Статья о счастье человека: Понимание счастья в контексте смысла жизни человека Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Содержание

Понимание счастья в контексте смысла жизни человека Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК 17.022.1

DOI: 10.18101/1994-0866-2019-3-28-37

ПОНИМАНИЕ СЧАСТЬЯ В КОНТЕКСТЕ СМЫСЛА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

© Туев Василий Афанасьевич

доктор философских наук, почетный профессор, Байкальский государственный университет Россия, 664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11 Е-mail: [email protected]

© Суслова Анастасия Александровна

ведущий специалист,

Центр лабораторного анализа и технических измерений по Сибирскому федеральному округу

Россия, 664007, г. Иркутск, ул. Советская, 55 Е-mail: [email protected]

Цель настоящего исследования состоит в философском осмыслении состояния счастья в контексте смысла жизни человека. В исследовании проанализирована современная ситуация «дефицита счастья», которая связана с феноменом «экзистенциального вакуума», сложившимся на фоне потребительских ориентаций общества рыночного характера. В таком обществе счастье предельно упрощается, сводится к удовлетворению первичных потребностей, а человеческая жизнь обессмысливается. Как следствие, счастье становится поверхностным и примитивным. В статье выявлены трудности определения феномена счастья, которые связаны с его многозначностью, соотношением с реальностью и субъективностью. Обозначены исторические подходы к пониманию счастья, которые сложились еще в античности (гедонизм, стоицизм, эвдемонизм) и получили свое развитие в дальнейшем. В ходе исторического анализа показано, что в каждую эпоху счастье понималось по-разному, в чем выразилась его зависимость от условий социального бытия.
Для достижения счастья масштабного и устойчивого необходимы определенные социальные условия, которые будут стимулировать человека к повышению его культуры и к творчески-созидательной деятельности. Это возможно в таком обществе, в котором производство ориентировано на развитие человека, а потребление служит лишь предпосылкой такого развития. Источником истинного счастья выступают созидательная деятельность человека, труд, любовь к другому человеку, преданность делу, поступок, диктуемый совестью, то есть все, что делает счастье сопутствующим результатом реализации высших человеческих потребностей. Однако счастье связано не только с реализацией духовных потребностей, но и с их возвышением, то есть возникновением духовных потребностей высших уровней.

В исследовании сделан вывод о том, что в интересах обретения счастья человек должен посредством формирования творческого отношения к социальной действительности работать над возвышением своих потребностей. Результаты исследования можно применять в педагогической деятельности, в подготовке специалистов в области философии и других гуманитарных наук.

Ключевые слова: счастье; смысл жизни; общество потребления; труд; любовь; творческое отношение к социальной действительности.

Для цитирования:

Туев В. А., Суслова А. А. Понимание счастья в контексте смысла жизни человека //

Вестник Бурятского государственного университета. Философия. 2019. Вып. 3.

С. 28-37.

Счастье как предмет осмысления и жизненный императив значимо для каждого человека, поэтому связанные с ним вопросы интересовали философов всех времен. Понимание счастья нашло свое отражение в сказках и сказаниях всех народов мира, в фольклоре, мифологии и художественной литературе. Вполне естественно, что за продолжительное время накопилось множество трактовок этого понятия, которые, как правило, связаны с представлением о лучшем будущем и выявлением того, что дает человеку наибольшее удовлетворение.

В. Татаркевич, занимавшийся теоретическим исследованием этих вопросов, отмечал, что «понятие счастья трудноопределимо по трем причинам: во-первых, оно многозначно; во-вторых, определяется счастье идеальное, и только опосредованно и приблизительно оно соотносится с реальным; и, в-третьих, оно является понятием двойственным, содержащим элемент субъективного наряду с объективным» [1, с. 46].

Действительно, то, что теоретически определяется как счастье, на практике открывает и другие свои грани. Приобретая жизненный опыт, человек нередко убеждается, что счастье, казалось бы, достигнутое, оказывается обманчивым и иллюзорным. Лучшие стремления вполне могут оказаться ошибочными, надежда может закончиться отчаяньем, любовь часто сталкивается с изменой, дружба — с предательством, блага материального мира могут быть потеряны, а в случае их изобилия обладатель рискует потерять вкус к жизни, быть одаренным невыносимой скукой — спутницей достатка.

Жизнь упорно демонстрирует призрачность и хрупкость счастья в любых его проявлениях, и это становится понятным, если учесть, в какой высокой степени оно зависит от неподвластных нам обстоятельств. Не случайно же древние греки верили, что боги завидуют человеческому счастью и принимают меры, чтобы покарать счастливца, поскольку по законам мировой гармонии никто не должен захватывать слишком много для себя.

Неудивительно, что помимо распространенных представлений о ценности счастья существуют пессимистические концепции его восприятия. Так, А. Шопенгауэр ставит под сомнение саму возможность счастья, которое понимается им как «отрицательное» [2, с. 140], т. е. как отсутствие страдания. С. Л. Франк в философском труде «Смысл жизни» отмечает тесную связь счастья и страдания, проблемные соотношения счастья и справедливости. Он поднимает вопрос достижения обществом идеального состояния, когда люди в полной мере смогут наслаждаться счастьем.

При этом, отмечает автор, обострится проблема справедливости — ведь одни поколения страдали в роли «приготовительного класса» [3, с. 35], а другие будут радостно жить в спасенном мире.

Обращаясь к исторически сложившимся концепциям счастья, отметим, что уже в античной философии сформировались основные подходы к его пониманию, получившие свое развитие в последующие исторические эпохи, — гедонизм, стоицизм и эвдемонизм.

Гедонистическая концепция, сформулированная Аристиппом, позиционировала счастье как достижение максимального удовольствия, сопряженное с избеганием боли. Она стала объектом критики всех последующих теорий счастья,

которые утверждали, что удовольствие — это ловушка, ведь человек склонен стать его рабом.

Стоики (Эпиктет, Сенека, Марк Аврелий) полагали, что правильные желания и воздержания, поступки и дела — гарантия человеческого счастья, но, для того чтобы этого достичь, надо всесторонне развивать свою личность в противовес внешним обстоятельствам. Это было шагом вперед в сравнении с гедонизмом: здесь счастье связывается уже не с телесными удовольствиями, а с личностным развитием человека.

Эвдемонизм, представителями которого были Платон и Аристотель, рассматривал счастье как наивысшее благо для человека. Так, Аристотель в своей «Ни-комаховой этике» утверждал, что счастье «мы всегда избираем ради него самого и никогда ради чего-то другого» [4, с. 62]. В его учении счастье предстает как совершенная деятельность, обладающая самостоятельной ценностью. Этот взгляд получит дальнейшее развитие значительно позднее, уже в новоевропейской «деятельностной» философии.

Во времена Средневековья жизненные ориентации были направлены на воплощение христианских идеалов и сословных ценностей. Отсюда и восприятие счастья как жизненного феномена, связанного с верой, терпением, состраданием и любовью. Так, Августин полагал, что счастье приносит внутреннее преображение, вызванное принятием истин христианства. Счастье основывается на отказе от эгоизма, любви к богу и другим людям. При этом земное счастье как бы лишается собственной ценности, поскольку оно всегда сравнивается с будущим счастьем, которое обещает рай.

Решающий вклад в формирование западного представления о счастье внесли философы Нового времени. Особое значение имели работы Дж. Локка, заложившего основы либеральной традиции в понимании человека и основных целей его существования. Он полагал, что счастье индивидуально, никто не вправе навязывать человеку свое понимание счастья. Для Б. Спинозы счастье — свобода от страстей, от собственного эго, которая дает возможность раскрыть свое духовное начало.

И. Кант, пытаясь преодолеть натуралистический подход к человеку, подчеркивал двойственность его натуры: как часть природы человек подчинен ее законам, но как существо разумное он свободен. Природное начало в человеке обусловливает его эгоизм, стремление к благополучию и счастью, разумное начало заставляет следовать долгу и тем самым ограничивает это стремление.

Более «приземленным» оказалось понимание счастья в философии Ф. Ницше, который в значительной мере «реабилитировал» природное начало в человеке и видел цель его устремлений в самоутверждении и отстаивании своих эгоистических интересов.

В воззрениях этих мыслителей счастье неизменно «выводится» из человеческой «природы», которая, впрочем, не ограничивается телесностью и включает в себя духовное начало. Но влияние социальных факторов на удовлетворенность жизнью здесь если и не исключается полностью, то все-таки оказывается на периферии внимания.

Эта ограниченность в определенной степени снимается (по крайней мере, «проблематизируется») в понимании счастья у французских материалистов эпохи Просвещения Ж. Ламетри, П. Гольбаха, К. Гельвеция. Они так или иначе продолжали гедонистическую традицию, рассматривая человека как телесное суще-

ство, следующее велениям природы, но вместе с тем высказали мысль о том, что счастье предполагает совмещение блага отдельного индивида и блага всего общества. В этом направлении позднее шел и Л. Фейербах, который, рассуждая в аристотелевском духе, понимал стремление индивида к счастью как основополагающий принцип жизни. При этом он делал акцент на моральном и разумном стремлении к счастью, преодолевающем эгоизм личности и трансформирующемся в любовь к себе подобным — альтруизм. Понимание человеком своей зависимости от других людей приводит его к стремлению способствовать осуществлению их счастья.

В ХХ в. такие мыслители, как Э. Фромм и В. Франкл, полагая, что счастье человека достигается в реализации его деятельностного начала и утверждении своей индивидуальности, по сути дела, продолжили эту линию размышлений, хотя и не выразили зависимость человеческого счастья от социальных условий жизни с достаточной определенностью, как это было в русской и восточной философии. Так, на Востоке человек рассматривался как часть целого, а его стремление противопоставить себя целому, отстаивать свои частные интересы, расценивалось как «помраченное» состояние сознания.

В советский период счастье рассматривалось с позиции «трудоцентристской» идеологии: его источником выступал труд как общественно полезная деятельность. Объединенные общей идеей построения коммунизма, люди видели образ счастливого будущего и, что важно, свое место в нем. В таком понимании стремление к счастью занимало центральное место в системе мотивов деятельности людей, что способствовало развитию сущностных сил человека.

Таким образом, в каждую историческую эпоху и в различных цивилизациях счастье понималось по-разному, в чем, кстати, и выразилась его зависимость от условий социального бытия. Несомненно лишь то, что философская мысль шла по пути уточнения и развития взглядов на этот феномен человеческой жизни. Не составляет исключения и наше время: новые общественные реалии заставляют по-новому взглянуть и на то, в чем заключается гуманистическое понимание счастья и каковы трудности на пути его достижения.

Сегодня, когда достижение счастья стало даже более проблематичным, нежели в прошлом, назрела необходимость соотнести его понимание с таким экзистенциальным феноменом, как смысл жизни. Тем более что на современном уровне социально-философских исследований смысла жизни и счастья человека сложились все предпосылки такого соотнесения.

Если смысл жизни связывается с удовлетворением природных потребностей индивида или примыкающих к ним престижных потребностей, или, наконец, с деятельностью, подчиненной удовлетворению тех и других потребностей, то жизнь индивида оказывается лишенной «высокого» смысла, ибо смысл любого явления предполагает «вписанность» этого явления в более общий контекст. В соответствии с этим «точкой отсчета» для осмысливания жизни служит мера ее социальной значимости. Поэтому человек, жизнь которого лишена общественного значения, рано или поздно начинает ощущать бессмысленность, «никчемность» своего существования. Итогом бывает разочарование в жизни, нередко завершающееся суицидальным исходом.

Когда-то Д.-С. Милль говорил, что Сократ все время был недоволен собой, а вот свинья, наевшись, укладывается в лужу и, по-видимому, «счастлива» [5, с. 592]. Между тем сказанное выше позволяет утверждать, что счастье человека в

определяющей степени зависит от того, как он понимает смысл жизни и насколько его жизнь этим смыслом наполнена. В свою очередь, смысл жизни определяется тем, насколько развита система потребностей индивида. Если она включает в себя высшие духовные потребности, индивид становится личностью, — он направляет свою активность на созидание, которое ориентировано на удовлетворение потребностей общества. Тогда человек делает общее дело, творит общее благо, и в меру общественной значимости этого творчества он ощущает себя счастливым. Вспомним в связи с этим экспрессивное, восторженно-оценочное высказывание А. С. Пушкина:

Не всякого полюбит счастье, Не все родились для венцов. Блажен, кто знает сладострастье Высоких мыслей и стихов! [6, с. 191]

Разумеется, поэт воспроизводит представления своего времени о том, что мера счастья задается фактом рождения: тогда считалось, что высота духа применительно к человеку — это «благородство», т. е. принадлежность к хорошему роду. Мы же сегодня понимаем, что «планка» здесь устанавливается самим человеком, его личностной активностью: человек сам «кузнец своего счастья». При этом направленность его активности на реализацию творческого потенциала — способностей и потребностей — социально обусловлена. И счастье действительно «полюбит» далеко не каждого, если в обществе затруднена самореализация личности, если направленность активности на общее дело возможна лишь для немногих, — остальные живут заботами о выживании или телесном комфорте.

Особенности современного общества существенно сказываются на такой сфере отношений людей, продуцирующих феномен «личного счастья», как половая любовь, брак и семья. Но именно семейные отношения сегодня впервые в истории человечества наиболее зримо погружаются в омут тотального кризиса.

Начнем с феномена половой любви как основы брачно-семейных отношений. Как известно, половая любовь питается двумя источниками — природным и социально-психологическим. Первый проявляется в физическом влечении и служит продолжению рода, второй — в духовном единении. Это делает ее чувством интегральным, и лишь в таком качестве она становится силой, творящей взлет всех человеческих чувств — физических, эмоционально-психологических, духовных, силой, поднимающей жизненный процесс над рутиной повседневности и создающей радостное, поистине праздничное ощущение жизни. Не случайно В. Г. Белинский называл любовь поэзией и солнцем жизни. Здесь физическое влечение и духовное влечение оказываются нераздельными, что выражено в знаменитом афоризме: «Любовь, желающая быть только духовной, становится тенью; если же она лишена духовного начала, то она пошлость» [7; 206]. Проявления любви в ее истинном смысле обогащают, наполняют жизнь, делают ее многогранной, и потому они очень значимы для человека. В любви происходит насыщение всех человеческих потребностей — от фундаментальных биогенных до высших — эстетических, моральных, интеллектуальных. В этом ее величайшая ценность и для достижения счастья, и для обретения смысла жизни.

Но в современном обществе отношения, основанные на любви, существенно потеснены другими проявлениями жизнедеятельности людей. Еще в прошлом

веке проницательный Э. Фромм писал о формировании особого антропологического типа — человека с «рыночным» характером. Поскольку сегодня этот тип человека становится доминирующим, то утрачивает свое интегральное «полнокровие» и феномен половой любви: возвышенное чувство как одно из важнейших условий счастья уходит из жизни, оно все чаще сводится преимущественно (а нередко — исключительно) к сексуальному влечению. Этот факт находит выражение даже в языке, нередко можно услышать от девушки: у нас с ним «отношения» — этот эвфемизм обозначает не что иное, как сексуальную связь, не «обремененную» подлинно человеческим чувством любви. Однако физическое влечение вскоре отходит на второй план, а со временем и вовсе угасает. Заменить же его оказывается нечем: рыночное общество обедняет человека в духовном отношении, поскольку на передний план в его ценностной ориентации выдвигаются «чистоган», материальный успех, телесный комфорт, деликатесы на столе, модные вещи и прочие «прелести» потребительства.

Понятно, что при этом происходит вытеснение (по крайней мере, оттеснение на задний план) таких духовных ценностей, как верность долгу, честность, благородство, мужество, ум, эрудиция, творческие способности, талант, романтика труда, преданность идеалам. Неразвитость эмоционально-чувственной сферы современного молодого человека, пересыхание и без того слабого ручейка его духовных чувств делает окружающий мир сплошной серостью, лишенной ярких красок, жизнь «тускнеет», утрачивая свое очарование. При отсутствии стимулов к личностному саморазвитию довольно скоро исчерпывается накопленный в юности духовный потенциал супругов, а вместе с этим гаснет и фаворский свет любви. По утверждению Э. Фромма, «попытки любить обречены на провал, если человек не постарается самым активным образом развивать собственную цельную личность, чтобы обрести созидательную ориентацию; удовлетворение в индивидуальной любви не может быть достигнуто без способности любить ближнего, без искреннего смирения, без смелости, веры и дисциплины» [8, с. 3].

Не будем утверждать, что это всегда главная причина подобных утрат, но для обессмысливания жизни она во многих случаях имеет решающее значение. В результате вся жизнь в значительной мере обедняется, а в конечном счете — обессмысливается. Утрата смысла жизни в раннем возрасте приобретает характер массового явления. Стойкое разочарование в жизни становится постоянным фоном всех жизненных проявлений и нередко ведет к суицидальным решениям.

И как результат в современном обществе на месте дефицита материальных благ возникла поистине парадоксальная ситуация «дефицита счастья», связанная с феноменом «экзистенциального вакуума» [9, с. 11], который сводится к непониманию или потере жизненного смысла. Этот феномен порожден общественными условиями, сложившимися на Западе на протяжении последнего столетия, а в России — в последние десятилетия.

Современное общество ориентирует человека на потребление, подчиненное, главным образом, удовлетворению материальных и престижно-статусных потребностей. В результате происходит примитивизация социальных приоритетов, стандартизация потребностей, желаний, вкусов и других жизненных проявлений. Понятно, что такие социальные условия неблагоприятны для реализации творческого потенциала личности, для решения смысложизненных вопросов и в конечном итоге для достижения счастья. Общество потребления предельно упрощает и

понимание счастья, и в реальности делает его поверхностным, ситуативным, неустойчивым, легко переходящим в тотальную неудовлетворенность жизнью.

Все эти фальшивые проявления счастья требуют умения их преодолевать, которое основывается на самоорганизации, самодисциплине, самоактуализации. Особенно важно, что изменение таких установок непременно требует участия государства, и благоприятная ситуация возникает лишь в том случае, когда государство проявляет заинтересованность в разнообразии способов бытия людей, в создании условий для творческой самореализации личности.

Так, в антиутопии Р. Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» описана модель будущего, где счастье видится как избавление от негативных эмоций, упрощение жизни и в избытке наполнение ее удовольствиями. Чтобы сделать людей «счастливыми», сжигаются книги, которые воспринимаются как «заряженное ружье в доме соседа» [10, с. 105]. Человека склоняют в сторону развлечений, удовольствий, к бездумному проведению досуга, а в конечном счете к примитивизации жизненной активности. Философия, история, литература — все эти и другие сферы, соприкосновение с которыми совершенствует личность, оказываются отчужденными от человека, они как бы «вычеркиваются» из его жизни.

Сегодня и мы, похоже, встали как раз на этот путь «развития». По данным социологических опросов, в сегодняшней России более или менее регулярно читают книги около трети взрослого населения, свыше трети не читают вовсе, а примерно столько же — читают время от времени. Но, к сожалению, проблема чтения книг этим не ограничивается. Ведь значимым является еще и то, какие именно книги читает человек и то, как он воспринимает прочитанное. Еще Э. Фромм отмечал, что «чтение может быть продуктивным и вызывать внутреннее сопереживание, если оно происходит в модусе бытия» [11, с. 59]. Это означает, что прочитанное глубоко анализируется человеком, сопоставляется с проблемами эпохи, в которой жил автор, наводит на собственные мысли по поднятым в книге или смежным вопросам, что по существу является актом сотворчества автора и читателя. В противном случае человек оказывается ограничен в приобретении новых знаний, в творческих проявлениях жизни, что не может способствовать достижению счастья, ибо переживаемое человеком бытие становится бессодержательным, лишенным творческих проявлений, — человек скучает от однообразия повседневности и уходит в мир развлечений.

Испытать счастье другого порядка — более глубокое и устойчивое — возможно при условии реализации творческого потенциала, в ходе удовлетворения духовных потребностей. Источником такого счастья выступает не потребление, а созидательная деятельность человека, его труд. По словам И. И. Чангли, «труд, будучи специфически человеческим способом бытия, в той или иной мере удовлетворяет все высшие человеческие потребности (в творчестве, познании, общении, самосовершенствовании и т. п.), рождает самые благородные движения человеческой души и поэтому выступает источником человеческого счастья» [12, с. 527]. В унисон с подобным представлением Э. Фромм утверждал, что «созида-тельность, плодотворность — это источник силы, свободы и счастья» [13, с. 145].

Очевидно, что источником счастья в высшем его понимании может быть вообще все то, что делает счастье не самоцелью, а сопутствующим результатом реализации высших человеческих потребностей. Так, М. М. Пришвин говорил: «Нельзя целью поставить себе счастье: невозможно на земле личное счастье как цель. Счастье дается совсем даром тому, кто ставит какую-нибудь цель и дости-

гает ее после большого труда» [14, с. 158]. Об этом говорил и В. Франкл: «За успехом, как и за счастьем, нельзя гнаться; он должен получиться — и получается — как неожиданный побочный эффект личной преданности большому делу, или как побочный результат любви и преданности другому человеку» [9, с. 4].

Вряд ли можно сомневаться в том, что с обессмысливанием жизни и «дефицитом» счастья тесно связано уже упоминавшееся выше распространение самоубийств, особенно в раннем возрасте. Человек идет на самоубийство, когда он чувствует себя глубоко несчастным, причем такое ощущение становится устойчивым и длительным. Если человек не чувствует своей «включенности» в общее дело, в тот или иной созидательный процесс, генерирующий или укрепляющий целостность более общего порядка, нежели его индивидуальное бытие, у него возникает ощущение «пустоты» его жизни.

Совершенно не случайно самоубийства стали своего рода жуткой повседневностью именно в обществе «рыночного» типа. Так, в США, по данным журнала «Nation», самоубийство совершается каждые 12 минут, и в 2017 г. покончили жизнь самоубийством более 47 тысяч американцев — это значительно больше погибших от убийств. В России за последние десятилетия резко выросло число самоубийц среди детей и подростков, по этому показателю наша страна в течение последних десятилетий занимает первое место в мире. Переход к атомизиро-ванному рыночному жизнеустройству лишил человека причастности к общему созидательному процессу и обессмыслил жизнь многих людей. Для одних это чревато угнетенным состоянием духа, болезнями и преждевременной «естественной» смертью, для других все заканчивается суицидом.

Подчеркнем в заключение, что счастье связано прежде всего с возвышением потребностей личности. Заметим, что возвышение потребностей субъекта — это «возникновение у него духовных потребностей высших уровней. Оно происходит на основе всей системы его деятельности, которая обусловливает не только меру удовлетворения его потребностей, но и порождение новых или, наоборот, угасание когда-то сформировавшихся потребностей. Перестройка системы потребностей субъекта происходит в процессе его созидательной, трудовой деятельности, в которой реализуются его интересы, развиваются его способности и происходит перестройка его духовной структуры» [15, с. 112]. Такая перестройка возможна в социальных условиях, предоставляющих человеку возможность самореализации в труде и других деяниях, направленных на социальное творчество — на «общее дело» (Н. Федоров). Однако творческая самореализация как массовое явление предполагает наличие социальной среды, стимулирующей творчески-созидательный выбор субъекта.

В конечном же счете именно деятельность, насыщенная творческим содержанием, не только создает возможности для удовлетворения уже имеющихся потребностей, но и выступает социальным способом порождения новых потребностей. Происходящее при этом возвышение потребностей становится важнейшей предпосылкой социально-творческой активности человека, наполняя его жизнь глубоким смыслом. И только в этом случае счастье индивида приобретает подлинно человеческое содержание.

Литература

1. Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека. М.: Прогресс, 1981. 368 с.

2. Шопенгауэр А. Афоризмы житейской мудрости. М.: АСТ, 2019. 288 с.

3. Франк С. Л. Смысл жизни. Брюссель: Жизнь с Богом, 1976. 169 с.

4. Аристотель. Никомахова этика // Сочинения: в 4 т.: пер. с др.-греч. М.: Мысль, 1984. Т. 4. 830 с.

5. Философия: учеб. пособие / под общ. ред. Б. А. Кислова, В. А. Туева, М. Л. Ткачевой. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2009. 600 с.

6. Пушкин А. С. Стихотворения. М.: Книга. Просвещение. Милосердие; Екатеринбург: Ладь, 1994. 608 с. (Библиотека российской классики)

7. Сенкевич Г. Камо грядеши: пер. с польск. М.: Эксмо, 2017. 608 с.

8. Фромм Э. Искусство любить. М.: АСТ, 2019. 221 с.

9. Франкл В. Человек в поисках смысла: пер. с англ. и нем. М.: Прогресс, 1990. 368 с.

10. Брэдбери Р. 451° по Фаренгейту. М.: Эксмо, 2019. 320 с.

11. Фромм Э. Иметь или быть? М.: АСТ, 2018. 320 с.

12. Чангли И. И. Труд: Социологические аспекты теории и методологии исследования. М.: Наука, 1973. 588 с.

13. Фромм Э. Человек для себя. Минск: Коллегиум, 1992. 253 с.

14. Пришвин М. М. Дорога к другу. Л.: Детская литература, 1982. 172 с.

15. Туев В. А. Развитие человеческих потребностей в социальной деятельности: (теоретико-методологический аспект). Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2009. 135 с.

HAPPINESS PERCEPTION IN THE CONTEXT OF THE MEANING OF HUMAN LIFE

VasiliyA. Tuev

Dr. Sci. (Philos.), Emeritus Professor, Baikal State University 11 Lenina St., Irkutsk 664003, Russia E-mail: [email protected]

Anastasia A. Suslova Leading Specialist,

Branch of «The Center for Laboratory Analysis and Technical Measurements of Siberian Federal District» in East-Siberian Region 55 Sovetskaya St., Irkutsk 664007, Russia E-mail: [email protected]

The study is aimed at philosophical interpretation of the state of happiness in the context of the meaning of human life. We have analyzed the current situation of «happiness deficit», which is associated with the phenomenon of «existential vacuum» that has developed against the background of consumer attitudes of a market-oriented society. In such a society, happiness is extremely simplified, reduced to the satisfaction of primary needs, and human life becomes meaningless. As a result, happiness becomes superficial and primitive. The article reveals the difficulties of determining the phenomenon of happiness, which are associated with its ambiguity, correlation with reality and subjectivity. We specify the historical approaches to happiness perception, which were formed in antiquity (hedonism, stoicism, and eudemonism) and further developed. The historical analysis shows that at varying times happiness was understood in different ways in dependence on the conditions of social life. To achieve the entire and sustainable happiness a person needs certain social conditions that will stimulate him to increase his culture and creative activity. This is possible in a society where production is oriented to human development, and consumption serves only as a prerequisite for such development. The sources of true happiness include the creative activity of a person, labour, love of another person, work commitment, act of consciousness that is everything that makes happiness a spin-off from the realization of

higher human needs. However, happiness is associated not only with the realization of spiritual needs, but also with their exaltation, i.e. the emergence of spiritual needs of higher levels.

We have concluded that in the interests of gaining happiness, a person should work on the exaltation of his needs through the development of a creative attitude to social reality. The results of the study can be applied in educational work, training of specialists in the field of philosophy and other humanities.

Keywords: happiness; the meaning of life; consumer society; labour; love; the creative attitude to social reality.

10 Простых Техник, Которые Помогут Вам Стать Счастливее – GeniusMarketing

Как часто вы говорили себе или друзьям «Я хочу быть счастливым»? Но вы когда-нибудь думали о том, что такое счастье для вас на самом деле? Чего же конкретно вы хотите?

В этой статье вы узнаете 10  методов, которые помогают людям быть счастливее. Но для начала нужно понять суть этого слова.

Это важно, потому что трудно достичь чего-то, не понимая, что же это. Однозначного определения  этому понятию никто дать не может. Лучшие учёные и философы пытались найти ответ. Но для каждого человека понятие счастья индивидуально. Вот несколько цитат известных людей, которые показывают, насколько разными бывают определения счастья:

Счастье — это когда ты думаешь, говоришь и действуешь в гармонии с собой.

Махатма Ганди

Счастье в понимании того, что ты достигаешь своих ценностей.

Айн Рэнд

Счастье – это то, что начинается в твоих мыслях.

Вайне Дер

У счастья нет завтрашнего дня, нет у него и вчерашнего… у него есть только настоящее – и то не день, а мгновение.

Иван Тургенев

Ум — первое условие для счастья.

Софокл

Чтобы быть вполне счастливым, недостаточно обладать счастьем, надо еще заслуживать его.

Виктор Гюго

Счастье – это духовный опыт жизни, который мы приобретаем, прожива каждую минуту с любовью и благодарностью.

Уолт Дисней

Что же такое счастье?

Многие люди считают, что счастье – это удовольствие на вечеринке, новые впечатления, вкусная еда. Все это замечательно, оно мотивирует и подстрекает, но это не совсем счастье.

Эти переживания – отличный опыт. Они дарят чувство наслаждения и удовольствия. Но они краткосрочны. Такие маленькие удовольствия должны быть у каждого, но они не должны повторяться слишком часто. Потому что наш мозг адаптирует и превращает их в рутину. Как только это произойдёт, вам снова придётся искать какой-то кусочек радости. Погоня за удовольствиями – это не счастье. Но что же тогда это такое?

Счастье – это когда ваша жизнь полностью соответствует вашим потребностям.

Другими словами, вы переживаете это состояние, когда чувствуете, что все ваши потребности удовлетворены и жизнь кажется такой, о которой вы всегда мечтали.

Счастье – это не «прекрасное настроение все время»

Ученые доказали, что настроение здорового человека все время должно меняться. Вверх-вниз, как на горках. Не верите? Спросите любого, что делает его счастливым, и он вряд ли вспомнит о настроении. Человек скорее скажет вам о работе, хобби или отношениях. Кроме того, вы просто не можете все время быть в прекрасном настроении. В этом случае мозг воспринимает такое самочувствие как рутину и ищет что-то такое, что могло бы ещё больше понять настроение. Все недостаточно хорошо. В этом случае вы будете всё время «в ожидании» чего-то.

Счастье – это не богатство и не владение всеми сокровищами человечества

Слышали фразу «счастье за деньги не купишь»? Это правда. Конечно, тем, кто живет в сложных финансовых условиях, тяжело быть счастливым. Но и разбогатев они не станут счастливее. Представьте, что вы получили богатство. Например, 1 млн $. Конечно, сначала вы будете  рады и сильно возбуждены, но со временем изменятся ваши запросы и ожидания. Теперь 1 млн не приносит таких эмоций. Вы не сможете вспомнить, как вы себя чувствовали до получения этой суммы и как должны радоваться. Это справедливо для любых покупок и материальных благ, в мечтах о которых человек проводит 70% своей жизни. Единственное исключение – если вы тратите эти деньги на новый опыт. Возможно, для вас — знания или общение с известным человеком. А для кого-то — путешествие. Такие переживания делают нас более счастливыми.

Счастье – это не пункт назначения

Со временем наши цели меняются. И часто, когда человек приходит к тому, к чему стремился, он не чувствует счастья. Все события, которые делают нас счастливее в краткосрочной перспективе, например свадьба, повышение на работе, рождение ребенка и другие, не работают длительное время. Они исчезают или мы адаптируемся к ним. Многие используют такие методы для «продлевания счастливых моментов», как ведение дневника благодарности. Но это регулярное, а не одноразовое занятие.

Так что такое настоящее счастье?

Исследования показывают, что счастье – это комбинация того, насколько вам нравится ваша жизнь (ежедневная рутина, работа, семья) и того, насколько хорошо вы чувствуете себя каждый день. Эти показатели относительно стабильные. Если происшествия в нашей жизни меняются каждую минуту, настроение постоянно прыгает, то счастье – это что-то стабильное. Хорошая новость в том, что вы сознательно можете увеличить количество счастья в вашей жизни, изменив мысли и постоянно работая над собой. Например, вы думаете, что для полного счастья вам нужно похудеть. Но вы продолжаете есть и делать такую же физическую нагрузку, как и всегда. Вы останетесь в том же весе, но у вас будет определённый уровень счастья. Если вы будете приседать больше, а есть меньше, ваш вес изменится и уровень счастья тоже.

Другими словами, счастье – это вопрос выбора. Вы можете контролировать то, как вы себя чувствуете, и развивать привычки, которые сделают вашу жизнь более полноценной и счастливой.

10 действенных техник, которые помогут вам стать счастливее

Ученые пришли к выводу, что счастье на 50% определяют наши гены, 10% — это обстоятельства и 40% зависит от нашей ежедневной деятельности. Вот несколько конкретных рекомендаций, которые помогут вам повысить уровень счастья:

  • Возьмите лист бумаги и вспомните, когда вы были счастливым. Опишите это на бумаге, а ещё лучше — зарисуйте.
  • Переверните лист и опишите ваше идеальное будущее. Например, через 3 года. Что вы будете делать, как выглядеть, как жить. Распишите все детали, как можно подробнее.
  • Представьте свои идеальные отношения с любимым человеком, детьми, родителями, друзьями. Что можно улучшить/ исправить? Исследования показали, что, ключ к счастью – это социальные отношения. Когда вы понимаете, что вас любят и ценят, уровень счастья резко увеличивается.
  • Запишите, что для вас важно в жизни.
  • Благодарите. Те, кто ведет дневники благодарности, чувствуют себя более оптимистичными и больше довольны своей жизнью.
  • Люди испытывают счастье, когда помогают другим. Исследования показали, что когда мы делаем хорошие дела, наш мозг активизирует зоны, которые отвечают за удовольствие и награду.
  • Физические нагрузки — очень хорошее средство не только для мышц, но и для мозга. Регулярные занятия спортом поднимают чувство собственного достоинства, увеличивают уровень счастья, уменьшают беспокойство и стресс. Так что, когда чувствуете свое плохое настроение, выбегайте на зарядку =)
  • Откажитесь от обид. Когда вы прощаете тех, кто вас обидел, вы чувствуете себя лучше, испытываете положительные эмоции.
  • Отдыхайте. Удивительно, но один час сна для многих — награда более ценная, чем чек на пару сотен долларов. Все потому, что полноценный сон снижает уровень стресса, тревожности, увеличивает количество положительных эмоций.
  • Практикуйте осознанность. Находитесь здесь и сейчас и радуйтесь мелочам. Этот простой трюк увеличивает счастье на 80%. Попробуйте!

Если вам понравилось, ставьте лайк под статьёй.  И я приготовлю для вас больше полезных материалов.

Есть чуть-чуть свободного времени? Я знаю, как можно быстро достигать высоких результатов с нуля. И поделился с вами в этом материале: 8 Правил Высоких Результатов с Нуля. Читайте прямо сейчас!

Что такое счастье?

Про него говорят и пишут со времен Античности. Но мыслители и ученые не могут прийти к согласию, что такое счастье и как его достичь. Его объявляли и главной целью, и смыслом существования, и вредной иллюзией, мешающей человеку приблизиться к истине.

Психологи начали всерьез заниматься изучением счастья лишь четверть века назад. С тех пор разрозненные исследования слились в движение позитивной психологии. Так возникла наука о хорошей жизни, или, как ее часто называют, наука о счастье. И теперь про благополучие, удовлетворенность, радость жизни можно говорить, опираясь на данные экспериментов и проверенные факты. Многие из них заставляют пересмотреть общепринятые представления.

Оценка жизни в целом

Нет ничего более трудного, чем определить, что такое счастье. Одни называют счастьем краткосрочное, но очень интенсивное состояние блаженства, другие — стабильное ощущение благополучия. Другие видят счастье как обладание чем-то важным или как особое ощущение, которое не зависит от объективных оснований.

Но если считать, что счастье — жизнь, приносящая удовлетворение, то факты неоспоримы: наиболее счастливы не те, кто испытывает переживания блаженства, а те, у кого положительное мироощущение наиболее стабильно. Объективные «причины» для счастья можно обнаружить не всегда. Профессор Бременского университета (Германия) Урсула Штаудингер называет это парадоксом субъективного благополучия: мы часто счастливы несмотря на то, что для этого нет причин.

Даже самые счастливые люди иногда унывают, а самые несчастные переживают восхитительные моменты. Счастье возникает не благодаря нам или обстоятельствам, оно подчиняется собственной логике, и возможно, поэтому мы склонны его недооценивать. Американские психологи попросили участников исследования оценить уровень счастья у тех, кто обделен судьбой (инвалидов, безработных, психически больных людей, бедных афроамериканцев), и затем сравнили результаты с реальной картиной.

Большинство опрошенных считали, что такие люди просто не могут быть счастливы, а на самом деле среди них оказалось значительно больше счастливых, чем несчастливых людей. Практически во всех странах и социальных группах средний показатель счастья намного выше нулевой отметки. Даже в наиболее неблагоприятных и трудных для выживания местах — в африканских джунглях, в снегах Гренландии и в трущобах Калькутты — население скорее счастливо, чем нет.

10 принципов довольных жизнью людей

Наталья Казарян, практикующий психолог, юнгинианский консультант, педагог курса личностного роста ICU Международный Детский Университет

Часто ли вы задаете себе вопросы: какой я человек? Что со мной будет в старости? Я на правильном пути? Есть ли волшебный рецепт хорошей жизни? В какой-то момент я останавливаю себя и задаю волнующие меня вопросы. На что-то подсознание дает отклик, а что-то я стараюсь найти в статьях и книгах.

Что делает нас счастливыми

Так я наткнулась на проект «Гарвардские исследования по развитию взрослых» под руководством психиатра Роберта Уолдингера. Меня заинтересовал тот факт, что наша память не совершенна, и часто мы не можем вспомнить в деталях то, что с нами было 15, 20, 30 лет назад. Впрочем, даже если вспомним, то в искаженном варианте, далеком от оригинала. Мы забываем многое из того, что с нами происходило в действительности, а наша память додумывает реальность. Но на наших воспоминаниях мы строим выводы о том, какой была наша жизнь – счастливой или несчастной. Как определить истину: что влияет на счастье в нашей жизни? Что если бы можно было за этим проследить? В глобальном масштабе это сделать нереально, а вот в исследовательском формате оказалось вполне возможно.

Исследовательский проект был запущен в 1938 году. Над ним работает уже четвертое поколение ученых, которые в течение 75 лет, год за годом, наблюдали за жизнью 724 мужчин. Участников разделили на две группы. Первую составили студенты второго курса Гарвардского колледжа. Вторая группа − ребята из беднейших районов Бостона. В начале исследования все юноши прошли собеседования и медосмотр. Каждые два года сотрудники проекта присылали участникам исследования анкеты для заполнения, проводили личные беседы у них дома, вели наблюдения, встречались с их детьми. Разговоры с участниками записывались на видео. В результате, кто-то из парней стал разнорабочим, кто-то − стоматологом, адвокатом, а кто-то – алкоголиком, шизофреником. Некоторые поднялись по социальной лестнице с самых низов, один стал президентом США, а другие опустились с вершин ниже плинтуса.

И только через 75 лет были опубликованы результаты исследования. И как вы думаете, какие выводы сделали ученые по поводу того, что делает нас счастливыми? Не усердная работа, не богатство, а только одно — хорошие отношения с другими людьми.

Свежие новости

Три важных факта о хороших отношениях

Первый. Взаимосвязь с людьми необходима для полноценной здоровой жизни. Одиночество убивает. Оказывается, люди, у которых сильна эмоциональная связь с семьей, друзьями, обществом, здоровее физически, живут счастливее и дольше, чем люди, лишенные общения с другими.

Второй. Отношения должны быть качественными. Каждый пятый человек считает себя, в большей или меньшей мере, одиноким. Одиноким можно быть даже в кругу семьи, друзей, соратников. Состояние постоянного одиночества отравляет человека изнутри. Одинокие люди чувствуют себя менее счастливыми, их здоровье ухудшается, функции мозга отказывают раньше. Как следствие, их жизнь короче, чем у тех, кто не одинок. Только качественные отношения укрепляют и делают нас счастливыми. Люди ругаются и мирятся, это нормально. Но, как показывают исследования, в ключевых ситуациях у людей есть вера в надежность партнера, друга. Хороша душевная обстановка является нашей защитой.

Исследование показало, что наиболее удовлетворенные своими отношениями в 50 лет, оказались наиболее здоровыми в 80 лет. Ни уровень холестерина, сахара или гемоглобина в 50 лет не стали показателями здоровья в 80. Самые счастливые из пожилых пар говорили, что даже в момент сильной физический боли их не покидает ощущение счастья. Единственным показателем качества жизни оказался показатель хороших отношений.

И третий факт. Хорошие отношения защищают не только тело, но и мозг. А мозг — это память. Наблюдается очень тесная связь между процессами внешними и внутренними. Посыл следующий: «Хорошие отношения = счастливая и здоровая жизнь». Вроде бы все просто, но в жизни такими вещами мы часто пренебрегаем, откладываем на второй, третий план.

Давайте инвестировать в свое будущее, выстраивая хорошие взаимоотношения прямо сейчас. Дивиденды к нам придут гарантировано и очень скоро в виде счастья, здоровья, хорошей памяти. Делайте самые крупные ставки на семью, друзей, единомышленников и будьте счастливы.

Принципы счастья

Хочу поделиться тем, какие принципы я использую на своем жизненном пути, чтобы быть счастливой. Я убеждена, что труд в этом направлении приведет каждого к хорошей жизни и качественным отношениям. Итак:

1. Успех полностью зависит от вашей точки зрения. Считайте себя успешным, и точка. Все доводы относительно того, что у вас «не получается, не складывается, не клеится» − уничтожьте. Представьте их, визуализируйте, а затем мысленно возьмите большой крепкий камень и разбейте их. Проецирование неудач ведет к постоянным испытаниям. Ваша низкая самооценка − результат навязанного вам мнения, в которое вы свято верите.

2. Уясните для себя раз и навсегда — вы успешны всегда. Примите себя. Уважайте себя. Работайте над этим.

3. Симпатизируйте другим людям. Посмотрите вокруг – людей очень много и все они разные. Не бойтесь заводить новые знакомства. Сложности − это нормально. Любой навык или умения не появляются из ниоткуда. Старательные тренировки дадут свои результаты. Нужно усердно работать через «не комфорт» и вы удивите себя с лучшей стороны. Замечайте в людях доброе и светлое. Отсекайте негативные оценки.

4. Умейте видеть перспективу и быть благодарными своим близким и родным, друзьям и коллегам по работе. Благодарными опыту и ситуациям, которые произошли. Ведите дневник благодарности, реальный или виртуальный. Раз в неделю с помощью дневника благодарите людей за опыт, обстоятельства за возможности и так далее. Дневник придаст ритуальность и системность. Благодарить всегда есть за что. Главное, смотреть под нужным углом.

5. Будьте своевременными и надежными во всех отношениях. Быть своевременным − это когда вы делаете все вовремя, тогда, когда вас об этом просят, а не тогда, когда звезды стали в нужной последовательности или погода наладилась. Надежность — это когда ты уверен, что при любых условиях тебя услышат и тебе помогут. Эти понятия тесно связаны друг с другом, и применять их нужно изначально по отношению к себе.

6. Будьте внимательны к себе, к своим поступкам и внимательны к другим. Начинайте с себя. Не требуйте от других того, чего нет у вас. Уделяйте знаки внимания своему окружению. Любые отношения строятся на обмене энергиями и их необходимо подпитывать. Не скупитесь, и вам ответят той же монетой.

7. Будьте правдивы по отношению к себе и к другим. Правдивость − это когда наши действия, слова и внутренний посыл находятся в гармонии. Вера в то, что вы сможете кого-то убедить в искренности своих чувств без их наличия — утопия.

8. Следите за тем, что вы слушаете. Точка входа и есть точкой выхода. Если ваше окружение жалуется на своих мужей, детей, матерей, отцов, свекровей, здоровье, на другие обстоятельства, отслеживайте это и направляйте разговор в другое русло. Скажите себе и другим: «Я на диете из хороших новостей». Не бойтесь оценки ваших слов. Лучше предложите другую тему для беседы. Учитесь получать счастье от простых вещей, от своей наблюдательности, приоткройте створку вашего волшебного сундука фантазий и красок. Ведь то, что вы думаете или говорите о других, в конечном счете, должно и будет относиться к вам.

9. Будьте терпеливы и настойчивы. Слова, мысли и настрой — это хорошо. Но без труда, как говорится… Рассматривайте все выше сказанное как ежедневный труд над собой. Системный, регулярный подход — путь к личному успеху. И не сомневайтесь ни на мгновение в себе, в собственных силах и возможностях. Не сомневайтесь, что люди оценят вас по достоинству. А знаете почему? У них просто не будет других вариантов.

10. И знаете, что еще важно? Важна системность. Отсутствие регулярности и неспособность держать ритм положительных перемен может подтолкнуть вас к мысли, что у вас это не получается или не работает. Но вспомните поведение грудничков, малышей до года – с каким упорством они тренируют свой навык ходьбы. Упал – встал – пошел дальше. Да еще с каким азартом! Заразитесь своим собственным упорством, желанием и верой. Ваши падения — путь к вашему успеху. Регулярность и способность держать ритм выведет вас на совершенно другую орбиту. Если не занимаетесь собой и своими целями на постоянной основе, то вернетесь на исходное положение. Тот, кто настроил себя на длительную и терпеливую осаду, вскоре обнаружит, что поднялся куда быстрее, чем предполагал. Тот, кто довольствуется быстрыми переменами, их и получит, но ненадолго. Настраивайте себя изначально на то, что вы строите не однокомнатную квартиру, а комфортабельный дом своей мечты. Не ждите определенного случая. Ваш случай настанет тогда, когда вы решите. Придерживайтесь своих решений. Доводите решения до конца.

И напоследок. Делайте все легко, принимайте себя и других не так серьезно. Вдоволь смейтесь. Учитесь делая, но не теряя из виду конечный результат. Дисциплинируйте свои мысли, слова и действия, чтобы быть верными своему решению. Делайте все с любовью.

Фото: кадр из фильма «Love the Coopers»

— Читайте также: Проект Щастя: 12 кращих інсайтів з книги Ґретхен Рубін

Ученые рассказали, от чего зависит счастье

https://ria.ru/20190320/1551964390.html

Ученые рассказали, от чего зависит счастье

Ученые рассказали, от чего зависит счастье

Успех и материальное благополучие не всегда являются залогом счастья, но так или иначе влияют на него; в целом же счастлив тот человек, чьи базовые потребности… РИА Новости, 03.03.2020

2019-03-20T16:38

2019-03-20T16:38

2020-03-03T13:48

россия

общество

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/153000/37/1530003788_0:15:5760:3255_1920x0_80_0_0_1f8f400b769c1c6abb58736229714c71.jpg

МОСКВА, 20 мар — РИА Новости. Успех и материальное благополучие не всегда являются залогом счастья, но так или иначе влияют на него; в целом же счастлив тот человек, чьи базовые потребности удовлетворены и чьи желания совпадают с его возможностями, рассказали РИА Новости эксперты в Международный день счастья.Международный день счастья отмечается во всем мире 20 марта. Финляндия второй год подряд возглавила рейтинг самых счастливых стран мира World Happiness Report, который был опубликован в среду. В этом ежегодном исследовании, которое проводится по заказу ООН, оцениваются 156 стран мира и учитываются такие показатели, как ожидаемая продолжительность жизни, социальная поддержка, коррупция и другие.Согласно данным нового отчета, Россия потеряла девять пунктов и заняла 68 место — в прошлом году страна была на 59-й строчке рейтинга. Самыми несчастливыми странами стали Южный Судан (последнее, 156 место), Центральноафриканская республика (155 место), Афганистан (154), Танзания (153), Руанда (152), Йемен (151), Малави (150).Что такое счастье и как к нему прийтиКак рассказал РИА Новости заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ, доктор психологических наук Дмитрий Леонтьев, исследования счастья начались с 70 годов прошлого века и получили наиболее широкое распространение уже в нашем столетии.По словам Леонтьева, успех и материальное благосостояние влияют на уровень счастья индивида, но до определенной степени. «Успех не во всем делает нас счастливее, все зависит от целей. Если они наши собственные, выстраданные, личные, связанные с нашей внутренней мотивацией, тогда успех и движение к нашим целям действительно делает нас счастливее. А если это цели стереотипные, основанные на желании произвести впечатление на других или спущенные кем-то сверху, то успех в их достижении счастливее нас не делает», — заметил ученый.Материальное же благосостояние в современном понимании влияет на уровень счастья человека до момента, когда его базовые потребности удовлетворены в полной степени.»При плохом материальном благосостоянии мы оказываемся не в состоянии удовлетворить наши базовые потребности, и у нас возникает много источников несчастья. Но что характерно, когда мы достигаем уровня примерно соответствующего современному понятию «средний класс», когда мы уже можем нормальным сбалансированным образом питаться, у нас есть крыша над головой, возможность вести здоровый образ жизни, получать квалифицированное лечение, дать образование детям — при достижении этого уровня благосостояния дальнейший рост доходов перестает влиять прямо на уровень счастья, и счастье начинает определяться совершенно другими причинами», — сказал Леонтьев.По его словам, мужчины и женщины способны испытывать счастье в одинаковой степени, гендерные различия на эту способность не влияют. «Идея «горе от ума» в исследованиях тоже не подтвердилась, интеллект и рефлексия не снижают шанса на счастье. Не повышают, но и не снижают», — добавил собеседник агентства.При этом ученый отметил, что постоянно испытывать чувство счастья «невозможно и неполезно, по той причине, что счастье — это совпадение желаемого с действительным, и счастье обнуляет мотивацию». «В точке счастья мы ничего не хотим, нам ничего не нужно. Именно поэтому оно, слава Богу, не может длиться долго. Когда оно исчезает, мы опять, через какое-то время, возвращаемся к обычной жизни, к активности, к новым желаниям. А в состоянии счастья нам ничего не нужно, и поэтому мы не можем пребывать в нем долго», — сказал Леонтьев.Кто счастливей всех на светеЧто касается уровня счастья отдельных народов, то, по словам ученого, на него влияет много факторов.»Если говорить об особенностях наций, народов, то есть факторы чисто экономического порядка — благополучие, а есть факторы собственно культурного порядка, которые не зависят от экономической ситуации и от уровня благосостояния», — пояснил собеседник агентства.В пример он привёл жителей латиноамериканских стран, которые «счастливее, чем это можно было бы вывести из экономических факторов». «А вот жители постсоветских и восточноевропейских стран несчастней, чем это вытекает из нашего уровня жизни. Мы не так плохо живем, как плохо себя ощущаем», — говорит Леонтьев.По его словам, ощущение человеком счастья во многом действительно зависит от «культурных особенностей» его нации. «У нас как-то не принято подчеркивать все хорошее в нашей жизни, а, скорее, больше жаловаться. А в Америке, к примеру, — напротив, культ положительных эмоций, поэтому такой фактор действительно играет роль», — отметил собеседник агентства.Леонтьев пояснил, что до «перестройки» исследований уровня счастья на территории нашей страны практически не велось, а в 90-е и «нулевые» годы Россия «была не на самых хороших местах» в мировых рейтингах, что учёный объясняет изменениями, через которые ей пришлось пройти.»Большие исторические потрясения, сдвиги, они — независимо от того, как эти сдвиги и потрясения оценивать — всегда приводят к «осыпанию» общего уровня счастья, потому что нестабильность и неопределенность в социальных масштабах всегда влияет не самым лучшим образом на ощущение счастья», — сказал учёный.Леонтьев при этом призвал не переоценивать значение рейтингов в оценке уровня жизни стран, однако он положительно оценивает тот факт, что исследования счастья вызывают все больший интерес как учёных, так и обывателей.»В последнее время исследования счастья входят в моду, и это хорошо, особенно для России, потому что, я думаю, нашей культуре свойственна в общем достаточно низкая ценность жизни людей: как своей, так и чужой. Мы мало ценим свою жизнь и мало ценим жизнь окружающих людей — отсюда большое количество несчастных случаев, самоубийств, дурных привычек, склонности вести нездоровый образ жизни и так далее. А внедрение идей, связанных с возможностью счастья, положительных эмоций — это то, что может скорректировать этот исторически негативный фон низкой ценности жизни», — отметил он.Заведующая лабораторией исследований социального развития Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, доктор экономических наук Елена Авраамова в свою очередь отметила, что различные рейтинги и измерения счастья очень условные, и «никакой точности тут нет» и быть не может.»Ожидаемая продолжительность жизни, социальная поддержка, уровень коррупции — эти показатели по сравнению с прошлым годом у нас мало изменились. У нас изменились две вещи — ожидание наступления стабилизации и улучшения жизни. Финансовые показатели, если они брались в расчет, тоже не уходят в отрицательную сторону — они просто не переходят в позитивную зону. То, что счастье, во всяком случае, в виде финансового благополучия никак не наступает, это, конечно, не способствует ощущению удовлетворенности и довольства», — прокомментировала она понижение России в рейтинге экспертов ООН. —

https://ria.ru/20190320/1551945763.html

https://ria.ru/20190320/1551942105.html

https://ria.ru/20190301/1551483443.html

https://ria.ru/20190308/1551643687.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/153000/37/1530003788_149:0:5269:3840_1920x0_80_0_0_f8f53b90c7d3a1caf8565dd5eda614cc.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

россия, общество

МОСКВА, 20 мар — РИА Новости. Успех и материальное благополучие не всегда являются залогом счастья, но так или иначе влияют на него; в целом же счастлив тот человек, чьи базовые потребности удовлетворены и чьи желания совпадают с его возможностями, рассказали РИА Новости эксперты в Международный день счастья.

Международный день счастья отмечается во всем мире 20 марта. Финляндия второй год подряд возглавила рейтинг самых счастливых стран мира World Happiness Report, который был опубликован в среду. В этом ежегодном исследовании, которое проводится по заказу ООН, оцениваются 156 стран мира и учитываются такие показатели, как ожидаемая продолжительность жизни, социальная поддержка, коррупция и другие.

Согласно данным нового отчета, Россия потеряла девять пунктов и заняла 68 место — в прошлом году страна была на 59-й строчке рейтинга. Самыми несчастливыми странами стали Южный Судан (последнее, 156 место), Центральноафриканская республика (155 место), Афганистан (154), Танзания (153), Руанда (152), Йемен (151), Малави (150).

Что такое счастье и как к нему прийти

Как рассказал РИА Новости заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ, доктор психологических наук Дмитрий Леонтьев, исследования счастья начались с 70 годов прошлого века и получили наиболее широкое распространение уже в нашем столетии.

«Самое главное, к чему пришли давно — критерии исследования счастья прежде всего субъективные. Счастлив тот человек, который считает себя счастливым. Счастье, по древнему определению, — это высшее благо. Если определять в современных терминах и достаточно упрощенным образом, то счастье — это совпадение желаемого и действительного, или, если говорить об обобщенной оценке того, насколько счастливой была жизнь человека, это средняя степень дистанции между тем, что человек желает, и что у него реально в жизни происходит», — сказал собеседник агентства.

По словам Леонтьева, успех и материальное благосостояние влияют на уровень счастья индивида, но до определенной степени. «Успех не во всем делает нас счастливее, все зависит от целей. Если они наши собственные, выстраданные, личные, связанные с нашей внутренней мотивацией, тогда успех и движение к нашим целям действительно делает нас счастливее. А если это цели стереотипные, основанные на желании произвести впечатление на других или спущенные кем-то сверху, то успех в их достижении счастливее нас не делает», — заметил ученый.

20 марта 2019, 09:55

Названы самые счастливые страны

Материальное же благосостояние в современном понимании влияет на уровень счастья человека до момента, когда его базовые потребности удовлетворены в полной степени.

«При плохом материальном благосостоянии мы оказываемся не в состоянии удовлетворить наши базовые потребности, и у нас возникает много источников несчастья. Но что характерно, когда мы достигаем уровня примерно соответствующего современному понятию «средний класс», когда мы уже можем нормальным сбалансированным образом питаться, у нас есть крыша над головой, возможность вести здоровый образ жизни, получать квалифицированное лечение, дать образование детям — при достижении этого уровня благосостояния дальнейший рост доходов перестает влиять прямо на уровень счастья, и счастье начинает определяться совершенно другими причинами», — сказал Леонтьев.

По его словам, мужчины и женщины способны испытывать счастье в одинаковой степени, гендерные различия на эту способность не влияют. «Идея «горе от ума» в исследованиях тоже не подтвердилась, интеллект и рефлексия не снижают шанса на счастье. Не повышают, но и не снижают», — добавил собеседник агентства.

20 марта 2019, 03:30

Ученые объяснили, почему в Финляндии живут самые счастливые люди

При этом ученый отметил, что постоянно испытывать чувство счастья «невозможно и неполезно, по той причине, что счастье — это совпадение желаемого с действительным, и счастье обнуляет мотивацию». «В точке счастья мы ничего не хотим, нам ничего не нужно. Именно поэтому оно, слава Богу, не может длиться долго. Когда оно исчезает, мы опять, через какое-то время, возвращаемся к обычной жизни, к активности, к новым желаниям. А в состоянии счастья нам ничего не нужно, и поэтому мы не можем пребывать в нем долго», — сказал Леонтьев.

Кто счастливей всех на свете

Что касается уровня счастья отдельных народов, то, по словам ученого, на него влияет много факторов.

«Если говорить об особенностях наций, народов, то есть факторы чисто экономического порядка — благополучие, а есть факторы собственно культурного порядка, которые не зависят от экономической ситуации и от уровня благосостояния», — пояснил собеседник агентства.

В пример он привёл жителей латиноамериканских стран, которые «счастливее, чем это можно было бы вывести из экономических факторов». «А вот жители постсоветских и восточноевропейских стран несчастней, чем это вытекает из нашего уровня жизни. Мы не так плохо живем, как плохо себя ощущаем», — говорит Леонтьев.

По его словам, ощущение человеком счастья во многом действительно зависит от «культурных особенностей» его нации. «У нас как-то не принято подчеркивать все хорошее в нашей жизни, а, скорее, больше жаловаться. А в Америке, к примеру, — напротив, культ положительных эмоций, поэтому такой фактор действительно играет роль», — отметил собеседник агентства.

1 марта 2019, 16:58НаукаУченые из США раскрыли связь между генами и семейным счастьем

Леонтьев пояснил, что до «перестройки» исследований уровня счастья на территории нашей страны практически не велось, а в 90-е и «нулевые» годы Россия «была не на самых хороших местах» в мировых рейтингах, что учёный объясняет изменениями, через которые ей пришлось пройти.

«Большие исторические потрясения, сдвиги, они — независимо от того, как эти сдвиги и потрясения оценивать — всегда приводят к «осыпанию» общего уровня счастья, потому что нестабильность и неопределенность в социальных масштабах всегда влияет не самым лучшим образом на ощущение счастья», — сказал учёный.

Леонтьев при этом призвал не переоценивать значение рейтингов в оценке уровня жизни стран, однако он положительно оценивает тот факт, что исследования счастья вызывают все больший интерес как учёных, так и обывателей.

«В последнее время исследования счастья входят в моду, и это хорошо, особенно для России, потому что, я думаю, нашей культуре свойственна в общем достаточно низкая ценность жизни людей: как своей, так и чужой. Мы мало ценим свою жизнь и мало ценим жизнь окружающих людей — отсюда большое количество несчастных случаев, самоубийств, дурных привычек, склонности вести нездоровый образ жизни и так далее. А внедрение идей, связанных с возможностью счастья, положительных эмоций — это то, что может скорректировать этот исторически негативный фон низкой ценности жизни», — отметил он.

8 марта 2019, 10:25

Кузнецова рассказала, в чем видит женское счастье и чему ее учит дочь

Заведующая лабораторией исследований социального развития Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, доктор экономических наук Елена Авраамова в свою очередь отметила, что различные рейтинги и измерения счастья очень условные, и «никакой точности тут нет» и быть не может.

«Ожидаемая продолжительность жизни, социальная поддержка, уровень коррупции — эти показатели по сравнению с прошлым годом у нас мало изменились. У нас изменились две вещи — ожидание наступления стабилизации и улучшения жизни. Финансовые показатели, если они брались в расчет, тоже не уходят в отрицательную сторону — они просто не переходят в позитивную зону. То, что счастье, во всяком случае, в виде финансового благополучия никак не наступает, это, конечно, не способствует ощущению удовлетворенности и довольства», — прокомментировала она понижение России в рейтинге экспертов ООН. —

Проблема счастья в сочинении ЕГЭ по русскому языку

Одним из заданий на ЕГЭ по русскому языку является написание сочинения. Для написания хорошей и качественной работы ученики должны уметь правильно определять проблему текста и правильно подбирать аргументы по заданной теме. Проблема счастья в сочинениях ЕГЭ довольно распространена. В данной статье будут представлены аргументы и определения по теме счастья, которые помогут написать итоговую работу на высокий балл.

Что такое счастье?

Чтобы правильно ответить на вопрос «Что такое счастье?» в сочинении ЕГЭ, необходимо знать определение данного слова:

Счастье — это состояние человеческой души, высшее удовлетворение от жизни. Это волшебное чувство возникает в человеке, который наполнен радостью и полностью доволен своей жизнью, он словно светится изнутри.

Известные и великие личности всегда привносили в жизни многих людей что-то новое, из-за того, что достигли успеха в жизни. Можно понять, что великие личности знают толк в чувствах и достижениях. Чтобы стать великими они прошли через длинный и сложный путь. Каждый из них понял, что для него значит счастье, и попытался дать этому сложному слову определение, которое поможет для того, чтобы ответить на вопрос «В чем заключается счастье для человека» в сочинении ЕГЭ.

Важно! При цитировании необходимо указывать источник высказывания (автора, произведение и так далее).

  • “Многие ищут счастья в областях выше своего уровня, другие – ниже. Но счастье одного роста с человеком” – Конфуций.
  • “Люди могут быть счастливы лишь при условии, что они считают счастье целью жизни“ — Джордж Оруэлл.
  • “Счастье как здоровье: когда его не замечаешь, значит, оно есть“ — Иван Сергеевич Тургенев.
  • “Счастье — это не то, что мы получаем в готовом виде. Оно происходит из наших собственных действий“ — Далай-лама.

Мнимое счастье

Мнимое счастье — это иллюзия и ошибочное представление о том, что ты счастлив или счастье близко.

Аргументы:

  • Ярким примером мнимого счастья является произведение Николая Васильевича Гоголя «Шинель». Повесть рассказывает о маленьком и ничем не отличающимся от других человеке. Он радуется своей жизни и не пытается что-то изменить. Но когда ему необходимо приобрести новую шинель, он сразу начинает делать все, для того, чтобы получить её. Купив вещь, она становится для него всем и радость маленький человек начинает испытывать лишь из-за материальной вещи. Но после того, как у него крадут эту шинель, он теряет смысл жизни и становится несчастным. Это мнимое счастье привело героя к разочарованию.
  • В произведении «Крыжовник» Антона Павловича Чехова главный герой, Николай Иванович Чимша-Гималайский, имеет абсолютно все, что желал. На первый взгляд можно сказать, что персонаж счастлив, но это чувство ложное. В этой беззаботной жизни он забывает о себе, теряет свой нравственный облик. Герой превращается в аморального человека. После того, как Николай Иванович разбогател и получил все, чего так хотел, он перестал стараться для своей жизни, потерял возможность обрести подлинную внутреннюю гармонию с самим собой. 

Внимание! Если вы хотите привести цитату из текста, то лучше укорачивать ее и писать саму суть.

Поиск счастья

На вопрос «Как обрести счастье» в сочинении ЕГЭ очень трудно ответить и подобрать аргументы к данному термину. В данном блоке будут представлены несколько аргументов, которые помогут сориентироваться на экзамене.

Важно! При написании сочинения необходимо передать суть текста, но ни в коем случае не пересказать его. Текст необходимо прокомментировать, чтобы постепенно привести к тому, какую мысль хотел донести автор.

  • В произведении Льва Николаевича Толстого «Война и мир» тема поиска счастья становится одной из ключевых и центральных. Все герои романа отличаются друг от друга и у них своё представление о чувствах и жизни. К примеру, Андрей Болконский ищет радость в военной славе и триумфе, Элен Кураген считает, что наслаждение можно обрести в браке по расчету, а Пьер думает, что счастье состоит в познании и принятии себя. Но все быстро меняется. Большинство героев сталкиваются с различными жизненными трудностями и общественными условиями, из-за чего начинают смотреть на мир по-другому. Герои также меняют свое представление о счастье: Пьер находит радость лишь после встречи с Наташей, а Болконский разочаровывается в вечной тяге к подвигам и находит смысл жизни в любви и сострадании к ближним. Автор хотел донести до читателя идею того, что для каждого счастье заключается в разном и каждый по-разному ответит на вопрос «В чем заключается счастье» в сочинении ЕГЭ.
  • Также ярким примером поиска счастья является пьеса Максима Горького «На дне». Главные герои размышляют о природе счастья и пытаются обрести его. Абсолютно все герои произведения находятся на социальном дне и отрезаны от общества, но они не отчаиваются и пытаются найти истинную радость жизни. Многие из них смирились со своим существованием, но некоторые желают все изменить и отчаянно борются за свое будущее. Многое меняется после появления странника Луки, пытаясь сгладить жестокое существование героев, он отправляет их в мир иллюзий. Но суровая реальность рушит иллюзии героев, а поиск счастья приобретает мотив несбыточности.

Недостижимое счастье

Многие авторы в своих произведениях также затрагивают тему недостижимого счастья.

  • Роман «Евгений Онегин» Александра Сергеевича Пушкина повествует о молодом разочаровавшимся в жизни человеке. От скуки герой пытается спастись в деревне. Устав от высшего света, он пытается найти новый смысл жизни вдали от общества, но у него ничего не получается. Евгений Онегин убивает своего лучшего друга, отвергает любовь Татьяны, и в итоге остаётся ни с чем. Но несмотря на его безнравственные поступки, он является благородной и глубокой личностью, которая пытается найти истинное счастье. Но пытается обрести чувство высшей радости, он сталкивается с его недостижимостью. На балу, когда герой встречает Татьяну и влюбляется в неё, он уже не может составить благоденствие для девушки, и для самого Онегина возможность быть счастливым утеряна.
  • Главный герой произведения «Герой нашего времени» Михаила Юрьевича Лермонтова, Печорин, также пытается обрести счастье в своей жизни. Печорин хотел найти наслаждение и извлекал его из всего: из книг, из общения с людьми. Но общество всегда отвергает и осуждает героя, из-за чего он становится ожесточенным и разочаровывается в поиске. Он больше не дорожит жизнью и проживает все как попало. Герой все же пытается обрести счастье, но эти поиски бессмысленны и часто заканчиваются крахом.

Совет! Когда вы в качестве аргумента берете какое-либо произведение, то недостаточно указать только название и писателя. Нужно обязательно также упомянуть героев, мысли и поступки, которые соотносятся с поставленной вами проблемой.

В представленной статье подробно рассмотрена тема радости и наслаждения жизнью, она поможет ответить на вопрос «В чем заключается счастье человека?» в сочинении ЕГЭ и на многие другие аспекты. Статья предоставит возможность лучше понять тему счастья и лучше разобраться с трудностями и проблемами.

Счастье для всех

Правда ли, что каждый человек хочет быть счастливым? И если да, то что такое счастье? И как его можно оценить? Эти, казалось бы, наивные и простые вопросы на самом деле не так уж и просты. Современная экономика оперирует индексами счастья, чтобы ранжировать разные страны по уровню благополучия, но антропологи считают, что разные народы бывают счастливы по-своему и сравнению это подчас не поддается. О том, как антропология изучает счастье людей, что такое счастье и как счастье «работает» в разных культурах, читайте в нашей статье.

В последние лет десять-пятнадцать появилось столько исследований и книг о счастье, что ими можно было бы наполнить целую библиотеку. Большинство этих работ написано экономистами и психологами, которые соревнуются в разработке формул и индексов счастья, опираясь на количественный анализ. В таких исследованиях счастье воспринимается как некая переменная, с помощью которой можно сравнить страны по качеству жизни населения и выстроить приоритеты государственной политики. Рейтинг национального счастья даже стал дополнением к оценке стран по валовому внутреннему продукту (ВВП), когда политики осознали, что экономический доход не отражает благополучие людей в целом.

Количественные индексы счастья — это, как правило, среднестатистические оценки субъективного ощущения, полученные путем опросов населения. Например, в опроснике Всемирного доклада о счастье (World Happiness Report) респондентов просят представить себе лестницу со ступенями от 0 до 10, где 0 — это едва выносимые условия жизни, а 10 — наиболее желаемые. Затем им предлагают оценить свою жизнь в соответствии с этой лестницей.

Так, по уровню счастья Россия стоит на 59 месте в мире, а, для сравнения, по показателю ВВП на душу населения — между 48 и 52 местами (в зависимости от методики). Кстати, идея использовать уровень счастья в качестве показателя развития страны появилась благодаря примеру Бутана — азиатского королевства, чья государственная стратегия развития официально ориентируется на «валовое национальное счастье».

Конечно, сравнение стран по индексу счастья довольно занимательное дело, однако антропологи относятся к нему с большим сомнением и вот почему.


Определение счастья

Во-первых, антропологи настаивают, что универсального определения счастья не существует, а следовательно, как его измерять и сравнивать, если в разных культурах оно осознается и выражается по-разному? Порой даже найти подходящий перевод этого слова с одного языка на другой очень сложно.

Например, кросс-лингвистические исследования показывают, что английское существительное happiness и особенно прилагательное happy передают довольно поверхностное чувство, скорее даже настроение, доступное каждому, тогда как в русском, польском и французских языках слово «счастье» обозначает экзистенциальное состояние. А вот на языке народа гамо из Эфиопии термина «счастье» в принципе нет, а есть схожие по значению слова «радость», «улыбка», «мир» и «примирение».

В связи с трудностями перевода и расплывчатостью понятий антропологи используют совершенно отличные от психологии и экономики подходы. Вместо того, чтобы задавать людям из разных стран вопросы о том, насколько они счастливы, антропологи стараются распознать, в каких терминах и понятиях люди рассуждают о своей жизни, о ее смысле и о жизненных ценностях. Вместо исследования «счастья» в его современном западном понимании как «чувства, когда все хорошо» (feeling good), антропологи больше заинтересованы в кросс-культурном анализе представлений о том, что значит «жить хорошо» (living well), что такое «благополучие» (wellbeing) и «хорошая жизнь» (good life).

Ключевой момент здесь — это разделение между «чувствовать» и «быть»: стремимся ли мы «чувствовать себя счастливыми» или «быть счастливыми»?


Говорят ли люди правду?

Во-вторых, экономические и психологические методики очень часто опираются на субъективные оценки переживания счастья, полученные с помощью социологических опросов с более или менее прямой постановкой вопросов вроде «Насколько вы сейчас счастливы?». Но встает вопрос, достоверны ли ответы на такие прямые вопросы, понимают ли люди, о чем их спрашивают и насколько искренне они отвечают?

Как объясняют социокультурные антропологи, во многих странах считается дурным тоном, если человек напрямую говорит о своих чувствах, особенно если речь идет о чем-то положительном, что может выделить человека из общества и дать повод для зависти. Например, если спросить японцев, счастливы ли они, то скорее всего они просто скажут, что все в порядке. Как пишет японист Иза Каведжия в своем исследовании о пожилых японцах и их представлениях о хорошей жизни, позиционирование себя в качестве счастливого человека будет восприниматься как хвастовство и поэтому японцы часто говорят о себе и близких в самообличительной манере.

Возможно, именно из-за нежелания людей напрямую говорить о своем счастье, Япония часто занимает низкие места по показателям уровня счастья в социологических опросах. Более того, Каведжия пишет, что счастье в Японии связано не с индивидуальным чувством, а с хорошими взаимоотношениями с людьми, даже если такие отношения требуют компромиссов и усилий. Японцы считают, что счастье достигается тогда, когда ты заботишься о своих близких, исполняешь свой долг и когда, в свою очередь, другие заботятся о тебе. То есть счастье для японцев — это не абсолютное чувство радости и удовлетворения жизнью, а некий акт балансирования между разными жизненными ориентациями: на независимость и зависимость, социальность и автономность, заботу о других и получении поддержки.

Счастье как цель и ценность

В-третьих, большинство западных исследователей исходят из молчаливого предположения, что все люди и народы желают быть счастливыми и что счастье — это самоцель для всех. Но тут антропологи опять качают головой, утверждая, что счастье само по себе не является ценностью во всех без исключения культурах. Нередко оно воспринимается как побочный эффект от других стремлений.

В американской Декларации независимости «стремление к счастью» (the pursuit of happiness) возведено на уровень политического права, но кто сказал, что люди всего мира разделяют это мнение, что все должны стремиться к счастью, особенно как к чему-то позитивному? В рамках доминирующего западного мировоззрения счастье обозначает преобладание хорошего над плохим и в целом чувство удовлетворения жизнью, но не все народы поощряют это желание к преобладанию хорошего. Для многих счастье — это нейтральное состояние между наслаждением и страданием. 

Например, исследования Джэйсона Фрупа на острове Яп в Микронезии показывают: главной ценностью человеческой жизни островитяне считают социальную поддержку, ответственность за других и сопереживание. Они полагают, что если постоянно стремиться к счастью (falfalaen’), как это делают некоторые молодые мужчины на острове, то это не позволит сердцу получить опыт страдания, без которого сочувствие и забота о близких невозможны. Поэтому к счастью надо подходить с большой осторожностью, чтобы оно не увело человека с хорошего и правильного пути.

Племя в Эфиопии

Rod Waddington / flickr

Исторические перемены

И в-четвертых, сравнительные модели измерения уровня счастья не учитывают тот факт, что представления о счастье меняются не только от культуры к культуре, но и со сменой исторических периодов. Счастье — динамическая категория: понимание счастья в любой стране в настоящее время и то понимание, которое существовало там же в прошлом, будут различными.

Например, не задумывались ли вы, есть ли разница между счастьем в России XXI века, счастьем советского периода и счастьем дореволюционного времени? Несомненно, такая разница есть. В статье «Счастье по праздникам» Альберт Байбурин и Александра Пиир рассказывают о становлении сталинского канона счастья как всеобщего, где личные переживания человека отходили на второй план перед идеей народного счастья. Авторы также анализируют воспоминания современных людей о советских праздниках, где как бы соединялись официальный и личный виды счастья. (Подробнее о счастье советских людей можно почитать в сборнике Марины Балиной и Евгения Добренко.)

Политическая и экономическая обстановка оказывает колоссальное влияние на представления о счастье. Как показывают этнографические исследования представлений о счастье у народа гамо в горных районах южной Эфиопии, в середине 1990-х годов хорошей считалась жизнь, основанная на социальной гармонии и отсутствии поводов для рефлексии (в духе призыва «жить здесь и сейчас»). Человек в таком сообществе практически никогда не был один: люди вместе работали на полях, вместе стоили дома, постоянно шутили и по несколько раз за день собирались пить кофе и беседовать.

Как рассказывает исследовательница Дина Фриман, поначалу, когда она только приехала жить среди этого народа, ей иногда хотелось побыть одной, но ее не оставляли даже на десять минут. Когда она пыталась объяснить, что ей просто нужно подумать, жители ее не понимали, потому что само слово «думать» у этого народа сопряжено со значением «беспокоиться». То есть если кто-то говорит, что он хочет посидеть и подумать, то это звучит так, как будто у него что-то не в порядке. Таким образом, в 1990-х годах, представления о счастливой жизни у гамо связывались с постоянным общением, шутками и совместным распитием кофе.

Через двадцать лет, когда народ гамо перешел к рыночной экономике и у него появились такие проблемы, как воровство и экономическое неравенство, культура солидарности стала уступать место соревновательности и даже отчужденности. Но благодаря распространению учения пятидесятников и обращению в новую веру народ гамо сформировал новую модель счастья, связанную с духовностью, внутренней любовью и благодарностью. Этот пример наглядно демонстрирует, как идеи о счастье и его переживание способны кардинально изменится всего за 15-20 лет.

Если же взять более отдаленные исторические эпохи, то отличным примером является сама Европа. В современном западном обществе счастье воспринимается как субъективное чувство удовлетворения жизнью, которое доступно каждому и ответственность за достижения которого лежит на самом человеке. Но согласно историческим исследованиям, такое представление сложилось лишь в эпоху Возрождения. В античном мире счастье считалось большой удачей, чудом и благословением, ниспосланным богами и недоступным человеческому контролю. Лишь в трудах Платона и Аристотеля можно заметить формирование идеи об индивидуальной ответственности за счастье.

Однако эта идея не стала всеобщей, а в средние века даже оказалась забытой. Например, как показывает исследовательница Сара Ахмед, лексема английского слова happiness восходит к среднеанглийскому «hap» (ок. 1200), что обозначало «случай» (сродни английским словам to happen — случаться и happenstance — случайное совпадение). В самых ранних текстах на английском языке слово happy обозначало «удачный», то есть счастье явно лежало вне сферы человеческого контроля, оставаясь просто удачным стечением обстоятельств.

Лишь постепенно этот элемент случайности исчез, превратив happiness в состояние, определяемое человеческими действиями, усилиями, выбором. Именно поэтому, указывает Ахмед, несчастье в современном мире воспринимается как личный провал, как ситуация, в которой человек не приложил достаточных усилий, чтобы быть счастливым. Исследовательница даже предлагает вернуться к исходному толкованию счастья как удачи — и перестать за ним гнаться.

Очень похожа и этимология русского слова «счастье». По словам философа Александра Михайловского из ВШЭ, оно состоит из приставки «съ» (которая, скорее всего, восходит к санскритской приставке «су», обозначающей что-то благое) и корня «часть». Таким образом, исконный смысл слова «счастье» — это «благая доля» или «хороший удел». Возможно также, что в позднецерковнославянском «счастье» понималось как «совместное участие» — по аналогии с «причастием». И лишь к ХХ веку сформировалось представление о том, что счастье — это состояние, к которому должны стремиться все люди, прилагая усилия для его осуществления. Так что если сегодня кто-нибудь вам скажет, что человек — кузнец своего счастья, то имейте в виду, что это не универсальная правда, а исторически новая идея.


Антропологический подход

В связи с вышеперечисленной критикой количественных исследований современная антропология отдает предпочтение качественному анализу, основанному на этнографическом материале. Изучая счастье, антропологи никогда не формулируют вопросы о нем напрямую. Вместо этого они отправляются в длительные экспедиции, в ходе которых живут среди людей иной культуры по нескольку месяцев и даже лет, разговаривают с ними и наблюдают за их поведением в самых разных ситуациях.

Так, исследователь Гарри Уокер, проживший много лет в амазонском племени урарина в Перу, пишет, что у этого народа существуют два понятия, которые можно связать со счастьем. Первое — это rachojoiano, чувство радости и предвкушения чего-то хорошего. Например, в ситуации, когда голод является постоянно нависающей угрозой, вид охотника, возвращающегося домой с добычей, вызывает счастье от предвкушения еды, которую можно будет разделить с родными и близкими. Второе слово — это raotojoeein, означающее «спокойствие», «безмятежность» — то есть свободу от страхов и переживаний. Это состояние, когда все идет своим чередом и «ничего не происходит», т.е. не происходит ничего плохого. Уокер объясняет, что племена Амазонии часто сталкиваются в кровопролитных конфликтах, поэтому отсутствие каких-либо событий считается счастливым временем.

С точки зрения Уокера, эти два вида счастья несколько похожи на древнегреческое разделение между гедонией (субъективным кратковременным чувством радости и наслаждения) и эвдемонией (скорее объективным состоянием процветания и успеха, основанного на добродетели). Однако отличие представлений о счастье у урарина заключается в том, что безмятежность и радость направлены не на индивидуальное счастье, а на коллективное. Такое счастье связано с эмоциональным комфортом и поддержанием гармоничных межличностных отношений. Но что особенно примечательно, у урарина, как и у многих других народов, счастливая жизнь связана с гармоничными отношениями не только между людьми, но и между людьми и природой, животными. Счастье невозможно, если нарушены интересы окружающего мира.

Антропологические исследования позволяют также учитывать глобализационные процессы, которые влияют на ценности, представления и стремления людей. Например, антропологи отмечают следующую ситуацию, достаточно характерную для нашего времени: бизнесвумен из индийского Мумбаи читает пособие по достижению счастливой жизни, написанное американским автором, в то время как ее нью-йоркская коллега ищет путь к счастью через изучение древнеиндийского эпоса «Бхагаватгита».

Итак, если подходить к определению счастья и его субъективному переживанию с антропологической точки зрения, то становится ясно, что все сильно варьируется в зависимости от социального и культурного контекста. Где-то счастье — это возможность самореализации и достижения индивидуальных целей; в другой месте — это поддержание баланса между индивидуальной автономией и зависимостью от близких и заботой о них; в третьем — возможность вести жизнь в соответствии с моралью и общественными ценностями; где-то еще — это безмятежное и гармоничное существование с обществом и природой. «Жить хорошо» или «быть счастливым» также может быть связано с отсутствием болезней, продуктивностью, экономическим успехом, стойкостью к неожиданным ударам судьбы (resilience).

Такие антропологические исследования рассказывают нам не только о том, что «есть» счастье (what happiness is), но и как счастье «работает» и что оно «делает» (what happiness does). Изучения счастья качественными, этнографическими методами, особенно в рамках долгих полевых исследований, позволяет понять, как народы из разных уголков мира отвечают на фундаментальные вопросы о том, как прожить жизнь, как ее закончить и что значит быть человеком.

Венера Халикова

Настоящее счастье — это не постоянное счастье

За последние два десятилетия движение за позитивную психологию оживило психологические исследования своей наукой о счастье, человеческом потенциале и процветании. В нем утверждается, что психологи должны исследовать не только психические заболевания, но и то, что делает жизнь достойной жизни.

Отец-основатель позитивной психологии Мартин Селигман описывает счастье как частое переживание положительных эмоций, таких как радость, волнение и удовлетворение, в сочетании с более глубоким чувством смысла и цели.Это подразумевает позитивный настрой в настоящем и оптимистичный взгляд на будущее. Важно отметить, что эксперты по счастью утверждают, что счастье — это не стабильная, неизменная черта, а нечто гибкое, над чем мы можем работать и к чему в конечном итоге стремиться.

Я проводил семинары по счастью в течение последних четырех лет, основываясь на данных из вышеуказанной области психологии. Семинары — это весело, и я заработал репутацию «миссис Хэппи», но последнее, во что я хотел бы, чтобы кто-то верил, это то, что я все время счастлива.Стремление к счастливой жизни — это одно, но постоянно стремиться быть счастливым — нереально.

Недавнее исследование показывает, что психологическая гибкость — ключ к большему счастью и благополучию. Например, открытость для эмоциональных переживаний и способность переносить периоды дискомфорта могут позволить нам двигаться к более богатому и осмысленному существованию.

Исследования показали, что то, как мы реагируем на обстоятельства нашей жизни, больше влияет на наше счастье, чем сами события.Переживание стресса, печали и беспокойства в краткосрочной перспективе не означает, что мы не можем быть счастливы в долгосрочной перспективе.

Наука счастья.

Два пути к счастью

С философской точки зрения, есть два пути к счастью: гедонистический и эвдемонический. Гедонисты считают, что для того, чтобы жить счастливой жизнью, мы должны получать максимальное удовольствие и избегать боли. Это представление об удовлетворении человеческих аппетитов и желаний, но оно часто недолговечно.

Напротив, эвдемонический подход предполагает долгосрочную перспективу.Он утверждает, что мы должны жить искренне и для общего блага. Мы должны искать смысл и потенциал через доброту, справедливость, честность и мужество.

Если мы видим счастье в гедонистическом смысле, тогда мы должны продолжать искать новые удовольствия и переживания, чтобы «подкрепить» наше счастье. Также мы постараемся свести к минимуму неприятные и болезненные ощущения, чтобы поддерживать хорошее настроение.

Однако, если мы примем эвдемонический подход, мы будем стремиться к значению, используя свои сильные стороны, чтобы способствовать чему-то большему, чем мы сами.Иногда это может включать неприятные переживания и эмоции, но часто приводит к более глубокому уровню радости и удовлетворенности. Итак, чтобы вести счастливую жизнь, нужно не избегать трудных времен; это способность реагировать на невзгоды таким образом, чтобы вы могли расти на собственном опыте.

Некоторые люди стремятся к гедонизму как к пути к счастью. Николя Пуссен / Wikimedia Commons

Как вырасти из невзгод

Исследования показывают, что невзгоды могут быть полезны для нас, в зависимости от того, как мы на них реагируем.Терпимость к стрессу может сделать нас более устойчивыми и побудить к действиям в нашей жизни, например к смене работы или преодолению трудностей.

В исследованиях людей, переживших травму, многие описывают свой опыт как катализатор глубоких изменений и преобразований, ведущих к феномену, известному как «посттравматический рост». Часто, когда люди сталкиваются с трудностями, болезнью или утратой, они описывают свою жизнь как более счастливую и значимую в результате.

В отличие от ощущения счастья, которое является временным состоянием, более счастливая жизнь связана с личным ростом через поиск смысла.Речь идет о том, чтобы принять нашу человечность со всеми ее взлетами и падениями, насладиться положительными эмоциями и использовать болезненные чувства, чтобы полностью раскрыть свой потенциал.

Happiness

G Если бы у каждого был выбор между выигрышем в лотерею и постоянным инвалидом из-за травмы, каждый взял бы деньги. Тем не менее, через год после любого из этих событий люди, по-видимому, возвращаются к своему прежнему уровню счастья. 1 Таковы сложности государства, описанного Аристотелем как «лучшее, самое прекрасное, самое приятное из всех». 2

Все, начиная с Мидаса, знают, что приобретение богатства — плохая долгосрочная ставка для ставок на счастье. В недавнем обзоре сделан вывод, что «за деньги можно купить счастье, но не много, и выше скромного порога больше денег не означает большего счастья». 3 Люди обычно становятся богаче в течение жизни, но не счастливее.

Как для физических лиц, так и для стран. Гана, Мексика, Швеция, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты имеют одинаковые оценки удовлетворенности жизнью, несмотря на то, что доход на душу населения в самой богатой и самой бедной стране колеблется в 10 раз. 2 Доходы на душу населения выросли в четыре раза в большинстве стран с развитой экономикой за последние 50 лет, но уровни субъективного благополучия практически не изменились. 3

Исследователи считают, что для людей важен относительный, а не абсолютный доход. Как бы хорошо мы ни справлялись, всегда есть кто-то еще лучше. Удовольствие от выплаты ипотеки за скромное жилище нейтрализуется новостью о том, что 19-летний футболист возводит особняк в неогородинском стиле с крытым бассейном, гаражом на три машины и кинотеатром.Когда мы реализуем один набор стремлений, кажется, что мы сразу же переключаемся на более дорогой набор, на который переносим наши надежды на счастье. Как заметил Сэмюэл Джонсон: «Жизнь — это прогресс от желания хотеть, а не от удовольствия к удовольствию».

Если счастье не купить за деньги, то что делает? Во всех 44 странах, опрошенных в 2002 году исследовательским центром Pew Research Center, наибольшее удовлетворение приносила семейная жизнь. Женатые люди живут в среднем на три года дольше и обладают более высоким физическим и психологическим здоровьем, чем неженатые.Наличие семьи улучшает благосостояние, а проведение большего количества времени с семьей помогает еще больше — как могут подтвердить многие британские политики. 3 , 4 Экономисты определяют «социальный капитал» как узы, связывающие семьи, кварталы, рабочие места, сообщества и религиозные группы вместе, и обнаруживают, что он сильно коррелирует с субъективным благополучием. Фактически, широта и глубина социальных связей людей являются лучшими предикторами их счастья. 3

Работа играет ключевую роль в благополучии, и некоторые ее качества сильно коррелируют со счастьем.К ним относятся автономия в отношении того, как, где и в каком темпе выполняется работа; доверие между работодателем и работником; процессуальная справедливость; и участие в принятии решений. 5 (Эти особенности не удивят несчастных врачей.) На национальном уровне, чем больше правительства признают индивидуальные предпочтения, тем счастливее будут их граждане. Выбор и вера граждан в то, что они могут повлиять на политический процесс, повышают субъективное благополучие. 6

Что такого хорошего в счастье, кроме как быть счастливым? На уровне страны существуют доказательства связи между несчастьем и плохим здоровьем: люди из бывшего Советского Союза относятся к числу самых несчастных в мире, 2 , и их продолжительность жизни сокращается. 7 Но насколько убедительны доказательства обратного — что счастье способствует хорошему здоровью или более долгой жизни? Интригующее лонгитюдное исследование монахинь, охватывающее семь десятилетий, подтверждает эту гипотезу. Автобиографии, написанные монахинями в возрасте около 20 лет, оценивались как положительные, так и отрицательные. Монахини, выражающие самые положительные эмоции, жили в среднем на 10 лет дольше, чем те, кто выражал наименее положительные эмоции. 8 Резюмируя эту работу, Барбара Фредриксон цитирует еще три исследования, которые, после того как были учтены обычные факторы, противоречащие друг другу, «обнаружили такую ​​же прочную связь между хорошим самочувствием и продолжительной жизнью.» 9 Кажется, что счастье прибавляет годы к жизни, а жизнь — к годам.

Что мне делать, чтобы быть счастливым? Позвольте краткому моменту самоанализа, вызванному этой передовой статьей, пройти, а затем перестаньте думать о себе. Вооружившись наставлением психолога Оливера Джеймса «быть счастливым с тем, что у вас есть», 10 смотрите вовне — не для того, чтобы сравнивать себя в невыгодном свете с другими, а для того, чтобы развивать свои отношения с ними. Это более верный путь к счастью, чем погоня за богатством.

Счастливые жизни

  • Приятная жизнь — когда вы испытываете череду удовольствий, которые теряют свой эффект при повторении

  • Хорошая жизнь — где вы играете на своих сильных сторонах и «вовлечены»

  • смысл жизни, где вы положили свои сильные стороны на службе что-то выше, чем сами

Отправляйтесь на любовные отношения с другим взрослым, и упорно трудиться, чтобы сохранить его. Планируйте частые взаимодействия с друзьями, семьей и соседями (в указанном порядке). 3 Убедитесь, что вы не работаете так много, что у вас не остается времени на личные отношения и досуг. Если да, то добровольно оставьте свою работу, чтобы заняться самозанятостью, но не увольняйтесь — это более вредно для благополучия, чем потеря супруга, и ее последствия длятся дольше. В свободное время вступите в клуб, станьте волонтером в общественной работе или примите участие в религии.

Призвать правительство последовать примеру короля Бутана, объявившего, что целью его страны будет всеобщее национальное счастье.В поддержку цитируется работа Ричарда Лейарда «Счастье: уроки новой науки» , в которой утверждается, что счастье должно стать целью государственной политики и что прогресс национального счастья следует измерять и анализировать так же тщательно, как рост валового национального продукта. «Само собой разумеется, что лучшее общество — самое счастливое», — писал экономист Лейард, вторя Джереми Бентам 200 лет назад. «Это означает, что государственную политику следует оценивать по тому, насколько она увеличивает человеческое счастье и уменьшает человеческие страдания. 11

После того, как вы приступите к активизму, улучшающему жизнь, будьте уверены в том, что Мартин Селигман описывает три вида счастливых жизней (вставка). 12 Лидер движения позитивной психологии сообщает, что удовлетворенность жизнью коррелирует с вовлеченностью и осмысленностью, но не с удовольствием. И помните, когда вы поздравляете с Новым годом, большая часть ответственности ложится на вас.

Может ли поиск счастья сделать людей счастливыми? Парадоксальные эффекты оценки счастья

Abstract

Счастье — ключевой компонент благополучия.Таким образом, разумно ожидать, что оценка счастья принесет положительные результаты. Мы утверждаем, что это не всегда так. Вместо этого ценить счастье может обернуться провалом, потому что чем больше люди ценят счастье, тем больше вероятность, что они будут разочарованы. Это особенно важно в положительных ситуациях, когда у людей есть все основания для счастья. Два исследования подтверждают эту гипотезу. В исследовании 1 женщины-участницы, которые ценили счастье больше (а не меньше), сообщили о более низком уровне счастья в условиях низкого, но не высокого жизненного стресса.В исследовании 2, по сравнению с контрольной группой, участники женского пола, которых экспериментально заставили ценить счастье, менее позитивно отреагировали на возбуждение счастливых, но не печальных эмоций. Этот эффект был опосредован разочарованием участников собственными чувствами. Как это ни парадоксально, оценка счастья может привести к тому, что люди станут менее счастливыми, когда счастье уже близко.

Счастливы только те, кто сосредоточен на каком-то объекте, отличном от собственного счастья

Счастье — важнейший компонент человеческого благополучия и здоровья (Duckworth, Steen, & Seligman, 2005; Fredrickson, 1998; Lyubomirsky , King, & Diener, 2005), и поэтому люди обычно ценят счастье (Diener, 2000; Myers, 2000).Действительно, в знак признания его ценности стремление к счастью было определено как «неотъемлемое право» в Декларации независимости США. Однако существуют значительные различия в том, насколько люди ценят счастье (Eid & Diener, 2001). В то время как некоторые считают, что это приятно иметь время от времени, другие видят в этом sine qua non своего существования. В текущем исследовании изучается, как такие различия в оценке счастья влияют на реальное счастье и благополучие людей.Мы основали нашу операционализацию счастья на известном определении в нынешнем культурном контексте, а именно на эмоциональном состоянии человека (см. Diener, 2000; Kahneman, Diener, & Schwarz, 1999).

На первый взгляд, оценка счастья должна приводить к положительным результатам, поскольку предполагается, что чем больше человек ценит счастье, тем счастливее он будет. Модели достижения цели (например, Mischel, Cantor, & Feldman, 1996) обычно подтверждают эту интуицию. Согласно таким моделям, ценности людей определяют то, чего они хотят достичь, что, в свою очередь, приведет их к достижению этой цели.Это можно проиллюстрировать примером из другой области: человек, который высоко ценит академические успехи, захочет получать высокие оценки и, таким образом, усерднее учиться. При прочих равных, высокая академическая успеваемость приведет к получению более высоких оценок. Следуя этой логике, оценка счастья должна привести к большему счастью.

Однако, с первого взгляда, конкретная особенность стремления к цели может привести к возможным негативным результатам оценки счастья. Ценности людей определяют не только то, чего они хотят достичь, но и стандарты, по которым они оценивают свои достижения (Carver & Scheier, 1981).Человек, который высоко ценит академические достижения и хочет получать высокие оценки, неизбежно будет разочарован временами, когда он не будет соответствовать своим высоким стандартам. В случае академической успеваемости это может не иметь значения для поставленной цели — кто-то может разочароваться, но все же получить высокие оценки. Однако в случае счастья эта особенность стремления к цели может привести к парадоксальным эффектам, поскольку результат оценки (то есть разочарование и недовольство) несовместим с его целью (т.е., счастье) (ср. Schooler, Ariely, & Loewenstein, 2003). Это рассуждение приводит к противоречащей интуиции гипотезе: люди, которые высоко ценят счастье, устанавливают стандарты счастья, которые трудно достичь, заставляя их разочаровываться в своих чувствах, парадоксальным образом уменьшая свое счастье, чем больше они этого хотят.

Разочарование своими достижениями должно быть наиболее вероятно в ситуациях, которые кажутся способствующими высоким достижениям. Например, люди, которые ценят академические достижения, с большей вероятностью будут разочарованы, если они получат низкую оценку на легком классе, чем на сложном.Аналогичным образом парадоксальный эффект оценки счастья должен зависеть от эмоционального контекста. В относительно негативных ситуациях люди могут приписывать свое несчастье обстоятельствам (см. McFarland & Ross, 1982). Например, люди вряд ли будут разочарованы, если они не будут счастливы, услышав, что их близкий друг попал в аварию. Напротив, в относительно позитивных ситуациях у людей есть все основания чувствовать себя счастливыми, и они могут разочароваться, когда они этого не делают.Например, люди, которые ценят счастье, могут разочароваться, если им не удастся почувствовать себя счастливыми на собственном дне рождения. Таким образом, чем больше люди ценят счастье, тем меньше у них шансов получить его, особенно когда счастье оказывается в пределах досягаемости.

Небольшое эмпирическое исследование, проведенное на сегодняшний день, напрямую проверило эти идеи. Однако эксперимент, описанный в главе Скулера и его коллег (Schooler et al., 2003), дает данные, согласующиеся с представлением о том, что погоня за счастьем может уменьшить счастье.Это исследование показало, что участники, которым было сказано «постараться почувствовать себя как можно более счастливым», пока они слушали отрывок гедонически неоднозначной музыки, сообщили, что чувствовали на менее позитивное настроение по сравнению с контрольной группой без инструкций. Хотя эти результаты предлагают релевантную информацию, о них трудно полностью судить, поскольку они представлены как часть главы. Кроме того, дизайн исследования требует нескольких расширений. Во-первых, манипулирование целями счастья было явным, что поднимало вопросы об экспериментальном спросе.Во-вторых, настроение измерялось только явно и с помощью самоотчетов, что поднимает дополнительные вопросы об экспериментальной потребности и валидности таких показателей, как единственный показатель эмоционального состояния (см. Mauss & Robinson, 2009). В-третьих, в этом исследовании эмоциональным контекстом не манипулировали. Поскольку модель, которую мы описали выше, позволяет прогнозировать парадоксальные эффекты оценки счастья в положительном, но не отрицательном эмоциональном контексте, необходимы исследования, в которых изучается оценка счастья в различных эмоциональных контекстах.

В целом, очень мало исследований непосредственно изучали идею о том, что оценка счастья может отрицательно влиять на счастье. Несколько исследований, которые предоставили данные, согласующиеся с этой идеей, имеют ряд ограничений. Таким образом, настоящее исследование было направлено на изучение этой идеи при устранении основных ограничений существующих исследований. Наш подход дополнительно руководствовался желанием прийти к пониманию долгосрочных коррелятов благополучия, а также краткосрочных причинных эффектов оценки счастья.Таким образом, мы получили сходные доказательства в результате корреляционного и экспериментального исследования (см. Cronbach, 1957).

В первом исследовании мы изучили, связаны ли индивидуальные различия в оценке счастья со счастьем и благополучием. Мы предположили, что чем больше люди ценят счастье, тем ниже их счастье и благополучие будут в относительно позитивном контексте (т.е. при более низком жизненном стрессе), но не в относительно отрицательном контексте (т.е. при более высоком жизненном стрессе). Во втором исследовании мы изучили причинные эффекты оценки счастья путем экспериментального манипулирования им и измерения эмоциональных реакций участников на индукцию положительных или отрицательных эмоций.Наша экспериментальная манипуляция была сделана относительно неявной, чтобы удостовериться, что манипулировали ценностями, а не предполагаемым экспериментальным спросом. Мы дополнительно снизили экспериментальный спрос, получив как явную, так и неявную оценку настроения. Мы предположили, что побуждение участников больше ценить счастье приведет к тому, что они будут чувствовать себя менее счастливыми в ответ на относительно положительный контекст (индукция счастья), но не на относительно негативный контекст (индукция печали). Мы также ожидали, что этот эффект будет опосредован чувством разочарования.

Исследование 1

В исследовании 1 проверялось, связана ли степень, в которой люди ценят счастье, со счастьем и благополучием. Для этого мы набрали взрослых участниц из сообщества. Чтобы оценить ряд показателей счастья и благополучия, мы измерили гедонистический баланс черт (т. Е. Соотношение положительного и отрицательного настроения), субъективное благополучие, психологическое благополучие и симптомы депрессии. Чтобы изучить смягчающий эффект контекста, мы оценили уровни жизненного стресса, который участники испытали за последние 18 месяцев.Мы предсказали, что оценка счастья будет связана с более низким гедоническим балансом черт, субъективным благополучием и психологическим благополучием, а также с более выраженными симптомами депрессии в условиях низкого, но не высокого стресса.

Метод

Участники и процедура

Пятьдесят девять участниц женского пола ( средний возраст = 37,6 лет, SD = 12,3) были набраны из городской зоны Денвера через публикации в онлайн-бюллетенях или в общественных местах, таких как прачечные самообслуживания и т. Д. местные больницы.Чтобы обеспечить достаточную разницу в уровнях стресса, участники были отобраны, чтобы пережить стрессовое жизненное событие (СКВ) в течение шести месяцев до сеанса. Для участников СКВ определялись как события с четко выраженным началом (т.е. относительно острый, а не хронический стрессор), которые оказали значительное негативное влияние на их жизнь. Были приведены примеры, чтобы прояснить, что мы имели в виду (например, «развод, телесное повреждение, травма или смерть близкого члена семьи, внезапная безработица и подверженность преступлению»).Кроме того, все участники были проверены во время первого телефонного звонка, чтобы убедиться, что они соответствуют критериям отбора. Поскольку пилотное исследование не показало гендерного влияния на ценности счастья (см. Меры. Оценка счастья ) и чтобы свести к минимуму дисперсию ошибок в ассоциациях между благополучием и уровнями стресса (и, таким образом, изолировать влияние ценностей счастья), были набраны только женщины. По собственному заявлению участников, этническое происхождение составляло 81% американцев европейского происхождения, 4% американцев азиатского происхождения, 4% испаноязычных американцев, 6% афроамериканцев и 5% представителей смешанной расы или других национальностей.Участники сообщили о различных уровнях семейного дохода (от менее 10 000 долларов в год до более 50 000 долларов в год) и образовательном уровне (от частичного завершения средней школы до получения диплома о высшем образовании). Участники заполнили все опросы онлайн дома и получили 15 долларов.

Меры
Оценка счастья

Существуют различные меры, которые оценивают ценности и процессы, связанные со счастьем, включая ценности, касающиеся конкретных эмоций в конкретных ситуациях (Matsumoto, 1990; Timmers et al., 2003) и идеальные аффективные состояния (Tsai, Knutson, & Fung, 2006). Однако ни одна из этих шкал не отражает конструкцию, которую мы собирались изучить: оценка счастья в потенциально крайней степени. Таким образом, мы разработали меру, которая фиксирует такие значения. Поскольку наша шкала должна соответствовать настоящему западному культурному контексту, мы приравняли счастье к известному определению в этом контексте: положительному гедонистическому состоянию человека. Мы генерировали элементы, исследуя существующие шкалы эмоциональных ценностей (например,g., влияют на оценку, Tsai et al., 2006; ценности контроля эмоций, Mauss, Butler, Roberts, & Chu, в печати), и спросив членов наших исследовательских групп, как бы они описали свои ценности в отношении счастья. В результате проверки достоверности и надежности было получено семь пунктов, каждый из которых получил оценку по 7-балльной шкале Лайкерта от 1 (категорически не согласен) до 7 (полностью согласен). 1 Пилотный тест ( N = 292; 50% мужчин; средний возраст = 39,8 лет [ SD = 11,8]) показал адекватную внутреннюю согласованность (α =.76) и без гендерных различий, t (290) = 0,77, p = 0,38. Исследовательский факторный анализ подтвердил, что однофакторное решение было наиболее подходящим, с первым начальным фактором, дающим собственное значение 2,9 и объясняющим 41% дисперсии. Все семь пунктов положительно отразились на этом факторе, со всеми коэффициентами выше 0,54. За этим фактором последовал один фактор с собственным значением 1,2, который объяснил дополнительные 17% дисперсии. Поскольку собственное значение этого фактора было чуть выше 1 и поскольку факторные нагрузки на этот фактор были ниже и не давали концептуально связного второго фактора, однофакторное решение было наиболее подходящим.

Жизненный стресс

Стресс был измерен с помощью исследования жизненного опыта (LES; Sarason, Johnson, & Siegel, 1978). LES состоит из 45 пунктов, оценивающих ряд потенциально стрессовых событий (например, смерть члена семьи). По каждому пункту участники указали, произошло ли конкретное событие за последние 18 месяцев, и влияние этого события (+3 = крайне негативное; -3 = чрезвычайно позитивное). Как и другие (например, Herrington, Matheny, Curlette, McCarthy, & Penick, 2005), мы использовали только отрицательное влияние событий, потому что положительные события являются менее надежными предикторами благополучия (например,г., Винокур и Зельцер, 1975). Мы суммировали рейтинги воздействия по всем событиям, чтобы получить одну совокупную оценку стресса. Оценка стресса варьировалась от 0 до 39 ( M = 10,9, SD = 9,5). Чтобы уменьшить влияние двух выбросов (> 2 SD с от среднего), мы победили их до 90 -го процентиля (22,5). Стресс не был связан с возрастом, этнической принадлежностью, семейным доходом, образованием или оценкой счастья ( пс, > 0,13).

Счастье и благополучие

Гедонистический баланс черт оценивался как отношение положительного к отрицательному влиянию по двум подшкалам из 10 пунктов Таблицы положительных и отрицательных воздействий (Watson, Clark, and Tellegen, 1988).Субъективное благополучие измерялось по шкале удовлетворенности жизнью из 5 пунктов (Diener, Emmons, Larsen, & Griffin, 1985). Психологическое благополучие оценивалось по шкале психологического благополучия из 18 пунктов (Ryff & Keyes, 1995). Симптомы депрессии измерялись с помощью «Опросника для диагностики депрессии» из 22 пунктов (Zimmerman & Coryell, 1986). Один пункт, касающийся суицидальности, был исключен из этой шкалы из-за опасений IRB. Все четыре показателя были нормально распределены в соответствии с тестами на эксцесс и асимметрию.Описание шкалы и коэффициенты внутренней согласованности приведены в строках 2 и 3 документа.

Таблица 1

Исследование 1: Строки 2 и 3: Описательные признаки и α гедонистического баланса, субъективного благополучия, психологического благополучия и симптомов депрессии. Строка 4: Основные эффекты уровня стресса на гедонистический баланс черт, субъективное благополучие, психологическое благополучие и симптомы депрессии. Строка 5: Основные эффекты оценки счастья. Строка 6: Взаимодействие между оценкой счастья и уровнем стресса.Строки 7–8: Резюме простых анализов наклонов с разложением взаимодействий.

Гедонический баланс Субъективное благополучие Психологическое благополучие Симптомы депрессии
Средние (SD) 1.88 (. 4,53 (0,80) 17,0 (10,9)
α 0,92 0,90 0,87 0,85
Стандартизованный βs основных эффектов напряжения 60 *** −,55 *** −,57 ***
Стандартизированные βs основных эффектов оценки счастья −,39 ** −.33 ** −.43 *** .30 *
Стандартизованный βs взаимодействий между оценкой счастья и стресса .45 ** ,32 * .38 ** −,41 **
Анализ простых наклонов: стандартизованный βs эффектов оценки счастья на каждом уровне стресса Низкий стресс −,75 *** −.60 ** −.76 *** .59 **
Высокое напряжение .05 −.03 −.09 — .13

Результаты

A MANOVA с гедоническим балансом, психологическим благополучием, удовлетворенностью жизнью и симптомами депрессии в качестве зависимых переменных и оценкой счастья, уровня стресса и оценкой счастья посредством стрессового взаимодействия как среднего значения. Центрированные непрерывные переменные-предикторы указали на значимые эффекты оценки счастья, F (4,49) = 4.9, p <0,01, η p 2 = 0,29, уровень напряжения, F (4,49) = 3,7, p <0,01, η p 2 = 0,23, а оценка счастья посредством взаимодействия стресса, F (4,49) = 2,6, p <0,05, η p 2 = 0,17. Уровень стресса был связан с более низким гедоническим балансом, более низким психологическим благополучием, меньшим удовлетворением жизнью и более высоким уровнем симптомов депрессии. 2 (см. Строку 4).Ценность счастья была связана с более низким гедоническим балансом, более низким психологическим благополучием, меньшим удовлетворением жизнью и более высоким уровнем симптомов депрессии (см. Строку 5). Как и ожидалось, каждый из этих основных эффектов был квалифицирован по уровню стресса, о чем свидетельствует значимое взаимодействие между оценкой счастья и уровнем стресса (см. Строку 6). Как показано и обобщено в строках 7 и 8, простой анализ наклонов (Aiken & West, 1991) показал, что при более низком, но не повышенном жизненном стрессе, чем больше участники ценили счастье, тем ниже их гедонический баланс, психологическое благополучие и удовлетворенность жизнью и тем выше симптомы депрессии. 3

Исследование 1: среднее значение гедонического баланса (позитивное / негативное настроение; панель A), субъективное благополучие (панель B), психологическое благополучие (панель C) и симптомы депрессии (панель D) как функция уровней оценки счастья участниками (низкий или высокий уровень) и эмоционального контекста (низкий или высокий уровень стресса). Значения представляют собой оценки с точностью ± 1 стандартное отклонение для значений и уровней жизненного стресса. Планки погрешностей представляют собой стандартную ошибку среднего (SEM).

Обсуждение

Результаты исследования 1 показывают, что оценка счастья не обязательно связана с большим счастьем.На самом деле, при определенных условиях верно обратное. В условиях низкого (но не высокого) жизненного стресса, чем больше люди ценили счастье, тем ниже было их гедоническое равновесие, психологическое благополучие и удовлетворенность жизнью, а также тем выше были симптомы депрессии.

Этот образец ассоциаций был обнаружен в четырех различных областях, включая гедонический баланс, субъективное благополучие, психологическое благополучие и симптомы депрессии. В то время как эти домены ковариантны (абсолютные взаимные корреляции варьируются от.67–82 в настоящем исследовании), они концептуально различны (например, Ryff & Keyes, 1995; Ryff et al., 2006). Таким образом, парадоксальные эффекты оценки счастья могут не ограничиваться гедоническим благополучием и являются относительно надежными.

Хотя эти результаты согласуются с гипотезой о том, что оценка счастья может привести к снижению счастья, Исследование 1 является корреляционным и, таким образом, открыто для альтернативных интерпретаций. В частности, ассоциации между оценкой счастья и благополучия могут быть связаны с третьими переменными или с эффектами благополучия.Например, несчастье может побудить людей больше ценить счастье. Тот факт, что мы обнаружили взаимосвязь между оценкой счастья и результатами только в условиях низкого уровня стресса, делает эту интерпретацию менее правдоподобной, поскольку трудно объяснить, почему чувство несчастья заставляет людей ценить счастье только тогда, когда они испытывают низкий уровень жизненного стресса. Тем не менее, для поддержки причинных интерпретаций необходимо экспериментальное манипулирование ценностями счастья. Исследование 2 было разработано для обеспечения такой манипуляции.

Исследование 2

В исследовании 2 мы исследовали причинные эффекты ценностей счастья. Для этого мы экспериментально манипулировали степенью, в которой люди ценили счастье, и оценивали эмоциональные реакции на относительно положительный и относительно отрицательный лабораторный контекст. По сравнению с контрольной группой, мы ожидали, что участники, которые научились ценить счастье, будут чувствовать себя менее счастливыми в положительном, но не отрицательном контексте. Мы также предсказали, что эффект экспериментальной манипуляции будет опосредован разочарованием участников их эмоциональными реакциями.Чтобы научить участников ценить счастье при минимизации экспериментального спроса, мы использовали фальшивую газетную статью, превозносящую важность счастья (ср. Hong, Chiu, Dweck, Lin, & Wan, 1999). Эта манипуляция была направлена ​​на то, чтобы точно соответствовать значениям, которые мы измерили в исследовании 1. Чтобы управлять эмоциональным контекстом стандартизированным образом (важная функция для исключения потенциальных затруднений, таких как положительная эмоциональная реактивность или создание определенных эмоциональных контекстов отдельными людьми), мы использовали отрывки из фильма, предварительно протестированные для того, чтобы вызвать счастье или печаль.Пересечение этих двух факторов (оценка счастья по сравнению с экспериментальным контролем и счастливый контекст по сравнению с грустным) привело к четырем экспериментальным группам: оценка счастья / индукции счастливых эмоций, оценка счастья / индукции грустных эмоций, экспериментальный контроль / индукция счастливых эмоций и экспериментальный контроль / индукция грустных эмоций. . Наконец, чтобы еще больше снизить озабоченность по поводу экспериментального спроса, мы использовали как явную, так и неявную оценку эмоциональных переживаний.

Метод

Участники

Семьдесят женщин ( средний возраст = 21 год.1 год, SD = 2.2) участвовал в обмен на зачет курса или 20 долларов. По собственному заявлению участников, этническое происхождение составляло 57,7% американцев европейского происхождения, 7,0% американцев азиатского происхождения, 11,3% выходцев из Латинской Америки, 8,5% афроамериканцев, 1,4% жителей островов Тихого океана, 1,4% смешанных и 12,7% других лиц или отказались сообщить .

Во время разборки полетов (см. Bargh & Chartrand, 2000) один участник (из группы оценивающих счастье / грустный фильм) выразил сильное подозрение по поводу характера манипуляций с фальшивыми газетными статьями и был исключен из анализа, в результате чего 69 участников .

Процедура

Чтобы минимизировать экспериментальный спрос, участникам сказали, что они участвовали в исследовании, посвященном «телевизионным программам». Затем, чтобы нейтрализовать и уравнять эмоциональные состояния участников, они посмотрели двухминутный эмоционально нейтральный клип. Затем участников случайным образом распределили либо на «оценку счастья», либо на контрольную манипуляцию. Участникам с условием «ценить счастье» было сказано следующее:

«Люди, которые сообщают о более высоком, чем обычно, уровне счастья, испытывают преимущества в своих социальных отношениях, профессиональном успехе и общем состоянии здоровья и благополучия.То есть счастье не только приятно, но и приносит важные преимущества: чем счастливее люди могут заставить себя чувствовать себя время от времени, тем больше у них шансов стать успешными, здоровыми и популярными. (…). Фактически, недавнее исследование показывает, что люди, которые способны достичь наибольшего счастья (…), могут получить долгосрочные положительные результаты. (…) ».

Участники контрольного условия прочитали тот же абзац, за исключением того, что все ссылки на счастье были заменены словами «принятие точных суждений.” 4

После того, как участники подверглись манипуляции с оценкой счастья, им в случайном порядке назначали просмотр двухминутного счастливого или грустного двухминутного видеоклипа, предварительно протестированного для того, чтобы вызвать целевую эмоцию. В счастливом клипе была показана популярная фигуристка, завоевавшая золотую медаль, восторженная реакция публики и ее празднование вместе со своим тренером. Печальный фильм показывает счастливую влюбленную пару, проводящую ночь в танцах, внезапную смерть жены и заканчивая тем, что муж приходит в пустой дом (ср.Роттенберг, Рэй и Гросс, 2007). После просмотра видеоролика участники завершили неявную оценку своего эмоционального состояния, в которой они оценили, насколько им понравился каждый из двух абстрактных многоугольников ( α, = 0,67), представленных в одном случайном порядке. Положительные чувства, как правило, связаны с более положительными суждениями (например, Mayer & Hanson, 1995), и, таким образом, большая симпатия к многоугольникам указывает на более позитивное настроение.

Чтобы точно измерить эмоциональное состояние, участники затем оценили по шкале от 1 (нет) до 9 (чрезвычайно) максимальную степень, в которой во время просмотра фильма они испытали две положительные эмоции (радость и счастье; α =.96) и семь отрицательных эмоций (тревога, печаль, стыд, беспокойство, нервозность, разочарование и напряжение; α = 0,90). Как и в исследовании 1, мы сформировали индекс гедонистического баланса, взяв соотношение положительных и отрицательных эмоций. Корреляция между неявными и явными показателями была положительной, но скромной ( r = 0,29, p = 0,01), что указывает на то, что эти две меры не дублируют друг друга.

Чтобы убедиться в эффективности манипуляции ценностями счастья, участники затем оценили, насколько они «пытались чувствовать себя более позитивно во время предыдущего видеоклипа» по шкале Лайкерта от 1 (нет) до 9 (чрезвычайно).Чтобы оценить ключевого посредника, участники оценили, в какой степени они «чувствовали разочарование во время предыдущего видеоклипа» и «должны были получить от него больше удовольствия» по шкале Лайкерта от 1 (= нет) до 9 (= чрезвычайно) ( α = 0,68). Все измерения были нормально распределены согласно тестам на эксцесс и асимметрию.

Результаты

Проверка случайным образом

После просмотра нейтрального отрывка из фильма и до экспериментальной манипуляции четыре экспериментальные группы не отличались друг от друга с точки зрения гедонического баланса, скрытого настроения, попыток почувствовать себя более позитивно и разочарования, поскольку обозначается четырьмя ANOVA s с условием значений и валентностью клипа в качестве независимых переменных, F s (1, 65) <.79, с. с> .40.

Проверка манипуляции: эмоциональные фрагменты фильма

Видеоклипы вызывали намеченные эмоции, о чем свидетельствует гедонистический баланс в контрольной группе, который был больше для счастливых, чем для грустных видеороликов, по группам t (33) = 8,96 , p <.001, больше для счастливого, чем для нейтрального киноклипа, попарно t (16) = 2,24, p = 0,04, и меньше для грустного, чем для нейтрального клипа, попарно t (17) = 5.97, p <.001 ( означает [ SD ] клип счастливого фильма: 5,8 [2,3]; клип грустного фильма: 0,9 [0,6]; клип нейтрального фильма: 4,4 [2,1]).

Проверка манипуляции: эффективность манипуляции оценкой счастья

Анализ ANOVA с условием значений и условием валентности пленки в качестве независимых переменных показал, что манипуляции со значениями работали, как предполагалось. Участники оценочного условия счастья указали, что они больше старались, чем участники контрольного условия, чтобы чувствовать себя позитивно, F (1,65) = 16.79, p <0,001, η p 2 = 0,21 ( означает [ SD ], оценивающая группу счастья: 4,7 [1,9], контрольная группа: 2,6 [2,3]). Не было никаких эффектов, связанных с валентностью клипа на попытки участников почувствовать себя более позитивно, F с (1,65) <1,26, p с> 0,27.

Влияние оценки счастья на явно измеряемые эмоции

Мы предсказали, что побуждение участников к оценке счастья (по сравнению с контрольной группой) приведет к тому, что они почувствуют более отрицательный гедонистический баланс в счастливом, но не грустном эмоциональном контексте.В соответствии с этой гипотезой, дисперсионный анализ ANOVA с условием значений счастья и условием валентности пленки в качестве независимых переменных и явно измеренной эмоцией в качестве зависимой переменной показал значимое взаимодействие значений счастья × валентность пленки, F (1,65) = 5,65, p = 0,02, η p 2 = 0,08 (см.) 5 . Последующие тесты t показали, что участники, которых заставляли ценить счастье, демонстрировали более отрицательный гедонический баланс, чем участники в контрольных условиях во время счастливого фильма, t (33) = 2.46, p = 0,02, η p 2 = 0,15, но не грустный клип, t (32) = -. 83, p = 0,41. 6

Исследование 2: Среднее гедоническое равновесие (явно измеренные оценки положительных / отрицательных эмоций) как функция экспериментальных условий (контроль или оценка счастья) и эмоционального контекста (счастливый или грустный фильм). Планки погрешностей представляют собой стандартную ошибку среднего (SEM).

Влияние оценки счастья на неявно измеряемые эмоции

Мы провели анализ, аналогичный тому, который использовался для явно измеряемых эмоций, используя неявно измеренные эмоции в качестве зависимой переменной.Как и предполагалось, мы обнаружили значительное взаимодействие «Значения счастья × валентность пленки», F (1,65) = 5,47, p = 0,02, η p 2 = 0,08 (см.). Последующие t -тесты показали, что участники, которых заставили больше ценить счастье, были в менее позитивном эмоциональном состоянии, чем участники контрольного состояния после счастливого клипа, t (33) = 2,65, p =. 01, η p 2 = 0,18, но не после грустного зажима, t (32) = -.42, п. = 0,68. 6

Исследование 2: неявно измеренные положительные эмоции как функция экспериментальных условий (контроль по сравнению с оценкой счастья) и эмоционального контекста (счастливый или грустный фильм). Планки погрешностей представляют собой стандартную ошибку среднего (SEM).

Разочарование как посредник

Чтобы проверить, опосредованы ли эффекты манипуляции ценностями разочарованием, мы следовали процедурам, предложенным Бароном и Кенни (1986). Поскольку наша выборка была относительно небольшой, для проверки косвенного эффекта был использован метод начальной загрузки (см.Проповедник и Хейс, 2004 г.). Как уже говорилось выше, манипуляция ценностями счастья повлияла на эмоциональные реакции на счастливый фильм. Манипуляция ценностями счастья также повлияла на разочарование во время счастливого фильма, t (33) = — 2,06, p = 0,05, η p 2 = 0,11, так что участники привели к оценке счастья больше людей были разочарованы своим эмоциональным состоянием больше, чем участники контрольной группы ( M s [ SD s] = 3.06 [2,55] и 1,71 [1,08] в значениях счастья и контрольной группе соответственно). Разочарование, в свою очередь, было отрицательно связано с явно измеряемой эмоцией (гедоническим балансом), стандартизованным β = -. 61, p <.001. Когда и условие значений счастья, и разочарование были включены в качестве предикторов гедонического баланса, эффект состояния значений счастья больше не был значимым, p = 0,19, что указывает на полное посредничество. Наконец, тесты начальной загрузки с 5000 повторными выборками оценили косвенный эффект для гедонистического баланса как -.33, SE = 0,22, 95% CI (с поправкой на смещение) = от -,83 до -,02. Был использован бутстреппинг, а не Z-тест Собела, потому что этот тест более эффективен и менее смещен в относительно небольших выборках, таких как настоящая (Preacher & Hayes, 2004).

Разочарование по поводу эмоционального состояния лишь незначительно коррелировало с неявно измеряемой эмоцией, стандартизированное β = -. 30, p = 0,08, и поэтому мы не проводили дальнейших тестов на опосредование.

Обсуждение

Используя экспериментальную манипуляцию, Исследование 2 демонстрирует, что оценка счастья может привести к меньшему счастью, именно в той ситуации, которая должна его вызвать, а именно в индукции счастливых эмоций.Подтверждая надежность этого вывода, этот образец был получен с использованием как явного, так и неявного измерения эмоций. Эти результаты согласуются с идеей о том, что оценка счастья ведет к меньшему счастью, настраивая людей на разочарование. Действительно, влияние оценки счастья на эмоциональные реакции было полностью опосредовано разочарованием участников по поводу своих чувств.

Интересно, что опосредование разочарованием было получено только при использовании явного, но не неявного измерения эмоции, потому что неявное измерение эмоции было лишь незначительно связано с разочарованием.Действительно, корреляция между скрытым настроением и разочарованием была значительно меньше, чем корреляция между явным настроением и разочарованием ( Z = 3,16, p <0,01). Есть по крайней мере два правдоподобных объяснения этой диссоциации. Во-первых, может случиться так, что разочарование (измеряемое с помощью самоотчетов) разделяет меньшую вариативность метода с неявной мерой, чем с явной мерой (Greenwald & Banaji, 1995). Во-вторых, возможно, что оценка счастья влияет на явные и неявные аспекты настроения двумя разными путями (Greenwald & Banaji, 1995; Nosek, 2007).В то время как явные аспекты настроения могут больше зависеть от разочарования, неявные аспекты настроения могут зависеть от другого процесса. Например, разочарование может опосредовать влияние на явно измеряемое настроение, в то время как менее декларативные процессы, такие как самоконтроль, могут опосредовать эффекты на неявно измеряемое настроение. Это может быть связано с тем, что разочарование проявляется, когда оно становится осознанным и декларативным (то есть настроение человека изменяется только тогда, когда он осознает факт своего разочарования), и, таким образом, может влиять на декларативные и явные аспекты настроения (ср.Schooler & Schreiber, 2004). Напротив, менее декларативные процессы, такие как самоконтроль, могут сильнее влиять на более имплицитные аспекты настроения, потому что уделение внимания себе может нарушить более простые, менее декларативные формы положительного эмоционального опыта (см. Schooler & Schreiber, 2004). Для дальнейшего изучения этих идей необходимы дальнейшие исследования.

Одним из альтернативных объяснений настоящих результатов является то, что манипулирование значениями счастья привело к различиям в настроении, что, в свою очередь, могло объяснить эффекты настроения экспериментальной манипуляции после индукции настроения.Например, возможно, что сравнение себя с более счастливым, чем обычно, человеком, описанным в параграфе о ценностях счастья, может вызвать негативное настроение. Против этого объяснения выступают три доказательства. Во-первых, как описано в сноске 4, предварительное тестирование, а также проверка рандомизации не выявили различий в эффектах настроения между двумя абзацами. Во-вторых, если абзацы сами по себе приводят к различиям в настроении, можно было бы ожидать главного эффекта манипуляции, а не обнаруженного взаимодействия с валентностью отрывка из фильма.В-третьих, самооценка попыток усилить положительные эмоции положительно коррелировала с разочарованием, r (68) = 0,25, p = 0,04, что снова указывает на то, что не просто настроение, вызванное абзацами, вызывает эффект. по настроению после просмотра роликов.

Общие обсуждения

Текущие результаты показывают, что при определенных обстоятельствах ценить счастье может привести к провалу. Побуждая людей больше ценить счастье, они чувствуют себя менее счастливыми. Этот эффект был обнаружен в позитивном эмоциональном контексте, но не в негативном эмоциональном контексте, потому что в позитивном контексте ожидания счастья высоки, и неудачу в достижении счастья трудно связать с обстоятельствами.Следовательно, в позитивном контексте люди с большей вероятностью будут разочарованы в своем уровне счастья и в конечном итоге будут чувствовать себя менее счастливыми. В соответствии с этими экспериментальными результатами, при изучении коррелятов ценностей счастья среди выборки женщин из сообщества мы обнаружили, что женщины, которые больше ценили счастье, как правило, испытывали менее позитивный гедонический баланс, были менее удовлетворены своей жизнью, сообщали о более низком психологическом благополучии и более высокий уровень симптомов депрессии. Эти ассоциации были обнаружены только среди женщин, которые пережили относительно положительные (низкий стресс), но не отрицательные (повышенный стресс) жизненные обстоятельства.Таким образом, ценить счастье может подорвать счастье именно тогда, когда счастье кажется наиболее достижимым.

Последствия для регулирования эмоций

Ценности людей влияют на саморегуляцию двояко. Во-первых, чем больше люди ценят конкретный результат, тем больше усилий они прилагают для его достижения (например, Emmons, 1991). Во-вторых, чем больше люди ценят конкретный результат, тем выше стандарты, которые они применяют при оценке результатов саморегуляции (Carver & Scheier, 1981), и, следовательно, с большей вероятностью они будут разочарованы своим прогрессом.Когда цели не эмоциональны (например, академические), достижение цели может быть независимым от того, как люди думают о своем достижении (то есть человек может быть разочарован и все же получить высокие оценки). Однако это не тот случай, когда цели носят эмоциональный характер (например, чувствовать себя счастливыми). В этом случае высокие ценности могут отрицательно повлиять на достижение цели, влияя на то, как люди думают о своих достижениях (то есть разочарование, которое человек испытывает, подрывает его счастье). В этих случаях ценности могут привести к парадоксальным эффектам.В соответствии с этой логикой настоящие исследования демонстрируют, что чем больше люди ценят счастье, тем меньше они счастливы в положительных ситуациях, потому что они разочарованы своими чувствами.

Это рассуждение предполагает две более общие гипотезы. Во-первых, когда люди преследуют любую цель, регулирующую эмоции, должны возникать парадоксальные эффекты, потому что в этом случае цели и то, как люди думают о своем продвижении к своим целям, связаны с чувствами и, следовательно, могут противоречить друг другу.Во-вторых, при прочих равных, парадоксальные эффекты должны быть менее вероятными, когда люди преследуют целей, не связанных с регулированием эмоций, потому что тогда цели и то, как люди думают о своем продвижении к своим целям, не противоречат друг другу. Будущие исследования должны изучить эти гипотезы.

Кто-то может возразить, что простое желание быть счастливым или просто осознание своего счастья может подорвать счастье (Deci, Koestner, & Ryan, 1999; Schooler et al., 2003; Schooler & Mauss, 2010; Wegner, 1994).Однако наши результаты показывают, что парадоксальные эффекты оценки счастья связаны не с стремлением к счастью как целью или осознанием этого, а с тем, как люди оценивают свой прогресс в достижении этой цели. В исследовании 2 побудив участников больше ценить счастье, они активизировали свои попытки чувствовать себя более позитивно, независимо от значимости клипа. Тем не менее, только участники, которые также смотрели счастливый клип, чувствовали себя разочарованными и в конечном итоге чувствовали себя менее счастливыми. Это говорит о том, что попытки почувствовать себя счастливее или лучше осознать свое счастье сами по себе не обязательно приводят к меньшему счастью.Скорее, это отрицательная оценка попыток саморегулирования, которая ухудшает счастье, и это наиболее вероятно в контексте, который воспринимается как способствующий счастью.

Значение для исследования счастья и вмешательств

Счастье в целом высоко ценится (Eid & Diener, 2001). Фактически, можно было бы обвинить современных жителей Запада в одержимости счастьем, учитывая постоянно растущее количество психологических и научно-популярных книг, исследующих счастье и то, как люди могут его увеличить (например,г., Динер и Бисвас-Динер, 2008; Курбан-байрам и Ларсен, 2008 г .; Гилберт, 2006; Любомирский, 2008; Селигман и Чиксентмихайи, 2000; Шимофф и Клайн, 2009). Таким образом, открытие того, что высокая оценка счастья связана с отрицательными результатами, имеет важные последствия.

Настоящие результаты показывают, что дальнейшее поощрение мышления, направленного на максимальное счастье (как это делают некоторые книги по самопомощи), может быть контрпродуктивным, поскольку оно может увеличить степень ценности счастья людьми, делая их более уязвимыми для парадоксальных эффектов.И наоборот, может быть полезно побуждать людей последовать совету Джона Стюарта Милля не думать о своем личном счастье. Действительно, снижение ценности счастья может быть одним из активных ингредиентов принятия негативных эмоциональных переживаний (Roemer, Salters, Farra, & Orsillo, 2005; Shallcross, Troy, Boland, & Mauss, в печати) и терапии, основанной на принятии ( Hayes, Strohsahl, & Wilson, 1999), цель которых — улучшить принятие клиентами всего спектра эмоций, включая отрицательные.

Важно отметить, что настоящие результаты не предполагают, что оценка счастья всегда обречена на провал. Ценить счастье может привести к большему счастью, если людям дать правильные инструменты для его достижения (например, способности регуляции эмоций; см. Gilbert, 2006; Любомирский, 2008) или если они определяют счастье шире, чем свое личное эмоциональное состояние, как настоящее. операционализация счастья побудила их это сделать. Оценка других типов счастья (например, основанных на социальной активности; Fredrickson, Cohn, Coffey, Pek, & Finkel, 2008; Keltner, 2009; Kesebir & Diener, 2008; Konow & Earley, 2008; Ryff & Singer, 2008) может обойти описанные здесь парадоксальные эффекты, потому что в этом случае цели в отношении счастья будут отделены от того, как вы к ним относитесь.

Наши результаты поднимают интересный вопрос о том, могут ли ценности счастья систематически влиять на культурные группы. Например, американцы американского происхождения высоко ценят счастье в международном сравнении (Eid & Diener, 2001). При прочих равных, ухудшают ли эти высокие ценности счастья счастье американцев американского происхождения по сравнению с представителями других культур? Исследование влияния ценностей счастья на благополучие в разных странах еще предстоит провести. Однако наши открытия предлагают интригующее объяснение досадного парадокса, что даже перед лицом объективно позитивных жизненных обстоятельств нации, как правило, не становятся более счастливыми (Истерлин, 1973).

Вполне возможно, что только самые экстремальные уровни ценностей счастья приводят к негативным последствиям для счастья людей (см. Oishi, Diener, & Lucas, 2007). Чтобы изучить эту возможность, мы проверили нелинейные отношения между ценностями счастья и результатами в исследовании 1. Не было никаких доказательств существования нелинейных отношений, предполагающих, что оценка счастья влияет на благополучие людей не только в крайних случаях. Тем не менее шкала значений счастья в исследовании 1 и экспериментальное манипулирование значениями счастья в исследовании 2 нацелены на относительно крайние случаи (например,г., «Мне очень важно чувствовать себя счастливым»). В будущих исследованиях следует выяснить, в какой момент оценка счастья становится вредной.

Ограничения и выводы

Как и любое исследование, наше исследование не без ограничений. Во-первых, настоящее исследование проводилось исключительно с участницами женского пола, проживающими в США. Исследование 1 расширяет возможности обобщения существующих эффектов, предоставляя выборку из сообщества женщин с большим диапазоном возрастов в дополнение к выборке из колледжа, изученной в исследовании 2.Кроме того, пилотное тестирование не показало гендерного влияния на значения счастья. Тем не менее, учитывая, что культуры различаются по своим ценностям в отношении эмоций и по тому, как они определяют счастье (Eid & Diener, 2001; Frijda & Mesquita, 1995; Tsai et al., 2006), будет важно проверить, обобщаются ли текущие результаты на мужчин и других культурных контекстов.

Второе ограничение касается наших результатов посредничества. В исследовании 2 мы обнаружили, что разочарование в своих чувствах опосредовало влияние оценки счастья на эмоциональные реакции на фильмы.Хотя этот вывод обнадеживает, его следует интерпретировать с осторожностью. Учитывая наш кросс-секционный подход, результаты посредничества могут только намекать на механизм. Будущие исследования, в которых используется метод разочарования или лонгитюдные модели, предоставят более убедительные доказательства. Кроме того, будет важно изучить других посредников — экспериментальных эффектов, а также индивидуальных различий в оценке счастья, включая эмпирическое избегание, самоконтроль, материализм, внешнюю мотивацию и социальную принадлежность (см.Любомирский и Леппер, 1999; Schooler et al., 2003; Shallcross et al., В печати; Ван Бовен и Гилович, 2003). Тот факт, что Исследование 2 показало, что разочарование выступает в качестве посредника, не препятствует работе других посредников.

Наши результаты указывают на важные направления будущих исследований, исследуя увлекательный парадокс. Хотя счастье считается одним из самых основных и рациональных человеческих стремлений, ценить счастье — как и многие люди — может иметь неприятные последствия.

Сноски

1 Эти семь позиций были следующими.1. То, насколько я счастлив в данный момент, многое говорит о том, насколько ценна моя жизнь. 2. Если я не чувствую себя счастливым, возможно, со мной что-то не так. 3. Я ценю вещи в жизни только в той мере, в какой они влияют на мое личное счастье. 4. Я хотел бы быть более счастливым, чем обычно. 5. Для меня очень важно чувствовать себя счастливым. 6. Я беспокоюсь о своем счастье, даже когда чувствую себя счастливым. 7. Чтобы жить осмысленной жизнью, мне нужно большую часть времени чувствовать себя счастливым.

2 Поскольку вариабельность симптомов депрессии была больше в группе с более высоким, чем более низким уровнем стресса (при +/- SD стресса), мы логарифмически преобразовали симптомы депрессии, что дало равные дисперсии.Все результаты были эквивалентны с логарифмически преобразованными и нетрансформированными данными. Таким образом, цифры и средние значения представляют собой непреобразованные баллы.

3 Отсутствие эффектов в группе женщин с высоким уровнем стресса, вероятно, не было связано с эффектами пола, поскольку тесты Levene подтвердили, что существуют равные различия в группах с более низким и высоким стрессом.

4 Чтобы убедиться, что экспериментальная манипуляция была эффективной, мы провели пилотное исследование, в котором 40 участников были случайным образом распределены либо для экспериментальной, либо для контрольной манипуляции, а затем заполнили шкалу значений счастья, использованную в исследовании 1.Подтверждая эффективность нашей манипуляции, анализ ANOVA показал, что участники экспериментальных условий ценили счастье больше, чем участники контрольных условий ( M s [ SD s] = 4,6 [0,85] и 4,0 [0,75], соответственно. ), F (1, 38) = 5,27, p = 0,03, η p 2 = 0,12.

Чтобы убедиться, что экспериментальные манипуляции сами по себе не приводят к различиям в настроении, мы провели еще одно пилотное исследование, в котором 37 участников были случайным образом назначены либо на экспериментальные, либо на контрольные манипуляции, а затем просмотрели 2-минутный эмоционально нейтральный видеоклип.Затем они оценили свое настроение, используя ту же меру, что и в исследовании 2. Подтверждая, что параграфы манипуляции сами по себе не приводили к различиям в настроении, ANOVA показал, что участники в двух условиях не отличались друг от друга по условия гедонического баланса ( M s [ SD s] = 3,3 [1,83] и 3,5 [2,29], соответственно), F (1, 35) = 0,04, p = 0,84, η р 2 = 0,001. Проверка рандомизации из исследования 2 подтвердила эти результаты.

5 Поскольку дисперсия различалась между четырьмя группами, мы логарифмически преобразовали гедонический баланс, что дало равные дисперсии. Все результаты были эквивалентны с логарифмически преобразованными и нетрансформированными данными. Таким образом, цифры и средние значения представляют собой непреобразованные баллы.

6 Тест Levene подтвердил, что дисперсии были одинаковыми в условиях возбуждения счастливых и грустных эмоций, предполагая, что нулевые эффекты в условиях грустного фильма не были вызваны эффектами пола.

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна на сайте www.apa.org/pubs/journals/emo

Как увеличить счастье, согласно исследованиям

Два других компонента — это ваши обстоятельства и ваши привычки. По всей карте исследуется, какой процент представляет каждая часть. Обстоятельства — хорошие и плохие, которые входят в нашу жизнь — могут составлять от 10 до 40 процентов вашего субъективного благополучия. Однако, даже если обстоятельства играют большую роль, большинство ученых думают, что это не имеет большого значения, потому что их влияние никогда не длится долго.

Мы можем думать, что получение большого продвижения по службе сделает нас навсегда счастливее или что плохой разрыв навсегда оставит нас разбитыми сердцем, но это неправда, поскольку случайный взгляд на свою собственную жизнь наверняка подтвердит. В самом деле, одна из черт выживания человека — это психологический гомеостаз, или тенденция быстро привыкать к обстоятельствам, как хорошим, так и плохим. Это основная причина, по которой за деньги не можно купить счастье: мы очень быстро привыкаем к тому, что они покупают, и затем возвращаемся к нашей уставке счастья.И для тех из нас, кому посчастливилось избежать болезни, даже несчастье из-за кризиса COVID-19 скоро будет отражаться в зеркале заднего вида.

Гены и обстоятельства не являются предметом вашего стремления к счастью. Но не волнуйтесь, осталась одна переменная, которая влияет на долгосрочное благополучие и находится под нашим контролем: привычки. Чтобы понять привычки, нам понадобится уравнение 2.

Уравнение 2: Привычки = вера + семья + друзья + работа

Это мое резюме тысяч академических исследований, и, честно говоря, многие ученые будут оспаривать его как слишком грубое. .Но я убежден, что это так. Непреходящее счастье достигается благодаря человеческим отношениям, продуктивной работе и трансцендентным элементам жизни.

Здесь необходимо немного пояснить. Во-первых, вера не означает никакой конкретной веры. Я исповедую католическую веру и с радостью рекомендую ее всем, но исследования показывают, что многие религии и светские жизненные философии могут обеспечить это счастье. Ключ в том, чтобы найти структуру, с помощью которой вы сможете обдумать более глубокие вопросы жизни и выйти за рамки своих узких эгоистических интересов, чтобы служить другим.

Точно так же не существует волшебной формулы, определяющей форму вашей семьи и дружбы. Ключ в том, чтобы развивать и поддерживать любящие, верные отношения с другими людьми. Одно необычное 75-летнее исследование последовало за выпускниками Гарварда с 1939 по 1944 год, когда им было за 90, и изучило все аспекты их здоровья и благополучия. Главный исследователь, психолог Джордж Вайллант, резюмировал полученные данные следующим образом: «Счастье — это любовь. Полная остановка.» Люди, у которых есть любовные отношения с семьей и друзьями, процветают; те, кто этого не делает, не делают.

Наконец-то работа. Возможно, вас шокирует, что работа является частью этого уравнения; этого не должно быть. Один из самых убедительных выводов в литературе о счастье — центральная роль продуктивных человеческих усилий в создании чувства цели в жизни. Конечно, есть работа лучше и работа хуже, но большинство исследователей не думают, что безработица приносит что-либо, кроме страданий.

На протяжении почти 80 лет Гарвардское исследование показало, как вести здоровую и счастливую жизнь — Harvard Gazette

Он записал свой доклад на TED под названием «Что делает жизнь хорошей?» Уроки самого длительного исследования счастья »в 2015 году, и его просмотрели 13 000 000 раз.

Исследователи также обнаружили, что удовлетворение от брака оказывает защитное воздействие на психическое здоровье людей. Часть исследования показала, что люди, имевшие счастливые браки в возрасте 80 лет, сообщали, что их настроение не ухудшалось даже в те дни, когда они испытывали более сильную физическую боль. Те, у кого был несчастливый брак, чувствовали больше эмоциональной и физической боли.

Те, кто сохранил теплые отношения, должны жить дольше и счастливее, сказал Уолдингер, а одиночки часто умирали раньше. «Одиночество убивает», — сказал он.«Это так же сильно, как курение или алкоголизм».

Согласно исследованию, те, кто жил дольше и имел крепкое здоровье, избегали чрезмерного курения и алкоголя. Исследователи также обнаружили, что люди, пользующиеся сильной социальной поддержкой, с возрастом испытывали меньшее ухудшение психического здоровья.

В рамках недавнего исследования исследователи обнаружили, что женщины, которые чувствовали себя надежно привязанными к своим партнерам, через два с половиной года спустя были менее депрессивными и более счастливыми в своих отношениях, а также обладали лучшими функциями памяти, чем женщины с частыми семейными конфликтами. .

«Одиночество убивает. Это так же сильно, как курение или алкоголизм «.

— Роберт Вальдингер

«Хорошие отношения не только защищают наши тела; они защищают наш мозг », — сказал Вальдингер в своем выступлении на TED. «И эти хорошие отношения не должны быть постоянными. Некоторые из наших восьмидесятилетних пар могли ссориться друг с другом изо дня в день, но до тех пор, пока они чувствовали, что действительно могут рассчитывать на другого, когда дела идут тяжело, эти аргументы не сказывались на их воспоминаниях.”

Поскольку старение начинается с рождения, люди должны заботиться о себе на каждом этапе жизни, говорят исследователи.

«Старение — это непрерывный процесс», — сказал Вальдингер. «Вы можете увидеть, как люди могут начать различать траекторию своего здоровья в возрасте 30 лет, чтобы, хорошо заботясь о себе в раннем возрасте, вы могли выбрать лучший курс для старения. Лучший совет, который я могу дать, — «Заботьтесь о своем теле, как будто оно вам понадобится в течение 100 лет», потому что вы можете это сделать.”

Исследование, как и остальные первоначальные предметы, прожило долгую жизнь, в нем участвовали четыре директора, чьи должности отражали их медицинские интересы и взгляды того времени.

Под руководством первого директора, Кларка Хита, который работал с 1938 по 1954 год, исследование отражало доминирующие в то время взгляды на генетику и биологический детерминизм. Ранние исследователи полагали, что физическое телосложение, интеллектуальные способности и личностные качества определяют развитие взрослых. Они провели подробные антропометрические измерения черепов, надбровных перемычек и родинок, написали подробные заметки о функционировании основных органов, исследовали активность мозга с помощью электроэнцефалограмм и даже проанализировали почерк мужчин.

Теперь исследователи берут кровь мужчин для тестирования ДНК и помещают ее в сканеры МРТ, чтобы исследовать органы и ткани в их телах — процедуры, которые в 1938 году звучали бы как научная фантастика. В этом смысле само исследование представляет собой историю изменений. что приносит жизнь.

Психиатр Джордж Вайллант, который присоединился к группе в качестве исследователя в 1966 году, руководил исследованием с 1972 по 2004 год. Получив образование психоаналитика, Вайллант подчеркнул роль отношений и пришел к пониманию решающей роли, которую они играют в людях, живущих долго и приятно жизни.

«Когда началось исследование, никого не заботили сочувствие или привязанность. Но ключ к здоровому старению — это отношения, отношения, отношения ».

— Джордж Вайллант

В книге под названием «Старение хорошо» Вайллант писал, что здоровое старение для мужчин из Гарварда было предсказано шестью факторами: физическая активность, отсутствие злоупотребления алкоголем и курением, наличие зрелых механизмов, позволяющих справляться с жизненными взлетами и падениями, а также обладание здоровым весом. и стабильный брак. Для горожан образование было дополнительным фактором.«Чем больше образования получали жители центральной части города, — писал Вайллант, — тем больше у них шансов бросить курить, разумно питаться и умеренно употреблять алкоголь».

В исследовании Vaillant подчеркивается роль этих защитных факторов в здоровом старении. Чем больше факторов было у испытуемых, тем больше у них шансов на более долгую и счастливую жизнь.

«Когда началось исследование, никого не заботили сочувствие или привязанность, — сказал Вайллант. «Но ключ к здоровому старению — это отношения, отношения, отношения.”

Исследование показало, что роль генетики и долгоживущих предков оказалась менее важной для долголетия, чем уровень удовлетворенности отношениями в среднем возрасте, который теперь признан хорошим предиктором здорового старения. Исследование также опровергло идею о том, что личности людей к 30 годам «застывают как гипс» и не могут быть изменены.

«Те, кто явно потерпел крушение поездов, когда им было 20 или 25 лет, оказались замечательными восьмидесятилетними», — сказал он. «С другой стороны, алкоголизм и большая депрессия могут увести людей, которые начинали свою жизнь как звезды, и оставить их в конце своей жизни крушениями поездов.”

Профессор Роберт Уолдингер — директор Гарвардского исследования развития взрослых, одного из самых продолжительных в мире исследований взрослой жизни. Роуз Линкольн / штатный фотограф Гарварда

Четвертый руководитель исследования, Уолдингер, расширил исследование на жен и детей первоначальных мужчин. Это исследование второго поколения, и Вальдингер надеется расширить его до третьего и четвертого поколений. «Вероятно, это никогда не будет воспроизведено», — сказал он о длительном исследовании, добавив, что есть еще чему поучиться.

«Мы пытаемся понять, как люди справляются со стрессом, независимо от того, находятся ли их тела в своего рода хроническом режиме« борьбы или бегства », — сказал Уолдингер. «Мы хотим выяснить, как получается, что трудное детство перерастает в десятилетия, чтобы сломать тело в среднем возрасте и позже».

Лара Тан ’18, специалист по эволюционной биологии и человеку, недавно присоединившаяся к команде в качестве научного сотрудника, смакует возможность помочь найти некоторые из этих ответов. Она присоединилась к работе после того, как наткнулась на выступление Уолдингера на TED на одном из своих классов.

«Это побудило меня продолжить исследования развития взрослых», — сказал Тан. «Я хочу увидеть, как детские переживания влияют на развитие физического, психического здоровья и счастья в дальнейшей жизни».

На вопрос, какие уроки он извлек из исследования, Вальдингер, священник Дзэн, сказал, что он ежедневно практикует медитацию и вкладывает больше времени и энергии в свои отношения, чем раньше.

«Легко оказаться в изоляции, увязнуть в работе и не вспомнить:« О, я давно не видел этих друзей », — сказал Уолдингер.«Поэтому я стараюсь уделять своим отношениям больше внимания, чем раньше».

Почему наше стремление к счастью может быть ошибочным

Американский философ Роберт Нозик провел мысленный эксперимент, чтобы доказать это. Нозик просит нас представить «машину, которая может дать вам все, что вы пожелаете». Машина позволит вам испытать блаженство исполнения любого вашего желания. Вы можете стать великим поэтом, стать величайшим изобретателем из когда-либо известных, путешествовать по Вселенной на космическом корабле собственной конструкции или стать любимым шеф-поваром в местном ресторане.В действительности же вы окажетесь без сознания в резервуаре жизнеобеспечения. Поскольку машина заставляет вас поверить в реальность симуляции, ваш выбор окончательный.

Вы бы подключили? Нозик говорит, что вы этого не сделаете, потому что мы действительно хотим делать определенные вещи и быть определенными людьми, а не просто получать удовольствие. Эта гипотетическая ситуация может показаться легкомысленной, но если мы готовы пожертвовать безграничным удовольствием ради истинного смысла, тогда счастье — не высшее благо. Но если Нозик прав, то 81% опрошенных американцев, которые предпочли счастье великим достижениям, ошибаются, и исследования показали, что люди в большинстве своем предпочли бы не лезть в эту машину.

Машина опыта Нозика была нацелена на опровержение основного утверждения утилитаризма о том, что «счастье желательно и единственно желательно в качестве цели». В 1826 году философ, написавший эти слова, Джон Стюарт Милль, погряз в несчастье. В своей автобиографии Милль описывает то, что мы теперь называем депрессивной ангедонией: «Я был в тупике нервов, которому иногда подвержены все; не поддавался наслаждению или приятному возбуждению; одно из тех настроений, когда то, что в другое время является удовольствием. , становится безвкусным или равнодушным.«

Милл не мог получать удовольствия от жизни. Это было бы плохо для большинства людей, но для Милля это указывало на нечто еще более тревожное. Его с рождения учили, что конечная цель жизни — максимизировать удовольствие человечества и минимизировать его боль. Отец Милля был последователем классического философа-утилитариста Джереми Бентама и воспитывал сына в соответствии с его взглядами. Бентам пошел дальше Эпикура, сделав счастье высшим призывом индивидуальной жизни и высшим призывом морали.Для Бентама все моральные, политические и личные вопросы можно решить с помощью одного простого принципа — «величайшее счастье для наибольшего числа». Но если это был единственный принцип, по которому нужно жить, как мог Милль оправдать свое собственное существование, хотя и лишенное счастья?

В чем цель счастья? — Кварц

Жизнь первых людей, несомненно, была жестокой. Они постоянно боролись за то, чтобы оставаться в тепле и сытости, защищаясь от хищников и выдерживая суровый климат.Чтобы выжить, им нужно было быть крутыми, умными и находчивыми.

И доволен.

Эволюционные психологи предполагают, что счастье было адаптивным преимуществом. Счастье помогло нашему выживанию во многих важных аспектах — оно сделало нас более приспособленными, более приспособленными к окружающей среде, более социальными, более энергичными — и поскольку счастливые люди были более склонны к выживанию, они с большей вероятностью передавали свои гены счастья. Как и все эволюционные адаптации, счастье сначала возникло как генетическая вариация, но сохранилось, потому что помогло нам выжить.

Счастье описывает диапазон эмоций, от удовольствия до ликования и удовлетворения. Но в контексте эволюции счастье, которое оказалось наиболее полезным, — это покалывание восторга, которое мы испытываем, когда встречаем неожиданную удачу.

Это ощущение подпитывается дофамином, химическим веществом в мозге, связанным с мотивацией и поведением, связанным с поиском награды. Ученые, изучающие дофамин, знают, что он увеличивается, когда мы приятно удивлены, но не тогда, когда мы просто удовлетворены. Неожиданно хороший результат, например удивление самого себя во время теста, приведет к резкому увеличению уровня дофамина.Откусив плитку шоколада, вы не получите такого же свечения, потому что в этом нет ничего удивительного. Дофамин повысил осведомленность наших предков и сосредоточил их внимание на том, чего они хотели; они жаждали тех чувств, которые она вызывала, и она вела их к комфорту и любви, условиям, которые помогают сделать нас людьми.

Чтобы выжить, древние люди должны были быть стойкими, умными, находчивыми и счастливыми.

«Дофамин не интересует то, что от него ожидается; его интересует то, что удивительно, чтобы помочь вам узнать об окружающей среде », — говорит Робб Ратледж, исследователь из Университетского колледжа Лондона.«Ваше счастье зависит от того, становится ли ситуация лучше или хуже, и от того, что вы знаете, что это может помочь вам принимать более правильные решения в будущем».

Счастье и первые люди

В ранних человеческих обществах, где общины были небольшими, а жизнь могла быть опасной, счастье могло иметь значение, кто выжил, а кто нет.

Более счастливые люди не только с большей вероятностью привлекут партнера, но и разовьют навыки, которые помогут им выжить.Как показывают исследования, работники в хорошем настроении более креативны и энергичны. Счастливые люди более привлекательны для других и развивают более крепкие отношения, что очень важно для того, чтобы заводить друзей и союзников, чтобы помочь в неблагоприятных условиях.

В результате счастливые выжившие с большей вероятностью передадут гены, обеспечивающие счастье. Исследования подтверждают, что счастье по большей части передается по наследству: исследования однояйцевых близнецов, воспитанных врозь, показали, что 50% счастья человека обусловлено генетическими факторами.

«Существует множество исследований, которые показывают, что счастье приносит пользу», — сказала Соня Любомирски, профессор психологии Калифорнийского университета в Риверсайде и автор книги Мифы о счастье . «Это не просто то, что заставляет нас чувствовать себя хорошо, но помогает нам добиться успеха в жизни. Люди, которые счастливы, зарабатывают больше денег, с большей вероятностью выходят замуж, имеют более сильную иммунную систему и больше друзей ».

Некоторые проявления счастья, которые приносили пользу древним людям, теперь наносят ущерб нашему эмоциональному здоровью.

Итак, логично, что, поскольку эволюция благоприятствовала счастью, мы эволюционировали, чтобы стать счастливыми. Исследования показывают, что в целом люди как вид довольно счастливы. Исследователи собрали результаты почти 1000 опросов, в которых было опрошено 1,1 миллиона человек по всему миру, и обнаружили, что большинство людей считают себя более счастливыми, чем нет, оценивая свое счастье в среднем чуть выше семи по 10-балльной шкале.

Это верно для людей, у которых мало очевидных причин для счастья.В одном из опросов жители Калькутты — бездомное население, живущее в самых ужасных условиях в мире — считали себя довольными своей жизнью. Даже заключенные в конце концов начинают называть себя счастливыми после начального периода несчастья. Тот факт, что многие из нас счастливы, говорит о том, как мы устроены.

Но хотя счастье имеет свои преимущества, недовольство тоже. Оба были необходимы для раннего выживания человека, говорит Любомирский. Возможно, что у менее счастливых людей были другие черты, например интеллект, которые помогли им выжить и передать свои несчастливые гены.

Злорадство как механизм выживания

Точно так же некоторые проявления счастья (pdf), принесшие пользу ранним людям, теперь пагубно сказываются на нашем эмоциональном здоровье.

В то время выживание часто было двойным, когда выигрыш одного человека был потерей другого, особенно когда дело касалось поиска партнеров. В результате мы готовы получать удовольствие от падения других, форма счастья, известная нам как злорадство , по словам Дэвида Басса, профессора психологии Техасского университета.

Хотя злорадство и подобные эмоции могли помочь нашим предкам выжить, сейчас они менее полезны.

«Эволюция путем отбора работает по своей сути конкурентной», — говорит Басс. «Два способа добиться этого — улучшить себя или способствовать падению наших врагов. Это не радужная картина человеческой натуры, но это то, кем мы являемся «.

Хотя злорадство и подобные эмоции могли помочь нашим предкам выжить, они менее полезны сейчас, когда культурные традиции побуждают нас проявлять милосердие по отношению к соперникам и осуждать нас, когда мы радуемся чужим страданиям.

Обратной стороной счастья, которое ранние люди наслаждались своим успехом, было несчастье, которое они находили в неудачах. По словам Басс, это тоже помогло с эволюционной точки зрения. Если они испытали ревность, огорчение или ужас, это побудило бы их улучшить свои условия и вернуться в состояние счастья.

Сила боли

Для большинства из нас несчастье — более мощный двигатель, чем счастье. Поскольку несчастье побуждает нас к изменениям, мы запрограммированы на то, чтобы не оставаться слишком счастливыми надолго.

В серии экспериментов психологи Дэниел Канеман и Амос Тверски продемонстрировали, что мы чувствуем боль потери больше, чем получаем ту же сумму. «Боль важнее удовольствия», — написали они в влиятельной статье 1991 года, которая помогла Канеману получить Нобелевскую премию.

Вероятно, потому, что несчастье было в конечном итоге более полезным для выживания. Несчастье и его родственники — страдание и боль — могли предотвратить голод и расчленение, в то время как счастье было более тонким стимулом к ​​лучшему в жизни.

Несчастье и его родственники — страдание и боль — были более полезными для выживания.

Как следствие, независимо от того, с каким количеством удач мы сталкиваемся, мы возвращаемся к базовому уровню счастья. Вот почему победители лотереи не остаются в восторге от своих выигрышей, и почему покупка новой машины не решает наших долговременных несчастий. Психологи называют это явление «гедонистической беговой дорожкой».

Жизнь в состоянии вечного счастья на самом деле была опасна для первых людей.Если бы люди реагировали на каждую ситуацию одинаково весело — относились к врагам так же, как к друзьям, принимали бесплодную среду, как если бы они были плодородными, — они не протянули бы долго, пишет Джером Баркоу, заслуженный профессор социологии и антропологии в Университете Далхаузи в Галифаксе , Новая Шотландия. «Вы не будете бдительны, вы не сможете соревноваться», — сказал он.

Погоня за счастьем

Не все формы счастья можно объяснить эволюцией, особенно более поздние проявления.По словам Баркоу, культура играет важную роль в адаптации, поскольку разные группы принимают разное поведение, которое помогает им ориентироваться в своих уникальных мирах.

Точно так же понимание счастья со временем изменилось. То, как разные общества рассматривают счастье, помогло сформировать их культуру и стратегии выживания.

В древнем Китае и Греции счастье ассоциировалось с удачей и удачей в результате действия внешних факторов, которые нельзя было контролировать. Со временем, когда люди стали лучше владеть условиями своей жизни, счастье стало восприниматься как нечто, что можно контролировать.

В исследовании 2015 года исследователи под руководством Шигехиро Оиси из Университета Вирджинии изучили, как счастье использовалось в каждом обращении к штатам Союза, сделанном президентами США к тому моменту. Первые президенты говорили о «счастье» как о удаче и процветании, в то время как в более поздних версиях использовалось ощущение личного благополучия и удовлетворения жизнью. Авторы теории предполагают, что по мере того, как США и их граждане становились более зажиточными, «восприятие людьми личного контроля над жизнью также увеличивалось, и определение счастья, основанное на удаче, выглядело устаревшим.

В том же исследовании авторы также изучили определения счастья в 30 современных странах и обнаружили, что чем больше счастья ассоциируется с удачей, тем менее счастлива нация. Те страны, где счастье рассматривается как функция удачи, также находятся дальше всего от экватора, где условия жизни исторически были более суровыми, а еда — более скудной. Исследователи утверждают, что когда-то счастье в этих местах могло быть нечастым явлением, и оно остается в культурной памяти нации и ее людей.

В странах, где счастье понимается как результат индивидуальных действий, например в США, люди с большей вероятностью примут решения, чтобы его достичь. В таких странах, как Япония или Россия, где счастье зависит от удачи, решения с большей вероятностью будут приниматься по причинам, не связанным с максимальным счастьем.

В конечном счете, человеческое счастье не является результатом какого-либо плана или большой стратегии. Мы не запрограммированы на счастье. Как и все адаптации, это результат бесчисленных мутаций, проведенных в течение тысячелетий проб и ошибок.Наше счастье — результат тех же сил, которые создали тюльпаны, жирафов и вирусы. Просто так получилось, что наши шансы на выживание увеличивались благодаря тому, что мы получали удовлетворение от хорошо выполненной работы.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *