Схема развития конфликта: Основные стадии развития конфликта — Основы социологии и политологии: учебник

Содержание

Схема возникновения конфликта. Как управлять другими, как управлять собой.

Конфликтогенами мы называем слова, действия (или бездействие), могущие привести к конфликту.

Слово «могущие» является здесь ключевым. Оно раскрывает причину опасности конфликтогена. То, что он не всегда приводит к конфликту, уменьшает нашу бдительность по отношению к нему. Например, неучтивое обращение не всегда приводит к конфликту, поэтому и допускается многими с мыслью о том, что «сойдет». Однако часто не «сходит» и приводит к конфликту.

Природу и коварность конфликтогенов можно объяснить так. Мы гораздо более чувствительны к словам других, нежели к тому, что говорим сами. Есть даже такой афоризм: «Женщины не придают никакого значения своим словам, но придают огромное значение тому, что слышат сами». На самом деле этим грешим все мы, а не только представительницы прекрасного пола.

Наша особая чувствительность относительно обращенных к нам слов происходит от желания защитить себя, свое достоинство от возможного посягательства.

Но мы не так бдительны, когда дело касается достоинства других, и потому не так строго следим за своими словами и действиями.

О Закономерность: эскалация

конфликтогенов

Еще большая опасность проистекает из игнорирования очень важной закономерности — эскалации конфликтогенов. Состоит она в следующем:

На конфликтоген в наш адрес мы стараемся ответить более сильным конфликтоге- ном, часто максимально сильным среди всех возможных.

Приведем одно наблюдение.

В автобус вошла девушка — стройная и симпатичная. Проходя по проходу, она случайно, так как автобус дернулся, толкнула мужчину средних лет. «Ну ты, корова!» — отреагировал тот. В ответ девушка предложила ему выйти с ней на следующей остановке, что он и сделал. Выйдя, она достала из сумочки баллончик и брызнула ему в лицо. Мужчина упал, а девушка вскочила в автобус и уехало.

Мы видим, что ни грубиян, ни решительная попутчица не только не смогли оставить без внимания действия другой стороны, но каждый из них употреблял конфликтогены, неизмеримо более сильные, по существу, максимально сильные из всех возможных в данной ситуации. То есть эскалация конфликтогенов нашла здесь свое подтверждение.

Таких примеров можно привести сколько угодно. Объединяет их то, что повсюду действует названный закон. Собственно, достаточно проанализировать процесс возникновения любой ссоры, чтобы убедиться в этом.

Рассмотренный конфликт попадает в число тех, когда участники его стали таковыми без всякого желания: ни один из них, садясь в автобус, не предполагал конфликтовать.

Закономерность эскалации конфликтогенов можно объяснить следующим образом. Получив в свой адрес конфликтоген, пострадавший хочет компенсировать свой психологический проигрыш, поэтому испытывает желание избавиться от возникшего раздражения, ответив обидой на обиду. При этом ответ должен быть не слабее, и для уверенности он делается с «запасом». Ведь трудно удержаться от соблазна проучить обидчика, чтоб впредь не позволял себе подобного. В результате сила конфликтогенов стремительно нарастает.

Житейская ситуация. Муж зашел на кухню и, случайно задев стоящую на краю стола чашку, уронил ее на пол.

Жена: «Экий ты неуклюжий. Всю посуду в доме перебил».

Муж: «Потому что все не на своем месте. Вообще в доме бардак».

Жена: «Если бы от тебя была хоть какая-то помощь! Я целый день на работе, а тебе с твоей мамочкой только бы указывать!..»

И т.д. Результат же неутешителен: настроение и того и другого испорчено, конфликт налицо, и вряд ли супруги довольны таким поворотом событий.

Фактически этот эпизод состоит сплошь из конфликтогенов. Неловкость мужа — первый из них. Действительно, этот конфликтоген может привести, а может и не привести к конфликту. Все зависит от реакции жены. А она, действуя по закону эскалации, не только не пытается разрядить ситуацию, но и в своем замечании от частного случая переходит к обобщению, «на личность». Пытаясь оправдаться, муж поступает так же, действуя по принципу «лучшая защита — нападение». И так далее — по закону эскалации.

Почему это так

К сожалению, мы устроены весьма несовершенно, болезненно реагируем на обиды и оскорбления, проявляем ответную агрессию.

Безусловно, требованиям высокой морали более отвечает умение сдержаться, а еще лучше — простить обиду. К этому призывают все религии и этические учения, однако, несмотря на все увещевания, воспитание и обучение, число желающих «подставить другую щеку» не множится.

По-видимому, это объясняется тем, что потребность чувствовать себя в безопасности, комфортно и достойно относится к числу основных потребностей человека, и потому покушение на нее воспринимается крайне болезненно.

За что ратует автор

Автор хочет обратить внимание читателя на то, -* что действительно необходимо научиться противиться эскалации конфликтогенов и -* как этого достичь.

Игнорирование закономерности эскалации конфликтогенов — это прямая дорога к конфликту. Хотелось бы, чтобы каждый постоянно помнил об этом. Тогда конфликтов будет меньше — в особенности тех, в которых по большому счету не заинтересован ни один из его участников. Ибо первый конфликтоген может быть (а чаще всего и бывает) непреднамеренным, результатом стечения обстоятельств — как было, в частности, и в обоих рассмотренных выше житейских ситуациях.

Аналогия есть, но не полная

Нередко участники занятий, проводимых автором по данной теме, рассмотрев множество ситуации и убедившись в нашей подверженности действию рассматриваемого закона, сравнивают его с известным принципом механики: сила противодействия равна действующей силе, но противоположно к ней направлена.

Здесь, действительно, много общего, но есть и принципиальные отличия. Первое заключается в том, что у людей противодействие обычно сильнее действия (а не равно ему), а второе — в том, что принцип механики действует независимо от нашей воли, а эскалацию конфликтогенов мы все же можем остановить усилием воли. Первое является отягчающим обстоятельством, второе — вселяющим надежду.

Схема возникновения конфликта

Эта схема помогает понять, почему 80% конфликтов возникает самопроизвольно, без всякого желания всех, ставших участниками конфликта.

Первый конфликтоген часто появляется ситуативно, помимо воли людей (в вышеприведенных примерах это были толчок автобуса и нечаянно задетая чашка), а дальше вступает в действие эс

калация конфликтогенов. .. и вот уже конфликт налицо.

Эта схема подсказывает и пути предотвращения конфликтов.

Теория конфликта и организационно-конфликтный подход — Гуманитарный портал

Введение

Описывая в своё время социальный конфликт как борьбу за ценности, власть и ресурсы, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба и уничтожение соперника, Л. Козер, один из пионеров концепции «позитивно-функционального конфликта», настаивал, что «социальный конфликт отнюдь не представляет собой только «негативный» фактор, ведущий к разрыву и распаду; он может выполнять ряд определяющих функций в группах и межличностных отношениях» (Козер 2000, с. 32). В частности, он может служить не ослаблению, а усилению адаптации и приспособляемости конкретных социальных отношений или групп, и так далее.

Естественно, что подобные идеи о позитивных функциях конфликта в некотором объемлющем социальном целом он развивал и обсуждал, исходя из представления о конфликте как определённом социокультурном

событии. Это представление о конфликте «самом по себе» охватывало широкий спектр конкретных явлений, где на одном полюсе расположились «полностью институционализированные», то есть регулируемые, а на другом «абсолютные» конфликты, «цель которых состоит не во взаимном урегулировании, а в тотальном истреблении противника» 2. Фактически здесь конфликтом оказалась любая форма социального взаимодействия, основанная на противодействии его субъектов. Л. Козер был здесь далеко не одинок — с таким представлением солидарно по сути дела подавляющее большинство конфликтологов, особенно на Западе, где конфликт традиционно противопоставляется общественному консенсусу.

В качестве примера «институционализированного» конфликта Л.  Козер указывает на институт дуэли. Пример этот представляется весьма показательным, поскольку демонстрирует, при всей своей формальной «правильности», дефициентность такого понятия конфликта, особенно применительно к кругу проблем функциональности и содержательности социальных конфликтов.

Дуэль являлась определённым, культурно значимым (субкультурным) способом разрешения морально-нравственных противоречий между представителями дворянского сословия (как правило, восстановления «чести и достоинства» — уважения и самоуважения) 

2. В этом своём качестве дуэль выполняла, несомненно, конструктивную роль в деле воспроизведения дворянина (образа дворянина) как представителя военно-служивого сословия. Она культивировала такие сословные (и, следовательно, общественные) ценности и полезные качества, как дворянскую честь, верность данному слову (присяге), мужество, владение оружием. Можно указать на многочисленные связи института дуэли со всем средневековым культурным универсумом (мировоззрением) — рыцарскими турнирами, идеей «Божьего суда» и так далее. Характерно также, что закат института дуэли — это одновременно и закат самого дворянства как такого сословия 3

Дуэль, как институционализированную форму «выяснять отношения» естественно сопоставить с формой неинституционализированной — «дракой». В отличие от дуэли, драка, как правило, спонтанное, нерегламентированное и неуместное поведение, опасное как для участников, так и для окружающих людей, результаты которого непредсказуемы и сами по себе ничего не означают (не символизируют). Именно для драки справедливы те психологические характеристики конфликтного поведения, которые связывают его с базовыми инстинктами агрессии и враждебности, садистскими наклонностями и жестокостью.

Другими словами, сугубая асоциальность (внекультурность) и, следовательно, опасность этой формы физического противодействия связана с тем, что его событийная сторона всецело определяется только индивидуальными особенностями людей, принимающих в ней участие, и ничем более. Если аффективное содержание дуэли всецело подчинено и организовано культурно-значимым образом (ритуализовано), то драка, наоборот, выступает как выражение и внешняя форма человеческой аффективности.

По своей сути драка отличается от дуэли, прежде всего тем, что это — «игра без правил», где каждый сам себе устанавливает правила и сам же решает, следовать им или нет. Отсюда спонтанность, ситуативность и незавершённость подобного противоборства самого по себе (это — уличный конфликт, который прерывается, но никогда сам по себе не завершается, предел ему кладут, чаще всего, внешние обстоятельства).

«Дуэль» и «драка» — разные, но генетически родственные формы поединка (физического противодействия) между людьми, реальным результатом которого является победа «сильного» противника. Если принимать во внимание только физическую (биомеханическую) сторону взаимодействия, полностью отвлекаясь от социокультурной, то они могут быть практически неотличимы друг от друга. Но вряд ли это механическое основание достаточно, чтобы рассматривать их в качестве разных форм социального конфликта. Причём, дуэль (при всей её исторической ограниченности) заведомо является функциональным, а драка дисфункциональным явлением и если возводить их к конфликту как родовому понятию, то тезис о том, что конфликты могут быть не только «негативными», но и «позитивными» факторами социальной жизни, потеряет какой либо сущностный смысл.

Этот аспект генерализованного содержания понятия конфликта можно ещё более проблематизировать, если расширить круг рассмотрения до любого вида физического спортивного единоборства (типа борьбы, бокса, тенниса, и так далее), которые тоже естественным образом окажутся «институциональными» конфликтами, а затем и вообще до любого спортивного противоборства включая игры в шахматы, бильярд, карты и домино.

Собственно говоря, те последователи генерализованного представления конфликта, которые следуют его внутренней логике, так и делают. Более того, они вынуждены переносить его и на все виды «духовного» противодействия и числить по разряду конфликтов и базарную перебранку, и научную дискуссию, экономику конкурентных рынков, конкурсы и тендеры, политическое демократическое соперничество и состязательность обвинения и защиты в судебном процессе.

Тем самым уже на подобном примере становится вполне очевидным, что в зависимости от содержания понятия конфликта и соответственно его эмпирического объёма по-разному будет ставиться и решаться вопрос о функциональной значимости конфликтных событий и их «содержательности». В одном случае никаких особых аргументов в пользу того, что конфликты способны выполнять позитивную, конструктивную функцию вообще не потребуется (в силу заведомой очевидности принадлежности событий, относимых к конфликтам, к социально позитивным, функциональным явлениям), а в других потребуется развернуть теоретически фундированную систему доказательств. Но ведь зато и результат подобного рода функциональной интерпретации конфликтов окажется различным — банальным в первом, и теоретически значимым во втором случае.

Оргдеятельностный подход к первичному конфликту

Каждый непосредственный, только «случающийся» конфликт представляет собой ситуативно складывающуюся, открытую динамическую систему. Эмпирическая «судьба» этой динамической системы (продолжительность, напряжённость, исход) может быть любой. Она зависит от множества условий конкретного взаимодействия — сторон-субъектов, предмета, содержания, ресурсов, среды, обстоятельств «места и времени», и так далее. Эти различия в судьбе неявно отражены и выражены в разнообразных классификациях конфликтов как эмпирических явлений (см. например, Бойко и Ковалев 1983).

Широкое эмпирическое разнообразие черт и особенностей конфликтных явлений заставляет многих присоединяться к мнению Р. Дарендорфа, что «общее объяснение структурной подоплёки всех социальных конфликтов невозможно». Казалось бы из подобного представления следует, что раз общей теории конфликта быть не может, то следовательно надо переосмыслить само представление о месте теории в системах социокультурного знания и действия 4. Однако это не помешало тому же Р. Дарендорфу давать оценки типа: «теория конфликта все ещё находится в зачаточном состоянии», писать работы «О теории социального конфликта», и так далее, и предъявлять требования к разработке такой «научной теории». Другими словами, само осознание проблемы не оказывает существенного влияния на попытки построение теории конфликта по образцу естественнонаучных теорий.

Но продуктивно ли подобное механическое воспроизведение пусть и оправдавшего себя в истории науки образца в иной сфере, или существуют и другие возможности?

Одна из возможностей связана с разработкой в рамках СМД-методологии понятия «подхода» как особой логико-эпистемологической единицы организации мышления и деятельности (мыследеятельности) 5. Такое преобразование широко распространённого термина с неопределённым содержанием в методологическое понятие связано с тем ограничением, что теория, как способ организация знаний, который сложился в постгалилеевской науке нового времени, всегда предполагает существование гомогенизированного, однородно построенного и противопоставленного человеческой деятельности объекта. И если оказывается, что построить гомогенизированный объект невозможно, или невозможно противопоставить его деятельности (объективировать) как таковой, то и теория о таком «неклассическом» объекте в принципе невозможна. Но ведь теория как способ организации знания — не самоцель и, в конечном счёте, есть лишь определённый способ передачи опыта нашей деятельности из одной ситуации в другую. Причём способ, выработанный в рамках познавательной деятельности и созвучный лишь натуралистической мыследеятельностной позиции в ней.

Оформить понятие подхода как особого способа работы и описания Гетерогенных объектов — это значит представить его как иную форму передачи опыта нашей деятельности. Согласно развиваемой в СМД-методологии идее подхода он рассматривается в качестве формы организации разных средств мыследеятельности за счёт объединения схематизма объекта с «привязанными» к нему процедурами (которые, собственно, и свёрнуты в объектном схематизме) и соответствующих тактик и стратегий композиции и декомпозиции алгоритмов работы. Здесь объектный схематизм подхода от объекта теории отличается прежде всего тем, что является лишь способом организации деятельности, функциональным, а не субстанциональным образованием 7. Очевидно, что на этом уровне нет никакого смысла искать причину конфликта как такового

— поскольку здесь причин оказывается столько, сколько самих конфликтов. При поиске же причин конфликта в рамках оргконфликтного подхода имеет смысл исходить из того, что это всегда события, те или иные действия, следовательно, и причины их как таковых также должны быть действенными. Именно такого рода действенная причина полагается в основание оргдеятельностной (ОД) модели первичного конфликта (см. Пископпель 1994, 2001, 2003).

Вступление субъектов во взаимодействие только проявляется друг для друга на поведенческом уровне, но очевидным образом не исчерпывает его и не сводится к нему, а означает становление, как уже отмечалось выше, определённой, многоуровневой динамической виртуальной системы. Причём характер её в первую очередь определяется той парадигматикой, которую каждая из сторон «по умолчанию» и независимо от степени осознания втягивает в общее пространство (ситуацию) на правах регулятора процессов поведения в реальном времени — то есть на поведенческом уровне фактически теми ожиданиями (экспектациями), в которых находит своё выражение представление о том, что может и должна (и, соответственно, чего не может, и не должна) взаимодействующая сторона делать.

Что происходит, с точки зрения ОД-модели, когда стороны взаимодействия вступают в него, обладая разными парадигматиками (регулятивами)? Если хотя бы одна из сторон, с точки зрения другой, осуществляет действия, которые не может и не должна осуществлять, то и возникает конфликт.

Для ОД-модели конфликта характерна презумпция, что эмпирической почвой (поводами) конфликтов может быть любая определённость общественной жизни. Это одновременно означает, что здесь сущность конфликта инвариантна подобным определённостям самим по себе и его смысл связывается не с предметным содержанием противодействия (то есть не с тем, по поводу чего оно возникает и разворачивается), а с формой его регуляции. Важность феномена регуляции отмечается практически в любых теориях и моделях конфликта, и основное отличие ОД-модели лишь в том, что с этим феноменом связывается сама сущность конфликтного взаимодействия, то есть он рассматривается в качестве единственно значимого для самого существования конфликта, в отличие от конкретных форм и условий его проявления.

В результате регуляционные отношения вносятся в рамки самого социального противодействия и рассматриваются как отношения между компонентами базального социально-парадигматического уровня (плана) любого действия и компонентами противопоставляемого ему социально-синтагматического уровня (плана), выступающего в качестве плана реализационного, исполнительного. «Причина» же конфликта связывается с парадигматическим планом социального взаимодействия. Полагается, что парадигматическая конгруэнтность (совместимость) исходных действий сторон предопределяет характер взаимодействия. Наличие парадигматической целостности, объединяющего начала у двух «взаимопересекающихся» действий — синоним конструктивности, а её отсутствие — деструктивности, то есть конфликта.

Таким образом, в ОД-модели первичного конфликта, так же как и в других моделях, в основе конфликта лежит противоречие, но отнюдь не «всего чего угодно со всем чем угодно» (как иногда, по сути дела, эмпирически классифицируют «конфликты»), а только парадигматик совместного действия у сторон взаимодействия. Ибо именно соответствие (совпадение) парадигматик обеспечивает возможность того, чтобы стороны играли в одну и ту же «игру», находились в одном и том же пространстве взаимодействия. Что же касается противоречий между другими определённостями взаимодействующих сторон, то они выступают здесь лишь в качестве условий взаимодействия (то есть условий в равной мере как конфликтных, так и бесконфликтных его форм) Артификация первичного конфликта

Существует 8 и широко распространена стандартная, линейная схема развития конфликтных отношений, представляющая обобщённую (идеализованную) процессуальную структуру конфликта в виде последовательности ряда стадий или фаз, таких как:

  • возникновение конфликтной ситуации;
  • осознание ситуации как конфликтной хотя бы одним из её участников;
  • конфликтного поведения или взаимодействия;
  • выхода или разрешения конфликта.

Симптоматично, что при всём разнообразии существующих истолкований содержания понятия «конфликт», способов изучения конфликтных явлений, методологических средств их выделения и описания и предлагаемых теоретических модельных представлений, — в том, что касается динамики развития конфликтов, существует почти полное единодушие.

Можно задаться вопросом, — каков источник происхождения этой динамической схемы, что она изображает и для чего нужна? Она явно не теоретического свойства, в силу многообразия существующих теорий и теоретических моделей, но и на эмпирически оправданную гипотезу о квазиестественном «законе» развития конфликтных отношений она претендовать явно не может. Эмпирическое разнообразие прецедентов конфликтной динамики далеко превосходит разнообразие самих теоретических моделей. Таким образом, есть все основания полагать, что по сути дела эта схема содержит нормативное ядро и выражает не столько сущее в динамике конфликтных отношений, сколько должное в них, а модальность «должного» непосредственным образом указывает на присутствие здесь оргдеятельностного начала.

Другими словами, эта схема ориентирована не столько на теоретическое изображение конфликта как внедеятельностного внешнего объекта в рамках научной теории, сколько на роль объектной схемы оргконфликтного подхода и является по сути дела инструментальной схемой. Как таковая она может быть средством построения конфликтного взаимодействия, средством овладения имени то есть должна быть отнесена не столько к внешнему объекту «самому по себе», сколько использована для построения деятельности определённого типа в качестве его латентной программы. Однако эта непроизвольная ориентация выражена в стандартной схеме непоследовательным образом. Она представляет в первом приближении процессуальную структуру первичного, естественного (стихийного) конфликта не вполне корректно. А значит, для того чтобы претендовать на роль объектной схемы оргконфликтного подхода как такового нуждается в переосмыслении и преобразовании.

Мы уже отмечали, что в тех случаях, когда конфликт отождествляется с противодействием как таковым, разделение конфликтов на конструктивные и деструктивные связывается не с текущей, а c будущей ситуацией. Фактически с особенностями фазы или стадии «выхода» из него, «разрешения» конфликта, то есть с четвёртой фазой или стадией стандартной схемы конфликта, сменяющей стадию конфликтного поведения (открытой борьбы, реального противоборства). Другими словами, с характером превращения/преобразования текущей-деструктивной ситуации в будущую-конструктивную.

В качестве основных стратегий исхода обычно фигурируют: а) уклонение от участия в конфликте (признание поражения и прекращение одной из сторон противодействия), б) продолжение открытой борьбы с неопределённым результатом и в) торг (переговоры). Причём, уклонение от борьбы или продолжение открытой борьбы считаются, хотя и по разным основаниям, дефициентными способами преодоления конфликта и основной упор делается на третьей стратегии — стратегии ведения переговоров 9.

Ещё Л. А. Козер отмечал, что если одни социальные процессы по самой своей сути являются конечными, то другие, такие как конфликты, не имеют в самих себе определённого завершения (см. Козер 2000). Выше, когда речь шла о противопоставлении уличного конфликта (драки) и дуэли, то уже отмечались его спонтанность, ситуативность и незавершённость. Это, по сути дела, характеристики любого конфликта как такового. Условия завершения могут определяться по ходу течения самого конфликта пассивным (естественным) или активным (искусственным) образом.

Пассивное завершение связано с истощением необходимых ресурсов с одной или обеих сторон. Это своего рода механическое завершение конфликта, когда либо одна сторона в результате истощения прекращает свои действия (противодействие), в то время как другая ещё способна действовать, либо обе стороны оказываются истощёнными и дезактивированными 10. В тех случаях когда ресурсы оказываются практически неистощимыми или возобнавляемыми с обеих сторон, то и конфликт пассивным образом незавершаем.

Активное завершение конфликта также возможно как в одностороннем, так и двустороннем порядке. В одностороннем порядке активное завершение конфликта отличается от пассивного тем, что одна из сторон прекращает противодействие в результате принятия решения, на основе отрицательной прогностической оценки соотношения затраты/выгода от продолжения противодействия. Другими словами, в одностороннем порядке конфликт завершается действием одной из сторон (то, что обычно и называют признанием поражения). Активное завершение конфликта в двустороннем порядке возможно только через взаимодействие по поводу конфликта — то есть переговоры.

Переговоры — четвёртая фаза (наряду с другими вариантами выхода) в стандартной схеме. Это, как правило, прекращение самого непосредственного противодействия и перевод его в коммуникационно-мыслительный план, план открытого обсуждения участниками своих разногласий и усилий «прямого» согласования своих интересов. Скажем, Р. Фишер и У. Юри характеризуют гарвардский метод «принципиальных переговоров» как состоящий в том, «чтобы решать проблемы на основе их качественных свойств, то есть исходя из сути дела, а не торговаться по поводу того, на что может пойти или нет каждая из сторон. Этот метод предполагает, что вы стремитесь найти взаимную выгоду там, где только возможно, а там где ваши интересы не совпадают, следует настаивать на таком результате, который был бы обоснован какими-то справедливыми нормами независимо от воли каждой из сторон». (Фишер и Юри 1992, с. 19) 11.

А это означает, что стандартная схема конфликта, с включённым в неё переговорным процессом, фактически оказывается нелинейной, дефициентной самой себе, поскольку в её же рамках вольно или невольно происходит изменение самой изображаемой системы (схематизируемого объекта). Неявно, наряду с «горизонтальной», появляется «вертикальная» составляющая — конфликтное взаимодействие на этом пути обретает второе измерение, связанное с его артификацией 12. Более того, это означает неявное наличие в хронотопе конфликта, по крайней мере, двух топов — непосредственно-конфликтного и коммуникационно-мыслительного (пространства переговорного процесса).

За счёт существования этого последнего топа первичный конфликт (вернее, непосредственное противодействие) в этом случае «замораживается» (на его продолжение накладывается мораторий), а исходная конфликтная ситуация преобразуется в другую (переговорную) ситуацию. Иными словами, оно преобразуется в другое взаимодействие — во взаимодействие по поводу первичного конфликта, который оказывается ассимилированным и включённым (рефлексивно, а его результаты непосредственно) в новый процесс и фактически в новую систему.

Вторая фаза в стандартной динамической схеме развития конфликта — это «осознание ситуации как конфликтной хотя бы одним из её участников», которая, при «естественном» (стихийном) его развитии, непосредственно переходит в третью фазу «конфликтного поведения или взаимодействия». Но вполне возможно и другое течение событий, когда вместо третьей фазы осуществляется перевод апперципируемого практического взаимодействия (мыследействования) в коммуникационно-мыслительный план, минуя эту третью фазу — то есть до того, как стороны конфликта получат реальный практический опыт конфликтного противоборства и «прочувствуют» его негативные последствия на себе.

Другими словами, переговоры могут быть не только четвёртой, но и третьей фазой конфликтного процесса. Тем самым «вертикальная» составляющая как возможность «поднятия» первичного конфликта на другой уровень, должна быть в явном виде внесена в эту схему и после второй фазы.

Для этого необходимо, с одной стороны, чтобы не одна, а обе противодействующие стороны сознавали, что они находятся в ситуации конфликта, то есть обладали соответствующими конфликтологическими знаниями и компетентностями, позволяющими идентифицировать ситуацию. А, с другой, необходимо, чтобы оба соучастника относились бы к конфликтному противодействию как деструктивному явлению и решили бы вступить в переговоры, чтобы его избежать. Только в этом случае возможно переведение этой ситуации из непосредственной в метаконфликтую, то есть из конфликтного взаимодействия во взаимодействие по поводу конфликта, а самого непосредственно конфликтного поведения, собственно противоборства, — в форму мыслимого (мыслительного) содержания коммуникации 13.

Таким образом, вторую фазу стандартной схемы можно интерпретировать двояким образом и различать в ней познавательно-констатирующее и программно-действенное содержание в отношении сложившейся конфликтной ситуации.

Чтобы продолжить намеченное рассуждение о возможных преобразованиях исходной стандартной схемы, мы вместо смыслового понятия осознания будем использовать более определённое оргдеятельностное понятие рефлексии. Соответственно два выделенных выше содержания осознания (познавательно-констатирующее и программно-действенное) будут передаваться с помощью различения ретроспективной (Rre) и проспективной (Rpro) рефлексии (Щедровицкий 1974, 2004) 14. Таким образом, перейдут ли стороны конфликтной ситуации в фазу непосредственного противодействия (конфликтного поведения) или к переговорам (способным в итоге преобразовать сложившуюся конфликтную ситуацию в ситуации конкуренции или сотрудничества), зависит от Rpro-рефлексии 15.

Вторая фаза стандартной схемы после такого переозначения, примет вид выхода в рефлексию (рефлексивную позицию), смысл которой состоит в сознательном присвоении опыта свершившегося события (ретроспективный аспект) и определении исходя из этого опыта контуров события будущего (проспективный аспект) 16.

Вернёмся к рассмотренной выше четвёртой фазе стандартной схемы в виде выхода из конфликта через переговоры. Вполне очевидно, что такой выход не может быть непосредственным продолжением самого практического противодействия, а требует осознания бесперспективности такого прямого противодействия и совместного принятия решения сторонами конфликта о переходе к переговорам. Тем самым сама четвёртая фаза включает в неявном виде два различных процесса — тот, что мы обозначили выше как рефлексивный выход, и собственно переговорный процесс. В рамках этого рефлексивного выхода Rre-рефлексия оценивает опыт реального противодействия, а Rpro-рефлексия переводит прямое противодействие в переговорный процесс. «Работа» этого рефлексивного механизма ничем не отличается от его работы в качестве второй фазы стандартной схемы 17, а значит есть все основания «разделить» четвёртую фазу по крайней мере на две — рефлексивного выхода и реального выхода с его альтернативными стратегиями (собственно переговорный процесс, капитуляция одной из сторон, продолжение конфликтного противодействия).

Нетрудно заметить, что механизм рефлексивного выхода играет двойную роль. Во-первых, маркирует и расчленяет единый процесс на вполне определённые составляющие, придаёт ему ту или иную (искусственную) организацию. Во-вторых, выполняет роль своего рода «переключателя», направляющего дальнейшее течение процесса в то или иное русло.

Тем самым, введение в стандартную схему фаз рефлексивного выхода выступает как способ и результат её превращения из квазиестественной в оргдеятельностную. Если довести этот принцип до логического конца, то фазы рефлексивного выхода с оргдеятельностной точки зрения должны выступать в качестве основных разделительных, и вместе с тем соединительных, звеньев конфликта как процесса. Они же, естественно, должны отмечать и начало и конец этого процесса. Таким образом стандартная, четырёх фазная линейная схема развития конфликтных отношений за счёт этой процедуры превращается по крайней мере в семи-фазную:

  1. Предконфликтный рефлексивный выход.
  2. возникновение конфликтной ситуации; Первый внутриконфликтный рефлексивный выход.
  3. Конфликтное поведения (взаимодействие).
  4. Второй внутриконфликтный рефлексивный выход.
  5. Выход или разрешение конфликта.
  6. Постконфликтный рефлексивный выход.

Достаточно очевидно, что подобное преобразование стандартной схемы порождает в хронотопе конфликта ещё один топ, — пространство рефлексивных состояний, — соединяющий топ непосредственного противодействия с коммуникационно-мыслительным пространством переговорного процесса. Тем самым такая схема представляет сам процесс конфликта в виде «движения» в каждом их подобных пространств (топов) в соответствии с «логикой» их внутренней организации и возможных переходов между ними 18.

Хотя мы, на первый взгляд, ввели в схему «предконфликтный» и «постконфликтный» рефлексивные выходы из чисто логических (формальных) соображений, это далеко не так — у них есть вполне определённая содержательная интерпретация. Это ведь своего рода имманентные пограничные маркеры самого конфликта, способные выделять его как особое социокультурное явление актуально в результате самоопределения, а не задним числом в чисто познавательном залоге. Причём, выделяют они его с помощью Rpro-предконфликтной и Rre-постконфликтной рефлексии: один раз, как только прогнозно-программное содержание, а другой раз как ещё и реальное бытие, оказавшееся к этому первичному содержанию в определённом (рефлектируемом) отношении.

«Предконфликтный» и «постконфликтный» рефлексивные выходы отличаются лишь по отношению к конкретному событию-конфликту и в отличие от первого и второго внутренних являются выходами внешними 19.

Именно «внешние» рефлексивные выходы в исходно непрерывных процессах деятельности и жизнедеятельности выделяют те или иные их события/ситуации как таковые. Они являются средствами артификации, овладения собственной деятельностью/жизнедеятельностью — маркируют те или иные события/ситуации и позволяют «переключать (ся)» с одних на другие. Rre-рефлексия завершает и аккумулирует опыт предыдущего события/ситуации (в пределе, всех предыдущих), а Rpro-рефлексия предопределяет последующие (в пределе, все последующие).

В частности, это означает, что если в рамках предконфликтного рефлексивного выхода Rre-рефлексия оценивает предыдущее событие/ситуацию как предконфликтные, то Rpro-рефлексия в качестве «переключателя» либо «даёт добро» на дальнейшее развитие конфликта, либо позволяет «выйти» из предконфликтной ситуации непосредственно в переговорное пространство. Это означает: миновать первую фазу «возникновения конфликтной ситуации», «обойти» первичный конфликт (непосредственное противодействие) как таковой 20. Именно этот тип рефлексии «ответственен» за организацию инициативных, сознательно планируемых конфликтов как средств достижение тех или иных целей мысле- и жизне-деятельности.

Каков смысл подобного преобразования стандартной схемы и во что она в результате преобразована? В частности, осмысленно ли утверждать, что она более адекватно представляет конфликт как таковой? Хотя последнее суждение, на наш взгляд, и оправдано, но основной её смысл всё-таки в другом. Мы старались перестроить процессуальную схему конфликта как объекта (теории) в объектную схему (подхода), позволяющую участникам конфликта овладевать этим видом противодействия. Другими словами, превратить её из частично познавательно ориентированной — в схему самоорганизации деятельности конфликтного типа за счёт последовательного введения в неё рефлексивно-управляющих актов.

Для таких схем справедлив известный теоретико-деятельностный принцип: она будет достаточно точно изображать некоторое событие, если будет использована как внутреннее средство его (само) организации. И в этом выражается отличие бытия социокультурных объектов от бытия объектов натуральных, и, в частности, установок оргконфликтного подхода от теории конфликта.

Коммуникационно-мыслительный план конфликта

Для традиционного общества 20, с его регулярно-замкнутым образом жизни, идеал (идеальное состояние человеческого общежития) явлен во всей своей полноте уже в самом начале истории. Вся последующая история рассматривается здесь как история искажений и уклонений от этого явленного идеала, то есть как вечное возвращение к этому идеалу. Конфликты здесь являются сугубо негативными явлениями, проявлением отклонений, искажения традиционного образа жизни. Содержательный смысл у конфликтов, их функциональность может появиться только в обществе, ориентированном на развитие, в котором история рассматривается как перманентный процесс ценностного выбора и самоопределения, как инновационный процесс.

В его рамках такая действительность как социальные изменения — складывание новых отношений и продуцирование, освоение новых реальностей — перманентно выводят за уже сложившиеся пределы, то есть делают социальное пространство открытым. Именно к этой действительности апеллируют энтузиасты позитивно-функциональной интерпретации конфликтных явлений. Для них именно конфликты, во-первых, размыкают те или иные отжившие свой век социальные пространства, а во-вторых, позволяют обнаружить и осознать те новые противоречия, которые стимулируют социальное развитие. И то, что так «по факту» зачастую происходит, не может быть подвергнуто сомнению. Вопрос лишь в том все ли, и если не все, то какие процессы социальных изменений проходят через конфликты (конфликтную стадию) в их непосредственно практическом выражении?

Ответ на него зависит от наших взглядов на соотношения естественного (стихийного) и искусственного (целенаправленного) начал в социальной Действительности. Обратимся, например, к различениям процессов социальных изменений на основе соотношения в них естественного/искусственного начал, принятым в СМД-методологии. В её рамках противопоставляется по крайней мере четыре культурно-исторических типа социальных изменений, это: естественная эволюция, искусственное развёртывание, естественно-искусственное развитие и искусственно-естественное становление. Не обсуждая «вес» и «место» каждого из такого типа процессов в реальной социальной жизнедеятельности, тем более, что на разных этапах истории социальных общностей оно может быть различным, в общем виде можно утверждать, что позитивно-функциональный смысл у конфликтных явлений может появиться у социальных изменений лишь эволюционного типа. Только в отношении этой категории процессов социальных изменений первичные конфликты способны выполнять позитивную функцию преодоления социальной рутины и обнажения тех или иных противоречий.

Ведь фактически обнажение необходимости в такого рода изменениях происходит здесь традиционным способом «проб и ошибок», когда субъекты социального действия непосредственно-практически «упираются» в невозможность осуществления той или иной деятельности. А именно: когда Rre-рефлексия оценивает непосредственно-практическое продолжение той или иной деятельности как бесперспективное, а Rpro-рефлексия вынуждена переводить содержание этой деятельности в коммуникационно-мыслительный план поиска ответа на вопрос «что в ней должно быть изменено» для дальнейшего успешного осуществления деятельности в новых социальных условиях. Этот перевод обеспечивает подключение мышления, артифицирующего естественный процесс «проб и ошибок». Тем самым конфликт может выступать в роли механизма преобразования «качества» социальных изменений, их перевода из эволюционного плана (естественные изменения) в план социального развития (естественно-искусственные изменения).

Это означает, что функциональность (содержательность) конфликта как непосредственного противодействия напрямую связана с работой рефлексивного механизма, способного переводить конфликтогенную ситуацию в коммуникационно-мыслительный план, в план переговоров.

Выше уже отмечалось, что с точки зрения ОД-модели конфликта смысловым ядром переговорного процесса является артификация либо первичного, непосредственного противодействия, либо его возможности. Чем более конфликтологически оспособлены стороны взаимодействия, чем более разносторонней их опыт (то есть уровень рефлексии) и средства его ассимиляции, тем больше шансов на то, что они выйдут в «пространство» парадигматического дискурса до того, как возникнет собственно противоборство «без правил». И наоборот, чем «девственнее» они в этом отношении, тем более вероятен выход в это пространство лишь после отрицательного опыта непосредственного противоборства.

Вполне очевидно, что сам по себе выход в метаконфликтное пространство не гарантирует автоматического разрешения конфликта. С одной стороны, само коммуникационно-мыслительное поле может стать ареной конфликтного противодействия (но уже чисто интеллектуального) и потребовать выхода в мета-метаконфликтное пространство, новой рефлексивной возгонки для своего разрешения 21. А, с другой стороны, всегда остаётся опасность и возможность с любого уровня метаконфликтного взаимодействия вновь «провалиться» на уровень первичного конфликта, то есть продолжить или начать непосредственное противодействие.

Во многом подобные метаморфозы зависят от того, является ли конфликт «закрытым» или «открытым» в отношении интересов, преследуемых его сторонами и средств их удовлетворения. Другими словами, готовы ли стороны обсуждать свои и взаимные интересы и средства в процессе коммуникации, или хотя бы одна из сторон предпочитает, чтобы другая сторона лишь догадывалась о них и готова использовать эту неопределённость в своих целях.

У переговоров два исхода: или стороны «договорятся» между собой и их взаимодействие приобретет новую форму, или «не договорятся» и первичный конфликт будет «разморожен». Но даже в этом, втором случае, это не будет прямое продолжение первичного конфликта, поскольку в нём так или иначе будет задействован опыт рефлексии и переговоров.

Любые успешные переговоры венчает договор, в соответствии с которым и осуществляется дальнейшее, уже взаимосогласованное регулирование взаимодействия конфликтовавших сторон. Изменение формы взаимодействия напрямую связано с преобразованием парадигматик взаимодействующих сторон (с изменением самих «правил игры»). Чисто конструктивная переработка исходных «правил», открывающая возможность перевода конфликтных отношений в отношения сотрудничества или конкуренции (а в этом вся суть переговорного процесса), приобретает права новой парадигматики в результате её легитимации сторонами взаимодействия.

Если конфликтная ситуация возникает по тем или иным причинам в хорошо освоенном, (в культурно-нормативном смысле) социальном пространстве, то основным направлением преобразования конфликтующих парадигматик является их сведение к социально гарантированным, общественно значимым формам или уподобление им. В тех же случаях, когда такая ситуация складывается в неосвоенных областях социальной жизни, на своего рода «ничейной» территории, и такое сведение невозможно, необходимо оригинальное парадигматическое конструирование.

Естественно, что большая часть эмпирических конфликтов располагается между двумя такими полюсами и их разрешение опирается как на элементы апелляции к принципам, правилам и культурным нормам (парадигматике) организации «подобных» взаимодействий, так и на собственно креативные, ситуативные элементы, связанные с особенностями конкретного взаимодействия «здесь и теперь».

То есть такой договор в динамической системе конфликта выполняет парадигматическую функцию в отношении продолжающегося взаимодействия, а релятивизация, преобразование и легитимация парадигматики и определяют содержательную сторону переговорного процесса.

Парадигматический план социального взаимодействие — это план долженствования, в котором обретают конкретный операционально-действенный смысл ценности правильного (правила) и тем самым справедливого в этой сфере 22. А любой договор только тогда гарантирует реальное преобразование конфликта в конструктивные виды взаимодействия, когда обе стороны рассматривают требования, которым они обязуются подчинить свою будущую активность как справедливые.

Конфликт: предотвращение и управление :: Федеральный образовательный портал


В этой теме вы узнаете: Все о конфликтах, о типологии конфликтов, а также их предотвращении;
  • О причинах и фазах конфликта;
  • О конфликте и эмоциях;
  • О задачах и основных понятиях конфликтологии;
  • О типичных ошибках конфликтологии и технологии разрешения конфликта;

    Необходимо сразу оговорить, что безконфликтных организаций не существует. Более того, чем более активна организация,  тем чаще в ее деятельности имеются  основания  для больших и малых конфликтов. Конфликты встречаются чаще в организациях с прогрессивной структурой, например, матричного типа. Поэтому понимать истоки конфликта и уметь управлять его   течением и разрешением — неотъемлемое умение руководителя.

    Договоримся, что организация может быть отнесена к сложным вероятностным системам, т.е. имеет ряд подсистем, между которыми могут возникать противоречия. Они неизбежный атрибут такого рода систем. Если противоречие получает развитие, говорят о возникновении конфликта. Анализом конфликтов занимается самостоятельная научно-практическая дисциплина — конфликтология. Настало время рассмотреть ее взгляд на организацию.

  • Подходы к конфликту
  • Принято различать два ведущих подхода к конфликту. В рамках первого подхода конфликт определяется как столкновение интересов, противоречие, борьба и противодействие. С позиции второго подхода конфликт рассматривается как процесс развития взаимодействия.
    Представители первого подхода рекомендуют гасить конфликты.
    Представители второго подхода считают, что блокада конфликта хуже самого конфликта.
  • Определения конфликта
  • Для большей панорамности картины введем три определения конфликта.
    1. Конфликт есть процесс развития взаимодействия субъектов от конфронтации к коммуникации.
    2. Конфликт — столкновение различных типов мышления, каждый из которых претендует на репрезентативность.
    3. Конфликт — это та ситуация, в которой есть возможность углубленного исследования объекта (среды), которая затем может перейти к исследованию собственных форм мышления и выяснения того, почему мнения о фактах и проблемах действительно расходятся.
  • Типологии конфликтов
  • По критерию масштаба:
    • внутриличностный;
    • личностно-ролевой;
    • межличностный;
    • внутригрупповой;
    • межгрупповой;
    • социальный;
    • классовый;
    • межнациональный.
    По критериям осознания цели конфликта и его объективности:
    • целенаправленный объективный;
    • нецеленаправленный объективный;
    • целенаправленный субъективный;
    • нецеленаправленный субъективный.
    По критерию институциональности:
    • абсолютный
    • институционализированный.
  • Типы конфликтов по Р.Кану и Д.Вольфу
    1. Межиндивидуальные.
    2. Внутрииндивидуальные: между личностными чертами и функциональной ролью.
    3. Межролевые: между разными функциональными ролями.
    4. Ценностно-ролевые: между ценностями и ролью.
    5. . Роле-подавляющие: роль подавляет личность.
    6. Роле-заполняющие: личность подавляет роль.
  • Причины конфликтов
  • [наверх]

    Многие причины конфликтов в организации проистекают из нарушения принципов строительства организации, разработанных в классической тео­рии организаций (Л.Гьюлик, Л.Урвик): принципы департаментализации, разделения власти, диапазона контроля, делегирования и соответствия.

    Неопределенность в технологии — одна из частых причин возникновения конфликтов.
    Вторая причина — многоначалие.
    Третья причина — у руководителя слишком много подчиненных. Четвертый источник — порочный круг в управлении, когда власть, ответственность, средства, функции нечетко распределены среди сотрудников.

    Управлять не значит командовать людьми, подчинять их в явной форме. Эффективно управлять — означает создать такую обстановку, в которой с необходимостью будет получен запланированный результат.

  • Фазы конфликта
  • Первая классификация:
    • конфронтационная — обеспечение своего интереса за счет ликвидации интереса другого;
    • компромиссная — достижение своего интереса за счет его замены на общий компромиссный интерес;
    • управленческая — стремление к взаимному дополнению интересов, понимание позиционной разницы интересов.
  • Вторая классификация:

  • Предконфликтный период — есть различие интересов, но субъекты взаимодействия их не осознают.
    Начало конфликта — осознание одним из взаимодействующих субъектов отличия своих интересов от интересов других. Часто сочетается с началом односторонних действий по обеспечению своих интересов.
    Признак начала конфликта — напряженность в отношениях.
    Инцидент — повод для объявления конфронтационных действий. Предмет конфликта — конкретные интересы, по поводу различия которых происходит конфликтное взаимодействие.
    Кризис — такое взаимодействие субъектов, при котором не происходит перехода от фазы к фазе.
    Удачное развитие конфликта — деятельность по обеспечению бескризисного хода конфликтного взаимодействия.
  • Третья классификация:
  • Стадии конфликта: латентная, переход к открытому конфликту, организационное принуждение прекратить конфликт, технологическое завершение конфликта.

  • Конфликт и эмоции
  • [наверх]

    Мотив конфликта — его внутренняя психологическая причина. Эмоциональные конфликты — конфликты, которые безразличны к объектам конфликта и держатся в основном на мотивах.

    Выхода из эмоционального конфликта только два:

    1. разъединение оппонентов;
    2. перестройка оппонентов, изменяющая их мотивы.

    Цепь содержательных конфликтов, в которые вовлечены постоянные оппоненты, имеют тенденцию переходить в эмоциональные.

    Эмоциональное содержание состоит в переживании зависимости, ущемленности, навязанности извне чувства вины.

    Разрешение конфликта связано с разрешением конфликтной ситуации, а способы его разрешения — со способами ее изменения.

    Эмоциональное состояние оппонентов в значительной степени определяют ту стратегию, которую они избирают в преодолении конфликта. Факторы, которыми описывается ситуация индивидуального и группового поведения в ситуации конфликта, включены в модель, предложенную Томасом и Киллменом (см. схему 7.1.). С точки зрения указанных авторов, участники конфликта могут быть более или менее активными, а также в большей или меньшей степени отстаивать собственные интересы. Кроме того, оппоненты могут стремиться или не стремиться к совместным с противоположной стороной действиям. В результате полученных сочетаний получается 5 типов стратегий, которые можно изобразить графически. В приложении содержится тест Томаса, позволяющий произвести оценку собственной основной стратегии преодоления конфликта.

    Схема 10.1. Типы поведения в конфликте (Модель К.У.Томаса — Р.Х.Килменна)

  • Задачи конфликтологии
  • [наверх]

    Конфликтология возникла в границах социологии и связана, прежде всего, с работами Г.Зиммеля и Л.Козера.

    В настоящее время происходит интенсивная дифференциация направлений конфликтологии. Выделяются юридическая,педагогическая, политическая, экологическая конфликтологии, социология и психология конфликта.

    Конфликтология — область научно-практической   деятельности, занимающаяся сопровождением и разрешением конфликтов.

    Основное для фундаментальной конфликтологии — прояснение конфликта, его механизмов, закономерностей развития, а не активное участие в нем.

    В этом плане конфликтолог-исследователь должен освободиться от чувственного восприятия конфликта настолько, насколько это возможно. Для теоретического познания требуется разделение и противопоставление того, что ранее было единым, в данный момент субъект-объектные отношения и связи. Для того, чтобы вернуться в практику, необходимо совершить обратное действие, преобразующее ситуацию.

  • Основные понятия конфликтологии
  • Конфликтная ситуация имеет следующие элементы:  участники (оппоненты) с их несовпадающими целями, объект (предмет) конфликта.
    Конфликт это конфликтная ситуация плюс инцидент.
    Конфликтная ситуация может существовать, не переходя в стадию инцидента, но инцидент не может начаться без конфликтной ситуации.

    Типы конфликтов: социальные и внутриличностные.

    Антагонистический конфликт бескомпромиссен, развивается по принципу «все или  ничего». Его разрешение возможно лишь при отказе всех оппонентов кроме одного от своих целей.

    Неантагонистический компромиссный конфликт предполагает возможность поиска сознательного компромисса между конфликтными целями, а, следовательно, и компромисса между группами, пытающимися достичь этих целей.

    «Замораживание» конфликта — его приостановка, не изменяющая объективной ситуации. Чревато еще более острой ситуацией. «Замораживание» ни в коей степени нельзя принимать за разрешение конфликта.

    Участников конфликта часто называют оппонентами. Оппоненты могут вступать с различных уровней. Так, оппонент, отстаивающий свои интересы как частного лица, выступает в качестве оппонента первого уровня. Оппонент, отстаивающий интересы группы людей, является оппонентом второго уровня. Оппонента, выступающего от лица государства, можно назвать оппонентом третьего уровня.

    В то же время человек, переживающий личностный конфликт, классификацию которых предложили Кан и Вольф, является оппонентом нулевого уровня.

    Одна из сторон процесса конфликта состоит в двустороннем изменении уровней оппонирования, его снижении и повышении. При этом повышение собственного уровня оппонирования дает больше шансов решить конфликт на более выгодных для себя условиях, а снижение ухудшает шансы.

    Повышение уровня оппонирования задается отождествлением оппонентами своих целей (истинное или мнимое) с целями более широкой социальной или организационной структуры. Если это удается, оппонент получает дополнительные  преимущества по сравнению с противоположной стороной. Второй вариант получения преимуществ состоит в снижении уровня оппонирования конкурента. Максимального эффекта оппонент достигает в том случае, когда ему удается снизить уровень конкурента до нулевого. Иначе говоря, довести конкурента до состояния внутреннего конфликта или противоречия в разнонаправленных мотивах.

    Подмена объектов конфликта имеет целью снизить уровень оппонента и поднять свой собственный.

  • Позитивные функции конфликта.
  • Л.Козер систематизировал функции конфликта, предложенные Г.Зиммелем.

    Функции конфликта:

    1. Группообразование, установление и поддержание нормативных и физических границ групп.
      Известно утверждение о том, что дружить легче против кого-то. Без сомнения внешний враг может помочь усилению консолидации между членами группы. И этот механизм неоднократно использовался в истории политики.
    2. Установление и поддержание относительно стабильной структуры внутригрупповых и межгрупповых отношений, интеграция и идентификация, социализация и адаптация, как индивидов, так и групп.
      Позитивным выходом из конфликта может стать более отчетливый свод правил межгруппового взаимодействия, демаркация границ между группами или подразделениями, сферами их компетенции и ответственности.
    3. Получение информации об окружающей социальной среде.
      Конфликт может использоваться как инструмент для более глубокого понимания ситуации. В аналогичной функции используется так называемая разведка боем.
    4. Создание и поддержание баланса сил и, в частности, власти, социальный контроль.
      Конфликт может привести к перераспределению власти, законодательной констатации новых реалий, нового баланса сил, более адекватно отвечающей сложившейся ситуации.
    5. Нормотворчество.
      При позитивном разрешении конфликта фиксируются новые правила взаимоотношений между субъектами конфликта и между третьими силами, чьи интересы также фигурировали в его процессе.
    6. Создание новых социальных институтов.
      Конфликт является одним из родоначальников новых организаций и направлений деятельности. Большое число организаций возникли в процессе и в результате отделения групп сотрудников из тела материнской организации. Именно конфликт позволил им сплотиться и осознать отличия своих интересов от интересов своих прежних сослуживцев и руководителей.
    7. Интенсификация рефлексии.
      В процессе конфликта активизируются личностные и интеллектуальные силы оппонентов. Они могут привести к новым неординарным решениями. Некоторые решения, для кристаллизации которых в обычных условиях потребовались бы годы, достигают своей зрелости за гораздо более краткие интервалы времени.
    8. Качественные преобразования.
      В результате разрешения конфликта могут возникать новые структуры, у которых нет прямых предшественников в доконфликтной ситуации. Это касается как социальных и организационных систем, так и технических решений. Тоже можно сказать о многих образцах социальной и материальной жизни.

  • Завершение конфликта
  • Некоторые социальные процессы конечны: ухаживание чаще всего заканчивается браком, обучение — дипломом. Другие процессы могут продолжаться до тех пор, пока не будут выработаны условия их прекращения. Таков конфликт.

    Можно построить классификацию конфликтов. На одном полюсе институционализированные (спорт, соревнование), на другом абсолютный конфликт, завершающийся с устранением оппонента (война, дуэль).

    Чтобы погасить конфликт стороны должны заключить договор относительно норм и правил, которые позволять определить взаимное соотношение сил.

    Чем четче очерчен объект конфликта, тем очевиднее признаки, знаменующие победу, тем больше шансов, что конфликт будет локализован во времени и пространстве.

  • Типичные ошибки в конфликтологии
  • [наверх]
    1. Попытки разрешить конфликт без выяснения его истинных причин, т.е. без проведения диагностики.
      Часто попытки администрации погасить конфликт на личном уровне, добиться замирения оппонентов не приводят к положительным результатам вследствие того, что не решена базовая проблема, приведшая к конфликту. Вынужденные взаимодействовать оппоненты каждый раз все вновь «спотыкаются» о базовую проблему и воспроизводят конфликт.

  • «Замораживание» конфликта.
    Простое разведение сторон и разграничение областей их деятельности может иметь определенный положительный эффект. Но даже замена действующих субъектов, осуществленная при сохранении объективных причин конфликта, приведет к его возобновлению с другим действующим составом.
  • Неверно определен предмет конфликта и оппоненты.
    Даже если диагностика компонентов конфликта проведена, не может быть исключена вероятность ошибки в определении предмета конфликта и реальных оппонентов. Иногда активно действующие в конфликте оппоненты на самом деле не являются самостоятельными игроками и действуют по наводке реальных оппонентов, предпочитающих по тем или иным причинам находиться в «тени». Для того чтобы избежать такой ошибки, диагностика должна производится по максимально развернутой схеме, в которой ведущим вопросом, требующим ответа, является вопрос: «Кому это выгодно?»
  • Запаздывание в принятии мер.
    Даже если конфликт был задан объективными причинами, он имеет тенденцию к распространению на межличностные отношения. Если по этому показателю конфликт перешел в хроническую форму, даже эффективных организационных решений бывает недостаточно для его разрешения. Оппоненты еще долгое время продолжают испытывать личную неприязнь друг к другу.
  • Не комплексность, односторонность мер: силовых или дипломатических.
    Опыт показывает, что наиболее эффективно сочетание разнообразных мер разрешения конфликта, которое позволяет актуализировать разноуровневые мотивы оппонирующих сторон.
  • Неудачный выбор посредника.
    Выбор посредника, ведущего переговоры с обеими сторонами, не может быть случайным. Посредник должен быть равноудален от оппонентов и одновременно равно приближен к ним. Лучше всего, если какой либо частью своей биографии он соприкасается с обеими сторонами и может считать каждой из сторон своим. Если положение посредника ассиметрично относительно оппонентов, это вызывает снижение доверия к нему у одной из сторон.
  • Попытки посредника разыграть свою собственную «карту». Оппоненты должны быть уверены в том, что помыслы посредника направлены исключительно в сторону разрешения конфликта. Если он даст повод для того, чтобы даже отчасти усомниться в своей мотивации, переговоры по урегулированию конфликта могут немедленно зайти в тупик.
  • Пассивность оппонентов.
    Оппоненты не достигнут желаемого компромисса, если будут ограничивать свою активность в его поисках. Некоторые конфликтологи считают, что более активную позицию должна занимать сторона, находящаяся в менее выгодной ситуации. Наверное, правильнее будет сказать, что активными должны быть обе стороны. При этом потери от бескомпромиссной позиции в стратегическом плане не могут быть выгодны ни одной из сторон. В очевидно конфликтной ситуации нельзя отсидеться, переждать. Раньше или позже инцидент может привести к еще более драматическим потерям для обеих сторон.
  • Нет работы с эмоциями и напряжением.
    Конфликту всегда сопутствуют большое напряжение и эмоциональные переживания. Эти явления, как правило, значительно видоизменяют и восприятие, и деятельность сторон. Очень опасно, если эмоции возьмут верх над разумом. Так оно и может произойти, если не сопровождать переговоры по содержанию конфликта психологической работой, направленной на снижение уровня напряжения и эмоционального фона. При этом в отличие от переговоров, в которых участвуют три стороны, оппоненты и посредники, в психологической работе посредники должны участвовать раздельно.
  • Нет работы со стереотипами.
    Эмоциональные перегрузки могут приводить к активизации стереотипного восприятия, упрощающего картину мира и социальных отношений. Иногда проявляется так называемый эффект «туннельного» видения, при котором из поля зрения оппонентов выпадают целые области реальности, видимое лишается оттенков, становится черно-белым. Необходимо использование техник расширения поля сознания, смены точек зрения, рефлексивного понимания ситуации, например, с позиции противоположной стороны.
  • Ошибки в договоре.
    Содержание договоренности должно быть зафиксировано в письменном виде независимо от масштаба конфликта. Работа над письменным текстом договора существенно преобразует процесс переговоров, делает его более рациональным и значимым. В то же время ошибки в таком тексте могут обесценить весь трудный процесс достижения договоренностей. Конечно, мы имеем в виду отнюдь не грамматические ошибки. Речь идет об ошибках содержательных, при которых стороны и посредники не предусмотрели каких либо аспектов ситуации. Такие ошибки обычно приводят к тому, что одна из сторон успешно нарушает не предусмотренные пункты договоренности и делает это на вполне законном основании. Об этих пунктах она не договаривалась и посему свободна> от каких либо обязательств.
  • Генерализация конфликта (не было мер по его ограничению, локализации).
    Естественное стремление конфликтующих сторон состоит в усилении своих позиций. Одно из направлений такого усиления — привлечение на свою сторону сильных сторонников. Если не остановить этого явления, может произойти качественное расширение зоны конфликта, привлечение в него все новых оппонентов. Поэтому одной из первых договоренностей должна стать договоренность об ограничении зоны конфликта и его оппонентов.

  • Стили поведения конфликтологов
  • Традиционный конфликтолог ориентирует оппонентов на результат. Он находится от оппонентов на дистанции, его собственный тип мышления остается вне критического анализа. Доминирует предвосхищение улучшения сложившейся ситуации.

    Инновационный конфликтолог ориентирует оппонентов на исследование процессов, в которых они находятся. Устанавливается принцип взаимной открытости. Критическому анализу подвергается не только мышление клиентов, но и мышление самого конфликтолога. В процессе совместного исследования конфликтолог передает оппонентам методы диагностики, ограничения, управления и профилактики конфликтов.

    Такому конфликтологу присуще познавательное мышление, способное удерживать противоречивые тенденции, не пытаясь их упростить, огрубить и навязать другому.

  • Технология разрешения конфликта
  • Предполагает перевод конфликта в позитивно-функциональную стадию, придание ему институциализированных и рациональных форм. В рамках технологии выделяются четыре этапа.

    Первый этап. Изучение параметров конфликта:
    Состоит из задач:

    1. Исследование степени остроты конфликта.
    2. Определение стадии развития конфликта.
    3. Определение основных действующих сил.
    4. Выявление стереотипов восприятия и механизмов конфликтного поведения.

    Второй этап. Оценка конфликта.
    В нее входят задачи:

  • Установить его действительных участников;
  • Изучить их характеристики;
  • Выявить их отношения в предконфликтной фазе;
  • Выявить главные различия интересов, которые привели к конфликту;
  • Узнать намерения участников и приемлемые для них способы преодоления конфликта;
  • Разобраться во всех возможных путях преодоления конфликта.
  • Оценить тип конфликта и составить план действий по его разрешению.

    Третий этап. Воздействие на конфликт включает:

    1. Создание атмосферы диалога;
    2. Снижение психологической напряженности;
    3. Рефлексия социальных и психологических мифов, предрассудков и стереотипов;
    4. Создание у оппонентов позитивных установок;
    5. Преодоление явлений «замкнутости» сознания;
    6. Освоение оппонентами эмпатического видения позиции другого оппонента;
    7. Помощь в разработке договора между оппонентами.

    Четвертый этап. Оценка результатов воздействия.
    Включает:

    1. Диалог с бывшими оппонентами по заключения договора.
    2. Оценка результатов воздействия.
    3. Принятие решения о новом изучении ситуации, если поставленные цели не достигнуты.

    В практике производственной деятельности важно понимать, что конфликт такая же форма взаимодействия, как и любая другая. Точно также он обладает как отрицательными, так и положительными качествами. Из них и стоит исходить, решая начинать конфликт или нет, участвовать в уже существующем конфликте в качестве оппонента или нет, принимать на себя функции посредника или нет.

    Вопросы для самопроверки:

    1. Каковы психологические характеристики затяжного конфликта, не нашедшего какого-либо разрешения?
    2. Какие подразделения в организации могли бы взять на себя функции разрешения конфликтов?
    3. Почему непосредственный руководитель может и не может быть идеальным посредником при разрешении конфликтов?

    Используемая литература:

    Т.Ф.Крам. Управление энергией конфликта / Как превратить работу в творчество: Пер. с англ. Москва: Рефл_Бук, 2000

    Р.ван Хувейк. Продукт конфликта и консенсуса. Заметки об изменениях организационной культуры (окончание) Директор школы. N 4. С. 25-30 (1997)

    K.Anderson. Resolving Everyday Conflicts Sooner. Разрешение ежедневных конфликтов.

    Б.И.Максимов. Классовый конфликт на Выборгском ЦБК: наблюдения и анализ. Социологические исследования . N 1. С. 35-47 (2001)

    В.В.Козловский.   Социология конфликта (Учебная программа)

  • Схема развития конфликта, стр.7 — TopRef.ru

    Схема развития конфликта

    Как видно, на схеме во главу угла поставлена организация — объединение лиц, занятых совместной деятельностью и реализующих как общие, так и личностно значимые цели. Всякая организация, экономическая в том числе, не может обходиться без внутренней на­пряженности, без противоречий и столкновений в межличностных и межгрупповых отношениях, без того, что в силу объективных и субъективных причин становится источником конфликта. Иными словами, любому конфликту реально предшествует некое стечение обстоятельств, в которых находятся потенциальные стороны проти­воборства, а также сами люди со своими потребностями, интересами и мотивами — возможные субъекты конфликтного поведения.

    Так подготавливается предконфликтная стадия. Ее исходная, на­чальная фаза — конфликтная ситуация, которая, как отмечалось выше, выявляет оппонентов и причинную обусловленность конф­ликта. Но определение противостоящих сторон с их несовместимы­ми интересами и возможными опасениями, обозначение предмета разногласий и расхождения, занимаемых субъектами позиций — это еще не конфликт, а только равновесное состояние, обстоятельство, которое может предшествовать противоборству.

    Чтобы произошло превращение ситуации в конфликт, требуется повод, нужны какие-то действия, приводящие стороны, вовлеченные в конфликтную ситуацию, в движение. Такие действия означают столкновение, инцидент — вторую фазу предконфликтной стадии. Только вместе конфликтная ситуация и инцидент образуют конфликт

    Так, в столичной торговой фирме, в которой предстояло значи­тельное сокращение персонала, непосредственными сторонами конфликтной ситуации оказались руководство фирмы и служащие, чьи фамилии были включены в список подлежащих увольнению Инцидентами, в данном случае, стали обращения последних к руковод­ству фирмы за разъяснениями и в комиссию по трудовым спорам с перспективой передачи дела в суд.

    Сложные взаимоотношения между директором и главным инже­нером промышленного предприятия в Костроме также создали кон­фликтную ситуацию. Инцидентом, ставшим вызовом на открытый конфликт, явился отказ главного инженера выполнить требование директора представить письменное объяснение факту переплаты де­нежных сумм за пользование городской водопроводной сетью.

    Следовательно, конфликтная ситуация возникает до инцидента; она может создаваться как объективно (вне воли и желания людей), в силу складывающихся обстоятельств, так и субъективно, из-за мо­тивов поведения, преднамеренных устремлений оппонирующих сторон. Конфликтная ситуация (чаще в скрытой форме) может сохра­няться, не приводя к инциденту и не переходя в конфликт. Инцидент, таким образом, полностью зависит от ситуации, он без нее просто не может произойти. Существенно и то, что конфликтная ситуация и инцидент могут быть либо спровоцированными, заранее спланированными (как это произошло в торговой фирме в условиях угрозы банкротства), либо спонтанными, стихийно возникшими (как это случилось в межличностных отношениях директора и главного ин­женера костромского предприятия).

    Эти моменты, безусловно, весьма значимы. Объективно возник­шие конфликтная ситуация и инцидент могут прекратиться, не по­лучить дальнейшего развития только в результате изменения объек­тивных обстоятельств. Субъективно возникшие ситуация и инцидент могут закончиться как в силу объективных перемен, так и по иници­ативе самих оппонирующих сторон. К тому же случайный конфликт менее подвержен урегулированию, чем заранее предусмотренный.

    С управленческой точки зрения важно учитывать, как субъекты воспринимают конфликтную ситуацию, что подвигает их к инци­денту. Ведь реакция и действия людей совершаются, как правило, в соответствии с их взглядами, нравственной позицией, особенностями темперамента и характера. От того, как оппоненты интерпре­тируют происшедшее столкновение, зависит дальнейшее развитие конфликта.

    Известно, что всякие взаимоотношения, в том числе и служебно-деловые, эффективны только при честном партнерстве, уступчивости и сдержанности сторон, при обоюдном стремлении к улаживанию разногласий и конфликтов, если уж они неизбежны. При этом име­ет значение эмпатия — готовность и способность, что называется, «влезть в чужую душу», разглядеть в другом доброе, уловить нечто общее и объединяющее с ним.

    В жизни же чаще случаются чувственно обусловленные столкно­вения, берут верх эмоции, которые мешают участникам конфликтов взглянуть на себя со стороны, сковывают свободу выбора способов конфликтного поведения. Потому для оппонирующих сторон важ­но с самого начала действовать, опираясь на сознание и интуицию, ограничивая проявление эмоций, особенно отрицательных.

    К примеру, конфликт между руководителями одного из предприятий Костромы мог бы вовсе не произойти, сумей главный инженер Иванова удер­жать под контролем свою чувственную реакцию на законное требование директора представить письменное объяснение допущенной с ее стороны халатности. Да и Петров, как многоопытный руководитель, имел возмож­ность с должным пониманием отнестись к резкости, проявленной главным инженером, добиться представления объяснительной записки и принять ад­министративные меры, более адекватные промахам Ивановой в работе. Вместо этого и главный инженер, и директор оказались в плену эмоций, ста­ли апеллировать к свидетелям их конфликтных взаимоотношений, что могло привести к расколу в коллективе.

    Конфликтная ситуация нередко возникает, обостряется и пере­ходит в фазу инцидента из-за того, что совместно работающие люди не желают слушать и слышать друг друга, не всегда владеют навыка­ми выражать свою мысль, свое отношение к тому или иному факту ясно и четко.

    Чтобы удостовериться в этом, можно использовать психологическое тестирование на определение уровня общительности, самоконтроля в общении, стратегии конфликтного поведения и т.п.

    Есть ряд других моментов, которые нужно принимать во внимание при анализе ситуации и вызванном ею инциденте. Вообще пред конфликтная стадия характерна тем, что ни одна из оппонирующие сторон не утвердилась полностью в своих притязаниях и на занятой позиции. И хотя основные требования заявлены, предприняты шаги к обострению ситуации, участники столкновения пока не увязли в конфликте, испытывают сомнения в его благополучном для себя ис­ходе, проявляют колебания и нерешительность. На этом этапе велик шанс предотвратить нежелательное развитие событий или направить открывшееся противоборство в более приемлемое русло.

    Тому, кто намерен управлять конфликтом, надо располагать на­дежной информацией о конфликтной ситуации, чтобы иметь воз­можность для обстоятельного анализа позиций сторон, вовлеченных в конфликт. При этом целесообразно сосредоточить внимание на ос­новных параметрах конфликтного процесса, к которым, безусловно, относятся: состав участников столкновения интересов; предмет и масштаб конфликта; непосредственная причина, приведшая к инци­денту; характер и степень остроты противоречий.

    Одной констатации «болезни», безусловно, недостаточно. Нуж­ны выяснение и объяснение тех взаимосвязей, которые складывались между участниками конфликтного противостояния, тех рубежей, которые они занимают на данной стадии, той активности или пас­сивности в действиях, которую оппоненты демонстрируют. Только тщательный анализ, подкрепленный столь же обстоятельным диаг­нозом, позволит спрогнозировать то, по какому «сценарию» будет развиваться конфликтная ситуация, что последует за инцидентом11.

    Первая фаза собственно конфликтной стадии, наступающей пос­ле инцидента, вместе с резким обострением расхождений, выходом на позиции прямой конфронтации отличается тем, что стороны атакуют друг друга, вызывая ответные действия, противодействие. Происходит неизбежный обмен ударами, назначение которых — на­ступление на позиции оппонентов, нейтрализация угрозы с их сто­роны. Эмоционально такое поведение очень часто сопровождается нарастанием агрессивности, переходом от предубежденности и не­приязни к психологической несовместимости и откровенной враж­дебности.

    Эта фаза конфликтного поведения, приводя к усилению конф­ронтации, вместе с тем стимулирует наступление момента «переоцен­ки ценностей» с учетом перемен, происшедших в социальной среде, позициях и намерениях сторон. Наступает фаза выбора путей даль­нейшего взаимодействия оппонентов.

    Выбор возможен двоякий: либо при сложившейся расстановке сил искать примирения, снижать уровень напряженности в отноше­ниях, делать уступки и таким образом идти на прекращение конфликта, перевод его вновь в скрытую форму с тем, чтобы в последующем вернуться к исходной конфликт­ной ситуаций; либо эскалация, продолжение конфликта, доведение его до более высокой степени обострения.

    Проведение анализа конфликтов и развития

    Библиотека фотографий

    ПРООН доступна на фотографиях.undp.org, где представлена ​​большая подборка изображений ПРООН из проектов со всего мира. Через портал цифровых активов вы можете найти более 5000 изображений из каждого региона, доступных для поиска по тематическим областям, регионам, странам и ключевым словам.

    Конфликты в проектной среде

    Аннотация

    Конфликты возникают в нашей жизни ежедневно.Некоторые из них могут варьироваться от незначительных разногласий между отдельными людьми или группами до серьезных экстремальных ситуаций с элементами, угрожающими жизни. Для руководителя проекта или руководителя группы эти конфликты особенно актуальны и актуальны в проектной среде. В этой статье рассматриваются причины конфликтов, начиная от состава команды, культурных различий, приоритетов проекта и личных проблем, которые влияют на достижение целей проекта.

    В последней части документа обсуждаются некоторые общие методы разрешения конфликтов, при этом упор делается на победившие стороны, участвующие в постконфликтных диалогах.

    Введение

    Что такое конфликт? Оксфордский словарь определяет это как:

    • Борьба, ссора, борьба, разногласие, разногласия
    • Конфликт обычно определяется как «столкновение между враждебными или противоположными элементами или идеями»
    • Может варьироваться от легкого несогласия до переполненные эмоциями конфронтации

    Все мы, в то или иное время, были вовлечены в конфликты, основанные на вышеизложенном. В этих конфликтах могут участвовать не только отдельные лица, но и семьи, группы или даже государства, как мы видели в начале крупных конфликтов и наглядно проявились в последних двух мировых войнах, в которых погибли миллионы людей.Это считается худшим исходом конфликта с человеческими жизнями. Как мы видим, если конфликты не регулируются или не разрешаются, они могут выйти из-под контроля, вызывая большой неожиданный ущерб.

    Не будем далеко ходить, на примере наших домов. Очень часто мы слышим о конфликтах между супругами, детьми или даже всей семьей. Об этом свидетельствует тот факт, что пока есть люди, неизбежны конфликты, конфликты неизбежны! Более того, если мы перенаправим это в среду проекта, где есть разные люди, группы, а иногда и люди с разным культурным происхождением, существует потенциал конфликта.

    Поскольку конфликты неизбежны, как вы относитесь к конфликтам?

    С точки зрения Традиционные точки зрения , отмечается следующее:

    • Конфликты считаются плохими
    • Конфликты вызваны нарушителями спокойствия
    • Конфликтов следует избегать

    И с точки зрения Современные точки зрения , отмечается следующее:

    • Конфликты неизбежны
    • Конфликты часто приносят пользу
    • Конфликтами нужно управлять

    История показала нам, что независимо от того, какие типы конфликтов имели место, ключевым посланием для всех участников является что этими конфликтами НЕОБХОДИМО УПРАВЛЕНИЕ!

    Поняв, что такое конфликты и взгляды на конфликты, давайте теперь сосредоточимся на среде проекта как ключевом послании для нашего понимания в этой статье.

    В проектной среде конфликты столь же безудержны или даже более напряжены, чем в любой другой среде. Действия по проекту выполняются человеческими ресурсами для достижения ожиданий заинтересованных сторон и достижения целей проекта. Следующее поэтическое повествование непременно укажет, почему в проектной среде должны возникать конфликты.

    Когда есть люди, возникают конфликты

    На войне есть разные группы

    Эти группы ненавидят друг друга

    В проекте есть разные люди

    Эти люди не согласны с друг друга

    Если проект похож на войну

    Почему не должно быть конфликтов?

    Управление человеческими ресурсами всегда приводит к разногласиям, ссорам, ссорам и даже к распаду команды проекта, если не управляется должным образом.Следовательно, в проектной среде конфликты следующие:

    • Неизбежно
    • Может создать команду
    • Может уничтожить команду
    • Необходимо управлять

    Причины конфликтов

    Очень легко разжечь или спровоцировать разногласия. отдельных лиц, групп или даже наций в конфликтной ситуации. Искусство или действия, предпринимаемые для исправления или успокоения таких явлений, сами по себе являются техникой. Ниже приведены распространенные источники конфликтов, особенно в среде проекта.

    • Графики
    • Предыдущие неразрешенные конфликты
    • Приоритеты проектов
    • Конкуренция ресурсов
    • Культурные различия
    • Технические проблемы
    • Команда или клика
    • Конфликты личности
    • Организационная структура
    • Коммуникационные барьеры
    • Плохое планирование

    Есть конечно же, есть много других источников конфликтов, существующих в среде проекта. И в этой статье мы сосредоточимся только на четырех областях, а именно:

    1. Командная среда
    2. Культурные различия
    3. Приоритеты проекта
    4. Личность

    Большинство из нас знакомы с окружающей средой проекта, и она будет больше актуально, если вы являетесь менеджером проекта или руководителем группы, ответственным за масштабный проект с участием многих ресурсов, усугубляемых, если вы принадлежите к разным национальностям, и усугубляемого, если вы боретесь с нереалистичными сроками.В таких обстоятельствах элементы, присутствующие в вышеупомянутой среде проекта, будут иметь тенденцию подталкивать всю команду проекта на этап, все ближе и ближе к приоритетам, графикам и даже соревнованиям за ресурсы, что приводит к конфликтам проектов.

    Следовательно, в сценарии проекта следующие элементы или точки «скороварки» являются ключевыми факторами, способствующими конфликтам проекта:

    • Среда с высоким уровнем стресса
    • Неоднозначные роли / обязанности
    • Ситуация с несколькими начальниками
    • Сложность развития технологий
    • Нереалистичные сроки
    • Отсутствие ресурсов
    • Недостаточное финансирование
    • Неумелое руководство

    Групповое обсуждение

    • Подумайте о недавнем конфликте в вашей работе, будь то внутренний или внешний, например, о вовлечении поставщиков и поставщиков и т. Д.
    • Опишите, как возник этот конфликт и его влияние.
    • Шаги, предпринятые для его разрешения.

