Педантичная личность: Как жить с педантом мужчиной. Кто такой педант? Что такое педантизм? Педантичность равно скрупулезность? Признаки педантичной личности

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Акцентуированные личности››

ПЕДАНТИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ

На уровне явной патологии личности педантическому типу соответствует ананкастическая психопатия. У лиц педантического типа, в противоположность демонстративному, в психической деятельности исключительно мало представлены механизмы вытеснения. Если поступки истериков характеризуются отсутствием разумного взвешивания, то ананкасты «тянут» с решением даже тогда, когда стадия предварительного обдумывания окончательно завершена. Они хотят, прежде чем начать действовать, еще и еще раз убедиться, что лучшее решение найти невозможно, что более удачных вариантов не существует. Ананкаст не способен вытеснять сомнения, а это тормозит его действия. Таким образом, необдуманности истериков противопоставляется нерешительность ананкастов. Разумеется, решения, с которыми связаны колебания педантичного субъекта, должны быть в какой-то мере важны для него: оказывать сопротивление естественному вытеснению трудно лишь тогда, когда неверный поступок грозит либо вызвать неприятности, либо воспрепятствовать приятному.

То, что для человека не имеет серьезного значения, сознание вытесняет без всякого труда, для этого не нужно принимать особого решения даже ананкасту.

При развитии у лиц педантического типа невроза важность решения не снимается с повестки дня, но в этом случае предполагаемая угроза, тормозящая принятие решения, может оказаться ничтожной. Если мать-ананкаст прячет в комнате, где находится младенец, все колющие и режущие предметы, то ее действия в известной мере оправданы страхом, что ребенок может пораниться. Но если та же мать, вообще боится прикоснуться к младенцу, «чтобы не повредить ему», то она страдает неврозом навязчивых состояний.

Так, например, навязчивое умывание может с натяжкой быть оправдано тем, что даже после тщательного мытья на теле все же остаются мельчайшие частицы грязи, часто невидимые (бациллы). В случаях, когда минимальная возможность опасности сопровождается резким, бурным аффектом, можно говорить о том, что стадия психологической нормы развития истекла, т.

 е. приходим к закономерности, описанной в цит. соч. (с. 191). Это можно образно представить как основной закон развития человеческих чувств, согласно которому эмоции, раскачиваемые между двумя полюсами, все «набирают высоту» и таким образом из незначительных реакций перерастают в глубокие аффекты. С этой закономерностью мы столкнемся еще при анализе развития параноических состояний.

При неврозах навязчивых состояний сильный страх, заставляющий видеть в пустяковом обстоятельстве зловещую угрозу, возникает из-за длительной неуверенности в том, оправдан ли данный страх. Мать в нашем примере сначала хотела лишь убедиться, нет ли острых предметов вблизи ее ребенка. Но успокоиться окончательно не могла, подозревая, что упустила из виду еще какой-то опасный предмет, и вновь гнала от себя мрачные мысли, и вновь они возвращались. Вследствие таких постоянных, разъедающих душу сомнений возникает болезненный страх, снедающий невротиков с навязчивыми идеями. При этом их же собственный разум считает страхи необоснованными, но преодолеть их они не в силах.

Уже в периоде развития аффекта ананкаст борется с навязчивыми представлениями; но поскольку его способность к вытеснению заведомо недостаточна, то именно эта борьба усиливает навязчивые представления, ведя к тому самому «раскачиванию», которое взвинчивает страх до-предела. Последуй женщина в нашем примере первому импульсу, унеси она из комнаты свои иголки, булавки, ножницы, прежде чем войти туда с младенцем, прекрати она размышлять в данном направлении — и навязчивая идея не развилась бы. Женщина забыла бы о чрезмерных предосторожностях, если бы не продолжала упорно о них думать, страх ее улетучился бы сам собой. Но ей не удается «поставить точку», всплывают новые опасения, и, борясь с ними, она невольно способствует их развитию, создает для них питательную среду.

Но не только такие колебания склоняют людей к патологическим сомнениям; толчком, способствующим «раскачиванию» чувств, могут быть и внешние обстоятельства. Ипохондрический невроз чаще всего возникает в связи с медицинским обследованием, консультациями, предписаниями; больной начинает колебаться между надеждой и опасениями, и в конечном итоге — появляется патологический страх перед тяжким заболеванием. Осознание необоснованности страхов у ипохондриков еще менее вероятно, чем при навязчивых сомнениях, поскольку легче убедиться в необоснованности бреда сомнения, чем в несерьезности физического заболевания, причина которого нередко неясна и самому врачу.

В данной монографии речь идет не о психическом развитии. Мы привели эти вступительные замечания лишь с целью облегчить понимание типа ананкаста, так как сведения о психопатиях, развивающихся у акцентуированной педантической личности, облегчат читателю правильное суждение о ней. Легче будет раскрыть и отрицательные стороны акцентуации этого типа.

При отсутствии невроза педантичность наносит ущерб личности только тогда, когда она приобретает болезненный характер. Способность принять решение в этих случаях настолько-резко нарушена, что человек не в состоянии нормально работать. Обуреваемый сомнениями, он вновь и вновь проверяет, удовлетворителен ли результат его труда, можно ли считать работу законченной. Он начинает отставать от других, от коллектива.

Это в известной мере (но далеко не полностью) компенсируется старательным и добросовестным выполнением порученного дела. Ананкаст часто добровольно работает сверхурочно, чтобы наверстать потерянное время. Немалый вред приносит педантичность и в личной жизни. Например, рабочий день закончился, но ананкаст все никак не может «расстаться» с рабочим местом; уходя, неоднократно возвращается, чтобы проверить, заперты ли ящики, закрыты ли все двери, все ли оставлено в полном порядке. Если он сдерживает себя, отказывается от многократных самопроверок, то по дороге домой все равно его изводят мысли о прошедшем рабочем дне, тревожат разные мелочи. Особенно усиливаются его сомнения, когда порученная работа ответственна. Беспокойство не покидает ананкаста и дома: время засыпания, являющееся для другого периодом «выключения», становится для педантической личности тяжелым испытанием. Ананкаст еще раз подвергает скрупулезному анализу все, что было сделано сегодня, погружается в мысли о планах на завтра и не находит лишь одного — покоя.

Бытовые обязанности также не могут выполняться спокойно и гладко. Женщины больше мужчин подвержены чрезмерной, навязчивой аккуратности. Уборка в комнате производится дотошно и основательно, да и куда чаще, чем нужно. Особая чистота должна царить на кухне. Приготовление пищи отнимает у. ананкастов много времени, ибо мытье продуктов, их очистка, перебирание овощей, крупы выполняются с предельной тщательностью. Посуду ананкасты моют по три-четыре раза, меняя всякий раз воду. Если ожидаются гости, уборка производится особенно интенсивно. Трудоемкой оказывается и забота о предотвращении бытовых несчастных случаев. Женщина, которая ни разу в жизни не забывала закрыть газовый кран, обязательно многократно проверяет себя, поднимаясь для этого с постели даже ночью. То же самое проделывается и с входной дверью. А днем опять повторяется знакомая картина: покидая дом, ананкаст возвращается проверить, аккуратно ли заперта дверь, тянет — ее, трясет; между тем еще ни разу не случалось, чтобы он не закрыл дверь.

Выключение утюга и света при уходе из дому также перерастает в проблему. Таким образом, для педантических личностей и выполнение трудовой деятельности, и бытовые заботы протекают настолько усложненно, что радости жизни, возможность ими наслаждаться как бы проходят мимо них.

Если педантичность выступает лишь как акцентуированная черта характера, то описанные выше отрицательные моменты не проявляются. Поведение педантической личности не выходит за пределы разумного, и в этих случаях часто сказываются преимущества, связанные с тенденцией к основательности, четкости, законченности. Так, в области профессиональной деятельности педантическая личность проявляет себя положительно, так как выполняет работу очень добросовестно. Другие подумают: да что тут возиться, и так сойдет! Такая установка людям описываемого типа чужда. На производстве хорошо знают работника с этой стороны, знают, что на него можно положиться безоговорочно: ему всегда доверяют работу, при выполнении которой необходима большая точность, тщательность. Любопытно следующее: на ананкаста ответственное задание может оказать угнетающее действие, так как вызовет множество тревог и опасений, в то же время педантическая личность возьмется за работу без особых раздумий и выполнит ее четко. Если учесть, что педантичность, сверхаккуратность это одновременно и сверхдобросовестность, то сразу становится понятным положительное значение такой черты характера. Позитивное начало педантической личности проявляется и в том, что такой человек любит свое производство, хорошо осознает обязательства по отношению к нему и не меняет место работы без веских оснований. Нередко такие люди много лет, а иногда и всю жизнь работают на одном и том же предприятии. С мелочным педантизмом скрупулезность такой личности не имеет ничего общего, а любовь к порядку тоже еще не говорит о том, что обладатель этого качества — ананкаст (на этом подробно остановимся ниже). В быту для лиц педантического типа также характерна добросовестность. Муж в таких случаях нередко, пасуя перед бытовыми трудностями, перекладывает ответственность на жену.

Иногда из-за чрезмерного усердия такие лица, которых еще нельзя отнести к ананкастам (они обнаруживают только черты педантичности), могут серьезно осложнить себе жизнь. Однако для общества они очень ценны.

Педантическая скрупулезность, впрочем, выражается не только в высоких деловых качествах. Она чревата тем, что акцентуированная личность начинает усиленно печься о собственном здоровье. При умеренных проявлениях это положительное качество. Сверхаккуратный человек осторожен, не увлекается курением, не слишком много пьет. Однако при неблагоприятных обстоятельствах такая установка служит толчком к развитию ипохондрии. Поясню свою мысль выдержками из описаний этих личностей, но прежде приведу описание Шмишеком трех лиц, упоминаемых в нашем с ним общем труде.

Вернер К., 1922 г. рожд., слесарь по ремонту машин. С детских лет жизнь его шла ровно. Рос в спокойной семье, посещал восьмилетку, учился средне. Затем 3,5 года осваивал профессию слесаря, получил аттестат с хорошими оценками. С 1939 г. работает по специальности в одной и той же фирме. Вот уже год как стал бригадиром. В 1956 г. женился, жена на 4 года моложе его. Имеет двоих детей, 8 и 5 лет.

И как работник, и как семьянин К. всегда был на высоте. Его семейная жизнь складывалась гармонично. С товарищами по работе неизменно хорошие деловые отношения, полное взаимопонимание. На производстве о К. самого высокого мнения, его ценят за трудолюбие и солидный опыт. Человек он дельный, всегда готовый помочь товарищу.

Черты анализируемого типа особенно ярко выявлялись в беседах с К. Выяснилось, что с самого детства его считают старательным и добросовестным мальчиком. К любому заданию он относится серьезно: не бывает так, чтобы поручение выполнил поверхностно,— все заранее продумано тщательным образом. Намечается явная тенденция к последующему контролированию проделанной работы. Прежде чем сдать обработанную деталь, К. непременно «подтянет винты». При сборке машин всегда убедится, не попала ли стружка в подшипники.

Уходя из квартиры, проверяет, закрыт ли газовый кран, выключен ли свет, всегда лишний раз должен убедиться, не оставлены ли на видном месте спички, опасаясь, что до них могут легко добраться дети, а заперев квартиру, он несколько раз дергает дверь за ручку. Настроение К. преимущественно ровное. Он охотно проводит время в обществе, без труда налаживает контакты с людьми. К. активно реагирует на неприятности, при которых бывает заметно внутренне раздражен, но долго он ни на кого не сердится.

Перед нами человек, выгодно выделяющийся на фоне многих других. Его добросовестностью объясняется редкая тщательность при выполнении работы. У него высокие трудовые показатели.

Следующий случай также подтверждает, что аккуратность и добросовестность ведут к трудовым достижениям, обеспечивают авторитет на работе. Одновременно мы убедимся и в том, что чрезмерная добросовестность чревата страхом перед ответственностью.

Конрад Н., 1929 г. рожд., директор школы. Детство протекало нормально, серьезных заболеваний не было. В течение шести лет посещал начальную основную школу, а затем до 1945 г.— расширенную среднюю школу-интернат. Закончил ее, учился всегда хорошо. Позднее поступил на педагогические курсы, окончил их успешно. С 1948 г. работает учителем, с 1952 г. — директором школы. Некоторое время (1954—1955) был школьным инспектором. В 1949 г. женился, имеет двоих детей.

В целом жизнь Н. сложилась благополучно. С женой — также педагогом — у него полное взаимопонимание. Возглавляемая им школа считается одной из лучших. С товарищами по работе отношения хорошие. Объясняется это характером Н., человека весьма добросовестного, у которого во всем «ажур». Он основательнейшим образом готовится к урокам. Многочисленные сверхплановые дела по школе, которые можно было бы поручить кому-либо из коллектива, он выполняет сам, чтобы быть уверенным в своевременном и четком исполнении. При выставлении оценок Н. остерегается поспешных суждений: не хочет быть несправедливым. Вообще ему нелегко критиковать других. Сам он, будучи юношей, во время экзаменов чувствовал себя неуверенно, всегда очень волновался. Должность инспектора школ округа его никак не устраивала, так как была связана с частым посещением школ и контролированием коллег. Поэтому он отказался от нее. В истекшем году он всячески сопротивлялся, когда его за хорошие показатели решено было перевести на более ответственную должность. Ему приятнее его скромная школа, где и ответственность куда меньше. Впрочем, и этот маленький участок целиком поглощает его. Отчеты учителей областному отделу просвещения Н. прочитывает сам по нескольку раз. Перед сном обходит все помещения школы (он и семья живут при школе), проверяя, все ли в порядке. Н. легко сходится с людьми, настроение у него всегда ровное. Не обидчив, не любит ссор, скандалов, объяснений, при любом конфликте предпочитает уступить, стремится избежать столкновений по работе.

У вышеописанных обследуемых педантичность проявляется в области профессиональной, в труде. Ниже описана женщина, на примере которой мы видим, как подобные акцентуированные черты характера проявляются в бытовой обстановке.

Эльза Ш., 1925 г. рожд., домохозяйка. Детские годы ничем не примечательны. Закончила начальную школу. После года практики стала работать в хозяйстве отца, пока в 1949 г. не вышла замуж. У нее двое детей. Ш. очень добросовестна, всякую работу выполняет основательно. Соседи часто отмечают, что она чересчур аккуратна, без нужды усложняя этим себе жизнь. Ш. никогда не отдыхает, она работает с утра до вечера не покладая рук, добиваясь во всем образцового порядка, безукоризненной чистоты. Случается, что она работает далеко за полночь, хотя намеченное без всякого ущерба можно было бы выполнить и на следующий день. Но она попросту не находит покоя, пока не переделает всего, что намечено. Еще работая в поле на участке отца, Ш. славилась образцовой исполнительностью, и родители очень сожалели об утрате такой помощницы. Когда она позже приезжала погостить и отдохнуть у родных, то неизменно включалась в работу по дому и доводила все до блеска. Кроме работы по хозяйству для семьи Ш. еще возделывает садик. Грядки в нем прямые как стрелки, ни единого сорняка не найти. Утром она всегда поднимается в назначенное время, но это не мешает ей заводить два будильника, «чтобы вовремя разбудить мужа». Ш. часто проверяет выполненную ею работу: вытрет пыль — и сразу начинает гладить рукой мебель, чтобы установить, не осталось ли пыли. Она обязательно дергает дверную ручку, заперев за собой входную дверь. Бывает и так, что возвращается домой убедиться в том, что газ и утюг выключены. Правда, ей никогда еще не случалось забыть выключить тот или иной прибор, но все же она из-за этого беспокоится. По натуре она тихая, замкнутая женщина, поглощена семьей, для которой живет. Настроение у Ш. всегда ровное, она избегает неприятных объяснений, вообще человек очень уживчивый, со всеми ей хотелось бы жить в мире.

Сверхаккуратность этой женщины, по существу, является положительной чертой. Ее можно считать образцовой хозяйкой, хотя иногда она и «перебарщивает».

Ни в одном из трех описанных случаев не приходится говорить о психопатии. Конечно, все эти личности по-своему акцентуированные, но все же абсолютно нормальные. Следующее описание ананкаста с уклоном в психопатию продемонстрирует степень его отклонения от нормы.

Освальд Г., 1927 г. рожд., по профессии слесарь. В школе был очень усердным, старательным учеником. Окончил курс слесарного дела, был призван в армию, попал в плен. С 1945 г. работает по специальности. В 1950 г. женился, имеет сына. Г. в работе всегда был аккуратным, но это как-то не бросалось в глаза, пока в 1950 г. ему не поручили ответственный участок. Постепенно Г. становится все более и более неуверенным в себе. Его постоянно преследует лишь один вопрос: нормально ли подтянуты винты в изготовляемых им изделиях. В результате он подтягивает их столь основательно, что иногда они не выдерживают нагрузки. На производстве стали говорить: «Г. срывает все винты». По совету врача Г. изменил место работы — на том же заводе стал начальником цеха. Как начальник он обязан подтверждать своей подписью, что различные работы по цеху выполнены согласно нормам. Прежде чем поставить подпись, Г. многократно проверяет качество всех выпускаемых деталей, что невероятно затягивает процедуру сдачи. Поэтому он снова меняет должность (на том же заводе): становится ответственным за картотеку по запасным частям. Но и здесь Г. проверяет и перепроверяет запчасти без конца. Его переводят в отдел ремонта. Сначала все идет гладко, но вот снова начинаются затяжные проверки. На этот раз Г., не доверяя самому себе, привлекает для консультаций по контролю еще и сотрудников. В результате постоянные срывы графика.

Дома также не легче. Когда Г. по возвращении с работы отправляется поставить велосипед в подвальное помещение, то потом долго не может отойти от двери, ведущей в подвал, проверяя, на месте ли его «конь». Долго не может он «оторваться» и от висячего замка на двери, шепча про себя: «Да запер я его, наконец, или нет?» Выключив свет, Г. тут же возвращается проверить, выключен ли он. В ящик для писем заглядывает по 10 раз… Из-за навязчивых проверок у него совсем не остается свободного времени, и все же он не может себя сдержать. К этому присоединяются опасения за жену и сына. Например, Г. преследуют картины пожара, при котором гибнет его семья, он стремится обезопасить дом и близких от угрозы пожара.

Г. был не только педантически аккуратен и добросовестен: преследуемый навязчивыми самопроверками, он ни одного дела не мог довести до конца. Г. с облегчением вздыхал, переходя на новое место работы,—мучительный участок оставался позади! Но не успев вкусить полностью чувства освобождения, он оказывался снова во власти все тех же навязчивых самопроверок, только «пересаженных» в другой цех, на новые объекты.

Обследуемый прошел курс психотерапевтического лечения, был подробно проинструктирован, как бороться со своей одержимостью. Мы внушили ему, что как бы ни были велики его сомнения и нерешительность, ни при каких обстоятельствах недопустимо на них задерживаться, а напротив, нужно без промедления переходить к следующему действию или к мысли, связанной с ним. Именно таков путь возвращения ананкаста к нормальной жизни и трудовой деятельности, несмотря на то, что сама аномальная тенденция больного радикально не ликвидируется. Надо сказать, что на военной службе большинство ананкастов чувствуют себя лучше, чем на гражданской, поскольку строжайшая военная дисциплина не оставляет места для нерешительности и колебаний. Вообще же важным моментом у ананкастов является воспитание самодисциплины. Консультации в таких случаях дает психотерапевт. Наш обследуемый Г. после курса лечения мог беспрепятственно выполнять рабочие обязанности. Но слабость в принятии решений осталась и по-прежнему значительно ограничивала свободу его действий. Такая слабость может быть квалифицирована как психопатическая.

Педантичность как черта характера может проявляться даже в детстве, хотя в этом возрасте она и не бывает резко выраженной. Ей препятствует естественное возрастное отсутствие собранности, откуда и часто встречающаяся у детей необдуманность поступков. Поэтому детей, принадлежащих к педантическому типу, сразу можно отличить от других: они выделяются своей добросовестностью, дисциплинированностью. Как пример приведу описание ребенка, сделанное в нашем совместном труде врачом Линдер.

Петер Ш., 10 лет, лечился в стационаре нашей клиники в 1962 г. по поводу тика мышц лица. Его родители придавали огромное значение успехам детей в школе. Как только ребенок получал невысокую оценку, мать начинала дополнительно заниматься с ним по данному предмету. Наш маленький пациент уже и прежде был склонен к физическому переутомлению. Ему приходится заметно напрягаться, чтобы не отставать от ровесников, хотя он отнюдь не является «отсталым» ребенком. Мальчик болезненно реагирует на плохие оценки, хотя и старается не показывать этого, скрывая свое огорчение. Петер нередко бывает близок к слезам из-за обиды, из-за завышенных требований. Но мальчик не хочет, чтобы его жалели, он самолюбив. Учится он всегда старательно, отдавая подготовке все силы, стремясь выполнять школьные задания безукоризненно. Что бы ни поручить Петеру из бытовых дел, на него можно безусловно положиться. Это подтверждают и родители. Мальчик тщательно выполняет любое домашнее поручение даже в тех случаях, когда родители уезжают, т, е. никто его не контролирует. Из всех братьев и сестер Петер самый исполнительный.

Тик начался у мальчика в возрасте 4—5 лет, т. е. еще до посещения школы. Немалую роль в этом сыграл его единоутробный старший брат, постоянный «соперник» нашего пациента. По рассказам матери, ее сыну от первого брака — здоровому настойчивому крепышу — доставляло удовольствие дразнить менее выносливого брата, задираться с ним. Вскоре после выписки Петера из клиники родители отправили старшего брата в интернат. Тик удалось вылечить, теперь он появляется у Петера только в моменты волнения, напряженного нервного ожидания или при переутомлении.

Установить, что этот мальчик — маленький представитель педантического типа, нетрудно. В выполнении порученных заданий он отличается необычайной добросовестностью. Можно сказать, что ему чужды характерные для любого ребенка беспечность, легкомыслие. В связи с тем что одно время Петер занимался с чрезмерным напряжением сил, он вновь стал невротиком, снова усилился тик. Появление тика, возрастание его интенсивности при этом весьма характерны — тик и у взрослых представителей педантического типа чаще всего появляется тогда, когда большие перегрузки сопровождаются повышенным вниманием к процессам, происходящим в собственном организме.

На почве ананкастической психопатии возможно развитие невроза навязчивых состояний.

Провести четкую границу между обычными реакциями ананкаста и развитием невроза навязчивых состояний вряд ли возможно. Иногда уже первое колебание при ситуации, требующей определенного решения, может оказаться предпосылкой для развития невроза. Следующее затем колебание по аналогичному поводу может заметно усилить торможение, поднять его выше исходной точки. Но о развитии собственно невроза следует говорить лишь тогда, когда обследуемый утрачивает способность совершать разумные поступки. При этом не имеет значения, как именно он поступает: то ли не совершает нужного действия, то ли, напротив, совершает его там, где оно излишне. Описываемое развитие как бы щадит все области деятельности, кроме одной, следовательно, устанавливается односторонняя навязчивость. Часто именно эта ограниченность нарушения особенно бросается в глаза. Бывает, что человек не решается выйти из дому на улицу, боясь сразу «свалиться замертво», и в то же время он, не обнаруживая и тени торможения, садится в машину, которую вдобавок сам же ведет. Чем однозначнее намечающееся развитие в сторону невроза навязчивых состояний, тем явственнее эти состояния сужаются, сводясь к одной определенной области психики. У человека, навязчиво сосредоточенного на одной какой-либо теме, просто не остается времени для того, чтобы колебаться в нерешительности также и в отношении других областей жизни. В ситуациях, лежащих за пределами невроза, он либо поступает нормально, как всякий другой человек, либо вообще не включается ни во что вне сферы своего заболевания. Например, домохозяйка может часами мыть руки, нигде не убирая,, запустив свое хозяйство, так как времени на него «не остается». Именно такого рода черты (парадоксы) отличают обследуемую, к описанию которой я перехожу.

Элизабет Т., 1913 г. рожд., по профессии педиатрическая медсестра. Помнит, что уже в 13 лет страдала навязчивыми представлениями: считала, что если переведет глаза с особы, одетой в черное, на другого человека, то последний вскоре умрет. Ее постоянно мучила совесть, она часто бегала исповедоваться. В восемнадцатилетнем возрасте из лекций на курсах медсестер Т. узнала о том, что бациллы туберкулеза труднее поддаются уничтожению, чем в любые другие. В этот период она как раз ухаживала за детьми, болевшими туберкулезом кишок и желез. К тому же отец часто рассказывал о своем брате, болеющим туберкулезом. У Т. появился навязчивый страх туберкулезных бацилл. Она уволилась с должности педиатрической сестры и до 1939 г. работала частной сиделкой. В 1939 г. вышла замуж, стала матерью троих детей.

Во время войны Т. долгое время работала медсестрой в госпиталях, в этот период навязчивые представления у нее не возобновлялись. В 1945 г. во время бомбардировки погибли две дочери Т. После этого ее снова обуял навязчивый страх перед бациллами. Болезнь прогрессировала, в 1959 г. стала угрожающей. Круглые сутки ее преследовали навязчивые состояния. С утра до вечера она занималась стиркой, но все же не могла добиться желаемой чистоты. Дом у нее был полон всевозможных тряпок и тряпочек, каждая из которых имела специальное назначение. К дверным ручкам Т. иначе как через тряпочку не прикасалась. Ложилась спать очень поздно. Особенно скверно на нее влияла хорошая погода: в солнечные дни она считала необходимым уничтожать бациллы туберкулеза, которые могли находиться на белье, при помощи солнечных лучей. Уже с ночи она начинала собирать все белье, чтобы при появлении первых же лучей солнца развесить его на дворе. Состояние обследуемой особенно ухудшалось, когда ей нужно было выйти на улицу, страх прийти в соприкосновение с бациллами в эти моменты возрастал во много раз. Увидя где-либо пятна крови, Т. на большом расстоянии обходила это место, и тем не менее страх, что бациллы «перешли на нее из крови», не удавалось подавить. Ее преследовали воображаемые картины кровавой мокроты больных туберкулезом, и все чаще ей мерещились на асфальте и на стенах домов видоизменения в окраске, вызванные якобы кровью. В конце концов она стала выходить на улицу лишь в случае крайней необходимости. Обследуемой, пришедшей на прием в наше психотерапевтическое отделение, была предписана интенсивная терапия отвлечением и привыканием. Основная цель — избавить ее от навязчивого страха перед бациллами туберкулеза и кровью. Одновременно она работала над усвоением разработанных и рекомендованных ей нами правил поведения, которые в конечном счете должны были освободить Т. от господства навязчивых состояний, не покидавших ее в силу присущих ей особенностей личности. После прохождения курса лечения Т. стала вновь работать в качестве педиатрической медсестры. Она была направлена на прежнюю работу с целью сохранения выработанного нами в процессе лечения жизненного ритма. Вот уже несколько лет как Т. работает по специальности (педиатрической медсестрой) и образцово ведет домашнее хозяйство. Сравнительно недавно мы справлялись о ней: она все еще работает на старом месте в детских яслях. Мы получили от нее письмо с выражением благодарности. Все же Т. должна чрезвычайно внимательно следить за собой, чтобы уберечься от возобновления навязчивых представлений. Ведь сама болезненная педантичность обследуемой лечением устранена не была.

Развитие ананкастического невроза предполагает упорную стойкость аффекта, поэтому данный невроз в детском возрасте не встречается. Исключение представляет собой ребенок, описанный нашей сотрудницей Линднер в нашем совместном труде. Развитие заболевания стимулировалось неврозом матери, который отражался и на ребенке. Сама же возможность заболевания обусловлена особенностями личности ребенка, если не ананкастическими, то по меньшей мере педантическими.

Марио Р., 9 лет, лечился в нашем стационаре по поводу категорического отказа посещать школу. Этому предшествовал случай, когда Марио, вернувшись из школы немного позднее, чем обычно, не застал дома маму, которая обычно всегда его ждала.

Марио — единственный сын. До школы лишь короткое время был в детском саду, все детство провел в родительском доме. Его мать вот уже несколько лет находится под наблюдением психотерапевтов по поводу всевозможных фобий. В нашу клинику она поступила одновременно с сыном. Выходя из дому, мать часто брала с собой мальчика «для поддержки» при переходе через улицу или через мост, так как сама ходить по городу боялась. Мальчик обычно держал ее за руку. Отец всегда очень занят на работе, он производит впечатление человека выдержанного, осторожного, надежного.

Марио с раннего возраста боязлив. Его никогда нельзя оставлять одного дома — ни вечером, ни днем. Он боится засыпать в темноте. Это живой развитой ребенок, он не скоро забывает нанесенные обиды, очень ценит, когда выполняют данные ему обещания. Протест против посещения школы связан с тем, что он боялся «не застать маму» по возвращении из школы. Родители сначала пытались сами отводить его на занятия, но при первой же возможности Марио убегал домой. Если же на него оказывалось давление и он был вынужден присутствовать на уроках, то все время нервничал, был сам не свой и никак не мог дождаться момента ухода «к маме». На основании этих болезненных реакций Марио (учился он легко и хорошо) был освобожден от посещения занятий до поступления в наш стационар.

В стационаре Марио производил впечатление ребенка скорее рассудительного и озабоченного, чем боязливого. При психологическом обследовании он всегда довольно долго обдумывал ответ. Казался ребенком не по годам умным. Кроме того, бросалась в глаза его неизменная аккуратность в одежде, даже после шумных игр с другими детьми в больничном саду. С детским коллективом клиники он без труда нашел общий язык, товарищи уважали его и слегка побаивались. Очень пугали Марио взятие крови для анализа и другие подобные процедуры. Несдержанность поведения заметна была только в тех случаях, когда он ждал посещения родителей: волновался, что они не придут, хотя они ни разу не пропустили приемного дня и часа.

Рассудительность маленького Марио позволила нам сделать попытку посылать его прямо из стационара в его старую школу на занятия, чтобы понаблюдать, повторятся ли прежние срывы. Две недели он совершенно нормально посещал школу, а когда начались каникулы, включился в спортивные игры при школе. Мы выписали Марио, предложив ему, чтобы он ходил на спортивные игры из дому.

На амбулаторном приеме через несколько месяцев мы выявили, что и дальнейшие посещения регулярных занятий после каникул шли без перебоев.

Если мальчик, страдавший, судя по его состоянию, неврозом навязчивых состояний, в клинике за необыкновенно короткий срок от него излечился, то в первую очередь причину такого состояния следует искать в детском складе психики, для которого стойкость аффектов не типична. Педантический склад характера Марио неизменно проявлялся в его стремлении к чистоте, аккуратности, в любви к порядку. В плане того же педантического склада следует трактовать и его настойчивость в требовании выполнения данных ему обещаний. Можно, конечно, задаться следующим вопросом: не возник ли невроз навязчивых состояний и не сформировался ли сам склад характера этого ребенка под влиянием болезненного состояния его матери? В данной книге я не занимаюсь проблемой того, в какой мере структура характера родителей (матери) может передаваться ребенку уже в детстве. Прежде всего, подобные констатации пришлось бы делать в самом раннем возрасте, так как, например, в школьном возрасте мы сплошь и рядом уже обнаруживаем сложившимися те черты характера, которыми обладают взрослые люди. Между тем таких сопоставлений никто пока не проводил.

Следует повторить еще раз, что в данной работе я преследовал цель проанализировать сами черты личности; вопрос о том, каким путем эти черты возникают, мной не рассматривался.

Особенно часто встречается ананкастический ход развития заболевания ипохондрического типа, при котором в картине болезни преобладают чрезмерные опасения о своем состоянии здоровья.

Ниже описаны два случая ипохондрического невроза. Первый из них наблюдался у больного, который отличался выраженными педантическими чертами характера, к тому же мог быть определен как ананкаст.

Герберт Ф., 1936 г. рожд., в средней школе всегда хорошо учился. Уже ребенком он с трудом вступал в контакт с другими школьниками, был неуверен в себе, заторможен. Всегда страдал предэкзаменационной лихорадкой. Вообще в школе его всегда отличала робость. Таким остался и по окончании школы. Несправедливые замечания воспринимает весьма болезненно, в то же время не умеет постоять за себя. «А может быть, все же в чем-то виноват?» — думает Ф. в таких случаях. Его нельзя назвать честолюбивым, основное его стремление — чтобы никто не нашел недочетов в выполненной им работе. Ф. не способен отогнать от себя мысли о «плохом», склонен к самокопанию. В работе аккуратен, исполнителен; если приходится прерывать трудовой процесс, не доведя его до конца, Ф. очень нервничает. Часто поэтому уходит домой позже остальных сотрудников. Постоянно мучается сомнениями, все ли он сделал как следует, неоднократно проверяет себя. Дома проверяет газовые краны, выключатели.

Как-то после очень душного дня—это было в 1964 г.— Ф. никак не мог заснуть, ему «не хватало воздуха», он чувствовал боль в области сердца, его лихорадило (температура была 37,6°). Врач дал Ф. больничный лист с диагнозом «грипп» и через несколько дней выписал его на работу; предложил, однако, сделать на всякий случай электрокардиограмму. Ф. это сильно обеспокоило, он неотступно думал: «Плохо дело, что-то происходит с сердцем». У него обнаружили повышенное артериальное давление назначили лабораторные исследования. Врач обронил фразу о «пороке сердца». Обследуемый был потрясен: «Это оказалось ужасным ударом, прямо катастрофой, я понял, что моя жизнь висит на волоске». Боль усугублялась, все больше чувствовалась стесненность дыхания. «Это конец»,—думал Ф. Однажды, когда ему показалось, что сердце сжалось в последней судороге, он с диким воплем вскочил с постели. Исследования продолжались, хотя органических изменений сердца установить так и не удалось.

В 1965 г. Ф. пришел на прием в наше психотерапевтическое отделение в тяжелом состоянии: его преследовали мысли о близкой смерти. Ему было назначено психотерапевтическое лечение. Разъясняющими беседами удалось прервать «самокопание» Ф. Терапия заключалась в организации отвлечений и нагрузок. В результате больного удалось избавить от страха перед болезнью. Мы научили его также правилам поведения на будущее: как ему бороться с навязчивыми мыслями о смертельном заболевании. Самой склонности к подобным мыслям нам ликвидировать не удалось. При повторном обследовании Ф. отмечено нормальное самочувствие.

У следующего обследуемого ананкастические проявления значительно менее заметны. Здесь, видимо, нужно говорить не о психопатии, а лишь об акцентуации личности.

Рольф Г., 1924г. рожд., воспитывался очень строгим, пунктуальным отцом. Очевидно, отец обладал педантическими чертами характера. Г. учился хорошо, по окончании школы стал торговцем. Всякую работу Г. выполняет добросовестно и аккуратно. При малейшей неточности в балансе торгового предприятия он места себе не находит, пока не обнаружит в бухгалтерских книгах ошибку. Он постоянно проверяет все сделанное, возвращается проверить, заперт ли гараж, выключены ли фары. Дома этого делать не приходится, здесь его отец все проверяет «от уголька в очаге до чердачного окошка». Но Г. и сам во всем строго соблюдает порядок: «Если ночью, случится, разбудят, я должен ощупью в темноте найти все нужное». Г. долго раздумывает перед любым решением.

В 1943 г. Г. был ранен в спину, ас 1947 г. у него часто отмечалась боль в крестце, впрочем, он не чувствовал себя серьезно больным. Но боль продолжалась, и в 1951 г. Г. решил проконсультироваться у врача, который направил его на рентгенологическое исследование и назначил водолечение (ванны). Боль и после курса лечения не прекращалась. Вот тогда Г. испугался: «Что же это может быть? — спрашивал я себя. Я думал, что, вероятно, при ранении оказался размозженным какой-то нерв, что это приведет к параличу». Интенсивность жалоб и опасений в последующие годы изменялась, но недомогание не оставляло Г. В 1956 г. он был определен в больницу и одновременно направлен на аутогенную тренировку, оказавшуюся безуспешной. Позже была предпринята терапия сном, но также безрезультатно; скорее, наступило даже ухудшение. На состояние больного повлиял еще и психогенный фактор: его соседом в палате оказался парализованный больной, который вскоре умер, но незадолго до смерти он рассказывал, что у него тоже «все началось с боли в спине».

В последующие годы Г. продолжал лечиться. Когда врачи при осмотре не обнаруживали повода для опасений, это не успокаивало его: «Я был уверен, что я безнадежен, поэтому они ничего мне не говорят». Между тем боль распространялась по всему телу. Вот примерный перечень жалоб, которые мы услышали во время приема больного в нашей клинике: «Боль я ощущаю между лопатками, она тянется до самой головы, до правого глаза, а иногда и до правой половины носа. Я чувствую жжение, потом наступает полная одеревенелость. Спина болит вдоль всего позвоночника; я как бы вовсе теряю опору. Боль в крестце переходит в правое бедро, вся правая рука от плеча тоже болит. Осенью и зимой у меня ощущение холода и влажности в ногах, точно у меня мокрые кальсоны. Сердце? Да, Сердце тоже болит. Иногда такое чувство, словно его прищемили или отдавили».

Боль во всем теле после лечения утихла под действием отвлекающего и нагрузочного лечения. Осталась лишь незначительная боль в крестце, вероятно, действительно связанная с перенесенным ранением; впрочем, она мала беспокоила обследуемого.

Г. оставался здоровым до 1967 г. В этом году у него была особенно напряженная работа, в связи с чем усилилась боль в крестце, а вслед за ней вновь начался болезненный страх, который с помощью психотерапевтического лечения удалось на сей раз быстро ликвидировать.

Несмотря на то что Г. страдал неврозом много лет, мы не можем констатировать в этом случае аномалию личности. В связи с систематически повторяющимися врачебными осмотрами и назначением всевозможного лечения, касавшегося, к сожалению, только физической стороны заболевания, обследуемый находился в состоянии постоянного беспокойства. Стоило аффекту страха хоть немного снизиться, как в данной обстановке он возникал вновь и вновь. Приходится, к великому огорчению, признать, что врачебные мероприятия, не учитывающие психического состояния пациента, способны вызвать, более того, поддерживать его невротические реакции. До заболевания и довольно долго во время него Г. был весьма положительным деловым человеком, который выгодно отличался по складу характера от ряда других владельцев торговых предприятий. Боль в крестце, которая объективно имела место, первоначально отнюдь не вызывала у него реакций невротика; эта боль продолжалась несколько лет, прежде чем он, наконец, обратился к врачу.

Особый интерес представляет то, что обследуемый жаловался на множественность болевых ощущений, выходивших далеко за пределы первоначальной локализации.

Следует отметить, что если человек — в связи со страхом болезни—не только сообщает о неопределенных соматических симптомах, но и жалуется на конкретные, четко локализованные неприятные ощущения,— это уже свидетельствует о предрасположении к невротическому развитию.

Возникают не «идеоипохондрические» состояния, как я предлагаю их называть, а «сенсоипохондрические», при которых появляются не только болезненные опасения, но и явственные болезненные ощущения без конкретной телесной основы. При подобном предрасположении опасность невротического развития возрастает, так как боль воспринимается как подтверждение органического заболевания. Если момент опасений, страха перед болезнью отсутствует, то описываемое предрасположение не проявляется, следовательно, в нем нет ничего патологического. У Г. в начальной стадии невроза предрасположение к невротическому развитию не проявило себя ничем. И лишь совпадение таких факторов, как нервное и физическое переутомление и выраженные черты личности педантического типа, вызвали невроз, а вслед за ним и разветвленные болевые ощущения.

Ипохондрический невроз не всегда легко отличим от невроза навязчивых состояний. Люди, страдающие кардиофобией, т. е. болезненной мнительностью в отношении заболеваний сердца, могут одновременно бояться выходить на улицу, опасаясь, что именно там произойдет инфаркт. Такая фобия ситуации — она также должна быть отнесена к неврозам навязчивых состояний — есть не что иное, как следствие нозофобии, т. е. ипохондрической мнительности. В других же случаях это вообще страх перед чем-то роковым и зловещим, но он не содержит представлений о конкретном заболевании своего собственного организма.

6. Педантичная личность. 8 баллов.

По результатам теста к педантичной личности меня отнести нельзя.

Как правило я не отдаю особого внимания мелочной аккуратности, не придерживаюсь канонов в некоторых сферах, не отношусь к занудливым личностям, не отступающим от стандартов ни на шаг.

7. Тревожная личность. 21 баллов.

Тест Спилберга показал, что у меня высокая личностная тревожность, что подтвердилось и в данном тесте. Как человеку тревожному мне присуще приходить в состояние повышенного беспокойства, испытывать страх и тревогу в специфических социальных ситуациях связанных или с экзаменационными испытаниями, или c повышенной эмоциональной или физической загруженностью, порожденной причинами разного характера.

8.Эмоциональная личность. 15 баллов.

Моя эмоциональность выражена в средней степени.

Как личности, относящейся и к данному типу акцентуации, для меня характерна эмоциональная впечатлительность; часто, на незначительные события, слова, реагирую импульсивно, воспринимаю близко к сердцу, могу заплакать. Свои поступки, вызванные состоянием эмоционального аффекта, глубоко переживаю, не всегда признаю свою неправоту, доказывают обратное. Но делаю выводы на будущее, стараясь не повторять неадекватное эмоциональное реагирование.(что наверное можно объяснить влиянием других черт акцентуации, что во мне сочетаются).

9. Демонстративная личность. 21 баллов.

Этот тип людей характеризуется демонстративностью, повышенной способностью к вытеснению, живостью, легкостью в установлении контактов. Склонен к фантазированию, лживости и притворству, направленным на приукрашивание своей персоны, авантюризму, артистизму и позерству. Им движет стремление к лидерству, потребность в признании, одобрении, жажда постоянного внимания к своей персоне, жажда власти, похвалы; перспектива быть незамеченным отягощает его. Он демонстрирует высокую приспособляемость к людям при явном отсутствии действительно глубоких чувств, склонен к интригам. Отмечается беспредельный эгоцентризм. Обычно похвала других в его присутствии вызывает у него особо неприятные ощущения, он этого не выносит, но в любой компании стремится к лидерству, к занятию исключительного положения. Самооценка далека от объективности.

10. Экзальтированная личность. 24 балла.

Можно сказать, я на 100% экзальтированна.

Яркая черта этого типа – способность восторгаться, восхищаться, а также улыбчивость, ощущение счастья, радости, наслаждения. У меня эти чувства могут часто возникать по причине, которая у других не вызывает большого подъема, я легко могу прийти в восторг от радостных событий и в полное отчаяние – от печальных. Мне вполне свойственна высокая контактность, словоохотливость, влюбчивость. В конфликтных ситуациях бываю реже активной стороной, чем пассивной(вообще стараюсь избегать конфликтов). Очень привязана к друзьям и близким, альтруистична, имею чувство сострадания, хороший вкус, проявляю яркость и искренность чувств. Могу быть паникером(что часто замечают близкие мне люди), в большой огромной подвержена сиюминутным настроениям, порывиста, легко перехожу от состояния восторга к состоянию печали, обладаю лабильностью психики.

Дата выполнения работы

31окт.2О1Ог.

Квартирный вопрос. В стремлении завладеть квартирой и деньгами, преступник присвоил чужую личность

Пропал человек

63-летний военный пенсионер Дмитрий Кравченко перебрался в Обнинск из Подмосковья. В наследство от родителей ему досталась хорошая трёхкомнатная квартира в центре города. Солидная пенсия и вклады в нескольких банках позволяли мужчине не нуждаться в средствах и спокойно жить в своё удовольствие.

Знакомые описывали Дмитрия как малообщительного человека, который плохо шёл на контакт с людьми, не пускал чужих в квартиру и почти не имел друзей. Единственным близким человеком для него стала Людмила Дорошенко (фамилия изменена). Познакомились они случайно. Начали общаться, между одинокими людьми возникли отношения. Связь не прекратилась даже после переезда Людмилы в Краснодарский край, благо в Обнинске осталась её сестра, к которой женщина периодически приезжала в гости. Кравченко тоже навещал любимую женщину и всё чаще задумывался о продаже квартиры, переезде к ней и создании полноценной семьи.

У близких людей была традиция – каждый день созваниваться по телефону. Поэтому, когда в конце января Дмитрий неожиданно перестал выходить на связь, Людмила сначала расстроилась. Неужели он стал забывать её? Расстроенная женщина решила подождать, но на сердце было неспокойно. Шли месяцы, а от Кравченко по-прежнему не было никаких известий.

Людмила не выдержала и попросила сестру проведать друга. Дверь в его квартиру постоянно была закрытой, хотя соседи видели, что внутри периодически кто-то появлялся, по вечерам иногда горел свет. Но больше всего женщин насторожил переполненный почтовый ящик, в котором скопились квитанции за коммунальные платежи. Кравченко отличался педантичностью и всегда вовремя платил по счетам. Стало очевидно, что с ним произошло что-то нехорошее.

В конце июня Людмила приехала в Обнинск. Именно благодаря поднятой ею тревоге удалось раскрыть это крайне запутанное преступление.

Полный текст материала «Квартирный вопрос» можно прочитать на сайте «Калужских губернских ведомостей» по ссылке.

Три основных типа личности в бизнесе

В то время как Фрейд понимал, что существует почти бесконечное разнообразие личностей, он выделил три основных типа: эротический (чувственный), навязчивый (педантичный) и нарциссический.

У большинства из нас есть элементы всех трех. Мы все, например, несколько нарциссичны. Если бы это было не так, мы не смогли бы выжить или отстоять свои потребности. Вопрос в том, что одна из динамических тенденций обычно доминирует над другими, из-за чего каждый из нас по-разному реагируют на успехи и неудачи. Определение Фрейда этих трех типов личности менялось со временем.

Говоря об эротическом типе личности, он, как правило, не имел в виду сексуальную личность, а ту, для которой любить и, прежде всего, быть любимым является основным. Такой тип человека зависит от тех, кто, как ему кажется, может их разлюбить. Многие эротики являются учителями, медсестрами и социальными работниками. В самом продуктивном состоянии, они занимаются развитием молодых, расширением возможностей и помощью на работе. Как менеджеры, они заботливы, подбадривают подчиненных, но они избегают конфликтов и делают людей зависимыми от себя. Они, по Фрейду, внешне направленные люди.

Навязчивые, напротив, являются «внутренне направленными». Они полагаются сами на себя и очень сознательны. Они создают и поддерживают порядок и из них получаются наиболее эффективные исполнительные менеджеры. Они постоянно ищут пути научить людей слушать лучше, разрешать конфликты, и найти возможности обоюдной выгоды. Они покупают книги по самосовершенствованию, такие как «7 навыков высокоэффективных людей» Стивена Кови. Навязчивыми также правит строгое Сверх-Я, они любят фокусироваться на постоянном улучшении в работе, потому что это вписывается в их чувство морального совершенствования. Как предприниматели, навязчивые начинают бизнес, который выражает их ценности, но у них нет видения, дерзости и обаяния, которое требуется, чтобы превратить хорошую идею в великую. Лучшие из навязчивых устанавливают высокие стандарты и коммуницируют чрезвычайно эффективно. Они удостоверятся, что инструкции соблюдены и расходы не вышли за пределы бюджета. Наиболее продуктивные из них являются великими наставниками и командными игроками. Непродуктивные и отказывающиеся сотрудничать становятся узкими специалистами и ригидными бюрократами.

Нарциссы, третий тип, независимы и их трудно впечатлить. Они являются инноваторами, движимыми в бизнесе желанием власти и славы. Продуктивные нарциссы являются экспертами в своих отраслях, но они идут дальше этого. Они также задают критические вопросы. Они хотят узнать все обо всем, что влияет на компанию и ее продукцию. В отличие от эротиков, они хотят, чтобы ими восхищались, а не любили. И в отличие от навязчивых, их не беспокоит наказывающее Сверх-Я, поэтому они могут быть очень агрессивными в достижении своих целей. Из всех трех типов, нарциссы рискуют больше всех изолировать себя в момент успеха. Из-за своей независимости и агрессивности, они постоянно ищут врагов, иногда деградируя в паранойю под влиянием чрезмерного стресса.
 

Уважаемые коллеги!

Вы можете прочитать также и другие статьи по теме. Для этого в боковом меню в разделе «Психоанализ лидерства и организационной жизни» необходимо нажать на стрелку и в выпадающем списке и выбрать интересующую Вас статью.

Расстройства личности (В.В. Дунаевский) — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

Психопатии. Общие сведения

В отличие от психических заболеваний психопатии являются врожденными болезненными состояниями, конституциональными аномалиями, своеобразными характерологическими уродствами, которые проявляются прежде всего поведенческими расстройствами. Поскольку поведение человека в первую очередь обусловлено состоянием эмоционально-волевой сферы, отклонение в функционировании именно этой личностной составляющей определяет клиническое содержание психопатий.

При всем многообразии наблюдающихся в популяции характерологических аномалий их общей чертой является нарушение адаптации к условиям социальной жизни. В отличие от подобных (поведенческих) расстройств при психических заболеваниях эмоционально-волевая дисгармония особенно в легких случаях в целом существенно не нарушает ценностных направленностей личности и лишь формально трансформирует стиль поведения.

В отличие от состояния эталонной нормы, которое хотя и является абстрактным, остается достаточно однозначным, многообразие форм психопатий определяется как качественными особенностями эмоционально-волевой дезорганизации, так и степенью ее выраженности. У одних пациентов бесконтрольность эмоциональных реакций может характеризоваться эксплозивностью, бурными вспышками гнева, агрессивным поведением, у других – подавленностью, переживанием чувства неполноценности, тревогой, необоснованными страхами. Одни, погруженные в мир собственных переживаний, иногда весьма интересный и причудливый, избегают общения с окружающими, страдают от неспособности устанавливать с ними гармоничные отношения, другие – напротив ищут способ любой ценой обратить на себя внимание, оказаться в центре событий, проявляют повышенную социальную активность. Возникающие в связи с этими личностными отклонениями особенности поведения и их оттенки весьма многообразны. Общей чертой является их дисгармоничность, а иногда социально-деструктивный характер. При этом внешняя конфликтность отражает внутреннюю.

В отличие от настоящих психических заболеваний психопатические личности как правило способны это осознавать, иметь к себе критическое отношение. К. Шнайдер определял их как лиц, которые по этой причине «страдают сами и заставляют страдать других».

Другое отличие от тех, кто подвержен разрушительному действию какого-либо прогредиентного болезненного процесса, состоит в том, что психопатия, как и любая другая аномалия, является статической данностью и в своей динамике не ведет к развитию выраженной личностной деструкции. Эти пациенты, несмотря на кризисный характер отношений с окружающими, способны сохранять профессиональную, творческую, интеллектуальную продуктивность, обладают различными талантами, дарованиями. По этой причине среди людей незаурядных психопатические личности встречаются даже чаще, чем среди обычных.

Значительно меньшая выраженность психопатологических нарушений при психопатиях также касается и продуктивной симптоматики. Здесь отсутствуют грубые нарушения сознания, памяти, восприятия, стойкие галлюцинаторно-бредовые расстройства. Доминируют связанные с нарушением аффективной координации мышления сверхценные идеи, определяющие главным образом поведенческие особенности. В редких случаях они могут достигать степени «сверхценного бреда» (А.Б. Смулевич). Иначе говоря, клиническая симптоматика психопатий редко выходит за рамки невротического уровня.

Психопатии относятся к так называемым пограничным состояниям, поскольку в своих клинических проявлениях отличаются не только от психических заболеваний, но и от состояний нормы. В плане дифференциальной диагностики необходимо учитывать, что последнее включает понятие «акцентуированной личности» (Леонгард К., 1964; Личко А.Е., 1977). При акцентуации может гиперболизироваться и приобретать диссонансное звучание какая-либо одна личностная черта, особенность, существенно не меняющая проявлений характерологического склада, стиля поведения, что обычно не имеет своим следствием стойкой социальной дезадаптации. В некоторых случаях указанные индивидуальные особенности (например, граничащая с односторонностью, фанатизмом целеустремленность в занятиях спортом, музыкой и т.д.) при достижении эффективной самореализации могут даже повышать адаптацию человека. Акцентуация личности таким образом рассматривается как крайний вариант нормы.

Наличие при психопатиях симптоматики невротического уровня также ставит перед необходимостью дифференциации их с неврозами. При этих пограничных заболеваниях психогенного происхождения могут наблюдаться, хотя как правило и менее выраженные, но похожие эмоциональные и поведенческие нарушения. Отличие состоит в том, что они возникают у в целом гармоничных (иногда акцентуированных) личностей под влиянием психотравмирующих переживаний и являются реакцией на внешний конфликт. Упрощая, можно сказать, что больной неврозом становится объектом внешних психотравмирующих обстоятельств. Психопатические личности также выявляют свою аномальность в ситуации конфликта, однако либо по причине своей дисгармоничности инициируют его сами, либо оказываются в окружении людей, не способных проявить компромиссную толерантность. Подобное может произойти, если, например, воспитанные в тепличных условиях вседозволенности сын или дочка оказываются в ситуации обычной или повышенной требовательности: поступают в школу, институт, устраиваются на работу, призывается в армию, выходит замуж и т.п. Эти обстоятельства играют роль декомпенсирующих факторов и обнажают существовавшую до того за фасадом внешней терпимости близких неспособность к социальной адаптации.

Таким образом, психопатия как врожденная аномалия личности существует как врожденная данность, но ее клинические проявления становятся очевидными в результате изменения условий существования. Последние, определяя динамику психопатии, могут оказывать как компенсирующее, так и декомпенсирующее воздействие. В принципе то же самое может происходить и с нормальными личностями, находящимися постоянно в ситуации хронического конфликта (невротического развития). В этих случаях также могут развиваться достаточно стойкие личностные девиации, что делает дифференциальную диагностику этих состояний достаточно проблематичной. Однако патологическое развитие психопатической личности под влиянием неблагоприятных жизненных обстоятельств, как правило, приводит к более тяжелым личностным трансформациям, достигающим подчас по выраженности клинических проявлений психотического уровня. При подобной неблагоприятной динамике течение психопатии может приобретать характер бредового психоза (паранойя), осложняться алкоголизмом, токсикоманиями, различными психогенными, в том числе и психотическими, реакциями.

Первые описания пациентов с патологическим характером относятся к первой половине Х1Х столетия (Причард Ж., 1835, Герцог Ф.И., 1846). В практике судебно-психиатрической работы попытки отграничения психопатии от других психических расстройств были предприняты отечественными психиатрами И.М. Балинским и О.М. Гегеттом (дело Семеновой, 1884 г.). При этом речь шла о лицах, не имевших признаков какого-либо психического заболевания, но отличавшихся неуравновешенностью, тяжелым характером и неправильным поведением. Красочные описания подобной личностной типологии встречаются у Н.В. Гоголя, Н.С. Лескова. Один из рассказов А.П. Чехова (1885г.) так и называется – «Психопаты».

В качестве одной из болезненных форм описания психопатий были представлены в руководстве Э. Крепелина и с тех пор эта рубрика заняла свое место в систематике психических заболеваний.

Э. Крепелин (1915г.) выделял следующие варианты психопатий: возбудимые, безудержные, импульсивные, лжецы и обманщики (псевдологи, враги общества, антисоциальные). В классификации К. Шнайдера эти типы были дополнены описаниями гипертимных, депрессивных, неуверенных в себе, фанатичных, эмоционально лабильных, безвольных, бездушных, астенических психопатов. Попытку связать особенности характера с общесоматическими, конституциональными особенностями предпринял Э. Кречмер (1930г.). Пикническую конституцию (циклоидный характер) он описывал как эмоционально гармоничную, с чертами общительности, приветливости, синтонной уравновешенности. Шизоиды, напротив, при астеническом телосложении отличаются малообщительностью, замкнутостью. Эмоциональные реакции у них варьируют от повышенной чувствительности (гиперсенситивность) до эмоциональной холодности.

Многочисленные представители школы классического психоанализа пытались установить связь формирования патологических черт характера с особенностями (задержками) сексуального развития. Причины девиантного поведения они видели в избыточном использовании механизмов психологической защиты, направленных на преодоление патологической «фиксации». Эта избыточность, по их мнению, является причиной и клиническим содержанием личностной дезадаптации. Один из учеников З.Фрейда К.Г. Юнг в этом смысле выделил понятия «экстравертированности» (направленную вовне активность, с поиском контактов, повышенной общительностью) и «интравертированности» (погруженность в мир собственных переживаний, обособленность, склонность к самоанализу, внутренней рефлексии).

В отечественной литературе классические описания статики и динамики психопатий даны П.Б. Ганнушкиным (1933). Им были сформулированы основные диагностические критерии этого понятия (триада П.Б. Ганнушкина):

  1. Тотальность психопатических особенностей личности, проявляющаяся в дисгармонии всего психического склада (в отличие от акцентуантов, имеющих отдельные патологическое черты).

  2. Относительная стабильность. Наличие патологической дисгармонии характера на протяжении всего длинника жизни, отсутствие прогредиентности.

  3. Нарушение по этим причинам социальной, семейной, профессиональной адаптации.

Принципиальным отличием динамики психопатий от процессуальных форм (психических заболеваний) является ее «эволютивный» характер, связанный не с каким-то болезненным процессом, а с общим развитием (эволюцией) человеческой психики в реальных условиях жизни. Факторами этой эволюции по П.Б. Ганнушкину могут быть как «патологические реакции» (спровоцированные ситуацией эпизоды декомпенсаций), так и «фазы» — спонтанно-аутохтонно возникающие периоды ухудшения состояния.

Исходя из представлений И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности другой отечественный ученый О.В. Кербиков описал типы «возбудимой» и «тормозимой» психопатии. Первый тип характеризуется повышенной возбудимостью, склонностью к экзистенциальной экспансии, эмоциональной и поведенческой гиперактивности, патологической стеничности. Он включает эксплозивный, истерический, паранойяльный, экспансивно-шизоидный варианты. Для тормозимых психопатий характерно снижение жизненной активности, вялость, осторожность, поведенческая депремированность. Этот тип представлен психастеническим, сенситивно-шизоидным, астеническим и дистимическим вариантами.

О.В. Кербиков в зависимости от тяжести клинических проявлений также выделял «ядерные» и «краевые» психопатии. Первые, по-видимому, в большей степени обусловлены биологическими факторами: наследственность, внутриутробные, натальные и постнатальные вредности, влияющие на ранний онтогенез. Они проявляются в более раннем возрасте в виде спонтанных декомпенсаций с развитием более тяжелых поведенческих нарушений, грубой и стойкой социальной дезадаптацией.

Краевые психопатии (патологические развития личности) чаще возникают как следствие неблагоприятных жизненных обстоятельств – неполная семья, конфликты в отношениях между родителями, порочная воспитательная стратегия, физические дефекты, уродства, соматические заболевания и т.п. Краевые психопатии более пластичны и при изменении жизненной ситуации имеют лучший прогноз.

Далеко не все психопаты попадают в поле зрения психиатров. Чаще это происходит при декомпенсациях их состояния или в случаях нарушения закона. По этим причинам оценка распространенности психопатий весьма затруднительна. Средние обобщенные показатели колеблются от 5 до 10 человек на 1000 населения. У мужчин личностные расстройства выявляются чаще, хотя, по-видимому, у женщин встречаются нисколько не реже.

Клинические типы психопатий

Количество вариантов личностных аномалий так же велико, как велико многообразие человеческих индивидуальностей. Чаще всего патологические характеры представляют собой набор различных аномальных черт (мозаичная, амальгамная психопатия). Тем не менее представляется возможным дать схематическое описание типологии психопатий, к вариантам которой конкретные пациенты могут иметь большее или меньшее тяготение.

Паранойяльная психопатия (параноидное расстройство личности – F60.0 в МКБ-10)

Эти лица характеризуются с одной стороны ригидностью, односторонностью, снижением критических способностей мышления, ведущих к неправильному толкованию реально существующих фактов, а с другой – нарушением эмоциональной координации мышления и поведения. Вследствие этого чаще в ситуации конфликта у них легко возникают сверхценные идеи различного содержания (преследования, ревности, отношения, изобретательства, ипохондрические, дисморфоманические и др.).

Эмоциональная фиксированность на своих переживаниях, бескомпромиссный эгоцентризм определяют тенденцию к игнорированию всего того, что противоречит представлениям больных. И наоборот – побуждают их к систематизации, патологической оценке особой значимости часто реально существующих фактов, приобретающей в конце концов вид некой жизненной концепции. Она определяет патологическую деятельность больных, характеризующуюся реформаторской, сутяжнической, кверулянтской стигматизированностью. Этим пациентам свойственна переоценка собственной личности, отсутствие критического отношения к своим мнениям и поступкам. Попытки окружающих корригировать их ошибки в еще большей степени провоцируют стеничную напряженность, часто вызывают агрессивное негодование, обвинения в предвзятом отношении, злом умысле или предательстве. По этим признакам мотивы поведения больных в состоянии декомпенсации могут квалифицироваться как паранойяльный бред. Паранойяльные развития личности имеют тенденцию к хроническому течению с дальнейшим расширением, систематизацией бредовых идей. Наряду с этим как правило наблюдается нарастание личностных изменений с окончательной потерей пластичности, компромиссности, эмоциональным оскудением, грубой неадекватностью поведения, а иногда жестокостью. В этих случаях дифференциальная диагностика с шизотипическим расстройством или даже с шизофренией бывает крайне затруднительна.

Дело осложняется еще и тем, что даже при наличии эмоционально-волевой дисгармонии признаки нарушения адаптации можно обнаружить не иначе, как в ситуации актуального конфликта, при котором ни одна из сторон не идет на уступки. Весьма часто лица ближайшего окружения по разным причинам готовы проявить щадящую терпимость к неадекватному поведению маргинала, и таким образом конфликт, хотя и инспирируемый им, находит благополучное разрешение за счет окружающих, создавая иллюзию статуса нормы. В не таких уже редких случаях их болезненные притязания могут приобретать более масштабную поддержку, в определенных социально-исторических условиях оформляясь в различные общественные или политические движения. Находя при этих обстоятельствах исключительные возможности для эгоцентрической самореализации, их инициаторы часто предстают перед нами в роли кумиров, вождей, лидеров субкультуральных движений. Нет ничего удивительного в том, что, пребывая и в этом качестве, они почти что никогда не изменяют свою экзистенциальную модальность, в случае жизненного краха трагически становясь жертвами своей роковой бескомпромиссности, а в случае триумфа – кровавыми тиранами. Преобладающим механизмом психологической защиты у паранойяльных психопатов является проекция.

Шизоидная психопатия (шизоидное расстройство личности [F60.1]).

Шизоидная психопатия в первую очередь характеризуется интравертированностью, аутистичностью жизненных установок. Все то, что происходит за пределами их внутреннего мира, больных интересует мало или не интересует вообще. Они стремятся к уединенности, ограничению контактов с окружающими, что касается и отношений с близкими людьми. Эта отгороженность, безучастность часто производит впечатление эмоциональной холодности, волевой пассивности, которые наблюдаются при шизофрении. Вместе с тем их внутренний мир может быть достаточно сложным и содержательно интересным. Они склонны к интроспективным переживаниям, фантазированию, повышенной саморефлексии, необычным увлечениям. При высоком интеллекте способны к достаточно продуктивной творческой деятельности и при соответствующем выборе профессии могут достигать значительных результатов. Чаще же как и при шизофрении их внимание занято оторванными от жизни умозрительными вопросами, отвлеченными теориями, абстрактными построениями («философская интоксикация»). Рассуждения на эти темы часто обнаруживают логическую несостоятельность, парадоксальность, внутреннюю противоречивость, также напоминающие формальные расстройства мышления при шизофрении. Будучи малопонятны окружающим, они могут производить впечатление глубокомысленных, фанатически увлеченных своими идеями энтузиастов, занимать лидирующее положение в различных субкультуральных движениях, сообществах.

В личной жизни они, как правило, обречены на одиночество, проявляя полную беспомощность в бытовых вопросах. Рудименты утраты внутренней цельности (расщепления личности) проявляются в свойственной им амбивалентности. В структуре их характера эмоциональная холодность может сосуществовать с повышенной ранимостью, чувствительностью, сентиментальностью (психэстетическая пропорция по типу «стекла и дерева»).

В других же случаях эти полярные тенденции эмоциональной жизни могут быть представлены по отдельности. У одних пациентов (сенситивных шизоидов) преобладают ранимость, ущемленное самолюбие, неспособность противостоять конфликтным ситуациям. Другие в аналогичных обстоятельствах обнаруживают решительность, непоколебимую беспристрастность, холодную сдержанность, неспособность к сопереживанию (экспансивные шизоиды).

Неустойчивая психопатия (диссоциальное расстройство личности (F60.2))

Пациенты с психопатией неустойчивого типа в специальной литературе описывались под названием «безудержные» (Э. Крепелин, 1915) и «безвольные» (К. Шнайдер, 1959). Для них характерно непостоянство в побуждениях и устремлениях в сочетании с неспособностью к целенаправленной деятельности. С детского возраста они игнорируют общепринятые правила поведения, требования дисциплины, педагогические запреты. Все, что требует напряжения воли, целеустремленности усилий, оставляет их равнодушными или вызывает негативную реакцию. По этой причине они малоспособны к приобретению прочных знаний, навыков общежития, предпочитая полезной деятельности праздность и развлечения. Им редко удается завершить даже среднее образование. Находясь в постоянном конфликте с окружающими, они с трудом удерживаются в коллективе, не испытывают привязанности не только к тем, с кем вместе учатся или работают, но и к близким родственникам. Часто такие подростки совершают побеги из дома, живут или бродяжничают в компании себе подобных. Не имея морально-этических установок, определенных жизненных планов, они живут одним днем, «плывут по течению». Весьма часто по причине безволия и повышенной внушаемости эти личности становятся членами антисоциальных групп, совершают правонарушения, злоупотребляют спиртными напитками, принимают наркотики. Подобное поведение не является результатом каких-либо мировоззренческих установок и чаще оправдывается наивно-лживыми упреками окружающим или вообще остается без объяснений.

В редких случаях при постоянном принуждении и строгом внешнем контроле им удается частично компенсироваться, с трудом приспосабливаясь к требованиям соответствующей социальной роли.

Возбудимая психопатия (эмоционально неустойчивое расстройство личности (F60.3))

Основным признаком психопатии возбудимого (эксплозивного) типа является постоянно присутствующая склонность к неадекватным, неконтролируемым вспышкам безудержного гнева, ярости. Они возникают по самым незначительным поводам и характеризуются агрессивным (часто делинквентным) поведением. Как и при других психопатиях, состояния декомпенсации чаще возникают в конфликтных, фрустрирующих ситуациях. Агрессивное поведение в рамках физиологического и даже патологического аффекта может быть отчасти спровоцировано окружающими, однако в некоторых случаях дисфорические состояния с импульсивной разрядкой могут возникать спонтанно.

С раннего возраста подобные лица характеризуются эмоциональной несдержанностью, бескомпромиссностью, низким порогом раздражения, имеют репутацию «трудных детей». Они склонны к агрессивному поведению, необузданности, стремятся к лидерству. Их эмоциональная жизнь не контролируется ни мышлением, ни волей. Конфликтность, иногда брутальная, является единственным способом разрешения проблемных ситуаций. При этом, однако, часто достигается прямо противоположный результат – эскалация конфликта. Эксплозивные психопаты неуживчивы, склонны к жестоким поступкам, угрозам, легко наживают себе врагов. Напряженность отношений с окружающими даже при наличии критики к своему поведению делает их семейную и профессиональную жизнь проблематичной, а стойкие декомпенсации нередко приводят на скамью подсудимых.

В тех случаях, когда дисфорические реакции возникают в контексте других личностных особенностей – педантичности, обстоятельности, ригидности, злопамятности, обидчивости, – говорят о т.н. эпилептоидной психопатии.

Истерическая психопатия (истерическое расстройство личности (F60.4))

Главным признаком истерической психопатии П.Б. Ганнушкин (1933) считал стремление обратить на себя внимание окружающих любой ценой. Эта черта проявляется в неестественности поведения, театральности, позерстве, демонстративности, ретушированности экспрессивных, речевых реакций, телесной пластики. Имея завышенный уровень притязаний и будучи высокого мнения о себе, эти личности требуют соответствующего отношения со стороны окружающих. Интеллектуальная ограниченность, несоответствие, как правило, заурядных способностей и внешних данных избранной роли компенсируется хвастовством, лживостью, патологическим фантазированием. В отличие от обычных лгунов эти пациенты убеждены в реальности своих фантазий, живут в выдуманном ими, воображаемом мире, где им отводится особая, исключительная роль. Довольно часто эти построенные на экзальтированных чувствах «воздушные замки» лишены элементарных реальных рациональных оснований. В связи с доминацией у этих субъектов первой сигнальной системы («художественный тип» по И.П. Павлову) ментальная составляющая личности развита у них недостаточно и все жизненные интересы и ценности концентрируются в сфере инстинктов, витальных ощущений, эмоционально насыщенных телесных переживаний. Но и в этом отношении пациенты также характеризуются ущербностью. Общий психический инфантилизм обычно сочетается с физиологическим. При ядерных формах личностная патология нередко сочетается с задержками полового развития, дисменореей, бесплодием, вагинизмом, аноргазмией у женщин, импотенцией, гомосексуализмом у мужчин.

Конфликты, связанные с невозможностью удовлетворить завышенные эгоистические потребности за счет окружающих, разрешаются, как правило, на основе шантажного принципа или посредством бурных протестных реакций. В зависимости от степени выраженности конфликта они располагаются в диапазоне от легких поведенческих нарушений до клинически оформленных стигм. Истерические реакции могут включать аффективные расстройства, аггравационное, симулятивное поведение, демонстративную ипохондричность. В тяжелых случаях (при декомпенсациях ядерных форм) в клинической картине наблюдаются суицидные поступки, судорожные припадки, сумеречные расстройства сознания, практически весь ассортимент фантомных симптомов и псевдосоматических заболеваний, в связи с чем истерия получила название «grand simulatris». Среди прочих наблюдаются истерические слепота, глухота, парезы, параличи, заикание, неукротимая рвота, аналгезия, астазия, абазия и т.д.

Истерические проявления могут временно компенсироваться, если окружающие по каким-либо причинам принимают правила навязываемых им отношений. Однако при отсутствии внешних проявлений в этих случаях происходит дальнейшее углубление психопатических черт и завышенных экзистенциальных притязаний, что становится предпосылкой еще более тяжелых конфликтов в будущем при изменении жизненной ситуации. Так, например, воспитание по типу «кумира семьи», компенсирующее поначалу истерические проявления, в дальнейшем становится причиной невозможности адаптироваться в условиях самостоятельной жизни (при поступлении в вуз, на работу, военную службу или замужестве), что чаще всего сопровождается клиническими проявлениями.

В зрелом возрасте чаще у женщин видимость компенсации возможна при благоприятно складывающейся семейной ситуации – отсутствии материальных проблем при наличии мужа, покровителя, любовника, готового (по разным причинам) исполнить любой каприз своей избранницы. Период мнимого благополучия и бесконфликтного существования в этих случаях обычно завершается с началом климакса, меняющего экзистенциальную роль и лишающего соответствующих привилегий.

Попытки психотерапевтической или педагогической коррекции установок психопатической личности могут быть эффективны только в отношении отдельных жизненных ситуаций и не в состоянии изменить характерологических девиаций пациента в целом (критерий «стабильности» П.Б. Ганнушкина). Тем более к этому неспособны сами больные с их эгоизмом, интеллектуальной ограниченностью, эгоцентрической направленностью эмоционально-волевой активности. По этим причинам они лишены возможности длительно и серьезно стремиться к позитивной внутренней трансформации (перфекционизму), и без того считая себя безупречными. Все усилия направляются исключительно на то, чтобы убедить в этом других.

Декомпенсации в зависимости от тяжести психопатических отклонений проявляются в виде ярких аффективных или протестно-поведенческих реакций, стойкими симптомами истерического невроза и даже истерическими психозами.

Механизмами психологической защиты являются вытеснение, регрессия, идентификация и диссоциация.

Психастеническая психопатия

Психастения относится к тормозимым психопатиям. Главными характерологическими чертами этих пациентов являются тревожность, мнительность, неуверенность в себе, заниженная самооценка. В этом отношении их установки и стиль поведения диаметрально противоположны истерическому. Если истерическое поведение по большей части представляет собой бессознательное воплощение эмоциональных порывов, чувственных желаний, витальных побуждений, то психастеники руководствуются главным образом рационализированными установками. Они склонны к тщательному планированию своего поведения. Боясь потерпеть поражение, испытывая страх перед возможной неудачей, они подолгу продумывают свои решения, проявляя педантизм, скрупулезность, излишнюю добросовестность и осторожность. Однако и при этом они редко остаются удовлетворены достигнутым результатом, оставаясь в нерешительности и избегая необходимости действовать. По этой причине они нуждаются в постоянной поддержке, ищут советов, одобрения и испытывают чувство привязанности к тем, кто готов удовлетворить эту их потребность.

В целом же, испытывая чувство несостоятельности, неуверенности в себе, они стараются избегать контактов с окружающими, стремятся остаться в тени, на вторых ролях, занимая соответствующие социально-профессиональные ниши. Если эти намерения осуществляются, возможна длительная компенсация. Они способны упорно и плодотворно трудиться в рамках поставленных перед ними конкретных задач. В коллективе сотрудников их ценят за добросовестность, трудолюбие, пунктуальность. Если эти качества перестают быть средствами достижения общезначимой цели, превращаясь в способ самоутверждения, то педантизм, мелочная принципиальность, упрямство, холодный формализм превращаются в источник конфликтов и ведут к декомпенсациям. Их клиническое содержание может включать различные навязчивости, ритуалы, ипохондрические и депрессивные расстройства. У некоторых больных тревожно-депрессивные переживания становятся причиной токсикоманий, алкоголизма. Механизмами психологической защиты при психастении являются рационализация, гиперкомпенсация, подавление.

В МКБ-10 выделяется три варианта тревожных личностей:

Ананкастное (обсессивно-компульсивное) расстройство личности (F60.5) характеризуется склонностью к формированию навязчивых мыслей и влечений, повышенной педантичностью, приверженностью к социальным условностям, стремлением к совершенству (перфекционизмом) в ущерб удовольствию и здравому смыслу.

Тревожное (уклоняющееся) расстройство личности (F60.6) – постоянная озабоченность своей социальной несостоятельностью, физической непривлекательностью с ограничением жизненных целей ввиду потребности в безопасности, уклонением от социально-ролевой и профессиональной деятельности, требующей значимых межличностных контактов из-за страха неодобрения или отвержения.

Зависимое расстройство личности (F60.7) – с потребностью патронажа со стороны окружающих, повышенной подчиняемостью, постоянной зависимостью от партнеров в межличностных отношениях, отсутствием самостоятельности, беспомощностью.

Астеническая психопатия (F60.8)

Наиболее характерными признаками астенической психопатии являются низкая толерантность к повседневным физическим и психическим нагрузкам, повышенная истощаемость, утомляемость. Эти пациенты страдают от неуверенности в своих силах, неспособны к преодолению жизненных трудностей. Они тревожны, застенчивы, обидчивы, ранимы, имеют заниженную самооценку, склонны к ипохондрическим реакциям, формированию сверхценных идей отношения, самоуничижения. На этом фоне у них часто наблюдаются явления вегетативной дистонии, повышенное внимание к своим внутренним ощущениям, что иногда на долгие годы делает их пациентами интернистов или побуждает к лечению у народных целителей, шарлатанов. Декомпенсации астенической психопатии наблюдаются при изменении привычного уклада жизни, повышении уровня требований со стороны ближайшего окружения, партнеров по профессиональной деятельности.

Помимо вышеописанных вариантов психопатий, включенных в номенклатуру МКБ-10, в клинической практике встречаются и некоторые другие.

Аффективные типы психопатий

Ведущим расстройством при этом типе психопатий является нарушение эмоционального фона, что может проявляться в виде его нестабильности либо в стойком преобладании одного из его вариантов: повышенного настроения (гипертимия) или пониженного (дистимия).

У пациентов с аффективными психопатиями изменение эмоционального фона может происходить как неадекватная реакция на внешние обстоятельства, так и спонтанно – по типу сезонных обострений. В этом отношении динамика психопатических фаз при циклотимии напоминает течение МДП, однако характеризуется меньшей (субпсихотической) выраженностью.

Лицам с дистимическим вариантом свойственны пессимистический взгляд на жизнь, оценку своего настоящего и будущего. С детства они отличаются замкнутостью, капризностью, плаксивостью. Они редко испытывают положительные эмоции, тяжело переживают свои неудачи, легко впадают в отчаяние, склонны возлагать ответственность за подобное мировосприятие как на окружающих, так и на себя. Им свойственны скептицизм, мучительное чувство вины.

Гипертимики постоянно пребывают в повышенном настроении. Они деятельны, активны вплоть до назойливости, легко увлекаются авантюрными планами, проектами, переоценивают свои силы, способности. Профессиональная или общественная деятельность, к которой они активно стремятся, редко оказывается продуктивной и редко ведет к конкретным результатам. Гораздо чаще она становится причиной конфликтов, жизненных кризисов и клинических декомпенсаций.

Эмоционально тупые

Психопатия этого типа характеризуется ущербностью высших эмоций, нравственных чувств (чувства долга, стыдливости, совестливости, сочувствия, чести). Эта нравственная дефицитарность проявляется в эгоистичности, жестокости, черствости, безразличии или сознательном пренебрежении нормами морали. Уже в детстве у этих пациентов наблюдаются выраженные поведенческие расстройства. Они издеваются над слабыми и беззащитными, мучают животных, проявляют безосновательную враждебность к окружающим, близким. Формы удовлетворения извращенных влечений часто поражают своей бессмысленной жестокостью, садизмом. Они склонны к асоциальному поведению, агрессивности, воровству, часто убегают из дома, бродяжничают, совершают правонарушения. Состояния алкогольного или наркотического опьянения часто протекают у них в измененных формах и сопровождаются делинквентным поведением. К критической оценке своих поступков они, как правило, не способны. Компенсации этой разновидности психопатий наблюдаются редко. Клиническое освидетельствование или судебно-психиатрическая экспертиза в этих случаях обычно вызывает вопрос о необходимости дифференциальной диагностики с ядерными формами шизофрении.

Завершая раздел описания клиники психопатий, следует отметить, что в чистом виде представленные варианты встречаются нечасто. Различные типы личностных расстройств под влиянием внешних обстоятельств могут приобретать сходные черты. С другой стороны, генетические предпосылки характерологических аномалий в конкретных условиях реальной жизненной ситуации могут приобретать различное воплощение. Иногда отдельная человеческая индивидуальность может сочетать в себе целый ряд разнородных (в некоторых случаях взаимоисключающих) аномальных проявлений. Этот вариант расстройства личности называется мозаичной психопатией. Вопросы дифференциальной диагностики с другими психическими заболеваниями в этих случаях приобретают особую актуальность.


Этиология и патогенез психопатий

Изучение этиопатогенеза психопатий традиционно развивалось в двух направлениях: конституционально-генетическом и социально-психологическом.

В рамках первого направления формирование психопатической личности объясняли с позиций теорий дегенерации, наследственной отягощенности, недостаточностью нервно-психических функций, приобретаемой во внутриутробном периоде или в раннем детском возрасте. С точки зрения этих подходов причиной психопатий является неполноценность центральной нервной системы, проявляющаяся в органической или функциональной церебральной недостаточности.

Клиническими исследованиями было доказано, что среди лиц, перенесших родовые травмы, а также имевших различные вредности, сопровождавшиеся поражением ЦНС в раннем детстве, число пациентов с личностными аномалиями было существенно выше, чем в популяции в среднем.

В пользу конституционально-генетической теории свидетельствуют работы Э. Кречмера, установившего корреляции между типом телосложения человека и его характерологическими особенностями. Эта точка зрения также подтверждается изучением монозиготных (однояйцевых) и дизиготных (разнояйцевых) близнецов. Совпадение (конкордантность) характерологических особенностей у первых наблюдается гораздо чаще. Это правило оставалось в силе даже тогда, когда монозиготные близнецы по каким-либо причинам воспитывались в разных семьях.

Большое значение для понимания особенностей психического функционирования в зависимости от конституциональных характеристик церебральных процессов имели работы И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности и функциональном взаимодействии первой и второй сигнальных систем. Предложенные И.П. Павловым физиологические модели деятельности центральной нервной системы позволяют понять биологические предпосылки формирования характера человека как в норме, так и в патологии и сохраняют свою актуальность на сегодняшний день.

Большинство отечественных авторов традиционно придерживаются точки зрения наиболее авторитетного исследователя проблемы психопатической личности – П.Б. Ганнушкина, который рассматривал происхождение по крайней мере истинных («ядерных») психопатий в рамках конституциональной теории.

Вместе с тем практически все исследователи независимо от занимаемой позиции соглашаются с тем, что эта проблема нуждается в многоплановом подходе. Поэтому социально-психологические теории не столько утверждают альтернативную теорию, сколько дополняют общую картину.

Так было установлено, что расстройства личности с высокой частотой отмечаются у лиц, воспитывавшихся в условиях «неполного дома» (без одного из родителей) или при наличии тяжелой конфликтной ситуации в семье. Родительская авторитарность, подавляющая активность, самостоятельность, часто формирует психастенический характер, воспитание по типу «кумира семьи» ведет к развитию истерических черт, по типу «золушки» с эмоциональной и физической дискриминацией может сформировать шизоидные, аффективные, астенические аномалии характера и т.п.

В контексте социально-психологического направления, особенно в англоязычных странах, центральное место занимает психодинамическая концепция. В соответствии с фундаментальными положениями психоаналитической теории З. Фрейда психопатические расстройства объясняются нарушением межличностных отношений в периоде формирования у ребенка поведенческих стереотипов. Это имеет своим следствием остановку нормального развития («фиксацию на ранних стадиях») ребенка и формирует в дальнейшем различные патологические комплексы («эдипов, кастрации, неполноценности» и др.). Последние представляют собой (по мнению сторонников психоаналитической доктрины) набор извращенных психологических защитных механизмов, которые, обусловливая неадекватное, иногда криминальное, поведение, и представляют собой клиническое содержание психопатической аномалии.

При всей внешней эффектности психоаналитических моделей они носят в основном декларативно-априорный характер и не могут быть проверены опытным путем.

Среди многих других можно было бы упомянуть этологическую концепцию. Опираясь на исследования австрийского ученого Н. Лоренца, доказавшего роль механизма «импринтинга» (впечатывания) в формировании базисных поведенческих стереотипов у животных, эта теория особую роль отводит «ключевой фигуре» воспитателя, поведение которого клиширует, а в дальнейшем лишь стереотипно воспроизводит ребенок. Отсутствие позитивной «ключевой фигуры», таким образом, может вести к развитию характерологических аномалий.

Заключая, следует еще раз указать на то, что ни одна из приведенных теорий не может в полной мере осветить все возникающие вопросы. Каждая из них может быть полезной для понимания конкретного клинического случая. Поэтому, несмотря на отсутствие единой общепризнанной концепции этиопатогенеза психопатий, приведенный обзор мнений должен быть принят к сведению.

Лечение и профилактика психопатий

Основным направлением специфической профилактики должны быть мероприятия, направленные на создание нормальных условий развития на ранних стадиях онтогенеза (в пренатальном и раннем постнатальном периодах). Они включают предупреждение, выявление и лечение различных заболеваний матери и ребенка, создание благоприятных условий жизни, обеспечивающих его нормальное развитие и воспитание.

Помимо медицинского и педагогического аспекта существуют и другие. Когда речь идет о благополучии семьи, следует иметь в виду все то, что определяет уровень и качество жизни, относится к вопросам неспецифической профилактики и лежит в сфере ответственности государства перед своими гражданами.

Что касается лечения, то помощь больным психопатиями врачам приходится оказывать в редких случаях, (относительно количества нуждающихся) поскольку в состояниях компенсации лишь очень немногие пациенты в нашей стране обращаются к психологу или психотерапевту. В состоянии декомпенсации психиатр имеет дело по сути с различными осложнениями – психогенными состояниями, заболеваниями, алкоголизмом, токсикоманиями, которые лечатся в соответствии с имеющимися стандартами.

Лечение психопатии само по себе должно преследовать цель позитивной перестройки всего годами формировавшегося «склада личности», формирование новых установок, системы ценностей, нового отношения к себе и окружающему миру и т.д. и т.п.

Речь в этих случаях идет по существу о психопротезировании. Трудно представить себе реально мыслящего врача, готового поставить перед собой подобную задачу.

Поэтому чаще всего на практике речь идет о попытках воздействовать на отдельные проявления психопатий – тревогу, повышенную возбудимость, астенические нарушения и т.д. Являясь по сути симптоматической, подобная терапия, компенсировав то или иное парциальное нарушение, может способствовать улучшению адаптации пациента к негативному экзистенциальному фону в целом. Наличие тревоги является показанием для назначения транквилизаторов. При стойком снижении настроения назначают антидепрессанты. Повышенная возбудимость, ведущая к поведенческим нарушениям, купируется нейролептическими препаратами. Чаще всего применяются неулептил (который так и называется – «корректор поведения»), сонапакс, трифтазин, хлорпротиксен, эглонил. Для снятия аффективной напряженности, коррекции сверхценных идей при паранойяльной психопатии используются галоперидол, рисперидон, флюанксол, клопиксол. Также нейролептики эффективны для уменьшения выраженности обсессивных явлений, «умственной жвачки» у психастеников. Для устранения дисфорических расстройств при «органических психопатиях» назначают карбамазепин (финлепсин), депакин и другие вальпроаты. При астенической психопатии показано назначение нейрометаболиков (циннаризин, кавинтон, аминалон, витамины).

По мнению большинства специалистов биологическая терапия психопатий носит вспомогательный характер. Основная роль в коррекции установок личности, формировании оптимального стиля взаимоотношений пациента с окружающими принадлежит психотерапии. В зависимости от типа психопатии и конкретной жизненной ситуации используются как методы групповой, так и индивидуальной психотерапии. Применяются как ее патогенетический, так и суггестивный варианты (чаще при истерической психопатии).

В англоязычных странах особой популярностью пользуется психоанализ, позволяющий перевести на уровень сознания вытесненные патологические комплексы и отреагировать их. Индивидуальная психоаналитическая терапия продолжается месяцы, иногда годы. Из групповых методов психотерапии также часто применяется т.н. психодрама. В процессе тренингового взаимодействия с другими членами группы по соответствующему сценарию пациенту предоставляется возможность в искусственно созданной игровой ситуации осознать и отреагировать имеющиеся у него патологические комплексы. К сожалению, объективно оценить эффективность этих техник по сравнению с другими методами не представляется возможным.

Тест-картинка: какой вы тип личности

Не задумываясь, выберите картинку, которая вам больше всего нравится, и ниже прочитайте описание вашей личности

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1. Доверчивая личность

Вы тип человека, который пускает почти любого в свою жизнь и сердце. Вы считаете, что лучше рискнуть и получить травму, чем закрыть себя от людей. Вы никому не показываете свои страхи и неуверенность. Вы считаете, что сами должны решать свои проблемы. Вы пытаетесь отдавать всего себя людям, даже если у самого на душе кошки скребут. Помогая другим, вы залечиваете свои раны.

2. Педантичная личность

Вы — тип человека, который всегда пытается произвести хорошее впечатление и поступать правильно. Вы полагаете, что ваши поступки имеют значение в жизни других. Вы не показываете людям свое волнение и то, что вы расстроены. Вы стараетесь быть лучше, ведь это — самое малое, что вы можете сделать со своим временем на этой планете.

3. Жертвенная личность

Вы пытаетесь найти свой мир везде, где это возможно. Ищете свое место в этом запутанном мире. Вы не показываете людям свои темные мысли. Вы прошли через многое. Можно сказать — вы мастер «собирания» себя после падения.

4. Мыслительная личность

Вы из тех людей, которые любят все обдумывать. Вы любите находить глубокий и скрытый смысл вещей. Вы порой очень сильно погружаетесь в свои мысли, что иногда вам трудно вернутся обратно. Вы не показываете другим, насколько вы не уверенны во всем. Вы можете однозначно в чем-то разобраться, но все еще оставаться не уверенным по этому поводу. Жизнь вы представляете головоломкой, и вы не наиграетесь, пока не соберете все части воедино.

5. Загадочная личность

Вы даже для себя являетесь загадкой… Удачи тем, кто попробует понять вас. Вы, как паутина противоречий, легко меняете свое настроение. Стоит вам найти себя, как вы тут же меняетесь и начинаете свой поиск заново. Вы — человек немногословный и запутывающий других, а иногда и себя самого в своих действиях. Вы предпочитаете понаблюдать за человеком, прежде чем завести беседу. Вы говорите только то, в чем уверены.

6. Чувствительная личность

Вы тип человека, который все замечает и ничего не забывает. Вы очень чувствительный, и даже самые незначительные вещи могут произвести впечатление на вас. Вас легко довести до слез или смеха. Вы не многим показываете, насколько вы хрупки. Вместо этого Вы показываете, насколько проницательными вы можете быть. Возможно, вы можете предвидеть, что в будущем произойдет в вашей жизни.

7. Энергичная личность

Вы тип человека, который все время энергичен или… влюблен. Вы очень проницательны. Вы или любите, или ненавидите. У вас есть тонна и больше мнений… И на поступки вы решаетесь быстро. В вас много энергии, но зачастую вы бываете нервным. Все для вас очень большая ставка. Иногда вы не можете не создавать драму у себя в голове.

8. Эксцентричная личность

Вы тип человека у которого необычные интересы и убеждения. Не очень любите правила. Зачастую действуйте по принципу: «Что хочу, то и ворочу, и пусть будет, что будет». Вы открыты для других людей. Вы просто смеетесь над теми, кто пытается вас изменить. Не любите быть частью серой массы людей.

9. Интуитивная личность

Вы — тип человека, который очень хорошо понимает мир и других людей. Можете сказать очень многое по выражению лица или по тону голоса человека. Чувствуете, когда вам лгут. Вы показываете миру только то, что хотите показать. Вы чувствуете, когда вами манипулируют, и знаете, как управлять кем-то, если это нужно. Но обычно вы не прибегаете к этому.

Источник: https://psi-technology.net/

Post Views: 669

Педантичный тип личности

Педантичный тип личности

 

Педантичная личность распознается не сразу. Чтоб ее понять, нужно принять вместе с ней участие в каком-либо деле, вместе работать или жить. Тогда педантичная личность начинает постепенно раскрываться. Основными чертами такого человека являются дотошность, скрупулезность, пунктуальность. При крайней и явной выраженности черт такой личности появляются патологические свойства ананкастической психопатии.

 

Такая патология характеризуется «невозможностью», «неумением» принимать решения. Это «неумение» заключается в том, что педантичные личности не могут предпринять последний шаг и от обдумывания перейти к действиям. Они тянут с решением, многократно проверяя и перепроверяя его даже тогда, когда для здравого человека проверять уже как бы нечего.

 

Нескончаемая «умственная жвачка» и нерешительность характеризуют личность ананкастического типа. Такая личность раз за разом прокручивает все решения, убеждая себя в невозможности найти еще лучшее решение, и никак не решится сделать последний шаг к действию.

 

Постоянные многократные проверки выполненной работы, многократная проверка бытовых приборов при уходе из Дома — выключен ли газ, утюг, кран, закрыты ли двери — сопровождается троганием и подергиванием ручек, многократным хождением по квартире. И это при том, что у них ни разу не бывало, чтобы был оставлен включенным утюг или Газ, оставлена открытой квартира.

 

Любая домашняя работа у ананкаста занимает больше времени, чем у других. Это связано с тем, что он многие вещи делает по несколько раз: посуда моется 3—4 раза, при приготовлении пищи овощи тщательно и несколько раз моются, очищаются, дотошно осматриваются, крупы перебираются по крупинке. Но во многих случаях до такой крайности дело не доходит.

 

Существует несколько акцентуаций педантичности характера. Когда поведение такого человека остается в рамках допустимого для общества, он может даже иметь преимущества во многих видах деятельности. Таких людей отличают основательность и серьезность.

Это люди долга. Если они сказали — значит, они свою работу сделают основательно и хорошо. Поэтому таких людей в производственных коллективах ценят и уважают. К работе они относится добросовестно. Им чужды поспешность, расхлябанность, любая мелочь не уйдет от их внимания.

 

Это люди одного места. Они не любят менять место работы, обычно дорожат им и любят свой коллектив.

 

В работе иногда они могут «доставать» своим занудством, крючкотворством, формализмом, но именно на такой работе, где эти качества востребованы, они лучше и успешней справляются.

 

Иногда при определенных обстоятельствах они склонны к психостении, ипохондрии. Имея много положительных черт, такие люди становятся руководителями (часто не по своей воле поднимаются до «уровня своей некомпетентности»), ввиду того, что хорошо выполняли предыдущие обязанности. Будучи руководителями, они боятся принимать ответственные решения, связанные с риском.

 

Возможно, они боятся брать на себя ответственность за поступки других. Это прекрасные экономисты, бухгалтеры, финансис¬ты, банкиры, а также специалисты многих других профессий, где ценятся формализм и буквоедство в хорошем смысле слова.


< Предыдущая   Следующая >

Педантичных примеров

Когда кто-то слишком озабочен буквальной точностью или формальностью, этого человека можно назвать педантичным. Педантичные люди демонстрируют свои знания, исправляя небольшие ошибки, которые не имеют значения в общем плане. Они часто используют громкие слова в ситуациях, когда они неуместны. Они настойчиво ищут точные детали до такой степени, что это утомительно. Откройте для себя педантичные примеры из повседневной жизни и литературы.

Примеры педантичного поведения

Если вы когда-либо задавали кому-то простой вопрос, только чтобы тот начал длинную экспозицию, наполненную нерелевантной информацией, скорее всего, вы столкнулись с педантом (произносится педантом).Если простой вопрос приводит к пятиминутной диссертации (или дольше!), Их педантичное (произносится как ped-ant-ic) поведение может заставить вас броситься к ближайшему выходу.

  • Поль, профессор, был на экскурсии по музею Родена со своей девушкой. Несколько раз на протяжении тура Пол прерывал гида, чтобы перебить его мысли и мнения, даже противореча профессиональному гиду всезнайкой. Его девушка пришла в ужас.
  • Класс по математике получил прозвище «Калькулятор для поэтов», потому что он привлекал в основном английских и литературных специальностей.Несмотря на то, что это должно было быть введением в математический анализ и быть простым для понимания, профессор читал им лекции, как если бы они были докторантами, увлеченными продвинутым математическим анализом.
  • Шерри задала Нику простой вопрос и ожидала короткого ответа. Ник начал академическую лекцию. Спустя пятнадцать минут и много громких слов, все еще не приближаясь к ответу, Шерри извинилась от разговора, подумав: «Если бы я знала, что он собирается читать мне лекцию, я бы никогда не открыла рот!»
  • Джо спросил Хилари, какая у нее любимая пицца в Чикаго, поскольку она много раз бывала в Чикаго.«Что ж, — сказала Хилари, — это зависит от того, что вам нравится. Традиционный способ приготовления пиццы требует много времени, усилий и решимости. Не каждый может приготовить пиццу так, как я. Вы должны убедиться, что ресторан поставляет только самые свежие ингредиенты прямо из Неаполя и … »Джо, плохо переносящий снобов, улыбнулся и кивнул, но не слушал ее.
  • Синоптик сказал: «Осадки будут накапливаться высоко в атмосфере, смешиваясь с движущимися с северо-востока реактивными потоками, которые витали над штатами Новой Англии.«Эрика спросила свою маму, что это означает. Ее мама сказала:« Он имеет в виду, что завтра может пойти дождь ». Эрика ответила:« Почему он просто не сказал этого? »
  • Сью спросила Лесли, нравится ли ей посещать музей, ожидая ответа Или нет ответа. Вместо этого Лесли продолжала бубнить, описывая каждую выставку, которую она видела по порядку, подробно рассказывая историю каждого предмета. Это заняло больше времени, чем посещение музея лично!

Педантичные примеры в литературе и развлечениях

В книгах и других развлечениях есть несколько особенно педантичных персонажей.

  • В «Потерянном труде любви» Шекспир дошел до того, что назвал одного из своих персонажей подвеской. Олоферн Педант очень точен в своих описаниях до избыточности, излишне описывая одно и то же несколькими словами до раздражительности. Над его персонажем надо смеяться.
  • Шерлок Холмс, известный в литературе, телевидении и кино, находит хорошее применение своему высокому интеллекту и педантичности в раскрытии преступлений. Он производит впечатление душного и всезнайки, но добивается результатов.Его выходки по оказанию помощи полиции были обновлены, модернизированы и рассказаны по-разному.
  • В «Великом Гэтсби» , Том Бьюкенен производит впечатление педантичного и глупого человека, поскольку он неправильно использует слово «затопленный», чтобы описать то, чего он боится, будет судьба белой расы, и слово «свинарник» в контекст проведения вечеринок, таких как гламурные мероприятия, которые устраивает Джей Гэтсби.
  • Умеренность Бреннан из серии книг Кэти Райх и телешоу « Кости, » — педантичный персонаж.Высокообразованный судебный антрополог, она говорит на языке своей профессии даже с неспециалистами. Она очень точна и детальна в своей работе и стиле общения.
  • В ситкоме «Теория большого взрыва» Шелдон Купер — пример педантичного персонажа. Он очень хорошо осведомлен, но ему не хватает социальных навыков, чтобы знать, когда не начинать сугубо техническую дискуссию, которая другим не интересна. Он гордится тем, что умнее других, и чрезмерно хвастается своим IQ.

Обидчивые педанты

Термин «педантичный» обычно имеет негативный оттенок. Педантов часто (но не всегда) в книгах и телешоу изображают скучными или безрадостными. Однако не стоит слишком огорчаться на педантов, поскольку у их поведения может быть много причин.

Использование педантизма в предложении

Если вы пишете рассказ, вы можете добавить в свой рассказ педанта. Взаимная неприязнь — отличный способ сблизиться с другими персонажами.Изучите несколько примеров предложений, в которых слово «педантичный» используется для описания человека или персонажа.

  • Знанием следует делиться скромными потоками, а не волнами педантичных треп.
  • Несмотря на то, что доктор Дензел был одним из ведущих мировых экспертов по Холокосту, он передавал свои знания с рвением и энтузиазмом, привлекая аудиторию, не будучи педантичным .
  • Ее лекция о путешествиях была полностью педантичной .То, о чем она болтала три часа, можно было сделать менее чем за один.
  • Каждый раз, когда директор созывал собрание, в первой части он рассказывал о том, как он учился вместе с кем-то, кто был номинирован на Нобелевскую премию мира. Хотя он думал, что вдохновляет своих учеников, они думали, что он был педантичным .
  • Наш новый дрессировщик был слишком педантичным . Вместо того чтобы философски рассуждать о психологии животных, она могла бы просто рассказать нам, как заставить нашу собаку слушать.
  • Друзья-инженеры Боба сочли его таким педантичным , что они перестали приглашать его на вечеринку по пустякам.
  • Я бы не хотел застрять в лифте с этим редактором моды. Она такая педантичная , что, наверное, читала бы мне лекцию о моем стиле, пока у меня в ушах не звенело.

Рассмотрите возможность включения педантичных персонажей

Не исключайте людей с педантичными наклонностями из своей жизни и писательского мастерства. Полностью закругленные истории должны включать персонажей нескольких типов; добавление педантичного персонажа может быть именно тем, что нужно рассказу.Просмотрите несколько примеров педантичной дикции, чтобы убедиться, что вы правильно развиваете этот тип персонажа. Затем наблюдайте, как разворачивается ваша история, пока постоянный педант знакомит других с различными элементами сюжета. При создании литературы так важно черпать из жизни. Это включает в себя использование всех типов персонажей: хороших, плохих, уродливых и педантичных!

Педантическая семантика: или я не думаю, что это слово означает то, что, по вашему мнению, оно означает

Семантический: «относящийся к разным значениям слов или других символов или возникающий из них: семантическое изменение; семантическая путаница.«

Pedantic»: чрезмерно озабочен мельчайшими деталями или формализмами, особенно. в преподавании ».

Как преподаватель английского, я понимаю, что использование языка со временем меняется, что слова меняют значения. Мне это может не очень нравится. Серьезно, спросите меня, как я отношусь к людям, которые называют кафедры подиумами? Это действительно беспокоит дерьмо из меня! А как насчет того, как сокращенное до, ’til, стало до? Принятое использование и все такое, я понимаю, но большая часть изменений в использовании слов происходит из-за небрежности людей, которые неправильно используют слова во-первых, пока все педантичные в использовании слов не поднимут руки вверх в обиженной капитуляции, мы застряли в некоторых вещах, таких как касса и подиум, до тех пор, пока следующее поколение не придет и не сделает все это безмолвным. (ха, нет, это не значит! —- спорно! Проклятье!).

Итак, когда кто-то использует нарциссизм, чтобы описать Брайана Дира, потому что у него есть веб-сайт с, задыхаясь, 36 фотографиями самого себя за всю его жизнь, конечно, я почти уверен, что это (а) потому что кто-то снова пописал в его чирио и (б) потому что он не понимает нарциссизма. Я понял; это все равно, что использовать шизоид или шизофреник для описания чего-либо, когда действительно имеется в виду раздвоение личности или диссоциативная личность. Это глупая, но популярная ошибка, и она совершается часто. Эгоцентричный; Если вы хотите сказать, что Олень был поглощен собой, вы могли бы более правильно определить его страницу с фотографиями как таковую.Однако я считаю, что если вы раньше не были на facebook, flickr или других социальных сетях, вы можете не осознавать, что 36 фотографий за КУРС жизни, превышающий 36 лет, даже не подходят для эгоцентризма. Нет и веб-сайта. Да и сайт Дира вряд ли можно назвать «помойкой самолюбия».

Нет, 36 фотографий даже не считаются эгоцентричными. В Facebook есть люди, которые делают несколько снимков себя, публикуют их все и делают это каждый день, день за днем, и я даже не скажу, что это эгоцентричный.Они просто делятся друг с другом, и это (пока они одеты!) Нормально. В конце концов, время летит и все такое. У них будут прекрасные фотографические записи каждого дня своей жизни, не так ли?

Итак, вы можете видеть, что, когда у человека нет топора, который нужно заткнуть поверх сильной ненависти к человеку, 36 фотографий даже не квалифицируются как эгоцентричные.

Нарциссизм здесь ненадлежащим образом используется Кросби как краткое прилагательное о человеке, который десять лет пытался разоблачить махинации своего героя (еще раз объясните мне, как люди, которые клянутся богом, что 12.5 мкг тимеросала вызвали аутизм у их ребенка. Думаю, Уэйкфилду, обвинявшему MMR, удалось свалиться с ним? Почему им не нравится RFK junior? О, верно. Уэйкфилд более мечтательный, чем RFK-младший. И Уэйкфилд в конце концов обиделся на обезьян, не так ли?).

Я знаю, что люди там часто крайне нечувствительны к людям с ограниченными возможностями и с расстройствами, идентифицированными DSM, например, с нарциссическим расстройством личности. Кроме того, я нахожу захватывающим то, что существует так много нейротипиков, которые демонстрируют ужасающее отсутствие сочувствия и теории разума…

Возможно (ха-ха, как будто они так и поступили бы) тем людям, которым нет ничего лучше, чем назвать Дира нарциссом, следует внимательно изучить критерии DSM для нарциссического расстройства личности. Возможно, это поможет им проявить сочувствие и, по крайней мере, склонить их к правильному использованию слов. О, я знаю, приведите словарное определение, почему бы вам не сказать, что 36 фотографий Дира представляют собой «чрезмерное увлечение собой; чрезмерное самолюбие; тщеславие». Если да, см. Мои абзацы выше.О, и посмотрите вверх чрезмерно и чрезмерно. Показ собственных фотографий с течением времени также не демонстрирует тщеславия: «чрезмерная гордость за свою внешность, качества, способности, достижения и т. Д.; Характер или качество тщеславия; тщеславие». Только фотографии не могут продемонстрировать тщеславия. У нас нет возможности оценить его внутреннее состояние, чтобы увидеть, было ли чувство гордости или было ли оно чрезмерным. Тщеславие никоим образом не уменьшит убедительности доказательств Оленя.

«Психология сегодня» описывает нарциссическое расстройство личности следующим образом:

«Нарциссическое расстройство личности включает высокомерное поведение, отсутствие сочувствия к другим людям и потребность в восхищении — все это должно постоянно проявляться на работе и в отношениях.Нарциссов часто называют дерзкими, эгоистичными, манипулятивными и требовательными. Нарциссы могут сконцентрироваться на маловероятных личных результатах (например, славе) и могут быть убеждены, что заслуживают особого отношения ».

Я не уверен, что это описывает, насколько разрушительным, насколько трудно и насколько обременительным может быть это расстройство, или

Конечно, у большинства диагнозов DSM есть подпороговые состояния, и NPD не исключение: «Нарциссизм — менее экстремальная версия нарциссического расстройства личности.Нарциссизм включает в себя дерзость, манипулятивность, эгоизм, мотивы власти и тщеславие — любовь к зеркалам. Родственные черты личности включают: психопатию, макиавеллизм ». Седикидес и др. (2004) отмечают, что субклинический нарциссизм — это« многогранный конструкт, состоящий из семи компонентов: автономия, правомочность, эксгибиционизм, эксплуатация, самодостаточность, превосходство и тщеславие ».

Не то чтобы я каким-либо образом предполагаю, что кто-то, кто занимается продажей ву, может обладать этими чертами…конечно нет. София Демблинг отмечает, что «люди с истинным НПЛ — редкие и пугающие существа, которых следует избегать, если это вообще возможно. Но, как и все черты личности, нарциссизм существует непрерывно, и есть такая вещь, как« нормальный »нарциссизм».

Ах, вот и все; есть нормальный нарциссизм. Согласно Куперу (2009), «среди психоаналитиков мало сомнений в том, что нарциссическое развитие является основной чертой психического развития в целом». У Оленя нормальный нарциссизм? Что ж, полагаю, это вопрос мнения.Я бы сказал, однако, что если ваши критерии оценки его как нарцисса основаны исключительно на 36 фотографиях самого себя в течение его жизни, то вы находитесь на шаткой почве.

Путь зыбкий.

Стеклянные дома и все такое.

Что касается гораздо более серьезного NPD, клиника Mayo объясняет это следующим образом:

«Нарциссическое расстройство личности пересекает границу здоровой уверенности и самоуважения, заставляя думать о себе так высоко, что вы ставите себя на пьедестал.Напротив, люди, у которых есть здоровая уверенность и чувство собственного достоинства, не ценят себя больше, чем других.

Когда у вас нарциссическое расстройство личности, вы можете показаться тщеславным, хвастливым или претенциозным. Вы часто монополизируете разговоры. Вы можете принижать или смотреть свысока на людей, которых считаете неполноценными. У вас может быть чувство собственного достоинства. А когда вы не получаете особого обращения, на которое, по вашему мнению, имеете право, вы можете стать очень нетерпеливым или злым. Вы можете настаивать на том, чтобы у вас было все самое лучшее — например, лучший автомобиль, спортивный клуб, медицинское обслуживание или социальные круги.

Но за всем этим поведением часто скрывается хрупкая самооценка. Вам сложно справиться со всем, что может быть воспринято как критика. У вас может быть чувство тайного стыда и унижения. А чтобы почувствовать себя лучше, вы можете отреагировать гневом или презрением и попытками унизить другого человека, чтобы выглядеть лучше ».

Конкретные критерии DSM:

« Распространенный образец грандиозности (в фантазиях или поведение), потребность в восхищении и недостаток сочувствия, начиная с раннего взросления и присутствуя в различных контекстах, на что указывают пять (или более) из следующего:

(1) обладает грандиозным чувством собственной важности ( е.g., преувеличивает достижения и таланты, ожидает признания превосходящего без соразмерных достижений)

(2) озабочен фантазиями о неограниченном успехе, силе, блеске, красоте или идеальной любви

(3) считает, что он или она является «особенным» и уникальным и может быть понят или должен ассоциироваться с другими особыми или высокопоставленными людьми (или учреждениями)

(4) требует чрезмерного восхищения

(5) имеет чувство собственного достоинства, т. е. необоснованные ожидания особо благоприятного обращения или автоматического соответствия его ожиданиям

(6) является межличностной эксплуатацией, т.е.д., использует других для достижения своих целей

(7) испытывает недостаток в эмпатии: не желает признавать или идентифицировать себя с чувствами и потребностями других

(8) часто завидует другим или считает, что другие зависть к нему или к ней

(9) демонстрирует высокомерное, высокомерное поведение или отношение «

К сожалению, критерии в DSM не дают полного описания того, что такое NPD, что это довольно редко (менее 1% ) или что человек с NPD нуждается в постоянной проверке из-за крайней неуверенности в себе.Многие из этих критериев также не отличаются от NPD. Диагностические ярлыки в DSM постоянно меняются и определяются комитетами, которые могут не следить за широким кругом научных данных по конкретному расстройству или, что еще хуже, полагаться на создание ярлыков, для которых нет адекватных, плохих или нулевых исследований. Таким образом, иногда критерии DSM также являются плохими дескрипторами.

Может быть, было бы чересчур педантично указывать на то, что в фотографиях самого Дира нет ничего особенно самовлюбленного. В конце концов, это нормальный континуум самопоглощения, и он выполняет здоровую защитную функцию.Нам нужно высоко думать о себе. Нам просто не следует думать о себе так высоко, чтобы впадать в крайности NPD. И снова фотографии самого себя демонстрируют самооценку.

Нам всем нравятся дескрипторы. Они нам нужны. Мы просто должны убедиться, что используем их точно. И если, используя дескриптор в качестве уничижительного, мы обнаружим, что он одинаково хорошо указывает на нас самих, ну, хммм. Я думаю, это зависит от множества разных вещей, получим ли мы то, что мы только что сделали.Ну что ж, нам все равно. Мы можем решить защищать свои слова и действия до самого конца.

Интересно, однако, если это самый сильный аргумент, который можно выдвинуть против Дира, что у него есть страница на его веб-сайте, посвященная фотографиям самого себя из детства и до взрослой жизни, зачем вообще беспокоиться? И кроме того, зачем запускать его дважды?

Источники

Купер А. (2009). Самовлюбленный-мазохистский персонаж. Psychiatric Annals, 39 (10), 904-912. DOI: 10.3928 / 00485718-20090924-02.

Седикидес Ч., Рудич Э.А., Грегг А.П., Кумаширо М. и Русбулт С. (2004) Нормальные нарциссы психологически здоровы ?: самооценка имеет значение. Журнал личности и социальной психологии, 87 (3), 400-16. PMID: 15382988

Как справляться с трудными людьми

Вы не можете «иметь дело» ни с кем, кроме себя. Чем больше вы пытаетесь справиться с ними, тем более тревожным, разочарованным и бессильным вы будете себя чувствовать. Перестаньте сосредотачиваться на них и на том, насколько они сложны, и переключите свое внимание на себя и на то, какими вы можете быть, когда имеете дело с кем-то, с кем вам сложно находиться рядом.

Важно

Мы сталкиваемся с трудными людьми во всех сферах нашей жизни; коллега, ваш подросток или малыш, клиент, ваши родственники или родители … они повсюду. Они могут сделать вашу жизнь очень напряженной и порождать в вас много негатива, заставляя вас бодрствовать по ночам, думая обо всем, что вы хотели бы сказать в то время. Вы чувствуете гнев и обиду, тревогу или страх. Вы берете это на себя и не на тех людей.

Если вы признаете, что считаете конкретного человека или даже ситуацию трудными, вы можете подготовиться, дать себе несколько вариантов и изменить способ взаимодействия с ними.

Для себя я знаю, что у меня будет очень сильная реакция на того, кто меня не слушает. Это вызывает у меня чувства разочарования, бессилия и обиды, которые я испытал в детстве, когда меня не слушали. Я чувствую себя маленьким, незначительным и хочу спрятаться, а не иметь с ними дела, потому что в любом случае это бессмысленно.

Итак, важно научиться иметь дело с трудными людьми.

Попробуйте эти предложения и посмотрите, как у вас дела.

1. Самый важный шаг — сместить фокус

Перестаньте видеть в них трудных людей.Измените язык и скажите: «… это тот, с кем мне трудно иметь дело».

Хотя это может показаться педантичным, это возвращает вам силу. Они по-прежнему трудны, и я уверен, что многие другие люди согласны с вами в том, что они трудны, но изменение предложения меняет вашу точку зрения и дает вам, , больше вариантов того, как с ними бороться.

Не поддавайтесь искушению критиковать себя за то, что вы считаете их трудными. Мы все считаем некоторых людей трудными — вы не одиноки в этом.

2. Отвечайте, а не реагируйте

Причина, по которой вы считаете некоторых людей трудными, заключается в том, что вы испытываете на них сильную эмоциональную реакцию. Они «заставляют» вас чувствовать себя тревожным, маленьким, раздраженным или бессильным. В их отношении есть что-то, что вызывает старые эмоциональные реакции, как я, когда кто-то игнорирует меня.

В этих ситуациях эмоциональная часть вашего мозга преобладает над вашим рациональным, логическим мозгом, и вы становитесь эмоциональным, чувствуете себя маленьким и застреваете, пытаясь контролировать свои эмоциональные реакции, вместо того, чтобы справляться с ситуацией как таковой.

В следующий раз, когда вы столкнетесь с кем-то, кого вы считаете трудным (выберите для начала относительно легкий), перестаньте сосредотачиваться на нем и на том, какими они могут быть, и верните свое внимание на себя.

Определите свое намерение, прежде чем взаимодействовать с ними

Очень часто мы пытаемся изменить свое отношение, чтобы сохранить мир, следуя линии наименьшего сопротивления или выбирая легкий путь. Мы не можем быстро думать или быть захваченными гневом или страхом.

Все это признаки того, что уровень адреналина (уровень тревожности) слишком высок, что заставляет ваше тело переходить в режим «бей или беги». Как только это произойдет, ваши эмоции определенно будут под контролем.

Итак, задайте свое намерение:

Управляйте своим беспокойством.

Сделайте глубокий вдох и по-настоящему заземлите себя — почувствуйте свои ноги в обуви и оставайтесь на связи с землей или стулом, поддерживающим ваш вес.

Не ждите полного спокойствия.Немного адреналина будет полезно, но важно контролировать свои реакции организма.

Отпустить результат

Не обращайте внимания на результат — вы всегда можете вернуться и изменить свое мнение о том, что происходит в разговоре. По мере того, как вы становитесь более напористыми в отношениях с людьми, которые кажутся вам трудными, вы можете начать включать в свои намерения определенный результат.

На ранних стадиях важно, , не иметь конкретной цели или результата, кроме как контролировать свое беспокойство.Для этого есть много причин, но, что наиболее важно, когда ваш уровень адреналина находится под контролем, вы будете мыслить более ясно, будете ставить достижимые цели и с гораздо большей вероятностью сможете договориться и пойти на компромисс, найти результат, подходящий для вас обоих или просто поймите, что с ними нельзя справиться, потому что они не пойдут вам навстречу.

3. Прекратите с ними общаться

Найдите способ, чтобы их комментарии скользили по вам. Покройте себя тефлоном, сформируйте вокруг себя пузырь или найдите другое изображение, которое вам подходит.Используйте шарф, украшение или куртку в качестве щита, чтобы защитить себя и перестать с ними связываться.

Станьте наблюдателем этих людей. Встаньте вне себя и наблюдайте, что они говорят и как ведут себя. Будьте интересны и любопытны (фантастическое противоядие от беспокойства в любых обстоятельствах).

Начните мысленно комментировать «это странно»; «Интересно, почему они считают, что должны так говорить со мной? Это грубо!»; «Я не такой, или это было не так».По сути, беспристрастный взгляд на то, что они делают. Признайте, что вы слышите, что они говорят, но не поддавайтесь искушению оправдать, объяснить или защитить себя.

Может быть полезно помнить, а может и нет, что критичные люди гораздо более критичны к себе, чем когда-либо к другим людям.

Оставайтесь на связи со своим состраданием и перестаньте осуждать их. Как говорится, две ошибки не делают правильных (и вы можете уйти с высоко поднятой головой).

Никогда не может быть оправдания запугиванию или оскорбительному поведению. Получите помощь и поддержку от друзей, семьи, коллег по работе или профессионалов, чтобы иметь дело с этими людьми. Для кого-то очень и очень трудно справиться с оскорбительным поведением и издевательствами в одиночку.

Педантичный стиль речи отличает синдром Аспергера от высокофункционального аутизма.

  • Адамс К. и Бишоп Д. В. М. (1989). Семантико-прагматический беспорядок: I. Обменная структура, поворот, ремонт и сплоченность. Британский журнал нарушений коммуникации, 24 , 211–239.

    Google Scholar

  • Американская психиатрическая ассоциация. (1987). Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств (3-е изд. Изм.). Вашингтон, округ Колумбия: Автор.

    Google Scholar

  • Американская психиатрическая ассоциация. (1994). Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств (4-е изд.). Вашингтон, округ Колумбия: Автор.

    Google Scholar

  • Аспергер, Х. (1944). Die autischen psychopathen im kindesalter. Archiv fur Psychiatrie und Nervenkrankheiten, 117 , 76–137.

    Google Scholar

  • Baltaxe, C. A. M., & d’Angiola, N. (1992). Сплоченность в дискурсивном взаимодействии аутичных, особенно с языковыми нарушениями, и нормальных детей. Журнал аутизма и нарушений развития, 22 , 1–22.

    Google Scholar

  • Бишоп Д. В. М. (1989). Аутизм, синдром Аспергера и семантико-прагматическое расстройство: где границы? Британский журнал нарушений коммуникации , 24, 107–121.

    Google Scholar

  • Бишоп Д. В. М. и Адамс К. (1989). Разговорные характеристики детей с семантико-прагматическим расстройством: II.Что приводит к суждению о несоответствии? Британский журнал нарушений коммуникации, 24 , 241–263.

    Google Scholar

  • Burgoine, E., & Wing, L. (1983). Идентичные тройняшки с синдромом Аспергера. Британский журнал психиатрии, 143 , 261–265.

    Google Scholar

  • Делонг Р. Г. и Дуайер Дж. Т. (1988). Корреляция семейного анамнеза с конкретными подгруппами аутистов: синдром Аспергера и биполярное аффективное заболевание. Журнал аутизма и нарушений развития, 18 , 593–600.

    Google Scholar

  • Илс, М. (1993). Прагматические нарушения у взрослых с детским диагнозом аутизм или расстройство рецептивной речи, связанное с развитием. Журнал аутизма и нарушений развития, 23, , 593–617.

    Google Scholar

  • Fine, J., Bartolucci, G., Szatmari, P., И Гинзберг, Г. (1994). Связный дискурс при распространенных нарушениях развития. Журнал аутизма и нарушений развития, 24 , 315–329.

    Google Scholar

  • Фрит, У. (1991). Аутизм и синдром Аспергера. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Газиуддин М., Батлер Л., Цай Л. и Газиуддин Н. (1994).Является ли неуклюжесть маркером синдрома Аспергера? Журнал исследований интеллектуальной инвалидности, 38 , 519–527.

    Google Scholar

  • Газиуддин, М., Цай, Л., и Газиуддин, Н. (1992a). Переоценка неуклюжести как диагностического признака синдрома Аспергера. Журнал аутизма и нарушений развития, 22 , 651–656.

    Google Scholar

  • Газиуддин, М., Цай, Л., и Газиуддин, Н. (1992b). Сравнение диагностических критериев синдрома Аспергера. Журнал аутизма и нарушений развития, 22 , 643–649.

    Google Scholar

  • Гиллберг, К. (1985). Синдром Аспергера и рецидивирующий психоз — тематическое исследование. Журнал аутизма и нарушений развития, 15 , 389–397.

    Google Scholar

  • Гиллберг, К.(1989). Синдром Аспергера у 23 шведских детей. Медицина развития и детская неврология, 31 , 520–531.

    Google Scholar

  • Грайс, Х. П. (1975). Логика и разговор. В П. Коул и Дж. Л. Морган (ред.), Синтаксис и семантика 3: Речевые акты . Нью-Йорк: Academic Press.

    Google Scholar

  • Круг, Д. А., Арик, Дж. Р., и Алмонд, П.Дж. (1980). Контрольный список поведения для выявления людей с тяжелыми физическими недостатками и высоким уровнем аутичного поведения. Журнал детской психологии и психиатрии, 21 , 221–229.

    Google Scholar

  • Ланда Р., Пивен Дж., Взорек М. М., Гейл Дж. О., Чейз Г. А. и Фолштейн С. Е. (1992). Использование социального языка у родителей аутичных людей. Психологическая медицина, 22 , 245–254.

    Google Scholar

  • Левинсон, С.С. (1983). Прагматика . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Охс, Э. (1979). В T. Givon (Ed.), Запланированный и незапланированный дискурс, в синтаксисе и семантике, Vol. 12: Дискурс и синтаксис (стр. 51–80). Нью-Йорк, Academic Press.

    Google Scholar

  • Оксфордский словарь английского языка . (1971). Компактное издание .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Озонов С., Роджерс С. и Пеннингтон Б. (1991). Синдром Аспергера: свидетельство эмпирического отличия от высокофункционального аутизма. Журнал детской психологии и психиатрии, 32 , 1107–1122.

    Google Scholar

  • Пруттинг, К. А., и Киршнер, Д. М. (1987). Клиническая оценка прагматических аспектов языка. Журнал нарушений речи и слуха, 52 , 105–119.

    Google Scholar

  • Раттер, М. (1965). Влияние органических и эмоциональных факторов на происхождение, характер и исход детского психоза. Медицина развития и детская неврология, 7 , 518–528.

    Google Scholar

  • Раттер, М., и Шоплер, Э. (1992). Классификация общих нарушений развития: некоторые концепции и практические соображения. Журнал аутизма и нарушений развития, 22 , 459–481.

    Google Scholar

  • Институт SAS, Inc. (1993). SAS Руководство пользователя , Кэри, Северная Каролина: Автор.

    Google Scholar

  • Шоплер Э. (1985). Конвергенция неспособности к обучению, высокоуровневого аутизма и синдрома Аспергера. Журнал аутизма и нарушений развития, 15 , 359.

    Google Scholar

  • Воробей, С., Балла, Д., и Чиккетти, Д. (1984). Шкалы адаптивного поведения Вайнленда . Серкл Пайнс, Миннесота: Американская служба гидов.

    Google Scholar

  • Стивенс Д. Э. и Моффит Т. Э. (1988). Нейропсихологический профиль случая синдрома Аспергера с исключительной вычислительной способностью. Клинический нейропсихолог, 2 , 228–238.

    Google Scholar

  • Тантам, Д. (1986). Эксцентричность и аутизм . Неопубликованная кандидатская диссертация. защитил диссертацию в Лондонском университете.

  • Тантам Д. (1988). Эксцентричность и социальная изоляция на всю жизнь. II. Синдром Аспергера или шизоидное расстройство личности. Британский журнал психиатрии, 153 , 783–791.

    Google Scholar

  • Ван Кревелен, Д.(1971). Ранний детский аутизм и аутистическая психопатия. Журнал аутизма и детской шизофрении, 1 , 82–86.

    Google Scholar

  • Векслер Д. (1981). Шкала интеллекта Wechslsr для взрослых . Нью-Йорк: Psychological Corp.

    Google Scholar

  • Векслер Д. (1974). Шкала интеллекта Векслера для детей, пересмотренная .Нью-Йорк: Psychological Corp.

    Google Scholar

  • Wing, L. (1981). Синдром Аспергера: клинический отчет. Психологическая медицина, 11 , 115–129.

    Google Scholar

  • Вольф, С., и Барлоу, А. (1979). Шизоидное расстройство личности в детстве: сравнительное исследование шизоидных, аутичных и нормальных детей. Журнал детской психологии и психиатрии, 20 , 29–46.

    Google Scholar

  • Всемирная организация здравоохранения. (1988). Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10 (проект). Женева: Автор.

    Google Scholar

  • Всемирная организация здравоохранения. (1993). Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10, Диагностические критерии исследования . Женева: Автор.

    Google Scholar

  • Личность и тон | Марка UW

    Характерные черты бренда UW отражают дух, вытекающий из наших целей и принципов.Эти черты представляют собой нечто большее, чем просто наш бренд; они представляют людей, которые являются частью нашего сообщества, а также качества, которые мы постоянно стремимся воплощать.

    Наша личность и убеждения должны проявляться во всем, что мы говорим (другими словами, тон нашего голоса) и делаем.

    Использование отличительного тона, чтобы передать личность UW, оживляет наше страстное и энергичное руководство. Он также создает единый бренд с единым голосом, который помогает нашей аудитории узнавать нас и относиться к нам.При любом общении тон нашего голоса должен быть привлекательным, привлекательным и ясным. (Советы о том, как этого добиться, см. В описании бренда.)

    Черты личности бренда должны использоваться для определения стиля и тона голоса. Пожалуйста, используйте прилагательные , выделенные жирным шрифтом, в качестве руководства для формирования тона и сообщения; они не являются ключевыми словами, которые можно просто скопировать и вставить в текст.

    • Жирный: Наше видение того, чего мы можем достичь, смело. Мы уверены в себе, но никогда не говорим высокомерно или эксклюзивно.Мы говорим прямо и ясно.
    • Tenacious: Мы полны решимости оказать положительное влияние, какой бы сложной ни была задача, и наши сообщения выражают эту решимость.
    • Уверенно: Мы принимаем вызовы. Мы не надменны, но верим в силу возможностей и силу сотрудничества. Наш язык позитивный и оптимистичный. Это отражает наше решительное отношение.
    • Без границ: Мы избегаем клише. Мы выходим за рамки статус-кво.Мы привлекаем нашу аудиторию таким образом, чтобы она находила искренний отклик. Мы реальны и настроены оптимистично.
    • Сострадательный: Мы общаемся с людьми. Наш язык отражает этот вдумчивый подход, ориентированный на людей.
    • Visionary: Мы верим в силу новых идей и будем неустанно работать, чтобы претворить их в жизнь. Мы делимся своими дальновидными идеями в понятной и доступной форме, используя как позитивный, так и искренний язык.
    • Инновационный: Мы направляем нашу коллективную энергию на создание новых решений.Наш свежий, яркий язык отражает нашу изобретательность и творческий подход.

    Получение «правильного» тона: использование представительного, привлекательного и ясного языка

    Несмотря на то, что существует множество характеристик, которые формируют нашу личность — и вы, возможно, захотите подчеркнуть разные аспекты в разное время для разных аудиторий — мы всегда хотим, чтобы наш тон голоса производился как представительный . Мы являемся надежным и знающим источником благодаря нашему положению известного исследовательского университета, но мы доступны и .Мы не используем педантичный жаргон, и хотя мы уверены, , мы никогда не высокомерны, . Мы ориентированы на людей, увлечены и стремимся изменить мир к лучшему. Эта страсть выражается в энергичном, ярком языке .

    Конечно, то, как вы применяете тон, будет зависеть от аудитории, платформы и ваших целей. Несмотря на то, что вы будете вносить небольшие изменения, чтобы тон соответствовал вашей аудитории и целям коммуникации, общий тон — или ощущение, передаваемое посредством текста — должен отражать бренд UW.

    Вот несколько советов о том, как звучать представительно, привлекательно и понятно:

    • Всегда считайте свою аудиторию в первую очередь. С каким языком и контентом они будут связаны?
    • Будьте личными и прямыми. Используйте от первого лица («мы», «наш», «нас») и от второго лица («вы», «ваш»), когда это уместно, чтобы поддерживать атмосферу разговора. По возможности предоставьте подробную информацию о студентах, преподавателях, выпускниках, спонсорах и т. Д.
    • Избегайте использования тезауруса.Придерживайтесь повседневного языка . Стремитесь решать сложные проблемы, используя умный, но ясный язык, который является инклюзивным, а не отчуждающим для читателей.
    • Будь лаконичным . Используйте активный , а не пассивный язык.
    • Поскольку мы хотим звучать как личность, а не как учреждение «башня из слоновой кости», используйте сокращений , когда это подходит вашей целевой аудитории и среде, которую вы используете для общения.

    Жизнь с пограничным расстройством личности — повседневная жизнь

    Дискурс о психическом здоровье меняется.Люди все больше говорят, а знаменитости делятся своим опытом депрессии или беспокойства. Стигма, окружающая эти болезни, исчезает, но этого недостаточно.

    Каждый может относиться к чувствам печали и нервозности, и хотя клиническая депрессия и тревожные расстройства выходят далеко за рамки «нормальных» эмоций, обществу легче психологически подойти к этим концепциям. Но нам нужно говорить обо всех проблемах с психическим здоровьем, если мы хотим, чтобы что-то изменилось, потому что многое нужно изменить как в нашем обществе в целом, так и в самой профессии здравоохранения.

    Например, люди с шизофренией или другими психотическими расстройствами редко имеют хорошую прессу — мы слышим об этих условиях только в контексте сенсационных газетных заголовков о насилии или убийстве. Я жил с людьми, которые серьезно заболели шизофренией в психиатрических отделениях в течение нескольких месяцев, и это открыло мне глаза. Да, эти люди были нездоровы, но подавляющее большинство не представляло опасности для окружающих. Это были колоритные и творческие люди, которым просто требовалась помощь.Оглядываясь назад, я нахожу тревожным то, что до госпитализации я ничего не знал о шизофрении, кроме дезинформации, которой я подвергался на протяжении многих лет. Это нужно изменить. Необходимо услышать людей с менее осязаемыми состояниями: страдающих анорексией, диссоциативным расстройством личности, ОКР, шизофренией и расстройствами личности.

    И здесь мы приходим к очень личному для меня опыту. У меня пограничное расстройство личности (ПРЛ). Не слышали об этом? Не удивлюсь, если вы этого не сделаете.И у меня не было этого до того, как мне поставили диагноз на мое восемнадцатилетие. Сначала диагноз был облегчением: он дал мне представление о том, что происходило со мной в течение многих лет, и я почувствовал надежду, что наконец-то получу лечение, в котором я отчаянно нуждался.

    Однако это облегчение длилось недолго. Вернувшись домой, я погуглил о ПРЛ в надежде найти утешение, утешение или совет. Это было не то, что я обнаружил. Я нашел статьи, предупреждающие людей о том, насколько «токсичны» отношения с кем-то, кто страдает ПРЛ; сообщения в блогах о том, как больные манипулируют, опасны, требуют внимания и неизлечимы.Я нашел поучительные рассказы людей, которые умоляли своих читателей не связываться с людьми с ПРЛ, статьи, написанные профессионалами, в которых говорилось, что люди с ПРЛ формируют нездоровую и неуместную привязанность к профессионалам, и поэтому профессионалы должны действовать осторожно и поддерживать свое взаимодействие со своими людьми. пациентов к минимуму и установите более жесткие границы, чем обычно, чтобы защитить себя.

    Я чувствовал себя потерянным. Я чувствовал себя злом. Неужели люди действительно считали меня воплощением манипуляций, лжи и привлечения внимания? Когда мне исполнилось восемнадцать, меня выписали из службы охраны психического здоровья детей и подростков, и я поклялся никогда больше не контактировать с медицинским работником.Я хотел исчезнуть.

    Но без лечения ПРЛ может убить. Почти 80% больных в какой-то момент попытаются покончить жизнь самоубийством, а 10% людей с ПРЛ покончат с собой. Цифры шокируют, но столь распространенное легкомысленное отношение не соответствует серьезности этой болезни.

    Когда я говорю людям, что у меня расстройство личности, я часто встречаюсь с отвращением и извивающимися движениями. Это ярлык с неудачным названием, потому что он указывает на то, что пациенту каким-то образом присущи недостатки, и такое отношение просачивается в систему здравоохранения.

    Я знаю слишком много людей с диагнозом ПРЛ, которым было отказано в доступе к спасающему жизнь лечению и которые трагически погибли из-за этого.

    Что касается меня, у меня был свой личный вызов. В девятнадцать лет я попал в самый тяжелый кризис психического здоровья, который когда-либо испытывал. Я был параноиком, галлюцинировал и склонен к самоубийству. Я обратился за помощью в службы психического здоровья, но мне сказали, что «мы не лечим людей с вашим диагнозом», «мы лечим людей с психическими заболеваниями, а не расстройствами личности».Я умолял о помощи, пока моя жизнь вышла из-под контроля в тумане злоупотребления наркотиками, серьезных членовредительства и попыток самоубийства. Мои родители просили помощи в психиатрических службах. Мои друзья умоляли о помощи. Все вокруг меня громко и ясно кричали, что мне нужна поддержка, но снова и снова меня встречали одни и те же закрытые двери, стигма подпитывала отговорки и отказ.

    В конце концов, все вышло из-под контроля, и я попал в кому в реанимации. Я чуть не стал другой статистикой.Я один из счастливчиков, потому что я выжил, а после того, как проснулся, меня госпитализировали, и эта госпитализация спасла мне жизнь. Моя история не закончилась.

    Ключевым моментом является раннее вмешательство. Предоставление людям поддержки до того, как они достигнут точки кризиса, является обязательным, но из-за комбинации недостаточно финансируемых услуг и стигмы и заблуждений, связанных с ПРЛ, большинство страдающих не получают помощи, пока ситуация не станет ужасной. К тому времени саморазрушительное поведение становится более укоренившимся, эпизоды психоза уже наносят вред, и люди с большей вероятностью умирают.Сопутствующие заболевания, такие как расстройства пищевого поведения или расстройства настроения, часто упускаются из виду, и все симптомы относятся к категории «пограничного расстройства личности». Без лечения других состояний очень трудно добиться прогресса в выздоровлении. Мнение о том, что люди с ПРЛ педантичны и их трудно лечить, означает, что во многих районах страны нет важных методов лечения, которые могут помочь больным вести более нормальный образ жизни, таких как диалектическая поведенческая терапия, некоторые лекарства или терапия, основанная на ментализации.

    Что-то нужно изменить. Что-то нужно изменить, потому что люди умирают. Людям с ПРЛ необходимо сплотиться, чтобы внести изменения, но изменения также должны исходить от общества и сферы здравоохранения. Людям нужны платформы, чтобы рассказывать свои истории, преодолевать стигму и что-то менять.

    На кону жизни людей, и нет ничего важнее этого.

    Произносится «Джиф», а не «Гифф» (и почему это имеет значение) | Повседневная еврейская жизнь

    Обычно я пишу о вопросах еврейской мысли, но, учитывая мой опыт в лингвистике, мою педантичность и мою склонность использовать такие слова, как «педантичный», я иногда пишу о таких вещах, как грамматика, орфография и пунктуация.Я не должен быть один в таких интересах, потому что моя колонка о , Оксфордская запятая была на удивление популярна. Однако, когда я пишу о таких вещах, я все же стараюсь быть правым. (Ну, два момента. Первый: «Я поступаю правильно, и если вы делаете это по-другому, то вы обязательно ошибаетесь». Но мне нравится иметь мораль или урок помимо этого.) Что подводит нас к как мы произносим (или неправильно произносим) слово «GIF».

    «GIF» — это аббревиатура. Это расшифровывается как «Graphics Interchange Format» и является популярным форматом растровых изображений.Но по поводу его правильного произношения ведутся горячие споры: «jif» с мягкой G (например, гигант, жираф и Джинджер Роджерс) или «giff» с жесткой G (например, gryphon, gargoyle и Cary Grant). Я беззастенчиво нахожусь в лагере «джиф» по двум причинам: логика и авторитет.

    Те, кто говорит «giff», думают, что на их стороне есть логика, но на самом деле это не так. «Это жесткая буква G, потому что это означает« графика », — настаивают они. «Это не формат обмена Jraphics!»

    Это может быть так, но аргумент неуместен.Весь смысл аббревиатуры состоит в том, чтобы создать произносимое слово; произношение букв в их исходном контексте не имеет значения. Рассмотрим аббревиатуру «акваланг», что означает «автономный подводный дыхательный аппарат». Вы заметите, что, хотя «подводный» произносится с короткой U («э-э»), «scuba» произносится с длинной U («оо», т. Е. «Скуба»). Насколько мне известно, никто не говорит, что это следует произносить как «скубба». То же самое и с «лазером». Это сокращение от «усиление света за счет вынужденного излучения».«Усиление» имеет короткую А (как у кошки), но мы говорим «лейзер» с длинной А, а не «лассер».

    Дело не только в гласных. Рассмотрим Американское общество фотографов (ASP). Буква P означает «фотографы», но не произносится как «асф». А как насчет интегрированного исследования контента в системах творческого пользователя (CIRCUS)? Первая буква C означает «контент», но аббревиатура произносится как «цирк», а не «киркус».

    Теперь, насколько мне известно, это опровергает позицию «это написано с жесткой буквой G», но я открыт для возможности встречных примеров.Серьезно, если вы знаете какие-либо примеры, в которых мы произносим аббревиатуру нелогично из-за базовых слов, я бы хотел их услышать!

    Моя вторая причина в пользу слова «джиф» основана на концепции под названием «Слово Божье». Несмотря на название, это не религиозная вещь. В этом контексте «Слово Божье» относится к информации, исходящей непосредственно от высшего авторитета. Например, когда Дж. К. Роулинг раскрывает информацию о франшизе « Гарри Поттер » на своем веб-сайте Pottermore, это «Слово Бога», т. Е.д., он считается каноническим, хотя его нет ни в одной из книг.

    Вы знаете Джона Джона Джеймсона из Человека-паука ? Википедия говорит, что его зовут Джон, но в 2010 году Стэн Ли написал в Твиттере: «Настоящим я объявляю, чтобы мир увидел, что имя Джона Джона Джеймсона — Иеремия!» Ли создал и Человека-паука, и Джона Джеймсона, так что он должен знать.

    Точно так же таинственная женщина из сериала Доктора Кто «Конец времени» никогда не опознается на экране, но канонически она является матерью Доктора, потому что шоураннер Рассел Т.Дэвис говорит, что да.

    Так какое отношение это имеет к произношению слова «GIF?» Что ж, GIF-файлы были разработаны командой CompuServe во главе с компьютерным ученым по имени Стив Уилхайт, и они говорят, что это произносится как «джиф!» По словам Уилхайта, они намеренно решили произносить GIF как омофон для бренда арахисового масла Jif, сказав: «Разборчивые разработчики выбирают GIF» — пьесу в телевизионной рекламе Джифа о том, что выбирают разборчивые мамы. (В интересах полного раскрытия информации, арахисовое масло Jif является кошерным, сертифицированным OU.Ни Jif, ни OU Kosher не участвовали в написании этой статьи.)

    Итак, (1) логически акронимы следуют за произношением слов, которые они пишут, а не за словами, от которых они произошли, и (2) авторитетно парень, который изобрел вещь, говорит нам, как она произносится. Итак, на каком основании можно сказать, что это «выдумка»? (Я признаю, что словари по этому поводу разделились, но это просто отражает существующие дискуссии.)

    Хорошо, давайте поищем здесь мораль. Мишна в авосье (5: 7) говорит нам:

    Хамоват обладает семью чертами характера, а мудрый человек — семью чертами характера.Мудрый человек не говорит перед тем, кто еще мудрее, он не перебивает, не торопится с ответом, он задает соответствующие вопросы и отвечает в соответствии с законом, первым делом решает, а последнее — последним. , он признает, когда он чему-то не научился, и признает правду. Хамский человек ведет себя противоположным образом.

    Фраза, на которой я хотел бы сосредоточиться здесь, заключается в том, что мудрый человек признает истину, а грубый человек — наоборот. Бартинуро иллюстрирует этот принцип на примере случая, описанного в главе 10 книги Левит и более подробно описанного в трактате Зевахим (101а).Моше критиковал Аарона, потерявшего близкого, за то, что тот сжег его жертву за грех, а не съел ее, как это обычно делает кохеин. Как уточняет Талмуд, Аарон сказал Моше: «Если вы усвоили этот закон в отношении случайных жертвоприношений, это не значит, что он также применяется в случае жертвоприношений поколений». Как сказано в Торе, «Моше, услышав это, одобрил» (ст. 20).

    Это не означает, что Моше был «побежден» или что он не мог отстаивать свою позицию. Скорее, как Бартинуро в нашей мишне определяет вещи, мудрый человек признает истину, когда слышит ее, даже если он обладает способностью поддерживать дискуссию.

    Подобно этой мишне, в рамках нашего ежедневного утреннего служения мы читаем:

    Человек всегда должен бояться Небес — как наедине, так и на публике — он должен признать правду и говорить правду в своем сердце…

    «Признайся в истине» — в отличие от Кораха, который возглавил восстание против Моше. Как объясняется в Мидраше (как в «Танхуме, так и в« Бемидбар Рабба »)», Корах подготовил конкретные вопросы по еврейскому закону, чтобы задать их Моше, чтобы на любой вопрос Моше Корах мог аргументировать противоположную позицию.Его не интересовала правда, его интересовала только победа над Моше.

    «Говори правду в его сердце» — как рав Сафра. Талмуд в Маккосе (24а) описывает, как раву Сафре предложили определенную сумму денег за какой-то товар, и он намеревался принять это предложение. Однако, прежде чем он смог ответить, потенциальный покупатель увеличил предложение. Тем не менее рав Сафра продал товар по более низкой цене. Хотя покупатель не мог знать, что рав Сафра мысленно согласился с его первоначальным предложением, рав Сафра знал правду и действовал соответственно.

    Если, когда дело доходит до чего-то глупого, например, как произносится имя формата файла, мы упираемся в пятки и отказываемся сдвинуться с места, как мы реагируем на действительно серьезные проблемы? Я никому не говорю, как думать об изменении климата, контроле над оружием или о Ближнем Востоке — или о вопросах галахи, если на то пошло — но независимо от нашего мнения, верим ли мы им, потому что это то, что говорит нам наш анализ всех фактов. правда? Или мы уже выбрали сторону и принимаем только те источники, которые подтверждают наше предвзятое решение? (См .: каждый разговор в Facebook.)

    Если отбросить мою прежнюю фальшивую серьезность, мне все равно, как люди произносят «GIF». Но если мы настаиваем на том, чтобы что-то делать, мы должны спросить себя, почему мы это делаем. Если мы решим, что наш выбор не подкреплен истиной, мы не должны бояться уступить. Это было бы хорошей чертой для развития, потому что есть области, где это имеет гораздо большее значение, чем то, как мы «выбираем GIF».


    Раввин Джек Абрамовиц — редактор содержания Торы в Православном союзе.Он является автором шести книг, в том числе «Книга Цниюс» и «Тарьягский товарищ». Его последняя работа, Книга Бога, доступна в OU Press, а также на Amazon.

    Слова этого автора отражают его / ее собственное мнение и не обязательно отражают официальную позицию Православного Союза.

    Понравилась статья?

    Подпишитесь на нашу электронную рассылку по Шабат Шалом, еженедельный обзор вдохновляющих мыслей, информации о текущих событиях, divrei torah, советов по взаимоотношениям, рецептов и многого другого!


    .

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *