Виды табу – Что такое табу — первичные виды табу, известные человечеству

Содержание

Что такое табу — первичные виды табу, известные человечеству

Этот термин означает, что на какое-либо деяние, проявление чувства или поведение наложен строжайший запрет. Он же переводится как «священный». В этом значении термин использовался полинезийскими племенами. Слово активно употребляется в социологии, психологии и обыденной жизни.

Табу — что это значит?

Данный свод норм в древности существовал практически у всех племен и народностей. Он помогал установить основные законы в социуме. Во многих культурах для описания, что значит табу, используется одновременно 2 слова:

  1. Священный.
  2. Запретный.

Табу — откуда пришло это слово?

Изначально оно употреблялось полинезийскими аборигенами. С его помощью устанавливались стандарты общения и жизни. Чтобы понять, что значит слово табу для жителя полинезийского племени, ученые проводили исследования. Они показали, что для типичного аборигена это строжайший запрет на совершение некоторых деяний и проявление неодобряемых в обществе чувств.

Что такое табу в обществознании?

Смысл слова будет все тем же – наказание за нарушение правил. Ученые выяснили, что полное табу накладывалось светскими властями и религиозными деятелями для собственного обогащения и подавления других членов социума. Основные вето касались вопросов жилища, средств и имущества данных людей, оспаривания их права на подчинение соплеменников.

Что такое табу в религиозных культах и для светской власти:

  1. Обогащение за счет других людей.
  2. Сохранение права на власть и имущества.

Табу у мусульман

В этой культуре применяется слово харам. Оно означает все то же вето. Поставить табу (харам) для мусульман может только религиозный служитель, основываясь на священных книгах и нормах. В исламе выделяют:

  1. Харам зульми. Нарушение несет вред другому человеку.
  2. Харам гайри-зульми. Игнорирование несет вред самому только нарушителю.

Что значит наложить табу?

Изначально смысл использования права вето был прост. Шаман или человек наделенный властью устанавливали стандарты, определяли, какие деяния разрешены. В правила закладывалось то, что могло принести пользу членам сообщества, вождю или жрецу. Часто за пределами нормы оказывалось и то, что сулило человеку, определявшему их потерю статуса или материального положения.

Современными людьми это словосочетание используется и для описания обыденных ситуаций. В просторечье табу человека — ситуация, когда кто-то принципиально не совершает определенных действий сам или требует этого от других. Правило в данном случае составляется человеком на основе своих убеждений и представлений. Понять, какой смысл приобретает вето в современном мире глазами обывателя, можно рассмотрев пример. Муж или жена требует, чтобы партнер полностью прекратил отношения с определенным человеком. В качестве наказания за нарушение часто выступает угроза развода.

Виды табу

Специалисты выделяют 4 типа этого явления. Разделение произошло исходя из функциональной составляющей и содержательной части установленного правила. Запреты табу бывают:

  1. Магическими.
  2. Религиоведческими, установлены служителем культа.
  3. Антропологическими — помогают поддерживать социальный строй.
  4. Психологическими. Например, во многих культурах инцест не допустим. То есть устанавливают нормы поведения для членов семьи, в них затрагивается и сексуальная сфера.

Первичные виды табу известные человечеству

Этнографы обнаружили эти данные исследуя полинезийские общества. Первые табу, появившиеся там, относятся:

  1. К интимным отношениям между детьми и родителями.
  2. К употреблению определенной пищи.
  3. К имуществу жрецов и светской власти.

Фрейд — тотем и табу

Данный ученый рассмотрел в своих трудах происхождение морали и религии. Тотем и табу согласно его исследованиям и трудам это:

  1. Создание психологических и моральных установок.
  2. Регулирование отношений при помощи страха и поклонения перед божественным.

Рассуждая о том, что такое табу по Фрейду надо упомянуть и то, что он выделял эту систему как механизм создания правил в обществе. Тотем для него это не что иное, как объект почитания. Автор считал это явление устаревшим и изжитым. Ряд психологов не соглашаются с этим утверждением, говоря, что тотемизм поменял форму выражения, но все еще существует.

 

womanadvice.ru

Откуда взялось понятие табу и почему оно оказалось таким живучим

Всем культурам знакомо понятие табу. Но что это на самом деле — священный запрет, религиозная практика или способ регулирования повседневной жизни людей? В действительности речь идет о трех способах понимания этого термина: табу как историческое явление в Полинезии, как религиозные запреты и, наконец, табу в переносном, повседневном смысле. Религиовед Ксения Колкунова рассказала о том, с чего все начиналось, об эволюции понятия табу и священных запретах в контексте истории религии. T&P сделали конспект ее лекции.

Табу — ключевое понятие для религиоведения. В этой лекции речь пойдет о его эволюции, осмыслении термина в западной науке. В современные языки слово «табу» вошло как минимум в трех контекстах, трех способах употребления. Можно говорить о табу как о специфическом явлении полинезийской религиозности, с которого начинается размышление о табу в Европе, затем понятие расширяется и начинает применяться уже ко всем религиозным системам. Мы можем говорить о табу в широком смысле — как о любом священном запрете, религиозных предписаниях, ограничивающих поведение человека. Наконец, можно рассуждать о табу в переносном смысле: так мы говорим в повседневной речи, что какие-то вещи являются запретными, и это уже максимально уводит нас от полинезийцев, с которых все когда-то начиналось.

Антропология. Джеймс Кук и аборигены

В 1777 году печально известный капитан Джеймс Кук впервые на английском языке опубликовал истории об аборигенах, которые поразили его своим поведением. Он обнаружил, что у жителей маленьких островов Тонга невероятно строгие нравы и предписания и для их обозначения они используют слово «табу» (точнее, «тапу» — но сейчас они уже и сами говорят «табу», потому что заимствовали общепризнанное произношение). Впоследствии филологи и лингвисты выяснили, что слово «тапу» означает «особым образом отмеченное, помеченное, выделенное» и даже о самих островах местные жители говорят, что это «тапу» — священные запретные южные острова. Так Кук задает нам первую точку отсчета: табу — то, что под запретом.

В XVIII–XIX веках важным источником знаний об аборигенах были записки путешественников. Произошло окончательное оформление колониальной системы, и именно из дневников очевидцев складывалось европейское представление о происходящем на этих загадочных островах, в Африке и Южной Америке. Так постепенно формировалось то, что мы называем антропологией, — изучение бесписьменных народов. Как дисциплина она начинается с Эдуарда Тайлора, который в 1871 году публикует книгу «Первобытная культура».

Психология. Джеймс Фрэзер и Зигмунд Фрейд

В XIX веке классики антропологии и религиоведения считали, что есть некоторая универсальная сущность человека (примерно одна и та же у диких аборигенов на островах Тонга и у высокоинтеллектуальных французов) и изучать ее лучше всего по самым простым и диким племенам. В Новое время в принципе была установка, связанная с общим рационализмом эпохи, что у всех религиозных явлений должна быть естественная причина, научное объяснение.

Британский ученый Джеймс Фрэзер, который сам никуда не ездил и работал с записками путешественников, в 1890 году опубликовал работу «Золотая ветвь: Исследование магии и религии». Он заметил, что пищевые табу островитян часто связаны с семейными преданиями (например, какой-то предок перед смертью сказал, что может перевоплотиться в банановое дерево, поэтому его потомки не едят бананы), и счел, что психологические табу являются порождением фантазии.

Аборигены интересовали и Зигмунда Фрейда. Ему казалось, что на примере дикарей можно изучать формирование психики современного человека. В «Тотеме и табу» он описывает (также по второисточникам) различные практики аборигенов. Фрейда интересуют отношения между полами, и из всего многообразия примеров он выбирает табу, запрещающие отношения между тещей и зятем, тестем и зятем, невесткой и свекром, невесткой и свекровью. У некоторых племен существуют ограничения на любые контакты между тещей и зятем: они не то что разговаривать, даже видеться не должны. Фрейд из этого радостно делает вывод, что такие запреты связаны с потенциальной привлекательностью тещи для зятя, поскольку она, предположительно, похожа на его жену. Чтобы исключить этот инцестуозный соблазн, общество создает регулирующее табу. Другой вариант объяснения — мужчину может испугать то, какой станет его жена. Получается, что у Фрейда, с одной стороны, психологизм, а с другой — привнесение если не личного опыта, то, во всяком случае, каких-то европейских культурных кодов.

Религия. Эмиль Дюркгейм и Рудольф Отто

Фрэзер считал, что корни религиозного мировоззрения можно найти в магии, Фрейд искал первоначальные формы религии в тотемизме — в целом тогда многие ученые пытались построить систему развития религии, начинающуюся с некоторой минимальной формы. Как, например, Эмиль Дюркгейм, который разрабатывал теорию минимума религии.

Работа Дюркгейма «Элементарные формы религиозной жизни» (1912), посвященная тотемистической системе в Австралии, создает каркас, который будет часто заимствоваться исследователями для разговора о табу. Ученый пишет, что религия — это институциональное и практическое оформление системы отношений, подразумевающее наличие священных и профанных предметов.

Священные предметы вызывают сильные эмоциональные переживания и одновременно воспринимаются как несущие потенциальную угрозу.

Ситуация, в которой зять видит тещу, должна быть исправлена с помощью каких-то ритуалов, символического очищения, физического наказания.

Похожую психологическую теорию религии создает немецкий теолог Рудольф Отто, который в 1917 году публикует книгу «Священное». Он тоже утверждает, что священный, нерациональный опыт вызывает два базовых переживания — благоговение и ужас.

Табу для всех и для каждого

Насколько запреты, существующие в разных религиях, попадают в область табу? Если следовать представлениям о том, что табу — это все, что касается одновременно священного и опасного, требующего определенной подготовки для контакта, то вполне можно отнести к табу пищевые запреты в иудаизме или специфическое отношение к коровам в Индии. Корова — это не только то, что нельзя есть и бить, но это еще и источник очистительной практики. Если кто-нибудь нарушил табу, его можно очистить с помощью коровьей мочи — такой у коровы в Индии сакральный статус. Это встраивается в определенную теологическую систему: так, бог Кришна, согласно индуистским верованиям, на определенном этапе своей божественной жизни был пастухом.

Любая типология табу обречена на провал из-за многих уровней, в которых эти запреты могут существовать. Самое базовое деление — индивидуальные и коллективные. Если начать думать как авторы XIX века, табу — не только полинезийское явление, и можно эту модель применить к другим религиозным традициям, например кельтам: в их сагах описаны гейсы. Гейсы можно интерпретировать как индивидуальные табу, регулирующие жизнь конкретного деятеля. Чем важнее герой, тем больше у него гейсов. Например, с Кухулином ситуация была весьма печальная: он великий герой, у него очень много гейсов, и в какой-то момент они начали противоречить друг другу, из-за чего он и погиб.

Индивидуальные табу связаны с выдающимся лицом, но в них всегда попадают и запреты, связанные с родом, местом, профессией и с какими-то другими социальными маркерами. Поэтому в конечном счете эпические персонажи оказываются наделены не только индивидуальными табу. Когда мы говорим о табу в религиозных системах, мы в основном имеем дело с коллективными табу.

Дюркгейм выделяет другой базовый тип табу — запреты, связанные с каким-то контактом. Например, пищевые запреты — на еду, приготовленную определенным образом. Другая форма контактного табу — это табу-избегание. Избегать можно все ту же тещу или людей, обладающих некоторыми специфическими свойствами.

В некоторых традиционных культурах, например, близнецы могут восприниматься как обладающие сакральной природой и приносящие остальным удачу, но иногда это табуированные люди, которые могут принести заразу племени. У индейцев Южной Америки есть племя, где мать даже выгоняют за такое безобразие.

Существуют запреты, связанные с поведением человека: табу на какие-то жесты, позы, действия или слова. Табуированная лексика часто связана с религией или профессией. Например, в среде охотников Архангельской губернии в конце XIX века нельзя было упоминать название животного, на которого охотишься, нужно было использовать эвфемизмы: «пошел за косым» и т. п.

Есть много табу, связанных с кровью, в том числе менструальной. В каких-то культурах эти запреты встраиваются в теологическую систему. Библейское представление о том, что кровь содержит душу, в дальнейшем приводит к запрету на переливание крови у свидетелей Иеговы. Кровь оказывается табуированной и, например, в синтоистской культуре в Японии, где женщина во время менструации уходит из деревни и не возвращается, пока не пройдет процедуру очищения.

Табу как статус

Существует два базовых источника табу. Во-первых, запреты часто связаны с «антисоциальными» явлениями: табуированными становятся вожди, колдуны, кузнецы (занимаются странными вещами) и узкие специалисты (специфический круг знаний, от них лучше держаться подальше).

Кстати, для тех, кто и так стоит вне социума, некоторые табуированные действия оказываются не такими уж табуированными. Например, у индейцев Гавайев, как практически у всех человеческих культур, запрещен инцест; человек, нарушивший это табу, может быть очищен только смертью. Но есть исключение — вождь: для него инцест не только возможен, но и крайне желателен, потому что дети, рожденные от такого брака, воспринимаются как неприкасаемые, как будущие вожди.

Синтоизм главным источником скверны считает смерть. Доходило до того, что в Средние века императорам приходилось издавать указы, запрещавшие выкидывать трупы в лесу: их не устраивало, естественно, что империя оказывается какой-то беспорядочной свалкой трупов, но люди считали, что труп — это антисоциальный элемент, поэтому его надо выкинуть и сделать вид, что ничего не было.

Во-вторых, «антисоциальными» оказываются люди в состоянии перехода из одного статуса в другой. Антрополог и фольклорист Арнольд ван Геннеп в книге «Обряды перехода» (1909) пишет, что любой обряд, связанный со сменой состояния (инициация или, например, свадьба), построен на принципе отделения: человек, переживающий переход, отделен (географически или символически) от основной части группы, и только когда он пройдет определенные практики, сможет вернуться и, получив новое имя, уже в новом статусе стать полноценным членом общества. На Андаманских островах считается неправильным употреблять имя умершего человека до окончания траура: так можно помешать процессу его перехода из состояния «живой» в состояние «мертвый». Леви-Стросс пишет, что в Австралии табуируется не только имя умершего, но и все однокоренные слова. Распространенный вариант табу — когда ребенка не называют именем умершего родственника. У калифорнийских индейцев есть ограниченный ряд имен, и носить двум людям одинаковые имена нельзя: если в племени лимит имен исчерпан, дети будут ходить безымянные, пока кто-нибудь не умрет и имя не освободится.

Современные табу — социальные, а не сакральные

Сегодня не только религиозные системы, но и повседневные суеверия несут отпечаток первобытных табу. Профессиональные запреты есть у рыбаков, пастухов, у творческих людей (наверняка все слышали про актерское пожелание сломать ногу) и практически у всех представителей профессий, сопряженных с опасностью для жизни, например у спортсменов: очень тонкая грань отделяет их от неудачи, и поэтому они держатся за возможность эту удачу сохранить. Мы называем это профессиональными суевериями — но что это, если не табу?

Табу в их первобытном смысле, не дававшие людям выйти за рамки социального, никуда не делись, просто вместо племен у нас теперь субкультуры и информационные круги.

Любая из социальных сред формирует правила, которые можно или нельзя нарушать. В фитнес-клубе тоже есть табу — если ты их нарушишь, на тебя все косо посмотрят, потому что эта маленькая среда хочет остаться стабильной. Здесь уже не остается момента сакральности и речь идет исключительно о социальном измерении.

То же самое и в Океании, с которой все начиналось. В XVIII веке к полинезийцам приехал Кук, узнал про табу и увез это знание в Европу. Европейцам очень понравилась идея табу, они начали употреблять это слово. А пока они развивали антропологию, в Полинезии рухнула колониальная система и табу (точно так же, как и у нас) постепенно лишилось сакрального смысла. На Гавайях словом «капу» (табу) теперь подписывают общественные памятники, а во Французской Полинезии табу обозначает любую частную собственность. Я считаю, что такое переосмысление понятия табу — это наследие нашего колониального визита и того, что мы забрали термин, расширили до нерелигиозных смыслов и импортировали его обратно в среду возникновения, где он приобретает новые смыслы.

Литература

  • Дюркгейм Э. Элементарные формы религиозной жизни. М.: «Элементарные формы», 2018

  • Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. Антология. М.: «Канон+», 1998.

  • Фрейд З. Тотем и табу. СПб.: Азбука-классика, 2005.

  • Элиаде М. История веры и религиозных идей. В 3 т. М., 2002–2003

  • Harvey G. Food, Sex and Strangers: Understanding Religion as Everyday Life. Routledge, 2013.

Где можно учиться по теме #антропология

theoryandpractice.ru

от древних истоков до современности

Многим кажется, что современное общество лишено табу. Ничто не истинно, все разрешено. Остались ли темы, которые вызывают у людей неприятие и возмущение? Появились ли новые запреты, которых не существовало раньше? Какие существуют примеры табу в современном обществе?

Традиционный смысл табу

Табу означает строгий запрет на какое-либо действие, так как оно считается священным или несет в себе проклятье. Это нечто принадлежащее богам, недоступное простым смертным.

Термин ученые взяли из полинезийской культуры, но сама система наблюдалась у всех народов в том или ином своем проявлении.

На более поздней ступени развития общества запреты связывались с суевериями и приметами. Особенно такие ограничения были распространены в крестьянской среде. Так, нельзя было произносить вслух названия болезней, чтобы не навлечь их на себя.

Табу в Полинезии

Обитатели островов создали систему норм и ограничений, чтобы защитить то, что для них свято. Под запретом были тотемы, вещи в храмах, некоторые птицы, звери, растения, воды священных рек. Что-то нельзя было трогать, о чем-то говорить, кое-что употреблять в пищу.

Запреты распространялись и на тех, кто имеет прямую связь с богами. Все, до чего дотрагивался вождь, переходило в его собственность. Будь то дом, в который он входил, или любой ценный предмет.

Простые люди не имели права смотреть в глаза местной знати. Под страхом проклятья нельзя было перечить этим «наместникам богов».

Когда местное население увидело, что европейцы свободно нарушают их табу, и за этим не следует никакой небесной кары, многие полинезийцы начали нарушать свои запреты.

Современное понимание табу

Сегодня слово «табу» больше не имеет сакрального смысла и может рассматриваться как любой запрет, нарушение которого несет вред обществу. Хотя какой именно вред, не всегда ясно.

Так как табу – это результат развития общества, то они легко могут меняться со временем. В начале двадцатого века существовало табу на курение для женщин. Сейчас мы можем только пожать плечами, услышав про такой запрет.

По Фрейду, табу становится запретом после того, как оно было нарушено. Психоаналитик утверждал, что у человека в подсознании всегда живет желание сломать запреты и отдаться природным инстинктам. Примером табу в таком понимании является инцест. В животном мире это обычное дело, а у людей строго запрещено с древнейших времен.

Примеры табу, в современном обществе воспринимаемые как нечто обыденное или хотя бы не шокирующее:

  • сексуальная жизнь;
  • обнаженность;
  • функции человеческого организма;
  • убийство человека.

Развитие СМИ повлияло на то, что многие темы стали приемлемыми. Так, разговоры о сексе с 60-х годов прочно вошли в повседневную жизнь. Обнаженные тела мелькают на экранах, в ток-шоу обсуждаются интимные нюансы.

Примеры табу, которые потеряли актуальность — сексуальная связь до брака и матери-одиночки. В отличие от прошлых веков, эти реалии не вызывают ни у кого осуждения.

Табу на убийство все еще существует. Но во время войн его нарушение оправдывается и поощряется.

Также у людей могут существовать личные табу, зависящие от характера, воспитания и жизненных обстоятельств. Даже современная девушка сама может установить себе табу на секс до свадьбы. А кто-то будет густо краснеть, слушая анекдоты из разряда «сортирного юмора».

Все, что вызывает страх или отвращение — это примеры табу социальных норм. Мы не хотим говорить о СПИДе и отворачиваемся от грязных оборванных нищих.

Два примера табу в современной культуре

1. «Танец пчелок» очень быстро облетел весь интернет и вызвал бурю общественного возмущения. Дело в том, что несовершеннолетние девочки на сцене Дома культуры исполнили эротический танец в неоднозначных костюмах. В дело даже вмешались власти. Здесь сработало табу на детскую порнографию.

2. На режиссера Кирилла Серебренникова поступали общественные жалобы за «нецензурную брань и порнографию на сцене». И это также повлекло за собой вмешательство властей. И если в фильмах эти реалии давно считаются нормой, то в театре табу все еще сохраняются.

Табуированные темы и слова

«В доме повешенного не говорят о веревке» — эта пословица подсказывает, что не стоит говорить о вещах, способных вызвать бурную реакцию окружающих. Такими темами могут быть смертельная или венерическая болезнь, интимные подробности жизни.

Но говорящий всегда сам решает, соблюдать ему табу или можно его нарушать. Это может быть вызвано необходимостью или произноситься с целью провокации, но вся ответственность ложится на автора высказывания.

Нецензурная брань может спокойно восприниматься в баре. Но если вы решите составить из нее тост на свадьбу друга, то вряд ли вам дадут договорить.

Современный мат во многом состоит из слов, носивших священный характер раньше. Так что его табуирование изначально было сакральным.

Сохранившиеся исторические табу

  • В Якутии у небольшой группы эвенков запрещено убивать волков, так как они считаются тотемными животными.
  • У бурятов табу связано с пространством и магией. Горы считаются святыми, и женщинам нельзя подниматься на самые высокие из них. Ведь женщины олицетворяют энергию земли, а мужчины – неба. Так что и для них существуют запретные места, соответствующие данной логике.
  • Бушмены не называют вслух имена умерших.
  • У этого народа существуют и пищевые табу. Из-за бедности возник запрет на выбрасывание еды. Из-за трусости шакала запрещено есть его сердце.
  • Еще один интересное табу бушменов – брак с женщиной, носящей имя матери или сестры жениха. Такие отношения считаются инцестом.
  • В Индии и Африке нельзя передавать что-то левой рукой, так как она считается нечистой.
  • Вагнер был любимым композитором Гитлера, и эта музыка часто играла в концентрационных лагерях. Что и породило негласное табу среди евреев на композиции Вагнера.
  • Во Франции больше ста лет существует запрет на поцелуи на перроне. Это связано с тем, что любвеобильные французы часто опаздывали на свои поезда. Сейчас за это уже не штрафуют, но табу сохранилось.
  • Во многих странах существует запрет на имена. Негодование общества вызывают люди, которые носят имена Люцифер, Гитлер, Каин, Иуда.
  • В странах со строгими нравами могут штрафовать за поцелуи в общественных местах и даже сажать в тюрьму.

Табу в современном обществе лишилось древнего сакрального смысла, теперь оно больше связано с нравственностью и моралью. И хотя много ведется разговоров об отсутствии всяких запретов, тем не менее люди не часто ходят по улице голыми, а дети не матерятся при своих учителях. Современная кара за нарушения — это общественное порицание, иногда тюремное заключение и штрафы. Но как известно, правила созданы для того, чтобы их нарушать…

fb.ru

что это такое, как появились и как их распознать у себя

Понятие табу уже утратило свое устрашающе-религиозное значение. Все же мы не верим, что небо разверзнется, и божество на огненной колеснице покарает нас за бутерброд во время поста. Но умудряемся ставить барьеры у себя в голове, даже забывая, откуда они взялись. Нужны нам ограничения или это пережиток прошлого общества? Почему бессмысленные запреты только усиливают желание их нарушить? Как избавиться от комплексов в сексуальной сфере? Глупо когда мы сами себе ставим преграды. Но именно этим и занимаются взрослые люди.

Что такое табу

Табу — это абсолютная невозможность совершения определенного действия. Это как проклятие навсегда. Оно непоколебимо и не допускает возможности преступить ту черту, которую запрещено преступать. Значение его несколько двойственное: с одной стороны – это нечто священное, недоступное для простого человека, с другой – жуткое, страшное и жестокое. Изначально понятие было сводом религиозных запретов, сегодня оно перенесено в плоскость внутренних моральных ограничений. Другое, обыденное значение этого понятия – священный.

Само слово «табу» имеет полинезийское происхождение, где оно означает запрет сакрального значения. Жесткие ограничения, которые транслируют служители культа, зачастую не обоснованы, но являются чем-то естественным для всех, кто находится в их власти. До того, как слово попало в наш язык, понятие жестких ограничений существовало во всех религиях мира.

Собственно, религия – это и есть кодекс запретов для всех людей вне зависимости от происхождения, социального статуса материального положения. Но за нарушение одних можно было получить словесное нравоучение, а за попирание других моментально следовало жестокое наказание высших сил. Почему такая разница? Потому что табу и моральные нравоучения – разные вещи. Моральные нравоучения можно обойти, схитрить, купить индульгенцию. Табу – нет.

Табу в религии

Табу вводились религиозными служителями по нескольким причинам. Первое – это проведение границы между людьми и сакральными предметами, которые способны отделить священное от обыденного и обыденное от священного. Второе – это возможность поддержать порядок в общине. Так, например, под строжайшим запретом были сексуальные связи между близкими родственниками. Без знания генетики объяснить воспрещение было сложно, поэтому табу описывалось кратко: «Нельзя. И точка. Иначе кара небесная». Причем служители культа часто выполняли наказание задолго до высших сил, чтобы другим было неповадно.

Сегодня религиозные запреты сохранились, прежде всего, в отношении пищи. Собственно, Библейское повествование начинается именно с запрета съесть плод с дерева добра и зла. С его нарушения и случилось грехопадение человечества, за которое мы расплачиваемся до сих пор. Пищевые религиозные ограничения – это строгие понятия поста в христианстве, кошерная пища в иудейской религии, халяльная в мусульманстве. Другие ограничения касаются поведения вообще или в определенные дни, одежды, изображения живых существ и другие.

Первые научные исследования

Первым исследователем, который классифицировал тему табуирования был шотландский этнограф, антрополог и религиовед Джеймс Джон Фрейзер (01.01.1854-07.05.1941). Он первым описал табу с точки зрения двух противоположных понятий – магических ритуалов и здравого смысла. В своей книге многочисленные запреты разных народов он разделил по сферам жизни:

  • На запретные действия – общение с представителями других племен, принятие пищи и еды, обнажение лица, выход за границы определенной территории.
  • На людей или занятия – для правителей и представителей королевских династий, для носящих траур, беременных женщин, воинов, убийц, охотников и рыболовов.
  • На предметы или части человеческого тела – острые предметы, волосы (ритуалы во время стрижки) или кровь, голову как вместилище души человеческой, узлы и кольца.
  • На имена покойников, правителей, божеств.

Вывод из этого исследования был интересным: людям всегда нужен был образец, к которому они стремились. Люди видели безупречную модель жизни и мечтали жить так же. Но для того, чтобы достичь заоблачных высот им приходилось подчиняться тому самому идеалу.

Удивительно, но многие запреты, описанные в книге, мы помним и сегодня. Причем следуем им даже не задумываясь о происхождении. Так, например, многие не выбрасывают срезанные ногти и волосы, не дарят острые предметы, не завязывают узлы.

Фрейд, табу и амбивалентность

Зигмунд Фрейд (06.05.1856-23.09.1939) в своей книге «Тотем и табу» рассматривает табу порождение амбивалентности. Амбивалентность – это двойственность чувств по отношению к чему либо. Получив жесткий запрет, человек с одной стороны испытывает священный трепет, с другой – неудержимое желание его нарушить.

Фрейд привязывает понятие табу к теме психоанализа, исследования бессознательной части душевной жизни персональной и коллективной психики. В своих работах он описывает людей, что сами создали себе жесткие табу и следуют им не хуже полинезийских дикарей. Фрейд даже ввел понятие «болезнь табу» – ничем не обоснованную болезненную навязчивость, которая приводит к бесконечным спорам с самим собой, нервозности и навязчивым ритуалам.

Причем необоснованные запреты в определенной степени заразны, они могут передаваться от человека к человеку и захватывать большие группы людей. Самым частым проявлением этой болезни является табу на прикосновения, и как следствие – навязчивый ритуал бесконечных омовений.

В современном психоанализе понятие табу больше исследуется в сексуальной сфере. Но есть и другие проявления внутренних запретов. Например, многие из нас неосознанно запрещают себе те или иные действия, мысли, эмоции, поступки и даже не догадываются, что продиктованы они внутренними табу.

Табу в наше время

Современное общество не производит таких категорических табу. Ученые утверждают, что количество моральных запретов зависит от уровня развития цивилизации. Одно дело – невозможность взглянуть на верховного правителя, другое – табу на убийство. Хотя многое также зависит и от самого человека. Если для одного утверждение «Не укради» находит отклик в душе, то для другого это, скорее, вызов. Все же человеку свойственно делать то, что идет ему на пользу и вредит окружающим. И останавливает его от активных действий совсем не мораль, а боязнь общественного осуждения и уголовный кодекс.

Юридические ограничения прописывает государство, которое способно наказать не хуже верховного жреца. Раньше все табу были прописаны в религиозных книгах, но сегодня многие не следуют строгим религиозным нравоучениям. Внутренние запреты продиктованы этикой и родительским воспитанием, а внешние – юридическим законом. Когда человек неосознанно или намеренно нарушает порядок, причиняет вред окружению, окружение говорит «Нам это не нравится, это ущемляет наши интересы» и создает определенные законы.

Во многих странах существуют культурные или поведенческие запреты. За их нарушение никого не посадят в тюрьму, но для окружающих нарушитель становится изгоем. То есть сам попадает под влияние табу. Например, в Японии нельзя заходить в дом в уличной обуви, жалеть плачущего человека или обращаться к вышестоящему начальнику без его разрешения. В буддийских странах запрещено прикасаться к голове ребенка, а в Швеции нельзя дарить гвоздики, которые считаются траурными цветами. И это только некоторые из большого числа ограничений. Но чтобы избежать неприятных ситуаций, их стоит придерживаться.

Нужны ли нам табу

Нужны ли строгие запреты сегодня? Скорее, да. Конечно, старые моральные ограничения  относились к обществу, которого сегодня уже не существует. Нужны другие. Те, что направленны на сохранение жизни, например. При воспитании маленького ребенка родители строго запрещают ему приближаться к розеткам или кипящим кастрюлям. Детям совсем не обязательно знать законы движения электронов, чтобы понять: пальцы в розетку совать нельзя. Для взрослых людей – это правила дорожного движения, кодекс законов.

Социологи утверждают: чем больше у человека внутренних культурных запретов, тем качественней он вписывается в общественную среду. Хотя иногда неразумные запреты провоцируют многочисленные нарушения (амбивалентность чувств). Так, во время сухого закона, количество пьющих людей резко увеличивается.

Сосуществовать было бы намного проще, если бы все придерживались внутренних ограничений. Практикующие психологи отмечают в своих работах, что взрослым людям стоит также поучиться уважать чужие внутренние запреты. А попросту – не лезть в чужую жизнь с добровольными советами или бестактными вопросами. Даже если вам кажется, что ограничения другого человека смешны и бессмысленны, не стоит учить их жизни, давая советы вроде:

  • Та не должен из-за этого огорчаться…
  • Не бойся, лучше быть смельчаком…
  • Необходимо себя заставить…
  • Почему тебе в голову приходят такие глупые мысли…
  • Глупо волноваться по такому незначительному поводу…

А фазу «я на твоем месте…» вообще следовало предать анафеме, вычеркнуть из памяти человечества. Единственное, что можно сделать – поделиться собственным опытом. И то, в форме диалога.

Как распознать табу

Государство способно табуировать далеко не все процессы в нашей жизни. Но то, что не делается на уровне общества, добровольно осуществляется на уровне личности. Мы сами себе устанавливаем внутренние барьеры,  способные сильно отяготить наше существование. Мы делаем это неосознанно, но своими «психологическими руками». При этом не осознаем, что именно они являются препятствием к достижению успеха. Мы запрещаем себе:

  • Отношения с большой разницей в возрасте.
  • Счастье в повторном браке.
  • Незапланированные поступки.
  • Карьерный рост (особенно женщины).
  • Смену нелюбимой работы или уход в «свободное плавание».
  • Эксперименты и раскрепощенность в сексе.
  • Откровенный разговор с детьми, родителями.

И это только начало. Чем больше внутренних ограничений, которые мы сами себе не в состоянии объяснить, тем меньше места остается для счастья. Запреты в одной сфере жизни отражаются на остальных, а желание их нарушить ведет к рассогласованности с самим собой. Яркий пример – наш лишний вес. Мы часто едим не потому, что любим это блюдо. Мы заедаем внутренние запреты на красоту, сексуальность, отношения, материальное благополучие. И чем больше мы себе запрещаем, тем больше хочется есть. А если в это время садимся на диету, и запрещаем себе еще и любимые продукты, пиши пропало. Набор десятка лишних килограммов обеспечен.

Наши внутренние ограничения могут причинять боль близким. Например, у некоторых есть табу на извинения. Человек просто не может выговорить простые слова, способные уменьшить боль другого. Есть и такие, что мы переносим на своих детей, мужа или жену, также усложняя им жизнь. Мало того, что мы сами страдали, пусть теперь и они страдают. А ведь ответа на вопрос «Почему?» у нас просто нет. В лучшем случае мы вспомним, что нам это кто-то сказал. Так что если табуировать что-то в личной жизни, так это невмешательство в пространство близких людей.

Наши бессознательные табу похожи, скорее, на микрочипы, вживленные в голову в детском или подростковом возрасте. Но люди чаще называют их тараканами. Справиться ментальными «тараканами» в голове помогают психотерапевты. Они раскручивают проблемы, как клубок ниток, докапываются до первопричины бессмысленного барьера. Психологи способны не только выслушать. Они снабжают клиентов инструментами, которые помогают им жить и справляться со своими запретами самостоятельно. Но и психотерапевты попадают под запрет. Ведь считается, что на сеансы психотерапии ходят психопаты, слабаки или полные неудачники. Так что перед тем, как отправиться на сеанс психотерапии, придется нарушить по крайней мере одно внутреннее табу, чтобы справиться с остальными.

Выводы:

  • Табу – это религиозное понятие, которое сегодня перешло в плоскость этической и психологической морали.
  • Сексопатологи сформулировали основное правило запретов в сексе: если ваше поведение не вредит окружающим, нет причин для его осуждения.
  • Амбивалентность – противоречивое желание следовать запрету и одновременно его нарушить.
  • Чем больше необоснованных запретов, тем больше желания их нарушить.
  • Наши ограничения нас защищают, но забирают счастье.

wikigrowth.ru

2. История возникновения и развития табу

Табу́ — запрет, принятый в обществе (под страхом наказания) и накладываемый на какие-либо действия для членов этого общества. Табу часто являются основанием для принятия различных законов и конституций в государствах.

Огромное количество запрещений и обрядов, созданных этой системой, являются иррациональными даже с точки зрения её последователей, находя своё оправдание исключительно в категорическом императиве религиозного требования. Генезис этих запрещений кроется в суеверном стремлении первобытного человека оградить всякое разумное, с его точки зрения, религиозное правило или запрет целым рядом параллельных запретов в совершенно посторонних областях, руководствуясь либо простой аналогией с основным запретом, либо желанием оградить основной запрет от даже самой отдалённой возможности нарушения. В свою очередь каждое новое — созданное по аналогии или для ограждения старого — запрещение становилось предметом дальнейших расширительных запрещений. Санкцией и охраной подобных запрещений служило фетишистское преклонение первобытного человека перед всем, что старо, традиционно, завещано отошедшими поколениями, и в особенности перед тем, что закреплено традиционным атрибутом табу — священностью. Позже, когда в процессе религиозного творчества начинает участвовать тенденциозная и часто корыстная инициатива жреческого сословия и светской власти, система табу образует из себя ткань регламентации, опутывающую все детали жизни, лишающую общество возможности свободного развития. Психология, создавшая табу, проявила себя не в одной лишь религиозной сфере, а во всех областях духовной и общественной жизни, в праве, морали и даже науке и в значительной мере послужила причиной застоя многих цивилизаций древности. Классической страной, в которой система табу получила своё полнейшее развитие, является Полинезия.

Происхождение слова

По мнению Фрэзера, слово табу образовалось из глагола ta (отмечать) и наречия усиления pu, что вместе буквально должно означать: «всецело выделенный, отмеченный». Обычное значение этого слова — «священный». Оно указывает на связь предмета с богами, отдаление от обычных занятий, исключительную принадлежность чего-нибудь лицам или предметам, почитаемым священными, иногда — «объект обета». В то же время табу не заключает в себе обязательного морального элемента. Термин, противоположный табу, — noa, то есть всеобщий, обыкновенный.

Табу в Полинезии

На родине табу (от островов Гавайи до Новой Зеландии) система запретов охватывала все сферы жизни и являлась единственной формой регламентации, заменявшей все то, что у нас называется официальной религией, законом, юридической моралью и правом.

Табу — священный

Прежде всего табу применялось ко всему тому, что имело непосредственное отношение к божеству. Личность жрецов, храмы и их имущество были строжайшими табу, то есть считались не только священными, но строжайше неприкосновенными. Далее, короли и начальники, ведшие своё происхождение от богов, были вечными табу. Всё, что имело хотя бы малейшее отношение к их личности и имуществу, было священно и неприкосновенно. Даже имена их были табу: подчинённым запрещалось их произносить. Если имя короля случайно звучало наподобие какого-нибудь общеупотребительного слова, то это последнее становилось запретным и заменялось новоизобретённым термином. Всё, к чему прикасались короли или начальники, тоже становилось табу и отчуждалось в пользу прикоснувшихся. То же действие имела капля крови короля, упавшая на землю или вещь (Новая Зеландия). Тропа, по которой шёл король, дом, в который он входил, превращались в табу. По тропе запрещалось ходить, из дома необходимо было выбраться. Точно так же становилась табу всякая вещь, которую король или начальник называл частью своего тела, — например, сказав, что такой-то дом его спина или голова. Пища таких избранников была строжайшим табу. Отведавший её, по убеждению полинезийцев, навлекал на себя неизбежную смерть. Предметом страха были не только общеплеменные или национальные божества, но и божества менее крупные, божества отдельных родов или семей. Правом провозглашать табу пользовались поэтому не только жрецы, короли, вожди, но и отдельные селения, даже отдельные лица в качестве хранителей своих домашних и земельных богов. Отсюда возникло право отдельных лиц провозглашать табу на свою землю, деревья, дома, отдельных селений — на свои поля во время жатвы. Эти два последних примера могут служить яркой иллюстрацией того, как даже на первых ступенях развития право собственности искало себе санкции в религиозных представлениях. Атрибут «священности» этого права ведёт своё начало ещё от периода табу. Дни и сезоны, посвящённые религиозным целям, обставлены были строжайшими табу. В обыкновенные дни табу требовалось только воздерживаться от обычных занятий и посещать богослужения, но во время чрезвычайных табу запрещалось даже разводить огонь, спускать лодки на воду, купаться, выходить из дому, производить какой бы то ни было шум. Запреты распространялись даже на животных: собаки не должны были лаять, петухи — кричать, свиньи — хрюкать. Чтобы помешать этому, гавайцы завязывали морды собак и свиней, а птиц сажали под тыкву или завязывали им глаза куском какой-нибудь ткани. На Сандвичевых о-вах за шум, произведённый в сезон табу, виновные подвергались смертной казни. Чрезвычайные табу устанавливались во время приготовления к войне, перед большими религиозными церемониями, во время болезни вождей и т. п. Табу продолжались иногда годы, иногда несколько дней. Обычная их продолжительность составляла 40 дней, но бывали табу, продолжавшиеся по 30 лет, в течение которых запрещалось стричь волосы. На всё время табу целые округа или острова становились как бы под карантин: даже приближаться к табуированной местности было строжайше запрещено.

Табу — нечистый

Термин табу у полинезийцев, как и у других народов, кроме значения «священный», имел и другое, противоположное — «проклятый», «нечистый». Генезис этого второго значения чрезвычайно сложен. Первая причина кроется в том, что, кроме божеств добрых, сообщавших атрибут «священности», существовали и божества злые, причинявшие болезнь и смерть. Эти божества сообщали предметам и лицам страшные свойства, которых необходимо было избегать. Поэтому умерший и всё, что имело отношение к нему, — дом, в котором он жил, лодка, на которой его перевозили, и т. д., — считалось отверженным, «нечистым», носящим в себе нечто опасное, губительное, и должно было быть неприкосновенно в силу своей губительности. Другим поводом к образованию этого значения служили строгие кары, следовавшие за нарушением табу первого рода. Предметы и лица, считавшиеся «священными» в силу своего отношения к божеству и потому навлекавшие страшные бедствия на нарушивших их «священность» хотя бы простым прикосновением к ним, должны были в конце концов вызывать страх и даже отвращение. Виды пищи, считавшиеся запретными, должны были выработать инстинктивное чувство брезгливости. На практике табу обоих родов сплошь и рядом ничем не различались. Так, лицо, очутившееся под табу второго рода, то есть как нечистое, не могло есть из собственных рук: его должны были кормить посторонние. Но в том же положении были и «священные» вожди, бывшие под вечным табу первого рода: им не только запрещалось есть из собственных рук (их кормили жёны), но они не могли принимать пищи в домах, а должны были есть на открытом воздухе. Множество табу второго рода касались женщин: во время родов они считались «нечистыми». Совместная еда с мужчинами для них безусловно не допускалась. На Гавайских островах женщинам запрещалось употреблять в пищу мясо свиней, птиц, черепах, некоторые сорта рыбы, кокосовые орехи и почти все, что приносилось в жертву (ai-tabu — священная еда). Все эти роды пищи считались табу (нечистыми) для женщин. Женщина, приготовлявшая кокосовое масло, подвергалась табу на несколько дней и не могла прикасаться к пище. Вообще пища составляла предмет множества табу. Так, например, её запрещалось носить на спине, иначе она становилась табу (нечистой) для всех, кроме того, который носил её запретным способом. Больше всего табу второго рода вызывало всё, что имело хотя бы отдалённое отношение к смерти и умершим. Не только прикасавшиеся к покойнику, но даже бывшие на похоронах становились табу на продолжительное время. Человек, убивший врага на войне, на 10 дней лишался права общения с людьми и права прикасаться к огню. Два вида табу заслуживают особого внимания, как относящиеся более к морали, чем к религии. Женщина до брака считалась noa (доступной) для всякого мужчины. После брака она становилась табу для всех, кроме своего мужа. Новорождённые пользовались табу королей: все, к чему они прикасались, становилось их собственностью. Прикосновение к ребёнку и питье воды из его рук считалось очистительным средством.

Метки табу

Общественные табу устанавливались либо посредством провозглашения, либо знаками (столб с бамбуковыми листьями). Частные табу также устанавливались знаками (надрез на дереве означал табу собственности).

Наказание

Соблюдение табу охранялось репрессивными мерами (смертная казнь, конфискации имущества, разграбление садов, штрафы в пользу лиц, установивших табу и т. д.) и страхом небесных кар (злой дух забирался в тело и поедал внутренности нарушителя табу). Бывали случаи, когда люди, имевшие несчастье нарушить табу, скоропостижно умирали от одного страха перед неминуемой небесной карой. Этот страх давал повод людям могущественным и власть имущим устанавливать с корыстной целью табу, разорительные для массы населения. Когда в 20-х годах XVIII века на Гавайских островах появились первые европейцы, на глазах у всех безнаказанно нарушавшие самые священные табу, народ с величайшей радостью последовал примеру некоторых членов королевского дома и раз и навсегда освободил себя от страшного ига системы табу.[источник не указан 207дней]

studfile.net

Табу — Википедия

Табу́ — строгий запрет на совершение какого-либо действия, основанный на вере в то, что подобное действие является либо священным, либо несущим проклятие для обывателей, под угрозой сверхъестественного наказания[1].

Табу́ — термин, заимствованный из религиозно-обрядовых установлений Полинезии и ныне принятый в этнографии и социологии для обозначения системы специфических запретов — системы, черты которой под различными названиями найдены у всех народов, стоящих на определённой ступени развития. В переносном смысле табу может означать вообще всякий запрет, нарушение которого обычно рассматривается как угроза обществу, без четкого осознания какая именно это угроза.

Этимология

По мнению Фрэзера, слово табу образовалось из глагола «ta« (отмечать) и наречия усиления «pu«, что вместе буквально должно означать: «всецело выделенный, отмеченный». Обычное значение этого слова — «священный». Оно указывает на связь предмета с богами, отдаление от обычных занятий, исключительную принадлежность чего-нибудь лицам или предметам, почитаемым священными, иногда — «объект обета». В то же время табу не заключает в себе обязательного морального элемента. Термин, противоположный табу, — «noa«, то есть всеобщий, обыкновенный.

Табу в Полинезии

В древней Полинезии (от Гавайских островов (гав. kapu — звучит «капу») до Новой Зеландии) система запретов (табу, капу) охватывала все сферы жизни и являлась единственной формой регламентации, заменявшей всё то, что в других странах называется официальной религией, законом, юридической моралью и правом.

Огромное количество запрещений и обрядов, созданных этой системой, являются иррациональными даже с точки зрения её последователей, находя своё оправдание исключительно в категорическом императиве религиозного требования. Генезис этих запрещений кроется в суеверном стремлении первобытного человека оградить всякое разумное, с его точки зрения, религиозное правило или запрет целым рядом параллельных запретов в совершенно посторонних областях, руководствуясь либо простой аналогией с основным запретом, либо желанием оградить основной запрет от даже самой отдалённой возможности нарушения. В свою очередь каждое новое — созданное по аналогии или для ограждения старого — запрещение становилось предметом дальнейших расширительных запрещений. Санкцией и охраной подобных запрещений служило фетишистское преклонение первобытного человека перед всем, что старо, традиционно, завещано отошедшими поколениями, и в особенности перед тем, что закреплено традиционным атрибутом табу — священностью. Позже, когда в процессе религиозного творчества начинает участвовать тенденциозная и часто корыстная инициатива жреческого сословия и светской власти, система табу образует из себя ткань регламентации, опутывающую все детали жизни, лишающую общество возможности свободного развития.

Табу — священный

Прежде всего, табу применялось ко всему тому, что имело непосредственное отношение к божеству. Личность жрецов, храмы и их имущество были строжайшими табу, то есть считались не только священными, но строжайше неприкосновенными. Далее, короли и вожди, ведшие своё происхождение от богов, были вечными табу. Всё, что имело хотя бы малейшее отношение к их личности и имуществу, было священно и неприкосновенно. Даже имена их были табу: подчинённым запрещалось их произносить. Если имя короля случайно звучало наподобие какого-нибудь общеупотребительного слова, то это последнее становилось запретным и заменялось новоизобретённым термином. Всё, к чему прикасались короли или вожди, тоже становилось табу и отчуждалось в пользу прикоснувшихся. То же действие имела капля крови короля, упавшая на землю или вещь (Новая Зеландия). Тропа, по которой шёл король, дом, в который он входил, превращались в табу. По тропе запрещалось ходить, из дома необходимо было выбраться. Точно так же становилась табу всякая вещь, которую король или вождь называл частью своего тела, — например, сказав, что такой-то дом его спина или голова. Пища таких избранников была строжайшим табу. Отведавший её, по убеждению полинезийцев, навлекал на себя неизбежную смерть. Предметом страха были не только общеплеменные или национальные божества, но и божества менее крупные, божества отдельных родов или семей. Правом провозглашать табу пользовались поэтому не только жрецы, короли, вожди, но и отдельные селения, даже отдельные лица в качестве хранителей своих домашних и земельных богов. Отсюда возникло право отдельных лиц провозглашать табу на свою землю, деревья, дома, отдельных селений — на свои поля во время жатвы. Эти два последних примера могут служить яркой иллюстрацией того, как даже на первых ступенях развития право собственности искало себе санкции в религиозных представлениях. Атрибут «священности» этого права ведёт своё начало ещё от периода табу. Дни и сезоны, посвящённые религиозным целям, обставлены были строжайшими табу. В обыкновенные дни табу требовалось только воздерживаться от обычных занятий и посещать богослужения, но во время чрезвычайных табу запрещалось даже разводить огонь, спускать лодки на воду, купаться, выходить из дому, производить какой бы то ни было шум. Запреты распространялись даже на животных: собаки не должны были лаять, петухи — кричать, свиньи — хрюкать. Чтобы помешать этому, гавайцы завязывали морды собак и свиней, а птиц сажали под тыкву или завязывали им глаза куском какой-нибудь ткани. На Сандвичевых островах за шум, произведённый в сезон табу, виновные подвергались смертной казни. Чрезвычайные табу устанавливались во время приготовления к войне, перед большими религиозными церемониями, во время болезни вождей и т. п. Табу продолжались иногда годы, иногда несколько дней. Обычная их продолжительность составляла 40 дней, но бывали табу, продолжавшиеся по 30 лет, в течение которых запрещалось стричь волосы. На всё время табу целые округа или острова становились как бы под карантин: даже приближаться к табуированной местности было строжайше запрещено.

Табу — нечистый

Термин табу у полинезийцев, как и у других народов, кроме значения «священный», имел и другое, противоположное — «проклятый», «нечистый». Генезис этого второго значения чрезвычайно сложен. Первая причина кроется в том, что, кроме божеств добрых, сообщавших атрибут «священности», существовали и божества злые, причинявшие болезнь и смерть. Эти божества сообщали предметам и лицам страшные свойства, которых необходимо было избегать. Поэтому умерший и всё, что имело отношение к нему, — дом, в котором он жил, лодка, на которой его перевозили, и т. д., — считалось отверженным, «нечистым», носящим в себе нечто опасное, губительное, и должно было быть неприкосновенно в силу своей губительности. Другим поводом к образованию этого значения служили строгие кары, следовавшие за нарушением табу первого рода. Предметы и лица, считавшиеся «священными» в силу своего отношения к божеству и потому навлекавшие страшные бедствия на нарушивших их «священность» хотя бы простым прикосновением к ним, должны были в конце концов вызывать страх и даже отвращение. Виды пищи, считавшиеся запретными, должны были выработать инстинктивное чувство брезгливости. На практике табу обоих родов сплошь и рядом ничем не различались. Так, лицо, очутившееся под табу второго рода, то есть как нечистое, не могло есть из собственных рук: его должны были кормить посторонние. Но в том же положении были и «священные» вожди, бывшие под вечным табу первого рода: им не только запрещалось есть из собственных рук (их кормили жёны), но они не могли принимать пищи в домах, а должны были есть на открытом воздухе. Множество табу второго рода касались женщин: во время родов они считались «нечистыми». Совместная еда с мужчинами для них безусловно не допускалась. На Гавайских островах женщинам запрещалось употреблять в пищу мясо свиней, птиц, черепах, некоторые сорта рыбы, кокосовые орехи и почти всё, что приносилось в жертву («ai-tabu« — священная еда). Все эти роды пищи считались табу (нечистыми) для женщин. Женщина, приготовлявшая кокосовое масло, подвергалась табу на несколько дней и не могла прикасаться к пище. Вообще пища составляла предмет множества табу. Так, например, её запрещалось носить на спине, иначе она становилась табу (нечистой) для всех, кроме того, который носил её запретным способом. Больше всего табу второго рода вызывало всё, что имело хотя бы отдалённое отношение к смерти и умершим. Не только прикасавшиеся к покойнику, но даже бывшие на похоронах становились табу на продолжительное время. Человек, убивший врага на войне, на 10 дней лишался права общения с людьми и права прикасаться к огню. Два вида табу заслуживают особого внимания, как относящиеся более к морали, чем к религии. Женщина до брака считалась «noa« (доступной) для всякого мужчины. После брака она становилась табу для всех, кроме своего мужа. Новорождённые пользовались табу королей: всё, к чему они прикасались, становилось их собственностью. Прикосновение к ребёнку и питьё воды из его рук считалось очистительным средством.

Метки табу

Общественные табу устанавливались либо посредством провозглашения, либо знаками (столб с бамбуковыми листьями). Частные табу также устанавливались знаками (надрез на дереве означал табу собственности).

Наказание

Соблюдение табу охранялось репрессивными мерами (смертная казнь, конфискации имущества, разграбление садов, штрафы в пользу лиц, установивших табу и т. д.) и страхом небесных кар (злой дух забирался в тело и поедал внутренности нарушителя табу). Бывали случаи, когда люди, имевшие несчастье нарушить табу, скоропостижно умирали от одного страха перед неминуемой небесной карой. Этот страх давал повод людям могущественным и власть имущим устанавливать с корыстной целью табу, разорительные для массы населения.

Табу других народов

Табу встречается не только в Полинезии: характерные его черты найдены почти у всех народов на определённой ступени развития. Прежде всего его можно наблюдать у народов, родственных полинезийцам. В Микронезии употребляется даже сам термин «табу». На Маркизовых островах среди множества других типичных табу встречается оригинальный запрет по отношению к воде: ни одна её капля не должна быть пролита в жилище. На острове Борнео, у даяков, эта система известна была под названием Porikh. На острове Тиморе (Восточный Индийский архипелаг) так называемое Pomali запрещало, между прочим, во многих случаях есть руками, иметь общение с женой (после удачной охоты) и т. д. Некоторые наиболее странные черты полинезийского табу, как, например, запрет на прикосновение к пище, волосам и т. п., встречаются в самых отдалённых друг от друга местах, например в Индии и в Северной Америке (у одного из племён Frazer Lake). Случаи скоропостижной смерти от страха перед нарушением табу известны среди юкагиров на побережье Ледовитого океана (Иохельсон, «Материалы по изучению юкагирского языка и фольклора»). У многих первобытных племён обнаружены ещё более яркие примеры табу, чем в классической стране табу, Полинезии. Таковы, например, запрещения говорить с родными братьями и сёстрами, смотреть в лицо родственникам определённых категорий близости и т. п. — запрещения, имеющие тот же генезис, как и религиозные табу вообще, то есть тенденцию создавать «распространительные» ограничения вокруг основного запрета, имевшего своё основание (запрещение браков между родными братьями и сёстрами создало запреты разговоров между ними и т. д.). У более первобытных народов мы не встречаем только термина, близкого к табу, но зато находим другие термины, близкие нашим: «грех» и «закон», которые имеют такую же силу, как и табу.

Древний Рим

Весьма характерные черты табу имеются у народов классической древности. У римлян слово «sacer« означало и «священный», и «проклятый». Так называемые feriae были настоящими сезонами табу: всякая работа запрещалась, за исключением таких случаев, когда вол попадал в яму или необходимо было поддержать падающую крышу. Всякий, кто произносил некоторые слова (Salus, Semonia, Seia, Segetia, Tutilina и др.), попадал под табу («ferias observabat«). Flamen dialis, высший жрец Юпитера, был ограждён целой сетью табу. Ему запрещалось ездить на лошади, даже прикасаться к ней, смотреть на войска, носить кольцо, которое когда-либо было сломано, иметь узлы на платье, произносить имена, касаться трупа, собаки, козла, бобов, сырого мяса, плюща, гулять по винограднику, стричь волосы не рукой свободного человека. Его ногти и волосы зарывались под плодовым деревом. Даже его жена находилась под многими табу.

Провинившегося изгоняли процедурой «остракизм».

Древняя Греция

У греков άγος означало то же, что sacer у римлян. В Гомеровский период цари, вожди, их имущество, оружие, колесницы, войско, часовые считались ιερός — священными. Во время войны рыба была табу: её запрещалось употреблять в пищу. Даже в мирное время её дозволялось есть только в крайних случаях. В позднейший период атрибут άγος применялся к свиньям: на Крите эти животные считались священными, содержались при храмах, не приносились в жертву и не употреблялись в пищу. Другие считали их «нечистыми». Греки никак не могли решить вопроса, питают ли евреи отвращение к свиньям или считают их священными. У Гомера свинопасы считались священными. Это проливает свет на происхождение понятия о чистых и нечистых животных.

Иудаизм

Соблюдение субботы было обставлено строжайшими запретами. Некоторые жертвоприношения были табу для всех, исключая священников. Первенцы плодов, животных и даже людей были табу (кодеш) и становились собственностью левитов (первенцы людей выкупались). Прикосновение к мёртвым, даже к посуде, бывшей в помещении умершего, требовало очищения. Женщины после родов и во время месячных считались нечистыми. Классификация животных как «чистых» и «нечистых» и строгая регламентация употребления тех или других животных в пищу — характернейшие черты табу . Табу у евреев является институт «назореев» (отделённых, посвящённых). Святость волос, как в Полинезии, здесь играла важнейшую роль. При разрешении от обета назорей остригал волосы у дверей храма, и священник давал ему в руки пищу (ср. запрет в Полинезии касаться пищи руками во время табу).

В Китае, Ассирии, Египте, древних американских государствах имелась такая же систему табу, как у римлян и у евреев.

Ислам

Поздние мусульманские богословы детально разработали концепцию харама. Они выделили два вида харама: харам зульми, совершение которого наносит вред посторонним людям, кроме совершающего (например, кража) и харам гайри-зульми, совершение которого приносит вред только совершающему (например, употребление недозволенных продуктов). Согласно канонам ислама, совершивший харам зульми и поклявшийся впредь не совершать его будет прощён Аллахом лишь в том случае, если простит пострадавший. Если человек, совершивший харам гайри-зульми, покаялся в содеянном и зарёкся не повторять, то Аллах, возможно, простит его.

Исследования табу

Джеймс Фрэзер первым свёл воедино все факты, относящиеся к табу, и ввёл этот термин в социологию. Однако, он не указал, чем собственно табу отличается от религиозных запретов вообще, и в чём заключается психический генезис этой системы. После Фрэзера много внимания табу уделил Джевонс (англ. F. Β. Jevons), но он, как и Фрэзер, придаёт этому институту слишком широкое значение, утверждая, что табу было творцом морали. Хотя табу на определённой ступени развития часто являлось синонимом долга, закона, права и т. д., но не оно создало право и мораль: оно было только формой, в которую эти последние облекались, объективной санкцией их, и, как всякая форма, всякая санкция, до известной степени содействовало укреплению и росту моральных и правовых инстинктов и представлений. Спенсер относит табу к обрядовым учреждениям и сводит его на степень простого церемониала; но это так же односторонне, как и предыдущие мнения. Профессор Той (англ. С. Η. Toy) думает, что «табу было формой, в которой часть нравственного закона нашла своё выражение». Во всяком случае, для прогресса табу имело обоюдоострое значение: в основе его лежал коренной порок (суеверное преклонение перед фетишем «слова»), обративший его в могучее орудие застоя и систематических злоупотреблений жрецов и светской власти.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

wikipedia.green

Табу Википедия

Табу́ — строгий запрет на совершение какого-либо действия, основанный на вере в то, что подобное действие является либо священным, либо несущим проклятие для обывателей, под угрозой сверхъестественного наказания[1].

Табу́ — термин, заимствованный из религиозно-обрядовых установлений Полинезии и ныне принятый в этнографии и социологии для обозначения системы специфических запретов — системы, черты которой под различными названиями найдены у всех народов, стоящих на определённой ступени развития. В переносном смысле табу может означать вообще всякий запрет, нарушение которого обычно рассматривается как угроза обществу, без четкого осознания какая именно это угроза.

Этимология[ | ]

По мнению Фрэзера, слово табу образовалось из глагола «ta« (отмечать) и наречия усиления «pu«, что вместе буквально должно означать: «всецело выделенный, отмеченный». Обычное значение этого слова — «священный». Оно указывает на связь предмета с богами, отдаление от обычных занятий, исключительную принадлежность чего-нибудь лицам или предметам, почитаемым священными, иногда — «объект обета». В то же время табу не заключает в себе обязательного морального элемента. Термин, противоположный табу, — «noa«, то есть всеобщий, обыкновенный.

Табу в Полинезии[ | ]

В древней Полинезии, от Гавайских островов (гав. kapu — звучит «капу») до Новой Зеландии, система запретов (табу, капу) охватывала все сферы жизни и являлась единственной формой регламентации, заменявшей всё то, что в других странах называется официальной религией, законом, юридической моралью и правом.

Огромное количество запрещений и обрядов, созданных этой системой, являются иррациональными даже с точки зрения её последователей, находя своё оправдание исключительно в категорическом императиве религиозного требования. Генезис этих запрещений кроется в суеверном стремлении первобытного человека оградить всякое разумное, с его точки зрения, религиозное правило или запрет целым рядом параллельных запретов в совершенно посторонних областях, руководствуясь либо простой аналогией с основным запретом, либо желанием оградить основной запрет от даже самой отдалённой возможности нарушения. В свою очередь каждое новое — созданное по аналогии или для ограждения старого — запрещение становилось предметом дальнейших расширительных запрещений. Санкцией и охраной подобных запрещ

ru-wiki.ru

Читайте также:

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о