    Что вы должны делать как руководитель проекта или руководитель группы для разрешения конфликтов в вашей команде?

    Руководителям проектов и руководителям групп полезно понимать человеческое поведение и некоторые аспекты психологии, чтобы они могли более эффективно взаимодействовать с членами проектной группы, если в них участвует консультирование. В любой момент времени, когда возникают такие конфликты, руководитель проекта или руководитель группы должен предпринять соответствующие действия для управления этими конфликтами, чтобы избежать разрушительных последствий.В качестве лидера проектной группы и будучи SPOC (единым контактным лицом) эта должность автоматически предоставляет руководителю проекта и лидеру группы полномочия для облегчения разрешения конфликтов. С другой стороны, управление проектами также является синонимом управления конфликтами из-за очень конфликтной ситуации.

    Конфликты, возникающие из среды Команды

    Проекты выполняются людьми. А люди или человеческие ресурсы составляют команду. В большинстве проектов для выполнения проектов используется матричная структура.И из-за этой структуры, которая создает ситуацию отчетности нескольких начальников, конфликты генерируются автоматически. Кроме того, члены команды проекта собраны из разных слоев общества и, если в большом проекте, возможно, еще не знают друг друга достаточно хорошо, чтобы успокоиться, но уже стремятся работать, чтобы уложиться в сжатые сроки.

    Это будет катастрофой, если менеджер проекта или руководитель группы не проведет надлежащее стартовое совещание или не предоставит членам проектной группы достаточно времени, чтобы узнать друг друга и понять свои обязательства.Чтобы минимизировать конфликты в подобной ситуации, руководители проектов или руководители групп должны постоянно мотивировать и развивать команду проекта, чтобы вести ее к достижению целей проекта.

    Поскольку мы глубоко убеждены, что УСПЕХ ПРОЕКТА ОЧЕНЬ ЗАВИСИТ ОТ ПОВЕДЕНИЯ КОМАНДЫ ПРОЕКТА.

    Каковы основные препятствия в команде проекта? Отмечены следующие моменты:

    • Различные приоритеты, интересы и суждения членов команды
    • Ролевые конфликты
    • Отсутствие приверженности
    • Коммуникационные проблемы
    • Географическое распределение членов команды

    Когда проект переходит на разные стадии жизненный цикл проекта, т.е.е. от инициирования до планирования, выполнения и закрытия — удивительно, что вы обнаружите различные модели или поведение членов команды проекта. Некоторые привержены делу и проявляют энтузиазм в своей роли, в то время как другие могут проявлять признаки разочарования и проявлять симптомы плохой командной работы. Вот некоторые из этих симптомов:

    • Отсутствие доверия к руководителю проекта
    • Отсутствие синергизма
    • Нездоровая конкуренция
    • Непродуктивные встречи

    Для руководителя проекта очень важно постоянно создавать команду, чтобы мотивировать их. для достижения целей проекта.Принцип Такмана может быть полезен для понимания процесса развития команды и показан следующим образом (Tuckman & Jensen, 1997): (Приложение 1)

    Приложение 1

    Конфликты, возникшие из-за культурных различий

    С появлением технологий и коммуникаций, мир медленно превращается в глобальную деревню. И поэтому такие проекты реализуются через границы с участием многих народов и культур. Именно из-за этого глобальное управление проектами может создавать множество проблем, а также вызывать волнение.

    Почему возникают конфликты из-за культурных различий?

    Прежде всего мы должны знать, что такое культура. Культура по определению определяется как наш образ действий или привычки, которые отражаются в нас самих в нашем сообществе, группе или стране. Если мы находимся в другой стране, некоторые из общих культурных конфликтов заключаются в следующем:

    • Язык
      • Как мы говорим — громкость и тон
      • Всегда учитывайте других, когда вы общаетесь в группе на другом языке
    • Еда
      • Употребление в пищу продуктов, которые могут быть чувствительны к другим
      • Еда громко или с громкой отрыжкой
    • Фестивали или праздники
    • Одежда
      • Различные этнические группы одеваются по-разному

    Любой, кто участвует в любых межкультурных / национальных проектах, рекомендуется знать некоторые важные правила, которые можно и чего нельзя делать, даже до приезда в эту страну.Это сделано для того, чтобы избежать конфликтов или нежелательных затруднений. Некоторые оскорбления или проблемы, которые мы создаем, происходят из-за нашего невежества. Иногда эти культурные различия могут показаться незначительными, но, если им не управлять должным образом, они могут выйти из-под контроля. Всегда проявляйте инициативу, чтобы выяснить, какие важные культурные нарушения могут препятствовать выполнению задач или эффективному общению между различными культурными группами. Всегда рекомендуется быть частью группы, которую мы вовлечены в проект, чтобы способствовать более тесным связям и сближению.Следуйте поговорке: « Когда в Риме поступают, как римляне». Всегда приспосабливайтесь и старайтесь выучить простые предложения, такие как «Доброе утро, спасибо» и т. Д., На местном языке. Или, если вас приглашают к себе домой к трапезе, если они едят руками, являются их частью, едят руками или, если они используют палочки для еды, попробуйте использовать палочки для еды, чтобы показать нашу дружелюбие и общую привязанность. Будучи руководителем проекта или менеджером проекта, ваша команда будет практиковать эти простые вещи, и очевидно, что конфликты, возникающие из-за культурных проблем, должны быть значительно сведены к минимуму!

    Общие ключевые моменты культурной осведомленности
    Пакистан
    • Запрещено беспокоить во время молитв
    • Запрещается свинина, собака или осел.Не говорите об этих продуктах за обеденным столом
    • Не предлагайте клиентам подарки без уважительных причин
    • Не предлагайте покупателям лекарства
    • Правильная одежда для официальных встреч
    Китай
    • Не целоваться при первой встрече
    • Не говорите о политике, когда в Китае
    • Мобильные телефоны должны быть круглосуточно
    • Нельзя отправлять часы в подарок
    • 4 — не счастливый номер, будьте осторожны при его использовании
    Нигерия
    • Запрещено использовать левую руку для обмена вещей
    • Не входить в дом мусульманина в Северной Нигерии без разрешения
    • Не пить недопитую жидкость от другого человека
    • ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНОЕ НАРУШЕНИЕ — не целовать подругу или жену людей
    • Высокое уважение к фестивали
    • Африканское время для встреч неопределенно.Запланируйте это.
    Конфликты, возникающие из-за приоритетов проекта
    Ожидания заинтересованных сторон

    Одна из ключевых задач менеджера проекта — уметь управлять ожиданиями заинтересованных сторон. Заинтересованные стороны определяются как любые лица, группы или организации, чей интерес к проекту может быть положительно или отрицательно затронут в результате выполнения проекта. Как мы все знаем, у разных заинтересованных сторон разные ожидания, и ими трудно управлять, потому что они склонны время от времени блуждать в результате выполнения проекта.

    Удовлетворенность клиентов

    « Клиент всегда прав !» Как руководитель проекта мы часто оказываемся перед этой дилеммой. Всегда ли клиенты правы, даже если они ошибаются? Как хороший руководитель проектов, всегда помните, что наша компания существует благодаря клиентам. И даже если клиенты загоняют нас в тупик, наш профессионализм и порядочность НЕ должны нас выдать. Наша конечная цель — удовлетворить потребности клиентов, хотя по своей природе это очень субъективно.Всегда будьте осторожны, чтобы ни при каких обстоятельствах не попасть в ловушку «ЗОЛОТОГО ПОКРЫТИЯ». Следует рассмотреть беспроигрышную или выигрышную стратегию, чтобы подчеркнуть наше партнерство и преданность делу.

    График и конкурс ресурсов

    Очень часто заказчик устанавливает для проектов установленные сроки. В таком сценарии у менеджера проекта нет другого выбора, кроме как завершить проект со всеми возможными ограничениями и давлением, чтобы уложиться в график проекта. Такой проект порождает больше всего конфликтов по сравнению с проектом, когда проектная группа достигает реалистичной даты завершения на основе усилий проектной группы по планированию.

    Дела могут пойти наперекосяк, если аналогичные ресурсы работают более чем над одним проектом, и это может привести к конкуренции за ресурсы и, в конечном итоге, к серьезным конфликтам.

    В любом случае хороший менеджер проекта должен знать о тройных ограничениях управления проектами. Определение и доработка проекта на постоянной основе. Это постоянная внутренняя коммуникация с руководством организации / командой проекта и внешняя связь с ожиданиями клиента, которые могут сделать или сорвать проект в напряженных ситуациях.Таким образом, главное — это менеджер проекта, сочетающий искусство и науку управления проектами.

    Конфликты, исходящие от отдельных личностей

    Личности проектной группы могут быть движущим фактором, определяющим, будет ли проект успешным или нет. Различные личности могут вызывать разные ожидания от другой стороны, что может привести к разногласиям и конфликтам. Иногда у каждого человека есть определенные сильные стороны, и, если им не управлять должным образом, это может привести к столкновениям и моральному духу команды.И как говорится, КАК ВОСТОК ОТ ЗАПАДА, ТАК КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ДРУГОГО.

    Некоторые члены команды склонны сосредотачиваться на межличностных различиях, а не на «технических вопросах», и это действительно «заноза в плоть» для руководителя проекта. Это представляет собой серьезную проблему для менеджера проекта или руководителя группы по работе с такими людьми, чтобы можно было пройти стадию формирования до перехода к стадии исполнения, как указано Такманом.

    Менеджер проекта должен осуществлять свои полномочия над непосредственными членами команды в начале проекта, чтобы сформировать принудительную команду для эффективного выполнения результатов проекта.

    И если такие личностные проблемы не будут решены в начале проекта, когда мы перейдем к этапу выполнения, будет так много вещей, которые необходимо сделать, так что моральный дух команды будет иметь тенденцию к снижению. из-за непродуктивной работы из-за личных проблем. И всегда помните, что успех проекта во многом зависит от поведения людей в вашей проектной команде.

    Менеджер проекта должен быть тактичным при решении личностных проблем, неправильный шаг или действие может привести к эмоциональному конфликту, который может привести к распаду команды.Есть много типов методов разрешения конфликтов. Это следующие:

    Разрешения конфликтов Плавная доходность -закрыть
    Тип разрешения Общий результат
    • Форсирование
    • Отказ от проигрыш-уход
    • Компромисс умеренный проигрыш-умеренный проигрыш
    • Решение проблем или конфронтация интегративный
    из всех

    методов. наиболее рекомендуется решение проблем или конфронтация, которая приводит к беспроигрышному решению для обеих сторон.

    Как мы видим, конфликты являются неотъемлемой частью управления проектами, большими или маленькими, простыми или сложными. А управление конфликтами имеет решающее значение для менеджера проекта, и, если его не контролировать, может разорвать проект. Будь менеджером проекта, а НЕ Дамагером проекта!

    Заключение

    Излишне говорить, что конфликты есть везде, хотя мы не можем предотвратить их возникновение, мы, безусловно, можем контролировать и минимизировать их. Один из основных методов уменьшения конфликтов — тщательное планирование проекта.После того, как план проекта, внесенный основными ключевыми заинтересованными сторонами, установлен, менеджер проекта будет выполнять только его реализацию на основе плана проекта, чтобы каждый член команды взял на себя обязательства в соответствии с планом, таким образом, минимальные отклонения могут следует избегать, и требуется меньше усилий для тушения пожара.

    В большинстве выполненных проектов планирование проекта не проводилось с большим вниманием и достаточным количеством времени, настолько, что, когда проект переходит в стадию реализации, начинают проявляться серьезные проблемы или смещение объема работ было значительным. требуя серьезных изменений в контракте.И именно в эти напряженные моменты многие конфликты, начиная от задержек с графиком, изменения объема работ, конкуренции за ресурсы и технических проблем, начинают подавлять менеджера проекта и даже членов команды проекта.

    Поэтому также рекомендуется прислушаться к мудрым высказываниям, например,

    Успех планов зависит от вклада основных членов команды и…

    Планы терпят неудачу из-за отсутствия совета!

    Но со многими советниками им это удается!

    И никто не планирует потерпеть неудачу, но многие люди не планируют!

    Таким образом, менеджер проекта также является менеджером по конфликтам из-за человеческих ресурсов, задействованных в выполнении проектных мероприятий.

    Менеджер проекта по своей должности обладает полномочиями, которые могут объединить конфликтующие стороны для разрешения конфликтов. А иногда некоторые дела можно разрешить, лично приняв решения тут же. Следовательно, руководитель проекта может использовать свои знания и управленческие навыки, чтобы влиять на некоторые конфликтные ситуации. Эти нежелательные ситуации могут измениться только благодаря пониманию источников конфликта и использованию имеющихся возможностей для его разрешения.

    И, наконец, мы можем поучиться у одного из великих героев древней войны из Китая по имени Сунь-Цзы.И из его принципа мы можем сделать следующие выводы:

    • Знай своего врага, знай себя, 100 войн 100 побед
    • Знай своего клиента, знай своих заинтересованных сторон, каждый проект должен быть успешным!

    Это особенно актуально в проектной среде.

    © 2007, Дэвид Гуан, PMP
    Первоначально опубликовано как часть материалов Всемирного конгресса PMI 2007 — Гонконг

    Конкурсные разработки: совместные проекты и динамика локальных конфликтов в Индонезии

    Конкурсное развитие: совместные проекты и динамика локальных конфликтов в Индонезии

    Майкл Вулкок и др.

    2012, Издательство Йельского университета

    В книге исследуются условия, при которых Проект развития Кечаматана (KDP), общенациональная инициатива по развитию сообществ, помог и препятствовал местным институциональным изменениям, поскольку Индонезия приступила к серии демократических реформ после падения правительства Сухарто в 1997 году.Используя комплексный набор качественных и количественных методов — от этнографии и интервью до тематических исследований и сопоставленных сравнений — исследовательская группа стремилась изучить, как KDP распределяет источники среди жителей деревни на основе процессов совместного принятия решений и активного включения маргинализированных групп населения. группы (например, вдовы), вовлеченные в продолжающиеся деревенские конфликты и политическую динамику.

    В то время, когда многие исследователи стремятся приписать воздействия на развитие исключительно дизайну проекта и выносить суждения об эффективности, воспроизведении и масштабировании на основе средних эффектов, Contesting Development демонстрирует, что определенные проекты по своей природе имеют очень разные воздействия. , что эта разница — при правильном отслеживании — может быть ценным источником обратной связи в режиме реального времени для внесения промежуточных исправлений, что характер политического контекста и качество реализации имеют не меньшее значение, чем дизайн проекта для определения воздействия, и что даже самые лучшие проекты развития порождают конфликты, потому что они изменяют (намеренно или по умолчанию) преобладающие социальные отношения, ожидания и власть.Предвидение и адекватное реагирование на конфликты, порождаемые проектами, являются ключом к созданию легитимности и поддержанию эффективности. Таким образом, говорит Вулкок, ключевой посыл книги «заключается в важности понимания контекстов и соревнований при разработке, реализации и оценке проектов развития, особенно тех, которые направлены на содействие институциональным изменениям на местном уровне». Хотя Вулкок регулярно работает в Группе исследований в области развития Всемирного банка, по крайней мере пятнадцать студентов HKS участвовали в этом исследовании в большей или меньшей степени на протяжении многих лет, и некоторые из них продолжают работать над соответствующими вопросами развития в Индонезии.

    Конкурсная разработка доступна на Amazon.com.

    STAR CONFLICT — MMO SPACE ACTION

    Разработка Star Conflict продолжается, поэтому мы хотим представить вашему вниманию обновленный план развития. Обратите внимание, что этот текст носит информационный характер, и в нем отражены только основные изменения. Помимо реализации этого плана, мы постоянно исправляем ошибки, вносим различные улучшения, изменения боевого и экономического баланса.Мы разрабатываем и критически оцениваем новые и существующие игровые возможности.

    Обратите внимание, что этот текст носит информационный характер и может быть расширен или изменен в процессе разработки.

    В ближайшее время вы увидите:

    • Новые эсминцы Иерихона, Империи и Федерации 17 ранга.
    • Другие новые корабли с новой механикой.
    • Новые специальные и активные модули, оружие и модификаторы.
    • Глобальные события в режиме «Открытый космос», где Империя, Федерация и Иерихон противостоят друг другу.

    В регулярных обновлениях мы будем:

    • Баланс игровых режимов и оборудования в игре.
    • Дальнейшие работы по усовершенствованию и появлению новых видов вооружения и боевых модулей.
    • Повышение качества игровых режимов PvP и PvE на основе отзывов и пожеланий игроков.

    Что уже появилось в игре с обновлениями серии 1.8.0:

    • Фракции начали массовую мобилизацию.
    • Пилоты могут строить новые эсминцы высших рангов.
    • Доступна новая потасовка «Бойцовский клуб».

    Следите за новостями! Быть в курсе! Впереди еще много интересного!

    Мы понимаем, что умение общаться с разработчиками, осведомленность о прогрессе и направлениях дальнейшего развития проекта очень важно для вас. Поэтому своевременно будем рассказывать о ходе разработки Star Conflict в «Блоге разработчиков»!

    Будем рады услышать ваши мысли в обсуждениях на форуме.

    границ | Участие Индии в помощи развитию и миростроительству в постконфликтных государствах: оценка

    Введение

    Особенность Индии как поставщика помощи в целях развития заключается в том, что сама Индия была основным получателем помощи в целях развития от развитых стран и многосторонних организаций. Несмотря на свои собственные проблемы, Индия зарезервировала часть своих скудных ресурсов для помощи другим развивающимся странам, которые подверглись аналогичной эксплуатации и подчинению под колониальным господством.Его помощь в целях развития была продиктована эмоциональными и идеологическими причинами для выражения солидарности с другими развивающимися странами. Он принес богатые дивиденды, поскольку Индия смогла стать лидером развивающихся стран и смогла проявить моральную силу, чтобы влиять на международную политику в эпоху холодной войны. Ее жизненный опыт как развивающейся страны влияет на руководящие принципы и условия ее помощи в целях развития.

    Даже в изменившемся геополитическом и геоэкономическом контексте глобализированного мира Индия продолжала оказывать помощь в целях развития другим развивающимся странам.Однако экономическая мотивация к расширению рынка индийской продукции и природных ресурсов для ее растущего промышленного сектора стала дополнительным мотивирующим фактором для участия в развитии и помощи в миростроительстве развивающимся странам в эпоху глобализации.

    В эпоху после холодной войны, когда развитые страны приняли миростроительство для решения проблем постконфликтных состояний внутригосударственных конфликтов, Индия не присоединилась к нему. Он заподозрил намерение за проектом миростроительства.Таким образом, Индия не отделяла свою помощь в области миростроительства от помощи в целях развития. Объем помощи Индии в области развития и миростроительства увеличился. Условия и географическое распространение его помощи также стали более разнообразными по мере того, как на рубеже веков он приобрел новый международный статус как развивающаяся экономика. Благодаря уникальности индийских принципов, подходов и форм оказания помощи в области развития и миростроительства, к ней было привлечено международное внимание.Они разительно отличаются от стран DAC. Эти различия связаны с различием в историческом опыте Индии, ее социально-экономическом положении и жизненном опыте в качестве развивающейся страны.

    Основное внимание в этом исследовании уделяется тому, почему и чем способ оказания Индией помощи в области развития и миростроительства отличается от методов стран КСР. Статья начинается с обсуждения эволюции индийской помощи в целях развития, чтобы заложить основы, а затем углубляться в изменения в помощи Индии в области развития и миростроительства в 21 веке.Далее в статье освещаются уникальные руководящие принципы Индии в отношении помощи в области развития и миростроительства и их отличия от стран КСР. В основном разделе статьи обсуждаются различные формы и инструменты оказания помощи в области развития и миростроительства. В нем конкретно обсуждается помощь Афганистану и Демократической Республике Конго (ДРК) в качестве примеров помощи Индии в миростроительстве постконфликтным государствам. Статья заканчивается акцентом на некоторых основных критических замечаниях Индии в отношении помощи в области развития и миростроительства.

    Эволюция помощи развитию

    Неверно называть Индию новым игроком на международной арене развития, поскольку она оказывает помощь в целях развития развивающимся странам с момента обретения независимости в 1947 году. Несмотря на собственные проблемы развития, Индия посвятила часть его скудного ресурса, чтобы помочь другим развивающимся странам. Его решение поделиться своим опытом и знаниями в области развития было эмоциональным и идейным актом выражения солидарности с другими развивающимися странами (Mullen, 2014: 3; Singh, 2017: 73).Эта мотивация коренится в совместном опыте с колониальными странами. Индия сыграла новаторскую роль в пробуждении среди азиатских и африканских народов эксплуататорских отношений между колониальными державами и колониями, а также показала пример движения за свободу за достижение независимости. После обретения независимости от британского колониального господства Индия сыграла ведущую роль в продвижении процесса деколонизации, особенно в Организации Объединенных Наций, что привело к обретению политической независимости азиатскими и африканскими странами в 1950-х и 1960-х годах (Kennedy, 2015: 94). ).Вскоре азиатские и африканские страны осознали, что они не достигли экономической независимости, поскольку эксплуататорские экономические отношения между колониальными странами и бывшими колонизаторами продолжались даже после их политической независимости. И снова Индия сыграла ведущую роль среди развивающихся стран в их борьбе не только за то, чтобы удержаться от борьбы за власть в период холодной войны, следуя внешней политике неприсоединения, но и за быстрое экономическое развитие в развивающихся странах (Murthy, 2020: 6–6). 11).В такой контекстной ситуации, несмотря на собственные социальные и экономические проблемы, Индия делилась своими скудными ресурсами и опытом, чтобы помочь другим развивающимся странам. Таким образом, участие Индии в оказании помощи в целях развития было актом выражения солидарности с развивающимися странами, а не чувства ответственности или щедрости. Это эмоциональное и идеологическое взаимодействие с развивающимися странами принесло большие дивиденды, поскольку она могла стать лидером развивающихся стран в мировой политике и использовать валюту моральной силы для утверждения своего влияния на глобальном уровне.Этот эмоциональный и идеологический фактор также повлиял на принятие уникальных подходов Индии к развитию. Таким образом, помощь в целях развития была и остается неотъемлемой частью внешней политики Индии.

    На начальном этапе помощь Индии в целях развития предоставлялась в основном соседним странам, таким как Непал, Бирма и Афганистан, в виде грантов, многолетних займов и технической помощи. Например, Индия предоставила «ссуды на сумму около 200 миллионов рупий Мьянме и 100 миллионов рупий Непалу» в 1950-х годах (Sinha, 2017: 131).Позже географические масштабы его помощи расширились на другие страны Азии, Африки и Латинской Америки. На собственном жизненном опыте Индия осознала, что нехватка квалифицированной рабочей силы является серьезным препятствием для экономического развития. Поэтому Индия уделяет приоритетное внимание наращиванию потенциала других развивающихся стран в форме помощи в программе обучения и образовательных стипендий. Например, в 1949 году Индия предоставляла стипендии студентам из стран Азии и Африки.С тех пор стипендии и образовательный обмен остаются значительной частью помощи Индии в целях развития. В период с 1947 по 1964 год, помимо двусторонней помощи в целях развития, Индия предлагала помощь в рамках многосторонних рамок Плана Коломбо по экономическому развитию и сотрудничеству в Южной и Юго-Восточной Азии (План Коломбо), запущенного в 1950 году, и Специальной программы Содружества по оказанию помощи Африке (SCAAP), начатой ​​в 1960. Он также начал вносить вклад в Программу развития Организации Объединенных Наций (Tuhin, 2016, p.30).

    В связи с быстрым расширением своей помощи в наращивании потенциала, Индия в 1964 году приступила к Индийскому техническому и экономическому сотрудничеству (ITEC) в качестве основного институционального механизма для обучения, повышения квалификации и обмена опытом с другими развивающимися странами. Этот механизм активно используется и по сей день. Помощь Индии в целях развития в рамках ITEC также включала небольшие суммы грантов и ссуд для оказания помощи при стихийных бедствиях, сельского хозяйства и промышленного развития. Однако эти гранты и займы составляли лишь небольшой процент от индийской помощи в целях развития (Center for Policy Research, 2015: 1).По объему, по сравнению с развитыми странами, помощь Индии в целях развития была невелика, но они высоко ценятся из-за того, что они подходят и соответствуют социально-экономическим условиям развивающихся стран. Посредством этой помощи в целях развития Индия могла бы укрепить свою мягкую силу и увеличить свое влияние в мировой политике.

    В период после холодной войны внутригосударственные конфликты участились, и концепция миростроительства вошла в лексикон Организации Объединенных Наций, чтобы помочь государствам в восстановлении после того, как они были закрыты конфликтами такого рода.Теория либерального мира стала главной теоретической линзой, которая побудила страны КСР оказывать помощь в миростроительстве в постконфликтный период для установления прочного мира. Основные доноры, такие как США и европейские страны, разработали четкую политику, принципы и стратегии для взаимодействия с нестабильными постконфликтными государствами. Например, «USAID имеет четкую стратегию уязвимых государств, а ОЭСР имеет свою политику и принципы взаимодействия с уязвимыми государствами» (Adhikari, 2018: 165).Напротив, у Индии нет конкретной политики или стратегии, которыми она руководствовалась бы в постконфликтных государствах, и она не присоединилась к развитым странам, чтобы отстаивать либеральную повестку дня миростроительства. Индия подозревает миротворческую повестку дня стран DAC (Choedon, 2015).

    В отличие от стран DAC, Индия не делала различий между помощью в целях развития и помощью в миростроительстве. В то время как страны КСР сосредоточили внимание на устранении «пробелов в управлении», особенно в постконфликтных государствах, Индия продолжала оказывать помощь для заполнения «пробелов в потенциале» (Sharan et al., 2013: 6; Арора, 2017: 243). После внутренних экономических реформ со сдвигом в сторону парадигмы неолиберальной политики в 1990-х годах его помощь в развитии и миростроительстве больше зависела от геоэкономических соображений, чем просто от политических и идеологических факторов. Его помощь в целях развития начала смещаться в сторону более коммерческой ориентации с «привязанным кредитом».

    Об участии Индии в постконфликтном восстановлении в 1990-е годы известно благодаря ее миротворцам в миссиях ООН.Они активно участвовали в восстановительных работах в районах своей дислокации. В состав индийских контингентов неизменно входили военные инженеры, медицинская бригада и специалисты по материально-техническому обеспечению, и эти компоненты использовались для проведения различных мероприятий по восстановлению и миростроительству для местного населения. Например, индийские миротворцы в Руанде в 1990-х годах построили дороги и школы, вырыли колодцы для пресной воды, восстановили культовые сооружения и оказали столь необходимую медицинскую помощь местному населению.Индийский медицинский лагерь миссии ООН в Эфиопии и Эритрее, например, предложил лечение примерно 30 000 местному населению (Choedon, 2017: 24). Эти действия выходили за рамки служебного долга. Индийские миротворцы участвовали в них, чтобы завоевать сердца и умы местного населения, которые имели решающее значение для успеха миссий ООН и завоевали расположение Индии. Из-за их активного участия в восстановительных работах некоторые ученые описали индийских миротворцев как «миротворцев развития».Это указывает на то, что индийские миротворцы в миссиях ООН — первые миротворцы с 1990-х годов.

    Содействие развитию и миростроительству в XXI веке

    Хотя значительная часть населения страны все еще живет в бедности, с начала века Индия стала важным поставщиком помощи в целях развития. В настоящее время он входит в группу стран, не входящих в DAC, на которые в совокупности приходится около 12% мировой помощи (Meier and Murthy, 2011: 4). В период с 2000 по 2014 год помощь Индии в целях развития увеличилась с рупий.134 миллиона рупий в 1990–1991 гг. 1,2 миллиарда в 2012–2013 годах (Международная комиссия Красного Креста (МККК), 2014). По состоянию на 2018–19 годы он увеличился до рупий. 6,7 миллиарда в виде грантов, займов и субсидирования процентных ставок из кредитной линии (LOC) Эксимбанка (Союзный бюджет Индии, 2020-2021: 201). Принимая во внимание паритет покупательной способности доллара США, потраченного в Индии, бюджет Индии на помощь в целях развития, по оценкам, в несколько раз превышает его стоимость в долларовом выражении в текущих ценах (Sinha, 2017: 133; Samuel and George, 2016: 24 ).Это связано с тем, что стоимость услуг и обучения в Индии намного ниже, чем в Европе или США. Помощь Индии в миростроительстве в постконфликтных государствах также расширилась, поскольку теперь у нее «есть финансы, возможности и опыт для оказания эффективной поддержки» (Singh, 2017: 83). Его помощь в области развития и миростроительства стала более взаимовыгодной как для Индии, так и для ее стран-партнеров в 21 веке.

    Таблица 1 показывает феноменальное увеличение как объема, так и диверсификации форм, а также географическое распространение помощи в целях развития и миростроительства, что соответствует растущему значению Индии в международных делах.В таблице 1 также показано, что гранты Афганистану сократились и увеличились для африканских государств, где находится большое количество постконфликтных государств. Экспоненциальный рост вовлечения развивающихся стран, таких как Индия, в сферу помощи в области развития и миростроительства, усилил напряженность и поставил под сомнение исключительную власть развитых стран в этой области. Возникновение напряженности можно объяснить различием в мотивации участия в помощи в целях развития / миростроительства.Страны DAC были мотивированы чувством ответственности перед менее развитыми государствами, тогда как Индия была мотивирована идеей делиться своими ресурсами с развивающимися странами, которые испытали аналогичный опыт эксплуатации и угнетения при колониальном правлении. Различие в мотивации подготовило почву для принятия различных подходов и принципов в предоставлении помощи в целях развития. Эти различия в подходах и принципах вызывают напряжение. Таким образом, Индия не является частью DAC, не делится своими данными с DAC и не придерживается политики DAC в отношении внешней помощи (Mullen, 2014: 2).

    ТАБЛИЦА 1 . Гранты и субсидии процентных ставок партнерам по развитию и международный вклад с 2015 по 2019 год

    Руководящие принципы развития и помощи в миростроительстве

    Эмоциональный и идеологический фактор Индии в отношениях с развивающимися странами также повлиял на формирование ее руководящего принципа ее развития и миростроительства помощь. Подход Индии к помощи в области развития и миростроительства основывается на ряде нормативных и оперативных принципов, которые разительно отличаются от принципов стран КСР, как показано в таблице 2.В эпоху глобализации Индия предпочитала использовать термин партнерство в целях развития вместо помощи в целях развития или сотрудничества в целях развития. Вместо отношений донор-реципиент Индия намеренно обозначила свои отношения как партнерство в целях развития, чтобы подчеркнуть эгалитарный дух взаимодействия. Хотя руководящие принципы не сформулированы в одном документе, они отражены в его управлении помощью в целях развития развивающимся странам.

    ТАБЛИЦА 2 .Помощь в развитии сравнения между странами КСР и Индией.

    Одним из руководящих принципов помощи Индии в целях развития является принцип невмешательства во внутренние дела и уважение суверенитета партнеров по развитию. Этот принцип согласуется с парадигмой внешней политики неприсоединения и солидарности Юг-Юг, отражая чувствительность постколониальных государств, которые дорожили суверенитетом как священным (Arora, 2017: 236). Их чувствительность к вопросу суверенитета объясняется тяжелой и долгой борьбой, которую им пришлось вести против колониальных держав и им пришлось принести огромные жертвы, чтобы обрести независимость.Следствием этого принципа является принцип безусловности помощи, которой придерживалась Индия в своих отношениях с партнерами по развитию. Этос, лежащий в основе этого принципа, состоит в том, чтобы не ограничивать суверенитет партнеров по развитию. Этот принцип является прямым результатом решения Индии не вмешиваться в национальную политику партнеров по развитию, что резко контрастирует с установлением странами КСР макроэкономических и управленческих условий при оказании помощи в целях развития (Samuel and George, 2016: 7).Развивающиеся страны также считают помощь Индии в области развития и миростроительства благоприятной из-за принципа безусловности.

    В соответствии с двумя вышеупомянутыми принципами Индия настаивала на развитии независимости партнеров по развитию при определении своей национальной повестки дня и согласовании своей помощи с их национальными приоритетами. Эта практика означает приверженность принципу национальной ответственности партнеров по развитию. В соответствии с этим принципом Индия приняла ориентированный на спрос подход к своей помощи в целях развития, при котором помощь в целях развития должна быть «ответом на запросы страны-партнера и сосредоточена на удовлетворении преобладающих, неотложных и выраженных потребностей» (Arora, 2017: 229).Такой подход означает чувствительность Индии к национальным интересам и социально-экономическим реалиям своих партнеров по развитию. Это один из основных принципов, который отличает индийский путь развития и помощи в миростроительстве от пути стран КСР.

    Его настойчивое использование терминов «сотрудничество в целях развития» и «партнерство в целях развития» свидетельствует о том, что его отношения с партнерами по развитию основываются на принципе «равенства и взаимной выгоды». Это означает, что каждый партнер находится в равных условиях, без чрезмерного влияния одного партнера на другого (Arora, 2017: 235).Это указывает на идеал равенства, поскольку обеим сторонам партнерства в области развития есть что предложить и что позаимствовать друг у друга. На самом деле взаимной выгоды меньше, поскольку получатели помощи в области развития и миростроительства выигрывают от получения помощи на выгодных условиях. Однако Индия заявляет, что ее помощь руководствуется принципом «равенства и взаимной выгоды», чтобы успокоить озабоченность получателей суверенитетом. Развивающиеся страны, включая Индию, считали, что суверенитет был нарушен западными донорами и условиями Всемирного банка в отношении помощи и ссуды.

    Эти видения и ценности, воплощенные в этих принципах, сослужили Индии хорошую службу, поскольку они продемонстрировали уникальность индийской помощи в области развития и миростроительства и значительно усилили ее мягкую силу и геополитическое влияние.

    Условия и инструменты

    Помощь Индии в 21 веке больше не выражается в виде скромных займов и грантов или просто обучения человеческих ресурсов, а теперь участвует в повышении квалификации и создании специализированных институтов и инфраструктур в странах-партнерах.Его ссуды в форме кредитных линий (LOC) предназначены для развития инфраструктуры, инвестиций и торговли, в том числе в постконфликтных государствах. Благодаря значительному увеличению объема помощи изменились и используемые методы и инструменты помощи. За этот период появилось четыре основных инструмента:

    1. Создание потенциала и обучение (обеспечивается ITEC в рамках Управления партнерства в целях развития (DPA) Министерства иностранных дел (MEA))

    2.Грантовая помощь (управляется DPA в рамках MEA. DPA также координирует всю другую помощь, связанную с займами)

    3. Кредитные линии или льготные ссуды (управляемые Exim Bank of India с Министерством финансов в качестве координирующего учреждения)

    4 Двусторонняя торговля и инвестиции

    Создание потенциала: обучение и стипендии

    На рубеже веков Индия сделала техническое сотрудничество и наращивание потенциала одним из основных направлений своей политики при оказании помощи в области развития и миростроительства.Модель развития потенциала и обучения в Индии является одновременно целью и средством развития ее партнеров. Это было реализовано в рамках программы ITEC, которая полностью финансируется государством и в основном является двусторонней. Правительство Индии значительно увеличило бюджетные ассигнования на ITEC. Он увеличился с рупий. 1,33 крор в 2015–2016 гг. 47,97 крор в 2018–2019 гг., Как показано в таблице 1. Программы развития потенциала и обучения существенно расширились как по географическому, так и по отраслевому охвату.Управление партнерства в целях развития (DPA) было создано при Министерстве иностранных дел в январе 2012 года для управления и координации этих программ. В настоящее время ITEC имеет следующие пять основных каналов помощи:

    1. Обучение в Индии кандидатов из стран-партнеров ITEC

    2. Проектное сотрудничество, включая сопутствующие мероприятия, такие как технико-экономическое обоснование и консультационные услуги

    3. Делегация Индийские специалисты за рубежом по заявкам стран-партнеров

    4.Ознакомительные поездки в Индию для отдельных лиц и групп, предложенные странами-партнерами

    5. Гуманитарная помощь при стихийных бедствиях

    Помимо этих пяти каналов ITEC, образовательная стипендия является еще одним каналом для наращивания потенциала стран-партнеров. В настоящее время Индия поддерживает партнерские отношения по наращиванию потенциала со 160 странами-партнерами из Азии, Африки, Восточной Европы, Латинской Америки, Карибского бассейна, Тихоокеанского региона и малых островных стран. В него входят многие постконфликтные государства.Программа обучения гражданского населения в рамках IREC проводится в 89 ведущих учебных заведениях по более чем 334 курсам по широкому и разнообразному спектру навыков и дисциплин, включая альтернативную энергетику, управление проектами, управление качеством и расширение прав и возможностей женщин. Он включает новые курсы в новых областях, таких как искусственный интеллект, нанотехнологии, кибербезопасность и криминалистика. Курсы также адаптированы к запросам и требованиям стран-партнеров (Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, 2019-20: 247).Географический охват числа стран, участвующих в программе ITEC, и типов программ экспоненциально увеличивался. Например, программа расширилась с примерно 4 000 учебных мест в 2006–2007 годах до примерно 14 000 мест (включая военную подготовку) в 2019–2020 годах (Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, n.b.).

    Помимо обучения гражданского населения, также проводится подготовка в области обороны. Военный персонал всех трех видов служб, назначенных странами-партнерами, проходит обучение в престижных индийских учреждениях, таких как Колледж национальной обороны и Колледж штаба службы обороны.Сфера обучения охватывает вопросы безопасности и стратегические исследования, управление обороной, морское и авиационное машиностроение, логистику и управление и т. Д. (Министерство иностранных дел (MEA), правительство Индии, нет данных). Например, в течение 2019–2020 годов странам-партнерам было выделено 2 342 учебных места для военной подготовки. Курсы носили как общий, так и специализированный характер (Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, 2019-20: 249).

    Среди постконфликтных государств Афганистан занимает очень высокое место в помощи Индии в целях развития в целях восстановления и миростроительства из-за его стратегического значения.Индия вложила значительные средства в афганцев через программы помощи в области образования и наращивания потенциала, осуществляемые ITEC и стипендией Индийского совета культурных связей (ICCR). Таблица 3 показывает, что ежегодно от 300 до 600 афганцев проходят обучение в Индии.

    ТАБЛИЦА 3 . Программа обучения ITEC для Афганистана (2006–2019 гг.).

    Министерство иностранных дел учредило Специальную схему стипендий для афганских граждан в августе 2005 года и назначило ICCR в качестве учреждения, которое ее внедрило.Он начался с 500 стипендий, а с 2012-13 учебного года она была увеличена до 1000 (Индийский совет по культурным связям (ICCR), n). Индия также поддерживает Афганистан в создании Афганского национального университета сельскохозяйственных наук и технологий в Кандагаре. Даже в вопросах обороны Индия оказывает значительную помощь. Например, индийские техники обслуживали парк ВВС Афганистана истребителями МиГ-21 и другой оборонной техникой, в основном российского и советского происхождения.Индия также участвует в реорганизации Афганской национальной армии (Pant, 2010: 140–41).

    Среди всех постконфликтных государств Африки Индия долгое время активно участвовала в Демократической Республике Конго (ДРК) как в плане участия в миротворческих операциях ООН, так и в плане двусторонней помощи в миростроительстве. ДРК была страной-партнером Индии в плане наращивания потенциала и обучения в рамках ITEC, как показано в Таблице 4. Кроме того, были предложены другие виды обучения, например, семь конголезских женщин («Солнечные мамы») прошли обучение между 2010 и 2015 годы — курс по электрификации солнечной энергии и сбору воды с крыш в колледже Бэрфут, Раджастхан.

    ТАБЛИЦА 4 . Программа обучения ITEC для Демократической Республики Конго (с 2007–2016 по 2019–2020 годы).

    ДРК воспользовалась стипендиями ICCR, например, в 2012–2013 гг. Тринадцать стипендий, а в 2013–14 гг. — четырнадцать. В последующие годы количество предоставляемых стипендий сократилось. Опять же, в 2018–2019 годах наблюдается всплеск, поскольку он предоставил пятнадцать стипендий (Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, n.c.). Два стипендиата из ДРК также получили престижную стипендию CV Raman International Fellowship для африканских исследователей в 2014 и 2017 годах.

    Помимо повышения квалификации жителей стран-партнеров в области администрирования, финансов и управления, индийские программы наращивания потенциала и обучения также расширяют права и возможности маргинализированных слоев населения, особенно женщин на низовом уровне. Например, индийские НПО, такие как Ассоциация самозанятых женщин (SEWA), в рамках программы ITEC помогли развить навыки и потенциал афганских женщин, чтобы они могли обеспечивать себя экономически (Arora, 2017: 241). Точно так же в рамках программы ITEC проходят обучение солнечные мамочки из бедных сельских неэлектрифицированных деревень по всей Африке (The Indian Express, 2020).

    Другая помощь в рамках индийского технического и экономического сотрудничества

    Основное внимание ITEC также уделяет передаче технологий и развитию таких проектов, как проект Панафриканской электронной сети. ITEC также реализует другие инициативы, такие как инициатива TERI по созданию солнечной микросети, солнечных систем домашнего освещения и солнечных многоцелевых энергоблоков. Это некоторые из примеров передачи технологии в рамках помощи Индии в целях развития своим странам-партнерам. Эти технологические передачи способствовали устойчивой энергетике и электрификации сельских районов (Arora, 2017: 244).Индия также поставила оборудование, связанное с информационными технологиями, больничное оборудование, лекарства, машины скорой помощи, автомобили, тракторы и сельскохозяйственное оборудование.

    Другой вид помощи в рамках ITEC — это схема направления индийских экспертов в страны-партнеры на основе их требований. Он служил жизненно важным средством для обмена индийским опытом с развивающимися странами. В 2019 году 47 экспертов в различных областях были депортированы в страны-партнеры в области здравоохранения, сельского хозяйства, реагирования на стихийные бедствия, археологии, аюрведы, юридических экспертов и учителей английского языка.Даже команды по обучению оборонных ведомств были направлены в страны-партнеры по их запросу (Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, 2019-20: 249).

    Индия также предоставляет гуманитарную помощь пострадавшим странам от стихийных бедствий. Концепция гуманитарной помощи у Индии уже, чем у западных доноров. В Индии термины «гуманитарная помощь» или «помощь при стихийных бедствиях» используются только в отношении деятельности, направленной на устранение человеческих страданий, вызванных стихийными бедствиями, такими как циклоны, засухи, землетрясения или наводнения.Страны DAC используют термин «гуманитарная помощь» для обозначения помощи даже гражданскому населению, пострадавшему от вооруженных конфликтов (Meier and Murthy, 2011: 6). Основная часть гуманитарной помощи Индии в целях ликвидации последствий стихийных бедствий предоставляется ее обширным районам. Его гуманитарная помощь для оказания помощи в случае стихийных бедствий странам Африки и Южной Америки за год увеличилась.

    Гуманитарная помощь Индии в целях ликвидации последствий стихийных бедствий Афганистану впечатляет. С 2003 года Индия поставляла афганским школьникам печенье с высоким содержанием белка, а в 2008 году напрямую пожертвовала 1 миллион тонн пшеницы.Он также разместил пять медицинских миссий в различных частях Афганистана. В 2018 году Индия поставила 1,7 миллиона тонн пшеницы и 2000 тонн зернобобовых (Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, 2019-20: 251). Так же, как и помощь в целях развития, гуманитарная помощь Индии в целях ликвидации последствий стихийных бедствий африканским странам имеет давние традиции.

    Гранты и ссуды

    Индия предоставляет гранты и займы странам-партнерам и постконфликтным государствам для развития критически важной инфраструктуры в различных секторах, таких как железнодорожные пути, дороги и мосты, водные пути, приграничная инфраструктура, линии электропередачи, производство электроэнергии, гидроэнергетика и др.Индия специально предоставляет проекты, чтобы поделиться с партнерами по развитию своими сильными сторонами в области информационных технологий. Например, он предоставляет гранты для создания центров передового опыта в области информационных технологий в различных странах-партнерах и обучения местного населения (Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, 2019-20: 250). DPA в рамках MEA управляет грантами. Он также координирует всю остальную помощь, связанную с кредитами.

    Одним из заметных проектов, полностью финансируемых правительством Индии, был «Панафриканский проект электронной сети» для телеобразования и телемедицины, начатый в 2009 году.Его цель заключалась в использовании индийского опыта в области информационных технологий на благо здравоохранения и высшего образования для всех африканских студентов. Министерство иностранных дел при правительстве Индии отвечало за проект, в то время как Telecommunications Consultants India Limited (TCIL) являлась агентством-исполнителем. Африканские страны, в том числе постконфликтные государства, могут получить выгоду, поскольку проект связывает их с ведущими учебными заведениями и специализированными больницами Индии. На момент передачи проекта Комиссии Африканского союза в 2017 году 22000 африканских студентов получили степени в различных направлениях в различных индийских университетах через сеть.Ежегодно для африканских стран проводилось 770 телемедицинских консультаций и сеансов телеэкспертизы, а для врачей и медсестер в Африке проводилось 6700 сеансов непрерывного медицинского образования (НМО) (Mishra, 2018).

    Подобный проект, известный как «e-VidyaBharti (Tele-education) и e-ArogyaBharti (Telemedicine)», был запущен Министерством иностранных дел Индии 7 октября 2019 г. Этот проект также был направлен на « позволить африканским студентам получить доступ к первоклассному индийскому образованию, не выходя из дома, и предложить индийские медицинские знания африканским врачам и пациентам »(Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, 2019).Ожидается, что проект будет полностью финансироваться правительством Индии на протяжении всего срока его действия и открыт для участия для всех стран-партнеров в Африке. На Рисунке 1 показаны последние данные о географическом распределении и объеме грантов и займов странам и регионам.

    РИСУНОК 1 . Гранты и займы странам и регионам в 2020-2021 годах (в процентах от общего объема грантов и займов). Источник: Министерство иностранных дел (n), https://meadashboard.gov.in/indicators/92 [по состоянию на 10 октября 2020 г.].

    На диаграмме 1 показано, что, помимо соседних с Индией стран, Афганистану и африканским регионам была выделена значительная часть грантовой и ссудной помощи Индии. Индия была одним из ведущих доноров Афганистана по восстановлению и миростроительству. Он взял на себя несколько средних и крупных инфраструктурных проектов. К ним относятся плотина Салма и подстанция в Доши и Чарикаре, а также здание парламента в Афганистане. Он также взял на себя схему небольших проектов развития в области сельского хозяйства, развития сельских районов, образования, здравоохранения, профессионального обучения и т. Д.(Посольство Индии, Кабул, н. Э.).

    В попытке приспособиться к новой ситуации в Афганистане с помощью переговоров между правительством Кабула и Талибана и попыток установить контакт с Талибаном, Индия объявила о 150 проектах на сумму 80 миллионов долларов США на конференции «Афганистан 2020», состоявшейся 23 ноября. , 2020, посредством видеоконференцсвязи (Indian Express, 2020: 5). Это свидетельствует о долгосрочной приверженности Индии будущему Афганистана, независимо от того, правит ли он талибами или другими политическими силами.

    Среди африканских стран большая часть гранта Индии была предоставлена ​​ДРК на восстановление и миростроительство. ДРК был получателем различных грантов, таких как 60 тракторов Sonalika с принадлежностями и запасными частями на сумму 0,66 миллиона долларов США, поставка лекарств на сумму 1 миллион долларов США, подписанный в октябре 2010 года меморандум о взаимопонимании и создание IT-центра передового опыта в Киншасе. Он также был бенефициаром телеобразования и телемедицины в рамках Панафриканского проекта электронной сети (посольство Индии, Киншаса, n.). На Рисунке 2 показаны гранты, предоставленные Афганистану и африканским регионам за разные годы.

    РИСУНОК 2 . Грант Афганистану и африканскому региону со многими постконфликтными государствами (с 2008-09 по 2020-21 годы) (в процентах от общих грантов и займов). Источник: Министерство иностранных дел (n), https://meadashboard.gov.in/indicators/92 [по состоянию на 12 октября 2020 г.].

    Кредитные линии

    В связи с увеличением запросов стран-партнеров о помощи в 21 веке Индия была не в состоянии удовлетворить их с помощью своего обычного метода предоставления грантов и займов, непосредственно относящихся к национальному бюджету и выделяемых через Государственный банк Индии.Это больше не может оправдывать увеличение помощи другим развивающимся странам, когда треть населения Индии живет за чертой бедности. Таким образом, с 2004 года был введен новый вид схемы кредитной линии (LOC). Это долгосрочный заем по льготной ставке, предоставляемый странам-партнерам, и деньги выплачиваются и погашаются поэтапно через ЭКСИМ Банк. Эксимбанк Индии управляет этой схемой с Министерством финансов в качестве координирующего учреждения.Местные жители на льготных условиях стали основным инструментом помощи Индии развивающимся странам, в том числе постконфликтным государствам в 21 веке. Разница между процентной ставкой и процентной ставкой международного рынка покрывается правительством Индии, что отражено в Таблице 1.

    LOCs все чаще распространяются на страны-партнеры для крупномасштабных проектов (Chaturvedi, 2012: 568). Общая кредитная линия, предоставленная Индией в 2014–2020 годах, составляет 18,6477 млрд долларов США (Министерство иностранных дел (MEA), Правительство Индии, n.г). Во время учредительной конференции Международного солнечного альянса (ISA) 11 марта 2018 года премьер-министр Индии Моди объявил об обязательстве Индии выделить почти 1,4 миллиарда долларов США для финансирования 27 проектов на сумму 1,29 миллиарда долларов США. в 15 странах, особенно в Африке (MEA, 2019–20: 244). Африканские страны на протяжении многих лет оставались основными бенефициарами индийских LOC. Индийские LOC ориентированы на спрос, поскольку проекты определяются в первую очередь правительствами африканских стран.

    Однако эти LOC должны позволить странам-заемщикам импортировать товары и услуги из Индии, поскольку 75 процентов товаров и услуг, покупаемых через LOC, должны быть закуплены в Индии. Подобно ярлыку «привязанной помощи» в странах DAC, такое условие кредита обозначается как «привязанная помощь» (Sinha, 2017: 135). Из-за связанного характера кредита возникли сомнения в том, можно ли рассматривать этот вид кредита как помощь в целях развития. Некоторым это кажется скорее способом продвижения экспорта индийских товаров и услуг.Принимая во внимание сложившуюся у западных доноров традицию рассматривать «связанную помощь» как помощь, нет никакого оправдания тому, почему «привязанный кредит» не следует рассматривать как помощь развитию.

    В 2014–2019 гг. ДРК были предоставлены местные организации на сумму 227,55 млн долларов на проекты реконструкции и миростроительства. Количество LOC для инфраструктурных проектов в ДРК увеличилось за последний год, как показано в Таблице 5.

    ТАБЛИЦА 5 . Кредитные линии Демократической Республике Конго.

    Двусторонняя торговля и инвестиции

    Другим важным инструментом сотрудничества в целях развития являются двусторонняя торговля и инвестиции. Фактически, в глобализированном мире продвижение собственных торговых и инвестиционных интересов стало важной причиной для участия Индии в помощи в области развития и миростроительства. DPA координирует ряд мероприятий, связанных с торговлей и инвестициями. Как обсуждалось ранее, EXIM Bank предоставляет кредиты странам-партнерам для продвижения товаров и услуг Индии.Одна из причин, по которой африканские страны становятся основными бенефициарами индийских местных нефтяных компаний, заключается в том, что Африка является важным источником нефти, полезных ископаемых и другого сырья для растущей индийской экономики. В то же время африканские страны стали важным рынком для индийских капитальных и потребительских товаров. И Индия, и Африка видят огромные возможности для взаимовыгодных торговых, коммерческих и инвестиционных связей (Desai, 2009: 415). Несколько известных индийских частных коммерческих домов вложили в Африку крупные инвестиции в такие секторы, как автомобилестроение, информационные технологии и фармацевтика.

    Среди постконфликтных государств торговые и коммерческие связи между Индией и ДРК расширяются. Индийские компании занимаются добычей природных полезных ископаемых, таких как медь, кобальт и алмазы в ДРК. ДРК импортирует крупномасштабные фармацевтические продукты из Индии, и некоторые из них реэкспортируются в соседние страны, такие как Республика Конго, Габон и Центральноафриканская Республика. Индийские бизнесмены также инвестируют в ДРК в такие секторы, как логистика, образование, рестораны, супермаркеты / универмаги и т. Д.У TATA Motors и Mahindra есть распределительные центры в ДРК. Bharti Airtel из Индии считается третьей по величине телекоммуникационной компанией в ДРК (Министерство иностранных дел (MEA), правительство Индии, n. C). Эти отчеты показывают, что индийские компании частного сектора активно участвуют в проектах восстановления и миростроительства в ДРК.

    Аналогичным образом, двусторонняя торговля и инвестиции между Индией и Афганистаном являются еще одним способом оказания помощи Афганистану в миростроительстве. Соглашение о преференциальной торговле, подписанное Индией и Афганистаном в 2003 году, дает существенные уступки по пошлинам на определенные категории афганских сухофруктов при ввозе в Индию, а Афганистан допускает взаимные уступки по некоторым индийским товарам.Кабул также поощряет индийские предприятия к развитию производственного центра по производству цемента, нефти и газа, электроэнергии и услуг, включая отели, банковское дело и связь (Pant, 2010: 138). Двусторонняя торговля между Индией и Афганистаном расширилась и в 2019–2020 финансовом году превысила 1,5 миллиарда долларов США. Товарооборот между двумя странами увеличился за последние пять лет. В последнее время афганское правительство было заинтересовано в получении требований о закупках из Индии. Индийская миссия в Кабуле способствовала заключению нескольких соглашений между индийскими компаниями и Национальным управлением по закупкам Афганистана (посольство Индии, Кабул, n.). Индийские компании частного сектора также активно участвуют в проектах восстановления и миростроительства в Афганистане.

    Вышеупомянутое существенное увеличение помощи и диверсификация условий и инструментов стали возможными благодаря изменению статуса Индии с одной из развивающихся стран на развивающуюся на рубеже веков. Благоприятные условия оказания помощи и выражение солидарности с развивающимися странами также продолжают служить его внешней политике, поскольку Глобальный Юг по-прежнему является базой для реализации проекта могущества Индии на глобальном уровне.

    Critique

    Индийская помощь развитию подвергалась критике с разных сторон. Одним из основных критических замечаний является отсутствие четко сформулированной политики развития, что затрудняет оценку эффективности помощи в целях развития (John and George, 2016: 25, 29). Причина этого пробела, по-видимому, заключается в том, что помощь Индии в целях развития не является подходом, ориентированным на доноров. Напротив, это ориентированный на спрос подход с сильным элементом взаимной выгоды обоих партнеров.Кроме того, ситуация и требования партнеров по развитию различаются. Поэтому представляется невозможным иметь единую политику смирительной рубашки для всех видов ситуаций.

    Другой вопрос, который часто поднимается заинтересованными сторонами, — это задержки с утверждением кредита властями Индии и халатность со стороны индийских подрядных агентств в отношении предоставления товаров и услуг, что замедляет продвижение некоторых проектов. Этот вопрос был снова поднят на 17-м совещании по рассмотрению местных организационных вопросов в августе 2020 г. (Саиф, 2020 г.).Этот вопрос необходимо решить для повышения эффективности помощи в целях развития и деятельности по миростроительству.

    Что касается рекордов Индии по выполнению крупных проектов, особенно выполненных индийскими государственными предприятиями, она указала на неудовлетворительную реализацию из-за отсутствия системы надзора и мониторинга (Sinha, 2017: 148). Эту проблему необходимо решить, повысив подотчетность заинтересованных сторон и обеспечив более рентабельную доставку.

    Отсутствие надлежащего механизма транспарентности и подотчетности в оказании помощи Индии в области развития и миростроительства — еще одна серьезная проблема.Одна из возможных причин этого пробела — принципы взаимности и равноправия партнеров. Эти принципы предполагают, что оба партнера несут ответственность друг перед другом. Кроме того, в Индии нет традиции подготовки отчетов об оценке или мониторинге помощи Индии в целях развития.

    Еще одна критика связана с отсутствием четких руководящих принципов для участия индийского частного сектора в деятельности по развитию, особенно в постконфликтных государствах. Их часто обвиняют в несоблюдении этических норм, принципов прав человека или защиты окружающей среды, что ведет к компрометации достижений в области развития (John and George, 2016: 29).Возможно, удастся сформулировать руководящие принципы для субъектов частного сектора Индии, участвующих в предоставлении товаров и услуг в рамках системы местных оптовых поставщиков. Однако будет сложно разработать руководящие принципы для тех субъектов частного сектора Индии, которые осуществляют операции в развивающихся странах, включая постконфликтные государства, со своим собственным капиталом и договоренностями с принимающими государствами.

    Индия имеет опыт оказания существенной помощи в области развития и миростроительства всего за два десятилетия.Индия могла бы улучшить свои механизмы прозрачности и подотчетности за период, учитывая свои собственные приоритеты и ценности.

    Заключение

    Участие Индии в оказании помощи в целях развития развивающимся странам началось с момента ее создания в качестве независимого суверенного государства в 1947 году. Несмотря на свои огромные проблемы развития после столетий колониального правления, Индия оставила в стороне некоторые из своих скудных ресурсов. чтобы помочь другим развивающимся странам. Индийский способ предоставления помощи в целях развития и миростроительства значительно отличается от того, что используется в странах КСР, с точки зрения мотивации, руководящих принципов и подхода.

    Страны КСР предоставили помощь в целях развития из-за своего чувства обязательств перед менее развитыми странами. Индия была заинтересована в предоставлении помощи в области развития и миростроительства, чтобы выразить солидарность с другими развивающимися странами, которые имели общий опыт эксплуатации и подавления в условиях колониального правления. Руководящие принципы Индии и подходы к оказанию помощи в целях развития созвучны чувствительности получателей к проблеме суверенитета. По сравнению со странами КСР, помощь Индии в целях развития невелика по объему, но они были высоко оценены из-за соответствия и соответствия социально-экономическим условиям развивающихся стран.Выражение Индии солидарности принесло большие дивиденды, поскольку Индия смогла стать лидером развивающихся стран и использовать моральную силу для получения влияния в международной политике.

    Однако в эпоху после холодной войны и глобализации в мотивационном факторе Индии произошел сдвиг в сторону продолжения оказания помощи в области развития и миростроительства. В изменившейся геополитической и геоэкономической ситуации поиск рынка для индийской продукции и сырья для ее быстрорастущих отраслей стал преобладающим мотивирующим фактором.Таким образом, наряду с политической солидарностью, Индия была заинтересована в предоставлении помощи в области развития и миростроительства для достижения взаимовыгодного экономического сотрудничества. На самом деле взаимной выгоды меньше, поскольку получатели помощи в области развития и миростроительства выигрывают от получения помощи на выгодных условиях. Однако Индия заявляет, что ее помощь руководствуется принципом «равенства и взаимной выгоды», чтобы уважать чувствительность получателей к суверенитету.

    Возросший внутригосударственный конфликт и озабоченность международного сообщества отношениями с постконфликтными государствами привели к появлению новой концепции миростроительства, основанной на теории либерального мира.Западные страны заинтересованы в распространении либеральных, капиталистических, экономических и либерально-демократических систем в постконфликтных государствах, полагая, что они станут противоядием от внутренних конфликтов. Поэтому они приняли миростроительство как отдельный инструмент от помощи в целях развития, чтобы помочь постконфликтным государствам в восстановлении. Индия не придерживается парадигмы либерального мира. Индия подозревала намерение стран-членов КСР с энтузиазмом участвовать в миростроительстве в постконфликтных государствах.

    Индия не отделяет миростроительство от своей помощи в целях развития. Таким образом, в национальном бюджете Индии нет отдельного положения о помощи в миростроительстве. Однако Индия участвует в деятельности по постконфликтному восстановлению и миростроительству, предоставляя помощь в целях развития постконфликтным государствам. Объем и масштаб в 1990-е были невелики. Основная роль Индии в постконфликтных государствах в 1990-х годах заключалась в том, что ее миротворцы участвовали в операциях ООН по поддержанию мира и активно участвовали в восстановительных работах в районах их дислокации, что принесло им ярлык «миротворцев развития».”

    Однако на рубеже веков Индия, наряду с некоторыми развивающимися странами, достигла быстрого экономического роста, и они стали крупными поставщиками помощи в целях развития. Наблюдается феноменальный рост как объема, так и диверсификации помощи Индии в целях развития в соответствии с растущим авторитетом Индии в международных делах. Участие Индии в деятельности по миростроительству также расширилось и диверсифицировалось, поскольку теперь у нее есть финансы, возможности и опыт для оказания эффективной поддержки постконфликтным государствам.Это отражается в участии Индии в миротворческой деятельности в двух наиболее известных постконфликтных государствах 21 века — Афганистане и ДРК.

    Однако страны КСР рассматривают участие стран, не входящих в КСР, в сфере помощи в области развития и миростроительства как угрозу для их рамок помощи в целях развития и миростроительства и подрыв их сферы деятельности. Существует огромная разница в принципах, фокусе и способах оказания помощи. Эти различия между странами DAC и Индией возникли из-за различий в историческом опыте, социально-экономическом контексте и жизненном опыте Индии как развивающейся страны.Принципы равенства между участниками, взаимной выгоды обеих сторон и помощи, основанной на спросе, свободной от каких-либо условий, уважении суверенитета и местной собственности стран-получателей, резко отличаются от принципов стран-получателей. Также, основываясь на жизненном опыте, Индия фокусирует свою помощь в целях развития на наращивании потенциала, что отличается от навязчивой ориентации стран КСР на устранение пробелов в управлении.

    Даже разнообразие форм и инструментов, с помощью которых Индия оказывала помощь в целях развития своим партнерам, также уникальны, и они подходят и соответствуют социально-экономическим реалиям развивающихся стран.Помощь Индии своим партнерам в области развития через двустороннюю торговлю и инвестиции также созвучна преобладающей идее торговли как важного инструмента развития, рекламируемого на глобальном уровне. Таким образом, «связанный кредит», который практиковала Индия, не заслуживает того, чтобы к нему относились с пренебрежением, поскольку такая практика продвигает взаимные интересы обоих партнеров.

    Вкратце, способ Индии в области развития и помощи в миростроительстве привлекает международное внимание благодаря своим уникальным принципам, подходам и модальностям.В настоящее время помощь в области развития и миростроительства оказывается параллельными направлениями КСР и странами, не входящими в ДРК, включая Индию, которые подозрительно относятся друг к другу. Вместо того, чтобы рассматривать методы Индии по оказанию помощи в области развития и миростроительства как вызов установленным рамкам DCA, было бы выгодно принять разнообразие как взаимодополняемость для решения глобальных проблем. Вместо того, чтобы использовать обычные способы наложения экономических моделей и моделей управления зрелых доноров с высоким уровнем доходов из стран КСР, они могли бы извлечь некоторые уроки из индийского опыта миростроительства и оказания помощи в целях развития.Индия показала альтернативный способ миростроительства и оказания помощи в целях развития. Это выгодно развивающимся странам, поскольку теперь у них есть альтернативный источник помощи в области развития и миростроительства. Разнообразие в области развития и помощи в миростроительстве в постконфликтных государствах следует приветствовать, а не пытаться добиться единообразия.

    Принимая во внимание повторяющиеся конфликты и гуманитарные кризисы, несмотря на усилия по миростроительству, с 2016 года Организация Объединенных Наций сместила акцент на «поддержание мира».Существует возможность проведения дальнейших исследований возможности принятия индийского подхода к помощи в области развития / миростроительства в качестве средства достижения устойчивого мира в зонах конфликта.

    Вклад авторов

    Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее для публикации.

    Конфликт интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpos.2021.637912/full#supplementary-material

    Ссылки

    Adhikari, M. (2018). Индия в Южной Азии: взаимодействие с проектами либерального миростроительства. India Q. 74 (2), 160–178. doi: 10.1177 / 0974928418766731

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чатурведи, С. (2012). Партнерство в области развития Индии: ключевые изменения в политике и институциональная эволюция. Cambridge Rev. Int. Aff. 25 (4), 557–577. doi: 10.1080 / 09557571.2012.744639

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Choedon, Yeshi. (2017). Участие Индии в миротворческих операциях ООН в Африке: изменение характера участия и движущих факторов. Int. Stud. 51 (1-4), 16–34. doi: 10.1177 / 0020881717719184

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Indian Express, (2020). «Индия обязуется оказать помощь в восстановлении Афганистана и приступить к проектам на сумму 80 миллионов долларов», 24 ноября.

    Google Scholar

    Кеннеди, Эндрю. Б. (2015). «Внешняя политика Неру: сочетание реализма и идеализма», в , Внешняя политика Индии, . Редакторы Дэвид. М. Мэлоун, К. Раджа Мохан и Сринат Рагхаван (Oxford: Oxford University Press), 92–103.

    Google Scholar

    Мерти, К. С. Р. (2020). Индия в Организации Объединенных Наций: взаимодействие интересов и принципов (Нью-Дели: Сейдж). doi: 10.4135 / 9789353885786

    CrossRef Полный текст

    Pant, H.В. (2010). Индия в Афганистане: пример для восходящей державы. Contemp. Южная Азия 18 (2), 133–153. doi: 10.1080 / 09584931003674984

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сингх, П. К. (2017). «Миростроительство через партнерство в целях развития: взгляд Индии» в книге « Растущие державы и миростроительство, ломая стереотипы»? . Колл и Седрик де Конинг . Редактор Т. Чарльз (Пэлгрейв Макмиллан), 69–91. doi: 10.1007 / 978-3-319-60621-7_4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Sinha, S.(2017). «Растущие державы и миростроительство: роль Индии в Афганистане» в книге «Растущие державы и миростроительство, ломающие стереотипы»? . Колл и Седрик де Конинг . Редактор Т. Чарльз (Пэлгрейв Макмиллан), 129–165. doi: 10.1007 / 978-3-319-60621-7_7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тухин, Кумар. (2016). «Сотрудничество Индии в целях развития посредством наращивания потенциала», в Подход Индии к сотрудничеству в целях развития, . Редакторы Чатурведи. Сачин и Мулакала.Антея (Лондон и Нью-Йорк: Рутледж), 29–44.

    Google Scholar

    Конфликт, развитие и безопасность MA

    Требования к поступающим

    Степень бакалавра со степенью 2: 1 (с отличием) или эквивалентом за пределами Великобритании в социальных, гуманитарных или других связанных дисциплинах. Также будет учтен соответствующий опыт.

    Требования к английскому языку
    IELTS 6.5 в целом, с не менее 6.0 по любому компоненту. Чтобы узнать о других квалификациях на английском языке, прочтите соответствующие квалификации на английском языке.

    Улучшите свой английский

    Иностранных студентов, которые не соответствуют требованиям по английскому языку для этой программы, могут иметь возможность изучить наш предсессионный курс английского языка для аспирантов, чтобы улучшить свой уровень английского языка.

    Этот подготовительный курс разработан с учетом пути к получению степени, и вы будете изучать академический английский в контексте вашей предметной области.Чтобы узнать больше, прочтите «Язык для политики и общества» (6 недель) и «Язык для социальных наук и искусства: политика и общество» (10 недель).

    Если вам нужно учиться дольше 10 недель, узнайте больше о наших подготовительных курсах английского языка для аспирантов.

    Как подать заявку

    Сроки подачи заявок

    Международный — пятница, 1 июля 2022 года

    Великобритания — пятница, 19 августа 2022 года

    Если вы собираетесь подать заявку на финансирование, вы должны подать заявку на место на выбранном вами курсе как минимум за месяц до любого конкретного крайний срок стипендии.

    Применить

    Эта ссылка ведет к информации о подаче заявок на преподаваемые программы и к онлайн-системе подачи заявок Университета.

    Если вы не уверены в процессе подачи заявления, обратитесь за помощью в приемную комиссию.

    Документы и информация, которые вам понадобятся, включают:

    • Оригиналы или заверенные копии ваших стенограмм
    • Оригиналы или заверенные копии вашего диплома
    • Оригинал или заверенная копия ваших результатов IELTS / TOEFL (если английский не является вашим первым язык).

    Читайте о визах, иммиграции и другой информации для иностранных студентов. Мы рекомендуем иностранным студентам подавать документы как можно раньше, чтобы у них было время подать заявление на визу.

    Приемная политика

    Университет Лидса преподавал политику приема в 2022 году

    Комиссии
    • Великобритания: 10250 фунтов стерлингов (всего)
    • Международный: 20 750 фунтов стерлингов (всего)

    Подробнее об оплате комиссий и сборов.

    Для получения информации о стоимости обучения для иностранных студентов, обучающихся в аспирантуре, прочтите «Плата за обучение в магистратуре».

    Дополнительная информация о стоимости

    Могут быть дополнительные расходы, связанные с вашим курсом или программой обучения, или связанные с обучением в Университете Лидса. Узнать больше о дополнительных расходах

    Стипендии и финансовая поддержка

    Если у вас есть талант и драйв, мы хотим, чтобы вы могли учиться у нас, независимо от вашего финансового положения.Студентам может быть оказана помощь в виде ссуд и безвозвратных грантов от Университета и государства. Узнайте больше в обзоре финансирования магистратуры.

    Школа обычно предлагает несколько стипендий каждый год. Узнайте больше о наших стипендиях.

    Как вы справляетесь с конфликтами в управлении проектами?

    Разрешение конфликтов проекта.В какой-то момент с этим сталкивается каждый руководитель проекта. В конце концов, когда времени мало, бюджеты ограничены, а ожидания по-прежнему высоки, среди членов проектной группы неизбежно возникают противоречивые взгляды и мнения. Даже в Книге знаний по управлению проектами (PMBOK) признается, что «управление конфликтами — одна из самых больших проблем, с которыми сталкивается руководитель проекта».

    Итак, как вы справляетесь с конфликтами при управлении проектами и каковы передовые методы разрешения конфликтов по проектам? Читай дальше что бы узнать!

    Что такое конфликт проекта?

    Прежде чем мы перейдем к стратегиям разрешения конфликтов проекта, важно понять, что мы имеем в виду, когда говорим о конфликте в управлении проектами.

    Хотя мы часто приравниваем термин «конфликт» к физическому сражению между вооруженными силами, правда в том, что мы сталкиваемся с конфликтами в повседневной жизни. Коллинз определяет этот термин как «серьезные разногласия и споры по поводу чего-то важного». Это означает, что любой спор, дебаты или разногласия между вами и супругом, ребенком или даже коллегой можно рассматривать как конфликт.

    Исходя из этого определения, конфликт в управлении проектами может принимать самые разные формы. Ссоры между членами команды, которые не согласны с креативным видением, споры с высшим руководством по поводу ожиданий и сроков, или даже размолвки со сторонними поставщиками — все это яркие примеры конфликта проектов.

    Каковы общие причины конфликтов?

    Типичные причины конфликтов в проектных организациях включают:

    • Интересы противоположных сторон
      Конфликт проекта может возникнуть на высших уровнях компании еще до того, как проект сдвинется с мертвой точки, когда заинтересованные стороны имеют противоположные взгляды и интересы. Например, руководитель производства может выступать за простой, легкий в производстве продукт, в то время как директор по маркетингу продвигает более сложный продукт, который предлагает широкие возможности настройки клиентами.Этот тип конфликта необходимо разрешить, чтобы получить единое видение проекта еще до начала работы.
    • Изменения в масштабах проекта
      Одним из основных источников конфликта проектов является неожиданное изменение масштабов. Нет ничего более разочаровывающего для руководителей проектов и их команд, чем проводить долгие часы над новым проектом только для того, чтобы получить известие об изменении объема работ, тем самым сводя на нет часть или всю уже проделанную тяжелую работу.
    • Изменения расписания
      Как и изменение объема работ, изменения расписания в последнюю минуту могут серьезно повлиять на заранее запланированные сроки проекта и привести к стрессу, разочарованию и конфликту между менеджерами проекта и заинтересованными сторонами или спонсором проекта.
    • Отклоненные запросы
      Другой распространенный источник конфликтов в управлении проектами — это отклоненные запросы. Когда член команды отклоняет запрос на изменение дополнительной поддержки или ресурсов, это может сильно повлиять на моральный дух и привести к конфликту, который будет распространяться и на будущие проекты.
    • Личные различия
      Часто конфликт просто возникает из-за столкновения личностей. Мы все работали с кем-то, кто нас не так обидел, из-за чего очень легко не согласиться с их точкой зрения или полностью отвергнуть их мнение.

    Как вы разрешаете конфликты в управлении проектами?

    Знание первопричины конфликта — половина дела; другая половина решает это. Давайте теперь рассмотрим некоторые стратегии разрешения конфликтов при управлении проектами.

    • Конфронтация
      Хотя конфронтация может вызывать негативные коннотации, в данном контексте это больше касается личного общения и решения проблем. Здесь стороны в конфликте садятся, чтобы обсудить свои разногласия, чтобы прийти к разрешению.Конфронтация — это жизнеспособная стратегия, когда есть достаточно времени и базовый уровень доверия между сторонами, участвующими в конфликте.
    • Компромисс
      Компромисс, или «давать и брать», предполагает переговоры обеих сторон с целью достижения взаимоприемлемого решения. Когда у вас нет времени на конфронтацию, обычно лучше идти на компромисс.
    • Приспособление
      Согласно PMBOK, приспособление включает «подчеркивание областей согласия, а не областей различий; уступая свое положение потребностям других, чтобы поддерживать гармонию и отношения.Иными словами, стратегия приспособления сродни «выбору битв».

      Иногда, когда время имеет решающее значение, а решение не ставит проект под угрозу, просто помочь противной стороне разрешить конфликт — лучший способ продвижения вперед.

    • Полномочия
      В некоторых случаях лучший вариант — воспользоваться своими полномочиями в качестве менеджера проекта, чтобы уйти от конфликта ради реализации проекта. Затем, после завершения проекта, вы можете вернуться к конфликту и найти более позитивное и постоянное решение.

    Как Wrike помогает избежать конфликтов при управлении проектами

    Конечно, избежать конфликта в первую очередь легче, чем разрешить конфликт, когда он достиг точки кипения. Поскольку Wrike создан для эффективного сотрудничества, он помогает проектным группам избегать общих причин конфликтов, упрощая общение с членами команды, заинтересованными сторонами и спонсорами на протяжении всего жизненного цикла проекта.

    В конце концов, конфликт внутри команд и организаций неизбежен.Но вы можете предотвратить ненужный конфликт с помощью четкой коммуникации, стратегического планирования и полной прозрачности всей цепочки проекта. Чтобы узнать, как Wrike может помочь вам оптимизировать проекты, улучшить коммуникацию и прозрачность, а также по возможности избежать конфликтов, попробуйте уже сегодня, воспользовавшись бесплатной двухнедельной пробной версией!

    .

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *