Неврозы это: Неврозы или невротические расстройства — симптомы, причины, факторы риска, диагностика и лечение в медицинских центрах «К+31

Содержание

симптомы, причины появления, диагностика, лечение

Неврозы — это целая группа психогенных, обратимых расстройств. Заболевание относится к нервно-психическим, которое встречается в повседневной жизни. Женщины подвергаются чаще чем мужчины, может носить также массовый характер. Неврозы вызывают такие негативные факторы, как умственное перенапряжение, различные стрессы и плохой сон. В группе риска находятся лица, злоупотребляющие транквилизаторами, снотворными или наркотическими препаратами.

Неврозы имеют определённые формы:

1) Неврастения или, как его называют «психическая слабость», это усталость и нервное истощение организма. Развивается вследствие продолжительной, затянувшейся психической травмы, которая приводит к эмоциональному перенапряжению, что часто появляется во время продолжительного состояния тревоги, длительного пребывания в обстановке неблагоприятного характера для психического, психологического состояния.

Для этой формы заболевания характерны чрезмерная раздражительность, неумение подавлять реакции неадекватного характера на разного рода внешние раздражители, быстрая утомляемость.

Больных начинают беспокоить головные боли, шум, появляется повышенная потливость, нарушение сна, учащённое сердцебиение, а также возникает нарушение некоторых функций кишечника. Чаще всего к такому состоянию приводит недосыпание нарушение режима питания, переутомление.

2) Невроз навязчивого состояния характеризуют страхами (фобиями), чрезмерной мнительностью и опасениями, нерешительностью, возможны кардиофобия, клаустрофобия, агорафобия. Психическая травма является основной причиной данного невроза. У больных появляется учащённое сердцебиение, иногда головокружение.

3) Ипохондрический невроз, иными словами, это зацикленность на здоровье. Больные ипохондрией склонны приписывать самим себе, даже по незначительному, а не редко и без повода, заболевания, которыми на самом деле не болеют, могут даже возникать болезненные ощущения в разных частях тела. Наиболее часто болеют те, кому с детства прививали чрезмерную заботу о своём здоровье. Поводом для развития ипохондрии может стать как просмотр фильма или прочтение статьи о болезни, так и чья-то смерть вследствие болезни (иногда даже не знакомых людей).

4) Депрессивный невроз (неврастеническая депрессия) проявляется в основном у всех, кому сложно приспособиться к новым жизненным условиям, неуверенных в себе личностей. Изначально появляется недолговременная реакция на разного рода невзгоды, впоследствии, при неоднократном повторении, появляется неврастенический синдром, со временем развивается. Характеризуют понижением настроения, слезливостью, грустью, нередко присутствуют жалобы на несправедливое отношение к своей личности, жалобы на судьбу, возникает общая слабость, неприятные, болезненные ощущения в грудной клетке, быстрая утомляемость, резкие колебание настроения.

Начиная, лечение различной формы неврозов изначально следует установить причину, которая вызвала заболевание, и попытаться её устранить. Обязательно назначают психотерапию, а также в зависимости от вида невроза, медикаментозное лечение.
Вовремя и правильно оказанное комплексное лечение возвращает больных к полноценному образу жизни и ведёт к выздоровлению.

Получить консультацию
врача-невролога

Лечение неврозов и фобий | Нижегородский областной наркологический диспансер

Невроз является одним из самых распространенных в нашем обществе психических нарушений, что обуславливает крайнюю степень актуальности проблемы лечения неврозов

.

Невроз – это расстройство нервно-психического характера, сопровождающееся разнообразными соматическими, психоэмоциональными, а также поведенческими симптомами. Эти нарушения поддаются лечению, они обратимы, их развитие происходит в результате долговременного воздействия таких травмирующих моментов, как чрезмерное умственное и эмоциональное напряжение, в результате заболеваний и травм.

Невротические расстройства приводят к падению работоспособности и снижению степени адаптации человека к жизни в обществе, в результате лечение неврозов становится для него необходимым.

Женщины больше подвержены неврозам, чем мужчины, из-за своей более высокой эмоциональности, впечатлительности и чувствительности.

Разновидности неврозов

Хотя единой классификации невротических состояний к настоящему времени не было выработано, при лечении неврозов обычно выделяют три следующие категории:

  1. Невроз навязчивых состояний.
  2. Истерия.
  3. Неврастения.

Неврозы навязчивых состояний бывают проявлены в форме навязчивостей, из которых наиболее известны разнообразные фобии. В числе самых известных – боязнь закрытых пространств (клаустрофобия), боязнь высоты, боязнь публичных выступлений и т.д.

Также навязчивые состояния сопровождаются симптомами общеневротического характера – дрожанием рук, нарушениями сна, частыми мочеиспусканиями, нарушениями в работе вегетативной нервной системы и т.п.

Истерический невроз – это чаще всего реакция защитного свойства, вызванная попаданием в сложную, не поддающуюся разрешению ситуацию. К истерическому поведению наиболее склонны люди внушаемые, привыкшие вести себя демонстративно.


Неврастения, которую называют еще синдромом усталости, является самой распространенной в практике лечения неврозов разновидностью невротических нарушений.

Развитие неврастенических расстройств происходит как следствие длительного пребывания в травмирующей ситуации и выражается в повышении утомляемости человека, истощенностью нервных реакций, чрезмерной возбудимостью, сварливостью. Неврастении чаще всего подвержены люди тревожные, с обостренным чувством долга.

Фобии

Фобия – это разновидность невроза, проявляющаяся в навязчивом состоянии страха перед каким-либо предметом или явлением. Вывод о наличии, либо отсутствии фобии делается исходя из того, нарушает ли возникшее состояние социальную адаптацию человека, мешает ли его трудовой деятельности.

Различают следующие разновидности фобий:

1. Социальные фобии – когда человек боится попасть в неловкое, затруднительное положение, находясь в обществе других людей.

2. Простые фобии – стойкие страхи, не мотивированные с точки зрения логики, а также стремление к избеганию ситуаций, в которых могут реализоваться эти страхи (клаустрофобия, кардиофобия, агарофобия и т. д.).

Как лечатся неврозы

Современная медицина с успехом осуществляет лечение неврозов и фобий, главное, не терять времени и вовремя обратиться к врачу.

Предварительно производится медицинское обследование систем внутренних органов, после чего назначаются препараты, устраняющие функциональные нарушения в работе организма. Особенно важным это может быть в

лечении неврозов и фобий, непосредственно связанных с сердечной деятельностью.

Не меньшее значение при лечении неврозов имеют и психотерапевтические методики. Врач помогает пациенту осознать и принять те особенности его личности, что привели к возникновению невроза и устранить, таким образом, имеющиеся противоречия. Очень эффективной является методика групповой психотерапии, когда страдающих неврозами объединяют в психотерапевтические группы, активность которых направляет психотерапевт.

Лечение неврозов в Уфе | Гастроэнтерологический центр г.

Уфа

Невроз – это не конкретное заболевание, а собирательное название целого ряда нервно-психических расстройств, негативно влияющих на умственную деятельность и самочувствие человека.

В группу неврозов входят:

  • Истерия с характерными двигательными и сенсорными нарушениями.
  • Неврастения, главными проявлениями которой являются быстрая утомляемость и чрезмерная раздражительность.
  • Навязчивые состояния, то есть беспричинные фобии.

Хорошая новость заключается в том, что данные состояния, несмотря на затяжное течение, обратимы.   Такими  пациентами  занимается целый ряд специалистов: неврологи, психиатры и психотерапевты.  На начальных этапах развития болезни, в нетяжелых случаях, в решении проблемы может помочь врач-невролог.

Ошибочно полагать, что неврозы встречаются только у взрослых пациентов. Известно немало случаев постановки диагноза детям старше 2 лет.

Наиболее вероятная причина – стресс, испытываемый в семье. В случае, когда мы говорим о детях, лечение неврозов (и любых других патологий) следует начинать незамедлительно.

Почему возникает невроз?

Основная причина развития невроза – систематические умственные или физические перегрузки. Среди прочих факторов стоит отметить:

  • Врожденную склонность к утомлению и переутомлению. Это значит, что периоды апатии и снижения работоспособности чередуются с чрезмерно интенсивной умственной или физической деятельностью.
  • Истощение нервной системы, вызванное хроническим стрессом.
  • Длительное употребление алкоголя или наркотических средств.

Несмотря на то, что невроз – это нарушение нервной системы и психики, для неврастении и истерии характерны множественные проявления на уровне физиологии: головная боль, тремор конечностей, шум в ушах, снижение сексуального влечения, нарушения сна и аппетита.

На уровне психики невроз проявляется постоянной раздражительностью, плаксивостью, перепадами настроения и усталостью.

При обнаружении нескольких симптомов, не проходящих в течение длительного времени, необходимо обратиться за квалифицированной помощью.

Как лечить?

Тактика лечения невроза зависит от спровоцировавшей его причины и наличия/ отсутствия сопутствующих патологий нервной системы.

При истощении нервной системы пациенту назначают поливитамины с большим содержанием магния и витаминов группы B, в  более сложных случаях врач может выписать транквилизаторы и антидепрессанты. Важным этапом лечения является работа с психотерапевтом. Без избавления от стрессовых факторов эффект от медикаментозной терапии будет носить кратковременный характер.

Зачем лечить?

Существует группа пациентов, считающих жизнь в условиях хронического стресса нормой. Они ежедневно чувствуют перепады настроения и отмечают чрезмерно высокую раздражительность, но не обращаются к врачу.

Такое отношение к собственному здоровью является большой ошибкой и может привести к развитию депрессии, фобий, к временной нетрудоспособности и паническим атакам. Записывайтесь на прием к врачу-неврологу по телефону +7 (347) 201-02-03.

диагностика и лечение по доступным ценам в Челябинске

Согласно статистике около 70% жителей России страдает от неврозов. К специалистам обращается только половина. Между тем,

неврозы успешно лечатся. Так зачем же тогда страдать? Обратитесь в клинику «СитиМед», где вам обязательно помогут!

Как определить невроз? Изучаем все симптомы!

К основным симптомам неврозов относят:
•    головные боли и головокружения;
•    нарушения сна;
•    снижение или повышение артериального давления;  
•    ощущения кома в горле;
•    снижение аппетита;
•    высыпания, напоминающие крапивницу.

Нередко пациенты жалуются на повышенную утомляемость, тремор в мышцах, забывчивость, необоснованные страхи, тревожность и депрессию.

Почему неврозы возникают у детей и взрослых?

Удивительно, но причина неврозов до сих пор неизвестна. Длительное время патологию считали информационной болезнью. Специалисты утверждали, что заболевание возникает на фоне высокого темпа жизни и перегрузок, но последние исследования опровергли это.

Так почему же люди страдают? 

Неврологи приходят к выводу о том, что значение для конкретного человека имеет не определенная стрессовая ситуация, а отношение к ней. Можно сделать вывод о том, что от неврозов чаще остальных страдают люди, которые отличаются:
•    высоким уровнем эмоциональности;
•    мнительностью;
•    демонстративностью поведения.

Это объясняет и тот факт, что неврозам больше подвержены представительницы прекрасного пола.
Получается, что от заболевания невозможно избавиться? Себя не изменишь! На самом деле, лечение возможно.

Избавляем от неврозов!

Лечение неврозов в нашей клинике проводится с применением:
•    лекарственных препаратов;
•    психотерапевтических методов;
•    дието- и физиотерапии.

В каждом случае терапия подбирается индивидуально. К работе привлекаются не только неврологи, но и психологи и психотерапевты. Все наши пациенты могут рассчитывать на избавление от неприятных симптомов!
Звоните, чтобы записаться на прием! Наш телефон (351) 265-55-15.

Врачи

Врач невролог

Стоимость приема — 1500

Неврозы большого города

В условиях крупного города уровень срывов повышается из-за. .. больших возможностей. В мегаполисе человек имеет больше шансов реализовать себя – получить лучшее образование, найти работу с высокой зарплатой, накопить на собственное жилье, посетить огромное количество выставок, клубов, ресторанов…  Это потрясающие возможности, но они требуют много времени и сил. Слишком легко получить перенапряжение и потерять ориентиры, выделить самое главное.

В мегаполисе острее чувствуется разделение на социальные группы. Надо иметь положение, статус, деньги, связи.

Вторая причина частых неврозов в мегаполисе – высокая конкуренция. Особенно на работе. С одной стороны здесь больше возможностей устроиться на высококвалифицированную должность в крупной компании, легче продвигаться по карьере. Но на одно место здесь претендует гораздо больше людей, чем в маленьком городе. Да и получив долгожданную работу, приходится стараться прыгать выше головы из-за того, что надо показать свою незаменимость и не дать конкурентам сместить себя.

Третья причина типичных городских неврозов – статус. В мегаполисе острее чувствуется разделение на социальные группы. Надо иметь положение, статус, деньги, связи. Это «надо» приходится слышать повсюду — от коллег, друзей, из газет, интернета. Что одевать, как говорить, что есть, куда ходить. Даже бытовые привычки здесь имеют свой вес (например, смотреть телевизор не модно, пользоваться кнопочным телефоном не круто и пр.). И все это вынуждает человека испытывать больше напряжения.

Читайте также

Первая помощь при приступах тревоги  

Есть еще четвертая причина — так называемый “экзистенциальный ваккум”, вызванная излишним стремлением к материальным ценностям, статусу. Мы существуем в мире внешних ценностей, здесь все хотят получать, а когда возможности иссякают, а желание получать материальные богатства превышает человеческие возможности, наступает ощущение пустоты, утраты смысла.

В городах, кстати, невроз существенно молодеет. Если в маленьких городах средний возраст людей с этой проблемой – 33-36 лет, то в мегаполисах нормальны неврозы среди 20-летних парней и девушек. Причина все та  же – перед ними открывается много возможностей, но они требуют большого темпа жизни.

Бояться не стоит —  неврозы вполне обратимы, и психика при правильном подходе восстанавливается без разрушительных последствий.

Как горожанину определить, что у него начинается невроз? В первую очередь, возрастает тревожность и, как следствие, количество ограничений. Человек перестает ездить на дальние расстояния, потом ходить к друзьям, потом на работу — возникает социальная изолированность, когда пациент избегает общества, снижает уровень своей социализации, личной мотивации. К этому добавляется:

  • Повышенная раздражительность, конфликтность.

  • Постоянное недовольство собой, людьми и окружающим миром.

  • Длительное плохое настроение, уныние.

  • Ухудшение или усиление аппетита; проблемы со сном.

  • Состояние «жертвы» и ощущение «вездесущей враждебности».

Если такое состояние не проходит длительное время, то нужна помощь специалистов. Бояться не стоит —  неврозы вполне обратимы, и психика при правильном подходе восстанавливается без разрушительных последствий. Для лечения используются методы психотерапии.

В «Мацпене» человека учат понимать, что с ним происходит, помогают выделить ситуацию, которая спровоцировала невроз, выясняют, почему она для него оказалась сложной, вместе ищут способы выхода из этой ситуации. Придется набраться терпения: как правило, курс лечения неврозов длится от 2 до 6 недель.


Роль семейного воспитания в развитии «школьного невроза»

Неврозы – это всегда следствие внутри- и межличностных конфликтов. К факторам, способствующим развитию неврозов, относятся специфические особенности личности, психопатические черты характера, крайние варианты нормальных характеров, невропатия, дисгармоничное семейное воспитание, психофизическая ослабленность вследствие болезней, хронической и острой психотравматизации и пр.

Считается, что необходимо выделять три основных формы («три кита»): неврастению, истерический невроз и невроз навязчивых состояний. Кроме них в классификации психических болезней выделены: невроз тревоги (беспокойства), фобический невроз, или невроз страха – в МКБ-10 они объединены в фобические тревожные расстройста, ипохондрический невроз.

Довольно часто встречается упоминание о так называемых системных неврозах, когда говорят о таких формах пограничных заболеваний, как тики, энурез, энкопрез, заикание и др. В нашем понимании это не что иное, в большинстве своем, как неврозоподобные формы (в противоположность невротическим) данных страданий.

В 70-90-е годы прошлого столетия широко применялся еще один термин – школьный невроз. Под ним понимался как бы особый невроз, вызванный проблемами, связанными с посещением школы, и проявляющийся главным симптомом среди многих – нежеланием ребенка посещать школьные занятия. В чем такая популярность этого термина? Дело в том, что практически все неврозы у школьников сопровождаются нежеланием ходить в школу, и не секрет, что любые психические отклонения ведут к социальной дезадаптации (не описаны еще случаи, когда больной человек был бы способен работать больше и продуктивнее, чем здоровый). И хотя понятие «школьный невроз» недостаточно четко дифференцировано и поэтому не прижилось среди психиатров и психотерапевтов, отрицать, что болезненные проявления при этом расстройстве препятствуют успешной социальной (в том числе и – школьной) адаптации ребенка.

Многие авторы исследований неврозов у детей отмечают особую роль аномалий воспитания в генезе этих заболеваний, считая их для детского возраста ведущей составляющей этиологии и патогенеза расстройства. Цифры в разных литературных источниках, показывающие количество случаев аномального воспитания и дисгармоничных семейных взаимоотношений в семьях детей-невротиков, поражают своей величиной: у 60-90% детей, страдающих неврозами, выявляются нарушения семейного функционирования и признаки аномального воспитания. Из ситуаций, приводящих к неправильному воспитанию и нарушениям семейного взаимодействия, авторами выделяются, как наиболее патогенные: алкоголизм и асоциальное поведение родителей; проживание разведенных родителей вместе; неблагоприятное воздействие прародительской семьи; перекладывание своих родительских обязанностей на нянек, гувернанток; неблагоприятное воздействие матерей, когда они инфантильны или авторитарны, гиперсоциальны, формальны или тревожны (особенно в отношении здоровья ребенка), не учитывают индивидуальность собственного ребенка, психологически отвергают его, подавляют его активность и самостоятельность.

В.И. Гарбузов с соавторами, основываясь на понимании невроза как болезни развития личности (по В.Н. Мясищеву), центральным звеном в этиопатогенезе неврозов у детей считает изменение врожденных, целесообразных типов реагирования, т.е. темперамента, на реагирования невротического типа, когда воздействия биосоциальных факторов патогенно. Автор подчеркивает целесообразность свойств темперамента, так как они обусловлены длительным процессом эволюции человека, в результате которой сегодня не существует изначально слабого или сильного типа (каждый имеет вполне достаточный уровень приспособительных функций). Другое дело, что могут изменяться, особенно у детей раннего возраста, отдельные свойства темперамента, причем это может приводить и к деформации типа реагирования в целом. Биосоциальные факторы могут как усиливать приспособительную функцию свойств темперамента, так и тормозить развитие отдельных свойств, деформируя приспособительные функции. К значимым биосоциальным факторам относятся анте- и постнатальные вредности, генетические и социально-средовые небагоприятные воздействия (длительные депривации, конфликты, мнимые и реальные угрозы, неблагоприятное воздействие микросреды, а главное в отношении детей – неправильное воспитание). Все эти факторы несут опасность важнейшей приспособительной функции – защитной.

В.И. Гарбузов выделяет типы аномального воспитания, приводящие к возникновению невротическомго радикала: тип А («неприятие»), обусловленное рядом осознаваемых и чаще неосознаваемых факторов (авторитарное, жесткое воспитание и «гипоопека», неприятие собственного ребенка; либо чрезмерная требовательность, жесткая регламентация и контроль, либо недостаток контроля на почве равнодушного попустительства), тип Б (гиперсоциализирующее воспитание), когда на почве тревожной мнительности родителей в семье все пропитано чрезмерной озабоченностью будущим ребенка и всей семьи, что наиболее часто наблюдается в семьях с одним ребенком, у пожилых родителей, в семьях, живущих совместно с родственниками старшего поколения и тип В (эгоцентрическое воспитание), когда ребенку, часто единственному, долгожданному, навязывается представление «я» как самодовлеющей ценности для окружающих, т.е. когда ребенку с раннего возраста демонстрируется (и внушается!), что он – «кумир», «единственная радость», «смысл жизни», «пуп Земли», «маленький», «слабенький» и т.п., причем, как правило, при этом игнорируются интересы всех окружающих.

«Воспитание по типу Б тормозит выявление тех свойств темперамента, от которых зависят скорость и направленность приспособительных реакций (также как и воспитание по типу А), вызывает формирование ощущения неполноценности и тревожности, что влечет за собой, в конце концов, под влиянием психотравмирующих факторов, формирование невротических форм реагирования, защиты…

Искажающее воздействие воспитания по типу В на свойства темперамента заключается в подавлении его приспособительной функции (угашение функции в искусственных условиях обитания), в нарушении коррелятивных и компенсаторных связей между свойствами темперамента; в конечном счете, при столкновении индивида (с «атрофированным темпераментом») с действительностью формируются черты тревожности, ощущение неполноценности и, главное, неадекватная агрессивность».

Комбинации тех или иных свойств темперамента (холерического, сангвинического или флегматического) с тем или иным типом неправильного воспитания и некоторыми особенностями преморбидной личности приводят, по наблюдениям В.И. Гарбузова, к формированию соответствующего преневротического характерологического радикала.

У ребенка с холерическим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «агрессивности и честолюбия» (истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, эмоциональная лабильность со склонностью к аффективной взрывчатости, к конфликтности, подозрительность, злопамятность, завистливость, стремление к лидерству, склонность к гетеро- и аутоагрессивности, длительное застревание на неудачах, склонность к истерическим и астено-невротическим реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу Б формируется радикал «педантичности» (низкий уровень работоспособности, медлительность, сдержанность, ригидность, осторожность, нерешительность, гиперсоциальность, склонность к аутоагрессии и конформности, высокое чувство долга, ответственность, педантичность, пунктуальность, исполнительность, скрытность, замкнутость, тревожное и мнительное застревание на неудачах, склонность к астено-невротическим и обсессивным реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу В формируется радикал «эгоцентричности» (истощаемость, утомляемость, нейстойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, ригидность, прямолинейность, бескомпромиссность, упорство в достижении значимых целей, эгоцентричность, требовательность в отношении окружающих, а особенно – близких, нестабильность в отношениях со сверстниками, гетероагрессивность, упрямство, длительное и аффективное застревание на неудачах, тревожность, мнительность, обидчивость, ранимость, ипохондричность, склонность к истерическим и обсессивным реакциям при неудачах и в трудных жизненных ситуациях).

У ребенка с сангвиническим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «благоразумности» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, сдержанность, тормозимость, степенность, тормозимость, ранимость, ригидность, рассудочность, бережливость, практичность, уступчивость при упорстве в достижении значимых целей, склонность к аутоагрессии и конформности, недоверчивость, замкнутость, скрытность, тревожность и мнительность, ранимость, склонность к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).

  • при воспитании по типу Б формируется радикал «тревожной синтонности» (повышенные утомляемость и истощаемость, неустойчивость по отношению к трудностям, медлительность, невротическая фиксация на значимом, эмоциональная лабильность, плаксивость, нерешительность, чрезмерная уступчивость, сверхдоверчивость, сентиментальность, стыдливость, застенчивость, гиперсоциальность, несамостоятельность и зависимость, тревожность и мнительность, склонность к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).

  • при воспитании по типу В формируется радикал «инфантильности и психомоторной нестабильности» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, нестабильность психического темпа, склонность к перевозбудимости и конфликтности, к гетеро- и аутоагрессивности, конформности, несамостоятельность и зависимость, требовательность по отношению близких, нестабильность в отношениях со сверстниками, сверхотвлекаемость и суетливость, экстравертированность с чрезмерной общительностью, открытостью, демонстративностью поведения, беззаботностью, склонность к истерическим реакциям на неудачи и трудности).

У ребенка с флегматическим темпераментом:

  • при воспитании по типу А формируется преневротический характерологический радикал «конформности и зависимости» (медлительность, невротическая фиксация на значимом, сдержанность, ригидность, тормозимость, осторожность до нерешительности, чрезмерная уступчивость, несамостоятельность, сверхзависимость, забитость, пассивность, склонность к интроверсии, застревание на неудачах, тревожность и мнительность, элективность внимания (устойчивость лишь на значимом для него), робость, к астено-невротическим или обсессивным реакциям при неудачах и жизненных трудностях, ипохондричность, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу Б формируется радикал «тревожной мнительности и замкнутости» (низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, неустойчивость к трудностям, невротическая фиксация на значимом, сдержанность, ригидность, тормозимость, осторожность, нерешительность, склонность к аутоагрессивности и конформности, колебаниям и сомнениям, сверхосторожность, гиперсоциальность, благоразумность, скрытность, застенчивость, пассивность, мечтательность, склонность к фантазированию, длительное застревание на неудачах, тревожная мнительность в отношении здоровья своего и родителей, ипохондричность, опасения относительно настоящего и будущего благополучия своего и семьи, высокая степень озабоченности состоянием дел родителей, к обсессивным и астено-невротическим реакциям на неудачи и трудности, подверженность психосоматическим расстройствам).
  • при воспитании по типу В формируется радикал «контрастности» (неустойчивость, контрастность и неадекватность по отношению к трудностям, нестабильность психического темпа, низкий уровень работоспособности, истощаемость, утомляемость, склонность к конфликтности, к гетеро- и аутоагрессивности, аффективной взрывчатости, элективность внимания, противоречивость всех личностных характеристик: внешне – самоуверен, горд, силен, задира, драчун, агрессивен, внутренне – раним и обидчив, боязлив и робок; стремится к лидерству и не верит в свои силы, пассивен; «презрительное» (свысока) отношение к сверстникам и сверхчувствительность к их оценке его личностных данных; способность к длительному волевому усилию и безволие; при правдолюбии и требовании искренности от других – скрытность, недоверчивость и подозрительность; при высокой заинтересованности «в судьбе человечества» – равнодушие к судьбам близких; сложность и контрастность отношения к родителям: при страхе их заболевания и смерти, высокой степени озабоченности их делами – грубое, неласковое к ним отношение; требовательность к одним лицам и всепрощение в отношении других; болезненное самолюбие, эгоцентричность, тревожная мнительность, сверхтребовательность к себе и тотальная неудовлетворенность собой; склонность к обсессивным и истерическим реакциям, к психосоматическим нарушениям).

Именно преневротический характерологический радикал «контрастности» наиболее характерен для преморбидной личности, так как тенденция к «контрастности», углубляясь под воздействием социально-средовых факторов, становится составной частью в структуре невроза, особенно часто – невроза навязчивых состояний. Первый этап этиопатогенеза невроза (преневротический) и формирование преневротического характерологического радикала, продолжающееся воздействие неправильного воспитания, неблагоприятной жизненной ситуации, хронической психотравматизации приводят к усилению ощущения неполноценности, нарастанию тревожности и подготавливают индивида к патогенному восприятию так называемого пускового фактора, или побудительного толчка.

Давно не секрет, что семья, являясь главным институтом воспитания, имеет огромное значение в личностном формировании ребенка, который, приобретая в семье те или иные качества, сохраняет их в течение всей последующей жизни. Немаловажно и то, что именно в семье закладываются основы личности ребенка, которые к моменту поступления его в школу, т.е. к началу младшего школьного возраста, в большой мере уже сформированы.

Семья может выступать в качестве как положительного, так и отрицательного фактора воспитания. Именно в семье ребенок получает первый жизненный опыт, делает первые наблюдения и учится как себя вести в различных ситуациях. От того, какой знак будет иметь фактор воспитания, зависит формирование отрицательных или положительных свойств личности маленького человека.

Воевода в фильме В. Хотиненко «1612» сказал: «Кривое кривым не исправишь!». И верно: семья является сильным фактором и в улучшении состояния больного ребенка. Гармоничное, спокойное и принимающее ребенка, таким, какой он есть, поведение родителей способствует улучшению состояния, снижает его раздражительность и тревожность. Патологизирующее же воспитание (гиперопека, эмоциональное отвержение и др.) могут, напротив, еще более ухудшить состояние ребенка.

В системном подходе семья рассматривается как целостная единица. Она состоит из частей, которые в нее органически входят. Объектами влияния семьи считаются не те элементы, из которых она состоит, а вся семья в целом. Все элементы и процессы, происходящие внутри семьи, взаимно влияют друг на друга. Соответственно, изменения, которые происходят в отдельном элементе системы, могут вторично обусловливать изменения в других частях системы или в системе в целом. Семья как система подчиняется двум основным законам: закон гомеостаза и закон развития, которые существуют и действуют одновременно. Суть закона гомеостаза в том, что любая система стремится сохранить существующее положение любым путем. Причем этот закон относится как к функциональным семьям, так и к семьям дисфункциональным. Любые перемены пугают семью. Она считает, что перемены хуже, чем существующее положение. Закон гомеостаза дает ответ на вопрос, почему в семье многие годы могут сохраняться проблемы. Суть же закона развития заключается в следующем: любая открытая система стремится развиваться и пройти свой путь от нулевой точки до завершения. Источник творческих сил заложен внутри семьи. На уровне семьи закон развития проявляется в том, что семья как система должна пройти свой жизненный цикл, который представляет собой последовательную смену основных событий или стадий.

Функции семьи призваны реализовывать ее возможности в качестве как цели (создание оптимальных условий для формирования социальной идентичности и социализации детей), так и средства удовлетворения общественных, групповых и индивидуальных потребностей. Реализуя свои функции, семья удовлетворяет важнейшие естественные, биологические потребности человека (прежде всего, в самосохранении и продолжении рода) и позволяет человеку достигать определенных целей в общении, в личностном и духовном росте. Важнейшими характеристиками семьи являются ее функции, структура и динамика.

Исходя из того, реализует ли семья свои функции, выделяют два типа семьи: нормально функционирующие и дисфункциональные. Нормально функционирующая семья – это семья, которая ответственно и дифференцированно выполняет все свои функции, вследствие чего удовлетворяется потребность в росте и изменениях как семьи в целом, так и каждого ее члена. В таких семьях имеются несколько хорошо работающих подсистем, четкие границы между подсистемами и членами семьи, нормальная иерархия (греч. hierarchía, от hierós – священный и arche – власть; расположение частей или элементов целого в порядке подчинения от высшего к низшему), адекватное распределение власти.

Термин «дисфункциональная семья» обычно применяется в широком контексте к семейной системе, которая является источником неадаптивного поведения одного или нескольких ее членов, не обеспечивает необходимых условий для их личностного роста. По данным современных семейно-психологических исследований, дисфункциональные семьи имеют следующие характеристики: существование любых проблем отрицается членами семьи, испытывается недостаток в степени интимности, чувство стыда используются для мотивации индивидуального поведения, семейные роли являются жесткими, индивидуальная идентичность приносится в жертву семейной идентичности, а индивидуальные потребности – потребностям семьи в целом.

Дисфункциональные семьи отличаются размытыми или чрезмерно непроницаемыми, жесткими границами, дисфункциональным составом подсистем, наличием коалиций, перевернутой иерархией и другими особенностями. Семья может достаточно долго существовать, имея дисфункциональную структуру и ригидные узоры поведения. Но проблемы проявляются в условиях кризиса, например, при переходе с одной стадии на другую, изменении состава семьи (смерть, уход) или при других стрессовых воздействиях. Дисфункциональность семейной системы тесно связана с возникновением невротических (особенно в процессе обучения в школе) и психосоматических расстройств.

Первые навыки существования в жизненном простанстве ребенок получает именно в семье, о чем уже говорилось. Эти модели поведения он пытается сначала, как по лекалу, переносить на общение с посторонними, прежде всего – со сверстниками. Если та или иная модель «проходит», он оставляет ее, чтобы пользоваться в дальнейшем. Если другая модель не принимается окружающими, он от нее отказывается, как от не совсем неудачной. Это и есть метод проб и ошибок. Однако его раздирает вопрос: «А почему неудачная модель вполне жизнеспособна в моей семье?». Кому довериться такому ребенку в правильности выбора. Ведь не доверять своим самым близким людям – страшно и стыдно. И все же, чтобы прижиться вне границ семьи, ему приходится переступать этот порог «мы/они». Известный немецкий физик М. Борн сказал как-то: «Нет неразрешимых проблем, есть неприятные решения». Внутренний конфликт такого рода, как правило, возникает у детей из дисфункциональных семей, повлиять на гармонизацию структуры которой и может такой ребенок, сделав свой выбор, продиктованный реальностью. Кто-то из мыслителей сказал: «Стыд – это начало самосовершенствования». Невротик, привыкший бояться, подчиняться, молчать, не умеющий высказать свое мнение, принять ответственное решение, преодолевая болезнь, становится решительным, волевым, смелым, учится отстаивать свои интересы, но не сразу, а через преодоление стыда за то, что он становится не таким, как все привыкли, в том числе (и, прежде всего!) – члены его семьи, становится неудобным, где-то даже «нагловатым и нахрапистым», принципиальным и настойчивым. Это преодоление дается неимоверно тяжело, но это и есть путь избавления от невроза, в том числе и от «школьного».

Смоленская газета — Игры для профилактики невроза

Общество

Современная жизнь настолько динамична, что человеческая психика не всегда готова приспособиться к этой постоянной гонке и бесконечным стрессам. Всё чаще нам приходится слышать слово «невроз». Что это такое, кому он грозит, что делать, чтобы избежать заболевания, «Смоленской газете» рассказала клинический психолог Мария Кудасова.

Болезнь студентов и ответственных людей

– Маша, что такое невроз?

– Невроз – это функциональное изменение психической сферы человека, которое затрагивает эмоциональную и волевую зоны и проявляется как на уровне психики, так и на телесном уровне. То есть это некое обратимое психическое расстройство, которое характеризуется долговременным негативным эмоциональным состоянием. Невроз базируется на механических процессах расстройства нервной системы, которая отвечает за нашу с вами адаптацию в стрессовых ситуациях. Это означает, что отрицательные чувства и эмоции у людей, которые страдают неврозом, переживаются намного ярче и интенсивнее, чем у остальных. Это может быть тревога, вина, гнев, зависть и тому подобное. Такое состояние провоцирует повышенный уровень стресса, в результате чего различные угрозы и негативные ситуации носителями невроза переживаются гораздо острее, нежели они есть на самом деле.

– Насколько сейчас это распространённая проблема?

– Точных статистических данных по Российской Федерации нет. Есть сведения по отдельным регионам. Если взять нашу родную Смоленщину, у нас в среднем двадцать процентов населения страдает неврозом, причём самое интересное, что из этих двадцати процентов более половины приходится на студентов. В настоящее время фиксируется всё больше случаев обращения к специалистам с неврозом. Это я могу сказать и по своей практике, и по практике своих коллег неврологов. Это и понятно: темп нашей жизни становится невероятно динамичным, и нагрузка на психику человека возрастает. Причём если сравнивать аналогичные обращения 80–90-х годов прошлого века и нынешние, то сейчас с неврозом обращается в двадцать раз больше пациентов. Особенно много таких обращений в крупных городах и мегаполисах. Каких-то гендерных отличий не существует – как женщины, так и мужчины подвержены этому заболеванию. Однако у женщин, по статистике, невроз протекает в более тяжёлой форме.

– А давайте подробнее поговорим о причинах неврозов…

– Неврозы возникают как следствие психотравмирующих ситуаций и затяжного стресса. Что это может быть? Например, невосполнимая потеря, смерть близкого человека, утрата имущества, утрата здоровья или благополучия, лишение работы, создание невыносимых условий жизни или работы и так далее. Ещё люди в наши дни получают огромное количество социальных психотравм, на них влияет та же информационная перегрузка, монотонное выполнение одних и тех же обязанностей на работе, проблемы в семье, плохие условия быта. Но заболевание не возникает как мгновенная ответная реакция на стресс. Между травмой и возникновением невроза может пройти от нескольких часов до нескольких лет. И многое зависит от самой личности – от темперамента, то есть от того, что дано природой, и от характера, от того, что в нас заложили родители. Личность перерабатывает стрессовую ситуацию. Если она с ней справиться не может, тогда начинается постепенное развитие болезни. Поэтому правильно будет говорить и об адаптивных способностях личности к различным стрессовым ситуациям.

В группе риска

– То есть можно сказать, что есть люди, которые более предрасположены к развитию невроза?

– Да, это люди, которые менее адаптивны. Кто это? Трудоголики, люди, постоянно просиживающие на работе, перфекционисты, гиперответственные либо, напротив, истеричные, инфантильные, эгоцентричные особы со слабым характером, не уверенные в себе. Учёные говорят и о биологических причинах возникновения неврозов – наследственности и конституции. Конечно, гена невроза как такового не выявлено, но, по статистике, если ваши родители были носителями данного заболевания, то вероятность того, что вы тоже будете страдать неврозом, намного выше, нежели у тех, чьи родители никогда не болели неврозом. Если же говорить о конституции, неврозом чаще всего страдают астеники, то есть худенькие, субтильные люди. Также доказано, что данному заболеванию подвержены люди с ослабленным иммунитетом. Ещё нужно остановиться на том, что в группе риска находятся люди с определёнными чертами характера: тревожные, обидчивые, чрезмерно ответственные, которые очень много всего взваливают себе на плечи. Абсолютно все люди подвержены стрессам, но кто-то неплохо с ними справляется, а кто-то намного хуже. Неврозу подвержены именно те личности, которые принимают всё слишком близко к сердцу.

– Как проявляются симптомы невроза?

– Специалисты, как правило, выделяют три вида неврозов: тревожный невроз, истерический невроз и неврастения. В основе тревожного невроза лежит тревога и какой-то острый страх. Зачастую такая форма невроза сопровождается паническими атаками. То есть в ответ на некое событие, реально происходящее или придуманное нами, проявляются некие нестандартные соматические, то есть телесные, и психические реакции. Повышается артериальное давление, учащается пульс, ощущается нехватка кислорода, появляется резкий страх потерять сознание и даже умереть. Ведущей симптоматикой такой формы невроза являются разнообразные страхи. Нередко это бывает страх заболеть каким-то заболеванием, в связи с чем многие пациенты бегают по врачам, ища у себя это самое заболевание. У многих пациентов появляются различные фобии: клаустрофобия – боязнь замкнутых пространств, агорафобия – боязнь открытого пространства и так далее. Частенько возникают социальные фобии – например, человек боится показаться смешным на публике, покраснеть на собрании, боится публичных выступлений и внимания, направленного на него. В более редких случаях тревожный невроз сопровождается навязчивыми мыслями. Некоторые начинают совершать бессмысленные ритуалы: считают ступеньки, пересчитывают количество чёрных или зелёных машин. Человек понимает глупость и бессмысленность подобных размышлений, но никак от них избавиться не может. Особенно тяжело переживаются навязчивые мысли: а вдруг я выругаюсь на публике, а вдруг я сделаю что-то не так, а вдруг я причиню боль своему ребёнку… Данные мысли в действие никогда не трансформируются, но вместе с тем очень тревожат человека. Кроме того, у таких пациентов возникают компульсии – навязчивые действия: десять раз посмотреть, выключил ли утюг, пять раз проверить входную дверь, сто раз вымыть руки для того, чтобы они были чистыми. Часто данную форму невроза сопровождает депрессивное расстройство личности.

Ещё один вид невроза – истерический невроз. Он, как правило, встречается у людей с истерическим складом характера. Это эгоцентричные люди, которые постоянно хотят быть в центре внимания, с повышенной эмоциональностью, капризностью, склонностью к преувеличению. Поведение таких людей отличается демонстративностью, театральностью и инфантильностью.

Сенсорная симптоматика данной формы невроза характеризуется нарушениями чувствительности, причём в разных частях тела. Это могут быть боли в суставах, боли в конечностях, боль в сердце, печени и так далее. Часто человек жалуется на ощущение кома в горле. При данной форме невроза, причём на крайних, обострённых стадиях, могут возникать псевдодеменции, когда человек под воздействием стресса начинает «ослабоумливать» и впадает в такую ядрёную детскость, становится невероятно инфантильным. Часто при данной форме невроза возникает тремор, какие-то речевые отклонения, человек может заикаться либо, наоборот, демонстративно произносить слова по слогам. При истерическом неврозе появляется эффект вторичной выгоды, то есть создаётся впечатление, что больному, в принципе, заболевание на руку, он им охотно манипулирует, чтобы родственники вокруг него суетились. Но данная форма невроза – это редко диагностируемая форма.

Наиболее часто диагностируемой у нас формой невроза является неврастения. Её причиной служит хроническая психотравмирующая ситуация. Например, постоянное насилие в семье, какие-то затяжные конфликты на работе, долговременные кредитные обязательства. Люди, страдающие такой формой невроза, обычно обладают высокой личностной ответственностью и сталкиваются с необходимостью ежедневной переработки большого количества информации.

Неврастения – это действительно бич современного общества. Она проходит в своём развитии три стадии. Первая – это стадия раздражительности. Человек становится более чувствительным, обидчивым, появляются головные боли каскообразной формы, боль в висках, сон нарушается, становится поверхностным. Часто во сне человек видит стрессовую ситуацию, о которой думает днём. Вторая стадия – это стадия раздражительной слабости. Возникает вялость, снижается трудоспособность, появляется лёгкая плаксивость, теряется эмоциональный контроль. Человек может плохо переносить температурные перепады. Когда прохладная погода, его может знобить, когда жаркая – бросает в пот. Появляется стойкое ощущение шума в ушах. Больной волнуется из-за каждого пустяка, остро переживает самые незначительные события. У многих раздражительность сочетается со вспыльчивостью, гневливостью, возмущением. Настроение крайне неустойчивое, то есть человек превращается буквально в комок нервов.

И третья стадия неврастении – это гипостеническая стадия. На этой стадии помимо эмоциональной лабильности проявляется ещё и жуткий упадок сил. Только встав утром, человек уже ничего не может делать: ни почистить зубы, ни приготовить завтрак, ни пойти на работу. Не потому, что не хочет, а потому что действительно нет на это сил.

Если на первой стадии человек ещё может самостоятельно выйти из неврастении, то на третьей обязательно нужно обращаться в центр пограничных состояний.

Снижение качества жизни

– А подвержены ли неврозам дети?

– Да, и самое интересное, что у детей они проявляются намного ярче, чем у взрослых. Невротические расстройства могут быть у детей любого возраста, но форму чёткого заболевания они приобретают где-то к шести-семи годам. В более раннем возрасте проявления невроза у детей тоже встречаются, но главным образом в виде отдельных точечных симптомов. Зато уже в младшем школьном возрасте симптоматика расцветает буйным цветом. Часто наблюдаются приступы тревоги и страха, которые ничем не мотивированы и чаще всего возникают в вечернее время, когда ребёнок отходит ко сну. Длятся они недолго – пятнадцать-двадцать минут. Иногда приступы могут заканчиваться галлюцинациями. Что может провоцировать такой приступ у ребёнка? Например, плохое отношение к нему других детей или воспитателя в детском саду, неприятности в школе. Дети, особенно школьники, могут впадать в психологический ступор. У них необоснованно снижается самооценка, появляется слезливость. Они становятся заторможенными. Меняется мимика, ухудшается аппетит, возникает бессонница. Вот это всё – верные признаки невротического расстройства. У дошколят специфика немножко своя: они начинают падать на пол, кричать, плакать, сучить ножками и ручками, капризничают. У многих детей, главным образом у мальчиков, в период становления первоначальных речевых навыков может проявляться и невротическое заикание. Особенно критичны периоды двух-трёх и пяти лет, когда речь ребёнка значительно усложняется.

Разновидностью детского невроза являются и детские невротические тики. Это вид невроза, который более характерен для мальчиков. Они начинают подёргивать глазами, губами, плечиками либо потирать глазки.

– Если не лечить невроз, к каким последствиям это может привести?

– Невроз – это заболевание. Если мы с вами не лечим какое-то соматическое заболевание, что с ним происходит? Оно трансформируется в какую-то хроническую форму, и симптоматика становится намного обширнее и сильнее. Аналогичное происходит с неврозом. В конечном счёте невроз приводит к снижению качества жизни. Снижается работоспособность, развивается хроническая усталость, ухудшается память, снижается мыслительная способность. Нарушения сна приводят к тому, что человек не способен полноценно отдыхать и ухудшается общее состояние организма. Длительные неврозы приводят к множественным нарушениям со стороны внутренних органов. Человек становится более восприимчивым к вирусным, инфекционным заболеваниям. Ещё одна опасность невроза заключается в том, что он подтягивает за собой и другие расстройства. Очень часто рука об руку с неврозом идут депрессивное расстройство личности, обсессивно-компульсивное расстройство. Поэтому невроз ни в коем случае нельзя запускать и оставлять на самолечение.

Нестандартные методы

– Что нужно делать для профилактики неврозов?

– Профилактика неврозов – это комплексная задача. Она включает в себя целый ряд психологических и социальных мероприятий, основная цель которых – это физическое расслабление человека и снятие эмоционального напряжения. Для этого могут быть задействованы самые разные способы. В первую очередь важны отдых и режим дня. Человек должен чётко определить, что столько-то часов в день он работает, вечером отдыхает, ночью спит, – и придерживаться этого. Хорошей профилактикой невроза являются спорт, активные упражнения и закаливающие процедуры. Причём закаливать необходимо не только тело, но и психику. Нужно тренировать свои эмоции, учиться гасить конфликты и не принимать всё слишком близко к сердцу.

В последнее десятилетие в психологии применяют ряд специфических игр для профилактики невроза. Поделюсь с вами некоторыми из них. Есть игра, которая называется «Я хороший». Вы даёте себе или близким слово, что определённое время – скажем, полтора-два часа – вы будете реагировать на любую неприятную ситуацию с улыбкой. Вам в автобусе наступили на ногу, а вы улыбаетесь, на работе вам наговорили гадостей, а вы улыбаетесь и шутите. Этим вы не только обескураживаете обидчика, но и стресс не пускаете дальше своей внешней брони. Попробуйте поступать по этому принципу и дома, и на работе и постепенно увеличивать продолжительность игры.

Возможен другой вариант игры: вы выбираете себе идеал – допустим, героя какого-то романа с весёлым, добрым нравом, – и каждый раз прежде, чем отреагировать на ситуацию, вы думаете, а как бы поступил он в этой ситуации, а как бы ответил он на это замечание.

В семейной жизни очень хорошей будет игра «Я – ты, ты – я». На определённое время вы с супругом или супругой меняетесь ролями: каждый делает работу за своего партнёра и пытается реагировать так же, как отреагировал бы он. Через какое-то время вы поймёте, почему ваша половинка реагировала на то, что вы не вынесли мусор вовремя, именно таким образом. А понять – это значит простить и изменить своё отношение к этому.

Не так давно заговорили о смехотерапии. Она очень актуальна в борьбе с неврозами. Смех и юмор действительно помогают нам, что называется, пропускать стресс мимо себя. Чем шире интересы человека, чем больше у него разных занятий, хобби, привязанностей, тем уравновешеннее он себя чувствует и легче переносит жизненные неудачи, а значит, менее подвержен риску развития невроза.

– А что делать родителям для профилактики неврозов у детей?

– Если мы говорим о профилактике у детей, она должна начинаться с самого раннего возраста. Особое место в предупреждении неврозов принадлежит режиму, составленному с учётом возрастных и психологических особенностей, и индивидуальному подходу к ребёнку. Ребёнка надо постепенно знакомить с окружающим миром, оберегать от травмирующих психику моментов. Однако с ранних лет следует учить его самостоятельности, избегать заласканности, изнеженности, ибо в противном случае вырастет беспомощный, пугливый и нерешительный ребёнок. В школьном возрасте необходимо грамотно чередовать учёбу и отдых, не перегружать ребёнка дополнительными занятиями. Важными в профилактике детских неврозов являются физкультура и спорт, потому что они укрепляют нервную систему ребёнка.

Самым стрессовым в детском возрасте является момент, когда ребёнок идёт в ясли или детский сад. Этот стресс связан с отрывом от матери и для ребёнка является невероятным потрясением. Причём мальчики всегда более чувствительны к этому, чем девочки. Также следует отметить, что где-то до полутора лет ребёнок в принципе не способен привязаться к какому-то другому лицу, нежели мама.

Сейчас, мне кажется, очень правильно сделали, что перед детским садом ребёнок проходит психодиагностическую комиссию. Психолог может определить предполагаемую степень тяжести адаптации у ребёнка и уже вместе с родителем определить схему преодоления данной стрессовой ситуации.

Ещё один очень стрессовый момент для ребёнка – начало учёбы в школе. Задача родителей – сделать всё возможное, чтобы эти ключевые стрессовые моменты прошли настолько спокойно, насколько это возможно.

Фото: из личного архива Марии Кудасовой, pixabay.com

Татьяна Борисова

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Устранение неврозов — The Washington Post

Из всех нервов! ОНИ хотят избавиться от наших неврозов. Это несправедливо. Как мы можем существовать без наших фобий, компульсий и навязчивых идей, которые, хотя временами и раздражают, также могут быть странно утешительными? Одной мысли о том, чтобы стереть эти комфортные неврозы, достаточно, чтобы вызвать у человека (у которого был один или два невротических симптома) серьезный приступ паники.

Думаете, я начинаю походить на истеричного, обсессивно-компульсивного параноика? Ситуация не такая уж серьезная … пока. Но перспектива исчезновения неврозов определенно тревожит того, кто стал собственником в отношении своих личных патологических неврозов. Следует ли заставлять тех из нас, кто привык к нашим тревогам и т. Д., Умолять — пожалуйста, не избавляйтесь от моих неврозов?

Вышеупомянутые ОНИ являются членами Американской психиатрической ассоциации., эта организация профессионалов, которые исследуют психику людей и успокаивают их эмоциональные боли и боли, составляет свое третье Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. И это новость, которая поражает многих: неврозы больше не будут указываться как таковые в руководстве ассоциации.

Из последнего издания руководства, словаря психических расстройств, предназначенного для помощи профессионалам в постановке диагноза, будут исключены некоторые знакомые психиатрические термины, такие как депрессивный невроз, тревожный невроз, деперсонализационный невроз и истерический невроз.

Эта новость, без сомнения, погрузила бы доктора Зигмунда Фрейда, идентифицировавшего несколько неврозов, в глубокую депрессию. Это также может угнетать тех, кто научился жить со своими неврозами в сложном мире, который требует постоянного совладания со стрессами и напряжениями. Чтобы выжить в таком мире, у большинства людей развился невроз в той или иной степени: некоторые могут быть навязчивыми работниками; другие могут использовать эмоциональную защиту, которая помогает им справиться.

Некоторые эксперты считают, что многие люди стали зависимыми от своих неврозов; на самом деле есть люди, которые процветают на своих страхах и фобиях, тревогах и навязчивых идеях.

Вуди Аллен, например, сказал, что ему нравится жить в Нью-Йорке, потому что беспокойство, которое это вызывает в нем, вызывает неврозы, которые заставляют его делать все возможное. Его фильм «Энни Холл» был назван высокоэффективной инсценировкой невротического поведения Аллена.

Может ли это изменение в диагностическом руководстве APA быть пророчеством против невротического заговора среди психиатров? Доктор Роберт Л. Спитцер, председатель рабочей группы APA, уверяет нас, что это не так. Он настаивает на том, что группа не стирает неврозы с лица земли.Хотя он не упомянул об этом, вполне вероятно, что если произойдет такое полное устранение неврозов, многие аналитики и психотерапевты могут остаться без работы.

В телефонном интервью Спитцер заверил нас, что тревожные, компульсивные, фобические, одержимые, истеричные, подавленные и подавленные люди, вероятно, всегда будут среди нас. Просто рабочая группа APA считает, что вместо того, чтобы использовать термин «невротик» в качестве обобщающего термина для таких проблем, лучше уточнить различные психологические недуги, от которых страдают многие из нас.

Спитцер, сотрудник Психиатрического института штата Нью-Йорк, сказал, что термин «невроз» стал неточным. «Это слово использовалось по-разному, и мы считаем, что оно уже не имеет точного значения», — сказал он. «Непрофессионалы стали использовать термин« невроз »для описания любого типа эмоционального зависания, кроме психоза».

Невроз определяется как любой паттерн, при котором нежелательные и навязчивые мысли, чувства и / или действия возникают без серьезной устойчивой дезорганизации личности или потери чувства реальности.Вместо того, чтобы быть оторванным от реальности, невротик часто беспокоится о реальности за пределами той точки, в которой она выполняет какую-либо функцию.

Психоз — это состояние, характеризующееся сильно дезорганизованной личностью и потерей чувства реальности. Например, неспособность различать субъективный и объективный мир.

«То, что мы делаем в новом руководстве, — пояснил Спитцер, — это устранение старого заголовка« Неврозы »с описанием таких расстройств, как депрессивный невроз.Его место займет «Расстройства» с подробным описанием конкретных расстройств, включая фобии, тревогу, обсессивно-компульсивное расстройство, истерию, депрессию и деперсонализационные расстройства ».

По словам Спитцера, новое руководство по дезагностике будет включать больше объяснений, чем обычно. Например, вместо того, чтобы перечислять только депрессивный невроз, руководство классифицирует расстройство по трем категориям: расстройство адаптации (легкая депрессия, которая следует за некоторым типом эмоционального стресса) и большое аффективное расстройство (эпизодические депрессивные настроения) и хроническое депрессивное расстройство ( легкая депрессия, которая длится длительное время).

Некоторые психоаналитики слегка обеспокоены предстоящими изменениями в руководстве, потому что они рассматривают исключение неврозов из психиатрической номенклатуры как отход от теории Фрейда.

«Чепуха», — сказал Спитцер. «Это не отход от чего-либо. Это шаг в сторону более конкретных диагнозов. Мы не говорим, что неврозов не существует. Мы просто хотим быть более конкретными в отношении эмоциональных расстройств, которые мы описываем, вместо того, чтобы относить все к неврозам.«

Не беспокойтесь о возможной потере неврозов, — сказал доктор Шеппард Леллэм, профессор психиатрии Чикагского университета. — Трудно узаконить слово из психиатрической лексики, — сказал он. новое руководство заслуживает похвалы за скачок вперед в улучшении критериев, используемых для постановки диагноза. Их вклад выходит за рамки простого изменения семантики. Я считаю, что если большинство психиатров и дальше будут использовать термин «невроз», то избавиться от него будет практически невозможно.

Три ура для Леллама! Многие, несомненно, пропустили бы термин «невроз», если бы его полностью исключили. В этом слове есть приятная двусмысленность, которая не указывает на то, что именно нарушает баланс упоминаний человека. , например, «беспорядок», его просто не взломать. Беспорядок звучит как описание неопрятной комнаты, а не беспорядочного разума.

Нет. Беспорядок просто не имеет психологического звучания.

Неврозы никоим образом не ограничиваются трагедией.Мы также видим эмоциональные разрушения в комедии. Показательный пример: навязчиво аккуратный Феликс Нила Саймона и его постоянная неряха соседа по комнате Оскара в «Странной паре». И фильм Вуди Аллена без Аллена в муках тоски был бы подобен опере без тоски. В опере, кстати, более чем изрядное количество эмоционально травмированных персонажей, поющих свои сердца о невзгодах жизни.

И подумайте, какой пресной была бы фантастика без невротиков. Задумчивый Хитклифф придает мрачный и жуткий тон «Грозовому перевалу» Шарлотты Бронте.«Эмма Бовари в« Мадам Бовари »Флобера — это клубок тревог.

Да, нам нужны наши невротики. Мы зависим от тех невротиков, которые касаются нас в книге или пьесе, опере или кино, потому что мы обнаруживаем, что можем идентифицировать себя с ними . Или потому, что они показывают нам, что у них проблемы более серьезные, чем наши собственные, они заставляют нас чувствовать себя лучше

невроз — zxc.wiki

Под невроз (буквально как «нервная болезнь» , от древнегреческого νεῦρον нейрон «волокно, сухожилие, нерв» и -оза для болезни), начиная с Уильяма Каллена (1776), является нервным понятым чисто функциональным расстройством (т.е.E. Без признаков органического поражения). Так говорили з. Б. сердечных неврозов. Со времен Зигмунда Фрейда это понималось как психическое расстройство, вызванное внутренним психологическим или межличностным конфликтом. В то время неврозы противопоставлялись психозам как более тяжелые психические расстройства.

Между тем, от термина невроз в значительной степени отказались в пользу более дифференцированного разделения на различные группы расстройств. Основные причины этого заключаются в том, что было возможно отдать должное различным расстройствам, сгруппированным в «неврозы», и что теоретические допущения, связанные с термином о психологической и физической причинности, не могли поддерживаться в этой форме.

Понятие о неврозе сегодня

В современной диагностической системе США (DSM-5) этого термина в значительной степени избегают. Вместо этого DSM говорит о психических расстройствах в чисто описательном смысле (поперечное изображение = текущее состояние). Также в Международной классификации психических расстройств (МКБ-10), глава V, пятая, этот термин больше не фигурирует как нозологическая единица, но неврозы встречаются вместе со стрессовыми расстройствами и соматоформными расстройствами в разделе F40-F48 под товарная позиция Невротические, стрессо- и соматоформные расстройства. Предыдущую классификацию можно найти с помощью индекса как неврозы: ананкастический (F42), характерный (F60.9), депрессивный (F34.1), сердечный (F45.30), ипохондрический (F45.2), желудочный (F45. 31), психастеническое (F48.8), пенсионное (F68.0), социальное (F 40.1), травматическое (F43.1) и обсессивно-компульсивное расстройство (F42). Кроме того, там упоминаются неуточненные (F 48.9) и другие невротические расстройства.

Психодинамически ориентированные авторы видят термин z. Б. с психогенетической точки зрения (продольный разрез = точка зрения развития) по-прежнему необходим.Хоффманн и Хохапфель определяют неврозы как преимущественно экологические заболевания, которые вызывают психологическое, физическое расстройство или расстройство личности.

В когнитивно-поведенческих подходах неврозы, как и другие психические расстройства, описываются в терминах неправильно адаптированных и усвоенных моделей поведения и отношения, которые возникают на основе уязвимости и стресса.

Теории и системы

Традиционный термин невроз

Согласно точке зрения, которая сегодня частично больше не представлена ​​(см. Выше), невроз — это общее психологическое расстройство поведения с длительным сроком действия.Определенные военные травмы (о чем свидетельствуют так называемые военные сотрясения) понимались как неврозы (военные неврозы). Характеризуется тем, что создавался в процессе разработки. Для подтверждения таких диагнозов необходимо исключить органические нарушения как причину неисправности. Невротик неспособен контролировать свои характерные поведенческие расстройства, но он осознает свое страдание и в себе способен понять его причины. Согласно теории Фрейда, это духовное стремление приводит к первым терапевтическим результатам, особенно при использовании анализа сновидений.Психотик обычно не способен на это, потому что у него больше нет связи с реальностью. Однако переходы к неврозу плавны. Например, сны здоровых людей («нормальных» невротиков) по Фрейду представляют «психотические» процессы в самом широком смысле, как результат мгновенно ослабленной способности эго отличать реальность, переживаемую во сне, от реальности, окружающей сновидца. .

Обсессивно-компульсивные расстройства (например, «компульсивное мытье»), истерия, ипохондрия, фобии (e.грамм. социальная фобия), тревожные расстройства, шизоидные и параноидные расстройства считались неврозами. Дифференциально-диагностическим критерием дифференциации от психозов было то, что невротики способны распознавать свои проблемы как врожденные, в то время как люди, страдающие психозом, в острых случаях страдают от неспособности понять свою внутреннюю ситуацию («слышать голоса» и т. Д.). Ä.) Чтобы отличаться от окружающей действительности.

Существуют разные степени склонности к «невротическим» переживаниям и поведению, которые не всегда требуют лечения, но могут также проявляться как «здоровые» формы совладания со страхом и конфликтов в типичной форме.Описание различных типов помимо расстройства, имеющего значение болезни, можно найти у Фрица Римана. Широкое распространение определенного типа невроза в соответствующей затронутой культуре оказывает субъективное влияние на его облегчение, что, таким образом, становится социальной нормой. Это ослабляет чувство социальной изоляции или неполноценности (см. Выше).

Новые системы классификации

Системы классификации МКБ-10 и DSM-5 заменили термин невроз , который основан исключительно на теориях психоанализа, нейтральными, атеоретическими терминами.В официальной номенклатуре этих систем встречается только прилагательное невротик . Причины, по которым мы стараемся избегать употребления термина невроз , следующие:

  1. — неадекватное отграничение от психоза, так как это важно согласно стандартам ВОЗ и для дифференциальной диагностики;
  2. — невозможная резкая граница между невротическим и здоровым поведением и
  3. теоретически связанный характер термина.

Нынешний термин невроз происходит от психоанализа Зигмунда Фрейда и с тех пор критически обсуждается в психоанализе, включая связанное с ним различие между невротическим и здоровым поведением и переживаниями, которые рассматриваются как относительные.Систематическая презентация может быть найдена в Ставросе Менцосе с учетом более поздних клинических перспектив, обсуждения классификационных проблем и классических и новых моделей. Вместо термина «невроз» появляется термин « режим обработки конфликта ». Эта классификация противодействует неадекватному отграничению от психоза, различая структурные недостатки, которые включают психозы, пограничные расстройства и нарциссические расстройства в более узком смысле, и более зрелые, непсихотические, нарциссические режимы.Он относится к непсихотическим, но тем не менее нарциссическим моделям. а. депрессивный и ипохондрический режимы. Напротив, более зрелые режимы включают истерический, обсессивно-компульсивный, фобический и тревожно-невротический режимы.

История теории

В 1776 году шотландский врач Уильям Каллен, основываясь на нейрофизиологии того времени, которая характеризовалась понятиями чувствительности, раздражительности и «нервной силы», понимал все психические заболевания и невоспалительные расстройства нервной системы под термином невроз.Это по-прежнему актуально, поскольку область психиатрии по-прежнему особым образом связана с областью неврологии в системе медицинского образования. Невролог также отвечает за психику.

Этот термин был спорным во времена Каллена, как и сегодня, и, по мнению известных современных психиатров, ставил под сомнение систему психиатрической помощи там, где ее не получали в достаточном количестве (Dörner 1975). Термин невроз был тесно связан с развитием психиатрии и пришел не только от Зигмунда Фрейда.

Фрейд помог концепции невроза получить широкое распространение, но ни в коем случае не был единоличным ответственным за это развитие. Фрейд начал свою профессиональную карьеру как невролог и не был свободен от материалистических идей своего времени. Он работал в физиологической лаборатории, когда в Париже ему представилась возможность узнать о клинической работе Жана-Мартена Шарко, который проводил там внушающие лечение. Это привело к изменению направления его предыдущей научной работы.Фрейд расширил свои теории на основе сексуальности, например. Т. кроме культуры и социальной критики. Его систематические индивидуальные психологические знания (теория неврозов), которые он передал обществу (критика идеологии), были решающими для этого, см. Z. Б. его поздняя работа «Беспокойство в культуре».

Фрейд применил термин невроз, в частности, к тем психическим расстройствам, в которых не предполагалось никаких органических причин. Вопрос о том, не всегда ли физические условия играют роль в возникновении более тяжелых психических заболеваний (психозов), еще не получил ясного ответа.Без сомнения, это относится только к так называемым органическим психозам . Фрейд также открыл свою теорию неврозов для этих сомнительных случаев психических заболеваний, которые долгое время были известны как эндогенных психозов . Здесь он говорил о нарциссических неврозах , в то время как эти формы иначе назывались хронической паранойей или параноидальной деменцией .

Психоаналитические концепции

В психоанализе формирование невротических симптомов является выражением бессознательного конфликта.В классических психоневрозах это соответствует неразрешенному конфликту в раннем детстве. Напротив, настоящие неврозы вызываются конфликтом в непосредственном переживании. Благодаря анализу этот конфликт становится очевидным, и становится возможным исцеление. Согласно психоаналитической теории, неврозы — это все, что нужно. а. вызвано нарушениями на определенных этапах развития ребенка. Расстройство личности (невроз характера), которое в основном носит эго-синтонный характер, вызывается ранним нарушением развития.

Особенно в классическом психоанализе и психиатрии школы Фрейда и ее последователей предполагается, что невроз вызывается внутренним бессознательным конфликтом.Фрейд разработал структурную модель психики, чтобы проиллюстрировать динамику болезни. Фрейд говорил о психическом аппарате, который состоит из трех сущностей: эго, ид и суперэго. В случае бессознательного конфликта эго не может адаптироваться в качестве посредника между внутренним миром и внешней реальностью. Это отсутствие адаптации эго к повседневным внешним стрессам объясняется неадекватно контролируемыми, потому что бессознательными, влияниями Ид или Суперэго. Ид представляет собой инстинктивный полюс психики, супер-эго — роль цензора или судьи.В более позднем возрасте отсутствие адаптации часто является косвенным следствием неразрешенной травмы в раннем детстве. Согласно психоаналитической теории, эта острая травма или более легкие повторяющиеся хронические травмы приводят к повышенной готовности защищаться от этих болезненных воспоминаний. Начиная с 1895 года Фрейд использовал термин невроз в том смысле, который актуален и сегодня.

Карл Густав Юнг формулирует, что без ранее существовавших терминов сознания невозможно апперцепция, что привело бы ко многим невротическим расстройствам.В бессознательном есть определенное содержание, которое из-за отсутствия апперцептивных терминов («схватывание», «понимание») не может быть поглощено сознанием. Часто их значительная энергия смещается к обычно мало подчеркнутому, но сознательному содержанию и увеличивает их интенсивность до патологического. Это только породило бы, казалось бы, необоснованные фобий и навязчивых идей (преувеличенные идеи, идиосинкразии, ипохондрические идеи, интеллектуальные извращения), которые могли бы выражаться в социальном, религиозном или политическом плане.

Первичная теория Артура Янова объясняет невроз иначе, чем классическая школа Фрейда. В первичной теории ребенок пытается разрешить психологические конфликты между естественными потребностями (ид) и условиями жизни, которые конфликтуют с этими естественными потребностями (которые следует понимать в самом широком смысле как супер-эго), подавляя потребности из сознательного опыта. В возрасте около шести лет, который может варьироваться в зависимости от условий жизни, ребенок получает фундаментальное знание о том, что его естественные потребности никогда не будут признаны.Это приводит к так называемому «опрокидыванию». С этого момента стремление подавлять потребности становится безудержным и описывается как невротическое в первичном терапевтическом смысле.

литература

  • Аннегрет Экхард-Хенн, Гереон Хойфт, Герд Хохапфель, Свен Олаф Хоффманн (ред.): Невротические расстройства и психосоматическая медицина: Введение в психодиагностику и психотерапию. 7-е издание. Schattauer, Штутгарт 2004, ISBN 3-7945-2325-3.
  • К.Г. Юнг, Лилли Юнг-Меркер (Ред.): Aion: Вклад в символизм личности . Под редакцией Лилли Юнг-Меркер и Элизабет Рюф. Уолтер, Золотурн 1995, ISBN 3-530-40085-8.
  • М.Л. Шефер: Термин невроз. Вклад в его историческое развитие. Мюнхен 1972 (= Карманный научный справочник, Медицинский отдел. Том 29).
  • Гельмут Зиферт: Невроз. В: Вернер Э. Герабек, Бернхард Д. Хааге, Гундольф Кейл, Вольфганг Вегнер (ред.): Enzyklopädie Medizingeschichte. De Gruyter, Берлин / Нью-Йорк 2005, ISBN 3-11-015714-4, стр. 1046 ф.

Интернет-ссылки

Индивидуальные доказательства

  1. ↑ Питер Фалькаи, Ганс-Ульрих Витчен (ред.): Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам DSM-5. Hogrefe, Göttingen 2015, ISBN 978-3-8017-2599-0.
  2. ↑ Х. Диллинг, У. Момбор, М. Х. Шмидт (ред.): Международная классификация психических расстройств. МКБ-10 Глава V (F) Клинические диагностические рекомендации. 9-е издание. Huber-Verlag, Берн 2014, ISBN 978-3-456-85386-4, стр. 190.
  3. ↑ Х. Диллинг, У. Момбор, М. Х. Шмидт (ред.): Международная классификация психических расстройств. МКБ-10 Глава V (F) Клинические диагностические рекомендации. 9-е издание. Huber-Verlag, Берн 2014, ISBN 978-3-456-85386-4, стр. 442.
  4. ↑ Аннегрет Экхард-Хенн, Гереон Хойфт, Герд Хохапфель и Свен Олаф Хоффманн (ред.): Невротические расстройства и психосоматическая медицина: Введение в психодиагностику и психотерапию.Франц Петерманн: Клиническая психология и психотерапия. В М. А. Виртце (ред.), Дорш — Lexikon der Psychologie (18-е издание, стр.). Hogrefe Verlag, Берн, 2019. Петерманн, Ф. (2019). Клиническая психология и психотерапия. В М. А. Виртц (ред.), Дорш — лексикон психологии. Проверено 3 марта 2019 г.
  5. ↑ М. Рэтер: Исцеление неврозов по «методу Кауфмана». In: Архив психиатрии и нервных болезней. Том 57, 1917, стр. 489-518.Матиас М. Вебер: Нервы потрясены. Концепция травматического невроза Германа Оппенгейма. В: Психотерапия. Том 15, 2010 г., стр. 205-213.
  6. ↑ Фриц Риманн: Основные формы страха. Глубокое психологическое исследование. Эрнст Райнхардт, Базель / Мюнхен, 1986; 42-е издание, 2017 ISBN 978-3-497-02422-3.
  7. ↑ Ставрос Менцос: Обработка невротических конфликтов. Введение в психоаналитическую теорию неврозов с учетом новых перспектив. Fischer, Франкфурт-на-Майне, 1997. С. 142–152. ISBN 3-596-42239-6
  8. ↑ Ставрос Менцос: Обработка невротических конфликтов. Введение в психоаналитическую теорию неврозов с учетом новых перспектив. Fischer, Франкфурт-на-Майне, 1997. С. 182–194. ISBN 3-596-42239-6
  9. ↑ Ставрос Менцос: Обработка невротических конфликтов. Введение в психоаналитическую теорию неврозов с учетом новых перспектив. Fischer, Франкфурт-на-Майне, 1997 г.Зигмунд Фрейд: Дискомфорт в культуре. В: Зигмунд Фрейд: Собрание сочинений в хронологическом порядке . Том 14. Отредактировал Анну Фрейд при участии Мари Бонапарт. 1948, стр. 421-516.
  10. ↑ Гельмут Зиферт: Невроз. В: Werner E. Gerabek et al. (Ред.): Энциклопедия истории болезни. De Gruyter, Берлин / Нью-Йорк 2005, ISBN 3-11-015714-4, стр. 1046 ф.
  11. ↑ Зигмунд Фрейд: Сексуальность в этиологии неврозов .(1889) В: Собрание сочинений , том I. 3-е издание. С. Фишер Верлаг, Франкфурт / М. 1953, ISBN 3-10-022703-4, стр. 509
  12. ↑ Майкл Людвиг Шефер: Концепция невроза. Вклад в его историческое развитие. Goldmann, Мюнхен 1972 ISBN 3-442-50029-X
Эта статья посвящена проблеме со здоровьем. не используется, не используется для самодиагностики, а не заменяет диагноз, поставленный врачом. Обратите внимание на информацию по вопросам здоровья!

неврозов войны | Энциклопедия.com

НЕЙРОЗЫ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
ОТ ТРАВМАТИЧЕСКОГО НЕВРОЗА К ИСТЕРИИ: ГЕРМАНИЯ
ШОК И КУЛЬТУРНАЯ ИСТОРИЯ ВОЙНЫ: БРИТАН
СИСТЕМЫ ЛЕЧЕНИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТЕКСТЕ
В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТЕКСТЕ
МИРОВАЯ ВОЙНА
МИРОВАЯ ВОЙНА ГЕРМАНИЯ И ПСИХИКА 9028 ВОЙНА И ТРАВМЫ В 1980-Х И 1990-Х ГОДУ
БИБЛИОГРАФИЯ

Военные неврозы — собирательный термин, используемый для обозначения комплекса нервных и психических расстройств солдат в современных обществах военного времени.Сам термин неточен и стал предметом споров с момента его первого использования в психиатрической среде во время Первой мировой войны; этот термин конкурировал с другими психиатрическими ярлыками, но использовался во время Второй мировой войны в военной психиатрии. Таким образом, история военных неврозов — это во многом история противоречивых медицинских дискурсов и практик, связанных с психологическими травмами во время войны. С точки зрения истории болезни в центре внимания оказались такие вопросы, как то, как врачи пришли к пониманию воздействия войны на психику, как формировались диагностические категории и как проявлялись терапевтические реакции.Культурно-исторические исследования также вносят важный вклад в понимание военных неврозов. Основываясь на широком спектре источников, таких как письма с фронта и записи пациентов, а также фильмы, романы и популярная литература, культурная история военных неврозов подчеркивает человеческий опыт, символизацию и повествование о страданиях солдат, а также понимание тела и пола.

На этом фоне наше понимание истории военных неврозов и их места в двух «тотальных войнах» значительно расширилось.Его исследование все больше сосредотачивается на сравнительных перспективах. Психологические страдания солдат были массовым явлением, затронувшим все общества военного времени, но реакции различались в зависимости от различных национальных традиций и различных медицинских способов понимания, представления и действия. Например, британское понятие «контузный шок» во время Первой мировой войны нельзя просто отождествлять с немецким «травматическим неврозом» или французской «военной истерией». Это также верно в отношении целого ряда систем очистки. Хотя гипноз можно было рассматривать как ненаучный и неэффективный для французской неврологии, немецкие врачи, такие как гамбургский психиатр Макс Нонн (1861–1959), преуспели в продвижении «гипнозной терапии» как наиболее эффективного лекарства от военных неврозов.

Медицинский дискурс в значительной степени игнорирует душевные страдания солдат перед Первой мировой войной. Это не означает, что солдаты не страдали психическими проблемами. Нет сомнений в том, что психиатрические жертвы имели место во время войн девятнадцатого века, например, во время франко-прусской войны 1870–1871 годов, когда врачи заметили симптомы недомогания среди солдат, но не знали, как их объяснить. Однако врачи редко обсуждали эти переживания в более широком масштабе. Таким образом, военные и медики мало обращали внимания на психические срывы.Первая мировая война коренным образом изменила дискуссию. Вскоре после начала войны летом 1914 года солдаты, военные власти и врачи всех воюющих обществ столкнулись с тревожными симптомами, которых они никогда раньше не видели. Солдаты неоднократно наблюдались в состоянии возбуждения и истощения с жалобами на раздражение, головные боли, бессонницу. По мере того как бушевала война, врачи наблюдали все более тяжелые случаи. Эти люди дрожали с головы до ног, бесконтрольно плакали или впадали в состояние апатии от одной минуты к другой, глядя в пространство, оставаясь в состоянии замешательства.У других были нарушения речи, зрения и слуха, потеря памяти. На первый взгляд, эти люди, казалось, полностью потеряли контроль над своим телом. Как никакая другая война, Первая мировая война породила огромное количество душевнобольных солдат, что вызвало массовую реакцию со стороны военных и психиатров. Более того, эта война привела к быстрому упадку соматических интерпретаций, что ускорило распространение знаний в психиатрии и повлияло на психиатрические теории и принятие решений по военным неврозам на десятилетия, особенно во время Второй мировой войны.

Интеллектуальную историю военных неврозов можно проследить до трех медицинских концепций: неврастении, истерии и травматического невроза. Все три возникли в конце девятнадцатого века, отражая растущую способность психиатров описывать индустриальную и городскую современность. Неврастения , буквально «нервная слабость», изначально рассматривалась как заболевание перегруженных работой бизнесменов, которые больше не могут выдерживать напряжение современной жизни. Когда Европа начала войну, офицерам часто ставили диагноз неврастении, и они получали длительное лечение в популярных санаториях и санаториях.Помимо неврастении, концепция травматического невроза , выдвинутая берлинским неврологом Германом Оппенгеймом (1858–1919), касалась индустриальной современности, имея в виду посттравматические симптомы у мужчин из рабочего класса, которые страдали в результате несчастных случаев на фабриках или в мастерских. . В контексте роста государственных систем социального обеспечения и законодательства о компенсации работникам травматический невроз стал предметом горячих споров. По мере того как война продолжалась, дебаты о природе травматических неврозов развивались в немецком психиатрическом сообществе, разделив его на две группы.С одной стороны, Оппенгейм и его последователи придерживались мнения, что последствия травмирующего опыта, такого как взрыв снаряда, можно обнаружить в микроскопических изменениях в головном мозге или центральной нервной системе. С другой стороны, группа под руководством Нонне отстаивала психологическую позицию. Для этих врачей современная концепция истерии , сформулированная в первую очередь французским неврологом Жаном-Мартеном Шарко (1825–1893), лежала в основе военных неврозов. Как показали Нонне и его соратники, сторонники психологической позиции, не было прямой связи между травматическим опытом войны и вспышкой невротических симптомов.Солдаты, которых никогда не было в зоне боевых действий мог пострадать от этой болезни. Между тем, тысячи из тех, кто сражался на фронте, казалось, смогли противостоять ужасным психологическим воздействиям механизированной войны. Во многих случаях симптомы бедствия вызывались не непосредственными последствиями войны. Мужчин, никогда не подвергавшихся обстрелам, помещали в психиатрические больницы. Следовательно, утверждал Нонн, для неврозов войны могло быть множество причин, таких как патогенная предрасположенность, недостаток силы воли, «пенсионный невроз» или непреодолимое желание солдата уйти с линии фронта.Какими бы разнообразными ни были эти объяснения, тот факт, что за расстройства ответственны сильные силы психики, был общим для всех. Столкновение этих двух подходов закончилось в пользу сторонников психологической позиции, которые также утверждали, что обладают большей терапевтической компетентностью. Фактически, хорошо организованные и успешные демонстрации лечения на большой конференции, состоявшейся в Мюнхене в 1916 году, сыграли решающую роль в дискуссии.

Как и в Германии, британская военная медицина давала различные и часто противоречивые определения душевных страданий солдат.В этом контексте наибольший интерес представляет появление понятия «контузия». Возможно, ни один другой психиатрический термин не стал настолько влиятельным в истории военных неврозов и напоминал о разрушительной силе войны в человеческих телах. В феврале 1915 года психолог Чарльз С. Майерс (1873–1946) ввел этот термин в статью для журнала The Lancet. Шок от снаряда напрямую связывает душевные страдания с ужасами позиционной войны, тем самым выражая прямую и причинную связь между артиллерийским огнем и симптомами шока.Следовательно, пораженные офицеры и солдаты быстро приняли этот термин, а психиатры смогли ясно дать понять, что профессиональное и научно обоснованное лечение остро необходимо. Когда в том же году контузия достигла масштабов эпидемии, военные власти опасались потери морального духа войск и начали задавать вопросы по этому поводу. Был ли контузный шок действительно законной болезнью солдат с расшатанными нервами или просто артефактом, поддерживающим цели тоскующих по дому людей, симулянтов или даже дезертиров? К 1916 году психиатрические категории все чаще описывались расплывчатым языком.Пациенты были бы неточно описаны как «больные» или «нервные». Хотя военно-медицинская политика заключалась в том, чтобы исключить контузный шок из списка диагностических категорий, этот термин уже привлек внимание общественности и нашел свое место в политических дискуссиях и культурных представлениях о войне. Панцирный шок — единственная медицинская концепция, возникшая из опыта военного времени, которая стала мощным метафорическим ключом к историческому пониманию войны и современности. Сильно переплетенный с пониманием британской культурой и увековечиванием памяти о Великой войне, контузия стала символом ужасных переживаний, которые солдаты пережили в позиционной войне.В 1990-х годах английский писатель Пэт Баркер дала увлекательное повествование о феномене контузии в своей отмеченной наградами романной трилогии « Регенерация».

Психиатрия во время Первой мировой войны использовала широкий спектр методов лечения, включая электрическую фарадизацию, гипноз, изоляцию, принудительные диеты и обман. Ни один из этих методов не был новым. Скорее, психиатры объединили фрагменты нескольких общепринятых методов лечения. С точки зрения сравнения, лечебные системы времен Первой мировой войны демонстрируют значительные различия, отражая разные стили научного мышления и разные традиции лечебных практик.Однако есть по крайней мере две общие черты европейской психиатрии военного времени. Во-первых, конкретные системы лечения имели сильную тенденцию к классовой предвзятости. Например, в Великобритании некоторые больницы контузного шока, такие как Крейглокхарт в Эдинбурге, были предназначены для офицеров и обеспечивали «мягкую» аналитическую терапию, тогда как на Королевской площади в Лондоне солдатам подвергали жесткую терапию электрической фарадизацией. Во-вторых, большинство методов лечения действуют через внушение. Наилучшим способом достижения терапевтического успеха при военных неврозах считался харизматичный врач, который работал над восстановлением солдатской воли и самоконтроля с помощью силы внушения.Патологическая воля, основанная на нервном истощении, движимая ошибочными идеями или парализованная шоковым переживанием, должна снова превратиться в здоровую. Утверждалось, что ранее «нормальные» мужчины могли быть излечены с помощью этих методов лечения, в то время как психологически «ненормальные» мужчины принесли свою патологическую конституцию в войну и не могли быть излечены. Другими словами, переживания военного времени не были напрямую ответственны за возникновение тревожных симптомов, но были продолжением того, что существовало раньше.

В отличие от Великобритании, французская военная психиатрия продолжала использовать установленный термин истерия , предоставляя психиатрам единый и установленный протокол лечения истеричных солдат. Электрическая обработка, получившая название torpillage , считалась эффективным методом восстановления воли и мужества солдата. Напротив, в переживаниях пациента преобладали чувства беспомощности и боли.

По мере продолжения войны сопротивление «активной терапии» росло.Один такой случай произошел в жаркой атмосфере послевоенной Австрии. Бывший лейтенант, поддерживаемый социал-демократической прессой, обвинил ведущего венского психиатра Юлиуса Вагнера-Яурегга (1857–1940) в жестоком обращении с ним и другими солдатами. Фактически, Вагнер-Яурегг и другие австро-венгерские психиатры, которые уже вступали в конфликт с солдатами в военное время, полагали, что электрическая терапия лучше всего работает при лечении военных неврозов. В 1920 году парламент учредил комиссию по расследованию, и Зигмунд Фрейд (1856–1939) был назначен научным экспертом.Фрейд использовал эту возможность слуха Вагнера-Яурегга, чтобы представить психоаналитические подходы с максимальной пользой. Однако в итоге он высказался в пользу Вагнера-Яурегга. Сам Фрейд не лечил пациентов с диагнозом «военный невроз», но он сильно заинтересовался этой темой, общаясь с нервными специалистами в немецких и австро-венгерских военных госпиталях.

Пропагандируя эффективное и «мягкое» лечение неврозов войны, психоаналитики представили свои идеи в Будапеште в 1918 году на Пятом психоаналитическом конгрессе.Поскольку война закончилась вскоре после этого, никаких практических шагов предпринято не было. Однако руководящие идеи психоаналитиков, объясняющие военные неврозы как результат неразрешенных ментальных конфликтов и подавляющих внутренних сил, направленных на побег из опасной зоны войны, оказали влияние на военную психиатрию Второй мировой войны.

В 1970-х и 1980-х годах немецкие историки характеризовали психиатров Первой мировой войны как врачей-садистов, истязавших страдающих солдат, пока они снова не были готовы к фронту.Примечательно, что эта интерпретация возникла под влиянием ранних исторических исследований нацистской медицины. Хотя эти исследования показали, что немецкая психиатрия времен Первой мировой войны предвосхитила медицинские жестокости нацистского режима, подходы конца двадцатого и начала двадцать первого веков оставили эту одностороннюю модель непрерывности позади. Например, историк Пол Лернер предлагает объяснение действий военной психиатрии с точки зрения процессов рационализации. Лернер утверждает, что на фоне национальной мобилизации для тотальной войны принципы и приоритеты современного общества, такие как экономизация, эффективность и стандартизация, стали высшими медицинскими ценностями.Более того, Лернер указывает на специфические взаимодействия медицины и государства в наше время, обращая внимание на ответственность психиатров в области пенсионных фондов, а также социального страхования и страхования от инвалидности. Испытав, насколько трудно лечить солдат с нервными расстройствами и столкнуться с растущими расходами на военные пенсии, врачи поставили перед собой цель защитить государство от наводнения «военных невротиков». Это имело важные последствия для терапии. Рационализированный и патриотический подход к военной психиатрии мобилизовал все интеллектуальные, институциональные и терапевтические ресурсы, как с точки зрения эффективной экономии трудовых ресурсов, так и с точки зрения финансового положения государства, что позволило добиться наилучших результатов при возвращении психически страдающих солдат к работе и военной службе. .

В этом смысле история военных неврозов демонстрирует тесную взаимосвязь между войной, медициной и современностью, «медикализацией войны и милитаризацией медицины». Однако эти отношения нельзя охарактеризовать с одной точки зрения. Было бы слишком недальновидно изображать связь войны и психиатрии одним способом — то есть просто как науку, возглавляемую военным повиновением. Психиатры не были просто винтиками в военной машине. Стоит пролить свет на конкурирующие аспекты, а также на соперничество между военными властями и экспертами-психиатрами.Например, как быть с психически растерянным солдатом, который, пошатываясь, возвращался в зону связи после артиллерийской атаки? Военный кодекс мог определить такое поведение как трусость перед лицом врага, предание солдата суду военного трибунала. Напротив, многие психиатры предположили бы, что у солдата была патологическая реакция, и сделали бы все, что в их силах, чтобы перевести и лечить солдата в специальной психиатрической больнице. Таким образом, психиатрические диагнозы, такие как «истерия» или «психопатическая личность», хотя они могут стигматизировать солдат, также могут спасти их жизни.

По сравнению с обширными исследованиями Первой мировой войны, Вторая мировая война изучена недостаточно подробно, и объемные исследования психиатрических реакций на военные неврозы все еще редки. На первый взгляд, Вторая мировая война не принесла в психиатрическую литературу каких-либо новых открытий о влиянии войны на психику. В целом, в дополнение к психологическим и психоаналитическим концептуальным подходам к военным неврозам, возникающие психосоматические и психофармакологические знания предоставили новые объяснительные модели.

В Великобритании, где в 1939 году около сорока тысяч ветеранов все еще получали пенсии за нервные или психические расстройства, медицинская политика должна была иметь очень ограничительное определение военных неврозов. Принимая во внимание аргументы Комиссии по расследованию контузий 1922 года, рекомендовавшей избегать использования термина , снаряд и проявлять оборонительное отношение к процедурам выплаты военных пенсий, власти согласились с тем, что «ошибки», которые был сделан в медицинском управлении неврозов войны не должно повториться.Конечно, Вторая мировая война увидела новые методы ведения войны; для большинства британских войск окопные войны и синдром снаряда остались в прошлом. Ключевым элементом британских военных усилий по борьбе с нацистами была стратегия бомбардировок немецких городов. Бомбардировки ложились тяжелым бременем на военных летчиков. Каждая летная операция сопряжена с высоким риском из-за контратак немецких пилотов зенитной артиллерии и истребителей. Тем не менее, экипажи не могли рассчитывать на то, что встретят мало сочувствия, когда они будут эмоционально обеспокоены.Британский историк Бен Шепард показал, что британское бомбардировочное командование сделало почти все возможное, чтобы пилоты продолжали летать, установив драконовскую систему военной дисциплины, в которой моральные аргументы преобладали над медицинскими объяснениями. «Недостаток морального волокна» (LMF) был одним из наиболее частых диагнозов. Напротив, военные психиатры были более терпимы к сухопутным войскам. На театрах военных действий в Северной Африке, Италии и Франции британские психиатры имели тенденцию распознавать несколько симптомов усталости, считая «боевое истощение» результатом больших физических нагрузок и недостатка сна.Кроме того, психосоматические подходы привели к появлению новых диагнозов, таких как гастрит или язвенная болезнь.

Между тем в Германии психиатрические дебаты о «пенсионном неврозе» продолжались в 1920-х и 1930-х годах. Ветераны рабочего класса, поддержанные представителями социал-демократов, настаивали на своем статусе жертв войны и своем праве на военную пенсию. Напротив, психиатрический истеблишмент в союзе с консерваторами и возникающими крайне правыми продолжал отвергать эту позицию, утверждая, что невротики войны были симуляторами и застенчивыми истеричными людьми, которые подорвали бы усилия Германии по восстановлению национальной мощи.В этом смысле для многих психиатров Великая война стала неотъемлемой частью анализа урока о том, чего следует избегать в будущем. В середине и конце 1930-х годов эта стратегия также совпадала со стратегией нацистского режима, способствуя эффективной подготовке к следующей войне. В начале войны, когда немецкая концепция блицкрига была успешной, а солдаты постоянно находились в движении, психиатрические случаи казались редкостью. Однако с конца 1941 года, когда немецкая армия оторвалась от Москвы, ситуация изменилась.Во время оборонительной и нервозной войны с периодами интенсивных боев психоневротические симптомы усиливались. Немецкая система лечения тесно связана с системой лечения Первой мировой войны. Электрическая фарадизация, которую в основном продвигал кельнский психиатр Фридрих Пансе (1899–1973), снова вошла в обиход. Вообще говоря, в отличие от Первой мировой войны, немецкие военные власти времен Второй мировой войны обращались с душевнобольными солдатами с неумолимой строгостью. В последние месяцы войны военная дисциплинарная система стала произвольной; разбросанных солдат обвиняли в симуляции и дезертирстве (нацисты и командиры СС говорили о подрыве военной мощи, Wehrkraftzersetzung ) и казнили без судебного разбирательства.

С начала 1980-х годов, под влиянием американской психиатрии после войны во Вьетнаме, медицинский дискурс сосредоточился на психологических травмах (посттравматическое стрессовое расстройство или ПТСР) и на синдромах загадочной усталости (синдром хронической усталости или СХУ). Какое-то время казалось, что эти болезни пощадили Европу. Однако во время войн на Балканах в 1990-х годах возник «балканский синдром». Подобно «синдрому войны в Персидском заливе» — другому типу категоризации эмоциональных и психических страданий солдат, широко признанному в Великобритании, — эти синдромы, с одной стороны, приписываются определенным токсическим эффектам опасности для окружающей среды, такие как пестициды или обедненный уран от бронебойных боеприпасов.С другой стороны, принимаются во внимание психологические причины, такие как «дружественный огонь» (отстрел войск с их стороны). Фактически, медицинское сообщество обсуждает степень поражения солдат и даже существование этих психических синдромов. В 1999 году министерство обороны Великобритании профинансировало крупномасштабное исследование проблем со здоровьем, с которыми сталкиваются тысячи британских солдат войны в Персидском заливе и их семей. Это исследование, проведенное исследовательской группой Королевского колледжа Лондона, было сосредоточено на психических и эмоциональных последствиях войны.

Американский литературовед Элейн Шоуолтер предложила провокационную интерпретацию «новых» психических синдромов, связанных с войной. Шоуолтер подчеркивает потребность страдающих людей в медицинской легитимности и общественном внимании наряду с умножающимися и заразными эффектами средств массовой информации, называя эти синдромы историями — истерическими нарративами, которые представляют и, прежде всего, производят непонятных психосоматических эффектов на все времена. увеличивающийся сегмент населения. С исторической точки зрения введение новых психиатрических категорий в 1980-х и 1990-х годах совершенно ясно показало, что в истории военных неврозов нет универсальных и единичных элементов.Кажется, что каждая война порождает свои характерные нервные и психические заболевания. Следовательно, было бы наивно утверждать, что медицина в двадцатом веке постоянно улучшала диагностические и терапевтические успехи в борьбе с сокрушительными последствиями войны. Скорее было бы целесообразно углубить исторические исследования историй душевных страданий применительно к различным европейским обществам военного времени и послевоенным. Это могло бы высветить многочисленные и часто противоречивые описания и контексты «военных неврозов» в отношении политических нарративов, военных условий, а также культурных и социальных значений.

См. Также Психиатрия; Сассун, Зигфрид; Военное дело; Первая Мировая Война; Вторая Мировая Война.

Баркер, Пат. Регенерация. , Лондон, 1991. Первый в отмеченной наградой романной трилогии о контузии и британской культуре во время Великой войны и после нее. Регенерация был снят по фильму в 1997 году с Джонатаном Прайсом и Джеймсом Уилби в главных ролях.

——. Глаз в двери. New York, 1994.

——. Дорога-призрак. Лондон, 1995 год.

Бинневельд, Ганс. От панцирного шока до борьбы со стрессом: сравнительная история военной психиатрии . Перевод Джона О’Кейна. Амстердам, 1997. Хорошее введение в историю военной психиатрии с упором на двадцатый век.

Бурк, Джоанна. Расчленение мужчин: мужские тела, Британия и Великая война . Лондон, 1996. Отличное обсуждение влияния Первой мировой войны на мужской организм, в основном в Великобритании.

Кутер, Роджер, Марк Харрисон и Стив Стерди, ред. Война, медицина и современность . Страуд, Великобритания, 1998. Отличный сборник статей, в котором рассматриваются процессы рационализации как ключевой элемент в понимании взаимосвязи медицины и современной войны.

Эйсслер, Курт Роберт. Фрейд как эксперт-свидетель: обсуждение неврозов войны между Фрейдом и Вагнером-Яуреггом . Перевод Кристин Троллоп. Нью-Йорк, 1986. Предлагает психоаналитический подход к военным неврозам во время Первой мировой войны.

Hofer, Hans-Georg. Nervenschwäche und Krieg. Modernitätskritik und Krisenbewältigung in der österreichischen Psychiatrie (1880–1920) . Вена, 2004. Обсуждает историю военных неврозов в Австро-Венгрии на фоне дискурсов конца века о нервозности и современности.

Журнал современной истории 35, вып. 1 (2000). Специальный выпуск: Shell-Shock. Самый полезный сборник статей с упором на сравнительные аспекты; включает статьи о военных неврозах во Франции, Германии, Великобритании, Ирландии, Италии и России.

Лид, Эрик . Ничейная земля: борьба и идентичность в Первой мировой войне . Нью-Йорк, 1979. По-прежнему одна из лучших книг по истории Первой мировой войны с влиятельной главой о военных неврозах.

Лиз, Питер. Shell Shock: травматический невроз и британские солдаты Первой мировой войны . Бейзингстоук, Великобритания, 2002. Прослеживает сложную карьеру контуров во время Первой мировой войны — в Великобритании, четко организовано, объединяет записи пациентов в исторический анализ.

Лернер, Пауль. Истерические мужчины: война, психиатрия и политика травм в Германии, 1890–1930 гг. . Итака, штат Нью-Йорк, 2003. Очень хорошо написанное исследование немецкой психиатрии и дебатов о «пенсионном неврозе» и мужской истерии в эпоху Первой мировой войны.

Микале, Марк С. и Пауль Лернер, ред. Травматическое прошлое: история, психиатрия и травмы в современную эпоху, 1870–1930 гг. . Кембридж, Великобритания, 2001. Стандартная работа по изучению исторических травм с прекрасным, четко написанным вступлением, включает статьи по разным странам Европы, множество ссылок.

Шепард, Бен. Война нервов: солдаты и психиатры в двадцатом веке . Кембридж, Массачусетс, 2001. Предлагает широкий обзор психиатрических реакций на военную травму в двадцатом веке, что также является хорошей отправной точкой для исторического описания военных неврозов во Второй мировой войне.

Шоуолтер, Элейн. Истории: истерические эпидемии и современные СМИ . Нью-Йорк, 1997. Провокационная и вдохновляющая книга об истерических эпидемиях и роли современных СМИ в конце двадцатого века.

Ханс-Георг Хофер

Энциклопедия современной Европы: Европа с 1914 года: Энциклопедия эпохи войны и реконструкции

Определение невроза по Мерриам-Вебстеру

neu · ro · sis | \ nu̇-ˈrō-səs , ню̇- \ множественные неврозы \ nu̇- ˈrō- ˌsēz , ню̇- \ : психическое и эмоциональное расстройство, которое затрагивает только часть личности, сопровождается менее искаженным восприятием реальности, чем при психозе, не приводит к нарушению использования языка и сопровождается различными физическими, физиологическими нарушениями, и психические расстройства (например, висцеральные симптомы, беспокойство или фобии)

Невроз — wikidoc

В этой статье описывается термин из психологии.Об экспериментальной металлической группе см. Neurosis (группа).

Невроз , также известный как психоневроз или невротическое расстройство , это универсальный термин, который относится к любому психическому дисбалансу, вызывающему дистресс, но, в отличие от психоза или некоторых расстройств личности, не предотвращает или влияют на рациональное мышление. Это особенно связано с областью психоанализа, который является одной из школ психологии или психиатрии.

История использования термина

Чтобы различать невроз и невроз : «Невротик», или страдающий неврозом, стал описывать человека с любой степенью депрессии или беспокойства, подавленными чувствами, отсутствием эмоций, низкой самооценкой и / или эмоциональной нестабильностью. .

Термин был введен шотландским врачом Уильямом Калленом в 1769 году для обозначения «расстройств чувств и движений», вызванных «общим поражением нервной системы». Для него это описывало различные нервные расстройства и симптомы, которые нельзя было объяснить физиологически. Оно происходит от греческого слова нейрон (нерв) с суффиксом -osis (заболевание или ненормальное состояние). Однако наиболее влиятельное определение этого термина было произведено Зигмундом Фрейдом более века спустя.

Американский DSM-III полностью исключил категорию неврозов. Это во многом отражает упадок модности психоанализа и постепенное вытеснение психоаналитической терминологии из DSM. Те, кто сохраняет психоаналитическую точку зрения, в том числе большинство психологов в таких странах, как Франция, продолжают использовать термин «невроз». Однако, согласно The American Heritage Dictionary, он «больше не используется в научных целях». [1]

Психоаналитический отчет о неврозе

Как болезнь, невроз представляет собой множество психических состояний, при которых эмоциональный дистресс или бессознательный конфликт выражается в различных физических, физиологических и психических расстройствах, которые могут включать физические симптомы (например,г., истерия). Окончательный симптом — беспокойство. Невротические тенденции являются обычным явлением и могут проявляться в виде депрессии, острой или хронической тревоги, обсессивно-компульсивных тенденций, фобий и даже расстройств личности, таких как пограничное расстройство личности или обсессивно-компульсивное расстройство личности. Это, пожалуй, проще всего определить как «плохую способность адаптироваться к окружающей среде, неспособность изменить свой образ жизни и неспособность развить более богатую, более сложную и более удовлетворяющую личность».» [2] Невроз не следует путать с психозом, который означает потерю связи с реальностью.

Этот термин означает реальное расстройство или болезнь, но в соответствии с его общим определением невроз — это нормальный человеческий опыт, часть человеческого состояния. Большинство людей в той или иной форме подвержены неврозам. Психологическая проблема возникает, когда неврозы начинают мешать нормальному функционированию, но не существенно ухудшают его, и, таким образом, вызывают у человека беспокойство. Часто механизмы совладания, задействованные для «отражения» тревоги, только усугубляют ситуацию, вызывая еще больший стресс.Это даже было определено в терминах этой стратегии преодоления как «символическое поведение в целях защиты от чрезмерной психобиологической боли, [которая] самовоспроизводится, потому что символическое удовлетворение не может удовлетворить реальные потребности». [3]

Согласно психоаналитической теории, неврозы могут быть связаны с защитными механизмами эго, но эти два понятия не являются синонимами. Защитные механизмы — это нормальный способ развития и поддержания постоянного чувства «я» (т. Е. Эго), в то время как только те мысли и модели поведения, которые вызывают трудности в жизни, следует называть неврозами .

Эффекты и симптомы

Существует множество различных специфических форм неврозов : пиромания, обсессивно-компульсивное расстройство, тревожный невроз, истерия (при которой тревога может сниматься с помощью физических симптомов) и бесконечное множество фобий. По словам доктора Джорджа Бори, невроз может включать:

… тревога, грусть или депрессия, гнев, раздражительность, спутанность сознания, заниженное чувство собственного достоинства и т. Д., Поведенческие симптомы, такие как фобическое избегание, бдительность, импульсивные и компульсивные действия, летаргия и т. Д., когнитивные проблемы, такие как неприятные или тревожные мысли, повторение мыслей и навязчивая идея, привычные фантазии, негативность и цинизм и т. д. В межличностном отношении невроз включает в себя зависимость, агрессивность, перфекционизм, шизоидную изоляцию, социально-культурно неприемлемое поведение и т. д. [4]

Лечение

Хотя неврозы являются мишенью для психоанализа, психотерапии, консультирования или других психиатрических методов, все еще существуют разногласия по поводу того, могут ли эти специалисты поставить точный и надежный диагноз и являются ли многие из получаемых в результате лечения подходящими, эффективными и надежными.Некоторые исследования показывают, что разговорная терапия не приносит никакой пользы. Однако некоторую пользу можно получить и от других видов неподготовленного личного общения и обсуждения.

Теория невроза Юнга

Теория невроза Карла Юнга основана на саморегулирующейся психике. Невроз состоит не только из конфликтов между сознательными и бессознательными силами или комплексами. Бессознательное также дает бесценное конструктивное руководство. Язык, который использует бессознательное, — это универсальный символизм, часто мифологический характер.Ведущая роль бессознательных фантазий, таких как сны и видения, более важна для поиска градиента, по которому должен развиваться человек, чем произвольное предположение или метод. Правильное чтение символических эманаций требует, помимо знания мифологических мотивов, понимания неоднозначной природы символов и способности интерпретировать их из бессознательной установки, компенсирующей установку эго. Юнг поощрял активное воображение в этом процессе.

Юнг нашел свой подход особенно подходящим для людей, которые успешно приспособились к нормальным социальным стандартам, но, тем не менее, имеют проблемы со смыслом своей жизни.

Я часто видел, как люди становятся невротиками, когда довольствуются неадекватными или неправильными ответами на вопросы жизни (Jung, [1961] 1989: 140).

Большинство моих пациентов состояли не из верующих, а из тех, кто потерял веру (Юнг, [1961] 1989: 140).

[Современный человек] слеп к тому факту, что при всей его рациональности и эффективности он одержим «силами», которые ему неподвластны.Его боги и демоны вовсе не исчезли; у них просто есть новые имена. Они держат его в бегах беспокойством, смутными опасениями, психологическими осложнениями, ненасытной потребностью в таблетках, алкоголе, табаке, еде — и, прежде всего, множеством неврозов. (Юнг, 1964: 82).

Юнг обнаружил, что бессознательное находит выражение в первую очередь через низшую психологическую функцию человека, будь то мышление, чувство, ощущение или интуиция. Характерные эффекты невроза на доминирующие и подчиненные функции обсуждаются в Психологические типы .

Юнг видел коллективные неврозы в политике … «Наш мир, так сказать, диссоциирован, как невротик» (Jung, 1964: 85).

Список литературы

  1. Словарь английского языка American Heritage® , четвертое издание. Хоутон Миффлин. 2000 г. (ISBN: 0618082301).
  2. ↑ Бори, доктор К. Джордж. «Био-социальная теория неврозов», 2002.
  3. ↑ Янов, доктор Артур. «Невроз», 1998.
  4. ↑ Бори, доктор К. Джордж. «Био-социальная теория неврозов», 2002.
  • Фрейд, Зигмунд. Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда. Trans. Джеймс Стрейчи. 24 тт. Лондон: Хогарт, 1953-74.
  • Хорни, Карен. Собрание сочинений. (2 тома) Нортон, 1937.
  • Jung, C.G., et al. (1964). Человек и его символы, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Anchor Books, Doubleday. ISBN ISBN 0-385-05221-9. Ошибка параметра в {{ISBN}}: недопустимый ISBN.
  • Юнг, К.Г. (1966). Два очерка по аналитической психологии , Собрание сочинений, том 7, Princeton, N.Дж .: Издательство Принстонского университета. ISBN ISBN 0-691-01782-4.
  • Юнг, К.Г. [1921] (1971). Психологические типы , Сборник работ, Том 6, Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета. ISBN ISBN 0-691-01813-8.
  • Юнг, К.Г. [1961] (1989). Воспоминания, мечты, размышления , Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Vantage Books. ISBN ISBN 0-679-72395-1.
  • Винокур, Джон. Энциклопедия Neurotica. 2005. ISBN ISBN 0-312-32501-0.

Внешние ссылки

соток: مرض نفسي ca: Neurosi cs: Neuróza da: невроз de: Невроз el: Νεύρωση eo: Neŭrozo это: Невроси он: נוירוזה lt: Neurozė нл: невроз sk: Neuróza sr: Неуроза sv: Neuros th: โรคประสาท Шаблон: Источники WikiDoc

Теория невротических потребностей Хорни

Вы когда-нибудь знали кого-то, кто, казалось, испытывал патологическую потребность нравиться другим? По мнению теоретика Карен Хорни, такое поведение вызвано невротической потребностью в ласке и одобрении.

В своей книге «Самоанализ» (1942) Хорни изложила свою теорию невроза, описав различные типы невротического поведения как результат чрезмерного использования стратегий совладания с базовой тревогой. Это поведение включает в себя такие вещи, как невротическая потребность во власти, престиже и привязанности. Хорни выделила в своей теории три широкие категории потребностей.

Обзор теории невротических потребностей Хорни

Психоаналитик Карен Хорни разработала одну из самых известных теорий невроза.Она считала, что невроз является результатом основного беспокойства, вызванного межличностными отношениями.

Теория

Хорни предполагает, что стратегии, используемые для борьбы с тревогой, можно злоупотреблять, заставляя их принимать видимость потребностей.

По словам Хорни, основная тревога (и, следовательно, невроз) может быть результатом множества ситуаций, включая «прямое или косвенное доминирование, безразличие, неустойчивое поведение, неуважение к индивидуальным потребностям ребенка, отсутствие реального руководства, пренебрежительное отношение, чрезмерное восхищение или его отсутствие, отсутствие надежного тепла, необходимость принимать сторону в родительских разногласиях, слишком много или слишком мало ответственности, чрезмерная защита, изоляция от других детей, несправедливость, дискриминация, невыполненные обещания, враждебная атмосфера и т. на «(Хорни, 1945).

Эти 10 невротических потребностей можно разделить на три большие категории:

  1. Потребности, которые двигают вас к другим : Эти невротические потребности заставляют людей искать одобрения и принятия со стороны других. Их часто называют нуждающимися или навязчивыми, поскольку они ищут одобрения и любви.
  2. Потребности, которые отдаляют вас от других : Эти невротические потребности создают враждебность и антиобщественное поведение.Этих людей часто описывают как холодных, равнодушных и отчужденных.
  3. Потребности, которые движут вами против других : Эти невротические потребности приводят к враждебности и потребности контролировать других людей. Этих людей часто описывают как сложных, властных и недобрых.

Невротики склонны использовать два или более из этих способов совладания, создавая конфликты, смятение и замешательство.

10 невротических потребностей

Хорошо адаптированные люди используют все три стратегии (навстречу, отдали и против других), смещая фокус в зависимости от внутренних и внешних факторов.Так что же делает эти стратегии выживания невротичными? По словам Хорни, злоупотребляют одним или несколькими из этих стилей межличностного общения.

1. Невротическая потребность в любви и одобрении

Эта потребность включает в себя желание нравиться, нравиться другим людям и соответствовать ожиданиям других. Люди с таким типом потребностей чрезвычайно чувствительны к отказу и критике и боятся гнева или враждебности других.

2. Невротическая потребность в партнере, который захватит вашу жизнь

Это предполагает необходимость сосредоточиться на партнере.Люди с этой потребностью страдают от сильного страха быть брошенным партнером. Часто эти люди придают преувеличенное значение любви и верят, что наличие партнера решит все жизненные проблемы.

3. Невротическая потребность ограничивать свою жизнь узкими границами

Люди с этой потребностью предпочитают оставаться незаметными и незамеченными. Они нетребовательны и довольствуются малым. Они избегают желаний материальных благ, часто отводя собственные потребности второстепенным и недооценивая собственные таланты и способности.

4. Невротическая потребность в силе

Люди с этой потребностью стремятся к власти ради власти. Обычно они хвалят силу, презирают слабость и будут эксплуатировать других людей или доминировать над ними. Эти люди опасаются личных ограничений, беспомощности и неконтролируемых ситуаций.

5. Невротическая потребность в эксплуатации других

Эти люди рассматривают других с точки зрения того, чего можно достичь, общаясь с ними. Люди с этой потребностью обычно гордятся своей способностью эксплуатировать других людей и часто сосредоточены на манипулировании другими для достижения желаемых целей, включая такие вещи, как идеи, власть, деньги или секс.

6. Невротическая потребность в престиже

Люди, нуждающиеся в престиже, ценят себя с точки зрения общественного признания и признания. Материальные блага, личностные характеристики, профессиональные достижения и близкие оцениваются по престижности. Эти люди часто опасаются публичного позора и потери социального статуса.

7. Невротическая потребность в личном восхищении

Люди с невротической потребностью в личном восхищении нарциссичны и обладают преувеличенным самовосприятием.Они хотят, чтобы ими восхищались на основе воображаемого имиджа, а не на основании того, какие они есть на самом деле.

8. Невротическая потребность в личных достижениях

По словам Хорни, люди заставляют себя добиваться большего и большего из-за элементарной незащищенности. Эти люди боятся неудач и чувствуют постоянную потребность достичь большего, чем другие люди, и превзойти даже свои собственные предыдущие успехи.

9. Невротическая потребность в самодостаточности и независимости

Эти люди демонстрируют менталитет «одиноких», дистанцируясь от других, чтобы избежать привязанности или зависимости от других людей.

10. Невротическая потребность в совершенстве и непоколебимости

Эти личности постоянно стремятся к полной непогрешимости. Общей чертой этой невротической потребности является поиск личных недостатков, чтобы быстро изменить или скрыть эти кажущиеся недостатки.

Слово от Verywell

Хотя невротизм больше не считается диагнозом психического здоровья, исследователи продолжают исследовать этот аспект личности. В то время как популярная культура часто изображает невротическое поведение причудливым и милым, невроз может играть роль в проблемах с настроением и тревоге.

Распознавание собственных невротических наклонностей может помочь вам лучше понять собственное поведение. Решая эти проблемы, люди часто могут улучшить общее психическое здоровье и самочувствие. Исследователи обнаружили, что внимательность, или осознание своих собственных мыслей, может быть полезным подходом для борьбы с невротическими, негативными мыслями, которые способствуют беспокойству, тревоге и проблемам в отношениях.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *