Стыд определение: Стыд — самая бесполезная эмоция?

Содержание

Стыд — самая бесполезная эмоция?

Большинство считает, что пользу приносят только положительные эмоции. А что насчет остальных переживаний: душевной боли, фрустрации, тревоги, недовольства, тоски, гнева? Исследования в области психологии и нейронауки доказали, что способность испытывать эмоции заложена в нас с рождения не просто так. Эмоции — важные сообщения от организма. Одна из моих главных задач как психолога, писателя и блогера, — рассказать всем о том, какой это бесценный ресурс, как важно внимательно прислушиваться к тому, что они хотят нам сказать.

Есть одна эмоция, которую я бы выделила в отдельную категорию. Она, как и прочие чувства, тоже передает нам определенное послание, но его полезность ограничена, и оно наносит большой вред нашему внутреннему «Я». Речь идет о стыде.

Один из словарей предлагает определение: стыд — это «болезненное ощущение унижения или дискомфорта, вызванное осознанием глупости или ошибочности собственных поступков». И что же хочет сообщить организм через ощущение стыда? «Ты только что сделал(а) что-то глупое или неверное.

Немедленно прекрати и никогда больше так не делай». Это послание может быть полезно, если мы действительно совершили ошибки, навредив себе или кому-то другому. Но мне доводилось видеть множество замечательных людей, которых мучил стыд из-за ситуаций, которых не стоило бы стыдиться.

Какой вред наносит нам стыд?

1. Он обладает коварным свойством свободно перемещаться и прикрепляться к ситуациям, в которых нечего стыдиться.

2. Вызывает настолько сильную душевную боль, что получает над нами большую власть, чем следовало бы.

3. Чувство стыда несет в себе негативную оценку самого себя. Каждый раз, когда вы его ощущаете, он подрывает уверенность и любовь к себе, снижает самооценку.

Общаясь с тысячами людей, чьими эмоциональными потребностями пренебрегали в детстве, я поняла, что они, — те, чьи чувства в детстве не воспринимали всерьез, — во взрослом возрасте особенно подвержены стыду. Если в детстве вам давали понять, что ваши эмоции избыточны, неудобны и нежелательны, вполне естественно, что вы начали их стыдиться.

Если привыкли стыдиться самого личного, биологически обусловленного способа самовыражения — своих эмоциональных переживаний, то легко будете испытывать стыд и по любым другим поводам.

Когда стыд бывает полезен

  • Проснувшись с ужасным похмельем, Лотта поняла, что прошлым вечером выпила гораздо больше, чем следовало бы, и выставила себя на посмешище. Она ощутила острый приступ стыда и поклялась себе никогда больше столько не пить.
  • Скотт осознал, что невольно начал флиртовать с коллегой во время конференции. Он вспомнил, что жена всегда была ему верна, и ему стыло стыдно. Он немедленно прекратил так себя вести.
  • Оливии так понравился оставшийся после застолья торт, что она съела три больших куска. Вскоре ей стало нехорошо и стыдно за то, что она позволила себе поддаться искушению. «Мне мерзко во всех смыслах слова — подумала она, — отдам кому-нибудь весь остаток торта».

Когда стыд бесполезен

  • Синтия снова и снова обдумывала каждое слово, сказанное на вчерашней вечеринке. «Я была слишком груба, это так глупо выглядело. И не стоило позволять себе этот идиотский комментарий», — мучилась она. Вспоминая вчерашнее, она каждый раз чувствовала укол стыда.
  • Эрик хотел рассказать родным о том, что получил повышение на работе, но каждый раз, когда он собирался это сделать, ему мешал внезапный приступ стыда.
  • Жорж старался никогда не вспоминать, как над ним издевались в детстве, потому что эти воспоминания каждый раз вызывали ужасное чувство стыда.

Стыд: желание быть на виду и потребность спрятаться

Комментарий: Первоначально эта статья была опубликована в журнале Международного института биоэнергитического анализа «Bioenergetic Analysis», 2019 (№ 29). Перевод осуществлен при поддержке Международной программы обучения биоэнергетическому анализу. Москва.

Аннотация

Отличие стыда от вины и смущения через рассмотрение биологии и энергетики стыда. Стыд – это реакция на межличностную травму. Исследование его истоков в раннем детстве, в особенности связанных с нарциссизмом. Гендерные различия в феномене стыда и реакции на ситуацию, когда человека заставляют стыдиться. При рассмотрении проблем, связанных с лечением последствий сексуального насилия, особый упор сделан на стыд, как главное препятствие в работе с сексуальным насилием. В заключение разбор динамики аномалий и ее зависимости от стыда.

Ключевые слова: стыд, нарциссизм, сексуальное насилие, половая принадлежность, отклонения, биоэнергетический анализ

Введение

Лет 40 назад я впервые осознала, что ощущаю стыд. Мой терапевт не считала его подлинной эмоцией. Скорее чем-то вроде уловки, которую родители используют по отношению к детям. Ни в лечении, ни в теории ему не уделялось особенного внимания. Упор делался на чувствах страха, злости, тоски, стыд же оставался в стороне, как эмоция, сопутствующая этим чувствам. Меня очень взволновало приглашение сделать основной доклад на конференции[1], где главной темой является стыд.

Определение стыда

Стыд отличается от вины тем, что вина – это чувство, что ты сделал что-то нехорошее.

А стыд это ощущение, что ты сам плохой, неправильный, отвратительный. Когда ребенка стыдят или со злостью отвергают за то, какой он есть, для него не предусмотрено никакого способа вернуть прежние взаимоотношения, тогда как вину можно загладить, искупив ее и попросив прощения. Нет способа избавиться от стыда: что бы ты ни делал, он не уменьшится. Это уже случилось, ты стоишь перед всеми и не можешь спрятать ту часть себя, которая вызывает столь резкое неприятие.

Стыд и вину можно ощущать одновременно в одних и тех же обстоятельствах. Когда человек совершил ошибку, искупил свой проступок и все же по-прежнему чувствует себя плохо, значит, он продолжает стыдиться. Стыд не исчезает от извинений, потому что дефект не в поступке, а в самом человеке. В стыде прячется неосознаваемый иррациональный страх стать отверженным. К примеру, Адама и Еву заставили почувствовать стыд за свою наготу и затем изгнали из рая. Похожим образом прогнали из дома Эдипа. В стыде прячется страх, что родители, учителя, супруг, любой, кто для нас важен, с отвращением нас покинет.

Биология стыда

Стыд – это природная биологическая реакция, присущая с самого рождения. Большинство теорий (Darwin, 1872,1979; Nathanson, 1986) сходятся в том, что смущение и стыд вызывают изменения в сердечно-сосудистой системе. А именно, считается, что в состоянии стыда расширяются капиллярные кровеносные сосуды, вероятно, благодаря внутреннему гормональному выбросу.  В отличие от тревоги, злости, страха, волнения и т.д., которые больше связаны с лицевой мускулатурой и быстро проходят, стыд длится куда дольше, прежде чем субъект вернется в обычное состояние. Стыд «вспыхивает быстро, а сгорает медленно» (Nathanson, 1986, стр. 26).

Первая реакция на ощущение, что ты попал впросак, это смущение – человек краснеет, кровь приливает к капиллярам, сердцебиение учащается. Если реакция углубляется и переходит в стыд, в осознание, что сама твоя суть дурная, мы стремимся спрятаться, втягивая свою энергию в себя – наклоняем голову, опускаем глаза, сутулимся, вся верхняя часть тела бессильно обвисает. Эффект напоминает шок: возбуждение блуждающего нерва приводит к снижению кровяного давления и падению сердечного ритма. При смущении лицо краснеет, человек чувствует, что ему жарко, он может хихикать, ощущать себя глупо, может даже закружиться голова (Resneck & Kaplan, 1972). Человек, ощущающий стыд, подавлен. Хотя крови ничто не препятствует циркулировать в капиллярной системе, главные ощущения при стыде – холод и одиночество, «я» отвергается, и человек чувствует себя плохо.

Смущение и стыд – биологически детерминированные реакции, которых требует стыдливость. Поскольку во время еды, дефекации и полового акта животное находится в уязвимом положении. Эти действия несут нагрузку социальных табу, определенных поведенческих образцов и требований приватности. Стремление спрятаться – подготовка к потенциальной опасности, и стыд исходно связан с необходимостью скрыться. Когда человеку стыдно, он, вынужденный справляться с чем-то, что хотел бы скрыть, уходит в себя. Возьмем сюжет про Адама и Еву. Изгнание из рая было связано с осознанием их дурного поступка, а стыд вынудил их укрыть свою наготу.

Шнайдер (Schneider, 1977, стр. 30) замечает, что Дарвин и Эллис в своей интерпретации стыда упустили третью – помимо страха-бегства и ярости-агрессии – фундаментальную реакцию на опасность: сокрытие-неподвижность. «Признаки стыда – когда избегают взгляда, прикрывают лицо, краснеют, опускают голову и хочется «провалиться сквозь землю» – явно отличаются от реакции страха». Рулофс (Roelofs, 2017) отмечает, что такой ответ на угрозу не лишен смысла. Поскольку большинство животных не так легко замечает неподвижные объекты во время охоты, неподвижность обеспечивает животному реальную безопасность. Хорошо известно, что некоторые животные, например, птицы, ящерицы, опоссумы, если их поймать, замирают и «притворяются мертвыми». На самом деле в биологическом смысле они испытывают шок, сердце бьется реже, глаза не моргают, но как только опасность миновала, они «просыпаются» и улепетывают со всех ног.

Суть в том, что, когда нам стыдно, мы впадаем в состояние шока, вся кровь отливает от поверхности тела, и мы не способны думать. Я испытываю шок, когда люди представляются мне по имени. Я вообще не могу ничего ответить и еще несколько часов спустя не понимаю, что со мной происходит. Часто меня не хватает на то, чтобы разобраться с этим, когда все уже позади, ворошить случившееся означает привлекать в внимание к той стороне моей личности, которую мне хочется скрыть, ведь у меня нет никакого желания выставлять на показ свою уязвимость.

Стыд и глаза

«Ку-ку, я тебя вижу», – говорит мать, когда тело ее ребенка расслабляется при виде ее вновь появившегося лица. Ее журчащий голос и живой взгляд ее глаз говорят ребенку: «Какой же ты прелестный малыш. Какой ты замечательный. Как я счастлива тебя видеть». Ребенок заглядывает в глаза матери. И видит там отражение чудесных, замечательных образов самого себя. Ребенку необходимо узнавать, какой он, в отражениях лиц тех, кто на него смотрит.

Отражение восхищения это ласка, которая намечает границы тела ребенка, чтобы он мог им гордиться (Kaplan, 1978, стр.144).

Стыд ощущается и воспринимается через глаза. Эдип, узнав, какой грех совершил, выколол себе глаза и ушел из дома, покинув семью. Одна из первых связей между ребенком и родителями устанавливается через глаза. Влияния зрительного контакта матери и ребенка на его дальнейшее эмоциональное и интеллектуальное развитие досконально исследовано (Stern, 1977, 1985). Робсон (Robson, 1967) считает, что привязанность устанавливается через взгляды в глаза друг друга. Представляется, такой взгляд необходим ребенку не меньше, чем сосание или то, что его берут на руки, он входит в число необходимых условий для установления прочной связи между матерью и ребенком. Таким образом, стыд в раннем возрасте может быть получен и воспринят через глаза.

Демос (Demos,1986) описывает эксперименты Троника с «неподвижным лицом», в которых сначала контакт матерей с их трехмесячными младенцами снимали на пленку, а затем проигрывали в замедленном режиме. На первой стадии эксперимента мать просили вести себя обычно, сидя с ребенком лицом к лицу. Замедленный просмотр показывал глубокий взаимный интерес, когда они смотрят друг на друга. Затем мать просили выйти из комнаты на несколько минут и, вернувшись, сесть напротив ребенка, избегая любой лицевой мимики.

Ребенок скоро начинал демонстрировать ряд выражений лица, явно стараясь вовлечь мать в их нормальный тип взаимодействия. А затем ребенок проявлял одну из двух поведенческих реакций. Некоторые дети начинали горько плакать, но многие просто «обвисали» в своем креслице, внезапно утратив мышечный тонус, опустив голову и отвернувшись, отводя глаза от материнского лица. Демос полагает, что дети демонстрировали первичную реакцию стыда.

Очень часто мы упускаем такую реакцию стыда у наших клиентов или неверно интерпретируем их переживания, говоря: «У вас упадок сил, вам нужно встряхнуться», – либо отмахиваемся от нее, не желая ворошить подобные ощущения в себе. Одно из упражнений, которое я делаю со своими клиентами, включает в себя посылку и получение энергии через глаза. Некоторые клиенты боятся смотреть на меня, прячут лицо. Поэтому я прошу их взглянуть на меня, отвести взгляд, а потом, когда они почувствуют себя комфортно, снова взглянуть. Как они признаются, их тревожит тепло и забота, которую они видят в моих глазах. Это противоречит их представлениям о том, что они ожидают увидеть. Нередко они вспоминают то, что видели в глазах родителей – взгляд, который сообщал, что они разочаровали родителя, что они недостаточно хороши, что они плохие.

В фильме «Маска»[2] Шер играет роль матери мальчика, чье лицо изуродовано болезнью. Несмотря на отталкивающую внешность, мальчик считает, что он красивый. Каждый раз, как Шер глядит на него, ее глаза наполняются любовью. Но когда он превращается в подростка, сверстники формируют свое отношение к нему, исходя из его уродливой внешности. Он перестает считать себя красивым – не настолько красивым, как заслуживает любой человек.

Подростки часто испытывают стыд, потому что им хочется, чтобы их приняли сверстники. Им необходимо общаться вне семьи, чтобы завершить процесс развития. Они чувствительны к тому, что их отторгают, и остро это переживают, но если это происходит, стараются скрыть ощущение унижения. Наши клиенты тоже стремятся выполнить задачу развития. Мы побуждаем их выйти из защитной зоны, на время вернуться в прошлое и заново пережить исходную травму, которая и породила защиту. Они смотрят на нас, терапевтов, на наши реакции. В это время, когда неодобрение или критика их эмоций могут привести к тому, что они начнут жалеть, что позволили себе открыться, они особенно чувствительны. Они могут решить про себя: «Я показал слишком много своей уязвимости, сексуальности, печали, того, в чем я нуждаюсь, своей злости или страха». Я снова ошибся, показал «слишком много», это мой промах. Разумеется, они не могут разделить этот опыт с вами, ведь им не хочется, чтобы их и дальше унижали. И вот вместо этого они закрываются, притворяются, что все в порядке, но стимул потерян, движение остановилось.

Терапевту необходимо очень хорошо разбираться в реакциях стыда, так, чтобы не переосмысливать их, если человек не может о нем сообщить. Стыд – такое глубокое переживание, что мы даже можем не подозревать обо всех уловках, которыми пользуются, чтобы его скрыть. В телесной терапии, которую я практикую, в биоэнергетике, нас побуждают снять наши защиты, по существу сделать то, что противодействует нашей лучшей оценке. Терапевту необходимо быть очень чувствительным к реакциям стыда, потому что этим чувством буквально невозможно поделиться. Человек скорее захочет спрятаться, постарается скрыть это чувство, чтобы за этим не последовало дальнейшее обнаружение его недостатков.

Стыд и нарциссизм

Стыд играет важнейшую роль в отношении к себе, в особенности к образу себя. Нарциссизм – это положительное самовосприятие, состояние любви к себе и восхищения собой. Стыд – отрицательное самовосприятие, сиюминутное «разрушение» «я» в резком «самоочернении». В психоаналитической теории и в народной мудрости нарциссизм считается защитой от ненависти к себе из-за стыда.

Здоровая самооценка это не столько постоянное ощущение собственной хорошести и ценности, сколько способность управлять такими ощущениями как неадекватность, слабость, неполноценность и чувство вины. В определенные фазы развития – от младенчества до примерно трех лет и потом в период подросткового возраста – ребенок особенно склонен к нарциссическому расстройствам. Если в семье маленькому ребенку не позволяют ощущать себя настолько большим, насколько он может, происходит нарциссическое расстройство. Стыд – это реакция на самого себя от потрясения, что твоя значимость не получила подтверждения. Представьте, скажем, любознательного малыша, который обнаружил, что может наконец самостоятельно открыть дверь и греметь кастрюлями и сковородками, пока мама готовит обед. Усталая и расстроенная мать отвечает на достижение ребенка раздражением. Радость ребенка превращается в разочарование и отчуждение. Предположим, позже, в этот же день, ребенок начинает ходить, и отец с восхищением его обнимает. Предыдущее разочарование компенсировано, полученная ранее нарциссическая травма залечена. А теперь предположим, что этот самый отец не обратил никакого внимания на малыша, когда тот упал, сделав свои первые шаги, – и опять ребенок пережил унижение и стыд при своих первых попытках овладеть какими-то навыками. Все готово для выхода на сцену проблем самовосприятия. Вовремя пубертата даже ребенок, получавший адекватную поддержку, все еще может получить глубокие нарциссические травмы, которые причинят ему боль, заставят стыдиться и чувствовать себя отверженным. Я уже упоминала фильм «Маска», мальчика, которого адекватно поддерживала мать, а в подростковом возрасте отвергли сверстники, он понял, что уродлив, и перестал нравиться себе. Подобные проблемы могут возникнуть в личности человека, которого друзья принимали в раннем детстве, а в подростковом – отвергли. Представьте черного ребенка, которого принимали белые сверстники, а потом жестко отшила белая девочка, которой он попытался назначить свидание, или ребенка, который стыдится своей религии, акцента родителей или их алкоголизма.

Поводы для стыда и нарциссической уязвимости чаще всего возникают в семье. Рассмотрим два типа семей, которые провоцируют стыд. Предположим, девочка сыграла ведущую роль в танце на выступлении. Нормальной реакцией остальных членов семьи будет гордость за нее. Но если она будет носиться со своим триумфом слишком долго или вообразит себя профессиональной балериной в танцевальной труппе, семья начнет напоминать, что до того, как это, возможно, случится, ее ждут долгие годы упорного труда и занятий, и вернут ее обратно в рамки нарциссических ограничений. Если в семье слишком жаждут успехов ребенка, не помогая развить реалистическую самооценку, а превращая ребенка в нарциссическое продолжение самих себя, собственной мечты и фантазий, это приводит к тому, что вне семьи над ним будут смеяться. Семья никак не ограничивала значимость ребенка, поэтому сверстники попытаются «урезать ее до нужного размера», а если это не сработает, могут отвергнуть его и не общаться с ним. Защищая себя, ребенок создаст фантазию, что он «особенный» и будет обороняться от контактов с внешним миром собственной нарциссической конструкцией. Возьмем теперь семью, где все члены имеют низкую самооценку и постоянно конкурентно проигрывают. Если кто-то из членов семьи вдруг добьется настоящего успеха, его заставят стыдиться. Чтобы избавиться от ощущения собственной ничтожности, им приходится использовать мощные техники устыжения, не давая никому возвыситься над остальными членами семьи.

Защитные реакции на стыд

Помимо прочего часто повторяющееся переживание стыда, как правило, «избавляет» от обычного уровня самооценки. Склонность к стыду, и нарциссизм хотя и взаимосвязанные, но все же отдельные категории. Все склонные к стыду, страдают нарциссизмом, но обратное утверждение неверно. Это объясняется тем, что многие из тех, кому свойствен нарциссизм, окружают себя неуязвимой защитой. Если постоянно унижать ребенка, «опускать» его и стыдить, травмирующий опыт приведет к формированию механизмов самозащиты. Фрейд назвал такую самозащиту «каменной стеной» нарциссизма. Спонтанное самовыражение ребенка было неприемлемо для родителя, поэтому тот ритуализировал свое поведение. Таким образом он получил возможность контролировать собственное «я» и скрывать его, демонстрируя миру лишь ту часть, которое тот считает приемлемой. Чтобы избежать болезненных эмоций, люди, склонные стыдиться, в целях защиты проецируют обвинения и злость на доступного козла отпущения. Таким образом им удается восстановить ощущение какого-то контроля и превосходства, но в долгосрочной перспективе издержки часто оказываются слишком велики.

Если стыд остается непризнанным, человек может решить сфокусироваться на другом эмоциональном состоянии, совершить эмоциональное замещение. К примеру, человек, которому стыдно, но он не хочет признавать это ощущение, может разозлиться на кого-то другого, сделав из него козла отпущения, вместо того, чтобы обвинять себя. Злость более комфортное состояние, чем стыд. Однако замещение – это вид самообмана: оно облегчает муку и снижает дискомфорт, но не меняет само чувство, во всяком случае, не сразу. Не фокусируясь на стыде и актуализируя другие эмоции, мы теряем возможность осознать, какие силы действуют вокруг нас и внутри нас.

Мне кажется, крайне важно понять эту концепцию. Первоначально в биоэнергетике считалось, что злость прячется за стыдом, и ее нужно выпустить. Возможно, потому что стыд – это состояние шока, и по выходе, и из заторможенности/неподвижности начинается сопротивление/бегство. Можно скрывать или отрицать свои чувства, притворяясь что «все хорошо», чтобы нас не отвергли, чтобы не утратить взаимоотношения, от которых зависит наше благополучие. Можно рассматривать это как вариант бегства. Но может иметь место и ответная реакция сопротивления, когда мы защищаемся злостью и агрессией. Хочется надеяться, что, обезопасив себя, мы сможем осознать, что за нашей злостью скрываются боль и уязвимость. Другими словами, после того, как лед неподвижности (шок) растает, если поддержки достаточно и хватает мужества и уверенности в себе, мы рискнем разобраться в том, что произошло.

Стыд и культура

Первая работа на тему стыда, которую я опубликовала, называлась «Мужчина, женщина и стыд». В ней я рассматриваю, как влияют на самовосприятие человека закрепленные в культуре понятия, о том, что такое хорошее и приемлемое поведение, ведь именно из-за культурных различий и разницы в воспитании детей разного пола мужчины обычно стыдятся, показав уязвимость или чувствительность, а женщины стыдятся своей сексуальности. Я не буду снова разворачивать эту тему, уверена, с тех пор минуло полтора поколения, и все это, несомненно, в прошлом.  И все же – благодаря привычке бахвалиться, – Дональд Трамп без всякого стеснения заявил, что, раз он белый мужчина, обладающий властью, ему можно приставать любой женщине, какой ему только вздумается. Затем, к своему ужасу, я увидела, как он во время дебатов подкрадывается к Хиллари Клинтон и нависает над ней в такой позе, которую Питер Левин назвал позой хищника.

Мужчины стыдятся того, что связано с уязвимостью и потребностью, а женщины – своей сексуальности, потому что мальчиков и девочек стыдят и поощряют за разные типы поведения. Мужчинам в нашей культуре предписано глубоко стыдиться всего, что связано с потребностью, уязвимостью и беспомощностью. Оборонительная злость и отторжение – две самых распространенных реакций мужчины на попытку его устыдить. Дебора Таннен изучала взаимодействие девочек и мальчиков с самого младенчества. Девочки все время старались поддерживать ровные отношения, тогда как мальчики, начиная с двух-трех лет, занимали позиции высший/низший. Поэтому, если мужчине приписывают какой-то промах, из этого следует, что он ошибся. Признать, что ты совершил ошибку, означает, что ты неполноценный… а значит, надо обвинить того, кто на это указал. Тот/та слишком требователен/льна, эмоционален/льна, критичен/чна, соблазнителен/льна. Сказать «прости» означает стать низшим. Поэтому он злится, подвергает ее обструкции, унижает.

Исследование реакций пациентов на хирургическое вмешательство выявило, что его действие на женщин носило целительный характер, т.е. у женщин, которые его перенесли, было низкое давление и меньше беспокойства как до операции, так и более часа после, чем у женщин, которым операцию не делали. А вот мужчин такой опыт огорчал, давление поднималось, тревожность росла, реакцией на операцию было повышение обоих показателей. В исследовании разница данных у представителей разного пола объясняется тем, что «…в Соединенных Штатах мужчинам часто сложнее признать зависимость и страх, чем женщинам, поэтому, возможно, хирургическое вмешательство является болезненным напоминанием об их уязвимости». С другой стороны, маленьким девочкам наша культура позволяет поддерживать тесный физический контакт с матерью, а вот мальчикам в нем отказывают (Мoss, 1967). «В Соединенных Штатах… девочки получают больше чувственных прикосновений (поцелуи, объятия, держание на руках), чем мальчики» (Тhayer, 1988, стр. 32).

Таким образом, стыдясь, в глубине души мужчина ощущает ярость, особенно по отношению к матери, ведь именно она была его первой любовью, держала на руках, это от нее он узнал, что такое тепло и нежность. А потом лишила его этого, сказав, что большие мальчики не плачут, что им не нужно, чтобы их брали на руки и ласкали. Подавленный ее властью, он чувствует себя униженным. Поэтому ему необходимо расквитаться. Он обесценивает ее любовь, копируя своего отца, который кажется самым искусным в мире манипулятором, ведь он контролирует все – и идеологию, и деньги. Он научил сына не плакать, не показывать, что ему больно, держать себя в руках, не подводить, быть самостоятельным.

Отец обучил сына приемам агрессии, показывая, как противостоять власти матери, унижая ее, как держать ее на дистанции, лишить субъектности. Она все еще вызывает в нем сильные чувства – тоску по любви, сексуальности, ласке. Ему приходиться их подавлять, не доверять собственному телу, собственному сердцу. Поэтому он проецирует свои желания на нее, обвиняя ее в том, что это она порождает в нем позорные чувства. Он восстает против ощущений собственного тела, потому что они вызывают в памяти его младенческие годы и его уязвимость. Эти телесные ощущения идут от женщины, это она уязвима. Это ее соблазн провоцирует чувства. Он боится своих эмоций, властных телесных ощущений, а, следовательно, и сильных эмоций вообще. Справиться с этим он может, приняв образ супер-мачо либо став интеллектуалом, который старается найти объяснение любым чувствам, теша себя иллюзией, что, если он сможет объяснить процесс, это позволит его контролировать. Эмоции, благодаря которым возникает уязвимость, в любом случае должны быть под контролем, и он старается осуществлять его как в отношении себя, так и других.

Два этих защитных механизма порождают два разных типа эмоционального поведения. В случае «супер-мачо» мужчина подвержен вспышкам агрессии, стремясь установить контроль над другими, сам он остается неподконтрольным.  «Ярость, одну из наиболее спонтанных, естественных реакций, часто рассматривают как последствие стыда» (Kaufman, 1985, стр. 74). Чтобы скрыть свою неполноценность, он принижает других, он исполнен настоящей ярости по отношению к жене, но на самом деле – по отношению к собственной потребности в нежности и близости. Или же он становится рассудочным, строго рациональным, стремясь контролировать других и тем возвышаться над ними.

Много лет назад у меня был клиент – пятидесятилетний мужчина с нарциссическими проблемами, работа с которым наглядно показывает, как он попал в ловушку между культурным стереотипом мужественности, своими потребностями и представлением о себе.  Проблема, с которой он пришел, заключалась в том, что ему не удавалось создать длительных, наполненных смыслом отношений с женщиной. Вместо того, чтобы встретить женщину и назначить ей свидание, он в огромных дозах потреблял кокаин и нанимал проституток, чтобы реализовывать свои мазохистические фантазии. Нередко заканчивалось тем, что он начинал испытывать к проститутке сильные чувства, а после пугался, что она злоупотребит этим и совершит над ним какое-нибудь насилие. Он хотел пройти курс терапии с женщиной, к которой испытывал сексуальное влечение, чтобы можно было проработать и его проблемы переноса. Его предыдущий терапевт уже переутомилась от его сексуальных переносов и отправила его в группу, через некоторое временя он стал работать с терапевтом-мужчиной. Но и этот терапевт, и сам клиент чувствовали, что решить его главную проблему с женщинами так и не удастся, поэтому его и прислали ко мне на индивидуальную терапию.

Когда клиенту было шесть лет, отец сказал, что его задача – заботиться о матери и сестрах. Отец пропадал на работе большую часть дня и не особо стремился к общению, когда бывал дома. С 6 до 9 лет клиента мучили по ночам кошмары, что на него нападает Франкенштейн. В курсе терапии он заново пережил свой страх и яростный гнев отца, который тот никогда никак не выражал, но он читался в его глазах. Он отождествил отца с чудовищем, которое хочет причинить ему зло. А еще он стал воспринимать самого себя как Франкенштейна, которого контролирует другими образами себя и представлениями о себе.

В курсе биоэнергетического анализа выявилась тяга к матери. Когда он разрыдался, все передняя часть его тела напряглась. Его заклинило между упорством, с которым он доказывал, пиная матрас: «она действительно меня любила», – и собственным неверием в то, что кто-то может так обращаться с ребенком – отказывая ему в базовых потребностях. Он взглянул на меня и, заметив мое участие, страшно застыдился, что утратил мужественность, мое уважение и свою сексуальность. Он стал ругать себя и называть дураком, что нуждается в чем-то, например, в участии. Иногда, выпустив гнев против матери за то, что отказывала ему в том, что ему было так нужно, он ощущал свое бессилие как-то повлиять на ее чувства. А потом подкатывал ко мне самым сексуальным, обворожительным образом. Он проигрывал, как обращались с ним родители, расстраивался из-за того, что его потребность в заботе и ласке лишает его мужественности, а затем пытался удовлетворить свою потребность в образе соблазнителя. Если ему удавалось добиться к себе нежности, ему казалось, что он лишается области таза и сексуальности вообще. Имея дело со шлюхами, он испытывал фрустрацию, потому что его потребность снова оказывалась неудовлетворенной. Иметь отношения с женщиной означало быть пойманным в ловушку забот о ней, как он ощущал это по отношению к матери и сестрам, жить одному – означало остаться и без мужественности, и без удовлетворения эмоциональных потребностей. Ничего удивительного, что он не мог завязать отношения с женщиной!

Пока его тазовая область не была открыта, ему было куда комфортнее продвигаться вперед с сексуальной агрессией и злостью, чем с более спокойными чувствами. С агрессией он ощущал себя мужчиной. Но он продолжал начатое, и таз открылся. Энергия двинулась в грудную клетку. Возникли боль и тоска, а вместе с ними и гнев на родителей, что отвергли его от себя. Затем его охватили стыд и неуверенность, что он «настоящий мужчина». «Настоящие мужчины» не плачут. Они добиваются своего властью и агрессивностью, их не мучает тоска по нежности и общению. После этого он постарался представить образ мужественности – соблазнительного и безразличного к людям.

И был еще образ, который оставил ему отец, – тот, кто заботится о женщинах. Но в нем не был задан ни тип эмоций, ни тип потребностей. Все эти чувства были женскими, только женщины могли их взлелеять. Поэтому в своих мазохистических фантазиях ему нравилось представлять себя женщиной, которая не в состоянии позаботиться о себе, которую следует поддерживать и ценить. Но быть женщиной также означает подвергаться насилию, быть используемой и бессильной. Поэтому он мог предаваться своим фантазиям с проститутками, пока ему не становилось страшно, что они возьмут над ним верх и совершат насилие. Поскольку родители не удовлетворили его базовые нарциссические потребности, он спроецировал способ их удовлетворить через известные ему культурные стереотипы. Мужчина сильный, сексуальный и бесчувственный, женщина слабая, пассивная и любящая.

Образ женского тела, сексуальность и стыд

С девочкой ситуация немного иная, чем с ее братом. Она слышит биение двух сердец – маминого и папиного. Ее сердечные переживания, заботу, объятия поддерживают и поощряют – «папина дочка», игра в куклы – а тем временем естественная агрессия и самовыражение подавлены, – тихие ласковые голоса, маленькие шажки, тихие игры.

Поэтому она общается с отцом совсем не так, как ее брат, а как тот, кого тоже следует любить. Мать не может ее поддержать, поскольку образ матери так задан в культуре. Она сексуальный объект, которому внушают, что она должна контролировать свои страсти, в противном случае она заставит мужчин терять контроль над собой, превращаться в животных, провоцировать их на прелюбодеяние, изнасилование – или же все просто обернется порнографией. Потому что мать боится собственной сексуальности, боится мужа и собственной матери, потому что ее беспокоит, что у нее нет денег, тело слишком расплылось, энергии через край, сердце матери не открыто, и потому она не может позволить дочери существовать. Она критикует любое слово дочери, то, что та флиртует. Естественно, дочь отворачивается от нее к отцу. Может, хоть ему она понравится. Если он дома, доступный и сердечный, ее нежные чувства, потребность в ласке, объятия найдут поддержку – она же «папина дочка». Она старается ему нравиться, стать ему лучшим дружком. В отличие от матери она не ворчит и не стремится руководить. Он не унижает ее, он всегда будет ее любить. И, разумеется, он любит ее сейчас – пока она остается маленькой девочкой и не выдает суждений, отличных от его собственных, пока она не выросла и не стала слишком упрямой и своевольной.

Если отец слишком холоден и замкнут, малышка все равно пытается его очаровать, не вызывать его гнева, пытается овладеть магическим приемом, который позволит привлечь его внимание, становится экспертом в улавливании эмоциональных сигналов, идущих от окружающих, находясь при этом вне контакта с собственными эмоциями и потребностями.

Он может даже не присутствовать. С ростом числа разводов и семей с одним родителем, а также устоявшейся традицией, что отец все время проводит на работе, большинство представлений об отце и мужчинах вообще черпается из образов, которыми снабжают телевидение, книги и фильмы. Поэтому девочка использует зафиксированные в культуре образы для создания идеализированного отца, которому она хочет нравиться. И снова старается быть лучше матери. Ведет себя вежливо, обворожительно в надежде, что сможет удержать своего мужчину, не будет унижена и отвергнута им, как ее мать.

Она растет, ее тело начинает принимать более мягкие, округлые формы, увеличиваться в размерах. Внутри – сумбур ощущений. Ким Чернин так описывает начало расцвета девочки-подростка:

«Попробуем описать… как она с восхищением рассматривает себя в зеркале. Изучает оформляющуюся грудь, округлившийся живот, раздавшиеся бедра, которые делают ее похожей на мать. Она расчесывает волосы и вставляет туда цветок, достает из ящика  материнскую помаду и накладывает на щеки румяна. В ход идут  духи, она набрасывает на плечи шарф и танцует, руки поднимаются вверх, живот поджимается. Никогда раньше она не видела этого танца, но ее тело интуитивно знает его движения точно так же, как в один прекрасный день она узнает, как стать матерью и подведет ее к знаниям и нежности, с которыми она будет заботиться о младенце, ее тело сейчас изгибается, уже не стараясь познать себя через изучение своих импульсов, но получая сведения из непосредственного источника своей силы, из чувственной энергетики танца. Но тут вдруг открывается дверь, девочка оборачивается, испуганная и счастливая одновременно, опасаясь, что то, что она чувствует, предосудительно, но в то же время горя желанием поделиться этим новым знанием о наслаждении, открытом в собственном теле. Она протягивает руки, все еще продолжая танцевать, и с улыбкой на губах, исполненная невинности, делает шаг к нему. Он – это старший брат, отец, дядя, приехавший погостить на выходные. И он, поняв это превратно, сам тянется к ней, приняв невинное наслаждение за попытку обольщения. Или же, встревоженный, уходит, бросив через плечо несколько сомнительных выражений, отчего ей становится стыдно. Или, рассердившись, хватает полотенце и заворачивает ее, словно это неприкрытое тело излучает опасность или внушает омерзение. А возможно, он дичайшим образом выходит из себя, раздираемый одновременно желанием, страхом и яростью своей пробудившейся первобытной природы. Он отвешивает ей пощечину, трясет за плечи, зовет ее мать и велит заняться воспитанием дочери» (Chernin, 1981, стр. 158-159).

Отныне она уже не «папина дочка».  Ее тело стало женским, а все в нашей культуре настаивает, что женщина заслуживает презрения. В итоге у нее либо анорексия, либо булимия. Истощить свое тело, не стать ненавидимой как мать, всегда нравиться отцу. Стыд – блокиратор энергии, способ заблокировать энергию таза, способ остановить то, что препятствует их любви, что оскорбляет любимого мужчину.

Сексуальное насилие над женщиной и стыд

Если отец, брат, дядя все-таки не уходит, а использует девочку для собственного удовольствия, он нарушает у ребенка работу природного излучателя энергии, недифференцированный обмен которой происходит между тазом и сердцем. Любовь и доверие разрушены ради удовольствия взрослого. Девочка перевозбуждена, она получила слишком много энергии в области таза, не владея при этом способом ее сдерживать. Став взрослыми, такие женщины часто употребляют наркотики, алкоголь, хватаются за любое снотворное, потому что видят в этом способ держать свой энергетический заряд под контролем. Возбуждение внушает им тревогу, установить контакт мешает страх, что на них нападут, их сердца разбиты, там царит печаль. Изнасилование ребенка взрослым, которого ее учили уважать, учили доверять ему, – это предательство любви.

Сколько раз при работе с нашими клиентками мы сталкиваемся с тем, как проблематично помочь им открыть тазовую область. Это противоречит базовым культурным установкам, которые предписывают угнетать энергетический импульс и не позволять себе возбуждаться. Я испытала это с одной клиенткой, с которой работала до того уже пару лет. Грудная клетка у нее была сплющенная, как у орального типа, а в нижней части спины, прямо над ягодицами, располагалась белая мертвая зона. У нее там сильно болело, и периодически она чувствовала там напряжение. После долгой терапевтической работы, направленной на то, чтобы открыть ее грудь и таз, она все еще говорила, что ей не хочется заниматься сексом с мужем. Причина ее недостаточной отзывчивости вскрылась, когда они с мужем пришли поговорить об этой проблеме вместе.

Она зависла между двумя противоположностями. С одной стороны, она говорила, что боится, что муж будет считать ее фригидной из-за того, что она ему отказывает, а с другой – его сексуальное возбуждение приводило ее в ступор. Я заметила, с каким удовольствием смотрит на нее муж, пока она это рассказывала – опустив голову и сжимая руками колени. Я спросила: «Что происходит, когда муж смотрит на вас?» Она ответила: «Я чувствую себя шлюхой». И, побледнев, начала рассказывать, как смотрел на нее отец, когда она была подростком, – с заметным интересом и возбуждением, но при этом оба родителя внушали ей, что секс — это грязь и гадость. Тут-то и была зарыта собака. Родители заметили, что она превращается в женщину, но вместо того, чтобы с гордостью ее благословить, стали внушать ей, что она грязная и плохая, и ей нужно это скрывать. Поэтому она не могла с готовностью встретить возбуждение мужа и отвечала на него почти так же, как на нее саму реагировали родители – со стыдом и отвращением.

Работая с сексуальным насилием мы, телесные терапевты, присматриваемся к потокам энергии, к ощущениям ярости и страха. После долгих лет работы с сексуальным насилием я пришла к выводу, что главный вред от изнасилования — это стыд. Пятьдесят лет назад я осматривала клиентов в центре здоровья Висконсинского университета, это было частью моего обучения. Многие были из сельской местности на севере Висконсина. Выяснилось, что инцест – весьма распространенное явление в этой местности. Меня просто потрясло, что студентки без особого волнения рассказывали о сексуальных контактах с отцами, дядьями, братьями, кузенами. На психотерапию они пришли по другим причинам. Однако их однокурсники по университету дали им понять, что это все же не самое обычное дело. Поначалу они стыдились и тревожились. Стыд вызывал беспокойства больше, чем сам сексуальный контакт. Именно он лишал их ощущения собственной ценности.

Нам, терапевтам, следует быть очень осторожными, открывая сексуальность клиента, особенно когда имело место сексуальное насилие. Это критический момент, поскольку, если проблема стыда не будет сразу же решена, у клиента может остаться ощущение, что он плохой, что может привести к саморазрушению: нанесению себе порезов, перееданию, наркотикам. Может произойти и атака на терапевта в целях защиты от «я плохой». Терапевт, благодаря которому это ощущение обнаружилось, наверняка плохой человек. Вот почему так важна эта конференция, повышающая нашу бдительность по отношению к факторам, создающим ощущение стыда, и реакциям на него.

Стыд и изгои

Как уже говорилось в начале статьи, когда я впервые ощутила стыд, он не считался реальной эмоцией. Я все еще изучаю стыд и сталкиваюсь с ним в повседневной жизни. Слышал ли кто-нибудь из вас имя Дженет Бакнер? Я тоже не слышала, пока не узнала об этой истории из Facebook. Рассказывая о событии, случившемся 30 лет назад, она разрыдалась. Когда она росла, неграм не разрешалось плавать в общественном бассейне кроме одного единственного дня перед тем, как его чистили, потому что люди вроде нее, негры, которые не отличаются от других ничем, кроме расы, оскверняют воду, и их мерзость следовало смыть.

Много лет спустя запрет неграм плавать в общественном бассейне был снят. Придя в этот бассейн, она начала плавать и тут услышала слово «ниггер».  От одного этого слова она пошла на дно и лежала там, пока кто-то ее не вытащил. Совершенно очевидно, что она впала в состояние шока.

Что-то в этой истории звучало очень знакомо. Я решила побольше разузнать о ней и принялась искать ее имя в интернете. Первое, что я узнала, это то, что она была представителем штата в парламенте Колорадо, а еще поискав, я выяснила, что мы с ней появились на свет в один год, и она родилась в Индианаполисе, штат Индиана. Я тоже из этого самого большого города штата. Когда я росла, евреям запрещалось плавать в «Кантри Клаб», и в некоторых штатах для евреев и не евреев были предусмотрены раздельные комнаты отдыха.

Понимаете, я была единственной еврейкой в средней школе в сельском регионе в середине Библейского пояса[3]. Я знала, что Трампа непременно выберут, снова начнутся марши Ку-Клукс-Клана, и насилия не миновать. Мне захотелось спрятаться, укрыться в каком-нибудь спасительном убежище. Потом я сообразила, что я уже давно не в сельской Индиане, что живу в Санта-Крусе, штат Калифорния, вероятно, самом либеральном и прогрессивном в мире сообществе. И все же принадлежность к группе, которую большую часть истории главенствующая культура так презирала и систематически подвергала геноциду, вынуждает меня ощущать последствия этого. Поэтому помимо обсуждения биологической и соматической подоплеки стыда, предпосылок для стыда, полученных в детстве, я хочу рассмотреть еще и стыд, который навязывают изгоям: антисемитизм по отношению к евреям, гомофобию по отношению к геям. Изгои бывают разные. Это кусочки паззла, которые не находят себе места в общей картинке. Это негры на факультетах Лиги плюща[4], мальчик, который вынужден мириться со своей гомосексуальностью в семье мормонов или евангелистов, телесный психолог в окружении практикующих специалистов, убежденных, что единственно возможный эффективный способ лечения – это когнитовно-бихевиоральная терапия. Я сама была изгоем – единственной девочкой-еврейкой, чей лучший друг был единственным католиком – его родители прибыли сюда из Италии. Изгой моя клиентка, которая приехала в Соединенные Штаты из Северной Кореи и поступила в 4-й класс начальной школы для негров Мичигане.  Она говорит: «для девочек типа меня, азиаток по внешности (желтых) и белых по сути было особое прозвище. Нас называли «Твинки»»[5]. Разумеется, есть и другие – ниггер, косоглазый, грязная еврейка, жид, Шейлок[6], есть прозвище и для моего лучшего друга (итальяшка), эти прозвища предназначены, чтобы сообщить нам, как мы омерзительны.  Если я вижу кричащего и агрессивного еврея, я чувствую отвращение и мне хочется спрятаться. Если мой клиент гей, я обсуждаю с ним его гомофобию, его желание стать гетеросексуальным, ведь к геям относятся с еще большим отвращением, чем к евреям и ставят их даже ниже женщин.

Внутри каждого из нас живет изгой. Это часть нашего «я», с которой родители не смогли наладить контакт. Я сижу с клиентами и вижу, как они ругают себя за то, что слишком требовательны, ясно выражая свои желания, или за то, что так бесхарактерны, вступая в конфликт с пугающими сторонами реальной жизни. Не получившие поддержки потребности – повод их стыдиться, и мы считаем их гадкими. Биоэнергетика стимулирует нас, побуждая снять покровы, открыть то, чего мы стыдимся, нашему терапевту. И мы должны бдительно следить за тем, как клиент скрывает такие области, или, совершая то, чего сам стыдиться, жутко при этом терзается. Задача терапевта выследить это части «я» и взлелеять их. Мужчины и сексуальное насилие это отдельная тема. Если женщины – низшие существа, значит, изнасилованный мужчина ничто иное как шлюха, только мужского пола. Его использовали, чтобы другой мужчина получил удовольствие, сам он ценности не имеет. Представьте его стыд. Интересно, впрочем, а воспринимает ли себя женщина как шлюху.

Заключение: исцеление от стыда

Существует еще одна, менее очевидная, реакция на стыд. Я называю ее «отрицающий голос». Я узнала о ней после доклада на конференции биоэнергетиков. За год до этого я проводила семинар по стыду. После этого преподаватель пригласил меня сделать доклад – это было сразу после того, как я закончила обучение и стала местным тренером. Я понимала, что, если одни из моих одногруппников гордятся мной, то другие завидуют и ревнуют.

Я начала говорить. Темой конференции была духовность, я описывала свой внутренний процесс при работе с клиентом с тягой к саморазрушению. Закончив, я бросила взгляд в аудиторию – можно было бы услышать, как падает иголка. Стояла абсолютная тишина, я окаменела. Не представляя, что делать дальше, я запела еврейскую песню, и у меня, честное слово, прорезался голос для пения. Я просто стояла там, пока моя подруга Джудит не увела меня со сцены под громкую овацию стоя. Целую неделю люди говорили моему мужу, моим друзьям и мне самой, как прекрасно я выступила. А потом начались самые ужасные годы моей жизни. Это событие спровоцировало сильнейшую депрессию. Однажды, когда я ехала на велосипеде, до меня дошло, что у меня в голове идет постоянный разговор. Я прибавила  громкости и поняла, что внутри у меня живет уличный хулиган. Меня потрясло, какие омерзительные вещи я говорила самой себе, понимая, что никогда в жизни не сказала бы такого никому из тех, кто мне не нравится. А еще почувствовала, как сдавлены у меня грудная клетка и диафрагма. Поэтому принялась дышать, наполняя эту область воздухом. Голос пытался настоять на своем, но сила его уже пошла на убыль. Годы спустя я догадалась, что голос активировался, когда я получила огромную дозу одобрительного внимания, а возник он из зависти ко мне моего старшего брата, которую я ощущала, когда мы были детьми. Хорошо, когда триггер известен, поэтому, вернувшись с какой-нибудь вечеринки, где я получила много одобрительного внимания, я проявляю бдительность к дурным эмоциям, которые могут за этим последовать, и работаю с ними.

Прибавить громкость.

Где в моем теле напряжение, когда я слышу этот голос?

Наполнять воздухом эту область.

Стану ли я так разговаривать с тем, кто мне не нравится?

Есть ли какая-то полезная информация в том, что произносит этот голос?

Еще один способ избавиться от стыда – помочь клиентам взглянуть на их поступки так, как это выглядит с точки зрения человеческой ситуации  вообще. Один из самых действенных способов излечения от стыда ГРУППОВОЙ, в особенности, если человек оказывается в компании тех, кто уже пережил подобный опыт. Вот почему Я  ТОЖЕ сделала такой мощный рывок и почему так популярны группы для тех, чьи родители были алкоголиками, кого в детстве сексуально домогались, кто страдал в подростковом возрасте анорексией и булимией. Члены таких групп могут говорить о своем детском опыте отверженности и стремления спрятаться, понимая, что у остальных в подобных обстоятельствах были точно такие же ощущения и что в этом нет их вины. Ребенок всегда обвиняет себя в том, что хочет не того, чего следует, если не получает поддержки или отклика, это вина ребенка, что его растлили, точно так же как и в изнасиловании виновата сама женщина. Человек, мучимый стыдом, слышит в группе чужие истории, похожие на его собственную. Поддерживая и помогая другому избавиться от стыда, человек осознает, что и сам не заслуживает ни осуждения, ни отвращения, по меньшей мере становится способным себя прощать.

Когда у меня был исключительно сложный период в биоэнергетической терапии – мой терапевт работал над тем, чтобы открыть мне сердце, а в результате у меня закупорилась сексуальность, – я поступила в кружок африканских танцев. Пять-шесть мужчин сидели в передней части комнаты и стучали на барабанах, а женщины, очень чутко улавливая ритм, двигали бедрами и плечами. Поначалу я смущалась и стеснялась танцевать на виду у мужчин. Плечи у меня были как деревянные, таз – неподвижный и окаменевший. Но постепенно, поддерживаемая улыбками других женщин (а потом и мужчин – долгое время я вообще не могла смотреть в их сторону) я начала двигаться, танцевать, притоптывать ногами и трясти плечами и бедрами. Совершенно внезапно я ощутила свободу двигать своим телом так, как я хочу, чтобы оно двигалось. Я стала ходить по улицам длинными шагами, чтобы движение начиналось от бедра. Если кто-то отпускал замечание, я улыбалась и соглашалась с ним. Раньше я бы почувствовала себя опустошенной, капитулировавшей перед ним – только из-за того, что он на меня смотрит. А теперь я начала ощущать, как иду, и хожу так, как соответствует моим ощущениям.

Перевод с английского Марии Ремизовой

Shame: Wanting to Be Seen and the Need to Hide

Annotation

Shame is differentiated from guilt and embarrassment by elucidating the biology and energetics of shame. Shame is a response to a relational injury. Its early developmental origins are explored, especially its relationship to narcissism. Gender differences to shame and responses to being shame are elaborated. The issues surrounding healing sexual abuse are discussed focusing on shame as the major culprit in working with sexual abuse. Last, the dynamics of outliers and their susceptibility to shame are discussed.

Keywords: shame, narcissism, gender, sexual abuse, outliers, bioenergetics analysis

 

[1] Международная конференция Института биоэнергетического анализа (IIBA), проводятся 1 раз в 2 года (прим. пер.)

[2] Фильм 1985 г. режиссера Питера Богдановича, в основу которого положена подлинная судьба американского юноши Роя Денниса по прозвищу Рокки (скала), т.к. его лицо было изуродовано редкой генетической аномалией. Роль Рокки исполнил Эрик Штольц, роль его матери – известная американская певица и актриса Шер. Не путать с фильмом «Маска» 1994 г. с Джимом Керри в главной роли (прим. пер.).

[3] Bible Belt – название региона, занимающего юго-восточную часть США, который традиционно считается оплотом протестантизма евангельского толка (прим. пер.).

[4] The Ivy League – ассоциация восьми старейших и, соответственно, самых престижных университетов, расположенных в семи штатах на северо-востоке США (прим. пер.).

[5] Twinkies – популярное американское пирожное, бисквит с золотистой корочкой и белым кремовым наполнителем (прим. пер.).

[6] Еврей-ростовщик, один из главных персонажей в пьесе Шекспира «Венецианский купец» (прим. пер.).

Что такое стыд и как к нему правильно относиться

У каждого есть то, что хотелось бы скрыть от других: некое убеждение, черта характера, странное желание или ужасная ошибка из прошлого. Мысль о том, что они откроются окружающим, приводит в ужас. От неё хочется свернуться в клубочек под одеялом и спрятаться от всего мира. Это ощущение и есть стыд, и все мы периодически его испытываем.

Чувство стыда, если подходить к нему неправильно, способно привести к неприятным последствиям вроде депрессии , приступов агрессии , ухудшения физического здоровья, а также превращения в самовлюблённого придурка.

По этой причине в книгах по психологической самопомощи стыд часто изображается каким‑то чудовищем. Нам советуют устранить его, освободиться от него, полностью выкорчевать его из своей жизни. Якобы лишь тогда мы достигнем земли обетованной, где царят любовь и благодать. Но давайте‑ка притормозим.

Что вообще такое стыд

Стыд — это универсальное человеческое чувство. Он присутствует во всех культурах — от современного глобализированного общества до небольших племён охотников и собирателей, которые ни разу в жизни не видели рекламу нижнего белья Calvin Klein. Стыд не был изобретён каким‑то предприимчивым дельцом, чтобы на вас нажиться (хотя многие и не прочь так поступить). Это естественная часть человеческого опыта.

Мы испытываем стыд — чувство разочарования или даже никчёмности, когда сталкиваемся с негативной оценкой себя. Он, как прожектор, высвечивает все тёмные, уродливые части нашей личности. Естественно, нам хочется поскорее спрятать то, чего мы стыдимся, будь то чувства или тайная коллекция телепузиков.

Сейчас читают 🔥

На стыд очень похоже чувство вины, но между ними есть одно существенное различие. Когда вы испытываете вину, вы тяготитесь тем, что сделали, а когда стыдитесь — тем, что вы за человек.

Оба ощущения могут возникнуть, когда вы совершили что‑то неправильное. Но вина появляется, если вы думаете: «Я вообще‑то не такой, я могу это исправить». А стыд — когда мысли следующие: «Я такой, и тут ничего не поделаешь». Если ничего не предпринимать, чувство вины постепенно превращается в стыд.

Перейдём к примерам. Допустим, вы не помогли другу с переездом или не позвонили маме в её день рождения. Это случилось впервые, но теперь вы, конечно, чувствуете себя виноватым. От вашей реакции на это чувство будет зависеть очень многое.

Если вы извинитесь и постараетесь быть лучше, ощущение вины пройдёт и вы станете жить дальше. Но если вы решите притвориться, что ничего не было, или начнёте обвинять друга в частых переездах, а маму в том, что она родилась в самый неподходящий день недели, чувство вины усилится и превратится в стыд. Станет чем‑то ужасным, что нужно ото всех скрывать.

И именно это скрытие и подавление, а не сам по себе стыд, вредит нам: приводит к психологическим проблемам, отравляет отношения с окружающими и подрывает амбиции. Ведь поверив, что какая‑то часть нас «плохая», мы начинаем прибегать к неудачным адаптационным стратегиям (читай: ведём себя как козлы), чтобы скрыть её и заглушить эту ужасную правду о себе.

Но, как и со всеми остальными эмоциями, со стыдом не всё так однозначно. Радость не всегда связана с позитивом, горе может принести мудрость, а стыд — быть полезным.

Зачем нам чувство стыда

Психологи различают базовые эмоции и остальные. Базовые появились, потому что нужны были для выживания. Самый яркий пример — страх. Боязнь змей и глубоких пропастей явно когда‑то помогала нам выжить.

Также к базовым эмоциям причисляют гнев, отвращение, грусть, радость и удивление. В других классификациях их четыре, а отвращение и удивление считаются подвидами гнева и страха. Но в любом случае они есть у каждого с первого дня жизни.

С возрастом наша палитра эмоций расширяется. Мы начинаем осознавать, что в мире есть другие люди и что их идеи и суждения влияют на нас. Это даёт начало так называемым эмоциям самосознания : стыду, чувству вины, смущению, гордости. Эти эмоции основаны на том, как, по нашему мнению, нас воспринимают окружающие и как мы воспринимаем сами себя. И появились эти эмоции тоже не просто так: они помогают людям сотрудничать и жить в группах.

Давайте представим, что мы дети. Я отнял у вас игрушечный грузовик, да ещё и стукнул им вас по голове. Если у меня пока не развились эмоции самосознания, то есть мне два года или меньше, я совершенно не буду из‑за этого переживать. Я просто ещё не способен постичь мысли и чувства других людей.

Узнайте больше 👂

Но если я старше, я буду испытывать чувство вины, а возможно, также немного смущения или стыда. Я верну вам игрушку и извинюсь. Я, может быть, даже предложу вам собственную машинку, и мы станем играть вместе. Теперь я буду испытывать гордость, оттого что я хороший мальчик.

Эмоции самосознания толкают нас к просоциальному поведению. Без них мы не смогли бы жить вместе. Они помогают регулировать поведение целой группы на уровне отдельной личности. Это благодаря им возможно существование городов, государств, экономики и проведение вечеринок. Говоря проще, стыд не даёт нам совершать глупые и ужасные вещи, а чувство вины мотивирует исправлять свои ошибки.

В чём парадокс стыда

Не бывает «плохих» и «хороших» эмоций. Бывают плохие и хорошие причины для эмоций. Например, счастье обычно считается позитивным чувством и многие говорят, что нужно стараться увеличивать его количество в жизни. Но если я счастливее всего, когда мучу соседского кота, то вряд ли здесь можно говорить о позитиве.

Точно так же и со стыдом. Если я по какой‑то причине стыжусь своей внешности и из‑за этого стараюсь не выходить из дома, это нездоровая форма стыда. А если я стыжусь того, что в университете изменял своей девушке, и это помогает мне не подрывать текущие отношения, то мой стыд полезен.

Возьмите на заметку 💞

Проблема в том, что многие испытывают стыд по неверным причинам. Большинство из них связаны с семьёй и культурой, в которых мы росли. Например, если в детстве вас критиковали за смешной нос, вы можете вырасти с жутким комплексом и потом делать одну пластическую операцию за другой. Если над вами смеялись из‑за вашей чувствительности, вы можете стать жёстким и эмоционально закрытым. Если вы выросли в религиозной секте, где стыдили за любую мысль о сексе, сексуальные желания и во взрослом возрасте могут вызывать стыд.

Что делать с чувством стыда

Откажитесь от нездорового подхода, к которому нас всех так и тянет, — закопать стыд поглубже и делать вид, что его нет. Подавление эмоций вообще вредно , а отрицаемый стыд будет только усиливаться.

Вместо этого сделайте всё наоборот: посмотрите на корни своего стыда и оцените, полезен он или нет. Если да, постарайтесь принять его, если нет — избавиться от него и начать сначала.

1. Отделите свой поступок от своей личности

У всех нас есть сожаления, все мы совершаем глупости, иногда подводим других или себя. Но то, что вы когда‑то облажались, ещё не значит, что вы полный неудачник и вообще плохой человек.

Вы можете учиться на ошибках, использовать свои провалы в качестве мотивации для роста и даже помогать другим, делясь своим опытом. Так что постарайтесь поменять мысль «Я плохой человек» на «Я совершил(-а) плохой поступок».

И в целом старайтесь быть добрее к себе. Когда ваш друг совершает ошибку, вы, скорее всего, не начинаете считать его негодяем, а понимаете, что он просто оступился. Но на самих себя такой подход почему‑то распространяется не всегда. Помните об этом и будьте себе другом.

2. Поймите настоящую причину своих действий

Вряд ли вы подорвали рабочий проект, потому что вы ужасный злодей. Может, вы чувствовали, что вас на работе не ценят и не уважают, и не хотели стараться. Может, вы злились на что‑то и приняли импульсивное решение. Может, вы три дня не спали и в самый неподходящий момент просто потеряли способность что‑либо делать.

В любом случае, приняв причину своего постыдного поступка, вы поймёте, что сделать, чтобы измениться к лучшему.

3. Извлеките урок

Стыд и чувство вины могут стать мощными источниками мотивации для работы над собой. Они побуждают нас становиться лучше. Указывают, что мы сделали не так в прошлом, чтобы мы не повторяли этого в будущем.

Так что стыд может стать мудрым учителем. Прислушивайтесь к его урокам, даже если его манера преподавания не очень‑то приятна.

Станьте мудрее 🧘

4. Поделитесь своими ощущениями

Вопреки тому, что говорят нам инстинкты, открытое признание своего стыда и смущения обычно вызывает сочувствие окружающих, а также укрепляет отношения. Подобный эффект мы получаем, когда, напившись вместе с другом, плачемся у него на плече.

Если ваш стыд иррационален, то есть вы стыдитесь того, чего и не стоило бы, — рассказав о нём, вы почувствуете, насколько он не обоснован. Вы увидите, что люди над вами не смеются, мир вас не ненавидит, а небеса не рушатся. Это может привести к переосмыслению своих взглядов, росту самооценки и улучшению самочувствия.

Если вы действительно совершили нечто постыдное, то, поделившись беспокоящим чувством, вы откроете себе дорогу к прощению. Теперь ваша ошибка будет помогать вам становиться лучше, а не тянуть вас назад.

5. Учитесь видеть в стыде отражение своих ценностей

То, какие у вас ценности, определяет то, чего вы стыдитесь. Здоровые ценности порождают здоровый стыд, и наоборот. Например, если вам стыдно оттого, что вы не помогли другу, когда он в вас нуждался, это говорит о том, что для вас важно быть человеком, на которого можно положиться. Стыд поможет вам действовать исходя из этого: честно поговорить, извиниться и быть рядом в будущем.

А если вам неловко потому, что у вас не такие дорогие туфли, как у коллег, это сигнализирует о том, что для вас важнее одобрение окружающих, чем уважение к себе и своим вкусам. Стыд поможет заметить это и пересмотреть свои ценности. Главное — помнить, что эмоции не корень ваших проблем, а отправная точка для их разрешения.

Читайте также 🧐

Откуда берётся стыд и как с ним справиться

Подумайте о чём-то, чего окружающие никогда не должны о вас узнать. Это может быть убеждение, черта характера, специфичное желание или какой-то провал в прошлом, которого лучше бы никогда не случалось. Что бы это ни было, вам неуютно от мысли, что об этом кто-то может узнать. Сразу хочется свернуться калачиком, залезть под одеяло и спрятаться от внешнего мира.

Это чувство психологи называют «стыдом», и мы все его испытываем. Глубоко внутри нас есть нечто неприглядное, что мы тщательно скрываем от всех и делаем вид, что этого нет.

Стыд может серьёзно навредить. Чувство стыда ассоциируется с депрессией, неконтролируемым гневом и агрессией, проблемами со здоровьем, нарциссизмом. Поэтому стыд стал страшилкой в мире любителей саморазвития. Раскрой свой стыд. Избавься от него. Высвободи его. Пригласи его на выпускной и станцуй с ним под сладкие мелодии Барри Манилоу.

Джон Брэдшоу сформировал пугающий образ стыда в 1988 году в книге по саморазвитию «Исцеление стыда». С тех пор многие исследователи и популяризаторы саморазвития повторяют мантры о необходимости избавления от этого чувства. Нам говорят, что ключ к земле обетованной, полной безграничной любви и абсолютного счастья, — в избавлении от стыда и чувства вины. Предлагают выкурить их из психики какой-нибудь мощной базукой — кружком объятий или дорогущим семинаром.

Хотя очевидно, что большинство из нас борется с чувствами стыда и вины, я думаю, что мы зашли с этим слишком далеко. Я предлагаю вернуться на несколько шагов назад и проанализировать, почему мы на самом деле испытываем стыд. После этого, возможно, станет понятно, почему многие так часто чувствуют себя кусками дерьма, и что же с этим делать.

Давайте начнём с очевидного: стыд и вину испытывают все люди. Хотя многие пользуются стыдом и чувством вины, эти чувства не были придуманы неким современным закулисным манипулятором. Стыд и вина — неотъемлемые части человеческой сущности.

Стыд — чувство разочарования или даже бесполезности. Вы испытываете его, когда не оправдываете ожиданий, которые возлагает на вас собственное «я». Стыд — увеличительное стекло низменных черт нашей сущности. Поэтому инстинктивно мы пытаемся скрыть то, чего стыдимся.

Если нам стыдно за свои чувства, мы стремимся их скрыть. Если стыдимся тела, делаем всё, чтобы спрятать его. Если стыдимся своей коллекции Телепузиков, мы эээ… пытаемся спрятать коллекцию?

Вина, конечно, близка к стыду, но есть важное отличие: стыд это про то, кто вы есть, а вина — про то, что вы сделали.

Есть чёткое и очень важное разделение между виной и стыдом. Оба чувства можно испытать, когда мы делаем что-то не так. Но вина возникает, если вы говорите себе «я могу это исправить; это не то, кем я являюсь», тогда как стыд — «это то, кем я являюсь; другого пути нет». В результате вина, если с ней ничего не делать, со временем превратится в стыд.

Не помочь другу или не поздравить маму с днём рождения — кажется, это «одноразовые» ошибки. Мы чувствуем себя виноватыми. То, что мы делаем в ответ на это чувство, имеет широкий круг последствий для нашей личности и самооценки. Если мы извиняемся и обещаем повести себя лучше в следующий раз, то уменьшаем вину и живём дальше. Но если мы закапываем свою ошибку и делаем вид, что её не было, или виним друга в том, что он переезжает слишком часто, а маму — в том, что она родилась в неподходящий день, вина усугубляется, превращаясь в стыд.

Это в конечном итоге вредит нам. Потому что «сокрытие» в реальной жизни выглядит как отражение ответственности. Как пассивная агрессия. Оно разъедает и отравляет наши отношения и уничтожает амбиции. Любой наркоман подтвердит, что стыд в больших количествах медленно убьёт вас изнутри.

Но это ещё не всё. Как и все эмоции, стыд может работать в обе стороны. Точно так же, как у счастья есть тёмная сторона и высшее значение можно найти в потере и сожалении, так и в вине и стыде есть определённая польза, о которой мало кто говорит.

Печальная сторона человеческого существования заключается в вечном напряжении между отдельной личностью и обществом. Я хочу взять выходной и поехать на чужой машине. Я хочу голышом рассекать на лыжах и постить видео на YouTube. Но если бы все вели себя в соответствии с такими желаниями, мир бы сошёл с ума.

Соответственно, человеческое общество требует компромисса. Мы с вами с детства учимся отказываться от некоторых желаний, тем самым создавая общество, от которого получаем больше пользы. Не говори это. Не носи то. Скажи «спасибо» после того, как друг вытащил тебя из тюрьмы. Эти простые практики, заставляющие крутиться шестерёнки общества. Хотя они требуют жертв от отдельных личностей, в сумме они делают жизнь лучше.

Но как заставить людей отказаться от своих собственных импульсов и желаний для общего блага? От поведения, которое плохо сказывается на группе, даже если оно радует отдельную личность? Верно. Пристыдите их.

Психологи различают «базовые эмоции» и остальные. Базовые эмоции нацелены на выживание. Простейший пример — страх: боязнь некоторых вещей типа змей или обрывов даёт огромное преимущество в выживании. Базовые эмоции даны нам от рождения. Они есть у всех.

Но по мере взросления что-то меняется, и наша эмоциональная палитра расширяется. Мы начинаем осознавать, что в мире есть другие люди, представления, идеи и суждения которых влияют на нас. Этот процесс порождает то, что психологи называют «эмоциями самосознания» — стыд, вина, смущение и гордость. Эти эмоции основаны на том, как нас воспринимают другие и как мы воспринимаем сами себя. Эмоции самосознания возникли по тонкой, но важной причине: они помогают отдельным людям кооперироваться и жить в группах.

«Колесо чувств», терапевтический инструмент, разработанный доктором Глорией Уилкокс. Центр включает шесть «базовых эмоций», которые постепенно конкретизируются и становятся более социально-зависимыми по мере движения к краям. Обратите внимание на эмоции самосознания — стыд, вина и смущение происходят от грусти, тогда как гордость — от счастья.

Представим, что мы дети, я отобрал у вас игрушечный грузовик и ударил им вас по голове. Если у меня ещё не выработались эмоции самосознания — скажем, мне два года — я не почувствую себя плохо. Почему? Потому что я пока не открыл способность ощущать мысли и чувства других.

Теперь представим, что я постарше и у меня уже есть эмоции самосознания. Я буду чувствовать себя виноватым и, возможно, немного смущённым или пристыженным. Я отдам вам грузовик. Извинюсь. На самом деле, отдам вам свой грузовик и скажу, что вы можете его забрать. Мы станем друзьями и будем вместе играть с грузовиками. Теперь я чувствую гордость. Я хороший мальчик. Ура!

Этот вид эмоций мягко подталкивает людей к более социальному поведению. Они помогают объединяться в группы и сообщества. Фраза «тебе не стыдно?» рассматривается как обвинение. И хотя большое количество вины и стыда разрушительно, полное отсутствие этих чувств может принести даже больший вред.

Вы не спите с супругами друзей и не испражняетесь в супермаркетах, потому что боитесь публичного осуждения. И это здоровый страх — угроза быть пристыженным держит вас, ваши гениталии и кишечник под контролем.

Чувство стыда ограждает нас от глупых поступков, а чувство вины — мотивирует исправлять ошибки. Когда мы чувствуем вину, мы пытаемся исправиться. Извиняемся и иногда предлагаем способы решения проблемы. Ощущения при этом не очень. Но это здоровые ощущения. Раскаиваясь в совершённом и предлагая пути решения, мы показываем другим, что:

  • Знаем правила и знаем, что нарушаем их.
  • Заботимся о других людях в группе, поэтому пытаемся исправить свои ошибки.

Короче говоря, стыд и вина решают проблему, присущую жизни в больших группах: они помогают регулировать поведение всей группы на индивидуальном уровне.

Возможно, вы подумали, «окей, Мэнсон, если стыд и вина так здорово удерживают нас от того, чтобы превратиться в негодяев, почему же они так сильно нас подводят во многих других ситуациях?»

Ну, опять-таки, эмоции работают в обе стороны. Стоит снова сказать это:

Не существует «хороших» или «плохих» эмоций; есть только хорошие или плохие причины, по которым вы испытываете эмоции.

Например, счастье обычно считается хорошей эмоцией. Многие говорят, что нам нужно как можно больше счастья. Но если я испытываю счастье, в то время как мучаю соседского кота… моё счастье не назовёшь хорошей эмоцией.

Аналогично, если мой стыд связан с тем, как я выгляжу — считаю, что моё тело уродливо и пытаюсь его скрыть — это нездоровая форма стыда. Но если мне стыдно оттого, что я неоднократно изменял своей девушке во времена колледжа, и этот стыд помогает мне не наломать дров в нынешних отношениях, что ж, в таком случае стыд хорош, потому что держит меня под контролем.

В каждом конкретном случае мы должны искать истоки нашего стыда и определять, полезен он или нет. Если полезен, стоит его принять и жить с ним. Если нет, нужно от него избавиться и начать с чистого листа.

Так как же самому пройти этот путь? Как откопать источники стыда и сбросить оковы ненависти к себе? Рад, что вы спросили… Но перед этим я хочу сделать небольшое отступление и поговорить на близкую тему, очень важную и актуальную. Да, это горячо любимая всеми тема для обсуждения за ужином: нарциссизм.

У стыда есть занятная черта, не присущая ни одной другой эмоции. Обычно эмоции тают со временем. А вот стыд каким-то образом остаётся. На годы. Десятилетия. На всю жизнь. Не просто остаётся, он словно гноится. Как смертельный гриб, поглощает всё больше пространства и отравляет его.

Всё потому, что стыд — не просто эмоция. Он частично зависит от нашего самоопределения, того, как мы видим самих себя. Если мы считаем себя ужасными и чего-то не достойными людьми, стыд будет преследовать нас бесконечно.

Другой аспект самоопределения: с течением времени мы начинаем всё больше убеждать себя, что наш стыд в какой-то степени уникален. В конце концов, годами мы чувствуем себя паршиво на фоне других. Следовательно, Вселенная выбрала нас, чтобы мы несли этот крест как избранные.

Восприятие себя как уникального неудачника, неполноценного человека — тяжкий психологический груз. Он связывает нас непрекращающимся чувством беспокойства и вины. В результате, наше сознание отчаянно ищет способы справиться с этим. И обычно находит один из двух, начиная верить в:

  • «Я кусок дерьма и миру будет лучше без меня» или:
  • «Весь мир — кусок дерьма, потому что так со мной поступает, он мне за всё ответит».

Нарциссизм возникает, когда мы верим, что в той или иной степени имеем право на особое отношение к себе, потому что серьёзно отличаемся от всех вокруг. Нарциссизм может быть основан не только на иррациональной вере в превосходство, но и на иррациональном чувстве неполноценности.

Как только стыд превращается в нарциссизм, становится сложнее вытеснить его, потому что нарцисс убеждает себя, что это, на самом деле, не стыд, а нечто, что делает его особенным, заслуживающим внимания и симпатии в первую очередь.

В итоге: церковные служители, будучи гомосексуалами, поощряют преследование гомосексуалов; жертвы сексуальных домогательств становятся сексуально одержимыми; жертвы насилия верят в справедливость жесткости. Двуличие и все кажущиеся парадоксальными убеждения человека, которые мы с вами так часто наблюдаем, если их «перемотать», так или иначе начинаются с чувства стыда.

Нездоровый способ справляться со стыдом — закапывать его. Закапывать эмоции вообще вредно. Но закапывая стыд, мы даём ему власть над нами. Вместо этого лучше сделать обратное: обнажить стыд, поделиться им, раскрыть свои недостатки, чтобы они больше нас не сковывали. Это помогает добиться здорового восприятия себя и улучшает самочувствие.

Если стыд иррационален — то есть, вы стыдитесь вещей, которых стыдиться не стоит — делясь этими чувствами вы осознаете, насколько они бессмысленны. Вы увидите, что люди над вами не смеются, что время не останавливается, и что небеса на вас не падают.

Но если вы действительно сделали что-то постыдное, то, поделившись этим чувством, вы откроете дорогу к прощению и способности уживаться со своими ошибками и недостатками, чтобы в будущем совершать правильные действия. Вот несколько советов:

Мы все творим глупости и о чём-то жалеем. Но то, что вы совершили ошибку, не значит, что вы полный неудачник.

Вы можете учиться на ошибках, неважно, насколько они серьёзны. Можете использовать провалы как мотивацию для того, чтобы в будущем поступить лучше. Можете рассматривать ошибки как предупреждение для других людей, которые проходят через аналогичные ситуации.

Неудачи и ошибки ценны. И неизбежны. Поэтому стоит говорить не «я плох», а «я совершил нечто плохое». Например, «я переехал соседского кота» вместо «я убийца кошек, уничтожитель всего кошачьего племени».

Вы завалили этот проект и подвели коллег не потому, что вы ужасный человек. Может, вы сделали это, потому что ощущали себя недооценённым на работе и чувствовали неуважение к себе. Или вас охватил гнев, и вы стали импульсивны. А может, вы не спали три дня и потеряли волю к жизни в самый неподходящий момент.

В любом случае, задавая вопрос «почему», вы извлекаете из ситуации важные уроки, которые помогут стать лучше. А когда вы станете лучше, сожалеть о том, что привело к этому улучшению, уже будет невозможно.

Следующий шаг — использовать чувства стыда и вины для будущего. Они подталкивают нас к улучшению, подсказывая, где мы свернули не туда и что можно сделать, чтобы не повторять ошибок.

Вопреки тому, что говорят нам инстинкты, открытое выражение чувства стыда и смущения обычно вызывает у других сочувствие и даже сближает с людьми. Это неочевидно: делясь тем, что, как кажется, стоит скрывать тщательнее всего, мы обретаем настоящую любовь.

Читайте также:

Вы кого-то оскорбите, кому-то откажете, вы можете потерять друга, клиента или партнера. Но это дорога к настоящим человеческим отношениям.

Читать дальше → 

Это главное преимущество вещей вроде терапии, консультации или просто отвисания с близким другом в пятницу вечером под кесадилью, когда вы тихонько хныкаете, а он понимающе похлопывает вас по плечу. Именно в такие моменты строятся самые прочные отношения.

Стыд и вина отражают наши ценности. Выбирая лучшие ценности, вы освобождаете себя от нездорового стыда и приглашаете в свою жизнь здоровый.

Если вам стыдно не приходить на помощь другу, когда он в этом нуждается, и чувствуете себя из-за этого дерьмово, это хороший показатель того, что вы цените возможность быть другом, на которого можно положиться. Стыд помогает вам действовать в соответствии с этой ценностью, мотивируя честно поговорить с другом, извиниться и в будущем приходить к нему на помощь.

В конце концов, ценности определяют стыд. Хорошие ценности порождают здоровый стыд. Плохие ценности создают беспорядок в душе. И, как обычно, наши эмоции являются не корнем наших проблем, а скорее отправной точкой для их решения.

И нечего тут стыдиться.


Читайте также:

8.4. Стыд. Психология общения и межличностных отношений

8.4. Стыд

Одним из проявлений смущения является стыд. О нем писал еще Аристотель в «Риторике» (гл. VI, параграф 1): стыд — это такое неприятное чувство, которое ведет к дурной славе. Он отметил важный момент в понимании природы стыда: никто не стыдится младенцев и животных, и стыд, ощущаемый нами в присутствии других людей, соразмеряется с тем уважением, которое мы имеем к их мнению. Известно, что римляне и римлянки не стыдились своих рабов. Спиноза понимал стыд как печаль, сопровождаемую представлением о своем действии, которое подлежит осуждению со стороны других. Но и Аристотель, и Спиноза, как отмечает К. Д. Ушинский (1974), не отличали стыд от раскаяния, а между тем, считает он, различия между ними весьма существенные. По этому поводу он пишет: «Раскаиваться мы можем и тогда, когда уверены, что никто не узнает о нашем поступке, и не имея в виду мнения других людей; стыд же при таком условии невозможен. Еще яснее выражается различие между раскаянием и стыдом в той борьбе между этими двумя душевными состояниями, которую мы нередко можем заметить и в себе, и в других. Весьма обыкновенно то явление, что чувство стыда побуждает человека скрывать свой поступок, а чувство раскаяния побуждает открыть его» (с. 409).

К. Изард (2000) пишет, что стыд — это осознание собственной неумелости, непригодности или неадекватности в некой ситуации или при исполнении некоего задания, сопровождаемое негативным переживанием — огорчением, беспокойством или тревогой. Это определение стыда мне представляется неправильным. Осознание собственной неумелости — это лишь повод для возникновения эмоции стыда, а не сам стыд, а основное негативное переживание при стыде — не огорчение и не беспокойство, а смущение. Не забив гол из трудного положения, футболист не испытывает стыда, но огорчается. Стыд у него может появиться в том случае, если он не попадет в пустые ворота с близкого расстояния, что сумел бы сделать и новичок в футболе. Точно так же, вопреки утверждению Изарда, не всякий проигрыш ведет к неловкости, к стыду.

Стыд — это сильное смущение от сознания совершения предосудительного поступка или попадания в унизительную ситуацию, в результате чего человек чувствует себя опозоренным, обесчещенным. Стыд — это унизительное переживание, или, как пишет С. Томкинс (Tomkins, 1962), внутреннее мучение, болезнь души.

Феноменология стыда. При стыде все сознание человека сфокусировано на этом чувстве или положении (ситуации), в котором он оказался. Ему кажется, что все то, что он скрывал от посторонних глаз, неожиданно оказалось выставленным на всеобщее обозрение и он оказался нагим, беззащитным, беспомощным. Человеку кажется, что он стал объектом презрения и насмешек. От этого человек, как писал Ч. Дарвин, теряет присутствие духа, говорит нелепые вещи, заикается, страшно гримасничает, становится неуклюжим. Неожиданную потерю самоконтроля при стыде отмечает и Э. Эриксон (Erikson, 1950). Поэтому стыд может вызывать отчаяние или гнев, которые иногда сопровождаются слезами. Гнев («ярость унижения») направлен в этом случае не только на себя, но и на осуждающего другого, поскольку именно он был сопричастен к ситуации, вызвавшей стыд, а следовательно, и он несет хотя бы частично ответственность за острое переживание стыда. По сути это защитная реакция, так как направляя гнев вовне, стыдящийся пытается восстановить ощущение владения ситуацией (Lewis, 1971; Scheff, 1987).

Внешним выражением стыда может быть опускание головы и век (иногда глаза совсем закрыты, а иногда «бегают из стороны в сторону» или часто мигают; поэтому Аристотель приводит греческую пословицу «стыд живет в глазах»), отведение взгляда (а если человек этого не делает, то в народе говорят «бесстыжие глаза»), отворачивание лица в сторону. Человек испытывает стремление сжаться, сделаться маленьким, незаметным, «провалиться сквозь землю».

Типичным выражением стыда Ч. Дарвин считал покраснение лица, однако многие люди, испытывая стыд, не краснеют. Очевидно, имеет значение индивидуальная вегетативная реакция, преобладание симпатического или парасимпатического реагирования. Кроме того, показано, что у детей и подростков покраснение наблюдается чаще, чем у взрослых. Очевидно, это связано с тем, что с возрастом человек научается контролировать экспрессию своих эмоций.

Помимо покраснения лица переживание стыда сопровождается и другими вегетативными изменениями. Люди, пережившие его, отмечают, что у них наблюдались учащение пульса («колотящееся сердце»), перебои дыхания, специфические ощущения в животе.

Порог эмоции стыда обусловлен тем, насколько чувствителен человек к отношению к себе и к мнению о нем со стороны окружающих его людей.

Стыд может иметь следующие причины.

1. Осознание допущенной ошибки при встрече с незнакомым человеком: многим приходилось переживать ситуацию, когда, увидев на улице человека, мы признаем в нем знакомого и здороваемся с ним, но потом неожиданно понимаем, что обознались.

2. Критика, презрение, насмешка со стороны других или себя самого.

3. Осознание того, что высказанное или совершенное неуместно, неправильно или неприлично в данной ситуации.

Учитель истории, прежде чем выставить нарушителя дисциплины из класса, имел обыкновение делать замысловатый жест рукой, указующий на дверь. Этот жест очень нравился одному ученику, сидевшему напротив учителя на первой парте. Однажды, когда учитель назвал фамилию очередного нарушителя с намерением выставить его за дверь, ученик повернулся к этому нарушителю и, опередив учителя, проделал его знаменитый жест. Возникла долгая пауза, после которой ученик сообразил, что он передразнил учителя, и готов был сгореть от стыда.

4. Чрезмерная или неуместная похвала, о чем писал еще Ч. Дарвин. Правда, здесь нужно учитывать, что стыд вызовет лишь та похвала, которая воспринимается самим субъектом как незаслуженная. В противном случае похвала вызовет лишь смущение, сочетающееся с радостью, но не стыд.

Один школьник, поленившись прочитать литературное произведение, по которому нужно было написать домашнее сочинение, решил отделаться «малой кровью» и своими словами изложил то, что было написано по поводу этой книги в учебнике по литературе. Учительнице его сочинение почему-то понравилось, и на следующем уроке она стала хвалить его, сказав при этом: «Сразу видно, что ты, пожалуй, единственный в классе, кто до конца прочитал это произведение». Эта реплика очень смутила ученика, которому стало стыдно перед товарищами, знавшими, как он писал сочинение, и он стал доказывать учительнице, что не читал книгу, а сочинение писал на основе учебника. К сожалению, его выступление было не столь убедительным, как написанное им сочинение, и учительница осталась при своем мнении.

5. Раскрытый обман.

6. Грязные, аморальные мысли.

7. Переживание за дорогого и любимого человека, попавшего в неловкую для него ситуацию или совершившего проступок. Родители, например, могут испытывать стыд за поступок своего ребенка.

Однажды, принимая гостей, родители выставили к чаю коробку шоколадных конфет. Одна гостья открыла коробку и взяла конфету. Поднеся ее ко рту, она вдруг заметила, что конфета надкушена. Тогда она положила эту конфету обратно и взяла другую. Та тоже оказалась надкушенной, как и третья и все последующие. Гостья с обидой в голосе спросила родителей: зачем же они угощают надкусанными конфетами? Родители, ничего не подозревавшие о том, что их сын уже попробовал все конфеты, но так, чтобы этого не заметили, естественно, были очень смущены. Им было стыдно не только за свою оплошность, но и за поведение своего сына.

8. Несостоятельность человека в той или иной ситуации, невыполненные обещания и обязательства.

9. Негативное представление о какой-то своей особенности (полноте, длинном носе, оттопыренных ушах), привлекшей внимание других; при этом негативное представление об одной черте легко генерализуется до представления о своей личности в целом.

С точки зрения Х. Льюис (Lewis, 1971), универсальной предпосылкой стыда является невозможность соответствовать своему идеальному Я. Переживание стыда, отмечает она, возможно лишь на фоне эмоциональной связи с другим человеком, причем с таким, чье мнение и чьи чувства имеют особую ценность.

Природа стыда. Является ли стыд самостоятельной эмоциональной единицей или же он представляет модификацию другой базовой эмоции или эмоционального состояния — страха, тревоги, печали? Если рассматривать его как социальную эмоцию, то более правомочна вторая точка зрения, если же признать стыд биологической эмоцией, то верной должна быть первая точка зрения. Но тогда стыд должен быть и у животных, чему нет никаких прямых доказательств, хотя Ч. Дарвин полагал, что животные способны к проявлению смущения и стыда, и приводил примеры стыдливого и смущенного поведения собак.

К. Д. Ушинский настаивал на врожденной природе стыда и по этому поводу писал: «Отличив чувство стыда от чувства раскаяния и чувства совести… мы уже легко поймем, в чем состоит ошибка тех мыслителей, которые, замечая, как различны предметы стыда у различных людей и различных народов, считают самый стыд за какое-то искусственное произведение человеческой жизни: не признают его за самостоятельное, прирожденное человеку чувство, полагая, что чувство стыда образуется оттого, что человека стыдят тем, что признано постыдным в том или другом кругу людей, а не потому, что человеку врождено стыдиться. Это мнение, повторяющееся очень часто, ссылается обыкновенно на те несомненные явления, что то же самое, чего стыдятся одни, нисколько не кажется постыдным для других, и даже одни часто хвалятся тем, чего другие стыдятся. Это явление действительно не подлежит сомнению. Иной стыдится бездеятельности, другой стыдится труда и хвалится тем, что он ничего не делает. Один стыдится разврата, другой хвастает им, один стыдится женственности в характере, другой самодовольно выставляет ее напоказ. Это явление разнообразия и часто противоположности предметов стыда выразится еще яснее, когда мы будем изучать различие и часто противоположность представлений, вызывающих это чувство у различных народов, и особенно у народов, стоящих на различной степени образования. Трудно себе представить, что можно, например, стыдиться надеть платье, а между тем есть именно дикари, которые, не стыдясь своей наготы, стыдятся платья, и есть другие, которые почитают за величайший стыд открыть свое лицо и оставляют открытым все тело или, считая за позор невиннейшие действия в глазах европейца, считают в то же время невинными действиями такие, от которых краснеет самый беззастенчивый европеец.

Все эти факты, — продолжает Ушинский, — доказывая, что люди стыдятся не одного и того же, доказывают в то же время, что все люди чего-нибудь да стыдятся: всякий же стыдится того, что признается постыдным в кругу людей, мнение которых он уважает. Следовательно, предметы стыда даются человеку историей и воспитанием, но самое чувство стыда дано ему природою.

Словом, от чувства стыда так же нельзя отделаться, как нельзя отделаться от чувства страха. Самые понятия о предмете стыда могут быть страшно извращены, но стыд останется. И представления, возбуждающие гнев и страх, также часто бывают различны и даже противоположны, но от этого и гнев, и страх не перестают считаться чувствами, общими всем людям и даже животным» (с. 409–410).

Однако биологическая роль стыда в этом случае не вполне понятна. Легче обосновать, что стыд является трансформированной в результате социализации биологической эмоцией страха (тревоги) за свое Я. С этой точки зрения, стыд можно рассматривать как боязнь потерять самоуважение и уважение других (К. Д. Ушинский писал о «чувстве какой-то тревоги в нервах»). Не случайно клиническое понятие тревожности часто включает в себя застенчивость, а презрение со стороны другого или самого себя так легко вызывает переживание стыда (как указывает К. Изард, последнее особенно характерно для японцев по сравнению с другими нациями — американцами, немцами, французами, шведами и др., что еще раз демонстрирует роль социальных факторов в проявлении этой эмоции). В соответствии с такой трактовкой можно понять определение стыда А. Модильяни: стыд — это утрата ситуационного самоуважения.

Появление стыда в онтогенезе. С. Томкинс считает, что стыд может переживаться уже младенцами в возрасте 4–5 месяцев, т. е. с того момента, когда они научаются отличать чужие лица от материнского. Вначале ребенок радуется любому появляющемуся перед ним лицу. Когда же он начинает распознавать незнакомые лица, эта радость прерывается, так как он узнает, что вместо матери он видит чужое лицо и что, следовательно, он напрасно стал радоваться. По Томкинсу, это и является поводом для возникновения стыда. Если ребенок часто переживал такие неприятные ощущения, он постепенно понимает, что встреча с незнакомцем всегда вызывает стыд. Гипотеза довольно смелая, но малоправдоподобная. Вряд ли в таком раннем возрасте ребенок может переживать стыд. Да и позже ребенок может бояться незнакомого лица или смущаться при обращении к нему незнакомого человека (маленький ребенок прячется за юбку матери), но с какой стати ему стыдиться? Он еще недостаточно социализирован и не знает, «что такое хорошо, а что такое плохо». Это он еще должен узнать, усвоить установки, даваемые ему взрослыми. Взять хотя бы такой факт в познании друг друга мальчиками и девочками, как исследование половых органов у представителей противоположного пола: 4-5-летние дети охотно демонстрируют их друг другу, не испытывая при этом никакого стыда. Да и поведение взрослых нудистов тоже свидетельствует, что порог стыда устанавливается конкретным сообществом людей, т. е. социальными нормами поведения. По Томкинсу же получается, что стыд чуть ли не генетически обусловлен.

Очевидно, переживание стыда не может появиться раньше, чем начнет формироваться образ Я. Этой точки зрения придерживается Хелен Льюис. В одном из исследований (Lewis et al., 1989) было установлено, что признаки появления образа Я наблюдаются у детей лишь в возрасте 15–18 месяцев. Приблизительно этому же возрасту (22 месяца) соответствует и появление первых признаков поведенческого паттерна неловкости и стыда, и то не у всех наблюдавшихся детей, а только у четверти из них. Отсюда Х. Льюис с соавторами делают вывод, что переживание стыда базируется на чем-то вроде знания о самом себе. Вообще же вопрос об онтогенезе стыда остается белым пятном.

Роль стыда. К. Изард отмечает, что приспособительная роль стыда не так очевидна, как в отношении некоторых других эмоций. На первый взгляд эта эмоция имеет для человека только отрицательное значение. Однако такая оценка, по мнению автора, не совсем точна. Он предполагает, что стыд может выполнять некоторые жизненно важные функции. Стыд делает человека восприимчивым к эмоциям и оценкам окружающих. Он убеждает членов коллектива, что данный человек восприимчив к критике. Стыд способствует развитию и поддержанию конформности по отношению к групповым нормам. Он также способствует общительности, действуя как ограничитель эгоцентризма и эгоизма, и таким образом поощряет стремление к созданию положительных отношений с другими людьми.

Изард предполагает, что стыд играет важную роль в половой жизни. Несильно выраженная застенчивость женщин вызывает сексуальное возбуждение мужчин и, возможно, уменьшает их агрессию в отношении женщин. Эмоция стыда заставляет искать уединения для сексуальных отношений, что способствует укреплению социального порядка и гармонии.

Фиксация внимания на себе во время стыда усиливает самокритику, заставляет осознавать свои внутренние противоречия, что способствует формированию более адекватного образа Я. Человек начинает лучше понимать, как он выглядит в глазах других.

Мне представляется, что стыд также играет роль «внутреннего» наказания и именно поэтому так велико его значение в мотивационном процессе. Избегание стыда может быть мощным мотиватором поведения. Угроза стыда, позора заставляла в прежние времена идти на дуэль, а в настоящее время дает людям силы во время войны пренебрегать болью и идти на смерть. Во избежание стыда от своей никчемности человек начинает развивать свои физические и нравственные качества, приобретать знания, овладевать умениями и профессией. Наконец, во избежание стыда человек культурно развивается, соблюдает правила приличия и гигиены ит.д.

В то же время не следует злоупотреблять стыдом в процессе воспитания ребенка. Если ребенка часто стыдят или наказывают за проявление стыда, у него развивается недоверие и боязнь людей. Чрезмерные усилия ребенка, направленные на избегание стыда, могут привести к отгораживанию его от всех эмоций, что сделает его жестким и ограниченным. Последующие переживания стыда будут у него исключительно интенсивными и психотравмирующими.

Преодоление стыда. Для борьбы со стыдом используются защитные механизмы отрицания, подавления и самоутверждения (Lewis, 1971).

Отрицание выступает в роли оборонительного сооружения на пути стыда: человек отрицает существование или значимость источника стыда. Человек может отрицать и само наличие у него стыда. Однако при этом он должен убедить себя в этом.

Подавление как механизм защиты состоит в том, что люди стараются не думать о смущающих ситуациях, о ситуациях, связанных с переживанием стыда.

Самоутверждение заключается в том, что человек путем развития каких-то сторон своего Я пытается сделать себя более привлекательным, чтобы отвлечь внимание других от своих недостатков (например, маленького или слишком высокого роста), развивая интеллект, достигая высот в спорте и т. д.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что такое стыд, откуда он берется и как с ним справиться. Объясняет психолог

От­ку­да бе­рет­ся тре­во­га? Как спра­вить­ся с бес­по­кой­ством? По­че­му одни люди на­сла­жда­ют­ся жиз­нью, а дру­гие тра­тят часы на тре­вож­ные пе­ре­жи­ва­ния, даже если в их жиз­ни все хо­ро­шо? От­ве­та­ми на эти во­про­сы де­лит­ся прак­ти­ку­ю­щий пси­хо­лог Анна По­греб­няк в кни­ге «Ти­ра­ния тре­во­ги. Как из­ба­вить­ся от тре­вож­но­сти и бес­по­кой­ства», ко­то­рая вый­дет в из­да­тель­стве «Аль­пи­на Па­б­ли­шер» в ав­гу­сте. «Цех» пуб­ли­ку­ет от­ры­вок из кни­ги, где Анна рас­ска­зы­ва­ет, по­че­му стыд тес­но свя­зан с тре­во­гой, что ча­сто ста­но­вит­ся при­чи­на­ми сты­да, а так­же де­лит­ся упраж­не­ни­ем, ко­то­рое по­мо­жет с ним спра­вить­ся.

Стыд

Стыд тес­но свя­зан с тре­во­гой. Мы ис­пы­ты­ва­ем стыд, ко­гда уве­ре­ны, что не со­от­вет­ству­ем неким нор­мам или стан­дар­там. Наши куль­ту­ра, об­ще­ство и се­мья предъ­яв­ля­ют тре­бо­ва­ния. Ча­сто те за­вы­ше­ны и нере­а­ли­стич­ны. Если мы ду­ма­ем, что не со­от­вет­ству­ем этим тре­бо­ва­ни­ям, то ис­пы­ты­ва­ем стыд.

Стыд воз­ни­ка­ет из-за оши­боч­ных мыс­лей: «Я пло­хой», «Со мной что-то не так», «Я про­клят», «Я непра­виль­ный», «Я недо­сто­ин» и др.

Что мо­жет по­слу­жить по­во­дом для сты­да?

Если вы ду­ма­е­те, что ваша внеш­ность не со­от­вет­ству­ет иде­а­лу или об­ще­ствен­ным стан­дар­там, та­кие мыс­ли мо­гут про­во­ци­ро­вать стыд.

  • Фи­нан­со­вое со­сто­я­ние

У вас име­ют­ся те или иные убеж­де­ния от­но­си­тель­но де­нег и фи­нан­со­во­го бла­го­по­лу­чия. Куль­тур­ная сре­да на­вя­зы­ва­ет идею, что сча­стье за­ви­сит от ве­ли­чи­ны бан­ков­ско­го сче­та. Мне­ние о несо­от­вет­ствии фи­нан­со­во­му иде­а­лу про­во­ци­ру­ет стыд и силь­ную тре­во­гу.

  • Ра­бо­та и ка­рье­ра

Вы мо­же­те сты­дить­ся ра­бо­ты, от­сут­ствия ка­рьер­но­го ро­ста и со­от­вет­ству­ю­щих ам­би­ций. Об­ще­ство иг­ра­ет важ­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии та­ко­го сты­да и свя­зан­ной с ним тре­во­ги. Но в по­след­нее вре­мя в со­ци­аль­ной сре­де на­блю­да­ют­ся се­рьез­ные пе­ре­ме­ны. Про­фес­сии стре­ми­тель­но уста­ре­ва­ют, по­яв­ля­ют­ся но­вые спе­ци­аль­но­сти, и лю­дям при­хо­дит­ся осва­и­вать их са­мо­сто­я­тель­но. В циф­ро­вую эпо­ху все ме­ня­ет­ся со ско­ро­стью све­та, а ко­ли­че­ство ин­фор­ма­ции рас­тет день ото дня. Се­го­дня мы мо­жем на­звать успеш­ны­ми тех, кто мыс­лит гиб­ко и го­тов под­стра­и­вать­ся под об­сто­я­тель­ства. Так, бло­гер, ки­бер­спортс­мен, стри­мер се­го­дня ста­ли пол­но­цен­ны­ми про­фес­си­я­ми, хотя еще вче­ра ни­кто не вос­при­ни­мал эти за­ня­тия все­рьез. Со­вре­мен­ный мир слож­но на­звать ста­биль­ным и пред­ска­зу­е­мым. Те­перь че­ло­век за свою жизнь ме­ня­ет несколь­ко про­фес­сий, чего нель­зя ска­зать о лю­дях про­шло­го сто­ле­тия, всю жизнь по­свя­щав­ших од­но­му делу. В та­ких усло­ви­ях стыд про­сто неуме­стен. Сто­ит при­нять пра­ви­ла игры, ко­то­рых, по сути, нет, и быть гиб­ким и адап­тив­ным.

  • За­ви­си­мо­сти

Вы мо­же­те сты­дить­ся за­ви­си­мо­сти и из-за нее счи­тать себя хуже дру­гих. Та­кой стыд вы­зы­ва­ет силь­ную тре­во­гу. Он спо­со­бен за­ста­вить вас сми­рить­ся с про­бле­ма­ми, от­ча­ять­ся, из­бе­гать об­ще­ства, не ис­кать по­мо­щи и тем са­мым вре­дить себе. Но за­ви­си­мо­сти, как и про­чие за­бо­ле­ва­ния, не де­ла­ют вас хуже. Вам нече­го сты­дить­ся. В ана­ло­гич­ную си­ту­а­цию по­па­да­ют мил­ли­о­ны лю­дей во всем мире. Если вы при­зна­е­те про­бле­му и бро­си­те силы на ее ле­че­ние, вы­со­ка ве­ро­ят­ность, что у вас по­лу­чит­ся спра­вить­ся с за­ви­си­мо­стя­ми.

  • При­выч­ки в пи­та­нии

Куль­ту­ра ЗОЖ — «чи­стой», пра­виль­ной и ор­га­ни­че­ской еды — за­ста­ви­ла мно­гих лю­дей пе­ре­смот­реть свой ра­ци­он. В по­гоне за одоб­ре­ни­ем вы мог­ли от­ка­зать­ся от при­выч­но­го пол­но­цен­но­го пи­та­ния. Без­глю­те­но­вые и без­лак­тоз­ные про­дук­ты ста­ли неве­ро­ят­но по­пу­ляр­ны даже у тех, кто не име­ет про­блем со здо­ро­вьем. Де­токс и су­пер­фу­ды ста­ли ат­ри­бу­том жиз­ни че­ло­ве­ка, ко­то­рый за­бо­тит­ся о соб­ствен­ном здо­ро­вье. Гля­дя на все это, вы мог­ли ис­пы­ты­вать стыд и тре­во­гу из-за сво­е­го несо­от­вет­ствия про­дук­то­вой моде. Об­ще­ство на­вя­зы­ва­ет стан­дар­ты в раз­ных сфе­рах жиз­ни, а в дан­ном слу­чае «за­ле­за­ет» к нам в та­рел­ки. Но, как мы го­во­ри­ли выше, люди оши­ба­ют­ся. То, что под­хо­дит дру­го­му че­ло­ве­ку, мо­жет не по­дой­ти вам. И это нор­маль­но. Вы не долж­ны сты­дить­ся при­выч­но­го пи­та­ния. В на­деж­де по­лу­чить чу­жое одоб­ре­ние вам необя­за­тель­но сле­до­вать про­дук­то­вой моде.

Об­ще­ством куль­ти­ви­ру­ет­ся фи­зи­че­ское и ду­шев­ное здо­ро­вье. Все, что вы­хо­дит за рам­ки услов­ной нор­мы, по­ри­ца­ет­ся. Если вы име­е­те те или иные про­бле­мы со здо­ро­вьем, то мог­ли столк­нуть­ся со сты­дом и тре­во­гой из-за это­го. Но по­ду­май­те: нуж­но ли сты­дить­ся того, что в боль­шей сте­пе­ни от вас не за­ви­сит? И зна­ют ли дру­гие люди, че­рез что вам при­хо­дит­ся про­хо­дить, если вы ле­чи­тесь? Вы за­слу­жи­ва­е­те ува­же­ния, а не сты­да.

  • Лич­ная жизнь и се­мья

Се­мей­ное по­ло­же­ние — из­люб­лен­ная тема для сты­да в на­шем об­ще­стве. Если че­ло­век хо­лост, он мо­жет сты­дить­ся оди­но­че­ства, ведь при­ня­то иметь пару. Если че­ло­век в бра­ке, он мо­жет сты­дить­ся того, что его парт­нер недо­ста­точ­но хо­рош по срав­не­нию с парт­не­ра­ми дру­зей и окру­жа­ю­щих. Если че­ло­век раз­ве­ден, гра­дус его сты­да рас­тет мно­го­крат­но. Раз­ве­ден­ные жен­щи­ны ча­сто под­вер­га­ют­ся кри­ти­ке и оскорб­ле­ни­ям, осо­бен­но если име­ют де­тей. Все это вы­зы­ва­ет силь­ную тре­во­гу. Но мало кто го­во­рит о том, что се­мья, рож­де­ние де­тей, раз­вод или оди­но­че­ство яв­ля­ют­ся лич­ным вы­бо­ром че­ло­ве­ка. Че­ло­век, не име­ю­щий се­рьез­ных пси­хо­эмо­ци­о­наль­ных про­блем, ори­ен­ти­ру­ет­ся на свои же­ла­ния. Ему ва­жен соб­ствен­ный ком­форт. Он не опи­ра­ет­ся все­це­ло на стан­дар­ты и за­вы­шен­ные тре­бо­ва­ния, ко­то­рые предъ­яв­ля­ет об­ще­ство.

  • Ори­ен­та­ция

Ори­ен­та­ция че­ло­ве­ка по-преж­не­му опре­де­ля­ет от­но­ше­ние дру­гих лю­дей. Если вы пред­по­чи­та­е­те лю­дей сво­е­го пола, из-за стра­ха быть от­верг­ну­тым, за­клей­мен­ным и не при­ня­тым вам мо­жет быть нелов­ко со­об­щить об этом се­мье и дру­зьям. Вам стыд­но пе­ред дру­ги­ми за свой вы­бор, и это силь­но вас тре­во­жит. В этом во­про­се важ­но по­ни­мать, что толь­ко вы де­ла­е­те вы­бор, толь­ко вы про­жи­ва­е­те вашу жизнь. И глав­ным кри­те­ри­ем пра­виль­но­сти вы­бо­ра яв­ля­ет­ся ваш ком­форт.

За­пол­нив таб­ли­цу, ана­ло­гич­ную табл. 4, вы мо­же­те про­ана­ли­зи­ро­вать, чего вы сты­ди­тесь и как из-за это­го у вас воз­ни­ка­ет силь­ная тре­вож­ность.


Все са­мое важ­ное и ин­те­рес­ное со­би­ра­ем в на­шем Telegram

Стыд (Кузнецов, 2007) | Понятия и категории

СТЫД — моральное чувство, возникающее в связи с осуждением своего поступка, мотива поведения или какого-либо собственного недостатка. В отличие от совести, которая является исключительно внутренней реакцией нравственного самосознания на нарушение моральных требований, С. связан с опасением осуждения поступков или недостатков со стороны окружающих. Чувством, противоположным С., является гордость, которая возникает как результат положительной нравственной самооценки.

Особенность чувства С. — специфическое внешнее проявление: покраснение кожи лица (краска С.). В том, что такая реакция не свойственна ни одному живому существу, кроме человека, Вл. Соловьев видел признак божественного происхождения С. и вообще нравственных качеств. В действительности появление краски С. может быть объяснено с точки зрения эволюционного развития человека. Исследуя проблему проявления человеческих эмоций в первобытном обществе, Леви-Стросс показал, что многие специфические эмоции человека развиваются как реакции на введенный до проявления самих этих эмоций запрет. Это может быть отнесено и к С. С. является специфически человеческой реакцией, сформированной благодаря специальной психо-терапевтической практике (воспроизводимой в процессе воспитания каждого нового поколения), направленной на формирование человеческих качеств, способствующих воспроизводству общепринятого поведения, и поэтому позволяющих сделать видимым отклонения от такого поведения. С усложнением характера социальной жизни, развитием индивидуальности человека и вытекающим отсюда разделением реальных нравов с их идеальным выражением в виде обобщенных норм чувства С. оказывается недостаточно для реального общественного контроля за поведением. Общество начинает стимулировать развитие более глубоких уровней нравственного самосознания личности, не сводящихся к автоматической реакции на нарушение того или иного требования, а действующих на основе всей совокупности нравственных представлений.

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 552.

Определение стыда от Merriam-Webster

\ ˈShām \

: болезненная эмоция, вызванная сознанием вины, недостатка или неприличия.

б : восприимчивость к таким эмоциям тебе не стыдно?

2 : состояние унизительного позора или дурной репутации : позор стыд быть арестованным 3а : то, что вызывает порицание или упрек также : надо сожалеть : жалко жаль, что ты не можешь пойти

б : причина стыда

переходный глагол

1 : позорить позор : позор пристыженный фамилия

2 : посрамить, превзойдя

3 : вызвать чувство стыда

4 : принуждать, вызывая чувство вины пристыдил , чтобы он признался

стыда v.вина | Брене Браун

Основываясь на моем исследовании и исследованиях других исследователей стыда, я считаю, что существует глубокая разница между стыдом и виной. Я считаю, что чувство вины адаптивно и полезно — оно удерживает то, что мы сделали или не сделали, против наших ценностей и чувствуя психологический дискомфорт.

Я определяю стыд как чрезвычайно болезненное чувство или переживание веры в то, что мы ущербны и поэтому недостойны любви и принадлежности — то, что мы пережили, сделали или не смогли сделать, делает нас недостойными связи.

Я не верю, что стыд полезен или продуктивен. На самом деле, я думаю, что стыд с большей вероятностью станет источником деструктивного, обидного поведения, чем решение или лекарство. Я думаю, что страх разрыва связи может сделать нас опасными.

из Daring Greatl г:

Я считаю, что различия между стыдом и виной имеют решающее значение для информирования всего, от того, как мы являемся родителями и участвуем в отношениях, до того, как мы даем отзывы на работе и в школе.

из Daring Greatl г:

Пару недель назад Стив Маккриди (друг в Твиттере) прислал мне ссылку на увлекательную запись в блоге исследователя Дэна Ариели.Я люблю работу Дэна и настоятельно рекомендую его книгу « Честная правда о нечестности».

В серии экспериментов исследователи изучают очень тонкую разницу в языке и маркировке. Они не смотрят на это через призму стыда / вины, поэтому мы можем оценивать разные конструкции, но я думаю, что это очень интересно (хотя и противоречит тому, что я обнаружил и во что верю).

«В серии из трех экспериментов участникам была предоставлена ​​возможность потребовать незаработанные деньги за счет исследователей.В каждом эксперименте было два условия, и единственная разница между ними заключалась в формулировке инструкций. В первом случае участникам сказали, что исследователей интересовало, «насколько распространено читеров и в кампусах колледжей», а во втором они задавались вопросом, «насколько распространены мошенников и в кампусах колледжей.

Это тонкая, но, как выяснилось, существенная разница. Участники в состоянии «жульничества» требовали значительно больше денег, чем те, кто находился в состоянии «жульничества», которые, как и когда мы искушали людей, поклявшихся на Библии, совсем не жульничали.Это было верно как при личном общении, так и в Интернете, что указывает на то, что относительная анонимность не может устранить последствия самоидентификации как мошенника. Иногда люди могут позволить себе обманывать, но только не в том случае, если это связано с идентификацией себя как мошенников ».

Я считаю, что если мы хотим значимых, длительных изменений, нам нужно четко понимать разницу между стыдом и виной и призвать положить конец стыду как инструменту перемен. Это также означает отказ от маркировки.

Что вы думаете? Какой у вас был опыт? Может ли исследование Дэна рассказать нам, как мотивировать лучшее поведение, в то время как выводы о стыде и вине указывают на опасность навешивания ярлыков в процессе изменения поведения? Множество хороших вопросов! Я сердится, моя работа (и мои аспиранты, которые меня подталкивают).

Определение для изучающих английский язык из Словаря учащихся Merriam-Webster

Определение СТЫДА учащимся

1 [noncount] : чувство вины, сожаления или печали, которое вы испытываете, потому что знаете, что сделали что-то не так
  • Он чувствовал стыда за свою ложь.

  • Обвиняемый от стыда повесил голову. [= посмотрел вниз, потому что ему было стыдно]

  • Как вам не стыдно [= вам должно быть стыдно] за такую ​​грубость.

2 [noncount] : способность чувствовать вину, сожаление или смущение 3 [noncount] : бесчестье или позор
  • Ее преступления принесли позора ее семье.

  • Нет стыда, в признании своих ошибок. [= вам не должно быть стыдно / стесняться признания своих ошибок]

  • Ему пришлось пережить позор увольнения.

4 [единственное число] : то, о чем сожалею : жалость
  • Было бы стыдно сдаться сейчас.Мы так близки к концу.

  • Как жаль, , что ты пропустишь шоу.

  • Какая жалость, , , что они проиграли игру.

  • Я слышал, вы потеряли работу. Это (такой) позор .

посрамить (кого-то или что-то)

: быть намного лучше, чем (кто-то или что-то)

2 стыд / ˈƩeɪm / глагол

стыды; пристыженный; позор

стыды; пристыженный; позор

Определение СТЫДА учащимся

[+ объект]

1 : заставить (кого-то) стыдиться 2 : заставить (кого-то) действовать определенным образом, вызывая чувство стыда или вины — + в

Научные основания и последствия стыда

Мы все в то или иное время испытывали стыд.Может быть, нас дразнили за неправильное произношение общеупотребительного слова или за то, как мы выглядели в купальном костюме, или, возможно, любимый человек стал свидетелем того, как мы солгали. Стыд — это неприятное ощущение, которое мы испытываем в глубине живота, когда кажется, что у нас нет безопасного убежища от осуждающих взглядов других. Мы чувствуем себя маленькими и плохими по отношению к себе и хотим, чтобы мы могли исчезнуть. Хотя стыд — это универсальная эмоция, не очевидно, как он влияет на психическое здоровье и поведение. Исследователи добились значительных успехов в решении этого вопроса.

Вредно для вашего здоровья

По словам философа Хильге Ландвира из Свободного университета Берлина, для того, чтобы кто-то почувствовал стыд, должны возникнуть определенные условия. Примечательно, что человек должен осознавать, что нарушил норму. Он или она также должны рассматривать норму как желательную и обязательную, потому что только тогда нарушение может заставить человека почувствовать себя по-настоящему неудобно. Необязательно даже присутствие неодобрительного человека; нам нужно только вообразить чужое суждение.Часто кто-то создает образ родителя, который спрашивает: «Вам не стыдно?» В самом деле, мы можем усвоить такие наставления настолько полно, что нормы и ожидания, возложенные на нас нашими родителями в детстве, продолжали влиять на нас и во взрослой жизни.

Джун Тэнгни из Университета Джорджа Мейсона десятилетиями изучала стыд. В ходе многочисленных совместных работ с Рондой Л. Диринг из Хьюстонского университета и другими сотрудниками она обнаружила, что люди, которые имеют склонность к стыду — черту, называемую предрасположенностью к стыду, — часто имеют низкую самооценку (что, наоборот, означает, что определенная степень самооценки может защитить нас от чрезмерного чувства стыда).Тэнгни и Диринг входят в число исследователей, которые обнаружили, что предрасположенность к стыду может также увеличить риск возникновения других психологических проблем. Связь с депрессией особенно сильна; Например, один крупномасштабный метаанализ, в котором исследователи изучили 108 исследований с участием более 22 000 субъектов, показал четкую связь.

В исследовании 2009 года Сера де Рубейс из Университета Торонто и Том Холленштейн из Королевского университета в Онтарио специально изучали влияние этой черты на симптомы депрессии у подростков.В проекте приняли участие около 140 добровольцев в возрасте от 11 до 16 лет, и было обнаружено, что подростки, которые проявляли большую склонность к стыду, также чаще имели симптомы депрессии. Также, похоже, существует связь между предрасположенностью к стыду и тревожными расстройствами, такими как социальное тревожное расстройство и генерализованное тревожное расстройство, как сообщили Томас А. Фергус, ныне работающий в Университете Бэйлора, и его коллеги в 2010 году.

Различия в полу и возрасте

В 2010 году группа психологов под руководством Ульриха Орта из Бернского университета изучила стыд у более чем 2600 добровольцев в возрасте от 13 до 89 лет, большинство из которых жили в США.S. Они обнаружили, что не только мужчины и женщины проявляют стыд по-разному, но и возраст влияет на то, насколько легко люди его испытывают: подростки наиболее подвержены этому ощущению; склонность к стыду уменьшается в среднем возрасте примерно до 50 лет; а позже в жизни людям снова становится легче смущаться. Авторы рассматривают эту закономерность как функцию развития личности. Личности подростков и молодых людей сформированы не полностью; кроме того, ожидается, что от людей этой возрастной группы будут соблюдаться всевозможные нормы, определяющие их место в обществе.Неуверенность в том, что делать с этими внешними ожиданиями, может заставить их быстрее почувствовать стыд. Напротив, к среднему возрасту наш характер более или менее установлен, и нормы оказывают меньшее влияние. Но по мере того, как мы вступаем в старость и беспокоимся о том, что наше тело и внешний вид ухудшатся, мы снова начинаем чувствовать себя неловко.

Когда нам стыдно, нам часто трудно смотреть в глаза другому человеку. Предоставлено: Getty Images.

Вина и стыд: родственные, но разные

Было высказано предположение, что люди чувствуют стыд, потому что это дало нашим ранним предкам какое-то эволюционное преимущество.Например, он потенциально может способствовать благополучию группы, побуждая людей придерживаться социальных условностей и работать, чтобы оставаться в благосклонности других.

Тем не менее, Тэнгни и другие утверждают, что стыд снижает склонность человека вести себя социально конструктивным образом; скорее это кузина стыда, вина, которая способствует социально адаптируемому поведению. Люди часто говорят о стыде и вине так, как будто это одно и то же, но это не так. Как и стыд, чувство вины возникает, когда мы нарушаем моральные, этические или религиозные нормы и критикуем себя за это.Разница в том, что когда нам стыдно, мы рассматриваем себя, , в негативном свете (« Я, , сделал что-то ужасное!»), Тогда как когда мы чувствуем вину, мы рассматриваем конкретное действие негативно («Я, , сделал что-то ужасно! »). Мы чувствуем себя виноватыми, потому что наши действия затронули кого-то другого, и мы чувствуем ответственность.

Тэнгни и ее соавторы хорошо объяснили это в статье 2005 года: «Склонный к стыду человек, которого упрекают за опоздание на работу после ночи, полной пьянства, вероятно, подумает:« Я такой неудачник; Я просто не могу это понять », тогда как склонный к чувству вины человек, скорее, подумает:« Мне плохо из-за того, что я опаздываю.Я доставил неудобства своим коллегам. «Чувство стыда может быть болезненным и изнурительным, затрагивая внутреннее самоощущение человека, и может вызвать саморазрушительный цикл негативного аффекта … Для сравнения, чувство вины, хотя и болезненное, но есть меньше инвалидизирует, чем стыд, и, вероятно, будет мотивировать человека в позитивном направлении к возмещению ущерба или переменам ».

Кроме того, вина — это признак того, что человек может быть сочувствующим, черта, которая важна для способности воспринимать чужую точку зрения, вести себя альтруистично и поддерживать близкие, заботливые отношения.В самом деле, мы можем испытывать чувство вины только в том случае, если можем поставить себя на место другого и признать, что наши действия причиняли боль или причиняли вред другому человеку. Как это обычно бывает с маленькими детьми, люди, не способные сочувствовать, не могут чувствовать вину. Вина удерживает нас от причинения вреда другим и побуждает строить отношения для общего блага. Когда мы чувствуем себя виноватыми, мы обращаем свой взор наружу и ищем стратегии, чтобы обратить вспять нанесенный нами вред. Когда нам стыдно, мы обращаем внимание внутрь себя, сосредотачиваясь в основном на эмоциях, бурлящих внутри нас, и меньше обращаем внимание на то, что происходит вокруг нас.

Одно исследование, которое четко связывает вину и сочувствие, было опубликовано в 2015 году. Мэтт Триби, работавший тогда в Университете Ла Троб в Мельбурне, и его коллеги сначала исследовали степень склонности испытуемых к стыду или вине. Затем они попросили 363 участника взглянуть на выражения лиц и определить, был ли человек сердитым, грустным, счастливым, напуганным, испытывающим отвращение или стыдом. Добровольцы, склонные к чувству вины, оказались более точными в своих наблюдениях: они лучше распознавали эмоции других, чем склонные к стыду добровольцы.

Конечно, чувство вины и стыда в некоторой степени часто сочетаются друг с другом. Вина может вызвать у многих людей чувство стыда из-за несоответствия между стандартами, которых они придерживаются, и действием, вызвавшим чувство вины. Связь между виной и стыдом усиливается с увеличением умышленности нашего проступка, количества людей, которые были его свидетелями, и важности этих людей для нас. Стыд также возрастет, если человек, которому наши действия повредили, отвергнет или упрекнет нас.

Призраки первородного греха

В Библии нагота является источником стыда. В книге Бытия 2:25 об Адаме и Еве говорится: «И оба были нагие, мужчина и жена его, и не постыдились». Ситуация изменилась, когда они восстали против заповедей Бога и вкусили от дерева познания. С тех пор им стало стыдно в присутствии друг друга: «И глаза у них обоих открылись, и они узнали, что они были голыми; и сшили они фиговые листья и сделали себе передники.”

Это библейское толкование наготы как постыдного до сих пор глубоко проникает в социальные нормы и условности, определяющие, как мы относимся к человеческой физичности и сексуальности. Хотя наши представления о том, можно ли, как, где и в присутствии кого раздевать человека, менялись за века, стыд, который мы испытываем, когда нарушаем нормы, остался.

Избавиться от вины часто легче, чем преодолеть стыд, отчасти потому, что наше общество предлагает множество способов искупить преступления, вызывающие чувство вины, включая извинения, уплату штрафов и тюремное заключение.Определенные религиозные ритуалы, такие как исповедь, также могут помочь нам справиться с чувством вины. Но стыд имеет реальную силу: гораздо легче извиниться за проступок, чем принять себя.

Некоторые виды вины могут быть столь же разрушительными, как и склонность к стыду, а именно, «свободно плавающая» вина (не привязанная к конкретному событию) и вина за события, которые никто не может контролировать. В целом, однако, кажется, что стыд часто бывает более разрушительной эмоцией. Отсюда следует, что родители, учителя, судьи и другие лица, которые хотят поощрять конструктивное поведение своих подопечных, поступят правильно, если не будут стыдить нарушителей правил, выбрав вместо этого помочь им понять влияние своих действий на других и предпринять шаги. чтобы восполнить свои проступки.

Определение стыда из онлайн-словаря Вебстера

Стыд | Определение стыда из онлайн-словаря Вебстера
n. 1. Болезненное ощущение, вызванное сознанием вины или неподобающего поведения, или того, что мы сделали что-то, что наносит ущерб репутации, или разоблачения того, что природа или скромность побуждают нас скрывать.
2. Понесенный или понесенный упрек; бесчестье; позор; насмешки; презрение.
3. Причина или причина стыда; то, что приносит упрек и унижает человека в глазах других; позор.
4. Части, требующие прикрытия скромности; интимные части.
в. Т. 1. Сделать стыдно; возбуждать в (человеке) сознание вины или неподобающего поведения или поведения, порочащего репутацию; посрамить.
2. Покрыть позором или позором; позорить; позорить.
3. Чтобы издеваться над; высмеивать.
v. I. 1. Стыдиться; стыдиться.
унижение, мерзость, извинения, злодеяния, истощение, недоброжелательность, зло, порочение, горечь, чернение, опровержение, опорочение, опорочение, опозорение, хулиганство, жгучий позор, словесное выражение, пословица упрека, бедствие, клевета, клевета, осуждение, катастрофа, наказание, принуждение, падение, презрение, сокрушение, раскаяние, застенчивость, унижение, унижение, порядочность, приличие, приличие, клевета, клевета, дефляция, дефляция, снятие сана, унижение, унижение, деликатность, клевета, деплюм, умаление, происхождение, осквернение, неуверенность, грязный стыд, катастрофа, смущение, недовольство, дискредитация, неуважение, немилость, унижение, дискредитация, драйв, свалка, затмение, элегантность, смущение, ошибка, зло, сила, горе , вина, взгляд повешенного, смиренная гордость, смирение, вменять стыд, позор, беззаконие, мошенничество, разочарование, разочарование, низкий грязный стыд, скромность, унижение, уклонение, ругательство, ненависть, превосходство, превосходство, возмущение, затмение, опередить, затмить, pe ccancy, позорный столб, жалость, профанация, приличие, ханжество, дерзость, жестокость, давить, подавлять, подавлять, посрамлять, унижать, отражать дискредитацию, сожаление, сожаление, сожаление, сожаление, раскаяние, угрызения совести, раскаяние, роптание, упрек, непорочность, респектабельность, святотатство, скандал, скандализм, видимость, самоуничижение, самоотречение, самоуничижение, самоунижение, самоубийство, стыд, стыд, стыд, явка, застенчивость, грех, клевета , жалость, печаль, пятно, клеймить, подчинять, подавлять, превосходить, портить, запятнать, ужасное, робость, отстранять, поносить, подлость, насилие, тоскливость, неправда

определение, этимология и использование, примеры и родственные слова

  • «‘Позор вам всем, ударить беспомощного человека!'»

  • WordNet 3.6

    • v позор превосходит или побеждает с большим отрывом
    • v позор вызывает стыд
    • v стыд заставляет через чувство стыда «Она стыдила его, чтобы он исправился»
    • v позор приносит позор или бесчестье «он опозорил его семья, совершив тяжкое преступление «
    • n позор за неудачное развитие событий» жаль, что он не смог этого сделать «
    • n позор болезненное чувство, возникшее в результате осознания своей несостоятельности или вины
    • n позор состояние бесчестия» один ошибка позорила всю его семью »,« понес позор, будучи заключенным в тюрьму »
    • ***

Дополнительные иллюстрации и фото:

ЧТО ПОЗОР

Пересмотренный полный словарь Вебстера

    • Стыд Болезненное ощущение, вызванное сознанием вины или неприличия, или того, что мы сделали что-то, что наносит ущерб репутации, или разоблачения того, что природа или скромность побуждают нас скрыть.«Привет, стыдно,
      римлян, образы ваших дедов,
      , которые краснеют от своего выродившегося потомства». «Разве у вас нет скромности, нет девичьего стыда?»
    • Позор Понесенный или понесенный упрек; бесчестье; позор; насмешки; презрение. «Вы понесли стыд язычников». «Честь и стыд ни при каких условиях не возникают». «И всякое горе, на которое слезы могут унести
      , кроме стыда заблудшей сестры».
    • Стыд Причина или причина стыда; то, что приносит упрек и унижает человека в глазах других; позор.«О Цезарь, какой это позор!» «Руководители, позорящие религии».
    • Стыд Части, требующие прикрытия скромности; интимные части.
    • v. I Стыдно быть стыдно; стыдиться. «Мне стыдно думать о том, какой ты благородный штамм».
    • Позор Покрыть позором или позором; позорить; позорить. «И с подлой трусостью его тушу позор».
    • Позор Сделать стыдно; возбуждать в (человеке) сознание вины или неподобающего поведения или поведения, порочащего репутацию; посрамить.«Если бы в мире был только один праведник, он … посрамил бы мир, а не мир его».
    • Позор издеваться над; высмеивать. «Вы посрамили совет бедных».
    • ***

Словарь и циклопедия века

    • n стыд Болезненное чувство или чувство унижения, вызванное сознанием того, что сделал что-то недостойное собственного прежнего представления о своем превосходстве; кроме того, своеобразное болезненное чувство или ощущение нахождения в ситуации, оскорбительной для приличия или способной вызвать презрение к человеку, испытывающему это чувство.
    • n стыд. Склонность испытывать беспокойство при любом нарушении приличия или приличия, особенно при любом неподобающем обнажении личности.
    • n позор Вещь или лицо, которых следует стыдиться; то, что приносит или является источником или причиной презрения, позора или упрека; позор или бесчестье.
    • n позор Чрезвычайно оскорбительное или позорное обращение или действия; позор; позор; бесчестье; насмешки; презрение; оскорбительно.
    • n позор Части тела, которые нужно прикрыть из скромности.
    • n позор Синонимы Умерти. Opprobrium, одиум, ругань, скандал.
    • стыда Быть или стыдиться.
    • стыд Быть стыдно.
    • стыда Сделать стыдно; заставлять краснеть или чувствовать себя униженным, опозоренным или опозоренным.
    • стыда Покрыть позором или позором; позор.
    • стыда Принуждать или вести стыдом.
    • стыда Избегать стыда.
    • позор Насмехаться над; высмеивать; относиться с оскорблением или презрением.
    • стыда Синонимы Унизить, унижать, унижать.
    • ***

Словарь Чемберса двадцатого века

    • n Shame shām чувство, вызванное разоблачением того, что должно быть скрыто, или сознанием вины: причина стыда, человек или вещь, которой следует стыдиться: позор, бесчестье:
    • vt Позор ashamed: заставить покраснеть: покрыть укором: прогнать или принуждать стыдом
    • n Shame shām (B.) части тела, которые нужно скрыть из скромности
    • ***

Обмани меня один раз, позор вам; обмануть меня дважды, позор мне — это означает, что вы должны учиться на своих ошибках и не позволять людям использовать вас повторно.

***

Пересмотренный полный словарь Вебстера

OE. стыда, стыда, А.С. scamu, sceamu ,; сродни ОС. И OHG. scama, Г.Scham, Исель. skömm, shkamm, Sw. И Дэн. skam, D. & G. schande, Goth. сканда, стыд, скаман шик, стыдиться; возможно, от корня skam, что означает покрывать, и родственного корню (kam,) G. hemd, shirt, E. chemise ,. Ср. Притворство

Словарь Чемберса двадцатого века

В ВИДЕ. scamu , scamu , скромность; Лед. skömm , рана, нем. scham .

В литературе:

К этому прибавьте стыд: стыд за исполнение его трепетал меня, И это была вторая причина, по которой меня не хватало сил.

«Работы Кристофера Марлоу, Том 3 (из 3)» Кристофера Марлоу

Итак, видите ли, я безымянный, дитя стыда и печали.

«След 98-го» Роберта У. Сервис

Я бы подверг свою жизнь любой опасности, чтобы завоевать любовь великого Артура и наказать короля Риенса за его постыдное послание.

«Рыцари короля Артура» Генри Гилберта

Да, мы все пытались скрыться во внешней церемонии от заклятого врага наших постыдных деяний.

«Моя ежедневная медитация в течение года кружения» Джона Генри Джоуетта

Да смешит меня Бог, прежде чем я опозорю свою расу; Но двадцать тысяч доблестных рыцарей я держу!

«Шансон де Роланд» Леона Готье

Если внимание близко к вежливости, стыд останется далеко.

«Сказания Конфуция» Конфуция

Стыд.+ Стыд ощущается, когда кто-то находится в подчинении или осознает, что к нему относятся или к нему могут относиться неблагосклонно.

«Народные обычаи» Уильяма Грэма Самнера

Я со стыдом и раскаянием оглядываюсь на старую Констанс.

«Рассказы Люси Мод Монтгомери, 1905–1906» Люси Мод Монтгомери

Пока они завтракали на берегу, из куста, шаркая, выскочила жалкая фигура с пепельно-серыми щеками и пристыженным.

«Двое в пути» Хульберта Футнера

Его позор был бы ее позором, его позор был бы ее позором.

«Судный день» Джозефа Хокинга

***

В стихах:

И лучше всего! Любовь возвращается снова
После горя и стыда,
И по ветру смерти
Кидает чистое пламя!

«Подход» Роберта Николса

И, лучше всего! Любовь возвращается снова
После горя и стыда,
И по ветру смерти
Выбрасывает чистое пламя.

Роберт Николс «Марш дня»

Глупый теперь со стыдом и печалью,
Ночью я слышу его рыдания.
Но иногда он немного говорит.
Он рассказал мне обо всех своих проблемах.

«Самоубийство» Уильяма Эрнеста Хенли

Но с помощью этой валюты можно одолжить,
Виновный стыд будет смотреть вниз;
Что ж, стыд, желание и печаль
Бродя по грустному городу к городу!

«Война Waes O ‘: или обзор истории Уилла и Джин.В четырех частях »Гектора МакНила

Он решительно требует меня за мои преступления,
Так как в молодости тысячу раз
Он завоевал мою душу; и к моему стыду,
Бог не может не признать свое требование.

«Несчастное состояние нечестивых после смерти» Риса Причарда

«Но ты слишком хорош и драгоценен драгоценный камень
Быть привязанным к своим ношам и запятнанным ими —
Стыдись, Эллен, стыдись! — отбрось рабство твою,
И прочь на юг, как мое благословение и гордость.

«Девушка-янки» Джона Гринлифа Уиттиера


В новостях:

Нет ничего постыдного в том, чтобы учиться на C.

Я не могу больше согласиться с вашей недавней редакционной статьей о постыдной попытке изменить наши списки избирателей в пользу Республиканской партии.

После трех недель взрывных показаний обвинения защита в судебном процессе по делу о мошенничестве с финансированием избирательной кампании Джона Эдвардса заняла позицию и переключила внимание с сексуальной жизни пристыженного сенатора на денежные вопросы.

Невероятно постыдный собачий позор.

Эволюция добродетели, альтруизма и стыда.

Когда женщины, желающие сделать аборт, сталкиваются с такой толпой, неудивительно, что им стыдно.

(FOX SEARCHLIGHT) Майкл Фассбендер — нью-йоркский плейбой, который скрывает секрет «Позор».

Жалко, что Detroit Tigers не приехали на Мировую серию, потому что они могли бы устроить настоящее шоу.

Избавьтесь от стыда за потерю дома.

Наказания «позор», такие как стрижка «конского хвоста», увеличиваются.

Раша Лимбо следует стыдить, пока он обсуждает Рэйчел Мэддоу.

Знаменитости опозорились за вечеринки на вечере Клайва Дэвиса, когда тело Уитни Хьюстон все еще строилось.

Не стыдно за «Имя не разглашается».

Стыдно, Йоши достает компакт-диск, приносит свои извинения / Клуб ударил кислую ноту из-за отсутствия в записи чернокожих музыкантов.

После ареста город, опозоренный убийствами 1968 года, стремится к возобновлению.

***

В науке:

В самом деле, они настолько загадочны, что натуралисту-пердуранту нечего стыдиться того, что он не может их вместить.

О стойкости однородной материи

Названы и посрамлены: худшие годовые отчеты правительства.

Открытые данные: обратный инжиниринг и перспективы технического обслуживания

Ранганатан, по сути, рассказывает о постыдном безразличии, которое встретило его многолетние попытки опубликовать записные книжки Рамануджана.

И бесплатный обед для всех …

В некотором смысле обидно, что мы не смогли сделать более однозначное утверждение — например, что нетривиальное компромиссное соотношение сохраняется для всех конечных квантовых измерений силы без обратной связи.

Информационные компромиссные соотношения для квантовых измерений конечной прочности

В этом нет ничего постыдного, это просто природа компьютерных технологий.

Вычислительная астросейсмология

***

Стыд — Исцеление от стыда, Терапия стыда, Терапевт стыда

Стыд — это чувство, что человек по своей сути плохой или неправ. Человек может чувствовать стыд без всякой причины или спустя долгое время после того, как он исправит свой проступок.

Стыд может привести к множеству проблем с психическим здоровьем, включая депрессию и тревогу. Это также может затруднить сближение с другими людьми. Некоторые люди настолько парализованы стыдом, что не могут продуктивно работать или учиться.

Исследователь стыда Брене Браун утверждает, что вина служит важной социальной цели. Это может побудить людей извиняться перед другими и избегать причинения вреда. Стыд, говорит Браун, бесполезен. Это просто источник страданий. Терапия может помочь людям понять, почему им стыдно, и постараться освободиться от стыда.

Определение стыда: что такое токсический стыд?

Токсичный стыд — это стыд, который приводит к хроническим отрицательным эмоциям или поведению, причиняющему вред себе или другим. Люди, испытывающие хронический стыд, могут думать, что недостойны любви. Другие могут бояться связываться с другими, будучи убежденными, что другие в конечном итоге увидят «настоящего» человека и отвергнут его. Это может вызвать множество проблем во взаимоотношениях, в том числе:

  • Проблемы с установлением или поддержанием дружеских или романтических отношений.
  • Трудно быть честным в межличностных отношениях.
  • Чувство замкнутости и одиночества.
  • Оскорбительное поведение.
  • Попадание в оскорбительные отношения.

Люди, испытывающие чувство стыда, могут причинить себе вред, например порезаться, перекусить или ограничить прием пищи. Некоторые люди пытаются замаскировать или преодолеть свое чувство стыда с помощью:

  • Злоупотребление психоактивными веществами, например алкоголизм или наркомания.
  • Компульсивное поведение, например пристрастие к покупкам или азартным играм.
  • Трудоголизм.

Многочисленные исследования связывают стыд с суицидальными мыслями и жестами. Это может быть связано с тем, что стыд глубоко проникает в самую суть человека. Люди, охваченные чувством стыда, могут чувствовать себя неспособными решить свои проблемы или недостойными лучшей жизни. Они могут полагать, что лечение не поможет. Социальная стигма, связанная с проблемами психического здоровья, и особенно с суицидальными мыслями, может усугублять эти чувства. Это может удержать человека от обращения за помощью.

Как получить помощь от стыда

Получение помощи от стыда начинается с выявления постыдных эмоций.Некоторые люди не осознают своего стыда. Другие знают, что им стыдно, но опасаются, что обращение за помощью заставит их раскрыть свой стыд другим. Поскольку стыд связан с чувством собственного достоинства и низкой самооценкой, некоторые люди опасаются, что те, к кому они обращаются за помощью, в конце концов обнаружат, что стыд заслужен. Они боятся разоблачения и беспокоятся, что другие отвергнут их, когда они увидят правду.

Это обреченные на провал мысли. Стыд поддается лечению, независимо от того, откуда он исходит.Если вы чувствуете, что ваш стыд заслужен, важно знать, что ваш стыд бесполезен. Вместо этого вы можете причинить вред себе или другим.

Теория устойчивости к стыду Брауна представляет собой комплексный подход к предотвращению и преодолению стыда. Браун утверждает, что устойчивость к стыду состоит из четырех компонентов:

  • Распознавание признаков стыда и понимание того, что у человека вызывает чувство стыда.
  • Критическое осознание стыда, включая его культурную и межличностную функцию.
  • Обращение к другим, чтобы поделиться своей историей.
  • Озвучивает чувство стыда, поскольку стыд во многом основан на секретности.

Психология стыда: терапия стыда

Стыд часто возникает из-за травмирующего опыта. Человек может бояться, что он заслужил травму, испытывать чувство вины и стыда за то, что выжил, или стыдиться сексуального или другого насилия. Когда стыд вызван травмой, очень важно, чтобы терапия была чувствительной к травме и устраняла первопричину стыда.Некоторые варианты лечения включают:

  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ): КПТ помогает людям понять связь между их мыслями, эмоциями и поведением. Терапевты сосредотачиваются на автоматических мыслях, которые обычно остаются незамеченными, например, «Я не заслуживаю любви, если совершаю ошибку».
  • Длительное воздействие (ПЭ): Терапия длительным воздействием постоянно подвергает человека все большим и большим дозам стимулов, связанных с травмой. Например, раненый человек может начать с того, что держит нож или смотрит на него, а затем постепенно переходит к обсуждению этого удара или пребывания в обстановке, которая напоминает ему о нанесении удара.Цель ПЭ — неуклонно устранять силу травмирующего события и, таким образом, уменьшать интенсивность таких эмоций, как стыд, вина и беспокойство.
  • Терапия когнитивной обработки (CPT): CPT проводится в течение 12 сеансов, во время которых человек говорит о своей травме, работает, чтобы понять, как травма влияет на его эмоции и поведение, а затем реализует стратегии для управления последствиями травмы, включая стыд.
  • Тренинг по прививке стресса (SIT): Тренинг по прививке стресса — это вариант когнитивно-поведенческой терапии, который учит людей, как реагировать на стресс, прежде чем он их одолеет.Он включает в себя обучение технике дыхания, расслаблению мышц, обнаружению и изменению автоматических негативных мыслей и ролевым упражнениям.
  • Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR): EMDR — это поэтапный подход к лечению, который использует определенные движения глаз, чтобы помочь человеку рассказать о травме. Со временем человек учится управлять своими эмоциями и интегрировать травму в свою жизненную историю.

Эти техники могут также работать и при других формах стыда, например, от стыда из-за депрессии.Исследования неизменно показывают, что лучшим предиктором успеха терапии являются прочные отношения между терапевтом и пациентом, проходящим терапию. Ключевым моментом является поиск терапевта, который уважает ваши ценности и помогает ставить цели.

Некоторые другие формы терапии, которые могут помочь от стыда, особенно стыда, не вызванного травмой, включают:

  • Тренировка сострадательного разума (CMP): Эта короткая терапия побуждает очень самокритичных людей становиться более сострадательными к себе.
  • Эмоционально ориентированная терапия для пар (EFCT): основанный на теории привязанности, этот подход способствует развитию чувства связи и близости между парами. Это может помочь избавиться от стыда, связанного с отношениями, или от стыда, который мешает сближению.

Примеры терапии стыда

  • Стыд после романа: Труди, 47 лет, проходит курс лечения из-за беспокойства и проблем с мужем, с которым она замужем более 20 лет. Разговаривая с терапевтом, она плачет и вскоре начинает рассказывать, что у нее был роман в самом начале замужества.Терапия помогает ей достичь эмоциональной разрядки и перейти от стыда к раскаянию и самопрощению. Затем она решает раскрыть секрет своему мужу. Когда она это делает, ему больно. Это снова вызывает чувство стыда у Труди, но их отношения сохраняются, и Труди в конечном итоге может почувствовать чувство покоя.
  • Стыд взрослого после растления в детстве: Пабло, 21 год, начинает серьезно встречаться и испытывает тревогу и стыд по поводу сексуальных вопросов. После нескольких сеансов с терапевтом он может сказать, что стал жертвой сексуального домогательства 10 лет назад.Пабло стыдно за это событие, хотя и не знает почему. Стыд мешает ему расслабиться с партнером. Терапевт помогает Пабло раскрыть и изучить убеждения, которые усиливают его стыд, и он пытается отбросить ложные и бесполезные убеждения и развить новые убеждения, которые более точно отражают реальность и приводят к более сильному чувству себя и надежды.

Каталожные номера:

  1. Браун Б. (2006).Теория устойчивости к стыду: обоснованное теоретическое исследование женщин и стыда. Семьи в обществе: журнал современных социальных услуг, 87 (1), 43-52. Получено с https://www.researchgate.net/publication/259982000_Shame_Resilience_Theory_A_Gounded_Theory_Study_on_Women_and_Shame
  2. Браун, Б. (2013, 14 января). Стыд против вины. Получено с https://brenebrown.com/blog/2013/01/14/shame-v-guilt/
  3. .
  4. Чард, К., и Гилман, Р. (16 апреля 2018 г.). Консультирование пострадавших от травм: 4 кратких курса лечения соответствуют тесту.Получено с https://www.mdedge.com/psychiatry/article/60392/counseling-trauma-victors-4-brief-therapies-meet-test
  5. .
  6. Терапия когнитивной обработки. (нет данных). Получено с http://www.apa.org/ptsd-guideline/treatments/cognitive-processing-therapy.aspx
  7. .
  8. Гилберт П. и Проктер С. (2006). Тренировка сострадания для людей с высоким стыдом и самокритичностью: обзор и пилотное исследование подхода групповой терапии.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *