снова или направить их действия в аналогичных случаях в будущем. Как много мы хотим забыть?

Нежелательные воспоминания: как их забыть

У каждого есть воспоминания, которые он предпочел бы забыть, и они могут знать триггеры, которые заставляют их возвращаться в норму. Плохие воспоминания могут лежать в основе ряда проблем, от посттравматического стрессового расстройства до фобий.

Когда нежелательное воспоминание вторгается в разум, это естественная реакция человека — желание заблокировать его.

Сто лет назад Фрейд предположил, что у людей есть механизм, который они могут использовать, чтобы блокировать нежелательные воспоминания из сознания.

Совсем недавно ученые начали понимать, как это работает.

Исследования нейровизуализации показали, какие системы мозга участвуют в преднамеренном забывании, и исследования показали, что люди могут намеренно блокировать воспоминания из сознания.

Чтобы разум человека сохранял память, белки стимулируют клетки мозга к росту и формированию новых связей.

Чем больше мы зацикливаемся на воспоминании или репетируем конкретные события, окружающие память, тем сильнее становятся эти нейронные связи.

Память остается там до тех пор, пока мы время от времени пересматриваем ее.

Долгое время люди думали, что чем старше память, тем она более фиксированная, но это не всегда так.

Каждый раз, когда мы возвращаемся к воспоминанию, оно снова становится гибким. Соединения кажутся податливыми, а затем они сбрасываются. Воспоминание может немного измениться каждый раз, когда мы его вспоминаем, и оно сбрасывается сильнее и ярче с каждым воспоминанием.

Даже долговременная память нестабильна.

Этот процесс усиления называется повторным уплотнением. Реконсолидация может немного изменить наши воспоминания к лучшему или к худшему. То же самое можно сделать и с этим процессом.

Если что-то пугает нас в молодости, воспоминание об этом событии может становиться немного более пугающим каждый раз, когда мы вспоминаем его, что приводит к страху, который может быть несоразмерным с реальным событием.

Маленький паук, который когда-то напугал нас, со временем может стать больше в нашем сознании.Это может привести к фобии.

Напротив, если пролить юмористический свет на неловкое воспоминание, например, превратив его в забавную историю, может означать, что со временем оно теряет способность смущать. Социальная оплошность может стать предметом вечеринки.

Многие люди считают, что плохие переживания запоминаются больше, чем хорошие. Они вторгаются в наше сознание, когда мы этого не хотим.

Исследователи показали, что плохие воспоминания на самом деле более яркие, чем хорошие, возможно, из-за взаимодействия между эмоциями и воспоминаниями.Это особенно верно, когда эмоции и воспоминания негативны.

Нейровизуализация показала ученым, что процесс кодирования и извлечения плохих воспоминаний затрагивает части мозга, которые обрабатывают эмоции, в частности миндалевидное тело и орбитофронтальную кору.

Кажется, чем сильнее эмоции, связанные с воспоминанием, тем больше деталей мы вспомним.

Исследования фМРТ показывают более высокую клеточную активность в этих регионах, когда кто-то переживает неприятный опыт.

В 2012 году ученые Кембриджского университета впервые показали, какие механизмы мозга участвуют в замещении и подавлении воспоминаний.

Они обнаружили, что человек может подавить воспоминание или заставить его перестать осознавать, используя часть мозга, известную как дорсолатеральная префронтальная кора, для подавления активности в гиппокампе. Гиппокамп играет ключевую роль в запоминании событий.

Чтобы заменить воспоминание, люди могут перенаправить свое сознание в сторону альтернативного воспоминания.

Они могут сделать это, используя две области, называемые каудальной префронтальной корой и средней вентролатеральной префронтальной корой. Эти области важны для привнесения в сознание конкретных воспоминаний при наличии отвлекающих воспоминаний.

Подавление воспоминаний включает отключение частей мозга, участвующих в вспоминании. Чтобы заменить память, те же самые области должны быть активно задействованы в перенаправлении пути памяти к более привлекательной цели.

Один из авторов отчета, Dr.Майкл Андерсон сравнивает это либо с нажатием на тормоз в машине, либо с рулевым управлением, чтобы избежать опасности.

Исследователи использовали функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ) для наблюдения за мозговой активностью участников во время активности.

Это упражнение включало изучение ассоциаций между парами слов, а затем попытку забыть воспоминания, либо вспоминая альтернативные слова, чтобы заменить их, либо блокируя их.

Результаты показали, что обе стратегии одинаково эффективны, но активируются разные нейронные цепи.

При посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР) людей, переживших травматическое жизненное событие, беспокоят нежелательные воспоминания, которые настаивают на вторжении в сознание.

Более подробная информация о том, как можно заменить или подавить воспоминания, может помочь людям с этим изнурительным состоянием.

Психологический контекст, в котором человек воспринимает событие, влияет на то, как разум организует воспоминания об этом событии.

Мы запоминаем события по отношению к другим событиям, где они произошли и так далее.Это, в свою очередь, влияет на то, что вызывает эти более поздние воспоминания, или на то, как мы можем их вспомнить.

Контекст может быть любым, что связано с памятью. Он может включать в себя сенсорные подсказки, такие как запах или вкус, внешняя среда, события, мысли или чувства во время события, случайные особенности элемента, например, место его появления на странице и т. Д.

Поскольку мы используем контекстные подсказки, чтобы вспомнить информацию о прошлых событиях, ученые предположили, что любой процесс, который изменяет наше восприятие этого контекста, может увеличить или уменьшить нашу способность извлекать определенные воспоминания.

Чтобы проверить это, группа исследователей поставила перед участниками задачу запомнить наборы слов при просмотре изображений природы, таких как пляжи или леса. Целью изображений было создание контекстных воспоминаний.

Некоторым участникам было предложено забыть слова из первого списка перед изучением второго.

Когда пришло время вспомнить слова, группа, которую попросили забыть, смогла вспомнить меньше слов.

Что еще более интересно, отслеживание фМРТ показало, что они также меньше думали об изображениях.

Сознательно пытаясь забыть слова, они отказались от контекста, в котором они их запомнили. К тому же, чем больше оторванность от контекста, тем меньше слов они запоминают. Это говорит о том, что мы можем намеренно забыть.

Затем исследователи проинструктировали группу помнить, что слова не «вымывают» сцены из их разума, а продолжали запоминать слова и думать об изображениях.

Результаты могут быть полезны для помощи людям в запоминании вещей, например, во время учебы, или для уменьшения нежелательных воспоминаний, например, при лечении посттравматического стрессового расстройства.

Лечение людей с фобиями включает воздействие предмета, вызывающего страх. Экспозиционная терапия направлена ​​на создание «безопасного» воспоминания о предмете, которого боялись, которое затмевает старую память. Хотя это временно, страх часто возвращается со временем.

В августе 2016 года исследователи из Уппсальского университета и Каролинского института в Швеции показали, что нарушение памяти может снизить ее силу.

В своем эксперименте люди, которые боялись пауков, получали изображения своих восьминогих друзей за три сеанса.Цель состояла в том, чтобы разрушить память, потревожив ее, а затем сбросив ее.

Во-первых, исследовательская группа активировала страх участников, представив мини-экспозицию на изображениях пауков.

Затем, через 10 минут участники просмотрели изображения дольше. На следующий день они снова увидели фотографии.

При третьем просмотре исследователи заметили меньшую активность в части мозга, известной как миндалевидное тело.

Это отражает более низкий уровень эмоционального вмешательства и меньшую склонность участников избегать пауков.

Ученые пришли к выводу, что первое воздействие сделало память нестабильной. Когда происходила более длинная экспозиция, память повторно сохранялась в более слабой форме. Они говорят, что это предотвращает возвращение страха так легко.

Исследователи полагают, что это может усилить методы борьбы с тревогой и фобиями в тех случаях, когда одно только воздействие не дает долгосрочного решения.

Поделиться на PinterestНекоторые лекарства обещают лечить или предотвращать посттравматическое стрессовое расстройство, удаляя плохие воспоминания.

В дополнение к когнитивным подходам некоторые ученые предложили использовать лекарства для удаления плохих воспоминаний или вызывающего страх аспекта, связанного с ними.

D-циклосерин — антибиотик, который также повышает активность глутамата, «возбуждающего» нейромедиатора, который активирует клетки мозга.

В одном исследовании люди, которые боялись высоты, принимали D-циклосерин перед терапией воздействием виртуальной реальности. Через неделю и снова через 3 месяца их уровень стресса был ниже, чем раньше.

В другом исследовании, когда группа людей с посттравматическим стрессовым расстройством принимала пропранолол во время консолидации воспоминаний, например, сразу после рассказа о плохом опыте, у них было меньше симптомов стресса при следующей активации памяти.

Пропанолол блокирует норэпинефрин, химическое вещество, которое играет роль в механизме «борьбы или бегства» и вызывает симптомы стресса.

Исследователи из Нью-Йорка провели тесты на крысах, которые показали, что можно стереть отдельные воспоминания из мозга, введя лекарство, известное как U0126, оставив при этом остальную часть мозга нетронутой.

В исследовании на мышах, опубликованном в журнале « Nature » в 2014 году, ученые использовали препарат, известный как HDACi, для стирания эпигенетических маркеров в ДНК, которые позволяют плохим воспоминаниям продолжать жить. Это может помочь людям, например, с посттравматическим стрессовым расстройством.

Однако необходимы дополнительные исследования того, как использовать эти препараты безопасно и эффективно.

Сделав еще один шаг к манипуляции с памятью, эксперты по памяти, такие как Джулия Шоу, автор книги «Иллюзия памяти», разработали, как насаждать ложные воспоминания.

По ее словам, она начинает с того, что рассказывает кому-то, что в молодости они совершили преступление, а затем добавляет слои информации до тех пор, пока человек не перестанет расшифровывать реальность из воображения.

Шоу говорит, что делает это, чтобы подчеркнуть, как можно злоупотреблять некоторыми методами допроса.

Такие методы не лишены этических проблем.

Здоровые люди могут использовать их, чтобы стереть неудобное событие из памяти. Виновные в преступлениях могут давать людям препараты, стирающие память, чтобы заставить их забыть о событиях.

В конце концов, некоторые плохие воспоминания служат определенной цели. Они могут помешать людям повторить те же ошибки снова или направить их действия в аналогичных случаях в будущем. Как много мы хотим забыть?

ученых уже знают, как «стереть» ваши болезненные воспоминания … и добавить новые

У всех нас есть вещи в прошлом, которые мы хотели бы забыть — тяжелые разрывы, травмы, потери. Как бы мы ни старались, эти воспоминания могут продолжать преследовать нас, иногда вызывая такие состояния, как тревога, фобии или посттравматическое стрессовое расстройство.Но теперь ученые находятся на грани того, чтобы изменить это навсегда, открыв, что наши воспоминания не так постоянны, как мы когда-то думали.

Фактически, теперь исследователи выяснили, как удалять, изменять и даже имплантировать воспоминания — не только у животных, но и у людей. И лекарства, которые перепрограммируют наш мозг, чтобы забыть плохие части, уже на горизонте, как было подчеркнуто на выходных в документальном фильме канала PBS Memory Hackers .

Если все это звучит как научная фантастика, то это потому, что это так — такие фильмы, как Вечное сияние для чистого разума и Вспомнить все , долгое время играли с идеей изменить наши воспоминания.Но благодаря достижениям в технологии неврологического сканирования за последние несколько десятилетий мы теперь ближе, чем вы могли представить, к воплощению этих технологий (или чего-то подобного) в реальность.

Так как же удалить память? Чтобы понять это, вам нужно понять, как воспоминания формируются и сохраняются в нашем мозгу в первую очередь.

Раньше ученые думали, что воспоминания хранятся в одном определенном месте, например, в неврологической картотеке, но с тех пор они поняли, что каждое отдельное воспоминание, которое у нас есть, заблокировано связями в мозгу.

Проще говоря, память формируется, когда белки стимулируют клетки нашего мозга к росту и формированию новых связей, буквально меняя схемы нашего разума.

Как только это происходит, воспоминание сохраняется в вашем сознании, и для большинства из нас оно будет оставаться там до тех пор, пока мы время от времени размышляем или возвращаемся к нему.

Пока все просто. Но многие люди не понимают, что эти долговременные воспоминания нестабильны. Фактически, каждый раз, когда мы возвращаемся к воспоминанию, оно снова становится податливым и сбрасывается сильнее и ярче, чем раньше.

Этот процесс известен как реконсолидация, и он объясняет, почему наши воспоминания иногда могут немного измениться с течением времени — например, если вы упали с велосипеда, каждый раз, когда вы вспоминаете об этом и расстраиваетесь по этому поводу, вы восстанавливаете связь между это воспоминание и эмоции, такие как страх и печаль. В конце концов, одной мысли о велосипеде могло быть достаточно, чтобы напугать вас. С другой стороны, у большинства из нас был опыт, когда однажды травмирующее воспоминание стало смешным спустя годы.

Процесс реконсолидации очень важен, потому что это момент, когда ученые могут вмешаться и «взломать» наши воспоминания.

«Исследования показывают, что воспоминаниями можно манипулировать, потому что они действуют так, как будто они сделаны из стекла, существующего в расплавленном состоянии, когда они создаются, прежде чем стать твердыми», — объясняет Ричард Грей для The Telegraph. «Однако, когда память вызывается, она снова расплавляется и поэтому может быть изменена перед повторным сбросом».

В настоящее время многочисленные исследования показали, что, блокируя химическое вещество под названием норадреналин, которое участвует в реакции борьбы или бегства и вызывает такие симптомы, как потливость ладоней и учащенное сердцебиение, исследователи могут «ослабить» травматические воспоминания и остановить их. быть связанным с отрицательными эмоциями.

Например, в конце прошлого года исследователи из Нидерландов продемонстрировали, что они могут избавить арахнофобов от страха перед пауками, используя лекарство под названием пропранолол, блокирующее норэпинефрин.

Чтобы выяснить это, команда взяла три группы арахнофобов. Двум из этих групп показали птицееда в стеклянной банке, чтобы вызвать их страшные воспоминания о пауках, а затем дали пропранолол или плацебо. Третьей группе просто давали пропранолол без показа паука, чтобы исключить возможность того, что препарат сам по себе снижает их страх.

В течение следующих нескольких месяцев всем группам представили еще одного птицееда, и измерили их реакцию страха. Результаты были довольно невероятными — в то время как группа, получавшая плацебо, и группа, получавшая пропранолол без контакта с пауком, не показала изменений в уровне своего страха, арахнофобы, которым показали паука и дали лекарство, смогли прикоснуться к птицееду в течение нескольких дней. В течение трех месяцев многие из них чувствовали себя комфортно, держа паука, и их страх не возвращался даже через год.Как будто их страх исчез.

Тот же препарат был испытан еще в 2007 году на жертвах перенесенной травмы. Участникам давали пропранолол или плацебо каждый день в течение 10 дней, и их просили описать свои воспоминания о травмирующем событии.

Те, кому давали наркотик, не забыли об этом опыте, но через неделю они смогли рассказать о нем с гораздо меньшим стрессом, чем вначале. У мышей аналогичный метод использовался, чтобы заставить мышей «забыть», что конкретный звук был связан с электрическим током, оставив при этом нетронутыми другие воспоминания.

До сих пор исследователи не пытались полностью удалить воспоминания людей (по крайней мере, о которых мы знаем) из-за этических последствий, но данные свидетельствуют о том, что это было бы возможно, учитывая правильное сочетание лекарств и упражнений на вспоминание.

Возможно, еще большее беспокойство вызывает исследование того, насколько легко ученым насаждать людям ложные воспоминания. Манипулируя тем же процессом воссоединения, психолог Джулия Шоу показала, что можно заставить людей вспомнить преступление, которое они никогда не совершали, и даже предоставить яркие подробности о вымышленном событии.

Вы можете увидеть ее работу в действии ниже, и это довольно устрашающе:

Поскольку этот тип изменения памяти уже возможен, и постоянно проводятся дальнейшие исследования, реальный вопрос сейчас в том, что нам делать с этим знанием?

Как сообщил CoCreate создатель Memory Hackers, Майкл Бикс, в конечном итоге цель состоит не в том, чтобы полностью удалить болезненные воспоминания людей, как они пытаются это сделать в Eternal Sunshine for the Spotless Mind, , а просто подправить их. так они меньше расстраивают.Потому что не столько воспоминания, сколько ассоциации, которые они вызывают в нашем сознании, причиняют нам боль.

Что наиболее важно, исследование означает, что вскоре ученые смогут помочь в лечении людей с тревогой, фобиями и посттравматическим стрессовым расстройством.

«Перезапись воспоминаний позволяет вам обновлять их», — сказал Бикс. «Но цель забывания заключается не только в том, чтобы вы могли очистить жесткий диск … Способность забывать неприятные вещи позволяет нам создавать историю о себе, с которой мы можем жить.»

Стирание памяти: этот трюк поможет вам забыть

Будь то неловкая ситуация на работе или неудачное свидание, у каждого есть воспоминания, которые он предпочел бы забыть, и теперь новое исследование предлагает способ сделать именно это.

В ходе исследования исследователи обнаружили, что попытка оттолкнуть свои мысли о менее очевидных, второстепенных аспектах таких воспоминаний была ключом к намеренному забыванию чего-либо. Эти фоновые аспекты могут включать запахи и звуки, связанные с реальными событиями, о которых вы бы не хотели вспоминать.

Например, если вы хотите забыть детали только что состоявшегося разговора, «вы можете выбросить из головы песню, играющую в фоновом режиме, или мысли, связанные со сценой, происходящей за вашим окном, или что-то в этом роде», сказал соавтор исследования Джереми Мэннинг, доцент кафедры психологии и науки о мозге Дартмутского колледжа в Нью-Гэмпшире.

Хотя исследователи не изучали детали стратегий, которые люди в исследовании использовали для мысленного вытеснения определенных мыслей, исследователи ранее предлагали две основные стратегии, которые могли бы помочь в этом процессе, сказал Мэннинг.[7 мыслей, которые вредны для вас]

Одна стратегия состоит в том, чтобы очистить свой разум и сознательно ни о чем не думать, а другая заключается в попытке наполнить свой разум мыслями о чем-то совершенно другом, чем то, что человек пытается забыть. «Если вы не хотите думать о синем цвете, вы вместо этого думаете о зеленых вещах или красном», — сказал Мэннинг Live Science. «Или, если вы не хотите думать об одной песне, вы пытаетесь отвлечь себя другой песней».

В новом исследовании исследователи рассмотрели 25 человек в возрасте от 19 до 34 лет.Исследователи дали участникам списки слов для изучения, показывая им изображения пейзажей на открытом воздухе, таких как леса, горы и пляжи. Затем исследователи попросили людей попытаться запомнить слова из списка или забыть их. Тем временем исследователи сканировали мозг людей, чтобы посмотреть на их мозговую активность на протяжении всего эксперимента.

Результаты показали, что когда людей просили забыть слова, они пытались выбросить из головы мысли, связанные с изображениями, которые им показывали при изучении слов.«Это все равно, что намеренно выбросить из головы мысли о кулинарии вашей бабушки, если вы не хотите думать о бабушке в этот момент», — говорится в заявлении Мэннинга.

Однако этого вытеснения изображений не произошло, когда людей просили запомнить слова, согласно исследованию, опубликованному 5 мая в журнале Psychonomic Bulletin & Review. [Почему вы забываете: 5 странных фактов о памяти]

Также выяснилось, что, когда людям говорили забыть слова, чем больше они отталкивали свои мысли об изображениях, тем меньше слов они могли вспомнить позже на.По словам исследователей, это открытие показывает, что этот процесс эффективен для облегчения забывания.

Хотя исследования памяти часто сосредотачиваются на том, как люди запоминают вещи, забывание иногда может быть полезным, — сказал Мэннинг. Например, некоторые люди, такие как солдаты с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), могут захотеть забыть о травмирующих событиях, сказал он. «Или мы можем захотеть выбросить устаревшую информацию« из головы », чтобы сосредоточиться на изучении нового материала», — сказал он. «Наше исследование выявило один механизм, поддерживающий эти процессы.»

Подпишитесь на Agata Blaszczak-Boxe на Twitter . Подпишитесь на Live Science @livescience , Facebook & Google+ .

Лекарство от преднамеренного забывания — Quartz

Действительно ли идеальный подарок на День святого Валентина, чтобы забыть всех, кто когда-либо причинил вам боль? «Любовь так коротка, а забывание так долго», — писал Пабло Неруда в 1924 году.«Представьте, если бы вы могли стереть плохие воспоминания. Что ж, вы можете », — сообщила The Guardian в 2016 году.

Практика действительно реальна. В частности, многие стратегии используют фармацевтические препараты для нацеливания на процесс повторной консолидации, когда воспоминания более уязвимы для того, чтобы их испортить. Многие моменты — несчастные случаи, травмы, бедствия, эмоциональные и физические агонии, ужасные зрелища, проблески смерти — могут соответствовать критериям забывания с медицинской помощью, особенно воспоминания, которые вызывают сильную боль или мешают повседневной жизни человека.

Убери это. «Препарат под названием ZIP», как сообщает New York Times, показал свою эффективность на крысах. Регулярные анальгетики и даже анестезия также использовались для облегчения боли социального отторжения или травматических воспоминаний. Один из наиболее часто назначаемых — это простой бета-блокатор пропранолол. Вы можете знать бета-адреноблокаторы как препараты, контролирующие артериальное давление, беспокойство по поводу производительности и даже мигрень. Они также помогают дестабилизировать страшные воспоминания, которые труднее всего забыть.

Если воспоминания нельзя полностью забыть, что, если бы можно было просто потерять болезненную часть — отделить эмоцию от содержания? В статье о памяти 2009 года Discover рассказывает об опыте Риты Магил, которая вызвалась пройти экспериментальное лечение посттравматического стрессового расстройства после автомобильной аварии:

Она приняла низкую дозу обычного лекарства от давления, пропранолола, которое снижает активность миндалевидное тело, часть мозга, которая обрабатывает эмоции. Затем она прослушала записанную на пленку запись своей автомобильной аварии.Она тысячу раз вспоминала тот день. На этот раз разница заключалась в том, что наркотик разорвал связь между ее фактическими воспоминаниями и эмоциональными воспоминаниями. Пропранолол блокирует действие адреналина, поэтому он не дает ей напрягаться и беспокоиться. Заставив Мэджил подумать об аварии, когда наркотик был в ее теле, [ее психолог] надеялась навсегда изменить то, как она помнила аварию. Это сработало. Она не забыла об аварии, но смогла изменить свое воспоминание о событии, избавившись от ужаса и оставив факты позади.

Это похоже на исследование 2011 года, проведенное с метирапоном, который блокирует синтез гормона стресса кортизола. В этом случае группе мужчин рассказали ту же самую историю через компьютерное слайд-шоу. Подобно сюжетам большинства историй, он содержал как «нейтральные» слова и образы, так и «эмоционально отрицательные».

Через три дня участников попросили вернуться. Одна треть группы получала однократную дозу метирапона, другая треть — двойную дозу, а последняя треть — плацебо.Всех попросили пересказать историю. Через четыре дня участники сделали это снова. Мужчины из группы, принимавшей двойную дозу, гораздо реже вспоминали негативные части истории. Однако нейтральные детали остались нетронутыми.

Терапевтическое забывание связано с этическими противоречиями. В докладе Совета по биоэтике при президенте за 2003 год «За пределами терапии: биотехнология и стремление к счастью» среди широкого круга этических соображений содержится «притупление памяти». (Если вы читали один отчет Президентского совета по биоэтике в этом году, сделайте его вот таким!)

В отчете ставятся вопросы: «Если бы у нас была сила, быстро принимая лекарство, изменяющее память, чтобы притупить эмоциональное воздействие того, что может стать очень болезненным воспоминанием, когда у нас может возникнуть соблазн его использовать? И по каким причинам мы должны поддаться искушению или противостоять ему? »

Они приводят несколько причин воздержаться:

1. «Это рискует сделать постыдные поступки менее постыдными, а ужасные — менее ужасными, чем они есть на самом деле».

2. «Правдивая память — это не просто личное дело каждого. Как ни странно, наша собственная память — это не просто наша собственная; это часть ткани общества, в котором мы живем ».

3. «Возможно, больше, чем любой другой предмет в этом отчете, память вызывает недоумение. Он важен как для личности, так и для общества, но его очень трудно определить — он настолько разнообразен в своих многочисленных значениях и проявлениях.

А еще есть моя подруга Лайла, которая пролила большую часть своего напитка мне на рубашку, когда я рассказал ей об этой области медицины: «Ты чертовски серьезно? Если бы не то, что со мной случилось, я бы никуда не ебал ».

Согласен. Я сам — совокупность уроков, которые мне удалось извлечь из странных и дурацких вещей, которые произошли со мной. Но возьмите это у Мари Монфилс, нейробиолога из одноименной лаборатории Monfils Fear Memory Lab, которая сказала New Scientist: «Я простой исследователь крыс.Я никоим образом не собираюсь предлагать вмешаться и рассказать врачам, как им следует лечить своих пациентов ».

Но те самые факторы, которые делают вымирание памяти лабораторной возможностью, создают огромные проблемы при его проведении где-либо еще. В лаборатории вы можете стереть недавнее воспоминание практически без какого-либо контекста и без триггеров. Вне лаборатории основная проблема терапевтического исчезновения — это реальная жизнь.

В ходе исследования когнитивной и поведенческой неврологии в 2016 году пожилых людей с болезнью Альцгеймера попросили оценить их настоящие чувства, а затем показали серию видеоклипов — либо выбор, чтобы вызвать «счастье» (много из Самые смешные домашние видео Америки ) или один, чтобы вызвать «грусть» (от The Notebook до Faces of Death включительно).После видеороликов процедура оценки настроения была повторена сразу же, а затем через пять, 10–15 и 20–30 минут. Участники также прошли тест на запоминание деталей из клипов, которые они могли запомнить. Чувство счастья или печали, вызванное фильмами, сохранялось даже при отсутствии декларативного воспоминания о содержании. Это исследование запомнилось мне. Если отсутствие памяти — это вакуум, в чем именно заключается сила этого вакуума?

Вот что происходит в Eternal Sunshine of the Spotless Mind (должен ли я выдавать предупреждение о спойлере для 15-летнего фильма?): Джоэл, половина сломанной пары, подвергается процедуре стирания памяти, но, согласно очень резкой критике, его воспоминания о его бывшей «сопротивляются и пытаются не стереться, что заставляет его вставлять ее в разные контексты памяти, чтобы защитить ее.

Я люблю этот фильм. Я плакал в открытые руки при просмотре этого фильма. И, пора показать мои открытки ко Дню святого Валентина, я даже пыталась прожить этот фильм.

Я не могу говорить о многих других мучительных способах, которыми два ранее слившихся человека переносят «неловкую процедуру незнания друг друга» (спасибо, Джон Апдайк), но этот конкретный разрыв был ужасен — безграничное сердце- сокрушение, трещина на месте, затемненное облако, простирающееся над прошлым, настоящим и будущим, требующее перестановки как друзей, так и врагов.Это было особенно плохо, потому что это произошло из ниоткуда: вы оба ужинали, она попросила вас высадить ее и, придерживая пассажирскую дверь, говорит, что все кончено.

Я так сильно плакал, когда ехал домой, что мне пришлось снять ремень безопасности. После этого воспоминание было похоже на яд. Я боялся, что это навсегда вызовет у меня горечь и недоверие. В тот момент у меня были все преимущества преднамеренного вымирания. Исследование Psychonomic Bulletin and Review за 2016 год показало, что, когда люди пытаются забыть, их мозг работает, чтобы отбросить контекст нежелательных воспоминаний.Мой бывший был настолько близок к отсутствию контекста, насколько это возможно за пределами лаборатории, поскольку мы познакомились в Интернете и встречались всего несколько месяцев. Везде была только одна фотография, на которой мы вместе.

Еще больнее было наблюдать, как она и ее новая девушка проверяют на Foursquare все места, где мы были на первом свидании, в том порядке, в котором мы ходили по ним. (2011! Foursquare!) Я был так взбешен, настолько захвачен собственным гневом и болью, что решил воспользоваться главной уязвимостью первой консолидации памяти — и стереть все это с лица земли.

В то время мне прописали лекарство не от намеренного забывания. Но я читал тематическое исследование — которое я даже не могу найти сейчас, — в котором говорилось, что его можно использовать для этой цели. Я использовал вес своего тела, чтобы рассчитать дозировку, разложив таблетки на блюде, как поднос с печеньем, чтобы забыть. Я отщипнул два с тарелки и сунул в рот. Через час я взял еще три. Через два часа еще один.

Сработало. (Меня отметили в Facebook на вечеринке, которую я даже не помню!) Некоторое время спустя я не мог вспомнить ничего, кроме ее голоса и формы ее рта.

Потом я начал встречаться с кем-то новым. Когда произошел неизбежный обмен мнениями о том, как закончились наши последние отношения, это принесло, с моей стороны, долгую паузу и озадачивающие обобщения. Я не мог предложить ни одного отчетливого факта. Я звучал и чувствовал себя лжецом.

Я попытался объяснить, почему: «Я придумал, как стереть свою память… с помощью таблеток… и стер память о том, как мы расстались».

Какого хрена! Мне не понравилось, как это звучало. Итак, я начал собирать кусочки вместе.В течение двух лет я восстанавливал свои воспоминания о собственном разрыве, используя социальные сети, слушая песни, которые мы слушали вместе, и разговаривая с друзьями о ней. Со временем детали отношений собрались и заполнились. И боль все еще присутствовала, даже если некоторых деталей не было.

Мы снова встретились, а затем снова расстались, через три месяца после этого. На этот раз я стиснул зубы, думая: «Ты не можешь забыть, каково это. Вы не можете позволить себе забыть и вернуться назад.

За прошедшие с тех пор почти 10 лет мое сердце разбивалось как минимум пять раз. Каждый раз, хотя бы мимолетно, я возвращаюсь к тому моменту, почти десять лет назад, когда мое сердце треснуло, как тонкий лед на озере. Это было худшее, но тогда все снова не было так плохо.

Эта статья изначально была опубликована на сайте How We Get To Next под лицензией CC BY-SA 4.0. Узнайте больше о переиздании статей о том, как мы добираемся до следующего. Подпишитесь на рассылку новостей How We Get To Next здесь.

Представьте себе, если бы вы могли стереть плохие воспоминания. Что ж, можно | Эд Кук

Ментальное приключение, знакомое большинству студентов, — это наполнение ума знаниями перед экзаменом. После сдачи экзамена мы с радостью избавляемся от всего этого с трудом полученного знания, в котором больше нет необходимости. В течение нескольких дней мы едва можем вспомнить предмет, не говоря уже о деталях. В такие моменты мы как будто специально забыли.

Это могло бы стать неожиданностью, узнав, что до недавнего времени было мало научных доказательств того, что люди могут иметь какое-либо преднамеренное влияние на уровень забвения.Но за последние несколько лет небольшая группа экспериментальных методов показала, что в правильных условиях мы действительно можем сознательно забывать о вещах. Эффект неуловимый, но, тем не менее, наводящий на размышления: в конце концов, способность забывать по своему желанию была бы убийственным жизненным навыком.

Но как умышленное забывание работает? Новое интересное исследование проливает свет на этот вопрос.

Джереми Мэннинг и Кеннет Норман в течение многих лет замечательно работали над памятью и в ходе удивительно хитрого эксперимента доказали, что мы что-то забываем, отбрасывая ментальный контекст, в котором эти воспоминания были впервые изучены.

Исследование является сложным, и его стоит прочитать здесь в оригинале (разделы о методах всегда лучше, к вашему сведению). Но по сути, они учили людей сознательно запоминать или забывать слова, которые они только что выучили. А затем они шпионили за мозгом, чтобы узнать, что произошло дальше.

Они наблюдали, что мозг, который пытается вспомнить, сохраняет активным ментальный контекст, который присутствовал во время обучения, тогда как мозг, который пытается забыть, отбрасывает этот контекст, отпуская ментальные основы, которые (вероятно) поддерживали конструкцию. из тех воспоминаний в первую очередь.

Этот контекст является ключом к забыванию, он поразителен и имеет интуитивный смысл, поскольку он также является ключом к запоминанию. Самая мощная из всех техник памяти — это «дворец памяти», который как раз и является инструментом, использующим возможности пространственного контекста для улучшения памяти. Представляя объекты вокруг последовательности мест (контекстов), мы можем затем вызвать эти воспоминания, посетив эти контексты.

На более знакомой территории основное правило проведения хорошей вечеринки — убедиться, что мероприятие проходит через несколько комнат или локаций.Вечеринки, которые разворачиваются в одном и том же пространстве, превращаются в беспорядок неорганизованной памяти; Напротив, когда группа проходит через серию дифференцированных контекстов, такое разнообразие вскоре отражается в памяти, и можно точно вспомнить, что пережил в каждом месте, наслаждаясь каждым моментом за его собственные воспоминания.

И, конечно же, качество опыта почти точно коррелирует с тем, насколько хорошо оно хранится в памяти. Наши самые волшебные и значимые переживания обычно включают в себя множество сомнений и страданий.Но такие пошлые детали тускнеют в памяти, и когда, например, золотой взрыв смысла и дружбы на вершине утомительной горной тропы — это все, что осталось от запоминающегося приключения, мы знаем, что это было чудесное время.

Иногда говорят, что мы живем в эпоху, когда память не ценится, что кажется довольно тревожным в свете жизненно важной роли памяти в значении. Я не полностью согласен с этим беспокойством (мир никогда не был таким запоминающимся), но это исследование важности контекста в запоминании и забывании может настроить нас по крайней мере на один способ, которым мы могли бы лучше справиться с нашим опытом.

Подумайте о том, как мы теперь склонны фотографировать самые важные моменты в нашей жизни, а не просто выпивать их. Когда мы делаем это, мы уменьшаем наш личный опыт, будучи уверенными в том, что, сохраняя (и, возможно, поделившись) фотографией, мы зафиксировали момент. Это оставляет нам гораздо меньше шансов напрямую вспомнить первоначальный опыт, позволяя фотографии запоминать за нас.

В результате наша жизнь становится все более предвзятой в пользу визуального и общего.Видение — самая бесстрастная, наименее эмоциональная из всех модальностей, и то, что мы разделяем, неизбежно смещает наши воспоминания в сторону моментов, когда мы казались красивыми и счастливыми, в отличие от тех, когда мы были на самом деле. Таким образом, наши воспоминания о жизни становятся тоньше и менее правдивыми.

Этот образ жизни — то, что покойная Дорис Макилвейн назвала «Бледной жизнью», и я настоятельно рекомендую прочитать ее призыв к нам рационально принять иррациональные эмоции, чтобы жить и помнить в полной мере.

Возможно, однажды мы все сможем по желанию вспоминать лучшие стороны жизни и забыть те части, которые нас сдерживают. В нашем распоряжении есть методы, которые помогут сделать и то, и другое. Но они требуют большего, чем просто изменить то, как мы относимся к нашим воспоминаниям — они требуют, чтобы мы изменили наш образ жизни. И это немалый подвиг.

Как бросить свою жизнь

Новости

Уборка всего, что творится в родительском доме, стала обрядом посвящения.Но от чего вы действительно избавляетесь?


Получайте увлекательные подробные статьи и полезные советы по образу жизни в своем почтовом ящике каждое воскресное утро — отлично с кофе!

Иллюстрация Даниэля Херцберга

Потолок в моей детской спальне такой низкий, что я могу прыгнуть, удариться головой о него и вырубиться, если действительно захочу. Сама комната тоже маленькая, как будто стены сжимаются. Отчасти это может быть связано с тем, что все в доме, в котором вы выросли, кажется меньше, когда вы возвращаетесь в него взрослым, но это также, вероятно, потому, комната была построена несколько сотен лет назад, у людей не было столько вещей, которые можно было бы хранить вечно, как сейчас.Парень, который построил это место, был сыном или внуком первого губернатора Плимутской колонии, а сзади есть большой камень с мемориальной доской в ​​ознаменование этого события. Не обращая внимания на историю, я лазил по ней в молодости, стоя на вершине и глядя на ферму по соседству. Там была одна лошадь и одна корова, и мне всегда казалось, что это самая одинокая ферма в мире, но, может быть, это была просто исключительно эффективная ферма.

Каждый год примерно в начале весны мне звонит мама и просит меня приехать и разобраться со всей историей моей юности, которая вот уже почти 20 лет втиснута в эту комнату.Это похоже на постоянные предупреждения, которые вы получаете на свой телефон, говоря, что вам не хватает места для фотографий и пора обновить хранилище iCloud, но даже телефоны (пока) не могут заставить вас действовать, как это делают матери. И вот, наконец, в этом году я сдался. Я был поблизости, чтобы отпраздновать мартовские дни рождения моей племянницы и сестры, двух человек на разных стадиях накопления предметов. Я поднялся по тревожно крутой и неровной лестнице, дерево покоробилось под давлением веков.

Внутри в спальне царил беспорядок. Я обнаружил коробку за коробкой, наполненную обломками юности: старые комиксы, по мнению моей матери, должны стоить немного денег; проекты, относящиеся к начальной школе; сочинения в средней школе и колледже; и мрачные стихи, в том числе некоторые в неузнаваемых каракулях, которые я склеил в книгу, покрытую обоями в цветочек. Должно быть, я недавно впервые прочитал Эмили Дикинсон «Потому что я не мог остановиться ради смерти», потому что один стих был явно подделкой, и я засмеялся, потому что, по крайней мере, для меня это было доказательством того, что я оставался последовательным в моя несчастная, задумчивая личность.Я также нашел кладезь кассет, некоторые из которых я даже послушаю прямо сейчас — Dinosaur Jr., Liz Phair, Alice in Chains, — а некоторые я бы не стал, например концертный бутлег Hootie & the Blowfish 1992 года. Я не знаю, что тебе сказать, чувак, 90-е были странными.

Были также открытки от девушек, которых я больше не помню, и длинные отчаянные письма от тех, кого я знаю. Фотографии друзей, чьи имена для меня не известны, и фотографии друзей, которых я до сих пор вижу постоянно; афиши концертов, на которых я была, группы, которых не существовало десятилетиями; и плакаты с изображением Киану Ривза, красивого с великолепными волосами — свидетельство того, что по крайней мере некоторые вещи никогда не меняются.Там были значки бойскаутов, и фотографии, на которых я и мои друзья выглядели так, как будто мы были в бойз-бэнде 90-х, и фотографии моего мертвого друга, который на самом деле был в бой-бэнде 90-х, и фотографии людей, о которых я думал. время было бы в моей жизни навсегда и, конечно же, не было бы. Другими словами, я нашел свое старое дерьмо, которое кажется подходящим термином, потому что я нашел все это грязным.

По совпадению, я был не единственным, кто внимательно следил за личной историей. Бывший одноклассник пришел ко мне в гости, пока я разбирался со своими старыми вещами — я нашел в стопке микстейп, который он сделал для меня, — и он показал мне свой последний проект: тысячи заархивированных электронных писем, которые наша группа друзей отправил, начиная с 1996 года.Сначала я был в восторге от перспективы прочитать то, о чем мы тогда говорили, и сразу бросился в сообщения, но волнение длилось недолго. Кто-то писал от моего имени голосом, которого больше не существует, и, что было еще хуже, говорил долго и без недостатка эмоциональной убежденности в вещах, которые меня больше не волновали. Я чувствовал то же самое в отношении пыльных ящиков воспоминаний, странное диссоциативное чувство, будто ничего этого никогда не происходило или не случилось с кем-то другим, кем-то, кто не был мной.Чтение некоторых старых писем было похоже на подслушивание разговоров, которые мне не предназначалось слышать. Все это вызывало чувство отвращения.

Выбрось все , сказал я маме. Я не хочу ничего из этого. Я сказал, что это не мой номер , и это задело ее чувства — мне кажется, я очень хорошо это делаю, хотя и не хочу. Почему бы мне не копаться во всем этом часами и выбирать то, что мне нужно? она спросила. Честно говоря, я не знаю.По крайней мере, пока.

Отвращение, которое я испытывал к своим вещам , показалось мне невыносимым. Основываясь на том, что я почерпнул из известного шоу Мари Кондо об организации на Netflix, которое я не видел, но прочитал примерно 10000 сообщений, поэтому я эксперт, людям должно быть трудно отпустить свой сентиментальный беспорядок, верно ? Я поспрашивал.

Когда я написал в Твиттере, Кара Хоган из Малдена сказала мне, что недавно ее родители поручили ей выполнить аналогичный проект.Она заново открыла для себя старый Walkman со своей первой кассетой (Whitney Houston), пару винтажных белых Vans, которые, по ее словам, она собирается снова носить, и несколько старых малиновых духов Bath & Body Works. «Я понюхала его и снова превратилась в неуклюжую 13-летнюю девочку», — говорит она. «Но лучше всего были сложенные треугольником записки, которые мы с друзьями передавали в школе, которые я сохранил». Она смеялась над записями, фотографировала их, бросала такие вещи, как футболки с оркестром, купленные в ныне несуществующем торговом центре, и писала старым друзьям, с которыми давно не разговаривала.Она пыталась быть жестокой, но с трудом могла отпустить такие вещи, как письма, которые ей писали друзья из летнего лагеря.

Она сказала, что не поделилась моей разобщенностью, но процесс рытья в этих вещах действительно сыграл странные трюки с ее мозгом. «Мне казалось, что каждый маленький странный артефакт, который я находила, открывает старую дверь в моем сознании, которую я не открывала годами», — говорит она. «Мне кажется, что часть меня по-прежнему остается той неловкой, застенчивой девушкой, которая большую часть времени проводила за чтением…. Возможно, я становлюсь старше и седею, но я могу понять, откуда я и куда иду сейчас.”

Для других перебор старых вещей может сделать их воспоминания более хрупкими. Пару лет назад, переехав в Огайо, мать Ника Маджоре приехала в Уотертаун, чтобы выгрузить его вещи в фургоне. Были школьные документы третьего класса и записи 1988 года. «Я прошел через все и попытался вспомнить истории об этих вещах», — говорит он. «Я пытался придумать причину, по которой моя мама хранила их». Однако чем больше он смотрел на вещи, тем менее реальными казались его воспоминания.

Сломанные инструменты и кассеты отправлялись в мусор, сказал он, а старые игрушки отправлялись в комиссионные магазины в надежде, что кто-то другой сможет создать с ними новые воспоминания. Он продал достаточно карт Magic, чтобы оплатить отпуск в Италии, что наводит меня на мысль, что я, возможно, только что облажался, выбросив все предметы моего коллекционирования. Мне действительно стоит почаще слушать маму. Тем не менее, Маджоре складывал листовки со старых рок-шоу в папку, которая теперь находится над его компьютером, и там лежит стопка ролевых книг, которые он не может заставить себя выбросить.«Они напоминают мне старых друзей и ночи, проведенные с играми в кости и выпивкой Mountain Dew», — говорит он. «Часть меня боится, что если я откажусь от талисманов моей юности, я забуду».

Из тех, кого я спросил, только Генри Друшель, который сейчас живет в Вашингтоне, но вырос в Бостоне, похоже, разделял мою общую двойственность, когда пришло время навести порядок в доме его детства. «Не все это казалось знакомым, и я думаю, поэтому это было так легко», — говорит он о своих старых вещах, большинство из которых он с радостью выбросил.Его сестра, однако, училась в колледже годом ранее и очень мучилась из-за того, что ей делать со своими вещами. «Я думаю, что она в конечном итоге приобрела складское помещение рядом с ее колледжем, что было и остается для меня помешательством. У меня не было почти такого же уровня сложности с вещами, и это заставило меня задуматься, а должен ли я это делать ».

Хороший вопрос. Мы должны?

Люди хранят вещи по разным причинам. Некоторые делают это из преданности или чувствуют, что избавление от чего-то было бы разрывом с прошлым, которого они не хотят.

Развитие привязанности к вещам — нормальная часть человеческого существования. По словам Джеррольда Поллака, клинического и нейропсихолога Центра психического здоровья Seacoast в Портсмуте, штат Нью-Гэмпшир, он варьируется в зависимости от стадии развития жизни, но в целом в этом нет ничего особенного. «Мы легко можем привязываться ко многим вещам, которые другие люди сочли бы иррациональными и нелепыми», — говорит он. «Многие привязанности по своей сути иррациональны.«Но этот процесс, — говорит он, — служит определенным психологическим потребностям — он помогает нам справляться с миром и адаптироваться к нему.

Люди хранят вещи по разным причинам. Некоторые делают это, потому что чувствуют лояльность к человеку, который им подарил, и думают, что выбросить предмет будет своего рода предательством, или они чувствуют, что избавление от чего-то было бы разрывом с прошлым, которого они не хотят. Этот импульс сохранить связь с прошлым, говорит Поллак, дает нам ощущение непрерывности во времени: откуда мы пришли, наши корни и наша идентичность.В общем, это нормально, даже здорово, хотя есть и другие опасности цепляться за прошлое. «В некоторых случаях, — говорит он, — это не столько вещи, сколько альбатросы на шее, но они этого не узнают».

Меньшее количество людей идет в прямо противоположном направлении. Они хотят стереть свое прошлое и не оставлять ему абсолютно никаких доказательств. Они избавляются от всего. Это не совсем я. Я не хочу, чтобы мое прошлое исчезло; Я просто не хочу тратить слишком много времени на размышления об этом.У меня в настоящее время достаточно психологического ущерба, чтобы занять меня. «Люди, которые буквально сжигают свое прошлое, это, вероятно, защита от множества плохих чувств по поводу своей жизни и, возможно, своего рода почти месть семье и опыту своего детства», — говорит Поллак. «Я думаю, что важно разумно придерживаться некоторых базовых вещей».

Значит, речь идет о балансе, который всегда оказывается скучным ответом, когда дело касается чего-либо, связанного с психологией. «Я думаю, что существует иерархия того, что кажется важным и важным, и которая может со временем развиваться», — говорит Поллак.«В 20 лет вы можете сохранить что-то, что имело отношение к детству, а к 40 годам вы понимаете, что это больше не имеет отношения к вам. Для тебя это ничего не значит, и ты вроде как разгружаешься.

Другими словами, просмотр старых ящиков может означать избавление себя от чувств, которые вы держали внутри в течение долгого времени, и если это звучит как психотерапия, на то есть веская причина. Вот почему люди часто обращаются за помощью к таким людям, как Карлин Ив Фишер Хоффман, которая была профессиональным организатором в течение 20 лет и руководит бизнесом под названием Clutter Doctor, базирующимся в Ист-Лонгмидоу.Ее трехэтапный подход к клиентам — обследование, диагностика, назначение — пытается углубиться за пределы эмоций в более практические термины. Возьмем, к примеру, старинные школьные документы. Вместо того, чтобы держаться за все, выберите те, которые могут быть полезны в будущем, документы, относящиеся к ученой степени или имеющие профессиональную ценность. С помощью других предметов, таких как старые книги, она говорит людям, что, если они найдут способ отпустить их в хороший дом — церкви, школы, группы ветеранов, — это может значительно облегчить переход.

Ничто из этого не означает, что вам нужно одним махом стереть свое прошлое, — говорит Лаура Мур, еще один эксперт по организационным вопросам, которая управляет бизнесом под названием ClutterClarity в Конкорде. Ее подход включает в себя навыки управления эмоциями. Большинство ее клиентов чувствуют себя подавленными каким-то надвигающимся давлением, будь то переезд, смерть или развод. «Этого достаточно, чтобы уравнять большинство из нас», — говорит она. «Существует заблуждение, что мы избавляемся от беспорядка один раз, раз и навсегда. Но по мере того, как ваша жизнь меняется, вам следует избавляться от беспорядка и организовываться.«Дело не в том, что внутренняя ценность предмета со временем менялась; Дело в том, что мы сами изменились.
Диссоциация, о которой я упоминала, существует часто, — заверяет она меня. «Это может быть формой сопротивления, — говорит она, — но также может быть формой сказать:« Это больше не принадлежит моей жизни »».

Через несколько дней после того, как я перебрал свои детские вещи, Я перезвонил маме, чтобы спросить, все ли она выбросила. Не , сказал я ей. Я хочу сохранить еще несколько вещей. .Мне нужно было вернуться, чтобы еще раз отредактировать свою историю. Я уже взял с собой несколько фотоальбомов и несколько скудных книг, в том числе книгу Эмили Дикинсон, которая вдохновила моего юного собачки и, скорее всего, помогла мне вызвать вечную меланхолию.

Моя мама — квилтер. Когда кто-то умирает, его или ее семья часто приносит ей оставшееся имущество — футболки, свитера и т. Д. — чтобы сшить их в одеяло, в которое они могут завернуться, сплетая воедино буквальную ткань жизни во что-то осязаемое.Часто их просто слишком много, поэтому необходимо принимать решения. Это похоже на то, как нам приходится справляться со своей собственной жизнью по ходу дела: нельзя держать в голове все воспоминания сразу — это было бы безумием. Вместо этого мы выбираем, какие воспоминания сохранить, иногда подсознательно, а иногда решая, что определенный день, определенное взаимодействие, определенный запах или несколько объектов из сотен будут теми, которые, по нашему мнению, мы захотим запомнить навсегда. . А остальное мы кладем куда-нибудь в коробочку и зарываем в землю.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *