Характер в психологии кратко: Характер. Что такое «Характер»? Понятие и определение термина «Характер» – Глоссарий

Содержание

Формирование характера

   Под характером обычно подразумевают совокупность некоторых выдающихся (заметных окружающим) психических свойств отдельного человека. При этом имеются в виду те психические свойства, которые формируются после рождения человека. Темперамент, например, имеет физиологические и генетические корни, поэтому к характеру не относится, потому что сформирован во многом ещё до рождения.

Характер начинает формироваться с первых месяцев жизни. Основная роль в этом принадлежит общению с окружающими людьми. В поступках и формах поведения ребенок подражает своим близким. При помощи прямого обучения через подражание и эмоциональное подкрепление он усваивает формы поведения взрослых.

Хотя характер и начинает формироваться с первых месяцев, тем не менее выделяют специальный cензитивный период для становления характера: возраст от двух-трех до девяти-десяти лет. В это время дети много и активно общаются как с окружающими взрослыми людьми, так и со сверстниками.

В этот период они открыты для почти любого воздействий со стороны. Дети с готовностью принимают любой новый опыт, подражая всем и во всем. Взрослые люди в это время еще пользуются безграничным доверием ребенка, поэтому они имеют возможность воздействовать на него словом, поступком и действием.

Для становления характера ребенка важен стиль общения окружающих людей:

— взрослых со взрослыми,

— взрослых с детьми,

— детей с детьми.

Ребенок и перенимает стиль общения, и пытается приспособиться к нему, что в свою очередь тоже влияет на становление характера. Принято считать, что то, как действуют мать и отец в отношении ребенка, спустя много лет становится способом обращения его со своими детьми, когда ребенок станет взрослым и обзаведется собственной семьей. Однако это и так, и не так. Ребенок не просто перенимает стили общения, он их

критикует по-своему. Чем взрослее ребенок и чем более развит его интеллект и чем охотнее он пользуется возможностями своего разума, тем в большей степени он проявляет критичность. Именно поэтому в ядро характера всегда включается отношение человека к истине. Пытливость ума ребенка не может не наложить отпечаток на формирование его характера.

Одними из первых в характере человека закладываются такие черты, как:

— доброта-эгоистичность,

— общительность-замкнутость,

— отзывчивость-безразличие.

Исследования показывают, что эти черты характера начинают формироваться задолго до начала школьного периода жизни, даже ещё в младенческом возрасте.

Позже формируются другие черты характера:

— трудолюбие-лень,

— аккуратность-неаккуратность,

— добросовестность-злонамеренность,

— ответственность-безответственность,

— настойчивость-малодушие.

Эти качества однако тоже начинают формироваться еще в дошкольном детстве. Они формируются и закрепляются в играх и доступных видах домашнего труда и иной бытовой деятельности.

Большое значение на развитие черт характера оказывает стимуляция со стороны взрослых. Как низкая требовательность, так и очень высокая может пагубно сказаться на формировании характера.

В дошкольном периоде сохраняются и закрепляются в основном такие черты, которые постоянно получают поддержку (положительное или отрицательное подкрепление).

В начальных классах школы под воздействием нового опыта оформляются и корректируются черты характера, проявляющиеся в отношениях с людьми. Ребенок начинает жить

полноценной социальной жизнью, общаться с большим количеством людей, в том числе мало ему знакомых. Повышается ответственность ребёнка за результат деятельности. Его начинают сравнивать с другими детьми. Поэтому именно в начальной школе формируется такая важная черта характера как самоотношение. Школьные успехи могут сформировать уверенность в собственной интеллектуальной полноценности. Неудачи могут сформировать своеобразный «комплекс двоечника»: ребенок перестает стараться, потому что он все равно «двоечник».

В подростковом возрасте наиболее активно развиваются и закрепляются волевые черты характера.

Подросток постепенно осваивает новые для себя сферы деятельности, пробует свои силы в них.

В ранней юности окончательно формируются базовые нравственные, мировоззренческие основы личности, которые большинство людей проносят через остаток своей жизни.

Можно считать, что к окончанию школы характер человека в целом является сложившимся. То, что происходит с человеком в дальнейшем, почти никогда не делает характер его неузнаваемым для тех, кто с ним общался в школьные годы.

Однако характер не является застывшим образованием, а формируется и трансформируется на протяжении всего жизненного пути человека. После окончания учебы самое большое «нововведение» в характере произойдет в первые несколько лет работы молодого человека. Интересная работа, продуктивные отношения с коллегами и начальством породят любовь к труду, к трудовым достижениям. Рутинная работа, деструктивные отношения с коллегами могут породить пассивность и иждивенческие настроения.

Многие взрослые, сознательные люди являются сами творцом своего характера. Они анализируют свое поведение, свои мысли и чувства. Если что-то не нравится в себе, то сами себя воспитывают. Люди, способные к самовоспитанию, обычно достигают значительно больше успехов в жизни, чем более пассивные их «антагонисты».

Огромное влияние на формирование и развитие характера во все периоды жизни оказывает внешний информационный фон:

— суждения окружающих людей о жизни,

— поступки окружающих людей,

— художественная литература (суждения и поступки вымышленных персонажей),

— кино и другие медиа-образы,

— господствующая идеология в обществе.

Литература

Маклаков А. Г. Общая психология. СПб: Питер, 2001.

 


См. также

Характер

 


   RSS     [email protected] 

Характерология — это… Что такое Характерология?

Характерология — учение, изучающее характер и процессы его самоформирования[1]. Термин является калькой с немецкого термина

Charakterkunde. Термин введён в конце XIX — начале XX вв., однако изучению характеров уделялось внимание и в более раннее время.

История развития

Основателем характерологии считается древнегреческий учёный и писатель Теофраст, автор труда «Характеры». Трактат Теофраста содержал описание 31 типа, каждый из которых определялся на основе доминирования той или иной черты. С XIX в. начинаются систематичные попытки подвести научную базу под различия человеческих характеров, появляются различные классификации характеров и психологических типов — Л.Клагеса, К. Г. Юнга, Э.Кречмера, А. Ф. Лазурского и др. Большинство этих (и более ранних) классификаций строились по различным основаниям.

В СССР в 1920—1930 гг. учение о характерах развивалось в основном в рамках педологии. В конце 1930-х гг. все эти исследования были свёрнуты. В советской психологии получило распространение вульгарное толкование тезиса Выготского о раскрытии индивидуальных особенностей через взаимодействие с обществом: было принято считать, что характер есть результат воздействия общества, тогда как врождёнными можно считать только различия на уровне темперамента. В неоднократно переиздававшемся учебнике Ковалёва и Мясищева характерология объявляется «буржуазной лженаукой».

В 1960-е гг., по мере возрождения интереса к индивидуальным особенностям человека, в том числе конституциональным, смещается и акцент в их исследовании. Речь уже идёт не о «характерологии», а о дифференциальной психологии, в которой проводится различие между психическими свойствами, состояниями и процессами (в западной психологии эти понятия обозначаются как психологические факторы, в нейронауке — как психические функции).

Современная классификация характеров, созданная М. Е. Бурно

  • Сангвинический или синтонный (циклоид)
  • Напряженно-авторитарный характер (эпилептоид)
  • Тревожно-сомневающийся характер (психастеник)
  • Застенчиво-раздражительный характер (астеник)
  • Педантичный характер (ананкаст)
  • Демонстративный характер (истерик)
  • Замкнуто-углубленный характер (аутист, шизоид)
  • Неустойчивый характер

Смешанные (мозаичные) характеры:

  • органический характер
  • эндокринный характер
  • полифонический характер

Практическое применение

Идеи характерологии лежат в основе психологического тестирования. Полезной характерология оказывается в конфликтологии и в управлении персоналом.

Литература

  • Блюмина Т.А. Вековые натуры в семье, школе и обществе, ч. 1-2. М. 1996.
  • Бодалев А.А. Продолжаем обсуждение проблемы «личность и характер». Вестник МГУ. Серия Психология. 1986, № 1, с. 36—50.
  • Ковалев А.Г., Мясищев В.Н. Психические особенности человека. т. 1. Характер. Л., ЛГУ, 1957.
  • Гинецинский В.И., Пропедевтический курс общей психологии. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1997
  • Пономаренко В.В., Практическая характерология. из-во Феникс, г. Ростов-на-Дону, 2006.
  • Волков П.В. Разнообразие человеческих миров (Руководство по профилактике душевных расстройств). — М.: Аграф, 2000. — 528 с.
  • Егидес А.П., Сугробова Н.Ш., Как научиться разбираться в людях. Алма-Ата «Казахстан» АО «Караван», 1991.

Примечания

См. также

Классификация акцентуаций Карла Леонгарда)

Сайт характерологической креатологии

Об особенностях национального характера русского народа – Власть – Коммерсантъ


Русский характер и успех
       Большое количество отечественных исследователей — этнографов, писателей, философов всегда уделяли большое внимание проблеме национального  характера русского народа, пытаясь найти то особенное и неповторимое его  качество, отличающее его от других народов. Среди тех, кто пытался понять загадки русской души, мы видим имена Пушкина и Хомякова, Данилевского и Соловьева, Бердяева и Ильина, Сорокина и Булгакова,  Федотова и Лосского, многих исследователей советского и постсоветского периода. Этот интерес вполне понятен и закономерен, потому что понимание  особенностей национального характера позволяет экстраполировать развитие  любого общества. Не случайно, что в военных разведывательных ведомствах  западных стран изучение проблем национального характера входит в число  важнейших направлений, имеющих стратегическое значение для прогнозов  военных действий.
       По поводу темы нашего разговора знаменитый французский социолог Г.Лебон  в конце 19-го века в своей книге «Психология народов и масс» писал:  «Без предварительного знания душевного склада народа история его кажется  каким-то хаосом событий, управляемых одной случайностью. Напротив, когда  душа народа нам известна, то жизнь его представляется правильным и  фатальным следствием из его психических черт. Во всех проявлениях жизни нации мы находим всегда, что неизменная душа расы сама гнет свою судьбу.
       В политических учреждениях с наибольшей силой проявляется верховная  власть расовой души. К каким бы партиям ни принадлежали борющиеся силы,  как бы ни называлась власть в стране — королевской, президентской,  императорской, коммунистической, любая из них имеет один и тот же идеал,  и этот идеал есть выражение чувства расовой души. Народный характер  создает судьбу нации… Душа народа, душа расы является неизменной, а  государственный строй, политические учреждения — лишь производное от  характера народа. Какие бы события ни происходили в той или иной стране,  как бы народ ни пытался изменить существующие формы правления и  политические учреждения, он не в состоянии избавиться от того, что  вытекает, что является следствием души народа… Правление какого-нибудь  монарха в той или иной африканской стране будет значительно лучше для  народа данной страны, чем применение к ней принципов самой искушенной  европейской конституции. В силу этого, что у каждого народа душа своя,  свой дух, в странах не может существовать одинакового политического  строя».
       Хотя концепцию Г.Лебона некоторые ученые называли и называют  антинаучной и антиисторичной, тем не менее, этому исследователю удалось  выявить проблему связи между особенностями психического склада данного  народа и общественным устройством его жизни.
       Выявив наиболее существенные черты нашего национального характера, можно  будет ответить и на вопрос о том, какой успех в жизни наиболее  соответствует его природному архетипу. Это особенно важно в эпоху бурных  социальных перемен, когда только такое обращение к духовным истокам  становится действительным спасением.
       Природный темперамент русских людей, на который накладываются все  последующие внешние социальные влияния, психологи-исследователи относят  к так называемому эпитимному типу.
       Одной из наиболее характерных черт эпитимного склада личности является  сильное стремление к власти и постоянного расширение своего влияния на  окружающий мир. Начальники такого склада часто бывают  слащаво-угодливыми по отношению к вышестоящим представителям власти и  деспотически подавляющими по отношению к подчиненным.
       Для них так же характерны колебания настроения от глубокой апатии и  лени, упрямства и инертности до проявления необычайной силы энергии и  исступленной страсти, перед которой ничто не может устоять. Эти  колебания часто связаны не столько с внешними обстоятельствами, сколько  с внутренними физиологическими процессами, протекающими в организме.  Другими качествами эпитимиков являются вязкость и обстоятельность  мышления, стремление к тщательной отделке деталей, основательность и  стремление все свои действия подчинить инструкции или специальному  плану. Поэтому их можно считать прирожденными бюрократами.
       Находясь в спокойной фазе, эпитимики доброжелательны и великодушны,  совестливы и мягки. Находясь в раздражении и гневе, они становятся  жестокими и необузданными. Воспитание и овладение культурой накладывают  на эти природные черты свой отпечаток проявления чувств и мыслей, но,  тем не менее, опытный психолог всегда может определить эпитимика по  особой манере поведения и свойствам мышления.
       Среди представителей эпитимного склада личности в русской культуре можно  назвать имена Толстого, Достоевского, нашего современника поэта и певца  Владимира Высоцкого.

Полярность
       Если оставить в стороне семидесятилетнее влияние коммунистической  идеологии, то следует отметить, что на духовное сознание и самосознание  русских людей наибольшее влияния в течение многих веков оказывала  русская православная церковь. Глубокая религиозность русских, постоянно  отмечаемая как ими самими, так и наблюдателями из других стран, смягчает  проявления эпитимного характера и сформировала в нас такие черты, как  стремление к высшим духовным ценностям, необычайное терпение в трудных  жизненных обстоятельствах, совестливость, доброту и сострадание к  ближнему. Но эти высокие духовные качества могут существовать в одно и  то же время вместе со святотатством, жестокостью и всякими другими  пороками, особенно, если человек стоит далеко от христианской культуры и  должного образования. Известный русский философ-эмигрант  Николай Лосский, посвятивший изучению психологии русского  характера всю свою жизнь, особо обращает внимание на его полярность.
       В нем, наряду со способностью к высшим формам опыта, Н.Лосский отмечает  такие противоречащие друг другу черты русского народа, как страстная  сила воли и леность, «обломовщина»; поиск высших ценностей жизни и  склонность к анархии и нигилизму природная доброта и бессмысленная  жестокость, мессианство и отсутствие самодисциплины. Н.Лосский приводит  любопытное высказывание английского исследователя М.Бэринга,  сравнивавшего свойства характера англичанина и русского: если в каждом  англичанине есть сочетание характера Генриха VIII, Джона Мильтона и  мистера Пиквика, то в русском человеке сочетаются свойства Петра  Великого, князя Мышкина и Хлестакова.
       Об этой противоречивости и многогранности русского человека говорит  Н. Бердяев в своей книге «Русская идея»: «Два противоположных начала  легли в основу формации русской души: природная, языческая дионисическая  стихия и аскетически монашеское православие. Можно открыть  противоположные свойства в русском народе: деспотизм, гипертрофия  государства и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и  доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды;  индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм;  национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность;  эсхатологически мессианская религиозность и внешнее благочестие; искание  Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт».  Из-за всего этого от русского народа, — указывает Н.Бердяев, — «всегда  можно ожидать неожиданность, поэтому он «в высшей степени способен  внушать к себе сильную любовь и сильную ненависть».
       Обобщенный характер любого народа связан с его коллективным бессознательным, которое, как указывал К. Юнг, может быть выявлено в  содержании типичных сновидений, сказках, мифах, легендах, религиозных  верованиях. Если мы проанализируем содержание русских народных сказок,  то мы можем в них найти и бессмысленную жестокость, и похвалу хитрости и  обману, и стремление поживиться за чужой счет. В сказке о лисе голодная  лиса притворяется мертвой, ее подбирает мужик, который везет воз с  рыбой. Подобрав лису, мужик радуется, что сможет сделать из ее шкуры  своей жене новую шапку. Очутившись в возе с рыбой, лиса повыбрасывала ее  на дорогу и потом преспокойно съела. Попутно она обманула ни в чем не  повинного волка, который в результате встречи с лисой был бит и лишился  хвоста.
       Во многих сказках про бесталанного Иванушку-дурачка счастье приходит к  нему в виде прекрасного коня или Василисы Прекрасной неисповедимыми  путями не как награда за серьезный труд, а либо за «просто так», либо за  небольшую услугу, вроде отпуска на волю пойманной щуки.
       Вершиной желания добиться успеха и стать счастливым, не особенно при  этом напрягаясь, могут служить в качестве иллюстрации известные русские  сказки про Емелю, который, лежа на печи, имел все, что захотел,  приговаривая «По щучьему велению, по моему хотению…» По этому  магическому заклинанию сами колются дрова, сами идут ведра с водой, сама  влюбляется в героя сказки красавица Василиса Премудрая.
       Замечательный русский писатель Николай Лесков в свое время уделили много  внимания этой черте нашего национального характера — желании, не  особенно напрягаясь, разбогатеть как-нибудь сразу, схватив волшебную  жар-птицу за хвост. Отмечая, что счастье — это дело случая и произвола,  Н.Лесков пишет: «Не каждый ли почти из нас рассчитывает более всего на  свое с ч а с т и е, нежели на свой труд и на более или менее  благоприятные обстоятельства, нежели на сознание своих обязанностей, на  полное и честное исполнение их?… Но прочное общественное  благосостояние, как и прочное благосостояние отдельных лиц приобретается  и достигается не с ч а с т и е м, не д а р о м, а трудом, усилиями и  заслугами… счастие, как его обыкновенно понимают люди, не может быть  прочным уже потому, что фундаментом ему служит или случай, или произвол,  а не закон, не нравственное начало. Между тем, таково с ч а с т и е, о  котором мечтают, которого желают себе люди.»
       Доказательством этому наблюдению Лескова о нашей генетической  предрасположенности к дармовщине служит всё возрастающее сегодня  количество людей, которые хотят быстро и легко разбогатеть при помощи  игры в рулетку или нажимая на кнопки игрового автомата. Это бедствие,  которое распространяется по стране с ужасающей быстрой становится таким  же социальным злом, как и наркомания.
       Сравнивая русские сказки с западными, несущими в себе нормы  протестантской этики, в частности, со сказками братьев Гримм и сказками  Андерсена, нельзя не заметить, что у последних гораздо чаще и сильнее  акцентируемая достижение успеха не случайным путем, а через упорный труд  и профессиональное мастерство.

Исторические корни          Особенно тяжелые последствия для русского национального характера имело  нашествие татаро-монголов. Тогда, пишет Н.Карамзин, «Забыв гордость  народную, — мы выучились низким хитростям рабства, заменяющим силу в  слабых: обманывая татар, более обманывали друг друга; откупаясь деньгами  от насилия варваров, стали гораздо корыстолюбивее и гораздо  бесчувственнее к обидам, к стыду, подверженные наглостям иноплеменных  тиранов;… чувство угнетения, страх, ненависть, господствуя в душах,  обыкновенно производят мрачную суровость во нравах. Свойства народа  изъясняются всегда обстоятельствами, однако же действие часто бывает  долговременнее причины: внуки имеют некоторые добродетели и пороки своих  дедов, хотя живут в своих обстоятельствах. Может быть, заключает  историк, — самый нынешний характер россиян еще являет пятна, возложенные  на него варварством моголов».
       Если учесть, что принципы авторитарного управления татаро-монголов в  дальнейшем после их изгнания русские цари использовали в своем  собственном правлении, подобный уклад общественной жизни естественным  образом оказался продленным среди определенной части населения на многие  века со всеми вытекающими отсюда последствиями. Н.Лосский приводит  свидетельствование уже цитированного нами М.Бэринга, некоторые мысли  которого, к сожалению, продолжают оставаться актуальными для нашего  общества до сих пор.
       Этот английский журналист, очень любивший нашу Россию и написавший о  ней несколько книг, характеризует ее в начале ХХ-го века как страну,        — «где издержки на жизнь велики и не пропорциональны качеству доставляемых продуктов;
       — где работа — дорогая, плохая и медленная;
       — где гигиенические условия жизни населения очень плохи;
       — где много всяких болезней, включая чуму;
       — где медицинская помощь и приспособления для нее недостаточно;
       — где бедные люди — отсталые и невежественные, а средний класс - беспечный и неряшливый;
       — где прогресс намеренно задерживается и подвергается всевозможным препятствиям;
       — страна, управляемая случаем, где все формы администрации произвольны, ненадежны, и мешкотны;
       — где все формы деловой жизни громоздки и обременены канцелярской волокитой;
       — где взятка — необходимый прием в деловой и административной жизни;        — страна, отягощенная множеством чиновников, которые в общем ленивы, подкупны и некомпетентны;
       — страна, где нет политической свободы и элементарных прав гражданина, где даже программы концертов и все иностранные газеты и книги подвергаются цензуре;
       — где свобода прессы стесняется мелкими придирками, а издатели постоянно штрафуются, иногда арестуются;        — где свобода совести стеснена; страна, где динамит есть единственный политический документ, доступный частному лицу, и политическое убийство- единственная форма гражданского мужества;
       — страна плохого управления;
       — страна, где всякое попустительство и нет закона;
       — где всякий действует, не принимая во внимание соседа;        — где вы можете делать все, что угодно. И не можете критиковать ничего;
       — и где единственный способ показать, что у вас есть мужество иметь свои убеждения состоит в том, чтобы провести ряд лет в тюрьме;
       — страна крайностей, нравственной распущенности и экстравагантного потворства самому себе;
       — народ без держания себя в руках и самодисциплины;
       — народ, все порицающий, все критикующий и никогда не действующий;
       — народ, ревнивый ко всему и ко всем, кто выходит из строя и поднимается выше среднего уровня; смотрящий с подозрением на всякую индивидуальную оригинальность и отличие;
       — народ, находящийся в рабстве у застывшего уровня посредственности и стереотипных бюрократических форм;
       — народ, имеющий все недостатки Востока и не имеющий ни одной из его суровых добродетелей, его достоинства и внутренней дисциплины;
       — нация ни к чему не годных бунтовщиков под руководством подлиз-чиновников;
       — страна, где стоящие у власти живут в постоянном страхе и где влияние может исходить отовсюду,
       — где ничто не столь абсурдно, что ни может случиться; страна неограниченных возможностей, как было сказано в Государственной думе».
       Сказав эти нелицеприятные слова о России, М.Бэринг, тем не менее, говорит: «я люблю эту страну, с удивлением и уважением отношусь к этому народу», потому что «Недостатки России — оборотная сторона положительных качеств ее, столь ценных, что они перевешивают недостатки».

Вечный вопрос — что делать?
       Русский революционный эмигрант Н.К.Судзиловский, посетивший Америку в  середине прошлого века полагал, что пребывание в США закаляло русских  революционеров, способствовало лучшему осознанию ими реалий жизни,  помогало приспособиться к суровым условиям бытия в этой стране. «В  Америку следовало и следует ехать не только учиться решать политические  и социальные задачи, но и лечиться от некоторых важных ущербов русской  души. От недостатка веры в себя, безволья, бестолковости, безалаберности  и теоретичности… С этими недостатками русской психологии нечего думать  не только спасать других, но и себя самих…» Далее этот же автор  проницательно констатирует: «Все зло, все несовершенство русской жизни  скрываются в недостатках русского массового характера, в душе мужика  ключи и к спасению, и возрождению России…»
       В этой же работе приводятся отрывок из письма некоего В. Фрея, про  которого Л.Толстой, состоявший с ним в переписке отзывался как об одном из самых замечательных людей нашего времени.
       В письме В.Фрея известному русскому революционеру Лаврову от 2 октября  1874 года говорится: «Вообще у русских недостаточно развилась еще  созидающая способность. Краснобаи на словах, они куда как плохи, когда  приходиться осуществлять свои теории на практике. А отсутствие энергии и  упорства в достижении делает их еще более смешными реформаторами».
       Сегодня, спустя почто сто лет во многом благодаря началам перестроечных  процессов в советском обществе, начатых десять лет назад, некоторые  мысли, высказанные М.Бэрингом уже изжили себя, но некоторые положения,  высказанные Н.К. Судзуловским — еще нет. Однако, у нас есть все  основания верить в то, что, как показывает опыт истории, русские  образованные люди, осознав в себе определенные недостатки характера,  начинают их с успехом преодолевать и достигают на этом поприще  поразительных успехов.
       Ф.М. Достоевский в романе «Подросток» верно отмечает, что когда русский  увлекается положительными принципами, выработанными Западной Европой, он  становится более европейцом, чем сами европейцы — французы, англичане,  немцы, — потому что он свободен от их национальной ограниченности. В  книге Н.Лосского на этот счет приводятся достаточно веские  доказательства.
       Так, понимая опасность неряшливости при лечении болезней, русские врачи  достигли в дореволюционное время такой чистоты и антисептики, что  московские клиники стояли в этом отношении выше берлинских.         Преодолевая характерную для русских обломовскую лень и инертность,  земские деятели в конце прошлого века поставили городское самоуправление  в провинции на такой уровень эффективности, что он оказался выше  западноевропейского. Под давлением земских деятелей в октябре 1905 года  правительство было вынуждено издать манифест, дававший русскому народу         Известно, что до реформ Александра II и отмены крепостного права  российские суды и административные органы славились своим  взяточничеством и произволом. Это хорошо показал Н.Гоголь в своей   комедии «Ревизор». Зная это, русское общество повело борьбу с этими недостатками столь решительно энергично, что через некоторое время  судебные органы России по свидетельству очевидцев, знавших и  западноевропейскую, и русскую культуру, стояли на большей высоте, чем  аналогичные органы в Западной Европе. Благодаря этому взяточничества в  них было меньше, чем во многих других западноевропейских странах .
       Во второй половине 19-го века русские купцы и промышленники стали  посылать своих детей учиться достижениям европейской  промышленности. Благодаря этому обучению и заимствованию ценного опыта  русская текстильная промышленность к ХХ-му веку начала вырабатывать  сукно такого качества, что стала теснить на рынках англичан. И если  прежде, заказывая сюртук, русские требовали, чтобы он был сшит из  английского сукна, то теперь делали заказ из отечественного ситца,  полотна и сукна.
        За всеми этими примерами можно видеть успехи не только отдельных  промышленников и купцов, таких, как Мамонтов, Шанявский, Серебряков,  Щукин, братья Третьяковы и Морозовы, но и всего российского общества в  целом, достойно входившего в начале нынешнего века в семью европейских  государств. Личный успех упомянутых российских и многих других  предпринимателей оказывался неотделимым от успеха России в целом.  Единственный путь к этому во всех отношениях праведному успеху —  обучение, образование и самовоспитание.
         — «Вообще все недостатки и пороки нашей общественности выходят из  невежества и непросвещения, — писал в своей статье «Россия до Петра  Великого» В.Г.Белинский, — и потому свет знания и образованности  разгоняет их как восход солнца ночные туманы». В другом своем сочинении  В.Белинский отмечал так же способность русских, сохраняя свою  самобытность, брать как свое все, что составляет исключительную сторону  каждого европейского народа.
       Нисколько не умаляя выдающиеся открытия российских ученых в области  науки и техники, такие, как создание периодической системы Менделеева,  открытие радиоволн Поповым и запуск первых космических кораблей, тем не  менее отметим, что благодаря своей хорошей обучаемости и чувством  восприимчивости полезного опыта мы, россияне, в разное время  позаимствовали и применили у себя:
         — у татаро-монголов — систему государственного устройства, налогообложения и способы связи, а так же возгонки спирта, то есть производство водки;
       — у шведов и немцев мы учились стратегии и тактике военного дела;
       — у французов — галантным манерам, а так же умению выделывать тонкие вина и сыры;
       — у китайцев — выращивать и пить чай, изготавливать фарфор, порох и бумагу;
       — у англичан мы научились выделке сукна и обработке льна на чесальных машинах и ткацких станках, а так же узнали, что такое жизнь по гринвическому времени.
       Но особенно восприимчивыми и успешными россияне оказываются в сфере духовного строительства, оставляя здесь далеко позади своих учителей.        Так, мы заимствовали:
       — у византийских греков — христианскую религию и художественную манеру написания своих молельных икон;
       — у французов — жанр литературного романа, классический балет и комическую музыкальную оперетту;
       — у итальянцев — серьезную оперу с ее знаменитым bel canto и академическую живопись;
       — у немцев — немецкую философию и музыкальную форму классической симфонии;
       — у англичан — парламент и любовь к футболу вкупе с рок-музыкой.
       Во всех этих сферах духовной жизни нашими русскими мастерами - писателями, музыкантами, художниками были созданы шедевры, которые по большей своей части навсегда вошли в сокровищницу мирового искусства и достижений человеческого духа. Достаточно назвать имена Толстого и Достоевского, Чайковского и Шостаковича, Бердяева и Сорокина, Репина и Серова.

2. О духовном предрасположении русских
       Чем объяснить тот неоспоримый факт, что русские люди оказываются гораздо сильнее в области духовного строительства, нежели в разумном обустройстве своей обыденной земной жизни? Традиционно это можно объяснять ленью и отсутствием должного упорства в доведении хороших начинаний до их окончательного претворения в жизнь, необязательностью и вере в удачу слепого случая — «авось все и так образуется». Но может быть и другое объяснение. Оно связано с исконной направленностью русского ума в потусторонний мир, в область духовного, в царство Божие, в царство идеального, а не земного, ибо, они следовали завету Христа, который говорил: «Царствие мое не от мира сего». Это в корне отличалось от католичества и протестантизма, утверждавших важность для спасения земных деяний в посюстороннем мире, т.е. в мире земном.
       Один из святых отцов русской православной церкви — святитель Феофан Затворник учил свою паству: «Дело — не главное в жизни человека. Главное — настроение сердца, к Богу обращенное». Другой святой отец — Иоанн Лествичник говорил: «Кто истинно возлюбил Бога, кто истинно желает и ищет будущего Царствия,… тот не возлюбит уже ничего временного, уже не станет суетиться и заботиться ни об имениях и приобретениях, ни о славе и чести мира сего, и ни о чем земном».
       Эти, как и многие другие аналогичные наставления святых отцов православной церкви исходили из Христовой заповеди, что спокойствие души важнее дела, ибо «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» Принцип недеяния характерен для индийской и особенно — для буддийской философии. И он в полной мере проявился в православии.
        Ориентация на теплые и сердечные отношения, а не на прагматический расчет и материальную выгоду -отличительная черта христианской души русского человека. Поэтому, вероятно, нигде в мире нет той особой сердечности и задушевности, которая есть в русских семьях, когда в них собираются близкие родственники и друзья. Словами не передать то чувство душевного комфорта, внутренней радости и покоя, которые воцаряются за общим столом в кругу друзей, и который оказывается непривычным для попавших за этот стол иностранцев. Уехав за границу за более обеспеченной жизнью, многие русские люди тоскуют именно по этому тайному очарованию русского духовного общения, в котором нет места расчету, выгоде и меркантилизму.
       Все российские мыслители, сформировавшиеся в традициях православного христианства, отмечали тяготение русского человека к исканию высших духовных ценностей, воплощавшихся в идее Царства Божьего, основанного на идеях добра, любви, нравственности и справедливости. По мнению философа Л.Карсавина русский человек не может существовать без абсолютного идеала, ради которого он готов пожертвовать всем, что у него есть. Если же ему доказать отсутствие абсолютного или же неосуществимость, даже только отдаленность его идеала, «он сразу утратит всякую охоту жить и действовать; … усомнившись в идеале или его близкой осуществимости, являет образец неслыханного скотоподобия или мифического равнодушия ко всему».
       В годы советской власти многие люди поддерживали ее, верили в коммунистический идеал и рассматривали построение социализма как реальную возможность осуществления Царства Божьего на земле. Но русские революционеры были атеистами, они отказались от общечеловеческих нравственных ценностей и основу достижения своих целей видели в материальной стороне жизни. Забвение и пренебрежение абсолютными нравственными ценностями в конце концов привело к крушению громадной империи, именовавшейся Советским государством.
       Примеры заимствования русской культурой достижений других культур надо рассматривать не как отсутствие у русского народа способности к собственному оригинальному мышлению, но как способность к всечеловеческой и всемирной отзывчивости, которую Достоевский находил у Пушкина и называл главнейшей способностью нашей национальности. Из этого положения вырастает и русская идея в том виде, как ее понимал Достоевский: «Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только… стать братом все людей, всечеловеком… потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей.»
       Сегодня духовным завоеваниям русской культуры противостоят модели западного потребительского общества, идеи быстрой наживы и богатства как единственной цели человеческой жизни. Что говорить о том, что подобные цели существования в русской духовной традиции никогда не ставились во главу угла, если не сказать более того, — что они презирались. Только успешное служение высоким идеалам гуманизма и общественного процветания, добра и справедливости считалось подлинным делом и приносило настоящее душевное удовлетворение. Многие русские купцы и промышленники, среди которых было много старообрядцев, стыдились своего богатства, в быту жили очень скромно и жертвовали огромные суммы денег на общественно полезные дела — на строительство храмов и домов для престарелых, художественных галерей, оперных и драматических театров, больниц, школ и библиотек.
       Выдающийся русский философ И.А.Ильин, развивая понятие русской идеи, писал, что она, эта идея, заключается в свободно и предметно созерцающей любви и определяющей этим жизни и культуре. Отсюда вытекает и задача русского народа — не гнаться за западной католической культурой, основанной на иной умственной и волевой культуре, не соблазняться чужими укладами жизни, а блюсти свою духовную природу и в2ырастить из свободного сердечного созерцания свою, особую, новую русскую культуру воли, мысли и организации. За Россией, писал И.Ильин, «стоит некий божественный исторический замысел, от которого мы все не смеем отказываться и от которого нам и не удалось бы отречься, если бы мы даже этого захотели… хороши мы в данный момент нашей истории или плохи, мы призваны и обязаны идти своим путем — очищать свое сердце, укреплять свое созерцание, осуществлять свою свободу и воспитывать себя к предметности. Как бы ни были велики наши исторические несчастия и крушения, мы призваны самостоятельно быть., а не ползать перед другими; творить, а не заимствовать; обращаться к Богу, а не подражать соседям; искать русского видения, русских содержаний и русской формы, а не ходить в кусочки, собирая на мнимую бедность. Мы западу не ученики и не учителя. Мы ученики Богу и учителя себе самим. Перед нами задача: творить русскую самобытную духовную культуру — из русского сердца, русским созерцанием, в русской свободе, раскрывая русскую предметность. И в этом — смысл русской идеи.»
       Как мы видим, русская духовная традиция в своих основных постулатах всегда обращается к Богу. Но как в этому случае вести себя атеисту? Где ему искать опору для определения своего жизненного успеха, если деньги и прочие материальные блага не являются тем основным жизненным смыслом, ради которых стоит жить? Ответ на этот вопрос дает все та же гуманистическая этика, ставящая во главу угла идею о самораскрытии потенциальных возможностях человека на благо всего общества. В единении русской духовной традиции, основанной на православии и общечеловеческих ценностях с современной гуманистической этикой нет противоречий. Жизненный успех каждого человека эти две традиции связывают не с царством материальной свободы, но с миром свободного развития личности, открывающей свое сердце навстречу любви, справедливости и уважения к каждому человеку и окружающей его природе. Построение демократического общества в России, ее нравственное возрождение как от обморочного коммунистического наваждения, так и от бездумного западного потребительства и вещизма, ее достойное место в семье народов связано с личностным ростом каждого ее гражданина и достижением той критической массы нравственного совершенства, после которой все другие проблемы, включая экономические и политические будут разрешаться сами собой.        «Демократия как ценность, — писал в своей книге «Судьба России» Н.Бердяев, — есть уже образовавшийся народный характер, выработанная личность, способная обнаружить себя в национальной жизни… Властвовать может лишь тот, кто властвует над собой. Потеря личного и национального самообладания, расковывание хаоса не только не уготовляет демократии, но делает ее невозможной, это всегда путь к деспотизму. Задача образования демократии есть задача образования национального характера. Образование же национального характера предполагает образование личного характера. Общественное сознание, общественная воля должны быть направлены на выработку закала личности. Вот этой направленности у нас и нет. Демократию слишком часто понимают навыворот, — не ставят ее в зависимость от внутренней способности к самоуправлению, от характера народа и личности. И это — реальная опасность для нашего будущего.»

Подведем итоги.
       Сегодня большинство людей жизненный успех все еще связывают с достижением с материальной независимостью, приличной должностью, говорящей о высоком социальном статусе, и известностью в широких общественных кругах. Слов нет — деньги, слава и почет всегда были и остаются для многих людей целями, ради которых стоит напрягать свои усилия. Говорят и о характере, необходимым для достижения этих целей - смелости и решительности, настойчивости и целеустремленности, упорстве и трудолюбии. Однако психиатры могут привести много примеров того, когда человек, обладающий в большей или меньшей степени всеми этими благами, тем не менее, не чувствует желаемой удовлетворенности от жизни. Это происходит тогда, когда внешний успех не совпадает с внутренними побуждениями, когда деятельность человека не отвечает его природным потребностям в самоактуализации и ему приходиться идти против своей собственной природы.
       В зависимости от своего способа взаимодействия с окружающим миром люди по-разному могут судить о том, что такое успех и сопутствующее ему счастье. Фрейд, а вслед за ним и Фромм разработали несколько иной, отличный от традиционного взгляда подход к проблеме характера, связав его со стадиями детского развития. Только продуктивный, а не потребительский и накопительский характер, способный к развитию самого себя и творческому преобразованию окружающей его жизни, с широкими социальными связями способен быть по-настоящему успешным и счастливым.
       Русская духовная традиция, основанная на православном христианстве, связывает понятие жизненного успеха не с только земными радостями обильного материального потребления, сколько в возможности проживания жизни в возможно наиболее полном соответствии с высокими нравственными принципами, основанными на добротолюбии, честности и порядочности, милосердии и сострадании к ближнему.
       В большинстве случаев характер русского человека несет в себе природный эпитимный радикал, которому свойственны полярные и нередко драматические колебания в эмоциональной сфере и которым можно объяснить многие особенности его поведения. Но в результате воспитания, освоения культурного наследия своего народа и служения высоким общественным идеалам негативные стороны природного темперамента могут быть смягчены, и русский характер предстает в мире во всем своем величии и блеске.
       В русском человеке, как и в характере представителя любого другого народа, не получившего достаточного образования и нравственного просвещения, а потому далекого от очистительных истоков родного культурного наследия, можно без труда увидеть очень много недостатков. Образно говоря, такой человек, как выразился однажды в одном из своих произведений писатель Василий Белов, такой человек «не вырастает выше пупка». Во время гражданской и двух мировых войн, а так же того небывалого геноцида интеллигенции, который проводился коммунистическим режимом в годы советской власти, в нашей стране погибли многие лучшие представители русского народа, предоставлявшие элиту российского общества. В результате этого общенациональный характер нашего народа стал хуже того, чем он мог бы быть. Сегодня это дает себя знать в многочисленных пороках в сфере государственной власти и способах ведения отечественными предпринимателями своих дел, о которых без устали пишет наша демократическая пресса. Нынешняя ситуация на другом историческом витке повторяет то, что уже было в России во второй половине прошлого века, когда Александр II провел свои знаменитые реформы.
       Как бы ни было тяжело сегодня нашему российскому обществу, у нас есть все основания верить в то, что осознав свои негативные стороны, наша страна сможет сделать мощный рывок в общественном развитии. Но будем поиметь, что успех в сфере экономики не сможет прийти раньше, чем осуществится личностный и нравственный рост каждого россиянина, и в первую очередь того, кто стоит на высоких общественных должностях. Исторический опыт нашей страны показывает, что это возможно.

Петрушин Валентин Иванович, профессор психологии

Лэпсли, Дэниел К., Пауэр, Ф. Кларк: 9780268033729: Amazon.com: Книги

Соавторы обладают опытом в исследованиях личности и развития, а также в образовательной и этической теории. Читатели, интересующиеся психологией и нравственным воспитанием, должны извлечь уроки из этих эссе. Настоятельно рекомендуется. — Выбор

… впечатляющий сборник статей, написанных различными профессорами психологии, и представляет собой критическое собрание эссе, предлагающих новые взгляды на природу характера и нравственного воспитания, основанные на дисциплинах моральной психологии и моральной философии. , и образование.- Midwest Book Review

«Мыслители, внесшие свой вклад в Психология характера и образование персонажей , вовлекают нас на перекресток дискуссий и диалога. Они гармонируют в одном отношении: выбор персонажа. Выбирая говорить о персонажах, они говорить о моральном функционировании в более общем плане и признать, что глубокое понимание морального характера влечет за собой более глубокую интеграцию со всей соответствующей психологической литературой … богатый гобелен идей, расцвет возникающих систем мысли и смелость принять вызов.»- PsycCRITIQUES

Психолог Курт Левин замечательно заметил:» Нет ничего более практичного, чем хорошая теория «. Педагоги нравственности, такие как Лоуренс Колберг и Ральф Мошер, напомнили нам, что нет ничего более поучительного для теории, чем передовая практика. Если сейчас нет плодотворного обмена между психологией характера и воспитанием характера, этот богатый, провокационный и уникально ценный том станет приглашением. для углубления диалога — Том Ликона, SUNY Cortland

Это важный новый сборник эссе о характере и воспитании характера, подготовленный некоторыми из ведущих ученых в области этической теории, исследований в области нравственного развития и образования.- Дон Коллинз Рид, Университет Виттенберга

Этот новый сборник эссе по моральному воспитанию характера, отредактированный двумя выдающимися современными теоретиками морального воспитания и включающий вклад других психологов и философов репутации, по всей видимости, знаменует собой нечто вроде поворота. точка в последнее время теории о моральном воспитании. . . он представляет собой своего рода сдвиг от доминирующей парадигмы «когнитивного развития» Кольберга за последние полвека к недавно появившейся парадигме воспитания характера.. . они поднимают глубокие и нерешенные вопросы о спорном отношении эмпирической психологии к этике в теории нравственного развития и воспитания. Большая заслуга редакторов и других участников этой работы в том, что они не уклонялись от таких сложных вопросов и честно стремились решать их смелыми и интересными способами. С этой точки зрения, несмотря на некоторые неизбежные переменные качества, этот том можно рассматривать как своего рода веху в современной теории нравственного воспитания, и вопросы, которые она поднимает, заслуживают внимания и дальнейшего обсуждения. — Журнал нравственного воспитания

В этом томе добродетель серьезно рассматривается как эмпирически обоснованный и проверяемый этический феномен. Что еще более необычно, он серьезно относится к моральным качествам как к чему-то большему, чем совокупность добродетелей, и как к чему-то совершенно иному — к истинной системе идентичности, богатой познаниями и развитием. Пришло время написать книгу такого рода, и она будет хорошо принята и хорошо использована исследователями и преподавателями. —Уильям Пука, Политехнический институт Ренсселера

Что такое личность? — Версия

психологии OpenStax

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Определить личность
  • Опишите ранние теории развития личности

Личность относится к давним чертам и образцам, которые побуждают людей последовательно мыслить, чувствовать и вести себя определенным образом.Наша личность — это то, что делает нас уникальными людьми. У каждого человека есть своеобразный образец устойчивых, долговременных характеристик и способ, которым он или она взаимодействует с другими людьми и окружающим миром. Считается, что наши личности долговременны, стабильны и нелегко изменить. Слово личность происходит от латинского слова персона . В древнем мире персонажем была маска, которую носил актер. Хотя мы склонны думать о маске как о маске, которую носят, чтобы скрыть личность, театральная маска изначально использовалась либо для представления, либо для демонстрации определенных черт личности персонажа ([ссылка]).

Концепция личности изучалась не менее 2000 лет, начиная с Гиппократа в 370 г. до н. Э. (Fazeli, 2012). Гиппократ предположил, что черты личности и человеческое поведение основаны на четырех разных темпераментах, связанных с четырьмя жидкостями («жидкостями») тела: холерическим темпераментом (желтая желчь из печени), меланхолическим темпераментом (черная желчь из почек), сангвиническим темпераментом ( красная кровь из сердца) и флегматический темперамент (белая мокрота из легких) (Clark & ​​Watson, 2008; Eysenck & Eysenck, 1985; Lecci & Magnavita, 2013; Noga, 2007).Спустя столетия влиятельный греческий врач и философ Гален основал теорию Гиппократа, предположив, что и болезни, и личностные различия могут быть объяснены дисбалансом в юморе и что каждый человек проявляет один из четырех темпераментов. Например, холерик страстен, амбициозен и смел; меланхолик замкнут, тревожен и несчастен; сангвиник радостен, нетерпелив и оптимистичен; а флегматик спокойный, надежный и вдумчивый (Clark & ​​Watson, 2008; Stelmack & Stalikas, 1991).Теория Галена преобладала более 1000 лет и продолжала оставаться популярной в средние века.

В 1780 году немецкий врач Франц Галль предположил, что расстояние между бугорками на черепе раскрывает личностные черты, характер и умственные способности человека ([ссылка]). По словам Галла, измерение этих расстояний позволило выявить размеры нижележащих областей мозга, предоставив информацию, которая может быть использована для определения того, был ли человек дружелюбным, гордым, кровожадным, добрым, хорошо владеющим языками и т. Д.Первоначально френология была очень популярна; однако вскоре она была дискредитирована из-за отсутствия эмпирической поддержки и долгое время была низведена до статуса псевдонауки (Fancher, 1979).

Псевдонаука измерения площади черепа человека известна как френология. (а) Галл разработал таблицу, на которой показано, какие области черепа соответствуют определенным личностным чертам или характеристикам (Hothersall, 1995). (b) Литография 1825 года изображает Галла, исследующего череп молодой женщины.(кредит b: модификация работы Wellcome Library, Лондон)


Спустя столетия после Галена другие исследователи внесли свой вклад в развитие его четырех основных типов темперамента, в первую очередь Иммануил Кант (в XVIII веке) и психолог Вильгельм Вундт (в XIX веке) (Eysenck, 2009; Stelmack & Stalikas, 1991). ; Wundt, 1874/1886) ([ссылка]). Кант согласился с Галеном в том, что всех можно разделить на один из четырех темпераментов и что эти четыре категории не пересекаются (Айзенк, 2009).Он разработал список черт, которые можно использовать для описания личности человека каждого из четырех темпераментов. Однако Вундт предположил, что лучшее описание личности может быть достигнуто с использованием двух основных осей: эмоциональный / неэмоциональный и изменчивый / неизменный. Первая ось отделяла сильные эмоции от слабых (меланхолический и холерический темпераменты от флегматика и сангвиника). Вторая ось отделяла изменчивые темпераменты (холерик и сангвиник) от неизменных (меланхолик и флегматик) (Eysenck, 2009).

На основе теории Галена о четырех темпераментах Кант предложил слова для описания каждого темперамента. Позднее Вундт предложил расположение черт по двум основным осям.


Психодинамическая точка зрения Зигмунда Фрейда на личность была первой всеобъемлющей теорией личности, объясняющей широкий спектр как нормального, так и ненормального поведения. Согласно Фрейду, бессознательные влечения, вызванные сексом и агрессией, наряду с детской сексуальностью, являются силами, которые влияют на нашу личность.Фрейд привлек множество последователей, которые изменили его идеи, чтобы создать новые теории о личности. Эти теоретики, которых называют неофрейдистами, в целом соглашались с Фрейдом в том, что детские переживания имеют значение, но они уменьшили акцент на сексе и больше сосредоточились на социальной среде и влиянии культуры на личность. Перспектива личности, предложенная Фрейдом и его последователями, была доминирующей теорией личности в первой половине 20 века.

Затем возникли другие основные теории, в том числе научная, гуманистическая, биологическая, эволюционная, личностная и культурная.В этой главе мы подробно исследуем эти различные точки зрения на личность.


Просмотрите это видео, чтобы получить краткий обзор некоторых психологических взглядов на личность.

Личность изучалась более 2000 лет, начиная с Гиппократа. Были предложены более свежие теории личности, в том числе психодинамическая точка зрения Фрейда, согласно которой личность формируется в результате опыта раннего детства. Затем в ответ на психодинамическую перспективу возникли другие точки зрения, включая научную, гуманистическую, биологическую, личностную и культурную.

границ | Сильные стороны характера как «ценности в действии»: увязка сильных сторон характера с теорией ценностей — исследовательское исследование случая благодарности и самопревосхождения

Введение

Сильные стороны характера составляют семейство положительных черт (Петерсон и Селигман, 2004), отражающих пути к нравственно ценным добродетелям (Dahlsgaard et al., 2005). Их часто считают «ценностями в действии» (VIA; например, Park and Peterson, 2006), поскольку каждая сила связана с применением определенной добродетели и отражает психологические механизмы, способствующие ее применению (Peterson and Seligman, 2004).Таким образом, предполагается, что 24 сильных стороны характера служат механизмами, позволяющими осуществлять поведенческую практику моральных добродетелей в повседневной жизни на благо людей, которые их практикуют, и других людей в их социальной среде (Peterson and Seligman, 2004).

Эти убедительные теоретические идеи, изображающие сильные стороны характера как психологические пути достижения моральных ценностей, привлекли на удивление ограниченное эмпирическое исследование (хотя их связь с позитивным поведением и социальными результатами была продемонстрирована; e.г., Немец, 2013). Частично это может быть связано с тем, что первоначальная категоризация, связывающая сильные стороны конкретного характера с конкретными достоинствами, предложенная Петерсоном и Селигманом (2004), подвергалась критике по поводу теоретической структуры и связей между сильными сторонами, а также между сильными сторонами и добродетелями и получила ограниченные эмпирические данные. поддержка (например, Kristjánsson, 2013; McGrath, 2019; Miller, 2019; Snow, 2019; Stichter and Saunders, 2019). Другая причина может заключаться в том, что добродетели обычно вычислялись как агрегированные меры сильных сторон характера, как подробно описано ниже (например,г., McGrath, 2014, 2015). В нашей статье мы предлагаем возможный способ заполнить эту пустоту, объединив две теоретические основы, одну для человеческих ценностей (Schwartz, 1994), а другую для сильных сторон характера (Peterson and Seligman, 2004), и исследуя сильные стороны характера как потенциальные пути. для поведенческого проявления ценностей, определенных теорией общечеловеческих ценностей, связывая их с положительными социальными результатами (рис. 1А).

Рисунок 1. (A) Общая теоретическая модель. (B) Исследовательская модель.

Структура сильных сторон и добродетелей характера (Петерсон и Селигман, 2004) отличается от теории человеческих ценностей (Шварц, 1994, 2012), и значение значений в этих двух теориях различается (как подробно описано ниже). Однако, как также отметили Петерсон и Селигман (2004), между теориями существуют заметные связи, и некоторые конструкции, по-видимому, имеют параллельные элементы. Далее мы очерчиваем общие черты и различия и предполагаем, что связи между двумя теориями могут предоставить ценный путь к внешнему, эмпирическому исследованию сильных сторон характера как ценностей в действии.Затем мы представляем начальный пример такого рода эмпирического исследования в скромном исследовательском тематическом исследовании одной сильной стороны характера — благодарности — предположительно обеспечивающей путь от ценностей самотрансценденции с двумя часто изучаемыми положительными социальными результатами, просоциальным поведением и принятием сверстников. (Schwartz, 2010; Cillessen, Bellmore, 2011). На основе теоретической модели эта идея проверяется на двух выборках подростков.

Сильные стороны характера

Сильные стороны характера широко исследовались за последнее десятилетие (например,g., Harzer, 2016), а их одобрение и использование неизменно связаны с повышением благополучия и функционирования (например, Lavy et al., 2014; Littman-Ovadia et al., 2016; Lavy and Littman-Ovadia, 2017). . Как отмечалось выше, они были определены как «ценности в действии» (VIA; например, Park and Peterson, 2006), представляющие психологические проявления моральных ценностей, отраженные в мыслях, чувствах и поведении. Как таковые, они представляют «психологические процессы или механизмы, определяющие добродетели» (Park and Peterson, 2006; стр.893), при этом добродетели считаются основными ценностями, которые ценятся в разных культурах (Peterson and Seligman, 2004; Park and Peterson, 2006). Таким образом, сильные стороны характера теоретически создают путь, по которому основные ценности (или «основные добродетели», говоря словами Петерсона и Селигмана) превращаются в повседневное поведение, ведущее к положительным социальным результатам.

Несмотря на то, что известные исследования изучали ассоциации сильных сторон характера с ожидаемым конечным результатом практики благородных ценностей — личным и социальным благополучием и функционированием (например,г., Littman-Ovadia, Lavy, 2012; Харцер, 2016; Lavy et al., 2016; Littman-Ovadia and Lavy, 2016) — более ограниченные эмпирические данные связывают сильные стороны характера с ценными социальными результатами, и эти доказательства обычно фокусируются на нескольких конкретных сильных сторонах характера (Niemiec, 2013). Эмпирические исследования, связывающие сильные стороны характера с ценностями, также скудны и обычно ограничиваются изучением иерархической структуры сильных сторон и добродетелей характера (считается, что каждая добродетель отражает базовые ценности, которые могут проявляться через определенных сильных сторон персонажа).Такие исследования поставили под сомнение первоначальную теоретическую структуру, предложенную Петерсоном и Селигманом (2004), поскольку различные исследования выявили факторную структуру сильных сторон характера, которая отличалась от ожидаемой [обзор и анализ см. McGrath (2014, 2015)]. Для наших целей более важно то, что при исследовании связей добродетелей / ценностей и сильных сторон характера исследователи обычно ограничиваются рамками сильных сторон характера. Мы стремились расширить понимание взаимосвязи сильных сторон характера и ценностей, включив еще одну хорошо известную систему человеческих ценностей, установленную Шварцем (1994).

Предлагаемая теоретическая интеграция теорий силы характера и добродетелей и человеческих ценностей

В своей основополагающей теории человеческих ценностей Шварц (1992, 2012) определил ценности как представление желаемых целей и важных общих мотиваторов поведения. Таким образом, ценности Шварца не идентичны сильным сторонам и достоинствам Петерсона и Селигмана (2004): в то время как рабочее определение Шварца касается того, что люди ценят или считают важным в своей жизни, сильные стороны и добродетели характера связаны с характеристиками людей.Более того, сильные стороны и достоинства характера Петерсона и Селигмана (2004) имеют моральную значимость. Они основаны на благородных ценностях, которые люди должны ценить. Человеческие ценности Шварца (1994, 2012) представляют собой то, что люди ценят в непредвзятом, описательном (не предписывающем) отношении, что делает его теорию, по сути, аморальной.

Существует четыре типа ценностей высшего порядка, каждый из которых представляет широкую мотивационную цель: самопревосхождение, открытость к изменениям, самосовершенствование и сохранение (Schwartz, 1992, 1994).Эта структура ценностей была обнаружена в 70 странах (например, Schwartz and Rubel, 2005), и исследования последовательно демонстрируют ассоциации четырех типов ценностей с личностью (Parks-Leduc et al., 2015), отношениями (Boer and Fischer, 2013). ) и поведения (Bardi, Schwartz, 2003; Benish-Weisman, 2015, 2019).

Мы предполагаем, что каждая ценность более высокого порядка будет связана с определенными достоинствами или достоинствами, которые включают сильные стороны характера, отражающие личные характеристики, необходимые для достижения целей, связанных с этой ценностью (Таблица 1).Это отличается от подхода Петерсона и Селигмана (2004) к связи между двумя теориями, поскольку они выразили заинтересованность в сравнении показателей силы характера (не добродетелей) с показателями конкретных ценностей (не ценностей более высокого порядка). Такие связи действительно могут быть более точными, тем более что иерархическая структура достоинств VIA не получила большого эмпирического подтверждения (как упоминалось выше; например, McGrath, 2015). Однако в нашем теоретическом обзоре мы решили изучить связи между уровнями более высокого порядка в обеих теориях (т.д., добродетели и ценности более высокого порядка): мы считаем, что связывание более конкретных уровней может быть преждевременным на этой начальной стадии картирования связей между теориями и потребовать дополнительной информации (включая эмпирические доказательства) о таких связях. Более того, поскольку предполагается, что каждая добродетель проявляется через нескольких сильных сторон характера, разумно проверить, действительно ли сильные стороны характера, связанные с определенной добродетелью, «действуют» как пути от ценностей более высокого порядка, параллельных этой добродетели и ожидаемые социальные результаты (рис. 1А).

Таблица 1. Первоначальное предложение соответствующих ценностей и добродетелей.

Мы последовали предложению Петерсона и Селигмана (2004) о том, что оценка ценностей Шварца «не тождественна мерам силы, которые мы разработали. Он измеряет то, что люди ценят, а не их черты характера или привычные действия »(стр. 76). Следуя этой мысли, мы исследовали ассоциации ценностей высшего порядка Шварца (2012) с типологией добродетелей Петерсона и Селигмана (2004), утверждая, что, если сильные стороны характера действительно являются «ценностями в действии», они будут связаны с типологией Шварца ( 2012) ценности.Кроме того, в этих случаях сильные стороны характера будут служить психологическим механизмом, способствующим поведению, воплощающему эти ценности.

Соединение определенных человеческих ценностей с добродетелями

Прежде чем мы перейдем к конкретному начальному исследованию, мы хотели бы предложить интегративную основу. Предлагаемая нами теоретическая связь резюмирована в Таблице 1. Мы считаем, что наиболее заметной связью ценностей и добродетелей является связь между более высокими ценностями самотрансценденции , подчеркивающими заботу о благополучии и интересах других (Schwartz, 1994). ) и VIA — добродетель трансцендентности , сосредоточенная на связи с чем-то большим, чем мы, и смотрящая выше наших собственных потребностей, чтобы порождать чувство цели или значения (Peterson and Seligman, 2004).Связь с чем-то, что выше нас самих, может быть выражено в заботе о других, например, в ценностях самопревосхождения. Другая основная добродетель, которая может быть воспринята как тесно связанная с высшей ценностью самопревосхождения, — это человечности , связанная с базовой любовью и товариществом со всеми людьми (Петерсон и Селигман, 2004). Связывание добродетелей VIA с ценностями самопревосхождения является относительно интуитивным, поскольку эти ценности сосредоточены на других / вселенной и, таким образом, могут считаться моральными (например,г., Хан, 2019 — о ценностях и морали, ориентированных на других).

Ценности сохранения более высокого порядка , отражающие заботу о порядке, самоограничении, сохранении прошлого и социальной гармонии (Schwartz, 2012, стр. 8), соответствуют основным аспектам добродетелей VIA справедливости , фокусируясь на на связи с сообществом или группой, и воздержание , сосредотачиваясь на самоуправлении и поддержании гармонии с другими.

Высшие значения открытости к изменениям , включающие ценности, связанные с независимыми мыслями, действиями и чувствами (Schwartz, 2012, стр.8), соответствуют определенным аспектам добродетели VIA храбрости и ее стремлению следовать своей воле перед лицом невзгод. Однако эта связь более сложна, так как смелость может быть использована для достижения ценностей, не имеющих непосредственного отношения к изменениям, и может даже противоречить им. Это также проявляется в сильных сторонах храбрости. Можно увидеть, как открытость к изменениям связана с двумя из этих сильных сторон — храбростью и энтузиазмом. Однако две другие сильные стороны, связанные с мужеством, настойчивостью и честностью, кажутся более слабо связанными с открытостью к изменениям.Таким образом, в этом случае более полезной может оказаться более тонкая связь конкретных сильных сторон со значениями Шварца (2012).

Точно так же трудно связать силу VIA мудрости с конкретным значением более высокого порядка теории Шварца (1994). Мудрость кажется всеобъемлющей добродетелью, более слабо связанной с определенным набором убеждений; он представляет собой продвинутый уровень личных знаний и понимания, проистекающий из высокоразвитого восприятия и способностей к интерпретации, а также смелых действий по его достижению (Peterson and Seligman, 2004).Интересно, что большинство сильных сторон характера, отнесенных к категории добродетелей мудрости, могут быть связаны с другими ценностями более высокого порядка (например, открытость к изменениям: творчество, любопытство, любовь к обучению, перспектива).

С точки зрения общечеловеческих ценностей трудно найти добродетель, которая соответствует самоусовершенствованию ценностям. Хотя определенные аспекты смелости и умеренности могут быть связаны с стремлением к личному успеху (например, настойчивость и саморегулирование), моральная значимость добродетелей VIA ограничивает их внимание к самосовершенствованию и, по сути, уделяет больше внимания другим. ориентированные на ценности, заботящиеся о благе других и общества.Как отмечалось выше, в то время как теория ценностей Шварца (1994) не является осуждающей (т. Е. Аморальной), добродетели определяются как «склонность к нравственному поведению» (Park and Peterson, 2006, p. 895), подчеркивая универсальность моральная валентность.

Промежуточное резюме

Несмотря на разные акценты, концептуализация и измерение человеческих ценностей Шварца могут быть полезны в предоставлении более широкой теоретической перспективы и альтернативных инструментов для изучения сильных сторон характера как путей от ценностей к поведению и социальным результатам.Как и добродетели, высшие ценности Шварца воспринимаются как базовые конструкции, отражающие желаемые идеи / цели и направляющие желаемое поведение. И, как показано выше (и в таблице 1), существует множество связей между ценностями более высокого порядка и добродетелями. Насколько нам известно, хотя связь ценностей Шварца (1994) с сильными сторонами характера в стремлении к прогнозированию поведения предполагалась (Crossan et al., 2013), ни в одном исследовании систематически не изучались связи сильных сторон характера с другими классификациями ценностей. .

В этом исследовании мы начали изучать теоретическую модель, в которой сильные стороны характера теоретически представляют собой пути, связывающие ценности / добродетели (которые, как предполагается, имеют параллели, как упоминалось выше) с социальными результатами. Это исследование является сложным, особенно потому, что различные 24 сильных стороны характера (Петерсон и Селигман, 2004) обеспечивают путь от четырех ценностей более высокого порядка (Шварц, 1994) к множеству социальных форм поведения и результатов. Таким образом, мы провели только первоначальное изучение одного случая в теоретической модели (рис. 1B), сосредоточив внимание на более очевидных и относительно ясных концептуальных связях.В частности, мы сосредоточились на одной силе характера — благодарности — как возможном пути от ценностей самопревосхождения к двум положительным социальным результатам (Schwartz, 2010; Cillessen and Bellmore, 2011): просоциальное поведение и принятие сверстников.

Благодарность, ценности самопревосхождения и положительные социальные результаты

Благодарность, одна из 24 сильных сторон характера, изучалась психологами, философами и теологами и имеет несколько определений (Gulliford et al., 2013). Сосредоточившись на определении Петерсона и Селигмана (2004), мы предполагаем, что оно отражает осознание и благодарность человека за произошедшее хорошее и / или посвящение времени выражению этого осознания и связано с достоинством трансцендентности, поскольку оно может дать возможность людям подключиться к «большой вселенной» и придать смысл своей жизни (стр.519). Ожидается, что признание дарованной им добродетели напрямую соединит людей с добротой (в ее разнообразных выражениях), а представление о том, что мы извлекли пользу из чьих-то действий, в результате чего возникло чувство благодати, считается трансцендентной эмоцией (Peterson and Seligman, 2004). , с. 524).

Благодарность и ценности

Эмпирические исследования дают некоторую поддержку классификации благодарности как силы трансценденции, показывая при этом ее ассоциации с альтруистическими ценностями (например,г., Романи и др., 2013). Таким образом, мы предполагаем, что благодарность положительно связана с ценностями самопревосхождения (Schwartz, 1992). Следует признать, что Петерсон и Селигман (2004, с. 74) утверждают, что благодарность соотносится с ценностью безопасности, потому что она может быть связана с воспитанием и укреплением близких отношений, обеспечивающих безопасность. Хотя благодарность действительно может служить потребности в безопасности (и более фундаментальной ценности сохранения), мы полагаемся на ее приверженность первоначальному определению самопревосхождения и недавнюю литературу (накопленную после 2004 г.), чтобы предположить, что она может быть более тесно связана с ценности самопревосхождения.

Благодарность как путь от ценностей самопревосхождения к положительным социальным результатам

Мы также предполагаем, что благодарность обеспечит путь от ценностей самотрансценденции к просоциальному поведению и принятию сверстников — два социальных результата с далеко идущими последствиями для жизни людей (Prinstein and La Greca, 2004), потому что они помогают сохранить социальную ткань необходим для человеческого существования и процветания. Хотя все ценности высшего порядка, определенные Шварцем (1994), могут способствовать развитию личности и общества, те ценности, которые теоретически наиболее тесно связаны с просоциальным поведением и положительными социальными результатами, являются ценностями самотрансценденции (Шварц, 2010; Ариели и др. ., 2014). Эти ценности подчеркивают заботу о благополучии и интересах других, и их положительная связь с просоциальным поведением и их влияние на просоциальное поведение были установлены в лабораторных условиях (например, Maio et al., 2009; Arieli et al., 2014). Однако знания об этих отношениях в естественных условиях и о механизмах личности, через которые они действуют (например, благодарность или другие сильные стороны характера), скудны (например, Benish-Weisman et al., 2019), и их изучение может помочь объяснить предшествующие ситуации. этих желаемых социальных форм поведения.

Наше решение также изучить принятие сверстниками было основано на убедительных доказательствах того, что ценности связаны как с поведением, так и с социальной адаптацией (Sagiv and Schwartz, 2000). Мы утверждаем, что ценности трансцендентности могут быть связаны с определенным видом социальной адаптации — принятием группой сверстников — потому что они влекут за собой сосредоточение внимания на других и заботу о социальной среде. Мы также предположили, что благодарность может проложить путь от ценностей самопревосхождения к принятию сверстниками, потому что одна из мнимых функций благодарности — строить и сохранять отношения, поощряя взаимность «благодати», которую люди получают от других, тем самым способствуя просоциальному поведению и партнерства (Emmons and McCullough, 2004; Bartlett and DeSteno, 2006).Эмпирические исследования продемонстрировали, что благодарность связана не только с просоциальным поведением, но и влияет на позитивные отношения и социальную интеграцию (McCullough et al., 2002; Bartlett and DeSteno, 2006; Algoe et al., 2008; Froh et al., 2010). ; Wood et al., 2010).

В целом, интегративная модель исследования (рис. 1В) предполагает, что ценности самотрансценденции порождают благодарность, которая, в свою очередь, способствует просоциальному поведению и принятию сверстниками:

h2: Благодарность обеспечит путь от ценностей самопревосхождения к просоциальному поведению .

h3: Благодарность обеспечит путь от ценностей самопревосхождения к принятию сверстников.

Настоящее исследование

Мы исследовали модель на двух выборках подростков. Мы сосредоточились на подростках, поскольку считается, что ценности и сильные стороны характера развиваются в подростковом возрасте (Weber et al., 2013; Daniel and Benish-Weisman, 2019), а социальное поведение и результаты особенно важны (Parker et al., 2006). Первоначальное изучение модели исследования проводилось на пилотной выборке, состоящей в основном из еврейско-израильских учеников 9-х классов.Затем мы воспроизвели результаты в более крупной и разнообразной выборке. Признание важности культурного контекста при изучении применения моральных ценностей / добродетелей (например, Хан, 2019; Сноу, 2019) и заметных различий между евреями и арабами, живущими в Израиле, с точки зрения ценностей, поведения и социальных результатов (например, , Daniel et al., 2014), основную выборку составили как еврейские, так и арабские ученики 11-х классов.

Метод

Участников

Размер выборки был определен с использованием анализа мощности в G * Power 3.1. Основываясь на корреляциях, извлеченных из набора данных, собранных для предыдущего исследования (Knafo-Noam, Unpublished data set, также используется в Abramson et al., 2018), связь между просоциальным поведением и ценностями самотрансценденции составила 0,25. При одностороннем значении α равном 0,05 требуемый размер выборки составил 168. Пилотная выборка включала 161 учащегося (53,4% женщин) 9-го класса еврейской школы в Израиле. Большинство из них были евреями, родившимися в Израиле (78,1%) или евреями, родившимися в России (19,2%), а также несколько других национальностей (2.7%). Вторая, основная выборка включала 344 (51% девочек) учениц 11-х классов из четырех средних школ в Израиле, включая евреев, родившихся в Израиле (34,5%), арабов, родившихся в Израиле (33%), и евреев, родившихся в России (31%). .

Меры

Значения самотрансценденции были измерены с помощью опросника портретных ценностей (PVQ; Schwartz et al., 2001), который ранее был признан подходящим для использования с детьми и подростками (Schwartz et al., 2001; Knafo et al., 2008). PVQ включает четыре подшкалы, оценивающие четыре значения более высокого порядка.Подшкала самотрансценденции включает короткие словесные описания 10 человек (соответствующих полу респондента), указывающие на важность заботы о благополучии и интересах других (например, «Для нее очень важно помогать людям вокруг нее. Она хочет помочь». заботиться об их благополучии »). Для каждого описания участники оценивают свое сходство с описанным человеком по 6-балльной шкале в диапазоне от 1 (совсем не похоже на меня) до 6 (очень похоже на меня). Собственные ценности респондентов выводятся из их самооценки сходства с описанными людьми.В качестве стандартной процедуры при использовании PVQ мы контролировали тенденцию к ответам, центрируя ответы каждого участника вокруг его или ее среднего ответа на все вопросы по шкале (Bardi et al., 2014). Внутренняя надежность шкалы была хорошей как в пилотном, так и в основном образце (α’s = 0,82 и 0,85 соответственно).

Благодарность оценивалась по первым пяти пунктам Анкеты благодарности (GQ-6; McCullough et al., 2002; Froh et al., 2011). Последний пункт был опущен, поскольку в предыдущих исследованиях неизменно обнаруживались низкие нагрузки, особенно у молодежи (Froh et al., 2011). Согласие участников с каждым пунктом (например, «У меня есть столько в жизни, за что нужно быть благодарным») оценивалось по шкале от 1 ( категорически не согласен, ) до 7 ( полностью согласен, ). Надежность шкалы удовлетворительная (α = 0,74 и 0,78 для пилотного и основного образцов соответственно).

Просоциальное поведение оценивалось путем назначения коллег (Ungvary et al., 2018). Инвентарь включал три вопроса, касающихся просоциального поведения (например, «Кто сотрудничает?»), И участники отметили в списке своих одноклассников имена тех, чье поведение соответствует каждому из данных описаний.Баллы каждого участника по каждому пункту вычислялись путем деления числа полученных им номинаций на общее количество одноклассников, которые могли его или ее выдвинуть по этому пункту. Окончательные баллы по каждому пункту были стандартизированы для всех участвующих студентов в каждом классе. Надежность весов α = 0,83 и 0,64 в пилотном и основном образцах соответственно.

Принятие коллегами также оценивалось путем назначения коллег. Инвентарь включал четыре предмета, указывающих на общественное признание (например,g., «Кто нравится другим детям?»), и участники отметили в списке одноклассников тех, кто соответствует описанию. Пункты оценивались, как описано выше (оценка просоциального поведения). Надежность шкалы была хорошей (α = 0,89 и 0,78 для пилотного и основного образцов соответственно).

Процедура

Формы согласия были разосланы родителям учащихся школ-участниц, и их одобрили более 95%. Обученные научные сотрудники раздали анкеты участвующим детям во время занятия в классе.В знак благодарности за участие студенты получили небольшие привлекательные поощрения (например, карандаши). Исследование было одобрено Хайфским университетом и этическими наблюдательными советами Министерства образования Израиля.

Результаты

В таблице 2 представлены средние значения переменных, стандартные отклонения и корреляции нулевого порядка. Исследовательская модель (рис. 1B) была изучена с использованием моделирования структурных уравнений (SEM) в статистическом пакете AMOS, включая ковариацию между зависимыми переменными и контроль пола (а также этнической принадлежности в основной выборке).Для пилотной выборки модель измерения показала хорошее соответствие данным (TLI = 0,91, CFI = 0,92, RMSEA = 0,06). Нагрузки заданий были приемлемыми: нагрузки заданий самопревосхождения составляли 0,42–0,69 (за одним исключением 0,28), а задания благодарности, просоциального поведения и принятия сверстниками имели нагрузки 0,44–0,82, 0,67–0,89 и 0,82–0,90. , соответственно. В модели исследования (анализ пути) все прямые и косвенные пути были значимыми (см. Подробности на рисунке 2A), и, таким образом, были поддержаны обе гипотезы исследования (h2 и h3).

Таблица 2. Средние значения, стандартные отклонения и корреляции переменных выборки 1 и 2.

Рис. 2. (A) Стандартизированные оценки насыщенной модели SEM, связывающие ценности самотрансценденции, благодарность, просоциальное поведение и принятие сверстниками в девятиклассниках (пилотная выборка). * P <0,05; *** P <0,001. Все прямые и косвенные эффекты были значительными. Стандартизированный косвенный эффект ценностей самопревосхождения был равен 0.023, P <0,001 (SE = 0,004; 95% CI = 0,015, 0,033) при просоциальном поведении и составлял 0,048, P <0,001 (SE = 0,007; 95% CI = 0,035, 0,062) при принятии сверстниками, предполагая, что оба косвенных эффекта были значительными. (B) Стандартизированные оценки насыщенной модели SEM, связывающие ценности самопревосхождения, благодарность, просоциальное поведение и принятие сверстниками в 11-х классниках (основная выборка). Примечания: * P <0,05; ∼ P = 0,08. Стандартизированный косвенный эффект ценностей самопревосхождения был равен 0.11, P = 0,058 (SE = 0,008; 95% CI = 0,000, 0,033) для просоциального поведения и было 0,015, P <0,05 (SE = 0,009; 95% CI = 0,002, 0,039) при принятии коллег, предполагая, что первый косвенный эффект был незначительным, а второй - значимым. Все термины ошибок были опущены на рисунках, а также ковариация между зависимыми переменными для повышения простоты и понимания; этническая принадлежность и пол контролировались.

В основной выборке модель измерения снова показала хорошее соответствие данным (TLI = 0.90; CFI = 0,92; RMSEA = 0,60). Нагрузки на задания по самопревосхождению составили 0,51–0,75 (за одним исключением -0,30). Задания с благодарностью, просоциальным поведением и приемом сверстников имели нагрузки 0,64–0,82, 0,72–0,83 и 0,67–0,83 соответственно. В модели исследования (анализ пути) прямое влияние ценностей самотрансценденции на благодарность и признательности на принятие сверстниками было значительным, а также косвенное влияние ценностей самотрансценденции на принятие сверстниками через благодарность (поддержка h2) .Прямое влияние благодарности на просоциальное поведение и косвенное влияние ценностей самотрансценденции на просоциальное поведение через благодарность были незначительными (см. Детали на Рисунке 2B), обеспечивая минимальную поддержку h3.

Обсуждение

В документе представлена ​​структура для изучения роли сильных сторон характера как «ценностей в действии», связывающая теоретические основы Петерсона и Селигмана (2004) с концепцией Шварца (1994, 2012). Это предполагает, что сильные стороны характера VIA (Peterson and Seligman, 2004) могут обеспечить путь от ценностей более высокого порядка (как определено Schwartz, 1994) к поведению и социальным результатам.Таким образом, сильные стороны характера могут служить психологическими механизмами, движущими стремление к этим ценностям в жизни. Мы покажем, как эту связь между теориями можно исследовать на начальном примере тематического исследования благодарности.

Эмпирическое исследование сфокусировано на ценности более высокого порядка (самотрансцендентности), которая имеет относительно заметную связь с трансцендентностью добродетели VIA. Он исследовал один путь от этой ценности к социальным результатам (просоциальное поведение и принятие сверстниками) — через благодарности, силу характера, которая, как считается, представляет собой психологическое проявление трансцендентности.Мы исследовали эту теоретическую модель на двух выборках. Результаты в целом подтвердили модель, предполагая, что благодарность может служить путем от ценностей самопревосхождения к просоциальному поведению и принятию сверстников. Однако в основной выборке косвенный путь к просоциальному поведению через благодарность был лишь незначительно значимым, предполагая, что могут быть задействованы другие факторы и что необходимы дополнительные исследования.

Полученные данные предоставляют первоначальные эмпирические доказательства того, что сильные стороны характера могут служить психологическими механизмами, связывающими ценности с поведением, как предполагалось (например,г., Park and Peterson, 2006). Они проливают свет на то, как можно поощрять применение общих и абстрактных ценностей, поскольку сильные стороны характера можно развивать через практику (Peterson and Seligman, 2004; Quinlan et al., 2012). Кроме того, поскольку использование и развитие сильных сторон характера зависит (по крайней мере до некоторой степени) от социального, организационного и семейного контекста человека (например, Harzer and Ruch, 2013; Lavy et al., 2017; Lavy, 2020), мы можем уметь расширять их использование и способствовать позитивному социальному поведению путем структурирования среды (например,g., рабочие места, школы) способами, которые этому способствуют. Например, самопревосхождение можно практиковать в классах (или организациях), поощряя выражения благодарности. Однако, как и во второй выборке, косвенный путь к просоциальному поведению через благодарность был лишь незначительно значимым, эти результаты следует интерпретировать с осторожностью, признавая при этом, что дополнительные факторы могут сильно влиять на социальное поведение и результаты, а также другие процессы (например, развитие и культура) могут влиять на сдерживающую роль сильных сторон характера.

У нас также были другие неожиданные результаты, не связанные с основными гипотезами: корреляции нулевого порядка значений самотрансценденции с благодарностью (пилотная выборка) и просоциальным поведением (основная выборка) не были значимыми (таблица 2). Эти результаты могут быть связаны с демографическими факторами, которые контролировались в последующем анализе (например, гендер и культура), и могут быть заслуживающими дальнейшего исследования в свете культурных характеристик двух выборок: еврейское население в большей степени характеризуется западным и индивидуалистическим характером. ценностей, но также высоко ценят семейные и общинные ценности (Mayseless and Salomon, 2003; Mayseless and Scharf, 2003).Считается, что арабское население находится в переходном периоде, но традиционно придерживается более консервативных и коллективистских ценностей (Lapidot-Lefler and Hosri, 2016).

Результаты исследования следует рассматривать с учетом их ограничений; наш поперечный дизайн не позволил сделать вывод о причинно-следственной связи. Наш анализ был основан на ограниченных анкетах и ​​оценке сверстников, и в выборки были включены только подростки из двух культур в одной стране. Хотя план включал относительно мощные измерения поведения и социальных результатов назначений сверстников (которые менее склонны к эффектам социальной желательности), дальнейшее изучение конкретного поведения может быть полезным, а также продольное исследование.Более того, хотя теоретические основы исследования обычно предполагают, что 24 сильных стороны характера служат путями от ценностей к социальным результатам, настоящее исследование представляет собой очень скромное эмпирическое исследование этой идеи в конкретном случае — одного набора ценностей, одной силы характера. , и два социальных результата. Необходимо более тщательное изучение других сильных сторон характера как путей от ценностей к социальным результатам, чтобы убедиться в его обоснованности. Такой анализ также может помочь выявить связи человеческих ценностей с сильными сторонами характера.

Несмотря на ограниченность исследования, наши результаты предлагают первоначальные доказательства потенциальных связей теории человеческих ценностей Шварца (1992) с концепцией VIA, тем самым углубляя наше понимание социального поведения. Поскольку до настоящего времени ни в одном исследовании систематически не изучались ассоциации сильных сторон характера с другими классификациями ценностей, мы надеемся, что это исследование вдохновит на дальнейшие эмпирические исследования, которые открыто связывают сильные стороны характера с другими теоретическими рамками.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Хайфским университетом, Комитетом по этике педагогического факультета и главным научным сотрудником Министерства образования Израиля. Письменное информированное согласие законного опекуна / ближайшего родственника участников не требовалось для участия в этом исследовании в соответствии с национальным законодательством и институциональными требованиями.

Авторские взносы

MB-W отвечал за сбор данных.SL написал первоначальный черновик, по которому MB-W предоставил значимые комментарии и изменения, и оба автора продолжали вместе работать над рукописью, пока она не была окончательно доработана. Оба автора совместно разработали теоретические основы и план исследования и вместе провели анализ.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Адара Бен-Элияху за ее полезные предложения и комментарии.

Список литературы

Абрамсон, Л., Даниэль, Э., и Кнафо-Ноам, А. (2018). Роль личных ценностей в том, что дети разделяют с ними деньги и дарят бесплатно. J. Exper. Детская психол. 165, 117–134. DOI: 10.1016 / j.jecp.2017.03.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ариэли С., Грант А. М. и Сагив Л.(2014). Убедить себя заботиться о других: вмешательство для повышения ценностей доброжелательности. J. Pers. 82, 15–24. DOI: 10.1111 / jopy.12029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барди А., Бьюкенен К. Э., Гудвин Р., Слабу Л. и Робинсон М. (2014). Ценят стабильность и изменение во время самостоятельного выбора жизненных переходов: самовыбор в сравнении с эффектами социализации. J. Pers. Soc. Psychol. 106, 131–147. DOI: 10.1037 / a0034818

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бениш-Вайсман, М.(2019). Что мы можем узнать об агрессии от того, что подростки считают важным в жизни? Вклад теории ценностей в исследование агрессии. Child Dev. Перспектива. 13, 260–266. DOI: 10.1111 / cdep.12344

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бениш-Вайсман, М., Дэниел, Э., Снеддон, Дж., И Ли, Дж. (2019). Отношения между ценностями и просоциальным поведением детей: сдерживающая роль возраста. чел. Индивидуальный. Отличаются. 141, 241–247.DOI: 10.1016 / j.paid.2019.01.019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бур Д., Фишер Р. (2013). Как и когда личные ценности определяют наше отношение и социальную жизнь? Объяснение межкультурной изменчивости взаимосвязей между установками и ценностями. Psychol. Бык. 139, 111–147.

Google Scholar

Силлессен А. Х., Беллмор А. Д. (2011). «Социальные навыки и социальная компетентность во взаимодействии со сверстниками», в Справочник Вили-Блэквелла по социальному развитию детей , ред.К. Смит и К. Х. Харт, 2-е изд., (Хобокен, Нью-Джерси: Blackwell Publishing), 393–412. DOI: 10.1002 / 97814443.ch31

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Crossan, M., Mazutis, D., and Seijts, G. (2013). В поисках добродетели: роль добродетелей, ценностей и сильных сторон характера в принятии этических решений. J. Автобус. Этика 113, 567–581. DOI: 10.1007 / s10551-013-1680-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дальсгаард, К., Петерсон, К., и Селигман, М.Э. (2005). Общая добродетель: объединение ценных человеческих сильных сторон в культуре и истории. Rev. Gen. Psychol. 9, 203–213. DOI: 10.1037 / 1089-2680.9.3.203

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даниэль, Э., Бениш-Вайсман, М., Бёнке, К., и Кнафо, А. (2014). «Личные и культурно-зависимые ценности как часть подростковой идентичности из числа меньшинств», в Проблемы миграции диаспоры: междисциплинарные перспективы Израиля и Германии , ред.К. К. Тиммерман, №N. Clycq и ıM. М. Эндрю (Фарнхарм: Ашгейт), 103–126.

Google Scholar

Эммонс, Р. А., и Маккалоу, М. Э. (2004). Психология благодарности. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Фро, Дж. Дж., Боно, Г., и Эммонс, Р. (2010). Быть благодарным — это не только хорошие манеры: благодарность и мотивация вносить свой вклад в жизнь общества среди раннего подросткового возраста. Мотив. Эмот. 34, 144–157. DOI: 10.1007 / s11031-010-9163-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Froh, J.Дж., Фан, Дж., Эммонс, Р. А., Боно, Г., Хюбнер, Э. С., и Уоткинс, П. (2011). Измерение благодарности в юности: оценка психометрических свойств шкал благодарности взрослых у детей и подростков. Psychol. Оценивать. 23, 311–324. DOI: 10.1037 / a0021590

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гуллифорд, Л., Морган, Б., и Кристьянссон, К. (2013). Недавние работы над концепцией благодарности в философии и психологии. J. Стоимость Inq. 47, 285–317.DOI: 10.1007 / s10790-013-9387-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хан, Х. (2019). Инвентаризация сильных сторон ВИА, позитивное развитие молодежи и нравственное воспитание. J. Posit. Psychol. 14, 32–40. DOI: 10.1080 / 17439760.2018.1528378

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харцер, К. (2016). «Эвдемоника сильных сторон человека: взаимосвязь между сильными сторонами характера и благополучием», в Справочник по эвдемоническому благополучию , изд.Й. Виттерсо (Берлин: издательство Springer International), 307–322. DOI: 10.1007 / 978-3-319-42445-3_20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харцер К. и Рух В. (2013). Применение сильных сторон характера и положительного опыта на работе. J. Happ. Stud. 14, 965–983. DOI: 10.1007 / s10902-012-9364-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кнафо, А., Даниэль, Э., и Хури-Кассабри, М. (2008). Ценности как защитные факторы против агрессивного поведения в еврейских и арабских средних школах Израиля. Child Dev. 79, 652–667. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2008.01149.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристьянссон, К. (2013). Добродетели и пороки в позитивной психологии. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Лапидот-Лефлер, Н., Хосри, Х. (2016). Киберзапугивание в разнообразном обществе: сравнение еврейских и арабских подростков в Израиле через призму индивидуалистической и коллективистской культур. Soc. Psychol. Educ. 19, 569–585. DOI: 10.1007 / s11218-016-9339-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лави, С. (2020). Обзор воздействия на сильные стороны характера в школах 21 века: их важность и способы их развития. заявл. Res. Q. Life 15, 573–596. DOI: 10.1007 / s11482-018-9700-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лави, С., Литтман-Овадия, Х. (2017). Мое лучшее «я»: использование сильных сторон в работе и продуктивность труда, гражданское поведение в организации и удовлетворенность. J. Career Dev. 44, 95–109. DOI: 10.1177 / 0894845316634056

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лави, С., Литтман-Овадия, Х., и Барели, Ю. (2014). Раскрытие сильных сторон как механизм восстановления настроения: данные дневникового исследования с группой упражнений на взаимоотношения. J. Posit. Psychol. 9, 547–558. DOI: 10.1080 / 17439760.2014.936963

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лави, С., Литтман-Овадия, Х., и Барели, Ю. (2016).Моя лучшая половина: поддержка и использование сильных сторон в супружеских парах. J. Fam. Вып. 37, 1730–1745. DOI: 10.1177 / 0192513X14550365

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лави, С., Литтман-Овадия, Х., и Бойман-Мешита, М. (2017). Ветер под моими крыльями: влияние социальной поддержки на повседневное использование сильных сторон характера на работе. J. Оценка карьеры. 25, 703–714. DOI: 10.1177 / 10616665861

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Литтман-Овадия, Х., и Лави, С. (2012). Дифференциальные оценки и ассоциации с благополучием сильных сторон характера в двух сообществах. Health Sociol. Ред. 21, 299–312. DOI: 10.5172 / hesr.2012.21.3.299

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Литтман-Овадия, Х., Лави, С. (2016). Делаем все возможное: настойчивость как ключевая сила характера в работе. J. Оценка карьеры. 24, 240–252. DOI: 10.1177 / 10615580322

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Литтман-Овадия, Х., Лави, С., Бойман-Мешита, М. (2016). Когда теория и исследования сталкиваются: изучение коррелятов использования сильных сторон подписи на работе. J. Happ. Stud. 18, 527–548. DOI: 10.1007 / s10902-016-9739-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майо, Г. Р., Пакизех, А., Чунг, В. Ю., и Рис, К. Дж. (2009). Изменение, стимулирование и воздействие на ценности: эффекты через мотивационные отношения в круговой модели. J. Pers. Soc. Psychol. 97, 699–715. DOI: 10.1037 / a0016420

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mayseless, О., и Саломон, Г. (2003). «Диалектические противоречия в опыте израильских еврейских подростков: эффективность и стресс, близость и неприязнь, соответствие и несоблюдение», в Подростковый возраст и образование, Международные перспективы подросткового возраста , том. 3, ред. Ф. Пахарес и Т. Урдан (Гринвич, Коннектикут: публикация информационного века), 149–171.

Google Scholar

Маккалоу, М. Э., Эммонс, Р. А., и Цанг, Дж. А. (2002). Благодарный настрой: концептуальная и эмпирическая топография. J. Pers. Soc. Psychol. 82, 112–127. DOI: 10.1037 / 0022-3514.82.1.112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрат Р. Э. (2015). Интеграция психологических и культурных взглядов на добродетель: иерархическая структура сильных сторон характера. J. Posit. Psychol. 10, 407–424. DOI: 10.1080 / 17439760.2014.994222

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрат Р. Э. (2019). Уточнение нашего понимания классификации VIA: размышления о работах Хана, Миллера и Сноу. J. Posit. Psychol. 14, 41–50. DOI: 10.1080 / 17439760.2018.1528382

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер, К. Б. (2019). Некоторые философские опасения по поводу того, как VIA классифицирует черты характера, а VIA-IS их измеряет. J. Posit. Psychol. 14, 6–19. DOI: 10.1080 / 17439760.2018.1528377

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Немец Р. М. (2013). «Сильные стороны характера VIA: исследования и практика (первые 10 лет)», в «Благополучие и культура» , ред.Х. Кноп и А. Д. Фаве (Cham: Springer), 11–29. DOI: 10.1007 / 978-94-007-4611-4_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк, Н., Петерсон, К. (2006). Моральная компетентность и сильные стороны характера среди подростков: развитие и подтверждение ценностей в действии, инвентарь сильных сторон молодежи. J. Adolesc. 29, 891–909. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2006.04.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паркер, Дж., Рубин, К., Эрат, X., Войславович, Дж., И Бускерк, А. (2006). Психопатология развития: риск, расстройство и адаптация. Dev. Psychopathol. 1, 419–493.

Google Scholar

Петерсон, К., Селигман, М. Э. (2004). Сильные стороны и добродетели характера: Справочник и классификация , Vol. 1. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Принштейн, М. Дж., И Ла Грека, А. М. (2004). Неприятие сверстников и агрессия в детстве как предикторы экстернализации девочек-подростков и поведения, связанного с риском для здоровья: 6-летнее лонгитюдное исследование. J. Consult. Clin. Psychol. 72, 103–112. DOI: 10.1037 / 0022-006x.72.1.103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куинлан Д., Суэйн Н. и Велла-Бродрик Д. А. (2012). Вмешательства в пользу сильных сторон характера: опираясь на то, что мы знаем, для улучшения результатов. J. Happ. Stud. 13, 1145–1163. DOI: 10.1007 / s10902-011-9311-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Романи С., Граппи С. и Багоцци Р. П. (2013).Объяснение реакции потребителей на корпоративную социальную ответственность: роль благодарности и альтруистических ценностей. J. Автобус. Этика 114, 193–206. DOI: 10.1007 / s10551-012-1337-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сагив, Л., и Шварц, С. (2000). Ценностные приоритеты и субъективное благополучие: прямые отношения и эффекты конгруэнтности. евро. Джо. Soc. Psychol. 30, 177–198. DOI: 10.1002 / (sici) 1099-0992 (200003/04) 30: 2 <177 :: aid-ejsp982> 3.0.co; 2-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С.Х. (1992). Универсалии в содержании и структуре ценностей: теоретические достижения и эмпирические тесты в 20 странах мира. Adv. Exper. Soc. Psychol. 25, 1–65. DOI: 10.1016 / s0065-2601 (08) 60281-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С. Х. (1994). За пределами индивидуализма / коллективизма: новые культурные измерения ценностей. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications, Inc.

Google Scholar

Шварц, С. Х. (2010). Основные ценности: как они мотивируют и сдерживают просоциальное поведение. Prosoc. Mot. Эмот. Behav. 14, 221–241. DOI: 10.1037 / 12061-012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С. Х. (2012). Обзор теории базовых ценностей Шварца. Чтение онлайн. Психоло. Культ. 2: 1116. DOI: 10.9707 / 2307-0919.1116

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С. Х., Рубель, Т. (2005). Половые различия в ценностных приоритетах: кросс-культурные и мультиметодические исследования. J. Pers. Soc. Psychol. 89, 1010–1028. DOI: 10.1037 / 0022-3514.89.6.1010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С. Х., Мелех, Г., Леман, А., Берджесс, С., Харрис, М., и Оуэнс, В. (2001). Расширение межкультурной валидности теории основных человеческих ценностей с помощью другого метода измерения. Дж. Кросс Культ. Psychol. 32, 519–542. DOI: 10.1177 / 0022022101032005001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сноу, Н.Е. (2019). Позитивная психология, классификация сильных и положительных сторон характера и вопросы измерения. J. Posit. Psychol. 14, 20–31. DOI: 10.1080 / 17439760.2018.1528376

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штихтер, М., и Сондерс, Л. (2019). Позитивная психология и добродетель: ценности в действии. J. Posit. Psychol. 14, 1–5. DOI: 10.1080 / 17439760.2018.1528381

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Унгвари, с., Макдональд, К. Л., и Бениш-Вайсман, М. (2018). Выявление и различение профилей ценностей у американских и израильских подростков. J. Res. Adolesc. 28, 294–309. DOI: 10.1111 / jora.12330

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вебер М., Рух В., Литтман-Овадия Х., Лави С. и Гай О. (2013). Взаимосвязь между сильными сторонами высшего порядка, субъективным благополучием и общей самоэффективностью — случай израильских подростков. чел.Индивидуальный. Отличаются. 55, 322–327. DOI: 10.1016 / j.paid.2013.03.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вуд, А. М., Фро, Дж. Дж., И Герати, А. В. (2010). Благодарность и благополучие: обзор и теоретическая интеграция. Clin. Psychol. Ред. 30, 890–905. DOI: 10.1016 / j.cpr.2010.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Взгляд из когнитивной психологии на JSTOR

Абстрактный

Читатели привносят в опыт литературных персонажей широкий спектр познавательных процессов.Такие процессы действуют в отношении читательского каузального анализа сюжетных событий, формирования впечатления на основе категорий и индивидов и погружения в литературные миры. Эффекты, которых могут достичь авторы, как облегчаются, так и ограничиваются работой этих процессов. Романы Яна Флеминга о Джеймсе Бонде содержат иллюстрации.

Информация о журнале

Style рассматривает вопросы стиля, стилистики и поэтики, включая исследования и теорию в области анализа дискурса, литературных и нелитературных жанров, нарратива, фигурации, метрики, риторического анализа и педагогики стиля.Материалы могут быть получены из таких областей, как литературная критика, критическая теория, компьютерная лингвистика, когнитивная лингвистика, философия языка, а также исследования риторики и письма. Кроме того, Style публикует обзоры, рецензии-эссе, опросы, интервью, переводы, перечисляющие и аннотированные библиографии, а также отчеты о конференциях, веб-сайтах и ​​программном обеспечении.

Информация об издателе

Являясь частью Университета штата Пенсильвания и отделом библиотек и научных коммуникаций Университета штата Пенсильвания, издательство Penn State University Press обслуживает университетское сообщество, граждан Пенсильвании и ученых всего мира, продвигая научное общение по основным гуманитарным дисциплинам. и социальные науки.Пресса объединяется с выпускниками, друзьями, преподавателями и сотрудниками, чтобы вести хронику жизни и истории университета. И как часть учреждения, предоставляющего землю и поддерживаемого государством, Press выпускает как научные, так и популярные публикации о Пенсильвании, призванные способствовать лучшему пониманию истории, культуры и окружающей среды штата.

Гордон В. Олпорт | Кафедра психологии

Гордон Уиллард Олпорт провел почти всю свою академическую карьеру в Гарварде, получив степень бакалавра и докторскую степень в университете, а также работал преподавателем с 1930 по 1967 год.

Олпорт был пионером в исследовании человеческой личности. В то время, когда бихевиоризм преобладал на факультетах психологии в США, а психоаналитические подходы доминировали в других местах, Олпорт отстаивал эмпирическую методологию, которая учитывала влияние текущего контекста и сознательных мотиваций, не отклоняя возможный вклад бессознательных воспоминаний и / или механизмов в человеческий фактор. мысль и поведение.

«Я прошу… избегать авторитаризма, не дать психологу стать культом, от которого исключаются оригинальные и смелые исследования путем применения односторонних методических тестов; что мы приходим к оценке нашей науки скорее по ее успеху в усилении … наших способностей предсказывать, понимать и контролировать человеческие действия.В качестве помощи для прогресса я особенно старался укрепить аргументы в пользу исследования сложных паттернов человеческой психической организации, систем отсчета, точки зрения субъекта и акта понимания ». Гордон У. Олпорт, 1939 г. Послание президента АПА

Олпорт создал влиятельную трехуровневую иерархию личностных качеств, состоящую из:

Кардинальные черты: Редкие, но сильно детерминированные в поведении.

Центральные черты: в той или иной степени присутствуют у всех людей.Центральные черты влияют на поведение человека, но не определяют его.

Вторичные черты: также присутствуют у всех людей и могут влиять на поведение, но второстепенные черты сильно зависят от непосредственного контекста, так что они не проявляются во всех ситуациях.

Олпорт также провел плодотворное исследование психологических основ предрассудков и дискриминации. В 1954 году он опубликовал «Природу предубеждений» на основе своих исследований. Книгу широко читали и цитировали не только другие психологи, но и лидеры гражданских прав, такие как Мартин Лютер Кинг-младший., и Малкольм X. Он все еще издается сегодня.

Олпорт был уважаемым учителем, который сформировал мышление многих учеников, включая Джерома Брунера и Стэнли Милгрэма. Влияние исследований Олпорта обширно и долговечно; он занимает 11-е место в списке 100 самых выдающихся психологов 20-го века Американской психологической ассоциации.

Источники

Олпорт, Г. (1979). Природа предрассудков. Ридинг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли Паб.Co.

Олпорт, Г. (1940). Система взглядов психолога. Обращение президента к сорок седьмому ежегодному собранию Американской психологической ассоциации, Беркли, Калифорния, 7 сентября 1939 года.

Выдающиеся психологи ХХ века. (Июль / август 2002 г.). Монитор по психологии, 33 (7), с.29.

Николсон, И. (2003). Изобретая личность: Гордон Олпорт и наука о самости. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Сила характера, Справочник по достоинствам характера

«Одна из самых важных инициатив в психологии за последние полвека.”

— Говард Гарднер, ученый-бестселлер / автор книг, касающихся множественного интеллекта, Гарвардская высшая школа образования

Новаторская книга «Сильные стороны и добродетели характера», разработанная Кристофером Петерсоном и Мартином Селигманом, описывает Классификацию сил и достоинств характера VIA. В книге излагаются результаты трехлетнего проекта под руководством Петерсона и Селигмана, в котором участвовали 55 выдающихся социологов. От Аристотеля и Платона до основных мировых религий и других великих мыслителей и философов за последние 2500 лет, эта работа представляет собой наиболее значительную попытку в истории проанализировать, собрать, исследовать и классифицировать положительные сильные стороны / качества людей.Результатом является «общий язык» (с научной точки зрения, «согласованная номенклатура») для понимания и обсуждения этих основных способностей людей.

Сила и добродетели характера считается основой науки о позитивной психологии и остается одним из самых значительных достижений в этой области. В свою очередь, он привлекает внимание представителей широкого круга профессий и дисциплин — образования, менеджмента, консалтинга, психологии, коучинга и многих других.

«Сила и добродетели характера» носит описательный, а не предписывающий характер.Акцент делается на классификации психологических компонентов добра в людях в разных культурах, нациях и верованиях, а не на предписании того, что люди «должны» делать, чтобы быть хорошими или улучшать себя. В то время как Периодическая таблица элементов — это классификация элементов на микроскопическом уровне, классификация VIA — это классификация положительных качеств людей. Такие сильные стороны, как любопытство, доброта, храбрость, настойчивость, надежда, благодарность, командная работа, смирение и справедливость, являются частью этой структуры.

Каждая из этих 24 сильных сторон характера тщательно проанализирована на основе того, что известно. Эти области включают:

  • Исторический образец силы
  • Согласованное определение, основанное на исследовательской литературе
  • Теоретические традиции
  • Меры оценки
  • Соотношения и последствия прочности
  • Развитие силы
  • Разрешающие и тормозящие факторы
  • Межкультурные аспекты силы
  • Умышленное вмешательство с участием силы
  • Отвечает ли сила каждому из 10 критериев силы характера — как, почему, почему нет.
  • Что не известно о прочности
  • Статьи, книги и ссылки на силу

Классификация VIA не является таксономией сильных сторон, поскольку таксономия требует лежащей в основе глубокой теории, объясняющей множественные отношения между конструкциями. Напротив, это «классификация», целостная концептуальная схема. Структура предлагает когнитивные силы (в силу мудрости), эмоциональные силы (смелость), социальные и общественные достоинства (человечность и справедливость), силы защиты (воздержание) и духовные силы (превосходство).

Ссылка на книгу: Петерсон К. и Селигман М. Э. П. (2004). Сильные стороны и достоинства характера: Справочник и классификация. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета и Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Уведомление об аффилированных лицах: как партнеры Amazon мы можем получать комиссию от соответствующих покупок на Amazon.com

Силы характера и внимательность — Oxford Handbooks

Адлер, М. Г., и Фэгли, Н.С. (2005). Оценка: индивидуальные различия в понимании ценности и значения как уникального предиктора субъективного благополучия. Journal of Personality , 73, (1), 79–114. Найдите этот ресурс:

Algoe, S. B., Gable, S. L., & Maisel, N. C. (2010). Это мелочи: ежедневная благодарность как стимул для романтических отношений. Личные отношения , 17 , 217–233. Найдите этот ресурс:

Аналайо, Б. (2003). Сатипатхана, прямой путь к реализации .Кембридж, Великобритания: Windhorse. Найдите этот ресурс:

Andrewes, H. E., Walker, V., & O’Neill, B. (2014). Изучение использования позитивных психологических вмешательств у выживших после черепно-мозговой травмы со сложным поведением. Травма головного мозга , 28 , 965–971. Найдите этот ресурс:

Baer, ​​R. (2015). Этика, ценности, добродетели и сильные стороны характера в вмешательствах, основанных на внимательности: точка зрения психологической науки. Внимательность , 6 (4), 956–969.DOI: 10.1007 / s12671-015-0419-2 Найдите этот ресурс:

Baer, ​​R.A., & Lykins, L. L. M. (2011). Внимательность и позитивное психологическое функционирование. В К. М. Шелдон, Т. Б. Кашдан и М. Э. Стегер (ред.), Разработка позитивной психологии: подведение итогов и движение вперед (стр. 335–348). Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Baer, ​​R. A., Smith, G. T., & Allen, K. B. (2004). Оценка внимательности по самоотчету: Кентуккийский перечень навыков внимательности. Assessment , 11 (3), 191–206. Найдите этот ресурс:

Баер, Р. А., Смит, Г. Т., Хопкинс, Дж., Критмейер, Дж., И Тони, Л. (2006). Использование методов самооценки для изучения аспектов внимательности. Assessment , 13 , 27–45. Найдите этот ресурс:

Bao, K. J., & Lyubomirsky, S. (2013). Как продлить: борьба с гедонической адаптацией в романтических отношениях. Журнал позитивной психологии , 8 (3), 196–206.Найдите этот ресурс:

Бхиккху Бодхи. (2011). Что на самом деле означает внимательность? Каноническая перспектива. Contemporary Buddhism , 12 (1), 19–39. Найдите этот ресурс:

Bishop, SR, Lau, M., Shapiro, S., Carlson, L., Anderson, NC, Carmody, J., … Девинс, Г. (2004). Внимательность: предлагаемое рабочее определение. Клиническая психология: наука и практика , 11 , 230–241. Найдите этот ресурс:

Brown, K. W., & Ryan, R.М. (2003). Преимущества присутствия: внимательность и ее роль в психологическом благополучии. Journal of Personality and Social Psychology , 84 (4), 822–848. Найдите этот ресурс:

Brown, K. W., Ryan, R. M., & Creswell, J. D. (2007). Внимательность: теоретические основы и доказательства ее благотворного воздействия. Psychological Inquiry , 18 (4), 211–237. Найдите этот ресурс:

Buntinx, W. H. E. (2013). Понимание инвалидности: подход, основанный на сильных сторонах.В M. L. Wehmeyer (Ed.), Оксфордский справочник по позитивной психологии и инвалидности (стр. 7–18). Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Buntinx, W. H. E., & Schalock, R. L. (2010). Модели инвалидности, качества жизни и индивидуальной поддержки: значение для профессиональной практики при умственной отсталости. Журнал политики и практики в области умственной отсталости , 7 , 283–294. Найдите этот ресурс:

Buswell, R.Э., младший и Лопес, Д. С. (2014). Принстонский словарь буддизма . Princeton, NJ: Princeton University Press. Найдите этот ресурс:

Collins, K. R. L., Best, I., Stritske, W. G. K., & Page, A. C. (2016). Внимательность и жажда жизни нейтрализуют негативные последствия экспериментально вызванной кажущейся обременительности и препятствующей принадлежности: последствия для теорий самоубийства. Journal of Abnormal Psychology , 125 (5), 704–714. Найдите этот ресурс:

Colzato, L., Озтюрк, А., & Хоммель, Б. (2012). Медитируйте, чтобы творить: влияние сосредоточенного внимания и тренинга с открытым мониторингом на конвергентное и дивергентное мышление. Frontiers in Psychology , 3 , 116. Найдите этот ресурс:

Дуань, В., Хо, С.М. И, Тан, Х., Ли, Т., и Чжан, Ю. (2013). Вмешательство, основанное на силе характера, направленное на удовлетворение жизнью в китайском университете. Journal of Happiness Studies , 15 , 1347–1361. Найдите этот ресурс:

Feldman, G., Hayes, A., Kumar, S., Greeson, J., & Laurenceau, J.P. (2007). Осознанность и регулирование эмоций: разработка и первоначальная проверка шкалы когнитивной и эмоциональной внимательности — пересмотренная (CAMS-R). Journal of Psychopathology and Behavioral Assessment , 29 (3), 177–190. Найдите этот ресурс:

Feuille, M. & Pargament, K. (2015). Боль, внимательность и духовность: рандомизированное контролируемое испытание, сравнивающее влияние внимательности и расслабления на связанные с болью исходы у мигрени. Journal of Health Psychology , 20 (8), 1090–1106. Найдите этот ресурс:

Forest, J., Mageau, GVA, Crevier-Braud, L., Bergeron, L., Dubreuil, P., И Лавин, GVL (2012). Гармоничная страсть как объяснение связи между использованием сильных сторон подписи и благополучием на работе: Тест программы вмешательства. Human Relations , 65 , 1233–1252. Найдите этот ресурс:

Fredrickson, B. L. (1998). Что хорошего в положительных эмоциях? Обзор общей психологии , 2 , 300–319.DOI: 10.1037 / 1089-2680.2.3.300 Найдите этот ресурс:

Gander, F., Proyer, R. T., Ruch, W., & Wyss, T. (2013). Положительные вмешательства, основанные на силе: дополнительные доказательства их потенциала в повышении благосостояния. Журнал исследований счастья , 14 , 1241–1259. DOI: 10.1007 / s10902-012-9380-0 Найдите этот ресурс:

Гарленд, Э. Л., Гейлорд, С. А., и Фредриксон, Б. Л. (2011). Позитивная переоценка опосредует эффекты внимательности, снижающие стресс: восходящий спиральный процесс. Mindfulness , 2 (1), 59–67. Найдите этот ресурс:

Garland, E., Gaylord, S., & Park, J. (2009). Роль внимательности в позитивной переоценке. Explore: The Journal of Science and Healing , 5 , 37–44. Найдите этот ресурс:

Gilbert, P. (2010). Терапия, сфокусированная на сострадании: отличительные черты . Лондон: Routledge. Найдите этот ресурс:

Giolzetti, A. (2012). Исследование взаимосвязи между внимательностью и любовью .Анн-Арбор, Мичиган: Издательство ProQuest Диссертация. Получено с: http://search.proquest.com/docview/1113339859

Гроссман П. (2011). Определение внимательности по тому, насколько плохо, по моему мнению, я уделяю внимание повседневному осознаванию и другим неразрешимым проблемам для (пере) изобретения внимательности психологией: комментарий к Брауну и др. (2011). Psychological Assessment , 23 (4), 1034–1040. Найдите этот ресурс:

Harzer, C., & Ruch, W. (2014). Роль сильных сторон характера для выполнения задач, преданности делу, фасилитации межличностных отношений и организационной поддержки. Human Performance , 27 (3), 183–205. DOI: 10.1080 / 08959285.2014.913592 Найдите этот ресурс:

Hill, B. D., & Labbé, E. E. (2014). Измерение внимательности. В Н. Н. Сингх (ред.), Психология медитации (стр. 11–27). Нью-Йорк: Nova. Найдите этот ресурс:

Ivtzan, I., Niemiec, R.M., & Briscoe, C. (2016). Исследование, посвященное изучению влияния практики развития сильных сторон, основанной на осознанности (MBSP), на благополучие. Международный журнал благополучия , 6 (2), 1–13.Найдите этот ресурс:

Ivtzan, I., Young, T., Martman, J., Jeffrey, A., Lomas, T., Hart, R., & Eiroa-Orosa, F. J. (2016). Интеграция внимательности в позитивную психологию: рандомизированное контролируемое испытание онлайн-программы позитивной внимательности. Внимательность , 7 (6), 1396–1407. DOI: 10.1007 / s12671-016-0581-1 Найдите этот ресурс:

Kabat-Zinn, J. (1990). Жизнь в полной катастрофе: использование мудрости своего тела и разума для преодоления стресса, боли и болезней .Нью-Йорк: Dell. Найдите этот ресурс:

Kabat-Zinn, J. (1994). Куда бы вы ни пошли, вот и вы: медитация осознанности в повседневной жизни . Нью-Йорк: Гиперион. Найдите этот ресурс:

Kabat-Zinn, J. (2003). Вмешательства, основанные на внимательности, в контексте: прошлое, настоящее и будущее. Клиническая психология: наука и практика , 10 , 144–156. Найдите этот ресурс:

Кашдан, Т. Б., Афрам, А., Браун, К. В., Бирнбек, М., и Дрвошанов, М. (2011).Любопытство усиливает роль внимательности в снижении защитных реакций на экзистенциальную угрозу. Личность и индивидуальные различия , 50 , 1227–1232. Найдите этот ресурс:

Кирхнер, Дж., Рух, В., & Дзиобек, И. (2016). Краткий отчет: Сильные стороны характера у взрослых с расстройством аутистического спектра без интеллектуальных нарушений. Журнал аутизма и нарушений развития . doi: 10.1007 / s10803-016-2865-7 Найдите этот ресурс:

Kudesia, R.(2015). Внимательность и творческий подход на рабочем месте. В Дж. Ребе и П. Аткинсе (ред.), Внимательность в организациях (стр. 190–212). Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press. Найдите этот ресурс:

Littman-Ovadia, H., & Lavy, S. (2012). Сильные стороны характера в Израиле: адаптация иврита VIA Inventory of Strengths. Европейский журнал психологической оценки , 28 (1), 41–50. doi: http: //dx.doi.org/10.1027/1015-5759/a000089 Найдите этот ресурс:

Littman-Ovadia, H., & Niemiec, R.M. (2017). Значение, внимательность и сильные стороны характера. В: П. Руссо-Нецер, С. Э. Шуленберг и А. Баттиани (ред.), Чтобы процветать, справляться, понимать: значение в позитивной и экзистенциальной психологии (стр. 383–406). Нью-Йорк: Springer. Найдите этот ресурс:

Lomas, T., Cartwright, T., Edginton, T., & Ridge, D. (2014). Качественный анализ проблем, связанных с практикой медитации. Внимательность . doi: 10.1007 / s12671-014-0329-8 Найдите этот ресурс:

Lottman, T., Завали, С., & Немец, Р. М. (2017). Благополучие и благополучие: привнесение осознанности и сильных сторон характера в класс и дома в раннем детстве. В C. Proctor (Ed.), Положительные психологические вмешательства на практике (стр. 83–105). Нью-Йорк: Springer. Найдите этот ресурс:

Macdonald, C., Bore, M., & Munro, D. (2008). Шкала ценностей в действии и большая пятерка: эмпирическое указание структуры. Журнал исследований личности , 42 (4), 787–799.doi: http: //dx.doi.org/10.1016/j.jrp.2007.10.003 Найдите этот ресурс:

Мэдден, В., Грин, С., и Грант, А. М. (2011). Пилотное исследование по оценке коучинга на основе сильных сторон для учащихся начальной школы: повышение вовлеченности и надежды. Международный обзор психологии коучинга , 6 , 71–83. Найдите этот ресурс:

Малиновски П. и Лим Х. Дж. (2015). Внимательность на работе: положительное влияние, надежда и оптимизм опосредуют отношения между диспозиционной внимательностью, вовлеченностью в работу и благополучием. Mindfulness , 6 (6), 1250–1262. Найдите этот ресурс:

Mitchell, J., Stanimirovic, R., Klein, B., & Vella-Brodrick, D. (2009). Рандомизированное контролируемое исследование самостоятельного интернет-вмешательства, способствующего благополучию. Компьютеры в поведении человека , 25 , 749–760. Найдите этот ресурс:

Монгрейн, М., и Ансельмо-Мэтьюз, Т. (2012). Работают ли упражнения позитивной психологии? Реплика Seligman et al. Журнал клинической психологии , 68 , 382–389.Найдите этот ресурс:

McGrath, R.E. (2014). Факторный анализ на уровне шкалы и на уровне отдельных предметов в Перечне сильных сторон VIA. Оценка , 21 , 4–14. doi: http: //dx.doi.org/10.1177/10731450612 Найдите этот ресурс:

Нефф, К. Д., & Гермер, К. К. (2013). Пилотное исследование и рандомизированное контролируемое испытание программы осознанного самосострадания. Journal of Clinical Psychology , 69 (1), 28–44. Найдите этот ресурс:

Nhat Hanh, T.(1979). Чудо внимательности: введение в практику медитации . Бостон, Массачусетс: Beacon. Найдите этот ресурс:

Nhat Hanh, T. (1993). Чтобы будущее было возможным: комментарии к пяти тренировкам осознанности с. Беркли, Калифорния: Parallax Press. Найдите этот ресурс:

Niemiec, R.M. (2012). Осознанная жизнь: Вмешательства по развитию сильных сторон персонажа как пути для пяти тренингов по внимательности. Международный журнал благополучия , 2 (1), 22–33.doi: 10.5502 / ijw.v2i1.2 Найдите этот ресурс:

Niemiec, R.M. (2013). Сильные стороны характера ВИА: Исследования и практика (первые 10 лет). В Х. Х. Кнопе и А. Делле Фаве (ред.), Благополучие и культуры: перспективы позитивной психологии (стр. 11–30). Нью-Йорк: Springer. Найдите этот ресурс:

Niemiec, R.M. (2014a). Внимательность и сильные стороны характера: Практическое руководство к процветанию. Кембридж, Массачусетс: Hogrefe. Найдите этот ресурс:

Niemiec, R.М. (2014б). Практика сильных сторон, основанная на внимательности (MBSP) для врачей: объединение основных областей для укрепления здоровья. В М. В. Снайдере (ред.), Положительное здоровье: процветание жизни, благополучие врачей (стр. 247–263). Блумингтон, IN: Balboa Press. Найдите этот ресурс:

Niemiec, R.M. (2015). Внимательность и сильные стороны характера: переход психологии на новый уровень. Психолог из Нью-Джерси , 65 (3), 22–24. Найдите этот ресурс:

Niemiec, R.М. (2018). Вмешательства по сильным сторонам характера: практическое руководство для практикующих . Бостон, Массачусетс: Hogrefe. Найдите этот ресурс:

Niemiec, R. M., & Lissing, J. (2016). Практика сильных сторон, основанная на осознанности (MBSP), для улучшения самочувствия, решения проблем и развития позитивных отношений. В I. Ivtzan & T. Lomas (Eds.), Внимательность в позитивной психологии: наука о медитации и благополучии (стр. 15–36). Лондон: Routledge. Найдите этот ресурс:

Niemiec, R.М., Рашид Т. и Спинелла М. (2012). Сильная внимательность: объединение внимательности и сильных сторон характера. Journal of Mental Health Counseling , 34 (3), 240–253. Найдите этот ресурс:

Niemiec, R. M., Shogren, K. A., & Wehmeyer, M. L. (2017). Сильные стороны характера и умственная отсталость и нарушение развития: подход, основанный на сильных сторонах позитивной психологии. Образование и обучение при аутизме и пороках развития , 52 , 13–25.Найдите этот ресурс:

O’Leary, K., & Dockray, S. (2015). Влияние двух новых методов благодарности и внимательности на самочувствие. Журнал альтернативной и дополнительной медицины , 21 , 243–245. Найдите этот ресурс:

Отаке, К., Шимаи, С., Танака-Мацуми, Дж., Оцуи, К., и Фредриксон, Б. (2006). Счастливые люди становятся счастливее благодаря доброте: счет доброты. Журнал исследований счастья , 7 , 361–375.Найдите этот ресурс:

Özyesil, Z., Deniz, M. E., & Kesici, S. (2013). Внимательность и пять факторов личности как предикторы юмора. Studia Psychologica , 55 (1), 33–45. Найдите этот ресурс:

Park, N., & Peterson, C. (2006a). Моральная компетентность и сильные стороны характера среди подростков: разработка и проверка ценностей в действии. Перечень сильных сторон молодежи. Журнал подросткового возраста , 29 , 891–905.Найдите этот ресурс:

Park, N., & Peterson, C. (2006b). Ценности в действии (VIA) Перечень сильных сторон характера молодежи. Здоровье подростков и семьи , 4 , 35–40. Найдите этот ресурс:

Park, N., & Peterson, C. (2009). Сильные стороны характера: Исследования и практика. Journal of College and Character , 10 (4), 1–10. Найдите этот ресурс:

Park, N., Peterson, C., & Seligman, M. E. P. (2004). Сильные стороны характера и благополучия. Журнал социальной и клинической психологии , 23 , 603–619. Найдите этот ресурс:

Петерсон К. и Селигман М. Э. П. (2004). Сильные стороны и достоинства характера: классификация и справочник . Нью-Йорк и Вашингтон, округ Колумбия: Oxford University Press и Американская психологическая ассоциация. Найдите этот ресурс:

Proyer, R. T., Gander, F., Wellenzohn, S., & Ruch, W. (2014). Положительные психологические вмешательства у людей в возрасте 50–79 лет: долгосрочные эффекты плацебо-контролируемых онлайн-вмешательств на благополучие и депрессию. Старение и психическое здоровье , 18 , 997–1005. Найдите этот ресурс:

Proyer, R. T., Gander, F., Wellenzohn, S., & Ruch, W. (2015). Вмешательства позитивной психологии, основанные на сильных сторонах: рандомизированное плацебо-контролируемое онлайн-исследование долгосрочных эффектов для характерных сильных сторон по сравнению с вмешательством меньших сильных сторон. Frontiers in Psychology , 6 , 456. doi: 10.3389 / fpsyg.2015.00456 Найдите этот ресурс:

Ruch, W., Proyer, R. T., Harzer, C., Парк Н., Петерсон К. и Селигман М. Э. П. (2010). Ценности в действии. Перечень сильных сторон (VIA-IS): Адаптация и проверка немецкой версии и разработка формы для взаимной оценки. Журнал индивидуальных различий , 31 (3), 138–149. DOI: http://dx.doi.org/10.1027/1614-0001/a000022 Найдите этот ресурс:

Ruedy, E., & Schweitzer, E. (2010). В настоящий момент: влияние внимательности на принятие этических решений. Журнал деловой этики , 95 (1), 73e87.Найдите этот ресурс:

Rust, T., Diessner, R., & Reade, L. (2009). Только сильные стороны или сильные и относительные слабости? Предварительное исследование. Journal of Psychology , 143 , 465–476. Найдите этот ресурс:

Samson, A.C., & Antonelli, Y. (2013). Юмор как сила характера и его связь с удовлетворением жизнью и счастьем при расстройствах аутистического спектра. Юмор: International Journal of Humor Research , 26 , 477–491. Найдите этот ресурс:

Sauer, S., & Колс, Н. (2011). Осознанность в лидерстве: способствует ли осознанность бизнес-успеху лидеров? В С. Хан и Э. Пёпель (ред.), Культура и нейронные рамки познания и коммуникации (стр. 287–307). Берлин: Springer-Verlag. Найдите этот ресурс:

Segal, Z. V., Williams, J. M., & Teasdale, J. D. (2013). Когнитивная терапия на основе осознанности при депрессии: новый подход к предотвращению рецидива (2-е изд.). Нью-Йорк: Guilford Press. Найдите этот ресурс:

Seligman, M.Э. П., Стин Т. А., Парк Н. и Петерсон К. (2005). Позитивный прогресс психологии: эмпирическая проверка вмешательств. Американский психолог , 60 , 410–421. Найдите этот ресурс:

Sharp, J. E., Niemiec, R. M., & Lawrence, C. (2016). Использование практик, основанных на осознанности, с одаренными людьми. Gifted Education International , 33 (2), 131–144. doi: 10.1177 / 0261429416641009 Найдите этот ресурс:

Shogren, K. A., Вемейер, М. Л., Форбер-Пратт, А. Дж., И Палмер, С. Б. (2015). VIA Inventory of Strengths for Youth (VIA-Youth): Дополнение для использования при поддержке молодежи с ограниченными интеллектуальными возможностями и нарушениями развития для заполнения VIA-Youth . Лоуренс, Канзас: Центр отклонений в развитии Канзасского университета. Найдите этот ресурс:

Shogren, K. A., Wehmeyer, M. L., Lang, K., & Niemiec, R. M. (в печати). Применение Классификации сильных сторон VIA к молодежи с ограниченными возможностями и без. Inclusion . Найдите этот ресурс:

Shogren, K. A., Wehmeyer, M. L., Palmer, S. B., Rifenbark, G. G., & Little, T. D. (2015). Взаимосвязь между самоопределением и результатами послешкольной подготовки молодежи с ограниченными возможностями. Журнал специального образования , 53 , 30–41. DOI: 10.1177 / 0022466913489733 Найдите этот ресурс:

Шрайак, Дж., Стегер, М. Ф., Крюгер, Р. Ф., и Калли, К. С. (2010). Структура добродетели: эмпирическое исследование размерности добродетелей в действии. Перечень сильных сторон. Личность и индивидуальные различия , 48 , 714–719. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.paid.2010.01.007 Найдите этот ресурс:

Сингх К. и Чубиса Р. (2010). Эмпирическая проверка ценностей в действии — инвентаризация сильных сторон (VIA-IS) в индийском контексте. Психологические исследования , 55 (2), 151–158. DOI: http://dx.doi.org/10.1007/s12646-010-0015-4 Найдите этот ресурс:

Сингх Н. Н. и Джекман М. М. (2017). Обучение внимательности людям с ограниченными интеллектуальными возможностями и нарушениями развития и их опекунам.В Д. МакКауне, Д. К. Рейбеле и М. С. Микоззи (ред.), Ресурсы для обучения внимательности: межкультурный и международный справочник (стр. 287–305). Нью-Йорк: Springer. Найдите этот ресурс:

Singh, N. N., Lancioni, G. E., Karazsia, B. T., Winton, A. S. W., Singh, J. & Wahler, R. T. (2014b). Шенпа и сострадательное пребывание: основанные на внимательности практики для устранения гнева и агрессии людей с шизофренией. Международный журнал психического здоровья и наркозависимости , 12 , 138–152.Найдите этот ресурс:

Сингх Н. Н., Лансони Г. Э., Маникам Р., Латам Л. Л. и Джекман М. М. (2016). Поддержка позитивного поведения на основе осознанности при умственных нарушениях и нарушениях развития. В I. Ivtzan & T. Lomas (Eds.), Внимательность в позитивной психологии: наука о медитации и благополучии (стр. 212–227). Лондон: Routledge. Найдите этот ресурс:

Singh, N. N., Lancioni, G. E., Myers, R. E., Karazsia, B. T., Winton, A. S. W., & Singh, J.(2014a). Рандомизированное контролируемое испытание программы отказа от курения, основанной на осознанности, для людей с легкой умственной отсталостью. International Journal of Mental Health and Addiction , 12 , 153–168. Найдите этот ресурс:

Singh, NN, Lancioni, GE, Singh, ANA, Winton, ASW, Singh, ADA, & Singh, J. ( 2011b). Программа оздоровления, основанная на осознанности, для людей с синдромом Прадера-Вилли. Журнал исследований психического здоровья при умственной отсталости , 4 , 90–106.Найдите этот ресурс:

Сингх Н. Н., Ланчони Г. Э., Валер Р. Г., Винтон А. С. У. и Сингх Дж. (2008). Подходы к осознанности в когнитивно-поведенческой терапии. Поведенческая и когнитивная психотерапия , 36 , 659–666. Найдите этот ресурс:

Singh, NN, Lancioni, GE, Winton, ASW, Curtis, WJ, Wahler, RG, Sabaawi,… McAleavey, K. (2006) ). Внимательный персонал способствует обучению и снижает агрессию взрослых с отклонениями в развитии. Исследования нарушений развития , 27 , 545–558.Найдите этот ресурс:

Сингх Н. Н., Ланчони Г. Э., Винтон А. С. У., Сингх А. Н., Адкинс А. Д. и Сингх Дж. (2011a). Могут ли взрослые правонарушители с ограниченными интеллектуальными возможностями использовать основанные на внимательности процедуры для контроля своего девиантного сексуального возбуждения? Психология , Преступность и закон , 17 , 165–179. Найдите этот ресурс:

Сингх, Н. 2002). Влияние ролевой игры и тренировки внимательности на повышение дружелюбия к семье в процессе госпитализации. Journal of Emotional and Behavioral Disorders , 10 , 90–98. Найдите этот ресурс:

Steen, T. A., Kachorek, L. V., & Peterson, C. (2003). Сильные стороны характера среди молодежи. Журнал молодежи и подростков , 32 , 5–16. Найдите этот ресурс:

Тонер, Э., Хаслам, Н., Робинсон, Дж. И Уильямс, П. (2012). Сильные стороны характера и благополучие в подростковом возрасте: структура и корреляты перечня сильных сторон «Ценности в действии» для детей. Личность и индивидуальные различия , 52 , 637–642. Найдите этот ресурс:

Ваго, Д. Р., Зильберсвейг, Д. А. (2012). Самосознание, саморегуляция и самопревосхождение (S-ART): основа для понимания нейробиологических механизмов внимательности. Frontiers in Human Neuroscience , 6 , 296. Найдите этот ресурс:

Van Eeden, C., Wissing, M. P., Dreyer, J., Park, N., & Peterson, C. (2008). Валидация списка сильных сторон молодежи «Ценности в действии» (VIA-Youth) среди южноафриканских учащихся. Journal of Psychology in Africa , 18 , 143–154. Найдите этот ресурс:

Ван Гордон, В., Шонин, Э., и Гриффитс, М. Д. (2015). На пути ко второму поколению вмешательств, основанных на внимательности. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии , 49 (7), 591–592. Найдите этот ресурс:

Вертило В. и Гибсон Дж. М. (2014). Влияние сильных сторон характера на стигму психического здоровья. Журнал позитивной психологии , 9 , 266–275.doi: 10.1111 / 1467-9450.00242 Найдите этот ресурс:

VIA Institute on Character. (нет данных). Психометрические данные — опрос молодежи. Получено с http://www.viacharacter.org/www/Research/Psychometric-Data-VIA-Youth-Survey.

Уэбб, Дж. Р., Филлипс, Т. Д., Бумгарнер, Д., и Конвей-Уильямс, Э. (2013). Прощение, внимательность и здоровье. Mindfulness , 4 (3), 235–245. Найдите этот ресурс:

Weber, M., Wagner, L., & Ruch, W. (2016). Положительные чувства в школе: о взаимосвязи между сильными сторонами характера учащихся, школьным влиянием и функционированием школы. Журнал исследований счастья , 17 (1), 341–355. doi: 10.1007 / s10902-014-9597-1 Найдите этот ресурс:

Wehmeyer, M. L., Buntix, W. H. E., Lachapelle, Y., Luckasson, R.A., Schalock, R. L., Verdugo, M. A.,… Yeager, M. H. (2008). Конструкция интеллектуальной инвалидности и ее связь с функционированием человека. Нарушения интеллекта и развития , 46 , 311–318.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.