В чем проявляется целостность человеческой личности: Microsoft Word — 1-часть-ln-15.doc

Содержание

Человек: целостность и цельность | SibFU

Abstract:
The article covers the differentiation between notions of integrity and wholeness in respect to specificity a human being as a natural, social and spiritual being. Integrity of a person is interpreted as an existence and unity of all its constituents. At that, integrity of a human being is equated to a human being, considered in all infinite variety of displays of the organism, personality and soul. The wholeness of an individual is considered as integrity with multiscale goals peculiar to him, determinacy by them, focus of all cognizable and incognizable, objective and subjective, actual and potential in them. Accepting that wholeness is a highly important feature of human integrity, the author points out two sides of it: structural and functional. Specification of a structural side can be discovered by appealing to the content of concept expedience, functional side — to that of purposefulness. The expediency represents target conditionality of integrity, conformation of its structure towards that purpose which is objectively peculiar to it and to some degree is mediated subjectively, while the purposefulness is an inclination of any functioning integrity to aim at the resulting achievement, which shows the best correlation with its purpose.

 

Статья посвящена разграничению содержания понятий целостности и цельности применительно к специфике человека как природно-социально-духовного существа. Человеческая целостность связывается автором с наличием и единством всех присущих ей частей. При этом целостность человеческого существа отождествляется с ним самим, взятым во всём практически безграничном многообразии проявлений его организма, личности и души. Под цельностью человека понимается проникнутость его целостности свойственными ему разномасштабными целями, определённость ими, средоточие всего познаваемого и непознаваемого, объективного и субъективного, актуального и потенциального в них. Признавая цельность исключительно важной фундаментальной характеристикой человеческой целостности, автор выделяет в ней две стороны: структурную и функциональную. Специфика структурной стороны раскрывается при обращении к содержанию понятия «целесообразность», функциональной — понятия «целеустремлённость». Целесообразность выступает здесь как целевая обусловленность целостности, соответствие её структуры той цели, которая ей свойственна объективно и в какой-либо мере опосредована субъективно, целеустремлённость — как склонность всякой функционирующей целостности стремиться к достижению результата, в наибольшей мере соответствующего её цели.

 

Здоровые дети – здоровое будущее.

Здоровье человека – проблема достаточно актуальная для всех времен и народов, а в настоящее время она становится первостепенной. Здоровье во все времена считалось высшей ценностью, основой активной творческой жизни, счастья, радости и благополучия человека. Здоровье – бесценное достояние не только каждого человека, но и всего общества. Это высшая национальная ценность. При встречах, расставаниях с близкими и дорогими людьми мы желаем им доброго и крепкого здоровья т.к. это – основное условие и залог полноценной и счастливой жизни. Здоровье помогает нам выполнять наши планы, успешно решать основные жизненные задачи, преодолевать трудности. Каждому из нас присуще желание быть сильным и здоровым, сохранить как можно дольше подвижность, бодрость, энергию и достичь долголетия. Эта главная ценность жизни. Его не купишь ни за какие деньги, его надо сохранять, оберегать и улучшать смолоду, с первых дней жизни ребенка.

В уставе Всемирной организации здравоохранения здоровье определяется как «Состояние полного физического, духовного и социального благополучия», а не только отсутствие болезней и физических дефектов.

Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым была утверждена национальная образовательная инициатива «Наша новая школа», одним из направлений которой является сохранение и укрепление здоровья школьников. Обратиться к теме «школьного» здоровья заставляет сама жизнь: ухудшение здоровья подрастающего поколения достигло масштабов национальной проблемы.

Проблемы сохранения здоровья детей, привитие навыков здорового образа жизни, создание условий, направленных на укрепление здоровья, сохранение здоровья физического, психического и духовного, очень актуальны сегодня. Современная жизнь ставит перед педагогами много новых задач, среди которых на сегодняшний день является сохранение здоровья подрастающему поколению. Именно в школьном возрасте самое благоприятное время для выработки правильных привычек, которые в сочетании с обучением школьников методам совершенствования и сохранения здоровья приведут к положительным результатам.

Все родители хотят обеспечить своим детям счастливое детство, дать хороший старт во взрослую жизнь. Но современного школьника подстерегает большое количество соблазнов, которые мешают вести правильный образ жизни, обеспечивающий хорошее здоровье и успеваемость на уроках. Чрезмерное увлечение компьютерными играми и телепередачами, предпочтение чипсов домашнему обеду – все это является негативными факторами, постепенно разрушающими здоровье наших детей.  Воспитание здорового образа жизни школьников – одна из основных задач. Образ жизни может быть здоровым только тогда, когда он развивается, дополняется различными новыми, полезными для здоровья элементами, привычками и тем самым совершенствуется.

Быть здоровым, сохранить и укрепить здоровье – это искусство, которое должно стать потребностью, образом жизни. Образ жизни – это совокупность типичных видов жизнедеятельности человека, социальной группы, общества в целом, которая берется в единстве с условиями жизни. Это понятие довольно широкое. В последнее время в ОЖ все чаще и чаще выделяют и такие две его составные части – ЗОЖ и не ЗОЖ. Хотя понятие «здоровый образ жизни» утвердилось в нашем обществе сравнительно недавно (в 80-е гг. 20-го столетия), однако нормами и правилами ЗОЖ народ пользовался всегда, в течение всей истории человечества. Научно-технический прогресс резко изменил (и продолжает изменять) трудовую деятельность человека. В современных условиях роль умственного труда постоянно возрастает, а доля физического труда уменьшается. Все это ведет к тому, что работники умственного труда в процессе своей профессиональной деятельности, как правило, не получают физических нагрузок в необходимом (достаточном) объеме и качестве. Но организм человека по-прежнему нуждается в этих нагрузках. Следовательно, только занятия физической культурой, спортом, туризмом становятся практически наиболее эффективным и экономичным способом обеспечения физическими нагрузками современного человека.

На каждом этапе своего развития человечество всегда имело в своем арсенале такие нормы жизнедеятельности, которые, в конечном счете, были нацелены на созидание и сотворение материальных и духовных ценностей, на преобразование и процветание общества, на развитие человека, на раскрытие его нравственных черт, умственных и физических способностей и возможностей. Прогрессивность человечества, в конечном счете, все-таки всегда предопределялась его способностью к самосовершенствованию, к наиболее полному развитию самого человека, к ведению им (человечеством) нормального и единственно разумного здоровый образ жизни 

Здоровый образ жизни — это система разумного поведения человека (умеренность во всём, оптимальный двигательный режим, закаливание, правильное питание, рациональный режим жизни и отказ от вредных привычек) на фундаменте нравственных и национальных традиций, которая обеспечивает человеку физическое, душевное, духовное и социальное благополучие в реальной окружающей среде.

Здоровый образ жизни включает в себя следующие основные элементы:

  • Правильное питание
  • Физическая активность
  • Чередование работы и отдыха
  • Здоровый сон
  • Закаливание
  • Хорошая экология
  • Отказ от вредных привычек
  • Интеллектуальное самочувствие
  • Духовное самочувствие.

Вообще, можно говорить о трех видах здоровья: о здоровье физическом, психическом и нравственном (социальном):

Физическое здоровье – это естественное состояние организма, обусловленное нормальным функционированием всех его органов и систем. Если хорошо работают все органы и системы, то и весь организм человека (система саморегулирующаяся) правильно функционирует и развивается.

Психическое здоровье зависит от состояния головного мозга, оно характеризуется уровнем и качеством мышления, развитием внимания и памяти, степенью эмоциональной устойчивости, развитием волевых качеств.

Нравственное здоровье определяется теми моральными принципами, которые являются  основой социальной жизни  человека, т.е. жизни в определенном человеческом обществе. Отличительными признаками нравственного здоровья человека являются, прежде всего, сознательное отношение к труду, овладение сокровищами культуры, активное неприятие нравов и привычек, противоречащих нормальному  образу  жизни. Физически и психически  здоровый  человек может быть нравственным уродом, если он пренебрегает нормами морали. Поэтому социальное здоровье считается высшей мерой человеческого здоровья. Нравственно здоровым людям присущ ряд общечеловеческих качеств, которые и делают их настоящими гражданами. Здоровый и духовно развитый человек счастлив – он отлично себя чувствует, получает удовлетворение от своей работы, стремится к самоусовершенствованию, достигая неувядающей молодости духа и внутренней красоты. Целостность человеческой личности проявляется, прежде всего, во взаимосвязи и взаимодействии психических и физических сил организма. Гармония психофизических сил организма повышает резервы здоровья, создает условия для творческого самовыражения в различных областях нашей жизни. Активный и здоровый человек надолго сохраняет молодость, продолжая созидательную деятельность, не позволяя «душе лениться». Академик Н. М. Амосов предлагает ввести новый медицинский термин «количество здоровья» для обозначения меры резервов организма.

К сожалению, здоровый образ жизни занимает пока далеко не первое место в иерархии потребностей и ценностей ребенка, но если мы научим детей с раннего возраста ценить, беречь и укреплять свое здоровье, то можно надеяться, что будущие поколения будут более здоровы и развиты не только личностно, интеллектуально, духовно, но и физически.

Здоровье детей – это общая проблема медиков, педагогов и родителей. И решение этой проблемы зависит от внедрения в школу здоровье сберегающих технологий. Под здоровье сберегающими образовательными технологиями в широком смысле слова следует понимать все те технологии, использование которых в образовательном процессе идет на пользу здоровья учащихся.

 

 

 

Что такое целостность личности

Часто  я слышу в качестве запросов от клиентов на психологических сессиях : “Я хочу целостности и спонтанности..”

Но что же такое целостность личности?  И насколько это возможно?

Целостность – это  когда человек находится в контакте со всеми частями своей личности, не отчуждая ни одну из них. Он слышит их всех. И  даёт каждой своей части право голоса.

Каждое качество в человеческой личности имеет свою полярность.
Это как волна движения маятника.


Если есть “+”, всегда будет “-”, и наоборот. И чем выше  “+”, тем больше “-”.

Например, если вам присуще добродушие, то вы можете впадать и в ярость, и в злость.
Если вы способны на проявления искренней щедрости, то приступы жадности вам также знакомы.
Если вам доступны состояния эйфории и всепоглощающей любви к миру, то и в опустошающую депрессиювы способны улететь с головой.

Одно не может без другого. Это два полюса одной волны.

Мы все состоим из набора полярностей. Но предпочитаем принимать в себе только то, что достойно быть нами.
Остальное мы привыкли  подавлять и “побеждать”.

Маленькое упражнение по ходу пьесы :

Напишите 5 качеств или частей собственной личности,  попытайтесь охарактеризовать себя пятью качествами.
Есть? А теперь найдите полярность к каждой из них.
Познакомьтесь. Это тоже вы :))

Побеждённая часть уходит в подполье с чувством изничтоженности, а побеждающая остаётся с чувством вины. В войне с собой нет победителей.

Задавленная часть любит проявляться неожиданным способом в самое неподходящее время.

Знаменитые психотерапевты Польстеры описывают случай парня, работающего волонтёром в самых тяжёлых точках земли, он многое прошёл и многое повидал. Всё бы хорошо, парень сильный и невероятно смелый, но… импотент. Он задавил в себе способность чувствовать страх, способность испытывать эмоции, способность оживляться. Он был невероятно спокойным, описывая всё, что видел и пережил. Но достигнутое с таким трудом спокойствие и вытравленная способность быть живым, сыграли с ним злую шутку: со спокойным членом нельзя заниматься сексом. Ему пришлось вернуть себе способность переживать эмоции, вернуть себе “неспокойствие”.

Второй признак подавления и отчуждения в себе каких-то качеств – это наделение ими других.

То, что мы отчуждаем в себе, то мы проецируем на других людей.

Если мы не видим, не различаем собственную  накопившуюся злость, агрессию и раздражение, то тогда всё чаще и чаще мы видим эту агрессию в других. Нам кажется, что вокруг полно злобных и агрессивных людей.

Часто люди проецируют на других жадность, зависть, нечестность, некомпетентность.

Маленькое упражнение номер два

Если вам кажется, что кто-то проявляет к вам враждебность,

Рискните обнаружить это чувство в себе.

Целостность – это обретение контакта с каждой частью себя.

Отчуждая от себя часть, вместе с ней мы лишаем себя её ресурсов, её силы. И при этом тратим энергию на  удержание части взаперти, на необходимость постоянного контроля.

В каждом из нас полно установок о том, что плохо, а что хорошо.

Плохо быть грустным, жадным, проявлять агрессию, нетерпимость.
Но в грусти много глубины, жадность оберегает нас от опустошающего растрачивания себя, в агрессии есть сила, а в нетерпимости способность выставлять границы.
Находясь только в одной полярности, мы многое теряем.
Самое главное – половину себя.

Источник

Заниматься оздоровительной физической культурой можно в любом возрасте и людям с разным состоянием здоровья

Четверг,  22  Июля  2021

Это та аксиома, спорить с которой по меньшей мере глупо. Регулярные занятия спортом оказывают благотворное воздействие на человеческий организм, укрепляют его физическое и психологическое здоровье, повышают иммунитет. Вот почему пренебрегать регулярными физическими нагрузками едва ли разумно.

Если человек проводит более шести часов в течение дня в положении сидя или лежа, у него выше вероятность развития сахарного диабета второго типа и таких сердечно-сосудистых катастроф, как инфаркт миокарда и инсульт. Потому физическая активность — одна из главных составляющих здорового образа жизни и профилактики заболеваний.

Между тем, пандемия коронавирусной инфекции внесла коррективы в жизнь каждого из нас. Многие длительное время находились дома и набрали лишние килограммы.  

Люди ведут малоподвижный, сидячий образ жизни, из-за чего у них развивается гиподинамия – снижение двигательной активности и силы мышц. Населению, особенно проживающему в городах, необходима физическая нагрузка для предотвращения развития гиподинамии.

Гиподинамия представляет опасность для здоровья?

Гиподинамия повышает вероятность развития таких жизнеугрожающих заболеваний, как ожирение, сахарный диабет, остеопороз, инсульт, инфаркт миокарда и рак. Чтобы избежать развития гиподинамии и снизить риски развития заболеваний, Вы должны выработать привычку быть активными хотя бы 30 минут в день в максимальное число дней недели.

Норма умеренной физической активности для здоровья — 150-300 минут в неделю. Это может быть ходьба, зарядка, тренировка дома или в фитнес-центре. При этом если вы выбрали, например, ходьбу, то можно ставить цели по количеству шагов или пройденному расстоянию, используя для измерения шагомеры, фитнес-браслеты или приложения в смартфоне.

Как выбрать оптимальный вид физической нагрузки?

Не забывайте, что физическая активность — любое движение тела, производимое скелетными мышцами. Это может быть любая активность во время работы, игр, активного передвижения, домашней работы, а также отдыха и развлечений.

Запланированная и специальная организованная физическая активность подразумевает проведение комплексов упражнений, фитнес и спорт. Такая физическая активность чаще всего направлена на улучшение выносливости, гибкости, силы и так далее.

Выделяют следующие виды организованной двигательной активности: лечебная физкультура и оздоровительная физическая культура, направленные на оздоровление организма и развития здорового образа жизни, а также массовый спорт и спорт высших достижений. При этом когда мы говорим о пользе активного образа жизни, подразумевается любая физическая активность — от подвижных игр с детьми, обычных прогулок или легких пробежек до увлечений экстремальными видами спорта или участия в марафонах. Все зависит от вашего состояния здоровья, прошлого опыта занятий, физической формы.

С чего лучше начинать?

Заниматься оздоровительной физической культурой можно в любом возрасте и людям с разным состоянием здоровья. Однако начинать занятия лучше с консультации врача и минимального медицинского обследования. Для безопасных занятий при наличии хронических заболеваний необходимо соблюдение рекомендаций врача и выполнение специально разработанных комплексов упражнений. Если вы планируете занятия спортом или более интенсивные нагрузки — то визит к врачу обязателен, даже если у вас нет жалоб на плохое самочувствие. Необходимо провести дополнительные обследования, нагрузочные тесты, чтобы убедиться, что выбранный вид спорта вам не противопоказан.

Каким образом организовать свои тренировки дома?

Утро желательно начинать с зарядки. При этом у вас должно быть два комплекса упражнений: полный и сокращенный. Если не хватает времени, занимайтесь по сокращенному комплексу, но не отказывайтесь совсем от нагрузки: — только регулярные занятия принесут результат. Размяться можно во время похода в магазин, прогулке с ребенком или с собакой. Старайтесь забыть про лифт, поднимайтесь по лестнице пешком. Если вы работаете, то хотя бы одну остановку проходите пешком, тем более при хорошей погоде длительные прогулки на свежем воздухе вдвойне полезны.

Для тренировок на улице не забывайте про правильную одежду и обувь, соответствующую сезону и погодным условиям, а также берите с собой бутылочку воды. Для тренировок дома позаботьтесь о безопасном месте для занятий, приготовьте коврик и полотенце, используйте бутылки с водой или крупой для утяжеления, обеспечьте доступ кислорода — откройте форточку или окно. Также пейте больше жидкости и старайтесь заниматься в красивой, яркой, спортивной одежде и обуви, что тоже положительно сказывается на вашей мотивации и регулярности нагрузок.

Мы желаем вам позитивного настроя и активного образа жизни!

Охрана собственного здоровья — это непосредственная обя­занность каждого, он не вправе перекладывать ее на окружаю­щих. Ведь нередко бывает и так, что человек неправильным обра­зом жизни, вредными привычками, гиподинамией, перееданием уже к 20-30 годам доводит себя до катастрофического состояния и лишь тогда вспоминает о медицине.

Человек — сам творец своего здоровья, за которое надо бороться. С раннего возраста необходи­мо вести активный образ жизни, закаливаться, заниматься физ­культурой и спортом, соблюдать правила личной гигиены, — сло­вом, добиваться разумными путями подлинной гармонии здоровья.

Целостность человеческой личности проявляется, прежде всего, во взаимосвязи и взаимодействии психических и физических сил организма. Гармония психофизических сил орга­низма повышает резервы здоровья, создает условия для творче­ского самовыражения в различных областях нашей жизни. Ак­тивный и здоровый человек надолго сохраняет молодость, продолжая созидательную деятельность.

Здоровый образ жизни включает в себя следующие основ­ные элементы: плодотворный труд, рациональный режим труда и отдыха, искоренение вредных привычек, оптимальный двигатель­ный режим, личную гигиену, закаливание, рациональное питание и т.п.

Здоровье — это первая и важнейшая потребность человека, определяющая способность его к труду и обеспечивающая гармо­ническое развитие личности. Поэтому значение двигательной активности в жизнедеятельности людей играет значимую роль.


 


Трудные вопросы: целомудрие, воздержание, девственность

Какая разница между воздержанием, целомудрием и девственностью?

Ольга Сакун — Град Ватикан

Целомудрие – это добродетель, которая уберегает любовь от эгоизма и помогает ей быть чистой. Если к девственности призваны те, кто не состоит в браке, то к целомудрию призваны все люди, живущие в браке или в безбрачии. Целомудрие обозначает цельность личности, когда помыслы соответствуют поступкам. Целомудрие означает полную целостность сексуальности в человеческой личности и, таким образом, внутреннее единство человека в его телесном и духовном бытии (Катехизис КЦ, 2337). В понимании Церкви целомудрие равнозначно чистоте любви. Все люди призваны к любви чистой, так чтобы их поступки не были суррогатом подлинной, бескорыстной любви. Воспитывать детей в целомудрии означает воспитывать в них способность любить по-настоящему, не уступая склонности считать другого человека предметом наслаждения. Наша способность любить часто попадает в ловушку того, что святой Иоанн называет похотью плоти (1 Ин 2,16). Целомудрие – это внутренняя свобода, которая позволяет человеку не попасть в рабство похоти плоти. Это подразумевает духовную борьбу: отвержение нечистых помыслов, преодоление искушений, отказ от действий, оскверняющих человеческое тело и вносящих беспорядок в сокровенную сферу человека. Как гласит Катехизис Католической Церкви, «целомудрие требует, чтобы человек научился владеть собой. Это часть подготовки к правильному пользованию человека свободой. Альтернатива ясна: либо человек владеет своими страстями и обретает покой, либо он позволяет им господствовать над собой и становится несчастным» (2339). 

Супруги также призваны к целомудрию, то есть к чистоте любви, защищающей ее от возможных суррогатов. Супружескому целомудрию противоречат некоторые действия, практикуемые в интимной жизни: они не только не являются актами любви, но и угрожают самой любви. Целомудрие – это всеобщая добродетель, которая проявляется по-разному в зависимости от жизненного статуса. Для человека, выбравшего безбрачие ради Царства Небесного или принесшего монашеский обет, целомудрие равноценно полному воздержанию. Любой человек, не состоящий в браке, призван к абсолютному воздержанию. Вступление в интимные отношения с человеком, который не является супругом, всегда будет грехом против заповеди «Не прелюбодействуй». В христианском браке целомудрие не является синонимом воздержания, но в некоторых случаях воздержание становится проявлением целомудрия. Например, естественные методы планирования семьи – единственные приемлемые для христиан – предполагают более или менее длительные периоды воздержания, когда супруги, желая ответственно подойти к рождению детей, откладывают зачатие, воздерживаясь в благоприятные для зачатия дни. Есть и ситуации, когда супруги по веским причинам вынуждены полностью отказаться от деторождения, например, из-за серьезной болезни: тогда они тоже должны воздерживаться. У любой супружеской пары, воодушевляемой настоящей любовью, существуют периоды воздержания – более или менее длительного. Эти периоды становятся благодатным моментом для взаимного возрастания в любви-самоотдаче, в уважении и чуткости друг к другу.

«Девственность» в обыденном смысле обозначает состояние невинности, когда человек еще не вступал в сексуальные отношения. В этом случае речь идет о физиологической девственности. В самом узком смысле девственность означает, что человек ни разу в жизни не нарушил шестой заповеди. Существует также нравственная девственность. Такую девственность можно не только вернуть, но и взращивать. Не случайно святой Августин, говоря о Марии Магдалине, отождествляемой с грешницей, утверждал, что после встречи с Господом и покаяния ее по чистоте превзошла только Дева Мария. 

«Девственность», «девство» может быть синонимом добровольного безбрачия. Слово Божие обильно подтверждает, что девство играет особую роль в домостроительстве спасения. Дева Израилева, о которой часто говорят ветхозаветные пророки, символизирует верность и любовь к Богу. С пришествием Христа Дева Израилева именуется Церковью, а само девство становится эсхатологической реальностью, которая обретет полный смысл только в последнем, окончательном свершении мессианского брака народа со своим Господом. «Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее», — говорит апостол Павел (Еф 5,25). Обращаясь к общине Коринфа, Павел желает представить её Христу «девою чистою и непорочною» (2 Кор 11,2).

Девство обретает особую красоту и особое значение в образе Пресвятой Девы Марии. В ней были благословлены и одарены великой духовной плодовитостью те многочисленные чада Церкви, которые сделали выбор в пользу безбрачия ради Царства Небесного.

Девство не является повелением Господа: «Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть Ему верным», — пишет апостол Павел (1 Кор 7,25). Это не предписание, а личное призвание от Бога, особый дар. Основа христианского девства – Царство Небесное: «Не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф 19,11) — говорит Господь. Безбрачные – продолжает апостол Павел – предвосхищают состояние воскресших из мертвых, когда все будут подобны ангелам.

Целостность

: определение и примеры | Indeed.com

Честность — это честное поведение, даже когда никто не смотрит. Честные люди следуют моральным и этическим принципам во всех сферах жизни. Честность должна распространяться на профессиональные области работы, такие как принятие решений, взаимодействие с коллегами и обслуживание клиентов или клиентов.

Работодатели, которые стремятся добросовестно нанимать сотрудников, лучше подготовлены для предоставления высококачественных услуг и поддержания положительной репутации.Когда сотрудники добросовестны, их менеджеры могут быть уверены, что их команда работает усердно. В этой статье мы объясняем, что такое честность, как применять ее на рабочем месте и как она может помочь вам в вашей карьере.

По теме: Что такое деловая этика? Определение, важность и советы

Черты характера, связанные с целостностью

Хотя целостность — это больше качество, чем навык, ее все же можно развивать с течением времени. Чтобы определить ваши личные сильные стороны, связанные с честностью, вот несколько примеров атрибутов, связанных с честностью:

Милосердный

Добросовестные люди милостивы, когда другие оказывают помощь.Они выражают благодарность и признают достижения людей, с которыми работают. Чтобы продемонстрировать благодарность, всегда говорите « спасибо, », когда кто-то делает вам одолжение, помогает или отнимает для вас время из своего графика. Найдите время, чтобы отправить дополнительное электронное письмо после собеседования, телефонного звонка или встречи.

Уважительные

Честные люди ценят других людей, проявляя к ним уважение на работе. Они изо всех сил стараются приходить на встречи вовремя, уложиться в сроки выполнения проекта и помнить о чувствах других.Вы можете продемонстрировать это качество, проявив пунктуальность, осторожность в словах и внимательное отношение к мнениям людей.

Честность

Честность требует честности. Честные люди стремятся быть правдивыми. Они признают ошибки и пытаются на них учиться.

Надежный

Честные люди выполняют взятые на себя обязательства. Чтобы продемонстрировать надежность, избегайте чрезмерных обещаний. Если вы не можете выполнить задачу или уложиться в срок, обязательно сообщите об этом другим как можно быстрее.Если вам доверяют личную информацию, уважайте ее.

Трудолюбивый

Честные люди стремятся выполнять качественную работу в срок, независимо от задачи. Они осознают, что все, что они делают, может повлиять на организацию, их коллег и результаты бизнеса.

Ответственный

Добросовестные люди несут ответственность за свои действия. Они также организованы и проактивны, следя за тем, чтобы выполнять свои обязанности.

Полезно

Когда кто-то добросовестен, он помогает тем, кто в этом нуждается. Это может быть в форме предоставления своего времени для проекта без просьбы или предложения прикрытия для сотрудника в чрезвычайной ситуации.

Пациент

Честный человек способен терпеть трудности, задержки и неожиданные препятствия, сохраняя при этом спокойствие и уравновешенность. Они ждут своей очереди, чтобы выступить на собраниях и беседах один на один.

Связано: ценные примеры добросовестности на работе

Примеры повседневной честности

Вы можете демонстрировать честность каждый день, выбирая правильные поступки при любых обстоятельствах.Вот несколько примеров того, как проявлять честность в повседневной жизни:

  • Воздерживаться от обмена секретами и конфиденциальной информацией с другими.
  • Будьте честны со своим партнером.
  • Избегайте сплетен о других людях.
  • Выполняйте свои обещания.
  • Вернуть найденные предметы без ожидания получения награды.
  • Признайся, когда ошибаешься.
  • Сообщите кассиру, если вам вернули слишком много сдачи.

Что означает честность на рабочем месте?

На рабочем месте добросовестное поведение часто означает демонстрацию ваших основных ценностей всеми силами.Вот несколько примеров поведения, которые демонстрируют порядочность:

  • Быть надежным и выполнять взятые на себя обязательства
  • Быть открытым и честным в общении с другими
  • Держать себя подотчетным и признавать свои недостатки

Важно, чтобы сотрудники проявляли добросовестность, несмотря ни на что своего отдела или уровня карьеры. Однако честность имеет решающее значение на руководящих должностях, где люди имеют возможность подавать пример другим. Включая в свое поведение сильные ценности, вы можете помочь другим сотрудникам поступать так же.

Подробнее: Как поддерживать профессиональную целостность на рабочем месте

Как продемонстрировать целостность на рабочем месте

Работаете ли вы в малом бизнесе или в большой корпорации, ваша приверженность добросовестности повлияет на рабочее место . Честное поведение не только помогает показать работодателям, что вы способны выполнять обязанности, которые могут продвинуть вашу карьеру, но и способствует формированию позитивной корпоративной культуры.

Вот несколько действий, которые вы можете предпринять, чтобы продемонстрировать целостность и повлиять на рабочую среду:

1.Приходите к работе

Приезжайте на рабочее место вовремя и готовыми к выполнению поставленных задач. Если у вас возник конфликт или чрезвычайная ситуация, не забудьте немедленно сообщить об этом менеджеру, а не опаздывать или отсутствовать на работе без предупреждения.

2. Подавайте положительный пример

Независимо от того, занимаетесь ли вы руководящей позицией или нет, очень важно подавать хороший пример окружающим. Если вы продемонстрируете позитивное поведение, других будет больше поощрять поступать так же.

3. Будьте уважительны во время конфликта

Честность означает, что вы отстаиваете свои идеи и мнения, но это также означает, что вы избегаете негативного отношения к другим или использования непрофессиональных выражений. Если вы не согласны с кем-то, найдите время, чтобы обдумать его точку зрения и ответить уважительно.

4. Практикуйте ответственность

Важно, чтобы вы признавали свои проступки и считали себя ответственными за ошибки, даже когда никто не наблюдает. Например, если вы не достигли цели, вам следует объяснить ситуацию своему руководителю и изучить способы избежать такого же результата в будущем.

5. Соблюдение и обеспечение соблюдения политик компании

Политики компании разработаны для обеспечения безопасности сотрудников, повышения профессионализма и эффективности. Найдите время, чтобы понять эти правила и следовать им.

6. Повысьте свою трудовую этику

Найдите время, чтобы убедиться, что ваша работа сделана хорошо и завершена в установленный срок или раньше. Стремитесь быть продуктивным в рабочее время и выполнять каждую задачу или задание с энтузиазмом и мотивацией.

7.Уважайте собственность

Бережно обращайтесь с чужими вещами, в том числе с собственностью компании. Избегайте использования деловых принадлежностей в личных целях и обязательно возвращайте их их владельцам.

Связано: 17 качеств и навыков, которые работодатели хотят, чтобы вы имели

Примеры добросовестности

Для дополнительного контекста о том, как проявлять добросовестность, вот несколько сценариев, связанных с добросовестностью на рабочем месте:

Пример 1: Противодействие сплетням

Во время обеда коллеги Ионы начали критиковать коллегу за неспособность уложиться в сроки и неспособность их руководителя разрешить ситуацию.Убедившись, что он понимает их опасения, Иона предложил своим коллегам обсудить их проблемы напрямую с сотрудником и менеджером.

Пример 2: Принятие трудных решений

Кейана была разработчиком, которому было поручено разработать код для нового продукта. Хотя она работала над кодом несколько месяцев, она продолжала заходить в тупик. Вместо того, чтобы создать временное решение, которое позволило бы ей использовать код, над созданием которого она так усердно трудилась, она решила обсудить проблему со своей командой, чтобы найти решение.Ее основная цель заключалась в том, чтобы код не приводил к проблемам в будущем и / или не снижал качество продукта.

Пример 3: Решение вопросов честности

Амира, торговый представитель компании-разработчика программного обеспечения, спросил потенциальный клиент, может ли технология компании выполнять определенную функцию, критически важную для его бизнес-потребностей. Амира не была уверена, что программа сможет удовлетворить его потребности, поэтому сказала ему, что ей нужно будет вернуться к нему.Вместо того, чтобы предоставлять потенциальную дезинформацию только для продажи, Амира сначала проверила команду разработчиков. Определив, что продукт может выполнять запрошенную функцию, она сообщила об этом своему покупателю. Амира не только заработала на продаже, но и заслужила доверие и уважение своего клиента.

Пример 4: Предоставление кредита

Марко работал над проектом более шести месяцев и близился к завершению. Он застрял на последнем этапе проекта и испытывал трудности.Его коллега Ивонн зашла и заметила проект, над которым работал Марко. Она дала ему полезный совет, как выполнить последний шаг. Марко поблагодарил Ивонн за совет и во время следующей встречи со своим менеджером объяснил, как опыт Ивонн помог ему завершить проект.

Связанные: Советы по демонстрации трудовой этики

Быстрые советы по поддержанию добросовестности на рабочем месте

Ниже приведены несколько советов, которым вы можете следовать, чтобы поддерживать добросовестность на своем рабочем месте:

  • Подавайте пример.
  • Открытое общение.
  • Несите ответственность за свои действия.
  • Сообщить о ненадлежащем, неэтичном поведении.
  • Будьте вежливы и уважительны.
  • Проявляйте терпение и контроль над эмоциями.

Честность важна для успеха на любой должности и может помочь вам продвинуться по карьерной лестнице. Сохраняя приверженность своим этическим принципам, вы можете подавать положительный пример другим и обеспечивать лучший опыт на рабочем месте для всех.

Связано: Полное руководство по добросовестности на рабочем месте

Что означает целостность на рабочем месте (и почему это важно)

Вот три реальных примера добросовестности на работе:

Пример 1: быть честным перед трудной задачей

Кейт, воспитательница детского сада, изо всех сил пытается помочь двум своим ученикам ладить.Два ученика часто толкаются и бьют друг друга, называют друг друга по имени, а иногда даже вовлекают в это остальную часть класса.

Из-за этого конфликта двое учеников не могут сосредоточиться на заданиях и изо всех сил пытаются сдать работу вовремя. Иногда конфликт также мешает остальным ученикам сосредоточиться на своей работе.

Пытаясь решить проблему самостоятельно, Кейт обращается к директору школы. Директор ценит ее честность. Обсудив проблему с двумя учениками, они просят школьного консультанта урегулировать ситуацию.

После этого они дают ученикам возможность снова присоединиться к классу, ожидая улучшения поведения.

Благодаря честности Кейт перед трудной задачей:

  • Двое учеников смогли разрешить конфликт, не меняя классы.
  • Класс Кейт снова сосредоточился и начал сдавать задания вовремя.
  • Кейт заслужила большее доверие со стороны своего директора.

Пример 2: осознавать ошибки

Джаред, банкир и кредитный специалист, только что получил новую должность в качестве специалиста по жилищному кредитованию в соседнем банке.В течение первого месяца работы он является наставником другого кредитного специалиста и делает записи, чтобы понять свои обязанности.

Во время второго месяца работы он встречается со своим менеджером и наставником по поводу обработки новой заявки на кредит.

Под впечатлением, что они будут работать над этой ссудой как одна команда, Джаред собирает заявку клиента на ссуду, сохраняет ее в онлайн-каталоге для своего менеджера и наставника, а затем переходит к другим задачам.

Две недели спустя он сталкивается с той же кредитной заявкой и понимает, что никто никогда не отправлял заявку андеррайтеру на одобрение. Оказалось, что это не было совместным усилием — Джаред все время отвечал за заявку на получение кредита.

Смущенный своей ошибкой, Джаред обращается к своему менеджеру, чтобы объяснить ситуацию. Хотя его менеджер недоволен тем, что кредитная заявка так и не была обработана, он ценит открытость Джареда.

Спасибо Джареду, признавшему свою ошибку:

  • Менеджер смог помочь Джареду ускорить процесс получения кредита.
  • Джаред понимал, что официально отвечает за кредитные заявки своих клиентов самостоятельно.
  • Менеджер Джареда ценил его открытость и ответственность за свою ошибку.

Пример 3: поступаем правильно, даже когда никто не смотрит

Мэри, специалист по цифровому маркетингу, вместе со своей командой занимается крупным проектом. Они отвечают за планирование 90-дневного цифрового контента для нового клиента к утру четверга.

В понедельник и вторник Мэри и другие члены команды усердно работают над проектом.Однако к среде боевой дух падает, и ее товарищи по команде начинают двигаться все медленнее и медленнее.

Когда менеджер по маркетингу объявляет, что уезжает на остаток дня на похороны, команда вздыхает с облегчением. Потом они вообще перестают работать над проектом.

Пока ее товарищи по команде тратят время попусту, Мэри продолжает свою работу, хотя ее менеджера нет.

Не желая беспокоить своего менеджера во время похорон, Мэри вежливо пытается побудить свою команду вернуться к работе.Хотя большинство членов команды не слушают, некоторые из них решают вмешаться, чтобы помочь ей завершить проект.

К концу среды Мэри и несколько товарищей по команде завершили проект без помощи остальной команды. В четверг Мэри встретилась со своим менеджером, чтобы объяснить, что произошло, и сдать окончательный проект.

Спасибо Мэри, которая поступила правильно:

  • Проект сдан в срок.
  • Ее менеджер установил контрольно-пропускные пункты для команды.
  • Ее менеджер повысил ее до руководителя группы.

Границы | Свобода мысли и психическая целостность: моральные требования к любому нейронному протезу

Введение

Это Германия. У власти нацистская партия. Гладик, еврейский гражданин и писатель, арестован и приговорен к смертной казни. Мысль о том, что его убьют, пугает его, но больше всего его пугает мысль о том, что он не может закончить свою самую важную пьесу: Враги .

«Он просил у Бога целый год закончить свою работу: Его всемогущество даровало ему время. Ради него Бог спроектировал тайное чудо: немецкий свинец убьет его в назначенный час, но в его уме пройдет год между командой открыть огонь и его выполнением (…) Он не избавился ни от какого документа, кроме своей собственной памяти; овладение каждым гексаметром, как он их добавил, наложило на него своего рода удачную дисциплину, невообразимую теми любителями, которые забывают свои расплывчатые, эфемерные абзацы.Он не работал для потомков или даже для Бога, о чьих литературных предпочтениях он мало знал. (…) Он завершил свою драму: ему не хватило только одного эпитета. Он нашел это: капля воды скатилась по его щеке. Он начал дикий крик, отвел лицо в сторону. Его сбил четверной взрыв. Яромир Хладик скончался 29 марта в 9:02 утра »(Borges, The Secret Miracle ).

Так написал Хорхе Луис Борхес в известном рассказе, показывающем актуальность нашей душевной жизни даже перед лицом крайней угрозы — угрозы конца жизни.Борхес писал художественную литературу, в которой упоминались чудеса, которые здесь не имеют большого значения. Тем не менее, справедливый вывод все же может быть сделан: если бы нацистские преступники, как и другие злые люди в истории человечества, осознали, что их жертвы могут найти большое утешение в мыслях, скрытых в их умах, они попытались бы остановить это с помощью все средства. Что ж, сегодня мы, возможно, живем в эпоху, когда это возможно.

Конечно, будет справедливо сказать, что исследования, проводимые в университетах, корпорациях, больницах и других учреждениях, направлены на благотворные или нейтральные цели, когда любые злоупотребления приписываются отдельным злоумышленникам или недемократическим режимам.Тем не менее, разработка новейших устройств повысила вероятность беспрецедентного риска для психической / мозговой конфиденциальности и целостности (см. Rose, 2005; Rose and Abi-Rached, 2013).

Чтобы привести несколько примеров, мы перешли от регистрации электрической активности с помощью ЭЭГ в строго клинических условиях к нейробиоуправлению с помощью портативных инструментов, которые отслеживают и регулируют внимание человека к конкретным задачам (Thibault et al., 2016). Мы можем предсказать намерения и выбор, который будет сделан в течение нескольких секунд с помощью фМРТ (Haynes et al., 2007; Soon et al., 2008, 2013). Мы можем интерпретировать нейронную активность человека с помощью фМРТ и понять, думает ли он, скажем, о мотоцикле или ноже (Kay et al., 2008). Мы можем идентифицировать формы осознания благодаря активации мозга у субъектов, которые явно находятся в вегетативном состоянии (Monti et al., 2010), и мы можем понять нейронную сигнатуру политической ориентации (Schreiber et al., 2013). Нейромаркетинг позволяет узнать и / или манипулировать чьими-то вкусами с помощью различных прямых или косвенных методов, которые фиксируют скрытые предпочтения (McClure et al., 2004). В юридической сфере представляется возможным с помощью различных методов понять, лгут ли субъекты (Wolpe et al., 2005; Monaro et al., 2017), и оценить возможность рецидива, наблюдая профили мозга лиц, освобожденных из тюрьмы условно-досрочно. (Aharoni et al., 2013). Были довольно успешные попытки получить речь из мозговых волн (Herff et al., 2015; Mirkovic et al., 2015), и мы только что открыли дверь в оптогенетику, которая сделала это возможным — у нечеловеческих животных — для радикального изменения поведения или модификации воспоминаний, имплантируя новые (Kim et al., 2013; Редондо и др., 2014; Berndt et al., 2016; Ferenczi et al., 2016). А новые имплантаты микромозгового мозга для чтения или управления нейронной активностью и новые виды интерфейсов мозг-компьютер могут стать реальностью за счет достижений в области миниатюрных устройств. Например, недавно были придуманы антенны для беспроводной связи в 100 раз меньше, чем их нынешние размеры (Nan et al., 2017). В 2017 году Darpa запустила проект Neural Engineering System Design, направленный на создание «беспроводного устройства человеческого мозга, которое может отслеживать активность мозга с помощью 1 миллиона электродов одновременно и выборочно стимулировать до 100 000 нейронов» (Yuste et al., 2017).

Поэтому кажется разумным попытаться избежать потенциальных злоупотреблений не только путем установления прав и законов, но также путем включения в сами устройства возможности предотвращения этих злоупотреблений в соответствии с четко определенным техническим принципом. Конечно, уже существуют юридические и деонтологические инструменты, такие как Хельсинкская декларация, Отчет Бельмонта для США и Конвенция Овьедо для Европы. Однако в мае 2017 года группа ведущих ученых в области нейротехнологий (включая нейронные протезы) и искусственного интеллекта под названием Morningside Group собралась в Колумбийском университете в Нью-Йорке, чтобы обсудить этику нейротехнологий и машинного интеллекта.Они заявили, что «существующие этические принципы недостаточны для этой области» (Yuste et al., 2017). По их мнению, «по мере развития нейротехнологий и корпораций, правительств и других лиц, которые начинают стремиться наделить людей новыми возможностями, индивидуальная идентичность (наша физическая и психическая целостность) и свобода действий (наша способность выбирать наши действия) должны быть защищены как основные права человека. ”( ib .). Выражая определенное беспокойство по поводу использования новых методов улучшения, они призвали «установить руководящие принципы как на международном, так и на национальном уровне, чтобы установить ограничения на расширяющие нейротехнологии, которые могут быть реализованы, и определить контексты, в которых они могут быть использованы — как происходит для редактирования генов у людей »( ib .).

Итак, сначала я приведу доводы в пользу защиты психической / церебральной конфиденциальности и целостности; затем я установлю принцип, который может быть применим ко всем устройствам, способным обнаруживать, распространять и изменять (определенные) данные мозга и его функционирование. Некоторые возражения могут возникнуть в отношении абсолютной концепции права на психическую неприкосновенность и, следовательно, также и в отношении применения технического принципа контроля устройств. Поэтому я остановлюсь на некоторых из этих возражений.

Психическая / церебральная целостность

Знаменитый текст Генри Дэвида Торо, датированный 1849 годом, иллюстрирует важность различных аспектов человеческой деятельности, которые в то время подпадали под влияние государства.

«Я не платил подушный налог в течение 6 лет. Однажды за это меня посадили в тюрьму на одну ночь; и когда я стоял, рассматривая стены из твердого камня толщиной два или три фута, дверь из дерева и железа толщиной в фут и железную решетку, которая гасила свет, я не мог не быть поражен глупостью этого учреждения. которые обращались со мной, как если бы я был просто плотью, кровью и костями, чтобы быть запертым. Я подумал, что он должен был прийти к окончательному выводу, что это было лучшее применение, которое он мог бы мне дать, и никогда не думал, что смогу каким-то образом воспользоваться моими услугами.Я видел, что если между мной и моими горожанами была каменная стена, то было бы еще труднее подняться или прорваться, прежде чем они смогут стать такими же свободными, как я. Я ни на мгновение не чувствовал себя ограниченным, и стены казались огромной тратой камня и раствора. Я чувствовал себя так, как будто я один из всех моих горожан заплатил свой налог.
Они явно не знали, как со мной обращаться, но вели себя как беспородные люди. В каждой угрозе и в каждом комплименте была ошибка; потому что они думали, что моим главным желанием было стоять по ту сторону этой каменной стены.Я не мог не улыбнуться, увидев, как усердно они запирали дверь для моих медитаций, которые снова следовали за ними без всяких препятствий и препятствий, и они действительно были всем, что было опасно. Поскольку они не могли связаться со мной, они решили наказать мое тело; точно так же, как мальчики, если они не могут напасть на кого-то, против кого они злобны, будут оскорблять его собаку. Я увидел, что государство недоумно, что оно робко, как одинокая женщина со своими серебряными ложками, и что оно не знает своих друзей от врагов, и я потерял все свое оставшееся уважение к нему и пожалел его.Таким образом, государство никогда намеренно не противостоит человеческим чувствам, интеллектуальным или моральным, а только его телу, его чувствам. Он вооружен не остроумием или честностью, а превосходящей физической силой »(Торо, Сопротивление гражданскому правительству) .

В ситуации, описанной Торо, репрессивный аппарат государства мало что мог сделать против идей, поддерживающих гражданское неповиновение. Но сегодня сценарий меняется. В то время, которое было названо эпохой нейробиологического и нейротехнологического империализма и повсеместного распространения (Frazzetto, Anker, 2009; Fumagalli, 2018), кажется, намного проще нарушить конфиденциальность и целостность нашего мозга и разума.

Фактически, внимание и уважение к автономии и самоопределению личности в современной культуре постепенно усиливаются, в том числе вслед за деонтологической рефлексией Канта и либеральным утилитаризмом Милля, что затрудняет обоснование общих патерналистских позиций. Яркий пример можно найти в области биоэтики, где осознанный выбор пациента преобладает над медицинским заключением и правилами сообщества. С эпистемологической точки зрения предпосылка состоит в том, что знания о фактах и ​​динамике человеческих взаимоотношений широко распространены, никто не знает всего и не может решить за всех наилучшим образом.

Конфиденциальность — одно из условий осуществления личной свободы и автономии. Концепция неприкосновенности частной жизни обычно касается защиты пространства невмешательства, основанного на принципе «неприкосновенности личности», который, как знаменито заявили Брандейс и Уоррен (1890), является частью общего права человека на неприкосновенность. Действительно, неприкосновенность частной жизни ограничивает вторжение в уединение или уединение человека или в его личные дела. Право на неприкосновенность частной жизни, похоже, предотвращает публичное разглашение неловких фактов, а также действия, которые публично выставили бы их в плохом свете.Можно утверждать, что, если другие могут войти в вашу собственную сферу, даже просто чтобы увидеть ее, это потенциально влияет на вашу свободу действий, потому что «наблюдение» подразумевает предоставление другим преимуществам над нами, тем самым создавая асимметрию между нами и ними, и в целом связывая и ограничивая себя. Таким образом, право на неприкосновенность частной жизни кажется важным коррелятом автономии, которая, как мы уже отметили, является предпочтительной структурой либеральных обществ.

Проведение различий, как в Берлине (1969), между негативной свободой и позитивной свободой, позволяет легче оценить ценность свободы и оправдания, которые могут быть ей предложены.Отрицательная свобода связана с отсутствием внешних препятствий для агента: мы свободны, если никто не мешает нам делать то, что мы хотим делать. Это политическая свобода, ради которой миллионы людей пожертвовали собой на протяжении двадцатого века. Позитивная свобода вместо этого характеризуется контролем со стороны агента: человек свободен, если он самоопределен, если он влияет на свою судьбу в соответствии со своими собственными интересами. Но в какой области следует оставить субъекту делать или быть тем, на что он способен или чем он способен? Каков источник контроля или вмешательства, который может заставить кого-то делать или быть чем-то, а не чем-то другим?

Согласно радикальной интерпретации позитивной свободы, можно сказать, что во многих случаях (разделенного «я», несовместимых желаний, неврологических диагнозов истинных или предполагаемых заболеваний, активаций в среднем или превышающем нормальный диапазон церебрального область), «я» может считаться выше другого или активацией по отношению к другому, и поэтому можно думать, что одно «я» должно иметь приоритет над другим.Затем цель будет заключаться в том, чтобы найти истинное «я» человека, о котором идет речь. Люди, которые более рациональны или обладают большими знаниями (или лучшими средствами), могут тогда действовать, чтобы истинное Я и правильная активация нейронов преобладали у всех (даже просто посредством превентивного контроля). Все может быть сделано во имя истинного «я» или правильной нейронной активации при предполагаемой уверенности, — говорит Берлин, — что все, что представляет конечную цель человека (счастье, выполнение долга, мудрость, справедливое общество, самость). реализация) должно быть выбором этого «истинного» я, даже если оно скрыто или невыражено.В этом суть патернализма во всей его полноте, который является антитезой свободы. И этот вид патернализма в истории часто оказывался жестоким и неэффективным, будучи неспособным увеличить общее счастье. Свобода и автономия личности, также гарантированные ее психической неприкосновенностью, вместо этого являются условиями для нескольких других целей, помимо того, что они являются самоцелью, как написано сегодня в конституциях многих демократических стран.

Здесь стоит уточнить различные элементы, о которых идет речь, и то, как они задействованы.Любого человека в первую очередь интересуют психические состояния, которые он осознает. Драматург Борхеса, например, хочет сочинить произведение, о котором никто не знает; Торо хочет отстоять свою точку зрения о том, что государство не имеет права требовать налоги и хочет передавать свои идеи другим людям. Теперь современные устройства и новые нейронные протезы способны обнаруживать данные мозга в виде паттернов соединений и активации нервных клеток (см. Peña-Gómez et al., 2017). Такие паттерны, вероятно, являются нейронными коррелятами мыслей (психических состояний), которые человек имеет в любой момент времени.Взаимосвязь между паттернами нейронной активации и мыслями активно исследуется, и, хотя многие аспекты еще предстоит прояснить, исследования значительно продвинулись вперед. Недавно появилась возможность расшифровать то, что мозг нейронно представляет, используя искусственный интеллект для интерпретации фМРТ-сканирований субъектов, просматривающих видео. Исследователи использовали сверточные нейронные сети, форму глубокого обучения (Wen et al., 2017). Их выводы заставляют задуматься об этических последствиях такого рода «чтения мыслей»: такое устройство следует использовать для общих целей, а не для того, чтобы угрожать личной жизни и свободе.

Однако даже данные мозга, которые не соответствуют индивидуальным состояниям и психическому содержанию, могут иметь отношение к человеку, который вполне может захотеть избежать их распространения и изменения (Mitchell et al., 2008). Эти элементы, по сути, позволяют прогнозировать поведение, основанное не столько на сознательных желаниях и намерениях, сколько на «автоматических» паттернах поведенческих реакций, таких как то, что мы называем импульсивностью или плохим сочувствием. Кроме того, другие методы позволяют идентифицировать бессознательные склонности человека, проявляющиеся в форме быстрой активации мозга перед стимулом (например, так называемый бессознательный расизм или другие суждения, которые мы подавляем в пользу ответов, которые более соответствует данному социальному контексту).Все это интуитивно составляет «личное хранилище» индивида его убеждений и идентичности, его достоинства и автономии. Без этого человек может оказаться в состоянии полного подчинения другим людям.

Для полноты следует указать, что с философской точки зрения существует еще один аспект душевной жизни, который по определению недоступен для внешнего декодирования, а именно ощущения от первого лица: то, что философия разума называет «тем, что Это похоже на.«Я имею в виду такие вещи, как восприятие определенного цветового оттенка, наслаждение данным вином, но также чувство любви или поиск решения математической задачи (Nagel, 1974). Тем не менее, с научной точки зрения, тот факт, что один не может испытывать такое же удовольствие от первого лица, как другой, не означает, что мы не можем его расшифровать. Фактически, знание связи между стимулом (например, употреблением определенного вина) и активацией определенных областей мозга может заставить нас сделать обоснованный вывод о том, что субъект имеет, скажем, реакцию отвращения, даже если она пытается ее скрыть. .В этом смысле, хотя мы не можем получить доступ к феноменологии от первого лица субъекта, мы все же можем декодировать ее субъективные церебральные / психические состояния, и это делает декодирование состояний мозга релевантным для настоящего обсуждения. При этом существует множество примеров ситуаций, когда психическая целостность / целостность мозга находится под угрозой. Термин «психическая целостность» кажется наиболее подходящим способом объяснить концепцию, которую я хочу здесь выразить. В нормативном смысле можно принять следующее определение:

Def1: Психическая целостность — это умение индивидуума управлять своими психическими состояниями и данными своего мозга, так что без его согласия никто не может читать, распространять или изменять такие состояния и данные, чтобы каким-либо образом обусловить человека.

Это определение расширяет определение, предложенное Йенкой и Андорно (2017), согласно которому право на психическую неприкосновенность «должно обеспечивать конкретную нормативную защиту от потенциальных вмешательств с помощью нейротехнологий, включающих несанкционированное изменение нейронных вычислений человека и потенциально приводящих к прямому ущербу. жертве. » Предлагаемое мной определение касается как вопроса конфиденциальности, так и когнитивной свободы, которую Бублиц определил как «право изменять свое психическое состояние с помощью нейроинструментов, а также отказываться от этого» (Bublitz, 2013).Я считаю, что конфиденциальность, понимаемая как секретность данных мозга и психического содержимого, является ключом к свободному поведению, потому что автономия осуществляется не только публично, но и конфиденциально. Наблюдение посредством чтения мыслей снижает автономию субъекта в кантовском смысле, то есть субъект может быть ограничен в навязывании собственной нормы поведения, свободном от внешнего давления и обусловливания (которых можно избежать, только сохраняя свои мысли в тайне. ). За этим следует неуместное навязывание личности, даже при отсутствии прямого вреда.

Предлагаемое мной определение охватывает еще один аспект: как уже отмечалось ранее, даже данные мозга, явно не связанные с сознательным содержанием или когнитивными процессами (ментальными состояниями), могут помочь предсказать поведение человека. Это особенно важно в свете того факта, что недавние интерпретации активности мозга подчеркивают ее прогностический характер. В частности, утверждалось, что наш мозг похож на машины предсказания, способные предвидеть входящие потоки сенсорной стимуляции до их прибытия (Hohwy, 2013; Clark, 2016).Если мозг — это больше, чем машина реагирования, и если действия — это больше, чем реакции на стимулы, но являются способом выбора следующего входного сигнала, то знание текущего состояния мозга (понимаемого как машина прогнозирования) может многое сказать о человеке и ее будущее поведение — гораздо больше, чем можно было бы подумать в рамках другой парадигмы функционирования мозга. Однако можно задаться вопросом, почему психической (церебральной) целостности следует придавать особое значение по сравнению с другими индивидуальными аспектами и является ли право на неприкосновенность относительным или абсолютным.Я отвечу на первый вопрос в этом разделе, а второй будет рассмотрен в следующем.

Психическая целостность является основой свободы мысли, как она была классически задумана до эры нейротехнологического распространения (Shen, 2013). Это первая и основная свобода, которую необходимо предоставить человеку, чтобы все остальные свободы считались соответствующими. В давней западной традиции от Сократа до Августина Гиппопотама внутренняя жизнь — та, которую никто не может видеть и в которую никто не может вмешиваться, — всегда считалась самым драгоценным и нематериальным ресурсом человека.Кажется, что личная автономия напрямую вытекает из свободы мысли. Человеческое процветание во многих его склонностях — хотя и не во всех из предложенных в различных человеческих культурах — подпитывается свободой мысли, понимаемой как «частное хранилище», куда ничто и никто не может идти без согласия человека. Фактически, было заявлено, что «право и свобода контролировать собственное сознание и электрохимические мыслительные процессы является необходимым субстратом практически для любой другой свободы» (Sententia, 2004).В этом смысле когнитивная свобода — это новая форма свободы мысли, которая «принимает во внимание способность, которая у нас сейчас есть и будет в большей степени, чтобы контролировать когнитивные функции и управлять ими» (Ib.).

Столкнувшись с новыми потенциальными угрозами психической неприкосновенности из-за нейробиологических методов, были предприняты попытки ввести новые права человека, конкретно направленные на защиту права на когнитивную свободу, права на психическую неприкосновенность, права на психическую неприкосновенность и права психологической преемственности (Ienca and Andorno, 2017).Как уже говорилось, также важно защитить данные мозга, которые могут дать доступ к (более или менее точному) предсказанию поведенческих паттернов человека через его нейронные связи и паттерны активации. Фактически, такая информация может использоваться для форм предотвращения / дискриминации (ср. Raine, 2013), основанных на гипотетическом отношении субъекта, или даже для реализации форм принудительного перевоспитания или обязательного морального биоусиления (ср. Persson and Savulescu , 2012; Douglas, 2014; ср. Также Bublitz and Merkel, 2014).

В этом ключе примеры нарушений психической целостности связаны с взломом мозга. Йенка и Хазелагер (2016) определяют взлом мозга как «незаконный доступ к нейронной информации и вычислениям и манипулирование ими». Учитывая, что нейронные вычисления лежат в основе познания, поведения и нашего самоопределения, любой несанкционированный доступ, как уже говорилось, может иметь серьезные последствия. Подумайте, например, о людях, у которых есть общественные обязанности и которым приходится прибегать к устройствам для стабилизации или (в будущем) улучшения функций своего мозга.Им, безусловно, придется раскрыть информацию об использовании таких протезов (Garasic and Lavazza, 2016), но доступ к входящим и исходящим данным может быть очень серьезным нарушением психической целостности имплантированных субъектов. Действительно, можно использовать эти данные для вывода — произвольно и без научной достоверности — о тенденциях или поведенческих предрасположенностях субъекта, как врожденных, так и обусловленных зарождающимися патологическими состояниями. И обнародование этих новостей может серьезно повредить субъекту с точки зрения его или ее публичной роли.

Технический принцип защиты психической целостности

Если будет достигнута предпосылка о важности психической неприкосновенности, может последовать (технический) принцип защиты психической неприкосновенности.

Def2: Технический принцип защиты психической целостности — это функциональное ограничение, которое должно быть включено в любые устройства, способные нарушить психическую целостность (как определено в Def1). В частности, новые нейронные протезы должны (а) включать системы, которые могут обнаруживать и сигнализировать о несанкционированном обнаружении, изменении и распространении данных мозга; (б) иметь возможность остановить любое несанкционированное обнаружение, изменение и распространение данных мозга.Это должно касаться не только отдельных устройств, но и действовать как общий (технический) принцип работы, разделяемый всеми взаимосвязанными системами, которые имеют дело с декодированием активности мозга.

Что касается уже используемых устройств, они могут, например, включать в себя устройство, излучающее сигнал с определенной длиной волны через детектор устройства чтения мыслей, которое было бы легко доступно для публики. Это должно быть ответом на необходимость предотвращения тайного воздействия на людей или их обмана относительно использования устройств, способных угрожать праву на психическую / интеллектуальную целостность (Ienca and Haselager, 2016).Например, подумайте о нейронных протезах для улучшения когнитивных функций, особенно для тех, кто в будущем может быть вынужден использовать их из-за своей профессии (пилоты самолетов, хирурги и т. Д.) И могут захотеть избежать нарушения конфиденциальности или манипуляций с мозгом (Santoni de Sio et al., 2014). Кроме того, устройства, изменяющие мозг, могут быть оснащены различными порогами использования, каждое из которых активируется только разными ключами доступа, связанными с профессиональными профилями пользователей: лаборанты, врачи, медицинские исследователи … Таким образом, наиболее агрессивные методы будут только доступный для нескольких людей, которые со временем были бы выбраны за их профессиональные навыки и этическую честность, в качестве защиты от возможных злоупотреблений.

Что касается новых нейронных устройств и протезов (Лебедев и др., 2011), таких как инструменты для лечения расстройств сознания, прямая связь мозг-мозг, сети, состоящие из множества мозгов, искусственные части мозга, заменяющие поврежденные схемы и улучшение существующего, и даже передача содержимого и функций мозга искусственному носителю — должна быть сделана возможной извлечение данных мозга только с помощью специальных ключей доступа, которыми управляют исключительно субъекты лечения или их законные представители.Некоторые из этих устройств могут быть специально нацелены на изменение мозга для реабилитации или других медицинских целей, и аналогично они должны быть доступны только профессионалам, отвечающим за их правильное использование, которые должны иметь возможность контролироваться конкретным органом по запросу субъекта. . Подумайте, например, о новых портативных устройствах, таких как инструмент fNIRS для мобильных нейровизуализаций на основе NIRS, нейроэргономики и приложений BCI / BMI (von Lühmann et al., 2015).

Что касается использования таких устройств в военных или антитеррористических целях, то было бы желательно предусмотреть международный договор по образцу тех, которые были подписаны многими странами в отношении противопехотных мин, кассетных бомб или даже химического оружия.Эти договоры устанавливают демонтаж и непроизводство такого оружия в мирное время. Фактически, если бы такое оружие было легко доступно во время войны, страны, вероятно, испытали бы соблазн его использовать. Однако если бы производство этого оружия было прервано задолго до этого, прибегнуть к нему было бы гораздо труднее. Точно так же, если бы устройства для чтения мыслей или изменения мозга были доступны без механизмов, предотвращающих их неправильное использование, некоторые, вероятно, захотели бы использовать их в военных целях.Это было бы очень заманчиво, потому что цель заключалась бы не в том, чтобы угрожать чьей-либо безопасности, а только в том, чтобы временно нарушить их психическую неприкосновенность и / или целостность, чтобы защитить сообщество — скажем, от террористической атаки. Однако, если бы нерегулируемые устройства для чтения мыслей (то есть без ограничений, налагаемых техническим принципом, предложенным в Def2) не были доступны, было бы гораздо труднее прибегнуть к ним.

Несмотря на все это, в некоторых медицинских, юридических и военных делах может показаться, что право на психическую неприкосновенность вступает в противоречие с другими правами, так что принцип защиты психической неприкосновенности может иногда игнорироваться.Следовательно, необходимо установить, является ли право на психическую неприкосновенность абсолютным или относительным. Чтобы утверждать, что право на психическую неприкосновенность является абсолютным, требуется веское обоснование, охватывающее все возможные случаи — цель, которую трудно достичь и вряд ли будет много сторонников. С другой стороны, определение права на психическую неприкосновенность как относительное рискует ослабить его, сделать его менее важным, чем оно есть на самом деле, и значительно упростить нарушение благодаря нейротехнологическому прогрессу. Рассмотрим положительные цели, для которых нервные протезы были созданы в первую очередь: им может частично помешать технический принцип защиты психической целостности.Например, протезы, способные сигнализировать об эпилептическом кризисе и / или предотвращать его, также могут действовать при вспышках насилия. Но эти позитивные цели следует добиваться только в том случае, если рассматриваемый субъект выразил полное информированное согласие по этому вопросу.

Однако даже в этом случае можно было бы утверждать, что свобода, автономия и внутренняя ценность индивида выражаются только тогда, когда субъект сам демонстрирует позитивное поведение, не будучи ограниченным автоматическим устройством. Другими словами, если человек, страдающий эпилепсией, может дать свое информированное согласие на лечение, полностью осознавая его плюсы и минусы, вопрос кажется намного более сложным, когда речь идет о насильственном субъекте.Например, он может оказаться вынужденным выбирать между пребыванием в тюрьме или использованием нейронного протеза, контролирующего его насильственные влечения; но необходимо учитывать, что насилие иногда может потребоваться для защиты себя или других от угрозы, так что контроль влечения на нейронном уровне может быть крайне дисфункциональным и наносить ущерб самому человеку.

Другие дела могут включать разные уровни консенсуса и коллективной безопасности. Например, доступ к данным ЭЭГ водителя транспортного средства может позволить встроенному инструменту обнаруживать паттерн нейронной активации, который может привести к снижению внимания во время вождения (Biondi and Skrypchuk, 2017).Цель предотвращения серьезных аварий может считаться более важной, чем право водителя не подвергаться постоянному мониторингу состояния своего мозга. Следуя той же мысли, защита населения от террористических атак может привести к введению принудительного «нейронного» контроля с целью поиска потенциальных террористов. В этом случае право на психическую неприкосновенность будет нарушено для ряда людей, большинство из которых не имеют отношения к каким-либо злонамеренным планам. Вообще говоря, можно утверждать, что лучшим решением было бы позволить судьям решать в каждом конкретном случае, санкционировать ли нарушение права на неприкосновенность.

Наконец, можно задаться вопросом, как необходимость защиты основного права на психическую неприкосновенность может сосуществовать с необходимостью нарушения следующего технического принципа. Что ж, в этом случае могут помочь все более изощренные нейротехнологические методы. Фактически, производство всех нервных протезов с самого начала в соответствии с техническим принципом защиты психической целостности усложнило бы их использование в нарушение этого фундаментального права, даже если для достижения цели, которая считается социально положительной.Например, если бы секретные коды для управления нервными протезами были доступны независимому органу, это сделало бы потенциальные нарушения более редкими. Кроме того, процесс разрешения на «ненадлежащее», но «необходимое» использование таких протезов — в случаях, связанных с коллективной безопасностью — будет более сложным и жестким. Можно также поддержать более жесткую позицию, чтобы еще больше ограничить возможность нарушения психической целостности. Например, можно утверждать, что после имплантации эти устройства должны принадлежать субъекту и только «контролироваться» им, даже в случае обслуживания и перепрограммирования.Однако пациенту всегда будут нужны врачи и эксперты, чтобы имплантировать протез, заставить его работать и внести возможные изменения. Таким образом, проблема не имеет легкого решения.

Случай замкнутого контура DBS

Новый тип глубокой стимуляции мозга (DBS) может быть хорошей иллюстрацией уже решенных проблем, а также других этических затруднений, связанных с ними. DBS, состоящий из внешнего нейростимулятора, который посылает электрические импульсы к ядрам мозга (в зависимости от патологии, подлежащей лечению) через электроды, имплантированные на постоянной основе, используется для уменьшения симптомов болезни Паркинсона, дистонии, хронической боли, большой депрессии и обсессивно-компульсивных расстройств. беспорядок.Результаты, особенно для лечения психоневрологических состояний, таких как синдром Туретта, неоднозначны (Greenberg et al., 2010; Dougherty et al., 2015). Первое поколение BDS называется «разомкнутой петлей», поскольку устройства обеспечивают заданный уровень стимуляции мозга, который со временем можно изменять, чтобы попытаться улучшить терапевтический эффект, но обратная связь связана с субъективной оценкой пациента. Также при наличии побочных эффектов стимулятор можно выключить, тем самым сделав DBS техникой обратимой стимуляции.

Новое поколение устройств DBS вместо этого называется «замкнутым контуром», поскольку электроды могут стимулировать области, в которых они размещены, и регистрировать их электрическую активность. Идея состоит в том, что датчики могут обнаруживать паттерны активности мозга, связанные с симптомами, которые необходимо вылечить, используя эти данные на нейронном уровне для соответствующей корректировки стимуляции. Это значительно ускоряет обратную связь: действительно, следует надеяться, что она должна быть одновременной, если не профилактической, появления или ухудшения психоневрологических симптомов, подлежащих лечению.Кроме того, пациенту и врачам якобы ничего не нужно делать, как это происходит с пациентами с диабетом, которые используют автоматические инсулиновые помпы (Wheeler et al., 2015).

Новые инструменты основаны на взаимодействии мозга и компьютера, где алгоритмы используются для декодирования мозговой активности и определения намерений пациентов с нарушениями контролировать протезы или другие устройства (Widge et al., 2014). После регистрации электрической активности цель состоит в том, чтобы классифицировать ее как «здоровое» или «симптоматическое» состояние и соответственно изменить место и интенсивность стимуляции.Первые результаты были достигнуты при лечении эпилепсии и тремора (Malekmohammadi et al., 2016).

Эти устройства или протезы вызывают новые этические вопросы (Kellmeyer et al., 2016; Goering et al., 2017) и несколько категорий проблем. Первый порядок вопросов касается личного состояния имплантированного субъекта с точки зрения его личности, деятельности и автономии. Второй, тесно связанный с первым, касается защиты психической целостности и свободы мысли. Третье касается ответственности за нарушения и неисправности, которые могут иметь последствия для объекта и третьих лиц.

Начнем с первых вопросов: а именно с идентичности, действия и автономии имплантированного субъекта. DBS первого поколения уже вызвала широкую дискуссию о возможном изменении личности субъекта. Например, Schechtman (2009) сделал интересные замечания о глубокой стимуляции мозга, используемой при болезни Паркинсона. Нейрохирургия может вызвать изменение характера и наклонностей пациента. Шехтман считает, что DBS может угрожать личной идентичности, поскольку может изменить — частично или полностью — личностные черты, цели и интересы субъекта.По ее словам, если после DBS пациент показывает совсем другое поведение, можно сказать, что он в некотором роде «другой человек». Важно, , ​​как пациент изменился: не в результате того, что он увидел, узнал или подумал, а в результате прямого воздействия пассивно подвергнутой глубокой стимуляции мозга.

Шехтман устанавливает два ограничения, которые следует соблюдать в свете нарративной идентичности. Первый — это «ограничение реальности», согласно которому повествование о самосозидании личности человека должно соответствовать внешней реальности.Второй — это «ограничение артикуляции», в соответствии с которым субъект должен строить самооценку таким образом, чтобы оправдать его выбор и поведение. Schechtman (2009) утверждает, что «механизм изменения личности важен для его воздействия на судебную личность и личность». Фактически, если у пациента, получавшего DBS, должно было появиться изменение личности, нужно было бы «признать, что его нынешние увлечения и интересы — вещи, которые он считает причинами, — были вызваны манипуляциями его мозга.Как следствие, это изменение следует рассматривать как «разрушительное для его судебной личности и личности, чего не могло бы быть естественное развитие личности» (Schechtman, 2009).

Однако утверждалось (Müller et al., 2017), что возражение Шехтмана является случаем натуралистической ошибки, влекущей за собой смешение между свойством быть естественным и тем, чтобы быть хорошим. В самом деле, прежде чем быть подвергнутым имплантации BDS, человек может решить, что улучшение его патологического состояния стоит компромисса с некоторыми его личностными аспектами.Однако впоследствии человек может оказаться не в состоянии оценить свое состояние, хотя родственники и друзья могут помочь ему понять и оценить изменения в его личности (импульсивность, гиперсексуальность, азартные игры; см. Glannon, 2009). Вопрос кажется особенно сложным, и DBS с обратной связью может вызвать дополнительные вопросы в этом отношении. Действительно, существует определенная степень автоматизма в регулировках стимуляции (приводящая к возможному усилению изменения личности), что еще больше затрудняет поддержку имплантата имплантированным субъектом.

Однако именно потому, что личная идентичность — это то, что трудно определить с точностью и постоянно корректировать, в том числе из-за внешних ситуаций, не зависящих от субъекта, многие ученые полагают, что угрозы агентству и автономии субъекта являются тревожит больше, чем личная идентичность. Например, Бейлис (2013) считает, что DBS проблематична «постольку, поскольку это угроза агентству — способности делать осознанный и рациональный выбор, — когда действия человека не вытекают из его намерений или убеждений, а, скорее, являются результатом его действий. прямые манипуляции с мозгом.В этом смысле BDS с обратной связью может представлять особую угрозу для деятельности и автономии субъекта, «обычно понимается как способность быть собственной личностью, жить своей жизнью в соответствии с причинами и мотивами, которые принимаются как собственные. а не как продукт манипулятивных или искажающих внешних сил »(Christman, 2015, стр. 1). Рассмотрим продолжение реального случая, описанного Klein et al. (2016). Человек, лечившийся от депрессии с помощью DBS с замкнутым циклом, может пойти на похороны своего дорогого друга и понять, что она не очень грустит из-за потери и, действительно, что она сказала и сделала что-то социально и межличностно неприемлемое.Поскольку устройство «считывает» обострение депрессии, оно вмешивается, чтобы противодействовать ему, в данном случае «против воли» субъекта, который кажется другим людям отстраненным или бесчувственным или, в любом случае, не созвучным обстоятельствам.

Что касается нарушений психической целостности и свободы мысли, способность замкнутого контура BDS записывать активность мозга и действовать в реальном времени, следовательно, оставляет место для несанкционированных и злонамеренных действий, которые могут сильно повлиять на личность, деятельность и автономию субъекта.Для этого нового поколения DBS кажется даже более целесообразным применить функциональный технический принцип, который направлен на (а) включение систем, которые могут обнаруживать и сигнализировать о несанкционированном обнаружении, изменении и распространении данных мозга и его функционировании; (b) и предоставлять средства на том же устройстве или подключенные к нему, способные остановить любое несанкционированное обнаружение, изменение и распространение данных мозга. В частности, имплантированным субъектам было бы трудно понять, что их устройство было взломано, поскольку оно будет реагировать на изменения нейронной активности, которые можно обнаружить только инструментально.Таким образом, изменения в поведении, которые были вызваны злонамеренными субъектами, способными взять под контроль устройство, не могли быть легко обнаружены ни имплантированным субъектом, ни окружающими его людьми. Фактически, поведенческие эффекты, вызванные взломом мозга, вряд ли будут отличаться от эффектов, вызванных стимуляцией как побочным эффектом лечения.

Это приводит к вопросу об ответственности за возможные неисправности или неправильное использование устройств. Известно, что фармацевтические компании подвергались судебному преследованию со стороны членов семей пациентов с болезнью Паркинсона, которые под влиянием агонистов дофамина растратили свое состояние на азартные игры.Если DBS с обратной связью вызвала злонамеренное или дисфункциональное поведение, которое не было предвидено или о которых сообщалось как о потенциальных побочных эффектах, производитель может считаться ответственным, частично или полностью. Однако в настоящее время кажется трудным оценить, как субъект может реагировать на стимуляцию, учитывая крайнюю вариативность, описанную в литературе (Morishita et al., 2014). Кроме того, ответственность может распространяться на врачей, прописывающих и имплантировавших устройство, поскольку они также должны были оценить его пригодность и возможные последствия.

Все это подтверждает идею о том, что регулирующие органы, особенно те, которые призваны поддерживать торговлю клиническими устройствами, должны соблюдать строгие правила как для безопасности субъекта, так и для защиты его психической целостности и свободы мысли. Однако чрезвычайная важность вопросов, затронутых в этой статье, может также натолкнуть на идею создания специальных агентств (в том числе наднациональных), задачей которых является надзор за разработкой и маркетингом нервных протезов.Это не следует понимать как ограничение исследований и усилий по применению новых знаний для лечения растущего числа патологий. Скорее, его следует рассматривать как средство защиты пациентов, чтобы сохранить их психическую целостность и свободу мысли.

Кроме того, можно рассмотреть различие между нервными протезами, используемыми в клинических целях, и нервными протезами, используемыми здоровыми людьми для занятий спортом или улучшения когнитивных функций. Устройства, которые являются менее инвазивными, чем DBS, уже проходят испытания, а системы ИМТ с замкнутым контуром уже были опробованы на здоровых и клинических популяциях, особенно с интерфейсом мозговой машины (ИМТ) на основе ЭЭГ в реальном времени, используемым для реабилитации походки у людей, у которых есть проблемы с двуногим передвижением (напр.г., Луу и др., 2016, 2017). Кроме того, исследователи могут сконструировать устройства, способные улавливать снижение внимания благодаря паттернам активации нейронов, обнаруживаемым с помощью ЭЭГ, и действовать немедленно, без сознательного вмешательства субъекта, со стимуляцией с помощью tDCS. Для таких инструментов потребуются те же правила, что и для медицинских устройств, но, учитывая, что рассматриваемые субъекты не будут иметь конкретных медицинских проблем, возможно, это правило могло бы быть менее строгим. Тем не менее, неисправность и неправильное использование должны преследоваться и наказываться.Положения уголовного законодательства в конечном итоге станут основным средством сдерживания и наказания за использование нейронных протезов для улучшения физических и когнитивных способностей и других видов использования в развлекательных целях. Однако не следует исключать, что распространение этих неклинических применений может сопровождаться более строгой защитой пользователей.

И, наконец, что удивительно, новая область, в которой свобода мысли, конфиденциальность и целостность ума может быть поставлена ​​под угрозу, — это нейроэстетика и творчество. Растет интерес к пониманию нейронной основы эстетического восприятия и творческих способностей как простых людей, так и профессиональных художников.Риск исходит не от сбора данных как таковых, а от их использования. Новые знания — это результат исследований, которые проводятся не только в лаборатории, но и в «естественной» среде, такой как музеи.

Например, Kontson et al. (2015) собрали данные об эстетических и эмоциональных предпочтениях более 400 посетителей музеев с помощью портативных ЭЭГ-систем. Исследователи смогли «количественно оценить эстетический опыт посредством анализа мозговых различий, возникающих между участниками во время эстетической оценки, а также посредством функциональной сетевой связи» (Kontson et al., 2015). Таким образом, было возможно найти количественные различия в сигналах ЭЭГ между испытуемыми; паттерны мозговой активности, связанные с эмоционально стимулирующими и эстетически приятными предметами, и предполагаемые сети, участвующие в восприятии и суждении художественных стимулов. Vessel et al. (2012), объединив фМРТ и поведенческий анализ индивидуальных различий в эстетической реакции, идентифицировали «два различных паттерна нейронной активности, проявляемые разными подсетями. Активность возрастала линейно с оценками наблюдателей (4-х уровневая шкала) в сенсорных (затылочно-височных) областях (…).Напротив, сеть фронтальных областей показала ступенчатый рост только для наиболее трогательных произведений искусства (рейтинг «4») и недифференциальную активность для всех остальных ».

На основе данных ЭЭГ можно создать нейронную карту, показывающую, какие области мозга активируются различными особенностями определенного эстетического опыта. Точная реконструкция церебральных карт эстетического восприятия могла бы позволить использовать эти знания для стимулирования эстетической оценки у посетителя или потребителя, сочетая выдающиеся элементы, которые «объективно» не представляют собой произведение искусства, но все же вызывают определенные мозговые активации. .Это приведет к нежелательному внешнему контролю над эстетикой или творческой мыслью, что, безусловно, повлияет на свободу мысли людей и, следовательно, на душевную целостность. Подобно тому, как распространение определенных духов может вызывать эмоциональные состояния, которые запускают определенное поведение в ущерб другим, так и представление визуальных или акустических элементов, которые могут активировать определенные мозговые сети, может ориентировать эстетическое суждение людей без их ведома. С другой стороны, будут положительные эффекты, если люди смогут сознательно увеличивать свои творческие способности на основе знания механизмов мозга, которые позволяют нам ценить и (положительно или отрицательно) оценивать артефакт или интеллектуальную работу, такую ​​как роман. или симфония.

Заключение

В этой статье — в которой только предусмотрены потенциальные проблемы и решения для дальнейшего изучения — я попытался показать, что существует фундаментальное право на психическую целостность, которому может угрожать разработка все более сложных нейронных протезов, способных обнаруживать и изменять нейронные связи и паттерны активации. Поэтому я выступал за введение технического принципа защиты права на психическую неприкосновенность, который подорвал бы любую попытку нарушить это основное право.

Однако право на психическую неприкосновенность не может рассматриваться как абсолютное, если другие не менее важные товары или ценности (например, физическая безопасность) подвергаются высокому риску. В таких ситуациях предложенный общий функциональный принцип может быть полезен для ограничения степени нарушения права на неприкосновенность в пользу других прав, товаров или ценностей. Поэтому исследования и разработка нервных протезов должны учитывать последствия потенциальных нарушений для психической целостности, пытаясь включить функциональный технический принцип для ее защиты.Даже если этот принцип не реализован полностью, он все равно может быть отправной точкой для общественного обсуждения этических, правовых и социальных последствий внедрения новых инвазивных нейронных протезов.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Ахарони, Э., Винсент, Г. М., Харенски, К. Л., Калхун, В. Д., Синнотт-Армстронг, В., Газзанига, М. С. и др. (2013). Нейропрогнозирование будущего повторного ареста. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 110, 6223–6228. DOI: 10.1073 / pnas.1219302110

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейлис, Ф. (2013). «Я такой, какой я есть»: о предполагаемых угрозах личной идентичности от глубокой стимуляции мозга. Нейроэтика 6, 513–526.DOI: 10.1007 / s12152-011-9137-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берлин, И. (1969). Четыре эссе о свободе , Оксфорд: Oxford University Press.

Google Scholar

Берндт А., Ли С. Ю., Витек Дж., Рамакришнан К., Стейнберг Е. Е., Рашид А. Дж. И др. (2016). Структурные основы оптогенетики: детерминанты канальной селективности по иону родопсина. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 113, 822–829. DOI: 10.1073 / pnas.1523341113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бионди Ф., Скрипчук Л. (2017). «Используйте свой мозг (и свет) для инновационных человеко-машинных интерфейсов», в Advances in Human Factors and System Interactions , ed I. Nunes (Dordrecht: Springer), 99–105.

Google Scholar

Брандейс, Л., и Уоррен, С. (1890). Право на неприкосновенность частной жизни. Harv. Law Rev. 4, 93–220.

Бублиц, Дж. К. (2013). «Мой разум принадлежит мне !? познавательная свобода как правовое понятие », Cognitive Enhancement.Междисциплинарная перспектива , ред. Э. Хильдт и А. Г. Франке (Дордрехт: Спрингер), 233–264.

Google Scholar

Бублиц, Дж. К., и Меркель, Р. (2014). Преступления против разума: о ментальных манипуляциях, вреде и праве человека на ментальное самоопределение. Crim. Философский закон . 8, 51–77. DOI: 10.1007 / s11572-012-9172-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кларк, А. (2016). Неопределенность серфинга. Предсказание, действие и воплощенный разум. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Догерти, Д. Д., Резаи, А. Р., Карпентер, Л. Л., Хоуленд, Р. Х., Бхати, М. Т., О’Рирдон, Дж. П. и др. (2015). Рандомизированное фиктивно-контролируемое исследование глубокой стимуляции вентральной капсулы / вентрального полосатого тела мозга при хронической резистентной к лечению депрессии. Biol. Психиатрия 78, 240–248. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2014.11.023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ференци, Э.A., Zalocusky, K.A., Liston, C., Grosenick, L., Warden, M. R., Amatya, D., et al. (2016). Префронтальная кортикальная регуляция динамики цепей мозга и поведения, связанного с вознаграждением. Наука 351: aac9698. DOI: 10.1126 / science.aac9698

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фумагалли Р. (2018). «Против империализма нейробиологии», в «Научный империализм: исследование границ междисциплинарности» , ред. У. Мяки, А. Уолш и М.Фернандес Пинто (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж), 205–223.

Google Scholar

Гарашич, М. Д., и Лавацца, А. (2016). Моральные и социальные причины для признания использования когнитивных усилителей в конкурентно-селективных контекстах. BMC Med. Этика 17:18. DOI: 10.1186 / s12910-016-0102-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Геринг С., Кляйн Э., Догерти Д. Д. и Видж А. С. (2017). Оставаться в курсе: агентство отношений и идентичность в СУБД нового поколения для психиатрии. AJOB Neurosci. 8, 59–70. DOI: 10.1080 / 21507740.2017.1320320

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гринберг, Б. Д., Габриэлс, Л. А., Мэлоун, Д. А., Резаи, А. Р., Friehs, Г. М., Окун, М. С. и др. (2010). Стимуляция глубокого мозга вентральной внутренней капсулы / вентрального полосатого тела при обсессивно-компульсивном расстройстве: мировой опыт. Мол. Психиатрия 15, 64–79 DOI: 10.1038 / mp.2008.55

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейнс, Дж.Д., Сакаи, К., Рис, Г., Гилберт, С., Фрит, К., и Пассингем, Р. Э. (2007). Чтение скрытых намерений в человеческом мозгу. Curr. Биол. 17, 323–328. DOI: 10.1016 / j.cub.2006.11.072

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Herff, C., Heger, D., de Pesters, A., Telaar, D., Brunner, P., Schalk, G., et al. (2015). Преобразование мозга в текст: расшифровка произнесенных фраз из представлений телефона в мозгу. Фронт. Neurosci. 9: 217. doi: 10.3389 / fnins.2015.00217

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоуи, Дж. (2013). Предсказывающий разум . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Йенка, М., и Хазелагер, П. (2016). Взлом мозга: технология взаимодействия мозга с компьютером и этика нейробезопасности. Ethics Inf. Technol. 18, 117–129. DOI: 10.1007 / s10676-016-9398-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келлмейер, П., Кокрейн, Т., Мюллер, О., Митчелл, К., Болл, Т., Финс, Дж. Дж. И др. (2016). Влияние медицинских устройств с обратной связью на автономию и подотчетность людей и систем. Camb. Q. Healthc. Этика 25, 623–633. DOI: 10.1017 / S0963180116000359

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким Т. И., МакКолл Дж. Дж., Юнг Ю. Х., Хуанг X., Сиуда Э. Р., Ли Ю. и др. (2013). Инъекционная оптоэлектроника сотового масштаба с приложениями для беспроводной оптогенетики. Наука 340, 211–216. DOI: 10.1126 / science.1232437

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кляйн, Э., Геринг, С., Гань, Дж., Ши, К. В., Франклин, Р., Зоровиц, С., и др. (2016). Управление мозговой стимуляцией замкнутого цикла на основе интерфейса мозг-компьютер: отношения и этические соображения. Brain Comp. Интерфейсы 3, 140–148. DOI: 10.1080 / 2326263X.2016.1207497

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Контсон, К.L., Megjhani, M., Brantley, J. A., Cruz-Garza, J. G., Nakagome, S., Robleto, D., et al. (2015). Ваш мозг в искусстве: возникающая корковая динамика во время эстетических переживаний. Фронт. Гм. Neurosci. 9: 626. DOI: 10.3389 / fnhum.2015.00626

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лебедев, М.А., Тейт, А.Дж., Хэнсон, Т.Л., Ли, З., О’Догерти, Дж. Э., Винанс, Дж. А. и др. (2011). Будущие разработки в области исследования интерфейсов мозг-машина. Клиники 66, 25–32.DOI: 10.1590 / S1807-59322011001300004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Луу, Т. П., Хе, Ю., Браун, С., Накагаме, С., и Контрерас-Видаль, Дж. Л. (2016). Адаптация походки к визуальным кинематическим возмущениям с использованием замкнутого интерфейса мозг-компьютер в реальном времени для аватара виртуальной реальности. J. Neural Eng. 13: 036006. DOI: 10.1088 / 1741-2560 / 13/3/036006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Луу Т.П., Накагоме, С., Хе, Ю., Контрерас-Видаль, Дж. Л. (2017). Основанный на ЭЭГ интерфейс мозг-компьютер в реальном времени для виртуального аватара усиливает вовлечение коры головного мозга в ходьбу человека по беговой дорожке, Sci. Отчет 7: 8895. DOI: 10.1038 / s41598-017-09187-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Малекмохаммади М., Херрон Дж., Велисар А., Блюменфельд З., Трагер М. Х., Чизек Х. Дж. И др. (2016). Кинематическая адаптивная глубокая стимуляция мозга при треморе покоя при болезни Паркинсона. Mov. Disord. 31, 426–428. DOI: 10.1002 / mds.26482

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКлюр, С. М., Ли, Дж., Томлин, Д., Сайперт, К. С., Монтегю, Л. М., и Монтегю, П. Р. (2004). Нейронные корреляты поведенческого предпочтения напитков, знакомых в культуре. Нейрон 44, 379–387. DOI: 10.1016 / j.neuron.2004.09.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миркович, Б., Дебенер, С., Йегер, М., и Де Вос, М. (2015). Декодирование сопровождаемого речевого потока с помощью многоканальной ЭЭГ: значение для онлайн, повседневных приложений. J. Neural Eng. 12: 046007. DOI: 10.1088 / 1741-2560 / 12/4/046007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Митчелл, Т. М., Шинкарева, С. В., Карлсон, А., Чанг, К. М., Малав, В. Л., Мейсон, Р. А., и др. (2008). Прогнозирование активности человеческого мозга, связанной со значениями существительных. Наука 320, 1191–1195.DOI: 10.1126 / science.1152876

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Монаро, М., Гамберини, Л., Сартори, Г. (2017). Обнаружение поддельной личности с помощью неожиданных вопросов и динамики мыши. PLoS ONE 12: e0177851. DOI: 10.1371 / journal.pone.0177851

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Монти, М. М., Ванхауденхейз, А., Коулман, М. Р., Боли, М., Пикард, Дж. Д., Тшибанда, Л. и др. (2010).Сознательная модуляция активности мозга при расстройствах сознания. New Engl. J. Med. 362, 579–589. DOI: 10.1056 / NEJMoa00

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моришита Т., Файад С. М., Хигучи М. А., Нестор К. А. и Фут К. Д. (2014). Глубокая стимуляция мозга при устойчивой к лечению депрессии: систематический обзор клинических результатов. Neurotherapeutics 11, 475–484. DOI: 10.1007 / s13311-014-0282-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мюллер, С., Биттлингер М. и Уолтер Х. (2017). Угрозы нейрохирургическим пациентам, связанные с дебатами о личности. Нейроэтика 10, 299–310. DOI: 10.1007 / s12152-017-9304-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нан Т., Линь Х., Гао Ю., Матюшов А., Ю, Г., Чен, Х. и др. (2017). Сверхкомпактные магнитоэлектрические антенны NEMS с акустическим управлением. Нат. Commun. 8: 296. DOI: 10.1038 / s41467-017-00343-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пенья-Гомес, К., Авена-Кенигсбергер, А., Сепулькр, Дж., И Спорнс, О. (2017). Пространственно-временные сетевые маркеры индивидуальной изменчивости функционального коннектома человека. Cereb. Cortex . DOI: 10.1093 / cercor / bhx170. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перссон И., Савулеску Дж. (2012). Не годится для будущего: необходимость морального совершенствования . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Рейн, А.(2013). Анатомия насилия: биологические корни преступности . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Винтаж.

Редондо Р. Л., Ким Дж., Аронс А. Л., Рамирес С., Лю X. и Тонегава С. (2014). Двунаправленное переключение валентности, связанное с инграммой контекстной памяти гиппокампа. Природа 513, 426–430. DOI: 10.1038 / природа13725

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роуз Н. и Аби-Ракед Дж. М. (2013). Neuro Новые науки о мозге и управление разумом. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Google Scholar

Роуз, С. (2005). Мозг 21 века: объяснение, исправление и манипулирование разумом . Лондон: Кейп Джонатан.

Шехтман, М. (2009). «Поправка к нашим историям: рассказ о себе и личная идентичность», в «Личная идентичность и сломанные я: взгляд на философию, этику и нейробиологию» , ред. DJH Мэтьюз, Х. Бок и П. В. Рабинс (Балтимор, Мэриленд: Джонс Хопкинс) University Press), 65–92.

Google Scholar

Шрайбер Д., Фонзо Г., Симмонс А. Н., Дауэс К. Т., Флаган Т., Фаулер Дж. Х. и др. (2013). Красный мозг, синий мозг: оценочные процессы у демократов и республиканцев различаются. PLoS ONE 8: e52970. DOI: 10.1371 / journal.pone.0052970

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sententia, W. (2004). Нейроэтические соображения: когнитивная свобода и конвергентные технологии для улучшения человеческого познания. Ann. Акад. Sci. 1013, 221–228. DOI: 10.1196 / анналы.1305.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шен, Ф. X. (2013). Неврология, ментальная конфиденциальность и закон. Harvard J. Law Publ. Политика 36, 653–713.

Google Scholar

Сун, К. С., Хе, А. Х., Боде, С., и Хейнс, Дж. Д. (2013). Предсказание свободного выбора абстрактных намерений. Proc. Natl. Акад. Sci. США 110, 5733–5734. DOI: 10.1073 / пнас.1212218110

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тибо, Р. Т., Лифшиц, М., и Раз, А. (2016). Саморегулирующийся мозг и нейробиоуправление: экспериментальная наука и клинические перспективы. Cortex 74, 247–261. DOI: 10.1016 / j.cortex.2015.10.024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вессел, Э. А., Старр, Г. Г., Рубин, Н. (2012). Мозг на искусстве: интенсивный эстетический опыт активирует режим сети по умолчанию. Фронт. Гм. Neurosci. 6:66. DOI: 10.3389 / fnhum.2012.00066

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

фон Люман, А., Херфф, К., Хегер, Д., и Шульц, Т. (2015). На пути к беспроводному прибору с открытым исходным кодом: функциональная ближняя инфракрасная спектроскопия в мобильной нейроэргономике и приложениях BCI. Фронт. Гм. Neurosci. 9: 617. DOI: 10.3389 / fnhum.2015.00617

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вэнь, Х., Ши, Дж., Чжан, Ю., Лу, К.-Х., Цао, Дж., И Лю, З. (2017). Нейронное кодирование и декодирование с глубоким обучением для динамического естественного зрения. Cereb. Cortex . DOI: 10.1093 / cercor / bhx268. [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уиллер, Дж. Дж., Болдуин, К., Киндл, А., Гайон, Д., Наджент, Б., Сегура, К., и др. (2015). «Имплантируемый 64-канальный нейронный интерфейс с реконфигурируемой записью и стимуляцией», 2015 37-я ежегодная международная конференция Общества инженеров в медицине и биологии IEEE (EMBC) (Нью-Йорк, Нью-Йорк: IEEE), 7837–7840.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Видж, А. С., Догерти, Д. Д., и Мориц, К. Т. (2014). Аффективные интерфейсы мозг-компьютер как технология, позволяющая реагировать на психиатрическую стимуляцию. Brain Comp. Интерфейсы 1, 126–136. DOI: 10.1080 / 2326263X.2014.912885

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вольпе П. Р., Фостер К. Р. и Ланглебен Д. Д. (2005). Новые нейротехнологии для обнаружения лжи: обещания и опасности. Am. J. Bioeth. 5, 39–49. DOI: 10.1080 / 152651605367

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юсте Р., Геринг С., Аркас Б. А. Й., Би Г., Кармена Дж. М., Картер А. и др. (2017). Четыре этических приоритета для нейротехнологий и искусственного интеллекта. Природа 551, 159–163. DOI: 10.1038 / 551159a

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Осмысление страдания и боли | Философия, этика и гуманитарные науки в медицине

Медицинский гуманизм Касселла

Работа Природа страдания и цели медицины была впервые опубликована в 1982 году и оказала значительное влияние на последующие дебаты относительно медицинской концептуализации и управления страданием и боль.Фактически, эта дискуссия еще не закончилась [24,25,26]. Данную работу можно отнести к числу теоретических работ «гуманистического поворота» в медицине. Кассел критикует клиническую, основанную на доказательствах медицину, ее зависимость от картезианского дуализма, ее концептуальное представление о боли и страдании, ее управление ими, а также цели медицины. Он критикует именно те характеристики медицины, которые в первую очередь превратили ее в науку, а именно упомянутые выше процессы абстракции, тот факт, что «врачей учат сосредотачиваться на болезнях и помнить об их сходствах, а не различиях». и что «диагностические методы предназначены для того, чтобы видеть одно и то же в каждом случае болезни» [3].По его мнению, анахроничное разделение между телом и не-телом и акцент на излечении от телесных болезней побуждают медицину делать то, что причиняет страдания «пациенту как личности». Другими словами, он не только неадекватно лечит боль (понимая и лечит ее только в отношении ее измеримых, наблюдаемых и обобщаемых признаков в контексте болезни), но также вызывает страдание, которое остается невыявленным и неизлечимым, как в случае в терминальной фазе хронического заболевания, которая постепенно удлиняется из-за доступности новых методов лечения.Напротив, концептуализация боли и страдания Касселом подчеркивает их значимые измерения и негативные последствия абстрагирования боли от человека, страдающего от боли. При этом учитывается, что боль или страдание всегда испытывает человек, и что такие переживания моделируются и во многом определяются личными предположениями, культурными моделями, познавательной деятельностью и даже религиозными убеждениями.

Касселл определяет боль не только как ощущение, но также «как переживание, заложенное в представлениях о причинах, заболеваниях и их последствиях», а страдание — как «состояние тяжелого стресса, связанного с событиями, которые угрожают целостности человека».Считается, что и боль, и страдание имеют физические и психологические аспекты, и в этом смысле Касселл действительно избегает классической ассоциации между болью и телом, страданием и разумом. Footnote 5 Его определение боли соответствует определению, предложенному в начале этой статьи: Боль — это феномен, который включает в себя как ноцицепцию — «механизм, участвующий в получении болезненных стимулов» — так и последующее придание значения такому ощущению. . Он признает универсальность ноцицепции («определенные виды стимулов вызывают сенсорную реакцию ноцицепции в каждой культуре, сейчас и навсегда»), но не считает боль тождественной ноцицепции; для него боль включает в себя значение, которое субъекты приписывают ноцицепции, и это значение меняется от культуры к культуре, от человека к человеку.

Согласно Касселлу, страдание начинается, когда «больной человек поверит, что его или ее целостность как человека находится в опасности». Таким образом, боль не обязательно влечет за собой страдание, а страдание (угроза «неприкосновенности человека») может быть вызвано другими переживаниями. Касселл предлагает, чтобы медицина была более чувствительна к человеку и значениям, которые он или она приписывает своей боли / болезни, и что она должна специально лечить страдание, таким образом задействуя определенные «субъективные ресурсы», такие как «чувства, интуиция и даже вход их органов чувств », чтобы справиться со страданиями пациентов.Другие авторы также подчеркивали важность особых способностей, таких как чувствительность и сочувствие, у врача [27], развивая «аффективный способ понимания» [25] в контексте попытки гуманизировать медицину. Но Касселл также считает, что можно разработать методологию, которая способна превратить субъективные измерения боли и страдания в передаваемую информацию, которую врачи могут использовать для разработки более целостных методов лечения (не только предназначенных для лечения болезни, но и для смягчения последствий). страдания больного человека).Таким образом, следует переформулировать цели медицины.

Однако, по крайней мере, две проблемы возникают из концептуализации страдания Касселлом. Во-первых, его определение страдания зависит от сомнительного понимания человека и является слишком ограничительным. Определение страдания как угрозы «целостности» человека влечет за собой предположение о том, что такое «неповрежденный» человек. Нормативное определение «личности», данное Касселлом, включает ряд измерений, таких как их предполагаемое будущее, личность и характер, тело, прошлый опыт и воспоминания, культурный фон, поведение, отношения с другими, политическое измерение и тайная жизнь [3].Этот «неповрежденный» человек развил бы своего рода равновесие или согласованность и целостность между всеми этими измерениями.

Свенеус [24] признает эту трудность, присущую предложению Касселла, проблему мышления «человека как некоего целого» (или того, как можно сформулировать некую целостность между всеми этими измерениями), и предлагает альтернативу. : понимание жизни как повествования и «подчеркивание эмпирического измерения, удержание вместе состояний сознания, составляющих« я »».Однако можно критиковать и повествовательные объяснения непрерывности личности и жизни. Хотя у людей есть повествовательный опыт и измерения, ни личность, ни жизнь не могут быть полностью и определенно объединены одним повествованием. Истории, которые мы рассказываем себе о собственном опыте, безусловно, являются важными ресурсами, которые мы используем для установления отношений с собой, для развития самих себя . Но такие истории — не единственный ресурс, который мы используем для таких целей. Например, мы также участвуем в диалоге с самим собой — процесс мышления был определен как своего рода внутренний диалог [28] — а диалог — это не рассказ.Более того, такие внутренние истории всегда плюралистичны: они интерпретируют наш прошлый опыт в свете нынешних интересов или переживаний. Следовательно, мы не рассказываем себе одну и ту же историю о нашем прошлом на протяжении всей нашей жизни просто потому, что наше прошлое меняется каждый день по мере того, как мы получаем новый опыт, который может легко изменить интерпретацию предыдущего опыта, и мы нуждаемся / хотим понимать свое прошлое по-разному в зависимости от к нашему настоящему и нашим перспективам. Намного более гибкими и неопределенными являются наши рассказы о будущем: будущее — это неизведанная территория, которая постепенно становится настоящим, а затем прошлым, снова и снова удивляя нас.

Параллельно жизнь — это не «повествование», а единое повествование от рождения до смерти [29]. С разных точек зрения непрерывно пишутся разные версии и трактовки жизни человека; нет окончательной истории. Рассказы о жизни всегда фрагментарны, частичны, и их нельзя рассказывать иначе, как с определенной точки зрения, в зависимости от предполагаемого акцента. Они не гарантируют целостности между нашими несколькими измерениями.

Таким образом, повествовательное объяснение «целостности» личности не поддерживает определение «личность», данное Касселлом.Действительно, такое определение — несуществующий идеал, который включает в себя идею о том, что люди прозрачны для себя (они полностью знают себя), последовательны, способны создавать своего рода уникальные личные истории из прошлого и будущего и хорошо сбалансированы. Это определение далеко не актуально в отношении современных теорий о себе. Альбрехт Веллмер [30] упоминает два важных вклада, которые противоречат определению Касселла. Фрейдистский психоанализ ставит под сомнение идею автономного субъекта: люди не всегда точно и полностью знают, чего они хотят, что они делают или почему они это делают, поскольку на них влияют психологические, социальные силы и силы властных отношений.Витгенштейн и философия языка оспаривают идею о том, что испытуемые являются последними авторами и судьями того, что они говорят. Наши осмысленные выражения не полностью прозрачны для нас самих. Более того, теории постмодерна подчеркивают противоречия между различными социальными ролями одного и того же человека [31], наше иррациональное измерение, нашу случайную природу и тот факт, что наши действия непредсказуемы (даже сами по себе). Человек никогда не бывает полностью связным, человек не может быть «неповрежденным», потому что прикосновения и прикосновения присущи жизни.По-прежнему возможно определить страдание как угрозу тому, что человек считает своей целостностью в любой данный момент. Однако это существенное определение страдания, которое слишком далеко идущее и вызывает проблемы при попытке определить границы того, что есть, а что нет. Страдание можно переживать по-разному, не обязательно как угрозу целостности, как я покажу позже. Таким образом, это определение не может правильно определить, что является общим для всех переживаний страдания.Более того, страдание было замечено и часто используется для усиления идентичности (как в случае преднамеренного поиска страдания, например, причинения боли самому себе, и другого рискованного поведения). Это прямо противоречит определению Касселла, потому что поиск страдания (или использование непреднамеренного страдания) используется для построения или усиления идентичности, для утверждения себя или для идентификации себя с определенными ценностями, такими как сила или храбрость.

Вторая проблема определения страдания, данного Касселлом, обсуждается Брауде [25]: переживание страдания может иметь действительно субъективный элемент, который не может быть явно выражен посредством языка и «не может и никогда не должен в конечном итоге стать объектом, медицинским или иным». .Медицина может уделять больше внимания вышеупомянутым субъективным, символическим измерениям страдания и боли, врачей можно научить более чутко относиться к больным и более чутко относиться к их реальным потребностям. Это «гуманизированное лекарство» обеспечивает лучшее лечение боли и страданий, и оно должно пересмотреть свои конечные цели. Однако остается вопрос, действительно ли страдание можно вылечить исключительно с помощью медицины и чисто научных методов, учитывая это в конечном итоге непередаваемое измерение, тот факт, что не все виды страдания связаны с болью или болезнью, и экзистенциальное измерение страдания, которое включает личный выбор, связанный с привязанностью человека к жизни и миру.Медицина действительно имеет свои пределы.

Феноменологический подход

Феноменологическая концептуализация страдания и боли предлагает привлекательную альтернативу дуалистическим теориям и механическому пониманию тела. Footnote 6 В отличие от научного подхода, в котором тело рассматривается с точки зрения третьего лица, феноменологические предложения предполагают перспективу опыта, пережитого субъектом [32, 33]. Это своего рода взгляд от первого лица, который стремится быть значимым и актуальным для других.Хороший феноменологический подход — это не просто субъективное повествование о личном опыте, но он способен уловить важные элементы такого опыта, которые полезны в качестве значимых ресурсов для других людей, пытающихся понять аналогичный опыт.

Очень хороший пример такой точки зрения можно найти в тексте Жана-Люка Нанси L’Intrus , в котором он стремится понять свой «жизненный опыт» трансплантации сердца, связанных с ним тяжелых медицинских процедур и их острых вторичных последствия, такие как лимфома, философски и феноменологически [34].Нэнси концептуализирует свой опыт не просто рассказывая свою историю, но понимая ее теоретически, используя концепцию «вторжения» (вторжения) и идею «вторжения», чтобы понять опыт получения нового органа, его отторжение со стороны его иммунная система, лечение «медикаментами» (измерение, тестирование, наблюдение) и, наконец, рак и последующее лечение. Его описанная странность самого себя и его опыт лиминальности далеко не уникальны, и его размышления о моральных последствиях трансплантации органов и увеличивающихся технологических и научных медицинских вариантах поднимают важные вопросы для дальнейших дискуссий.Короче говоря, феноменология не просто субъективна (хотя она включает в себя личный опыт), и хорошие феноменологические подходы являются мощными философскими инструментами. Поскольку они способны включать перспективу от первого лица, «жизненный опыт», они обладают высоким потенциалом для изучения страдания и боли с точки зрения, которая не является чисто научной или медицинской по своей природе.

С такими понятиями, как «воплощение» и «живое тело» — английский перевод немецкого термина «Leib», в противоположность «Körper» или «физическое тело» [11] — феноменологи внесли свой вклад в «воплощение разума» подчеркивая решающую роль тела в человеческом опыте и предполагая, что мы воспринимаем мир через наши живые тела [32].Это предположение влечет за собой различные последствия для понимания боли и страдания, такие как идея о том, что если мы испытываем боль или страдаем, мы чувствуем это неудовольствие в наших телах, таким образом частично или полностью влияя на то, как мы воспринимаем мир. Прозрачное, безмолвное или даже «отсутствующее» тело [32] может болезненно присутствовать, поэтому мы воспринимаем мир с этой болезненной точки зрения. Footnote 7

Феноменологические подходы также внесли свой вклад в «заботу о теле», как и в случае с феноменологическим объяснением «эффекта плацебо», одного из явлений, которые бросают вызов классическим объяснениям медицинской науки.Френкель [35] формулирует эту проблему следующим образом: «Как может личное субъективное ожидание, связанное с приемом таблетки плацебо, когда-либо проявляться как наблюдаемое публичное изменение физиологического тела?» Эффект плацебо особенно бросает вызов различиям между разумом и телом и рассмотрению тела как простого «измеримого объекта». Объяснение, предложенное Френкелем, убедительно: само тело способно осмысленно реагировать на сложную ситуацию, поскольку «у нас есть разумное тело, способное реагировать на мир без необходимости вызывать какую-либо рефлексивную активность.Можно даже пойти еще дальше: если мы представляем человека как психофизическое целое, то не будет неправдоподобным думать о том, что тело реагирует осмысленным образом, что «пациент воспринимает возможности исцеления в конкретной ситуации и его тело, таким образом, откликается на просьбу к нему так же, как наша нерефлексивная двигательная активность разворачивается в мире ». Считается, что культурные, социальные и психологические факторы влияют на возможность (побуждение субъекта к ответу в конкретной ситуации) исцеления.

Как уже упоминалось, Свенеус [24] объединил феноменологические тенденции с нарративными концепциями личной идентичности, чтобы концептуализировать боль и страдание. Он объединяет различные определения страдания, предоставленные другими авторами, в попытке охватить «все страдание». Однако объединение этих различных подходов к страданию не гарантирует хорошего определения страдания. Вместо этого оно гарантирует хороший обзор исследований или концептуализации страдания.Хорошее определение должно быть достаточно общим, чтобы включать все случаи страдания. Это не означает, что конкретные описания случаев страдания бесполезны или не имеют смысла для других пациентов, ученых и просто людей, заинтересованных в понимании феномена страдания. Другими словами, отчуждение себя, описанное Нэнси, может охватить одно существенное измерение одного вида страдания, но оно не определяет все виды страдания. Определения страдания как угрозы для «неповрежденного человека», как отчуждения самого себя, как «отчужденного настроения» или «непривычного существа в мире» [33] выражают различные переживания страдания, но это не универсальные описания, поэтому они не являются хорошими определениями.Как утверждает Клейнман: «Важно избегать эссенциализации, натурализации или сентиментализации страдания. Нет единственного способа страдать; не существует вневременной или внепространственной универсальной формы страдания ». [7].

Потеря себя или поиск себя?

Как указывалось ранее, для медицины по-прежнему сложно справиться с этими субъективными, неизмеримыми измерениями страдания и боли — и, более того, с их возможной «неразделимостью» [6], хотя в них были внесены важные вклады, такие как Теория контроля ворот. , что имело решающее значение для включения как физиологических, так и психологических аспектов боли в качестве неотъемлемых частей этого явления.Тем не менее, боль и страдания касаются не только медицины, но также социальных и гуманитарных наук, которые вносят существенный вклад в прояснение их культурных, социальных и когнитивных аспектов. Если мы придаем значение этим аспектам переживания боли и страдания, то нам необходимо признать соответствующую роль, которую указанные дисциплины могут играть в их осмыслении, а также в предоставлении ресурсов для облегчения страданий. Это связано с предыдущим утверждением медицины, имеющей свои пределы: существуют типы и измерения страдания, лечение которых не касается медицины (или, по крайней мере, не исключительно).Например, мы не можем справиться с социальными проблемами, которые вызывают социальные страдания, такие как бедность, с помощью медицинских ресурсов. Но, как было сказано выше, это не означает, что медицина не может улучшить управление болью и страданием: напротив, усилия для этого уже предпринимаются, хотя полная революция потребует подлинного преодоления классической дихотомии разум / тело. Footnote 8 Реальное, последовательное представление о человеке как о психофизическом, а не дуалистическом существе требует не только частичных реформ в обращении со страданием и болью, но и полной смены парадигмы в понимании Куна [36]. Footnote 9 Тем временем междисциплинарные подходы претворяются в жизнь; например, лечение хронической боли в долгосрочной перспективе теперь включает в себя методы кондукции для управления ее эмоциональными и когнитивными последствиями [37, 38], или лечение несоматической боли (например, фибромиалгии) теперь поддерживается психотерапией [39]. ].

Отчуждение (или даже «потеря») себя или «непривычное существо в мире», несомненно, может быть следствием или выражением страдания.Кэти Чармаз [40] описывает «потерю себя» у хронических больных и способствует пониманию страдания как не ограниченного простым «физическим дискомфортом». В своем недавнем посмертном романе Париж-Аустерлиц писатель Рафаэль Чирбес описывает последнюю фазу смертельной болезни человека следующими словами:

«Скорее, у меня сложилось впечатление, что человек, лежащий без дела, стал чужим в мире. как мои глаза, так и его собственные — кто-то неизвестный мне, конечно, но также и ему самому, и поэтому Мишель сам выражал мне это в те дни, когда он испытывал момент просветления.[…] Мишель гаснет, тускнеет так же, как и каждый день моего визита, тусклый свет зимнего полудня угасал в раме окна больницы ». Сноска 10 [41].

Подобно Нэнси, Мишель больше не может узнавать себя, как и его друг. По Свенею, страдание отдаляет нас от нашего собственного тела, от наших отношений с другими людьми и от наших жизненных ценностей [24]. «Отчуждение» означает «превращение в чужого», таким образом, обнаруживается, что страдание эквивалентно ощущению того, что мы чужие себе и другим, или странному приспособлению к миру — и оно может помешать нам жить той жизнью, которую мы хотели. .Отчуждение от мира также можно отнести к категории «непривлекательных», подобно концепции Арендт: «Нездомное существо в мире» означает, что мы существуем неудобно, в странной, беспокойной среде, где мы не можем отдохнуть или найти то, что нам нужно. место [42].

Эти различные вклады в понимание различных переживаний страдания не обязательно предлагались в качестве основных определений страдания. Например, работа Чармаз предполагает четко обозначенную перспективу; она анализирует «фундаментальную форму страдания» хронических больных в Америке в 1980-е годы [40]. Однако существует риск, если принять такие описания страдания как универсальные, существенные определения, поскольку это может иметь нежелательные эпистемологические и моральные последствия. .

Идея «отчужденного я» предполагает идею своего рода «подлинного я» с «подлинной историей жизни». Страдания могут оттолкнуть нас от наших прошлых забот и даже перевести в состояние лиминальности, когда мы не чувствуем себя как дома в мире или в своем теле, как когда-то. Однако, как было сказано ранее, это не окончательные последствия страдания, и люди не являются статичными, неизменными существами. Наряду с возможной «потерей себя» существует возможность «реконструкции себя» (мы не были нашим «окончательным я» до «потери себя» из-за страдания, и мы не можем восстановить что-то вроде «окончательного« я »).Напротив, мы — результат нашего опыта, включая страдание и боль.

Доказательством несостоятельности эссенциалистских определений страдания является то, что два противоречащих друг другу ответа на проблемы боли и страдания могут быть одинаково значимыми и полезными для их решения: борьба за отделение себя от своей боли, страдания или болезни и идентификация со своей собственной болью, страданием или болезнью [11]. Один из пациентов Стонингтона удивил его, сказав: «Я хочу быть здесь из-за этого, даже из-за боли.Если я не буду здесь на самом деле, я буду страдать »[43]. Боль при родах утверждается женщинами как элемент самоконструирования своей собственной идентичности как матери и женщины в том смысле, что они хотят быть теми, кто контролирует технологии, используемые для облегчения боли, а не подчиняться контролю со стороны. такая технология [19]. Такие отношения, как выбор боли или принятие страдания, могут быть способом утверждения себя. Для Виктора Франкла [44] принятие неизбежных страданий может быть даже способом найти смысл в жизни; страдание и храброе противостояние страданию могут быть способом подтверждения собственной идентичности, достижением, благородным делом, а не деградацией личности.В конце концов, страдание можно рассматривать как характеристику собственной личности; после стольких страданий поэт Розалия де Кастро находит в себе пустое пространство, которое не может быть заполнено ничем, кроме страдания:

«То, что внизу, в самом низу / моих внутренностей / есть пустынная пустошь / незаполненное смехом / или удовлетворение / но с горькими / плодами боли! » Сноска 11 [45].

Возможно, можно «чувствовать себя как дома в страдании» — не в мазохистском смысле, а как способ справиться с ним.В качестве альтернативы основным определениям я предлагаю понимать страдание как неприятный или даже мучительный опыт, который может серьезно повлиять на человека на психофизическом и даже экзистенциальном уровне.

Осмысление страдания и боли

Осмысление страдания как переживания подчеркивает тот факт, что это нечто, что человек переживает (и то, что Дильтей называет «живым опытом» (Эрлебнис), немедленным, неотраженным переживанием, так и «обычным, сформулированным переживанием» (Lebenserfahrung) [46, 47].Мы должны смотреть на страдание не как на абстрактное явление, а как на нечто пережитое кем-то.

Страдание, как и боль, неприятно или даже мучительно: даже если мы не принимаем эссенциалистское определение и отвергаем понимание страдания как «потери себя» или «повторного утверждения себя», определение является все еще необходимо. «Неприятность» определяет страдание и боль. Лекнес и Бастиан [48] предлагают «выйти за рамки представления о боли как о просто неприятном», потому что «она также может восприниматься как приятная, вызывать приятные переживания или побуждать нас к приятным переживаниям».Они предлагают ряд преимуществ и преимуществ боли: она представляет собой возможность искупления после проступка, она может подчеркивать храбрость, мотивировать нас, усиливать ощущения, предлагать временное облегчение от другой боли и предлагать «эффективный контраст многим безболезненным переживаниям». , которые могут показаться относительно приятными, если возникают после того, как боль утихнет ». Однако такие преимущества или преимущества существуют только потому, что боль неприятна (в противном случае она не служила бы искуплением и т. Д.). Единственный убедительный аргумент против «неприятности» боли — это состояние «асимболии боли», когда пациенты ощущают боль, но не неприятность.Как я уже упоминал, боль состоит из соматосенсорного восприятия, за которым следует временный мысленный образ локального изменения в теле (ноцицепция), с одной стороны, и неприятной эмоции, с другой стороны. Для Лекнеса и Бастьяна такое состояние, как «асимболия боли», доказывает, что боль не обязательно неприятна. Однако я утверждаю, что люди, страдающие таким заболеванием, испытывают боль не полностью, а только одной из ее частей. В любом случае асимболия боли — это скорее заболевание, чем обычное переживание боли. Сноска 12

Страдания не всегда бывают крайними. Иногда это терпимый, короткий, несущественный опыт. Тем не менее, важно включить в наше определение возможность того, что страдание может повлиять на нас в экзистенциальном измерении, что означает, что оно может повлиять на важные вопросы, касающиеся личной жизни человека, на вопросы, которые влияют на наше существование в мире, такие как желание продолжать жить, решать, иметь ли детей или нет, или даже как жить — выбор, который следует рассматривать в контексте нашей привязанности к миру.Эта возможность действительно характеризует страдание и помогает нам понять его (возможную) значимость в жизни. Более того, включение экзистенциального измерения страдания подчеркивает способность человека справляться со своими неприятными обстоятельствами / переживаниями, а также решающее влияние его отношения и выбора на весь опыт страдания.

Создание культуры добросовестности в классе

Поскольку мы стремимся подготовить молодых людей, обладающих навыками для карьерного успеха, Уоррен Баффет напоминает нам, что делает хороших сотрудников:

При поиске людей для найма обращайте внимание на три качества: порядочность, интеллект и энергию.И если у них не будет первого, два других убьют вас.

Мы живем в эпоху, когда «цель оправдывает средства» стало мантрой слишком многих взрослых, которые являются образцом для подражания для детей. Нигде обстоятельства и последствия не были более обескураживающими, чем недавний скандал с мошенничеством в школе Атланты. По общему признанию, основные проблемы, которые приводят к нечестности, часто бывают сложными и многомерными. Люди оправдывают свои действия кажущимися вескими причинами. Но, как предполагает Баффет, отсутствие честности обходится дорого.

Как дети учатся быть честными, уважать общественные нормы и действовать в соответствии с ценностями, убеждениями и моральными принципами, которых они, по их утверждениям, придерживаются? Как учителя внедряют и укрепляют этический кодекс в своих классах, когда данные свидетельствуют о том, что тестирование с высокими ставками способствует культуре нечестности? Это сложные вопросы.

Основа социальной гармонии и действия

Дети не рождаются добросовестными или непорочными, такими как честность, честь, уважение, подлинность, социальная ответственность и смелость отстаивать то, что они считают правильным.Это происходит в процессе культурной социализации — влияния всех сфер жизни ребенка. В школьной среде учащиеся усваивают эти ценности и модели поведения от взрослых образцов для подражания и сверстников, в частности, благодаря пониманию принципов академической честности. Когда учащиеся учатся добросовестности в классе, это помогает им применять аналогичные принципы к другим аспектам своей жизни.

Большинство преподавателей K-12 признают, что ученики, которых они преподают сегодня, станут лидерами завтрашнего дня.Академическая программа постоянно обновляется, чтобы соответствовать растущим требованиям меняющегося общества знаний. Однако мы уделяем гораздо меньше внимания привычкам, которые формируют этических лидеров — привычкам, которые развиваются в детстве и юности. Недавнее исследование показало, что 40 процентов преподавателей в США игнорировали случаи жульничества на своих курсах, что свидетельствует о том, что учителя не хотят раскачивать лодку или иметь дело с рассерженными родителями. Исследование, проведенное Службой образовательного тестирования, указывает на тревожные проблемы, связанные с развитием добропорядочности учащихся K-12, в том числе:

  • В прошлые десятилетия больше склонялся к обману слабый студент.Сегодня все больше студентов с доходом выше среднего обманывают, чтобы заставить их поступить в конкурентоспособные колледжи.
  • Учащиеся, которые обманывают, чувствуют себя оправданными в своем поведении и несправедливо ущемленными, если они честно подходят к учебе.
  • Мошенничество начинается в начальной школе, где дети учатся нарушать правила, чтобы побеждать в соревнованиях с одноклассниками. Маленькие дети считают, что обман — это плохо, но при определенных обстоятельствах он может быть приемлемым.
  • Учащиеся средних школ чувствуют повышенное давление, заставляя их вести себя нечестно, потому что в них больше внимания уделяется оценкам.
  • Пик мошенничества в средней школе достигается, когда 75 процентов учащихся признаются в каких-либо нарушениях академической дисциплины.

Честность — это часть Compass Advantage (модель, разработанная для вовлечения семей, школ и сообществ в принципы позитивного развития молодежи), потому что честность является основой социальной гармонии и действий. Несмотря на общественные силы, которые испытывают честность, дети заслуживают мира, в котором ценится истина, честность и справедливость. Связанная исследованиями с самосознанием, коммуникабельностью и пятью другими способностями на компасе, честность является одним из 8 путей к успеху каждого ученика.

Изображение предоставлено: Мэрилин Прайс-Митчелл, доктор философии

5 способов повысить добропорядочность учащихся

1. Привнесите целостность в школьную культуру.

Учителя делают добросовестность нормой в своих классах по нескольким важным направлениям. В них четко сформулированы ожидания относительно академической честности и последствий обмана. Но они выходят за рамки проблемы обмана, чтобы создать культуру, которая вознаграждает за успех не только оценки. Если у учащихся есть только оценки, чтобы измерить себя, то мошенничество часто является оправданной стратегией для победы над системой.Если учеников также вознаграждают за их смелость, трудолюбие, решительность и уважение к одноклассникам, они видят и понимают, что процесс , изучающий , стоит на первом месте. Такая культура способствует целостности.

2. Развивайте словарный запас морали.

По данным Международного центра академической честности (ICAI), пять основных ценностей академической честности:

  • Ответственность
  • Респект
  • Справедливость
  • Надежность
  • Честность

Включите преподавание этих пяти ценностей в учебную программу и помогите учащимся использовать словарный запас для обсуждения различных исторических тем и текущих событий.В то время как нечестность и неуважение процветают в гражданском обществе, попросите учащихся найти примеры того, как люди отстаивали свои убеждения и ценности таким образом, чтобы это имело значение для них самих или для всего мира.

3. Реагируйте соответствующим образом, когда происходит обман.

Хотя учителя не могут контролировать поведение учеников, они могут согласованно реагировать на соблюдение правил школы и класса. В классной культуре, которая ставит обучение на первое место, нечестное поведение является моментом, которому можно научить.Чтобы помочь усвоить обучение, убедитесь, что учащиеся размышляют и извлекают смысл из своего поведения. Слушайте и проявляйте уважение к их мнению, а затем еще раз заявите, что нечестность недопустима в вашем классе.

4. Используйте цитаты, чтобы зажечь предметный разговор.

Известные цитаты могут быть использованы в качестве начала разговора, побуждая учащихся задуматься над темами, связанными с порядочностью, нравственным развитием и другими взглядами, которые помогают им развить положительные рабочие привычки и уважительные отношения.Учитель начальной школы Стив Рейфман использует «цитату дня» как позитивную утреннюю зарядку в своих классах третьего и четвертого классов. В своей книге «Изменение жизни детей по одной цитате за раз » Рейфман дает учителям полезные советы и подсказки, чтобы вовлечь учеников в размышляющие беседы.

Quotes можно использовать со студентами практически любого возраста. Для старших школьников они часто используются в качестве стартовых инструментов для проектов по написанию журналов или сочинений. Просмотрите превосходную коллекцию цитат, связанных с пятью ценностями академической честности (PDF), написанную студентами Американского университета в Дубае.Также просмотрите известные цитаты по тем же пяти ценностям, составленные ICAI.

5. Помогите студентам поверить в себя.

Студенты, отстаивающие принципы, в которые они верят, обладают высокой степенью самоэффективности. В моем исследовании студентов, которые развили порядочность и желание стать гражданскими участниками, молодые люди сообщили, что их учителя помогли им поверить в себя через свои:

  • Страсть к обучению и отдача новому поколению
  • Моделирование четкого набора ценностей и действия, поддерживающие эти ценности
  • Стремление свободно отдавать свое время и таланты
  • Самоотверженность и принятие людей, отличных от самих себя
  • Способность преодолевать препятствия и показывать ученикам, что успех возможен

Когда молодые люди учатся верить в себя, нечестность и неуважение теряют смысл.Честная жизнь становится образом жизни.

Как вы развили в классе культуру добросовестности?

Четыре фазы старения: за пределами целостности Эриксона против отчаяния

Это этап, который она проходит

Моя мать обычно качала головой обо мне и замечала: «Это этап, через который она проходит». Полагаю, это было так. Позиция моей матери заключалась в том, что лекарство от каждой стадии — следующее; Думаю, это сработало для нас обоих. Но что бы она сказала, если бы знала, что мне почти 90 лет и я все еще прохожу через этапы? Что ж, это то, что она предсказывала, не так ли?

Многие из нас, пожилые люди, хотя мы ценим новаторскую работу психоаналитика Эрика Эриксона по определению стадий развития, нуждаются в помощи, выходящей за рамки «целостности против отчаяния», потому что 50 уже не стар и концепция старения изменилась.Пожилым людям и их более молодым членам семьи семейный путь может оказаться легче, если у них есть некоторые рекомендации относительно стадий развития и старости.

Здесь мы рассмотрим четыре стадии, определенные Джином Коэном, учеником Эриксона, в его книге 2006 года Зрелый разум: положительная сила стареющего мозга . Хотя есть много полезных описаний старения, я выбрал Коэна, потому что его этапы легко понять и легко научить. Текущие исследования продолжают поддерживать его теории, и легко добавить новые исследования, особенно о мозге.Кроме того, я достаточно взрослый, чтобы пройти все четыре стадии, и они соответствуют моему опыту и моим наблюдениям за старением у других.

Старость

Старость Эриксона, возраст мудрости, началась в 50 лет. В своей книге 1950 года « Детство и общество » Эриксон назвал восьмую стадию развития, старость, кризисом целостности против отчаяния, стадией обобщения чувственных модусов. с основной силой мудрости.

Когда мне исполнилось 50, я не испытал даже маленьких пятен мудрости.Хотя я по-прежнему благодарен Эриксону за новаторскую работу, мне нужно было больше.

Мой старый словарь говорит что-то о старении как о постепенном изменении организма, повышающем риск смерти.

Действительно! «Риск» смерти? Я думал, что смерть дана. Часть нашего естественного жизненного процесса.

В настоящее время мы придерживаемся гериатрической позиции, согласно которой старение — это не дни рождения, а процесс развития и поддержания, и что успешное старение связано со всеми аспектами благополучия и высоким уровнем удовлетворенности жизнью.

Джин Коэн принял вызов, брошенный Эриксоном своим ученикам, продолжить работу по проблемам старения. Его книга Зрелый разум — результат этого. Коэн начинает с развенчания преобладающего упрямого мифа о том, что старение — это негатив, болезнь, застой, распад, и в нем преобладает неизбежный упадок тела и ума. Он призывает нас ожидать положительного роста с возрастом и принимать научные данные о том, что стареющий мозг может формировать новые воспоминания и выращивать новые клетки мозга. Он говорит,

Мы также узнали, что мозг старшего возраста может обрабатывать информацию совершенно иначе, чем мозг молодого возраста.Пожилые люди могут использовать обе стороны своего мозга для задач, которые молодые люди выполняют только одной стороной. Большая часть научных работ также подтвердила старую пословицу «используй или потеряй».

Развивающий интеллект

Частное и внутренний толчок

Коэн утверждает, что все мы наделены внутренним толчком, который побуждает нас продолжать наше развитие в любом возрасте. Он отмечает, что на протяжении всей жизни люди всегда находятся на определенном уровне развития своего интеллекта.Этот уровень и есть их коэффициент интеллекта развития. Это

… степень, в которой человек проявил свои уникальные неврологические, эмоциональные, интеллектуальные и психологические способности. … Более конкретно, интеллект развития отражает созревающую синергию познания, эмоционального интеллекта, суждения, социальных навыков, жизненного опыта и сознания.

Коэн считает развитие интеллекта величайшим преимуществом стареющего мозга / разума.Назовите это мудростью. Хотя процесс старения связан с некоторой потерей памяти и замедленным мышлением, Коэн напоминает нам, что многие ухудшения умственных способностей вызваны не днями рождения, а болезнями, психическими заболеваниями, депрессией, стрессом, нездоровым образом жизни и травмами.

Не по дням рождения? Когда я недавно потерял почти год крепкого здоровья, мне неоднократно говорили, что я должен этого ожидать, потому что мне было за 70. Когда я потерял большую часть четвертого класса из-за недиагностированной болезни, никто не сказал мне ожидать этого, потому что мне было 9 лет! Остерегайтесь называть провалы в памяти «старшими моментами».»Они могут быть не о днях рождения.

Четыре стадии зрелости Коэна

Фазы (стадии) Коэна более подвижны, чем у Эриксона; он отмечает, что люди могут воспринимать их в порядке, отличном от представленного здесь, или они могут перекрываться.

Этап I — Переоценка среднего возраста (от 30 до 60 лет)

Фаза I — это скорее период поисков, чем кризис. Это включает поиск истины и смысла.

  • Где я был?
  • Где я сейчас?
  • Куда я иду?

Люди в этой фазе обычно сталкиваются со своей смертностью.Хотя у некоторых это вызывает беспокойство, внутренний толчок обычно приводит к новому захватывающему взгляду на то, что мы хотим делать со своей жизнью. Это может означать что-то другое или что-то совершенно новое. Люди среднего возраста часто становятся менее импульсивными, более вдумчивыми в своей работе, более открытыми для жизненных сложностей и более осведомленными о своих интуитивных чувствах. Тем временем мозг способствует внутреннему толчку, расширяя мозолистое тело. Эта увеличивающаяся интеграция обеих сторон мозга обеспечивает больший баланс между аналитическим и интуитивным, что приводит к большей производительности и более сильному самоощущению.Прекрасное время, чтобы начать новый проект или направление.

В свой 50-летний юбилей я решил написать свою первую книгу. Я всегда считал себя начинающим медленно, но, по словам Коэна, я был как раз вовремя.

Фаза II — Освобождение (в возрасте от 50-х до 70-х годов)

Phase II — время экспериментов и инноваций. В загруженном мозге новые нейроны растут в гиппокампе, где дендриты достигают максимальной плотности с начала 50-х до конца 70-х годов. Внутренний толчок направлен к освобождению, а не к согласию, к инновациям и готовности идти на риск.Для многих выход на пенсию означает время заняться тем, чем они всегда хотели заниматься. Возникает вопрос: если не сейчас, то когда? Почему нет? Что они могут со мной сделать?

Для меня это было восхитительное время в карьере изобретать новые способы преподавать и думать о теориях.

Этап III — Подведение итогов (возраст от 60 до 80 лет)

Этап III — время обзора и решения, знаменует желание отдать. Обзор жизни с осознанием ее смысла. Пора складывать фотографии в альбомы, писать мемуары.Возможно, разнообразию автобиографической деятельности способствует способность одновременно использовать левое и правое полушария мозга. Левая сторона в основном используется молодыми людьми. Коэн предполагает, что мозг «наслаждается» подведением итогов.

Когда мне было за 70, мой муж Дик понял, что его внуки никак не могут узнать историю своего деда-иммигранта. Дик начал с нескольких страниц, а через несколько лет у него было 3 дюйма фактов, историй и изображений.

Исследование

Коэна показывает, что 80% тех, кто находится на этапе подведения итогов, занимаются какой-то волонтерской работой. Общие вопросы: в чем смысл моей жизни? Как мне отдать, сделать мир лучше? Могу ли я разрешить неразрешенные конфликты?

Фаза IV — Заключительная фаза, Encore (выдерживает конец 70-х до конца жизни)

Замечания Коэна,

Эта потребность оставаться жизненно важной может привести к новым проявлениям творчества и социальной активности, которые сделают этот период полным сюрпризов.

Опираясь на свои обширные исследования и исследования других, а также на интервью и опыт работы с людьми в Фазе IV, Коэн видит, что Внутренний толчок способствует размышлениям и празднованию. Он отмечает, что эта фаза продолжает аспекты трех предыдущих фаз: повторное рассмотрение, освобождение и подведение итогов. Следовательно, название «бис» используется во французском значении «продолжать». Хотя некоторые качества интеллектуального функционирования снижаются, постоянно создаются новые дендриты, синапсы и нейроны, особенно при адекватной физической и умственной стимуляции.Мало того, что обучение всегда возможно, но и глубина опыта придает дополнительное измерение мудрости качеству мышления. Коэн цитирует исследование, показывающее, что самые старые люди могут хорошо справляться, имеют высокий уровень удовлетворенности и психологической устойчивости. Положительные эмоции и моральное состояние поддерживаются дальнейшими изменениями в миндалине. Коэн заявляет:

Несколько других исследований подтвердили эти выводы — даже среди нездоровых взрослых. Итог: с возрастом люди лучше адаптируются к своим условиям.

Независимо от состояния здоровья пожилые люди, как правило, лучше подготовлены — с точки зрения удовлетворенности жизнью и способности справляться с трудностями — к превратностям старения.

Для меня эта книга — да! Это так освобождает. Да, меняется личное восприятие и образ мышления. Они становятся шире и глубже. Да, эти старые социальные мифы о старении заставляют нас бояться старости. Да, нам нужно выйти за их рамки и ожидать положительного роста.

Приглашение

Если вы считаете, что четырехэтапная концепция Коэна может быть полезна в классе или при обучении отдельного человека или семьи, у меня есть две идеи.Во-первых, я нахожу обозначения фаз Коэна громоздкими, поэтому я называю их «Квест», «Изюминка», «Смысл» и «Смягчение». Во-вторых, если раздаточный материал «Четыре этапа развития взрослых» кажется полезным, не стесняйтесь его использовать. Я создаю короткие задания, в зависимости от интересов группы или отдельного человека, чтобы помочь людям изучить свои мысли и убеждения о каждом этапе.

Пусть все мы, пожилые, будем вдумчивыми, путешествуя по нашим этапам и создавая свое собственное успешное старение.

Концепция четырех ценностей: справедливость, уважение, забота и честность

GCC основан на моральных ценностях, но авторы кодекса могли бы выбрать формулировку кодекса и направить действия другими способами, включая следующие:
  • Стандарты это технический термин, используемый для достижения желаемого действия.Стандарты точны и содержат точные спецификации, которые во многих случаях можно измерить, например, в максимальных выбросах, разрешенных для автомобилей. Стандарты также можно использовать в этике. Например, хорошо известным добровольным стандартом, регулирующим этические действия, является ISO 26000 (дата ISO не указана), разработанный Международной организацией по стандартизации. ISO 26000 оценивает социальную ответственность компаний. Его руководство включает запреты на взяточничество и требование нести ответственность за любой причиненный экологический ущерб.

  • Принципы — это правила поведения для конкретных действий. Когда вы знаете принцип, вы знаете, что делать. Например, номер in dubio pro reo спас многих невиновных людей от тюремного заключения, поскольку дает суду очень конкретные советы. В буквальном переводе это означает «сомневаешься, то обвиняемому» (человек остается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана). Этот принцип восходит к аристотелевскому и римскому праву.

  • Добродетели — это полезные черты характера, которые необходимы человеку для процветания (Foot 1978: 2f).Их можно наблюдать как у реальных людей, так и у вымышленных персонажей. Например, полуимифический Робин Гуд в Англии считается смелым и доброжелательным. Он ведет битву Давида и Голиафа против шерифа Ноттингема (храбрость), чтобы у бедных была еда (милосердие). Подобно ценностям, для существования добродетелей должен существовать агент (человек), который действует добродетельно; добродетели сосредоточены на моральном действии, а не на стандарте или принципе, лежащем в основе решения.

  • Ideals стремятся к совершенству и очень амбициозны.Некоторые люди скажут «в идеальном мире», чтобы обозначить, что с самого начала что-то нереально. Древнегреческий философ Аристотель утверждал, что мы должны стремиться к совершенству характера и что идеалы могут быть путеводной звездой в построении характера. «Хороший характер — это идеал вне себя, к которому все стремятся» (Mitchell 2015).

Так почему же в качестве основы для GCC были выбраны ценности, а не стандарты, принципы, добродетели или идеалы?

Идеалы — это наиболее вдохновляющие из имеющихся концепций для руководства этическими действиями.Однако вряд ли кто-то сможет соответствовать всем их идеалам. Если сформулировать этический кодекс вокруг идеалов, те, кто должен руководствоваться этим кодексом, могут предположить, что не достигать идеалов во всех случаях было бы приемлемо. Это не тот случай. 23 статьи GCC (глава 2) не являются обнадеживающими. Они обязательны.

Добродетели обнаруживаются как исторически, так и в международном масштабе во многих важных научных и мудрых документах. Известно, что Аристотель (384–322 до н.э.) связывал человеческое «счастье и благополучие» с «ведением этической жизни», руководствуясь главными ценностями отваги, справедливости, скромности и мудрости (Aristotle 2004).Согласно конфуцианству, наиболее важными традиционными добродетелями считаются доброжелательность, праведность, порядочность, мудрость, надежность, сыновняя почтительность, верность и взаимность (Wang et al., 2018). Добродетели — хороший способ стимулировать этические действия, в частности глобальные этические действия, но у команды TRUST были веские причины не использовать добродетели в качестве основы GCC.

Добродетели можно рассматривать как воплощенные этические ценности, потому что они проявляются в людях. Можно многому научиться, наблюдая за реальными людьми (такими как Мать Тереза ​​или Нельсон Мандела) и следуя их примеру.Это делает добродетельные подходы очень полезными в лидерстве и наставничестве (Resnik 2012). Но не каждый исследователь имеет доступ к наставникам и обучению на собственном примере. Кроме того, считается, что исследователи, начинающие свою карьеру, больше выигрывают от подходов, основанных на правилах (Resnik 2012). Следовательно, хотя добродетели рассматривались как возможность для создания GCC, они были исключены из-за их сильной зависимости от наличия образцов для подражания.

Принципы имеют давнюю традицию в практических моральных рамках, особенно принциплизм, моральные основы, относящиеся к биоэтике, разработанные Бошамом и Чилдрессом (2013).Как утверждается в главе 4, мы считаем, что четыре принципа Бошана и Чилдресса — автономия, непричинение вреда (не причиняйте вреда), милосердие и справедливость — следует вместо этого называть ценностями. Принципы в нашем понимании более конкретны, чем ценности. Принципы могут дать почти немедленные и очень простые ответы на этические вопросы.

Известный принцип политической философии — принцип различия Ролза. Принцип утверждает, что отклонение от эгалитарного распределения социальных благ (например,грамм. доход, богатство, власть) допускается только тогда, когда это неэгалитарное распределение благоприятствует наименее обеспеченным слоям общества (Rawls 1999: 65–70). Другими словами, если особенно талантливый создатель богатства увеличивает общий пирог благосостояния, так что наименее обеспеченные слои общества становятся лучше, он может получить большую долю пирога, чем другие. Знание этого принципа дает ответы на вопросы социальной философии, которых не может дать ценность честности или справедливости. Rawls применил значение справедливости, чтобы вывести более конкретный принцип различия.Поэтому принципы являются слишком конкретными и предписывающими, чтобы лечь в основу GCC. Они не оставят достаточно места для местных соглашений между партнерами из стран с высоким и низким доходом, как это предусмотрено различными статьями GCC, такими как статья 1: «Местная актуальность исследования… должна определяться в сотрудничестве с местными партнерами».

Стандарты даже более конкретны, чем принципы, и имеют еще более сильную функцию направления действий. Они предписывают очень конкретные действия в данных условиях.Сформулировать стандарты этического взаимодействия между партнерами из разных стран, безусловно, было бы слишком предписывающим. От стандарта нельзя отклоняться (например, от ограничения выбросов транспортных средств). Например, если бы статья 10 4 была стандартом, исключение из двойной этической проверки было бы невозможно. Но при определенных обстоятельствах может быть веская причина для разрешения такого исключения. Например, если одобрение этических норм было получено в среде с высоким доходом, а одобрение сообщества получено в принимающей среде, где не работает комитет по этике, то продолжение может быть совершенно этичным.

Сообщество сан в Южной Африке, например, не имеет возможности предоставлять одобрение комитета по этике, но Южноафриканский совет сан может предоставить одобрение сообщества для исследовательских проектов в сообществе (глава 7). Стандарт двойной этической экспертизы запрещал бы любые исследования в общине сан до тех пор, пока не будет создан комитет по этике, что может даже подорвать самоопределенные структуры управления исследованиями народа сан.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.