Личность как часть культуры психология: Константин Романов, Психологическая культура личности – читать онлайн полностью – ЛитРес

Содержание

Высшее образование БГПУ

В статье рассматривается аспекты формирования психолого-педагогической культуры личности в процессе учебной деятельности. В качестве условий развития психолого-педагогической культуры студентов на 3-ем и 5-ом курсах факультета психологии БГПУ рассматриваются учебные занятия по дисциплинам: «Основы психодиагностики», «Психология педагогического взаимодействия»; приводятся содержательные примеры из учебных дисциплин, которые способствуют формированию психологической культуры будущих психологов.

С.Е.Покровская, О.Е.Аксёнова

Белорусский государственный педагогический университет
им. М. Танка,
г. Минск, Республика Беларусь

 

ФОРМИРОВАНИЕ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В статье рассматривается аспекты формирования психолого-педагогической культуры личности в процессе учебной деятельности.

  В качестве условий развития психолого-педагогической культуры студентов на 3-ем и 5-ом курсах факультета психологии БГПУ рассматриваются учебные занятия по дисциплинам: «Основы психодиагностики», «Психология педагогического взаимодействия»; приводятся содержательные примеры из учебных дисциплин, которые способствуют формированию психологической        культуры будущих психологов.

Ключевые слова: психолого-педагогическая культура, личностно-деятельностный подход, рефлексивно-деятельностный подход, гуманистический подход, студенты-психологи, психология педагогического взаимодействия, психолого-педагогическая диагностика, модели и особенности педагогического взаимодействия.

 

Введение

 

Актуальность проблемы формирования психолого-педагогической культуры будущих специалистов определяется, прежде всего, современным состоянием общества: происходят ломка традиционных норм, пересмотр ценностей. И в тоже время современное высшее образование должно решить одну из важнейших задач: сохранение и развитие психолого-педагогической культуры будущего специалиста-психолога.

Для большинства молодых людей уже к 21 году многие потребности юношеского возраста уже удовлетворяются. Юноши и девушки хотят самореализоваться в жизни,  достичь успехов в профессиональной жизни, создать семью, беспокоятся о материальном достатке и благополучии. Следовательно, переживания, составляющие социальную ситуацию психического и личностного развития, связаны с будущими успехами в жизни. Для этого возраста ведущим видом деятельности в психическом и личностном развитии   является профессиональная творческая деятельность, которая невозможна без формирования психолого-педагогической культуры для будущих психологов.

Проблема формирования психолого-педагогической культуры, в широком ее понимании, обусловлена необходимостью повышения качества подготовки специалистов, так как усвоение и применение студентами общечеловеческих, гуманистических, этических ценностей и реализация их непосредственно на занятиях способствуют не только личностному и духовному развитию молодого человека, но и развитию его социального, и профессионального потенциала, как специалиста.

 

Основная часть

 

Проблемы, связанные с развитием психолого-педагогической культуры студентов-психологов, являются наиболее актуальным в  подготовке их как будущих специалистов. Качество педагогического взаимодействия психологов с разными личностями в системе образования, несомненно, будут зависеть от того, какими знаниями и умениями они будут овладевать в учебно-воспитательном процессе в вузе. Поэтому одно из важнейших условий работы преподавателя в вузе является умение выстроить свои взаимоотношения со студентами, определить линию поведения, найти наиболее приемлемые формы работы и уметь их правильно использовать. От преподавателя требуется высокая культура общения,  умение создать в группе благоприятный для сотрудничества и взаимопомощи психологический климат, создавать условия для успешной учебной  деятельности студентов. Вся учебная деятельность должна быть направлена на воспитание у молодых людей самоуважения, собственной значимости, и в то же время способности к объективной самооценке, критическому отношению к своему поведению, саморегуляции и других элементов психологической культуры.

  Психолого-педагогическую культуру личности можно определить как сложное, целостное образование, включающее в себя: эмоционально-мотивационный, когнитивный, деятельностный компоненты и характеризующееся не только определенным уровнем теоретических психологических знаний, но и психологической компетентностью, адекватным применением знаний, умений, навыков для решения психологических проблем по отношению к себе, к другим людям и к миру в целом.

 Цель исследования: рассмотреть условия формирования психолого-педагогической культуры личности в учебной деятельности.

 Исходя из цели исследования были сформулированы следующие задачи:

1.Проанализировать понятие «психологическая культура» в современной психологической литературе.

2.Описать условия развития психологической культуры студентов-психологов в учебной деятельности.

В качестве базы исследования выступил факультет психологии УО «Белорусский государственный педагогический университет имени М. Танка» (БГПУ). В образовательном стандарте 2009-2014 гг. по специальности «Психология» был введен предмет «Основы психодиагностики» (284 часа). Он включает 3 раздела: «Общая психодиагностика», «Диагностика психического развития ребенка», «Диагностика психического развития подростка, юноши и взрослого». Для студентов 5 курса, специализации  «Педагогическая психология» была разработана дисциплина «Психология педагогического взаимодействия» (60 часов).

  Методология и методы исследования. Методологической основой исследования являются проблема отношений личности, разработанная в личностно-деятельностном подходе С.Л. Рубинштейном, В.Н. Мясищевым, К.К. Платоновым, А.В. Петровским; предложенная в рефлексивно-деятельностном подходе Я.Л. Коломинским. Он предполагал, что именно в культуре человек представлен не только как действующее, но и как саморазвивающееся существо, как субъект и одновременно результат своей деятельности. В исследовании, которое носило теоретический характер, использовались методы: теоретический анализ литературы по проблеме,  анализ содержания учебных дисциплин «Основы психодиагностики», «Психология педагогического взаимодействия» (факультет психологии, БГПУ им.

М.Танка), моделирование ситуаций педагогического взаимодействия.

  Теоретическая значимость

исследования состоит в том, что особенности формирования психолого-педагогической культуры студентов-психологов рассматриваются через возможности общекультурной подготовки и расширения психологической грамотности будущего специалиста посредством таких дисциплин, как «Основы психодиагностики», «Психология педагогического взаимодействия».

Психологическая культура означает овладение психологическими знаниями (фактами, представлениями, понятиями и нормативами в сфере общения, поведения, психической деятельности, способами психологического познания. 

Поэтому, преподаватель, учитывая актуальный уровень развития психолого-педагогической культуры и задачи предстоящего образования, выстраивает такую систему педагогического взаимодействия со студентом, чтобы изменить его «зону ближайшего развития» (Л.С. Выготский).

  Л.С. Колмогорова в своей статье пишет: «О психологической культуре человека можно говорить в контексте различных сфер жизнедеятельности (профессиональной, личной), с учетом ряда особенностей (национальных, возрастных и т. д.). Профессиональная психологическая культура определяется спецификой той или иной деятельности (учителя, врача, менеджера и т.д.), особенностями решаемых задач. В этом ракурсе базисная психологическая культура личности определяется наличием характеристик, параметров, определяющих готовность эффективно решать широкий круг повседневных задач независимо от особенностей узких специальных видов деятельности, выполнять широкий спектр социальных ролей безотносительно к конкретной профессиональной деятельности» [1, с. 11].

Основным методологическим принципом организации психологического образования должна явиться непрерывность обновления и углубления психологических знаний и усовершенствования психологической деятельности в соответствии с новым возрастным этапом и жизненным опытом личности. Непрерывное психологическое образование должно быть построено как соответствующая возрасту концентрическая система, в которой будет обеспечиваться постоянное наращивание и включение новых получаемых психологических знаний в систему уже имеющихся, ранее усвоенных [2, с.

23].

   Дисциплины «Психология педагогического взаимодействия» была разработана именно с такой целью, чтобы охватить многообразие и неоднозначность педагогического взаимодействия (см. рисунок 1).

 

Рисунок 1. (в отдельном файле)

 

На схеме 1 продемонстрированы те ситуации педагогического взаимодействия, которые встречаются в школьной практике. Конечно, в целях конкретного изучения педагогического взаимодействия необходимо: 1) проделать системный анализ социально-психологических ситуаций, в которых оно осуществляется, и 2) установить, кто с кем взаимодействует. В самом общем  виде можно констатировать, что чаще всего взаимодействуют две общности – педагогический коллектив (учителя, преподаватели) и ученический коллектив (ученики, студенты). Разумеется, полная система педагогического взаимодействия включает взаимодействие двух этих общностей с третьей – родителями, и шире – с семьей. Надо иметь в виду и стихию нерегламентированного внешкольного общения, и, наконец, ту социальную среду, в которую «погружена» официальная педагогическая система.

Педагогическое взаимодействие системы «учитель-ученик»  осуществляется в двух основных подсистемах – в индивидуальном взаимодействии педагога с учеником, предполагающем диадическое общение лицом к лицу, и подсистеме «учитель-ученик-ученик», предполагающей фронтальное общение педагога с целым классом или группой. Специальный анализ подтвердил, что педагогическое общение в каждой из этих подсистем требует от учителя исследования различных психологических средств и опирается на разные личностные ресурсы. Следовательно, и подготовка к педагогическому общению должна соответствующим способом дифференцироваться. Стихийность здесь приводит к определенной коммуникативной односторонности: учитель успешно справляется с задачами фронтального общения, но теряется в ситуациях общения лицом к лицу, что, разумеется, затрудняет использование наиболее эмоционально насыщенных и действенных средств воздействия в случае индивидуального подхода [3].

Анализ ситуации педагогического взаимодействия позволяет конкретизировать эту проблему и в связи с возрастными этапами школьного обучения. В социально-психологической ситуации, возникающей в первых трех классах, на этапе начальной школы,  с классом работает и общается с детьми в основном один педагог. Я.Л. Коломинский называет то, что происходит между учителем и учеником монопедагогическим взаимодействием. С учащимися 4-х классов общаются не один, а несколько учителей-предметников, поэтому возникают ситуации полипедагогического взаимодействия [3, с. 58].

 Дисциплина «Основы психодиагностики»  также играет важнейшую роль в изучении  практической психологии. Поскольку усвоение психологических знаний затруднено без овладения техникой психологического исследования, практическая подготовка будущих психологов осуществляется в форме лабораторного практикума и непрерывной пси­ходиагностической практики.  Студенты 3 курса  закрепляют полученные знания, изучают методы психодиагностики непосредственно на базах в учреждениях образования в период психодиагностической практики.

 Естественно, что в практике педагогического взаимодействия возникают ситуации, когда учителя по-разному общаются с детьми, у них складываются разные отношения с каждым учеником, и с целым классом. Своеобразие педагогического взаимодействия зависит от индивидуальности каждого учителя, стиля его педагогической деятельности, особенностей характера, темперамента, пола, возраста, внешности и многого другого. С другой стороны каждый учитель общается с учениками на языке своего предмета [4].

Я.Л. Коломинский постоянно отмечает необходимость решительного перехода от информационно-пассивной к рефликсивно-деятельностной парадигме обучения учащихся в разных учебных заведениях. Он считает, что психологическая культура личности является результатом не только социализации и образования, но также большой внутренней работой человека по сопряжению и гармонизации собственных жизненных интересов и потребностей с интересами окружающего мира и социума. Зрелая психологическая культура есть одно из наиболее гармоничных и ценных психологических образований личности [5].

 Не случайно в своем фундаментальном труде  Г. Ленфрансуа [6] «Психология для учителя» в центр воспитательных и образовательных процессов помещает личность педагога, учителя. Он делит все множество подходов развития личности в процессе обучения на две основные линии – директивный подход и противоположный ему конструктивный.

   Известно, что директивный подход вбирает в себя классические традиционные методы обучения и нацелен, главным образом, на передачу определенного набора знаний учащимися. Как известно, учитель (преподаватель) в этой модели стоит в центре процесса преподавания, а учение заключается, в основном, в приобретении (зачастую пассивном) знаний.  Под обозначением «конструктивисткий подход» к образованию Г. Лефрансуа [3] объединил все то, что начиналось впервой трети 20 века под флагом «прогрессивного образования». Этот альтернативный подход характеризуется доминированием фигуры ученика, в том смысле, что учащиеся являются активными участниками процесса обучения, они частично или целиком разделяют с учителем, ответственность за форму и содержание учебного процесса.

Психологическая культура включает в себя как образованность (обученность и воспитанность) в области психологии, так и общее развитие личности, ее интеллектуальный, нравственный и творческий потенциалы. Также Г. Лефрансуа приводит классификацию Ферстенмахера и Солтиса, которые выделяют организаторскую, терапевтическую и либеральную модели преподавания [3].

Важно отметить, что выбор того или иного полюса естественным образом обусловлен системой ценностей каждого конкретного учителя, педагога. Вопрос о ценностях в образовании и воспитании остро поставлен знаменитым психологом, основателем гуманистического направления А. Маслоу. Он считает, что самыми значительными проблемами современного мира являются две проблемы – проявления хорошего человека и проблема создания хорошего общества. Ответ на первый вопрос имеет самое непосредственное отношение к целям психолого-педагогической культуры, объяснению – что значит «хороший» человек? Если предположить, что «хороший человек» может быть хорошо приспособлен к социальной среде, т. е. хорошо усвоил нормы и представления социума и преследует свои собственные интересы, не ущемляя интересы других людей? Тогда в большей степени подойдет директивная методология обучения (бихевиористкая концепция), основатель которой Дж.Уотсон говорил о том, что любой ребенок (учащийся) может стать тем, кем пожелают его сделать учителя (преподаватели), при условии организации соответствующей воспитательной и образовательной среды. А. Маслоу утверждал, что он отказывается принять хорошо адаптированного индивида за образец психического здоровья. А мы можем добавить за образец психолого-педагогической культуры. Человек как биологический вид может приспособиться  выжить в самых «нечеловеческих» условиях. Хорошо приспособиться можно и к жизни в одиночной камере, и в колонии строго режима. Но всегда будет возникать вопрос, а является ли данный хорошо приспособившийся индивид Человеком в полном смысле этого слова? Отличается ли он от животного, удовлетворяющего свои витальные потребности, и не испытывающего жажды в удовлетворении высших потребностей – в познании, творчестве, искреннем общении и т. д? Можно ли назвать, выражаясь словами Дж. Бьюдженталя, этого человека «живым», т.е. «открытым всему многообразию внутренней жизни». Может ли он «действительно реализовать все это многообразие и даже по-настоящему почувствовать и выразить свою целостность» [3].

Эти и ряд других вопросов подробно рассматриваются в дисциплине «Психология педагогического взаимодействия». В дисциплине «Основы психодиагностики» изучаемые психодиагностические методики также могут быть успешно использованы во всех формах практической подготовки будущих психологов. Продолжение исследования состоит в разработке практических рекомендаций по формированию психолого-педагогической культуры будущих специалистов в учебно-воспитательном процессе при усвоении учебных дисциплин «Основы психодиагностики», «Психологии педагогического взаимодействия».

 

Заключение

Основной целью поддерживаемого нами в статье гуманистического подхода к формированию психолого-педагогической культуры личности в учебной деятельности состоит в том,  чтобы усилить в студентах то, что великий гуманист Эрих Фромм называл «любовью к жизни», Это стремление реализуется человеком на пути личностного роста, т. е. бесконечного пути физического, морального и духовного совершенствования, плодотворной реализации своих уникальных способностей. Таким образом, можно сделать следующие выводы:

 1.Проблема развития психологической культуры является одной из самых современных в психологии высшей школы и педагогической психологии.

2. Формирование психологической культуры личности студентов-психологов невозможно без осуществления и учета влияния разностороннего педагогического взаимодействия в процессе учебной деятельности.

3.Многонаправленность педагогического взаимодействия с системе «учитель-ученик», «преподаватель-студент» требует постоянной психолого-педагогической диагностики, которая внедряется в учебно-воспитательный процесс, и позволяет корректировать и усовершенствовать его.

 

Список цитируемых источников

1. Колмогорова, Л. С. Повышение психологической культуры учащихся как проблема современного среднего образования / Л. С. Колмогорова // Формирование психологической культуры личности в системе дополнительного образования детей / под ред. А. В. Егоровой, И. М. Каманова, М. В. Поповой. – М.: Просвещение, 2001 . – С.10–16.

2.Котикова, О.П. Методика преподавания психологии: учеб.-метод. комплекс / О. П. Котикова. – Минск: Изд-во МИУ, 2011. – 376 с.

3.Коломинский, Я. Л. Психология педагогического взаимодействия: учебное пособие / Я. Л. Коломинский, Н. М. Плескачева, И. И. Заяц, О. А. Митрахович / Под ред. Я.Л. Коломинского. – СПб.: Речь. – 240 с.

4.Покровская, С. Е. Особенности психолого-педагогического взаимодействия педагогов в системе отдыха и оздоровления детей / С. Е. Покровская, Н. А. Баркан // Педагогическое взаимодействие в системе отдыха и оздоровления детей: состояние и перспективы развития: материалы международ. науч.-практ. конф. / 11-12 мая 2006 НДОЛ «Зубренок» / отв. ред. С. С. Кашлев. – Минск: Парус плюс, 2006. – С.50–53.

5. Коломинский, Я. Л. Психологическая культура – условие и деятельность психолога / Я. Л. Коломинский // Alma mater. – 2001. – № 2. – С.44–48.

6. Лефрансуа, Г.  Прикладная педагогическая психология / Г. Лефрансуа. –  СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003, – 416 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная культура личности

Культура – одна из самых важных характеристик бытия человека и общества, «мера человеческого в человеке», основа личности. Бурное развитие в последние десятилетия новых информационных технологий актуализировало интерес к тем аспектам культуры, которые сущностно характеризуют положение человека в современном мире. В широком понимании информационная культура представляет общественно-историческую универсалию, качественную характеристику жизнедеятельности человека в области получения, передачи, хранения и использования информации. В истории человечества были представлены такие фундаментальные способы хранения и передачи информации, как устный (ритуального типа), письменный и экранный. Соответственно, всегда знания, умения, навыки человека в информационной деятельности и информационных отношениях свидетельствовали о его общей культуре и социальном статусе. Но лишь в современных условиях, на стадии развития «экранной» культуры, информационная культура стала предметом философского и научного дискурса, областью целенаправленных практических действий, включая и систему образования. Развитие ее на современном этапе в первую очередь связано с формированием особых информационных качеств личности.

Существует многообразие подходов к определению понятия «информационная культура личности». В узком смысле она характеризуется как совокупность оптимальных способов обращения с информацией, информационных знаний, умений и навыков. Безусловно, подобные определения не раскрывают полного содержания понятия, ограничивая его технологической стороной.

В современных исследованиях предлагаются и более широкие трактовки. Так, Э.П. Семенюк под информационной культурой в целом понимает информационную компоненту человеческой культуры, объективно характеризующую уровень всех осуществляемых в обществе информационных процессов и существующих информационных отношений. Соответственно, информационная культура личности определяется как степень совершенства человека, общества или определенной его части во всех возможных видах работы с информацией: её получении, накоплении, кодировании и переработке любого рода, в создании на этой основе качественно новой информации, ее передаче, практическом использовании[1]. В определении С.Д. Каракозова информационная культура личности  – «составная  часть базисной культуры личности как системной характеристики человека, позволяющая  ему эффективно участвовать во всех видах работы с информацией: получении, накоплении, кодировании и переработке любого рода, в создании на этой основе качественно новой информации, ее передаче, практическом использовании, и включающая  грамотность и компетентность в понимания природы информационных процессов и отношений, гуманистически ориентированную информационную ценностно-смысловую сферу (стремления, интересы, мировоззрение, ценностные ориентации), развитую информационную рефлексию, а также творчество в информационном поведении и социально-информационной активности»[2]. В определении Е.А. Медведевой информационная культура  – уровень знаний, позволяющий человеку свободно ориентироваться в информационном пространстве, участвовать в его формировании и способствовать информационному взаимодействию[3]. Достоинство представленных подходов видится в стремлении не ограничивать понимание информационной культуры лишь инструментальными характеристиками, а дать ее определение в контексте общей культуры личности и состояния информационной культуры социума в целом.

Понимание информационной культуры личности как важнейшей составляющей общей культуры человека приводит к необходимости выделения в ней не только технологического, но и мировоззренческого компонента в системном единстве трех его составляющих – познавательного, практического и ценностного. Познавательный компонент характеризуется уровнем и содержанием информационных потребностей, осознанностью роли информации в обществе, знанием законов информационной среды и норм, регламентирующих информационную деятельность, пониманием их особенностей в своей собственной сфере деятельности. Практическая сторона основана на умении человека превращать информацию в знание и применять его в повседневной и профессиональной деятельности, включает культуру информационно-психологической самозащиты. Содержание ценностного компонента охватывает личностные критерии отбора и оценки информации на предмет ее полезности и истинности, этику информационной деятельности, позитивные стереотипы информационного поведения и деятельности. Таким образом, информационная культура личности – это актуализация общей культуры человека в информационной деятельности, в его отношениях с субъектами этой деятельности и информационной средой в целом.  Это качественная характеристика человека, выражающая уровень его культурного развития применительно к информационной деятельности и информационной сфере.

Информационная культура может рассматриваться на трех уровнях – когнитивном, поведенческом и ценностно-нормативном, при этом последний выступает в качестве системообразующего, определяющего духовный облик человека как субъекта информационно-средовой деятельности и отношений. Ценности выступают как положительно личностно значимый, внут­ренний ориентир деятель­ности, который эмоционально освоен субъектом. Ценностно-нормативный компонент в значительной мере определяет характер познавательной и практической информационной деятельности: освоение новых знаний и приобретение навыков, их повседневное практическое применение в процессе использования новых информационных средств. Аксиологическое измерение могут иметь качество информационной среды, содержание информации, сами субъекты информационных отношений, нормы и требования, предъявляемые к поведению в информационном пространстве.

Мера развития информационной культуры личности – в способности и возможности раскрыть свой творческий потенциал, не только в свободе, но и в ответственности, значение которой в современной информационной среде особенно возрастает. В последнее время немало говорится о большом потенциале креативности, которые содержат новые информационные технологии. Действительно, ХХ век подарил человечеству ряд парадоксов, не на последнем месте из которых – так называемая гуманистическая парадигма развития современной цивилизации. Контуры информационного общества, намеченные западными футурологами,  уверенно выстраиваются вокруг свободного, образованного и творческого человека. В свете данной концепции перспективы человечества в связи с внедрением новых информационных технологий выглядят достаточно оптимистично. Действительно, возрастают возможности хранения и передачи информации, она становится более доступной. Компьютеру переданы рутинные операции, освобождая человеку время на творческую деятельность. Появляются возможности решения более сложных задач, происходит усиление человеческого интеллекта. Особое значение изменения имеют для системы образования. Возникают новые условия перехода к личностно-ориентированному обучению.

В то же время, дегуманизация стала вектором социокультурных изменений в век, когда о человеке, личности и свободе говорилось и писалось так много. Виртуальный мир все чаще вторгается в повседневную реальность, заставляя играть по своим правилам. Виртуализация коснулась быта и политики, войны и сферы межчеловеческих отношений. Компьютер порождает новую деструктивную форму эскапизма, бегства человека не только от других людей в реальном мире, но и от себя самого. Отмечается очередной виток «архаизации» культуры. Правда, традиционная культура посредством мифа антропоморфизировала мир, наделяя его качествами субъекта и подразумевала возможность подобных же отношений. Современная архаика – это отчуждение свойств и качеств субъекта в пользу виртуальной знаковой реальности. В то же время, явление анимизации, отмечаемое и для системы человек-компьютер – это один из возможных, пусть и в значительной мере иллюзорных, способов преодоления отчуждения.

Информатизация общества породила и проблему информационной дезориентированности личности. Легкий доступ к информации порождает отказ от самостоятельности в выработке новых знаний, провоцирует использование непроверенного, подчас некачественного материала. Один из важнейших принципов – свобода информации – породил до сих пор не решенную проблему гарантирования ее качества. Побеждает принцип экономии мышления, внося шаблонность в процессы поиска, обработки и анализа учебной и научной информации. Следует отметить, что одна из возможностей решения данной проблемы заключается в формировании информационной культуры личности, в способности самостоятельно, критически подходить к отбору информации, преобразуя ее в знание, актуализированное в деятельности.

Характер изменений в информационной культуре современного человека невозможно понять без обращения к ценностным изменениям информационной культуры общества в целом. Так, происходит дальнейшая витализация ценностей, превращение проблем здоровья, телесности и потребления в элемент массовой культуры. В структуре витальных ценностей особую роль начинает играть понятие информационной безопасности человека, что предполагает дальнейшую разработку проблем экологии человека в информационном пространстве. Особое измерение получают моральные ценности в виртуальном пространстве социальных взаимодействий, где нормой становится неперсонифицированность, анонимность, а, значит, человек проходит испытание безответственностью. В информационной деятельности важную роль играют и эстетические ценности. Оценке могут подвергаться формы репрезентации информации, а также художественные ценности, продуцированные в рамках традиционных и новых видов искусства. В структуре социально-организационных ценностей (политических и правовых) усиливается значение СМИ, качественное обновление которых происходит благодаря новым информационным технологиям. В этих условиях возрастает амбивалентность такого рода информации, например, рост многообразия на общем фоне понижения ее качества и недостаточной развитости информационной культуры ее массового потребителя.

Информационную культуру личности можно рассматривать на двух уровнях – как общую и профессиональную, причем роль последней неуклонно возрастает. В условиях массового производства и потребления информации, ее постоянного обновления, изменяются требования к современному квалифицированному специалисту. Он должен обладать не только профессиональными знаниями, умениями, навыками, но, шире, особой культурой – познания, мышления, образования и самообразования. Информационная культура личности –  это не просто навык работы с компьютером, с программным обеспечением и т.д. В первую очередь это культура овладения знаниями, умение сочетать традиционные и современные методы познавательной деятельности. Это высокий уровень профессиональной мобильности и адаптивности в информационной среде, ответственность за информационную безопасность общества, общая культура коммуникации в профессиональном сообществе в информационной сфере. Необходимо также и понимание самих перспектив развития новых информационных технологий, их фундаментального влияния на жизнь современного общества.

Автор: Барышников С.В. 

Примечания:

[1] Семенюк Э.Л. Информационная культура общества и прогресс информатики // НТИ. Сер.1. – 1994. – №7. – С.3.

[2] Каракозов С.Д. Информационная культура в контексте общей теории культуры личности // Педагогическая информатика. – 2000.– №2. – С.55.

[3] Медведева Е.А. Основы информационной культуры // Социс. – 1994. – №11. – С.59.

Е. Улыбина. Психология культуры

Е. Улыбина. Психология культуры

Пояснительная записка

Спецкурс «Психология культуры» предназначен для аспирантов, обучающихся по специальности «Культурология», темы исследований которых требуют обращения к психологической проблематике. Программа представляет собой общий план, который может и должен сильно варьироваться в зависимости от специальности и подготовки аспиранта, его интересов, выбранной темы исследований. Отличие аспирантского курса от университетского курса заключается в прикладном характере освещения вопросов психологии психологической проблематики, направленной на анализ явлений культуры. В рамках курса большое внимание уделяется вопросам методологии междисциплинарных исследований.

Психология культуры – это область психологии, задача которой состоит в объяснении различных сторон человеческой культуры (искусства, религии, языка, экономики, общества и т. д.) с психологической точки зрения. Таким образом, предметом курса являются психологические особенности феноменов культуры, психологические механизмы формирования и функционирования отдельных культурных феноменов и культуры в целом. В качестве предмета выступают как актуальные культурные феномены, так и динамические процессы, происходящие в культуре. Цель изучения заключается в формировании междисциплинарного исследовательского пространства, захватывающего области психологии, культурологии и других наук и дающего возможность описывать и изучать культурные феномены с использованием научного аппарата как психологии, так и культурологии. Это позволит избежать редукционизма, нивелирующего специфику различных дисциплин и снижающему глубину видения проблемы. В задачи курса входит подробное знакомство аспирантов с основными понятиями современной психологии, формирование умений выделять в элементах культуры психологические особенности и детерминацию психологическими процессами, умений анализировать явления культуры с опорой на знание психологии. Предполагается, что содержание курса станет отправной точкой для более углубленного самостоятельного изучения психологической литературы по теме исследования.

Особенность курса состоит в том, что все темы рассматриваются в контексте связи психологии и культуры. Внимание уделяется как вопросам культурно-исторической детерминации психики человека, так и анализу того, как особенности психики человека проявляются в конкретных культурных феноменах и процессах культуры. Построение курса предполагает углубленное знакомстве с отдельными проблемами общей психологии, имеющими отношение к проблемам ментальности, особенностям восприятия и мышления. Раздел «Личность и культура» включает в себя вопросы, касающиеся как различных теорий личности, так и отдельных проблем психологии личности. Подробно рассматриваются вопросы формирования и движущих сил поведения личности, вопросы культурной детерминации личности. Значительное внимание уделяется темам психопатологии и анализу видов психопатологии. В раздел «Культурные феномены как предмет психологического исследования» включены темы, касающиеся анализа социально-психологических явлений и отдельных феноменов культуры. Конкретные темы семинарских занятий определяются в соответствии с тематикой диссертаций и научными инетресами слушателей спецкурса.

Слушатели данного курса должны знать психологию в объеме вузовского курса, включающего основные сведения о предмете психологии, методах исследования, свойствах психических процессов и состояний и теориях личности.

В качестве форм промежуточного контроля используются результаты работы слушателей на семинарских занятий. Итоговой формой контроля служит подготовленный доклад по посвященный психологическому анализу проблемы, составляющей тему диссертационного исследования.

Объем курса составляет 20 часов

Введение

Предмет психологии культуры. Культура как предмет психологического анализа: перспективы и ограничения. Анализ культуры в целом и отдельных культурных феноменов. Проблема возможности анализа культуры и культурных феноменов с позиций психологии, сформированной в одной из культур. Влияние культурной принадлежности исследователя.

Междисциплинарный подход в гуманитарных науках. Проблемы и перспективы. Междисциплинарность или редукционизм. Возможности междисциплинарных исследований явлений и процессов культуры. Языки исследования. Проблема перевода и метаязыка.

Междисциплинарный характер психологии культуры. Основные направления: связь культуры и психики, этнопсихология, психологический анализ феноменов культуры.

Формирование пространства, позволяющего анализировать психологические механизмы и психологические особенности явлений и процессов культуры. Основные области психологии. «Экологическая психология» Э. Брунсвика. Ситуации в качестве предмета психологического анализа. Определение влияния среды на отклики организма. Понятие жизненного пространства К. Левина. Поведение как функция ситуации. Культурно-историческая психология К. Коула.

Психология культуры и смежные области междисциплинарных исследований. Психология культуры и психологическая антропология. Этнопсихология В. Вундта. Психология народов как пример описательной психологии. Психологическая антропология. Начало научных исследований национальных различий в работах Ф. Боаса. Редукция культурных феноменов к психологическим в «Американской школе исторической этнологии». Э. Сэпир и его последователи: конфигурационизм и лингвистика. Emic- и etic — концепты (С. Фрейк). М. Мид, исследования детства. Пластичность человеческой психики. Психоаналитические и функционалистские идеи в работах М. Мид. Б. Малиновский: функционализм. Культура как инструмент удовлетворения психобиологических потребностей. Взаимоотношения антропологии и психологии. Дж. Уайт: дискурс-центрированный подход. Узкий и широкий подходы в этнопсихологии. Отказ от дихотомии “self” – “person”. Связь между культурой и поведением. М. Спиро: взаимовлияние культуры и психологии. Т. Шварц: дистрибутивная модель культуры. Взаимосвязь когнитивной психологии и психологической антропологии. Российская теория деятельности как основание культурной психологии. Работы Л.С. Выготского и А.Р. Лурия.

Кросс-культурная психология (этнопсихология) как направление современной психологии.

Культура как предмет психологического анализа в кросс-культурных исследованиях Культурные феномены как предмет психологического исследования. Возможности и ограничения методов академической психологии. Анализ результатов работы экспедиции А.Р. Лурия.

Возможности психологического анализа культурных явлений: политики, истории, литературы, искусства, социально-психологических явлений. Отличие от прикладных исследований в психологии. Психология спортивной деятельности и психология спорта как явления культуры.

Примеры междисциплинарных работ. Психологический анализ политической биографии. Связь особенностей личности и политических решений. З. Фрейд, У. Буллит. «Биографии Вудро Вильсона». Понятие «автокоммуникации культуры» (Ю.М. Лотман) как пример построения теоретического концепта в междисциплинарном пространстве.

Культура и основные психологические процессы

Представление о развитии психики в кросс-культурном аспекте. Критерии развития. Вариативные и стабильные элементы. Проблема связи филогеза и онтогенеза в культурно-историческом контексте.

Психология сознания.

Вклад психоанализа в становление представлений о знаковой природе сознания. Первичные и вторичные процессы. Проблема языка и сознания. Сознание и бессознательное. Свойства бессознательного, определяемые отсутствием знакового опосредования. Аффективное и когнитивное бессознательное.

Проблема знакового опосредования высших психических функций в теории Л.С. Выготского. Теория Выготского и психоаналитическое понимание онто- и филогенеза сознания. Уровни развития значения. Формы существования значения в индивидуальном сознании. Структурная и динамическая формы сознания.

Проблема структуры сознания в психологии. Различные подходы к определению структуры сознания. Определение структуры сознания через составляющие его элементы. Интроспекционизм В. Вундта, Э. Титчинера, представителей Вюрцбургской школы. Определение структуры сознания через инвариантные схемы преобразования информации. Идеи О. Кюльпе о безобразности мышления. Реакция В. Вундта и Э. Титчинера. Вывод о детерминации содержания интроспекции установкой экспериментатора. Категории пространства и времени как образующие сознание. И. Кант, М. Веккер. Определение структуры сознания через качественные характеристики образов сознания. Структура знака и структура сознания в теории А. Леонтьева. Представление об уровневом строении сознания. Сознание как система реальностей.

Психология обыденного сознания. Нерациональный, противоречивый характер обыденного сознания. Социальный характер обыденного сознания. Обыденное сознание и языковая картина мира. Особенности обыденного сознания, определяемые природой символа как доминирующего средства репрезентации. Функции обыденного сознания.

Психосемантика как экспериментальный метод изучения категориальной структуры сознания.

Психосемантика как раздел когнитивной психологии сознания. Теоретические основы психосемантики. Понятие ассоциативных связей. Вклад З. Фрейда и К. Юнга в разработку ассоциативных методов изучения содержания бессознательного. Вклад А.Р. Лурия в развитие теоретических основ психосемантики.

Вклад Ч. Осгуда в создание экспериментальной психосемантики. Эксперименты Ч. Осгуда по исследованию синестезии. Основные результаты. Универсальный характер факторов оценки, силы и активности. Понятие уровневой структуры сознания в психоанализе и теории деятельности А.Н. Леонтьева. Уровневое строение семантической структуры сознания.

Психосемантика как экспериментальный подход к изучению сознания. Понятие значения и категории. Категориальное значение. Коннотативное значение. Понятие коннотативных и денотативных шкал. Биполярные и униполярные шкалы. Семантические пространства, получаемые при использовании разного типа шкал. Категориальные структуры сознания. Понятие семантического поля. Понятие семантического пространства. Семантическая структура сознания.

Бессознательное.

История представлений о бессознательном в философии и физиологии. Вклад З. Фрейда в понимание природы бессознательного. Современные представления о природе бессознательного. Семиотическая природа бессознательного. Структурный психоанализ Ж. Лакана. Бессознательное, структурированное как язык. Симптомы как формы говорения с использование метафоры и метонимии. Особенности «»языка бессознательного». Виды бессознательного.

Когнитивные процессы.

Предмет психологии когнитивных процессов. Когнитивные процессы и культура.

Психология ощущений и восприятия. Закономерности восприятия. Психология восприятия в гуманитарных исследованиях. Законы визуального восприятия. П. Флоренский об «обратной перспективе» и психологический анализ данного феномена. Понятие завершенного гештальта. Понятие «хорошей формы» в гештальт-психологии. Психология восприятия и психология искусства. «Визуальное мышление» (Р. Арнхейм). Психосемантика цвета. Исследования по психологии цветовосприятия. Цвет и эмоциональное состояние. Психология цвета и цвет как элемент культуры.

Апперцепция восприятия. Понятие проекции. Проективные методы психодиагностики. Использование принципов психологической интерпретации в анализе образов искусства, рекламы, политической рекламы и пр.

Основные теории мышления. Мышление как решение задач. Структура решения задач. Культура и решение задач.

Понятие интеллекта в психологии. Социальный интеллект и эмоциональный интеллект. Основные теории интеллекта. Генетическая эпистемология Ж. Пиаже. Уровень знакового опосредования и уровень интеллектуального развития. Схемы и их формирование. Операции. Транзитивонсть. Формирование интеллектуальных навыков. Теория формирования понятий Дж. Брунера. Кодирующие системы и их усвоение. Зависимость развития навыков от требований культуры. Влияние культуры на когнитивное развитие. Критерии значимости и познавательное развитие.

Проблема экологической валидности в кросс-культурных экспериментальных исследованиях. Познание в разных культурах. Познание и система культурных ценностей. Основные проблемы.

Категоризация. Способы категоризации. Влияние содержания на классификацию. Культурная детерминация классификации. Классификация и деятельность. Влияние различий между культурами на способы классификации. Влияние образованиям на способы классификации.

Когнитивные стили. Когнитивные стили как базовые способы категоризации информации. Кросс-культурные исследования полезависимости — поленезависимости. Связь когнитивного стиля с культурой. Проявление когнитивных стилей в культуре.

Проблемы познания в философии и психологии. Связи, параллели, взаимовлияния.

Психология эмоций.

История становления психологии эмоций. Отношение к эмоциональным реакциям в различные исторические периоды. Ценность эмоций как культурный феномен. Теория эмоций Ж.П. Сартра. Информационная теория эмоций П.В. Симонова. Когнитивная теория эмоций С. Шехтера. Теория дифференциальных эмоций С. Томкинса. Современное состояние психологии эмоций. Феноменология эмоциональных явлений. Теория атрибуции возбуждения. Эмоции и тело. Формирование эмоциональной сферы личности. Эмпатия, формирование эмпатии. Проявления эмоций в культуре. Проблема универсальности основных форм эмоциональных реакций.

Влияние культуры на формирование эмоциональной сферы личности. Проблемы развития эмоций в работе «Психология искусства» Л. С. Выготского.

Методы исследования эмоций.

Психосемантика.

Психосемантика как раздел когнитивной психологии сознания. Теоретические основы психосемантики. Понятие ассоциативных связей. Вклад З. Фрейда и К. Юнга в разработку ассоциативных методов изучения содержания бессознательного. Вклад А.Р. Лурия в развитие теоретических основ психосемантики.

Вклад Ч. Осгуда в создание экспериментальной психосемантики. Эксперименты Ч. Осгуда по исследованию синестезии. Основные результаты. Универсальный характер факторов оценки, силы и активности. Интерпретация факторов силы и активности как категорий пространства и времени, предложенная А.М. Эткиндом. Понятие уровневой структуры сознания в психоанализе и теории деятельности А.Н. Леонтьева.

Предмет психосемантики. Задачи психосемантики. Понятие субъективной реальности. Исследование субъективной реальности.

Психосемантика как экспериментальный подход к изучению сознания. Понятие значения и категории. Категориальное значение. Коннотативное значение. Понятие коннотативных и денотативных шкал. Биполярные и униполярные шкалы. Семантические пространства, получаемые при использовании разного типа шкал. Категориальные структуры сознания. Понятие семантического поля. Понятие семантического пространства. Семантическая структура сознания.

Прикладные исследования. Невербальные семантические дифференциалы. Уровневое строение семантической структуры сознания.

Личностные семантические пространства. Психосемантика имплицитной теории личности.

Культура и личность

Основные проблемы связи личности и культуры. Культурная детерминация формирования личности. Связь между психологией и культурой. Вклад культурологии. “Этос культуры” Рут Бенедикт, “основная личностная структура” (А. Кардинер и Р. Линтон), “модальная личность” (К. Дюбуа), модальная личностная структура (А. Инкельс и Д. Левенсон). Представление о культуре как модели личности, редукция психологических феноменов к культурным, (Р.Бенедикт).

Психология личности. Основные подходы в понимании формирования личности. Многообразие точек зрения. Глубинная психология, гуманистическая психология, когнитивная психология, диспозициональная психология.

Психоанализ. Природа культуры в теории психоанализа. Роль культуры в развитии личности. Влияние философии на развитие психоанализа. Влияние психоанализа на развитие философии.

Представление о социо-биологическорй детерминации личности. Защитные механизмы личности. Виды защит. Проявление защитных механизмов на уровне культуры.

Развитие идей классического психоанализа. Теория объектных отношений. М. Кляйн, понятие шизо-параноидной и депрессивной позиции. Зависть и благодарность как базовые переживания. Понятие «частичного» объекта, «хорошего» и «плохого» объекта.

Теория периодизации развития личности младенца М. Малер. Основные стадии. Нормальный аутизм, симбиоз, сепарация – индивидуация. Проявление психологических особенностей каждой стадии в феноменах культуры. Психоаналитическое исследование нормального и отклоняющегося развития объектных отношений Р. Шпитца. Патология объектных отношений. Понятие госпитализма.

Понятие переходного объекта в теории Д. Винникота. Страх распада в структуре личности. Психотическое расстройство как защита. Страх смерти. Проявление страха распада в культуре.

Интерперсональная теория личности Г. Слливана. Структура личности. Понятие персонификации. Прототаксический, паратаксический и синтаксический способ восприятия реальности. Понятие разделенной реальности. Детерминанты развития личности. Тревожность и современная культура.

Теория Ж. Лакана как пример интеграции идей Фрейда, структурной лингвистики, этологии и философии. Реальное, воображаемое, символическое. «Стадия зеркала» как основа идентичности. Понятие Другого в теории Лакана. Философия Ж. Делеза и лакановский психоанализ.

Психология формирования идентичности. Э. Эриксон. Понятие идентичности. Формирование идентичности. Мораторий идентичности. Кризис идентичности. Психологические факторы, влияющие на процесс формирования позитивной идентичности. Спутанная идентичность в современном обществе. Представление об осознаваемой и неосознаваемой идентичности.

Понятие социального характера. Влияние исторической ситуации на идентичность личности. Анализ личность Лютера как пример психо-исторического исследования.

Развитие личности в онтогенезе. Нормативный кризис как механизм развития личности. Взаимосвязь личности и социума.

Гуманистическая психология.

Связь гуманистической психологии и экзистенциональной философии. Представление о целевой детерминации развития личности. Позитивный взгляд на человеческую мотивацию. Понятие «смысла жизни» а теории В. Франкла. Смысл жизни как культурный феномен. Культурно-исторические причины создания гуманистической психологии. Феноменологическая теория личности К. Роджерса. Связь с экзистенциальной философией и феноменологией. Понятие феноменального поля как психологической реальности. Тенденция актуализации. Я-концепция. Переживание угрозы и процесс защиты. Понятие о полноценно функционирующем человеке. Клиент-центрированная терапия и ее распространение. Т-группы и их влияние на культуру.

Личность как когнитивная система.

Представление о личности в теории личностных конструктов Дж. Келли. Понятие «конструкт». Основные принципы формирования конструктов. Принцип биполярности. Принцип проницаемости. Принцип применимости. Системный характер конструктов. Понятие когнитивной простоты и когнитивной сложности. Культурная детерминация конструктов. Конструкты на уровне культурных феноменов. Социальные стереотипы как конструкты. Применение репертуарных решеток как метода исследования индивидуального сознания, в диагностике и консультативной практике. Построение репертуарных решеток, ориентированных на решение частных прикладных задач.

Диспозициональная психология

.

Проблема таксономии и формирования черт личности. Основные диспозициональные теории личности. Понятие черт в теории Г. Оллпорта. Понятие функциональной автономии. Р. Кеттелл и Личностные черты: универсальный или специфический феномен. Результаты кросс-культурных исследований. «Большая пятерка» факторов. Возможность переноса пятифакторной модели на разные языковые и культурные группы. Достоинства и недостатки пятифакторной модели. Проблема исследований национального характера. Устойчивость национального характера и его детерминация.

Методы психодиагностики личности. Возможности применения методов психодиагностики в междисциплинарных исследованиях.

Психология мотивов. Изучение мотивов как изучения психологической детерминации действий человека.

Мотивы и потребности. Основные теории мотивов и мотивации. Природа побуждения к действию. Теории мотивации. Ситуационные детерминанты стимуляции поведения. Теория конфликта. Теория активации. Теория когнитивного баланса Ф. Хайдера. Теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера. Проявление когнитивного диссонанса в социально-культурных феноменах. Использование когнитивного диссонанса. Понятие мотива в теории А. Н. Леонтьева. Потребность и желание в теории Ж.Лакана. Влияние диалектики Гегеля на формирование теории Лакана.

Теория поля К. Левина. Связь личности и ситуации. Понятие «жизненного пространства». Напряженные системы в модели личности. Модель окружения.

Психология агрессии. Основные теории агрессии. Представление об агрессии в классическом и современном психоанализе. Агрессия в теории М. Кляйн. О. Кернберг об агрессии и тяжелых личностных расстройствах. Физиологические основы агрессии. К. Лоренц о биологической основе агрессии. Социальная детерминация агрессии. Фрустрация как предпосылка агрессии. Ситуационные факторы. Культурна детерминация агрессивных реакций. Установки, системы ценностей и агрессия. Анализ агрессии в работах Э. Фромма. Мотив агрессии. Индивидуальные детерминанты агрессии. Тревога и агрессия. Агрессия и тяжелые личностные расстройства. Психопатологические детерминанты асоциального поведения. Гендерная детерминация агрессии. Агрессия в культуре. Проблема управляемости агрессией. Прямые и косвенные формы проявления агрессии.

Помощь и агрессия. Исследование психологических аспектов помощи. Ситуационные факторы. Нормативная установка и помогающее поведение. Сопереживание. Личностные диспозиции. Мотивация помощи и модель ожидаемой ценности.

Социальные мотивы: аффилиация и власть. Мотив аффилиации. Понятие аффилиации. Теории аффилиации. Формирование мотива аффилиации. Культурные детерминанты мотива аффилиации. Мотив аффилиации в культуре. Мотив власти. Теории мотива власти. Культурные детерминанты мотива власти. Психологические основания формирования мотива власти. Виды власти. Проявление мотива власти в культуре.

Мотив достижения. Психологические основы формирования мотива достижения. Модель выбора риска. Мотив избегания неудач.

Средовые факторы формирования мотивов. Культурная обусловленность выраженности и содержания мотивов.

Понятие психологического времени. Психологическое время, его структура и функции. Репрезентация психологического времени. Методы изучения психологического времени.

Социально-культурная природа телесности человека. Феноменология телесности. Образ тела и телесные ощущения. Производность границ тела. Проблема инструментального опосредования в формировании границ тела. «Отчуждение» как деструкция телесности. Семиотика телесности. Смысловое опосредование телесности. Проблема влияния смысла на перцепцию. Психоаналитический подход. Герменевтический подход (Х. Гадамер). Характеристики клинической модели в герменевтике. Школа ‘New look’. Влияние мотивации на восприятие. Концепция «личностного смысла». Семиотическая природа мотива. Смысл телесного ощущения. Проблема «истинности» телесных ощущений. Детерминированность различных форм телесности и телесных ощущений культурой. Психосоматические расстройства. Болезнь и культура. Психология телесности в исследовании тела как феномена культуры.

Проблема генотип-средовой детерминации психики человека как культурный феномен. Результаты экспериментальных исследований. Ф. Гальтон и идеи евгеники. Предшествование евгеники генетике и психогенетике. Современное состояние изученности проблемы. Понятие генотипа и фенотипа. Наследуемость отдельных физиологических и психологических характеристик. Представление о наследственности психических свойств в культуре. «Врожденное» как внутренняя граница субъектности. «Позитивная евгеника» (Ю Хабермас) в современном мире и ее последствия.

Половой диморфизм и гендерная психология. Дискуссия К. Хорни с З. Фрейдом о природе женственности. Утверждение о социальной детерминации фемининности.

Психологические различия, детерминированные биологическими факторами. Психологические различия, детерминированные культурой. Полоролеые стереотипы. Психологические теории маскулинности/фемининности. Маскулинность и фемининность как независимые характеристики. Понятие гендерных схем С. Бем. Многомерность гендерной идентичности в работах Дж. Спенс. Психологические основания содержания полоролевых стереотипов.

Клиническая психология

и культура.

Становление клинической психологии. Клиническая психология в исторической перспективе. Вклад М. Фуко в постановку и изучение проблемы. «История безумия в классическую эпоху» как пример междисциплинарного исследования.  

Понятие нормы и патологии. Психологические подходы к определению нормы. Критерии психического здоровья. Болезнь и личность. Уровни психического расстройства.

Патопсихология и культура. Концепции психопатологии. Модели патогенеза. История кросс-культурных исследований психического здоровья. Emic- и etic — подходы в патопсихологии. Стандартизация диагностики применительно к разным культурам.

DSM – IV и учет влияния культуры. Данные исследования об основных психических расстройствах. Шизофрения. Симптомы и признаки. Нарушения мышления.. Культурно-исторические предпосылки появление стереотипа «шизофреногенной матери» и его судьба. Шизофрения в современной культуре. Преодоление предубеждения.

Аффективные расстройства. Мании. Депрессии. Теории аффективных расстройств. Симптомы и признаки. Межличностно-коммуникативный аспект депрессии.

Тревожные расстройства. Фобии. Симптомы и признаки. Проявления в коммуникативной сфере. Социальная фобия. Фобии в культуре. Фобии и страх. Основные формы страха. Функция страха. Диссоциативные расстройства.

Истерия. Теории истерии. Симптомы и признаки. Проявления в коммуникативной сфере.

Акцентуация характера (А. Леонгард). Литературные примеры. Образ психической патологии в искусстве.

Уровни расстройства. Проявление патологических черт в адаптивном поведении.

Культурно-специфические модели психопатологий. «Гений и безумство» как культурный стереотип. Психологический смысл стереотипа. Психология креативности. Креативность и интеллект: основные результаты исследований. Проблема формирования креативности. Креативность и личностные особенности. Креативность и мотивация.

Патология психики – патология культуры – единство механизмов существования. Условность термина «патология». Феномены проявления патологии в культуре. Деструктивность в культуре.

Место и роль психотерапии в современном обществе. Место теории и практики психотерапии в современном мире. Влияние психотерапии на культуру.

Культурные феномены как предмет психологического исследования.

Социальная психология и культура. Культурные феномены и динамика культурных сообществ как предмет изучения социальной психологии. Специфика социально-психологического подхода. Методы социальной психологии в анализе феноменов культуры.

Вклад отдельных психологических теорий. Культура, искусство и социальная реальность как предмет исследования в классическом и современном психоанализе. Психология религии в психоанализе.

Анализ культуры с позиции психология больших и малых групп и психология социально-политических явлений. Правомерность подхода. «Теория поля в социальных науках» (К. Левин) как приложение гештальтпсихологии к анализу социальной реальности. Прошлое, настоящее и будущее как части психологического поля. Понятие валентностей объектов. Элементы культуры как элемент психологического пространства. Границы в групповой динамике. Постоянство и сопротивление изменению. Социальные поля и фазовые пространства. Методы изменения состояния социального пространства.

Исследование ментальности в школе С. Московичи. Понятие социальных представлений. Структура социальных представлений. «Век толп. Исторический трактат по психологии масс» Модель социального взаимодействия С. Московичи

Психология толпы. Изменения личности в толпе. Деиндивидуация. Когнитивная и аффективная регрессия.

Этноцентризм, характеристика понятия. Исследования этноцентризма (Г. Тэджфел, Дж. Тернер). Факторы, способствующие повышению уровня этноцентризма. М. Шериф, исследование групповых норм. Психология малых групп. Понятие групповой динамики. Теория группового развития (У. Беннис, Г. Шеппард). Двухмерная модель группового развития (Б. Такмен). Трехмерная модель группового развития (В. Шутц).

Структура группы. Межгрупповая агрессия. Теория социальной категоризации (Г. Тэджфел, Дж. Тернер). Лабораторные исследования и социально-психологические процессы в культуре.

Юродивые как культурный феномен. Условность социальной реальности и безусловность правил. Возможность междисциплинарного исследования. Психологический, социально-психологический и культурологический подходы.

Культура как игра – «Homo ludens» (Й. Хайзинга). Психологическая природа игры. Теории игры. Игровая реальность и феномен «переходного объекта» (Д. Винникот). Игра как вид деятельности. Игровая реальность в современном мире. Функции игры в мире взрослых. Понятие игр в теории Э. Берна.

Социальная фасилитация и ингибиция: влияние присутствия окружающих. Конформность как социально-психологический феномен. Причины конформности. Влияние меньшинства на большинство. Исследования С. Московичи. Факторы, способствующие влиянию меньшинства. Проявление влияния меньшинства в культуре.

История психологии и психология истории. Изменение человека в историческом процессе. Возможности исследования методы исследования.

Проблема «патологии культурных сообществ» (З. Фрейд) Исследование трансформаций процессов функционирования знакового опосредования в пространстве культуры, приводящих к формированию патологических форм массового и индивидуального сознания.

Психология искусства. Вклад психоанализа в исследование культуры. Психоанализ искусства Психология кино. С. Жижек. Анализ фильмов А. Хичкока на основе теории Ж. Лакана.

Психология спортивных зрелищ. «Бесплатные» эмоциональные переживания как ценность. Идентичность с группой. Структурирование времени. Формирование субкультуры.

Психология религии. Религиозные сообщества и религиозные чувства как предмет изучения психологии. Психологический и психопатологический анализ религии в работах П.Б. Ганнушкина. Психологические механизмы, проявляющиеся в феномене религиозных верований, религиозного поведения, религиозных сообществ. Психологическая функция веры и конфессиональной принадлежности.

Возможности психологического анализа отдельных феноменов культуры. Психология политики. Психология рекламы. Психология экономических отношений. Психология семьи.

Семинарские занятия

.

Темы семинарских занятий и вопросы для обсуждения определяются в соответствии с темами исследований слушателей.

Литература.

Винникот Д. Игра и реальность. М., 2002.

Коул М. Культурно-историческая психология. М., 1997.

Левин К. Теория поля в социальных науках. СПб., 2000.

Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. Избранные психологические произведения. В 2-х тт. Т. 2. С. 94-232. М., 1983.

Лурия А.Р. Язык и сознание. М., 1979.

Петренко В.Ф.. Психосемантика сознания. М., 1997.

Пиаже Ж. Инельдер Б. Генезис элементарных логических структур. М., 2002.

Психология и культура. / Под. Ред Д. Мацумото. «Питер», 2003.

Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. СПб., 1999.

Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М., Прогресс, 1987.

Фромм Э Анатомия человеческой деструктивности. М.1994.

Эриксон Э. Молодой Лютер Психоаналитическое историческое исследование. М., 1996.

Тема

Количество часов

 

 

лекции

семинары

самостоят.

работа

всего

Введение. Междисциплинарный подход в гуманитарных науках.

2

     

Культура и основные психологические процессы

4

2

   

Культура и личность

4

2

   

Культурные феномены как предмет психологического исследования.

4

2

   
проведение детских праздников киев http://abpg.com.ua/catalog/group/5502-prezentacii.html . Изготовление опор освещения светотехническая продукция опоры освещения изготовление. Используются технологии uCoz

К психологии культуры | Anthropology

Хотя словосочетание «психология культуры»
совсем недавно вовлечено в научный оборот, но за ним скрываются традиции и прототипы, сформировавшиеся главным образом в конце XIX- начале ХХ вв. на стыках философии культуры, этно- и исторической психологии, философии языка и лингвистики, культурантропологии и психоанализа, а также под воздействием дисциплин исторического, социологического и культурологического циклов. Утверждать, что психология культуры в качестве специализированной дисциплины уже приобрела права гражданства в сообществе научных знаний было бы преждевременно. Но неотчетливость ее предметных границ, понятийная новизна, искомость и «неоформленность»
изучаемых в ней явлений, свойств, отношений, эффектов и процессов не могут служить основанием для пренебрежительного отношения к психологическим размышлением о культуре. Скорее, предметная расплывчатость психологии культуры является поводом более пристального и активного внимания к обсуждению тех понятийных признаков, которые подпадают, так сказать, под ее юрисдикцию. Уточнение представления о психологии культуры в статусе культурологической дисциплины сопряжено с обсуждением новых способов, средств, форм, приемов анализа, отличных от традиционных.
В зависимости от каких основополагающих понятий оказывается психология культуры, каков характер ее целей, задач и методов, в чем заключаются ее дисциплинарные особенности с учетом места и роли, которую она выполняет в общем составе культурологического знания. Эти и смежные с ними вопросы в самом первом приближении задают пределы наших рассуждений на темы психологии культуры. Если сослаться на опыт современных разработок, прямо или косвенно тематизирующих психологию культуры, то можно назвать ключевые понятия, которые с большей или меньшей степенью позволяют приблизиться к раскрытию ее предметных особенностей. К их числу обычно относят психологические значения культуры (с учетом исторических, регионально-национальных и многих других особенностей), понятия личности, сознания, бессознательного, самосознания, эмоций, памяти, воли и т.п., а также — вопросы соотношения психологии культуры с исторической, социальной и общей психологией, с дисциплинами антропологического цикла (культурантропологии, социальной и философской антропологии и др.), ряда других смежных понятий (например, понятий языка, речи, общения, диалога, игры и др.). Конечно, осознавая всю сложность, трудоемкость, объемность и искомость культурпсихологической темы и относящихся к ней основных понятий, я попытаюсь лишь сделать очень сжатое введение в эту тему.
Традиционный взгляд на культуру, как правило, опирался на понятийные ресурсы ассоциативно-эмпирической психологии. Исследования культуры не смогли избежать всепроникающего воздействия её идей и методов, которому подверглись к концу XIX века практически все сферы человеческих знаний. Феномен, известный под названием психологизма, поразил даже математику, логику, физику, другие естественные науки, не говоря уж о философии, социальных, исторических и, вообще, о гуманитарных знаниях. Лишь в начале ХХ века всеобщая «вакцинация»
наук, выразившейся в критике психологизма, приостановила эпидемию психологизации знаний. В частности, у исследователей культуры удалось сформировать устойчивую антипсихологистическую установку. Методологическая несостоятельность психологизма, означавшего применительно к изучению культуры редукцию ее особенностей к значениям психологических терминов, становится притчей во языцех. Но, как это часто бывает, в пылу критических атак на психологизм познавательное значение психологии было нивелировано. Сторонники антипсихологизма не заметили, в частности, как «утопили»
в своей критике продуктивную идею о роли психологии в познании культуры. Столь удручающее положение дел не могли не осознать даже самые яростные критики психологизма (например, Э.Гуссерль). На протяжении целого ряда лет попытки прояснить психологическую обусловленность и психические свойства культуры встречались в штыки критиками психологизма. И все же оказалось, что последовательный антипсихологизм, как философско-методологическая позиция в культурологии, обречен, ибо он с неизбежностью превращается в «безжизненный»
взгляд на культуру — культуру без души. В самом деле природу культуры трудно понять, если орган ее творения — человеческая душа — ампутирован. Сегодня уже ясно, что тезис о психологизации познания культуры, — утверждение, нелепее которого трудно было что-либо предположить.
Конечно, психологический взгляд на культуру зависит от того, как мы ее понимаем. Если культура — это творчество, опыт бытия и жизнедеятельности людей во всем разнообразии своих конкретных значений, то она укоренена в человеческих отношениях, в их психологии с присущими им индивидуально-личностными возможностями. Психология связывает культуру с творчеством и жизнью людей. Культура — это все, что создано человеком. Природа остается естественным условием обитания человека, тогда как культура составляет искусственное, созданное им самим условие собственного бытия. Cultura отличается от Natura, как искусственное от естественного. Культура оказывается той реальностью, которая опосредствует отношения человека с природой. Культура отличает образ жизни человека от образа жизни любых других живых существ. Сама культуротворческая роль человеческой психики находится под постоянным воздействием культуры. Поэтому вряд ли можно серьезно отрицать связи психики и культуры. Само собой разумеется, что это вовсе не означает сведение особенностей культуры к психологическим понятиям. Просто понятия и принципы психологии приобретают значение предельных оснований культуры, оживляя, обогащая и разнообразя ее смысловые выражения.
Психологическая тематизация культуры состоит в наделении ее значений жизненными качествами человеческой души. Здесь скорее подразумевается воссоздание психологического образа культуры и легитимности ее психологических достоинств. Риск «упорядочить и идентифицировать»
культуру с точки зрения психологии велик. Частично он оправдывается имеющимся опытом психологического анализа таких феноменов культуры, как искусство, религия, наука, политика и др., давно зарекомендовавшим себя своей исследовательской продуктивностью, а также опытом этнической и исторической психологии. Поэтому правомерность психологического взгляда на культуру обоснована не менее и не более, нежели чем, например, правомерность психологического взгляда на историю или общество. А опыт исторической и социальной психологии подтверждает, что различительные ресурсы и когнитивная чувствительность психологической гипотезы в познании культуры обладают большими возможностями.
Психические свойства обнаруживаются в любых сферах культуротворчества. К какому бы аспекту культуры (историческому, социальному, религиозному, художественному, аксиологическому и т.п.) ни обратиться, прямо или косвенно соприкасаешься с их психологическими истоками. Психологическая систематизация культуры отличается высокой специфичностью, при которой задача развести отдельные дисциплинарные аспекты встречает серьезные затруднения и становится, порой, просто неразрешима. Если отвлечься от конкретных психологических значений культуры, то психология рассматривает опыт человека в качестве опыта его культуры. Психологический взгляд на культуру не означает утрату предметно-понятийных особенностей ее разнообразных явлений и форм. Опыт психологического изучения культуры последних лет обогатился новыми идеями, содержащими в себе междисциплинарные возможности. Таковы, например, структурные и гештальт-модели культуры, функциональные модели культуры прагматического и бихевиористского толка, системные и когнитивные принципы психологии культуры, понятийно-психологический каркас феноменологического, антропологического, герменевтического, и экзистенциального языков культуры, а также психоаналитические, психосемиотические, психосемантические и другие дисциплинарные версии культуры1. Любая из названных психологических моделей и дисциплинарных версий культуры, а также психологические основания современных философских языков культуры существенным образом отличается от традиционных психологии культуры с характерными для нее ассоциативно-эмпирическими особенностями.
Разговор о психологии культуры с необходимостью предполагает уточнение понятия «культурная психология» 2. Как человеческая психика способна порождать явления культуры, так культура благотворно сказывается на формировании и развитии психики. Идея взаимообусловленности психических и культурных механизмов бытия и жизни человека считается сегодня одной из самых продуктивных в методологии культурологических знаний. Подтверждением этому служат аргументы культурно-исторической концепции психологии Л.С.Выготского и ее новейшие интерпретации. Если культурная психология — это дисциплина, изучающая роль культуры в психической жизни человека, то психология культуры, напротив, — дисциплина, изучающая психологические особенности культуры. Дисциплинарные различия психологии культуры и культурной психологии нельзя не заметить. Можно, например, говорить о психологической «нагруженности»
явлений культуры, отдельных культур и культуры в целом, ибо все они «нагружаются»
психическими качествами не только своего «изготовителя»
и «носителя»,
но и «рассчитываются»
на психологию своего потребителя — зрителя, воспринимающего культуру. Я имею в виду восприятие культур других исторических эпох нашими современниками, восприятие культур Востока людьми западной культуры (и наоборот, восприятие культур Запада восточными народами), восприятие каких-то конкретных памятников и явлений культуры, восприятие текстов, художественных произведений и т.п.

Столь же оправданы рассуждения о культурно-исторических свойствах человеческой психики. В них элементы психологии культуры тесно переплетаются с понятиями исторической и этнической психологии. В свою очередь, эволюционно-историческое измерение бытия человека раскрывает культуротворческую роль его психики. Фило- и онтогенетические значения культуры выражают ее связи с психикой и телом человека. Будучи понятием «надбиологическим»,
культура глубоко укоренена в недрах антропосоциогенеза и тесно связана с телесным опытом человека. Психоантропологический подход к культуре позволяет понять ее место и роль в жизни человека3. Процессы культурной дифференциации (также, как, впрочем, и процессы культурной интеграции) человеческой жизни бесконечно разнообразны. Значения культуры в целом и значения каждой культуры в отдельности имеют свои языки и дискурсы, в терминах которых выражает себя человек и любые человеческие сообщества. Именно в дискурсах собственных культур люди могут осознавать себя и воспринимать других, ощущать себя личностями, быть свободными.

Опыт культуротворчества составляет предмет психологии культуры. В этом опыте взаимосвязаны трансцендентальные (всеобщие и необходимые) и индивидуально-эмпирические условия существования культуры. Трансцендентальность опыта культуротворчества воплощается в разнообразии дискурсов, выражающих историческую преемственность культур и синхронные межкультурные связи. Индивидуальность и личностность культуротворческого опыта указывают на его психологические предпосылки. Культуры отдельных эпох и народов — в значительной мере обусловлены психологической специфичностью этих исторических эпох и народов. «Застывшие»
в культурах черты есть результат различий в опыте жизни и поведении отдельных людей, сообществ, живших в определенные эпохи. Разнообразие дискурсивного опыта людей подтверждается не только их исторической и социальной ограниченностью, но и предметными особенностями психологии отдельных феноменов культуры (психологии религии, психологии науки, психологии искусства, психологии политики и т.п.).

Стремясь унифицировать представления о культурах, исследователи очень часто прибегают ко всякого рода шаблонам, например, к унифицированной модели культурной эволюции Западного мира, и сообразуют с ней развитие других культур. Просчеты подобных культурологических схем очевидны, ибо в них нивелируются исторические, региональные и т.п. особенности всего остального мира культур. Средствами исторических наук удается сравнить отдельные культуры, ограниченные как рамками одной и той же эпохи, так и разнесенные по разным временам. Сравнительно-исторический взгляд на культуру открывает ее в значении всеобщего механизма накопления, хранения и передачи жизненного опыта людей. Подобный взгляд на культуры выявляет их индивидуальность, неповторимость и уникальность. С наибольшей полнотой эти качестве культуры обнаруживаются в творчестве человека, личности. Именно личностно-творческие значения культуры представляются современному человеку более понятно, наглядно, чувственно. Они глубоко коренятся в истории “бессознательных” архетипов и благодаря их “секретной” работе осуществляется трансляция и порождение культур. Значимость личного творчества в культуре трудно переоценить. Но чем дальше от нас отстоят культуры прошлых эпох, тем заметнее в них утрата личностных черт.

Личностное начало в психологии культуры проявляется в том, что каждый индивидуум имеет собственные убеждения и желания, интересы и устремления, что для каждого из нас одни вещи значат больше или меньше, чем другие. Понятие личности принадлежит к тем психологическим универсалиям, которые служат основанием для сравнения различных культур как в пространственном (например, западные и восточные культуры), так и в историко-временном аспектах Универсалии, подобные понятию личности, позволяют усматривать в разнообразии культур их духовное, психологическое единство. С личностью связывают сосредоточение когнитивных, мотивационных, эмоциональных, волевых, мнемических и других индивидуальных черт в культурах. Таковы, например, расхождения между пониманием личности в восточной (например, японской) и западной культурах. В японской культуре делается гораздо меньший упор на уникальность и автономность личности. Интенция понятия личности обращена вовне, на другого, на группу лиц, на общество. Тогда как западноевропейская специфика предполагает направленность личность вовнутрь — сосредоточенность на внутреннем мире человека. Всякое “Я” в японской культуре ничего не значит вне обязанностей перед обществом. Я определяется только во взаимодействии с другими людьми, Взаимоотношения с людьми определяют тебя и дают возможность определить других.

Зависимость культуры от воспринимающей личности составляет ее важнейшее психологическое качество. Каждое индивидуально-личностное восприятие культуры (или какого-то явления культуры) создает свой собственный дискурс о ней (о нем). В таком дискурсе культура конструируется как бы заново — реконструируется ее история, переструктурируются ее традиции, обнаруживаются новые черты. Именно с подобными «перцептивными»
дискурсами культуры имеет дело психология культуры. В них можно ввести фрагменты других культурных дискурсов, формируя многомерный дискурс культуры. При этом под восприятием подразумевается психическая деятельность человека, на основе которой интегрируются акты сознания, бессознательного и речи. Восприятие какого-либо явления культуры или какой-то культуры включает элементы познания, оценки, волевых усилий, памяти, неосознаваемые и бессознательные действия. Восприятие сопровождается актами и состояниями сомнений, убежденности, страха, восхищения, радости и многими другими психологическими универсалиями.

Соотношение психологии и культуры конкретизируется в соизмеримых с ними понятиях человека, опыта, психики, языка, творчества, сознания, ценности, эмоций, воли, памяти, игры, диалога и т.п.4 Будучи всеобщим и необходимым способом бытия человека, психика пронизывает и регулирует всю его повседневную жизнедеятельность, любые отношения общения и познания. Различение психологических дискурсов культуры проистекает из разных «региональных источников»
человеческой психики. Речь идет о таких известных различиях психической организации, как структуры сознания, бессознательная психика и психосоматические структуры с характерными для каждой формы языковыми (речевыми, знаковыми, символическими) значениями. Кроме того, весьма заметно социально-психологическое влияние коммуникативных (интерсубъективных) способов организации сознания, бессознательного и психосомы. В психологических дискурсах культуры, определяемых особенностями структур сознания, можно расставлять акценты в зависимости от того, имеем ли мы дело с когнитивными структурами (например, перцепция, мышление или воображение), эмоционально-ценностными структурами (например, акты переживаний), волевыми структур (например, принятие решений) или структурами памяти с присущими им значениями прошлого опыта и традиции. Тот факт, что в психологических характеристиках культуры (отдельных культур или отдельных явлений культуры) может доминировать когнитивный, эмоциональный (ценностный), волевой или мнемический дискурс, вовсе не исключает их взаимосвязи. Сошлюсь на примеры когнитивного дискурса в психологических моделях культуры Л.Леви-Брюля (психология первобытного мышления и первобытной культуры), эмоционального дискурса в философии культуры В.Дильтея (проблема переживания как оценки и переоценки ценностей культуры), волевого дискурса в концепции культуры Ф.Ницше (конструктивные и деконструктивные значения воли в апполонийском и дионисийском началах культуры соответственно), мнемического дискурса в культурологических рассуждения М.М.Бахтина и А.Я.Гуревича (понятие хронотопа культуры).

Все явления культуры, как правило, порождены человеком при непременной конструктивной роли сознания. Но большая часть того, что воспринимается нами в культуре находится за порогом осознания, в области подсознательных, неосознаваемых и бессознательных актов психики. Главное достоинство языков психологии культуры заключается в том, что их ресурсы не ограничены рациональным строем этнических или национальных языков, а выражают многие телесно-психические и психические акты жизни, общения и познания в терминах соответствующих им свойств. Культуротворческая работа протекает в формах личностных и коллективных значениях бессознательного. Научное открытие, художественное произведение или религиозная вера в значительной степени обусловлены психическими ресурсами бессознательного (интуитивных операций, переживаний, усилий, воспоминаний). Психоаналитические принципа анализа культуры, сформулированные З.Фрейдом, положили начало построению новых моделей психологии культуры. Идея бессознательного превратилась в одну из психологических универсалий, на которой строится понимание культуры. Сегодня вряд ли у кого-то возникнут сомнения в том, что необходимая полнота понимания культуры возможна сегодня только при учете той универсальной роли, которая отводится нынче идее бессознательного.

Человеческая душа в ее сознательных, бессознательных и телесных измерениях, определяющих координаты места творения культуры, настолько труднодоступна, что, порой, сложно отделить психологические корни культуры от «кроны»
самих явлений культуры. Вопрос о происхождении культуры с необходимостью предполагает обращение к ее психосоматическим истокам. С антропогенетической точки зрения культура продуцируется психосоматическими константами в то же время она сама оказывает на них непосредственное влияние. Так, по-видимому, роль психосоматических структур органов осязания, вкуса, обоняния, слуха и зрения, кинематические возможности рук, головы, значение органов речи и знаковость тела в становлении культуры трудно переоценить. Во всяком случае не замечать их культуротворческую роль нельзя, ибо с них начиналась культура. Помимо того, что психосоматические константы обусловили культуру в антропогенетическом смысле слова, они располагают всеми необходимыми ресурсами (энергетическими, информационными, операциональными и др.) восприятия культуры (отдельных культур, явлений культуры и т.п.).

Известно, что в культурологии особое место занимает типологический анализ культур. В качестве критериев выделения типов культуры используются социальные, исторические, психологические и более частные принципы (если речь идет об отдельных явлениях культуры. Но вряд ли можно найти такой тип культуры (в различных типологиях культуры), который бы исключал обсуждение его психологических особенностей. Так, например, по мнению, П.А.Сорокина5, современная западная культура, — преимущественно чувственная, а ее сегодняшний кризис заключается в разрушении свойственных ей идеалов и норм, в иррационализации жизни и маргинализации культуры. Психологические типы культуры могут отличаться от ее, например, исторических, социологических или политических квалификаций глобальными масштабами времени. Так, тот же П.А.Сорокин в своей психологической типологии культуры тщательно прописывает особенности «идеационального»,
«сверчувственного»
типа Средневековой культуры и «чувственного»
типа культуры Нового времени. Он подчеркивает, что переход от монархии к республике, от капитализма к коммунизму совершенно незначителен по сравнению с заменой одного фундаментального психологического типа культуры на другой. По мнению П.Сорокина, единство всякой великой культуры заключается в ее главной ценности. Бог, в частности. составлял главную ценность, на которой основывалась западноевропейская культура Средних веков. Все значения Средневековой культуры прямо или косвенно выражали этот фундаментальный религиозно-ценностный принцип. Господствующие нравы и обычаи, образ жизни и структуры сознания, архитектура и скульптура (бывшие «библией в камне»), литература, живопись, музыка, философия и наука — во всем ощущался пиетет божественных ценностей и отрицательного отношения к чувственному миру человека, его телу, богатству, радостям жизни и т.п. Психическая ткань явлений Средневековой культуры пропитана сверхчувственностью и сверхрациональностью опыта веры, мистического опыта.

Переход к Новому времени сопровождался разрушением психологических оснований идеациональной, сверхчувственной культуре Средневековья и формированием психологии новой культуры. Чувственная культура Нового времени возникает на психологии чувств как светская культура, противоположная религиозной. Чувственное отношение к миру определило ценностные приоритеты новой культуры. Реально только то, что мы видим, слышим, осязаем с помощью наших органов чувств. Сверхчувственная реальность уступила место чувственной реальности природы. Согласно П.А.Сорокину, психологические типы сверхчувственной и чувственной культур можно обнаружить в любых цивилизациях и в любых исторических периодах и обществах.

Завершая по необходимости краткое введение в область понятий о психологии культуры, выражу уверенность в то, что многие проблемы культуры поддаются обсуждению только с помощью ее дисциплинарных средств.

  • [1] См., например, психологические интерпретации культуры в кн.: Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретации культуры. СПб., 1997.
  • [2] Подробнее о культурной психологии см.: Коул М. Культурно-историческая психология: наука будущего. М., 1997.
  • [3] См.: Марков Б.В. Философская антропология: очерки истории и теории. СПб., 1997, гл. 2.
  • [4] См., например, о соотношении языка и культуры в кн.: Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1996; об игровом элементе культуры — в кн.: Хёйзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. М., 1992.
  • [5] Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992, с. 425- 504.

Влияние культуры и пола на личность

Культура человека является одним из наиболее важных факторов окружающей среды, формирующих его личность (Triandis & Suh, 2002). Психологи личности заинтересованы в понимании роли, которую культура играет в развитии личности. Исследования, изучающие вариации личностных черт в разных культурах, показывают, что существуют как универсальные, так и культурно-специфические аспекты, которые объясняют эти вариации.

Термин культура относится ко всем верованиям, обычаям, идеям, поведению и традициям конкретного общества, которые передаются из поколения в поколение.Культура передается людям через язык, а также через моделирование поведения, и она определяет, какие черты и поведение считаются важными, желательными или нежелательными.

Внутри культуры существуют нормы и поведенческие ожидания. Эти культурные нормы могут диктовать, какие черты личности считаются важными. Исследователь Гордон Олпорт считал, что культура оказывает важное влияние на черты характера, и определял общие черты как те, которые признаются в рамках культуры.Эти черты могут варьироваться от культуры к культуре в зависимости от различных ценностей, потребностей и убеждений. Положительные и отрицательные черты могут определяться культурными ожиданиями: то, что считается положительной чертой в одной культуре, может считаться отрицательной в другой, что приводит к различному выражению личности в разных культурах.

Рассмотрение культурных влияний на личность важно, потому что западные идеи и теории не обязательно применимы к другим культурам (Benet-Martinez & Oishi, 2008).Существует множество свидетельств того, что сила личностных черт различна в разных культурах, и это особенно верно при сравнении индивидуалистических культур (таких как европейская, североамериканская и австралийская культуры) и коллективистских культур (таких как азиатская, африканская и южная). Американские культуры). Люди, которые живут в индивидуалистических культурах , склонны полагать, что независимость, конкуренция и личные достижения важны. Напротив, люди, живущие в коллективистских культурах , склонны ценить социальную гармонию, уважительное отношение и групповые потребности выше индивидуальных.Эти ценности влияют на личность разными, но существенными способами; например, Ян (2006) обнаружил, что люди в индивидуалистических культурах проявляли более личностно-ориентированные черты личности, тогда как люди в коллективистских культурах демонстрировали более социально ориентированные личностные черты.

Во многом так же, как культурные нормы могут влиять на личность и поведение, гендерные нормы (поведение, которому мужчины и женщины должны соответствовать в данном обществе) также могут влиять на личность, подчеркивая разные черты разных полов.

Представления о подходящем поведении для каждого пола (мужского и женского) различаются в зависимости от культуры и со временем меняются. Например, агрессия и напористость исторически выделялись как положительные черты мужской личности в Соединенных Штатах. Между тем покорность и забота исторически считались идеальными женскими чертами. Хотя многие гендерные роли остаются неизменными, другие со временем меняются. В 1938 году, например, только 1 из 5 американцев согласился с тем, что замужняя женщина должна зарабатывать деньги в промышленности и бизнесе.Однако к 1996 году 4 из 5 американцев одобряли женщин, работающих в этих областях. Этот тип изменения отношения сопровождается поведенческими сдвигами, которые совпадают с изменениями в ожиданиях черт и сдвигами в личной идентичности мужчин и женщин.

Влияние гендерных ролей на выражение личности

Гендерные роли могут определять, какие качества считаются положительными или желательными. Эти черты меняются от культуры к культуре.

Существует три подхода, которые можно использовать для изучения личности в культурном контексте: культурно-сравнительный подход, подход коренных народов и комбинированный подход, который включает элементы первых двух подходов.

  • Культурно-сравнительный подход направлен на проверку западных представлений о личности в других культурах, чтобы определить, можно ли их обобщить и имеют ли они культурную ценность (Cheung van de Vijver, & Leong, 2011). Например, исследователи использовали культурно-сравнительный подход, чтобы проверить универсальность пятифакторной модели Маккрея и Косты. Они нашли применение во многих культурах по всему миру, причем черты Большой пятерки стабильны во многих культурах (McCrae & Costa, 1997; McCrae et al., 2005).
  • Подход коренных народов возник в результате доминирования западных подходов к изучению личности в незападных условиях (Cheung et al., 2011). Поскольку западные оценки личности не могут полностью охватить личностные конструкции других культур, местная модель привела к разработке инструментов оценки личности, основанных на конструкциях, относящихся к изучаемой культуре (Cheung et al., 2011).
  • Третий подход к межкультурным исследованиям личности — это комбинированный подход , , который служит мостом между западной и местной психологией как способом понимания универсальных и культурных вариаций личности (Cheung et al., 2011).

10.8 Культурное понимание личности — вводная психология

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Обсудить личностные различия людей из коллективистской и индивидуалистической культур
  • Обсудить три подхода к изучению личности в культурном контексте

Как вы узнали из этой главы, личность формируется как генетическими, так и средовыми факторами.Культура, в которой вы живете, является одним из наиболее важных факторов окружающей среды, формирующих вашу личность (Triandis & Suh, 2002). Термин культура относится ко всем верованиям, обычаям, искусству и традициям конкретного общества.

Культура передается людям через язык, а также через моделирование приемлемого и неприемлемого в культурном отношении поведения, которое либо вознаграждается, либо наказывается (Triandis & Suh, 2002).Помня об этих идеях, психологи-психологи заинтересовались ролью культуры в понимании личности. Они спрашивают, одинаковы ли черты личности в разных культурах или есть различия. Похоже, что существуют как универсальные, так и культурно-специфические аспекты, которые объясняют различия в личностях людей.

Почему важно учитывать влияние культуры на личность? Западные представления о личности могут быть неприменимы к другим культурам (Benet-Martinez & Oishi, 2008).Фактически, есть свидетельства того, что сила личностных черт варьируется в зависимости от культуры. Давайте посмотрим на некоторые из факторов Большой пятерки (сознательность, невротизм, открытость и экстраверсия) в разных культурах. Изучая социальную психологию, вы узнаете, что азиатские культуры более коллективистские, а люди в этих культурах, как правило, менее экстраверты. Люди в культурах Центральной и Южной Америки, как правило, получают более высокие баллы по открытости к опыту, тогда как европейцы получают более высокие баллы по невротизму (Benet-Martinez & Karakitapoglu-Aygun, 2003).

Согласно этому исследованию, внутри Соединенных Штатов также существуют региональные личностные различия (рисунок ниже). Исследователи проанализировали ответы более 1,5 миллионов человек в Соединенных Штатах и ​​обнаружили, что существует три отдельных региональных кластера личности: в кластере 1, который находится в Верхнем Среднем Западе и Глубоком Юге, преобладают люди, которые относятся к «дружелюбным и традиционным» личностям. ; В кластере 2, включающем Запад, преобладают люди более расслабленные, эмоционально устойчивые, спокойные и творческие; в кластере 3, который включает северо-восток, больше людей, которые находятся в состоянии стресса, раздражения и депрессии.Люди, которые живут в кластерах 2 и 3, также обычно более открыты (Rentfrow et al., 2013).

Исследователи обнаружили три различных региональных кластера личности в Соединенных Штатах. Люди, как правило, дружелюбны и условны на Верхнем Среднем Западе и Глубоком Юге; расслабленный, эмоционально устойчивый и творческий на Западе; стрессовые, раздражительные и депрессивные на северо-востоке (Rentfrow et al., 2013).

Одним из объяснений региональных различий является выборочная миграция (Rentfrow et al., 2013). Выборочная миграция — это концепция, согласно которой люди предпочитают переезжать в места, совместимые с их личностями и потребностями. Например, человек с высокой оценкой приемлемости, скорее всего, захочет жить рядом с семьей и друзьями и выберет поселиться или остаться в таком районе. Напротив, кто-то с высоким уровнем открытости предпочел бы поселиться в месте, которое признано разнообразным и инновационным (например, в Калифорнии).

Кроме того, открытость была связана с большей степенью сотрудничества и сотрудничества.В результате люди с высоким показателем этой черты с большей вероятностью будут продуктивными и интеллектуально любопытными. Люди с высокими показателями невротизма с большей вероятностью будут испытывать трудности с обработкой информации; было обнаружено, что эта черта отрицательно коррелирует с невротизмом. Известно, что представители культур Центральной, Северной и Южной Америки склонны к сотрудничеству. Канада также демонстрирует высокие показатели открытости, поскольку, как было показано, канадцы способствуют продуктивности в групповых условиях (Komarraju, Karau, Schmeck, & Avdic, 2011).

Многие люди с высоким уровнем открытости применяют стратегию контроля просоциальных ресурсов. Это включает в себя более чуткое отношение к другим и желание помочь нуждающимся, ожидая взамен вознаграждения. Они также более склонны к самомотивации. Калифорния известна своим разнообразием и сетями для знакомства с новыми людьми, что объясняет, почему кто-то с высокой открытостью поселился там (Zeigler-Hill, Southard, & Besser, 2014).

ЛИЧНОСТЬ В ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКИХ И КОЛЛЕКТИВНЫХ КУЛЬТУРАХ

Индивидуалистические культуры и коллективистские культуры делают акцент на различных базовых ценностях.Люди, живущие в индивидуалистической культуре, склонны полагать, что важны независимость, конкуренция и личные достижения. Люди в западных странах, таких как США, Англия и Австралия, имеют высокие показатели индивидуализма (Oyserman, Coon, & Kemmelmier, 2002). Люди, живущие в коллективистских культурах, ценят социальную гармонию, уважительное отношение и потребности группы выше индивидуальных. Люди, живущие в странах Азии, Африки и Южной Америки, имеют высокие показатели коллективизма (Hofstede, 2001; Triandis, 1995).Эти ценности влияют на личность. Например, Ян (2006) обнаружил, что люди в индивидуалистических культурах проявляли более личностно ориентированные черты личности, тогда как люди в коллективистских культурах демонстрировали более социально ориентированные личностные черты.

ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ЛИЧНОСТИ В КУЛЬТУРНОМ КОНТЕКСТЕ

Есть три подхода, которые можно использовать для изучения личности в культурном контексте: культурно-сравнительный подход ; местный подход ; и комбинированный подход , который включает элементы обоих представлений.Поскольку идеи о личности имеют западную основу, культурно-сравнительный подход направлен на проверку западных представлений о личности в других культурах, чтобы определить, можно ли их обобщить и имеют ли они культурную ценность (Cheung van de Vijver, & Leong, 2011). Например, вспомните из предыдущего раздела о перспективе черт, что исследователи использовали культурно-сравнительный подход для проверки универсальности пятифакторной модели Маккрея и Косты. Они нашли применение во многих культурах по всему миру, причем черты Большой пятерки стабильны во многих культурах (McCrae & Costa, 1997; McCrae et al., 2005). Подход коренных народов возник как реакция на доминирование западных подходов к изучению личности в незападных условиях (Cheung et al., 2011). Поскольку западные оценки личности не могут полностью охватить личностные конструкции других культур, местная модель привела к разработке инструментов оценки личности, основанных на конструкциях, относящихся к изучаемой культуре (Cheung et al., 2011). Третий подход к межкультурным исследованиям личности — это комбинированный подход, который служит мостом между западной и местной психологией как способом понимания универсальных и культурных вариаций личности (Cheung et al., 2011).

СВОДКА

Культура, в которой вы живете, является одним из важнейших факторов окружающей среды, формирующих вашу личность. Западные представления о личности могут быть неприменимы к другим культурам. Фактически, есть свидетельства того, что сила личностных черт варьируется в зависимости от культуры. Индивидуалистические культуры и коллективистские культуры делают акцент на различных базовых ценностях. Люди, живущие в индивидуалистической культуре, склонны полагать, что важны независимость, конкуренция и личные достижения.Люди, живущие в коллективистских культурах, ценят социальную гармонию, уважительное отношение и потребности группы выше индивидуальных. Есть три подхода, которые можно использовать для изучения личности в культурном контексте: культурно-сравнительный подход, подход коренных народов и комбинированный подход, который включает в себя оба элемента обеих точек зрения.

Артикулы:

Текст Психологии Openstax Кэтрин Дампер, Уильям Дженкинс, Арлин Лакомб, Мэрилин Ловетт и Мэрион Перлмуттер под лицензией CC BY v4.0. https://openstax.org/details/books/psychology

Упражнения

Обзорные вопросы:

1. Соединенные Штаты считаются ________ культурой.

а. коллективистский

г. индивидуалист

г. традиционный

г. нетрадиционный

2. Концепция, согласно которой люди предпочитают переезжать в места, совместимые с их личностями и потребностями, известна как ________.

а. выборочная миграция

г. личностно ориентированная личность

г. социально ориентированная личность

г. индивидуализм

3. Люди, которые живут в коллективистских культурах, скорее всего, ценят все следующее, ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ

а. Личное достижение

г. Уважение

г. Социальная гармония

г. Потребности большинства

Вопросы критического мышления:

1. Почему важно учитывать влияние культуры на личность?

Персональные вопросы по заявкам:

1. Согласно работе Рентфроу и его коллег, личности не распределяются случайным образом. Вместо этого они вписываются в отдельные географические кластеры. В зависимости от того, где вы живете, согласны ли вы или не согласны с чертами, связанными с вами и жителями вашего района страны? Почему или почему нет?

Глоссарий:

культура

выборочная миграция

Ответы к упражнениям

Обзорные вопросы:

1.B

2. А

3. А

Вопросы критического мышления:

1. Поскольку культура влияет на личность, западные представления о личности могут быть неприменимы к людям других культур. Кроме того, западные методы оценки личности могут оказаться неприменимыми при использовании для сбора данных о людях из других культур.

Глоссарий:

культура: все верования, обычаи, искусство и традиции определенного общества

выборочная миграция: концепция, согласно которой люди предпочитают переезжать в места, совместимые с их личностями и потребностями

Ученый-когнитивист показывает, как культура формирует черты личности

Это вопрос, который Смалдино исследует вместе с сотрудниками из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, Университета штата Калифорния Фуллертон и Университета Ричмонда.Их исследование, опубликованное в журнале Nature Human Behavior, предполагает, что общества различаются по личностным профилям своих членов из-за разных социологических ниш в этих обществах. Разнообразные ниши в обществе — профессиональные, социальные и другие способы, которыми люди ориентируются в повседневной жизни — ограничивают возможности развития личности человека.

Психологи традиционно полагались на статистически полученные личностные черты «большой пятерки» для структурирования своих исследований: открытость, сознательность, экстраверсия, покладистость и невротизм.

Смальдино и его коллеги подвергают сомнению универсальность этой модели в своей работе, вместо этого исследуя, почему определенные черты, такие как доверие и симпатия или импульсивность и тревога, объединяются вместе, как это происходит в определенных местах.

Исследователи изучили данные о личности из более чем 55 обществ, чтобы показать, что более сложные общества — с большим разнообразием социально-экологических ниш — обычно имеют меньшую вариацию поведенческих черт, что приводит к появлению более широких личностных факторов.Они разработали компьютерную модель для создания смоделированной среды, различающейся по количеству ниш, что продемонстрировало правдоподобность их теории.

«Важность социоэкологических ниш в основном сводится к следующему: сколько способов быть человеком в данной культуре?» — сказал Смальдино. «Какое количество успешных стратегий можно использовать для процветания? Если вы живете в сложном обществе, таком как в богатых частях Америки, существует множество способов быть.

«Независимо от того, насколько вы идиосинкразичны, вы можете найти сообщество, которое вас примет.На другом конце спектра, скажем, в маломасштабном обществе, занимающемся собирательством, ваше поведение будет гораздо более ограниченным. Это влияет на то, как поведение группируется вместе, и на модели, которые проявляются как личностные характеристики ».

(PDF) Культурное влияние на личность

29 ноя 2001 11:10 AR AR146-06.tex AR146-06.sgm LaTeX2e (2001/05/10) P1: GSR

156 TRIANDIS

¥

SUH

Hui CH, Triandis HC, Yee C. 1991. Культурные различия в распределении вознаграждений

: является ли коллекционирование

тивизмом объяснением? Br.J. Soc. Psychol.

30: 145–57

Имамоглу Е.О. 1998. Индивидуализм и коллективизм

лективизм в модели и шкале сбалансированной дифференциации и интеграции

. J. Psychol.

132: 95–105

Ивао С. 1993. Японская женщина: традиционный образ и изменение реальности. Новый

Йорк: Free Press

Айенгар С.С., Леппер М.Р. 1999. Переосмысление ценности выбора

: культурный взгляд на внутреннюю мотивацию

.J. Pers. Soc. Psychol.

76: 349–66

Айенгар С.С., Леппер М.Р., Росс Л. 1999. Индекс

От кого? Взаимозависимость

от кого? Культурные взгляды на группы внутри-

по сравнению с внешними группами. См. Prentice &

Miller 1999, стр. 273–301

Jang KL, McCrae RR, Angleitner A, Rieman

R, Livesley WJ. 1998. Наследуемость фасетных черт

в кросс-культурной выборке близнецов:

поддержка иерархической модели личности

его.J. Pers. Soc. Psychol. 74: 1556–65

Джи Л. Дж., Пэн К., Нисбетт РЭ. 2000. Культура,

контроль и восприятие отношений в среде

. J. Pers. Soc. Psychol. 78: 943–

55

Кагицибаши К. 1997. Индивидуализм и коллективизм

тивизм. В Справочнике межкультурной психологии

, изд. Дж. У. Берри, М. Х. Сегалл, К. Каг —

itcibasi, стр. 1–50. Бостон: Аллин и Бэкон.

2-е изд.

Кашима ЭС, Кашима Ю.1998. Культура и

языка: пример культурного измерения и

личного использования. Дж. Кросс-культовая психология.

29: 461–86

Katigbak MS, Church AT, Akamine TX, 1996.

Межкультурная общность личностных ди-

значений: соотнесение коренных и импортированных

измерений в двух культурах.J. Чел. Soc. Psy-

чел. 70: 99–114

KimH, Markus HR.1999. Devianceor unique-

гармония или соответствие? Культурный анализ

.J. Pers. Soc. Psychol. 77: 785–800

KimU, Triandis HC, KagitcibasiC, ChoiS-C,

Yoon G, eds. 1994. Индивидуализм и лективизм Col-

: теория, метод и приложения.

Ньюбери Парк, Калифорния: Сейдж

Китайма С., Маркус Х.Р. 1999. Инь и Ян

японского «Я»: культурная психология

когерентности личности. В когерентности личности: социально-когнитивные основы

последовательности, изменчивости и организации,

, изд.D Cervone, Y Shoda, стр. 242–301.

Нью-Йорк: Гилфорд

Китаама С., Маркус HR, Курокава М. 2000.

Культура, эмоции и благополучие: хорошее самочувствие —

человека в Японии и США. Cogn.

Эмот. 14: 93–124

Китаама С., Маркус Х.Р., Мацумото Х., №

rasakkunkit V. 1997. Индивидуальные и коллективные процессы в построении себя:

самоусовершенствование в Соединенных Штатах и

Самокритика в Японии.J. Pers. Soc. Psychol.

72: 1245–67

Клюкхон К. 1954. Культура и поведение.

В Справочнике по социальной психологии, изд.

Г. Линдзей, 2: 921–76. Кембридж, Массачусетс:

Аддисон-Уэсли

Кольберг Л. 1981. Очерки нравственного развития —

. Нью-Йорк: Harper & Row

Kohnstamm GA, Halverson CF Jr, Mervielde

I, Havill VL. 1998. Родительские описания

детской личности: возрастные ан-

потомков большой пятерки? Махва, Нью-Джерси: Erl-

baum

KrullDS, Loy MH-M, Lin J, Wang C-F, Chen

S, Zhao X.1999. Фундаментальная ошибка атрибуции: систематическая ошибка соответствия в индивидуальной и коллективистской культурах. Чел. Soc. Psy-

чел. Бык. 25: 1208–19

LaRosa J, Diaz-LovingR.1991.Evaluacionde

autoconcepto: una escala multidimensional.

Rev. Latinoam. Псикол. 23: 15–33

Ли Л., Уорд С. 1998. Этническая принадлежность, идиоцентризм —

аллоцентризм и межгрупповые отношения. J.

Заяв. Soc. Psychol. 28: 109–23

Ли Й-Т, Макколи С.Р., Драгунс Дж. Г., ред.

1999a. Личность и восприятие личности

в разных культурах. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум

Ли Y-T, Макколи CR, Draguns JG. 1999b.

Зачем изучать личность в культуре? См. Lee

et al. 1999a, pp. 3–22

Ли Y-T, Селигман, депутат Европарламента. 1997.AreAmericans

Культурное понимание личности — Психология

OpenStaxCollege

[latexpage]

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Обсудить личностные различия людей из коллективистской и индивидуалистической культур
  • Обсудить три подхода к изучению личности в культурном контексте

Как вы узнали из этой главы, личность формируется как генетическими, так и средовыми факторами.Культура, в которой вы живете, является одним из наиболее важных факторов окружающей среды, формирующих вашу личность (Triandis & Suh, 2002). Термин культура относится ко всем верованиям, обычаям, искусству и традициям конкретного общества. Культура передается людям через язык, а также через моделирование приемлемого и неприемлемого в культурном отношении поведения, которое либо вознаграждается, либо наказывается (Triandis & Suh, 2002). Помня об этих идеях, психологи-психологи заинтересовались ролью культуры в понимании личности.Они спрашивают, одинаковы ли черты личности в разных культурах или есть различия. Похоже, что существуют как универсальные, так и культурно-специфические аспекты, которые объясняют различия в личностях людей.

Почему важно учитывать влияние культуры на личность? Западные представления о личности могут быть неприменимы к другим культурам (Benet-Martinez & Oishi, 2008). Фактически, есть свидетельства того, что сила личностных черт варьируется в зависимости от культуры.Давайте посмотрим на некоторые из факторов Большой пятерки (сознательность, невротизм, открытость и экстраверсия) в разных культурах. Изучая социальную психологию, вы узнаете, что азиатские культуры более коллективистские, а люди в этих культурах, как правило, менее экстраверты. Люди в культурах Центральной и Южной Америки, как правило, получают более высокие баллы по открытости к опыту, тогда как европейцы получают более высокие баллы по невротизму (Benet-Martinez & Karakitapoglu-Aygun, 2003).

Согласно этому исследованию, внутри Соединенных Штатов также существуют региональные личностные различия ([ссылка]).Исследователи проанализировали ответы более 1,5 миллионов человек в Соединенных Штатах и ​​обнаружили, что существует три отдельных региональных кластера личности: в кластере 1, который находится в Верхнем Среднем Западе и Глубоком Юге, преобладают люди, которые относятся к «дружелюбным и традиционным» личностям. ; В кластере 2, включающем Запад, преобладают люди более расслабленные, эмоционально устойчивые, спокойные и творческие; в кластере 3, который включает северо-восток, больше людей, которые находятся в состоянии стресса, раздражения и депрессии.Люди, которые живут в кластерах 2 и 3, также обычно более открыты (Rentfrow et al., 2013).

Исследователи обнаружили три различных региональных кластера личности в Соединенных Штатах. Люди, как правило, дружелюбны и условны на Верхнем Среднем Западе и Глубоком Юге; расслабленный, эмоционально устойчивый и творческий на Западе; стрессовые, раздражительные и депрессивные на северо-востоке (Rentfrow et al., 2013).


Одним из объяснений региональных различий является выборочная миграция (Rentfrow et al., 2013). Выборочная миграция — это концепция, согласно которой люди предпочитают переезжать в места, совместимые с их личностями и потребностями. Например, человек с высокой оценкой приемлемости, скорее всего, захочет жить рядом с семьей и друзьями и выберет поселиться или остаться в таком районе. Напротив, кто-то с высоким уровнем открытости предпочел бы поселиться в месте, которое признано разнообразным и инновационным (например, в Калифорнии).

Индивидуалистические культуры и коллективистские культуры делают упор на различных базовых ценностях.Люди, живущие в индивидуалистической культуре, склонны полагать, что важны независимость, конкуренция и личные достижения. Люди в западных странах, таких как США, Англия и Австралия, имеют высокие показатели индивидуализма (Oyserman, Coon, & Kemmelmier, 2002). Люди, живущие в коллективистских культурах, ценят социальную гармонию, уважительное отношение и потребности группы выше индивидуальных. Люди, живущие в странах Азии, Африки и Южной Америки, имеют высокие показатели коллективизма (Hofstede, 2001; Triandis, 1995).Эти ценности влияют на личность. Например, Ян (2006) обнаружил, что люди в индивидуалистических культурах проявляли более личностно ориентированные черты личности, тогда как люди в коллективистских культурах демонстрировали более социально ориентированные личностные черты.

Есть три подхода, которые можно использовать для изучения личности в культурном контексте: культурно-сравнительный подход ; местный подход ; и комбинированный подход , который включает элементы обоих представлений.Поскольку идеи о личности имеют западную основу, культурно-сравнительный подход направлен на проверку западных представлений о личности в других культурах, чтобы определить, можно ли их обобщить и имеют ли они культурную ценность (Cheung van de Vijver, & Leong, 2011). Например, вспомните из предыдущего раздела о перспективе черт, что исследователи использовали культурно-сравнительный подход для проверки универсальности пятифакторной модели Маккрея и Косты. Они нашли применение во многих культурах по всему миру, причем черты Большой пятерки стабильны во многих культурах (McCrae & Costa, 1997; McCrae et al., 2005). Подход коренных народов возник как реакция на доминирование западных подходов к изучению личности в незападных условиях (Cheung et al., 2011). Поскольку западные оценки личности не могут полностью охватить личностные конструкции других культур, местная модель привела к разработке инструментов оценки личности, основанных на конструкциях, относящихся к изучаемой культуре (Cheung et al., 2011). Третий подход к межкультурным исследованиям личности — это комбинированный подход, который служит мостом между западной и местной психологией как способом понимания универсальных и культурных вариаций личности (Cheung et al., 2011).

Культура, в которой вы живете, является одним из важнейших факторов окружающей среды, формирующих вашу личность. Западные представления о личности могут быть неприменимы к другим культурам. Фактически, есть свидетельства того, что сила личностных черт варьируется в зависимости от культуры. Индивидуалистические культуры и коллективистские культуры делают акцент на различных базовых ценностях. Люди, живущие в индивидуалистической культуре, склонны полагать, что важны независимость, конкуренция и личные достижения.Люди, живущие в коллективистских культурах, ценят социальную гармонию, уважительное отношение и потребности группы выше индивидуальных. Есть три подхода, которые можно использовать для изучения личности в культурном контексте: культурно-сравнительный подход, подход коренных народов и комбинированный подход, который включает в себя оба элемента обеих точек зрения.

Соединенные Штаты считаются культурой ________.

  1. коллективистский
  2. индивидуалист
  3. традиционный
  4. нетрадиционный

Концепция, согласно которой люди решают переехать в места, совместимые с их личностями и потребностями, известна как ________.

  1. выборочная миграция
  2. Личностно ориентированная личность
  3. социально ориентированная личность
  4. индивидуализм

Почему важно учитывать влияние культуры на личность?

Поскольку культура влияет на личность, западные представления о личности могут быть неприменимы к людям других культур. Кроме того, западные методы оценки личности могут оказаться неприменимыми при использовании для сбора данных о людях из других культур.

Согласно работе Рентфроу и его коллег, личности не распределяются случайным образом. Вместо этого они вписываются в отдельные географические кластеры. В зависимости от того, где вы живете, согласны ли вы или не согласны с чертами, связанными с вами и жителями вашего района страны? Почему или почему нет?

Глоссарий

культура
все верования, обычаи, искусство и традиции определенного общества
селективная миграция
концепция, согласно которой люди предпочитают переезжать в места, совместимые с их личностями и потребностями

2.4: Различные культурные факторы, влияющие на личность

Поскольку культура пронизывает все аспекты нашей жизни, количество культурных факторов, которые мы можем изучить при изучении личности, довольно велико. Однако можно выделить несколько основных факторов, которые стали предметом значительных исследований в области психологии. Таким образом, мы кратко рассмотрим четыре основных фактора, которые будут неоднократно повторяться в этой книге: религия , раса , пол и возраст .

Религия как культурное влияние

… религия, в свою очередь, оказывает решающее влияние на все группы и системы культуры, от науки и изящных искусств до политики и экономики. Без знания религии данной культуры или группы — их систем высших ценностей — невозможно понять их основные черты и социальные движения. (стр. 228; Сорокин, 1947)

Существенную важность религии также признали Абрам Кардинер и Роберт Левин, оба из которых, как отмечалось выше, изучали антропологию и психоанализ (см. Kardiner, et al., 1945; Левин, 1973). Как мы увидим в следующей главе, признанный основатель психоанализа Зигмунд Фрейд также уделял большое внимание влиянию религии и религиозного символизма (хотя он не верил в Бога).

Несмотря на важность религии как, возможно, наиболее значимого культурного фактора, существуют различия в степени, в которой формальные религиозные верования и практики являются частью повседневной жизни людей в разных культурах (см. Matsumoto & Juang, 2004).Поскольку большинство психологов не подчеркивали культурные факторы как важный аспект раннего развития этой области (оставляя это антропологам и социологам) и учитывая мощные и убедительные аргументы Фрейда против религии (см. Главу 3), неудивительно, что психология получила не ориентирован на влияние религии на личность. Но это меняется, и, несмотря на роль, которую религия сыграла во многих политических битвах и открытых войнах (как это было на Ближнем Востоке на протяжении тысячелетий!), Религия и духовность также считаются потенциально благоприятными аспектами психологического развития. в целом и развитие личности в частности, в области позитивной психологии (Compton, 2005; Peterson, 2006; Peterson & Seligman, 2004; Snyder & Lopez, 2005).Учитывая важность религии как культурного детерминанта и акцент на культуре в этой книге, мы будем исследовать влияние религии на развитие личности на протяжении всего учебника.

Рисунок \ (\ PageIndex {1} \)

Религия / духовность являются наиболее значительными культурными факторами, влияющими на жизнь людей и их личное развитие. Ислам, буддизм, даосизм, йога, христианство и иудаизм, вместе взятые, представляют религиозные или духовные традиции примерно 5-6 миллиардов человек, большей части населения мира.Показаны некоторые авторские копии Библии, Священного Корана, Беседы Будды, Йога-сутры, Бхагавад Гиты и Дао Дэ Цзин.

Вопрос расы и этнической принадлежности как культурных влияний

С самого начала мы должны столкнуться с тремя возможными альтернативами, поскольку мы рассматриваем концепцию расы: 1) в человечестве существует такая вещь, как раса; 2) в человечестве нет расы; 3) даже если раса в человечестве существует, она не может иметь значения, кроме как люди думают о ней и реагируют на свое представление о ней.(стр. 38; Крогман, 1945)

Хотя религия может быть самым значительным культурным фактором, концепция расы, вероятно, просуществовала еще дольше и, безусловно, является наиболее визуально очевидным фактором. Но так ли это на самом деле? Дело в том, что нет однозначного ответа на вопрос, что на самом деле составляет расу (Крогман, 1945; Линтон, 1936, 1955; Сорокин, 1947). Хотя большинство людей быстро думают о трех основных расах (белых, черных и азиатских), и многие из нас добавили бы четвертую категорию (латиноамериканцы), исследования показали, что на самом деле может быть до 37 различных рас (см. Мацумото. И Хуанг, 2004).Вдобавок генетические исследования показали, что существует больше межгрупповых вариаций, чем межгрупповых, что также предполагает, что раса — не что иное, как социальная конструкция. В качестве альтернативы расе некоторые люди используют термин этническая принадлежность , который идентифицирует группы в соответствии с общностью, такой как национальность, культура или язык. Однако это не решает нашу проблему, поскольку концепция этнической принадлежности страдает теми же проблемами, что и концепция расы (Brislin, 2000; Matsumoto & Juang, 2004; Miller & Garran, 2008; Whitley & Kite, 2006).

Хотя термины «раса» и «этническая принадлежность» часто используются как синонимы «культура», они совершенно разные. В Соединенных Штатах, например, есть большие группы людей, принадлежащих к разным расам, этническим группам, религиям и национальностям, но все они вносят свой вклад в большую культурную самобытность «американцев». Действительно, само понятие Америки как «плавильного котла» не поддается использованию расовой или этнической характеристики американского народа. Этот аргумент, конечно, двоякий. Мы не можем просто называть людей, живущих в пределах Соединенных Штатов Америки, американцами и ожидать, что они похожи во всех других культурных отношениях.Хотя это может показаться довольно запутанным, именно в этом суть. Критическое мышление всегда должно применяться к теориям личности и их применению в широком смысле. Это не означает, что они бесполезны, просто мы должны быть осторожны при интерпретации поведения и личности людей, если они принадлежат к другой культуре.

Хотя этническая принадлежность и раса могут иметь сомнительную ценность как культурные факторы, они порождают два критически важных вопроса. Распространенной проблемой в кросс-культурных исследованиях является этноцентризм , убеждение, что в одной культуре есть правильные верования и обычаи, тогда как в других культурах есть неправильные верования и обычаи (Matsumoto & Juang, 2004; Whitley & Kite, 2006).Такие оценочные суждения мешают объективности кросс-культурных исследований и могут иметь негативное влияние на межкультурное общение. Другая, очень серьезная проблема — это проблема расизма . Как отмечалось в приведенной выше цитате, раса вполне реальна, если люди верят в нее и действуют в соответствии со своим представлением о ней. Мы рассмотрим расизм позже в учебнике. А пока рассмотрим следующую цитату из недавно опубликованной книги под названием «Расизм в Соединенных Штатах: последствия для вспомогательных профессий»:

Расизм превратился в постоянную часть человеческого существования.Его упрямство и несговорчивость расстраивают, а иногда и сбивают с толку. Мы живем в мире, в котором большинство стран подписали декларации Организации Объединенных Наций о правах человека и утверждают, что являются демократическими странами, но при этом существуют многочисленные расовые и этнические конфликты. (стр. xvii; Miller & Garran, 2008)

Пол и культура

Гендер был предметом широкого спектра исследований, из таких книг по поп-психологии, как « Мужчины с Марса», «Женщины с Венеры» (Gray, 1992) и « Самодельный мужчина: путешествие одной женщины в мужское достоинство и обратно». (Винсент, 2006) до таких зловещих названий в академической психологии, как Самая длинная война: гендер и культура (Уэйд и Таврис, 1994).В 2005 году президент Гарвардского университета предположил, что одна из причин, по которой женщин так мало в математике и естественных науках, заключается в том, что им не хватает присущих им способностей. Последовавший за этим шум привел к окончанию его президентского срока в Гарварде и к возобновлению усилий по исследованию причин, по которым немногие женщины преуспевают в математике и естественных науках. Обширное исследование, проведенное бывшим президентом APA Дайан Халперн, не привело к конкретным выводам из-за сложного взаимодействия множества факторов, но при этом стало ясно, что нельзя напрямую винить врожденные / генетические способности (Halpern, и другие., 2007; см. также Barnett, 2007).

Гендер — это отчетливо культурный термин, обозначающий поведение или образцы деятельности, которые данная культура или общество ожидает от мужчин и женщин. Вероятно, чаще всего он используется для устранения различий между мужчинами и женщинами, при этом предполагается, что половые различия приводят к гендерным различиям. Однако очевидные половые различия на самом деле могут быть культурными гендерными различиями, и культуры и общества оказывают значительное влияние на гендерных ролей с самого раннего возраста (Brislin, 2000; Matsumoto & Juang, 2004; Stewart & McDermott, 2004).Тем не менее, некоторые культурные факторы также могут иметь основу в биологической реальности. Например, самцы обычно крупнее и сильнее самок, поэтому самцам имеет смысл охотиться и вести войны. Женщины беременеют, а затем кормят грудью младенцев, поэтому им имеет смысл позаботиться о раннем уходе за детьми. Однако остается неясным, как это привело к тому, что человек приобрел больший контроль и престиж в обществе, тем более что это не всегда так (Wade & Tavris, 1994). Кроме того, пожилые мужчины часто занимаются уходом за детьми после того, как их дни охоты / воина остались позади, что еще больше усложняет проблему.

Среди различий между мужчинами и женщинами, которые кажутся довольно обычными в разных культурах и которые могут проистекать из половых различий, — это агрессия и упор на отношения. Мужчины обычно более агрессивны, а женщины, кажется, больше сосредоточены на отношениях с другими людьми. В соответствии с этими тенденциями женщины обычно уступают мужчинам, особенно в ситуациях, которые могут быть конфронтационными. Это также приводит к конфликту между мужчинами и женщинами из-за их трудностей в общении, отсюда и популярность книги Джона Грея, предполагающей, что мужчины и женщины с совершенно разных планет.Учитывая статус мужчин, проблемам, которые эти гендерные различия создают для женщин, обычно не уделяется много внимания. Однако Карен Хорни (см. Главу 8) и совсем недавно женщины из группы Stone Center (см. Главу 9) добились больших успехов в изменении этой ситуации. Мало того, что члены Stone Center Group предоставили ряд сборников работ по психологии женщин (Jordan, 1997b; Jordan, Kaplan, Miller, Stiver, & Surrey, 1991; Jordan, Walker, & Hartling, 2004), там также являются учебниками, посвященными исключительно предмету (например,г., Матлин, 2004).

Старение в культурном контексте

Возраст используется так же регулярно, как и пол, для разделения людей в обществе. Все общества признают по крайней мере три возрастные группы: дети, взрослые и пожилые. Детство обычно делится на раннее детство и юность. У каждой группы разные права, обязанности, роли и статус (Линтон, 1936; Сорокин, 1947). Иногда они могут вступать в конфликт. Например, у команчей, как и у большинства равнинных племен в Северной Америке, взрослый мужчина должен был быть воином, тогда как старика уважали за его мудрость и мягкость.Переход от воина к старику был очень трудным, и люди команчи часто надеялись умереть в битве, чтобы избежать перехода. Те, кто был вынужден совершить переход, становились очень опасными противниками для молодых людей, переходящих из детства во взрослую жизнь, и часто старики убивали молодых людей, когда могли (из чистой зависти). Двигаясь даже после старости к смерти, существует множество обществ, в которых мертвые остаются в сознании членов сообщества, а умершим родственникам и героям даже поклоняются.В некоторых культурах отношения с умершими являются очень важной частью повседневной жизни (Linton, 1936).

На протяжении истории, по мере того как общества менялись, менялись и способы, которыми они обращались и заботились (или не заботились) о пожилых людях. Хотя современная индустриализация коррелирует со значительно большей продолжительностью жизни, такие драматические культурные изменения благоприятствуют молодым людям, которые могут легче адаптироваться к изменениям. Кроме того, промышленно развитые общества обычно перекладывают часть ответственности по уходу за престарелыми с семьи на государство.Любопытно, что это снимает ответственность за пожилых людей с той самой семьи, о которой эти пожилые люди заботились и вырастили сами! Единственная область, в которой пожилые члены сообщества, вероятно, сохранят свой статус лидера, — это религия и связанные с ней ритуалы (Holmes, 1983; Johnson & Thane, 1998; Schweitzer, 1983).

Дэвид Гутманн, один из первых геронтологов, интересовавшийся влиянием старения на личность, сосредоточил свою карьеру на изучении мужчин в четырех культурах: типичное американское население (в той степени, в которой такое существует), навахо в Соединенных Штатах. Штаты, как равнинные, так и высокогорные майя в Мексике и друзы в Израиле (см. Gutmann, 1987, 1997).Одна из самых интересных реалий, с которой он начинает, — это признание того, что человеческий вид — единственный, в котором пожилые люди остаются активными намного дольше своего репродуктивного пика. Какие возможные эволюционные преимущества это дает нашему виду? Гутманн считает, что наши старшие играют уникальную роль в обществе, тем самым обеспечивая существенные преимущества для расширенной семьи и общества, особенно для молодежи. В самом деле, Гутманн указывает на то, что уникальность человека заключается в том, чтобы отдавать предпочтение окончанию продолжительности жизни, как детству, так и старости, по сравнению с серединой жизни, когда репродуктивная способность находится на своем биологическом пике.Однако, как мы отмечали выше, переход к старости не всегда бывает легким, и это приводит к некоторым уникальным изменениям личности, связанным со старением.

Начало старости знаменуется зрелостью детей, так что взрослому человеку больше не нужно заботиться о своих детях. Таким образом, и мужчины, и женщины могут начать выражать те аспекты своей личности, которые были отложены, чтобы взаимно облегчить воспитание детей. Следовательно, гендерные роли часто расслабляются или даже в некоторой степени меняются местами.Особенно значительным изменением для мужчин, у которых больше нет физической силы, чтобы быть воинами (или заниматься физическим трудом своего сообщества), является то, как они стремятся к господству над своей жизнью. У молодых людей есть способность стремиться к активному мастерству , они стремятся к автономии, компетентности и контролю. Пожилые мужчины должны стремиться к пассивному мастерству, — через адаптацию и приспособление. Старейшие люди должны полагаться на магического мастерства. Мир становится одним из потенциальных поставщиков и потенциальных хищников.Они полагаются на примитивные защитные механизмы, и исполнение желаний становится синонимом реальности. Их отношение к миру отмечено чувством уязвимости (Gutmann, 1987, 1997). Легко понять, как они будут в значительной степени полагаться на религию и обещание сверхъестественного существа для защиты и вечной награды, тем самым склоняя их к участию в религиозной практике, которое естественным образом привело бы к определенной степени уважения или, по крайней мере, признания. как религиозные лидеры. Конечно, степень, в которой общество обеспечивает своих старейших членов, например, посредством пенсионных пособий, окажет значительное влияние на этот процесс старения.Тем не менее, Гутманн нашел доказательства этих изменений в стиле мастерства среди мужчин в господствующей Америке, а также в культурах навахо, майя и друзов.

Вопрос для обсуждения : В какой степени религия, раса, пол и возраст были важными факторами в вашем личном развитии (в настоящее время или в прошлом)? Что, по вашему мнению, будет самым важным в вашем будущем развитии?

Обсуждение степени культурной интеграции

Еще два важных фактора усложняют роль культуры в формировании нашей личности.Во-первых, это степень интеграции человека в свою культуру и наоборот. Как указывает Сорокин, крайне редко индивид либо полностью интегрирован в свою культуру, либо вообще не интегрирован в нее (Сорокин, 1947; см. Также Кардинер и др., 1945; Линтон, 1936). Таким образом, культура обеспечивает рамки, в которых возможны индивидуальные различия, но в то же время всегда будет некая последовательная основа для понимания людей в рамках данной культуры.Это становится особенно важным при рассмотрении кросс-культурных исследований, поскольку может быть разумным сделать некоторые общие предположения о человеке из другой культуры, но мы также должны быть готовы к их собственному уникальному изменению как личности в этой культурной группе.

Второй важный фактор — культурные феномены не существуют изолированно. Например, пол и раса / этническая принадлежность влияют на то, как человек адаптируется к процессу старения (см., Например, Arber, Davidson, & Ginn, 2003; Barrow, 1986; Calasanti & Slevin, 2001; Cool & McCabe, 1983; Holmes, 1983 г.).Гендер также взаимодействует с расой / этнической принадлежностью при определении реакции на групповую психотерапию (Pack-Brown, Whittington-Clark, & Parker, 1998) и / или адаптации к жизни в качестве студента из меньшинства в кампусе большинства (Levey, Blanco, & Jones, 1998). Религия считается настолько важным фактором в афроамериканском сообществе, что ее роль вызывает особый интерес (см., Например, Belgrave & Allison, 2006; Taylor, Chatters, & Levin, 2004). Очевидно, что можно найти гораздо больше примеров, и дело в том, что по мере развития человека, когда на него влияют многочисленные культурные факторы, и каждый фактор интегрируется в большей или меньшей степени, потенциал индивидуальных личностных различий огромен, даже если общий эффект специфической культуры или общества состоит в том, чтобы направлять его членов к определенным основополагающим тенденциям, которые становятся характерными для членов этой культуры.

Вопрос для обсуждения: Являетесь ли вы или кто-нибудь из ваших знакомых далек или не связан с культурой вашей семьи или вашего сообщества? Если да, то какие проблемы это создает для вашей личности? Если нет, дает ли ваша культурная интеграция чувство целостности?

Как личность влияет на культуру — видео и стенограмма урока

Культура и личность

Хотя Кендра и Ким ходят в школу вместе, они принадлежат к очень разным культурам , которые представляют собой социальные или социальные группы людей и их общие обычаи, традиции и верования.Например, Ким выросла в стране, культура которой подчеркивает достоинство женщины заботливой и кроткой, в то время как Кендра выросла в культуре, где от женщин ожидают, что они будут сильными, жесткими и серьезными.

Многие исследования показывают, что культура может влиять на личность. Часто люди обладают так называемой статусной личностью , то есть человеком, личность которого соответствует ожиданиям в рамках культуры. Например, культура Ким поощряет женщин быть тихими и заботливыми, и вот как она оказалась.У нее статусная личность. Точно так же культура Кендры ожидает, что женщины будут сильными и крутыми, и она соответствует этим ожиданиям, поэтому у нее есть статусная личность.

Но что происходит, когда у человека нет статусной личности? Например, что, если Кендра жила в обществе, где женщин поощряли быть кроткими и тихими, а не откровенными и предприимчивыми? Конечно, это может вызвать стресс у вовлеченного человека, особенно если его общество заставляет его действовать культурно приемлемым образом, но отличным от того, на что похож этот человек.

Как мы видели, культура может влиять на личность, но личности, не имеющие статуса, также могут изменять культуру. Например, многие женщины в Америке и других западных странах ориентированы на карьеру, предприимчивы и откровенны. Это изменило культуру: раньше женщины должны были быть тихими и кроткими, но теперь большая часть Америки признает, что женщины могут быть откровенными и предприимчивыми. Женщины, чьи личности не были статусными личностями, такие как Амелия Эрхарт, помогли изменить культуру.

То же самое можно сказать и о других аспектах жизни общества. Подумайте, насколько другой была бы наша культура, если бы такие люди, как Соджорнер Трут или Малкольм Икс, не вырвались из статусных личностей цветных или если бы такие люди, как Харви Милк или Джон Ф. Кеннеди, не использовали свою личность, чтобы изменить отношение к культуре. к геям или католикам.

Избранные культуры

Культура часто определяется случайно: рождение в определенном месте или в определенное время или принадлежность к определенной расовой, этнической или гендерной группе находится вне нашего контроля.Кендра не хотела рождаться в своей культуре, а Ким не выбирала свою.

Есть аспекты нашей культуры, которые мы не можем изменить. Раса, этническая принадлежность, гендерная идентичность и сексуальная ориентация — все это части нас, которые находятся вне нашего контроля. Но есть некоторые аспекты нашей культуры, которые мы можем изменить. Например, человек может изменить свою религию или нацию, в которой он живет. Аспекты нашей культуры, которые мы решили изменить, являются частью нашей выбранной культуры .

Чтобы понять выбранную культуру, давайте подумаем о Кендре.Она сильная, откровенная и предприимчивая. Что, если бы она родилась в стране, культура которой не одобряет эти черты характера у женщин? Она могла оставаться в этой стране всю свою жизнь, или она могла выбрать переехать в страну, которая принимает сильных и откровенных женщин. Если она решит переехать, ее новая страна станет частью выбранной ею культуры.

Краткое содержание урока

Личность — это то, что делает человека тем, кем он является. В психологии это часто рассматривается как черты, которые определяют нас и отличают нас от других. Культура — это общественные или социальные группы людей и их общие обычаи, традиции и верования. Статусная личность — это тот, чья личность соответствует ожиданиям в рамках культуры.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.