Роль воспитания в формировании личности: Конспект лекций Педагогика =lybs.ru= =lybs.ru=

Содержание

Роль семейного воспитания в развитии «школьного невроза»

Неврозы – это всегда следствие внутри- и межличностных конфликтов. К факторам, способствующим развитию неврозов, относятся специфические особенности личности, психопатические черты характера, крайние варианты нормальных характеров, невропатия, дисгармоничное семейное воспитание, психофизическая ослабленность вследствие болезней, хронической и острой психотравматизации и пр.

Считается, что необходимо выделять три основных формы («три кита»): неврастению, истерический невроз и невроз навязчивых состояний. Кроме них в классификации психических болезней выделены: невроз тревоги (беспокойства), фобический невроз, или невроз страха – в МКБ-10 они объединены в фобические тревожные расстройста, ипохондрический невроз.

Довольно часто встречается упоминание о так называемых системных неврозах, когда говорят о таких формах пограничных заболеваний, как тики, энурез, энкопрез, заикание и др. В нашем понимании это не что иное, в большинстве своем, как неврозоподобные формы (в противоположность невротическим) данных страданий.

В 70-90-е годы прошлого столетия широко применялся еще один термин – школьный невроз. Под ним понимался как бы особый невроз, вызванный проблемами, связанными с посещением школы, и проявляющийся главным симптомом среди многих – нежеланием ребенка посещать школьные занятия. В чем такая популярность этого термина? Дело в том, что практически все неврозы у школьников сопровождаются нежеланием ходить в школу, и не секрет, что любые психические отклонения ведут к социальной дезадаптации (не описаны еще случаи, когда больной человек был бы способен работать больше и продуктивнее, чем здоровый). И хотя понятие «школьный невроз» недостаточно четко дифференцировано и поэтому не прижилось среди психиатров и психотерапевтов, отрицать, что болезненные проявления при этом расстройстве препятствуют успешной социальной (в том числе и – школьной) адаптации ребенка.

Многие авторы исследований неврозов у детей отмечают особую роль аномалий воспитания в генезе этих заболеваний, считая их для детского возраста ведущей составляющей этиологии и патогенеза расстройства. Цифры в разных литературных источниках, показывающие количество случаев аномального воспитания и дисгармоничных семейных взаимоотношений в семьях детей-невротиков, поражают своей величиной: у 60-90% детей, страдающих неврозами, выявляются нарушения семейного функционирования и признаки аномального воспитания. Из ситуаций, приводящих к неправильному воспитанию и нарушениям семейного взаимодействия, авторами выделяются, как наиболее патогенные: алкоголизм и асоциальное поведение родителей; проживание разведенных родителей вместе; неблагоприятное воздействие прародительской семьи; перекладывание своих родительских обязанностей на нянек, гувернанток; неблагоприятное воздействие матерей, когда они инфантильны или авторитарны, гиперсоциальны, формальны или тревожны (особенно в отношении здоровья ребенка), не учитывают индивидуальность собственного ребенка, психологически отвергают его, подавляют его активность и самостоятельность.

В.И. Гарбузов с соавторами, основываясь на понимании невроза как болезни развития личности (по В. Н. Мясищеву), центральным звеном в этиопатогенезе неврозов у детей считает изменение врожденных, целесообразных типов реагирования, т.е. темперамента, на реагирования невротического типа, когда воздействия биосоциальных факторов патогенно. Автор подчеркивает целесообразность свойств темперамента, так как они обусловлены длительным процессом эволюции человека, в результате которой сегодня не существует изначально слабого или сильного типа (каждый имеет вполне достаточный уровень приспособительных функций). Другое дело, что могут изменяться, особенно у детей раннего возраста, отдельные свойства темперамента, причем это может приводить и к деформации типа реагирования в целом. Биосоциальные факторы могут как усиливать приспособительную функцию свойств темперамента, так и тормозить развитие отдельных свойств, деформируя приспособительные функции. К значимым биосоциальным факторам относятся анте- и постнатальные вредности, генетические и социально-средовые небагоприятные воздействия (длительные депривации, конфликты, мнимые и реальные угрозы, неблагоприятное воздействие микросреды, а главное в отношении детей – неправильное воспитание).

Все эти факторы несут опасность важнейшей приспособительной функции – защитной.

В.И. Гарбузов выделяет типы аномального воспитания, приводящие к возникновению невротическомго радикала: тип А («неприятие»), обусловленное рядом осознаваемых и чаще неосознаваемых факторов (авторитарное, жесткое воспитание и «гипоопека», неприятие собственного ребенка; либо чрезмерная требовательность, жесткая регламентация и контроль, либо недостаток контроля на почве равнодушного попустительства), тип Б (гиперсоциализирующее воспитание), когда на почве тревожной мнительности родителей в семье все пропитано чрезмерной озабоченностью будущим ребенка и всей семьи, что наиболее часто наблюдается в семьях с одним ребенком, у пожилых родителей, в семьях, живущих совместно с родственниками старшего поколения и тип В (эгоцентрическое воспитание), когда ребенку, часто единственному, долгожданному, навязывается представление «я» как самодовлеющей ценности для окружающих, т.е. когда ребенку с раннего возраста демонстрируется (и внушается!), что он – «кумир», «единственная радость», «смысл жизни», «пуп Земли», «маленький», «слабенький» и т.

п., причем, как правило, при этом игнорируются интересы всех окружающих.

«Воспитание по типу Б тормозит выявление тех свойств темперамента, от которых зависят скорость и направленность приспособительных реакций (также как и воспитание по типу А), вызывает формирование ощущения неполноценности и тревожности, что влечет за собой, в конце концов, под влиянием психотравмирующих факторов, формирование невротических форм реагирования, защиты…

Искажающее воздействие воспитания по типу В на свойства темперамента заключается в подавлении его приспособительной функции (угашение функции в искусственных условиях обитания), в нарушении коррелятивных и компенсаторных связей между свойствами темперамента; в конечном счете, при столкновении индивида (с «атрофированным темпераментом») с действительностью формируются черты тревожности, ощущение неполноценности и, главное, неадекватная агрессивность».

Комбинации тех или иных свойств темперамента (холерического, сангвинического или флегматического) с тем или иным типом неправильного воспитания и некоторыми особенностями преморбидной личности приводят, по наблюдениям В. И. Гарбузова, к формированию соответствующего преневротического характерологического радикала.

У ребенка с холерическим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «агрессивности и честолюбия» (истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, эмоциональная лабильность со склонностью к аффективной взрывчатости, к конфликтности, подозрительность, злопамятность, завистливость, стремление к лидерству, склонность к гетеро- и аутоагрессивности, длительное застревание на неудачах, склонность к истерическим и астено-невротическим реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу Б формируется радикал «педантичности» (низкий уровень работоспособности, медлительность, сдержанность, ригидность, осторожность, нерешительность, гиперсоциальность, склонность к аутоагрессии и конформности, высокое чувство долга, ответственность, педантичность, пунктуальность, исполнительность, скрытность, замкнутость, тревожное и мнительное застревание на неудачах, склонность к астено-невротическим и обсессивным реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу В формируется радикал «эгоцентричности» (истощаемость, утомляемость, нейстойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, ригидность, прямолинейность, бескомпромиссность, упорство в достижении значимых целей, эгоцентричность, требовательность в отношении окружающих, а особенно – близких, нестабильность в отношениях со сверстниками, гетероагрессивность, упрямство, длительное и аффективное застревание на неудачах, тревожность, мнительность, обидчивость, ранимость, ипохондричность, склонность к истерическим и обсессивным реакциям при неудачах и в трудных жизненных ситуациях).

У ребенка с сангвиническим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «благоразумности» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, сдержанность, тормозимость, степенность, тормозимость, ранимость, ригидность, рассудочность, бережливость, практичность, уступчивость при упорстве в достижении значимых целей, склонность к аутоагрессии и конформности, недоверчивость, замкнутость, скрытность, тревожность и мнительность, ранимость, склонность к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).

  • при воспитании по типу Б формируется радикал «тревожной синтонности» (повышенные утомляемость и истощаемость, неустойчивость по отношению к трудностям, медлительность, невротическая фиксация на значимом, эмоциональная лабильность, плаксивость, нерешительность, чрезмерная уступчивость, сверхдоверчивость, сентиментальность, стыдливость, застенчивость, гиперсоциальность, несамостоятельность и зависимость, тревожность и мнительность, склонность к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).

  • при воспитании по типу В формируется радикал «инфантильности и психомоторной нестабильности» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, нестабильность психического темпа, склонность к перевозбудимости и конфликтности, к гетеро- и аутоагрессивности, конформности, несамостоятельность и зависимость, требовательность по отношению близких, нестабильность в отношениях со сверстниками, сверхотвлекаемость и суетливость, экстравертированность с чрезмерной общительностью, открытостью, демонстративностью поведения, беззаботностью, склонность к истерическим реакциям на неудачи и трудности).

У ребенка с флегматическим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «конформности и зависимости» (медлительность, невротическая фиксация на значимом, сдержанность, ригидность, тормозимость, осторожность до нерешительности, чрезмерная уступчивость, несамостоятельность, сверхзависимость, забитость, пассивность, склонность к интроверсии, застревание на неудачах, тревожность и мнительность, элективность внимания (устойчивость лишь на значимом для него), робость, к астено-невротическим или обсессивным реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу Б формируется радикал «тревожной мнительности и замкнутости» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, сдержанность, ригидность, тормозимость, осторожность, нерешительность, склонность к аутоагрессивности и конформности, колебаниям и сомнениям, сверхосторожность, гиперсоциальность, благоразумность, скрытность, застенчивость, пассивность, мечтательность, склонность к фантазированию, длительное застревание на неудачах, тревожная мнительность в отношении здоровья своего и родителей, ипохондричность, опасения относительно настоящего и будущего благополучия своего и семьи, высокая степень озабоченности состоянием дел родителей, к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу В формируется радикал «контрастности» (неустойчивость, контрастность и неадекватность по отношению к трудностям, нестабильность психического темпа, низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, склонность к конфликтности, к гетеро- и аутоагрессивности, аффективной взрывчатости, элективность внимания, противоречивость всех личностных характеристик: внешне – самоуверен, горд, силен, задира, драчун, агрессивен, внутренне – раним и обидчив, боязлив и робок; стремится к лидерству и не верит в свои силы, пассивен; «презрительное» (свысока) отношение к сверстникам и сверхчувствительность к их оценке его личностных данных; способность к длительному волевому усилию и безволие; при правдолюбии и требовании искренности от других – скрытность, недоверчивость и подозрительность; при высокой заинтересованности «в судьбе человечества» – равнодушие к судьбам близких; сложность и контрастность отношения к родителям: при страхе их заболевания и смерти, высокой степени озабоченности их делами – грубое, неласковое к ним отношение; требовательность к одним лицам и всепрощение в отношении других; болезненное самолюбие, эгоцентричность, тревожная мнительность, сверхтребовательность к себе и тотальная неудовлетворенность собой; склонность к обсессивным и истерическим реакциям, к психосоматическим нарушениям).

Именно преневротический характерологический радикал «контрастности» наиболее характерен для преморбидной личности, так как тенденция к «контрастности», углубляясь под воздействием социально-средовых факторов, становится составной частью в структуре невроза, особенно часто – невроза навязчивых состояний. Первый этап этиопатогенеза невроза (преневротический) и формирование преневротического характерологического радикала, продолжающееся воздействие неправильного воспитания, неблагоприятной жизненной ситуации, хронической психотравматизации приводят к усилению ощущения неполноценности, нарастанию тревожности и подготавливают индивида к патогенному восприятию так называемого пускового фактора, или побудительного толчка.

Давно не секрет, что семья, являясь главным институтом воспитания, имеет огромное значение в личностном формировании ребенка, который, приобретая в семье те или иные качества, сохраняет их в течение всей последующей жизни. Немаловажно и то, что именно в семье закладываются основы личности ребенка, которые к моменту поступления его в школу, т. е. к началу младшего школьного возраста, в большой мере уже сформированы.

Семья может выступать в качестве как положительного, так и отрицательного фактора воспитания. Именно в семье ребенок получает первый жизненный опыт, делает первые наблюдения и учится как себя вести в различных ситуациях. От того, какой знак будет иметь фактор воспитания, зависит формирование отрицательных или положительных свойств личности маленького человека.

Воевода в фильме В. Хотиненко «1612» сказал: «Кривое кривым не исправишь!». И верно: семья является сильным фактором и в улучшении состояния больного ребенка. Гармоничное, спокойное и принимающее ребенка, таким, какой он есть, поведение родителей способствует улучшению состояния, снижает его раздражительность и тревожность. Патологизирующее же воспитание (гиперопека, эмоциональное отвержение и др.) могут, напротив, еще более ухудшить состояние ребенка.

В системном подходе семья рассматривается как целостная единица. Она состоит из частей, которые в нее органически входят. Объектами влияния семьи считаются не те элементы, из которых она состоит, а вся семья в целом. Все элементы и процессы, происходящие внутри семьи, взаимно влияют друг на друга. Соответственно, изменения, которые происходят в отдельном элементе системы, могут вторично обусловливать изменения в других частях системы или в системе в целом. Семья как система подчиняется двум основным законам: закон гомеостаза и закон развития, которые существуют и действуют одновременно. Суть закона гомеостаза в том, что любая система стремится сохранить существующее положение любым путем. Причем этот закон относится как к функциональным семьям, так и к семьям дисфункциональным. Любые перемены пугают семью. Она считает, что перемены хуже, чем существующее положение. Закон гомеостаза дает ответ на вопрос, почему в семье многие годы могут сохраняться проблемы. Суть же закона развития заключается в следующем: любая открытая система стремится развиваться и пройти свой путь от нулевой точки до завершения. Источник творческих сил заложен внутри семьи. На уровне семьи закон развития проявляется в том, что семья как система должна пройти свой жизненный цикл, который представляет собой последовательную смену основных событий или стадий.

Функции семьи призваны реализовывать ее возможности в качестве как цели (создание оптимальных условий для формирования социальной идентичности и социализации детей), так и средства удовлетворения общественных, групповых и индивидуальных потребностей. Реализуя свои функции, семья удовлетворяет важнейшие естественные, биологические потребности человека (прежде всего, в самосохранении и продолжении рода) и позволяет человеку достигать определенных целей в общении, в личностном и духовном росте. Важнейшими характеристиками семьи являются ее функции, структура и динамика.

Исходя из того, реализует ли семья свои функции, выделяют два типа семьи: нормально функционирующие и дисфункциональные. Нормально функционирующая семья – это семья, которая ответственно и дифференцированно выполняет все свои функции, вследствие чего удовлетворяется потребность в росте и изменениях как семьи в целом, так и каждого ее члена. В таких семьях имеются несколько хорошо работающих подсистем, четкие границы между подсистемами и членами семьи, нормальная иерархия (греч. hierarchía, от hierós – священный и arche – власть; расположение частей или элементов целого в порядке подчинения от высшего к низшему), адекватное распределение власти.

Термин «дисфункциональная семья» обычно применяется в широком контексте к семейной системе, которая является источником неадаптивного поведения одного или нескольких ее членов, не обеспечивает необходимых условий для их личностного роста. По данным современных семейно-психологических исследований, дисфункциональные семьи имеют следующие характеристики: существование любых проблем отрицается членами семьи, испытывается недостаток в степени интимности, чувство стыда используются для мотивации индивидуального поведения, семейные роли являются жесткими, индивидуальная идентичность приносится в жертву семейной идентичности, а индивидуальные потребности – потребностям семьи в целом.

Дисфункциональные семьи отличаются размытыми или чрезмерно непроницаемыми, жесткими границами, дисфункциональным составом подсистем, наличием коалиций, перевернутой иерархией и другими особенностями. Семья может достаточно долго существовать, имея дисфункциональную структуру и ригидные узоры поведения. Но проблемы проявляются в условиях кризиса, например, при переходе с одной стадии на другую, изменении состава семьи (смерть, уход) или при других стрессовых воздействиях. Дисфункциональность семейной системы тесно связана с возникновением невротических (особенно в процессе обучения в школе) и психосоматических расстройств.

Первые навыки существования в жизненном простанстве ребенок получает именно в семье, о чем уже говорилось. Эти модели поведения он пытается сначала, как по лекалу, переносить на общение с посторонними, прежде всего – со сверстниками. Если та или иная модель «проходит», он оставляет ее, чтобы пользоваться в дальнейшем. Если другая модель не принимается окружающими, он от нее отказывается, как от не совсем неудачной. Это и есть метод проб и ошибок. Однако его раздирает вопрос: «А почему неудачная модель вполне жизнеспособна в моей семье?». Кому довериться такому ребенку в правильности выбора. Ведь не доверять своим самым близким людям – страшно и стыдно. И все же, чтобы прижиться вне границ семьи, ему приходится переступать этот порог «мы/они». Известный немецкий физик М. Борн сказал как-то: «Нет неразрешимых проблем, есть неприятные решения». Внутренний конфликт такого рода, как правило, возникает у детей из дисфункциональных семей, повлиять на гармонизацию структуры которой и может такой ребенок, сделав свой выбор, продиктованный реальностью. Кто-то из мыслителей сказал: «Стыд – это начало самосовершенствования». Невротик, привыкший бояться, подчиняться, молчать, не умеющий высказать свое мнение, принять ответственное решение, преодолевая болезнь, становится решительным, волевым, смелым, учится отстаивать свои интересы, но не сразу, а через преодоление стыда за то, что он становится не таким, как все привыкли, в том числе (и, прежде всего!) – члены его семьи, становится неудобным, где-то даже «нагловатым и нахрапистым», принципиальным и настойчивым. Это преодоление дается неимоверно тяжело, но это и есть путь избавления от невроза, в том числе и от «школьного».

Воспитание – главная тема августовского номера «Вестника образования»

Августовский номер электронного журнала «Вестник образования» Минпросвещения России посвящён актуальным вопросам воспитания, его роли в формировании личности ребёнка. В новом выпуске в том числе рассказывается об организации воспитательного процесса в четырёх крупнейших детских центрах страны – лагерях «Артек», «Орлёнок», «Океан» и «Смена».

В своём вступительном слове министр просвещения Российской Федерации Сергей Кравцов подчеркнул, что воспитание – это стратегический национальный приоритет, оно определяет, «кем станут наши дети, какие жизненные принципы и человеческие ценности будут в них заложены».

«Воспитательный процесс всегда был неотъемлемой частью образовательного процесса – от детского сада до вуза. Но за изменениями, внесёнными Президентом России в закон об образовании, должен последовать более детальный и системный подход к организации этой работы. Наша общая задача – сформировать воспитывающую детей среду, доступную и интересную им, в которой каждый ребенок найдёт то, чем хочет заниматься. Да, важно, чтобы у ребёнка был выбор, но также важно, чтобы все предлагаемые мероприятия были качественными и соответствовали общей цели», – отметил министр.

Сергей Кравцов рассказал о ключевых направлениях работы в рамках реализации федерального проекта «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации» нацпроекта «Образование». Это, в частности, разработка и внедрение в различных образовательных организациях программ воспитания, качественная подготовка педагогов и специалистов, занимающихся воспитанием в школах, а также постоянная работа с родителями и вовлечение детей в общественно полезную деятельность.

Рубрика «Главная тема» знакомит читателей с основными тенденциями и масштабными проектами в области воспитания, в том числе с деятельностью организации «Российское движение школьников», движения «ЮНАРМИЯ» и казачьим образованием. В интервью журналу доктор психологических наук, академик РАО Александр Асмолов рассказал о роли педагога в воспитательном процессе и особом подходе к современным детям; директор Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минпросвещения России Лариса Фальковская – о специфике воспитательной работы в специальных учебно-воспитательных учреждениях. Директор Института изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования Наталья Агре поделилась главными выводами исследования ценностных ориентаций детей школьного возраста и взрослых. В статье директора Федерального института оценки качества образования Сергея Станченко и заведующей кафедрой философии образования философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Елены Брызгалиной рассматриваются различные вопросы, связанные с формированием системы оценки воспитательной работы в образовательных организациях России.

В рубрике «Точка зрения» представлена информация о подготовке советников директоров школ по воспитательной работе и взаимодействию с детскими общественными объединениями, социальном воспитании детей в ВДЦ «Орлёнок», реализации проекта «Большая перемена» и программы развития деятельности школьных музеев.

Также пополнились новыми материалами разделы «Методика», «Документы» и «Календарь событий».

Рубрика «Новости» обновляется в журнале «Вестник образования» ежедневно и включает обзор наиболее важных событий в сфере образования и воспитания в регионах страны.

Справочно

Электронный журнал «Вестник образования» Минпросвещения России размещается в свободном доступе без необходимости оформления подписки. Периодичность выхода издания – ежемесячно.

Источник: пресс-служба Минпросвещения России.

Фото: электронный журнал «Вестник образования»; пресс-служба Минпросвещения России.

ФОРМИРОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА КАК СПОСОБНОСТЬ К ИНТЕГРАЦИИ В ОБЩЕСТВЕ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Попович А. П.

Кандидат педагогических наук, доцент, ФГАОУ ВО «УрФУ имени первого Президента России Б.Н. Ельцина

ФОРМИРОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА КАК СПОСОБНОСТЬ К ИНТЕГРАЦИИ В ОБЩЕСТВЕ

Аннотация

На обсуждение выносятся вопросы преодоления проблем и противоречий при создании условий для формирования и развития человека как личности и невозможностью самой системы воспитания и образования обеспечить процессы становления гармоничной личности. Воспитание – это универсальный процесс становления Человека, формирование его духовного стержня. Утрата морально-этического действующего начала в современных общественных отношениях показана как реальная угроза самоуничтожения человечества. Является проблемой интеграция личности в общество, в котором государственные отношения выстраиваются, исходя из понимания выгоды, государственных интересов и юридического права.

Ключевые слова: воспитание, общество, самоактуализация личности, образование, интеграция, нравственные ценности, духовность, правовые основы.

Popovich A.P.

PhD in Pedagogy, Associate professor, Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education «Ural Federal University named after the first President of Russia B.N.Yeltsin»

MODERN MAN PERSONALITY FORMATION AS A CAPACITY FOR INTEGRATION IN THE SOCIETY

Abstract

Discussion raises questions of overcoming problems and contradictions in creating conditions for the formation and development of a person as a personality and the inability of upbringing system and education to ensure the development of a harmonious personality. Upbringing is a universal process of becoming a Man, the formation of his spiritual core. The loss of moral and ethical principle in modern social relations is shown as a real threat to the self-destruction of mankind. The problem is in personality integration into a society in which state relations are built on the basis of benefits, state interests and legal rights.

Keywords: upbringing, society, self-actualization of the person, education, integration, moral values, spirituality, legal basis.

Современный человек сегодня вынужден сталкиваться с глобальными проблемами практически во всех сферах жизнедеятельности, общественной, экономической, политической и др. Обострившийся кризис общества практически на всех континентах ставит перед педагогической общественностью, воспитателями, учителями, сложнейший вопрос: каким должен быть современный человек, ученик, ребенок? Идеи великих гуманистов и филантропов «не канули в прошлое», но вряд ли они в «чистом» виде могут лечь в основу воспитания человека третьего тысячелетия. Гуманизм, как основа  воспитательного процесса, даже во вполне благополучной Европе, сталкивается с необходимостью преодоления проблем и противоречий, создания условий для формирования и развития человека как личности и невозможностью самой системы воспитания и образования обеспечить эти  процессы становления. Гуманистический подход понимается как обращение к человеку, уважение его достоинства, доверия к нему, принятие его личностных целей, запросов, интересов, создание условий для раскрытия его способностей [1]. Но давайте будем объективными, сможет ли молодой человек, воспитанный на таких принципах, адаптироваться в современном  социуме? Маловероятно. Утверждение о том, что в последние годы гуманизм в воспитательно-образовательной системе стал ведущим, а с другой стороны – терроризм, религиозный радикализм, обострившиеся межэтнические конфликты требуют от педагогов воспитания не только гуманистических взглядов детей, но и способностей современного человека отстоять, защитить свою собственную культуру, нравственность. А этого нельзя добиться только лишь усилиями гуманистического компонента формирования личности. Да у нас, как у наследников советской педагогики, существует облик «советского человека», гармонично развитой личности, воспитанного на принципах глубочайшего патриотизма и любви к Родине [2]. Откровенно могу сказать о своей «близости» именно к такому типу людей, но осознаю, что «он» уже в прошлом. Удивление вызывает псевдо-патриотизм  педагогов, создающих и пропагандирующих образ «новых русских» или «настоящего украинца», европейца. Думаю, что сегодня надо говорить о необходимости воспитания и способности к интеграции «человека мира». Определение далеко не ново.  Предвижу,  что государственные деятели меня могут дополнить – «а где гражданственность, патриотизм?» Конечно, я лично именно за такие формы и принципы воспитания, но это уже прерогатива государства [3]. Платные секции, кружки, репетиторство, пособия и арендованные учебники, вряд ли будут способствовать формированию у детей высокой гражданской позиции. До сих пор с восторгом открываю для себя величайшего педагога двадцатого столетия А.С. Макаренко. Многое использовал бы в современной школе из его педагогического наследия, но за окном «иные времена». Ю.В. Азаров, величайший педагог-гуманист современности, сердцем и душой воспринимающийся учителями и родителями в «чистом виде», тоже не решит проблемы воспитания. Поэтому все наши мысли,  исследования, теории, эксперименты ведут нас к истокам, что вполне закономерно, к священным книгам – «Библии», Корану, Талмуду, в которых излагались нормы поведения, детализированные наставления о том, как себя должны вести дети и родители. Античные мыслители Сократ, Платон и др. сформировали некоторые общие теоретические положения педагогики. Методологические позиции Демокрита и Сократа обозначили два различных подхода  в воспитании, актуальных и сегодня [4]. Период средневековья до Нового времени тоже прошел под знаком соперничества  спартанской и афинской систем воспитания. И, наконец, идеи Я.А. Коменского созвучны с идеями Сократа и Платона.

Приоритет воспитания над обучением, значимость нравственного воспитания и преимущества индивидуального подхода семейного воспитания  над общественным, провозглашенным Дж. Локком, нашедшими отражение  в работах Дидро и Песталоцци, говорят о гуманистической направленности  педагогической мысли Нового времени. Вместе с тем, нельзя забывать о природной доброте человека [5]. Но современная школа явно недооценивает значимость и значение  в процессе гармоничного воспитания человека трудовой деятельности. К сожалению, приходится констатировать факт того, что педагоги, в большинстве своем, отвергают возрастающую роль  различного труда во всем его многообразии.  «Трудовые школы» Г. Кершенштейнера  не в почете, а «идеологи» сегодня напоминают, что ручной труд в древности был уделом рабов, и  значимость его в практическом применении сегодня невысока и низкооплачиваемая.  Но можно ли  вести речь о гармоничном воспитании современного человека без трудового? Анализ теоретического наследия К. Маркса, А. С. Макаренко, Н. К. Крупской, В.А. Сухомлинского, П.Ф. Лесгафта, Дж. Дьюи,  К.Д. Ушинского  подтверждают незыблемость постулата обучения на основе труда и трудового воспитания [6]. Поиск иных путей формирования подрастающего поколения неперспективен. Государственная политика в области образования всячески этому должна способствовать, создавая материальную базу для воспитания гражданина, патриота, гармонично развитой личности [6].

Обозначив проблемы которые есть сегодня в воспитании человека, я особо хочу подчеркнуть ту роль и значимость, которые играют в этой связи воспитание у человека здорового образа жизни, сохранение социального и индивидуального здоровья. Ситуация в современной России, и не только, складывается таким образом, что численность учащихся, отнесенных к специальной медицинской группе, за последние 10-15 лет увеличилась в два раза. В вузах эта цифра приближается к 35%. Положение в общеобразовательных учреждениях еще более удручающее. Официальная статистика говорит о том, что ухудшение состояния здоровья населения является прямой угрозой  безопасности  государства [7].

В современном обществе традиционно и совершенно справедливо бытует мнение о большом влиянии на гармоничное развитие и воспитание, физической культуры. Но необходимо признать, что проблемы воспитания у человека физического и социального здоровья, носят многоуровневый, интегративный характер и только лишь усилиями представителей физической культуры и спорта они не решаются. Популярное в последнее время понятие «социальное здоровье» в значительной мере характеризует экономический и социальный потенциал страны, исторически обусловленный воздействием различных факторов окружающей среды, менталитетом и образом жизни  населения, позволяющих обеспечить оптимальный уровень качества и безопасности жизни граждан, семьи, общества [8].

Сегодня можно прямо говорить об угрозе существования людей, по информации Римского клуба, по сути, являющейся причиной большинства остальных глобальных проблем – это утрата морально-этического действующего начала в общественных отношениях, что при существующих возможностях научного, технического, информационного потенциала делает реальным самоуничтожение человечества. Тысячелетиями народная мудрость, религиозные учения вырабатывали правила взаимоотношений человека с самим собой, окружающими  людьми, с природой. А быть Человеком общественным – заложено в нашей природе: не развиваются психика и интеллект у детей, воспитывающихся не в человеческом обществе, и дичают люди, оказывающиеся в силу обстоятельств без общения с другими людьми. Но современные средства коммуникаций ограничивают прямое «живое» общение человека в социуме, и, тем не менее, процессы глобализации продолжают объединение человечества [2].

Только лишь воспитанием вырабатывались, по большей мере, те качества характера, от которых зависели взаимоотношения с окружающими . В то же время всегда существовало стремление ограничить масштабы и качественное содержание этой общности делением, которое сегодня выражается в гражданской, корпоративной, национальной и конфессиональной идентификации. Взаимоотношения между людьми, с древнейших времён осознания ими своей человеческой сущности, до сих пор регулируются всё-таки морально-этическими нормами, базирующимися на представлениях о справедливости, то отношения между государствами и корпорациями выстраиваются, исходя из понимания выгоды, государственных интересов, в лучшем случае, на основании юридического права. Да, мы можем  объяснить существование и проявление в различных формах человеческого  вандализма, мошенничества, корысти и моральных извращений предвзятой установкой сознания  тем,  что греховна сама природа человека. Однако из истории можно извлечь примеры не только жестокости, но и беззаветного противостояния ей, служения добру и справедливости даже ценой утраты благополучия, здоровья и самой жизни [8]. Такие примеры, когда речь идёт о серьёзных страданиях, мучениях, нельзя объяснить влиянием только общественного мнения. Нет, здесь внутренне присущие  личности качества характера и поведения, сформированные воспитанием. И.П. Павлов определил воспитание как «механизм обеспечения сохранения исторической памяти популяции».  Действительно, мы можем вести  о генетической памяти,  которые основываются  на условном рефлексе подражания для адаптации к окружающей среде. Цель воспитания – выживание и развитие.  Необходимо говорить  также о том большом влиянии, которое оказывается на человека извне, то есть, государственными и общественными институтами воспитания, что, в общем, соответствует целям не только предшествующих форм цивилизации, но и нашему сегодняшнему «рыночному» обществу [9]. В нем произошел надлом специальных институтов воспитания (семья, школа), но зато очень действенны влияющие непосредственно и актуально реалии выживания и адаптации к различным срезам социума и современные средства коммуникации. Человек по своей сущности и глубине, в процессе своей жизнедеятельности осваивает культуру, традиции, ценности, нормы общества. В процессе воспитания взаимодействуют личность, семья, государственные и общественные институты, учебно-воспитательные учреждения, средства массовой информации и др. На наш взгляд, воспитание это во многом мотивационная составляющая, побуждающая ребенка активно стремиться к познанию, творчеству, справедливости, альтруизму, здоровому образу жизни, совершенствованию, личностному росту. Велика роль и значение организации воспитывающей окружающей среды, родительского и педагогического сопровождения, помощи ребёнку в этом процессе. Важен также опыт поколений передаваемых от старших к младшим.  Можно обобщить: воспитание – это приобщение ребенка и молодого человека к культурной жизнедеятельности посредством влияния старших поколений на младшие. Н.Н. Никитина (Ульяновск): «Сущность, основное назначение воспитания – в формировании духовного стержня человека – его внутреннего духовного мира, который проявляется в системе его эмоционально-ценностных отношений к окружающему миру и к самому себе». Воспитание – это универсальный процесс становления Человека, длительность которого, уровень достигаемой зрелости зависят от личностных потенций. Сегодня школьный учитель и педагог открещивается от воспитания. Ссылаясь на то что он носитель знаний, то есть образования, а воспитанием должна заниматься семья и родители. И в самом деле, нужно ли образовательным учреждениям заниматься воспитанием? Не становится ли таким образом институт государственного воспитания механизмом манипулирования, формирования адаптированных под социальный заказ индивидов с ущербным процессом саморазвития и самоактуализации? А как сейчас, опять-таки по факту, происходит социализация детей и молодежи в нашем обществе, где практически почти не присутствует государственное воспитание?

К примеру, проблема  укрепления  здоровья нации, народов,  государственными чиновниками, особенно из стран Восточной Европы решается очень просто, считая, что проблемы здоровья  в недостаточной мотивации своих граждан к двигательной деятельности [10]. Но это глубочайшее заблуждение. Проблема воспитания подрастающего поколения не только в противодействии гиподинамии, а существующая прямая зависимость от следующих факторов, которые не решаются гуманитарными государственными структурами:

  • экология;
  • низкое недостаточное медицинское обслуживание;
  • наследственность (генетика)
  • социально-экономические, геополитические факторы;
  • широкое распространение среди молодежи вредных привычек;.

Создавая воспитательные, образовательные программы, выстраивая ориентиры гражданского воспитания, мы должны  понимать, что колоссальное  влияние  на формирование человека оказывают:

  • менталитет населения (национальный характер),
  • образ жизни населения;
  • социально-экономические, геополитические, географические, культурно-исторические, религиозные и др. факторы [9].

Необходимо учитывать либеральную глобализацию и ее воздействие воспитательного характера на человека. Культивируемое потребление, создает современный тип социальной личности-приобретателя, циника, прагматика. Соответственно, очень близка для такого общества грань энтропии и саморазрушения.  Слагаемые части гармоничного воспитания человека, начиная с детства, основываются на родительской любви, здоровом питании, стимулирующей роли физической культуры и комфортной социальной среде. К сожалению, особенно молодые семьи, не всегда имеют такие возможности, плюс к этому, приоритетность молодежи в получении образования, развития собственной карьеры, не способствуют воспитанию своих детей, формированию целостной социальной личности [2].

В условиях либеральной глобализации и дегуманизации современного общества, значительная роль в воспитательном процессе отводится формированию воспитания здорового образа жизни и социальной зрелости человека, как в семье, так и образовательной системой в целом. Именно от этого союза зависит будущее подрастающего поколения и общества в целом.

Список литературы / References

  1. Сухомлинский В. А. Духовный мир школьника. / В. А. Сухомлинский // Госучпедиздат, Минпросвещения РСФСР. – Москва – 1961. – 220 с.
  2. Сергеева В. П. Основы семейного воспитания. / В. П. Сергеева // М.: Академия, 2010. – 192с.
  3. Кадцын Л. М. Основы педагогики в профессиональном образовании. / Л. М. Кадцын, В. И. Пачиков // Монография. – Екатеринбург.: РГППУ,2012. – 392 с.
  4. Коровин С. С. Физическая культура и личность. / С. С. Коровин, В. А. Востриков, О. И. Тихомиров // Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург. – 2004. – 288 с.
  5. Вышеславцев Б. П. Этика преображенного эроса. / Б. П. Вышеславцев // М.: Республика, 1994. – 368 с.
  6. Ушинский К. Человек как предмет воспитания. / К. Ушинский // М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004.– 576 с.
  7. Николаев Ю. М. Содержание и виды физкультурно–спортивной деятельности. / Ю. М. Николаев. // Учебно-методическое пособие. СПБ, Олимп, 2007. – 100 с.
  8. Васильева О. С. Психология здоровья человека. Эталоны, представления, установки. / О. С. Васильева, Ф. Р. Филатов. // Уч. пособие для студентов вузов. – М.: Академия, 2001. – 352 с.
  9. Якимов А. М. Основы тренерского мастерства. / А. М. Якимов. // М.: Спорт, 2015. – 175 с.
  10. Митяева А. М. Здоровьесберегающие педагогические технологии. / А. М. Митяева. // 2-е издание – М.: Академия, 2010 – 192 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Suhomlinskij V. A. Duhovnyj mir shkol’nika [Spiritual world of the student] / V. A. Sukhomlinsky // Hoscheidt, Ministry of education of the RSFSR. – Moscow – 1961. 220 p. [in Russian]
  2. Sergeeva V. P. Osnovy semejnogo vospitanija [Basics of family education] / V. P. Sergeev // Moscow: Akademiya, 2010. – 192 с. [in Russian]
  3. Kadcyn L. M. Osnovy pedagogiki v professional’nom obrazovanii [Fundamentals of pedagogy in professional education] / L. M. Katzin, V. I. Pachikov // Monograph. – Yekaterinburg. : Rgppu, 2012. – 392 p. [in Russian]
  4. Korovin S. S. Fizicheskaja kul’tura i lichnost’ [Physical culture and personality] / S. S. Korovin, V. A. Vostrikov, O. Y. Tikhomirov // Materials of all–Russian scientific-practical conference. – Orenburg. – 2004. – 288 p. [in Russian]
  5. Vysheslavcev B. P. Jetika preobrazhennogo jerosa [Ethics of the transformed Eros] / B. P. Vycheslavant // Moscow: Respublika, 1994. – 368 p. [in Russian]
  6. Ushinskij K. Chelovek kak predmet vospitanija [Man as a subject of education] / Ushinsky K. // M.: fair-PRESS, 2004. – 576 p. [in Russian]
  7. Nikolaev Ju. M. Soderzhanie i vidy fizkul’turno–sportivnoj dejatel’nosti [the Content and types of sports activities] / Yu. M. Nikolaev. // Educational–methodical manual. S–PB, Olympus, 2007. – 100 p. [in Russian]
  8. Vasil’eva O. S. Psihologija zdorov’ja cheloveka. Jetalony, predstavlenija, ustanovki [the Psychology of health. Standards, performance, installation] / O. S. Vasilieva, F. R. Filatov. // Uch. textbook for University students. – Moscow: Academy, 2001. – 352 p. [in Russian]
  9. Jakimov A. M. Osnovy trenerskogo masterstva [Fundamentals of coaching excellence] / A. M. Yakimov. // M.: Sport, 2015. – 175 p. [in Russian]
  10. Mitjaeva A. M. Zdorov’esberegajushhie pedagogicheskie tehnologii [Health saving pedagogical technologies] / A. M. Mitiaeva. // 2–nd edition – Moscow: Akademiya, 2010 – 192 p. [in Russian]

Роль родительского авторитета в воспитании ребенка.

   Семья оказывает влияние на формирующуюся личность ребёнка не только непосредственным целенаправленным воздействием взрослых её членов, но и всем образом жизни. Отношение в семейном коллективе требует взаимопонимания, ответственности, умение организовать отношения на принципах равенства, уважения.

  Если родители – люди добрые, отзывчивые, заботливые, внимательные, живут общими интересами, а семейный коллектив сплочён трудовыми обязанностями, такая семья положительно влияет на воспитание детей. Таким образом, молодая семья фактически создаёт свою культуру отношений, воспитания, общения.

  Формирование личности определяется всем образом жизни семьи. А.С. Макаренко называл его «общим тоном семьи». Он действует на ребёнка независимо от отца и матери, а подчас даже вопреки им. Общий тон семьи создаётся личностью родителей. В семье, где отец и мать не делят домашние заботы на «женские» и «мужские», одинаково уважительно и заботливо относятся друг к другу, своим родителям, детям, ребёнок видит примеры доброго отношения к людям. С раннего возраста малыш живёт в обстановке положительного отношения к окружающим, любви, дружбы, доверия, взаимопонимания.

    В практике семейного воспитания распространена и такая ошибка, когда родители, осознав, что поступили неправильно, не признаются в этом своим детям под предлогом «не потерять авторитет». Дети дошкольного возраста могут не замечать поведения родителей, но в подростковом возрасте оценка подвергается всё поведение родителей, что не проходит бесследно.

   Авторитет родителей — важная составляющая успешности воспитания детей в семье. Приобретение истинного авторитета в глазах собственного ребенка — кропотливый труд отца и матери. Авторитетность родителей в глазах ребенка — это, прежде всего, желание ребенка говорить родителям правду, какой бы горькой она не была. Так будут поступать дети в том случае, если родители объяснят им, что прожить жизнь, не совершая ошибок, невозможно. Авторитетные родители не ставят перед собой задачу наказать ребенка, для них важным является осознание ребенком степени тяжести совершенного проступка по отношению к другим людям и самому себе.

   Также стоит отметить, что авторитет не приобретается автоматически с «приобретением» ребенка. Он нарабатывается годами.

   Какие же типичные ошибки мы совершаем при общении со своими детьми, и как их избежать?

   Существует много ложных оснований для авторитета.

1. Авторитет подавления. Если родители дома всегда сердиты, при всяком удобном и не удобном случае хватается за палку или ремень, на каждый вопрос отвечает грубостью, каждую вину ребенка отмечает наказанием, то это и есть авторитет подавления. Такой авторитет вызывает детскую ложь и человеческую трусость, и в то же время он воспитывает в ребенке жестокость.

2. Авторитет педантизма. Этот тип авторитета схож с предыдущим и направлен, прежде всего, на формирование у ребенка навыков безвольного подчинения. Все же, хочется надеяться, что родители делают это неосознанно.

Методы, которые применяются для формирования этого типа авторитета, действительно очень педантичны: родители, как правило, не считаясь с мнением ребенка на этот счет, отдают приказания, которые он обязан беспрекословно выполнить. Мотивы для таких действий могут быть совершенно разные: порой родители просто боятся, что ребенок сам не в состоянии принять правильное решение, и поэтому дают ему «алгоритм действий», даже не выслушав его мнение по этому поводу, а порой родители просто стремятся лишний раз продемонстрировать свою власть перед своим чадом.

Но вне зависимости от мотивации, итог все равно один – родители не приобретают необходимый авторитет в глазах малыша, основанный на уважении и любви, а просто подавляют его волю, растя несамостоятельного и инфантильного человека, привыкшего подчиняться.

3. Авторитет резонерства (назидания). В этом случае родители буквально заедают детскую жизнь бесконечными поучениями и назидательными разговорами. Вместо того чтобы сказать ребенку несколько слов, может быть, даже в шутливом тоне, родитель усаживает его против себя и начинает скучную и надоедливую речь. Такие родители уверены, что в поучениях заключается главная педагогическая мудрость. В такой семье всегда мало радости и улыбки. Родители изо всех сил стараются быть добродетельными, они хотят в глазах детей быть непогрешимыми. Но они забывают, что дети — это не взрослые, что у детей своя жизнь и что нужно эту жизнь уважать. Ребенок живет более эмоционально, более страстно, чем взрослый, он меньше всего умеет заниматься рассуждениями. Привычка мыслить приходит к нему постепенно и довольно медленно, а постоянные разглагольствования родителей, постоянное их зуденье и болтливость проходят почти бесследно в их сознании. В резонерстве родителей дети не могут увидеть никакого авторитета.

4. Авторитет демонстративной любви. Это у нас самый распространенный вид ложного авторитета. Многие родители убеждены: чтобы дети слушались, нужно, чтобы они любили, родителей, а чтобы заслужить эту любовь, необходимо на каждом шагу показывать детям свою родительскую любовь. Нежные слова, бесконечные лобзания, ласки, признания сыплются на детей в совершенно избыточном количестве. Если ребенок не слушается, у него немедленно спрашивают: «Значит, ты папу не любишь?» Родители ревниво следят за выражением детских глаз и требуют нежности и любви. Часто мать при детях рассказывает знакомым: «Он страшно любит папу и страшно любит меня, он такой нежный ребенок»

Такая семья настолько погружается в море сентиментальности и нежных чувств, что уже ничего другого не замечает. Мимо внимания родителей проходят многие важные мелочи семейного воспитания. Ребенок все должен делать из любви к родителям.

В этой линии много опасных мест. Здесь вырастает семейный эгоизм. У детей, конечно, не хватает сил на такую любовь. Очень скоро они замечают, что папу и маму можно как угодно обмануть, только нужно это делать с нежным выражением. Папу и маму можно даже запугать, стоит только надуться и показать, что любовь начинает проходить. С малых лет ребенок начинает понимать, что к людям можно подыгрываться. А так как он не может любить так же сильно и других людей, то подыгрывается к ним уже без всякой любви, с холодным и циническим расчетом. Иногда бывает, что любовь к родителям сохраняется надолго, но все остальные люди рассматриваются как посторонние и чуждые, к ним нет симпатии, нет чувства товарищества.

Это очень опасный вид авторитета. Он выращивает неискренних и лживых эгоистов. И очень часто первыми жертвами такого эгоизма становятся сами родители.

5. Авторитет доброты. Это самый неумный вид авторитета. В этом случае детское послушание также организуется через детскую любовь, но она вызывается не поцелуями и излияниями, а уступчивостью, мягкостью, добротой родителей. Папа или мама выступают перед ребенком в образе доброго ангела. Они все разрешают, им ничего не жаль, они не скупые, они замечательные родители. Они боятся всяких конфликтов, они предпочитают семейный мир, они готовы чем угодно пожертвовать, только бы все было благополучно. Очень скоро в такой семье дети начинают просто командовать родителями, родительское непротивление открывает самый широкий простор для детских желаний, капризов, требований. Иногда родители позволяют себе небольшое сопротивление, но уже поздно, в семье уже образовался вредный опыт.

6. Авторитет дружбы. Довольно часто еще и дети не родились, а между родителями есть уже договор: наши дети будут нашими друзьями. В общем это, конечно, хорошо. Отец и сын, мать и дочь могут быть друзьями и должны быть друзьями, но все же родители остаются старшими членами семейного коллектива, и дети все же остаются воспитанниками. Если дружба достигнет крайних пределов, воспитание прекращается, или начинается противоположный процесс: дети начинают воспитывать родителей. Такие семьи приходится иногда наблюдать среди интеллигенции. В этих семьях дети называют родителей Петькой или Маруськой, потешаются над ними, грубо обрывают, поучают на каждом шагу, ни о каком послушании не может быть и речи. Но здесь нет и дружбы, так как никакая дружба невозможна без взаимного уважения.

В чем же должен состоять настоящий родительский авторитет в семье?

Существует несколько базовых правил, следуя которым с самого начала, можно сформировать собственный авторитет в глазах своего ребенка. Каковы же эти правила?

1. Помните, что слагаемых родительского авторитета очень много: отношения в семье, мнение родителей друг о друге, мнение родителей о других родственниках и друзьях, поступки родителей, отношение родителей к людям вообще и к близким людям в частности, отношение родителей к ребенку и его друзьям.

2. Будьте естественны перед своим ребенком, ведь дети чувствуют «игру».

3. Будьте открыты перед ребенком, доверяйте ему (даже в мелочах) – и тогда ребенок тоже будет доверять Вам. А доверие ребенка – очень важная составляющая авторитета.

4. Не требуйте от ребенка идеальности, а донесите до него, что ошибки могут совершать все, и у всех имеется право на ошибку. В том числе и у Вас самих. Тогда малыш не будет бояться рассказывать Вам о каких-то своих неблаговидных поступках.

5. Не наказывайте ребенка, какую бы ошибку он не совершил – сделайте так, чтобы он САМ осознал степень своей вины. Проанализируйте вместе с ним ситуацию, пусть он сам, где был не прав и подумает, что можно было бы сделать в данной ситуации и как исправить сложившееся положение.

6. Вы должны быть примером своих слов для ребенка. Например, если Вы говорите о пользе чтения классики – на Вашей тумбочке тоже должны быть не глянцевые журналы. А если Вы говорите о вреде курения – сами бросьте курить. А если даже Вы сорветесь – см.пункт 4. Тогда ребенок сам поможет Вам справиться с собой, не теряя при этом доверия к Вам.

7. Умейте просить прощения и прощать других за их ошибки. Если ребенок будет видеть, что Вы, совершив неблаговидный поступок, просите прощения – у супруга, родственника или даже у него самого – ему будет проще попросить прощения, когда это будет необходимо.

8. Не бойтесь критики со стороны своих детей – тогда Вы покажете им, что не только взрослые имеют право иметь свое мнение и критиковать других.

9. Не критикуйте в жесткой форме друзей своего ребенка, иначе он может озлобиться, а Вы потеряете его доверие. Если у Вас имеются сомнения в том, что это достойные люди – пообщайтесь с ними, пусть ребенок пригласит их к Вам домой, чтобы пообщаться всем вместе. Если Ваши сомнения не развеялись, а только укрепились – можете ненавязчиво сказать об этом ребенку, но выбор друзей все равно останется за ним. Если Ваши опасения не беспочвенны – все равно, рано или поздно, это откроется, и дружба распадется – но без Вашего участия.

10. Интересуйтесь жизнью ребенка и ни в коем случае не критикуйте ее. Если Вас приводит в ужас музыка, которую слушает Ваш сын, скажите, что-то вроде: «Мне это непривычно. А что тебе нравится в этой музыке?». Если Вы падаете в обморок от его пирсинга, попросите объяснить, что в этом «прикольного» — возможно, Вы просто чего-то «не понимаете».

11. Не угрожайте своему ребенку и не оскорбляйте его – все это не сыграет положительную роль в формировании Вашего авторитета перед ним.

12. Привлекайте детей к обсуждению важных семейных вопросов – они должны чувствовать, что их мнение учитывается. Да и вообще, старайтесь проводить с детьми как можно больше своего свободного времени. Они это оценят!

 

Принципы и методы семейного воспитания.

03.09.2018

Понятие семейного воспитания

Семья – это социально-педагогическая группа людей, предназначенная для оптимального удовлетворения потребностей в самосохранении (продолжении рода) и самоутверждении (самоуважении) каждого ее члена. Семья создает у человека понятие дома не как помещения, где он живет, а как чувства, ощущения, где ждут, любят, понимают, защищают. Семья – это такое образование, которое “охватывает” человека целиком во всех его проявлениях. В семье могут формироваться все личностные качества. Судьбоносная значимость семьи в развитии личности растущего человека общеизвестна.

Семейное воспитание – это система воспитания и образования, складывающаяся в условиях конкретной семьи силами родителей и родственников.

Семейное воспитание – сложная система. На него влияют наследственность и биологическое (природное) здоровье детей и родителей, материально-экономическая обеспеченность, социальное положение, уклад жизни, количество членов семьи, место проживания, отношение к ребенку. Все это органично переплетается и в каждом конкретном случае проявляется по-разному.

Задачи семьи состоят в том, чтобы:

  • создать максимальные условия для роста и развития ребенка;

  • стать социально-экономической и психологической защитой ребенка;

  • передать опыт создания и сохранения семьи, воспитания в ней детей и отношения к старшим;

  • научить детей полезным прикладным навыкам и умениям, направленным на самообслуживание и помощь близким;

  • воспитать чувство собственного достоинства, ценности собственного “я”.

Целью семейного воспитания является формирование таких качеств личности, которые помогут достойно преодолеть трудности и преграды, встречающиеся на жизненном пути. Развитие интеллекта и творческих способностей, первичного опыта трудовой деятельности, нравственное и эстетическое формирование, эмоциональная культура и физическое здоровье детей, их счастье – все это зависит от семьи, от родителей, и все это составляет задачи семейного воспитания. Именно родители – первые воспитатели – имеют самое сильное влияние на детей. Еще Ж.-Ж. Руссо утверждал, что каждый последующий воспитатель оказывает на ребенка меньшее влияние, чем предыдущий.

Важность влияния семьи на становление и развитие личности ребенка стала очевидной. Семейное и общественное воспитание взаимосвязаны, дополняют и могут, в определенных границах, даже заменять друг друга, но в целом они неравнозначны и ни при каких условиях не могут стать таковыми.

Семейное воспитание более эмоционально по своему характеру, чем любое другое воспитание, ибо «проводником» его является родительская любовь к детям, вызывающая ответные чувства детей к родителям». Рассмотрим влияние семьи на ребенка.

1. Семья выступает как основа чувства безопасности. Отношения привязанности важны не только для будущего развития взаимоотношений – их непосредственное влияние способствует снижению чувства тревоги, возникающего у ребенка в новых или в стрессогенных ситуациях. Так, семья обеспечивает базисное чувство безопасности, гарантируя безопасность ребенка при взаимодействии с внешним миром, освоении новых способов его исследования и реагирования. Кроме того, близкие являются для ребенка источником утешения в минуты отчаяния и волнений.

2. Важными для ребенка становятся модели родительского поведения. Дети обычно стремятся копировать поведение других людей и наиболее часто тех, с которыми они находятся в самом близком контакте. Отчасти это сознательная попытка вести себя так же, как ведут себя другие, отчасти это неосознанная имитация, являющаяся одним из аспектов идентификации с другим.

Похоже, что аналогичные влияния испытывают и межличностные отношения. В этой связи важно отметить, что дети учатся у родителей определенным способам поведения, не только усваивая непосредственно сообщаемые им правила (готовые рецепты), но и благодаря наблюдению существующих во взаимоотношениях родителей моделей (примера). Наиболее вероятно, что в тех случаях, когда рецепт и пример совпадают, ребенок будет вести себя так же, как и родители.

3. Семья играет большое значение в приобретении ребенком жизненного опыта. Влияние родителей особенно велико потому, что они являются для ребенка источником необходимого жизненного опыта. Запас детских знаний во многом зависит от того, насколько родители обеспечивают ребенку возможность заниматься в библиотеках, посещать музеи, отдыхать на природе. Кроме того, с детьми важно много беседовать.

Дети, жизненный опыт которых включал широкий набор различных ситуаций и которые умеют справляться с проблемами общения, радоваться разносторонним социальным взаимодействиям, будут лучше других детей адаптироваться в новой обстановке и положительно реагировать на происходящие вокруг перемены.

4. Семья выступает важным фактором в формировании дисциплины и поведения у ребенка. Родители влияют на поведение ребенка, поощряя или осуждая определенные типы поведения, а также применяя наказания или допуская приемлемую для себя степень свободы в поведении. 
У родителей ребенок учится тому, что ему следует делать, как вести себя.

5. Общение в семье становится образцом для ребенка. Общение в семье позволяет ребенку вырабатывать собственные взгляды, нормы, установки и идеи. Развитие ребенка будет зависеть от того, насколько хорошие условия для общения предоставлены ему в семье; развитие также зависит от четкости и ясности общения в семье.

Семья для ребенка – это место рождения и основная среда обитания. В семье у него близкие люди, которые понимают его и принимают таким, каков он есть, – здоровый или больной, добрый или не очень, покладистый или колючий и дерзкий – там он свой.

Именно в семье ребенок получает азы знаний об окружающем мире, а при высоком культурном и образовательном потенциале родителей – продолжает получать не только азы, но и саму культуру всю жизнь. Семья – это определенный морально-психологический климат, для ребенка – это первая школа отношений с людьми. Именно в семье складываются представления ребенка о добре и зле, о порядочности, об уважительном отношении к материальным и духовным ценностям. С близкими людьми в семье он переживает чувства любви, дружбы, долга, ответственности, справедливости…

Есть определенная специфика семейного воспитания в отличие от воспитания общественного. По природе своей семейное воспитание основано на чувстве. Изначально семья, как правило, зиждется на чувстве любви, определяющем нравственную атмосферу этой социальной группы, стиль и тон взаимоотношений ее членов: проявление нежности, ласки, заботы, терпимости, великодушия, умения прощать, чувства долга.

Недополучивший родительской любви ребенок вырастает недоброжелательным, озлоблен-ным, черствым к переживаниям других людей, дерзким, неуживчивым в коллективе сверстников, а иногда – замкнутым, неприкаянным, чрезмерно застенчивым. Выросший же в атмосфере чрезмерной любви, заласкивания, благоговения и почитания маленький человек рано развивает в себе черты эгоизма, изнеженности, избалованности, зазнайства, лицемерия.

Если в семье нет гармонии чувств, то в таких семьях развитие ребенка осложняется, семейное воспитание становится неблагоприятным фактором формирования личности.

Другой особенностью семейного воспитания является тот факт, что семья представляет собой разновозрастную социальную группу: в ней есть представители двух, трех, а иногда и четырех поколений. А это значит – различные ценностные ориентации, различные критерии оценок жизненных явлений, различные идеалы, точки зрения, убеждения. Один и тот же человек может быть и воспитуемым и воспитателем: дети – мамы, папы – бабушки и дедушки – прабабушки и прадедушки. И несмотря на этот клубок противоречий, все члены семьи садятся за один обеденный стол, вместе отдыхают, ведут домашнее хозяйство, устраивают праздники, создают определенные традиции, вступают в самые различные по характеру взаимоотношения.

Особенность семейного воспитания — органичное слияние со всей жизнедеятельностью растущего человека: включение ребенка во все жизненно важные виды деятельности – интеллектуально-познавательную, трудовую, общественную, ценностно-ориентированную, художественно-творческую, игровую, свободного общения. Причем проходит все этапы: от элементарных попыток до сложнейших социально и личностно-значимых форм поведения.

Семейное воспитание имеет также широкий временной диапазон воздействия: оно продолжается всю жизнь человека, происходит в любое время суток, в любое время года. Его благотворное (либо неблаготворное) влияние человек испытывает даже тогда, когда он вне дома: в школе, на работе, на отдыхе в другом городе, в служебной командировке. И сидя за школьной партой, ученик мысленно и чувственно невидимыми нитями связан с домом, с семьей, с множеством волнующих ею проблем.

Однако семья таит в себе определенные сложности, противоречия и недостатки воспитательного воздействия. Наиболее распространенными негативными факторами семейного воспитания, которые приходится учитывать в воспитательном процессе, являются:

-

  • неадекватное воздействие факторов материального порядка: избыток или недостаток вещей, приоритет материального благополучия над духовными потребностями растущего человека, дисгармония материальных потребностей и возможностей их удовлетворения, избалованность и изнеженность, безнравственность и противоправность семейной экономики;

  • — бездуховность родителей, отсутствие стремления духовного развития детей;

  • — авторитаризм либо «либерализм», безнаказанность и всепрощенчество;

  • — безнравственность, наличие аморального стиля и тона отношений в семье;

  • — отсутствие нормального психологического климата в семье;

  • — фанатизм в любых его проявлениях;

  • — безграмотность в педагогическом отношении, противоправное поведение взрослых.

Еще раз повторю, что среди разнообразных функций семьи первостепенное значение, бесспорно, имеет воспитание подрастающего поколения. Эта функция пронизывает всю жизнь семьи и связана со всеми аспектами ее деятельности.

Однако практика семейного воспитания показывает, что оно не всегда бывает «качественным» в силу того, что одни родители не умеют растить и способствовать развитию собственных детей, другие не хотят, третьи не могут в силу каких-либо жизненных обстоятельств (тяжелые болезни, потеря работы и средств к существованию, аморальное поведение и др.), четвертые просто не придают этому должного значения. Следовательно, каждая семья обладает большими или меньшими воспитательными возможностями, или, по-научному — воспитательным потенциалом. От этих возможностей и от того, насколько обоснованно и целенаправленно родители используют их, зависят результаты домашнего воспитания.

Понятие «воспитательный (иногда говорят — педагогический) потенциал семьи» появилось в научной литературе сравнительно недавно и не имеет однозначного толкования. Ученые включают в него много характеристик, отражающих разные условия и факторы жизнедеятельности семьи, которые определяют ее воспитательные предпосылки и могут в большей или меньшей степени обеспечить успешное развитие ребенка. Принимаются во внимание такие особенности семьи, как ее тип, структура, материальная обеспеченность, место проживания, психологический микроклимат, традиции и обычаи, уровень культуры и образования родителей и многое другое. Однако необходимо иметь в виду, что ни один из факторов сам по себе не может гарантировать тот или иной уровень воспитания в семье: их следует рассматривать только в совокупности.

Условно эти факторы, характеризующие жизнедеятельность семьи по разным параметрам, можно подразделить на социально-культурный, социально-экономический, технико-гигиенический и демографический (А.В.Мудрик). Рассмотрим их подробнее.

Социально-культурный фактор. Домашнее воспитание во многом определяется тем, как относятся родители к этой деятельности: равнодушно, ответственно, легкомысленно.

Семья — сложная система взаимоотношений между супругами, родителями, детьми, другими родственниками. В совокупности эти отношения составляют микроклимат семьи, который непосредственно влияет на эмоциональное самочувствие всех ее членов, через призму которого воспринимается весь остальной мир и свое место в нем. В зависимости от того, как ведут себя с ребенком взрослые, какие чувства и отношения проявляются со стороны близких людей, малыш воспринимает мир притягательным или отталкивающим, доброжелательным или угрожающим. В результате у него возникает доверие или недоверие к миру (Э.Эриксон). Это является основой формирования позитивного самоощущения ребенка.

Социально-экономический фактор определяется имущественными характеристиками семьи и занятостью родителей на работе. Воспитание современных детей требует серьезных материальных затрат на их содержание, удовлетворение культурных и иных потребностей, оплату дополнительных образовательных услуг. Возможности семьи материально содержать детей, обеспечивать их полноценное развитие во многом сопряжены с общественно-политическим и социально-экономическим положением в стране.

Технико-гигиенический фактор означает, что воспитательный потенциал семьи зависит от места и условий проживания, оборудованности жилища, особенностей образа жизни семьи.

Удобная и красивая среда обитания — это не дополнительное украшение в жизни, она оказывает большое влияние на развитие ребенка.

По воспитательным возможностям различаются сельские и городские семьи. 

Демографический фактор показывает, что структура и состав семьи (полная, неполная, материнская, сложная, простая, однодетная, многодетная и т.д.) диктуют свои особенности воспитания детей

Принципы семейного воспитания

Принципы воспитания – практические рекомендации, которыми следует руководствоваться, что поможет педагогически грамотно выстраивать тактику воспитательной деятельности.

Исходя из специфики семьи как персональной среды развития личности ребенка, должна быть выстроена система принципов семейного воспитания:

  • — дети должны расти и воспитываться в атмосфере доброжелательности и любви;

  • — родители должны понять и принять своего ребенка таким, каков он;

  • — воспитательные воздействия должны строиться с учетом возрастных, половых и индивидуальных особенностей;

  • — диалектическое единство искреннего, глубокого уважения к личности и высокой требовательности к ней должно быть положено в основу семейного воспитания;

  • — личность самих родителей – идеальная модель для подражания детей;

  • — воспитание должно строиться с опорой на положительное в растущем человеке;

  • — все виды деятельности, организуемые в семье, должны быть построены на игре;

  • — оптимизм и мажор – основа стиля и тона общения с детьми в семье.

К важнейшим принципам современного семейного воспитания можно отнести следующие: целенаправленности, научности, гуманизма, уважения к личности ребенка, планомерности, последовательности, непрерывности, комплексности и систематичности, согласованности в воспитании. Рассмотрим их более подробно.

Принцип целенаправленности. 

Воспитание как педагогическое явление характеризуется наличием социально-культурного ориентира, который представляет собой и идеал воспитательной деятельности, и ее предполагаемый результат. В значительной степени современная семья ориентируется на объективные цели, которые формулируются в каждой стране как главный компонент ее педагогической политики. В последние годы в качестве объективных целей воспитания выступают непреходящие общечеловеческие ценности, изложенные в Декларации прав человека, Декларации прав ребенка, Конституции РФ.

Субъективную окраску целям домашнего воспитания придают представления конкретной семьи о том, какими она хочет вырастить своих детей. В целях воспитания семья также учитывает этнические, культурные, религиозные традиции, которым она следует.

Принцип научности. В течение веков домашнее воспитание зиждилось на житейских представлениях, здравом смысле, традициях и обычаях, передаваемых из поколения в поколение. Однако в последнее столетие педагогика, как и все человековедческие науки, продвинулась далеко вперед. Получено много научных данных о закономерностях развития ребенка, о построении воспитательного процесса. Осмысление родителями научных основ воспитания помогает им добиться более высоких результатов в развитии собственных детей. Ошибки и просчеты в семейном воспитании связаны с непониманием родителями азов педагогики и психологии. Незнание возрастных особенностей детей приводит к использованию случайных методов и средств воспитания.

Принцип уважения к личности ребенка – принятие ребенка родителями как данность, таким, каков он есть, со всеми особенностями, специфическими чертами, вкусами, привычками безотносительно к каким бы то ни было внешним эталонам, нормам, параметрам и оценкам. Ребенок пришел в мир не по своему желанию и хотению: в этом «повинны» родители, поэтому не следует сетовать на то, что малыш в чем-то не оправдал их ожидания, а уход за ним «съедает» много времени, требует самоограничения, терпения, выдержки и т.п. Родители «наградили» ребенка определенной внешностью, природными задатками, особенностями темперамента, окружили вещной средой, используют в воспитании те или иные средства, от чего зависит процесс формирования черт характера, привычек, чувств, отношения к миру и многое другое в развитии малыша.

Принцип гуманности – регламентация отношения взрослых и детей и предположение, что эти отношения строятся на доверии, взаимном уважении, сотрудничестве, любви, доброжелательности. В свое время Януш Корчак высказал мысль о том, что взрослые пекутся о собственных правах и негодуют, когда на них кто-то посягает. Но они обязаны уважать права ребенка, такие, как право на знание и незнание, право на неудачи и слезы, право на собственность. Одним словом, право ребенка быть тем, что он есть, – его право на текущий час и сегодняшний день.

К сожалению, у родителей достаточно распространена позиция по отношению к ребенку – «стань таким, как я хочу». И хотя делается это из хороших побуждений, но по существу это пренебрежение к личности ребенка, когда во имя будущего ломается его воля, гасится инициатива.

Принцип планомерности, последовательности, непрерывности – развертывание домашнего воспитания в соответствии с поставленной целью. Предполагается постепенность педагогического воздействия на ребенка, причем последовательность и планомерность воспитания проявляются не только в содержании, но и в средствах, методах, приемах, отвечающих возрастным особенностям и индивидуальным возможностям детей. Воспитание представляет собой процесс длительный, результаты которого «прорастают» не сразу, часто много времени спустя. Однако бесспорно, что они тем реальнее, чем планомернее и последовательнее осуществляется воспитание ребенка.

К сожалению, родители, особенно молодые, отличаются нетерпением, зачастую не понимая, что для формирования того или иного качества, свойства ребенка необходимо многократно и разнообразно воздействовать на него, они желают видеть «продукт» своей деятельности «здесь и сейчас». Не всегда в семье понимают, что ребенка воспитывают не только и не столько слова, но вся среда родного дома, его атмосфера, о чем мы говорили выше. Так, ребенку говорят об аккуратности, предъявляют требования к порядку в его одежде, в игрушках, но одновременно он изо дня в день видит, как папа небрежно хранит свои бритвенные принадлежности, что мама не вещает в шкаф платье, а бросает его на спинку стула… Таким образом действует так называемая «двойная» мораль в воспитании ребенка: от него требуют то, что для других членов семьи оказывается необязательным.

Принцип комплексности и систематичности – многостороннее влияние на личность через систему целей, содержания, средств и методов воспитания. При этом учитываются все факторы и стороны педагогического процесса. Известно, что современный ребенок растет в многоплановой социальной, природной, культурной среде, которая не ограничивается рамками семьи. С малых лет ребенок слушает радио, смотрит телевизор, выходит на прогулку, где общается с разными по возрасту и полу людьми, и т.д. Все это окружение в той или иной степени влияет на развитие ребенка, т.е. становится фактором воспитания. Многофакторность воспитания имеет свои положительные и отрицательные стороны.

Принцип согласованности в воспитании. Одна из особенностей воспитания современного ребенка заключается в том, что оно осуществляется разными лицами: членами семьи, профессиональными педагогами образовательных учреждений (детского сада, школы, изостудии, спортивной секции и т.д.). Ни один из воспитателей маленького ребенка, будь то родные люди или педагоги детского сада, не могут воспитывать его изолированно друг от друга – необходимо согласование целей, содержания воспитательной деятельности, средств и методов ее осуществления. В противном случае получится, как в известной басне И.А. Крылова «Лебедь, рак да щука». Несогласованность требований и подходов к воспитанию приводит ребенка в смятение, утрачивается чувство уверенности и надежности.[4]

Методы семейного воспитания

Методы  семейного  воспитания как способы взаимодействия родителей с детьми, которые помогают последним развивать свое сознание, чувства и волю, активно стимулируют формирование опыта поведения, самостоятельную детскую жизнедеятельность, полноценное моральное и духовное развитие.

Выбор методов.

В первую очередь зависит от общей культуры родителей, их жизненного опыта, психолого-педагогической подготовки и способов организации жизнедеятельности. Использование тех или иных методов воспитания детей в семье также зависит:

  • от целей и задач воспитания, которые ставят перед собой родители;

  • отношения в семье и образа жизни;

  • числа детей в семье;

  • родственных связей и чувств родителей, других членов семьи, которые часто склонны идеализировать возможности детей, преувеличивать их способности, достоинства, воспитанность;

  • личностных качеств отца, матери, других членов семьи, их духовных и моральных ценностей и ориентиров;

  • опыта родителей и их практических умений при реализации комплекса воспитательных методов с учетом возраста и психофизиологических особенностей детей.

Наиболее сложным для родителей является практическое применение того или иного метода воспитания. Наблюдения, анализ письменных и устных ответов детей показывают, что один и тот же метод многими родителями используется по-разному. Наибольшее количество вариантов наблюдается при применении методов убеждения, требования, поощрения, наказания. Одна категория родителей убеждает детей доброжелательно, в процессе доверительного общения; вторая — воздействуя личным положительным примером; третья — назойливыми поучениями, упреками, окриками, угрозами; четвертая — наказаниями, в том числе физическими.

Реализация метода родительского требования

Непосредственное(прямое) родительское требование

Опосредованное(косвенное) родительское требование

 

в виде поручения

в виде показа образа

предупреждения

пожелания

распоряжения

совета

категорического приказа

напоминания

другие виды

переключения

 

Основные условия действенности родительского требования

  • Положительный пример родителей

  • Благожелательность

  • Последовательность

  • Учет возрастных особенностей детей

  • Единство в предъявлении требований со стороны отца, матери, всех членов семьи, родственников

  • Уважение личности ребенка

  • Справедливость

  • Посильность

  • Учет индивидуальных психофизиологических особенностей детей

Совершенство технологии предъявления требований (такт, осторожность, некатегоричность тона, неназойливость, привлекательность формы, отточенность, филигранность речевого общения)[5]



[1] http://psylist.net/pedagogika/semvos.htm

[2] http://www.libsid.ru/semeynaya-pedagogika

[3] Куликова Т.А.

Семейная педагогика и домашнее воспитание: Учебник для студ. сред. и высш. пед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 1999. — 232 с.

[4] http://www.libsid.ru/semeynaya-pedagogika

[5] http://vashpsixolog.ru

 


Воспитывать личность: «Все течет, все меняется»

Фраза, вынесенная в эпиграф, подтверждает стремительность исторического развития. Однако, одно дело, когда это движение эволюционное, основанное на достижениях предыдущих поколений, на достигнутом ими позитиве, и совсем другое, когда основа разрушена, а радикальных шагов для улучшения ситуации не делается. Особенно — когда речь идет о воспитании молодежи. Иногда даже возникает вопрос — не виртуальным ли, случайно, в таких условиях является понятие «воспитание» и производные от него: «воспитанность», «воспитатель», «воспитанник» и другие. Можно ли говорить о его конкретности?

Ответ неоднозначен. Но хочется верить, что понятие это существует не где-то в параллельных мирах. И что в реальной жизни оно также имеет вполне конкретное наполнение.

Вопросы можно задавать и так: «Довольны ли мы, взрослые, уровнем воспитания детей, школьников, молодежи?» Думаю, что опять-таки ответ однозначным не будет.

Если рассматривать всю цепочку внесемейного воспитания (хотя именно воспитание в семье, на мой взгляд, является важнейшим фактором формирования личности), то оно будет выглядеть следующим образом: детское дошкольное учреждение — школа (лицей, гимназия) — институт (колледж, университет) .

В детском дошкольном учреждении дети охвачены и вниманием, и заботой, и учат их по определенными, годами наработанными программами. То есть, этот этап формирования личности особых проблем не вызывает. Да и в нормальной семье маленькому ребенку, как правило, уделяют много внимания. Но дальше возникает парадокс: чем взрослее становится ребенок, тем внимания уделяется ей меньше. При этом закономерность, что закреплена в народном сознании поговоркой «Маленькие дети — маленькие проблемы, большие дети — большие проблемы», действует. И наши подрастающие дети в абсолютном и относительном измерениях требуют большего: внимания и толерантности, уважения и понимания, но самое главное — общения. Общения откровенного, честного.

А что же средние учебные заведения, с их постоянной нехваткой кадров, часов на гуманитарные дисциплины, на внеклассную работу и т.д.? Выполняют ли они одну из своих основных задач — формировать личность, человека сегодняшнего, а главное, завтрашнего дня? Положительный ответ на этот вопрос общество сможет получить, только решив проблемы, стоящие сегодня перед школой. Среди них — недостаток финансирования, отсутствие постоянных учебников и учебных программ, обнищание преподавателей, которое заставляет их постоянно искать дополнительные возможности заработать и вызывает разочарование в профессии и т.п., что, в конечном итоге, не может не влиять и на качество подготовки учащихся.

Часто вчерашний выпускник школы поступает в высшее учебное заведение (ВУЗ) не из-за собственной тяги к знаниям, а чтобы удовлетворить родителей, по принципу «так нужно», или просто надеясь получить диплом «на всякий случай».

Немного школ могут похвастаться сегодня не только высоким уровнем подготовки своих выпускников, но и степенью их личностных качеств. Именно по этой причине многие первокурсники ВУЗов имеют несколько деформированное мировосприятие и тому подобное. Следовательно последствия школьных недоработок вынуждены исправлять преподаватели высших учебных заведений. Особенно это касается высших технических учебных заведений (ВТУЗов).

Период обучения в высшей технической школе — это то время, когда будущие инженеры, технологи, конструкторы получают знания, необходимые для будущей профессиональной деятельности, и приобретают практические навыки. Но не только. В годы обучения молодой человек знакомится с духовными достижениями человечества и усваивает определенную их сумму. Это период в жизни, когда окончательно формируется личность человека, точнее — чуть ли не самая важная составляющая личности — ее мировоззрение. Именно эта система взглядов на мир, на место отдельных явлений в нем, понимание и эмоциональная оценка смысла жизни и деятельности, совокупность научных, политических, правовых, нравственных, эстетических убеждений и идеалов в значительной степени определяет поведение человека, его отношение с окружающей средой как в физическом, так и социальном его понимании. Сформировавшаяся личность знает и ответы на известные Кантовские вопросы: «Что я могу знать?», «Что должен делать?» и «На что надеяться?»

Какие же требования к будущему инженеру, создателю материальной культуры, материальной среды ставит современность?

Эти вопросы широко обсуждаются в последние годы. В ходе этого обсуждения, кажется, уже сложились определенные общие убеждения относительно особенностей подготовки инженеров, обусловленные особенностями новой техники и современного общества.

Сегодняшний мир характеризуется невиданным доселе уровнем развития прикладных научных дисциплин и технологий. Они дают возможность создавать материалы с любыми необходимыми свойствами и возможностями. Достижения науки и техники, кажется, убедили всех в почти безграничных возможностях технического прогресса.

Личностью на первый план выдвигаются проблемы назначения самой техники. Наряду с вопросом: «как создавать», искать ответ на который инженера учили всегда, теперь возникают вопросы: «Что именно и для чего создавать?» Вызовом современности является постоянное обновление технических средств, причем такое обновление характеризуется высокими темпами. Часто знания, полученные в высшем техническом учебном заведении, «стареют» раньше, чем специалист начинает их применять.

Поэтому возникают новые проблемы — методического плана. Подготовка специалистов должна проходить с учетом перспективных достижений науки и техники, носить упреждающий характер.

Поэтому создатели новой техники должны быть ориентированными на постоянный поиск нового и быть подготовленными как к быстрому восприятию нового, так и к необходимости постоянного обновления предмета своей деятельности.

Составляющими этой подготовки являются как накопление фундаментальных научных знаний, так и развитие творческих способностей.

Выдающийся ученый, первый директор Киевской политехники профессор Виктор Львович Кирпичев в своей речи 31 августа 1898 г. на торжественном открытии Киевского политехнического института заметил: «Политехнический институт есть высшее учебное заведение, назначенное для подготовления инженеров, т.е. как показывает самое название, людей гения, способных придумывать и устраивать новое. С понятием о деятельности инженера необходимо соединятся требование творческой способности и созидательной деятельности, умение делать нечто новое. Если кто предлагает только рутинно копировать старину, тому не нужно кончать высшего учебного заведения: его деятельность будет работа ремесленника, а не инженера».

В связи с развитием компьютерной техники, Интернета, электронных средств информации и коммуникации, возможности человека оперативно получать большие объемы информации из самых разных областей знаний значительно расширились. Поэтому важной проблемой становится умение пользоваться не только техническими средствами, но и информацией, использовать ее на общее благо. Использование ее должно носить позитивный характер и быть направленным в творческое русло, а не быть деструктивным. Именно по этой причине пользование Интернет-сайтами не должно быть произвольным, бесконтрольным. Ведь сегодня многими исследователями неоднократно фиксировались факты неадекватной реакции на информацию, полученную из Всемирной сети. А мы не можем забывать, что в период формирования личности у молодого человека формируется и собственно психоэмоциональное восприятие действительности.

Значительно обострились сегодня и различные экологические проблемы, решить которые только за счет очистных сооружений и оборудования уже невозможно. Все технологии, как и готовые изделия должны создаваться с учетом экологических требований, из чего следует значительная роль экологической составляющей в формировании личности инженера. Заметим, что об уровне развития общества прежде всего свидетельствует уровень ответственности, в том числе и перед грядущими поколениями.

Важным также является избрание гуманистического направления научно-технического творчества, ее ориентация на человека. Неслучайно сейчас так много пишут о гуманизации и гуманитаризации образования.

На реализацию этой концепции в нашем университете создано ряд факультетов гуманитарного направления. Это факультеты социологии, права, лингвистики, менеджмента и маркетинга. Каждый студент университета, что учится на одном из факультетов технического направления, имеет возможность учиться на этих вновь созданных факультетах, получая второе высшее образование. Обучение на факультетах гуманитарного профиля вне всяких сомнений оказывает положительное влияние на формирование мировоззрения молодого человека, способствует его становлению как гражданина государства, что болеет не только за себя, но и за интересы общества.

Обобщая сказанное, можно сделать вывод, что задачей ВТУЗ является воспитание специалиста с высоким общим уровнем культуры, с глубокими фундаментальными знаниями в области науки и техники, такого, что хочет и умеет творить, стремится нового, осознает свою деятельность на благо человека, страны, человечества .

Человек всегда выступает как представитель определенной социальной группы. Мировоззрение человека несет отпечаток соответствующих коллективных представлений.

Соответственно задачей педагогов, всех, кто имеет дело со студентами (а в ВТУЗ — это все работники), является формирование или содействие формированию определенного — «политехнического» — мировоззрения.

Студенты должны осознать свою принадлежность к семье своего учебного заведения и гордиться этим. Однако приобретение такого осознания не должно носить принудительный характер. Признание причастности к вековым традициям славного института в определенной степени возвышает личность будущего специалиста, формирует у него стремление и желание действовать, то есть занимать активную жизненную позицию. Вместе с тем, коллектив не может быть каким-то механическим синтезом человеческих индивидов, а должен быть таким, что предполагает развитие личности человека, его творческой инициативы, использование этого достояния в пользу коллектива. «Общее осознание» предполагает не только сохранение, но и обогащение различных форм существования и социальной дифференциации в этом синтезе. Такое сообщество в некоторой степени является моделью всего общества со всеми теми процессами, которые в нем происходят. Ведь именно сейчас, на наших глазах осуществляются кардинальные преобразования социальных структур, возникают новые финансовые и политические слои общества. Продолжается активный процесс взаимопроникновения и взаимного влияния.

Следует отметить, что в годы учебы каждый студент имеет возможности не только получать знания и навыки в выбранной им предметной области, но и приобщиться к культурной, интеллектуальной и общественной жизни. Человек может сосредоточиться на духовной стороне своей жизни, в котором она сможет развиваться более универсально, «целостно», а не односторонне, деформировано, в котором, наконец, индивиды сами будут отвечать за то, какие они есть, что они делают, чего достигли собственными усилиями ; в конце концов юноша или девушка получает возможность своей самореализации через активную деятельность.

Следует отметить, что киевские студенты-политехники наделены такими возможностями более чем достаточно. Было бы желание. Во-первых, — это возможность профессионального роста путем участия в различных предметных олимпиадах, конкурсах, научных кружках и тому подобное. Во-вторых, — это возможность самореализации в художественном творчестве, путем участия в творческих кружках, эстрадном театре любителей (ЭТА), в командах клуба веселых и находчивых, действующих почти на каждом факультете. В-третьих, — это спорт. Свидетельством успешности реализации потенций студентов-политехников, так сказать, в их личностной психологической надстройке, есть высокие результаты, громкие победы и большие достижения в международных соревнованиях, на олимпиадах и конкурсах.

Однако, не все студенты-политехники настроены на культурное использования свободного времени. Подвергаясь эффекту толпы или псевдоколлектива, в некоторых студентов на свет появляются проявления негативных привычек, желание утвердить себя в чем-то таком, что вступает в противоречие с общепринятыми нормами поведения и морали, и с этим невозможно и, главное, не нужно мириться. Проявления низкого уровня культуры поведения студентов при проведении массовых мероприятий (таких как дискотеки, спортивные соревнования и т.д.) должны стать предметом постоянного внимания органов студенческого самоуправления, профсоюзной организации. В их поле зрения должны постоянно находиться употребление студентами алкоголя, пива, курение, использование не нормативной лексики, одним словом, Киевская политехника должна стать городком высокой культуры и творчества. Так оно и будет. Я в это верю!

Автор: В.Янковой, главный редактор газеты «Киевский политехник», доцент ФММ

границ | Стрессоры в раннем возрасте, развитие личности и стратегии быстрой жизни: эволюционный взгляд на черты злобной личности

Существует изобилие знаний о личности, но исследования личности по-прежнему процветают. Однако подавляющее большинство таких исследований направлено на описание определенных непосредственных механизмов, связанных с человеческой личностью, а не на изучение возможных эволюционных истоков или адаптивной ценности личностных черт. Некоторые области личности хорошо изучены или, по крайней мере, хорошо изучены, например, структура личности (например, структура личности).г., Markon et al., 2005; Bohane et al., 2017) и влияние опыта ранней жизни на развитие личностных качеств (например, Beaver et al., 2015; Ogle et al., 2015). Существуют хорошо известные данные о влиянии негативного опыта ранней жизни на характеристики продольного развития личности (например, Briley and Tucker-Drob, 2014; Newton-Howes et al., 2015) и на нейробиологические процессы, лежащие в основе функций личности (например, , Kennis et al., 2013; Kundakovic, Champagne, 2015).Точно так же большое количество исследований проверяли различные области теории истории жизни (ЛЖ). Теория LH — это эволюционная структура, объясняющая и описывающая различные стратегии, которые люди разрабатывают для адаптивного распределения своих ограниченных ресурсов (например, энергии, времени и т. Д.), Чтобы максимизировать выживание и воспроизводство. Соответственно, теория LH дает прогнозы о психосоциальных процессах и их ценности с точки зрения выживания или воспроизводства (обзор см. В Buss, 2015). Непосредственные механизмы, лежащие в основе этих психосоциальных процессов, включают реакции на стресс, различные формы совокупления и воспитания детей, а также приспособление к условиям окружающей среды (Buss, 2015).Предположительно, психология личности и теория LH, две основные области различных областей психологии, могут способствовать более всестороннему пониманию психобиологических явлений, например, путем выяснения долгосрочных эффектов стресса в раннем возрасте и лежащих в основе конечных и ближайших механизмов. В этом обзоре мы приводим краткое изложение доказательств соответствия между реакциями на ранний стресс, обнаруженными в исследованиях личности и исследованиях ЛГ.

Характеристики личности в некоторой степени сформированы опытом ранней жизни так же, как стратегии ЛГ, которые меняются в зависимости от обстоятельств человека.Характеристики личности, сформированные ранними невзгодами, могут способствовать поведению или когнитивно-эмоциональным функциям, которые улучшают воспроизводство и / или выживание человека в менее благоприятных условиях. На наш взгляд, злобные или эгоцентричные черты личности могут рассматриваться как общий представитель как невзгод раннего возраста, так и стратегии ЛГ. Эти злобные черты личности частично представлены Темной триадой, личностным конструктом, состоящим из трех взаимосвязанных черт: макиавеллизма, субклинической психопатии и субклинического нарциссизма (Paulhus and Williams, 2002).В соответствии с недавними открытиями, мы предполагаем, что концепция Темной триады предоставляет возможную модель для демонстрации того, как непредсказуемые и суровые переживания направляют развитие личности, приводя к чертам, связанным с более быстрыми стратегиями ЛГ.

Черты характера жизни и стратегии истории жизни

Редкость вынуждает людей идти на компромисс между фактическим и будущим воспроизводством или между поддержкой существующего потомства и производством другого (Kaplan and Gangestad, 2005). Характеристики, определяющие исход этих компромиссов, являются центральными элементами теории ЛГ и иногда называются чертами ЛГ.Черты LH определяют время развития в целом и развитие функций, связанных со стратегиями выживания и воспроизводства, таких как брачное поведение, родительские инвестиции и старение (Kaplan and Gangestad, 2005; Ellis et al., 2009; Bjorklund and Ellis, 2014) . Ограничения ресурсов ставят под угрозу способность людей максимизировать все компоненты своего развития, выживания и воспроизводства. Следовательно, они должны расставить приоритеты в распределении ресурсов посредством ряда компромиссов. Таким образом, теория ЛГ связывает черты ЛГ со стратегиями расходования ресурсов (Chisholm et al., 1993; Чисхолм, 1999; Каплан и Гангестад, 2005).

Природа наиболее адаптивной стратегии распределения зависит от обстоятельств. Например, оптимальные стратегии распределения энергии для детей и взрослых различаются: дети должны больше инвестировать в свой рост и развитие, чтобы достичь зрелости, в то время как взрослые должны поддерживать своих детей и тратить энергию на собственное выживание. Следовательно, существуют индивидуальные обстоятельства и особенности, формирующие оптимальные стратегии распределения, которые могут меняться в течение жизни и, следовательно, могут учитывать различия в сроках жизненных событий (например,g., развитие, воспроизводство и др.) (Chisholm et al., 1993; Chisholm, 1999; Kaplan, Gangestad, 2005; Bjorklund, Ellis, 2014). Конфигурация индивидуума черт ЛГ определяет его или ее общую стратегию ЛГ (Ellis et al., 2009). Таким образом, стратегии ЛХ адаптированы к местным условиям, но из-за различий в индивидуальных характеристиках они гибки и разнообразны в зависимости от ограничений окружающей среды. Другими словами, стратегии ЛГ зависят от состояния в том смысле, что поведение может быть адаптировано к условиям и обстоятельствам окружающей среды, с которыми сталкивается организм.

Медленно-быстрый континуум

Было высказано предположение, что все признаки ЛГ изменяются в медленном-быстром континууме (Del Giudice et al., 2015). Более конкретные стратегии быстрого и медленного ЛГ можно рассматривать как скоординированные и интегрированные паттерны метаболических, когнитивных, поведенческих и личностных черт (подробнее см. Brumbach et al., 2009; Ellis et al., 2009; Figueredo et al., 2013; Del Giudice et al., 2015; de Baca et al., 2016). Стратегии медленного ЛГ могут характеризоваться установками, ориентированными на будущее, относительно долгосрочным акцентом в поведенческих стратегиях; например, способность откладывать удовлетворение.Эти стратегии также предполагают более высокие родительские инвестиции (т. Е. Затраты времени и усилий на уход за потомством) в относительно небольшое количество потомков. Напротив, быстрые стратегии LH характеризуются относительно краткосрочной направленностью и ориентированным на настоящее отношение к риску или агрессивным поведением, чтобы максимизировать немедленное вознаграждение и уделять приоритетное внимание усилиям по спариванию (Griskevicius et al., 2013; Chen and Chang, 2016). . Кроме того, ядро ​​более быстрых стратегий — это ранняя репродуктивная зрелость, частые спаривания и небольшие инвестиции в социальные отношения или потомство (Belsky et al., 1991; Крапива, 2010). Многие виды демонстрируют множество медленных и быстрых черт (Kraus et al., 2005; Bielby et al., 2007). Люди приближаются к медленному концу континуума, но также демонстрируют набор быстрых черт ЛГ (Heylighen, Bernheim, 2004; Hawkes, 2006; Ellis et al., 2009).

Существует несколько критических факторов окружающей среды, определяющих компромисс между медленной и быстрой стратегией ЛГ. Наиболее значимыми факторами являются непредсказуемость, суровость и нехватка ресурсов (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009; Грискявичюс и др., 2011; Чанг и Лу, 2018). Непредсказуемость — это предсказуемость изменений в окружающей среде, тогда как суровость представлена ​​коэффициентами заболеваемости и смертности. Однако нет соответствия в определении приблизительных мер непредсказуемости и резкости. Тем не менее, в целом резкость описывается как индикатор того, в какой степени факторы окружающей среды вызывают инвалидность или смерть на каждой стадии развития в популяции, в то время как непредсказуемость можно рассматривать как пространственную и / или временную изменчивость резкости (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009). Наконец, нехватка ресурсов описывает доступность ресурсов и уровень конкуренции за ресурсы (Ellis et al., 2009). При более высоких показателях заболеваемости и смертности и более высокой вариабельности условий (то есть более высоких уровнях непредсказуемости и суровости) высок риск смерти до появления потомства, поэтому отбор отдает предпочтение более быстрым стратегиям ЛГ, побуждая людей начинать спаривание относительно рано. Напротив, суровые, но предсказуемые условия благоприятствуют более медленным стратегиям ЛГ, которые увеличивают инвестиции в соматические усилия и задерживают репродукцию, чтобы увеличить вероятность выживания и созревания человека (Ellis et al., 2009; Фигередо и др., 2013; Del Giudice et al., 2015). В более общем плане, экологические индикаторы раннего периода жизни с высоким уровнем непредсказуемости и суровости вместе с скудными ресурсами способствуют более быстрым стратегиям ЛГ, включающим ускорение физиологического развития и полового созревания (Wilson and Daly, 1997; Ellis, 2004; Belsky et al., 2010). Более быстрые стратегии более эффективны, когда будущее неопределенно, продолжительность жизни непредсказуема или показатели смертности и заболеваемости кажутся высокими (Bereczkei and Csanaky, 2001).В этих условиях стремление к немедленному вознаграждению может быть адаптивным из-за улучшения соотношения затрат и выгод при распределении ресурсов за счет сокращения неэффективных с точки зрения затрат усилий, направленных на будущие выплаты по фитнесу, которые могут не принести достаточных будущих выгод (Chen and Chang, 2016). Однако менее суровые или более предсказуемые обстоятельства или доступ к подходящему количеству ресурсов могут изменить стратегии ЛХ в сторону более медленной формы, подчеркивая важность процесса оценки и то, как эти экологические сигналы отслеживаются и интерпретируются.Условия окружающей среды в детстве однозначно формируют обработку информации, таким образом, косвенные факторы в раннем возрасте формируют то, как человек реагирует на непредсказуемость и резкость на более поздних этапах жизни.

Негативный опыт раннего периода жизни и стратегии быстрой истории жизни

Ранний жизненный опыт не только влияет на личную стратегию ЛГ; они также могут повышать чувствительность людей к невзгодам, влияя на то, как они реагируют на невзгоды в дальнейшей жизни. Другими словами, реакция взрослых на факторы стресса окружающей среды, такие как суровые или непредсказуемые условия окружающей среды, варьируется в зависимости от их опыта невзгод в детстве (Griskevicius et al., 2013; White et al., 2013; Чанг и Лу, 2018). Более ранние исследования показали, что социально-экономический статус детства (СЭП) является надежным индикатором суровости окружающей среды в раннем детстве (Griskevicius et al., 2011; Belsky et al., 2012). Низкое СЭС связано с большим количеством стрессовых факторов в семье (например, многократная смена работы родителей; нестабильная или неопределенная занятость и т. Д.), Которые представляют собой более суровую окружающую среду. Соответственно, было обнаружено, что низкий SES связан с чертами, связанными с быстрыми стратегиями ЛГ, такими как импульсивность, принятие риска и неограниченная социосексуальная ориентация (Brumbach et al., 2009; Бельский и др., 2010; Крапива, 2010; Грискявичюс и др., 2011; de Baca et al., 2016.). Однако, согласно более поздним выводам, применение SES для обозначения жесткости является спорным: некоторые исследования показали низкий SES как индикатор нехватки ресурсов, тогда как другие исследования поддержали SES как указание на угрозы смертности и заболеваемости (см. Griskevicius et al. , 2011; Belsky et al., 2012; Chang, Lu, 2018 — подробнее).

Помимо СЭС, люди чувствительны к сигналам непредсказуемости окружающей среды (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009; Чанг и Лу, 2018). Например, было обнаружено, что раннее половое созревание, однозначный индикатор быстрой стратегии ЛГ, связано с неблагоприятным семейным функционированием (т. Е. Показателями непредсказуемости окружающей среды), такими как отсутствие отцов, высокий уровень конфликтов в семье и отсутствие родительской заботы (Belsky, 2012; Эллис, 2013; Чанг и Лу, 2018). Кроме того, семьи с этими неблагоприятными особенностями часто испытывают экологические стрессоры, связанные с непредсказуемостью и суровостью (например,g., низкий доход, ненадежность жилья, незащищенность занятости и т. д.). Несколько исследований показали, что наличие экологических стрессоров в раннем периоде жизни способствует более быстрым стратегиям ЛГ, ведущим к определенным биодемографическим особенностям, таким как более раннее половое созревание. Более того, в результате этих стрессоров могут возникать другие близкие поведенческие индикаторы быстрой стратегии ЛГ, такие как оппортунистическое или эксплуататорское поведение, враждебное отношение и плохие социальные навыки (Belsky et al., 1991; Brumbach et al., 2009; Gladden и другие., 2013; де Бака и др., 2016; Чанг и Лу, 2018).

Стрессоры в раннем возрасте и развитие личности

Ранний опыт формирует созревание человека, влияя на последующее приспособление к реальной среде, регулируя развитие личностных качеств. Было показано, что невзгоды в детстве приводят к дисфункциям и расстройствам личности из-за негативного влияния, которое они оказывают на межличностные компетенции, социально-когнитивное и эмоциональное функционирование (Bowlby, 1980; Brumbach et al., 2009; Бьорклунд, 2015; де Бака и др., 2016; Jonason et al., 2017). Влияют суровые и случайные условия. Существует множество доказательств того, что негативные семейные переживания, такие как отсутствие родителей или конфликт между родителями и потомками, влияют на поведенческие и нейроэндокринные реакции на стресс (обзор см. В Ellis, 2013; Anacker et al., 2014). Таким образом, было обнаружено, что раннее воздействие нестабильной или непредсказуемой эмоциональной среды меняет реакции на негативные переживания.Более ранние исследования показали, что факторы стресса в раннем возрасте (например, конфликт родителей и потомков) положительно связаны с развитием быстрых стратегий ЛГ (Chisholm et al., 2005; McFarlane et al., 2005; Nettle, 2010; Simpson et al. , 2011; Young et al., 2017).

В соответствии с приведенными выше выводами, также было высказано предположение, что воздействие непредсказуемой среды в детстве связано с повышенным восприятием риска, более низким уровнем исполнительной функции и более гедонистическим отношением (Brumbach et al., 2009; Фигередо и др., 2012; де Бака и др., 2016; Херст и Кавана, 2017). Взросление в суровых условиях влияет на социально-эмоциональное развитие детей, способствуя развитию враждебных и антагонистических стилей межличностного общения, относительно плохих социальных навыков и более низкого социального и эмоционального интеллекта (Brumbach et al., 2009; de Baca et al., 2016; Hurst и Kavanagh, 2017; Jonason et al., 2017).

Личностные особенности, связанные с этими оппортунистическими, импульсивными и краткосрочно ориентированными поведенческими стратегиями (например,ж., низкая покладистость, низкая сознательность и высокий невротизм) также связаны с показателями быстрых стратегий ЛГ (McFarlane et al., 2005; Young et al., 2017). Кроме того, импульсивность, определенные аспекты экстраверсии и открытости опыту (например, стремление к ощущениям или доминирование) связаны с быстрыми чертами ЛГ, такими как высокий уровень смертности, повышенная нестабильность в романтических отношениях, неограниченная социосексуальная ориентация, распущенность и различные эгоистичные формы поведения ( например, эксплуатация, манипуляция) (обзор см. в Del Giudice, 2012, 2014).Некоторые более ранние исследования обнаружили более прямую связь между стратегиями ЛГ и развитием личности (Rushton, 1985; Belsky et al., 1991; Gladden et al., 2009), и в соответствии с этими выводами недавние исследования предполагают, что определенные черты личности связаны с быстрым Черты ЛГ, такие как низкий самоконтроль, краткосрочная стратегия спаривания и эгоистичное межличностное поведение. Эти характеристики являются общими для макиавеллизма, субклинической психопатии и субклинического нарциссизма, также называемого Темной триадой (DT) (Paulhus and Williams, 2002).Для черт DT свойственны несколько социально-отталкивающих характеристик: черствость, манипулятивность (Jones and Paulhus, 2011), снижение самоконтроля (Jonason and Tost, 2010), эгоизм, более ориентированная на настоящее временная перспектива (Birkás and Csathó, 2015). ), неспособность откладывать удовлетворение (Brumbach et al., 2009; Birkás et al., 2015a) и эксплуататорскую деятельность (McDonald et al., 2012). Было показано, что эти характеристики связаны в первую очередь с быстрой стратегией ЛГ (Jonason et al., 2010; McDonald et al., 2012).

Темная триада: превращение ранних невзгод в стратегию быстрой истории жизни

В соответствии с вышеупомянутыми выводами, в некоторой степени черты DT можно рассматривать как совокупность личностных индикаторов для быстрых стратегий ЛГ (Фигередо и др., 2005; Джонасон и др., 2010, 2012; Макдональд и др., 2012). ). Следовательно, Темная триада представляет собой определенный кластер ближайших механизмов, связанных с более быстрыми стратегиями ЛГ.

Еще одно обширное исследование показало, что негативный детский опыт (например,g., плохие отношения между родителями и детьми, плохое функционирование семьи) связаны с чертами DT (Jonason et al., 2014; Láng and Birkás, 2014, 2015; Birkás et al., 2015b; Láng and Lénárd, 2015; Láng and Abell) , 2018). Более того, недавние исследования показали, что некоторые характеристики, связанные с чертами DT, также являются приблизительными индикаторами быстрых стратегий ЛГ (обзор см. В Furnham et al., 2013; Vize et al., 2016; Muris et al., 2017). Например, было обнаружено, что некоторые социально-экономические условия и результаты психосоциального здоровья, представляющие собой компромиссы, связанные с быстрыми стратегиями ЛГ, связаны с DT (Jonason et al., 2013, 2015, 2016). Более того, в соответствии с более ранними выводами о влиянии ранних стрессоров на развитие личности и функции личности (см. Выше), есть некоторые свидетельства того, что черты DT связаны с субоптимальными стратегиями совладания (Rim, 1992; Ng et al., 2014; Birkás et al., 2016), опора на незрелые стратегии защиты эго (Richardson and Boag, 2016), реактивную аффективность (Noser et al., 2014) и специфические эндокринологические реакции (Pfattheicher, 2016). Эти находки предоставляют некоторую поддержку представлению о том, что черты DT можно рассматривать как основу для быстрых компромиссов LH на ближайшем уровне.Личность направляет когнитивно-эмоциональные реакции, социально-эмоциональные реакции и поведенческую адаптацию к текущей среде. Соответственно, предыдущие исследования показали, что несколько сигналов, связанных с быстрыми стратегиями ЛГ (например, неограниченная социосексуальность, эгоизм, импульсивность и т. Д.), Могут быть связаны с характеристиками DT. Более того, как и в случае со стратегиями ЛГ, было показано, что развитие черт DT связано с негативными событиями в раннем возрасте.

Заключение и дальнейшие направления

Результаты, рассмотренные в этой статье, показывают, что стрессовые переживания в раннем возрасте формируют стратегии ЛГ вместе с развитием личности.Кроме того, мы стремились показать, что эгоцентричные или злонамеренные черты личности можно рассматривать как примерный уровень быстрых стратегий ЛГ. В то же время эти личностные характеристики могут позволить изучить влияние детских невзгод на развитие личности. В более общем плане мы предполагаем, что черты личности являются не только результатом условий окружающей среды, опыта и генетических факторов, но они также заставляют идти на компромиссы, чтобы адаптироваться к реальным условиям.

Существует некоторое соответствие между развитием быстрых LH-стратегий и DT-черт, и приблизительное представление этих стратегий — паттерны и определяющие факторы (т.е. непредсказуемость и резкость) схожи. Кроме того, черты DT связаны с несколькими поведенческими, социально-когнитивными и социально-эмоциональными формами поведения, аналогичными тем, которые связаны с быстрыми компромиссами с ЛГ, такими как стремление к немедленному удовлетворению, эгоистичное поведение (эксплуатация и манипуляция) и дезадаптивные реакции на стресс.Таким образом, DT является полезной моделью личности для рассмотрения в связи с быстрыми стратегиями LH. Ранние невзгоды не обязательно приводят к патологическому развитию или психопатологии, но они увеличивают вероятность отрицательных результатов развития. Стратегии быстрого ЛГ представляют собой адаптацию к неблагоприятным условиям окружающей среды. Чтобы лучше понять эволюцию структуры человеческой личности, необходимо объединить результаты исследований теории ЛГ и исследований развития личности.Таким образом, разработка модели личности, включающей идеи теории ЛГ, может открыть новые возможности для исследований.

Авторские взносы

ÁC: написал разделы рукописи; BB: разработал концепцию и написал разделы рукописи.

Финансирование

Работа поддержана Венгерским фондом научных исследований — ОТКА (K 125437).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Анакер, К., О’Доннелл, К. Дж., И Мини, М. Дж. (2014). Неблагоприятные факторы в молодости и эпигенетическое программирование гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции. Dialogues Clin. Neurosci. 16, 321.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Бивер К. М., Хартман С., Бельски Дж. (2015). Дифференциальная восприимчивость к родительской чувствительности на основе раннего темперамента в прогнозировании аффективных психопатических черт личности подростка. Crim. Правосудие поведение. 42, 546–565. DOI: 10.1177 / 0093854814553620

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский Дж. (2012). Развитие репродуктивных стратегий человека: успехи и перспективы. Curr. Реж. Psychol. Sci. 21, 310–316. DOI: 10.1177 / 0963721412453588

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский Дж., Хаутс Р. М. и Фирон Р. М. (2010). Безопасность младенческой привязанности и время полового созревания: проверка эволюционной гипотезы. Psychol. Sci. 21, 1195–1201. DOI: 10.1177 / 0956797610379867

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский Дж., Шломер Г. Л., Эллис Б. Дж. (2012). Помимо совокупного риска: определение резкости и непредсказуемости как детерминант родительской стратегии и стратегии раннего детства. Dev. Psychol. 48, 662. DOI: 10.1037 / a0024454

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бельский, Дж., Стейнберг, Л., и Дрейпер, П. (1991). Детский опыт, межличностное развитие и репродуктивная стратегия: эволюционная теория социализации. Child Dev. 62, 647–670. DOI: 10.2307 / 1131166

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bereczkei, T., and Csanaky, A. (2001). Напряженная семейная среда, смертность и социализация детей: стратегии жизненного цикла подростков и взрослых из неблагоприятных социальных обстоятельств. Внутр. J. Behav.Dev. 25, 501–508. DOI: 10.1080 / 01650250042000573

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Билби, Дж., Мейс, Г. М., Бининда-Эмондс, О. Р., Кардилло, М., Гиттлман, Дж. Л., Джонс, К. Е. и др. (2007). Быстрый-медленный континуум в истории жизни млекопитающих: эмпирическая переоценка. Am. Nat. 169, 748–757 DOI: 10.1086 / 516847

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биркас, Б., и Чато, Б. (2015). Оцените день: временные перспективы Темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 86, 318–320. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.06.035

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биркас, Б., Чато, Б., Гач, Б., и Берецкей, Т. (2015a). Ничто не отважилось, ничего не выиграло: сильная ассоциация между чувствительностью к вознаграждению и двумя мерами макиавеллизма. чел. Индивидуальный. Dif. 74, 112–115. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.09.046

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биркас, Б., Гач, Б., и Чато, Á.(2016). Сохраняйте спокойствие и не волнуйтесь: разные черты Темной триады предсказывают разные предпочтения в преодолении трудностей. чел. Индивидуальный. Dif. 88, 134–138. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.09.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биркас Б., Ланг А. и Берецкей Т. (2015b). Макиавеллизм и предполагаемая родительская связь: разные пути социализации для мужчин и женщин. Am. J. Appl. Psychol. 3, 109–112. DOI: 10.12691 / ajap-3-4-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бьорклунд, Д.Ф., Эллис Б. Дж. (2014). Дети, детство и развитие в эволюционной перспективе. Dev. Ред. 34, 225–264. DOI: 10.1016 / j.dr.2014.05.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бохан, Л., Магуайр, Н., Ричардсон, Т. (2017). Устойчивые, сверхконтроллеры и недоконтроллеры: систематический обзор полезности метода типологии личности в понимании проблем психического здоровья взрослых. Clin. Psychol. Ред. 57, 75–92. DOI: 10.1016 / j.cpr.2017.07.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боулби, Дж. (1980). Приложение и потеря: Vol. 3. Утрата: печаль и депрессия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Брайли Д. А., Такер-Дроб Э. М. (2014). Генетическая и экологическая преемственность в развитии личности: метаанализ. Psychol. Бык. 140, 1303–1331. DOI: 10.1037 / a0037091

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брумбах, Б.Х., Фигередо А. Дж. И Эллис Б. Дж. (2009). Влияние суровых и непредсказуемых условий в подростковом возрасте на развитие стратегии жизненного цикла. Hum. Nat. 20, 25–51. DOI: 10.1007 / s12110-009-9059-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бусс Д. (2015). Эволюционная психология: новая наука о разуме . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Google Scholar

Чанг, Л., и Лу, Х. Дж. (2018). Ресурсный и внешний риск в определении кратких историй жизни китайских брошенных детей в сельских районах. Evol. Гм. Behav. 39, 59–66. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2017.10.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен Б. Б. и Чанг Л. (2016). Прокрастинация как стратегия быстрой жизненной истории. Evol. Psychol. 14, 1–5. DOI: 10.1177 / 1474704916630314

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чисхолм, Дж. С. (1999). Смерть, надежда и секс: шаги к эволюционной экологии разума и нравственности . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Чисхолм, Дж. С., Эллисон, П. Т., Эванс, Дж., Ли, П. К., Либерман, Л. С., Павлик, З. и др. (1993). Смерть, надежда и секс: теория истории жизни и разработка репродуктивных стратегий [и комментарии и ответы]. Curr. Антрополь. 34, 1–24. DOI: 10.2307 / 2743728

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чисхолм, Дж. С., Куинливан, Дж. А., Петерсен, Р. В., и Коул, Д. А. (2005). Ранний стресс определяет возраст начала менархе и первых родов, привязанность к взрослому и ожидаемую продолжительность жизни. Hum. Nat. 16, 233–265. DOI: 10.1007 / s12110-005-1009-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Бака, Т. К., Валь, Р. А., Барнетт, М. А., Фигередо, А. Дж., И Эллис, Б. Дж. (2016). Неблагоприятные условия, адаптивная калибровка и здоровье: на примере неблагополучных семей. Адапт. Гм. Behav. Physiol. 2, 93–115. DOI: 10.1007 / s40750-016-0042-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дель Джудиче, М.(2014). Рамки эволюционной истории жизни для психопатологии. Psychol. Inq. 25, 261–300. DOI: 10.1080 / 1047840X.2014.884918

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дель Джудиче, М., Гангестад, С. В., и Каплан, Х. С. (2015). «Теория истории жизни и эволюционная психология», в Справочник по эволюционной психологии . Vol. 1. Фонды, 2-е изд., Изд. Д. М. Басс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 88–114.

Google Scholar

Эллис, Б.J. (2013). Гипоталамо-гипофизарно-гонадная ось: управляемая переключателем, чувствительная к состоянию система в регуляции стратегий жизненного цикла. Horm. Behav. 64, 215–225. DOI: 10.1016 / j.yhbeh.2013.02.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фигередо А. Дж., Катбертсон А. М., Кауфман И. А., Вейл Е. и Гладден П. Р. (2012). Взаимодействие поведенческих диспозиций и когнитивных способностей: социосексуальная ориентация, эмоциональный интеллект, исполнительные функции и стратегия жизненного цикла. Temas Psicol. 20, 87–100.

Google Scholar

Фигередо, А. Дж., Де Бака, Т. К., и Вудли, М. А. (2013). Стратегия измерения истории человеческой жизни. чел. Индивидуальный. Dif. 55, 251–255. DOI: 10.1016 / j.paid.2012.04.033

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фигередо, А. Дж., Васкес, Г., Брумбах, Б. Х., Сефчек, Дж. А., Кирснер, Б. Р. и Якобс, В. Дж. (2005). K-фактор: индивидуальные различия в стратегии жизненного цикла. чел. Индивидуальный. Dif. 39, 1349–1360. DOI: 10.1016 / j.paid.2005.06.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернхэм А., Ричардс С. К. и Полхус Д. Л. (2013). Темная триада личности: обзор за 10 лет. Soc. Личное. Psychol. Компас 7, 199–216. DOI: 10.1111 / spc3.12018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гладден, П. Р., Фигередо, А. Дж., Андрейзак, Д. Дж., Джонс, Д. Н., и Смит-Кастро, В. (2013). Репродуктивная стратегия и сексуальный конфликт: стратегия медленного жизненного цикла подавляет негативный андроцентризм. J. Methods Meas. Soc. Sci. 4, 48–71. DOI: 10.2458 / jmm.v4i1.17774

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гладден, П. Р., Фигередо, А. Дж., И Джейкобс, В. Дж. (2009). Стратегия жизненного цикла, психопатические установки, личность и общий интеллект. чел. Индив. Diff. 46, 270–275. DOI: 10.1016 / j.paid.2008.10.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грискявичюс, В., Акерман, Дж. А., Канту, С. М., Делтон, А. В., Робертсон, Т.Е., Симпсон, Дж. А. и др. (2013). Когда экономика дает сбой, люди тратят или откладывают? Реагирование на нехватку ресурсов зависит от детской среды. Psychol. Sci. 24, 197–205. DOI: 10.1177 / 0956797612451471

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грискявичус В., Делтон А. В., Робертсон Т. Э. и Тайбур Дж. М. (2011). Экологические непредвиденные обстоятельства стратегий жизненного цикла: влияние смертности и СЭС на репродуктивное время. Дж.Чел. Soc. Psychol. 100, 241–254. DOI: 10.1037 / a0021082

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоукс, К. (2006). «Медленные истории жизни и эволюция человека», в , Эволюция истории человеческой жизни, , ред. К. Хоукс и Р. Р. Пейн (Санта-Фе, Нью-Мексико: Школа американской исследовательской прессы), 95–126.

Херст, Дж. Э., и Кавана, П. С. (2017). Стратегии жизненного анамнеза и психопатология: чем быстрее жизненные стратегии, тем больше симптомов психопатологии. Evol. Гм. Behav. 38, 1–8. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2016.06.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон, П. К., и Тост, Дж. (2010). Я просто не могу себя контролировать: Темная триада и самоконтроль. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 611–615. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.05.031

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон П. К., Баумэн Х. М., Картер Г. Л. и Паркер П. (2015). Дориан Грей без своего портрета: психологические, социальные и физические затраты на здоровье, связанные с Темной триадой. чел. Индивидуальный. Dif. 78, 5–13. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.01.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонасон, П. К., Ичо, А., и Ирландия, К. (2016). Ресурсы, резкость и непредсказуемость: социально-экономические условия, связанные с чертами Темной триады. Evol. Психол . 14, 1–11. DOI: 10.1177 / 1474704