Высокая эмпатия это – Эмпатия — что это такое простыми словами и кто такие эмпаты

Чем опасна развитая эмпатия

У каждой медали две стороны. Все в нашем мире двойственно. Эмпатия может быть опасной для человека в психологическом и энергетическом плане, когда она достаточно сильно развита.

Чтобы говорить о том, что такое эмпатия, необходимо понять, что такое сострадание. У каждого из нас бывали такие моменты в жизни, когда хорошо чувствуешь радость или грусть другого человека. Эмпатия представляет собой не просто способность представлять, насколько человеку плохо, а переживать это неосознанно. Это и есть настоящий дар, но, как уже было сказано, эта медаль имеет две стороны.

Эмпатия в психологии

Умеренная эмпатия помогает лучше чувствовать других людей, что может оказаться полезным любому из нас. Подумайте, с кем бы вам было приятнее всего общаться — с тем, кто не понимает ваших чувств или с тем, кто разделяет радость и горе без причины, без корыстного подтекста. Эмпаты — это хорошие друзья, коллеги и просто приятные личности, с которыми можно делиться чувствами. В зависимости от своего характера, они могут вам даже помочь, ведь если человек отзывчивый и видит мир таким, каким видите его вы, то пережить любую беду можно вместе.

pic

Самые лучшие в мире психологи являются великолепными эмпатами. Эти люди либо развили в себе этот дар, либо получили его от рождения. Ключ к излечению психологических проблем — это способность врача увидеть мир таким, каким видите его вы. Эмпаты легко могут заводить друзей, потому что людям всегда приятно, когда их понимают в трудных ситуациях.

Эмпатия в эзотерике

Говорят, что сильно развитая эмпатия — это эквивалент ясновидения. С точки зрения науки эзотерики, эмпатия является не главным ключом к познанию и получению дара ясновидения, а скорее одним из условий.

Дело в том, что мир пронизан тонкими струнами энергии, которые ясновидящие ощущают лучше других людей. Вокруг грустных или отчаянных людей такие волны образуют необычные колебания, которые преображают ауру. Эмпаты тоже чувствуют эти изменения. На энергетическом уровне это можно объяснить именно так. Не воспринимайте это, как если бы вы были приемником, а другой человек источником. Это работает не по законам физики, а по законам, которые изучить до конца не дано никому.

Эмпатия — способ ясновидения, однако не все эмпаты могут стать ясновидящими, но, с другой стороны, практически сто процентов всех магов и экстрасенсов являются прекрасными эмпатами. Сильно развитая способность видеть и чувствовать внутренний мир человека может перерасти в нечто большее, но для этого нужно иметь особую силу воли и большое желание, а также готовность к встрече с проблемами. У начинающего эмпата слишком слабы защитные механизмы: он не может взять необходимую дистанцию, и чужое настроение замещает в нем собственное, а боль другого человека приносит непомерные страдания. Это чревато резкими скачками эмоций, депрессивными состояниями, бессонницей или частыми ночными кошмарами.

pic

Как развить эмпатию

Развить дар ясновидения или эффективную по уровню эмпатию можно следующими методами:

  • Больше медитируйте, ведь познания окружающего мира начинаются с познания самих себя.
  • Научитесь работать со своей интуицией. Эмпатия может ее улучшить, и, наоборот, — интуиция помогает в развитии эмпатии.
  • Больше проводите времени с маленькими детьми и животными, так как их чувства чисты и легко читаемы.

Также есть эффективный способ узнать, насколько ваша эмпатия развита. Для этого просто вспомните, как вы реагируете на грустные фильмы или книги, а также истории реальных людей. Любая такая история должна в вас вызывать некие чувства. Если ваше настроение ухудшается, то вы являетесь хорошим эмпатом.

Попробуйте решить для себя — нужен вам такой дар или нет, ведь иногда лучше жить в изоляции и не видеть ничего негативного в других людях. В любом случае повышайте свою энергетику и не забывайте, что ваше настроение отражается на вашем будущем, ибо мысли материальны. Удачи вам, и не забывайте нажимать на кнопки и

dailyhoro.ru

Люди с низкой эмпатией

Что же касательно людей, которые входят с  эмоционально недоступными людьми в отношения, то они часто чувствуют, что ими пренебрегают, их не любят. Они не чувствуют, что их поддерживают. Нет той синтонности, баланса в отношениях, когда ты вкладываешь, и тебе возвращается.

Причины эмоциональной неудовлетворенности в отношениях могут быть разнообразными. Это и разность эмоционального уровня двух человек, и личностное расстройство партнера, и эмоциональное насилие. Однако наиболее частая причина такого положения вещей – эмоциональная  недоступность одного из партнеров.

Эмоционально недоступные люди

Тут нет никакого злодейства по отношению к другому члену пары. Дело в низкой эмпатии, присущей данному человеку. Но речь не об аутизме, синдроме Аспергера или шизоидной личности. Такой человек рождается вполне нормальным, и даже бывает наделен от природы большей эмоциональностью, чем в среднем, но  на определенном этапе жизни, он блокирует все эмпатические порывы.

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Иногда потому, что среда диктует ему, будто быть эмпатичным позорная слабость, а иногда потому, что эмпатирование приносит довольно сильные переживания, которые конкретная личность не может переварить. В один прекрасный день, под очередным напором переживаний, мозг этой личности решает: «Хватит нам этого!» и ставит блок между лобной корой и лимбикой.

Что происходит? А происходит разобщение процессов. Лобная кора сама по себе. Она принимает и обрабатывает сигналы от других людей, но они остаются на уровне интеллектуального осмысления. В лимбику они не поступают. Собственные переживания тоже остаются внутри человека, не достигая лобной коры, и не осознаются. Чаще всего вся «лимбическая  энергия» уходит вниз к центрам регуляции деятельности организма: сердцебиению, потоотделению, давлению и т.п.

На практике, для самого носителя эмоциональной недоступности это будет выглядеть так. Он может видеть переживания другого и рассуждать о том, что это плохо так страдать. Но в душе его не будет никаких шевелений. Либо у самого у него могут возникать всякие эффекты типа сердцебиения и поднятия давления, но человек не может их связать с чувствами и будет считать, что он болен. Это один из механизмов образования психосоматической симптоматики.

При этом человек не всегда выглядит унылым сухарем. Он просто совершенно не попадает в такт чувствам другим, не понимает, в каких ситуациях он ранит окружающих.

Он может веселиться на похоронах и удивляться, что тут все унылые сидят. Жизнь-то продолжается!

Более того, такие люди привлекают окружающих, потому что их поведение притягивает взор. Иногда они кажутся такими пофигистами или наоборот сильными личностями, которые силой воли преодолевают тяготы жизни. Часто так же людям, видящим, что тут с эмоциями какая-то заковырка, хочется разобраться, в чем дело, посмотреть поближе. Женщины нередко «западают» на подобных мужчин из-за фантазий, что человеку нужна помощь и она непременно спасет его своей любовью.

Эмоционально недоступными могут быть в равной степени и мужчины и женщины. Но женщины чаще жалуются и больше страдают от отсутствия эмоциональной отдачи.

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен!

Как можно определить эмоционально недоступного человека?

В основном по тому, что он всячески старается избежать любых форм общения, где градус эмоций может повышаться. Это касается в основном межличностного общения. По другим поводам он может быть вполне эмоционален, болеть до одури за любимую команду, быть ярым политиком и беззаветно спасть животных.

Он не говорит о чувствах и даже если его вызвать на прямой разговор ему это явно не нравится, раздражает и он пытается избежать подобных разговоров.

Человек  не любит говорить о себе, о своем прошлом, планах на будущее, о том, чего он добился и что может делать.

Избегает обсуждать  или выяснять отношения. Это не то чтобы принцып, просто подобные мероприятия рождают у него явный дискомфорт, и он их избегает.

Часто, когда у него спрашивают мнение или просят выразить отношения, он отвечает неопределенно.

Он плохой коммуникатор, люди часто на него обижаются, он их невольно оскорбляет и ранит.

Часто сбегает из отношений, как только чувствует, что эмоциональный фон становится слишком выраженным.

При первых же признаках влюбленности он предпочитает начать какие-нибудь отношения где-нибудь, лишь бы тут было не слишком много переживаний. Бывает, что у него параллельно 2 или 3 романа, чтобы нигде эмоционально слишком не напрячься.

Что же касательно людей, которые входят с  эмоционально недоступными людьми в отношения, то они часто чувствуют, что ими пренебрегают, их не любят. Они не чувствуют, что их поддерживают. Нет той синтонности, баланса в отношениях, когда ты вкладываешь, и тебе возвращается.

Зачем это все надо? Нужно знать, что такие люди присутствуют в жизни. С ними трудно и не стоит винить себя, что между вами такое происходит. Не надо думать, «ну как мне еще извернуться, чтобы сделать человека счастливым».

Во-первых, вы не можете сделать это в одностороннем порядке, он или она сами должны решить. Если их все устраивает, то насильно изменять  кого-то  бесперспективно.

Во-вторых, это состояние является определенным балансом и гармонией. Да, можно и лучше, и полнее, и живее. Но человек чувствует себя вполне нормально, потому что он сам себя обезболил.

Если что-то менять и копать, то это не только труд, но и поднятие целых пластов негативного опыта. Человек должен решиться на это сам. Никого насильно счастливыми не сделать.опубликовано econet.ru.

Наталья Стилсон

Задайте вопрос по теме статьи здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

econet.ru

Как работает эмпатия с точки зрения науки

Типы сочувствия

Эмпатия, сочувствие, отзывчивость, участливость, имитация, «заражение» эмоциональным состоянием, «заражение» сенсомоторным состоянием, понимание точки зрения других людей, обеспокоенность, жалость… Если начать с терминологии, то немедленно поднимутся перебранки по поводу определений, используя которые мы описываем, каким именно способом резонируем с несчастьями других людей (сюда же входит вопрос, что означает отсутствие такого резонанса — радость от несчастья другого или просто индифферентность).

Поэтому начнём, за неимением лучшего слова, с «примитивной» версии отклика на чужую боль. Данный отклик представляет собой так называемое «заражение» сенсомоторным состоянием: вы видите, как кому-то колют иголкой руку, и в вашей сенсорной коре, куда приходят сигналы от вашей собственной руки, возникает соответствующее воображаемое ощущение. Возможно, при этом активируется и моторная кора, вследствие чего ваша рука непроизвольно дёргается. Или вы смотрите выступление канатоходца, и при этом руки сами собой поднимаются в стороны, удерживая равновесие. Или кто-то рядом заходится в кашле — и мышцы вашего горла тоже начинают сокращаться.

В более явном виде подражательную моторику можно наблюдать при простой имитации. Или при «заражении» эмоциональным состоянием — когда ребёнок начинает плакать, потому что рядом заплакал другой малыш, или когда человека целиком захватывает буйство беснующейся толпы.

Типы сочуствия

Воспринять внутренне чужое состояние можно по-разному. Можно пожалеть человека, которому больно, […]: подобная принижающая жалость означает, что данного человека вы отнесли в разряд высокой теплоты / низкой компетентности. И каждому известен из повседневного опыта смысл слова «сочувствие». («Да, я сочувствую вашему положению, но…»). То есть в принципе вы располагаете кое-какими средствами для облегчения страданий собеседника, но предпочитаете придержать их.

Далее. У нас есть слова для обозначения того, насколько этот резонанс с чужим состоянием имеет отношение к эмоциям, а насколько — к разуму . В этом смысле «сочувствие» означает, что вы чувствуете жалость по поводу чьей-то боли, но не понимаете боль. В противоположность этому «эмпатия » содержит когнитивный компонент понимания причин, вызвавших чью-то боль, ставит нас на место другого человека, мы переживаем болезненные события вместе.

Ещё есть разница в том, в какой форме ваши собственные чувства сообразуются с чужими горестями. При эмоционально отвлеченной форме в виде сочувствия мы испытываем жалость к человеку, к тому, что ему больно. Но можно ощутить более саднящее чувство, замещающее, как будто это ваша личная, собственная боль. А есть, наоборот, более когнитивно дистанцированное ощущение — понимание, как воспринимает боль страдалец, но не вы. Состояние «будто это моя личная боль» чревато такой остротой переживаний, что человека в первую очередь будет заботить, как справиться с ними, а уже потом он вспомнит о неприятностях другого, из-за которых так переживает. […]

Эмоциональная сторона эмпатии

Когда начинаешь вникать в суть эмпатии, то выясняется, что все нейробиологические пути проходят через переднюю поясную кору (ППК). По итогам экспериментов с нейросканированием, в ходе которых испытуемые чувствовали чужую боль, эта часть лобной коры оказалась примадонной нейробиологии эмпатии.

С учётом известных классических функций ППК у млекопитающих, её связь с эмпатией оказалась неожиданной. Вот эти функции:

  • Обработка информации от внутренних органов. Мозг получает сенсорную информацию не только извне, но и изнутри, от внутренних органов — мышц, пересохшего рта, взбунтовавшегося кишечника. Если сердце колотится и эмоции от этого чудесным образом становятся более острыми — благодарите ППК. Она буквально превращает «нутряное чувство» в интуицию, потому что это самое «нутряное чувство» влияет на работу лобной коры. И главный тип внутренней информации, на который реагирует ППК, — это боль.
  • Отслеживание конфликтов. ППК реагирует на конфликтные чувства, когда полученное не совпадает с ожидаемым. Если, выполняя какое-то действие, вы рассчитываете на определенный результат, а он другой, то ППК настораживается. При этом реакция ППК будет асимметричной: пусть за известное действие вы получили три конфетки вместо обещанных двух — ППК в ответ приободрится. Но если вы получите одну, то ППК переполошится как сумасшедшая. Про ППК можно сказать словами Кевина Окснера и его коллег из Колумбийского университета: «Это тревожный звоночек на все случаи жизни, когда по ходу действия что-то идёт вкривь». […]

Глядя с этой позиции, создаётся впечатление, что ППК в основном занимается делами личными, её здорово интересует ваше собственное благо. Потому удивительно появление на её кухне эмпатии. Тем не менее по результатам многочисленных исследований выходит, что, какую боль ни взять (укол пальца, грустное лицо, рассказ о чьих-нибудь несчастьях — то, что вызывает эмпатию), обязательно возбуждается ППК. И даже больше — у наблюдателя тем больше возбуждается ППК, чем больше страданий испытывает человек, вызывающий эмпатию. ППК играет главную роль, когда нужно делом облегчить переживания другого. […]

«Ой, больно!» — это наикратчайший путь не повторять ошибок, какими бы они ни были.

Но ещё полезнее, как это часто бывает, подмечать несчастья других: «Ему стало ужасно больно, я лучше поостерегусь делать то же самое». ППК оказывается среди важнейших инструментов, когда страху и избеганию опасности обучаются с помощью простого наблюдения. Переход от «у него всё не складывается» к «я, пожалуй, не стану так делать» требует определенной вспомогательной ступени, чего-то вроде индуцированного представления «Я»: «Я, как и он, не буду в восторге от подобной ситуации».

Эмоциональная сторона эмпатии

Почувствовать боль другого человека — средство куда более действенное, чем просто знать про боль другого человека. Так что для ППК самым важным остается своё личное, горести других заботят её, но лишь постольку-поскольку. […]

Рациональная сторона эмпатии

[…] Возникает необходимость приплюсовать к ситуации причинность и намеренность действий, и тут подключаются дополнительные когнитивные контуры: «Ага, у него ужасно болит голова, и это потому, что он работает на ферме, где всё поливают пестицидами… Или, может, они с приятелем вчера здорово перебрали?», «У этого человека СПИД, он что, наркоман? Или ему перелили инфицированную кровь?» (в последнем случае ППК активируется у людей сильнее).

Примерно таков ход мысли шимпанзе, идущего утешать невинную жертву агрессии, а не агрессора. […] У детей более выраженный когнитивный профиль активации появляется в том возрасте, когда они начинают различать боль «самонанесённую» и причинённую другим человеком. По словам Жана Десети, изучавшего данный вопрос, это говорит о том, что «активация эмпатии на ранних стадиях обработки информации модерируется сложившимися отношениями с другим человеком». Иначе говоря, когнитивные процессы служат привратником, решающим, достойно ли эмпатии то или иное несчастье.

Безусловно, когнитивной задачей будет ощущение чужой эмоциональной боли — как менее очевидной, чем физическая; тут заметно более активное участие дорсомедиальной префронтальной коры (ПФК). Точно то же самое происходит, когда чужая боль наблюдается не вживую, а абстрактно — на дисплее загорается точка, когда человеку колют иголкой руку.

Резонанс с чужой болью также становится когнитивной задачей, когда речь идет о переживании, которое человек сам никогда не испытывал.

«Пожалуй, я думаю, что понимаю, как расстроен этот военный лидер, — он упустил шанс покомандовать этнической зачисткой деревни; у меня нечто похожее было, когда я в детском саду продул выборы в президенты клуба “добрых дел”». Здесь требуется уже умственное усилие: «Думаю, что понимаю…».

Так, в одном исследовании испытуемые обсуждали пациентов с неврологическими проблемами, при этом участникам обсуждения тип неврологических болей этих пациентов не был знаком. В данном случае пробуждение чувства эмпатии потребовало более сильной работы лобной коры, чем при обсуждении известных им болей.

Рациональная сторона эмпатии

Когда нас просят посочувствовать человеку, которого мы не любим или морально осуждаем, то у нас в голове разыгрывается настоящая битва — ведь боль ненавистного не только не активирует ППК, она ещё вызывает возбуждение в мезолимбической системе награды. Поэтому задача поставить себя на их место и почувствовать их страдания (не для того, чтобы позлорадствовать) становится настоящим когнитивным испытанием , даже отдалённо не напоминающим врождённый автоматизм.

И вероятно, наиболее сильно эти нейронные пути активируются, когда требуется перейти от состояния «как бы я чувствовал себя на его месте» к состоянию «как он себя сейчас чувствует на своём месте». Поэтому если человека просят сконцентрироваться на точке зрения постороннего, то активируется не только височно-теменной узел (ВТУ), но и лобная кора , она спускает вниз команду: «Прекрати думать о себе!».

[…] Когда речь идет об эмпатии, совершенно не нужно разделять «разум » и «чувства», это надуманное разделение. И то и другое необходимо, «разум» и «чувства» уравновешивают друг друга, образуя непрерывный континуум, и на «разумном» конце совершается тяжёлая работа, когда различия между страдальцем и наблюдателем изначально затушёвывают сходство. […]

Что всё это значит на практике

Нет никакой гарантии, что состояние эмпатии приведёт к участию. Одну из причин весьма блестяще уловила писательница Лесли Джемисон: «[Эмпатия] также несёт в себе опасное чувство исполненности — если что-то чувствуешь, значит, что-то делаешь. Соблазнительно думать, что сочувствие чьей-то боли само по себе является нравственным. И беда эмпатии вовсе не в том, что из-за неё чувствуешь себя безобразно, а в том, что, напротив, чувствуешь себя хорошо и добродетельно, а это, в свою очередь, заставляет нас видеть в эмпатии нечто самодостаточное, тогда как она лишь часть процесса, его катализатор».

В такой ситуации слова «я чувствую твою боль» становятся современным эквивалентом бесполезных формально-бюрократических выражений типа «сочувствую вашему положению, но…». И более того — они настолько далеки от действий, что даже не требуют предлога «но», который в принципе подразумевает: «Я ничего не могу/не буду делать». Если чьё-то страдание признается достоверным, то от этого оно только обостряется; лучше попытаться его облегчить. […]

С биологической базой тут всё ясно. Вот мы стали свидетелями того, как некий человек мучается от боли. Предположим, что перед этим нас попросили представить себя на его месте (взгляд изнутри). В итоге у нас активируются и миндалина, и ППК, и зона островка; а кроме того, мы сообщаем о повышении уровня тревожности и стресса. А если просят представить не себя на чьём-то месте, а ощущения другого человека (взгляд извне), то активация этих участков мозга и сила переживаний снижаются.

И чем сильнее первый настрой, тем вероятнее, что человек постарается уменьшить собственный стресс, будет, так сказать, отводить глаза.

И эту дихотомию действие / бездействие можно предсказать изумительно легко. Поставим наблюдателя перед страдающим от боли. Если его, наблюдателя, сердечный ритм ускорится — что является индикатором тревожности, возбужденности миндалины, — то он вряд ли станет действовать в пользу страдальца и вряд ли совершит просоциальный поступок. А у тех, кто такой поступок совершит, сердечный ритм при виде страданий другого замедлится; они могут слышать нужды окружающих, а не только горячечный стук у себя в груди.

Получается, что если я при виде чужих страданий начну сам страдать, то первой моей заботой окажусь именно я, а не настоящий страдалец. И с любым человеком так будет. Мы уже видели это прежде, когда обсуждали, что случается, если увеличить когнитивную нагрузку, — люди ведут себя менее благожелательно по отношению к чужакам. Аналогичным образом если человек голоден, то он менее склонен к щедрости — с чего бы мне думать о чужом желудке, коль у меня самого в животе урчит. И если человеку дать почувствовать себя изгоем, то он станет менее сострадательным и великодушным. […]

Другими словами, эмпатия скорее приведёт к действиям, если отстраниться от страдающего, увеличить дистанцию.

[…] Да, мы начинаем действовать не из-за того, что ощущаем боль страданий другого, — в этом сценарии человек скорее сбежит, чем поможет. Отстранённость, нацеленная на помощь, может показаться хорошим способом — наверное, было бы неплохо обдумать всё медленно и тщательно для принятия взвешенного альтруистического решения? Но тут нас поджидает тревожное обстоятельство: раздумья с лёгкостью приведут к наиболее простому и удобному заключению — это не мои проблемы. Поэтому в совершении великодушного поступка не помогут ни горячее (лимбически-регулируемое) сердце, ни холодные рассуждения лобной коры. Для этого требуются внутренние, доведенные до автоматизма умения: писать в горшок, кататься на велосипеде, говорить правду, помогать попавшим в беду.


Подробнее об эмпатии, а также других особенностях нашего мозга и поведения читайте в книге Роберта Сапольски «Биология добра и зла».

Эмпатия: Роберт Сапольски «Биология добра и зла»

Купить книгу

lifehacker.ru

Что такое эмпатия и почему ее все меньше

Чувство товарищества — самый важный фактор в построении здоровой политической и социальной жизни. Ни национальная, ни локальная гражданская жизнь не могут быть такими, какими они должны быть, если они не наполнены чувством товарищества, взаимной добротой, взаимоуважением и чувством общего дела и общих интересов, которые возникают, когда люди дают себе труд понять друг друга и пообщаться друг с другом на общие темы. Во многом политическая озлобленность и социальная рознь возникают либо из сплошного недоразумения с одной стороны/класса, либо потому, что стороны не ценят страсти и предрассудки друг друга, игнорируют чувства друг друга. Как думаешь, кому принадлежит эта светлая мысль? К сожалению, не мне. Теодору Рузвельту.

Я трепетно отношусь к прошлому и верю, что в ностальгии есть что-то хорошее. Я не из тех старых пердунов, которые думают, что раньше трава была зеленее и трава мокрее, а мир катится к чертям собачьим. Многие аспекты современного мира гораздо лучше, чем были в прошлом, и мне бы не хотелось родиться когда-то там давно. Каждый период времени, как и всё в этом мире, имеет свои плюсы и минусы. Что-то улучшается, а что-то, признаю, ухудшается. То, что ухудшается, нужно исправлять.

Например, американцы проводили исследования с 1979 года — вот это терпение! Что они выяснили? Что студенты стали испытывать меньше сострадания (или эмпатии) друг к другу на 40%. Ты понимаешь, чувак, 40%!

Сострадание не та вещь, которая ассоциируется у нас с мужественностью. Обычно мы думаем, что сострадают женщины. Но даже если мужчины обладают меньшей эмпатией, чем женщины, эта черта жизненно необходима и для тех, и для других. Эмпатия необходима для цивилизованного общества: она позволяет нам поддерживать здоровые, долговременные отношения, приносящие нам удовлетворение. Нам как мужчинам вообще сложно начать проявлять сострадание и надо осознать, насколько это важно.

Что такое эмпатия?

С 1873 года, когда немецкий философ Роберт Вишер ввел в обиход это слово, определение эмпатии постоянно обсуждалось и дополнялось новыми трактовками. Вообще ее связывают со способностью поставить себя на чужое место, понять чужие чувства, прочувствовать их. Много обсуждалось, является ли эмпатия познавательным процессом: думаем ли мы о том, каково бы было другим человеком и пережить то же самое — или же эмпатия является непроизвольной автоматической реакцией?

Результаты недавних исследований больше склоняют нас ко второй точке зрения. Особенно интересно открытие зеркальных нейронов в мозгу человека и некоторых животных. Когда человеку говорят почувствовать определенную эмоцию и наблюдают за ним, в мозгу наблюдателя активизируются те же самые нейроны, что и в мозгу человека, испытывающего эмоцию. Поэтому мы и морщимся, когда видим, как в кино кому-то делают больно. Эмпатическая реакция происходит автоматически и немедленно. Вопрос не в том, чтобы представить себе чувства другого человека: мы просто испытываем то же самое, глядя на него.

Это не значит, что размышлять о чужом опыте не значит переживать большее сочувствие. Однако, как правило, эмпатия непроизвольна (мы можем приглушать и активировать ее, это как с дыханием: можно дышать, а можно задержать дыхание).

Когда ты сочувствуешь жертвам стихийного бедствия и жертвуешь деньги на восстановление пострадавших регионов, вероятно, ты испытываешь к ним симпатию, а не эмпатию. Симпатия — это не автоматическая реакция; мы представляем себе, как другим людям плохо, и это заставляет нас действовать, чтобы облегчить их страдания. Эмпатия — это когда мы чувствуем вместе с человеком, а симпатия — это когда мы чувствуем что-то по отношению к нему. Все сочувствуют жертвам землетрясения, но мало кто из нас имеет схожий опыт и действительно понимает, что им пришлось вынести.

Мужчины и эмпатия

Как уже упоминалось выше, мы не ассоциируем эмпатию с мужественностью. Женщины — вот кто чувствует эмпатию, хотя исследования отчасти разрушают этот миф.

Чем мужская эмпатия отличается от женской? Мужчины от природы более жестоки и готовы к конфронтациям, чем женщины, поэтому они чаще и эффективнее отключают свое чувство эмпатии. Она у них, конечно, есть, но проявляется более избирательно. Исследования, проведенные в разных культурах, подтверждают, что женщины всюду считаются более склонными к эмпатии, чем мужчины. Был сделан вывод, что женский мозг лучше приспособлен к ней. Сомнительно, что эта разница абсолютна и впрямь существует, но даже новорожденные девочки смотрят на лица людей дольше, чем мальчики, которых больше привлекают механические объекты. Когда они вырастают, девочки больше ориентированы на общество, больше читают и лучше вживаются в чужую роль. Девочки чаще смотрят на чужие лица, заботятся о чужом физическом комфорте, интересуются чужим состоянием. Мальчики реже проявляют интерес к чужим чувствам, больше ориентированы на действия и предметы, их игры жестче и реже основываются на фантазиях на тему социальной реальности. Они предпочитают коллективное действие: например, что-то строить вместе.

Разница между мужчинами и женщинами проявляется еще до социализации. Девочки чаще плачут, если слышат плач другого ребенка, в то время как мальчики — нет. Двухлетние девочки проявляют больше заботы о тех, кому больно, чем двухлетние мальчики.

Возможно, самый интересный факт, установленный проведенными исследованиями вышеупомянутых «зеркальных нейронов», состоит в том, что женщины имеют более сильную моторную реакцию, когда смотрят на других, чем мужчины. Один эксперимент включал в себя игру с партнером, который на самом деле был ассистентом лаборанта. В одной группе мужчины и женщины получали удовольствие от игры, а потом внезапно их партнер сделал вид, что ему больно. В мозгу и у мужчин, и у женщин активизировались центры, отвечающие за боль, когда они увидели боль своего партнера. В следующей группе партнеры мухлевали во время игры и играли нечестно. На этот раз, когда испытуемые увидели боль партнера, мозг женщин всё еще продолжал активизировать болевые центры, в то время как в мозгу мужчины активизировались… центры удовольствия. Мужчины были довольны, когда обманщик получил по заслугам. Оказалось, что для мужчин важнее справедливость. Тут дело снова не в социализации: то же самое показали и исследования, проведенные на мышах.

Считается, что корень этих различий уходит на тысячи лет в глубь веков: женщины всегда должны были сопереживать чувствам и потребностям своего ребенка. Мужчины, с другой стороны, более агрессивны и конкурентоспособны и более склонны видеть в других соперников. Таким образом, они больше склонны рассматривать эмпатию как слабость; как нечто, что встает на их пути к достижению успеха.

Еще одно интересное замечание: аутизм и психопатия, два психических заболевания, встречаются у мужчин и женщин с разной степенью частотности, и оба они связаны с неспособностью чувствовать эмпатию.

Способность к эмпатии распределяется между индивидами по принципу кривой Гаусса. Пресловутый закон нормального распределения. Это значит, что есть множество мужчин, которые гораздо более склонны к эмпатии, чем среднестатистические женщины, и много женщин, которые гораздо меньше сопереживают другим, чем среднестатистические мужчины. Когда мужчины и женщины стареют, эти бреши сужаются.

Однако мы с уверенностью можем утверждать, что женщины в общем больше склонны к эмпатии, чем мужчины. Но это не значит, что мужчины не должны заботиться о вопросах эмпатии и развивать ее. Эмпатия не обязательно должна быть главной чертой характера, но исключать ее тоже не следует.

Тело, технология и исчезновение эмпатии

Мы более-менее уяснили себе, что такое эмпатия, а теперь давай вернемся к тому 40%-ному снижению количества эмпатии в обществе, которое возникло за какие-то 30 лет. В чем причина?

Для этого может быть куча причин. Предложу еще одну.

Ученые говорят, что резкий спад эмпатии обществе наблюдается после 2000 года. Это тот самый год, когда Интернет начал стремительно расти и входить в нашу повседневную жизнь и замещать взаимодействие с людьми онлайн-общением, превращая нас в этакие бестелесные сущности. Какое отношение это имеет к эмпатии? Огромное!

Личное общение — совершенно особая его форма. Мы ловим настроение и отражаем язык тела нашего собеседника. Исследования показали, что спустя какое-то время мужчина и женщина в паре начинают походить друг на друга, а люди, которые спустя 25 лет брака похожи друг на друга больше всего, оказываются самыми счастливыми. Пара десятилетий, проведенных бок о бок, физически трансформирует людей, подстраивая их друг под друга.

Эмпатия возникает на основе мощной синхронности, присущей нашим телам. Когда другие смеются, мы тоже смеемся. Когда они зевают, мы тоже зеваем. Улыбка заразительна, как и хмурое выражение лица. Подумай о разнице: одно дело, когда ты слушаешь запись любимой группы, и совсем другое, когда ты приходишь на ее концерт и видишь огромное количество людей, связанных одинаковыми эмоциями и двигающихся примерно одинаково.

Эмпатия — это своего рода общение тел; мы практически буквально влезаем в чужую шкуру. Мы чувствуем себя в чужом теле. Наши мысли заставляют наши тела как-то реагировать, а тела заставляют мозг думать.

Тело значит не меньше, чем мозг. Мозг — это не маленький компьютер, контролирующий тело, их взаимоотношения имеют двустороннюю природу. Тело производит внутренние ощущения и взаимодействует с другими телами, из чего мы конструируем социальные связи и восприятие окружающей нас реальности. Тело включается в восприятие и в мысли. Сознание связано с телом, и это влияет на наши отношения с людьми. Мы видим движения и эмоции других людей, которые эхом отражаются в нас самих. Это позволяет нам пересоздавать в нашем теле то, что мы видим вокруг себя.

Взамен эмпатии приходят гнев и одиночество

Люди, чьи лицевые мышцы парализованы, часто впадают в депрессию, ощущают одиночество и даже могут покончить с собой. Они не могут выражать себя полностью, и, что хуже, люди избегают их. Взаимодействия без эмоций становятся пустыми, слова человека без эмоций не отражаются в другом человеке, и ему сложно сопереживать.

Что мы делаем? Мы замещаем свои лица парализованными юзерпиками, которые не показывают выражения нашего лица, не выполняют никаких жестов. Разве в этом свете удивительно, что многие из нас чувствуют пустоту и депрессию?

До того как я пришел в редакцию, я работал на другом сайте удаленно, но на полную ставку. Это ли не мечта? Не надо было ходить на работу: можно было сидеть у компьютера в трусах и чесать пузо. Но мне было так одиноко. Никакого социального взаимодействия. Мне нравится, конечно, залипать в соцсетях, как и всем людям, но мне нужно и живое общение. Без него как-то грустно. Что еще?

У тебя случалось так, что весь день ты злишься на кого-то, а потом встретишься с ним, поговоришь — и всё пройдет? Физическое присутствие много значит. Когда ты не видишь человека, ты воспринимаешь его слова всё же немного по-другому и имеешь возможность придумывать им всё новые интерпретации. Вот почему не клеятся отношения на расстоянии.

А наши жизни, во многом завязанные на Интернете, наполнены этими отношениями на расстоянии. Я читаю каждый комментарий на этом сайте и иногда искренне не понимаю, откуда в людях столько злобы. Даже если ты просто не согласен с чьим-то мнением на какой-то счет, почему-то нужно выразить это в самой грубой форме? Нет, я, конечно, понимаю, как это функционирует: мы больше времени проводим онлайн и становимся менее терпеливыми, более циничными. Искушение потроллить преследует нас каждую секунду. Вот тут и можно говорить об исчезновении эмпатии. Сидим мы перед своими мониторами, общаемся с какими-то бестелесными чуваками и страдаем от отсутствия сочувствия. Каждый — такой вот хренов одинокий остров, который не влезает в чужую шкуру, ощущает лишь свои переживания и понимает, откуда они исходят.

И напоследок

Каждый раз, когда я пишу пост, в определенном смысле критикующий технологию, я ощущаю себя этаким дедом, который хочет ездить верхом и добывать еду собирательством и охотой. Это не так. Я успокаиваю себя тем, что это всё же сайт. И я печатаю вслепую, а не пишу гусиным пером. Да, я считаю, что надо пользоваться теми выгодами, что нам дает технология, но при этом искать баланс.

Я активно пытался найти способы выбраться из этой дыры и начать общаться с людьми лично, лицом к лицу. Мне хочется усилить свою эмпатию, понимать других, и я знаю, что невозможно добиться этого, сидя за компом. И тебе желаю того же.

brodude.ru

Читайте также:

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о