Когнитивным диссонансом: Что такое когнитивный диссонанс? — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

Когнитивный диссонанс: как распознать проблему и справиться с ней

Содержание статьи

Когнитивный диссонанс: как распознать проблему и справиться с ней Гармоничное восприятие окружающего мира и собственной личности считается неотъемлемым качеством счастливого человека. Одной из распространенных психологических проблем является возникновение когнитивного диссонанса, что сопровождается выраженным моральным и эмоциональным дискомфортом. Этот термин был представлен миру Фрицом Хайдером в 1944 году, а в дальнейшем Леоном Фестингером была разработана теория, объясняющая причины и механизм возникновения диссонанса.

Когнитивный диссонанс возникает вследствие наличия у человека нескольких противоречивых когниций. Под когнициями следует понимать любые идеи, знания, умозаключения, моральные ценности и даже эмоциональные реакции на происходящее вокруг. При появлении противоречивых когнитивных элементов человек испытывает сильный психологический дискомфорт и на подсознательном уровне ищет пути решения этой проблемы.

Когнитивный диссонанс: причины возникновения

Причины когнитивного диссонанса лучше всего объясняет предложенная Леоном Фестингером в 1957 году одноименная теория. Чтобы лучше понять значение термина «когнитивный диссонанс» следует знать, что диссонанс – это нарушение гармонии, возникновение противоречий в определенной слаженной структуре, в данном случае – когнитивной, то есть связанной с процессами познания.

Выделяют несколько основных причин возникновения когнитивного диссонанса, к которым относятся:

  • Логическое несоответствие между определенным процессом или явлением со знаниями и представлениями о нем;
  • Несовпадение индивидуального мнения человека с мнениями большинства окружающих его людей;
  • Несовпадение ранее приобретенного опыта и повторившейся ситуации;
  • Следование культурным обычаям или традиционно сложившейся модели поведения вопреки собственному мнению о них;

Впервые возникшее или продолжающее на протяжении некоторого времени внутреннее противоречие – вот что значит когнитивный диссонанс для простого человека.

С когнитивным диссонансом в той или иной степени хотя бы раз на протяжении жизни сталкивался каждый человек, и реакция на возникновение этого состояния может быть самой разной. Однако общим для всех является поиск оправдания противоречия и несоответствия для того, чтобы вернуть баланс в систему своих знаний и убеждений.

Кроме выделения основных причин когнитивного диссонанса в своей теории Фестингер сформулировал две основные гипотезы того, как человек может действовать, чтобы устранить возникший психологический дискомфорт. Согласно первой гипотезе человек направит свои силы на полное устранение или снижение несоответствия между когнициями. Он будет искать дополнительную информацию, подтверждающую его правоту или опровергающую новую информацию. Вторая гипотеза предполагает избегание человеком ситуаций, усиливающих когнитивный диссонанс, и даже собственных воспоминаний и мыслей о нем.

Если поинтересоваться у человека, что значил когнитивный диссонанс для него и с какими эмоциями он его ассоциировал, то большинство людей вспомнит о неловкости и снижении уверенности в себе. Такое состояние в целом негативно отражается не только на состоянии психоэмоциональной сферы, но по истечению времени может привести к развитию серьезных проблем со здоровьем. Поэтому при когнитивном диссонансе у человека срабатывают защитные механизмы, которые заключаются в оправдании своих мыслей и поступков или в их полном игнорировании.

Когнитивный диссонанс может быть обусловлен недостаточно внимательным восприятием окружающего мира, неумением выявить причинно-следственные связи в той или иной ситуации, незнанием каких-либо вопросов. Все эти проблемы решаются тренировками на ресурсе BrainApps, где сосредоточено большое количество игр и полезных статей для совершенствования личности.

Когнитивный диссонанс: примеры

Чтобы лучше понять, что такое когнитивный диссонанс, примеры из жизни подходят больше всего. Человек может столкнуться с когнитивным диссонансом в любом возрасте, но не каждый может распознать это неприятное явление. Одним из самых простых и понятных примеров являются курящие или злоупотребляющие алкоголем люди. Информация о вреде сигарет и спиртных напитков поступает к человеку буквально на каждом шагу, однако он не спешит менять свои привычки.

Злостный курильщик или любитель алкоголя при когнитивном диссонансе может оправдывать себя сложными жизненными обстоятельствами, необходимостью релаксации и отстранения от повседневных проблем, однако, несмотря на все это, он прекрасно знает, что наносит непоправимый вред своему здоровью. В последующем он может начать изучить информацию, которая подтвердит, что никотин или алкоголь – не такие уж и опасные вещества, а в некоторых случаях даже полезны. Также, скорее всего, он начнет избегать любых разговоров о своих вредных привычках и негативно реагировать на любые попытки напомнить о вреде для его здоровья. Именно такая ситуация ярко иллюстрирует когнитивный диссонанс и естественную реакцию на него человека.

В случае с курением или алкоголем когнитивный диссонанс очень выражен из-за психологической и физической зависимости от наркотических веществ.

Однако проблема может появиться вследствие и других жизненных обстоятельств. Очень часто с когнитивным диссонансом сталкиваются при необходимости сделать конкретный выбор. Также общение и взаимодействие с другими людьми вызывает когнитивный диссонанс, обычно примеры такого диссонанса может привести любой человек из своего собственного жизненного опыта.

Например, у вас попросил в долг знакомый, который славится своим небрежным отношением к деньгам и пристрастием к азартным играм. Вы прекрасно знаете, что у него большие финансовые трудности, и он уже несколько раз не отдавал долг вам и другим людям. Однако вы одалживаете ему определенную сумму денег и начинаете испытывать сильный психологический дискомфорт из-за когнитивного диссонанса, ведь приобретенный ранее опыт и информация указывают на то, что вы приняли неверное решение. Чтобы заглушить возникший когнитивный диссонанс вы можете начать оправдывать сой поступок верой в лучшее, жалостью или щедростью, а также попытаетесь избегать разговоров об этой ситуации с семьей и друзьями.

Еще одним ярким примером когнитивного диссонанса можно назвать популярный эксперимент, иллюстрирующий влияние общественного мнения на человека. Из группы заранее выбирают одного участника и показывают ему, например, красный предмет. Потом спрашивают, какого цвета этот предмет у выбранного участника и у остальных представителей группы. Большинство, следуя предварительной договоренности, настаивают на том, что показанный предмет синего цвета. Если человек, который собственными глазами видел красный цвет, согласится с мнением большинства, то он испытает сильный когнитивный диссонанс и будет чувствовать себя морально и психологически плохо.

Разобрав понятия когнитивного диссонанса на обычных, бытовых примерах, легче проанализировать свое поведение и поведение других людей, а также выбрать правильную тактику дальнейших действий. Каждый человек в большинстве случаев может справиться с этой проблемой, если признает ее существование. Поэтому если вы заподозрили у себя когнитивный диссонанс, примеры из жизни других людей или прошлого опыта помогут быстрее избавиться от неприятных ощущений и обрести внутреннюю гармонию.

Как справиться с когнитивным диссонансом

Возникновение когнитивного диссонанса не следует воспринимать как нечто ужасное и непоправимое. Каждый человек имеет право на ошибочные суждения и поступки, а информация, поступающая извне, не всегда является абсолютно верной. Поэтому если вы столкнулись с проблемой когнитивного диссонанса лучше выбрать одну из следующих тактик поведения:

  1. Рассмотреть ситуацию с другой точки зрения. Эта тактика подходит для излишне самоуверенных людей, которые с трудом могут смириться с собственной неправотой. Очень важно признать возможность ошибки или заблуждения со своей стороны, и в таком случае когнитивный диссонанс исчезает сам по себе. Например, негативные последствия вашего поступка объясняются допущенной вами ошибкой. В таком случае ситуация является логичной и психологический дискомфорт значительно снижается;
  2. Изменить модель поведения. Это необходимо, если вы точно знаете, что своими поступками или бездействием вредите себе или своим близким. Например, женщина уже длительное время мучается от головной боли и бессонницы и знает, какие последствия могут быть при игнорировании проблемы, но постоянно откладывает визит к врачу из-за страха или отсутствия свободного времени. В этой ситуации к симптомам болезни добавляются признаки когнитивного диссонанса и общее состояние женщины только ухудшается. Как только она посетит доктора, исчезнет психологический дискомфорт, ведь она поступила так, как считала правильным;
  3. Не зацикливаться на прошлом. Если в прошлом вы совершили какой-либо поступок, который шел вразрез с вашими собственными убеждениями и принципами, то не следует постоянно воскрешать это событие в памяти. Расценивайте последствия когнитивного диссонанса как опыт и старайтесь больше не совершать ту же ошибку;

Также желательно предотвращать возникновение когнитивного диссонанса. Для этого следует стараться поступать в соответствии с полученным ранее опытом и знаниями и не отступать от своих убеждений и идей.

Однако зацикленность на собственной правоте также не поможет, всегда нужно быть готовым пересмотреть или дополнить уже имеющиеся у вас сведения о каком-либо явлении или ситуации. Не нужно категорически не принимать мнение или поступки других людей, всегда старайтесь раздобыть больше информации о разных точках зрения.

Наличие когнитивного диссонанса часто подразумевает попадание в неординарную и, на первый взгляд, безвыходную ситуацию. В таком случае необходимо быстро проанализировать проблему и найти абсолютно новое решение. Это позволит не зацикливаться на явлении диссонанса и успешно справиться с ним. Ускорение мышления и его креативность являются ключевыми факторами в подобной ситуации, а развить их помогут игры на сайте BrainApps.

Когнитивный диссонанс не всегда является абсолютно негативным фактором. Иногда именно благодаря возникновению когнитивного диссонанса личность получает мощный стимул к развитию, работе над собой и самосовершенствованию. В повседневной жизни избежать появления противоречивых чувств, поступков и знаний практически невозможно, однако всегда можно найти способ рассмотреть ситуацию с разных ракурсов и восстановить гармонию.

Что такое когнитивный диссонанс? | Вечные вопросы | Вопрос-Ответ

Когнитивный диссонанс (от лат. cognitiо — «познание» и dissonantia — «несозвучность», «отсутствие гармонии») — это состояние, при котором в сознании человека возникают противоречивые знания, убеждения или поведенческие установки относительно некоторого объекта или явления. В таком состоянии человек становится беспокойным, у него возникает ощущение вины или стыда. Такое состояние также может вызвать стресс, пониженную самооценку, агрессию и т. д.

При появлении противоречивых когнитивных ощущений человек испытывает сильный психологический дискомфорт и на подсознательном уровне ищет пути решения этой проблемы.

Из-за чего возникает?

Среди основных причин возникновения когнитивного диссонанса:

— логическое несоответствие между определённым процессом или явлением и знаниями и представлениями о нём;

— несовпадение индивидуального мнения человека с мнениями большинства окружающих его людей;

— несовпадение ранее приобретённого опыта и повторившейся ситуации;

— следование культурным обычаям или традиционно сложившейся модели поведения вопреки собственному мнению о них.

В случае когнитивного диссонанса человек ищет любые средства, которые помогут ему устранить возникший психологический дискомфорт. Он может либо искать дополнительную информацию, подтверждающую его правоту или опровергающую новую информацию, либо находить пути ухода от ситуаций, усиливающих когнитивный диссонанс.

Короче говоря, при когнитивном диссонансе у человека будут срабатывать защитные механизмы, которые заключаются в оправдании своих мыслей и поступков или в их полном игнорировании.

В каком возрасте возникает когнитивный диссонанс?

Человек может столкнуться с когнитивным диссонансом в любом возрасте. Одним из примеров такого состояния может быть курение или употребление алкоголя. Человек не готов бросить пагубную привычку, несмотря на советы друзей, рекламу о нанесении вреда своему здоровью и т. д., считая, что она помогает ему справиться со сложными жизненными обстоятельствами. 

Как избежать когнитивного диссонанса?

Избежать такого состояния поможет:

— поиск новой информации, касающейся ситуации или объекта, породившего диссонанс;

— смена одного или нескольких убеждений/мнений, участвующих в диссонансе;

— уменьшение значимости знаний, вызывающих диссонанс.

Смотрите также:

Когнитивный диссонанс — цитаты из книг

В пятидесятые годы психолог Леон Фестингер разработал теорию когнитивного диссонанса, суть которой сводится к следующему: человек может выдержать лишь небольшое расхождение между его установками и поведением, между его мыслями, чувствами и действиями. Если вы сможете заставить человека вести себя иначе, чем он привык, его убеждения, его мысли и чувства изменятся. Если вы сможете убедить его принять новую установку, его поведение изменится. Это происходит потому, что он должен минимизировать возникающий при этом внутренний диссонанс.

Мы должны поддерживать согласованность наших знаний. Осознавая несовместимость двух мыслей, или двух убеждений («когниций»), или несоответствие между нашими установками и поведением, мы ощущаем несогласованность, испытываем напряжение и ощущаем необходимость перемен. Итак, чтобы уменьшить неприятное ощущение внутреннего конфликта, мы меняем наши мысли и чувства, чтобы они оправдывали наше поведение (это так называемый эффект самоубеждения). Изменение любого из компонентов («компоненты» — это поведение, мысли и чувства) повлечет за собой изменение двух других, чтобы сгладить противоречие. Когда мысли, поведение и чувства человека меняются, меняется его личность. Если при этом информация, которую получает человек, жестко контролируется (например, дозируется или цензурируется), то он лишается возможности анализировать достоверную информацию и утрачивает реальную возможность размышлять, что стимулирует изменение его сознания.

Стремясь экспериментально проверить справедливость этой теории, в качестве объекта исследований Фестингер выбрал уфологическую тоталитарную секту в Висконсине, построившую свой культ на идее скорого наступления конца света.

Лидер секты утверждал, что находится в телепатическом контакте с пришельцами с другой планеты. Члены секты продали дома, раздали деньги и в назначенный день поднялись на верши-ну горы, чтобы спастись от неминуемой гибели на летающих тарелках, так как на следующее утро, по предсказанию лидера, ожидался конец света.

Они тщетно прождали всю ночь, но летающие тарелки не прилетели. Пришло утро, и конец света не наступил. Казалось бы, последователи должны были испытать разочарование и счесть себя обманутыми, но таких «отщепенцев» нашлось всего двое, и то оба они были из «новеньких». Большинство же членов секты еще более укрепилось в вере. Лидер возвестил, что пришельцы видели их всенощное бдение и решили пощадить Землю. А члены секты стали еще более предаными лидеру и еще теснее сплотились вокруг него после унижения и публичного осмеяния в прессе.

Теория когнитивного диссонанса объясняет, почему последователи секты еще теснее сплотили ряды. Каждый человек стремится сохранить гармонию и придать своей жизни смысл. Он должен считать, что действует в соответствии со своим собственным мировоззрением и системой ценностей. Если его поведение по какой-то причине меняется, то его представление о себе и система ценностей тоже меняются, чтобы соответствовать новому стилю поведения. Деструктивные секты умышленно вызывают у последователей такой диссонанс, чтобы психологически их контролировать.

Арье Готсданкер: Пятилетка когнитивного диссонанса

Началом массового оппозиционного движения в России считается волна политических выступлений, поднявшаяся в декабре 2011 года после выборов в Государственную думу. Ожидаемое, по сути, событие – имитация выборов в России – привело к массовому протесту, удивившему не одних только политиков и экспертов. Митинги с легкостью собирали десятки тысяч участников, яркие посты в блогах – миллионы просмотров. Уличная активность нашла поддержку в обществе. Будучи одним из участников этого движения, я вспоминаю сейчас, как легко мы собрали на одном из митингов несколько тысяч контактов граждан, готовых потратить силы и время в поддержку перемен в стране. Самоорганизация общества поражала воображение: помимо выражения недовольства, имела место попытка организовать представительный орган – Координационный совет оппозиции, были проведены альтернативные выборы; произошло и многое другое, о чем раньше даже мечтать никто не мог.

Пять лет – хороший срок для того, чтобы попробовать понять, участниками каких событий мы тогда оказались. Что это было: неудавшаяся революция, «слив протеста», «выпуск пара в гудок» или неудавшийся путч несогласных? За пять лет жизнь разбросала активных участников тех событий: кто-то успокоился и затих, другие поменяли свои политические позиции и поддерживают власть, кто-то сидит в тюрьме, кого-то уже нет в живых, некоторые вынужденно покинули Россию и теперь собираются для обсуждения событий на родине в кругу таких же эмигрантов. В Израиле нас, таких вот новых репатриантов, так и прозвали – «путинская алия».

Протестная волна прокатилась под лозунгом «За честные выборы!». Тогда, находясь в гуще событий, я не испытывал ни толики сомнений в том, что причина недовольства кроется именно в повальной фальсификации выборов. Теперь, оглянувшись на историю Российской империи, потом Советского Союза, потом современной России, я понимаю: честных-то выборов никогда не наблюдалось. Использую пример из бизнес-психологии. Сильное моментальное возмущение в компании можно спровоцировать, снизив, например, сотрудникам зарплату, но вот получить молниеносный массовый протест по причине невыплаты премии, которую никогда до этого не платили, практически невозможно. Отдельные возгласы недовольства возможны, но вот массовый протест – нет. Получается, что очередная фальсификация выборов просто спровоцировала протесты, но никак не могла быть их главной причиной.

Попробуем понять, откуда вдруг у россиян возникло ожидание того, что в этот раз на выборах вдруг – ни с того ни с сего – правительство захочет услышать мнение масс и скорректировать свою кадровую политику? Это нереализованное ожидание масс в итоге сорвало клапан – накопившееся общественное напряжение вылилось в массовые уличные акции. В психологии личности такого плана дискомфорт от столкновения идей и убеждений с реальностью называется когнитивным диссонансом. Получается, что российское общество длительное время мучал дискомфорт, вызываемый конфликтом между декларируемой идеологией (демократией, свободой выражения, интеграцией России в мировое сообщество) и жесткой реальностью (централизованным государственным капитализмом и авторитарно-репрессивной политической системой).

Если воспринимать политику как концентрированное выражение экономики, то понятно: после кризиса 2008 года в России фактически было завершено строительство государственно-олигархического капитализма. Основные средства производства и ресурсы были сконцентрированы в руках небольшого круга власть имущих. Такой экономической модели подходит не демократия (представительная власть народа), а совершенно другие политические системы (автократия, диктатура или монархия, на худой конец). Движущими силами оппозиционного движения стали свободолюбивая молодежь, мелкие предприниматели, наемные сотрудники разнообразных компаний – от средней величины российских до крупных западных. Все эти люди так или иначе были воспитаны на демократических ценностях, все они познали прелести свободной экономики. Основная идея протеста как раз в этом и заключалась: сменить власть демократическим путем через свободные и честные выборы.

Новому порядку нужно не только «отточить» философское и теологическое обоснования своего существования, но и «внедрить» их в коллективное сознание через кампанию репрессий

Можно сколько угодно говорить про «слив протеста», но этот протест в первую очередь представлял собой столкновение идей, идеологии с реальностью. Задним умом легко быть прорицателем, но шансов на успех у тех, кто протестовал, в таком варианте не было изначально. Идея может победить, когда и если она опирается на новую устойчивую экономическую модель, история это неоднократно подтверждала. Неолитическая революция произошла вследствие перехода человеческих общин от примитивной экономики охотников и собирателей к сельскому хозяйству, основанному на земледелии и животноводстве. Это поменяло устройство общества – от племенных отношений к государствам-городам, а потом к царствам и империям. В России 2011–12 годов ничего такого не было. За минувшие с той поры пять лет произошло существенное продвижение в поиске новой национальной идеи, в строительства новой национальной теократии. Получается реинкарнация старой советской идеологии: объединение общества старым проверенным способом (путем внушения идеи «кругом враги»). Только вместо коммунистических идей – попытка вдохнуть вторую жизнь в старые постулаты и изготовить новые духовные скрепы из остатков разрушенного советской властью православия. С одним только существенным отличием – с закрепленным законодательно правом элит на контроль над природными ресурсами и средствами производства.

Такая идеология окончательно еще не сформировалась, поскольку столь радикальные изменения возможно закрепить в обществе только силовым путем, как это случилось в 1917 году, в пору становления советской власти. Новому порядку нужно не только «отточить» философское и теологическое обоснования своего существования, но и «внедрить» их в коллективное сознание через кампанию репрессий. Успех затеянной властями операции зависит не столько от появления новых пророков в путинской России, сколько от экономики страны. Ключевой вопрос таков: сможет ли экономика сохраниться в современном мире в режиме самоизоляции страны? В экономической модели государственного капитализма, основанного на небольшом количестве корпораций-монстров, есть существенный изъян – их низкая эффективность. Поначалу недостаток эффективности легко можно компенсировать политикой недружественных поглощений, поеданием оставшихся конкурентов, военной экспансией на слабо защищенные территории, но для этого нужно иметь достаточно ресурсов, которых обычно катастрофически не хватает.

Россия оказалась на очередном перекрестке. Если получится сохранить централизованную экономику, построенную на эксплуатации небольшой группой силовиков природных ресурсов, то под эту модель будет подобрана и силовым путем внедрена идеология. Однако ресурсов на всех будет не хватать, народ будет жить впроголодь, гордясь величием империи. С большей вероятностью такая экономическая модель не сможет оказаться конкурентоспособной в современном мире – и рухнет под грузом своей неэффективности. Тогда Россию ждет распад. Одни наследники России продолжат курс на изоляцию и эксплуатацию природных ресурсов, другие примут за ориентир интеграцию в мировое сообщество и опору на малый и средний бизнес.

Арье Готсданкер – израильский бизнес-психолог, эксперт по управлению изменениями

«Когнитивный диссонанс» — Блоги — Эхо Москвы, 13.07.2021

2021-07-13T13:14:00+03:00

2021-07-13T13:14:33+03:00

https://echo.msk.ru/blog/kosachev/2870330-echo/

https://echo.msk.ru/files/3490424.jpg

Радиостанция «Эхо Москвы»

https://echo.msk.ru//i/logo.png

Константин Косачев

https://echo.msk.ru/files/3073405.jpg

Президент Украины В.Зеленский в ходе встречи с канцлером Германии в очередной раз попытался напугать Европу «Северным потоком-2»: дескать, проект несет потенциальную угрозу безопасности в регионе, а «лишним свидетельством тому является концентрация российских войск на нашей границе».

Но этот аргумент вряд ли сработает в отношении Германии, и не только потому, что та экономически заинтересована в проекте. Но в Берлине хорошо знают главную «тайну» Киева: строительство нового газопровода в обход Украины не повысит, а понизит интерес России к Украине. Соответственно, резко упадут в «цене» и возможности украинских политиков бесконечно разыгрывать карту то ли текущей, то ли грядущей «российской агрессии», на которую поставлены ключевые цели — членство в НАТО и в ЕС.

Если сегодня Европа зависит от Украины, которая уже доказала свою готовность и способность перекрывать «вентиль» поставкам газа из России на Запад и тем самым провоцировать конфликты с Москвой, то с окончанием строительства «потока» ситуация поменяется зеркально. Уже Европа и прежде всего Берлин сможет проявлять свою волю, в то время как Киев рискует потерять не только транзитные доходы, но все средства шантажа, которые он достаточно эффективно применял до сих пор. Попросту говоря, Украина с ее внутренним конфликтом, усиленно «продаваемым» за внешний, уйдет на второй план не только для «агрессора» — России, но и для западных кураторов Киева.

Интерес к срыву или хотя бы нейтрализации экономического и политического эффекта от «Северного потока — 2» сохраняют достаточно влиятельные силы в Вашингтоне, и именно поэтому Зеленский и на этот раз усиленно лоббировал подключение США к переговорам в «Нормандском» формате. Однако у Германии собственные отношения с США, и свои проблемы она будет обсуждать с Вашингтоном напрямую уже на следующей неделе, без добровольных посредников и подсказчиков.

Безумие украинской политики, которая по всем «фронтам» пытается добиться демонстративной независимости от России и, в частности, от ее энергоресурсов, но при этом любой ценой пытается сохранить свою зависимость от транзита именно российского газа через свою территорию, по-прежнему сохраняется. Но этот «когнитивный диссонанс» уже логично вызывает вопросы и у западных партнеров Киева. Вы же хотели полной независимости от России? Вам ее очень скоро предоставят. Но вдруг произойдет страшное, и никакой обещанной «российской агрессии» не последует? И как с этим дальше проситься в НАТО? Так, чего доброго, дойдет и до необходимости выполнять Минские соглашения…

Оригинал

Почему мы осуждаем жестокое отношение к животным, но едим мясо

  • Джулия Шоу
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Современное общество выработало немало способов оправдать диссонанс между своими нравственными убеждениями и действиями. «Парадокс мяса» одна из таких этических дилемм. Как с этим быть, размышляет доктор психологии Джулия Шоу.

На наши отношения с моралью сильно влияют деньги. Собственно существование денег, наряду со сложной системой экономики и распределения материальных благ, создает особый буфер между нами и происхождением продуктов, которые мы потребляем. Этот буфер иногда позволяет нам вести себя не слишком этично.

Могу это доказать. Считаете ли вы, что пытки животных это плохо? Но вы также едите мясо фабричного производства? Именно так поступает много людей.

Это касается и меня тоже. Я стараюсь придерживаться преимущественно растительной диеты, но, как и большинство людей в западных странах, я ем не только это.

Посмотрите на проблему несколько иначе и добавьте к ней ценник, и она уже не выглядит такой возмутительной. Мы абстрагируемся от нее, и все, что мы видим, это только товар с ценой.

Но почему? Если разобраться, почему мы едим мясо животных, выращенных и содержащихся в ужасных условиях, мы можем также понять и другие действия людей, которые противоречат глубоким нравственным принципам общества.

Внутренний конфликт

Как объясняют австралийские исследователи Брок Бастиан и Стив Лоугнан, «парадокс мяса» — это психологический конфликт между пищевыми предпочтениями людей и их моральной реакцией на страдания животных.

Ученые отмечают, что «причинение вреда другим противоречит взгляду на себя, как на человека с моралью. Поэтому потребление мяса приводит к негативным последствиям для мясоедов, которым приходится переживать серьезный внутренний конфликт: как я могу быть хорошим человеком и при этом есть мясо?»

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Мы часто закрываем глаза на последствия нашего потребительского поведения

И этот нравственный конфликт угрожает не только нашему удовольствию от потребления мясных блюд, но и нашей идентичности. Чтобы защитить ее, мы создали привычки и социальные структуры, которые позволяют нам чувствовать себя лучше.

Потребление мяса, связанное с социальными обычаями, например, пробовать вкусные мясные блюда с друзьями и семьей за праздничным столом.

Другие оправдывают это идеей мужественности, ведь «настоящие» мужчины должны есть мясо. Или тем, что мы, люди, эволюционировавшие в суперхищников, а потому привычка есть мясо у нас от природы.

Несмотря на то, что связь между продуктами животного происхождения и плохими последствиями для здоровья подтверждена многими исследованиями, мы все еще слышим удивленные возгласы «А откуда ты возьмешь достаточное количество белков?». И нас опять «забывают» пригласить на ужин.

Как и со многими другими решениями, мы ищем оправдания своим действиям после того, как уже что-то сделали.

Ведь нам нужно обосновать самим себе, почему такое поведение было нормальным и почему допустимо поступить так и в будущем. Нам нужны оправдания, иначе мы будем чувствовать себя плохими людьми.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Мясные блюда обязательны на праздничном столе во многих странах мира

Ситуацию, когда мы говорим одно, а делаем другое или придерживаемся противоречивых убеждений, психологи называют когнитивным диссонансом. Термин впервые использовал Леон Фестингерт в 1957 году.

Фестингер и его коллега Джеймс Карлсмит провели эксперимент, участники которого были вынуждены выполнять чрезвычайно скучную работу в течение часа.

После этого часть группы попросили войти в комнату с новыми участниками эксперимента и соврать им, что задание, которое их ожидает, на самом деле очень увлекательное.

Одной половине пообещали за это 1 доллар, второй — 20 долларов (немалая сумма для 1950-х).

Исследователи стремились узнать, как ложь и компенсация ее изменят мнение участников эксперимента относительно увлекательности задачи.

И следовательно, кто, по вашему мнению, назвал эксперимент наиболее увлекательным? Контрольная группа, которую не просили лгать, оценила задание как скучное и сказала, что больше не будет выполнять его.

Участники, которые получили 20 долларов, также негативно отозвались о задании. А самую высокую оценку ему дали те, кто получил 1 доллар, более того, они согласились принять в нем участие снова.

Что случилось? Один доллар вряд ли является достаточным стимулом для лжи, а потому участники пережили классический когнитивный диссонанс: «Неужели я солгал за такую ​​жалкую плату?».

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

В целом люди очень плохо представляют условия, в которых работают те, кто производит для них товары

Они уже не могли вернуться и изменить свое поведение или не участвовать в эксперименте: единственное, что они могли сделать, это изменить свое отношение к ситуации. Действительно, работа не была уже такой скучной — нет, она даже была увлекательной.

Это был первый из многих экспериментов, который показал, что мы часто меняем свои убеждения, чтобы согласовать их со своим поведением, и заметную роль в этом играют деньги.

В 1962 году Фестингер сформулировал свою теорию. Мы считаем себя в целом последовательными в своем поведении, убеждениях и взглядах. Поэтому когнитивный диссонанс является психологически некомфортной ситуацией.

Именно поэтому люди пытаются уменьшить диссонанс между своими действиями и убеждениями, а также будут изо всех сил избегать ситуаций или информации, которые могут увеличить диссонанс.

Диссонанс в яркой упаковке

У нас есть два способа уменьшить когнитивный диссонанс в ситуации с потреблением мяса. Мы можем изменить свое поведение, прекратить есть мясо или изменить свои убеждения, то есть найти причины, почему потребление мяса морально допустимо.

Оправдать потребление мяса нам прекрасно помогают реклама и маркетинг. Одним из способов сделать это — отделить картинки с мясными блюдами в популярной культуре от животных, отмечает социолог Лиз Грауерхольц.

Это отражается и в языке, мы говорим «говядина», а не «корова», «ветчина», а не «свинья».

Мы упаковываем мертвых животных в хорошие упаковки — отстраняясь от реального происхождения нашей пищи физически, вербально и концептуально.

Исследовательница обнаружила два способа изображения мяса в рекламе. С одной стороны, мясо выглядит как абстрактный продукт, нарезанный кусками и завернутый в пластиковую упаковку, — трудно представить, что это часть животного.

С другой стороны — животные изображены слишком симпатичными и красивыми, как в детских книжках. У них большие глаза и милые мордашки. Таким образом создается впечатление, что мясо происходит от счастливых животных, героев сказок.

Обе стратегии отвлекают потребителя от реалий жестокого обращения с животными.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

На наши моральные решения часто влияет выбор других

И это касается не только мяса. Когда мы превращаем животных или людей в неживые объекты, нам легче пережить знания о страданиях, которые стоят за потребительскими товарами, нам легче оправдать свою жестокость.

Подобная ситуация происходит и со всеми другими морально неприемлемыми, но обычными действиями людей, прежде всего связанными с деньгами.

Мы осознаем, что бедность вызывает большие страдания, но вместо того, чтобы делиться богатством, покупаем еще одну дорогую пару обуви.

Мы принципиально не согласны с идеей детского труда или ужасных условий работы, в которых приходится работать взрослым, но продолжаем покупать товары в дисконт-центрах.

Мы закрываем на все это глаза, чтобы уберечь себя от неприятных чувств и создать иллюзию, что мы последовательные, умные и этичные человеческие существа.

В постоянном стремлении уменьшить когнитивный диссонанс мы распространяем морально сомнительное поведение. Мы формируем общество таким образом, чтобы минимизировать свой дискомфорт и избежать напоминаний о несоответствии наших мыслей и действий.

Лицемерие процветает в определенных социальных и культурных слоях. Общественные привычки и традиции прекрасно скрывают нравственные конфликты, оправдывая поведение людей и делая конфликт невидимым и устойчивым к изменениям.

Пришло время кардинально изменить наше отношение к людям, животным и планете и признать собственное лицемерие. Вместо ментального оправдания неэтичного поведения мы должны изменить его.

А когда вы признаетесь самому себе в существовании глубоко сокрытых этических конфликтов и начнете решать их, вы наверняка станете счастливым человеком, а наша планета — лучшим местом для жизни.

Когнитивный диссонанс — это… Что такое Когнитивный диссонанс?

Когнити́вный диссона́нс (от англ. слов: cognitive — «познавательный» и dissonance — «отсутствие гармонии») — состояние индивида, характеризующееся столкновением в его сознании противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно некоторого объекта или явления, при котором из существования одного элемента вытекает отрицание другого, и связанное с этим несоответствием ощущение психологического дискомфорта.

Дословно это означает: «отсутствие гармонии при познании, или в нормальном переводе — несоответствие полученного ожидаемому».

Понятие «когнитивный диссонанс» впервые введено Леоном Фестингером в 1957 году.

Теория когнитивного диссонанса

Теория когнитивного диссонанса была предложена Леоном Фестингером в 1957 г. Она объясняет конфликтные ситуации, которые нередко возникают «в когнитивной структуре одного человека»[1]. Теория ставит своей целью объяснить и исследовать состояние когнитивного диссонанса, возникающее у человека как реакция на некую ситуацию, действия индивидов или целого

Главные гипотезы теории

Леон Фестингер формулирует две основные гипотезы своей теории:

  1. В случае возникновения диссонанса индивид будет всеми силами стремиться снизить степень несоответствия между двумя своими установками, пытаясь достичь консонанса (соответствия). Это происходит вследствие того, что диссонанс рождает «психологический дискомфорт»[2].
  2. Вторая гипотеза, подчеркивая первую, говорит о том, что, стремясь снизить возникший дискомфорт, индивид будет стараться обходить стороной такие ситуации, в которых дискомфорт может усилиться.

Возникновение диссонанса

Диссонанс может появиться по различным причинам[2]:

  • из-за логического несоответствия;
  • «по причине культурных обычаев»;
  • в том случае, если индивидуальное мнение входит в состав более широкого мнения;
  • из-за несоответствия прошлого опыта c настоящей ситуацией.

Когнитивный диссонанс возникает из-за несоответствия двух «когниций» (или «знаний») индивида. Индивид, располагая информацией по какому-либо вопросу, бывает вынужден пренебречь ею при принятии некоторого решения. Как следствие, возникает несоответствие («диссонанс») между установками человека и его реальными поступками.

В результате такого поведения происходит смена определенных (на которые ситуация так или иначе влияет) установок человека, а оправдать это изменение можно исходя из того, что человеку жизненно необходимо поддерживать согласованность своих знаний[3].

Поэтому люди готовы оправдать свои заблуждения: человек, совершивший проступок или ошибку, склонен оправдывать себя в мыслях, постепенно сдвигая свои убеждения относительно случившегося в сторону того, что происшедшее на самом деле не так страшно. Таким образом индивид «регулирует» свое мышление, чтобы уменьшить конфликт внутри себя[3].

Степень диссонанса

В различных ситуациях, которые возникают в повседневной жизни, диссонанс может усиливаться или ослабевать, — все зависит от проблемы, которая встает перед человеком.

Так, степень диссонанса будет минимальной в случае, если человек, к примеру, подаст на улице деньги нищему, который (как видно) не сильно нуждается в подаянии. Наоборот, степень диссонанса во много раз увеличится, в случае, если человеку предстоит серьёзный экзамен, а он не пытается к нему подготовиться[2].

Диссонанс может возникнуть (и возникает) в любой ситуации, когда человеку предстоит сделать выбор. Причем степень диссонанса будет расти в зависимости от того, насколько важен этот выбор для индивида…

Ослабление диссонанса

Понятно, что существование диссонанса, независимо от степени его силы, принуждает человека избавиться от него полностью, а если по каким-то причинам это сделать пока невозможно, то значительно уменьшить его. Чтобы уменьшить диссонанс, человек может прибегнуть к четырём способам:

  1. изменить свое поведение;
  2. изменить «когницию», то есть убедить себя в обратном;
  3. фильтровать поступающую информацию относительно данного вопроса или проблемы.
  4. развитие первого способа: применить критерий истины к поступившей информации, признать свои ошибки и поступить в соответствии с новым, более полным и ясным пониманием проблемы.

Поясним это на конкретном примере. Например, человек — заядлый курильщик. Он получает информацию о вреде курения — от врача, знакомого, из газеты или из другого источника. В соответствии с полученной информацией, он либо изменит свое поведение — то есть бросит курить, потому что убедился, что это слишком вредно для его здоровья. Либо он может отрицать, что курение наносит вред его организму, попытаться, например, найти какую-нибудь информацию о том, что курение может быть в некоторой степени «полезно» (например, пока он курит, он не набирает лишний вес, как это бывает, когда человек бросает курить), и тем самым снизить важность отрицательной информации. Это уменьшает диссонанс между его знаниями и поступками. В третьем же случае, он будет стараться избегать всякой информации, подчеркивающей вред курения[1][2].

Предотвращение появления диссонанса и его избегание

В некоторых случаях, индивид может предотвратить появление диссонанса и, как следствие, внутреннего дискомфорта тем, что попытается избежать любой негативной информации относительно своей проблемы. Если же диссонанс уже возник, то индивид может избежать его усиления, путем добавления одного или нескольких когнитивных элементов «в когнитивную схему»[2] вместо существующего негативного элемента (который и порождает диссонанс). Таким образом, индивид будет заинтересован в поиске такой информации, которая бы одобрила его выбор (его решение) и, в конце концов, ослабила бы или полностью устранила диссонанс, избегая при этом источников информации, которые будут его увеличивать. Однако частое такое поведение индивида может привести к негативным последствиям: у человека может возникнуть страх перед диссонансом или предубеждение, что является опасным фактором, влияющим на мировоззрение индивида[2].

Между двумя (или более) когнитивными элементами могут существовать отношения несоответствия (диссонанса). При возникновении диссонанса индивид стремится к тому, чтобы снизить его степень, избежать или избавиться от него полностью. Это стремление оправдывается тем, что человек ставит своей целью изменение своего поведения, поиск новой информации, касающейся ситуации или объекта, «породившего диссонанс»[2].

Вполне объяснимо, что для человека намного проще согласиться с существующим положением дел, подкорректировав свои внутренние установки согласно сложившейся ситуации, вместо того, чтобы продолжать мучиться вопросом, правильно ли он поступил. Часто диссонанс возникает как следствие принятия важных решений. Выбор из двух в одинаковой мере заманчивых альтернатив дается человеку нелегко, однако, сделав наконец этот выбор, человек часто начинает ощущать «диссонирующие когниции»[3], то есть положительные стороны того варианта, от которого он отказался, и не очень положительные черты того, с чем он согласился. Чтобы подавить (ослабить) диссонанс, человек старается всеми силами преувеличить существенность принятого им решения, одновременно приуменьшая важность отвергнутого. Вследствие этого, другая альтернатива теряет всякую привлекательность в его глазах[3].

Литература

  1. 1 2 Андреева Г. М. Психология социального познания: Учеб. пособие для студентов вузов. / Под. ред. Э. М. Харланова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Аспект Пресс, 2005. — 303 с.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. / Пер. с англ. А. Анистратенко, И. Знаешева. — СПб.: Ювента, 1999. — 318 с., ил.
  3. 1 2 3 4 Майерс Д. Социальная психология. / Пер. с англ. З. Замчук; Зав. ред. кол. Л. Винокуров. — 7-е изд. — СПб.: Питер, 2006. — 794 с.: ил. (Серия «Мастера психологии»).

См. также

Ссылки

Когнитивный диссонанс — обзор

Когнитивный диссонанс и музыкальные эмоции

Противоречия между знаниями, повторимся, называются когнитивными диссонансами. Это отрицательные эмоции, порожденные противоречиями между частями знания — между концептуальными представлениями. Чтобы проиллюстрировать эти эмоции, рассмотрим пример: молодой ученый получает сразу два предложения: одно от Гарварда, а другое от Оксфорда. Каждое предложение само по себе вызывает сильные положительные эмоции: удовлетворение, гордость и т. Д.Это хорошо изученные базовые эмоции. Но выбор между этими двумя предложениями может быть болезненным. Эта болезненная эмоция не связана с телесными инстинктами, это не основная эмоция; это эмоция когнитивного диссонанса, это эстетическая эмоция. В этом примере эмоция может быть очень сильной и осознанной. Соответственно, она будет решена сознательно, взвешивая различные аспекты этих двух альтернатив. Но большинство когнитивных диссонансов, вероятно, будут менее осознанными или даже бессознательными.Едва заметные неприятные эмоции, связанные с выбором, связанным со знанием, могут препятствовать знаниям и мышлению. Новые знания, порождающие когнитивные диссонансы, часто быстро отбрасываются. Это действительно хорошо известно и экспериментально доказано: дискомфорт при когнитивном диссонансе обычно устраняется обесцениванием и отбрасыванием противоречивого знания. Также известно, что осознание когнитивных диссонансов не является необходимым для действий по уменьшению конфликта, и эти действия по отказу от знания часто бывают быстрыми и мгновенными.

Повторяю, когнитивные диссонансы часто приводят к отказу от противоречивого знания. Каждый может наблюдать это сам. Внимательно наблюдайте за обычным разговором между людьми, не между студенткой и ее профессором, а за обычным разговором обычных людей. Обычно люди не слушают друг друга и сразу отбрасывают то, что только что услышали. Мы, ученые, любим хвалить себя за то, что мы не отбрасываем противоречия, что нам нравятся противоречия, потому что они дают нам пищу для размышлений, для создания теорий, преодолевающих противоречия.Но что происходит с открытиями, которые идут вразрез с вашей теорией или, что проще, с принятыми теориями. Хорошо известные исследования роста знаний показали, что новые идеи игнорируются, как правило, до следующего поколения ученых. Великие научные открытия могут вызывать не только восхищение, но также зависть и соперничество. Но хуже того, как было установлено в 20 веке, первой реакцией может быть когнитивный диссонанс, и в результате роман игнорируется.

Негативный аспект когнитивного диссонанса, отказ от знания, привлек значительное внимание с тех пор, как Тверски и Канеман были удостоены Нобелевской премии в 2002 году.Когнитивный диссонанс — одна из «самых влиятельных и широко изученных теорий в социальной психологии». Тем не менее, эмоциям когнитивных диссонансов, их способности разрушить стремление к знаниям и, следовательно, фундаментальной необходимости преодолеть их негативные эффекты, не уделялось достаточного внимания. Чтобы преодолеть негативное воздействие эмоций когнитивного диссонанса, их необходимо осознать. Это познавательная функция музыкальных эмоций. Музыка создает огромное количество разнообразных эмоций.Музыкальные эмоции помогают донести до сознания эмоции когнитивных диссонансов, разрешить их и продолжить эволюцию языка, сознания и культуры. Количество когнитивных диссонансов, возможно, равно количеству словосочетаний, практически бесконечно. Поэтому эстетические эмоции, примиряющие эти противоречия, — это не просто несколько чувств, которым мы можем дать определенные слова. Существует почти бесчисленное множество эстетических эмоций.Мы чувствуем этот континуум эмоций (а не просто множество отдельных эмоций), слушая музыку. Мы чувствуем этот континуум в Палестрине, Бахе, Бетховене, Моцарте, Шопене, Чайковском, Шостаковиче, Битлз и Леди Гаге… (и, конечно, этот механизм не ограничивается западными культурами). В этой главе предполагается, что музыкальные эмоции развивались для синтеза дифференцированного сознания, для примирения противоречий, возникающих на каждом этапе дифференциации, и для создания единства дифференцированного Я.

Следовательно, эволюция музыки была необходима для развития культуры. Если бы не музыка, когнитивные диссонансы создали бы препятствия к обучению, включая изучение языка и получение каких-либо знаний, которые, конечно же, являются сущностью культуры. Музыкальные эмоции продолжают выполнять эту функцию в познании: преодолевать когнитивные диссонансы, чтобы культура продолжала развиваться.

Происхождение музыки, разрешающей когнитивные диссонансы, исчезает из поля зрения науки на заре человеческой культуры.Никольский писал, что ориньякская культура (более 30 000 лет назад) разработала концепцию лунных календарей, «это переориентировало весь образ жизни с местного времени на космические ритмы, что должно было вызвать психологический стресс у наших предшественников, которым приходилось согласовывать различные представления о мире. время, день / ночь, лето / зима, солнечное / лунное, а также космос ». Это «должно было привести к когнитивным диссонансам, повышающим потребность в компенсации« когнитивного созвучия »музыки, и привело к существенному увеличению гармоничности, включая переход от тональной организации на основе неопределенных интервалов к организации определенных интервалов.Это имеет большой смысл с учетом находок ориньякских пентатонических костяных флейт.

Объединение музыкальных ладов в единую семью великих цивилизаций бронзового века также можно рассматривать в контексте растущего когнитивного диссонанса. Рациональная гармонизация всего компаса всех доступных музыкальных тонов представляется естественным развитием человеческой культуры. Вдохновленные корреляционной космологией, математически обоснованные теории музыкальной гармонии удовлетворяли нейробиологические потребности мозга в снижении информационного стресса за счет использования новой стратегии организации данных и создания способов синтеза нового качества.

Здесь мы приходим к пониманию , почему музыка имеет такую ​​сильную власть над нами . Каждое знание создает когнитивные диссонансы. Мы живем в когнитивных диссонансах, в создаваемом ими море отрицательных эмоций, «в большой мудрости много горя». И если бы не музыка, мы бы постоянно страдали от негативных эмоций, связанных со знаниями. Музыка помогает нам избавиться от этих негативных эмоций. Когнитивные диссонансы простираются от незначительных повседневных выборов, таких как выбор напитка между кока-колой и водой, до жизненных разочарований, знакомых каждому, безответной любви, предательства со стороны друзей и близких.Мы не замечаем отрицательных эмоций, связанных с незначительными повседневными выборами, потому что у нас есть много эмоций, чтобы их преодолеть. Сильные диссонансы, связанные с разочарованиями в друзьях и близких, — главная тема популярных песен. Вот почему мы хотим слушать Элвиса Пресли, The Beatles и Lady Gaga. Большинство популярных песен помогают нам преодолеть эти диссонансы.

И, конечно же, есть крайний эмоциональный дискомфорт, диссонансы, связанные с нашим желанием жить, и в то же время осознание того, что наше материальное существование конечно.Иначе невозможно понять , почему людям нравится грустная музыка . Самым слушаемым музыкальным произведением является «Адажио для струнных» Барбера, которое настолько грустно, что невозможно слушать без слез. В 2004 году слушатели программы BBC Today назвали «Адажио для струнных» самой грустной классической работой в истории. В 2006 году это была самая продаваемая классическая композиция на iTunes.

Музыка помогает нам лучше наслаждаться нашими счастливыми моментами и выжить в океане горя. Вот почему он так властен над нашими душами.

В то время как язык разделил человеческое Я на части, музыка восстановила единство Я . Эта когнитивная функция музыки является научной гипотезой, теоретическим предсказанием, которое необходимо проверить экспериментально, и в главе 5, Экспериментальные проверки теории: музыка, обсуждаются эксперименты, подтверждающие эту теорию.

Где мы были и куда идем

Принято 25.03.2019 Опубликовано 25 Мар 2019

Более 60 лет назад Леон Фестингер сделал скромное предложение, предположив, что люди, обладающие двумя или более когнициями, которые являются психологически несовместимыми, испытывают состояние психологического дискомфорта, называемое когнитивным диссонансом.Более того, состояние диссонанса имеет свойства драйва, побуждая людей стремиться к его уменьшению. Это относительно прямое описание взаимосвязи между познаниями привело к десятилетиям исследований, которые поддерживали, опровергли и модифицировали теорию. Это привело к нововведениям в понимании мотивов людей в отношении того отношения, которого они придерживаются, поведения, которым они занимаются, и предпочтений, которые они выражают. Это также привело к инновациям в использовании процесса диссонанса, чтобы помочь людям с важными практическими соображениями, такими как улучшение их психического и физического здоровья.В этой статье я рассмотрю некоторые из начальных противоречий, которые подтолкнули теорию диссонанса к пути, длившемуся десятилетия, как важной и противоречивой теоретической конструкции, и предложу взгляд на текущее состояние диссонанса в области социальной психологии.

В начале

Когнитивный диссонанс ворвался в академическую жизнь в 1957 , но его корни можно проследить до влияния Курта Левина на Леона Фестингера. Левин был сторонником теории поля как линзы, через которую можно было смотреть на поведение человека ( Lewin, 1951, ).Левин подчеркнул динамические силы, которые толкают и тянут людей, когда они ориентируются в своем социальном мире, и это дало Фестингеру мотивационную основу для теории диссонанса. По мнению Фестингера, влиятельные факторы, влияющие на жизнь людей, были динамичными. Люди были мотивированы, движимы и движимы силами в социальном мире, а также изнутри их собственных личностей. Он подчеркнул эту точку зрения в своей теории процессов социального сравнения ( Festinger, 1954, ), в которой он утверждал, что, поскольку люди не уверены в правильности своих собственных мнений и способностей, они вынуждены сравнивать себя с мнениями. и способности других.Для Фестингера драйв вполне реальный. Это не чувство или предпочтение, а мотивационная необходимость, которую люди должны были учитывать.

Социальное сравнение вызвало значительный интерес и обратилось к основной мотивации людей к изменению отношения. Фестингер предложил людям изменить свое отношение не только из-за легитимности аргументов, которые они слышат, но и для удовлетворения основного мотивационного побуждения. С точки зрения социального сравнения, люди мотивированы влиять на других или поддаваться влиянию других, чтобы удовлетворить свое стремление иметь правильные и подходящие мнения.

Фестингер понял, что теория социального сравнения излишне узка. В нем рассматривается мотивация людей изменить отношение, когда они сталкиваются с несоответствием с отношением других людей, но не рассматривается множество других случаев, когда люди оказываются не в ладах с тем, что они видят вокруг себя. Фестингер интересовался, как люди отреагируют, если заметят несоответствия со своим прошлым опытом. В одном классическом примере из его оригинальной работы он спросил, что бы чувствовали люди, если бы они были под дождем, но не промокли.В другом он задавался вопросом, как бы люди себя чувствовали, если бы заметили, что их собственное поведение не соответствует социальным нравам. В другом он задавался вопросом, что испытали бы люди, если бы они обнаружили, что ведут себя так, как будто они противоречат их собственным взглядам. Социальное сравнение — это деятельность, которой люди занимались, когда сталкивались с определенным несоответствием в определенных обстоятельствах. Фестингеру пришло в голову, что социально-психологическая теория должна быть шире, чем социальное сравнение, чтобы приспособиться к необычайному количеству обстоятельств, в которых люди чувствовали себя побужденными избегать и уменьшать непоследовательность.Теория когнитивного диссонанса была расширением социальных сравнений. И многое другое.

Теория диссонанса как инновация

Теория когнитивного диссонанса была новаторской и провокационной. Возможно, наименее ценимая особенность теории диссонанса была также и самой новаторской. Фестингер использовал термин «когнитивный», чтобы предшествовать диссонансу, утверждая, что все типы мыслей, поведения и восприятия представлены в мышлении людей посредством их когнитивных репрезентаций.Социально-психологические теории отношения и изменения отношения обычно предполагают, что люди сравнивают свои собственные отношения с отношениями других или сравнивают основу определенных отношений с информацией, которую может предложить коммуникатор. С использованием Фестингером концепции когнитивных представлений, отношений, поведения, социальных норм, коммуникаций — то есть практически любого явления, которое люди могут воспринимать, — все это становится зерном для мельницы когнитивного диссонанса.

Уменьшение влечения — это процесс, который заставляет теорию диссонанса преобразовывать когнитивные представления в изменение отношения и другие действия по регулированию.Как сказал Фестингер: «Удержание двух или более несовместимых когниций вызывает состояние когнитивного диссонанса, которое воспринимается как дискомфортное напряжение. Это натяжение имеет приводные свойства и должно быть уменьшено ». Хотя у Фестингера не было прямых доказательств того, что свойства драйва действительно существуют, он отличает процесс диссонанса от других теорий, которые предполагали, что согласованность предпочтительнее непоследовательности. Для Фестингера согласованность познаний была не предпочтением, а побуждением.Подобно тому, как людям нужно уменьшать жажду с помощью алкоголя и голод с помощью еды, люди, которые ощущают непоследовательность, должны найти способ уменьшить ее. Стремление уменьшить непоследовательность может быть достигнуто несколькими способами, но изменение отношения стало наиболее частым решением в ранних исследованиях диссонанса.

Третье нововведение в исследовании диссонанса заключалось в утверждении, что диссонанс имеет величину. Различные теории обсуждали предпочтения симметрии, баланса и последовательности. Только теория диссонанса обсуждала звездных величин .Так же, как люди могут быть немного голодными или очень голодными, теория Фестингера предусматривает разную степень диссонанса. Чем больше диссонанс, тем больше необходимо произвести когнитивные изменения, необходимые для уменьшения неприятного состояния напряжения.

Диссонанс нарушает общепринятые представления

В истории науки теория или перспектива могут стать важными, потому что они смелые и противоречивые. Возможно, это не совсем верно во всех деталях, но это опровергает расхожее мнение, которое было раньше.Я бы сказал, что наиболее фундаментальным предположением о поведении людей и других людей в десятилетие 1950-х годов была теория обучения. Ученые спорили об относительных достоинствах таких подходов, как бихевиоризм Скиннера или теория побуждений Халла, но мало кто осмеливался подвергнуть сомнению фундаментальное представление о том, что организмы прибегают к вознаграждению и избегают наказаний. Это справедливо как для людей на рабочем месте, так и для голубей и крыс в экспериментальных клетках.

Эксперимент

Фестингера и Карлсмита ( 1959 ) опроверг традиционные предположения.Они создали диссонанс, заставив участников публично восхищаться приятностью задачи, которая на самом деле была довольно скучной и скучной. Противоречие между их истинным отношением к скучной задаче и заявлением о том, что она интересна, создавало диссонанс. Необходимость уменьшить диссонанс заставила людей изменить свое отношение в сторону публичных заявлений. Это предсказание не было спорным. Спорное предсказание возникло из-за нюанса, который Festinger & Carlsmith добавили к эксперименту.Некоторым участникам была предложена небольшая сумма денег, чтобы выразить несоответствующее положение (1 доллар США), в то время как другим была предложена значительно большая сумма (20 долларов США). Festinger & Carlsmith предсказали, что стимул в 20 долларов приведет к меньшему диссонансу, чем небольшой стимул, потому что он поможет людям понять, почему они действовали вопреки своим истинным убеждениям. Участники, которым был предложен только 1 доллар, гораздо меньше успокаивались из-за своего небольшого стимула, и, следовательно, прогнозировалось, что они испытают более сильное напряженное состояние.В соответствии с этими прогнозами участники условия 1 доллар изменили свое отношение сильнее, чем участники, которым было предложено крупное вознаграждение.

Этот элегантно простой эксперимент перевернул традиционное мышление двумя способами. В рамках социальной психологии исследование ясно показало, что теория диссонанса не то же самое, что предыдущие теории баланса. Тот факт, что диссонанс имеет величину, и по величине можно предсказать различные степени когнитивных изменений, отличался от предшествующих теорий.Психология больше не ограничивалась описанием уравновешенных и несбалансированных состояний, но теперь могла оперировать динамическими предсказаниями о величине дисбаланса и степени мотивации людей к изменению своего познания.

Вторым и, возможно, наиболее значимым вкладом в это явное изменение предсказаний, сделанных на основе изучения теорий. Вместо того, чтобы создавать изменения как прямую функцию от их величины, вознаграждение, казалось, имело противоположный эффект в ситуации диссонанса.Люди, которые делали заявления о большом вознаграждении, были на меньше людей, которые поверили их утверждениям, чем люди, которые действовали ради небольшого вознаграждения. Это казалось настолько противоречащим существующему духу времени, что привело к целому ряду важных работ, пытающихся показать, что исследование Festinger & Carlsmith дало свои результаты на основе ошибочных операций ( Chapanis & Chapanis, 1964 ; Elms & Janis, 1965 ; Janis И Гилмор, 1965, ; Розенберг, 1965). Критика была полезна не только потому, что привлекла внимание к теории когнитивного диссонанса, но прежде всего потому, что привела к многочисленным исследованиям новой группы исследователей диссонанса, которые в конечном итоге подтвердили многие неортодоксальные предсказания Фестингера.К концу 1960-х годов диссонанс был, пожалуй, наиболее широко исследуемой теорией в социальной психологии.

Диссонанс был также продвинут потоком неочевидных предсказаний, которые были выведены из теории, но которые казались столь же несовместимыми с повседневными наблюдениями, как исследование Фестингера и Карлсмита с теорией обучения:

  • Людям нравится то, что они страдают, чтобы достичь — и чем больше они страдают, тем больше им это нравится (Aronson & Mills, 1959).
  • Дети обесценивают драгоценную игрушку, если их предупреждают, чтобы они не играли с ней.По иронии судьбы, чем мягче предупреждение, тем сильнее девальвация ( Aronson & Carlsmith, 1962, ).
  • Столкнувшись с выбором между двумя товарами, люди повышают свою оценку товара, который они выбрали, и понижают свою оценку товара, который они отклонили, исключительно в силу того, что они сделали выбор. По иронии судьбы, чем больше причин им нравиться от отвергнутой альтернативы до выбора, тем больше они обесценивают ее после выбора ( Brehm, 1956, ).
  • Люди настолько ненавидят непоследовательность, что они могут предпочесть потерпеть неудачу, а не преуспеть в решении задачи, если их предыдущий опыт заставил их ожидать неудачи ( Aronson & Carlsmith, 1963, ).

По мере того, как сторонники теории продолжали собирать доказательства далеко идущего характера сокращения, также стало ясно, что существуют важные теоретические вопросы, которые необходимо решить. Не каждый случай непоследовательного познания приводит к возбуждению диссонанса. Были определены модифицирующие условия, которые необходимо было учесть. Более того, какие свидетельства наличия механизмов, заставляющих людей меняться, по сути?

Управляющие свойства диссонанса: реальность или метафора?

Фестингер придумал диссонанс, чтобы он обладал свойствами драйва.Хотя он не называл диссонанс драйвом, он разработал концепцию так, чтобы она действовала как единое целое. Три важных особенности его концепции заключались в том, что (1) это переживается как дискомфорт, (2) побуждает людей к действию и (3) люди чувствуют себя более комфортно после того, как действие было предпринято. Неясно, думал ли он, что исследования в конечном итоге найдут доказательства влечения, или он был доволен, сравнивая диссонанс с влечением и использовал его в качестве метафоры для предсказания интригующих результатов.

Первые исследования, посвященные изучению того, действует ли диссонанс как стимул, заимствованный из исследований в области человеческого обучения. В учебной литературе был сделан убедительный вывод о том, что люди и низшие организмы, находящиеся в состоянии повышенного влечения, демонстрируют определенные паттерны вмешательства в процесс обучения. Будь то голубь в клетке, крыса в лабиринте или человек, готовящийся к экзамену, состояния высокого влечения мешают сложному обучению и способствуют простому обучению. Уотерман и Каткин ( 1967 ) рассуждали, что если диссонанс действительно является побуждением, то люди с высокой степенью диссонанса должны испытывать трудности с обучением сложным задачам, но должны легко усваивать простые задачи.Они вызвали диссонанс, заставив студентов написать эссе, противоречащее установкам, а затем попросили их решить простые и сложные учебные задачи. Результаты показали, что упрощается простое обучение, но не мешает сложному обучению. Паллак и Питтман (1972) провели концептуально похожий эксперимент и нашли доказательства другого предсказания: диссонанс привел к вмешательству в сложное обучение, но, вопреки предсказаниям, не привел к облегчению выполнения простой задачи.

В серии исследований, в которых я участвовал со своим коллегой Марком Занна, использовался другой подход.Мы ( Zanna & Cooper, 1974, ) утверждали, что если люди изменили свое отношение к экспериментам с диссонансом из-за того, что испытали отвращающий аффект, то мы сможем уменьшить изменение отношения, если люди приписывают свое возбуждение другому источнику. Мы попросили участников принять таблетку в рамках того, что, по их мнению, было совершенно отдельным исследованием. Мы попросили людей написать контррассмотрение эссе, и половине из них сказали, что любое возбуждение, которое они могут испытывать, вызвано таблеткой.У другой половины не было никакого внешнего объяснения их возбуждения. Мы рассудили, что если изменение отношения основано на возбуждении, вызванном непоследовательными познаниями, то те участники, которые могли бы винить в своем возбуждении таблетку, не будут заинтересованы в изменении своего отношения. Только те, кто думал, что их возбуждение было вызвано несоответствием между их отношениями и их поведением при написании эссе, должны изменить свое отношение, поскольку это могло бы уменьшить их возбуждение. И вот что мы обнаружили.

В последующих экспериментах мы повысили нашу уверенность в том, что движущей силой изменения отношения после контрпропаганды является неприятное возбуждение. В одном эксперименте мы искусственно снижали уровень возбуждения участников, вводя мягкое седативное средство. Мы обнаружили, что участники мало изменили свое отношение после написания эссе, противоречащего установкам, потому что седативное средство снизило уровень их возбуждения. Мы также попросили некоторых участников принять умеренный стимулятор и, как и было предсказано на основе концепции влечения, обнаружили, что повышенный уровень возбуждения приводит к большему изменению отношения ( Cooper, Zanna & Taves, 1978, ).

Позже Кройл и Купер ( 1983 ) применили более прямой подход к поиску физиологических маркеров когнитивного диссонанса. В литературе по нейробиологии широко распространено открытие, что стресс и возбуждение влияют на ряд физиологических маркеров, включая измененные реакции проводимости кожи. По сути, стресс и возбуждение сопровождаются повышенным потоотделением, которое можно измерить на коже с помощью таких устройств, как гальваническая реакция кожи. Мы подтвердили наличие изменений в проводимости кожи: чем выше диссонанс после контрольного эссе, тем больше изменение проводимости кожи.Кройл и Купер не оценивали изменение отношения и проводимость кожи одновременно в одном сеансе, в отличие от Лоша и Качиоппо ( 1990 ). Они повторили выводы Кройл и Купер, добавив еще одно доказательство того, что возбуждение нужно интерпретировать как негативное и отталкивающее, чтобы оно привело к уменьшению диссонанса.

Почему существует драйв диссонанса?

Фестингер предложил нам использовать то, что мы знаем о влечениях, чтобы сделать прогнозы относительно диссонанса.Как мы видели, свойства побуждений проявляются, когда познания людей противоречивы. Испытывается психологический дискомфорт ( Elliot & Devine, 1994, ) и активируются физиологические маркеры стресса ( Croyle & Cooper, 1983, ). Кроме того, современная нейробиология определила ряд областей мозга, которые активируются при наличии диссонанса (Jarcho, Berkman & Lieberman, 2011 ; Van Veen, Krug, Schooler & Carter, 2009 ).Какими бы захватывающими ни были эти открытия, они оставляют открытым вопрос о том, почему люди должны стремиться к последовательности. Обычно приводы выполняют адаптивные функции. Переживание голода мотивирует есть и ведет к выживанию. Какую функцию выполняет диссонанс, чтобы придать ему адаптивную ценность?

Один из ответов на этот вопрос дает модель ориентации на действие ( Harmon-Jones, 1999, ). Хармон-Джонс предполагает, что отношение людей к событиям в мире адаптивно лучше, без двойственности и конфликтов.Непоследовательные познания мешают нашим тенденциям к действию и создают негативные эмоции, побуждая нас избавиться от непоследовательности. Мы не стремимся уменьшить непоследовательность как таковую, а скорее стремимся занять однозначную позицию по отношению к миру, чтобы подготовить нас к эффективным действиям.

Другая возможность, которую я поддерживаю, состоит в том, что диссонанс — это приобретенное влечение. Я считаю диссонанс второстепенным побуждением, которое усваивается в раннем детстве и затем распространяется на бесчисленное множество проблем, с которыми мы сталкиваемся по мере своего развития.Чтобы доказать это, я представляю доказательства для пересмотра теории диссонанса, которую мы с Фацио назвали моделью диссонанса New Look ( Cooper & Fazio, 1984, ), которая, как я считаю, более полно включает в себя открытия и ограничения диссонанса. Модель New Look также делает изучение детьми диссонанса более вероятным аспектом нормального развития.

МОДЕЛЬ «НОВОГО ОБЗОРА»: лекарство от «но только»

Когда Фестингер и Карлсмит ( 1959 ) выявили, что контрпропаганда изменила отношение людей в большей степени, когда это было сделано в ответ на небольшой стимул, а не на большой стимул, это сразу же вызвало споры.Он инициировал шквал исследований исследователей, которые поддержали теории стимулов к подкреплению, направленных на то, чтобы показать, что результат был ошибкой. Розенберг (1965) попросил участников написать эссе, заняв очень непопулярную позицию в Университете штата Огайо. Он обнаружил, что студенты, которые писали эссе в обмен на большой стимул, изменили свое отношение больше, чем те, кто писал сочинения в обмен на небольшой стимул.

Исследования, которые пытаются воспроизвести предыдущие исследования, часто проводятся в другом контексте, с другим вопросом отношения и с формулировкой, которая похожа, но не идентична исходной работе.Linder, Cooper & Jones ( 1967 ) подозревали, что некоторые изменения, внесенные в репликацию Розенберга, были нетривиальными, но жизненно важными. Мы проверили идею о том, что участникам исследования Розенберга не давали выбора, писать ли эссе, противоречащее своим установкам, в то время как участники Festinger & Carlsmith вызвались выступить со своими контрпозиционными заявлениями. Мы обнаружили, что свобода принятия решений имеет огромное значение для результатов. В сбалансированной репликации мы показали, что свобода принятия решений была решающим замедлителем эффекта диссонанса.Когда свобода принятия решений была установлена ​​высоко, люди изменили свое отношение, как предсказывает теория диссонанса, но диссонанс не действовал, когда людей заставляли вести себя.

Следовательно, диссонанс возник в результате спора между теоретиками стимулов и теоретиками диссонанса невредимым, но только в условиях высокой свободы принятия решений (выбора). По мере накопления исследований диссонанс продолжал получать поддержку путем поиска дополнительных переменных-модераторов, которые позволяли диссонансу функционировать.Например, Дэвис и Джонс (, 1960, ) обнаружили, что отстаивание противоположной позиции привело к изменению отношения , но только , если коммуникатор публично придерживался своей позиции, но не если она могла принять ее позже. Вдобавок Cooper & Worchel ( 1970 ) воспроизвел первоначальное исследование Фестингера и Карлсмита и обнаружил поддержку обратной зависимости между величиной стимула и изменением отношения , но только , если коммуникатор действительно убедил кого-то поверить в контртитульную позицию.Открытие Cooper & Worchel означало, что эффект диссонанса зависел от создания чего-то нежелательного — в данном случае от убеждения сокурсника в том, что скучное задание на самом деле было забавным и захватывающим.

К началу 1980-х годов возник образ диссонанса, который усилил стабильность феномена: люди меняют свое отношение, чтобы уменьшить непоследовательность в своих познаниях. Однако масштабы этого явления ограничивались потоком «но только». Если модераторы остались довольны, то несоответствие привело к возникновению диссонанса.Можно сказать, что когнитивная непоследовательность вызывает диссонанс,

  • Но только при условии выбора
  • Но только в условиях высоких обязательств
  • Но только , когда это приводит к неприятным или нежелательным последствиям
  • Но только , когда последствия были предсказуемы на момент выбора.

Если диссонанс — это повсеместное состояние драйва, которое необходимо уменьшить, количество модераторов вызывает недоумение.Почему восприятие непоследовательности не вызывает влечения всякий раз, когда это восприятие появляется? Почему его нужно выбирать свободно? Почему это должно привести к предсказуемым неприятным последствиям, чтобы возник диссонанс?

Фацио и я пришли к выводу, что диссонанс встречается повсеместно, но его концептуализация неполна. На наш взгляд, диссонанс начинается с поведения, то есть начинается, когда люди действуют. Действия имеют последствия, и именно восприятие этих последствий движет диссонансным процессом.Как знающие люди, мы оцениваем результаты своих действий, включая вэйланс. Обычно мы стремимся попадать в ситуации с желательными и приемлемыми последствиями. В большинстве случаев нам это удается, и поэтому большую часть времени мы не находимся в диссонансном состоянии. Однако иногда мы замечаем, что последствия нашего поведения нежелательны или негативны. Это происходит в реальном мире и при правильной постановке сцены может быть осуществлено в исследовательской лаборатории. Когда мы понимаем, что привели к негативным событиям, мы идем по пути диссонанса.

На Диссонансной дороге

В представлении New Look путь к диссонансу начинается с восприятия того, что мы вызвали неприятные последствия. Под отвращением мы с Фацио имели в виду нежелательные последствия нашего поведения. Люди могут по-разному относиться к тому, что нежелательно. В хорошо известном отчете о культе судного дня, который, возможно, был первым опубликованным отчетом о когнитивном диссонансе ( Festinger, Riecken & Schachter, 1956, ), группа граждан Калифорнии, известных как «Искатели», отказалась от своих домов, работы и имущества, чтобы подготовиться к катаклизму, который положит конец Земле.Когда катаклизм не произошел, мы можем представить, что Искатели осознали, что потеря такого количества отношений и имущества была нежелательным следствием их ошибочного пророчества. Мы также можем вообразить, что в классических лабораторных экспериментах по когнитивному диссонансу студенты, должно быть, находили отвращение, обманывая сокурсника, полагая, что исследовательский опыт будет захватывающим, когда он на самом деле был скучным, или чтобы убедить кого-то принять нежелательный политический курс. позиция. В общем, если наше поведение приводит к последствиям, которых мы бы предпочли не вызывать, это считается отталкивающим и ведет к возможности возбуждения диссонанса.

Следующий шаг в процессе диссонанса — решающий. Когда наши действия приводят к нежелательным последствиям, мы, естественно, спрашиваем себя, кто виноват в возникновении неприятных событий. Кто ответственный? Если я несу ответственность, то испытываю диссонанс. Вот почему свобода выбора или принятия решений так важна для создания диссонанса. Если нас заставляют вести себя определенным образом, мы можем снять с себя ответственность и действительно снимаем с себя ответственность. Если лицо, имеющее законные полномочия, скажет мне отстаивать позицию, с которой я не согласен, я сделаю вывод, что я не виноват в том, что сделал это.Это ответственность власти.

Для возникновения диссонанса необходим мотивирующий фактор ответственности. Когда мы впервые осознали, насколько важен свободный выбор для процесса диссонанса, мы рассматривали его как регулирующую переменную, которая позволяла противоречивым познаниям приводить к диссонансу. В модели New Look мы с Фацио видели личную ответственность как часть самой ткани диссонанса. Ответственность за неприятные последствия не просто способствует диссонансу, это — это диссонанс .

Можно вывести два следствия из представления New Look. Поскольку диссонанс неприятен, у нас есть мотивация избегать его. Если мы должны принять на себя ответственность за то, что привели к неприятным последствиям, мы испытываем диссонанс, а затем применяем любую из уже знакомых стратегий, чтобы уменьшить его. Но если мы сможем этого избежать, мы сделаем это. Таким образом, первое следствие состоит в том, что если ответственность неоднозначна, у нас есть мотивация воспринимать свои действия как ответственность других.Gosling, Denizeau & Oberlé (, 2006, ) попросили студентов Парижского университета написать противоречивые эссе о политике приема в университет. Степень ответственности была намеренно неоднозначной. Одной группе студентов была предоставлена ​​возможность снять с себя ответственность, заполнив рейтинговую шкалу степени ответственности, которую они чувствовали при написании эссе. Эти участники воспользовались возможностью. Они использовали рейтинговую шкалу, чтобы убедить себя, что не несут ответственности.Гослинг и др. ( 2006 ) обнаружили, что студенты, которых не спрашивали об их ответственности, изменили свое отношение к политике приема. Те, кто заполнили шкалу ответственности, использовали шкалу, чтобы не брать на себя ответственность, и не изменили своего отношения.

Второе следствие состоит в том, что люди будут избегать ответственности за последствия, если они смогут убедить себя в том, что они были непредвиденными в момент их решения действовать. Например, тот, кто соглашается написать эссе в пользу позиции, с которой он в частном порядке не согласен, не испытает диссонанса, если он думает, что его никто не прочитает.При отсутствии последствий диссонанса нет. Однако, если тот же человек обнаружит, что вопреки тому, что ей сказали, ее эссе, противоречащее установкам, действительно будет прочитано директивным комитетом, он все равно избежит диссонанса, потому что эти последствия не были предсказуемы в то время, когда она принимала свое решение ( Cooper & Goethals, 1974 ; Goethals, Cooper & Naficy, 1979 ).

Зачем ехать по дороге диссонанса?

Зачем идти по дороге метафорического диссонанса? Чего достигают люди, меняя свое отношение? Для Фестингера это было сокращение непоследовательности.С точки зрения New Look, состояние возбуждения вызвано не несогласованностью, а скорее восприятием того, что вы были ответственны за вызывающее отвращение событие ( Scher & Cooper, 1989, ). Когнитивная непоследовательность важна, потому что несогласованные представления часто приводят к нежелательным последствиям — но не всегда. Scher & Cooper ( 1989 ) сравнили роль согласованности между познаниями с ролью последствий. Мы обнаружили, что диссонанс возникал всякий раз, когда образ действий приводил к нежелательным последствиям, независимо от того, было ли поведение согласованным или несовместимым с установками.

Это дает нам новый взгляд на то, почему люди меняют свое отношение после непоследовательного поведения. Мотивация к изменениям состоит в том, чтобы сделать последствия поведения человека не вызывающими отвращения . В фундаментальном исследовании Festinger & Carlsmith ( 1959 ), если участник убедил сокурсника поверить в то, что он собирается участвовать в захватывающем эксперименте, это привело бы к нежелательным последствиям — если только участник не поверит, что эксперимент действительно был весело и увлекательно.В этом случае убедить сокурсника больше не будет неприятным. Если студент напишет эссе, которое может убедить сокурсника или декана повысить плату за обучение, это уже не будет неприятным последствием, если студент решит, что повышение платы за обучение было бы хорошей идеей. Таким образом, мотивационное состояние когнитивного диссонанса приводит к когнитивным изменениям, таким как изменение отношения, которые специально предназначены для того, чтобы сделать последствия свободно выбранного поведения желательными и желательными, а не нежелательными и отталкивающими.

Онтогенез диссонанса: дальнейшие мысли

Я поднял риторический вопрос о том, почему мы стремимся уменьшить диссонанс. Один ответ на этот вопрос дал Хармон-Джонс ( 1999 ) в его модели ориентации на действие, описанной ранее. С этой точки зрения люди должны занять неконфликтную позицию в отношении действий, что затрудняется нерешительностью и двойственностью. Каким бы элегантным ни был этот взгляд, ему трудно справиться с некоторыми оговорками в литературе о диссонансе.Люди, которых принуждают к непоследовательности, похоже, не чувствуют необходимости становиться последовательными. Люди, которые предпочитают вести себя непоследовательно, не чувствуют необходимости становиться последовательными при отсутствии негативных последствий или если негативные последствия непредсказуемы.

Я думаю, что в раннем возрасте дети учатся избегать диссонанса ( Купер, 1998, ). Если мы думаем о диссонансе как о избегании ответственности за негативные последствия, структура обучения имеет смысл.В любом доме детей учат избегать негативных событий. Это не утверждение о морали, хотя моральное поведение может иметь значение. Это утверждение о том, что не следует делать то, что социализирующие агенты, такие как родители, учителя и опекуны, считают нежелательными. Ребенок пролил молоко, опрокинул лампу, причинил боль своему брату или сестре или вел себя грубо? Ребенок сказал плохое слово, не убрал свои вещи или солгал родителям? Импульсивно или умышленно родители реагируют на эти проступки отталкивающими реакциями, включая тревогу, наказание или отказ от положительного отношения, и все это с целью избежать подобных действий в будущем.Хотя каждое поведение встречает определенную отвращающую реакцию, может оказаться, что общий урок для ребенка состоит в том, что он или она не должны действовать таким образом, чтобы вызвать нежелательное событие. Он становится ассоциированным с негативными родительскими реакциями и, как можно было бы предположить на основе моделей классической обусловленности, становится приобретенным влечением. Хотя понятие диссонанса как усвоенного влечения, по общему признанию, является спекулятивным, оно дает частичный ответ на вопрос, почему мы, взрослые, испытываем состояние аверсивного возбуждения когнитивного диссонанса.

Заместительный диссонанс и социальная группа: диссонанс переходит в 21

век

Как результат случайной встречи между психологом, изучавшим когнитивный диссонанс, и человеком, изучавшим теорию социальной идентичности, Купером и Хоггом ( 2007 ; см. Также Norton, Monin, Cooper & Hogg, 2003 ; Monin, Norton, Cooper & Hogg, 2004, ) описали, как люди могут испытывать диссонанс от имени членов своей социальной группы.Рассмотрим следующее гипотетическое событие: вы посещаете политическое собрание в западной демократической стране и, будучи консерватором в этом сценарии, наблюдаете, как член консервативной партии поднимается, чтобы выступить. Обсуждается вопрос, должно ли правительство увеличить или уменьшить субсидии университетам в следующем бюджете. Консервативная партия уже давно проводит кампанию по сокращению субсидий, оказывая давление на университеты с целью повысить плату за обучение или сократить расходы.Вы поддерживаете эту позицию, консервативная партия поддерживает эту позицию, и вы вполне уверены, что выступающий член поддерживает эту позицию. Когда он начинает говорить, вы понимаете, что он отстаивает противоположную позицию. Он выступает за более высокие субсидии и более низкие ставки за обучение. Вы уверены, что это не позиция вашего представителя, позиция вашей группы или ваша позиция. Тем не менее, он, похоже, добровольно высказался о более социалистической стороне вопроса. Как ты себя чувствуешь?

Мы с Хоггом думали, что это доставит вам немало неудобств, в основном из-за косвенного возбуждения когнитивного диссонанса.Все, что мы знаем о когнитивном диссонансе, предполагает, что наш консервативный политик испытает диссонанс. Его поведение вызвало процесс диссонанса: он добровольно произнес речь, которая могла бы убедить людей поддержать политику, с которой он лично не согласен. Но как бы вы чувствовали ? Раздражает ли вас поведение политика? Возможно, вы измените свое отношение и станете более консервативным в качестве противовеса тому, что только что сказал политик? Мы думали, что будет другая реакция; что люди будут чувствовать дискомфортное возбужденное состояние когнитивного диссонанса.Именно потому, что вы разделяете общее членство в группе с политиком, его поведение влияет на вас. Мы думали, что из-за вашего общего членства в группе вы испытаете эмоции, похожие на эмоции политика, то есть испытаете диссонанс. Исходя из того, что нам известно о влиянии когнитивного диссонанса на человека, высказывающего противоречащее ему отношение, мы можем предсказать, что он изменит свое отношение в сторону увеличения государственной помощи на образование. Из-за вашего общего членства в группе с политиком вы тоже.Вы испытаете диссонанс опосредованно, и вам нужно будет разрешить его, как если бы вы были человеком, действия которого расходились с вашим отношением.

Предсказание, что люди могут опосредованно переживать диссонанс, основано на сочетании теории диссонанса с теорией социальной идентичности ( McKimmie, 2015, ; Tajfel, 1970, ; Tajfel & Turner, 1986, ; Hogg, 2001, ). Социальная группа имеет первостепенное значение в теории социальной идентичности, потому что она является одним из основных источников самооценки людей.Они образуют общие узы с другими членами группы, получая удовлетворение от успеха своей группы и успехов отдельных лиц, составляющих группу. Они также разделяют отрицательные эмоции (Mackie & Smith 1998), которые, как мы предсказывали, будут включать когнитивный диссонанс.

В качестве иллюстрации косвенного диссонанса Нортон, Монин, Купер и Хогг ( 2003 ) попросили австралийских студентов из Университета Квинсленда понаблюдать за однокурсником, которого попросили сделать решительное заявление о том, что необходимо увеличить плату за обучение.Однокурсник указал, что он против повышения гонорара, но тем не менее принял приглашение написать его. Если вы решите написать контрразведочное заявление, зная, что оно может быть использовано для увеличения платы за обучение в университете, спичрайтер должен испытать диссонанс и изменить свое отношение к гонорарам. Нас интересовал не писатель (который на самом деле был сообщником экспериментатора), а скорее наблюдатель. Наблюдатель был членом той же социальной группы, что и писатель, и мы предсказали, что наблюдатель испытает когнитивный диссонанс.Мы прогнозировали, что наблюдатель станет более благосклонно относиться к повышенным гонорарам.

Результаты показали, что наблюдатель изменил свое отношение в сторону поведения писателя. Это произошло при тех же условиях, которые, как мы знаем, имеют решающее значение для возбуждения диссонанса:

  • У писателя был свободный выбор написать или отказаться писать свое эссе,
  • Была вероятность возникновения неприятного события (убеждение сотрудников университета) в его поведении.
  • В соответствии со слиянием теории социальной идентичности и теории диссонанса, изменение отношения происходило как функция влечения участников к своей группе.Чем более позитивно люди относятся к своей группе, тем сильнее меняется отношение.

Мы также обнаружили, что косвенный диссонанс опосредован косвенным возбуждением. Мы спросили участников, насколько, по их мнению, было бы неудобно, если бы они оказались на месте своих товарищей по группе. Чем больше дискомфорта, по их мнению, они могли бы испытать в шкуре партнера, тем сильнее изменилось отношение.

Лицемерие: Диссонанс, когда вы говорите то, во что вы верите

Эллиот Аронсон был одним из основоположников теории когнитивного диссонанса.Будучи аспирантом, работающим с Фестингером, Аронсон был вовлечен во многие гениальные парадигмы, которые привели к неочевидным открытиям теории диссонанса. Аронсон и Фестингер всегда расходились во мнениях по одному важному пункту: Аронсон никогда не считал, что диссонанс вызван несоответствием между какой-либо парой познаний, а скорее, что одно из этих познаний должно касаться самого себя ( Aronson, 1968 , 1999 ) . Он рассуждал, что хорошие люди не делают плохих поступков. Если бы у меня было хорошее чувство собственного достоинства и я положительно отношусь к себе, то я бы не стал заставлять своего однокурсника поверить во что-то, что не соответствует действительности, и не стал бы страдать, чтобы достичь посредственной цели, и я, конечно же, не принял бы плохое решение. среди альтернативных вариантов.Он считал, что диссонанс — это несоответствие между действием и чувством собственного достоинства.

Аронсон также не согласился с версией диссонанса New Look. Тибодо и Аронсон (, 1992, ) утверждали, что для возникновения диссонанса не обязательно иметь негативные последствия. В поддержку своей позиции Аронсон, Фрид и Стоун (, 1991, ) создали процедуру изучения диссонанса, которая стала известна как парадигма лицемерия. В двух исследованиях по профилактике СПИДа Аронсон и др. (, 1991, ; Stone, Aronson, Crain, Winslow & Fried, 1992) попросили участников написать речи в пользу использования презервативов во время каждого полового акта, чтобы снизить риск СПИДа.Якобы целью выступлений было убедить младших подростков пользоваться презервативами. Чувство лицемерия создавалось тем, что участников просили вспомнить любые случаи из своего недавнего прошлого, когда они не использовали презервативы. По мнению Тибодо и Аронсона ( 1992 ), эта процедура вызвала диссонанс, заставив участников сосредоточиться на несоответствии между их защитой и поведением в прошлом. Они предполагают, что негативных последствий не было, но возник диссонанс.Участники, чей диссонанс был создан лицемерием, увеличили свое намерение использовать презервативы.

В последующем анализе Stone & Cooper ( 2001 ) оспаривал анализ лицемерия Тибодо и Аронсона. Мы утверждали, что лицемерие порождает диссонанс, потому что вспоминание и осознание людьми своего прошлого поведения по определению является воспоминанием о потенциальных неприятных последствиях. Напоминание о решении не использовать презервативы само по себе означает вспоминание того, когда вы вольны вели себя, что могло вызвать СПИД или нежелательную беременность.На наш взгляд, высказывание в пользу того, что вы считали, вызывало диссонанс, потому что оно заставляло осознать ваше предыдущее решение действовать таким образом, который мог иметь серьезные предсказуемые последствия.

Несмотря на теоретические противоречия, парадигма лицемерия подтолкнула исследования диссонанса в новую эру. Привлекая воспоминания о прошлом как источник потенциальных негативных последствий, теория когнитивного диссонанса может стать теоретической основой для усилий по изменению поведения таким образом, чтобы это способствовало укреплению физического и психического здоровья.

НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ПОЗНАВАТЕЛЬНОГО ДИСОНАНСА: от теории к применению и обратно

Социальная психология всегда одинаково интересовалась теоретическим продвижением и практическим применением своих теорий. Однако преждевременное применение теории на практике может быть рискованным для обоих применений, поскольку такое применение может привести к неправильному применению теории, поскольку теория не была достаточно исследована до ее применения. С другой стороны, исключительный интерес к построению теории рискует проявить снисходительность к нюансам и упустить возможность продемонстрировать полезность нашего теоретического понимания.

Пришло время для диссонанса показать свой характер как принципа изменения реального мира. Это не означает, что диссонанс остался лабораторной наукой без практического применения. Напротив, When Prophecy Fails ( Festinger et al., 1956, ) был анализом и предсказанием того, что случится с реальными людьми в реальном мире, которые приняли на себя предсказание, которое противоречило бы реальности. Купер, Дарли и Хендерсон ( 1974 ) изучали влияние диссонанса на политические избирательные кампании.Став ( 1974 ) использовал теорию диссонанса, чтобы понять реакцию американцев на лотерею, которая определяла, будут ли они призваны на войну во Вьетнаме. Тем не менее, исследования, проведенные в 21, и годах, показывают, что диссонанс все чаще переносится на проблемы реального мира из мира бизнеса, здравоохранения, политики и многого другого. Я считаю, что социологи так много узнали о концепции диссонанса как о силе, которая движет нашими мыслями и поведением, что мы находимся в прекрасном положении, чтобы уверенно применять ее для улучшения аспектов жизни людей.

Давайте рассмотрим диссонанс применительно к психическому здоровью. Много десятилетий назад я утверждал, что когнитивный диссонанс может быть основным механизмом успешной психотерапии, независимо от типа предлагаемой терапии ( Cooper, 1980, ). От психоаналитических подходов до когнитивных и поведенческих вмешательств клиенты оказываются в ситуации, очень похожей на участников классического эксперимента по обоснованию усилий Аронсона и Миллса (Aronson & Mills, 1959). Участники Aronson & Mills пришли к выводу, что цель, которую они пытались достичь, зависит от количества усилий, затраченных на ее достижение.Чем больше усилий, тем больше симпатия к цели. В психотерапии клиентов просят заниматься сложной и неприятной деятельностью, например, рассказывать о своих тревогах, воскрешать болезненные воспоминания, интерпретировать некоторые из их неловкого поведения и при этом платить за все это своим временем и деньгами. Такое свободно выбираемое поведение, требующее усилий, ведет к диссонансу и, как следует из Аронсона и Миллса (1959), может привести к увеличению ценности цели, которую пытаются достичь клиенты.

Чтобы проверить это предположение, я попросил добровольцев, у которых была диагностирована фобия по поводу змей, принять участие в исследовании, призванном помочь им уменьшить их страх ( Cooper, 1980, ). Когда участники прибыли в лабораторию, их познакомили с Озом, нашим двухметровым удавом, который невинно свернулся клубочком в стеклянном резервуаре. Экспериментатор попросил участника подойти как можно ближе к Озу. Это расстояние было тайно измерено метками, нанесенными на пол.Затем экспериментатор спросил половину участников, готовы ли они пройти нашу терапию, предупредив их, что это может быть сложно или неудобно. Другой половине не было предоставлено никакого выбора относительно участия в сложной, неловкой терапии. Сама терапия действительно была трудоемкой, но не так, как ожидали участники. Это была чисто физическая терапия, включающая поднятие тяжестей и выполнение гимнастических упражнений. По завершении нескольких минут терапии, требующей усилий, участники вернулись в комнату, в которой лежал Оз, и их попросили подойти к змее во второй раз.Разница в том, насколько близко они подошли к Озу, служила нашей мерой успеха терапии. Результаты показали, что эффект от усилий был весьма успешным. Как и было предсказано диссонансом, участники в условиях высокого выбора подходили к змее более чем на 10 футов после терапии, но в условиях низкого выбора и контрольных условий повторного тестирования улучшений не наблюдалось.

Несколько других исследований подтвердили предположение о том, что диссонанс может быть активным фактором, вызывающим положительные изменения в психическом здоровье людей.Используя подход, основанный на оправдании усилий, Axsom (1989) продемонстрировал, что личная ответственность за участие в терапии, требующей усилий, может помочь студентам облегчить речевую тревогу. Точно так же было обнаружено, что оправдание усилий полезно для уменьшения страха клиентов перед самоуверенностью ( Cooper, 1980, ). В области физического здоровья Axsom & Cooper ( 1985 ) показали, что диссонанс может быть использован для того, чтобы помочь людям с клиническим ожирением сбросить значительное количество веса, и что вызванная диссонансом потеря веса длилась не менее шести месяцев после процедуры. .Используя другую парадигму, вызывающую диссонанс, Mendonca & Brehm (, 1983, ) показали, что создание у детей с ожирением ощущения того, что они выбирают, какой из двух методов лечения использовать, приводит к большей потере веса, чем назначение детям терапии.

На мой взгляд, эти исследования интересны, потому что они обеспечивают связь между теоретическими вопросами, которые мы изучали в лаборатории, и реальными практиками, которые могут улучшить жизнь. Однако многие исследователи не достигают цели превратить исследование в добросовестную практику.Я предлагаю теоретикам диссонанса более активно участвовать в жизни людей, предлагая методы лечения, доступные людям. Axsom & Cooper ( 1985 ) использовали лабораторные процедуры, чтобы продемонстрировать, что люди могут похудеть, если они мотивированы диссонансом, но такое лечение никогда не стало доступным для людей. Большинство из нас оставалось преданными нашим лабораториям, в то время как практикующие либо не знали об исследованиях, либо не были уверены в их полезности.

Времена начинают меняться, и теоретики диссонанса были частью этого изменения.21, , век. Литература показывает, что количество практических процедур, которые используются и оцениваются, увеличивается, особенно в области улучшения здоровья. Основываясь на теории когнитивного диссонанса, Body Project был разработан как средство для оказания помощи людям с неправильным изображением тела и расстройствами пищевого поведения ( Stice, Rohde & Shaw, 2013, ). Оценочные исследования показали, что этот подход оказывает значительное влияние на расстройства пищевого поведения среди женщин в выборке из США ( Green et al., 2018 ) и удовлетворенность своим телом среди мужчин в Соединенном Королевстве ( Jankowski et al, 2017 ). Теория диссонанса породила другие терапевтические процедуры, включая методы лечения, помогающие бросить курить ( Simmons, Heckman, Fink, Small & Brandon, 2013, ), упражнения ( Azdia, Girandella & Andraud, 2002, ), злоупотребление психоактивными веществами ( Steiker, Powell , Goldbach & Hopson, 2011, ) и депрессии ( Tryon & Misurell, 2008, ). Так и должно быть, поскольку, возможно, ни одна теория не изучалась, критиковалась, поддерживалась и изменялась чаще, чем когнитивный диссонанс.В лаборатории и в полевых условиях мы изучили тонкости и нюансы процесса диссонанса. Уместно ускорить применение диссонанса к процессам и учреждениям, которые могут оказать реальную помощь людям.

Вернуться в лабораторию

Призыв уделять больше внимания применению исследования диссонанса на практике одновременно является призывом продолжить изучение диссонанса в лаборатории. Новые взгляды на диссонанс и новые комбинации диссонанса с другими процессами еще предстоит открыть.Любое их количество может привести к новым и ценным подходам, которые помогут людям в их повседневной жизни. Одним из примеров наших собственных текущих исследований является изучение косвенного лицемерия. Как мы отмечали ранее, идея о том, что диссонанс может переживать один член группы из-за противодействующего поведения со стороны другого члена группы, возникла из союза теории диссонанса с теорией социальной идентичности. В социальных группах члены испытывают интерсубъективность с другими членами своей группы и чувствуют себя единым целым с этими членами.Мы обнаружили ( Norton et al, 2003 ), что члены группы испытывали диссонанс, когда их товарищи по группе делали заявления, противоречащие их взглядам.

Недавно мы предположили, что сочетание личного лицемерия с социальной идентичностью может создать косвенное лицемерие ( Focella, Stone, Fernandez, Cooper & Hogg, 2016 ), так же как обычное членство в группе вызывало косвенный диссонанс в предыдущих исследованиях. В качестве иллюстрации Focella et al. ( 2016 ) установили косвенное лицемерие, заставив участников стать свидетелями того, как сокурсник публично заявляет про отношение к использованию солнцезащитного крема всякий раз, когда кто-то выходит на улицу.Участники также стали свидетелями того, как спикер признался, что были случаи, когда она не следовала своему собственному совету, то есть она забывала или пренебрегала солнцезащитным кремом в прошлом. В серии исследований мы обнаружили, что свидетели укрепляли свое собственное отношение и намерения использовать солнцезащитный крем, а также покупали больше солнцезащитного крема после того, как увидели признание своего сокурсника в лицемерии. Согласно теории косвенного лицемерия, это происходило, когда лицемерный студент находился в той же группе, что и участник, и когда участник сильно отождествлялся со своей группой.

Подвиговое лицемерие открывает новую захватывающую возможность для перевода теории диссонанса из экспериментальных исследований в реальное приложение, которое поможет людям работать над улучшением своего здоровья. Ирония заключается в том, что люди в целом соглашаются с поведением, направленным на пользу здоровью, но не имеют достаточной мотивации для этого. Курильщик хочет бросить курить, тучный человек хочет заниматься спортом и соблюдать диету, загорающий хочет защитить себя от рака кожи. Поскольку такое поведение скорее про-отношенческое, чем противоестественное, лучший способ добиться изменений — это вызвать основанное на диссонансе мотивационное побуждение к лицемерию.Как мы видели в лабораторных исследованиях, разжигание диссонанса через лицемерие привело к увеличению количества презервативов для защиты от ВИЧ / СПИДа, более широкому использованию солнцезащитного крема для защиты от рака и других просоциальных форм поведения, включая водосбережение.

Подменное лицемерие может стать лупой; эффективно распространять мотивацию на всю группу людей одновременно. К этому моменту мы изучали косвенное лицемерие в контексте, в котором один человек наблюдал, как другой член группы делает строгое про-отношение к важному поведению, касающемуся здоровья, например, к использованию солнцезащитного крема, а также наблюдали, как этот человек признается, что он или она действовал лицемерно.В принципе, процедура заместительного лицемерия может быть адаптирована для всей социальной группы. Все члены группы могут стать свидетелями того, как один из ее членов признает лицемерие. Заместительный диссонанс предсказывает, что все члены группы испытают лицемерие, и вся группа будет мотивирована принять здоровое поведение, которое является фокусом вмешательства.

Будущие исследователи должны принять двоякий подход к диссонансу. Пока мы продолжаем искать нюансы и новшества в лаборатории, нам необходимо ускорить преобразование диссонанса из уважаемых лабораторных традиций в принципы, которые важны в жизни людей.Наиболее легко это сделать в области здравоохранения, но также может повлиять на политическую и экономическую сферы. Как мы понимаем иррациональное поведение на финансовых рынках? Как мы понимаем некоторые необычные политические взгляды современных демократий, которые льстят лидерам, которые, кажется, готовы пойти на компромисс с этими демократиями? Более чем шесть десятилетий исследований когнитивного диссонанса должны вселить в нас уверенность в том, что мы сможем продуктивно выполнять эти переводы.

Что происходит с мозгом во время когнитивного диссонанса?

Кейсе Идзума , преподаватель кафедры психологии Йоркского университета в Англии, отвечает:

Когнитивный диссонанс — это чувство дискомфорта, которое вы испытываете, когда пытаетесь одновременно придерживаться двух или более противоречивых убеждений, или когда вы верите в одно, но действуете противоречивым образом.Например, вы решаете похудеть, а затем наедаетесь пирогом. Несоответствие может нервировать, и люди часто пытаются устранить диссонанс, изменив свое отношение. Поэтому, чтобы чувствовать себя лучше из-за измены в диете, мы можем сказать себе, что завтра мы отправимся на пробежку.

Каково нейронное объяснение этого распространенного типа психологического стресса? Благодаря достижениям в методах визуализации, особенно функциональной МРТ, исследователи недавно определили ключевые области мозга, связанные с когнитивным диссонансом.Наиболее часто затрагивается задняя часть медиальной лобной коры (pMFC), которая, как известно, играет важную роль в предотвращении неблагоприятных исходов и является мощным встроенным инстинктом выживания. В исследованиях фМРТ, когда испытуемые лгут своему сверстнику, несмотря на то, что они знают, что лгать неправильно — задача, которая ставит их действия и убеждения в противоречие, — загорается pMFC.

Недавно я и мои коллеги продемонстрировали причинную связь между активностью pMFC и изменением отношения, необходимым для уменьшения диссонанса.Мы вызвали когнитивный диссонанс у 52 участников, поставив им оценку двух обоев. Когда их попросили оценить свой выбор при втором просмотре, некоторые участники осознали, что они фактически отказались от своих предпочтительных обоев, тогда как другие изначально выбрали свой наименее любимый вариант. Мы обнаружили, что, временно снижая активность pMFC с помощью техники, называемой транскраниальной магнитной стимуляцией (TMS), мы также можем уменьшить изменения их отношения и их желание создать последовательность.

Дополнительные исследования показали, что когнитивный диссонанс затрагивает другие области мозга, такие как островок и дорсолатеральная префронтальная кора (DLPFC). Островок, который обрабатывает эмоции, часто становится более активным, когда люди расстроены или сердиты, а DLPFC тесно связан с когнитивным контролем. Одно исследование показало, что нарушение активности DLPFC путем удара по нему электродами снижает степень, в которой мы пытаемся рационализировать наши убеждения после когнитивного диссонанса.

Хотя люди могут думать, что когнитивный диссонанс — это плохо, на самом деле он помогает нам сохранять психическое здоровье и счастье. Это может заставить нас почувствовать удовлетворение своим выбором — или, по крайней мере, позволить нам его оправдать, — особенно когда его нелегко отменить. Устранение диссонанса может помочь предотвратить неправильный выбор или побудить нас сделать правильный выбор. Это желание примириться с нашими решениями может быть тем, что вдохновляет нас на этот пробег, в конце концов.

Когнитивный диссонанс | За пределами несговорчивости

Автор
Фил Баркер

Первоначально опубликовано в сен.2003 г., «Текущие последствия» добавила Хейди Берджесс в августе 2017 г.

Текущее значение

В этом эссе говорится о, казалось бы, противоположных вещах: как когнитивный диссонанс увековечивает конфликт и как его можно использовать для деэскалации или даже разрешения конфликта.

Его важность была особенно очевидна в Соединенных Штатах во время последнего цикла президентских выборов, и теперь, когда Дональд Трамп стал президентом Соединенных Штатов. Подробнее …

Что такое когнитивный диссонанс?

В 1957 году Леон Фестингер опубликовал теорию когнитивного диссонанса, которая изменила взгляд психологов на принятие решений и поведение.[1] По своей сути теория когнитивного диссонанса довольно проста. Это начинается с идеи познания. Познания — это просто кусочки знания. Они могут относиться к любому разнообразию мыслей, ценностей, фактов или эмоций. Например, то, что я люблю мороженое, — это познание. Таков факт, что я мужчина. У людей в голове бесчисленное множество познаний.

Большинство познаний не имеют ничего общего друг с другом. Например, два упомянутых ранее познания (что я мужчина и что люблю мороженое) не связаны между собой.Однако некоторые познания связаны с . Например, возможно, я сладкоежка и люблю мороженое. Эти познания «согласны», что означает, что они связаны и одно следует из другого. Они идут вместе, так сказать.

Однако иногда у нас есть когниции, которые связаны, но не вытекают друг из друга. На самом деле они могут быть противоположностями. Например, возможно, я люблю мороженое, но я тоже пытаюсь похудеть. Эти две мысли проблематичны: если я ем мороженое, я могу набрать вес, а если я действительно хочу похудеть, я не могу есть мороженое.Эти типы познания называют «диссонансными».

Основная идея теории когнитивного диссонанса состоит в том, что люди не любят диссонирующие когниции. Фактически, многие люди утверждают, что желание иметь согласные мысли так же сильно, как и наши основные желания пищи и жилья. В результате, когда кто-то действительно переживает два или более диссонирующих познания (или противоречивые мысли), он попытается избавиться от диссонанса.

Устранение когнитивного диссонанса

Есть несколько ключевых способов, которыми люди пытаются преодолеть или избавиться от когнитивного диссонанса.Один заключается в игнорировании или устранении диссонирующих познаний. Делая вид, что мороженое для меня неплохо, я могу съесть свой торт и, так сказать, съесть его. Игнорирование диссонирующего познания позволяет нам делать то, что мы иначе сочли бы неправильным или неуместным.

Еще один способ преодолеть когнитивный диссонанс — изменить важность (или ее отсутствие) определенных познаний. Решив, что мороженое очень вкусное (я не могу без него обойтись) или что похудение не так важно (я все равно выгляжу хорошо), проблему диссонанса можно уменьшить.Если одно из диссонирующих познаний перевешивает другое по важности, разуму легче справляться с диссонансом — и в результате я могу есть мороженое и не чувствовать себя плохо из-за этого.

Еще один способ, которым люди реагируют на когнитивный диссонанс, — это добавление или создание новых познаний. Создавая или подчеркивая новые познания, я могу подавить тот факт, что я знаю, что мороженое вредно для моей потери веса. Например, я могу подчеркнуть новые мысли, такие как «Я тренируюсь три раза в неделю», или «Мне нужен кальций и молочные продукты», или «Я немного пообедал» и т. Д.Эти новые познания позволяют уменьшить диссонанс, поскольку теперь у меня есть несколько познаний, которые говорят, что мороженое — это хорошо, и только одно, которое говорит, что я не должен его есть.

Наконец, возможно, самый важный способ борьбы с когнитивным диссонансом — это в первую очередь предотвратить его. Если кому-то представлена ​​информация, которая не соответствует тому, что он уже знает, самый простой способ справиться с этой новой информацией — игнорировать ее, отказываться принимать ее или просто избегать такого рода информации в целом.Таким образом, новое исследование, в котором говорится, что мороженое приносит больший вес, чем первоначально предполагалось, можно было бы легко решить, игнорируя его. Кроме того, можно предотвратить будущие проблемы, просто избегая такой информации — просто отказываясь читать исследования по мороженому, журналы о здоровье и т. Д.


Деннис Сандол объясняет, что переходы между парадигмами очень трудны и часто чреваты всплеском насилия.

Применение когнитивного диссонанса к конфликту

Роль когнитивного диссонанса в сохранении конфликта

Когнитивный диссонанс может сыграть огромную роль в конфликте — как в его сохранении, так и в его устранении.Как крупномасштабные, так и мелкие конфликты могут усугубляться и / или уменьшаться из-за когнитивного диссонанса. Пример из этнического конфликта может помочь продемонстрировать.

Крупномасштабный конфликт, особенно конфликт, основанный на идентичности, такой как этнический конфликт, может быть увековечен когнитивным диссонансом. В Северной Ирландии, например, образ протестантов или католиков как бесчеловечных допускает действия, которые в противном случае не могли бы быть увековечены. Это также может привести к тому, что люди, вовлеченные в конфликт, будут игнорировать информацию, которая может противоречить этим точкам зрения.Например, католик может намеренно избегать или просто не воспринимать идеи, которые рисуют протестантов в позитивном свете, или наоборот. Когда негативные познания возникают, они часто подкрепляются другими подобными познаниями, в то время как противоречивые мысли (которые проливают свет на ситуацию) игнорируются или избегаются.

Все это означает, что протестант или католик, которые иным образом могут твердо убеждать в том, что «не убий», могут участвовать в террористической деятельности.Хотя эти два познания диссонируют, этот диссонанс можно преодолеть, создав новые познания («они не люди» или «они варвары» и т. Д.) Или подчеркнув одно познание за счет другого. Возможно, что еще более важно, конфликт может быть увековечен тем фактом, что эти люди не открыты для новой информации, которая могла бы развеять эти ложные представления о другой стороне. Таким образом, израильтянин может не захотеть слышать о мыслях, чувствах и семье палестинца, потому что они противоречат взгляду Израиля на палестинцев как на бесчеловечных.

Подобные примеры можно найти на всех уровнях конфликта. Люди, стоящие по обе стороны от спора об абортах, могут не желать смотреть на новую информацию о позиции другой стороны в попытке избежать когнитивного диссонанса. Эта концепция помогает объяснить, почему люди так противятся контраргументам, особенно когда это касается ценностей или убеждений, которые для них очень важны. Когнитивный диссонанс настолько неприятен, что люди часто предпочитают быть ограниченными, чем быть информированными и иметь дело с последствиями когнитивного диссонанса.


Деннис Сандол говорит о важности понимания парадигм людей, вовлеченных в конфликт.

Роль когнитивного диссонанса в уменьшении конфликтов

Несмотря на желание людей избежать этого, правильное использование когнитивного диссонанса может быть полезным инструментом в преодолении конфликта. Когнитивный диссонанс — это основной инструмент обучения в целом. Создание диссонанса может вызвать изменение поведения или отношения.Создавая когнитивный диссонанс, вы заставляете людей реагировать. Другими словами, ребенка можно побудить к обучению, создав диссонанс между тем, что, по его мнению, он знает, и тем, что он на самом деле делает — привлекая внимание к тому факту, что он знает, что воровство — это плохо, даже если он взял печенье и т. Д. Та же идея можно использовать у взрослых. Вводя когнитивный диссонанс (указывая на конфликт между тем, что люди знают и делают), мы можем стимулировать изменение мыслей или действий.

Возвращаясь снова к конфликту в Северной Ирландии, указывая на противоречие между религиозными убеждениями и терроризмом, людей можно заставить пересмотреть свои действия.Протестантский или католический террорист может участвовать в насильственных действиях, потому что в своем сознании они дегуманизировали другую сторону. Это устраняет любой диссонанс между их действиями и их убеждениями против убийства или насилия. Путем введения новой информации — возможно, подчеркивая человечность другой стороны (их семьи, их жизнь, позволяя обеим сторонам встречаться в непринужденной обстановке и т. Д.) — создается новый диссонанс между тем, что они делают, и тем, что они делают сейчас. знаю, чтобы быть правдой. Это вызывает реакцию.Теперь человек должен либо изменить свои действия, либо скорректировать свои мысли, чтобы учесть эту новую информацию.

Точно так же в дебатах об абортах предоставление новой информации обеим сторонам может привести к примирению через понимание и изменения как в действиях, так и в мыслях. Хотя люди могут никогда не прийти к согласию в отношении политики и политики абортов, конфликт — особенно насильственный конфликт — можно уменьшить и устранить.

Как вызвать когнитивный диссонанс

Диалог — это один из методов создания когнитивного диссонанса и, следовательно, изменения отношения, который использовался как в этих, так и во многих других случаях.Например, в рамках проекта Public Conversations Project в Кембридже, Массачусетс (США), на протяжении многих лет ведутся диалоги между активистами, выступающими за аборты, и за аборты. Хотя люди не покидают эти диалоги, перейдя на другую сторону, они выходят из них с новым уважением к людям «по ту сторону» и пониманием того, что логичные, рациональные, «хорошие» люди могут чувствовать противоположное отношение к этому. проблема. Это имеет тенденцию смягчать их подход к защите интересов, в целом делая его более конструктивным, чем он мог бы быть в противном случае.[2]

Обезоруживающее поведение — еще один способ вызвать когнитивный диссонанс. Это достигается путем простого изучения того, что другая сторона думает или ожидает от вас, а затем делает что-то совсем другое. Например, если другая сторона считает вас равнодушным и жестоким, сделайте небольшой жест, который продемонстрирует, что вам небезразличны чувства или ситуация другой стороны. Это вызывает когнитивный диссонанс. Как обсуждается в эссе о обезоруживающем поведении, просто сделать это один раз может быть недостаточно, чтобы изменить чье-либо отношение или поведение, поскольку они, скорее всего, проигнорируют диссонирующую информацию.Однако если это сделать несколько раз или если поведение достаточно заметно, чтобы его нельзя игнорировать, результаты иногда бывают поразительными. Двумя яркими примерами этого процесса были неожиданная поездка президента Египта Анвара Садата в Израиль в 1977 году и поездка советского премьера Горбачева в Соединенные Штаты в 1990 году. Оба этих лидера никогда раньше не посещали «вражескую» страну, а когда они это сделали, они были настолько красивы, что это изменило мнение израильтян и американцев о «доброте» и намерениях «врага».»(Более подробную информацию об этих поездках можно найти в эссе об обезоруживающем поведении.)

Любой способ улучшить межличностное общение и контакты — это еще один способ вызвать диссонанс, разрушить стереотипы и начать укреплять доверие там, где его раньше не было. Совместные проекты, семинары по решению проблем, семинары по уменьшению предрассудков и обучение толерантности — все это способы создать когнитивный диссонанс и изменить враждебное отношение между спорящими сторонами на отношения, которые могут быть более примирительными и поддающимися трансформации конфликта.

Текущее значение

В этом эссе говорится о, казалось бы, противоположных вещах: как когнитивный диссонанс увековечивает конфликт и как его можно использовать для деэскалации или даже разрешения конфликта.

Его важность была особенно очевидна в Соединенных Штатах во время последнего цикла президентских выборов, и теперь, когда Дональд Трамп стал президентом Соединенных Штатов.

Одним из важнейших факторов подъема Трампа были социальные сети, которые сторонники Трампа широко использовали для создания очень негативного образа Хиллари Клинтон, ее поведения и политики, одновременно создавая исключительно позитивный образ Дональда Трампа.Всякий раз, когда публиковались новости, противоречащие этим изображениям, они назывались «фейковыми новостями», а Трамп называл СМИ «врагами американского народа». Таким образом, то, как Трамп и его последователи отреагировали на множество негативных историй о Трампе — например, о его женоненавистничестве, о его расизме или о его неопытности, — которые противоречили их образу Трампа как сильного и эффективного лидера, заключалось в отрицании правда этих историй. Они были сочтены результатом медийной «охоты на ведьм».

Расширением этой динамики является то, что теперь у нас есть две основные и гораздо больше вторичных социальных групп в этой стране, которые имеют совершенно разные представления о том, что происходит и почему.Кажется, что мы живем на разных планетах. Следовательно, наша способность понимать «другого» или сопереживать «другому» почти равна нулю.

Означает ли это, что когнитивный диссонанс бессилен как инструмент разрешения конфликтов? Это, конечно, усложняет его использование, но все же возможно.

Хотя когнитивный диссонанс как эскалатор конфликта работает на уровне массовой коммуникации, его использование в качестве модератора конфликта чаще всего должно происходить на межличностном уровне. Когда люди прилагают усилия, чтобы по-настоящему соединиться с людьми, находящимися по другую сторону «фактического разрыва», и с сочувствием выслушать их, это может создать когнитивный диссонанс, который фактически смягчает образы врага, снижает делегитимизацию и помогает залечивать раны между группами.

Это означает, что для того, чтобы это сработало, нам нужно отвернуться от наших социальных сетей и действительно начать разговаривать с реальными людьми, в том числе с теми, кто находится «на другой стороне». Если большое количество людей захотят это сделать … стереотипы и образы врагов могут быстро начать растворяться, и наши политические разногласия одновременно уменьшатся и станут намного более сложными. Но, как мы исследовали на семинаре Frontiers о сложности, эта сложность на самом деле полезна для разрешения неразрешимых конфликтов, поскольку она разбивает слишком простые образы «по сравнению с ними» и заменяет их гораздо более сложными образами «другого», которые предоставить несколько способов ответа и примирения.

— Хайди Берджесс. Август, 2017.

Вернуться к началу эссе


[1] Леон Фестингер, Теория когнитивного диссонанса , Стэнфордский университет, Стэнфорд, Калифорния, 1957.

[2] См. Www.publicconversations.org для описания их работы и, в частности, http://www.publicconversations.org/pcp/resources/resource-detail.asp?ref-id=102 для описания хорошо- публичный диалог об абортах и ​​его результатах.


Используйте следующее для цитирования этой статьи:
Barker, Phil.»Когнитивный диссонанс.» Неукротимый . Ред. Гай Берджесс и Хайди Берджесс. Консорциум информации о конфликтах, Колорадский университет, Боулдер. Опубликовано: сентябрь 2003 г. .


Теория когнитивного диссонанса

).

Одним из преимуществ теории диссонанса является то, что она может рассматривать более двух познаний одновременно. Другое преимущество в том, что он признает, что некоторые познания более важнее других, и важность познания влияет на величину диссонанса.В частности, диссонанс Теория предсказывает, что на величину диссонанса влияют два фактора: (1) соотношение диссонирующего и согласного познания и (2) важность познания.

Например, если я знаю четыре плохих и шесть хороших вещей о моем друге Бобе, я должен испытать больше диссонанса, чем если я знаю одно плохое и шесть хороших вещей. В примере ниже, подумайте, сколько диссонанса было бы, если бы у меня все четыре диссонирующие мысли против того, если бы у меня была только одна из эти познания.Имеет смысл, что более непоследовательные мысли, которые у меня есть, тем больший диссонанс я должен испытать.

_________________________
Познания о Бобе

Созвучные мысли:
C1 Боб забавный.
C2 Боб любит баскетбол (как и я).
C3 Боб любит рок-н-ролл (как и я).
C4 Боб — верный друг.
C5 Боб любит боевики / приключенческие фильмы (как и я).
C6 Боб помогал мне с алгеброй в старшей школе.

Диссонирующие мысли:
D1 Боб не любит моего брата.
D2 Боб любит эти дурацкие фильмы ужасов (в отличие от меня).
D3 Боб действительно запутался.
D4 Боб иногда заходит слишком далеко, высмеивая людей.
_______________________________
Кроме того, важность этих хороших и плохих мыслей имеет значение.Если мой брат действительно важен для меня, первая диссонирующая мысль, что Бобу не нравятся мои брат (D1), мог создать большой диссонанс. С другой рука, если я не близок со своим братом, это познание не будет беспокоит меня так же. Таким образом, теория диссонанса рассматривает все соответствующие мысли сразу, учитывая как пропорцию непротиворечивого (согласного) и несогласованного (несогласованного) мысли и важность этих мыслей.Теория баланса и теория конгруэнтности могут рассматривать только одну идею и ни то, ни другое. теория учитывает важность идей.

Теория диссонанса предполагает, что есть три способа восстановить созвучие. Во-первых, можно изменить познание на уменьшить диссонанс. Если бы у меня была новая информация, предлагающая что Бобу очень понравился мой брат, а потом моя идея, что Боб не нравится, что мой брат (D1) может измениться (в C7, Боб любит мой брат).Это должно уменьшить мой диссонанс по поводу Боба. Во-вторых, человек, испытывающий диссонанс, может добавить новый познание. Например, я мог бы решить, что Боб просто не знаю моего брата очень хорошо, и что если Боб узнает его, Чувство Боба к моему брату почти наверняка изменять. Третий способ уменьшить диссонанс — изменить важность познания. Я мог это решить, потому что Боб почти никогда не видел своего брата, я мог бы уменьшить важность Бобс испытывает чувство к моему брату, которое уменьшит мою диссонанс.Одно важное ограничение теории диссонанса (в отличие от теории конгруэнтности, например) заключается в том, что когнитивная Диссонанс не предсказывает, каким будет диссонанс снижается в любой ситуации.

Очевидное следствие теории когнитивного диссонанса состоит в том, что если вы хотите изменить чье-то отношение, вы можете попробовать создать диссонанс относительно отношения и надежды этого человека это желаемое изменение отношения приведет к этому.Однако есть и другие последствия когнитивного диссонанса. Много исследования диссонанса были сосредоточены на принятии решений, пропагандистская деятельность, направленная против отношения, принудительное подчинение и выборочная доступ к информации.

Когнитивный диссонанс

Пояснения> Теории > Когнитивный диссонанс

Описание | Исследовательская работа | Пример | Ну и что? | Видеть также | Список литературы

Описание

Это чувство дискомфортного напряжения, возникающее из-за одновременно удерживая в уме две противоречивые мысли.

Диссонанс увеличивается с:

  • Важность предмета для нас.
  • Как сильно конфликтуют диссонирующие мысли.
  • Наша неспособность рационализировать и объяснить конфликт.

Диссонанс часто бывает силен, когда мы верим во что-то мы сами, а затем делаем что-то против этой веры. Если я верю, что я хорош, но сделать что-то плохое, тогда дискомфорт, который я чувствую в результате, является когнитивным диссонанс.

Когнитивный диссонанс — очень мощный мотиватор, который часто заставляют нас изменить то или иное противоречивое убеждение или действие. В дискомфорт часто ощущается как напряжение между двумя противоположными мыслями. К снять напряжение, мы можем предпринять одно из трех действий:

  • Измените наше поведение.
  • Обоснуйте наше поведение, изменив противоречивые познания.
  • Обосновывайте наше поведение, добавляя новые познания.

Диссонанс наиболее силен, когда он связан с нашим представлением о себе.Чувство глупости, безнравственности и т. Д. (Включая внутренние проекции во время принятия решений) — это диссонанс в действии.

Если действие было завершено и не может быть отменено, то диссонанс постфактум заставляет нас изменить наши убеждения. Если убеждения перемещается, то при принятии решения возникает диссонанс, вынуждающий нас принять действия, которые мы бы не предприняли раньше.

Когнитивный диссонанс проявляется практически во всех оценках и решений и является центральным механизмом, с помощью которого мы испытываем новые различия в мир.Когда мы видим, что другие люди ведут себя иначе, чем мы их представляем, когда у нас возникают противоречивые мысли, мы испытываем диссонанс.

Диссонанс увеличивается с важностью и влиянием решение, наряду с трудностью отменить его. Дискомфорт по поводу неправильный выбор автомобиля больше, чем при выборе лампы.

Примечание. Теория самовосприятия дает альтернативный взгляд.

Исследования

Фестингер впервые разработал эту теорию в 1950-х годах, чтобы объяснить, как члены культ, которых их лидер, некая миссис Кич убедила, что земля собирались уничтожить 21 декабря, и что только они были спасены инопланетянами, на самом деле увеличили их приверженность культу на , когда этого не произошло (сам Фестингер проник в культ и хотел бы был очень удивлен, встретив зеленых человечков).Диссонанс мысли о быть такими глупыми было так здорово, что вместо этого они пересмотрели свои убеждения, чтобы встретить очевидными фактами: инопланетяне, заботясь о культе, вместо этого спас мир.

В более приземленном эксперименте Фестингер и Карлсмит заставили студентов лгать о скучном задании. Те, кто заплатили 1 доллар за выполнение задания. Было неудобно лежать.

Пример

Курильщики находят всевозможные причины, чтобы избавиться от своей нездоровой привычки.В альтернатива — почувствовать сильный диссонанс.

И что?

Использование

Когнитивный диссонанс играет центральную роль во многих формах убеждения. изменить убеждения, ценности, отношения и поведение. Напряжение может быть введено внезапно или позволено нарастать с течением времени. Людей можно перемещать во многие маленькие прыжки или один большой.

Оборона

Когда вы начнете чувствовать себя некомфортно, остановитесь и посмотрите, сможете ли вы найти внутренний конфликт.Тогда обратите внимание, как это произошло. Если бы это был кто-то другой, конфликта, вы можете решить больше не играть с ними.

См. Также

Теория согласованности, Пропаганда контр-отношения, Внешнее оправдание, недостаточное наказание, Диссонанс после принятия решения, теория самовосприятия

Список литературы

Фестингер (1957), Фестингер и Карлсмит (1959)

| zk | awa | gs | sp |

Когнитивный диссонанс — раскрытая этика

Когнитивный диссонанс — это психологический дискомфорт, который мы испытываем, когда наш разум одновременно принимает две противоречивые концепции.

Вопросы для обсуждения

1. В 1954 году лидер культа предсказал конец света. Конец света не наступил, но ее последователи верили в нее сильнее, чем когда-либо, когда она начала делать новые предсказания. Похоже ли, что здесь может быть какой-то когнитивный диссонанс? Объяснять.
2. Можете ли вы вспомнить время, когда вы страдали когнитивным диссонансом? Объяснять.
3. Как насчет морального диссонанса?
4. Вы когда-нибудь видели, чтобы кто-нибудь, возможно, в частной жизни или, может быть, общественный деятель, за которым вы наблюдали, действовал так, как описывает профессор Любан? Возможно, они долгое время выступали против определенной политики или практики, а затем, внезапно, когда их интересы изменились, изменилась и их позиция в отношении этой политики или практики.Объяснять.
5. Можете ли вы вспомнить время, когда ваша интуиция испытывала чувство вины и удерживала вас от нравственной ошибки?
6. Можете ли вы вспомнить время, когда вы игнорировали свою интуицию, а позже пожалели, что не сделали этого?

Примеры из практики

Пятерка в Центральном парке
В 1989 году молодая женщина, бегавшая трусцой в Центральном парке Нью-Йорка, была изнасилована и избита почти до смерти. Это громкое нападение на белого инвестиционного банкира в центре города было быстро названо «преступлением века».«Было сильное давление общественности с целью раскрыть дело, и действительно, полиция быстро арестовала пятерых молодых (от 14 до 16 лет) мужчин, которые были чернокожими и латиноамериканцами. Они были частью большой группы молодых людей, преследовавших прохожих в другой части парка.
После интенсивных допросов продолжительностью от 14 до 30 часов четверо из пяти признались в преступлении. Этим пятерым было предъявлено обвинение в нападении. Важно отметить, что (а) мальчики вскоре отказались от своих признаний, которые они обвинили в принуждении полиции, (б) отсутствие вещественных доказательств связи молодых людей с преступлением, (в) отсутствие вещественных доказательств, указывающих на то, что нападавших было более одного, (г) сперма, обнаруженная у жертвы, не соответствовала ни одному из молодых людей, и (e) четыре признания не соответствовали друг другу и вещественным доказательствам с места преступления.Тем не менее молодые люди были осуждены и отправлены в тюрьму. Девелопер Дональд Трамп призвал к их скорейшей казни в объявлении на всю страницу в газете.
Тринадцать лет спустя Матиас Рейес, отбывавший пожизненное заключение за убийство, сознался в преступлении. Действительно, его ДНК совпала со спермой, взятой у жертвы. Его сперма была единственной, взятой у жертвы. Атака на бегуна была похожа на M.O. к другим его изнасилованиям, ни в одном из которых не участвовал какой-либо другой преступник.
В конце концов, Центральный парк 5 урегулировал судебный процесс против города Нью-Йорка о неправомерном осуждении на 41 миллион долларов.
Однако неоспоримые и неопровержимые доказательства их невиновности не изменили мнения:
Главного обвинителя, который утверждал, что пятеро молодых людей действительно все еще виновны и что Рейес был просто дополнительным преступником — «соэякулятором без предъявления обвинений». ”
Главный детектив, который сказал: «Этот сумасшедший [Рейес] сочиняет эту дикую историю, и эти люди попались на нее».
Дональд Трамп, который в 2013 году написал в Твиттере о отмеченном наградами документальном фильме Кена Бернса о невиновности Central Park 5: «Документальный фильм Central Park Five был односторонним мусором, который не объяснял ужасные преступления этих молодых людей, когда они находились в парк.
Второй председатель обвинения, который в 2018 году все еще находит записанные на пленку признательные показания «довольно убедительными», несмотря на их несоответствие и тот факт, что из первых 325 случаев реабилитации ДНК в США 27% были связаны с ложными признаниями.

Вопросы для обсуждения
1. Видите ли вы примеры когнитивного диссонанса в этом тематическом исследовании?
2. Как вы думаете, почему двум прокурорам и полицейскому было трудно принять новые доказательства вины Рейеса?
3.Как вы думаете, почему Дональду Трампу трудно принять новые доказательства вины Рейеса?
4. Сирс и его коллеги предполагают, что следующие факторы могут сделать когнитивный диссонанс особенно острым. Был ли кто-нибудь из них причастен к делу о Центральном парке 5?
Безотзывная приверженность — чем сильнее приверженность позиции, тем интенсивнее будет диссонанс, проистекающий из свидетельств того, что позиция неверна.
Предсказуемые последствия — чем легче предвидеть последствия принятия ошибочной позиции, тем острее будет диссонанс, когда начнут появляться доказательства того, что позиция неверна.

Ответственность за последствия — чем больше кто-то чувствует личную ответственность за ошибочную позицию, тем острее он или она будет чувствовать диссонанс, когда начнут появляться доказательства того, что позиция неверна
Усилие — тем больше усилий кто-то приложил принимая ошибочную позицию, тем больше он или она будет ей предан и тем больше они будут сопротивляться новым, противоречивым свидетельствам.
5. Сложно ли вам принять доказательства того, что позиция, которую вы публично отстаивали в прошлом, неверна?
6.Центральный парк 5 был освобожден из тюрьмы к тому времени, когда Рейес признался. Если бы они все еще находились в тюрьме, а прокуратура и полиция сопротивлялись их освобождению, несмотря на признание Рейеса и подтверждающие доказательства, было бы это неэтичным действием с их стороны?
7. Какие факторы, обсуждаемые в других видеороликах «Этика без упаковки», могли способствовать «спешке с вынесением приговора» со стороны полиции и прокуратуры в 1989 году?
Библиография
Сара Бернс, Пятый Центральный парк: Хроники города Уайлдинг (2011).

http://www.worldcat.org/oclc/753625952

Марк Годси, Слепая несправедливость (2017).

http://www.worldcat.org/oclc/1054834948

Джонатан Лоуэлл, «Менеджеры и моральный диссонанс: самооправдание как большая угроза этическому менеджменту?», 105 Журнал деловой этики 17 (2012).

http://www.worldcat.org/oclc/765322154

Грэм Рэйман, «Пять прокуроров Центрального парка нарушили молчание, заявив, что отказаться от обвинительных приговоров и расплатиться с обвиняемыми было ошибкой», Daily News, 19 июля 2018 г.

https://www.nydailynews.com/new-york/ny-news-tim-clements-central-park-five-20180713-story.html

Эми Дэвидсон Соркин, Дональд Трамп и Пятерка Центрального парка, The New Yorker, 23 июня 2014 г.

https://www.newyorker.com/news/amy-davidson/donald-trump-and-the-central-park-five

Сидней Шанберг, «Когда справедливость — это игра: путешествие по запутанной истории бегуна из Центрального парка», The Village Voice, 19 ноября 2002 г.

https: //www.villagevoice.com / 2002/11/19 / путешествие через запутанный случай-центральный-парк-бегун /

Дэвид Сирс и др., Социальная психология (1991).

http://www.worldcat.org/oclc/984477314

Учебные заметки

Это видео знакомит с понятием когнитивного диссонанса, которое было популярным термином в психологии с тех пор, как Леон Фестингер ввел его в употребление в 1950-х годах. Как отмечается в видео, когда диссонанс связан с моральными проблемами, его часто называют «моральным диссонансом» или «этическим диссонансом».«Если я сопротивляюсь противоречивым свидетельствам относительно моей заявленной позиции, что я самый умный человек из всех, кого я знаю, это, вероятно, проявление когнитивного диссонанса. Если я сопротивляюсь противоречивым свидетельствам о моем личном представлении о себе как о хорошем человеке, это, вероятно, проявление морального диссонанса.
При обучении когнитивному диссонансу некоторые любят цитировать Аптона Синклера: «Трудно заставить человека что-то понять, когда его зарплата зависит от того, что он этого не понимает». Похоже ли это на версию когнитивного диссонанса в действии?
Поскольку прокуроры и полицейские, участвовавшие в исследовании, предприняли действия, которые оказали глубокое влияние на других людей, их действия имели сильную моральную составляющую, поэтому дело определенно поднимает вопросы морального диссонанса.
Как отмечается в видео, один из основных способов уменьшить когнитивный диссонанс, возникающий из-за противоречия между их представлением о себе как о хороших людях и реальностью, заключающейся в том, что они сделали то, чего им не следовало делать, — это прибегнуть к рационализации. Поэтому просмотр нашего видео «In It to Win» — «Джек и рационализации» определенно уместен при обсуждении когнитивного диссонанса.
Пример воздействия когнитивного диссонанса возникает из-за того, что фармацевтические компании платят врачам за доклады об эффективности их лекарств:

[Big Pharma] обнаружила, что после короткой лекции о преимуществах определенного лекарства оратор начинал верить своим собственным словам и вскоре выписывал соответствующие рецепты.Психологические исследования показывают, что мы быстро и легко начинаем верить всему, что исходит из наших собственных уст, даже когда первоначальная причина выражения мнения больше не актуальна (в случае с врачами, что им заплатили за то, чтобы это сказать). Это проявление когнитивного диссонанса.

Последний вопрос для обсуждения спрашивает, какие еще видеоролики Ethics Unwrapped могут иметь отношение к первоначальному убеждению Центрального парка 5. Среди прочего: (a) предвзятость соответствия, (b) групповое мышление, (c) предвзятость излишней самоуверенности, (d ) скрытая предвзятость и (д) моральная близорукость.

Дополнительные ресурсы

Последний обучающий ресурс от Ethics Unwrapped — это статья, написанная Кара Биазуччи и Роберт Прентис, в которой описаны основы поведенческой этики, представлены видеоролики и вспомогательные материалы вместе с обучающими примерами, а также включены данные об эффективности Ethics Unwrapped для улучшения этической педагогики в разных дисциплинах. Он был опубликован в журнале Journal of Business Law and Ethics Pedagogy (том 1, август 2018 г.), и его можно скачать здесь: «Обучение поведенческой этике (с использованием видео и образовательных материалов« без упаковки »).
Дополнительные ресурсы по обучению поведенческой этике можно найти в статье, написанной авторами Ethics Unwrapped Минетт Драмрайт, Робертом Прентисом и Кара Биазуччи, в которых представлены ключевые концепции поведенческой этики и подходы к эффективному обучению этике, включая примеры классных заданий. Статью, опубликованную в журнале « Decision Sciences Journal of Innovative Education», можно скачать здесь: «Поведенческая этика и принятие этических решений в преподавании».
Подробную статью Роберта Прентиса с обширными ресурсами по обучению поведенческой этике, опубликованную в журнале Journal of Legal Studies Education, , можно скачать здесь: «Обучение поведенческой этике.
Статью Роберта Прентиса, в которой обсуждается вопрос о том, как поведенческая этика может улучшить этичность принятия решений человеком, опубликованную в журнале Notre Dame Journal of Law, Ethics & Public Policy , можно скачать здесь: «Поведенческая этика: может ли это помочь юристам. (И другие) быть для них лучшими? »
Датированную, но все же полезную вводную статью о преподавании поведенческой этики можно найти через Google Scholar, выполнив поиск: Прентис, Роберт А. 2004. «Этика преподавания, эвристика и предубеждения. Журнал Образования в области деловой этики 1 (1): 57-74.

Стенограмма повествования

Написано и озвучено
Роберт Прентис, JD
Департамент бизнеса, правительства и общества
Школа бизнеса Маккомбса
Техасский университет в Остине

Когнитивный диссонанс — это психологический дискомфорт, который мы испытываем, когда наши умы одновременно принимают две противоречивые концепции. Например: я должен курить, потому что мне это нравится, и я не должен курить, потому что это вызывает рак.Когда концепции имеют этическое значение, этот дискомфорт называется моральным диссонансом или этическим диссонансом.
Почти все люди, кроме психопатов, мысленно представляют себя этичными людьми. Но иногда люди обнаруживают, что действуют неэтично. Это создает когнитивный диссонанс. Важно то, как люди разрешают этот моральный диссонанс.
Предположим, вы считаете себя хорошим человеком, но ваш начальник попросил вас ввести клиентов в заблуждение относительно надежности нового продукта вашей компании.Эта ситуация создает когнитивный диссонанс, который причиняет психологический и эмоциональный дискомфорт. В этом контексте диссонанс, кажется, проявляется в виде вины, неприятной эмоции, которую вы хотите разрешить.
Теперь некоторые люди отреагируют на этот диссонанс, отказавшись вводить клиентов в заблуждение, решив разрешить конфликт, действуя честно, чтобы сохранить свою самооценку.
К сожалению, многие люди разрешат диссонанс, не поступая правильно. Например, они могут решить, что искажение информации о продукте не так уж и неэтично, потому что покупатели должны иметь возможность позаботиться о себе.Или они могут объяснить, что они делают только то, что им приказали делать, и поэтому они все еще хорошие люди, даже если они делают плохие вещи, это чужая вина. Или они могут попытаться узнать как можно меньше о продукте, чтобы они могли рассматривать свои искажения как невинно невежественные, а не намеренно нечестные.
Профессор Дэвид Любан отмечал: «В ситуации за ситуацией буквально сотни экспериментов показывают, что, когда наше поведение противоречит нашим прежним убеждениям, наши убеждения переходят в соответствие с нашим поведением, а мы сами этого не замечаем.Другими словами, мы слишком часто напоминаем себе, что мы хорошие люди, и заключаем, что то, что мы делаем, не должно быть плохим, потому что мы не из тех людей, которые будут делать плохие вещи. Человеческая способность рационализировать или иным образом дистанцироваться от своих плохих поступков иногда кажется безграничной, и, к сожалению, мы быстро начинаем рассматривать свои проступки как приемлемые.
Нет простых ответов на вопрос о возможном негативном воздействии когнитивного диссонанса на наши моральные решения и действия.Но вот три быстрых совета, которые помогут свести к минимуму или побороть когнитивный или моральный диссонанс. Во-первых, никогда не игнорируйте то чувство вины, которое вы иногда испытываете. Остановитесь и честно проанализируйте, почему вы это чувствуете. Во-вторых, изучите множество средств, которые использует наш разум, чтобы дистанцироваться от наших аморальных поступков и защититься от них. И, наконец, в-третьих, познакомьтесь с наиболее распространенными рационализациями, которые люди используют, чтобы извиниться за соблюдение своих собственных этических стандартов, и пусть эти объяснения будут предупреждением для вас всякий раз, когда вы слышите, как вы их используете.

.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *