Любовь что такое: Что есть любовь?..

Содержание

Что есть любовь?..

Почему о любви так много говорят и пишут? Может быть потому, что понятие это очень многогранное. Это одна из фундаментальных тем в мировой культуре и искусстве, а сложность и диалектическая многоплановость этого понятия породила значительное количество трактовок чувства любви в различных языках и культурах.

Рассуждения о любви и ее анализ как явления восходят к древнейшим философским системам и литературным памятникам, известным личностям. Мы же в преддверии праздника всех влюбленных – Дня Святого Валентина – не только узнали у студентов Политеха, какой же смысл они вкладывают в это понятие, но и попытались найти научную основу этого феномена.

Александра Шалакитская, ИКНТ, 2-й курс:

— Любовь в моем понимании – это что-то осознанное, над чем надо постоянно работать. Чувство влюбленности похоже на счастье: оно приходит, окрыляет  – и ты пребываешь в состоянии какой-то эйфории. А любовь – осознанный выбор, над любовью надо трудиться, причем вдвоем. Ты видишь недостатки человека, видят твои недостатки – неизвестно, что хуже (Смеется.). Любовь – когда вы вдвоем готовы это переживать и совершенствовать себя, чтобы избавиться от этих недостатков, или просто смириться с ними.

А еще я хочу сказать о другой любви, которую в контексте Дня Святого Валентина не всегда имеют в виду, – о любви к родным и близким. Недавно у меня родилась племянница – это такое счастье! Прямо наслаждение с ней нянчиться, я очень ее люблю! То есть любовь  можно охарактеризовать как особое чувство к другому человеку. И когда мы испытываем это особое чувство, мы счастливы, и мы желаем в этот миг другому человеку всего самого хорошего и сами тоже наполняемся любовью.

Анастасия Федорова, Студотряд «Созвездие»:

— Я не верю в любовь.  Считаю, что любовь – это какая-то болезненная зависимость. Вот как развиваются отношения? Люди общаются, в определенный момент появляется симпатия, затем – влюбленность, а уже через пару лет это становится обыденностью.

По моему мнению, сначала любовь между мужчиной и женщиной – это привязанность, а потом – рутина. Хотя, может быть, это последствия моего личного, к сожалению, печального опыта…

Анатолий Власевский, ИММиТ, 2-й курс

— Трудно сформулировать. Наверное, любовь – это когда ты живешь для другого человека, живешь его жизнью и дорожишь каждой минутой с ним, тебе с ним хорошо всегда, даже когда его поступки и он сам неидеален. Я пока не любил – была привязанность, были просто приятные моменты, но не любил. А когда полюблю по-настоящему, тогда и женюсь.

Шан де Сильва, ИЭиТС, 4-й курс

— Любовь – это особое чувство, которое я бережно храню в душе. Я уже нашел свою девушку, и любовь к ней наполнила мою жизнь особым смыслом. Мне очень нравится эта традиция, этот праздник – День влюбленных! Все дарят подарки своим близким и говорят им добрые слова. Я родом из Шри-Ланки, и у нас в этот день принято дарить девушкам золотые украшения, которые потом передаются по наследству.

М.Н. Карпенко, кандидат биологических наук, доцент кафедры «Биофизика» ИФНиТ:

— Для меня стало неожиданностью, что тема любви как биохимического процесса столь популярна. Берутся анализы, измеряются пульс и давление, поведение людей анализируется и сравнивается – и все это делается для того, чтобы объяснить эмоции и ощущения влюбленных с научной точки зрения. Сколько постов в Сети, восторженных рассуждений романтиков и скептических высказываний! Однако нельзя поспорить с тем, что любовь – это физиологическое явление.  Формально, в основе всех физиологических процессов лежат биохимические реакции, но возможно ли с помощью химических соединений вызвать весь комплекс социально-психологических и индивидуально-личностных изменений, наблюдаемых у влюбленных?  Однозначно – нет! Почему?  Все очень просто: человек не является жестко детерминированной системой – ни наследственность, ни влияние окружающей среды не предопределяют развитие личности.

Искусственно можно вызвать лишь повышение частоты сердечных сокращений, стимулировать потоотделение, лишить человека сна, заставить сосредоточится на одном объекте, то есть смоделировать признаки влюбленности. Кроме этого, когда мы кого-то всерьез любим, даже хорошее знание молекулярных процессов, лежащих в основе чувства влюбленности и любви, не позволяет контролировать свои эмоции – иначе бы физиологи и нейрохимики не размножались.

Материал подготовлен Медиа-центром СПбПУ

Что такое любовь есть? Настоящая любовь это когда мы дарим себя. Это любовь!

Любовь — что это такое? Любое ли чувство к человеку противоположного пола является любовью?

Тоска по человеку, сексуальное влечение, светлые мечты, желание человеку добра — всё ли это любовь? А может, любовь — это что-то большее чем чувство? Как узнать, что это любовь?

Попробуем разобраться в том, что такое любовь.

Необходимо каждому: Дистанционный курс «Основные принципы строительства семьи».

Любовь это забвение себя
Борис Корчевников, тележурналист
Любовь это место, в котором тебя самого нет вообще, нет ни капельки, а есть – только тот, кого любишь. Когда любишь женщину, этой любовью начинает просвечивать весь мир вокруг. Ведь это не оттого, что женщина собой всё заполонила, хотя такое бывает, но это другое, не любовь…
Читать дальше
Зависимость – подмена любви
Психолог Наталья Домкина
Если эти отношения часто причиняют нам боль, у нас появляется представление, что любовь это мучение, едва ли не болезнь. Действительно, возможно, ваши отношения больны. Только, скорее всего, правильное название их не «любовь», а «зависимость».
Читать дальше
Что такое любовь?
Морган Скотт Пек
Среди всех заблуждений относительно любви самым действенным и распространенным оказывается представление, что влюбленность — это тоже любовь или, по меньшей мере, одно из ее проявлений. Действенным это заблуждение является потому, что влюбленность субъективно переживается так же ярко, как и любовь. Когда человек влюблен, его чувство, конечно же, выражается словами «Я ее (его) люблю». Однако сразу же возникают две проблемы.
Читать дальше
Любовь не причиняет страданий
Юлия Анисько, студентка
Любовь не причиняет страданий, она делает людей счастливыми и благодарными друг другу за терпение и уважение в столь самоотверженном подвиге, который они рука об руку по жизни этой несут вместе. Любовь это когда ты живёшь для другого человека, живешь его жизнью, ты дорожишь каждой минутой с ним, тебе с ним хорошо всегда, даже когда он что-то не по-твоему делает.
Читать дальше
Любовь – это сопереживание
Протоиерей Игорь Гагарин
Что такое любовь? Для себя самый верный признак любви я нашёл у апостола Павла: «радуйтесь и радующимися и плачьте с плачущими». Когда радость человека подлинно становится моей радостью, когда всё, что его радует, радует меня, а его боль становится моей болью, здесь есть любовь. На более низком уровне я сказал бы – это сопереживание.
Читать дальше
Любовь – это когда ты любишь человека с его недостатками
Художник Ольга Мотовилова-Комова
Любовь это, наверное, когда ты любишь и недостатки другого человека. Если человек тебе кажется красивым, умным, талантливым – это не обязательно любовь. Другое дело, если ты знаешь и любишь те недостатки, которые у него есть.
Читать дальше
Нет человека, который не обладал бы талантом любви
Психолог Ирина Рахимова
Нам, людям, конечно, дан очень большой аванс. Нет человека, который бы не обладал даром любви. И жизнь каждому человеку как раз дана, чтобы он этот талант развивал и приумножал. Это действительно талант. Можно его закопать из страха быть непонятым, наказанным, а можно его культивировать, обрабатывать и приумножать.
Читать дальше
«Я не хочу печалить вас ничем» – тоже признак духовной любви
Протоиерей Сергий Николаев
Что такое любовь? Любовь это состояние души, и присуще только человеку, как образу Божьему. Раньше говорили не «я его люблю», а «я его жалею». Слово «любовь» слышалось в храме, а не дома. Значит ли это, что не было любви? Нет. Само слово «жалею» означает, что что-то жалит человека, уязвляет, т.е. я нахожусь по отношению в состоянии боли за этого человека. Вот она какая, настоящая любовь.
Читать дальше
«Стерпится – слюбится» – это самое зерно любви
Писатель Максим Яковлев
Законом является то, что если вы самое главное решили – что он твой муж, а ты его жена, – то как бы тебя что-то ни огорчало в нем, а ему в тебе, но если вы самое главное решили, то всё будет, любовь будет. Любовь обнимет вас и будет сопровождать вас всю жизнь. А когда дети пойдут, то это состояние ещё больше умножится.
Читать дальше
Настоящая любовь делает человека лучше
Юлия Белова, артистка цирка
Мы знаем, что такое любовь. Этому чувству удалось раскрыть в нас самое прекрасное, что Бог в нас заложил. Переживая настоящую любовь, ты узнаешь в себе новое, чего раньше не знал. Во всяком случае, настоящая любовь никогда не может сделать человека хуже, чем он был.
Читать дальше
То, что не вечно, не имеет права называться любовью
Священник Илия Шугаев
Проблема любви заключается не в проблеме выбора субъекта любви, а в способности любить. Действительно, если хочешь иметь хорошую жену, то выбирать можно долго и тщательно, и всё равно идеальную не найти. А если ты хочешь стать мужем, стать-то им ты можешь при любой жене. Какая бы жена ни попалась, ты сам будь хорошим мужем – вот и всё! Настоящая любовь– это состояние двух людей («два в плоть едину»), а влюбленность – это просто чувство.
Читать дальше

Что такое любовь? Отличия истинной любви от влюбленности, зависимости и романтической любви

Выдержки из книги известного американского психолога рассматривают некоторые принципиально важные свойства любви и некоторые вещи, ошибочно принимаемые за любовь или ее проявления.

 

ВЛЮБЛЕННОСТЬ

Среди всех заблуждений относительно любви самым действенным и распространенным оказывается представление, что влюбленность — это тоже любовь или, по меньшей мере, одно из ее проявлений. Действенным это заблуждение является потому, что влюбленность субъективно переживается так же ярко, как и любовь. Когда человек влюблен, его чувство, конечно же, выражается словами «Я ее (его) люблю». Однако сразу же возникают две проблемы.

Во-первых, влюбленность — это специфическое, сексуально ориентированное, эротическое переживание. Мы не влюбляемся в своих детей, хотя можем очень сильно любить их. Мы не влюбляемся в друзей одного с нами пола — если только мы не гомосексуально ориентированы, — хотя можем преданно заботиться о них. Мы влюбляемся только тогда, когда это сексуально мотивировано, — не имеет значения, осознается это или нет.

Во-вторых, переживание влюбленности всегда непродолжительно. В кого бы мы ни влюбились, раньше или позже это состояние проходит, если отношения продолжаются. Я не хочу сказать, что мы неминуемо перестаем любить человека, в которого влюбились. Но экстатичное, бурное чувство, собственно влюбленность, проходит всегда. Медовый месяц всегда быстротечен. Цветы романтики неминуемо увядают.

Для того чтобы понять природу феномена влюбленности и его неизбежного конца, необходимо исследовать природу того, что психиатры называют границами эго. Из косвенных наблюдений можно сделать вывод, что в первые месяцы жизни новорожденный не делает различия между собой и остальным миром. Когда он двигает руками и ногами, то двигается весь мир. Когда он голоден, то и весь мир голоден. Когда он видит, что его мать передвигается, то это то же самое, что и он передвигается. Когда мама поет, дитя не знает, что поет не оно. Оно не отличает себя от кроватки, комнаты, родителей. Одушевленные и неодушевленные предметы — все одно и то же. Нет различия между «я» и «ты». Нет различия между мной и миром. Нет границ, нет перегородок. Нет личности.

Но приходит опыт, и ребенок начинает ощущать себя как некую сущность, отдельную от остального мира. Когда он голоден, мать не всегда появляется, чтобы покормить его. Когда ему хочется поиграть, матери не обязательно хочется того же. У ребенка появляется полученное посредством опыта знание, что его желания не управляют мамой. Он убеждается, что его воля и мамино поведение раздельны. Начинается развитие чувства «себя». Взаимодействие между ребенком и матерью считается той почвой, из которой начинается рост его ощущения себя личностью. Давно замечено, что если взаимоотношения между ребенком и матерью сильно искажены — например, когда нет матери и нет надлежащей ей замены или когда из-за собственной психической болезни она совершенно не заботится и не интересуется им, — то этот ребенок вырастает с глубоко искаженным чувством личности.

Когда ребенок узнает, что его воля — это воля его, а не всей вселенной, он начинает замечать и другие различия между собой и внешним миром. Когда он хочет двигаться, то двигаются его руки, ноги, — но не кроватка, не потолок. И ребенок постигает, что его рука и его воля связаны между собой, и, значит, его рука — это его рука, а не что-то другое или кто-то другой. Именно таким способом в течение первого года жизни мы узнаем самое главное: кто мы есть и кто мы не есть, что мы есть и что мы не есть. И к концу этого первого года мы уже знаем: это моя рука, моя нога, моя голова, мой язык, мои глаза и даже моя точка зрения, мой голос, мои мысли, моя боль в животике и мои чувства. Мы уже знаем свои размеры и физические границы. Эти границы и есть наши пределы; знание их, утвердившееся в нашем рассудке, составляет сущность границ эго.

Развитие границ эго происходит на протяжении всего детства, отрочества и даже в зрелом возрасте, хотя чем позже устанавливаются границы, тем более психический (а не физический) характер они носят. Например, в возрасте от двух до трех лет ребенок обычно выясняет пределы своей власти. Хотя к этому времени он уже усвоил, что его желание не обязательно управляет матерью, он все равно не забывает, что оно может ею управлять, и чувствует, что оно должно ею управлять. Благодаря этой надежде и этому чувству, двухлетний ребенок часто ведет себя как тиран и автократ, пытаясь командовать родителями, братьями и сестрами, домашними животными, словно это челядь в его личных владениях, и разражаясь царским гневом, когда они не повинуются диктату. Об этом возрасте родители говорят: «Этот ужасный третий год…»

К трем годам ребенок обычно добреет, с ним уже легче договориться; это результат восприятия реальности — своей личной относительной немощи. И все же возможность всемогущества остается такой сладостной мечтой, что полностью отречься от нее нет сил даже после нескольких лет болезненного опыта собственного бессилия. И хотя к трем годам дитя уже приняло реальность границ своей власти, оно еще несколько лет будет убегать при случае в мир фантазии, где всемогущество (в особенности, его личное) по-прежнему существует. Это мир суперменов и капитанов Марвелов. Но постепенно даже супергерои уходят в отставку, и к середине отрочества молодой человек знает, что он — индивид, заключенный в границах своей плоти и в пределах своей власти, сравнительно непрочный и бессильный организм, существующий только благодаря кооперации группы подобных организмов — так называемого общества. Внутри этой группы между индивидами нет особых различий, но все же они изолированы друг от друга в силу личных особенностей и границ.

За этими границами одиноко и тоскливо. Некоторые люди — преимущественно те, кого психиатры называют шизоидами, — из-за тяжелых, травматизирующих переживаний детства воспринимают мир вокруг себя как безнадежно опасный, враждебный, обманчивый и неблагоприятный для развития. Такие люди ощущают свои границы как защиту и комфорт; они обретают чувство безопасности в собственном одиночестве. Но большинство из нас воспринимает одиночество болезненно и стремится выйти за стены своей личности, попасть в такие условия, где легче будет объединиться с окружающим миром.

Опыт влюбленности позволяет нам это — временно. Сущность феномена влюбленности заключается в том, что на некотором участке рушатся границы эго и мы можем слить свою личность с личностью другого человека. Внезапное освобождение себя от себя, взрыв, объединение с любящим существом и — вместе с этим коллапсом границ эго — драматическое прекращение одиночества. Все это большинством людей переживается как экстаз. Я и любимый (любимая) — одно! Одиночества больше нет!

В некоторых отношениях (но, безусловно, не во всех) влюбиться — это шаг назад, регрессия. Переживание единства с любимым человеком является отголоском того времени, когда, еще младенцем, мы были едины с матерью. В процессе слияния мы вновь переживаем чувство всемогущества, от которого нам пришлось отречься в период расставания с детством. Все кажется возможным! Объединяясь с возлюбленным (возлюбленной), мы чувствуем себя способными преодолеть любые препятствия. Мы верим, что могущество нашей любви заставит враждебные силы склониться, уступить, исчезнуть во мраке. Все проблемы будут решены. Будущее представляется исключительно светлым. Нереальность этих чувств — когда мы влюблены — точно той же природы, что и нереальность чувств двухлетнего монарха с неограниченной властью над семьей и всем миром.

И как реальность вторгается в царственные фантазии двухлетнего владыки, точно так же вторгается она и в призрачное единство влюбленной пары. Раньше или позже под натиском ежедневных проблем личность заявит о себе. Он желает секса, она — нет. Она хочет в кино, он его не любит. Он хочет положить деньги в банк, она предпочитает машину для мойки посуды. Она поговорила бы о своей работе, он — о своей. Ей не по душе его друзья, он не терпит ее знакомых. И каждый из них в глубине души начинает с болью постигать, что не он один принадлежит своему возлюбленному существу, что у этого существа есть и впредь будут свои желания, вкусы, предрассудки и привычки, отличные от его собственных. Одна за другой, постепенно или быстро, восстанавливаются границы эго; постепенно или быстро эти двое понимают, что разлюбили друг друга. И снова оказываются двумя отдельными индивидами. И тогда начинается либо уничтожение всех связующих нитей, либо длительный труд настоящей любви.

Употребляя слова «настоящая любовь», я подчеркиваю, что наше чувство любви, когда мы влюблены, является ошибочным, что субъективное ощущение любовного переживания — иллюзорно. Настоящую любовь мы обсудим глубоко и всесторонне несколько позже в этой же главе. Но когда я говорю, что после краха влюбленности может начаться настоящая любовь, я тем самым подчеркиваю также, что корни настоящей любви — не в состоянии влюбленности. Наоборот, настоящая любовь часто возникает как раз при таких обстоятельствах, когда влюбленности нет, когда мы действуем как любящее существо при всем том, что чувства любви не испытываем. Если принять как истинное то определение любви, с которого мы начали, то переживание влюбленности не может считаться настоящей любовью, и это можно подтвердить следующими рассуждениями.

Влюбленность не является результатом волевого акта, сознательного выбора. Независимо от того, насколько мы открыты этому переживанию и насколько жаждем его, оно вполне может миновать нас. И наоборот, мы можем оказаться в этом состоянии как раз в такой момент, когда вовсе не искали его, когда оно нежелательно и некстати. Влюбиться в человека, с которым у нас явно мало общего, столь же вероятно, как и в человека более близкого и соответствующего нашему характеру. Мы можем быть отнюдь не высокого мнения об объекте нашей страсти, а вместе с тем бывает, что не можем влюбиться в человека, которого глубоко уважаем и с которым близкие отношения были бы во всех смыслах предпочтительны. Это не означает, что состояние влюбленности не подвластно дисциплине. Психиатры, например, часто влюбляются в своих пациентов (как и те — в психиатров), но, сознавая свою роль и свой долг перед пациентом, они обычно не допускают разрушения границ и находят в себе силы отречься от пациента как романтического объекта. При этом боль и страдания, обусловленные дисциплиной, бывают страшными. Но дисциплина и воля могут только контролировать ситуацию; они не могут создать ее. Мы можем выбирать, как реагировать на состояние влюбленности, но выбирать само это состояние нам не дано.

Влюбленность — это не расширение наших границ и пределов; это лишь частичное и временное разрушение их. Расширение пределов личности невозможно без усилий — влюбленность усилий не требует. Ленивые и недисциплинированные влюбляются столь же часто, как и энергичные и целеустремленные. После того как минует бесценный миг влюбленности и границы личности восстановятся, эта личность, возможно, избавится от иллюзий, но никакого расширения границ не произойдет. Если же границы расширяются, то, как правило, навсегда. Настоящая любовь — это опыт непрестанного саморасширения. Влюбленность этим свойством не обладает.

У влюбленности мало общего с сознательным, целенаправленным духовным развитием. Если мы и осознаем какую-либо цель, когда влюбляемся, то это разве что стремление покончить со своим одиночеством и, возможно, надежда закрепить эту победу бракосочетанием. Конечно же, у нас и в мыслях нет никакого духовного развития. И в самом деле, после того как мы влюбились — и пока еще не разлюбили, — мы чувствуем, что достигли вершины и нет ни возможности, ни потребности двигаться выше. Мы не ощущаем никакой нужды в развитии, нас вполне устраивает то, что есть. Наш дух почиет в мире. Не видим мы какого-либо стремления к духовному развитию и со стороны нашего возлюбленного (возлюбленной). Наоборот, мы воспринимаем его (ее) как существо совершенное, и если и замечаем отдельные недостатки, то расцениваем их как маленькие причуды и милые эксцентричности, как некий дополнительный шарм, приправу к отношениям.

Если влюбленность — не любовь, то что же она тогда представляет собой, кроме временного частичного разрушения границ эго? Я не знаю. Однако сексуальная специфика явления заставляет предположить, что это генетически определенный инстинктивный компонент брачного поведения. Другими словами, временное падение границ эго, представляющее собой влюбленность, — это стереотипная реакция человеческого существа на некую совокупность внутренних сексуальных побуждений и внешних сексуальных стимулов; эта реакция повышает вероятность сексуального сближения и совокупления, то есть служит выживанию человеческого рода. Или, выражаясь еще прямее, влюбленность — это обман, трюк, который гены проделывают над нашим рассудком (в других случаях более сообразительным), чтобы одурачить нас и заманить в ловушку бракосочетания. Довольно часто трюк не срабатывает — когда сексуальные побуждения и стимулы гомосексуальны или когда внешние факторы, такие, как родительский контроль, душевная болезнь, конфликтующие обязанности или зрелая самодисциплина, вмешиваются и предотвращают связь. Но, с другой стороны, без этого обмана, без этой иллюзорной и неизбежно временной (не будь временной, она потеряла бы свой смысл) регрессии к инфантильному всемогуществу и слиянию с любимым существом, многие из нас, пребывающие сегодня в законном — счастливом или несчастливом — браке, отступили бы в чистосердечном ужасе перед реальностью супружеского обета.

 

МИФ О РОМАНТИЧЕСКОЙ ЛЮБВИ

Для того чтобы столь эффективно заманить нас к брачному союзу, состояние влюбленности должно включать в себя как характерную черту иллюзию того, что оно будет длиться вечно. В нашей культуре эту иллюзию поддерживает общепринятый миф о романтической любви, ведущий свое происхождение от любимых сказок детства, в которых принц и принцесса соединяют руки и сердца и живут счастливо всю оставшуюся жизнь. В сущности, миф о романтической любви убеждает нас в том, что для каждого молодого человека в мире существует где-то молодая женщина, «предназначенная ему», и наоборот. Более того, миф утверждает, что существует только один мужчина, предназначенный каждой отдельной женщине, как и каждому мужчине соответствует его единственная женщина, и все это предопределено «свыше». Если встречаются двое предназначенных друг другу, то это видно сразу: они влюбляются друг в друга. И вот мы встречаем того, кто уготован нам небом, и, поскольку наш союз совершенен, удовлетворяем все взаимные потребности постоянно и до конца дней, а поэтому живем счастливо, в полном согласии и гармонии. Если же случится так, что мы друг друга перестанем удовлетворять, возникнут трения и мы разлюбим друг друга, — что ж, произошла, очевидно, ужасная ошибка, мы неправильно прочитали указания небес, мы не являемся совершенной парой, а то, что мы приняли за любовь, не было настоящей любовью, и ничего тут не поделаешь, остается влачить несчастливую жизнь до конца. Или развестись.

Если обычно я признаю, что великие мифы велики именно потому, что представляют и олицетворяют собой великие универсальные истины (несколько таких мифов я рассмотрю в этой книге), то миф о романтической любви я считаю чудовищной ложью. Может быть, эта ложь и необходима, поскольку обеспечивает выживание человеческого рода, поощряя и одобряя состояние влюбленности, которое заманивает нас к браку. Но сердце психиатра едва ли не ежедневно сжимается от боли при виде мучительных заблуждений и страданий, порождаемых этим мифом. Миллионы людей тратят массу энергии, отчаянно и безнадежно пытаясь согласовать реальность своей жизни с нереальностью мифа.

Замужняя женщина А. нелепо обвиняет себя в том, что ее муж ни в чем не виноват: «Когда мы поженились, я на самом деле не любила его. Я только делала вид. Получается, что я его обманула, и теперь мне нельзя жаловаться, я должна позволять ему все, что он пожелает».

Господин Б. жалуется: «Я сожалею, что не женился на мисс В., мы были бы хорошей парой. Но я тогда не был безумно влюблен в нее и поэтому решил, что она мне не подходит».

Госпожа Г. уже два года замужем и вдруг впадает в сильнейшую депрессию без видимой причины. Приступая к психиатрическому лечению, она заявляет: «Я не понимаю, в чем дело. У меня есть все, что мне нужно, в том числе идеальное замужество». И лишь несколько месяцев спустя она признает тот факт, что разлюбила мужа; но ведь для нее это не означает, что она совершила страшную ошибку.

Господин Д., также два года женатый, начал страдать по вечерам сильными головными болями, но не считает их психосоматическими: «У меня дома все в порядке. Я так же крепко люблю жену, как и в день свадьбы; она именно то, о чем я всегда мечтал». Но головные боли не оставляют его, и только через год он признает: «Она меня с ума сводит своими покупками. Ей постоянно что-то хочется купить; ей дела нет до того, как мне эти деньги достаются». И только после этого он сумел ограничить ее царские замашки.

Супруги Е. взаимно признаются, что разлюбили друг друга. А после этого начинают унижать и изводить друг друга открытой неверностью — якобы в поисках единственной, истинной любви, не понимая, что само их признание могло бы стать не концом, а началом работы по созданию настоящего союза. Но даже в тех случаях, когда супруги сознают и признают, что медовый месяц миновал и что они уже не влюблены так романтически, но еще способны пожертвовать собой и хранить взаимную верность, — даже тогда они цепляются за миф и стараются согласовать с ним свою жизнь. Они рассуждают так: «Даже если мы и разлюбили друг друга, но будем чисто сознательно действовать так, будто все еще влюблены, то, быть может, к нам снова вернется прежняя любовь». Такие пары очень дорожат своим согласием. Когда они участвуют в сеансах групповой терапии для супружеских пар (в этой форме моя жена и я, а также близкие нам коллеги оказываем самую серьезную консультативную помощь супружеским парам), то сидят вместе, отвечают друг за друга, выгораживают друг друга и по отношению к группе держат единый фронт, полагая, что такое единство является признаком относительного здоровья их семьи и предпосылкой дальнейшего улучшения отношений.

Рано или поздно (обычно рано) нам приходится говорить большинству пар, что они «слишком сильно женаты», слишком тесно объединены, что они должны установить некое психологическое расстояние между собой, прежде чем смогут начать эффективную работу над своими проблемами. Иногда бывает просто необходимо механически разделять их, заставляя садиться подальше друг от друга в групповом круге. Их всегда приходится просить воздержаться от выступлений вместо или в защиту друг друга. Снова и снова мы напоминаем им: «Пусть Мери сама скажет, Джон» или «Мери, Джон сам себя может защитить, он достаточно силен». В конце концов все пары, если они не отказываются от психотерапии, усваивают, что искреннее приятие индивидуальности и отдельности — как супруга, так и собственной — является единственным основанием, на котором можно строить зрелый брак и развивать реальную любовь.

 

ЗАВИСИМОСТЬ

Второе широко распространенное заблуждение относительно любви состоит в том, что любовь — это зависимость. С этим заблуждением психотерапевтам приходится иметь дело ежедневно. Его драматические проявления особенно часто наблюдаются у лиц, склонных к угрозам и попыткам самоубийства или испытывающих глубокую депрессию вследствие разлуки либо размолвки с возлюбленным или супругом. Такие лица обычно говорят: «Я не хочу жить. Я не могу жить без моего мужа (жены, возлюбленного, возлюбленной), ведь я так люблю его (ее)». Нередко я отвечаю: «Вы ошибаетесь; вы не любите вашего мужа (жену, возлюбленного, возлюбленную)», — и слышу сердитый вопрос: «Что вы такое говорите? Я же только что сказала (сказал) вам, что не могу жить без него (нее)». Тогда я стараюсь объяснить: «То, что вы мне описали, — не любовь, а паразитизм. Если для вашего выживания необходим другой человек, значит, вы паразитируете на этом человеке. В ваших отношениях нет выбора, нет свободы. Это не любовь, а необходимость. Любовь означает возможность свободного выбора. Двое любят друг друга, если они вполне способны обойтись друг без друга, но выбрали совместную жизнь».

Я определяю зависимость как неспособность испытывать полноту жизни и правильно действовать без опеки и заботы со стороны партнера. Зависимость у физически здоровых людей — патология; она всегда указывает на какой-то умственный дефект, болезнь. Но ее необходимо отличать от потребности и чувства зависимости. У всех нас есть потребность зависимости и чувство зависимости — даже когда мы стараемся их не показывать. Каждому хочется, чтобы с ним нянчились, чтобы его пичкали, чтобы о нем заботился кто-то более сильный да еще и по-настоящему благожелательный. Как бы ни были сами вы сильны, заботливы и ответственны, — загляните в себя спокойно и внимательно: вы обнаружите, что и вам хочется хотя бы изредка быть объектом чьих-то забот. Каждый человек, каким бы взрослым и зрелым он ни был, всегда ищет и желал бы иметь в своей жизни некую образцовую личность с материнскими и/или отцовскими функциями. Но эти желания и чувства у большинства людей не являются доминирующими и не определяют развитие их индивидуальной жизни. Если же они управляют вашей жизнью и диктуют само качество вашего существования, то, значит, у вас — не просто чувство зависимости или потребность зависимости; у вас — зависимость. Выражаясь строго, человек, чья потребность зависимости настолько сильна, что фактически управляет его жизнью, психически нездоров, и мы в таких случаях ставим диагноз «пассивная зависимость личности». Вероятно, это самое распространенное психическое нарушение.

Люди, страдающие такими нарушениями, т. е. пассивно зависимые люди, столь интенсивно стараются быть любимыми, что у них не остается сил, чтобы любить. Они подобны голодающим, которые постоянно и всюду клянчат еду и никогда не имеют ее вдосталь, чтобы поделиться с другими. Словно таится в них некая пустота, бездонная яма, которую невозможно наполнить. У них никогда не бывает ощущения завершенности, наполненности; наоборот, постоянно бьется мысль: «Какой-то части меня мне не хватает». Они плохо переносят одиночество. Из-за такой неполноты они по-настоящему не ощущают себя как личность; фактически, они определяют, идентифицируют себя только через отношения с другими людьми.

Тридцатилетний штамповальщик пришел ко мне в крайне подавленном состоянии через три дня после того, как от него ушла жена, забрав с собой обоих детей. До этого она уже трижды собиралась оставить его ввиду полного отсутствия с его стороны какого бы то ни было внимания к ней и к детям. Каждый раз он умолял ее остаться, обещая перемениться, но перемена каждый раз длилась не больше одного дня; на этот раз жена привела угрозу в исполнение. Он не спал две ночи, дрожал от тревоги, слезы струились по его лицу, и он серьезно думал о самоубийстве.

— Я не могу жить без своей семьи, — говорил он, рыдая. — Я так люблю их всех.

— Странно, — сказал я ему. — Вы подтвердили, что жалобы вашей жены справедливы, что вы никогда ничего для нее не делаете, что приходите домой, когда вам захочется, что ни сексуально, ни эмоционально женой не интересуетесь, что с детьми целыми месяцами даже не разговариваете, не говоря уже о совместных вылазках или играх. У вас нет никаких отношений ни с кем из вашей семьи — почему же вы так подавлены потерей того, чего никогда не существовало?

— Неужели вы не понимаете? — отвечал он. — Я теперь ничто. Ничто. У меня нет жены. У меня нет детей. Я не знаю, кто я такой. Я мог не заботиться о них, но я должен любить их. Без них я ничто.

Учитывая его подавленное состояние — он потерял чувство собственной личности, которое ему давала семья, — я назначил ему следующий прием через два дня. Я не ожидал особого улучшения. Но он влетел в кабинет, широко улыбаясь, и радостно объявил:

— У меня полный порядок!

— Вы снова вместе с семьей? — спросил я.

— О, нет, — отвечал счастливец, — я о них даже не слышал с тех пор, как побывал у вас. Дело в том, что вчера вечером я познакомился в баре с девушкой, и она сказала, что я ей очень нравлюсь. Она тоже разошлась с мужем. Сегодня у нас с ней свидание. Я теперь снова чувствую себя человеком. И, видимо, мне больше нет нужды ходить к вам.

Такая способность к быстрой перемене состояния характерна для пассивно зависимых личностей. Для них не имеет значения, от кого зависеть, — лишь бы зависеть. Соответственно, и их отношения, при всей драматической видимости, отличаются удивительной пустотой. Сильное чувство внутренней пустоты и потребность ее заполнить приводят к тому, что такие люди не способны выдерживать паузу.

Красивая, шикарная и, в определенном смысле, очень здоровая молодая женщина за период от семнадцати до двадцати одного года сменила почти неисчислимое количество сексуальных партнеров. Один неудачник следовал за другим, и неизменно эти мужчины уступали ей и по интеллекту, и по другим способностям. Вся беда состояла в том, что ей не хватало терпения подыскать себе подходящего человека или хотя бы выбрать лучшего из осаждавших ее претендентов. Не проходило и двадцати четырех часов после очередной размолвки, как она подбирала где-нибудь в баре первого встречного, а на следующий сеанс психотерапии приходила с обычной своей хвалебной песенкой:

— Я знаю, что он безработный и слишком много пьет, но главное не это, а то, что он очень талантлив, а еще — он так внимателен ко мне… Я уверена, что эта связь будет прочной.

Но связь ни разу не была и не могла быть прочной, и не только потому, что выбор был неудачным, но и потому, что вскоре она начинала, как обычно, «виснуть» на партнере, требуя все новых и новых доказательств его страсти, не отходя от него ни на шаг, отказываясь оставаться в одиночестве. «Это потому, что я люблю тебя так сильно, что не выношу разлуки с тобой», — говорила она ему; но рано или поздно он чувствовал западню и удушье, ему некуда было спрятаться от ее «любви». И тогда происходил взрыв, их связь заканчивалась, а на следующий день начинался новый цикл.

Прервать эту цикличность женщина смогла только после трехлетней психотерапии; за это время она оценила собственный интеллект и другие положительные качества, осознала свою пустоту и голод и научилась отличать их от настоящей любви, поняла, каким образом этот голод толкал ее к поиску и поддержанию связей, для нее же разрушительных; она смирилась с необходимостью строжайшей дисциплины в отношении своего голода, если она хочет реализовать собственные возможности.

В формулировке диагноза слово «пассивный» употребляется в сочетании со словом «зависимый», поскольку эти пациенты воспринимают и мыслят себя исключительно в контексте того, что для них делают другие, при этом совершенно забывая, что же делают они сами. Однажды, работая с группой из пяти одиноких пассивно зависимых пациентов, я попросил их рассказать, какими они хотели бы видеть себя через пять лет. Каждый по-своему, они выразили одну и ту же мечту: «Мне хочется быть в браке с кем-нибудь, кто действительно заботился бы обо мне». Никто из них и словом не обмолвился о перспективной работе, о создании произведения искусства, об общественной деятельности, о положении, которое позволило бы любить или хотя бы родить детей. Понятие труда, усилия не входило в сферу их ежедневных мечтаний — им представлялось исключительно пассивное, ничем не обремененное состояние, когда о них заботятся.

Я говорил им то же самое, что говорил многим другим: «Если ваша цель — быть любимыми, то вам не удастся достичь ее. Единственная возможность быть действительно любимым состоит в том, чтоб стать действительно достойным любви; невозможно стать достойным любви, если цель вашей жизни — просто пассивно быть любимым». Это не означает, что пассивно зависимые люди никогда ничего не делают для других; они делают, но их мотивом является укрепление уз, которые обеспечивают им заботу со стороны других. И если возможность заботы со стороны этих других не просматривается, то «делать что-то» для них становится непосильной ношей. Все члены группы считали невыносимо трупной задачей купить дом, отделиться от родителей, начать чем-то заниматься, бросить явно неприемлемую старую работу или даже найти себе новое развлечение.

Обычно между супругами происходит дифференциация ролей, нормальное эффективное разделение труда. Женщина, как правило, берет на себя кухню, уборку дома, покупки, уход за детьми. Мужчине больше пристало ходить на службу, распоряжаться деньгами, стричь газоны, производить ремонт. Здоровая пара инстинктивно время от времени меняется ролями: мужчина может иногда приготовить пищу, провести один день в неделю с детьми, на удивление жене убрать дом. Жена может взять временную работу, подстричь газоны в день рождения мужа или проверить счета и расходы за год. Такие «переключения» можно рассматривать как игру, которая вносит разнообразие и пикантность в семейную жизнь, заметно снижает степень взаимной зависимости — даже когда эта игра неосознанна. В некотором смысле, каждый из супругов как бы тренируется, готовит себя к возможной потере другого.

Но для пассивно зависимого человека самая мысль о потере другого столь страшна, что он не может приготовиться к ней, он не переносит действий, которые уменьшают зависимость и увеличивают свободу этого другого. Это оказывается и одним из самых ярких признаков пассивно зависимых людей, состоящих в браке: разделение ролей у них жестко закреплено, и взаимную зависимость они стараются укрепить, а не ослабить, превращая таким образом семейную жизнь в явно выраженную западню. Во имя того, что они называют любовью, но что на самом деле является зависимостью, они уменьшают собственную свободу и собственное достоинство.

Нередко эта черта пассивно зависимых людей проявляется в том, что, вступив в брак, они забывают или забрасывают то, чему научились и что практиковали до брака. Типичным в этом отношении является синдром жены, которая «не может» водить автомобиль. В половине случаев она, возможно, и раньше никогда не водила; но другую половину составляют женщины, у которых в результате какого-нибудь незначительного дорожного приключения развилась «фобия», после чего они перестали садиться за руль. Последствия этой «фобии», особенно в сельской местности и в пригородах (т. е. там, где живет большинство населения), сводятся к тому, что жена становится целиком зависимой от мужа и приковывает его к себе собственной беспомощностью. Теперь все закупки для семьи он должен делать сам — или в качестве водителя возить жену по магазинам. Поскольку такое поведение поощряет потребность зависимости у обоих супругов, то оно почти никогда не воспринимается как болезнь или даже как проблема.

Когда я заметил одному банкиру, во всех других отношениях чрезвычайно умному человеку, что его жена, внезапно отказавшаяся водить машину из-за «фобии», вероятно, нуждается в психиатрическом контроле, он ответил: «О, нет, ей уже сорок шесть лет, и доктор сказал, что это у нее связано с менопаузой и что тут ничего не поделаешь». Теперь она спокойна, что муж не заведет себе интрижку и не оставит ее, поскольку все свободное время занят развозкой детей и поездками по магазинам. Он, в свою очередь, уверен, что жена не заведет интрижку и не уйдет от него, потому что в его отсутствие она лишена средств передвижения и, следовательно, не может ездить на свидания.

Благодаря такой линии поведения пассивно зависимые супружеские пары, быть может, и достигают долголетия и стабильности, но о них нельзя сказать ни что они здоровы, ни что они любят друг друга, потому что их безопасность приобретена ценою свободы и их связь служит задержке или прекращению индивидуального развития каждого из них. Снова и снова мы повторяем нашим парам: хороший брак возможен только между двумя сильными и независимыми людьми.

Пассивная зависимость ведет свое происхождение от недостатка любви. Внутреннее чувство пустоты, от которого страдают пассивно зависимые люди, является прямым результатом того, что их родители не сумели удовлетворить детскую потребность в любви, внимании и заботе, В первой главе мы уже говорили о том, что дети, получавшие более или менее стабильную заботу и любовь, входят в жизнь с глубоко укоренившейся уверенностью, что они любимы и значительны и что поэтому их будут любить и беречь и впредь, пока они сами будут верны себе. Если же ребенок вырастает в атмосфере, где отсутствуют — или проявляются слишком редко и непоследовательно — любовь и забота, то и взрослым он будет постоянно испытывать внутреннюю неуверенность, ощущение «мне чего-то не хватает, мир непредсказуем и недобр, и сам я, видимо, не представляю особой ценности и любви не стою». Не удивительно поэтому, что такой человек постоянно сражается, где только может, за каждую кроху внимания, любви или заботы, и если находит, то вцепляется в них с отчаянием, его поведение становится не-любовным, манипулятивным, лицемерным, он сам разрушает отношения, которые так хотел бы сохранить. В предыдущей главе говорилось также о том, что любовь и дисциплина неразделимы и поэтому нелюбящие, незаботливые родители всегда страдают и от недостатка дисциплины; они не могут внушить ребенку чувство, что он любим, и точно так же не могут передать ему способность к самодисциплине.

Таким образом, чрезмерная зависимость пассивно зависимых индивидов является не чем иным, как главным проявлением психического отклонения личности. Пассивно зависимому человеку недостает самодисциплины. Он не любит — не умеет — откладывать удовольствие, удовлетворение собственной жажды внимания. Отчаянно стараясь создать или сохранить привязанность, он бросает на ветер честность. Он цепляется за отжившие отношения, которые давно пора порвать. Хуже всего, что такому человеку недостает чувства ответственности за самого себя. Он пассивно взирает на других, нередко даже на собственных детей, как на источник личного счастья и самореализации, и когда он не счастлив или не реализован, то обычно считает, что виноваты в этом другие. Естественно, он всегда недоволен, постоянно чувствует, что все его подводят, покидают в беде, разочаровывают и обескураживают — и так оно и есть, «все» и в самом деле не могут удовлетворить все его нужды и «сделать» его счастливым.

Один мой коллега часто говорит: «Знаете, позволить себе быть зависимым от другого человека — это худшее, что можно с собой поделать. Лучше уж быть зависимым от героина. Если героин есть, то никогда не подводит. Если он есть, то всегда сделает вас счастливым. Но если вы ожидаете, что вас сделает счастливым другой человек, то вам предстоят бесконечные разочарования». По сути, вовсе не случайно наиболее частым отклонением у пассивно зависимых людей (помимо их взаимоотношений с другими) оказывается зависимость от алкоголя или других наркотиков. Это люди «привыкающие». Они привыкают к ближним, высасывают и пожирают их, а если ближние отсутствуют или не даются, то в качестве заменителя обычно выбирается бутылка, игла или порошок.

В общем, можно сказать, что зависимость бывает очень похожей на любовь, поскольку предстает как сила, крепко привязывающая людей друг к другу. Но на самом деле это не любовь; это форма антилюбви. Она порождена неспособностью родителей любить ребенка, и она выражается в виде такой же неспособности в нем самом. Она нацелена на то, чтобы брать, а не давать. Она способствует инфантилизму, а не развитию. Она служит заманиванию в ловушку и связыванию, а не освобождению. В конечном итоге она разрушает, а не укрепляет взаимоотношения, она разрушает, а не укрепляет людей.

 

КАТЕКСИС БЕЗ ЛЮБВИ

Один из аспектов зависимости заключается в том, что она не связана с духовным развитием. Зависимый человек заинтересован в собственном «пропитании», но не более того; он желает чувствовать, он желает быть счастливым; он не желает развиваться, тем более не выносит он одиночества и страданий, сопутствующих развитию. Не менее безразличны зависимые люди и к другим, даже к объектам своей любви; достаточно, чтобы объект существовал, присутствовал, удовлетворял их потребности. Зависимость — это лишь одна из форм поведения, когда о духовном развитии нет и речи, а мы неправильно называем такое поведение «любовью».

Теперь мы рассмотрим и другие подобные формы; мы еще раз убедимся, что любовь как питание, катексис, невозможна без духовного развития.

Мы часто говорим о любви по отношению к неодушевленным объектам или к действиям с ними: «Он любит деньги», или «Он любит власть», или «Он любит копаться в саду», или «Он любит играть в гольф». Конечно, человек может расширить свои обычные личностные пределы далеко за привычные нормы — например, работать по шестьдесят, семьдесят, восемьдесят часов в неделю ради накопления денег или власти. Но, независимо от размеров состояния и власти этого человека, вся его работа и все накопления могут не иметь ничего общего с саморасширением. И не так уж редко о каком-нибудь крупном воротиле, создавшем состояние собственными усилиями, можно сказать: «А ведь он жалкая, ничтожная личность!» И когда мы говорим о том, как сильно этот человек любит деньги и власть, мы обычно вовсе не имеем в виду его как любящего человека. Почему это так? Потому что богатство или власть для таких людей становятся конечной целью, а не средством достижения духовной цели. Единственной настоящей целью любви является духовный рост, развитие человека.

Хобби — это деятельность, обеспечивающая питание себя. Если мы любим себя, то есть питаем себя с целью духовного роста, то должны обзавестись многими вещами, к духовному росту прямого отношения не имеющими. Чтобы питать дух, необходимо питать и тело. Мы нуждаемся в пище и крове. Какова бы ни была наша воля к духовному развитию, нам необходимы также отдых и расслабление, прогулки и развлечения. Даже святым нужно спать, даже пророки играют. Таким образом, хобби может быть средством, с помощью которого мы любим себя. Но если хобби превращается в самоцель, тогда оно становится не средством, а подменой развития человека. Иногда именно этим объясняется популярность некоторых хобби. На площадках для гольфа, например, вы можете увидеть пожилых мужчин и женщин, у которых в жизни только одна цель и осталась — сделать еще несколько удачных ударов. Сосредоточенные усилия, направленные на совершенствование мастерства, дают этим людям ощущение прогресса и тем самым помогают игнорировать реальность, которая заключается в том, что их развитие фактически остановилось, поскольку они перестали совершенствовать себя как человеческие существа. Если бы они любили себя больше, они ни за что не позволили бы себе столь страстно предаваться столь пустому занятию с жалким будущим.

С другой стороны, власть и деньги могут послужить средствами к достижению любимой цели. Человек может, например, выстрадать политическую карьеру ради более высокой задачи — использовать политическую власть для улучшения рода человеческого. Или супруги могут стремиться заработать много денег, но не ради богатства, а ради того, чтобы определить своих детей в колледж или дать себе самим время и свободу для учебы и духовного роста. Не власть и не деньги любят эти люди; они любят людей.

В этой главе я уже повторял, и здесь еще раз хочу подчеркнуть, что слишком часто мы употребляем слово «любовь» в том обобщенном и неясном смысле, который включает в себя и наше сугубо личное понимание любви. Я не рассчитываю, что язык в этом отношении когда-либо изменится. И все-таки, до тех пор, пока мы будем использовать слово «любовь» для описания нашего отношения ко всему, что для нас важно, с чем мы сживаемся и срастаемся, независимо от качества этого отношения, — мы не научимся отличать мудрость от глупости, добро от зла, благородство от низости.

Если использовать наше более узкое определение, то из него следует, например, что мы можем любить только человеческие существа. Ибо, согласно нашим обычным представлениям, только человеческие существа обладают душой, способной существенно развиваться.* Рассмотрим домашних животных. Мы «любим» свою собаку. Мы кормим и купаем ее, балуем и тискаем, дрессируем и просто играем с ней. Если она заболеет, мы бросаем все и мчимся к ветеринару. Если она погибнет или пропадет, это настоящее горе для семьи. Для одиноких бездетных людей такое животное может стать единственным смыслом их существования. Если это не любовь, то что же это?

Присмотримся, однако, к различиям между нашим отношением к домашнему животному и к другому человеческому существу. Прежде всего, сфера возможного общения с животными чрезвычайно ограниченна по сравнению со сферой возможного человеческого общения. Мы не знаем, что думают наши питомцы, и это позволяет нам переносить на них собственные мысли и чувства и даже переживать некоторую эмоциональную близость с ними, что далеко не всегда соответствует реальности. Во-вторых, наши меньшие друзья удовлетворяют нас лишь постольку, поскольку их желания соответствуют нашим. Именно по этому признаку мы обычно и выбираем их, а если их желания начинают существенно расходиться с нашими, то мы находим средство избавиться от строптивых друзей. Мы не церемонимся с ними долго, если они протестуют против наших действий или дают нам сдачи. Единственное образование, которое мы даем нашим животным с целью развития их разума или души, — это курс послушания. В то же время, мы можем желать, чтобы другие человеческие существа развивали собственную волю; по существу, именно это желание является критерием подлинной любви. Наконец, в наших отношениях с домашними животными мы стремимся закрепить их зависимость. Мы не хотим, чтобы они развивались и убегали из дому. Мы хотим, чтобы они жили возле нас, оставались в жилище или послушно лежали во дворе, у порога. Их привязанность к нам мы предпочитаем их независимости от нас.

Вопрос о «любви» к домашним животным имеет огромное значение, потому что многие, слишком многие люди способны «любить» только их и не способны по-настоящему любить другие человеческие существа. Многие американские солдаты вступали в идиллические браки с немками, итальянками, японками, но, фактически, они не могли общаться со своими «фронтовыми женами»« и по мере того, как жены осваивали английский язык, браки распадались. Мужья уже не могли проецировать на жен свои мысли, чувства, желания и цели и испытывать к ним такое же чувство близости, как к домашним зверькам. Вместо этого выяснилось, что у этих женщин есть свои, и притом весьма отличные идеи, мнения, цели. У некоторых пар это привело к усилению их любви; однако у большинства любовь исчезла. Свободная женщина совершенно резонно остерегается мужчины, который восторженно называет ее «моя кошечка». Он ведь и в самом деле может быть человеком, чья страсть зависит от того, насколько женщина соответствует роли «домашней кошечки»« и, скорее всего, он не способен уважать ее силу, независимость и индивидуальность.

Самый, вероятно, печальный пример такого рода привязанности — многочисленный разряд женщин, которые «любят» своих детей только в колыбели. Таких женщин можно увидеть повсюду. Это идеальные матери, пока их чадам не больше двух лет: они бесконечно нежны с ними, веселы, с удовольствием кормят грудью, ласкают, тискают, балуют и пичкают, являя миру блаженство и счастье материнства. Картина меняется, иногда буквально за сутки, как только ребенок начинает утверждать собственную волю — не слушается, вопит, отказывается играть, ни с того ни с сего не позволяет себя тискать, привязывается к другому человеку и вообще начинает осваивать этот мир собственными силами. Материнская любовь куда-то исчезает. Наступает «декатексис» — мать теряет интерес к ребенку, воспринимает его как досадную обузу. Нередко при этом у нее возникает почти непреодолимое желание снова забеременеть, завести еще одного ребенка, еще одно ручное животное. Обычно она осуществляет это намерение, и цикл повторяется. В противном случае она активно ищет возможность поработать приходящей няней у кого-нибудь из соседей, где есть годовалый младенец, почти начисто игнорируя жажду внимания у собственных детей. Для этих детей период «ужасных двухлеток» оказывается не только концом младенчества, но и концом материнской любви. Боль и лишения таких детей очевидны всем окружающим, кроме самой матери, которая занята новым младенцем. Результаты этого детского опыта проявляются в дальнейшем в их характере — депрессивном или пассивно зависимом типе личности.

Из этого вытекает, что «любовь» к младенцу, домашнему животному и даже к зависимо-послушному супругу является инстинктивным комплексом поведения, которому хорошо подходит название «материнский инстинкт» или, в более общем аспекте, «родительский инстинкт». Он похож на инстинктивное поведение при влюбленности: это не настоящая форма любви, в том смысле, что почти не требует усилий и не является всецело актом воли или выбора. Он способствует выживанию вида, но не его совершенствованию и духовному росту; но он близок к настоящей любви, поскольку побуждает к контакту с другими людьми и способствует возникновению связей, с которых может начаться истинная любовь. Однако для того, чтобы создать здоровую, творческую семью, вырастить здоровых, духовно развивающихся детей и внести вклад в эволюцию человечества, необходимо нечто более существенное.

Суть в том, что воспитание может быть — и на самом деле должно быть — значительно более обширной деятельностью, чем просто питание; питание духовного роста неизмеримо сложнее, чем реализация любовного инстинкта. Вспомним ту мать, которая не допускала, чтобы ее сын ездил в школу автобусом, и отвозила и привозила его обратно на машине. В некотором смысле это тоже было воспитание, но такое, в каком он не нуждался и которое скорее задерживало, чем ускоряло его духовное развитие. Подобным примерам несть числа: посмотрите на матерей, которые запихивают еду в своих уже перекормленных детей; посмотрите на отцов, которые закупают сыновьям целые магазины игрушек, а дочерям целые шкафы платьев; посмотрите на всех родителей, которые даже не пытаются установить ограничения аппетитам детей.

Любовь — это не просто отдача: это отдача рассудительная; более того, это и рассудительное требование. Это разумная похвала и разумный выговор. Это разумная аргументация, борьба, конфронтация, стремление, натиск, торможение — и все это одновременно с заботой и поддержкой. Это лидерство и руководство. Слово «рассудительный» означает «основанный на суждении», а для суждения требуется больше, чем инстинкт: требуется продуманная и часто болезненная выработка решений.

 

ЛЮБОВЬ — НЕ ЧУВСТВО

Я уже сказал, что любовь — это действие, деятельность. Здесь мы подходим еще к одному серьезному недоразумению относительно любви, которое следует внимательно рассмотреть. Любовь — не чувство. Очень многие люди, испытывающие чувство любви и даже действующие под диктовку этого чувства, совершают фактически акты не-любви и разрушения. С другой стороны, подлинно любящий человек часто предпринимает любовные и конструктивные действия по отношению к лицу, которое ему явно не симпатично, к которому он в этот момент чувствует не любовь, а скорее отвращение.

Чувство любви — это эмоция, сопровождающая переживание катексиса. Катексис, напомним, — это событие или процесс, в результате которого некий объект становится важным для нас. В этот объект («объект любви» или «предмет любви») мы начинаем вкладывать свою энергию, как если бы он стал частью нас самих; эту связь между нами и объектом мы также называем катексисом. Можно говорить о многих катексисах, если у нас одновременно действует много таких связей. Процесс прекращения подачи энергии в объект любви, в результате чего он теряет для нас свое значение, называется декатексисом.

Заблуждение относительно любви как чувства возникает из-за того, что мы путаем катексис с любовью. Это заблуждение нетрудно понять, поскольку речь идет о подобных процессах; но все же между ними есть четкие различия. Прежде всего, как уже отмечалось, мы можем переживать катексис по отношению к любому объекту — живому и неживому, одушевленному и неодушевленному. Так, кто-то может испытывать катексис к фондовой бирже или к ювелирному изделию, может чувствовать к ним любовь. Во-вторых, если мы испытываем катексис к другому человеческому существу, то это вовсе не значит, что нас сколько-нибудь интересует его духовное развитие. Зависимая личность практически всегда боится духовного развития собственного супруга, к которому она питает катексис. Мать, упорно возившая сына в школу и обратно, несомненно испытывает катексис к мальчику: он был важен для нее — он, но не его духовный рост. В-третьих, интенсивность наших катексисов обычно не имеет ничего общего ни с мудростью, ни с преданностью. Двое людей могут познакомиться в баре, и взаимный катексис окажется столь сильным, что никакие ранее назначенные встречи, данные обещания, даже мир и покой в семье не сравнятся по важности — на некоторое время — с переживанием сексуального наслаждения. Наконец, наши катексисы бывают зыбкими и мимолетными. Упомянутая пара, испытав сексуальное наслаждение, тут же может обнаружить, что партнер непривлекателен и нежелателен. Декатексис может быть столь же быстрым, как и катексис.

Подлинная любовь, с другой стороны, означает обязательство и действенную мудрость. Если мы заинтересованы в чьем-то духовном развитии, то понимаем, что отсутствие обязательства будет, скорее всего, болезненно восприниматься этим человеком и что обязательство по отношению к нему необходимо прежде всего нам самим, чтобы проявить нашу заинтересованность более эффективно. По этой же причине обязательство является краеугольным камнем психотерапии. Почти невозможно достичь заметного духовного роста у пациента, если психотерапевт не сумеет заключить с ним «лечебный союз». Другими словами, прежде чем пациент отважится на серьезные перемены, он должен почувствовать уверенность и силу, а значит, не сомневаться, что врач — его постоянный и надежный союзник.

Для того чтобы союз возник, врач должен демонстрировать пациенту, обычно на протяжении значительного периода, последовательную и ровную заботу, а это возможно только тогда, когда врач способен быть обязательным и преданным. Это не означает, что врач всегда испытывает удовольствие от выслушивания пациента. Обязательство состоит в том, что врач — нравится ему это или нет — выслушивает пациента всегда. Точно так же, как в семейной жизни: в здоровой семье, как и в терапевтической работе, партнеры должны регулярно, повседневно и преднамеренно уделять друг другу внимание, независимо от того, что они при этом чувствуют. Как говорилось выше, влюбленность у супружеских пар рано или поздно проходит; и именно в этот момент, когда инстинкт совокупления завершает свою миссию, появляется возможность настоящей любви. Именно тогда, когда супруги не желают больше находиться друг с другом беспрерывно, когда время от времени им хочется побыть врозь, — начинается проверка их любви и выясняется, существует эта любовь или нет.

Это не означает, что партнеры в устойчивых, конструктивных взаимоотношениях — например, в интенсивной психотерапии или в браке — не могут испытывать катексис друг к другу и к своим отношениям; они его и испытывают. Но речь идет о том, что подлинная любовь превосходит катексис. Если любовь есть, то при этом катексис и любовное чувство могут тоже существовать, но их может и не быть. Конечно, легче — даже радостно — любить с катексисом и с чувством любви. Но можно любить и без катексиса и любовного чувства: как раз осуществлением такой возможности и отличается истинная любовь от простого катексиса.

Ключевым словом для различия является слово «воля». Я определил любовь как волю к расширению собственного Я для того, чтобы питать духовный рост другого человека или собственный. Истинная любовь — преимущественно волевая, а не эмоциональная работа. Человек, который по-настоящему любит, поступает так в силу решения любить. Этот человек взял на себя обязательство быть любящим, независимо от того, присутствует ли любовное чувство. Если оно есть, тем лучше; но если его нет, то решимость любить, воля любить все равно остается и действует. И наоборот, для любящего не только возможно, но и обязательно избегать действий под влиянием любых чувств. Я могу познакомиться с чрезвычайно привлекательной женщиной и испытывать к ней любовное чувство, но, поскольку любовная интрига может разрушить мою семью, я скажу себе вслух или в тишине души: «Похоже, я готов любить вас, но я себе этого не позволю». Подобным же образом я отказываюсь брать нового пациента, более привлекательного и как будто перспективного в смысле лечения, потому что мое время уже посвящено другим пациентам, среди которых есть и менее привлекательные, и более трудные. Мои чувства любви могут быть неисчерпаемыми, но моя способность быть любящим — ограничена. Поэтому я должен выбрать человека, на котором я сосредоточу свою способность любить, на которого я направлю мою волю любить. Истинная любовь — это не чувство, переполняющее нас; это обязывающее, обдуманное решение.

Эта всеобщая склонность путать любовь с чувством любви позволяет людям всяческими способами обманывать себя. Пьяница-муж, чья семья в настоящую минуту нуждается в его внимании и помощи, сидит в баре и со слезами на глазах говорит бармену: «Я ведь очень люблю свою семью!» Люди, грубейшим образом пренебрегающие собственными детьми, чаще всего считают себя самыми любящими из родителей. Вполне очевидно, что в этой тенденции смешивать любовь с чувством любви кроется определенная эгоистическая подоплека: это ведь так легко и красиво — видеть подтверждение любви в собственных чувствах. А искать это подтверждение в собственных действиях — трудно и неприятно. Но поскольку истинная любовь является актом воли, который часто превосходит эфемерные чувства любви, или катексис, то правильнее всего будет сказать: «Любовь есть постольку, поскольку она действует». Любовь и нелюбовь, как добро и зло, — категории объективные, а не чисто субъективные.

 

Тренинг семейных отношений: дистанционный (онлайн) курс  «40 шагов к семейному счастью».

 ( 47 голосов: 4.83 из 5 )

Что такое любовь? Небольшое научное объяснение | Эстония

Конечная цель каждого — передать свои гены будущим поколениям. Если обобщить, то любовь делится на три этапа. На каждой стадии решающую роль играют разные части мозга и гормоны.

 

1. СТРАСТЬ

За страсть в значительной степени отвечает гипоталамус. Эта часть мозга регулирует выработку половых гормонов: тестостерона и эстрогена. Тестостерон усиливает половое влечение как у мужчин, так и у женщин. Уровень эстрогена влияет на сексуальные желания женщин. Наибольшее количество эстрогена вырабатывается в период овуляции, когда вероятность зачатия наиболее высока.

2. ВЛЕЧЕНИЕ

Независимо от страсти существует влечение. В этом случае наиболее важны нервные структуры, приносящие чувство удовлетворения. Возникновение сильного чувства влюбленности характеризуется высоким уровнем норадреналина и допамина и низким уровнем серотонина.

Если влюбленному показать фотографию возлюбленной, то при помощи специальной аппаратуры можно увидеть вспышки в областях мозга, отвечающих за наслаждение. Если же показывать фотографии случайных людей, то реакция мозга будет значительно слабее. Химические изменения в мозге напрямую отражаются на поведении. Влюбленные полны эйфории и энергии, если все идет гладко. В противном случае последствием может стать резкая перемена настроения.

В народе говорят, что любовь не дает ни спать, ни есть. За этим стоит низкий уровень серотонина. Аналогичное изменение наблюдается и в мозге тех, кто страдает от обсессивно-компульсивного расстройства. Это и навело ученых на мысль, что такие последствия происходят от сильного любовного желания и тоски.

В то же время допамин стимулирует секрецию тестостерона, отчего вожделение еще больше усиливается.

Кроме того, было обнаружено, что в мозге влюбленного повышенный уровень белка, называемого фактором роста нервов (NGF). Его количество в организме, по-видимому, напрямую связано с интенсивностью романтических чувств.

3. ПРИВЯЗАННОСТЬ

Стадия страсти и романтической любви длится около двух лет. В дальнейшем прочность отношений зависит в первую очередь от возникновения привязанности. Помимо страсти и романтической любви, это так же важно, например, в отношениях между ребенком и родителем, дружбе и развитии сердечных отношений в целом. Главная цель привязанности заключается в том, чтобы родители оставались вместе по крайней мере до тех пор, пока не вырастят потомка.

На данном этапе ключевую роль играют окситоцин и вазопрессин. Оба гормона вырабатываются гипоталамусом и хранятся в гипофизе. Окситоцин вырабатывается в больших количествах во время секса, родов и грудного вскармливания. Гормон помогает усилить положительные чувства в отношении тех людей, которые уже любимы.

Вазопрессин, вырабатывающийся в больших количествах после секса, в первую очередь контролирует чувство жажды, однако эксперименты с мышами показали, что он также важен для сохранения отношений. Мыши-самцы, получив блокирующее действие гормона лекарство, теряли всяческий интерес к самке.

4. ТЕНЕВАЯ СТОРОНА

Хотя влюбленность и любовь являются положительными эмоциями благодаря выработке гормонов, у них есть и своя обратная сторона. Нерациональное поведение, зависть и обман – всего лишь несколько примеров того, что могут вызывать те же самые гормоны.

Например, большая часть исследований гормона допамина, показывает, что он связан с наркозависимостью, включая зависимость от кокаина. По этой причине отсутствие любви может вызывать такие же симптомы и вынуждает искать различные опьяняющие вещества.

Окситоцин тоже не так чист. Вызванное гормоном чрезмерное чувство благополучия, аналогичное ощущениям, возникающим при принятии наркотических средств MDMA и GHB, может вызывает небрежность и отчужденность от общества, в том числе от людей, связь с которыми была недостаточно прочной.

Возникновение страсти и сексуальная возбужденность препятствуют работе передней части коры головного мозга, которая отвечает за рациональное поведение и критическое мышление. Влюбленные, действительно, глупы.

С Днем святого Валентина!

чувство или социокультурный конструкт? — Wonderzine

Чтобы дать любви определение, нужно сначала договориться, что, когда мы говорим слово «любовь», мы все понимаем его более-менее одинаково, даже если мы решили, что говорим о так называемой романтической любви, а не, например, о любви к истине или родине. Проблемы начинаются уже здесь, поскольку речь не идёт о явлении, по поводу которого существует сколь-нибудь приемлемый консенсус на уровне «мы все наблюдаем одно и то же, давайте теперь разберёмся, что это такое и как оно устроено». Нет, мы все наблюдаем разное, каждый называет любовью что-то своё, и надо, что называется, договориться о терминах. Тогда и вопрос «любовь — это феномен социокультурный, биологический или ещё какой-то?» выворачивается наизнанку. Условно, один исследователь может сказать: «Вот у нас есть феномен, он в основе социокультурный, и давайте договоримся называть его любовью». Другой говорит: «Вот у нас есть феномен, он в основе биологический, и давайте договоримся называть его любовью».

Положим, мы пришли к выводу, что нас интересует социокультурная составляющая романтической любви. Ещё недавно очень популярной среди антропологов (речь идёт о социальной и культурной антропологии) была позиция, что романтическая любовь — это социокультурный конструкт, изобретённый европейцами где-то в Средневековье, а в мировых масштабах распространившийся сравнительно недавно. То есть все эти ахи, вздохи, идеализацию возлюбленного и прочее придумали авторы средневековых романов. Казалось бы, довольно уязвимая точка зрения, если привести примеры историй любви из литературы других культур, но, во-первых, мы эту литературу воспринимаем через призму своих представлений, а во-вторых, как возражают сторонники этой позиции, описанное в литпамятниках касается только местных элит, а то, что наблюдают антропологи на местах, ничего общего с этим не имеет. И вообще, любовь можно объявить избыточным понятием, которое дублирует другие, используемые для описания отношений между индивидами в обществе. Но раз уж любовь появилась, даже если её придумали европейcкие романисты (или, разумно тогда продолжить, древние греки), и тревожит современников, то с ней всё равно приходится разбираться.

Недавно на одном из фестивалей показывали фильм «Неспящие в Нью-Йорке» про то, как люди переживают и проживают разрыв любовных отношений. Главный спикер в этом фильме — антрополог Хелен Фишер, она занимается феноменом любви и приходит к выводу, что романтическая любовь — это зависимость, вроде наркотической. Вообще, о романтической любви, тем более предполагающей сфокусированность на единственном объекте, много критических (и справедливых) слов сказано и написано. Зато, если предполагать, что человек — это существо, наделённое не только самосознанием, но и возможностью перестраивать себя (философская антропология в этом смысле позволяет намного большую вольность, чем социальная), в том числе на социокультурном уровне, появляется возможность отказаться от «плохой» любви и придумать себе новую — получше. То есть, например, сформулировать концепцию гармоничных отношений и заявить, что отныне именно такие отношения следует считать подлинной любовью. В принципе, так регулярно делают, но, кажется, без особого практического успеха. И вообще, возвращаясь к мнению о чисто европейском характере концепта «любовь», стоит отметить, что, как бы ни менялись представления о любви, всякий раз, когда кажется, что появилось что-то новое, следует открыть диалог «Пир» Платона и убедиться — там об этом уже сказано.

LOVE IS… Что значит «любовь» для героев наших звездных интервью

Помните, были такие жевательные резинки Love is: купил, развернул обертку, а тебе во вкладыше – объяснение в формате цитата плюс картинка, просто и понятно, – про то, что значит любовь. В честь Дня святого Валентина мы попросили героев наших интервью рассказать о том, что под любовью понимают они.

Филип Перкон, организатор кинофестиваля русского кино в Лондоне и учредитель кинопремии «Золотой единорог»:

Фото: Антон Фатьянов

«Любовь – это что-то очень личное, что происходит в душе и сердце. Без этого чувства несчастно, да и просто невозможно жить. Сила любви такова, что из-за нее совершаются страшные человеческие трагедии и случаются необыкновенно счастливые моменты. Говорю я, конечно, о любви в общем – это и любовь к другому человеку, и любовь в принципе – к делу, жизни, ко всей планете. Настоящая любовь может быть только искренней: она исходит изнутри, как бы из ниоткуда и по не всегда понятным причинам.

Больше всего сейчас я люблю то, чем занимаюсь профессионально. Я с любовью создал свое дело и теперь с легкостью могу сказать, что я люблю «Золотых единорогов». Если честно, у меня бывают и эмоциональные, и любовные переживания, просто я редко их показываю».

Читать интервью с 

Филипом Перконом

 

Весталия Чилтерн, арт-куратор, директор Kensington and Chelsea Art Weekend:

Photo by Matt Hass

«Я поняла, что любовь – это дело всей жизни. Я говорю не только о любви между партнерами, мужчинами и женщинами, но еще и о любви к друзьям, семье. Когда любишь, то желаешь человеку успеха. Так дело обстоит с моим партером Фрэнсисом – мы ищем друг в друге лучшее и помогаем друг другу развиваться. Жизнь и любовь – не статичные явления, они все время меняются. Любовь должна находиться в движении, тогда она будет жить. С Фрэнсисом моя жизнь стала интереснее и веселее, все приключения теперь мы делим на двоих! За это время не раз мы оказывались в тяжелых ситуациях, и я каждый раз радовалась, что со мной рядом находится правильный человек. Завтра жизнь может сделать крутой поворот, но я верю, что мы будем вместе навсегда.

А еще любовь – это труд. Мне непросто прощать и забывать, не сваливать вину на другого, хотя я понимаю, что необходимо всегда прислушиваться и стараться смотреть на ситуацию с точки зрения партнера. Мы ведь считаем, что именно близкие люди должны нас понимать с полуслова, то есть мы ставим для них очень высокие стандарты».

Читать интервью с 

Весталией Чилтерн

 

Дмитрий Срибный, автогонщик, 4-кратный чемпион Gymkhana Grid:

После интервью в нашей газете Дмитрий стал лицом рекламной кампании денежных переводов в Россию Opal Transfer. Photo by Jacub Luty

«Любовь – это то, что придает смысл завтрашнему дню. Любовь – это когда рядом есть человек, с которым ты чувствуешь себя уютно и тепло, с которым вы – лучшие друзья. Любовь – это желание разделить вместе все моменты жизни, доверяя друг другу, заботясь друг о друге.

А День св. Валентина – это повод сделать что-то приятное для других. Я помню, как в школе учителя нам рассказывали о происхождении этого праздника и дали задание – сделать своими руками открытку. Признаваться в любви к одноклассницам мне казалось глупым, потому открытку я сделал для родителей, чтобы они могли воспользоваться особенной, как мне казалось, силой этого дня. Сегодня у меня самого есть дети, я прошел уже через огонь и воду всех любовных переживаний, но именно этот день из своего детства я вспоминаю с особой теплотой.

Моя первая любовь случилась в садике, лет в 6 мне очень нравилась девочка в моей группе, и как-то получилось, что мы взялись за руки и так ходили весь день. Я не мог представить жизни без нее, и по дороге домой заявил маме, что женюсь. Ждать до понедельника было совершенно невозможно, и утром я отправился на поиски возлюбленной, благо городок был маленький. Спустя пару часов я зашел в один двор и увидел вдалеке девочку на качелях. И да, это была она! Все, что помню дальше, – это как мы стояли друг напротив друга, смотрели в глаза и раскачивали качели из стороны в сторону. Ее рот был перепачкан вареньем, которое она, наверное, ела на завтрак, и романтичнее этого сладкого запаха не было ничего в мире. Да, это была детская любовь, но какая же она была волшебная!»

Читать интервью с 

Дмитрием Срибным

 

Сергей Смирнов, IT-специалист, именно он – «Обыкновенный герой», который вывел из пожара в Grenfell Tower 11 человек:

«Мне кажется любовь – это победа. Победа чувств и эмоций над вечно думающей и просчитывающей головой, это победа безрассудства над рассудком, которая помогает по жизни идти свободнее! Такая победа, что дает вкус к жизни, но жизни уже под другим углом, в которой взгляд направлен не через призму логики, а через призму чувств и эмоций…»

Читать интервью с Сергеем Смирновым

 

 Дина Кор­зун, актриса теат­ра и кино:

Фото: Луи Франк

«Для меня любовь – это не романтика и сантименты, как в обществе привыкли понимать, глядя на разные киноистории. Я вижу повсюду, что романтическая любовь краткосрочна и через год-полтора она обязательно проходит, на смену ей всегда появляются сомнения, вопросы и разочарования.

Любовью я называю жертвенное чувство и готовность отдавать, служить, прощать, терпеть, покрывать, не бесчинствовать, не требовать и не искать своего. Это глубокое чувство, лишенное собственничества. Любовь настоящая ничего не требует взамен себя. Я люблю и потому я отдаю.

Родительская любовь в самом высшем ее понимании существует, когда мы не ломаем ребенка, но помогаем ему стать собой, стать сильным и независимым, когда мы своим примером воспитываем в детях уважение к личности, когда мы неустанно отдаем. Это абсолютно невозможно без любви. Без настоящего чувства. И мы это делаем не для того, чтобы гордиться своим ребенком, чтобы извлечь выгоду из этих отношений. «Я тебе отдавал, ну так уж и ты мне будь добр тоже отдавай». Это не любовь, это бизнес.

И в семье между мужчиной и женщиной в высшем смысле должна быть такая же безусловная любовь, которая усиливает, защищает, но не привязывает. Конечно, красивая цель, но труднодостижимая, – скажут многие. А я уверена, что, начиная с романтики и сантиментов, хорошо бы прийти именно к таким чувствам, чтобы, глядя друг на друга в глубокой старости, сказать наконец самое искреннее «спасибо» и настоящее «люблю»! Я вам желаю именно этого, и я желаю всем счастья».

Читать интервью с Диной Корзун

 

 Давид Кириллов, основатель школы самообороны Systema

Фото: Антон Фатьянов

«Разные есть виды любви, и те, что настоящие, которые мы чувствуем всем телом, душой, сердцем. Ну и есть немножко ненастоящие, которые в других местах ощущаются… Такие ощущения обжигают, а не греют, и довольно быстро заканчиваются. Для меня эталон любви – это то, что Бог испытывает к нам (простите, атеисты), весьма близко к этому то, что мы испытываем к своим детям или воины в бою чувствуют по отношению к соратникам.

И бывает прекрасное ощущение, когда мы и к своему партнеру по жизни такое чувство испытываем: желание, чтобы у человека все было хорошо, чтоб партнер рос, развивался, когда прикоснуться хочется, держаться, когда – единство душ, да и часто –  тел. Любовь – это единство с человеком и со вселенной – для атеистов, с Богом – для верующих. Когда непонятно, да и неважно, где ты заканчиваешься и начинается партнер. К сожалению, нас часто пытаются обмануть, и мы почти верим, что те акробатические номера, которые нам показывают в некоторых видео, – и есть любовь.

Празднуйте любовь ежедневно, говорите слова любви чаще!»

Читать интервью с Давидом Кирилловым

 

Олег Кашин, политический обозреватель, писатель и публицист:

Photo by splento.com

«Я тот еще математик, но любовь я бы описал как систему координат, в которой ты себя обнаруживаешь и понимаешь, кто ты, зачем ты, и что на самом деле важно. Люди эгоисты, это нормально, и нормально, что в центре мира для каждого человека – он сам. Но только соотнеся себя с кем-то другим, человек в состоянии понять и себя и, значит, весь мир. Все, что происходило и происходит в моей жизни: и карьерные дела, и политические, и всякие морально-этические штуки, я могу объяснить только любовью – всегда первична она, все остальное к ней прилагается и от нее зависит».

Читать интервью с Олегом Кашиным

 

Материал подготовили Елена Лео и Елена Лесли

Что такое любовь? | SCAPP


Слова: «Я тебя люблю», в зависимости от ситуации, места и обстоятельств, могут иметь разное значение, выражение и даже смысл. Но чаще всего (хочется верить) слова обозначают чувства, которые символизируют глубокую привязанность одного человека к другому.

SCAPP решил разобраться в природе этих чувств и попытаться ответить, что же такое любовь?

 

Любовь?

Что это?

 

Открываем энциклопедический словарь и выясняем, что любовь — «это влечение одушевленного существа к другому для соединения с ним и взаимного восполнения жизни». Есть более сложные и глубокие определения, но нам хватит одного, чтобы понять, что «влечение», «привязанность» и «склонность» — наиболее популярные синонимы-характеристики, которые используются для объяснения сложно определяемого чувства.

 

 

С точки зрения философии — это вечный вопрос без полноценного ответа. Если же говорить словами философов, то любовь — это сострадание или когда «любящий дает любимому новое измерение своей сущности — быть “для него”» (Николай Гартман).

 

 

Кроме всем известных пяти языков любви, психологи разделяют наш феномен на четыре сегмента: близость, уважение, страсть и обязательства. Близость — это чувство единения, уважение — признание любых качеств партнера, страсть — сексуальное влечение, обязательства — стремление решать любые рутинные дела сообща. Если все эти факторы в вашей паре работают, то психология говорит: «Поздравляем, у вас любовь».

 

 

Наука в данном вопросе тоже не совсем однозначна. Однако можно выделить несколько основополагающих моментов. Первое. Когда мы влюбляемся, организм усиленно выделяет половые гормоны: тестостерон и эстроген, которые изменяют наши потребности: вы больше думаете о своем возлюбленном, чем о еде и сне.

Второе. Начинают выделяться химические вещества: серотонин, норадреналин (чувство волнения) и, вырабатываемый в головном мозге, дофамин, который дарит нам чувство счастья. Совокупности этих гормонов и веществ — и есть любовь. С точки зрения науки, разумеется.

Четыре вопроса, которые могут изменить вашу жизнь Байрон Кэти

Из ниоткуда, как ветер на рынке, переполненном советами, приходят Байрон Кэти и «Работа». В разгар нормальной жизни Кэти все больше впадала в депрессию и за десятилетний период впала в гнев, отчаяние и мысли о самоубийстве. Затем однажды утром она проснулась в состоянии абсолютной радости, наполненной осознанием того, как закончились ее собственные страдания. Свобода этого осознания никогда не покидала ее, и теперь в Loving What Is вы можете открыть ту же свободу через Работу.

Работа — это просто четыре вопроса, которые, когда их применяют к конкретной проблеме, позволяют вам увидеть то, что вас беспокоит, в совершенно ином свете. Как говорит Кэти: «Это не проблема, которая вызывает наши страдания; это наши мысли о проблеме ». Вопреки распространенному мнению, попытки избавиться от болезненной мысли никогда не работают; вместо этого, как только мы выполнили Работу, мысль отпускает нас. В этот момент мы действительно можем любить то, что есть, таким, какое оно есть.

Любить то, что есть покажет вам шаг за шагом, на ясных и ярких примерах, как именно использовать этот революционный процесс для себя.Вы увидите, как люди работают с Кэти над широким кругом человеческих проблем, от жены, готовой бросить мужа, потому что он хочет большего секса, до рабочего с Манхэттена, парализованного страхом терроризма, до женщины, страдающей из-за смерти в ее семья. Многие люди открыли для себя силу Работы решать проблемы; кроме того, они говорят, что благодаря Работе они испытывают чувство прочного мира и находят ясность и энергию для действий, даже в ситуациях, которые раньше казались невозможными.

Если вы продолжите делать Работу, вы можете обнаружить, как и многие люди, что вопросы проникают во все аспекты вашей жизни, без особых усилий избавляясь от стрессовых мыслей, мешающих вам обрести покой. Любить то, что есть предлагает все необходимое, чтобы научиться этому замечательному процессу и прожить его жизнь, а также обрести счастье в качестве того, что Кэти называет «любителем реальности».

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Четыре вопроса, которые могут изменить вашу жизнь — вы исполняете

Задавайте вопросы

Четыре вопроса Кэти кажутся простыми, но честно проработать их, чтобы разоблачить ложь, которая, как мы считаем, может оказаться тяжелой работой.Кэти утверждает, что чем больше мы посвящаем себя регулярным исследованиям, когда что-то заставляет нас страдать, тем легче станет Работа. Точно так же, как мы автоматически убираем руку от раскаленной плиты, говорит она, те, кто практикует эту работу, научатся быстро устранять ложные мысли путем исследования, возвращаясь к гармонии и счастью. Кэти настоятельно рекомендует выполнять Работу, записывая мысли на бумаге, чтобы поощрять честный ответ. Четыре вопроса с кратким объяснением каждого:

1.Это правда?

После того, как вы запишите все, что вы чувствуете по поводу болезненной ситуации, отношений или чувства в вашей жизни, первый вопрос требует проверки реальности. Этот вопрос требует тщательного исследования того, что является правдой, а также определения того, принадлежит ли этот бизнес вам, кому-то другому или Богу. Если вы исследуете свое сердце и придете к выводу, что утверждение, которое причиняет вам боль, истинно, вы ответите на второй вопрос. Если вы придете к выводу, что это неправда, вы перейдете к третьему вопросу.

2. Можете ли вы точно знать, что это правда?

Этот более глубокий уровень поиска просит исследователя найти доказательства того, во что он верит, копнуть под поверхностью, чтобы выявить невидимые факторы, которые могли повлиять на мысль. Если мысль действительно верна, она сможет выдержать тщательный анализ дальнейшего исследования. Этот шаг также создает пространство, чтобы спросить: «Что эта правда говорит мне обо мне?»

3. Как вы реагируете, когда думаете об этой мысли?

В ответ на этот вопрос спрашивающего просят составить конкретный и исчерпывающий список того, что эта мысль вызывает у него чувства.Какие эмоции возникают? Как вы относитесь к этому человеку, к другим людям, вовлеченным в ситуацию, когда вы думаете об этой мысли? Этот вопрос также спрашивает, можете ли вы придумать причину, чтобы отбросить эту мысль, или причину, не вызывающую стресса, чтобы сохранить ее.

4. Кем бы вы были без мысли?

Идея высвобождения мысли плавно ведет к этому четвертому вопросу, который предлагает перспективу свободы от мысли, основанной на страхе или лжи. Как пишет Кэти, «реальность всегда добрее, чем истории, которые мы о ней рассказываем.В этом заключительном упражнении вас просят представить себя в этой ситуации или отношениях, свободным от стрессовых мыслей. Он заканчивается приглашением решить, будет ли жизнь более умиротворенной, с мыслями или без них. Наконец, Работа побуждает вас создать один или несколько вариантов поворота к исходной мысли — приглашение поверить в противоположное тому, что вы когда-то считали правдой.

Выполнение работы во всех сферах жизни

Когда человек знакомится с четырьмя вопросами и способен подвергать негативные мысли тщательному анализу Работы, вопросы создают основу, которая может изменить сложные ситуации практически в любой области. Кэти подробно описывает стратегии применения Работы к негативным образцам мышления, которые развиваются в любви, сексе и отношениях, здоровье и смерти, родителях и детях, работе и деньгах. Она даже включает руководящие принципы, которые помогут детям включить Работу в свою жизнь в молодом возрасте, спасая себя от багажа, который может возникнуть в результате многих лет негативного и непродуктивного мышления.

Как и разработка режима упражнений, проработка четырех вопросов Кэти — сложная дисциплина, когда вы начинаете, но она становится естественной частью вашего распорядка, если вы привержены Работе.Как и физические упражнения, Кэти твердо убеждена, что Работа может изменить человека ментально и эмоционально, перестраивая его мозг, чтобы избавиться от болезненных или вводящих в заблуждение мыслей. Она пишет: «Я люблю то, что есть, не потому, что я духовный человек, а потому, что мне больно, когда я спорю с реальностью. Мы можем знать, что реальность хороша такой, какая она есть, потому что, когда мы с ней спорим, мы испытываем напряжение и разочарование. Мы не чувствуем себя естественными или уравновешенными. Когда мы перестаем противостоять реальности, действия становятся простыми, плавными, добрыми и бесстрашными.”

Краткое содержание книги: Любить то, что есть

Работа Байрона Кэти увлекательна, ее часто неправильно понимают, и она помогла сотням, если не тысячам людей.

Обзор:

В 1986 году Байрон Кэти оказалась в лечебном учреждении по поводу расстройства пищевого поведения. Там у нее было пробуждение. Некоторые могут описать ее опыт как духовную трансформацию, шаманское исцеление или возрождение. Независимо от определения ее нового осознания, когда она вернулась домой, ее муж и дети отметили разницу — любящую, обоснованную и мудрую разницу.Теперь она находилась в месте , любя то, что есть , и люди начали приходить к Кэти за советом и советом. В серии Любить то, что есть: четыре вопроса, которые могут изменить вашу жизнь , Кэти представляет следующие идеи и многое другое!

Основные понятия
  • Наши мысли часто не соответствуют действительности, то есть тому, что есть.
  • Мысли и истории, повторяемые снова и снова, становятся бессознательными убеждениями.
  • Узнавать, что правильно для вашей жизни, — это ваша работа, а не думать и не решать, что хорошо для других.
  • Вы — ни ваши мысли, ни ваши истории.
  • С интересом и состраданием обращайте внимание на свои болезненные мысли.
  • Мучительные и болезненные чувства возникают из-за принятия неправдивых историй и мыслей.
  • Записывайте свои мысли и истории. Легче бросить вызов бессознательным представлениям, когда их можно увидеть в черно-белых тонах.

Кэти предлагает следующие четыре вопроса, чтобы проверить ваши мысли:

  1. Это правда?
  2. Можете ли вы точно знать, что это правда?
  3. Как вы реагируете, когда думаете об этой мысли?
  4. Кем бы вы были без мысли?

Позже в процессе Кэти задает еще вопросы, чтобы проверить вашу мысль (вашу историю).Она называет эти вопросы оборотами. Поворот на вокруг — это способ узнать, что на самом деле может быть для вас правдой. Это побуждает вас смотреть на ситуацию как на зеркало самого себя

Поверните мысль ВОКРУГ.

Пример мысли (рассказа) Он причинил мне боль.
Разверните на ПРОТИВОПОЛОЖЕНИЕ. Он меня не обидел.
Разверните его на SELF. Я поранил себя.
Разверните его на ДРУГОЕ. Я поранил его.

Байрон Кэти Цитаты:
  • « Пока вы думаете, что причина вашей проблемы где-то там, , пока вы думаете, что кто-то или что-то несет ответственность за ваши страдания, ситуация безнадежна. Это означает, что вы навсегда остаетесь в роли жертвы — что вы страдаете в раю ».
  • «Мысль безвредна, если мы ей не верим. Страдания вызывают не наши мысли, а наша привязанность к ним.Привязаться к мысли означает верить в ее истинность, не спрашивая. Вера — это мысль, к которой мы привязаны, часто годами ».
  • «Я никогда не испытывал стрессового чувства, которое не было бы вызвано привязанностью к ложным мыслям. За каждым неприятным чувством скрывается неверная для нас мысль ».
  • «Возложение вины или осуждения на кого-то другого оставляет вас бессильным изменить свой опыт; принятие ответственности за свои убеждения и суждения дает вам возможность изменить их.”
  • «Мы пытаемся избавиться от стрессовых переживаний, глядя вовне. Мы пытаемся изменить кого-то еще или тянемся к сексу, еде, алкоголю, наркотикам или деньгам, чтобы найти временное утешение и иллюзию контроля ».
  • «Запрос — это осознание того, что все ответы, которые нам когда-либо понадобятся, всегда доступны внутри нас».
Вывод:

Кэти выступала по всему миру в церквях, университетах и ​​тюрьмах. Она предлагает своим последователям сомневаться в том, во что они верят, что им говорят от других и что они говорят сами себе.

Начните с захватывающих моментов, когда сможете полюбить то, что есть , и расширить его. Также обратите внимание, когда вам сложно полюбить то, что есть . Со временем вы, по крайней мере, переместитесь к , принимая то, что есть .

Патрисия Морган MA CCC помогает своим читателям, клиентам и аудитории облегчить их бремя, улучшить их мировоззрение и укрепить их устойчивость. Чтобы перейти от горя к WOW позвоните 403.242.7796 или отправьте запрос по электронной почте.


Если вам понравился или полезен этот блог, оставьте, пожалуйста, комментарий
ниже и подпишитесь на мою электронную новостную рассылку Your Uplift.

Любить то, что есть резюме, обзор PDF

У вас долгосрочные отношения, и вы уже много лет счастливы. Однако недавно вы начали подозревать, что ваш партнер вас больше не любит.

В этой гипотетической ситуации ваш стресс нарастает по мере того, как вы пытаетесь найти способы заставить вашего партнера снова полюбить вас. Но это невозможно! Так что вы должны жить со своим стрессом и грустью. Верно?

Неправильно. Стресс вызван не событиями или людьми в вашей жизни, а вашей интерпретацией событий или действиями друзей и возлюбленных.

Значит, вам больно не из-за предполагаемого отсутствия любви вашего партнера, а из-за вашей интерпретации чувств партнера. По сути, вы прочитали поведение партнера, чтобы понять, что он вас больше не любит. Если она забудет поцеловать тебя на прощание, ты автоматически подумаешь: я ей наплевать.

Как можно выйти из этой ситуации? Что ж, стресс происходит из ваших мыслей, поэтому вам нужно изменить свои мысли. Вот где приходит «Работа».

Начните с записи мыслей, которые вас беспокоят.В нашем гипотетическом случае вы могли бы написать: «Мои отношения разваливаются, потому что мой партнер меня больше не любит».

Затем проанализируйте свои письменные мысли, задав себе четыре простых вопроса.

Верна ли эта мысль? Пересмотрите действия своего партнера, чтобы убедиться, что вы не слишком опрометчивы.

Могу ли я быть абсолютно уверен в его истинности? Подумайте, есть ли другие интерпретации поведения вашего партнера.

Как эта мысль заставляет вас отреагировать? Иногда, когда мы беспокоимся, мы просто усиливаем стресс.Возможно, вы ищете доказательства того, что ваш партнер не любит вас, потому что в глубине души вы параноик.

Кем бы вы были без этой мысли? В этом случае вы были бы счастливее и больше наслаждались бы вашими отношениями.

Ответы на эти четыре вопроса дадут вам более глубокое понимание своих негативных мыслей, так что вы сможете перейти к тому, чтобы почувствовать себя лучше.

Что такое любовь?

Романтическая любовь — от песен и стихов до романов и фильмов — одна из самых устойчивых тем для произведений искусства на протяжении веков.Но как насчет науки?

Исторические, культурные и даже эволюционные свидетельства свидетельствуют о том, что любовь существовала в древние времена и во многих частях мира. Романтическая любовь существует в 147 из 166 культур, рассмотренных в одном исследовании.

Сложность любви во многом связана с тем, как люди по-разному ее воспринимают и как она может меняться со временем.


Читать далее: Пятничное эссе: в поисках места для любви


Нравится, любить или «любить»?

Психологические исследования, проведенные за последние 50 лет, изучали разницу между симпатией к кому-то, любовью к кому-то и «влюбленностью».

Понятие «лайк» — это позитивные мысли и чувства по отношению к кому-либо и признание компании этого человека полезным. Мы также часто испытываем тепло и близость к людям, которые нам нравятся. В некоторых случаях мы выбираем эмоциональную близость с этими людьми.

Когда мы любим кого-то, наш мозг ведет себя иначе, чем когда мы кого-то любим. Halfpoint / Shutterstock

Когда мы любим кого-то, мы испытываем те же положительные мысли и переживания, что и когда нам нравится человек.Но мы также испытываем глубокое чувство заботы и преданности этому человеку.

«Влюбленность» включает в себя все вышеперечисленное, но также включает в себя чувство сексуального возбуждения и влечения. Однако исследования собственных взглядов людей на любовь показывают, что не все виды любви одинаковы.

Страстная и товарищеская любовь

Романтическая любовь бывает двух видов: страстная и товарищеская. Большинство романтических отношений, будь то гетеросексуальные или однополые, включают обе эти части.

Страстная любовь — это то, что люди обычно считают «влюбленными». Он включает в себя чувство страсти и сильную тоску по кому-то до такой степени, что они могут навязчиво думать о желании оказаться в их руках.

Различные исследования сообщают, что примерно 20-40% пар испытывают снижение страстной любви в течение отношений. Rawpixel. com/ Shutterstock

Вторая часть известна как товарищеская любовь. Это не так сильно, но сложно и связывает чувство эмоциональной близости и приверженности с глубокой привязанностью к романтическому партнеру.

Как любовь меняется со временем?

Исследования, изучающие изменения в романтической любви с течением времени, обычно показывают, что, хотя страстная любовь начинается с высокого уровня, она снижается в течение отношений.

На это есть разные причины.

По мере того, как партнеры узнают больше друг о друге и становятся более уверенными в долгосрочном будущем отношений, рутинные отношения развиваются. Возможности испытать новизну и возбуждение также могут снизиться, как и частота сексуальной активности.Это может вызвать утихание страстной любви.

Именно сокращение товарищеской любви в большей степени, чем страстная любовь, может негативно повлиять на долговечность романтических отношений. Обезьяна: бизнес-изображения / Shutterstock

Хотя снижение страстной любви наблюдается не во всех парах, различные исследования показывают, что примерно 20-40% пар переживают этот спад. Среди пар, состоящих в браке более десяти лет, самый резкий спад, скорее всего, произойдет во втором десятилетии.

Жизненные события и перемены также могут затруднить испытание страсти. У людей есть конкурирующие обязанности, которые влияют на их энергию и ограничивают возможности для развития страсти. Родительство — пример этого.


Читать далее: Любовь по замыслу: когда наука встречается с сексом, похотью, влечением и привязанностью


Напротив, товарищеская любовь обычно со временем усиливается.

Хотя исследования показывают, что большинство романтических отношений состоят как из страстной, так и из товарищеской любви, именно отсутствие или сокращение товарищеской любви в большей степени, чем страстная любовь, может негативно повлиять на долговечность романтических отношений.

Но в чем смысл любви?

Любовь — это эмоция, которая удерживает людей привязанными друг к другу. С точки зрения эволюционной психологии любовь эволюционировала, чтобы удерживать родителей детей вместе достаточно долго, чтобы они выжили и достигли половой зрелости.


Читать далее: Как это называется любовью?


Период детства у людей намного дольше, чем у других видов. Поскольку потомство в течение многих лет полагается на взрослых, чтобы выжить и развить навыки и способности, необходимые для успешной жизни, любовь особенно важна для людей.

Без любви трудно понять, как мог бы развиться человеческий вид.

Любовь эволюционировала, чтобы держать родителей детей вместе достаточно долго, чтобы они выжили и достигли половой зрелости.Nattakorn_Maneerat / Shutterstock

Биологическая основа тоже

У любви не только эволюционная основа, но и корни любви в биологии. Нейрофизиологические исследования романтической любви показывают, что люди, находящиеся в агонии страстной любви, испытывают повышенную активацию областей мозга, связанных с вознаграждением и удовольствием.


Читать далее: Изоляция любви: пандемия оказала давление на многие отношения, но вот как узнать, выживут ли ваши


Фактически, активируемые области мозга такие же, как и области мозга, активируемые кокаином.

Эти области выделяют химические вещества, такие как окситоцин, вазопрессин и дофамин, которые вызывают чувство счастья и эйфории, которые также связаны с сексуальным возбуждением и возбуждением.

Интересно, что эти области мозга не активируются, когда мы думаем о неромантических отношениях, таких как друзья. Эти данные говорят нам, что любить кого-то — это не то же самое, что любить кого-то.

Какой у тебя стиль любви?

Исследование выявило три основных стиля любви. Стили любви, впервые придуманные психологом Джоном Ли, — это эрос, лудус и сторге. Эти стили включают убеждения и отношение людей к любви и служат руководством для построения романтических отношений.

Люди, увлеченные любовью, доверчивы, не нуждаются и не зависят от других. BLACKDAY / Shutterstock

Эрос

Этот стиль любви относится к эротической любви и направлен на физическое влечение и занятие сексом, быстрое развитие сильных и страстных чувств к другому и интенсивной близости.

Людус

Этот стиль предполагает эмоциональную отстраненность и часто предполагает «игру». Неудивительно, что люди, поддерживающие этот стиль любви, вряд ли примут на себя обязательства, чувствуют себя комфортно, прекращая отношения, и часто начинают новые отношения, прежде чем прекратить текущие.

Сторге

Сторге часто считается более зрелой формой любви. Приоритет отдается отношениям с человеком, имеющим схожие интересы, привязанность выражается открыто и меньше внимания уделяется физической привлекательности.Люди, одержимые любовью к сторге, доверяют другим и не нуждаются в них и не зависят от них.

Или вам больше нравится сочетание смесей?

Вы можете видеть себя в более чем одном из этих стилей.

Данные свидетельствуют о том, что некоторые люди обладают смесью трех основных стилей любви; Эти смеси были обозначены Ли как мания, прагма и агапе.


Читать далее: Дорогая, я люблю тебя … от всей души


Маниакальная любовь включает в себя сильные чувства к партнеру, а также беспокойство о приверженности отношениям.Прагматическая любовь включает в себя разумный выбор отношений в поисках партнера, который станет хорошим компаньоном и другом. Агапе — это самоотверженная любовь, движимая чувством долга и самоотверженности.

Развитие личности и прошлый опыт взаимоотношений людей влияет на любовный стиль человека. Густаво Фразао / Shutterstock

Почему тебе нравится то, что ты делаешь?

Любовный стиль человека не имеет ничего общего с его генетикой.Скорее, это связано с развитием личности и прошлым опытом взаимоотношений человека.

Некоторые исследования показали, что люди с высокими чертами характера, такими как нарциссизм, психопатия и макиавеллизм, больше одобряют стиль любви лудус или прагма.


Читать далее: Есть шесть стилей любви. Какой из них лучше всего описывает вас?


Люди, которые имеют ненадежный стиль привязанности, предполагающий высокую потребность в признании и озабоченности партнерами по отношениям, одобряют большую манию любви, в то время как те, кому некомфортна интимность и близость, не одобряют любовь эроса.

Независимо от различий в способах переживания любви, одно остается общим для всех: мы, люди, являемся социальными животными, которым она очень нравится.

Определение любви — Какое определение любви?

Что такое любовь? Все мы много говорим о любви, но что на самом деле — это определение любви? На что на самом деле похожа любовь? А чем любовь отличается от похоти ? Вот все разные способы определения любви, плюс эксперт объясняет, что такое любовь.

Какие бывают виды любви?

Любовь — вещь невероятно субъективная, и внутри самой любви есть множество разных видов любви. Есть немантическая платоническая любовь между друзьями, любовь между членами семьи, а также сильная безусловная любовь. Но чаще всего, когда говорят о любви, имеют в виду романтическую любовь с партнером. Сообщество ЛГБТК + показывает, что существует множество разных форм любви. Лесбиянки — это женщины, которые любят других женщин, в то время как геи любят других мужчин, бисексуалы любят людей более чем одного пола, в то время как пансексуалы любят людей всех полов.Некоторые люди полиамурны, то есть они любят сразу нескольких романтических партнеров, в то время как другие аромантичны и совсем не чувствуют романтического влечения к другим людям. Между тем, многие люди просто предпочитают идентифицировать себя как квир. Но, в конце концов, любовь есть любовь.

Какое определение для любви?

Согласно словарю, любовь — это «сильное чувство глубокой привязанности». Между тем, Urban Dictionary определяет любовь как «акт заботы и отдачи кому-то другому.Ставить на первое место чьи-то интересы и благополучие. По-настоящему любить — очень самоотверженный поступок ».

mediaphotosGetty Images

«Любить кого-то — значит принимать его такими, какие они есть», — объясняет психосексуальный терапевт и психотерапевт Сара Калверт, даже те вещи, которые вам не обязательно нравятся в них, например, насколько они беспорядочные. Сара объясняет, что любить кого-то означает даже любить повседневную жизнь вместе и создавать настоящую привязанность к другому человеку.

У разных людей разные определения любви и разные переживания любви, и разные переживания любви, конечно же, повлияют на то, что для них значит любовь. По словам Ани *, 20 лет, которая поддерживает отношения на расстоянии: «Любовь — это взаимное взаимодействие, которое необходимо демонстрировать обеим сторонам. Это эмоция, однако она возникает после доверия, после верности и после приверженность Итак, есть много жертв и много ответственности.»

Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Как узнать, что ты влюблен?

«Влюбленность связана с сильными чувствами страсти, страсти, одержимости и похоти», — говорит Сара. Вы можете сказать, что любите кого-то, если вам кажется, что вы все время скучаете по нему, чувствуете отчаянную потребность быть с ним или чувствуете, что не можете сосредоточиться на других вещах.Однако любовь также может отнимать много энергии и казаться очень поглощающей, добавляет Сара, и может заставить вас увидеть «идеализированную» версию другого человека, отсюда и слово «любовь слепа».

Джена АрделлGetty Images

Что такое любовь?

Существует множество физических причин того, почему вы чувствуете себя так, как вы, когда влюблены, будь то возбуждение, счастье или что-то в этом роде.«Влюбленность вызывает изменения в наших телах, поскольку мы выделяем дофамин, гормон« хорошего самочувствия », который дает нам чувство эйфории или удовольствия», — объясняет Сара. Когда мы влюблены, наши тела также увеличивают выработку норадреналина, добавляет Сара, что заставляет ваше сердце биться чаще и дает вам дополнительную энергию, вызывая гиперактивность. «Вот почему иногда у влюбленных снижается аппетит, они страдают бессонницей и беспокойством», — объясняет Сара, что часто называют «любовной болезнью».

«Я думаю, что влюбленность означает, что вы связаны с кем-то на всех уровнях: физическом, эмоциональном, духовном», — объясняет один из пользователей Reddit.Такое ощущение, что даже если вы только что встретили их, вам кажется, что вы знаете их всю свою жизнь ».

В чем разница между любовью к кому-то и
в любви с кем-то?

Весна Йованович / EyeEmGetty Images

Чтобы сделать всю концепцию любви еще более сложной, вы можете любить человека, не будучи в любите его, то есть вы любите его, но он не любит вас в ответ (к сожалению).По словам Сары, «любить человека, а не влюбляться, спокойнее и менее драматично». О безответной любви написано множество книг, фильмов, стихов и песен, и любой, кто был там, скажет вам, что это болезненный опыт.

Каковы признаки того, что кто-то вас любит?

Трудно определить признаки того, что кто-то влюблен в вас. Сара предлагает обратить внимание на пять языков любви в поведении вашего партнера. По словам эксперта по взаимоотношениям доктора Гэри Чепмена в своей книге Пять языков любви: секрет любви, которая длится , люди проявляют любовь разными способами: словами подтверждения, физическим прикосновением, отправкой подарков, качественным временем и актами служения.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *