Личностное пространство: Личное пространство — Психологос

Содержание

Личное пространство — Психологос

У каждого человека есть свое: свои вещи, свои интересы — и свое личное пространство. Личное пространство — это пространство, которое человек рассматривает как свою собственность, а проникновение туда — как угрозу себе и покушение на то, что ему принадлежит.

«Мне неприятно, когда ты машешь руками перед моим носом!» «Ну что ты стоишь сзади меня, дышишь мне в затылок — это меня напрягает!»

Личное пространство — данность или артефакт?

​​​​​​​Представление о «личном пространстве» имеет корни в «наследстве», доставшемся человеку от животного мира. Этолог Конрад Лоренц, связывал наличие индивидуальной дистанции у стайных животных с их агрессией. «Хорошим примером тому служат скворцы, которые рассаживаются на телеграфном проводе с правильными промежутками, словно жемчужины в ожерелье. Дистанция между каждыми двумя скворцами в точности соответствует их возможности достать друг друга клювом.

Непосредственно после приземления скворцы размещаются случайным образом; но те, которые оказались слишком близко друг к другу, тотчас затевают драку, и она продолжается до тех пор, пока повсюду не установится «предписанный» интервал, очень удачно обозначенный Хедигером как индивидуальная дистанция», — писал он. Если же животные ведут себя не агрессивно, они в индивидуальной дистанции не нуждаются. Лоренц пишет: «Вообще же для стайных животных типично отсутствие какой бы то ни было агрессивности, а вместе с тем и отсутствие индивидуальной дистанции. Сельдевые и карповые косяковые рыбы не только при беспокойстве, но и в покое держатся так плотно, что касаются друг друга». Учитывая, что наши далекие предки относятся скорее к стайным животным, люди, как род, по своим биологическим предпосылкам в индивидуальной дистанции обязательным образом не нуждаются. Или, по другому: нуждаются ровно настолько, насколько ожидают агрессию в свою сторону.

Насколько сегодня человек остается агрессивным животным, нуждающимся в защитной дистанции? У маленьких детей в благополучных семьях до какого-то возраста отсутствуют переживания дискомфорта, когда посторонний человек подходит к ним близко, совсем близко, трогает их за нос или тепло шлепает по попе. Я проверял неоднократно. Последний раз вчера. Результат — нуль-реакция. Дети не любят грозные лица и угрожающих движений, от такого они отодвинутся, а само по себе «нарушение персонального пространства» им, похоже, неведомо и безразлично.

Однако семьи бывают разные, да и сами дети — не всегда ангелы. И не удивительно, что исследования, проводившиеся с детьми ясельного и детсадовского возраста, показали предпочтения детей играть вместе на определенной дистанции (сорок сантиметров для пятилетних детей). При этом была выявлена некоторая закономерность: «дети высокого ранга, мальчики и девочки, имеют меньшую индивидуальную дистанцию, чем дети низкого ранга» — ранг определялся на основе этологических критериев доминирования в игровой, предметной, коммуникативной деятельности. Естественно: если они приставали первыми и не боялись ответной агрессии, для них дистанция была в меньшей степени актуальной.

Фильм «Ликвидация»

Ну и какое персональное пространство здесь нужно Давиду Гоцману, если с ним рядом друг Фима? Фима, как друг, имеет прямой доступ к его телу.
скачать видео

Что касается взрослых людей, то закономерности остаются те же.

Когда какая-либо мама прочитала, что у нее есть личное персональное пространство, она конечно с этим согласилась, но в эту минуту к ней прибежала дочка, крепко ее обняла, повисла у нее на шее и попросила у нее клубничку из холодильника. Мама может разрешить, может запретить, но ни одна нормальная мама не будет в этот момент переживать на тему нарушения дочкой ее персонального пространства… Рядом с дочкой, для дочки у мамы персонального пространства — нет. Если рядом близкий друг или родные люди, никакого личного пространства обычно не отмечается. Тут все свои, бояться нечего.

А вот в группах и обществах, где возможность агрессии более вероятна, одновременно более актуальна необходимость защиты и, соответственно, тема личного пространства. То же характерно для тревожных людей, готовых видеть опасность со стороны окружающих там, где ее может и не быть.

Чем более невротичен человек, тем более ему хочется быть защищеннее от чужих, хочется иметь побольше персональное пространство — и одновременно тем менее он способен на своем персональном пространстве настаивать, плохо умеет его защищать. Чем более неуверен в себе человек, тем более актуально для него личное пространство. Чем человек более тревожен, тем он хуже чувствует себя. когда кто-то чужой подходит к нему близко и особенно сзади. Напротив того, для уверенных в себе людей, живущих в окружении людей цивилизованных, не склонных к немотивированной агрессий, тема защиты и личного пространства — малоактуальна.

В связи с этим у меня есть гипотеза, что для современных людей персональное пространство – скорее артефакт, фикция, как когда-то «теплород», а разговоры о персональном пространстве — только феномен современной культуры и поглаживание тревожного читателя. Думаю, что величина персонального пространства — это вежливое, политкорректное именование величины нашего с вами невротизма. Размер личного пространства – прямой показатель тревожности, а объем личного пространства — красивое название объема личных страхов человека.

Сказать: «Девушка, ну что вы такая нервная, не надо дергаться, когда кто-то находится рядом с вами!» — это невежливо и обидно, а сформулировать: «Да, вы правы, каждый человек имеет свое персональное пространство, куда другим вторгаться непозволительно!» — солидно и даже как-то душевно. Вот так эта обманка и прижилась.

Впрочем, на персональном пространстве настаивают не только тревожные люди, эта тема актуальна и для людей, утверждающих свой статус. Человек с поведением «Я — Хозяин!» любит захватывать пространство вокруг себя: когда садится, ставит широко ноги, раскидывает широко руки, говорит громко и раскладывает свои вещи так, чтобы ему было свободно и удобно. «Персональное пространство» — также удобный повод отхватить себе еще дополнительное место во вселенной.

Практическое применение знаний о «личном пространстве»

Фильм «12 стульев»

Фильм «12 стульев»

Как определить размер личного пространства собеседника? — Легко, если будете внимательны. Когда вы вторгаетесь в его личное пространство, он вначале немного напрягается, а при повторениях или проявляет недовольство, либо отодвигается от вас.

При общении учитывать размер личного пространства — это то же самое, что соблюдать дистанцию общения.

А что с этим делать? Если вы не хотите делать человеку неприятно — доставьте ему этот комфорт, не вторгайтесь в его личное пространство (без подготовки). Если же, напротив, у вас есть специальная задача создать человеку дискомфортную обстановку (такое бывает нужным при трудных переговорах, когда партнер ведет себя нагло и давит на вас), вы можете начать вторгаться в его личное пространство. Так же поступают те, кто организует давление на собеседника.

Смотрите, как естественно это делает Остап Бендер…

Если вы не готовы идти на открытый конфликт, лучше делать это незаметно и под предлогом заботы.

Например, вы ведете переговоры, сидя за столиком и пьете чай. Начинаете проявлять о партнере заботу: не прекращая беседу, поставили ему поближе вазу с фруктами, придвинули ему сахарницу, положили рядом ему ложечку.

.. Через некоторое время человек оказывается обложенным предметами, начинает испытвать дискомфорт, но причину дискомфорта обычно не понимает. Он сбился, и вы можете перехватить инициативу.

Можно ли преодолевать барьер личного пространства? Да, это бывает и можно, и нужно. Способ, алгоритм тот же, что и для приучения собеседника к касаниям во время общения («получить доступ к телу») — на позитивном фоне общения, постепенно, с отвлечением внимания. Подробнее смотри Касания в общении.

Соотношение «Личного» и «Личностного» образовательного пространства как условие становления универсальных учебных действий студентов Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

ОБРАЗОВАНИЕ

УДК 371.385

СООТНОШЕНИЕ «ЛИЧНОГО» И «ЛИЧНОСТНОГО» ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА КАК УСЛОВИЕ СТАНОВЛЕНИЯ УНИВЕРСАЛЬНЫХ УЧЕБНЫХ ДЕЙСТВИЙ

СТУДЕНТОВ

© 2013 г. М.Н. Ахметова, В.С. Литавор

Ахметова Мария Николаевна -доктор педагогических наук, профессор,

Забайкальский государственный университет, ул. Бабушкина 129, г. Чита, 672007. E-mail: galia. [email protected] com.

Akhmetova Mariya Nickolayevna -Doctor of Pedagogical Sciences, Professor,

Zabaikalsky State University, Babushkina St., 129, Chita, 672007. E-mail: galia. [email protected]

Литавор Вероника Сергеевна -аспирант,

кафедра педагогики,

Забайкальский государственный университет, ул. Бабушкина 129, г. Чита, 672007. E-mail: [email protected]

Litavor Veronika Sergeyevna -Post-Graduate, Department of Pedagogy, Zabaikalsky State University, Babushkina St. , 129, Chita, 672007. E-mail: [email protected]

Ставится проблема перспективы научного подхода к соотношению «личного» и «личностного» образовательного пространства, реализуемому в условиях образовательной ситуации как поля «самодвижения» обучающихся. «Личное пространство» персонализировано. Это -индивидуальный, внутренний мир личности. Он неявный, неосознанный, тайный, «неприкосновенный». «Личностное пространство» — вторично и формируется на основе «личного» как образовательное. Это — воспитательное, информационное и развивающее пространство открытых действий, диалога, дискуссий, «зона творческого развития личности». Именно в нём происходит становление универсальных учебных действий обучаемых.

Ключевые слова: «личное» пространство, «личностное образовательное пространство», универсальные учебные действия обучаемых, «ниша», «образовательная ситуация», образовательная среда.

In the article we raise the problem of perspective of the scientific approach to the ratio of private and personal educational space. This ratio is implemented in terms of the educational situation as a field of self-movement of students. Private space is personalized. This is an individual inner world of a person. It is implicit, unconscious, secret, and inviolable. «Personal space» — is secondary and is generated based on «personal» as an educational. This is the space of open actions, dialogue, discussion, «zone of creative development» of a person. It is there the formation of universal educational activities of students takes place.

Keywords: «private» space, personal educational space, universal educational actions of students, «niche», «image situation», image environment.

Поиском настоящего исследования являет- струирования образовательной ситуации как ся реализация путей прогнозирования и кон- поля самодвижения «личного» и «личностно-

го» пространства обучающихся. Гипотетически можно говорить лишь о перспективах научного подхода, поскольку поставленная проблема имеет множество пока что мало исследованных аспектов рассмотрения. Вырисовываются разные позиции. В.А. Ясвин считает, что каждый субъект образовательного процесса раздвигает диапазон собственных возможностей и перспектив. Это пространственное окружение человека должно быть в определённой мере индивидуализировано. Персонализированное пространство и есть «личное» [1]. Так описывает его и М. Бубер: «Я есть» индивидуальность, «Я таков». Поиски своего «места» в системе человеческих отношений направлены на то, чтобы найти свою «нишу», реализовать индивидуальные способности и устремления [2]. По синергетике, понятие «ниша» рассматривается в аспекте средового подхода. «Ниша» — это определённое пространство возможностей, позволяющее субъектам удовлетворить свои потребности (природные, социальные, культурные). Важно знать пути обогащения окружающего индивида пространства. Так, «ниша», утратившая свою значимость и ценность, может быть восстановлена. Положительные по характеру содержания «ниши» следует популяризировать, осваивая их духовное значение. «Ниши» могут служить средством межнационального общения, интеллектуального взаимодействия. «Ниши» отрицательной направленности следует разрушать, придавая им положительное значение. Таков известный в педагогике опыт «оздоровления» окружающей среды с целью повышения её воспитательного и образовательного влияния [3]. М.Н. Ахметова называет это пространство индивида «зоной творческого развития». Каждый индивид — личность, со своим миром чувств и переживаний. И этот мир уникален и ценен. Обретение знаний и развитие творчества формирует человека-творца, человека-созидателя [4]. Но известный в науке «принцип неопределённости» является следствием конечного состояния системы, трудно преодолимого в связи с тем, что замысел образования порою выходит «за пределы зоны ближайшего развития» и обращается «к перспективе бесконечного развития человека», его «никем не заменимое место» в жизни, как говорит В. П. Зинченко [5, с. 161].

По нашему мнению, такое пространство следовало бы назвать «личностным». Оно по-

стоянно обогащается универсальными учебными действиями (УУД), строится на основе поиска путей самовыражения человеком своего «я». Но в таком случае возникает проблема «внутреннего человека». «Овладеть внутренним человеком, — замечает М.М. Бахтин, -увидеть и понять его нельзя, делая его объектом безучастного нейтрального анализа, нельзя овладеть им и путём слияния с ним, вчув-ствования в него. Нет, к нему можно подойти и его можно раскрыть — точнее, заставить его самого раскрыться — лишь путём общения с ним, диалогически» [6, с. 203]. Так появилось понятие «личного пространства». Это индивидуальный мир личности, ее внутренний мир, не открытый для других. И порою даже для самой личности он может быть неявным, неосознанным, туманным, тайным. Евгений Евтушенко пишет: «У каждого есть тайный, личный мир. // И если умирает человек, // с ним умирает первый его снег // и первый поцелуй, и первый бой — // Всё это забирает он с собой» [7].

Итак, понятия «личного» и «личностного» пространства, безусловно, соотносимы, но не тождественны. Словарь русского языка под редакцией С.И. Ожегова личный мир человека, его личное пространство определяет как «неприкосновенное», а прилагательное «личностный» соотносит со словом «лицо» [8]. У И.В. Христосенко и А.М. Лобка читаем: личностное самопорождение вторично и формируется на личном опыте [9]. А. Маслоу тоже говорит о важности личного пространства человека: «… я ощущаю эвристическую оправданность моей позиции «непреклонной наивности» в начале исследования. Однако многое из того, что я предвидел интуитивно, находит себе подтверждение в исследованиях, цифрах, таблицах и диаграммах. <…> Эмпирически пустой человек, лишённый внутренних подсказок, человек с безголосым «Я», вынужден искать указаний на стороне» [10, с. 41, 46].

З.С. Смелкова называет «личное пространство» «личной территорией». Таков термин антропологии. Он обозначает пространство, которое человек считает своим, как будто оно является продолжением его физического тела, считает А. Пиз. Размером этого пространства интуитивно поддерживается расстояние, на котором человек держится от других, иными словами — удобное для общения. Нарушение

этого расстояния вызывает чувство дискомфорта [11].

А. Пиз выделяет четыре зоны пространственной территории человека:

1) интимная зона. Нарушение её воспринимается болезненно. Проникать в эту зону разрешается лицам, находящимся в тесном эмоциональном контакте с этим человеком

[11, с. 14];

2) личная зона. Это пространство оптимально для разговора с другом. Говорящий и понимающий, как комментирует М.М. Бахтин, вовсе не остаются каждый в своём собственном мире. Напротив, они сходятся в новом, третьем мире, мире общения. Они обращаются друг к другу, вступают в активные диалогические отношения. Понимание всегда чревато ответом. В слове говорящего всегда есть момент обращения к слушателю, установка на его ответ [6, с. 209].

«Личное пространство» позволяет осознать не только окружающий мир и других людей, но оно способствует осознанию себя самого во всей широте психических процессов, свойств и состояний. В этом пространстве формируется образ «я» как сложное явление. Осознанно или неосознанно происходит становление знаний о себе и о том, каким человек хочет и может стать [12]. Эти знания не всегда осмысливаются. Человек может и не знать себя, пока не задаст себе вопрос: «Кто Я такой?» О.К. Тихомиров пишет: «Каждое изменение ситуации характеризуется тем, какой операциональный смысл оно имеет для осуществляющего его субъекта» [13, с. 73]. Заметим: операциональный — значит, творческий, креативный, в отличие от операционного смысла, предполагающего всего лишь операции, фиксирующие предвосхищаемые результаты действия. Развитие операциональных смыслов направлено на изменение смысловой стороны ситуации, прогнозирование её смысла, готовность к поиску.

В «личном пространстве» звучат голоса многих людей, особенно близких. Но возможны и ситуации «спора», «дискуссии» человека с вымышленными людьми или совершенно реальными. «Повсюду — пересечение, созвучие или перебой реплик открытого диалога с репликами внутреннего диалога <…>. Повсюду — определённая совокупность идей, мыслей и слов проводится по нескольким неслиянным голосам, звуча в

каждом по-иному», — так пишет М.М. Бахтин [14, с. 310].

В современном образовании обучающий чаще всего ориентируется на «вовлечение» обучаемого в некое уже подготовленное проблемное поле. Проблемы практически сформулированы, либо они хорошо просматриваются. «Личное пространство», как замечает А.М. Лобок [9], порождает поиск на основе личного опыта, субъективно творческого мышления, в результате чего происходит «личностное самопорождение». На основе этого высказывания и нашей опытно-экспериментальной работы, разделяя точку зрения Л.И. Новиковой [3], выделяем «личное пространство» индивида и его «личностное пространство» как пространство открытых действий, высказываний, дискуссий, выбора. Таково наше понимание;

3) «зона социального общения» — это третья зона, которую выделяет А. Пиз. По нашему мнению, она близка «личностному пространству», «питает» и обогащает его, являясь составляющей образовательного пространства;

4) общественная зона — она также входит как составляющая в образовательное пространство.

Приходим к выводу, что 1-я и 2-я зоны составляют личное пространство индивида. 3-я и 4-я входят в образовательное пространство и призваны обогащать его «личное» пространство. В.А. Пономаренко пишет: «Принципиальная позиция русского духа в области душевного (С. Франк, Ф. Достоевский, Г. Чел-паков, В. Сухомлинский и др.) — сделать крен от чувственно-предметного мира в сторону «изнутри во вне», проникнуть в бесконечную глубину переживания своего «Я» на тяжёлом пути между добром и злом» (курсив наш. -М.А., В.Л.) [15].

На основе сказанного предлагаем нетрадиционный подход по заявленной тематике: ин-тегративное «соединение» разных технологических систем образования возможно на основе обращения к образовательной ситуации как метапредметной универсальной стратегии «живого» знания. «Говорящий и понимающий, — замечает М.М. Бахтин, — вовсе не остаются каждый в своём собственном мире, мире общения, они обращаются друг к другу, вступают в активные диалогические отношения» [14, с. 209]. Мы поставили и попытались решить задачу технологии встроенности

«личного пространства» обучающихся в образовательное в условиях проектирования УУД студентов как перспективу научного поиска. Наше исследование ставит такую проблему, решение которой осложнено многими обстоятельствами. В.И. Загвязинский считает, что задача науки — «за внешним, видимым, являющимся вскрыть действительное, внутреннее движение, т.е. сущность изучаемого» [16, с. 21]. Следовательно, по его мнению, надо попытаться двигаться от внешней структуры к внутренней, а от нее — к сущности, от статистического представления — к анализу динамики процесса. Задача, развёрнутая в процессуальном плане, в живой деятельности и во взаимоотношениях субъектов обучения вместе со средствами и методами осуществления этой деятельности и полученными результатами и составляет структурную единицу учебного процесса — конкретную динамическую учебную ситуацию [16, с. 29]. Мы вводим понятие ситуации образовательной. Являясь ситуативным построением, креативным, выражающим способность порождать необычные цели, отклоняясь от традиционных схем в результате преобразования на основе воображения, образовательная ситуация решает проблему интегративности, сближает и связывает функции разных систем как мета-предметная универсальная стратегия (в отличие от учебной ситуации — как совокупность условий, складывающихся при выполнении действий по усвоению знаний и умений) [4, с. 235 — 239]. Образовательная ситуация представляется нами как личностное пространство обучаемых, порождаемая пространством личным и образовательным (в широком смысле). При этом в образовательной ситуации — один «корень» многих проблем, «гнездо», «пучок» проблем. Но решение их с учётом «встроен-ности» личного пространства в образовательное становится отчасти возможным.

Личностное пространство первого этапа взаимодействия студентов носит, как показывает опыт, адаптивный характер. Образовательная ситуация становится условием проявления терпимости обучаемых, готовности их к смене ролей и деятельности. Универсальное — это категория, обозначающая многомерность, присущую отдельному явлению, способность единичного поворачиваться разными гранями. Это не общее, присущее одному предмету [17, с. 163]. Формируется

устойчивость перед неудачей. На первом этапе происходит становление таких УУД, как способность выделять ведущие проблемы в изучаемом материале, работать индивидуально, в малой группе и коллективно, оказывать помощь. Если будущий специалист видит решаемую проблему как проблему будущей деятельности, Человека и Мира, то эта особенность характеризует его «личное пространство».

На втором этапе личностное пространство студентов обогащается креативными решениями. Образовательная ситуация характеризуется УУД критичности, интуитивным подходом в решении проблемы. Студенты излагают своё мнение, высказывают собственную оценку как версию, догадку решения поставленной проблемы на основе фактов и примеров, фантазируют, представляя, казалось бы, нечто неправдоподобное и невозможное как инновационное видение вопроса.

Третий этап характеризуется творчеством обучаемых как способом личностного существования. В образовательной ситуации личность человека «сама себя определяет к действию, по своим собственным внутренним законам» [18, с. 42].

Возможные вопросы изучения УУД студентов:

1. Можете ли Вы, работая с компьютером, анализировать научные теории? Делать собственный выбор?

2. Умеете ли Вы на основе философского знания доказывать свой выбор в решении проблемы?

3. Видите ли Вы связь новых знаний с традициями прошлого и их устремлённость в будущее?

4. Представляете ли Вы проблему как версию в образовательном поле неизвестного знания человечеству, науке, культуре? Возникает ли желание эту проблему разрешить?

5. Охарактеризуйте, насколько это Вам покажется возможным, своё «личное пространство», закрытое для других (ведёте ли Вы диалог с воображаемым «Другим» или с самим собой? Помогает ли это общение-дискуссия в решении Ваших проблем? Как «личное закрытое пространство» соприкасается с «личностным», открытым пространством Ваших взаимоотношений (Ваш Мир и Мир Другого)? Способствует ли открытость Ваших личностных отношений входить в об-

разовательную ситуацию на равных, решать, думать, проектировать, искать?

Считают, что вступающие в диалог должны иметь разные позиции. Но М.М. Бахтин убедительно доказал, что позиции субъектов диалога могут и не совпадать. Но «поле согласия» может быть установлено. Главное в том, чтобы «живая» речь носила ответный характер. «Конечно, — пишет М.М. Бахтин, -не всегда имеет место непосредственно следующий за выступлением громкий ответ на него: активно ответное понимание услышанного <…>.

Может статься до поры до времени молчаливым ответным пониманием, но это, так сказать, ответное понимание замедленного действия. Рано или поздно услышанное и активно понятое откликнется в последующих речах или в поведении слышавшего» [19, с. 246 — 247]. Молчаливое ответное понимание определённое время «хранится» в личном пространстве индивида.

Таким образом, мир образовательной среды обогащает личностный мир человека и опосредованно — его личный мир. Задача педагога высшей школы — помочь обучающимся углубиться в пространство образовательное, помочь творческой активной позиции каждого в деятельности и общении образовательной ситуации, обеспечить условия становления универсальных учебных действий.

Литература

1. Ясвин В.А. Образовательная среда: от моделирования к проектированию. М., 2001. 365 с.

2. БуберМ. Два образа веры. М., 1995. 468 с.

3. Управление воспитательной системной школы: проблемы и решения / под ред. В.А. Ка-раковского, Л.И. Новиковой, Н.А. Селивановой, Е.И. Соколовой. М., 1999. 264 с.

Поступила в редакцию

4. Ахметова М.Н., Литавор В.С. Версионная идея интегративного «соединения» разных технологических систем образования // Гуманитарный вектор. Чита. Серия профессионального образования. 2012. № 4 (32).

5. Зинченко В.П. Живое знание: Психологическая педагогика. Самара, 1998. 296 с.

6. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979. 320 с.

7. Евтушенко Е. Стихотворения. «Самые мои стихи». М., 1999.

8. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1986. 797 с.

9. Христосенко И.В., Лобок А.М. Психологические маргиналии на полях вероятностного эксперимента. Екатеринбург, 2000. 172 с.

10. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. СПб., 1999. 432 с.

11. Смелкова З.С. Педагогическое общение. Теория и практика учебного диалога на уроках словесности. М., 1999. 232 с.

12. Ахметова М.Н. Феномен «личного пространства» школьника-читателя в условиях интерпретации текста // Учен. записки ЗабГГПУ. Чита. Серия филологии, истории, востоковедения. 2009. № 3 (26).

13. Тихомиров О.К. Психология мышления. М., 2005. 288 с.

14. Бахтин М.М. Собр. соч.: в 7 т. М., 1997. Т. 5.

15. Пономаренко В.А. Образ духа в субъективной жизни человека // Прикладная психология. 1998. № 6. С. 1 — 18.

16. Загвязинский В.И. Теория обучения: Современная интерпретация: учеб. пособие. М., 2001. 192 с.

17. Эпштейн М. Знак пробела: О будущем гуманитарных наук. М., 2004. 864 с.

18. Блонский П.П. Избранные педагогические и психологические сочинения: в 2 т. М., 1979. Т. 1. 276 с.

19. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. 425 с.

21 мая 2013 г.

Как создать комфортное личное пространство :: Здоровье :: РБК Стиль

Право на одиночество и время только на себя

Во многих обществах одиночек принято жалеть и относиться к их ситуации как к вынужденной и временной — как только будет возможность, человек сразу же захочет жить не один, активно общаться с другими людьми, социализироваться на работе и впускать огромное количество людей в свою жизнь. Статья в New Yorker «Я не козел, я интроверт» объясняет, как от нас ждут гиперкоммуникации и социальных поглаживаний против нашей воли, и подобных статей выходит все больше.

Потребность в личном пространстве не зависит от темперамента — просто одиночество пока не является социально одобряемым поведением: если вы ужинаете в одиночестве или ходите в театр самостоятельно, скорее всего, с вами что-то не так — так устроен стереотип. Человек, погруженный в свои мысли, часто подвергается подколам от коллег и студентов. Одинокой женщине почему-то считается нормой сказать: «Ты обязательно кого-то встретишь». Трудовая культура построена на большом количестве вынужденной коммуникации с людьми очень далекими и не всегда приятными. О комфортной сепарации от семьи говорят совсем не так часто, как стоило бы.

Правда в том, что независимо от выбранного образа жизни и особенностей характера каждый человек имеет право на интимное пространство и время только на себя, когда он восстанавливает внутренние ресурсы, а не развлекает, обслуживает и подыгрывает тем, кто вынуждает его общаться. Это становится особенно трудно, когда время поровну распределено на детей, поддержку близких и рабочие обязанности — многие люди в таком случае говорят о медленном выгорании и о том, что не принадлежат самим себе. Очень важно в этой ситуации понять, действительно ли вам всегда требуется общество окружающих людей или от него можно вежливо отказаться фразой: «Простите, мне нужно побыть наедине со своими мыслями». Поход на фильм без компании, ужин в одиночестве, книга вместо соцсетей, десятиминутная растяжка для себя без внешний раздражителей — адекватный выход из такой ситуации.

Ответить себе на вопрос, вы с этими людьми, потому что выбираете это или потому что так получилось, очень нужно для того, чтобы выстроить спокойную и мягкую коммуникацию без чувства вины и ложного долженствования. И если вам нужна помощь близких, чтобы побыть одной и разгрузить свое расписание, не стесняйтесь попросить о самых простых вещах: один вечер посидеть с ребенком, дать вам полежать в ванне, не беспокоить звонками и сообщениями в определенное время, дать вам пообедать в одиночестве.


Что делать. Найти время в течение недели, которое вы посвятите именно себе. Не тратьте его на бытовые дела, вопросы по уходу или заботе о ком-то из близких, попробуйте никуда не ехать и ничего не решать. Пусть это будут 10 минут, но это будет ваше время. В идеале ваше время — без работы, обязанностей и общения — должно находиться каждый день, хотя бы пять минут. Это отличный момент, чтобы вспомнить о своем теле, подышать глубоко, сделать для себя что-то небольшое, полезное и приятное: съесть что-то полезное, прочитать стихотворение, прогуляться, послушать любимый альбом или набрать ванну — все зависит от ваших предпочтений. Со временем выяснится, как питательны эти моменты одиночества, скольким вещам вы в них учитесь и как они помогают заземляться в критические периоды.

Упорядоченные близкие и деловые контакты

То, что времени ни на что не хватает, мы часто в детстве слышали от взрослых и не могли понять, что они имеют в виду. Все просто — пространство возможностей потратить свое время гораздо шире, чем наш временной ресурс, а время давно стало деньгами, которым нужен постоянный счет. Речь не только о четком тайм-менеджменте, который необходим по мере взросления, но и о том, что «успевают все» только в рекламных кампаниях, а никак не в жизни.

Бороться за личное пространство можно в том числе и через упорядочивание общения, причем под упорядочиванием не подразумевается механическое, скучное и функциональное общение — просто к нему тоже нужно подходить с осознанием своих приоритетов. Если по работе и творческим интересам сейчас важнее знакомиться с новыми людьми, то проводить все время с партнером будет прямым противоречием. Если общение с детьми и друзьями вступает в конфликт, необходимо разделить или объединить эти процессы. Если общение с родителями доставляет только боль и дискомфорт, необходимо задуматься над этими отношениями и повторяющимся механизмом вашего конфликта — чаще всего он существует. Если конфликты партнера или ребенка раз за разом перетряхивают ваше расписание и делают вашу жизнь сложной для планирования — это тоже повод для размышления.

Вычеркивайте или сведите до минимума общение с негативными людьми, которые склонны обесценивать вас и других, — даже если «надо». От многих «надо» можно избавиться формальным тоном: токсичные знакомые обычно легко схватывают его и делают выводы. «Обязанность» общаться с кем-то трудным отнимает очень много сил и чаще всего чем-то продиктована: психологической или экономической зависимостью, страхом за будущее или чувством стыда. Подумайте, какие эмоции стоят за большинством отнимающих много вашего времени отношений, и если это эмоции негативные (стыд, страх, боль, чувство вины, усталость), осмыслите роль этих людей в вашей жизни.


Что делать. Лучше всего в контроле за жизнью помогают письменные практики. Ежедневник с расписанием встреч и коммуникаций объяснит, сколько времени вы проводите с другими людьми. Это коммуникации рабочие или личные? Обязательные или добровольные? Много ли времени вы общаетесь виртуально и получаете ли от этого удовольствие? Есть ли рабочее общение, которое можно сократить или сделать продуктивнее? Есть ли личные отношения, которые движутся по одному и тому же расстраивающему вас сценарию? И то, и другое спокойно поддается коррекции, когда вы ставите более жесткие временные рамки. И да, обратите внимание на настройки приватности в ваших социальных сетях — подумайте, какие личные вещи вы сообщаете близким, знакомым или всему миру и не волнуетесь ли вы за свою уязвимость.

© Estée Janssens/Unsplash

Спокойное отношение к эмоциям, время и место их выражать

В недавнем хитовом TED-talk психолог Сьюзан Дэвид рассказывает, какой дискомфорт большинство из нас чувствует от переживания «плохих» эмоций: иногда даже больший, чем от негативных событий. Нас злит и расстраивает наш гнев и наша грусть, мы обижаемся на собственную обиду и склонны испытывать чувство вины, что испытываем чувство вины. Причина в том, что многих из нас не научили дистанцировать универсальные эмоции от собственного характера, а также ругали в детстве за проявление «плохих» эмоций: гнева, обиды, раздражения или усталости.

Тем временем «плохие» эмоции есть у всех, и насильственно замещая их «хорошими», мы загоняем неудовлетворение вглубь себя. Важно в этом случае найти удобное и комфортное пространство для выражения негативных эмоций. Отыграть злость на боксерской тренировке, покричать в пустоту, поплакать в одиночестве, когда очень хочется, не давить в себе гнев, а, например, записать его — с помощью бумаги или клавиатуры.

Принимать, контейнировать, но не выплескивать на окружающих негативные эмоции — важная и очень полезная черта. Как и умение говорить другим: «Оставьте меня, пожалуйста, в покое: я в плохом настроении и сейчас говорить не могу». Переждать бурю, уметь находить ей правильное применение, не травмируя окружающих, — важное чувство. Еще важнее — говорить близким о своих чувствах напрямую в подходящей ситуации, называть свои эмоции в Я-сообщении и не заменять коммуникацию агрессией.

Что делать. Расширенный дневник настроения с описанием эмоций помогает различать палитру состояний. Возьмите бумажный календарь на месяц, разделите каждый день на утро, день, вечер и ночь и заполняйте их специальными цветами — от нейтрального (все хорошо) до яркого (эйфория или гнев). Обязательно пишите и называйте по имени свои эмоции — гнев, раздражение, обида, очарованность, радость, усталость. Вы увидите, какие эмоции связаны у вас с разными событиями и встречами, какие доминируют и какие выбивают вас из колеи. А заодно придумаете системный способ проживать эти эмоции, готовиться к ним и не впадать в отчаяние от их неожиданности. Такой дневник настроения с описанием эмоций — значительный помощник в самоанализе и терапии.

Рабочее место с собственным характером

Не у всех есть возможность выбирать рабочее место, но обжить его и сделать удобным именно для себя невероятно важно. В первую очередь подумайте о том, на какой мебели вы сидите: стол и стул напрямую влияют на осанку, состояние позвоночника и мышечный тонус. Если у вас неудобная мебель на рабочем месте, договоритесь об удобной с работодателем или решите вопрос обустройства сами — удобный стул стоит дешевле сеансов массажа, сорванной спины и возрастных заболеваний.

Подумайте о подставке для ног, комфортном освещении, шумоизоляции: беруши — друг любого сотрудника большой компании. Настройте комфортный звонок рабочего телефона, разберите завал на компьютере и в документах, выберете любимую кружку, приносите на работу вкусные и полезные домашние обеды, держите неподалеку бутылку с водой. Посмотрите, не сидите ли вы под кондиционером, а потому, например, постоянно простужаетесь? Посмотрите на расписание: ваше рабочее время целиком оправданно? Не перерабатываете ли вы? А если да, то по какой причине?

Не все работодатели любят, когда сотрудники приносят личные вещи в компанию, — ответьте себе на вопрос, комфортно ли вам. Окружите себя нужными для хорошего самочувствия вещами: подушкой под шею, удобной сменной обувью (она необходима зимой, если вам жарко в теплой), настольными вещами, если хотите и это уместно (личными фотографиями, блокнотами, ежедневниками). Пусть все вещи в вашем рабочем окружении вызывают у вас ощущение уюта. И если для полного счастья вам нужен настольный цветок, увлажнитель воздуха или книга для вдохновения и это никому не помешает — смело заводите.


Что делать. Проверить рабочее место на предмет соответствия вашим желаниям — и сократить разрыв между мечтой и реальностью через небольшие последовательные действия: от удобной посадки и чистого воздуха в помещении до эстетики и напоминаний о самом любимом и важном для вас.

© Kinga Cichewicz/Unsplash

Дом, в который хочется возвращаться

Иметь собственное жилье — для многих роскошь, а уж тем более квартиру, отвечающую всем запросам. Прислушайтесь к своим ощущениям от дома и подумайте, чего в нем не хватает, а чего, наоборот, слишком много (не забывайте регулярно избавляться от лишнего). Дом, в который хочется возвращаться и где удобно делать важные вещи — невероятная ценность, к тому же достижимая.

Если вам нравится готовить, оборудуйте комфортную кухню. Если вы проводите много времени с книгами, поставьте кресло. Если готовитесь к появлению ребенка, предусмотрите, чтобы квартира подходила и для него тоже. Если это съемное жилье, договоритесь с хозяевами о вашем комфортном пребывании там, вывозе чужих личных вещей с балкона и жилой территории, разгрузите квартиру от лишнего — или приспособьте это для себя.

Если несмотря ни на что ощущения дома нет, подумайте о запахах, освещении, отношениях с соседями или партнером — теми, с кем вы живете. Ведь дом — это не только физическое, но и психологическое пространство, где вы восстанавливаете силы. Кровать, рабочее место, зоны еды и гигиены должны быть или хорошего качества, или очищены от всего лишнего. Несколько очень удобных предметов мебели в скромном интерьере куда лучше, чем ворох не очень оправдывающей вложения ерунды.

Что особенно важно — убирайте сезонные вещи или находите хранилище для них, чтобы очистить жизненное пространство: велосипеды, лыжи, зимняя резина, теплые вещи или пока неактуальная домашняя библиотека могут быть помещены в другое место без ущерба для вашего уюта. Комфортное цветовое решение, хороший свет, запахи и наличие растений влияют на ощущение от дома в неменьшей степени, чем материалы и собственно мебель. Подумайте о том, что в вашем доме у вас должно быть право на то самое личное пространство — важный для вас объект или место, где вам нравится проводить много времени, возможно, связанное с каким-то принципиальным ритуалом. Ванная, кухня, спальня или столовая — это не важно, главное, чтобы в этом месте вы радовались самой себе.


Что делать. Осмотрите жилье на предмет раздражающих недостатков и устраните их первыми. Найдите место в квартире, которое нравится вам больше всего и создает ощущение уюта и спокойствия. Это комната или ее уголок? Как его можно обустроить именно для вас? Небольшими фотокарточками? Любимым запахом или цветом? Купить пальму, или идеальный стул, или кушетку? Плед и любимую подушку? Осветить его красивой лампой? Или просто чаще оказываться в одиночестве, погружаясь в собственные мысли? Это и будет ваше личное пространство, с которого могут начаться большие перемены.  

Личностное пространство ученика. Управление проектированием и реализацией условий становления

Личность ¾ субъект социокультурной жизни, который формируется в череде запланированных и спонтанных событий. В контексте развития нашей школы это значит, что необходимо создать такие условия для раскрытия способностей и задатков ребенка в виде «образовательных событий», которые бы обладали потенциалом целенаправленного личностного совершенствования. Речь идет об индивидуализации возможностей образовательной среды для каждого ребенка ¾ известной трудности массовой школы. Нами осознана необходимость поиска оригинальных решений по формированию субъектного опыта учащихся, основанного на их личном выборе и ответственности за него, на опыте экспертной оценки и конструктивной критики, на творческом поиске, общении и созидании. В качестве эффективного решения мы спроектировали динамическую систему разноуровневых образовательных и воспитательных событий, направленных на личностное образование и развитие субъектов, включенных в них.

Это направление названо «Вместе!». В названии ¾ сгусток смысла планируемых действий: «вместе» ¾ значит вместе с детьми, родителями, учителями. «Вместе» означает не просто факт физического присутствия, но и «со-вместность», «со-бытийность», «со-творчество», «со-участие», «со-переживание». Планируется комплекс мероприятий, в которых может поучаствовать каждый желающий, независимо от возраста, класса, статуса. Главным условием участия является интерес, поиск личностно значимого. Принципиально значимо участие в мероприятии с «нулевой» отметки, т. е. начиная с планирования, содержательного наполнения, подбора ролей, механизмов, правил и т. д. Так мы надеемся решить непростую средовую задачу: наполнить образовательное пространство событиями, значимыми для каждого адресата-участника, в конечном итоге это поможет нашим учащимся обрести в школьной среде свое личностное пространство. При этом мероприятие становится, с одной стороны, событием для конкретной личности, с другой, со-бытием взрослых и детей. В данном случае уместно говорить об активном личностном пространстве, которое подразумевает возможность участия в его созидании, а также возможность встреч с новыми людьми, объектами, явлениями, высокой вероятностью возникновения случая, который может возбудить личный интерес участников взаимодействия к происходящему.

Не вторгайтесь в мою приватность, или Зачем нужно «личное пространство»

Фото с сайта istockphoto.com

В последнее время понятие личного пространства и его границ стало часто обсуждаться, и не только в кабинете у психолога. Однако проблем и страхов в общении между людьми хватает, особенно в условиях большого города. Мы решили прояснить, что же все-таки такое «границы личного пространства», как жить, оберегая его и при этом сохраняя более-менее гармоничные отношения с пространством большого мира вокруг? Психолог Нана Оганесян ответила на вопросы нашего корреспондента.

Проницаемый кокон или бетонный забор?

Термин «личное пространство» говорит нам о человеке, его внутреннем мире и устройстве этого мира. В личное пространство входят наши чувства, взгляды, ресурсы – весь наш внутренний мир со своими эмоциями, мыслями, действиями, а также материальными вещами. Если мы говорим о границах этого пространства, то подразумеваем взаимоотношения с другими людьми. Наличие личного пространства у человека говорит о его душевном здоровье, психологическом состоянии и комфорте.

Личное пространство можно сравнить с коконом в проницаемой оболочке. Нам нужна эта защищенность, которую в идеале базово создают для нас родители. Недаром в детских садах и школах родителям задают вопрос об условиях жизни ребенка, есть ли у него своя комната или уголок. Ребенок, у которого есть возможность ухода в свое личное пространство, как правило, ведет себя спокойнее. Но, в то же время, в период адаптации он более напряжен, потому что в обществе других детей зона его личного пространства сужается. И поэтому некоторые дети не любят, когда  прикасаются к их парте, к их учебникам, вещам. А дети, которые живут в одной комнате с братьями и сестрами, к этому проще относятся. То есть мы сами создаем себе кокон личного пространства, а попадая в неизвестную для нас ситуацию, воспроизводим поведение в этом нашем коконе.

Но кокон кокону рознь – если у ребенка возникает повышенная требовательность к соблюдению этой зоны жизненного пространства, он может превратиться в тюрьму. И тогда тонкие проницаемые стены превращаются в бетонный забор, под который уже приходится делать подкопы, стучаться изо всех сил, пока не откроют. Такое бывает с детьми, которые тяжело и долго болеют. Как правило, у них слишком толстые стены кокона, они нуждаются в социализации.

Что такое социализация? Каждый человек со своим личным пространством приходит в публичное пространство, и здесь нужно «причесать» личные пространства, сделать их единым пространством. Тут каждый человек воспроизводит свой опыт. Ребенок, к которому грубо относятся дома и делают ему резкие замечания, нарушая его личное пространство, как правило, добивается того же от учителя, неосознанно провоцирует его на резкость – иначе он просто не может воспринять информацию. Поэтому очень важно, чтобы родители были откровенны с педагогами, рассказывая о том, как они общаются с ребенком дома, и помогали в обучении ребенка.

Человек сам управляет своими границами

Кокон личного пространства можно модифицировать. Вот, допустим, человек попал в тюрьму, в густонаселенную камеру. У него есть возможность построить отношения: с кем-то – более близкие, с кем-то менее. Он начинает их устанавливать, исходя из опыта своих прежних отношений, личных и социальных, действуя по определенным правилам. И жизнь становится более предсказуемой. А если человек не желает мириться с нарушением своего личного пространства, не желает «подвинуться», жить по новым для него, но неизбежным правилами, он рискует заработать невроз, особенно в реалиях российских тюрем. Парадоксально, но образованные интеллигентные люди обстановку советских лагерей легче выдерживали, легче там уживались, чем уголовники, к примеру.

В любом случае граница личного пространства формируется у нас в голове. И эту границу мы осознанно меняем, расширяем или сужаем в минуты каких-то испытаний, опасностей, экстремальных ситуаций – войны, тюрьмы, терактов. В экстремальной ситуации всегда лучше, если рядом кто-то есть. И во многом именно образование, качество жизни, и конечно, добрые душевные навыки учат человека, позволяют ему, во-первых, раздвигать личное пространство, во-вторых, в неких критических случаях мириться с его резким сужением, непривычными условиями жизни.

Когда у нас есть свое личное пространство, мы обустраиваем его так, чтобы нам было комфортно. Но если наша жизнь резко меняется в силу каких-то непреодолимых обстоятельств или мы сами хотим ее поменять, то мы должны выйти из так называемой зоны привычного комфорта.

Любая перемена в жизни связана с дискомфортом в личном пространстве хотя бы потому, что есть неопределенное ожидание: «А как все будет? Соответствует ли это тому, о чем я думаю?». К примеру, свадьба – хорошее событие, но очень стрессовое. Личное пространство двух семей расширяется. Это значит, что родственники должны сжаться, чтобы впустить нового человека, а новый человек приходит со своими ожиданиями, привычками, со своим пониманием комфорта, он должен вить себе гнездо в новых обстоятельствах. 

Запахи, звуки и социальный статус

Впервые о личном пространстве заговорил американский психолог Эдвард Холл в 1963 году. Он заявил, что расположение одних людей относительно других представляет собой непроизвольные реакции на запахи и звуки, которые источает человек. Кроме того, физическое расстояние между людьми связано и с их социальными взаимоотношениями.

Холл различал четыре зоны, из которых состоит личное пространство: интимную зону, от 0 до 46 сантиметров, – это зона прикосновения, объятий, нашептывания; личную зону – от 46 сантиметров до 1,2 метров, в которую входят близкие люди и родственники; социальную зону – от 1,2 до 3,7 метров; публичную зону – от 3,7–7,6 метров. Но это деление довольно условно, потому что все зависит от культуры и воспитания человека.

Я работала с семьей, где глава – немец, живущий в России. У него русская жена и двое детей. Это совершенно счастливая семья, однако муж никак не мог привыкнуть к крошечной зоне своего личного пространства, которую предоставляла ему Москва. Его добивало, что на дорогах машины слишком близко едут друг к другу. Езда на автомобиле его сильно угнетала – в числе других раздражающих факторов.

 Осторожно, границы сужаются!

Чем выше качество жизни, тем больше у человека личного пространства и запросов на его сохранение. Повышение социального статуса всегда сопровождается увеличением личного пространства.

К примеру, возьмем метро или любой другой общественный транспорт. Для человека, у которого есть возможность передвигаться в автомобиле, вынужденная поездка в метро, в трамвае, в троллейбусе – переживание некоего социального «падения». Тут нарушается личное пространство – много людей, все близко стоят или сидят, слушают музыку, которую не ты выбирал, по-разному пахнут.

Поэтому в метро люди так или иначе отгораживаются друг от друга. Раньше – книжками и газетами, сейчас – планшетами и телефонами. Каждый смотрит в свое «окошко», расширяя через него свое личное пространство. А если ничего нет под рукой, то человек просто закрывает глаза и пытается уйти в себя, уснуть.

А ведь метро – такой же способ передвижения, позволяющий перемещаться из одной точки в другую. Но если людей много, то метро гарантировать комфорт не может. Мы выбираем машину, потому что это коробочка, «домик», где наши границы расширяются. Кроме того, машина – это декларация определенного статуса.

Нарушать границы надо деликатно

Когда человек попадает в ситуацию, где должен вести себя не по своим правилам, – всегда неизбежно нарушение его личных границ. Это наблюдается во всех процессах обучения, воспитания, лечения, практически любого взаимодействия. К примеру, человек тяжело заболел, у него нет возможности двигаться, говорить. Он лежит, за ним ухаживает другой человек. И не всегда это кто-то близкий, это может быть сиделка, которую наняли. И человек практически лишается своего личного пространства, ведь даже физически он больше не может контролировать свою жизнь.

Страх оказаться беспомощным – вообще один из самых распространенных, и когда человек, так боявшийся этого, становится ограниченным в своих действиях, возможностях, он испытывает глубокий стыд, уязвимость. Поэтому с больными, жизнедеятельность которых ограничена, а личное пространство сужено, необходимо быть очень бережными, чуткими. Нужно и словами, и действиями, а главное – отношением стараться убедить больного, что нет ничего страшного в том, когда один человек помогает другому.

Есть целый ряд профессий, которые подразумевают проникновение в наше личное пространство, пересечение личных границ. Возьмем, к примеру, парикмахеров, косметологов, портных. Мы с удовольствием идем на нарушение наших личных границ, допуская, чтобы кто-то, делая массаж, касался нашего тела. Врачи тоже имеют на это право, которое нам и в голову не приходит оспорить. Мы ведь не раздражаемся, когда они говорят нам: «Раздевайтесь» или «Покажите». У них есть мандат на доступ в нашу личную зону.

Разрешение есть и у сиделок. Они для своих пациентов – руки и ноги, поэтому здесь можно говорить о расширении личного пространства через сиделку. Конечно, важно, чтобы и сиделка это тоже понимала.

В одной больнице больные-инсультники жаловались на то, что медсестры и санитарки были резки и излишне эмоциональны в выражении своих чувств по отношению к больным. Тогда руководство больницы пригласило медсестер и санитарок на тренинг: кому-то завязали руку и заставили надеть одежду, кому-то сцепили пальцы и попросили написать письмо. Это делалось для того, чтобы персонал больницы почувствовал, каково людям, которых они обслуживают. И это помогло.

Помощь, о которой не просят, – это насилие

Если человек не просит о помощи, а ему пытаются эту помощь «причинить», то это всегда плохо заканчивается. В этом случае человек, который пытается помочь, декларирует: ты не справляешься, ты не контролируешь ситуацию, ты маленький, инфантильный, не способен, – а я за тебя сделаю. То есть через такую «помощь» человеку дают оценку неуспешности в данном конкретном деле.

С другой стороны, в нашей культуре не принято, чтобы ты был один, когда тебе тяжело. Друзья и родственники должны прийти на помощь. И для того, чтобы требовать «непричинения» себе добра, нужно людям объяснять, что помощь должна быть востребована.

Есть такой мультфильм «Ох и Ах». Один герой, Ах, – живчик, бегает, что-то все время делает. У другого парня по имени Ох – классическая депрессия. Ах заставляет его рубить дрова, убираться – причиняет добро. Так делать нельзя. Получается, что Оху не помогли, а ткнули носом в неспособность жить в таком состоянии. Даже если Ох сделает над собой усилие, то через неделю снова зарастет грязью, будет не чесан и не мыт. Это чисто физическое вторжение в пространство, потому что для того, чтобы что-то изменилось, значимый человек, который все-таки имеет доступ к такому Оху, должен сказать: «Тебе нужна помощь? Хочешь ли ты что-то изменить? Давай поговорим об этом», и тем самым активизировать человека на то, чтобы он в своей жизни навел порядок. Как он это будет делать? При ответе на этот вопрос Оху уже можно предложить помощь.

Порой у нас взрослые, интеллигентные люди начинают человека стресс-интервьюировать, особенно молодых женщин: «Почему ты не замужем? Почему у тебя нет детей?». Это тоже резкое вторжение в личное пространство. И достаточно серьезная проблема. Нужно учить и учиться не задавать интимных вопросов, потому что это нарушение границ.

Учитесь вести переговоры

Россия – страна заботы, но мы не умеем выражать свои чувства словом, несмотря на богатейшую литературу. Нам проще показать другому человеку «видом», что он нам неприятен, чем прямо сказать об этом. Это называется «деструктивное решение конфликта», то есть попытка убежать от решения проблемы, к примеру, резко перестать общаться.

С одной стороны, вы оберегаете свое личное пространство. Но с другой, вы не хотите тратиться на выяснение отношений, их выравнивание. А нужно просто сказать пограничникам на своей территории: «Хорошо, он прошел внутрь, но это не значит, что я не могу ему сказать то, что я думаю». И нужно услышать, что вам ответят. Может состояться диалог, и даже конструктивный, вы можете поменять свое мнение о человеке.

На границе личного пространства можно выстроить трехметровый забор, можно поставить бетонную стену. Но чем проницаемее стена, тем наша защита выше. Кто-то защищается богатством, демонстрацией могущества, агрессией. Но это саморазрушительно.

У каждого человека на границе его личного пространства стоят свои защитники. Конечно, хорошо, когда это – доброжелательность, культура, воспитание, образованность, но люди – разные. И непроницаемый забор, скорее, говорит о внутренних страхах человека, о неумении видеть дальше забора, нежелании двигаться.

Движение вперед – это защита, подкрепленная уважением, милосердием, терпением. Мы должны уметь защищать и свои ценности, и ценности другого человека.

Личное пространство в эпоху Интернета –  миф или реальность?

Многие действительно убеждены в том, что при постоянном контроле со стороны спецслужб  сохранить его практически невозможно. При подобном положении дел человечество рискует потерять обретенную им свободу в личном пространстве.

Возможно, что в будущем окна вашей квартиры не будут закрыты занавесками. Просто в них не будет никакой надобности. Еще не так давно сложно было представить свое жилье без занавесок на окнах, защищавших от любопытных взглядов. Тем не менее, молодые люди в то время считали это мещанством и жили без них, выражая тем самым протест старшему поколению как бы демонстрируя: «Смотрите, нам скрывать нечего!»

На самом деле, стремление отгородиться от остальных было древнейшей потребностью человека. С давних пор первобытный человек использовал массивные стены пещер не только для создания рисунков, но, и прежде всего, для защиты от внешнего мира. Позже появилась необходимость оградить как небольшие домашние постройки, так и мощные замки крепостной стеной. За ними у простых людей были одинаковые условия проживания. Вся семья спала в одном помещении, там же находился домашний скот, благодаря которому в нем сохранялось тепло.

Чтобы находиться в безопасности, человеку приходилось мириться с тем, что он постоянно жил в тесноте и на виду у всех. О приватном или личном пространстве в современном его понимании, т.е. о личной территории, где можно было делать все, что захочешь, тогда не могло быть и речи.

В античный период приватное пространство, производное от латинского слова «privare» — «приватность», означало обособление от общества. Древние римляне в то время высоко чтили любые публичные деяния, которые шли на пользу всему обществу. Все то, что происходило втайне от остальных, напротив, считалось приватным, и поэтому было лишено своей общественной значимости.

У того, кто что-то замышляет, всегда есть что скрывать: это было известно задолго до появления Агентства Национальной Безопасности США. Церковный реформатор Жан Кальвин (1509-1564) считал, что добропорядочный гражданин ничего не должен утаивать от остальных. С этого времени и пошла традиция не занавешивать окна, которая до сих пор существует в Голландии. Если в Германии люди стремились вести закрытый образ жизни, думая о том, как их поведение воспримут другие, то в Голландии, напротив, было принято вести себя иначе, т.е. быть открытыми для всех. Правда, в обеих странах у людей не было свободы выбора.

Лишь в эпоху Возрождения наши предки стали осознавать себя как личность, как индивидуальность. Появление в дальнейшем книгопечатания  позволило всё большему количеству людей получить доступ к книгам. Вначале это был лишь узкий элитарный круг, имевший образование и принимающий участие в обсуждении общественных проблем. В отличие от бедных людей, богатые могли уединиться в своем кабинете. Позднее, в период с XVII по XIX век, дом стал местом, где царила идиллия, уединение в своем личном пространстве приветствовалось в обществе. Кульминацией этого явления стал выход в свет в 1890 году знаменитой статьи известных американских ученых-юристов Луи Брендайса и Самюэля Уоррена под названием «Право на частную жизнь». В ней они определили приватную сферу, как право оставаться наедине с самим собой.

Представляется, что именно это право мы и рискуем сегодня потерять.  Как известно, в настоящее время повсюду ведется видеонаблюдение, спутники знают наше местоположение, посторонние подслушивают наши телефонные разговоры. Каждый клик мышкой оставляет «цифровые отпечатки» в Интернете. У нас больше нет возможности остаться наедине с самим собой, нигде и никогда.

Но неужели в действительности все так плохо? Ведь в западном обществе люди уже как бы сняли занавески с окон и ведут открытый образ жизни, а американские спецслужбы все продолжают без зазрения совести лезть в их личную жизнь, стремясь узнать о ней все до мельчайших подробностей. Нечто подобное имеет место и в социальных сетях Google+, Facebook и Apple, где старательно совершенствуют профиль пользователей, постоянно добавляя туда все новые контакты друзей с их пристрастиями, чтобы затем использовать всю имеющуюся информацию в технологию «Big Data» для электронной коммерции. В жизни, конечно же, все обстоит не так однозначно и просто.

Ведь на самом деле краеугольным камнем нашей правовой системы является принцип свободного развития личности. Доказано, что отсутствие личного пространства негативно сказывается на физическом и психическом состоянни человека. У людей в больничных палатах и домах престарелых нет возможности уединиться, поэтому у них зачастую обнаруживаются симптомы депрессии. В лагерях для беженцев нижние койки двухъярусных кроватей являются самыми желанными местами, поскольку именно здесь, занавесившись простыней можно отгородиться от остальных. Каждый из нас, кто наблюдал за играми детей наверняка знает, как любят они играть, устроив для себя укромное местечко. Только благодаря личному пространству мы ощущаем себя независимой личностью. Счастлив тот, кто может уединиться на своей собственной территории.

Этот принцип используется даже в больших офисных помещениях с открытой планировкой, где как минимум каждый сотрудник имеет свой собственный уголок за перегородкой. Это очень важно для того чтобы сохранить четыре так называемые зоны общения, незримые круги, которые как бы проводит вокруг себя каждый человек. В самую близкую зону имеют доступ только те, кто состоит в интимных отношениях. В личную зону на расстояние 60 см от нас мы допускаем друзей и родственников. В диапазоне 150-360 см начинается социальная зона, куда вхожи деловые партнеры, за ней следует последняя, публичная зона. Чем более несимпатичен нам человек, с которым мы вступаем в контакт, тем важнее для нас сохранять необходимую дистанцию, чтобы при необходимости прервать с ним общение и уйти.

Представляется целесообразным отметить, что четыре вышеназванные зоны по-разному представлены в различных культурах. Так, например, бразилец при общении с американцем подходит к нему ближе, поэтому последний интуитивно старается отстраниться от собеседника. Араб же в разговоре с англичанином будет касаться его руками, тогда как тот, навряд ли позволит себе нечто подобное. Как бы ни различались культуры народов, приватное пространство все еще имеет место в любой из них и даже там, где мы его не замечаем потому, что оно представлено не так как это было принято, например, в эпоху Ренессанса, когда люди, общаясь друг с другом, старались строго соблюдать дистанцию. Примером тому могут служить индейцы племени Яномами, которые в своих поселениях проживают сообща в одной большой хижине под пальмовой крышей, где каждая семья имеет собственную территорию, вступать на которую без их согласия запрещено. Так что у семейных пар всегда имеется возможность без помех побыть наедине друг с другом.

Кроме того, в современном обществе сформировалась определенная шкала ценностей, по которой чем просторнее апартаменты человека, тем выше уважение к нему. С ней связано и то, что менеджеры, как правило, не пользуются общественным транспортом. Ложа в театре, VIP-места на стадионе: все эти атрибуты наличия личного пространства имеют большую привлекательность и являются показателями статуса той или иной персоны. Те, кто мешает нам занять нашу территорию, забирая личное пространство, заставляет нас чувствовать себя некомфортно.  

По мнению специалиста в области медийной психологии университета Хоэнхайм Сабины Трепте наше поведение детерминировано обществом, и мы больше не можем мыслить свободно без учета общественного мнения. Также изменилось и общение людей друг с другом, потому что они обсуждают только те проблемы, которые сейчас волнуют общество. Таким образом, определяющим фактором при этом становится наш внутренний цензор.

Возникшая на базе этого авторитарная полицейская система была усовершенствована во времена фашистской и коммунистической диктатуры. Отголоски ужасного времени преследования органами госбезопасности все еще помнят жители бывшей ГДР. Правящий в Северной Корее диктаторский режим до сих пор осуществляет тотальный контроль за гражданами своей страны.

Наглядным примером авторитарного полицейского государства служит идеальная тюрьма паноптикон (от латинского panopticon — всевидящий).  Английский философ Иеремия Бентам в 1791 году спроектировал здание тюрьмы.  В проекте она представляет собой цилиндрическое строение со стеклянными внутренними перегородками. Стражник находится в центре, но невидим для заключённых. Узники не знают, в какой точно момент за ними наблюдают, и у них создается впечатление постоянного контроля. Таким образом, они становятся идеальными заключёнными.

Существенной чертой нашей свободы является то, что каждый может регулировать степень открытости своего личного пространства для других. Этим пользуется все большее количество людей. Психолог Оскар Хольцберг считает, что граница между приватностью и публичностью сдвинута.

«Люди сегодня более открыты, они склонны к саморекламе, ведь почти каждый позиционирует себя как своего рода товар, который он должен продвигать на рынке. И когда кто-то из них, наконец, появляется на экране в своем гламурном блеске, то другие считают, что они тоже вполне способны добиться того же».

Хольцберг живет в Гамбурге на Изенштрассе, где пути метрополитена проходят по виадуку, поэтому проезжающие по нему пассажиры могут заглядывать в незанавешенные окна нижних этажей близлежащих домов. Сразу же после переезда в свою квартиру, он проехал по этому маршруту в метро для проверки того, что можно увидеть в его окнах. Как оказалось, ничего особенного, ведь поезд проносится очень быстро. Так что потом ничего его больше не волновало, а вскоре он к этому привык. Правда он всегда помнит о том, что нельзя ходить нагишом по комнатам, окна которых выходят на улицу.

Его сосед говорит, что когда многие пассажиры могут заглянуть в окна твоей квартиры, то они для тебя всего лишь масса незнакомых людей. Хуже, если это делает человек, с которым ты знаком.

В этом, пожалуй, и состоит секрет популярности социальной сети Facebook. Большинство людей размещает в ней очень много личной информации, потому что ее пользователи для них всего лишь виртуальные партнеры. Реальным людям, с которыми они общаются, те бы доверили намного меньше, исключая родственников и друзей. Здесь круг замыкается, поскольку современное общество больше не ограничивается рамками только личной территории и его границы расширились до неизвестных пределов, где люди либо малознакомы, либо вообще не знают друг  друга.

Таким образом, хотя личное пространство и индивидуализируется, но все же оно продолжает существовать и по сей день. Так что тех, кто нас слишком достает, мы будем продолжать ставить на место, при необходимости напоминая им, что каждый человек имеет право оставаться наедине с самим собой.

Перевод с немецкого языка А. Н. Злобина, Е. Аржановой и Е. Ташкиной

Научный журнал «Р.М.» 01.2015.

 © Молодежный журнал «Странник» 01. 2016

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Личностное пространство это

Читать PDF
286.76 кб

Риск и личностное бытие в пространстве политики

Федин Дмитрий Сергеевич

В статье исследуются ключевые аспекты влияния институционального риска на процесс институционализации личностного бытия в пространстве политики.

Читать PDF
263.70 кб

Коллектив как пространство личностного бытия человека

Баранов Владимир Евгеньевич

Автор различает три модуса человеческого бытия: доиндивидуальное, индивидуалистичное и личностное.

Читать PDF
207.05 кб

Социальное пространство развития личностного потенциала

Чечулина Светлана Николаевна

Рассматривается методологические принципы анализа социального становления личности с учетом современных реалий.

Читать PDF
285.53 кб

Категориальное пространство интернализации личностного выбора

Карась Дмитрий Викторович

Рассматривается категориальное пространство интернализации личностного выбора как ведущего механизма становления личности на стадии формирования личностной автономии.

Читать PDF
572.30 кб

Духовность в личностном поле, пространстве, времени и в обществе

Коваль Нина Александровна

Spiritual self-realization through actively searching for truth, good, and beauty is a mode of the existence of spirituality.

Читать PDF
294.71 кб

Научно-образовательный центр как личностно развивающее пространство

Трескина Ольга Валентиновна, Кукушина Марина Викторовна

В статье даётся характеристика Научно-образовательного центра экономики и информационных технологий с точки зрения личностно ориентированного подхода к образованию, а также рекомендации преподавателям по реализации в ходе урока об

Читать PDF
444.34 кб

Личностное развитие человека в пространстве современного образования

Тихомирова Евгения Ивановна

В статье представлены тенденции, определяющие сущность личностного развития человека в пространстве современного образования.

Читать PDF
183.88 кб

Взаимосвязь личностных особенностей и отношений к временному пространству

Овчинников Анатолий Александрович, Султанова Аклима Накиповна, Сычева Татьяна Юрьевна

Целью исследования является изучение взаимосвязи психологических особенностей восприятия времени с личностными характеристиками студентов.

Читать PDF
537.28 кб

Пространство личностного и профессионального развития студенческой молодежи

Логинов Игорь Александрович, Белогуров Анатолий Юльевич, Кулыгина Майя Александровна

В статье представлен опыт МГИМО по организации воспитательной работы.

Читать PDF
113.28 кб

Герменевтический подход в личностноориентированном образовательном пространстве

Менжулова Р. В.

Читать PDF
3.36 мб

Феномен детской субкультуры как пространство личностного самоопределения педагога

Истюфеева Жанна Николаевна, Чепель Татьяна Леонидовна

Читать PDF
1.11 мб

Основные подходы к организации личностно развивающего воспитательного пространства

Кузьмина С. В.

Читать PDF
2.92 мб

Личностно ориентированный подход в образовательном пространстве физической культуры

Крылова Лилия Михайловна, Никишкин Василий Александрович

В связи с разным уровнем здоровья, физической и функциональной подготовленности и различными медицинскими группами студентов применяется личностно ориентированный подход в профессиональной психофизической подготовке выпускников ун

Читать PDF
6.65 мб

Агрессивность как базовый компонент пространства восприятия личностных особенностей

Чудова Н.В., Ениколопов С.Н.

В работе показано, что факторное пространство девушек похоже на факторное пространство взрослых людей в том смысле, что три формы агрессивности физическая агрессия, гнев и враждебность входят в полюса разных факторов.

Читать PDF
233.28 кб

Развитие личностной мобильности в пространстве непрерывного профессионального образования

Амирова Людмила Александровна

5 способов научить детей уважать личное пространство

Дети с СДВГ и другими нарушениями обучаемости часто не осознают потребности других людей в личном пространстве. К счастью, есть несколько способов помочь «ищущим» детям лучше понимать физические границы людей. Следуйте этим советам, чтобы научить детей уважать неприкосновенность частной жизни и личное пространство, и вы можете помочь улучшить их социальные навыки и повысить их способность строить хорошие, здоровые отношения.

1. Используйте ковровые квадраты

Приобретите образец ковра в магазине ковров, а затем пусть ваш ребенок сядет и останется на этом ковре, когда он выполняет домашнее задание, читает или занимается рукоделием. Объясните, что квадрат ковра представляет их личное пространство и пространство, которое им разрешено занимать во время работы. Это поможет вашему ребенку развить понимание того, как оставаться на своем месте и не вторгаться (и даже не смещаться) в чужом.

2. Давайте ребенку устные напоминания о конфиденциальности

Когда вашему ребенку нужно в туалет или переодеться, научите его заходить в спальню или ванную и закрывать дверь.Если они этого не делают, устно напомните им закрыть дверь (а затем помогите им сделать это, если потребуется). Если вам нужно уединение для таких действий, как принятие душа или переодевание, используйте возможность сделать устное напоминание. Скажите: «Я пойду в свою ванную и закрою дверь, чтобы иметь немного уединения, когда я принимаю душ», чтобы они научились связывать личные дела с личным пространством.

3. Предоставьте детям возможность выбора касательно Touch

Научите своих детей, что они могут высказывать свое мнение в своем личном пространстве и устанавливать свои собственные границы.Прежде чем обнимать и целовать их, спросите их, комфортно ли им, когда вы дарите им ласку, и каким образом. Предоставление им возможности определять свое личное пространство поможет им понять, что другие люди тоже хотят этого.

4. Создайте пространство дома для каждого ребенка

Помогите детям лучше понять границы каждого человека, обозначив определенные места в доме, которые предназначены только для них. Это может быть их спальня, их кровать, если они живут в одной комнате, сундук с игрушками, шкаф и многое другое.Позвольте этому месту быть только для них и их вещей, и заставьте других членов семьи просить разрешения, прежде чем входить в него. Чем больше ребенок понимает и ценит свое личное пространство, тем лучше он понимает его для других.

5. Пусть ваш ребенок и друзья поиграют с обручами

Обвяжите две длинные ленты вокруг хула-хупа и повесьте хула-хуп на плечи ребенка. Повторите то же самое для их братьев и сестер, друзей и даже для себя. Затем пусть они играют в обычном режиме, но с обручем.Обручи напоминают людям об их личном пространстве и не позволяют другим пересекать его, что может помочь понять, насколько близко подходит (или не подходит).

Дети с нарушениями обучаемости могут не понимать потребности каждого в личном пространстве. Обучая их, как соблюдать границы других людей и учитывать потребности других людей в конфиденциальности, вы можете гарантировать, что они будут относиться ко всем с уважением. В конечном итоге это может помочь им построить здоровые и успешные отношения на протяжении всей жизни.

Свяжитесь с нами сегодня, чтобы назначить оценку. Вы также можете просмотреть исследования и результаты программы на веб-сайте.

Личное пространство

Научите детей распознавать свое личное пространство в различных ситуациях и защищать себя, если кто-то вторгается в их пространство. В зависимости от ситуации детям может потребоваться;

* Резервное копирование

* Прогулка

* Спросите (или скажите) человека, который должен поддержать / прекратить прикасаться

* Попросите помощи у взрослого

3.Явно обучите ожидаемому поведению

Некоторым детям потребуется подробное обучение, чтобы по-настоящему понимать и уважать личное пространство других, а также понимать и защищать свое собственное. Вот несколько способов научить детей тому, что такое личное пространство;

1. Космический пузырь : Используя хула-хуп, попросите детей держать хула-хуп вокруг своей талии, а затем ходить по пространству, наблюдая, когда их хула-хуп ударяется. Скорее всего, там и окажется чей-то личный пузырь.Если вы подойдете намного ближе, другому человеку, вероятно, будет неудобно (убедитесь, что обручи не слишком большие).

2. Сидящий космический пузырь : Для этого вам понадобится много веревок или пряжи, или вы можете использовать длинную скакалку и поделиться ею. Попросите детей сесть и дайте им веревку, пряжу или веревку (или сделайте это на улице и используйте мел для тротуаров). Пусть каждый ребенок продемонстрирует свой личный космический пузырь, расположив вокруг него веревку, пряжу или скакалку, образуя круг любого размера, который они хотят.Посмотрите на детские космические пузыри. Некоторые из них больше / меньше других?

3. Моя зона комфорта : Как и в случае с красным / зеленым светом, один ребенок стоит в другой части комнаты, а другие дети находятся по другую сторону. Эта игра работает лучше всего, если у вас есть только один ребенок, который продвигается к ребенку через комнату. Ребенок, демонстрирующий свой космический пузырь, должен поднять руку, используя сигнал «СТОП», когда ребенок, идущий к ним, подойдет достаточно близко. Еще ближе, и ребенку будет неудобно.Во время игры смотрите на космический пузырь каждого ребенка. Попросите детей поменяться местами, пока у всех не будет очереди продемонстрировать свой космический пузырь.

Личное пространство и безопасность

Еще одна важная причина научить детей понимать и уважать личное пространство — безопасность. Личное пространство может помочь нам оставаться в безопасности. Это может быть буферная зона, которая удерживает людей на безопасном расстоянии и даже от столкновения друг с другом. Личное пространство — это личная и индивидуальная вещь, которую трудно объяснить.Мы почти считаем это продолжением нашего тела.

Люди могут отрицательно отреагировать, когда в их личное пространство вторгается кто-то другой. Они могут просто чувствовать дискомфорт, а могут испытывать беспокойство или гнев. Некоторые дети могут даже физически наброситься на другого ребенка, вторгшегося в их пространство. Важно знать границы личного пространства учеников вашего класса. Особенно, если у ребенка очень маленький космический пузырь и он очень сильно реагирует на то, что кто-то входит в его пространство.

Границы личного пространства ( космических пузырей, ) могут сильно различаться от человека к человеку. Это может зависеть от множества факторов, в том числе от того, насколько хорошо вы знаете другого человека, ваших отношений с другим человеком (нравятся ли они вам, а не они) и насколько вы им доверяете.

Некоторых детей нужно научить создавать большой космический пузырь с определенными людьми или группами людей. Один из способов научить их этому — использовать Personal Space Target . Используя эту мишень для демонстрации, вы должны нарисовать, написать или поместить изображение ученика в середину мишени (яблочко), а затем использовать следующие кольца, чтобы продемонстрировать, с кем безопасно иметь небольшой космический пузырь и кому следует держаться на большем расстоянии.Например, члены семьи будут находиться на ринге рядом с «яблочком», а посторонние — на самом дальнем кольце.

Для вашего удобства я сделал для вас 3 личных космических мишени . Первый пуст, чтобы вы или ваш ученик могли добавить информацию. Вы можете нарисовать его, написать или даже использовать настоящие фотографии. Вторая цель имеет оттенок серого, чтобы помочь студентам визуализировать различные кольца / уровни личного пространства. Эта цель может быть полезна для старшеклассников.Третья цель выполнена в мягких тонах, чтобы красиво продемонстрировать различные кольца / уровни личного пространства, обычно используемые людьми.

Личное пространство: социальный навык, который нужен детям и которым могут научить взрослые.

Узнайте, как научить детей в своей жизни личному пространству и его важности.

Большинство маленьких детей хотят прикоснуться ко всему и ко всем, узнавая об окружающем мире. Они облизывают, тыкают, шлепают и обнимают предметы и людей, мало заботясь о том, что это за предметы и кому они принадлежат.Очень маленькие дети обычно привыкли физически находиться рядом с членами семьи. Однако к некоторым вещам нельзя прикасаться, и на самом деле есть люди, которых следует держать на расстоянии вытянутой руки. Как научить этому детей?

Визуальные подсказки относительно личного пространства лучше всего подходят для очень маленьких детей. Заборы являются очевидными границами и определяют конкретное пространство. Часто бывает необходимо «ограждать» территорию, чтобы обезопасить ребенка или малыша ясельного возраста, пока они узнают, куда они могут пойти и к чему можно прикасаться.Детские ворота, ограждение игровой площадки или создание границы мебели с использованием кухонных стульев — все это может дать четкое определение игрового пространства ребенка. На этапе младенчества / раннего возраста личные границы связаны с безопасностью.

По мере того, как дети растут и развиваются, важно иметь семейные правила, определяющие личное пространство для каждого члена семьи. Каждому нужно личное пространство. Многие личные пространства можно определить, научив детей закрывать дверь, когда они находятся в ванной или спальне, или когда они одеваются или раздеваются.Подавайте пример своему ребенку, говоря вслух о намерениях, связанных с личным пространством для вас самих или ваших вещей. «Мне нужно сменить рубашку, и мне нужно немного уединения. Думаю, мне лучше пойти в свою спальню »или:« Я думаю, мне следует положить эту фигурку от бабушки в безопасное место, где ребенок не сможет ее достать ».

Визуальный сигнал о личном пространстве для дошкольника может включать в себя вращение ребенка по кругу с вытянутыми руками. Объясните, что пространство внутри круга — это ее личное пространство, и обсудите, кого она может допустить внутрь круга.Скакалки также хорошо подходят для этого занятия, поскольку ребенок может сформировать из скакалки небольшой круг, чтобы обсудить, кто может быть допущен в его самый маленький личный круг (мама, папа, бабушка и т. Д.). Расширяя круг, он мог добавлять других членов семьи и знакомых, которых допустили бы в расширенный круг. Помогите ребенку советами, пока он исследует, кому следует, а кому не следует находиться в его личном пространстве. Не забывайте включать время в обсуждение, когда вы говорите о том, когда — это нормально находиться в чьем-то личном пространстве (примеры: когда учитель дошкольного образования ставит детей в очередь или в комнате действительно много людей).Еще больший круг веревки может расширить обсуждение личного пространства с дошкольником, когда он говорит о «незнакомцах». Хула-хуп — еще один хороший инструмент для объяснения детям личного пространства.

В детской книге «Личный космический лагерь » Джулии Кук обручи используются, чтобы научить маленького мальчика Луи «пузырям комфорта», когда он принимает приглашение в личный космический лагерь от директора школы. Веселая семейная игра на открытом воздухе в «космический жетон» требует, чтобы все участники бежали, держась за обруч, преследуя друг друга.Вместо того, чтобы прикасаться к другому игроку, вы просто ударяете его обручем своим. Еще одна детская книга Розмари Уэллс «Руки прочь от Гарри» — это история о воспитаннике детского сада, который продолжает делать то, что доставляет ему неприятности. Послание в этой книге может научить ребенка тому, что изучение личного пространства иногда требует большой работы.

Три правила применяются при попытке научить маленьких детей любому новому социальному навыку:

  • Терпение, терпение, терпение . Детям дошкольного возраста не хватает внимания, и им, возможно, нужно много раз напоминать об одном и том же.
  • Будьте последовательны. Если врываться в ванную, не постучав, нельзя, правило должно применяться ко всем членам семьи. Если правило изменится, сообщите об этом ребенку. Малышу не разрешается брать ножи, но ответственному за это дошкольнику может быть разрешено накрывать стол и обращаться со столовым серебром. Семейные правила могут быть гибкими, чтобы обеспечить нормальное развитие. Когда опекуны непоследовательны, дети сбиваются с толку.
  • Будьте позитивными. Поймайте ребенка, уважающего чужое личное пространство, и прокомментируйте его. «Я вижу, вы спросили разрешения у своего брата, прежде чем войти в его комнату. Вы действительно учитесь уважать личное пространство ».

Невозможно быть с дошкольниками в любой социальной ситуации, чтобы помочь им познать личное пространство. В «Помимо управления поведением; Шесть жизненных навыков, которые нужны детям », — рассказывает автор Дженна Билмес, приводящая примеры предложений, которые можно использовать, чтобы научить детей защищать свое личное пространство, когда поблизости нет взрослых: « Не понимайте; Я использую его прямо сейчас, »или« Подвинься; ты сидишь слишком близко ко мне . ”Практика социальных сценариев с детьми заранее подготовит их к ситуации, которая может оказаться слишком близкой для утешения.

Каждый взрослый может научить детей границам и личному пространству, моделируя поведение, которое они хотели бы видеть, обсуждая и интерактивные игры. Детям необходимо познавать личное пространство по мере их роста и развития. Это еще один важный социальный навык для академического успеха. Дополнительные статьи о развитии ребенка, успехах в учебе и воспитании детей можно найти на веб-сайте расширения Мичиганского государственного университета.

Вы нашли эту статью полезной?