Женственность интересов в психологии: Что означает графа «женственность интересов» при прохождении психологического тестирования?

Содержание

Нарушение половой идентичности женщин как объект психотерапии

В каких бы форматах не работал детский и семейный психотерапевт — со всей семьей, с супружескими парами, с родительско-детскими парами, индивидуально с семейными проблемами взрослых, — психотерапия осуществляется в значительной степени благодаря инициативе, заинтересованности женщины.

Женщина гораздо более активна в поиске психотерапевтической помощи, чем мужчина, она больше доверяет психологу, согласна тратить время и деньги на работу — с точки зрения мужчины вполне бесполезную. Именно женщина обращается за помощью к психологу в случае конфликтов в семье и проблем с детьми. Женщина способна рефлексировать причины своих любовных неудач, распавшихся союзов, одиночества в пожилом возрасте.

Опыт детского и семейного психотерапевта показывает, что супружеские и семейные конфликты, проблемы родительско-детских отношений нередко порождаются нарушениями половой идентичности женщин. Женщина не предъявляет это как запрос или жалобу. Психотерапевт вскрывает этот источник в процессе работы по поводу того, в чем женщина ищет помощи.

Может показаться, что дважды-трижды усмотрев причину проблем женщины в нарушениях половой идентичности, психотерапевт в дальнейшем станет искать ее именно здесь, «под фонарем». На самом деле соблазн невелик в силу сложности предмета. Прежде чем понять, как влияют нарушения половой идентичности на судьбу женщины, на ее супружескую и семейную жизнь, надо попытаться определить, в чем состоят эти нарушения.

Представления о природе женской половой идентичности, ее нарушениях и проявлении этих нарушений отражают профессиональный опыт автора как детского и семейного психотерапевта, а также следуют из его наблюдений за жизнью множества женщин вокруг. Автор позволяет себе исходить из своего понимания пола и половой идентичности человека, хотя и опирается на зафиксированные в литературе данные и концепции.

Из литературных источников он по своему усмотрению отбирал лишь те данные или суждения, которые безусловно разделяет.

Проблема психологического пола

Прежде всего, необходимо прояснить содержание понятий «пол» и «половая идентичность», с помощью которых разные науки описывают феномены, связанные с полом. Проблема пола изучается дифференциальной психологией, социальной психологией, социологией, антропологией. Каждая из этих наук выделяет аспекты проблемы пола, соответствующие ее предмету.

Дифференциальная психология рассматривает пол как комплекс телесных, репродуктивных, социальных и поведенческих признаков, определяющих индивида как мужчину или женщину, мальчика или девочку (Ильин, 2003; Каган, 1991). До 80-х годов прошлого века исследователи пола исходили из представлений о биологической детерминации половых особенностей мужчин и женщин. Затем эти особенности получили обозначение гендерных различий, которые могут вообще не иметь биологической подосновы.

В этом направлении развиваются общественные науки и антропология.

Введение в научный оборот понятие «гендер» имело целью перевести анализ «мужского» и «женского» начал с биологического уровня на уровень социальный, раз и навсегда отказаться от постулата о «природном назначении полов», показать, что понятие «пол» принадлежит к числу таких же значимых категорий, как «класс», «раса» (Бердяев, 1991).

Понятие «гендер» по-разному интерпретируется в зависимости от социальной теории или исследовательской парадигмы, в рамках которой изучаются отношения мужественности-женственности. В исследованиях гендерных отношений в отечественной социологии выделяются две ветви.

Первая рассматривает отношения мужественности-женственности в современном российском контексте, вторая является аналогом западных исследований женщин, апеллирующих к категории различия, — особенностям женского опыта как связанного с неравенством, угнетением, патриархатом (Здравомыслова, Темкина, 2001).

Среди социологов существует мнение о невозможности разделения гендерных исследований и феминизма, и что гендерные исследования вообще не существуют вне феминизма. По мнению этой группы ученых, исследование нельзя считать гендерным, если исследователь не считает нужным признавать факт асимметрии мужского и женского статуса в обществе, наличие мужских и женских половых ролей (Кашина, 2004).

Если социологи, социальные психологи, культурологи настаивают на исторической и культурной детерминации различий между мужчинами и женщинами, то дифференциальные психологи, опираясь на экспериментальные данные, утверждают, что различия между мужчинами и женщинами обусловлены не только исторически и культурно, но и биологически.

Поскольку научная терминология в изучении мужчин и женщин разными науками не установилась, нередко «пол» и «гендер» употребляют как синонимы (если ученый не разделяет крайние точки зрения, приведенные выше). Базовое чувство принадлежности мужчины и женщины к своему полу называют то половой, то гендерной идентичностью. Нормативные предписания и ожидания, которые культура предъявляет «правильному» половому поведению и которые служат оценкой фемининности и маскулинности ребенка или взрослого, определяются то как гендерная, то как половая роль (Каган, 1991; Кон, 2003).

Психологи, исследующие психологические различия между мужчинами и женщинами, вряд ли будут оспаривать представления гендерных психологов о том, что гендерная идентичность вырабатывается в результате сложного взаимодействия природных задатков человека и соответствующей социализации, типизации, кодирования. Индивид выступает активным началом в этом процессе, и сам принимает или отвергает предлагаемые ему роли и модели поведения (Кон, 2003).

С понятиями «пол» и «гендер» связано понятие сексуальности. Согласно определению Всемирной организации здравоохранения сексуальность — это стержневой аспект человеческого бытия на протяжении всей жизни, от рождения до смерти.

Она включает в себя пол, гендерные идентичности и роли, сексуальную ориентацию, эротизм, удовольствие, интимность и репродукцию (Кон, 2003). Как видно, в определении сексуальности пол используется как биологическая категория, а гендер как социокультурная и тем самым подчеркивается вклад в природу сексуальности биологических, психологических, социальных и культурных факторов.

В психоанализе оппозиция мужественности-женственности мыслится в нерасчлененности биологического, психологического и социального. Индивид обладает биологическим полом, цивилизация (или культура) предписывают ему (ей) определенные роли. Мужское и женское имеет еще и психосексуальное значение, связанное и с биологическим, и с социальным в человеке. При оценке поведения человека с точки зрения мужественности или женственности решающее значение имеют его глубинные фантазмы (Лапланш, Понталис, 1996).

Среди отечественных психоаналитиков нет единства в отношении к понятиям «мужчина», «женщина». Здесь возможны два подхода. Первый исходит из того, что основные аналитические теории (топографическая модель личности, теория объектных отношений) не рассматривают человека как мужчину или женщину, процесс становления половой идентичности следует анализировать либо в контексте диадических отношений ребенка с матерью, либо триадических отношений ребенка с родителями. Другие психоаналитики используют понятия гендера, половой роли, маскулинности и фемининности, мужской и женской идентичности, интерпретируя глубинные процессы на языке психодинамики (Мужчина и женщина, 2005).

В антропологии и культурологии дифференциация мужских и женских половых ролей объясняется их взаимодополнительностью. Мужской стиль жизни считается по преимуществу инструментальным, а женский экспрессивным. Мужчина — кормилец, добытчик, осуществляет общее руководство семьей, несет главную ответственность за дисциплинирование детей, тогда как эмоциональная по своей природе женщина поддерживает групповую солидарность и обеспечивает необходимое семье эмоциональное тепло (Ильин, 2003; Каган, 1991; Кон, 2003).

Эти представления подкрепляются данными дифференциальной психологии, согласно которым женщины чувствительнее мужчин к человеческим отношениям и их мотивам, мужчины больше тяготеют к предметной деятельности, связанной с преодолением физических трудностей или с развитием абстрактных идей, тогда как у женщин более выражены художественные интересы и т.д. (Ильин, 2003).

Дифференциально психологические исследования обнаруживают между мужчинами и женщинами, между мальчиками и девочками морфологические, физиологические различия в темпах моторного развития, в проявлении свойств нервной системы и темперамента, в асимметрии полушарий.

В широком круге работ доказано, что существуют различия между мужчиной и женщиной в проявлении эмоций и переживаний, в распознавании эмоциональных состояний, в природе способностей, памяти, мышления, креативности. Выявлены различия в ценностях, мотивации, особенностях общения, в мужской и женской сексуальности (Ильин, 2003; Каган, 2000).

При всем разнообразии и часто несовместимости результатов исследований личности мужчин и женщин просматривается определенная последовательность в направленности и выборе сфер самореализации мужчин и женщин, отчасти совпадающей с различием мужчин и женщин по признакам инстументальности и экспрессивности: более очевидный интерес мужчин к работе, карьере, социальному успеху, познанию, творчеству, а женщин — к семье, общению, любви, поддержанию здоровья. Различия в направленности и ценностных ориентациях обнаруживаются у мальчиков и девочек уже в младшем школьном возрасте, а затем отчетливо оформляются в подростковом и юношеском возрастах (Каган, 1991).

Исследователи семьи и семейных взаимоотношений выявили различия в отношении отцов и матерей к детям, в стиле взаимодействия отцов и матерей с детьми. Получены достоверные данные о зависимости супружеских, родительскодетских отношений, вклада мужчины и женщины в семью от того, является семья эгалитарной или патриархальной.

Какой бы ни была модель семьи, различия в содержании мужской и женской половых ролей остаются (Ильин, 2003).

И дифференциальные и социальные психологи не могут не признавать биологическую природу полового диморфизма. Концепция В.А. Геодакяна, объясняющая половой диморфизм с позиций эволюционной биологии, достаточно прочно утвердилась в науке. Не было даже попыток оспорить ее. В.А. Геодакян видит целесообразность наличия полов в их специализации по двум главным альтернативным направлениям эволюционного процесса: консервативному (сохранение свойств вида) и прогрессивному (приобретение видом новых свойств).

Мужской пол, по В.А. Геодакяну, реализует «прогрессивную» тенденцию, а женский — «консервативную», обеспечивая неизменность вида от поколения к поколению. Женский пол более филогенетически устойчив (ригиден), но зато онтогенетически более пластичен. Мужской — наоборот: филогенетически более пластичен, но онтогенетически ригиден. Мужской пол — «авангард эволюции», берущий на себя функцию столкновения человека с новыми условиями существования (Ильин, 2003; Кон, 2003).

Эти представления соответствуют данным отечественных биологов, обнаруживших более высокую генетическую обусловленность ряда морфологических и физиологических характеристик у лиц мужского пола и большую зависимость этих признаков от средовых влияний у женщин (Никитюк, 1977). Социальные психологи и социологи настаивают на том, что теория В.А. Геодакяна при всей ее стройности и неопровержимости не может объяснить процесс половой дифференциации и связанные с ним индивидуальные различия между мужчинами и женщинами.

Понимание филогенетических функций полового диморфизма не проясняет, как и почему он проявляется в различных сферах человеческой деятельности, почему множество свойств присуще и мужчине и женщине, и почему мужчина и женщина обладают свойствами, присущими противоположному полу. Отчасти ответы на эти вопросы можно получить, если внимательно вглядеться в процесс становления половой идентичности.

Уклад жизни обществ, которые изучала М. Мид, убедил ее в том, что становление половой идентичности у детей следует рассматривать в свете «реинтерпретируемого ими собственного телесного опыта», развивающегося в процессе восприятия тел окружающих мужчин и женщин. В процессе вскармливания мать своим отношением и обращением показывает дочери, что они существа одного пола, а сыну, что он иной, что он мужчина. С пяти лет девочка знает, что в будущем она станет матерью и должна оберегать свою женственность, чтобы потом выйти замуж.

Мальчик, осознавая свое отличие от матери, оборачивается лицом к внешнему миру, чтобы исследовать его и действовать в нем. Таким образом, по мнению М. Мид, идентификация женщины со своим полом происходит довольно рано, а мужчине постоянно приходится подтверждать свою маскулинность и определять ее для себя заново (Мид, 2004).

В становлении половой идентичности детей психологи выделяют несколько стадий. На втором году жизни ребенок относит себя к тому или иному полу, и эта базовая половая идентичность складывается к трем годам. К пяти-шести годам оформляется полоролевая идентичность. Серьезные изменения в половой идентичности у подростков происходят в пубертатный период (Каган, 2000). Не будет ошибкой утверждать, что становление половой идентичности завершается в юношеском возрасте, когда отношения с противоположным полом, первый любовный или сексуальный опыт определяет переживание и осознание себя юношей или девушкой как мужчиной или женщиной.

Исследователями половой идентичности у детей показано, что ее развитие зависит от наличия в семье одного или обоих родителей, образов отца и матери у детей как мужчины и женщины, взаимоотношений родителей, от их отношения к детям (Ильин, 2003; Каган, 1991). На становление половой идентичности детей оказывают влияние их сверстники, сиблинги, значимые для них взрослые из их окружения, персонажи книг, фильмов, актеры, спортсмены и другие публичные фигуры. Все это разнообразие влияний приводит к тому, что мальчики и девочки воспринимают, усваивают роли и способы поведения, соответствующие не только их, но и противоположному полу.

В различных подходах к объяснению механизмов усвоения ребенком половой роли принимается во внимание либо значение бессознательного подражания ребенка родителям, либо подкрепление правильного или неправильного полового поведения ребенка, либо самосознание ребенка, когда он сам стремится сообразовать свое поведение с усвоенными представлениями (Ильин, 2003; Каган, 2000). Повидимому, в процессе становления половой роли у детей действуют все три фактора, но на разных этапах онтогенеза выступает в качестве ведущего то один, то другой, то третий.

Согласно Р. Столлеру, человек идентифицирует себя не только с лицами своего, но и противоположного пола, и его половая идентичность представляет собой сочетание мужских и женских черт (2001). Несмотря на обилие точек зрения и подходов, одним из самых непроясненных вопросов остается вопрос о том, как мужчина и женщина осознают и переживают наличие признаков своего и другого пола.

Мысль о двойственной природе мужчин и женщин утвердилась в немецкой философии неоплатонизма и нашла свое воплощение в знаменитой книге О. Вейнингера. Он утверждал, что мужчина и женщина не представляют собой существа, которое можно было бы отнести к тому или иному полу. В жизни встречаются лишь индивидуумы, приближающиеся к этим полюсам. О. Вейнингер считал, что открыл закон «полового притяжения»: для соединения полов нужен совершенный мужчина и совершенная женщина, находящиеся в двух индивидуумах в совершенно различных частях (Вейнингер, 1991).

Принцип андрогинии лег в основу неоплатонической философии любви Н. Бердяева, В. Соловьева, З. Гиппиус, концепции христианской любви С. Булгакова. По словам С. Булгакова, каждая личность представляет собой «индивидуальное своеобразие, смешение стихий мужского и женского, и этим обусловлено напряжение эротического духа» (Булгаков, 1991). Взаимодействие мужского и женского в любви — это стремление «мужеженского существа к соединению с другим женомужским. Эрос строит двойной мост от мужественности одного человеческого существа к женственности другого и от женственности первого — к мужественности второго (Гиппиус, 1991, с.193).

Для К. Юнга человек в его целостности — двуполое существо. В мужском бессознательном воплощается женское начало (анима), в женском — мужское (анимус). В аниме сливаются представления матери, женщины, души, в анимусе — представления отца, мужчины, героя. Осознание мужчиной своей внутренней женственности, а женщиной мужественности приводит к открытию человеком своей истиной сущности и интеграции личности (Джонсон, 2005а; 2005б).

В 70-е года прошлого века андрогиния стала предметом исследования. В концепции С. Бем андрогиния рассматривается как оптимальное сочетание мужских и женских черт. С. Бем показала, что андрогиния обеспечивает мужчине и женщине большие возможности адаптации, чем крайние проявления женственности и мужественности, маскулинности и фемининности. Получены данные о связи андрогинии с ситуативной гибкостью, высоким самоуважением, мотивацией к достижению, хорошим исполнением мужчинами и женщинами родительской роли, субъективным ощущением благополучия. В парах, где оба супруга — андрогины, более высокая удовлетворенность браком, чем в парах, где один из супругов или оба полотипизированы (Берн, 2004).

Гендерная концепция С. Бем получила широкое признание, хотя и подверглась критике со стороны представителей гендерной психологии. Сама С.Бем сокрушалась, что ей пришлось построить свою концепцию на различии мужских и женских качеств вопреки намерению гендерных психологов уменьшить гендерную поляризацию (там же, 2004).

Анализируя половую идентичность, будем придерживаться психологической точки зрения на природу личности, пола, полового поведения. Половая идентичность — одна из важнейших составляющих личностной идентичности человека, тесно связанная с его Я-образом, Я-концепцией и самоотношением. Естественно предположить, что самоотношение, Я-образ и Я-концепция в значительной мере определяют половую идентичность и наоборот — половая идентичность определяет различные аспекты самосознания. Это предположение, разумеется, требует специального изучения, но в настоящее время литературных свидетельств о подобных исследованиях нет.

Женская идентичность и андрогиния

Как стало ясно из предыдущего изложения, автор понятию «гендер» предпочитает понятие «пол». Поскольку целостность пола включает в себя биологическое, социальное и культурное, «пол» может быть использован как психологическая категория. Психологический пол осознается и переживается человеком, определяет его самосознание, поведение, его сексуальную и любовную жизнь. Чтобы понять, как половая идентичность определяет личную жизнь человека, его судьбу, позволим себе более расширительно, чем это принято, рассматривать половую идентичность, расчленив ее на несколько компонентов.

Как это принято в психологии пола, или гендерной психологии, будем считать конституирующим элементом половой идентичности половую роль. Для носителя половой роли не имеет значения, детерминирована она биологически, навязана культурно или присвоена им по собственному выбору. Для мужчины и женщины половая роль — его (ее) собственный ориентир, по которому он (она) действуют как лица определенного пола.

Мужчина и женщина могут выполнять роли, соответствующие своему и противоположному полу, преимущественно роли своего или противоположного пола. Характер половой идентичности зависит от того, как человек относится к мужскому и женскому в себе. Можно предположить несколько вариантов: принятие и мужского и женского, отвержение и того, и другого, принятие части, соответствующей своему полу и отвержение противоположной, и наоборот — принятие части, соответствующей противоположному полу и отвержение своей.

Установки мужчин и женщин в любовной и сексуальной жизни, присущий им способ поведения будем называть мужским и женским эросом. Используемое здесь понятие «эрос» не описывает сексуального поведения человека. Эрос характеризует мужчину и женщину с точки зрения их готовности к любовным и сексуальным отношениям, значимость для них этих отношений, степень активности и инициативы в возникновении и развитии этих отношений.

Природа человека как мужчины и женщины не может быть понята, по словам Н. Бердяева, «по ту сторону вопроса любви», вне представлений мужчины и женщины о ценности любви. Под любовью здесь имеется в виду особый тип переживаний и взаимоотношений (в отличие от таких форм интимной жизни, как страсть, влюбленность, влечение и т.д.). Любовь как переживание адресовано уникальному и единственному «другому», он любим независимо от того, любит ли он в ответ, присутствует ли вообще в жизни любящего. Во взаимоотношениях любви каждый подтверждает бытие другого, сам реализуется во всей полноте и своим отношением создает для другого условия для самореализации.

Качество эротических, любовных и супружеских отношений зависит от того, на какого партнера настроены мужчина и женщина и какой выбор они делают. Они могут быть ориентированы на реального человека, из тех, кого они встречают в жизни, или на идеального, созданного их воображением. Для некоторых людей жизнь в мечтах заменяет реальность и позволяет избегать риска интимных и глубоких контактов.

Осознание и переживание мужчиной и женщиной своего пола включает и их восприятие своей телесности. Оценка мужчиной и женщиной своей телесности основана на их собственных представлениях об эталонах, принятых в данное время в данной культуре, и соответственно переживается ими как приемлемая или отвергаемая, гармоничная или дисгармоничная. Мужчины и женщины, неудовлетворенные своей телесностью, различными способами стараются изменить ее, в том числе, и с помощью одежды (а женщины косметики) создают определенный образ себя и транслируют его окружающим.

Есть элементы телесности, которые в минимальной степени контролируются людьми. Экспрессия, жесты, походка, голос, темп речи — полосоотнесенные свойства человека (Крейдлин, 2005). В этих элементах телесности, в невербальных средствах коммуникации, которые используют мужчина и женщина, внимательный наблюдатель способен усмотреть даже те особенности половой идентичности, которые человек не осознает или пытается скрыть. Упомянутые выше признаки телесности, а также имидж, создаваемый мужчиной и женщиной с помощью внешних средств, будем называть обликом.

На основании выделенных компонентов идентичности обратимся к ее оптимальной модели. Очевидно, что речь пойдет об андрогинных мужчинах и женщинах.

Андрогинные мужчина и женщина выполняют по преимуществу роли соответствующие их полу, но также и роли противоположного пола. Они принимают в себе и мужское и женское, с определенностью осознавая и переживая себя как мужчину или женщину. Андрогинная женщина может громко говорить, ходить твердым шагом, но в диалоге она ведет себя по-женски: точно выражает свои чувства, сконцентрирована на партнере, быстро переключается и меняет роли. Даже если андрогинный мужчина тихо говорит, с легкостью входит в тактильный контакт, в диалоге он ведет себя по-мужски: удерживает внимание к основной теме беседы, погружен в собственные мысли и мысли собеседника, придает большее значение словам собеседника, чем его чувствам (Крейдлин, 2005).

В семье андрогинные мужчина и женщина исполняют свои «естественные» половые роли: женщина — матери и жены, мужчина — мужа и отца. Они могут на равных главенствовать в семье, и если один из них доминирует, то другой признает за ним право лидерства. Если андрогинный мужчина заботлив, эмоционален, экспрессивен, это совмещается с его стремлением принимать на себя ответственность за других, решительно действовать в сложных ситуациях. Если мужские мотивации андрогинной женщины побуждают ее к профессиональному росту, карьерным достижениям, то на этом пути она не утратит женского такта, гибкости и не станет соперничать с мужчиной. Андрогинные мужчина и женщина переживают и осознают свой пол как целостный, принимая в себе черты и свойства как своего, так и противоположного пола.

Эротическая установка андрогинного мужчины и андрогинной женщины соответствует их половой роли и их представлениям о поведении мужчины и женщины в любовных и сексуальных отношениях. Они различаются по характеру поискового поведения, по степени инициативы, формам активности, способам установления контакта с противоположным полом. В поведении мужчины реализуется установка на завоевание и обладание, а в поведении женщины — на выжидание и обольщение, хотя при этом женщина может открыто демонстрировать свою заинтересованность в мужчине, а мужчина добиваться женщину неотступным ухаживанием.

В основе личности андрогинных мужчин и женщин — принятие себя, положительное отношение, способствующее становлению гармоничной половой идентичности. Принимая себя и других людей, в том числе и лиц противоположного пола, андрогинные мужчины и женщины опытом взаимоотношений в семье, дружбы, романтических юношеских влюбленностей предуготовлены к встрече с любовью.

Любовь для них высокая ценность, необходимое условие счастья как «переживания полноты бытия». «Андрогины», как правило, счастливы в личной жизни, удовлетворены браком, своим родительством и супружеством. Они умеют без больших потерь проходить критические периоды в жизни семьи и ее членов, конструктивно разрешать конфликты. В семье, созданной «андрогинами», есть все условия для развития здоровой и нормальной личности у детей и усвоения ими модели собственной семьи.

Нарушения половой идентичности женщин

Нарушения половой идентичности могут быть самого широкого диапазона. Медики относят к нарушениям половой идентичности индивидуальные вариации маскулинности и фемининности, сопровождающиеся адаптивными реакциями: полоролевой конфликт на личностном уровне как переживание реального или мнимого несоответствия полоролевым стандартам с личностными реакциями невротического типа; конфликт половой идентичности как осознаваемое противостояние, переживание себя в качестве представителя противоположного пола и существующих полоролевых стандартов вопреки паспортному полу (Каган, 1991).

От нарушений половой идентичности следует отличать расстройства половой идентичности: состояние, когда половое самосознание индивида не совпадает с его биологическим полом, вызывая желание изменить его (Кон, 2003).

Будем считать нарушениями половой идентичности вариации конфликтного — осознаваемого или неосознаваемого — соотношения маскулинности и фемининности у мужчин и женщин, которые определенным образом проявляются в их поведении и вызывают различные трудности и проблемы в личной и семейной жизни их носителей.

Конфликты маскулинности и фемининности поэтапно формируются в процессе становления личностной дезинтеграции. Чем раньше в онтогенезе складывается половая идентичность и чем теснее она связана с негативным (или низко позитивным) самоотношением, тем глубже конфликт в сфере маскулинного-фемининного и тем грубее нарушение.

Нарушения половой идентичности в значительной степени определяются конфликтностью взаимоотношений ребенка (подростка, юноши) с объектами идентификации и их ролью в его жизни.

В процессе формирования половой идентичности конфликты в сфере маскулинного и фемининного могут совпадать или сопровождаться конфликтами в структуре самосознания, специфичными для тех этапов онтогенеза, на которых формируется половая идентичность. Наличие базового (центрального для личности) конфликта в структуре самосознания повышает вероятность неблагоприятного для индивида прохождения через эти этапы.

Нельзя понять причины возникновения и развития личных и семейных проблем женщины без анализа природы ее половой идентичности: половой роли, характера маскулинности и фемининности, отношения к женскому и мужскому в себе, ее отношения к мужчине, к любви, и того, как половая идентичность проявляется в поведении женщины как матери, жены, возлюбленной.

Не всегда и не во всех случаях в работе с проблемами женщин требуется исследование всех сторон половой идентичности. Женщина может сама интуитивно набрести на то, что лежит в основе ее проблем. Остальное психотерапевт восстановит по мере самораскрытия клиентки. В процессе психотерапии женщина — и без психотерапевта — обращается в свое детство, отрочество, юность, находит события, определяющие ее становление как женщины, вместе с психотерапевтом связывает эти события с тем, что следовало за ними — немедленно или отсрочено.

Психотерапевт не стремится привести клиентку к осознанию того, как влияет половая идентичность на жизнь ее семьи, детей, на собственную судьбу. Это важно для самого психотерапевта. Ему нужно собрать воедино осколки воспоминаний, впечатлений, отголоски боли женщины в единую картину, чтобы знать, куда идти вместе с клиенткой. Он соотносит три бытийные пласта: опыт жизни клиентки в родительской семье, становление ее как женщины и опыт ее жизни в собственной семье, с мужем и детьми. В его представлении эти пласты должны обрести целостность, внутри которой он может двигаться в поисках мишеней психотерапевтической работы.

Случай Елены К. демонстрирует, как нарушение половой идентичности женщины порождает ее супружеские и родительские проблемы. Елена К. обратилась за психотерапевтической помощью по поводу домашнего воровства тринадцатилетней дочери от второго брака. Холодность, с которой Елена рассказывала о своей дочери, контрастировала с теплотой и нежностью при упоминании имен сыновей от первого брака. Клиентка призналась, что не ласкала девочку даже в ее детские годы, а когда дочь вошла в подростковый возраст, Елена стала относиться к ней с некоторой враждебностью.

Ее раздражала непоследовательность мужа в воспитании дочери: он то потакает ей, то чрезмерно строг. Муж Елены делал все возможное, чтобы восполнить девочке недостаток материнского тепла, восхищался ее прелестным женским существом, мечтал, чтобы в девочке со временем воплотился его идеал женщины. Девочка, тем не менее, вела себя как подобает подростку, переживающему подростковый кризис: старалась настоять на своем, ссорилась с близкими, грубила и своими повадками походила на мальчика, огорчая этим отца.

Родители Елены развелись, когда ей было восемь лет. Мать Елены, занятая наукой, мало внимания уделяла дочери, была строга и критична к ней, и девочка чувствовала себя одинокой. Отчим почти не замечал Елену, и это ранило ее, особенно когда она видела, как он обращается со своим сыном. Ей хотелось походить на мальчика, чтобы быть ближе «к ним». В конце концов, уже взрослой, она подружилась с отчимом. Женственная, она отвергла свою женственность — как и позднее пол дочери.

Елена мечтала быть счастливой во взаимной любви. Она воображала рядом благородного человека, настоящего мужчину. Ей хотелось иметь большую семью, родить двоих или троих детей. Ее реальные мужья были очень далеки от идеала, и Елена относилась к ним снисходительно, в обоих браках она была несчастлива и от мужей этого не скрывала. В полной мере она была счастлива только тогда, когда оставалась с сыновьями.

В ее присутствии муж сказал, что она только в них видит мужчин. Елена не возражала и, видимо, это так и есть. Она образовала с ними коалицию в противовес коалиции муж-дочь. На семейную дисгармонию девочка ответила тем, что стала тайком брать деньги из дома. Как видно, домашнее воровство здесь не только симптом семейной дисфункции, но и результат нарушений половой идентичности Елены, определившей ее женскую судьбу: компромиссный выбор брачных партнеров и как следствие — разлад супружеских и семейных взаимоотношений.

Во взаимоотношениях одиноких матерей с мальчиками-подростками, в развитии личности мальчиков особенно ярко проявляются нарушения половой идентичности женщин. Обычно они либо разведены, либо вообще не состояли в браке, не имеют позитивного любовного и сексуального опыта, не понимают особенностей мужской психологии. Это довольно энергичные, деятельные женщины, склонные к директивному стилю обращения с детьми. Необходимость выполнять мужские роли, заменять мальчикам отца сводит на нет их женственность.

Конфликт в сфере маскулинности-фемининности, переживание женщиной своей родительской некомпетентности приводят к падению ее авторитета в глазах сына. Образец мужского поведения, авторитетную фигуру мальчики ищут вне семьи и, если находят такого человека, то попадают под его влияние, нередко губительное для развития их личности. Если в подростковом возрасте взаимоотношения мальчиков с матерями принимают форму либо конфронтации, либо открытых столкновений, то в юношеском возрасте с началом сепарации борьба с матерью опосредована алкоголем, наркотиками, сексом и т. д.

Проблемы детей деловых женщин, особенно девочек, ведут психотерапевта к рассмотрению женской природы их матерей. Идентифицируясь с мужской половой ролью, они ориентированы на высокие достижения, власть, большие деньги. О них можно сказать, что они используют свое женское, чтобы реализовать свое мужское. Женские ухищрения в создании имиджа, безупречность облика доведены у них до совершенства и пускаются в ход с жесткой мужской расчетливостью.

Эти женщины по-женски пользуются мужчинами для своих неженских целей. Брак несовместим с образом жизни деловых женщин, но они не хотят оставаться бездетными. Вместо занятой матери их детей растят и воспитывают няни, гувернантки и другие замещающие фигуры. Дети знают, что у них есть отцы, но они присутствуют в их жизни в основном деньгами. В младшем школьном возрасте дети деловой женщины перестают быть послушными и воспитанными, у них начинаются серьезные проблемы со сверстниками, с учителями, с учением. Они страдают от отсутствия нормальной семьи и отказываются быть хорошими, старательными и успешными, чтобы вернуть мать к ее родительским обязанностям.

Когда детский и семейный психотерапевт встречается в своей практике с фемининностью мальчиков и маскулинностью девочек, это не означает, что необходимо обращаться к анализу половой идентичности матери. Если на прием к психологу мать приводит мальчика одиннадцати лет с жалобой на то, что одноклассники задирают, дразнят его, не дружат с ним, то вероятнее всего, сверстники не принимают женственности в его облике и поведении.

Матерью мальчика может быть вполне нормальная женственная женщина, по тем или иным причинам образовавшая коалицию с сыном (в противовес, скажем, коалиции отца со старшим сыном). Когда коалиция матери с сыном приобретает характер симбиоза, у мальчика развиваются женские способы поведения, и он раздражает не только одноклассников, но и отца и брата. Симбиоз матери с сыном укрепляется, а конфликт маскулинности-фемининности у мальчика усиливается.

Маскулинные проявления девочек-подростков тоже не всегда коренятся в модели материнского поведения. Грубостью и самовольством, подчеркнутой независимостью девочки нередко утверждают свою подростковую взрослость. Однако это еще не означает, что они развиваются по маскулинному типу, идентифицируя себя с маскулинной матерью (или даже отцом).

Родители могут и не быть источником половой идентификации. Подростковое негативное самоутверждение девочек реализуется в мужском рисунке поведения и носит защитный характер. Если конфликты девочки с родителями разрешатся или семья обратится за психологической помощью, маскулинные черты девочки по мере выхода из подросткового возраста могут исчезнуть, но закрепятся в хронических конфликтах со взрослыми и прежде всего с отцом и матерью.

Типология нарушений женской идентичности

В результате изучения личных и семейных проблем женщин по описанным выше параметрам было выделено пять типов женщин с нарушениями женской половой идентичности: «маскулинная», «женственная», «псевдомаскулинная», «спутанная». Оказалось возможным внутри маскулинного типа выделить два подтипа: «высоко» и «умеренно» маскулинные. Посмотрим, какова специфика каждого из выделенных типов.

Выбранная высоко маскулинной женщиной половая роль по преимуществу мужская. Она ориентирована на мужские профессии, достижения, познание, профессиональный успех, высокий служебный или профессиональный статус. В ее облике отчетливо видны мужские признаки: в походке, жестах, позах, тембре голоса. В отношениях с мужчиной как с сексуальным и любовным партнером она довольно напориста, активна, берет на себя инициативу и в завязывании отношений и в разрыве.

«Высоко маскулинная» принимает в себе мужское начало и отвергает «женские заморочки» (слезы, проявление слабости, эмоциональность, специфические средства обольщения). Она надеется встретить «настоящего» мужчину, с которым она могла бы почувствовать себя женщиной: подчиниться, быть окруженной заботой, вниманием. Чаще всего ей не удается осуществить свой идеал, и она довольствуется тем, что посылает ей жизнь, хотя и переживает брак как компромисс с тем, кто не равен ей. Именно такой конфликт и называется «комплексом Брунгильды» (по имени великанши из германского эпоса, не имеющей себе равных среди мужчин).

Высоко маскулинная женщина не станет всю жизнь ждать любви. Мужское начало подталкивает ее к разумно организованному браку, и она предпочитает иметь в мужьях недостойного партнера, а не остаться одной. В семье высоко маскулинная женщина доминирует по властному типу: стремится утвердить свои представления о должном и установить свои правила. Она постоянно выражает свое недовольство членам семьи и делает это в резкой форме. Обычно мужья уступают таким женщинам лидерство в семье, стараются не вступать с ними в конфликты и в результате почти не участвуют в воспитании детей.

Если дети, зависимые от властной матери, подчиняются ей, то и в отношениях с другими они уступчивы, конформны, не умеют постоять за себя. Если дети зависят от матери, но это проявляется в протестно-конфликтной форме, они в любых ситуациях и в любых отношениях ведут себя конфликтно. Протестующие девочки обычно развиваются по маскулинному типу. Властная мать редко оказывает давление на сына — только если он похож на отца. С сыном, похожим на нее, она как с равным образует коалицию против других членов семьи.

Можно думать, что половая идентичность высоко маскулинной женщины складывается в эдиповой фазе через идентификацию с властной матерью, если она наследует ее психотип. В подростковом и юношеском возрасте маскулинность девочки усиливается за счет ее успехов в спорте или лидерства в группе сверстников. В семье высоко маскулинная женщина устанавливает те взаимоотношения и взаимодействия, которые она усвоила в родительской семье по модели поведения матери.

«Высоко маскулинная» уверена в себе, не склонна к рефлексии и самоизменению, хотя способна ставить цели и достигать их. Она примиряется со своей нереализованностью в семье и в любви, может много достичь в профессии и в карьере.

Умеренно маскулинная женщина ближе всего к андрогинной. В ее половой роли сочетаются и мужские и женские тенденции, они легко просматриваются в ее облике. Чаще всего она охотно наряжается, с удовольствием украшает себя, но ей не всегда удается найти свой стиль из-за довольно сильного мужского начала. В отношениях с мужчиной она может быть активной — как в выборе партнера, так и в установлении отношений с ним, но если она чувствует, что зашла далеко, быстро меняет тактику на более женственную.

Умеренно маскулинная женщина принимает в себе и мужское и женское начало, и с легкостью демонстрирует свои мужские черты в поведении и самопрезентации. У такой женщины умеренные требования к мужчине как к брачному и любовному партнеру, но она не согласится на любого, лишь бы быть в браке, и готова ждать того, кто ей подойдет. Любовь представляет для нее высокую ценность и ради любви она пожертвует браком, если потребуется (например, быть любимой женщиной женатого мужчины).

Семейная жизнь умеренно маскулинной женщины может сложиться благополучно в двух случаях. В первом — если она встретит адрогинного мужчину, он оценит в ней женщину, и в этом счастливом союзе она преодолеет свою излишнюю маскулинность. Хотя этот вариант возможен, в жизни он встречается редко. Более вероятно, что ее брачным партнером станет мужчина, которому не мешает ее маскулинность. Он даже извлечет из нее выгоду для себя: уступит жене лидерство в семье, первенство в воспитании детей и в принятии решений.

Такие женщины удобны для мужчин, поглощенных своим делом. Умеренно маскулинная женщина уважает профессиональную или деловую занятость мужа, берет на себя ответственность за семью и руководит ею на основе своего авторитета. Она хорошо справляется с ролью матери мальчика, поощряет в нем мужские качества, по возможности привлекая мужа к воспитанию сына. С похожей на нее дочерью «умеренно маскулинная» обычно конфликтует в подростковом и юношеском возрасте девочки. Если умеренно маскулинная женщина попытается совместить поглощенность семьей с занятостью на работе, ей придется столкнуться с проблемами в учебе и поведении детей уже в их младшем школьном возрасте.

Половая идентичность «умеренно маскулинной», как и «высоко маскулинной» складывается в эдиповой фазе. Для нее тоже мать является моделью усвоения половой роли. Отец не оказывает на развитие девочки большого влияния в силу своей занятости или невключенности в воспитание. «Умеренно маскулинная» сходна с матерью по психотипу, и у них довольно близкие отношения, хотя авторитарность и требовательность матери вызывает протест девочки на разных этапах ее развития.

Маскулинные черты девочки по мере взросления могут приводить к конфликтам со сверстниками в подростковом возрасте и любовным неудачам в юношеском. Эти конфликты и неудачи оставляют следы в личности «умеренно маскулинной» и сказываются в ее недостаточной уверенности в себе. В семье умеренно маскулинной женщины благодаря ее усилиям устанавливаются гораздо более демократичные и уважительные отношения, чем в семье «высоко маскулинной». Гибкость «умеренно маскулинной», ее готовность к развитию составляют ее потенциал в движении к андрогинии.

В практике консультирования и психотерапии встречаются женские типы с особенностями половой идентичности, которые правомерно отнести к нарушениям, хотя эти женщины являются крайне женственными. У читателя может возникнуть вопрос, почему этот тип называется женственным, а не фемининным. Женственной и мужественным следует обозначать женщину и мужчину, если они соответствуют своему полу, фемининными и маскулинными — тех, у кого сильно выражены черты противоположного пола (фемининный мужчина и маскулинная женщина).

Несмотря на то, что у женственной женщины есть мужские мотивации, она в целом идентифицирует себя с женской половой ролью. Она знает, что женское в ней доминирует, а свое мужское воспринимает как нейтральное по полу, как общечеловеческое. Эротически она классическая женщина: может быть кокетливой, вдохновляется в присутствии мужчин, ей нравится нравиться, у нее есть свой стиль, и она поддерживает его. Женственная женщина ориентирована на идеального партнера, но не в браке, а в любви. Любовь для нее высокая ценность, но она живет с убеждением, что недостойна любви. Она глубинно не принимает себя, хотя знает себе цену как женщина.

Чаще всего такие женщины реализуются в профессии, особенно если в профессии востребованы их женские качества (воспитателя, врача, психолога, педагога). «Женственная» не может не быть в браке: отдавать себя другим ее предназначение. В супружестве она чаще всего несчастлива и несет его как бремя само собой разумеющегося и нерушимого долга. Женственная женщина — самоотверженная мать, и дети отвечают ей любовью.

Если она вынуждена материально обеспечивать семью, то воспринимает это как принуждение жизнью к тому, что противоречит ее природе. Мальчики-сыновья охотно поддерживают такую женщину, ее женственность вызывает у них желание помогать и заботиться о ней. Даже если такая мать решается иметь ребенка без отца, ее женственность не только не мешает развитию мужских черт у сына, а, наоборот, способствует. Парадоксально, но сыновья женственных женщин более мужественны, чем сыновья маскулинных женщин.

В основе описанного женского типа — конфликтная структура Я, которая восходит в своем развитии к дошкольному возрасту. В детстве женственные женщины переживают развод родителей, появление в семье отчима, трудности в поддержании отношений с разведенным отцом. Их матери чаще всего красивы, эгоцентричны и вызывают всеобщее восхищение. Для девочки эта недоступная прекрасная женщина — объект неразделенной любви, потому что мать или холодна или небрежна в обращении с дочерью. Любящему отцу не удается компенсировать дочери недостаток материнской любви. Подростковый и юношеский возраст, каждый по-своему, усугубляют внутренний конфликт женственной девочки-девушки. Даже успех у молодых людей не может переубедить ее в том, что счастье в любви — не для нее.

Псевдомаскулинная женщина обнаруживает себя по преимуществу в мужских мотивациях и в мужских формах поведения, и в этом она сходна с высоко маскулинной женщиной. В ее облике есть и мужские и женские черты, но в нем нет отчетливых признаков пола. Эротически псевдомаскулинная женщина не проявляется: она ведет себя так, как будто эта сторона жизни не для нее. С мужчинами она старается дружить, в юности играет в «своего парня». И мужское и женское начало она в себе, по-видимому, вытесняет, чтобы не соотносить себя с полом. Ценности любви и брака ею бессознательно отвергаются, а мужчина как любовный и брачный партнер обесценивается. Для нее он скорее опасен, непонятен, чем привлекателен. Если такая женщина порой и мечтает о любви, то не верит, что она может быть взаимной.

У псевдомаскулинных женщин есть высокий шанс остаться старыми девами — они очень редко выходят замуж. В случае романа «псевдомаскулинная» может решиться иметь ребенка, но в воспитании она испытывает большие трудности.

Она плохо понимает женскую природу, но еще хуже — мужскую. Такая женщина хочет воспитать человека, а не ребенка определенного пола. С детьми у «псевдомаскулинной» возникают проблемы уже на третьем году их жизни. В младшем школьном возрасте детей она уже ощущает себя неэффективным родителем и постоянно прибегает к помощи детских психологов. Особенно трудно справиться псевдомаскулинной женщине с воспитанием мальчика: она бессознательно подавляет его мужскую природу, не позволяет ей раскрыться. С девочкой у нее тоже много проблем, особенно в ее подростковом и юношеском возрасте. Она тяжело переживает сепарацию детей, взрослые дети обычно дистанцируются от таких матерей.

У псевдомаскулинной женщины в детстве — холодная отвергающая ее маскулинная мать авторитарного склада, подчиняющийся матери отец, который не может (или не хочет) создать для девочки в семье атмосферу тепла и заботы. Девочка не принимает себя, свою женскую природу и обучается у матери мужским способам поведения, чтобы быть ближе к ней. Псевдомаскулинный тип идентичности складывается у девочки в подростковом возрасте, закрепляется в юношеском и окончательно оформляется в ранней молодости: в 20-22 года. Девушка развивается по невротическому типу с мужскими формами самоутверждения, и это носит у нее защитный характер.

Среди женских типов с нарушениями половой идентичности особое место занимает «запутанный» тип. Он представляет наибольшую трудность и для описания и для диагностики. Такая женщина ближе всех остальных к «псевдомаскулинной»: она так же неопределенна по полу, но более женственна. У нее есть и мужские и женские мотивации, но она не знает, какова ее половая роль. Если ее спросить, принимает ли она в себе свое мужское или женское, она была бы в затруднении, потому что не задумывалась об этом.

Она осознает свои женские потребности (нравиться мужчинам, выйти замуж, иметь детей), но ей не вполне ясно, как этого достичь. Для нее важна и профессиональная жизнь и общение с окружающими, но у нее нет определенного знания о том, чем отличаются мужские способы реализации в профессии и во взаимоотношениях с людьми от женских. В ее облике совпадают и природная женственность и мужские черты: в походке, жестах, позах, голосе. В ее эротическом поведении сочетаются женские способы привлечения мужчины и прямолинейная неженская активность. Как и другие женщины, «запутанная» мечтает о счастье в любви — для нее любовь высокая ценность, но из-за неуверенности в себе она сомневается, может ли это случиться с ней. Она ищет партнера, равного себе, но ее романы и браки оканчиваются неудачно, поскольку ее избранники оказываются недостаточно мужественными с ее точки зрения.

«Запутанная» способна реализоваться в профессии, если она не требует определенности в половой идентичности, но ей сложно найти такую профессию и увидеть в ней возможность самореализации.

Становление половой идентичности женщины запутанного типа сходно с тем, как оно происходит у «псевдомаскулинной». У нее тоже властная мать, подчиненный отец, но чаще всего родители в разводе, и отец почти не общается с девочкой. «Запутанную» в детстве воспитывает либо бабушка, либо старшая сестра, либо тетя. Они заботятся о ней и восполняют холодность матери. В эдиповой фазе ее половая идентичность развивается вполне благополучно. В пубертате «запутанная» самоутверждается по мужскому типу, и у нее закрепляются мужские черты в поведении и облике. Любовные неудачи в юности и в ранней молодости все больше оттесняют ее женское и усиливают мужское.

«Запутанная» в своей материнской роли утверждает свою «выученную властность» — по образцу авторитарной матери. Она, не обладая авторитетом, пытается добиться послушания от детей директивными средствами, но при этом может неожиданно переходить к мягкости и дружелюбию. Дети не слушают ее и часто конфликтуют с ней. Ей вряд ли удастся сформировать у детей нормальную половую идентичность — тем более в отсутствие в семье мужчины.

Женщины с нарушением половой идентичности обращаются за помощью к психологу, но их готовность к работе различна, как различны их ожидания. «Высоко маскулинная» приходит к психологу по поводу поведения подростка, обучения младшего школьника. Она охотно воспринимает психолого-педагогические рекомендации, но уклоняется от психотерапевтической помощи, уверенная, что со всеми своими трудностями справится сама.

«Умеренно маскулинная» готова к изменению и, если потребуется, работает с психотерапевтом в любом формате: со всей семьей, в супружеской паре, в родительско-детской паре, индивидуально.

«Псевдомаскулинная» обращается к психологу, чтобы разрешить свои проблемы с детьми. Она, как и «высоко маскулинная», ждет от него советов и рекомендаций, но если видит, что проблема требует работы с ней лично, посещения психолога прекращает. Псевдомаскулинная женщина боится заглянуть в себя и встретиться со своими проблемами лицом к лицу.

«Запутанная» охотно общается с психологом, легко возвращается в прошлое, вместе с психотерапевтом исследует настоящее, хочет понять истоки проблем своей семьи и детей, способна работать во всех форматах.

«Женственная» ищет помощи в преодолении своей базовой неуверенности, с последствиями которой она постоянно сталкивается, тем более что она напоминает о себе психосоматическими заболеваниями. Проблем с детьми у нее нет, а изменить свою супружескую жизнь она считает невозможным, поскольку муж не будет участвовать в психотерапии.

Причины нарушения половой идентичности женщин

Как видно, нарушения половой идентичности женщин разнообразны по содержанию составляющих ее компонентов, по степени осознания женщинами своей роли, мужского и женского начала, по характеру представления женщин о своей женственности.

В основе почти всех типов нарушенной половой идентичности — отвержение или недостаточное принятие девочки матерью в сочетании с отсутствием надлежащей опоры и поддержки со стороны отца. Конфликтность осознания и переживания себя женщиной как носителя своего пола усиливает конфликтность ее Я-концепции, а защиты, с помощью которых она ограждает себя от этих конфликтов, усложняют структуру ранее сложившихся защит. Нарушения половой идентичности — одна из важнейших сторон личностной дезинтеграции женщины, показатель невротического развития ее личности.

Очевидно, что в описанных вариантах нарушений половой идентичности явно преобладают мужские признаки — либо как рано сложившаяся ориентация на мужскую роль, либо как защитное поведение по мужскому типу. К. Хорни полагает, что защитное поведение женщин по мужскому типу развивается в случае конфликтности женской половой роли или при восприятии ее как дезадаптивной (Хорни, 1993). Этим, по-видимому, объясняется защитная маскулинизация девочек в подростковом возрасте, а девушек — в юношеском.

Защиты по женскому типу в практике автора не встречались. Одно из объяснений — нечувствительность русских мужчин к беззащитности и эмоциональной чувствительности женщин. Мужчины приучены к тому, что женщина сама может себя защитить — и ни кем иным, как самой женщиной.

Не будет преувеличения утверждать, что в советской и в постсоветской культуре женственность не является ценностью (в отличие от культуры дореволюционного периода). Советская власть освободила женщину от всех видов угнетения, предоставив ей разнообразные возможности самореализации: в труде, в образовании, в профессиональной и общественной деятельности. Реализуя себя как гражданку и труженицу, женщина в значительной степени утратила свою женскую природу. Неся тяготы строительства социализма, войны и послевоенного восстановления, она выполняла самые разные мужские роли.

Из поколения в поколение русских девочек воспитывают маскулинные матери. Исторически, социально и культурно детерминированная маскулинизация женщин совпала с тенденциями мирового процесса. К. Хорни видела причину «ухода женщин от женственности» в их желании самоутвердиться рядом с мужчинами, которым принадлежит цивилизация, преодолеть через маскулинность чувство своей женской неполноценности (1993).

Сферы жизни и роли мужчин и женщин были строго закреплены в течение столетий, а протест женщин против ее традиционного места в семье и в обществе начался в конце девятнадцатого века — только тогда, когда и сама женщина и социальные условия созрели для этого. Все нарастающие тенденции феминизма говорят о том, что женщина хочет быть равной в правах с мужчиной, но не желает быть особым женским существом. Она борется не за свободную себя-женщину, а за человека женского пола, одноприродного с мужчиной.

Особое внимание следует обратить на «запутанный» тип нарушения половой идентичности женщин: отсутствие у таких женщин четкого полового самоопределения, вытеснение мужского и женского начала, неопределенность в полосоотнесенном поведении. У описанного здесь женского типа «запутанность» в половой идентичности связана со всем процессом развития личности и имеет невротическую природу.

Размывание границ между мужским и женским, спутанность ролей, смещение в сторону мужского эроса не только невротический, но и цивилизационный феномен. В настоящее время в различных культурах наблюдается все усиливающаяся неопределенность полового самоопределения у мужчин и женщин, все усиливающееся число лиц нетрадиционной сексуальной ориентации (Шмыгун, 2004).

Процессы маскулинизации женщин и рост неопределенности в половой идентичности мужчин и женщин каким-то образом сосуществуют в современном мире и, возможно, имеют общие корни. Можно ожидать, что в недалеком будущем психология, культурология, антропология дадут объяснение этим явлениям, удовлетворяющее всех заинтересованных лиц.

В полной мере проанализировать закономерности становления половой идентичности женщин и найти причины ее нарушений нельзя без знаний того, как формируется половая идентичность мужчин, что вызывает ее нарушения и как они проявляются. Поскольку эти процессы неотделимы друг от друга, они могут быть поняты только в единстве.

Колпачников Вениамин Валентинович — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Кандидат психологических наук, доцент

Специалист в области консультирования, психодиагностики и тренинга с 15-летним стажем.

 

Образование

 

Московский государственный университет МГУ им. Ломоносова,

факультет психологии (аспирантура,  защита канд. диссертации в 1990 г.), 1978-1990.

Университет гуманитарных исследований ( г. Дел Мар, Калифорния, США), 1993-1994

 

Основные специализации и членство в международных ассоциациях:

 

  1. Ассоциированный член Центра исследования человека (г. Сан-Диего, США)
  2. Член Международной группы специалистов по работе с персоналом организаций (Pajaro Group).
  3. Прошел обучение (2000-2003 г.г.) по программе «Лидерство в современных организациях» в консалтинговой компании «Camelot: Experts in Leadership and Management” (США, Калифорния, сертификат  2003 г.)
  4. Один из организаторов и член международной организации «Психологи-консультанты on-line».

 

 

Читал курсы лекций по предметам «Организационная психология», «Общее введение в психологическое консультирование», «Групповая психологическая работа», « История и современное состояние человекоцентрированного подхода» (Москва, Россия), «Культурно-историческая психология Л. С.Выготского» (Калифорния, США).

 

 

Основные места работы, должность:

 

Национальный исследовательский университет – Высшая школа экономики, доцент (2011 – по наст. время)

Консультант в транснациональной компании Sheppel- fgi, предоставляющей консультативные услуги и психологическую помощь сотрудникам транснациональных корпораций по всему миру( 2010-по наст. время)

Московский городской психолого-педагогогический университет, факультет психологического консультирования (2004 – 2011)

Московский Психологический институт им. Л.Г. Щукиной, научный сотрудник (2004 –2006)

Уральский государственный педагогический университет (1991-2004), доцент кафедры практической психологии.

Женственность — Психология эффективной жизни

Миф: женственность противоположна мужественности

Истоки: общество давно сформировало устойчивое отношение к понятию женственности: быть сексуальной и желанной для мужчины, иметь отличную фигуру и аппетитные формы, обзавестись детьми, быть слабой, иметь типично мягкий женский характер и короткий срок «женской годности». С момента появления девочки на свет и до момента ее признания социумом как состоявшейся женщины проходит очень много времени. От ношения одежды розового цвета в детстве, преображения в красавицу из гадкого утенка в подростковом периоде, от всех этих навязанных «женственных» образов невозможно избавиться, пока она не станет по-настоящему успешной.

В итоге мы имеем ретроградный, но цепляющий образ женщины, которая может быть счастлива только при соблюдении предписаний, в которых мир щедро поделен на мужской и женский, а каждый поступок соотносится с правильно или неправильно реализуемой женственностью и мужественностью.

На самом деле: нет ничего уродливого в кружевах и рюшах — хуже, когда женщина становится заложницей условностей и стереотипов. В мире, где нужно уметь готовить котлеты и создавать для мужчины очаг, сложно быть истинной женщиной, поскольку ей все время будет чего-то недоставать: благоразумия, сексуальности, красоты, материнского опыта. Предпочтения стерв или «ведических женщин» найдутся в любой культуре и эпохе, но они почти всегда игнорируют интересы самих женщин. «Не рожала — не женщина» — по этому принципу все женские функции сводятся к репродукции. Да, материнство — это колоссальный опыт, но отнюдь не необходимый, поскольку женщина может реализовывать женственность и проявляться не только в детях. От женщины ждут, что она будет талантлива во всех жизненных сферах, поэтому ей часто приписывают коктейль из мягкости, активности, привязанности, автономности в едином сочетании этих качеств. Но они не являются женской прерогативой, как и не являются мужской, женщина не обязана культивировать в себе исключительно предписанные женские качества. Мужчины тоже могут быть нежными, сострадательными и эмоционально уязвимыми.

Женщине в возрасте после 50 лет, как правило, отказано в привилегии считаться по-прежнему желанной, привлекательной и легкой. Но это ущербная привычная схема мышления, которая вовсе не подразумевает в реальности обладание парфюмом, каблуками и длинными волосами, чтобы считать себя женственной. Что бы женщина ни делала — она настоящая женщина в любом возрасте и статусе, только ей выбирать, какую роль (женственность) играть в семье, а какую в социуме.

Исследования: по результатам немецкого Медицинского центра Гамбурга-Эппендорфа было выявлено, что после определенного количества лет отношений с партнером желание женщины заниматься с ним сексом катастрофически падает.

Канадские психологи выяснили, что влечение к постоянному партнеру у женщин начинает снижаться несколько раньше, чем у мужчин, по причине гормональных изменений либо того, чувствует ли она себя женственной для мужчины.

Американские психологи открыли тот факт, что женщины в 30-40 летнем возрасте сексуально более активны, чем двадцатилетние девушки, они имеют больше возможностей испытывать множественные оргазмы. Не возраст, а именно проблемы психологического характера ведут к снижению либидо.

По результатам опроса, проведенного рейтинговым агентством Nielsen/Net в 2012 году, выяснилось, что каждая третья женщина смотрит эротические фильмы в сети и скачивает литературу на эту тему.

По мнению западных исследователей, женственность больше не может противопоставляться мужественности. Более не существует коммуникаций, условно разделенных для «женщины», «матери» или «сотрудницы».

Антимиф, то есть, реальность: нет ни «настоящей женщины», ни «настоящего мужчины» — проявления женственности слишком многогранны, нужно просто уметь быть разной.

Читайте на портале:

1. Психолог и гештальттерапевт Нина Рубштейн знает, «От чего зависит женская сексуальность»: многие женщины ставят во главу угла в отношениях с мужчинами сексуальность, под которой часто подразумевают что угодно, но не ее. Для создания отношений нужна совсем другая сексуальность, которая не напоказ, та, которая приводит к любви и которая начинается с любви к самой себе, своему телу. https://psy.systems/post/ot-chego-zavisit-zhenskaya-seksualnost

2. Доктор психологических наук из США, автор книг о психологии эффективной жизни Марша Рейнолдс рассуждает, означает ли принятие своей женской сущности то, что мы любим носить красивые туфли и делать маникюр, женственны ли мы и не ведем ли мы себя как мужчины? Ответы на все волнующие вопросы в статье «Что такое женственность» https://psy.systems/post/chto-takoe-zhenstvennost

3. Косметолог и редактор журнала «Женщина с большой буквы» Николь Тоннелль-Вапар в статье «Как вам передали женственность мама и бабушка?» отсылает нас к чувственности. Передача женственности между поколениями — это сам по себе очень красивый процесс. А ключевая фигура, первый эталон женственности для каждой девочки — это мама. https://psy.systems/post/kak-vam-peredali-zhenstvennosmam-i-babushka

4. Публицист Анастасия Миронова в статье «Сварщица с шестью детьми и в блузке с рюшами, или идеальная жена для слесаря Гоши» рассуждает о проблеме отсутствия у женщины права быть сильной и женственной, поскольку такой компромисс предполагает полное равноправие мужчины и женщины. А пока его нет, любую женщину-руководителя, мужчины будут называть неженственной, невзирая на ее привлекательную внешность, маникюр и сексуальные наряды. https://psy.systems/post/svarschica-s-shestju-detmi

Читайте в журнале:

«Психология эффективной жизни» декабрь 2017 (https://psy.systems/archive/psixologiya-effektivnoj-zhizni-dekabr-2017)

Журналист и популярный блогер Арина Холина рассуждает о «стеклянном потолке» и злых феминистках, о том, кто же виноват и что делать в статье «Заговор против женщин»

«Психология эффективной жизни» март 2018 (https://psy.systems/archive/psixologiya-effektivnoj-zhizni-mart-2018)

1. Писатель и популярный блогер Марта Кетро учит, чего ожидать в отношениях с новым знакомым, если поинтересоваться его определением слова «женственность». Это одно из тех понятий, которые вроде бы очевидны, но каждый человек подразумевает под ними что-то свое. Об этом и многом другом — в статье «Определи свою ж: типы женственности, которые мы культивируем».

2. Писательница и феминистка Элла Дерзай дает определения концепциям «настоящая женщина» и «типичная женщина» в статье «Типичная женщина и настоящая женщина: внимание, ловушка!». Женственность является настолько широким понятием, что нам часто кажется, будто ее никогда не бывает столько, сколько нужно от нас окружающим.

3. Писательница и популярный блогер Малка Лоренц с присущим ей юмором описывает мужские «хотелки» в отношении женственности. В мартовском номере читайте статью «В поисках женственности».

Полезные книги:

1. Наоми Вульф представляет одну из самых нашумевших феминистических книг «Миф о красоте. Стереотипы против женщин», в которой рассказывает о том, почему относительно женской красоты возникают стереотипы, ограничивающие свободу. В каждой эпохе был уникальный женский тип красоты, поэтому сегодня сложно представить, что есть достоверное обоснование мифа о красоте: https://psy.systems/post/mif-o-krasote

2. Хелен Анделин раскрывает секреты счастливого брака и сохранения отношений в книге «Очарование женственности». Любой женщине хочется быть лучшей для мужчины, освоить искусство обретения любви, обогатить семейную жизнь новыми ощущениями и красками. https://psy.systems/post/helen-andelin-ocharovanie-zhenstvennosti

3. Барбара де Анджелис предлагает окунуться в мир эмоций и мечтаний, где женщина способна обрести уверенность, любовь, стать достойной в отношении мужчины и себя. Только женщина, которая умеет жить ярко, мечтать страстно, любить всем сердцем, жить здесь и сейчас, может называться поистине женственной. Ищем «Секрет абсолютной женственности» по ссылке https://psy.systems/post/barbara-de-andzhelis-sekret-absolutnoj-zhenstvennosti

4. Джейми Кэт Каллан раскрывает секреты французского шарма, флирта по-французски, умения быть сексуальной, а также учит строить успешные отношения с мужчинами, как это делает истинная француженка. Все это описано со свойственным автору тонким юмором в книге «Француженки не спят в одиночестве»: https://psy.systems/post/dzhejmi-ket-kallan-francuzhenki-ne-spyat-v-odinochestve

Личностные особенности подростков с разным статусом гендерной идентичности

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Личностные особенности подростков с разным статусом гендерной идентичности
  • Малых Л. В.1.52019-02-25T11:24:22+05:002019-02-25T11:24:22+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents [109 0 R 110 0 R 111 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [112 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 114 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 8 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 116 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 2 >> endobj 9 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 118 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 3 >> endobj 10 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 119 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 4 >> endobj 11 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 122 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 124 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 125 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 126 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 9 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 127 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 10 >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 128 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 11 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 129 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 130 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 131 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 132 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 133 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 138 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 139 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 141 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 144 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 146 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 147 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 149 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 150 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 151 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 153 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 154 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 155 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 156 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 158 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 48 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 160 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 162 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 163 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 164 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 165 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 53 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 167 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 168 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 169 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 170 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 171 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 58 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 173 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 175 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 176 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 177 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 178 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 63 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 182 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 183 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 184 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 185 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 186 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 187 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 188 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 190 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 71 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 193 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 72 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 194 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 73 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 195 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 74 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 196 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 75 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 197 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 76 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 198 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 77 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 199 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 78 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 200 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 79 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 201 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 73 >> endobj 80 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 202 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 81 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 203 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 75 >> endobj 82 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 204 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 76 >> endobj 83 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 205 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 77 >> endobj 84 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 206 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 78 >> endobj 85 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 207 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 79 >> endobj 86 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 208 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 80 >> endobj 87 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 209 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 81 >> endobj 88 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 210 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 82 >> endobj 89 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 211 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 83 >> endobj 90 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 212 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 84 >> endobj 91 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 213 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 85 >> endobj 92 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 214 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 86 >> endobj 93 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 215 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 87 >> endobj 94 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 216 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 88 >> endobj 95 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 841.92 595.32] /Contents 217 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 89 >> endobj 96 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 841.92 595.32] /Contents 218 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 90 >> endobj 97 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 841.92 595.32] /Contents 219 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 91 >> endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > stream x

    Психология женщины. Тема: «Эталон женственности и Я-концепция».

    Дорогие друзья! В нашем кабинете стартовал новый арт-терапевтический проект «УЮТНЫЕ ПЯТНИЦЫ». Первая встреча арт-терапевтического клуба «Уютные пятницы» по исследованию психологии женщины  состоялась 29 марта 2019 г.

    Тема: «Эталон женственности и Я-концепция».

    Почему эта тема стала первой в нашем проекте, который посвящен психология женщины? Потому что в современном мире, испытывая на себе тяготы долженствований, ожиданий, женщина находится в постоянном стрессе, даже переставая его замечать. Одна из основных претензий мужчин – это чрезмерная эмоциональность женщины. Так может её истоки кроются в большой, практически невыполнимой нагрузке, лежащей на хрупких плечах женщины? Веками общество убеждало нас, что так и должно быть, что это нормально, и мы, женщины, в это поверили, и приняли, и считаем это нормой! Но норма ли это?

    По статистике каждая седьмая женщина попадает на лечение в психиатрическую больницу, многие женщины злоупотребляют ПАВ, невротические нарушения питания сейчас приобрели характер пандемии. Иными словами, психическое здоровье женщин оставляет желать лучшего.

    Цель настоящей программы:

    По большому счету, это повышение осознанности женщины, чтобы она не жила вслепую, бегая по тем дорогам, которые ей протоптали предыдущие поколения и традиционное общество, чтобы она понимала, что с ней происходит, что от неё хотят, и чётко знала, хочет ли этого она сама. Живёт ли она с любовью, от сердца, или выполняет обязанности, испытывая их груз на своих плечах. Проект базируется на арт-терапии, и это само по себе очень красиво, это захватывает, это поднимает глубинные пласты, но не болезненно, а очень гармонично! А искусство само по себе включает креативность, и это мощный ресурс!

    Итак, на первой встрече мы затронули тему гендерных норм, ожиданий от женщины в современном обществе, мы говорили о внутренних конфликтах в разных возрастных периодах женщины. Мы пытались отделить установки, навязанные нам обществом, и, увы, уже вросшие в нас, от наших глубинных потребностей. Мы пытались нащупать себя, хрупкую, странную, трепетную, непостижимую. И, думаю, что у нас это получилось.

    Мария: «Я не знаю, кто я есть. Для родителей-заботливая дочь, на которую можно положиться, для партнёра-союзник, верный друг, для друзей – мудрый наставник и советчик, для бывших одноклассников- мегамозг, для бывших коллег- человек, который знает, как коллективно вылезти из любой з…-цы, для просто людей- думаю, я незаметна. А кто я внутри себя – я ищу очень давно. Я знаю, что я «какая-то не такая», «особенная», хотя обычно близкие меня стараются приземлить. Я знаю, что где-то есть то, ради чего я здесь. И я всё время в поиске. Я не привязываю себя к определённому полу, хотя физиологически я – девочка, девочка…, но в социальном плане во мне оба пола различных возрастов, которые в определённой ситуации выходят на передний план.»

    Марина: «Кто я? Человек, за весельем скрывающий отчаяние. Озорной гуляка, ушедший прочь. Разрываемый противоречиями на части, которые потом не собираются в целую картинку. Желающий радости, но не помнящий, что это. Восторженный визгун, плачущий в подвале. Женщина, в прошлой жизни бывшая мужчиной, и не в силах забыть об этом. Цветок, только и живущий для того, чтобы его кто-то заметил. Пепел, кружащий над зимним полем. Дурак, возомнивший себя умником. Тело, которое является едой для миллионов других тел, и медленно умирающее от этого в страданиях. Жаждущая любви и боящаяся дарить её. Человек, сжимающий в мокрых ладонях кинжал, страшно боящийся, что он пригодится. Loveless. Забывающий зачем. Дерево, которое забыло зачем растёт. Флейта из бамбука, брошенная в лесу и покрывающаяся мхом. Первая и последняя из всех, кто ушёл. Боящаяся дарить жизнь. Слабая. Потерявшая путь. Странник, вечно идущий вверх по лестнице, ведущей вниз. Пафосная. Любящая драму, пугать и быть испуганной (но в безопасности под одеялом).

    Вот небольшой теоретический блок к нашей первой встрече.

    Гендер-социальная характеристика пола, спектр характеристик, относящихся к маскулинности или фемининности, т.е набор характеристик, присущих представителям определенного пола. Следует развести понятия «половой» и «гендерный». Согласно теории биологического детерминизма, пол-понятие биологическое, речь идет о половых органах, об изначально приобретенных признаках пола, сформированных ещё в утробе матери.  Согласно социальному конструктивизму понятие пола приобретается со временем, не даётся при рождении. Ребёнок рождается как чистый лист, далее его представления о своем поле формируются социумом. Т.е. женщинами и мужчинами не рождаются, а становятся. Каждый человек в праве решать, к какому полу он относится, какие гендерные признаки ему ближе. С точки зрения социального конструктивизма, пол и гендер противопоставляются. В основе этого лежит представление о том, что нет биологических различий между женщинами и мужчинами, они навязаны социальными структурами. В основу гендера берётся не половая принадлежность, а то, кем ощущает себя индивид. Т.е. гендер -это процесс , как мы позиционируем себя как представителя мужской или женской группы. Процесс динамичен, изменчив, мы можем усиливать свои фемининные характеристики или наоборот от них отстраняться.

    Зачем вообще такое разведение понятий? Термин «гендер» введён ещё в 1955 году Джоном Мани, обозначал он социальный пол индивида. Но тогда термин не прижился. А стал актуальным в 70-е годы прошлого столетия, когда активно стало развиваться феминистское движение. Разведение этих понятий «пол» и «гендер» имело прогрессивное значение, подрывая традиционную модель «пол как судьба», был дан толчок для развития гуманитарных и социальных наук, расширился горизонт исследования человеческого самоопределения и социальной адаптации каждого индивида.

    В процессе воспитания девочка формирует понятие о себе, о границах дозволенного. И психотерапевты, работающие с женщинами, задаются вопросом: сможет ли женщина воспользоваться новыми правами и возможностями без чувства вины?

    Существует понятие гендерная норма— правила, стандарты поведения, которые вырабатываются в определенном культурно-историческом контексте. Есть традиционное общество и его нормы, где идёт распределение мужского и женского.  Роли эти навязанные социумом, следование им определяет успешность. И если установки личности входят в разрез гендерной роли женщины, это является предпосылкой внутриличностного конфликта. Традиционные нормы женского поведения определены в триаде: кухня, дети, церковь. Они основаны на заботе, эмпатии, фиксация на внешней привлекательности. Девочки с детства являются объектом оценивания. Их учат вкладываться в свою внешность, чтобы в будущем обменять этот ресурс на статус мужчины, его материальные ценности, его потенциал, власть.

    В традиционном воспитании девочки можно выделить три вектора:

    1. магистральная цель-это отношение к материнству, девочки с раннего детства готовятся к тому, что должны, выйдя замуж, стать матерью, вести хозяйство, выполняя это в лучшем виде. Традиционная гендерная модель ориентирует женщин на реализацию в семье нежели в других сферах. Самореализация в других сферах даётся с трудом, приводит к истощению женщины. Социально принимаются такие традиционные роли как МАТЬ, ХОЗЯЙКА, ЖЕНА, ПОДРУГА.
    2. вторая группа норм связана с межличностными отношениями мужчины и женщины. Гегемонная маскулинность предполагает доминирование мужчин в обществе. Женская роль вторична, пассивна, зависима. Демонстрировать власть открыто женщина не может. У неё сформировались такие механизмы влияния как забота, манипулирование, в т.ч. эротическое манипулирование. Традиционная модель-не партнёрская, в ней нет равенства, такие отношения обречены, т.к. и манипулятор и манипулируемый обесценивают отношения. Это такая ловушка. Тот, кто манипулирует, перестает уважать объекта манипуляции, манипулируемый чувствует манипуляцию, злится и начинает отдаляться.
    3. третья группа норм связана, как я уже говорила, с повышенной значимостью внешности. В традиционном обществе внешность являлась неким ресурсом, который можно было обменять на ресурсы мужчины (власть, деньги, статус). И на сегодняшний день это культивируется СМИ, рекламой, бьюти-индустрией. Внешность равноценна мужским достижениям. Хотя женщина может многого достичь, традиционно женщина воспринимается через ее внешность. Обмен ресурсами между женщиной и мужчиной может происходить только через нивелирование ее социальных достижений.

    Эти нормы управляют нашими представлениями о себе, о том, какими должны быть мужчины и женщины. Сравнивая себя с типичными качествами, мы строим  самоотношение. Кто соответствует, тот «успешен» или нет.

    Я-концепции включает в себя социальную идентичность (я как член общества, группы) и личностную идентичность (Я как человек особенный). Противоречия между этими составными частями влияют на самооценку. Здесь такая закономерность в психологии женщины: чем более нам важнее личностная идентичность, тем менее мы будем ориентироваться на стандарты, нормы групповые. Для кого-то более важна оценка группы, он будет принимать нормы группы и стараться следовать им («как у всех», «не хуже, чем у других»).

    Позитивная самооценка — это когда нет противоречия между предписанными гендерными нормами и их принятием.

    Были фиксированы случаи, когда женщины успешные в традиционной модели, страдают депрессиями, зависимостями, заканчивают жизнь суицидом.  Женщина теряет смысл существования, испытывает безысходность, хотя внешне у неё всё замечательно.

    Пройдёмся по возможным конфликтам, которые описывает психологии женщины.

    Самый распространённый внутриличностный конфликт-работающая женщина, вынужденная совмещать хозяйство и работу, здесь следует подчеркнуть, что тяжесть этого конфликта зависит от решения самой женщины совмещать эти роли как можно идеально, тянуть, несмотря ни на что, т.наз. синдром суперженщины.  Такая установка и приводит к внутреннему конфликту. Это чувство вины, что она не соответствует этому образу, и компенсаторное поведение, когда нужно оправдать себя, задабривать близких (покупки детям, чего и не стоило делать, чувство вины по отношению к мужу, что «не идеальна»). Всё это усиливает эмоциональное напряжение.

    Испытывая чувство вины, если вдруг решилась на саморазвитие и самореализацию, женщина бессознательно начинает бояться успеха, потому что, если женщина успешна, другие, в  том числе и сами женщины, начинают негативно её оценивать.

    Второй конфликт-материнство. Это вообще самый эмоционально окрашенный конфликт женщины. Во-первых, это страх материнских функций, страх быть некомпетентной, страх причинить вред ребёнку. Во-вторых, это установка на всепоглощающее материнство, ожидание общества, что женщина с полным отказом от себя 24 часа должна быть с ребёнком, и никто не помогает ей. Причем в традиционном обществе такой проблемы не было, женщина в расширенной семье никогда и не была одна с ребенком, многопоколенная семья подхватывает детей. Женщины не имели тех страхов, которыми охвачены женщины в современном обществе. В нуклеарной семье женщина получает ребенка и полностью отказывается от себя, и никто не разделяет с ней этой ответственности. И это тяжелейшая ноша приводит к запуску тех внутренних проблем, которые уже накопились у женщины. Материнство в традиционном обществе не только поощрялось, оно получало восхищение, сегодня этого нет, наоборот, есть такое понятие как штраф за материнство, страдает карьера(женщин с маленькими детьми неохотно берут на работу, женщина испытывает сильное чувство вины, если уходит на больничный, она чувствует недовольство коллег). Рутина приводит к раздражительности, тревожности, снижению самооценки. Идеализация материнства приводит к тому, что мы не замечаем этот дистресс, который запускает многие проблемы, связанные с прошлым опытом женщины, с которыми ей уже самой не справиться. Все эти негативные чувства проецируются на ребенка. Это эмоциональное и физическое насилие над детьми статистически значимо в нашей стране, потому что женщина получает очень мало поддержки, а ответственность велика.

    Эмоциональное донорство-это ожидания, что женщина должна полностью эмоционально устанавливать климат в семье, поддерживать родственные связи, помнить, когда и кого надо с днем рождения поздравить. Это реально донорство, и никто не компенсирует его женщине.

    Синдром опустевшего гнезда. Если женщина не была готова к этому, она пытается вернуть ребёнка в семью. Ей это привычно.

    Еще один синдром сэндвич-поколения-зажатость между заботой о детях и уже пожилых родителях. Именно женщины, как в сэндвиче, оказываются зажатой. Это превращается в тяжёлую эмоциональную ситуацию (страдает здоровье, страдают отношения в браке, вплоть до разрыва). В России затруднена институциональная поддержка, чтобы совмещать эти роли.

    И ещё раз о чрезмерном внимании своей внешности. С возрастом это усиливает тревогу из-за сравнения себя с более молодыми женщинами, эталонами.

    Вот далеко не весь перечень эмоциональных проблем женщин. Из-за постоянных эмоциональных нагрузок страдает психическое здоровье: рост депрессий, нарушений пищевого поведения и сексуальные расстройства – женщина обращается к психотерапевту в 15 раз чаще мужчин.

    Что же со всем этим делать? Конечно же общество меняется, меняется институт семьи, в современной жизни мы взаимозаменяемы, отношение к материнству и отцовству меняется. Партнёрский брак является основой профилактики вышеназванных конфликтов. Это так, но и сама женщина могла бы заботиться о себе, не поддаваться потоку нескончаемых дел или просто лени, а приходить на такие вот проекты, благо сейчас можно построить свой досуг разнообразно и интересно. А мы в «Уютных пятницах» будем поднимать самые разнообразные вопросы: отношения с матерью, «слияние и зависть», отношение к своему телу и автономность, уникальность и схожесть с другими женщинами,  восприятие пола как ресурс, женщина и агрессивность (о том, как женщина отчуждает от себя это качество, приписывая его мужчинам, лишая себя внутренней силы и способности отстаивать свои интересы) и многое другое, полезное для женщин.

    Тема следующей встречи: «Есть ли женская дружба? Женская зависть». Встречаемся 26 апреля 2019 г. В 18.00.

    Преподаватели — Институт Организационной Психологии

    Образование

    1991-1995 — Комсомольский-на-Амуре государственный педагогический институт Хабаровского края, факультет дошкольной педагогики и психологии, специальность: дошкольная педагогика и психология, квалификация: преподаватель дошкольной педагогики и психологии, воспитатель
    1997-1999 — Биробиджанский государственный педагогический институт Хабаровского края, факультет коррекционной педагогики, специальность: олигофренопедагогика, квалификация: учитель и логопед школ для детей с нарушением интеллекта
    2019-2020 — профессиональная переподготовка на базе ООО «Институт организационной и клинической психологии», специальность: клиническая психология, квалификация: клинический психолог

    Должность

    Учитель-логопед высшей квалификационной категории, учитель-дефектолог, миофункциональный терапевт, йоготерапевт, кинезитерапевт.
    Муниципальное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад №14 общеразвивающего вида» Волоколамского городского округа Московской области;
    Муниципальное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад №10 общеразвивающего вида» Волоколамского городского округа Московской области;
    Центр раннего развития «Крошка Ру», Волоколамского городского округа Московской области;
    Член Международной ассоциации специалистов оздоровительных практик (МАСОП), г.Москва.

    Профессиональные
    интересы

    Диагностика речевого и психического развития детей дошкольного возраста.
    Коррекция психического развития при задержке психического развития, умственной отсталости, расстройствах аутистического спектра (РАС), СДВГ, детском церебральном параличе.
    Коррекция общего недоразвития речи, фонетико-фонематического недоразвития речи, задержки речевого развития различной этиологии (дислалия, дизартрия, алалия, ринолалия).
    Клиническая психология.
    Миофункциональная коррекция орофациальных дисфункций различной этиологии у детей.
    Йоготерапия.
    Кинезитерапия.

    Телефон

    +7 495 123-45-67
    +7 495 123-45-67

    Электронная почта

    Почему слово «женственность» катастрофически устарело?

    Есть только то, что нравится и подходит именно вам.

    В мире, где стираются границы между полами, а женщины приобретают все большее значение в обществе, слово «женственность» начинает покрываться мхом, и от него все сильнее веет духом патриархального мира.  Сами того не подозревая, этим словом мы навязываем определенное, стереотипное поведение и роли, которым многие из нас сегодня уже не соответствуют (и это нормально).

    Однако обратимся к теории. Толковый словарь Ушакова определяет слово «женственный» как «обладающий качествами, свойственными женщине, изящный, нежный». Думаем, не стоит говорить, что считает «женственностью» словарь Основы духовной культуры.

    Практически все без исключения словари связывают женственность с пассивностью, мягкостью, отзывчивостью, изящностью, а еще – поглощенностью материнством, внешней привлекательностью для мужчин.

    Читайте также: ДОРОГУ СМЕЛЫМ: ЖЕНЩИНЫ, ПЕРВЫЕ В СВОЕМ ДЕЛЕ

    А что если девушка не поглощена материнством и любит потягать железо в тренажерном зале, заслужив там звание «стальной Мэри», или добивается высот в физике элементарных частиц? Словарь по психологии и педагогике определяет это понятие почти нейтрально, как совокупность специфических особенностей мышления и поведения человека, характерных для развития женщин. Однако здесь и вовсе нет никакой конкретики.

    Что характерно для женщины? Хотеть семью, любить уют, мечтать о красивом платьице? На представления о женственности влияли тысячелетия, не побоимся этого слова, угнетения женщины во всех сферах социальной жизни: отсутствие возможности получать образование (пение и французский язык в высшем обществе не в счет), отсутствие избирательных прав и возможности участвовать в политической жизни.

    Нежелательно для девушки было также проявлять творческие порывы. Романы Джейн Остин не хотели публиковать, а Аврора Дюпен (Жорж Санд) взяла мужской псевдоним как символ избавления от рабского положения женщины в обществе.

    Квинтэссенцией представления о роли женщины в обществе стало выражение Kinder, Küche, Kirche (дети, кухня, церковь), появившееся на заре существования Третьего рейха. Затем и Гитлер вполне однозначно определил сферу интересов женщины − муж, семья, дети, дом (церковь из-за антирелигиозных кампаний опускали).

    К слову, так считал не только плохой Гитлер, его заявление просто стало очередным отражением общественных представлений о предназначении женщины в то время. Продолжает оказывать свое влияния и наше советское наследие. В попытках «научить и кухарку управлять государством», давая женщинам образование и работу, избавиться от патриархального уклада окончательно не удалось.

    Читайте также: ЧТО ТАКОЕ ФЕМИНИЗМ И ЗАЧЕМ ОН НУЖЕН В XXI ВЕКЕ?

    Утопичные идеи забрать детей из семьи в интернаты на пять дней из семи и организовать общественные столовые провалились. Пример этому − построенный в 20-30-е годы район ХТЗ в Харькове, проект которого включал в себя интернаты и фабрики-столовые. В итоге большинству женщин нашей страны и по сей день приходится тянуть на себе все: и 8-часовой рабочий день, и заботу о детях, и домашнюю работу. Такая двойная нагрузка воспринимается многими (и мужчинами, и женщинами) как должное.

    Интересно, что Фрейд, рассматривая мужское и женское, даже отмечал, что на понятие «женственного» влияли социальные устои:

    Мы должны обратить внимание на недопустимость недооценки влияния социальных устоев, которые как бы загоняют женщину в ситуацию пассивности.

    К сожалению, эта «ситуация пассивности» продолжает на подсознании влиять на большинство из нас. Так, многие считают ту или иную профессию не женской, слишком сложной, не для женского ума.  Но нельзя и не отметить существенные сдвиги, которые состоялись за последние сто лет со времен начала суфражистского движения. Общество, наконец, позволило женщинам избирать и быть избранными, получать любое образование и занимать любую должность. Однако теперь предстоит самая трудная работа: самим женщинам необходимо поверить в то, что они могут быть, кем угодно.

    Читайте также: 7 СЕРИАЛОВ О СИЛЬНЫХ ЖЕНЩИНАХ

    Можем ли мы выйти за рамки определений того, что значит быть мужчиной или женщиной и создать новую парадигму, которая позволит нам мыслить более свободно, так, как мы на самом деле живем? Ведь все эти определения и стереотипы не могут выразить полноты того, кем мы в действительности являемся. Избавив себя от них, мы получим возможность целиком и полностью быть человеком, с его морем эмоций, противоречий, несоответствий, тем, что делает каждого из нас уникальным, независимо от его пола.

    Новостное бюро | ИЛЛИНОИС

    ЧАМПАНИЯ, Иллинойс. Гендерные различия в профессиональных интересах резко увеличиваются в период полового созревания, но имеют тенденцию уменьшаться в течение жизни, как показало новое исследование.

    Исследователи также предполагают, что оптимальным временем для программ гендерного разнообразия, чтобы начать набор женщин в области, где преобладают мужчины, может быть поздний подростковый возраст.

    В исследование, которое возглавил Кевин А.Хофф, докторант кафедры производственно-организационной психологии Иллинойского университета.

    Хофф и его соавторы провели метаанализ 49 лонгитюдных исследований профессиональных интересов, чтобы выяснить, когда возникают гендерные различия и как они меняются в разные периоды развития от раннего подросткового возраста до среднего взрослого возраста.

    Изучая закономерности в профессиональных интересах, Хофф и его соавторы обнаружили значительные гендерные различия, когда молодые люди учились в средней школе; однако интересы мужчин и женщин в занятиях, стереотипно ассоциируемых с противоположным полом, начали возрастать в позднем подростковом возрасте и сохранялись до 40-летнего возраста участников.

    В исследовании использовалась типология, разработанная психологом Джоном Холландом, которая классифицирует рабочий мир на шесть категорий профессиональных интересов, которые также представляют различные типы личности, которые лучше всего подходят для этой рабочей среды.

    Настоящее исследование сосредоточено только на двух категориях Голландии — реалистических и социальных интересах, которые стереотипно ассоциируются с мужчинами и женщинами соответственно.

    Реалистичные интересы — это такие профессии, как фермеры, плотники или слесари, которые предполагают работу руками, инструментами или материалами.А социальные интересы включают ориентированные на людей, воспитывающие или помогающие профессии, такие как медсестра, обучение или консультирование.

    Исследователи обнаружили, что гендерные различия в этих профессиональных интересах значительно расширились в раннем подростковом возрасте.

    В средней школе интерес как мальчиков, так и девочек к реалистичным профессиям снизился, но интерес девочек снизился за это время гораздо круче, чем у мальчиков, сказал Хофф.

    И наоборот, интерес девочек к социально ориентированным профессиям немного повысился в средней школе, тогда как интерес мальчиков резко упал.

    Однако Хофф и его соавторы обнаружили, что эти закономерности начали меняться, когда молодые люди вступали в позднюю юность. Интерес девочек к реалистичной профессиональной деятельности, например к использованию инструментов или манипуляциям с предметами, начал расти примерно в 14 лет и продолжал расти в течение их юного и среднего взрослого возраста.

    Напротив, интерес мужчин к реалистичной трудовой деятельности оставался неизменным с позднего подросткового возраста до начала 40-х годов.

    Аналогичные тенденции были обнаружены с социальными интересами.Интерес женщин к профессиям, ориентированным на людей, оставался относительно постоянным с раннего подросткового возраста, в то время как интерес мужчин к работе с людьми значительно возрос.

    «Профессиональные интересы, связанные с противоположным полом, увеличились в молодом возрасте, в то время как интересы, стереотипно связанные с их же полом, остались неизменными», — сказал Хофф.

    «Интерес мужчин к деятельности, ориентированной на людей, может зависеть от ролей, которые они берут на себя в зрелом возрасте — в качестве супружеских партнеров, родителей и профессионалов», — сказал соавтор Джеймс Раундс.

    Раундс — профессор психологии и педагогической психологии Университета I.

    Хотя школы часто начинают оценивать интересы и способности детей еще в средней школе, текущее исследование показало, что это может быть не оптимальное время.

    «Интерес детей практически ко всему резко падает в раннем подростковом возрасте», — сказал Хофф. «Если мы хотим пробудить интерес детей к карьере, возможно, лучше подождать до позднего подросткового возраста — например, когда они учатся в старшей школе, — и уровень их интереса снова возрастет.”

    То же самое может быть верно и в отношении программ гендерного разнообразия, направленных на привлечение женщин в области, где преобладают мужчины, сказал Хофф. Эти программы могли бы иметь больший успех, если бы их усилия по охвату и набору персонала были нацелены на женщин в позднем подростковом возрасте, когда интерес девочек к реалистичным занятиям начинает расти.

    Профессор психологии Дэниел А. Брайли и аспирант Колин Дж. М. Ви также были соавторами исследования, которое недавно было опубликовано в журнале Psychological Bulletin Американской психологической ассоциации.

    Меняющийся гендерный состав психологии

    По данным Национального исследовательского совета, в 1970 году женщины составляли чуть более 20 процентов соискателей докторской степени по психологии. По данным Центра анализа и исследований психологических кадров АПА, в 2005 году, последнем году, за который имеются данные, почти 72 процента новых кандидатов наук и психотерапевтов, поступивших в психологию, были женщинами. А если заглянуть еще дальше, то в 2005 году почти три четверти женщин прошли прием в аспирантуру по психологии, в том числе со степенью магистра.

    «Просто своей численностью женщины меняют сферу психологии», — говорит Кэрол Уильямс-Никельсон, психиатр, заместитель исполнительного директора Американской психологической ассоциации аспирантов.

    Но разве эта тенденция — продукт нашего общества? К 1960 году женщины составляли большинство населения США, и их образование постоянно возрастало. Например, в 2004 году женщины получили 44 процента ученых и инженерных степеней и 60 процентов докторских степеней, не связанных с наукой и инженерией, по сравнению с 8 и 18 процентами соответственно в 1966 году.

    Целевая группа APA 1995 г. исследовала изменение гендерного состава психологии и частично объяснила рост числа женщин возросшим спросом на психологические услуги и улучшением доступа женщин к обучению и работе в этой области. Колебания в федеральном финансировании социальных наук привели к сокращению финансирования исследований в 1980-х годах, а давление с целью сдерживания расходов на здравоохранение также привело к небольшому снижению заработной платы психологов в это время. В ответ на это мужчины преследовали другие интересы, говорит Дороти Кантор, PsyD, председатель рабочей группы.Женщины восполнили пробел.

    «Женщин обвиняют в любом снижении автономии, статуса и доходности профессии, потому что люди видят, что в нее входят женщины, и тогда эта профессия приносит меньше денег и пользуется меньшим уважением», — говорит Кантор. «Что действительно происходит, так это то, что эти аспекты начинают уменьшаться, мужчины уходят, а женщины приходят, чтобы заполнить вакуум». По ее словам, аналогичные тенденции наблюдались и в других сферах, включая фармацевтику, недвижимость и связи с общественностью.

    Отчет 1995 года остается важным анализом драматических демографических изменений в психологии, говорит Шари Э.Майлз-Коэн, доктор философии, старший директор женских программ Управления общественных интересов АПА. Но, учитывая сложность проблемы и изменения, произошедшие за последние 15 лет, Комитет по положению женщин в психологии планирует вернуться к поднятым в отчете проблемам, связанным с социальными, культурными и экономическими изменениями, снижающими статус профессии, — говорит Майлз: Коэн. По мере того, как демографические характеристики отрасли продолжают меняться, психологи изучают, как женщины изменили сферу деятельности и как наилучшим образом обеспечить разнообразную рабочую силу.

    «Из-за исторических социальных ценностей мы должны подчеркивать ценность того, что мы делаем как мужчины и женщины в психологии, и остерегаться обесценивания профессии из-за такого предвзятого отношения», — говорит Стивен Маккатчеон, доктор философии, председатель Ассоциации постдокторантов психологии. и центры стажировки. По его словам, критически важно, чтобы на местах были приняты меры по поддержанию справедливой и равной оплаты труда для всех, кто участвует в этой дисциплине.

    В отчете 1995 года, говорит Майлз-Коэн, также отмечена острая необходимость для психологов, особенно женщин-психологов, отстаивать неизменную силу психологии как в плане оплаты труда, так и престижа.

    Исторический вид

    Бет Долл, доктор философии, вспоминает те трудности, которые она пережила, будучи женщиной, в школьной психологии в 1970-х годах. Несмотря на ее впечатляющую квалификацию и степень магистра клинической психологии, консультант по докторантуре отговаривал ее от продолжения работы над докторской степенью, опасаясь, что она откажется от завершения программы, чтобы создать семью. Долл решила не прислушиваться к этому совету и в 1983 году защитила докторскую диссертацию по школьной психологии.

    «Сегодня этого просто не произойдет, отчасти потому, что женщины заняли некоторые руководящие должности», — говорит Долл, ныне профессор педагогической психологии Университета Небраски-Линкольн и председатель Совета директоров программ школьной психологии.

    К счастью, женщинам больше не нужно пробиваться в магистратуру, говорит Майлз-Коэн. И, по ее словам, они даже находят способы добавить в смесь семью.

    «Женщины всегда хотели быть психологами … у них просто не было возможности сделать это», — говорит Майлз-Коэн.

    Несмотря на свои успехи, женщины в области психологии в среднем зарабатывают почти на 9 процентов меньше, чем мужчины, хотя это число увеличивается с уровнем опыта. Кроме того, в ряде подполей психологии и должностей по-прежнему отсутствует значительная доля женщин.В академической среде, например, около 25 процентов профессоров на факультетах психологии в США — женщины, несмотря на почти пропорциональное соотношение полов на уровне доцента. Даже в АПА женщины еще не достигли своего представительства на местах. В 2005 году женщины занимали менее 38 процентов должностей редакторов и младших редакторов журналов APA. И только 11 из 115 последних президентов АПА были женщинами. Время покажет, окажется ли в конечном итоге больше женщин на этих высших позициях как в управлении, так и в академической среде.

    «Это не обязательно сопротивление на местах приспосабливанию женщин, но то, что структуры и системы, которые были созданы десятилетия назад и все еще существуют сегодня, действительно не приветствуют … женщин», — говорит Уильямс-Никельсон.

    Однако некоторые школы работают над изменением этой статистики. В 2005 году Принстонский университет ввел ряд ориентированных на семью политик и программ для преподавателей, чтобы помочь им управлять «сходящимися сроками владения и биологическими часами», — говорит Джоан Гиргус, доктор философии, профессор психологии Принстона и специальный помощник декана факультета.Одна политика, в частности, предусматривает автоматическое продление срока пребывания в должности на один год для каждого ребенка доцентам, которые становятся родителями в результате рождения или усыновления.

    «Мы хотим создать ситуацию, в которой не только женщины, но и мужчины могут … получить право на владение и в то же время иметь семейную жизнь, находящуюся в разумном балансе с этим», — говорит Гиргус.

    Поддерживаемая стоимость

    Однако, поскольку эта тенденция «феминизации» продолжается, психологи, похоже, не уверены, дойдет ли эта область до точки, где цифры будут слишком непропорциональными.Некоторые считают этот сдвиг естественным результатом увеличения числа женщин в профессиональной карьере и не видят никакой опасности в продолжающемся росте числа женщин. Другие, в том числе Кантор, полагают, что дисбаланс может быть связан с более врожденным влечением женщин к этой области и к помощи людям, но беспокоятся о сохранении разнообразия психологической рабочей силы, если тенденции сохранятся. Третьи полагают, что эта область уже достигла своего переломного момента, и что нужно сделать больше, чтобы побудить больше людей выйти на нее.

    «Я не думаю, что мы уделяем [гендеру] такое же внимание, как другие формы разнообразия», — говорит Долл.

    Некоторые говорят, что риск такой диспропорции может заключаться в потере ценных перспектив и взглядов со стороны мужчин. По словам Уильямс-Никельсон, по мере того, как появляется все больше женщин, мужчины могут чувствовать себя не на своем месте. В школьной психологии, например, некоторые психологи обеспокоены нехваткой консультантов-мужчин в начальных и средних школах из-за высокого процента женщин в этом подполе — 75 процентов в 2005 году.

    Однако специалисты в этой области могут согласиться с необходимостью поддерживать ценность психологии для общества на более широком уровне. Это означает, что психологи, независимо от пола, должны максимально удовлетворять потребности клиентов, — говорит Фрэнк Л. Коллинз-младший, доктор философии, профессор психологии Государственного университета Оклахомы и председатель Совета директоров университетов по клинической психологии. По его словам, некоторые клиенты обращаются за помощью к определенному гендерному терапевту, поэтому важно иметь оба варианта.

    «Чтобы делать то, что мы делаем, нам нужны как мужчины, так и женщины в области психологии», — говорит Коллинз.

    | Кафедра психологии

    Биография

    Доктор Эйвери работает совместно с преподавателями кафедр психологии и женщин, пола и сексуальности. Ее всеобъемлющие исследовательские интересы находятся на пересечении расы, пола, сексуальности и основных средств массовой информации. В частности, ее интересуют межсекторальные идентичности чернокожих женщин и то, как согласование доминирующих гендерных идеологий и расовых стереотипов связано с неблагоприятными последствиями для психологического и сексуального здоровья.В настоящее время у нее есть три направления исследований, направленных на понимание структурных и социокультурных детерминант неравенства в отношении здоровья для множественно маргинализированных групп населения. Во-первых, она изучает последствия для физического и психического здоровья, связанные с усвоением ограничивающих стандартов женской красоты и тела. Вторая линия посвящена роли популярных СМИ в развитии гендерно-расовой идентичности и социализации интимной несправедливости. Наконец, ее работа исследует, как гендерный расизм и расовые стереотипы влияют на самооценку чернокожих женщин, чувство принадлежности и опыт межличностных отношений.Взятые вместе, основная цель исследования доктора Эйвери — способствовать здоровому половому и сексуальному развитию среди социально маргинализированных и стигматизированных групп. Она руководит лабораторией исследований интерсекциональности, сексуальности и расширения прав и возможностей (RISE) в Университете Вирджинии.

    Доктор Эйвери будет в отпуске в течение 2021-2022 учебного года и не принимает новых студентов на докторскую программу по психологии сообщества. Тем не менее, осенью 2021 года она хочет набрать высокомотивированных студентов в лабораторию RISE Lab.Заинтересованные стороны должны связаться с ней напрямую по телефону [адрес электронной почты защищен] , чтобы подать заявку.

    ПРЕДСТАВИТЕЛЬСКИЕ ИЗДАНИЯ

    Эйвери, Л. Р., Стэнтон, А. Г., Уорд, Л. М., Коул, Е. Р., Трин, С. Л. и Джеральд, М. С. (2021). «Довольно больно»: принятие гегемонистских идеалов красоты и снижение сексуального благополучия среди чернокожих женщин. Body Image, 38 , 181-190. DOI: 10.1016 / j.bodyim.2021.04.004

    Эйвери, Л. Р., и Стэнтон, А. Г.(2020). Подрыв требований наших методов: проблемы и соображения по поводу включения основ репродуктивной справедливости в психологическую науку. Journal of Social Issues, 76 , 447-455. DOI: 10.1111 / josi.12386

    Уорд, Л. М., Джеральд, М., Эйвери, Л., и Коул, Э. Р. (2020). Следуя их примеру? Связь использования основных средств массовой информации с гендерными убеждениями чернокожих женщин и их сексуальной активностью. Журнал сексуальных исследований, 1-13 . DOI: 10.1080 / 00224499.2018.1554741

    Джеральд, М. К., Коул, Э. Р., Уорд, Л. М., & Эйвери, Л. Р. (2017). Управление изображениями: как осведомленность о групповых стереотипах влияет на благополучие чернокожих женщин. Журнал консультативной психологии, 64 , 487-499. DOI: 10.1037 / cou0000233

    Стэнтон, А. Г., Джеральд, М. К., Уорд, Л. М., & Эйвери, Л. Р. (2017). Вклад социальных сетей в поддержку идеалов сильных чернокожих женщин и их психическое здоровье. Психология женщин Ежеквартально .Предварительная онлайн-публикация. DOI: 10.1177 / 0361684317732330

    Эйвери, Л. Р., Уорд, Л. М., Мосс, Л., & Ускюп, Д. (2016). Настройка пола: представление женственности и мужественности в популярной музыке чернокожих исполнителей. Журнал черной психологии. Предварительная онлайн-публикация. DOI: 10.1177 / 0095798415627917

    Профессиональный интерес — обзор

    Изучение профессионального поведения возникло как научная дисциплина в начале 20-го века, когда в промышленно развитых странах по всему миру все больше рабочих покидало свои фермы в поисках работы на крупных фабриках, которые доминировали в современных городах. .Эти компании приняли бюрократическую форму и иерархическую организацию. Эта организационная структура ранжированных должностей изменила рабочих от самозанятых лиц, выполнявших ремесло для своего сообщества, до сотрудников, которые выполняли работу, состоящую из некоторых ограниченных задач, необходимых для вывода продукта на рынок. Эти заводские рабочие места требовали лишь небольшого набора навыков и интересов, поэтому работодатели стремились заполнить эти рабочие места сотрудниками, которые четко демонстрировали требуемые характеристики.

    По прибытии в мегаполис в сопровождении ближайших родственников жители сельской местности и разных стран столкнулись с проблемой трудоустройства. Не привыкшие к жизни в городе с его фабриками и специализированными профессиями, многие из этих новоприбывших нуждались в помощи, чтобы соотнести свои таланты с имеющимися профессиями. Обеспечение этой профессиональной ориентации стало миссией благотворительных организаций, которые помогали новичкам в городе выбирать работу и адаптироваться к городской жизни.Руководящие работники в таких учреждениях, как YMCA и поселковые дома, использовали трехступенчатую модель для подбора людей по профессиям. Впервые заявленная Парсонсом ( vide , Brown and Lent, 2013) модель человек-среда (P-E) состоит в том, чтобы помочь людям повысить самопознание и собрать профессиональную информацию, а затем рационально сопоставить эти две модели для выбора подходящей профессии. Сторонники модели соответствия P-E имеют достаточно доказательств, подтверждающих утверждение о том, что хорошее соответствие способностей и интересов работника требованиям и вознаграждениям приводит к важным результатам.Организация получает удовлетворительного работника, продуктивного и надежного, а успешный работник получает экономическое вознаграждение и чувствует удовлетворение от работы.

    Первичные результаты адаптации работников к работе, то есть профессиональный успех и удовлетворенность работой, могут привести к важному вторичному результату — стабильности карьеры. После окончания школы люди обычно проходят ряд пробных должностей, ориентируясь на более или менее постоянную работу. Эта последовательность пробных заданий может повлечь за собой горизонтальное перемещение к боковым позициям в иерархии или вертикальную мобильность вверх по организационной лестнице.В идеале каждая новая работа должна улучшать соответствие между ресурсами человека и требованиями профессии, что ведет к более эффективному функционированию. После того, как будет найдено хорошее совпадение, люди обычно остаются в этом конгруэнтном положении, наслаждаясь относительно стабильной трудовой жизнью. Продолжительность этого периода стабильной занятости является основной переменной в понимании широкого диапазона трудовых стажей, о которых сообщают люди. На одном конце континуума некоторые люди находят подходящее положение, остаются в нем в течение 30 лет, а затем выходят из него.С другой стороны, некоторые люди никогда не стабилизируются более года или двух, имея до 25 рабочих мест за свою карьеру. Более типичная история работы показывает, что работники остаются на должности в течение некоторого значительного периода, скажем, 5–7 лет, прежде чем перейти на другую должность и восстановиться на ней, повторяя этот процесс от четырех до восьми раз в течение своей трудовой жизни. Таким образом, различные модели карьерного роста характеризуются последовательностью и продолжительностью занимаемых человеком должностей. Используя различия в сроках пребывания в должности, исследователи определили набор общих моделей карьеры, которые соответствуют стажу работы большинства людей.Модели карьеры, с которыми сталкиваются большие группы рабочих, были изучены, чтобы определить, как профессии соотносятся друг с другом, и описать профессиональные типы личности, присущие конкретным профессиям. Эти наблюдения были систематизированы по мере того, как исследователи изучали индивидуальные различия в профессиональных личностях и сходства в рабочей среде.

    Профессиональные личности и рабочая среда

    Развитие психотехнологий для реализации парадигмы P-E было стимулировано Первой мировой войной, поскольку методы, разработанные для подбора солдат на военные должности, были позже адаптированы к гражданским профессиям.В ту эпоху доминировали два направления исследований, которые остаются доминирующими и сегодня. Первая линия концентрируется на успехе, а вторая — на удовлетворении. Попытки предсказать успех привели как к разработке тестов, которые измеряют индивидуальные различия в способностях, способностях и навыках, так и к оценке моделей способностей, которые характерны для работников различных профессий. Попытки предсказать степень удовлетворенности привели как к разработке инвентаризаций, позволяющих измерить индивидуальные различия в профессиональных интересах и трудовых ценностях, так и к оценке интересов, о которых сообщают удовлетворенные работники, занятые в различных профессиях.Консультанты по профессиональной ориентации подбирают людей для подходящих профессий, сравнивая способности и интересы, характеризующие разные профессии, с профилями, которые люди создают на тестах способностей и инвентаризации интересов. Конечно, кадровики используют такой же подход при подборе сотрудников. Таким образом, модель P-E и связанные с ней методы могут быть использованы на благо сотрудника, работодателя и общества.

    Хотя как промышленно-организационные (I / O), так и профессиональные психологи ценят роль, которую способности и интересы играют в формировании карьеры, они различаются относительным вниманием, которое они уделяют этим критическим переменным.Промышленная психология, в которой основное внимание уделяется производительности организации и успеху сотрудников, делает упор на тестах способностей и моделях профессиональных способностей. Напротив, профессиональная психология, поскольку она концентрируется на взглядах отдельного работника и удовлетворенности работой, делает упор на исследования трудовой мотивации. Хотя некоторое внимание уделялось и продолжает уделяться мотивационным переменным, таким как личные потребности и рабочие ценности, большая часть исследований мотивации в профессиональной психологии сосредоточена на профессиональных интересах.

    Профессиональные интересы

    Интерес обозначает состояние сознания, характеризующееся готовностью реагировать на определенные раздражители окружающей среды, такие как предметы, действия и люди. При активации интересы вызывают избирательное внимание, которое сужает поле восприятия, чтобы сосредоточиться на стимуле. Это внимание сопровождается приятным чувством и оценкой симпатии, которая направляет целенаправленное поведение и поддерживает настойчивые усилия для удовлетворения некоторых личных потребностей или ценностей.Как черта личности профессиональные интересы обозначают однородную группу конкретных интересов, которые формируют последовательную, стойкую и устойчивую тенденцию диспозиционного реагирования, повышающую готовность человека обращать внимание на определенную группу стимулов окружающей среды и действовать в соответствии с ней. Эта ориентация показывает силу привычки (или абсолютную) в том, сколько стимуляции требуется для ее активации. Сила привычки может быть оценена с помощью поведенческого анализа и автобиографии интересов, которые показывают легкость и частоту возникновения интереса, а также продолжительность, на которую он распространяется, и продолжительность времени, в течение которого он сохраняется.Диспозиция показывает относительную силу предпочтений в деятельности, то есть конкуренцию с другими интересами за выражение поведения. Относительную силу интересов можно измерить с помощью инвентаризации процентов.

    Помимо того, что профессиональные интересы рассматриваются как черта личности, они также могут быть концептуализированы как психосоциальный конструкт, психосоциальный, означающий взаимосвязь личности и общества в человеческом развитии, особенно с учетом влияния социальных факторов на мысли и действия человека.С этой точки зрения профессиональные интересы обозначают комплексные адаптивные усилия по использованию своего окружения для удовлетворения потребностей в выживании и самореализации. Профессиональные интересы ускоряют P-E-взаимодействия, объединяя субъекта, объект и поведение в жизненно важные отношения, отношения, проявляющиеся в действиях, которые удовлетворяют потребности, воплощают ценности, способствуют саморазвитию, усиливают социальную интеграцию и подтверждают идентичность.

    Доминирующей фигурой в изучении профессиональных интересов в ХХ веке был Э.К. Стронг-младший, который в 1920-х годах разработал метод измерения профессиональных интересов человека и систему баллов для эмпирического определения того, насколько эти интересы совпадают с интересами работников, занятых в различных профессиях. Список Стронга, который постоянно обновляется, остается одним из наиболее популярных инструментов, используемых в исследованиях профессиональной психологии и в практике консультирования по вопросам карьеры. Текущая версия инвентаризации Стронга включает два дополнительных типа шкал интереса, которые дополняют его эмпирически введенные профессиональные шкалы (с разнородными элементами) для измерения степени сходства с различными профессиональными группами.Первый набор весов был добавлен в инвентарь Стронга в 1960-х годах; они представляли собой базовые шкалы интересов, состоящие из однородных элементов, измеряющих выраженные профессиональные интересы. Баллы по этим рационально построенным шкалам интерпретируются как прямое указание на профессиональные интересы человека, в отличие от эмпирически построенных шкал разнородных элементов Стронга, которые указывают на профессиональные интересы путем индексации сходства с работниками разных профессий. В 1970-х годах к инвентарю Стронга был добавлен второй тип шкалы, который измерял сходство с шестью прототипами в теории профессиональных типов личности Холланда.

    Профессиональные типы личности

    На основе факторно-аналитических исследований интересов и исследований с инвентаризацией Стронга, Холланд логически вывел шесть типов профессиональных личностей и разработал эвристическую теорию для описания профессионального поведения и организации трудовой истории ( vide , Brown and Lent , 2013). Каждому из шести прототипов теории Холланда присущ определенный синдром интересов, компетенций и видов деятельности.

    1.

    Реалистичные типы (R) сообщают об увлечениях на открытом воздухе и в технике, предпочитают работать с животными и машинами, наслаждаются ролью деятеля, демонстрируют физические способности, например, досуг, требующий физических навыков и проблем, и восхищаются образцы для подражания, такие как спортсмены и авантюристы.Часто можно услышать, как они говорят: «Просто сделай это».

    2.

    Типы исследователей (I) сообщают о научных интересах, предпочитают работать с идеями, наслаждаются ролью мыслителя, демонстрируют интеллектуальные способности, такие как досуг, включающий чтение и исследования, и восхищаются образцами для подражания, такими как ученые , изобретатели и сыщики. Часто можно услышать, как они говорят: «Давайте исследуем это».

    3.

    Художественные типы (A) сообщают о художественных, литературных и музыкальных интересах, предпочитают работать с чувствами, получают удовольствие от роли творца, демонстрируют эстетические способности, например, досуг, предполагающий самовыражение и понимание концерты, театры и музеи, и восхищаться образцами для подражания, такими как художники, композиторы, писатели и исполнители.Часто можно услышать, как они говорят: «Давайте создадим это».

    4.

    Социальные типы (S) сообщают о социальных интересах, предпочитают работать с людьми, пользуются ролью помощника, демонстрируют коммуникативные способности, такие как досуг, включающий беседу и общественные собрания, и восхищаются образцами для подражания, такими как учителя и социальные работники. Часто можно услышать, как они говорят: «Давай поговорим об этом».

    5.

    Предприимчивые типы (E) сообщают о продажах и управленческих интересах, предпочитают работать с мнением, наслаждаются ролью лидера, демонстрируют убедительные способности, например, досуг, связанный с путешествиями и политикой, и восхищаются образцами для подражания, такими как в качестве государственных служащих, военных и президентов корпораций.Часто можно было услышать, как они говорят: «Сделай это так» или «Сделай так».

    6.

    Обычные типы (C) сообщают о служебных и деловых интересах, предпочитают работать с данными и записями, пользуются ролью члена, демонстрируют организаторские способности, такие как досуг, предполагающий сбор и организацию, и восхищаются ролью модели, такие как команды, организаторы и историки. Часто можно услышать, как они говорят: «Продолжай».

    Голландия впоследствии разработала шесть типов окружающей среды, или экологических нише, которые соответствуют каждому из шести профессиональных типов личности.Затем Холланд вместе со своими коллегами использовал свою типологию среды для построения системы классификации занятий, а также для классификации других поведенческих параметров, таких как специальность колледжа, университеты, досуг и хобби. Исследователи типизируют поведенческий сеттинг, определяя модальные профессиональные типы личности, которые его населяют. В качестве альтернативы можно ввести среду, наблюдая за ее содержанием и действиями. Например, магазин автомобильных запчастей с механическими деталями, выстроенными на аккуратных полках, представляет собой реалистичную и обычную среду, тогда как начальная школа, в которой дети обсуждают свои чувства, представляет собой социальную и художественную среду.Гексагональная схема Голландии для изображения мира труда оказалась убедительной в профессиональных исследованиях и прагматичной в практике консультирования по вопросам карьеры.

    Последовательность и согласованность

    Шесть типов профессиональных личностей и производственной среды составляют основные элементы теории Холланда. Со временем он разработал четыре вторичных конструкции, начиная с последовательности. Холланд определил относительную частоту типовых паттернов и использовал эту информацию, чтобы упорядочить шесть типов вокруг шестиугольника, начиная с R в верхнем левом узле, а затем по часовой стрелке I, A, S, E и C.Используя упорядочивание RIASEC, исследователи и практики могут определить степень внутренней согласованности профессиональной личности или рабочей среды. Согласованные типы появляются рядом друг с другом. Например, наиболее частым вторичным типом для индивидуума с первичным типом искусства является исследовательский, который предшествует A в порядке RIASEC, или социальный, который следует за I в порядке RIASEC. Непоследовательные типы, такие как художественный и условный, противоположны друг другу; и промежуточные типы, такие как артистический и предприимчивый, разделены еще одним типом.Теоретическая элегантность и практическая полезность исследования Холланда структуры интересов были увеличены другими исследователями, которые разработали шестиугольник, сначала включив его в круг интересов, а затем превратив круг в глобус интересов.

    В дополнение к конструкции согласованности, которая касается внутриличностной организации интересов, Холланд также разработал свою теорию, концептуализируя поведение людей в окружающей среде. Используя один и тот же язык конструктов для ввода людей и окружающей среды, Холланд ясно дал понять даже случайным наблюдателям, что адаптивная приспособленность оптимальна, когда люди работают в конгруэнтной среде.Проще говоря, конструкция конгруэнтности предлагает идею о том, что соответствие человека окружающей среде приводит к успеху, удовлетворению, стабильности и психическому здоровью. Эта идея позволила Холланду показать, например, что человек, который является ISA, скажем психологом, будет соответствовать рабочей среде ISA, скажем, работать профессором, но несовместим в среде REC, скажем, работать кровельщиком.

    Для дальнейшей характеристики каждого типа людей и занятий и, что более важно, соответствия между ними, Голландия оценивает степень дифференциации или интенсивности интересов.Заметная дифференциация указывает на специалиста с узкими интересами, тогда как ограниченная дифференциация указывает на специалиста с широкими интересами. Последний конструкт, профессиональная идентичность, относится к тому, насколько ясно у человека представление о своем собственном типе и сколько различных поведенческих ситуаций возникает в рабочей среде. При прочих равных, Холланд предполагает, что легче предсказать адаптацию к работе для человека, который работает в организации с несколькими отчетливыми поведенческими ситуациями и демонстрирует четкую идентичность с последовательными и заметно дифференцированными интересами.Несмотря на то, что парадигма профессиональной психологии все еще является доминирующей, в 1950-х годах взгляд на профессии, основанный на индивидуальных различиях, был дополнен второй важной моделью, а именно взглядом на индивидуальное развитие карьеры.

    Мужественность — Женственность | SpringerLink

  • Адорно Т. В., Френкель-Брансуик Э., Левинсон Д. и Сэнфорд Р. Н. Авторитарная личность . Нью-Йорк: Харпер, 1950.

    Google Scholar

  • Бем, С. Психология рассматривает половые роли: куда подевались все андрогинные люди? Документ, представленный на симпозиуме Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе по проблемам женщин, май 1972 года.

  • Бем, С. Измерение психологической андрогинности. Журнал клинической и консультационной психологии 1974, 42 155–162.

    Google Scholar

  • Бем, С. Полоролевая адаптивность: одно из последствий психологической андрогинности. Журнал личности и социальной психологии 1975, 31 634–643.

    Google Scholar

  • Бездек В. и Стродтбек Ф. Полоролевая идентичность и прагматические действия. Американский социологический обзор 1970, 35 491–502.

    Google Scholar

  • Биллер, Х. Отсутствие отца и развитие личности маленького ребенка. Психология развития 1970, 2 181–201.

    Google Scholar

  • Биллер, Х. Отец, ребенок и половая роль . Лексингтон, Массачусетс: Хит Лексингтон, 1971.

    Google Scholar

  • Блок, Дж. Концепции сексуальной роли: некоторые межкультурные и лонгитюдные перспективы. Американский психолог 1973, 28 512–526.

    Google Scholar

  • Хомский Н. Аспекты теории синтаксиса . Кембридж, Массачусетс: М.ЭТО. Пресс, 1965.

    Google Scholar

  • Константинополь, А. Мужественность-женственность: исключение из известного изречения? Психологический бюллетень 1973, 80 389–407.

    Google Scholar

  • Эдвардс, А., & Эбботт, Р. Измерение личностных качеств: теория и методика. Ежегодный обзор психологии 1973, 24 241–278.

    Google Scholar

  • Франк К. и Розен Э. Проективный тест мужественности-женственности. Журнал консалтинговой психологии 1949, 13 247–256.

    Google Scholar

  • Хакер, Х. Новое бремя мужественности. Брак и семейная жизнь 1957, 3 227–233.

    Google Scholar

  • Hannerz, U.Корни чернокожего мужества. Транзакция 1969, 7 (11), 14–18.

    Google Scholar

  • Ханнерц, У. Какие мужчины из гетто: Другой взгляд. В Н. Уиттен и Дж. Швед (ред.), Афро-американская антропология: современные перспективы . Нью-Йорк: Free Press, 1970.

    Google Scholar

  • Hannerz, U. Soulside . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1971.

    Google Scholar

  • Заяц, Н. Расстроенная мужественность негритянского самца. В издании R. Staples (Ed.), The Black Family: Essays and Readings Belmont, California: Brooks-Cole, 1971.

    Google Scholar

  • Харфорд Т., Уиллис К. и Деблер Х. Личность коррелятов мужественности и женственности. Психологические отчеты 1967, 21 881–884.

    Google Scholar

  • Харлоу Р. Мужская неадекватность и компенсаторное развитие телосложения. Журнал личности 1951, 19 312–233.

    Google Scholar

  • Харрингтон, К. Ошибки полоролевого поведения у мальчиков-подростков . Нью-Йорк: издательство Teachers College Press, 1970.

    Google Scholar

  • Хартли, Р.Детские представления о мужских и женских ролях. Merrill-Palmer Quarterly 1959–60. 6 83–91.

    Google Scholar

  • Хартли Р. Ядро американской культуры: изменения и преемственность. В Г. Сьюард и Р. Уильямсон (ред.), Половые роли в изменении общества . Нью-Йорк: Рэнд МакНалли, 1968.

    Google Scholar

  • Herzog, E., & Sudia, C. Мальчики в семьях без отца (DHEW Publ. No. (OCD) 72-33). Вашингтон, округ Колумбия: Государственная типография США, 1970.

    Google Scholar

  • Хауэлл, М. Работающие матери и их семьи (I). Педиатрия 1973, 52 252–263. (а)

    Google Scholar

  • Хауэлл, М. Влияние материнской занятости на ребенка (II). Педиатрия 1973, 52 327–343.(б)

    Google Scholar

  • Дженкин, Н., и Вроег, К. Современные концепции мужественности и женственности. Психологические отчеты 1969, 25 679–697.

    Google Scholar

  • Нокс, В., и Купферер, Х. Разрыв в социализации мужчин в Соединенных Штатах. Merrill-Palmer Quarterly 1971, 17 251–261.

    Google Scholar

  • Кольберг, Л. Анализ когнитивно-эволюционного развития концепций и отношения детей к половым ролям. В E. Maccoby (Ed.), Развитие половых различий . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета, 1966.

    Google Scholar

  • Кольберг Л. Нравственное развитие. В Д. Силлс (ред.), Международная энциклопедия социальных наук .Нью-Йорк: Macmillan, 1968.

    . Google Scholar

  • Кун Т. Структура научных революций . Чикаго: University of Chicago Press, 1962.

    Google Scholar

  • Липман-Блюмен Дж. Как идеология влияет на жизнь женщин. Scientific American 1972, 226 (1), 34–42.

    Google Scholar

  • Липситт, П., & Strodtbeck, Ф. Защитная реакция при принятии решений как функция полоролевой идентификации. Журнал личности и социальной психологии 1967, 6 10–15.

    Google Scholar

  • Линн Д. Дивергентная обратная связь и определение половых ролей у мальчиков и мужчин. Merrill-Palmer Quarterly 1964, 10 17–23.

    Google Scholar

  • MacEwan, P. Освобождение маленьких детей от половых ролей: опыт в детских садах, игровых группах и бесплатных школах . Бостон: Свободная пресса Новой Англии, 1972 г.

    Google Scholar

  • Миллер Д. и Суонсон Г. Внутренний конфликт и защита . Нью-Йорк: Генри Холт, 1960.

    Google Scholar

  • Мишель В. Половое типирование и социализация. В П. Массене (Ред.), Руководство Кармайкла по детской психологии (том 2, 3-е изд.). Нью-Йорк: Wiley, 1970.

    . Google Scholar

  • Money, J. & Ehrhardt, A. Мужчина и женщина, мальчик и девочка . Балтимор: Джонс Хопкинс, 1972 г.

    Google Scholar

  • Mussen, P. Некоторые антецеденты и последствия определения пола по мужскому типу у мальчиков-подростков. Психологические монографии 1961, 75 (Целый No.506).

  • Массен П. Долгосрочные последствия маскулинности интересов в подростковом возрасте. Журнал консалтинговой психологии 1962, 26 435–440.

    Google Scholar

  • Массен П. Раннее полоролевое развитие. В Д. Гослине (ред.), Справочник по теории социализации и исследованиям . Нью-Йорк: Рэнд МакНалли, 1969.

    Google Scholar

  • Ософски, Дж., & Ософский, Х. Андрогинность как образ жизни. Семейный координатор 1972, 21 411–419.

    Google Scholar

  • Петтигрю Т. Профиль американца-негра . Принстон, Нью-Джерси: Ван Ностранд, 1964.

    Google Scholar

  • Розенберг Б. и Саттон-Смит Б. Пересмотренная концепция мужских и женских различий в игровой деятельности. Журнал генетической психологии 1960, 96 165–170.

    Google Scholar

  • Розенберг, Б., и Саттон-Смит, Б. Порядковое положение и поло-ролевая идентификация. Монографии по генетической психологии 1964, 70 297–328.

    Google Scholar

  • Рассел Д. Изнасилование и мужская загадка . Документ, представленный Американской социологической ассоциацией, Нью-Йорк, август 1973 г.

  • Rychlak, J., & Legerski, A. Социокультурная теория соответствующей идентификации сексуальных ролей и уровня адаптации личности. Журнал личности 1967, 35 31–49.

    Google Scholar

  • Сэнфорд Р. Мужественность-женственность в структуре личности. В Сэнфорде, Я и общество . Нью-Йорк: Атертон, 1966.

    Google Scholar

  • Зайферт, К.Некоторые проблемы мужчин в работе детского сада. Защита детей 1973, 102 167–171.

    Google Scholar

  • Секстон, П. Феминизированный мужчина: классы, белые воротнички и упадок мужественности . Нью-Йорк: Random House, 1969.

    Google Scholar

  • Шериффс А. и Макки Р. Качественные аспекты представлений о мужчинах и женщинах. Журнал личности 1957, 25 451–464.

    Google Scholar

  • Сигел А., Штольц Л., Хичкок Э. и Адамсон Дж. Зависимость и независимость у детей. В F. Nye & L. Hoffman (Eds.), Работающая мать в Америке . Нью-Йорк: Рэнд МакНалли, 1963.

    Google Scholar

  • Слейтер П. К дуалистической теории идентификации. Merrill-Palmer Quarterly 1963, 7 113–126.

    Google Scholar

  • Стродтбек Ф. и Крилан П. Взаимосвязь взаимодействия между размером семьи, интеллектом и полоролевой идентичностью. Journal of Marriage and the Family 1968, 30 301–307.

    Google Scholar

  • Strodtbeck, F., Bezdek, W., & Goldhammer, W. Мужская половая роль и ответ на проблему сообщества. Sociological Quarterly 1970, 11 291–306.

    Google Scholar

  • Терман Л. и Майлз К. Пол и личность . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1936.

    Google Scholar

  • Тоби, Дж. Насилие и мужская мистика: некоторые качественные данные. Анналы 1966, 36 (4), 19–27.

    Google Scholar

  • Тайлер Л.Индивидуальные различия: Половые различия. В Д. Силлс (ред.), Международная энциклопедия социальных наук . Нью-Йорк: Macmillan, 1968.

    . Google Scholar

  • Винсент, К. Влияние изменений в ролевых ожиданиях мужчин и женщин для интерпретации оценок M-F . Journal of Marriage and the Family 1966, 28 196–199.

    Google Scholar

  • Вонтресс, К.Черная мужская личность. Black Scholar 1971, 2 (10), 10–17.

    Google Scholar

  • Уильямс, Дж. Идентификация сексуальных ролей и функционирование личности у девочек: пересмотренная теория. Журнал личности . 1973, 41 1–9.

    Google Scholar

  • Янг, Ф. Церемонии посвящения: межкультурное исследование драматизации статуса .Индианаполис, Индиана: Bobbs-Merrill, 1965.

    Google Scholar

  • 10 женщин, которые помогли изменить психологию

    Психология уже давно делает акцент на вкладе психологов-мужчин, таких как Зигмунд Фрейд, Б.Ф. Скиннер, Джон Б. Уотсон и других мыслителей. К сожалению, важный вклад женщин-психологов часто упускается из виду в учебниках психологии. Однако в психологии было много женщин, которые внесли критический вклад и помогли сформировать развитие области психологии.

    Где все женщины в истории психологии?

    Изучая раннюю историю психологии, вы можете задаться вопросом, были ли все первые психологи мужчинами. Доминирование мыслителей-мужчин в списках важных пионеров ранней психологии, безусловно, заставляет так думать, но на самом деле женщины вносят свой вклад в психологию с момента ее зарождения. По оценкам, в начале 1900-х годов примерно 12% психологов в Соединенных Штатах были женщинами.

    Однако многие из этих женщин-пионеров в области психологии столкнулись со значительной дискриминацией, препятствиями и трудностями. Многим не разрешили учиться с мужчинами, им отказали в ученых степенях, которые они заслужили по праву, или им было трудно получить академические должности, которые позволили бы им проводить исследования и публиковаться.

    Женщины внесли много важных и новаторских вкладов в сферу психологии, часто несмотря на то, что они сталкиваются со значительной дискриминацией по признаку пола.

    Эти женщины заслуживают признания за их новаторскую работу.Ниже приведены лишь некоторые из женщин, которые помогли сформировать психологию.

    8

    Кристин Лэдд-Франклин

    Роль Кристин Лэдд-Франклин как женщины-лидера в области психологии началась в раннем возрасте, поскольку ее мать и тетя были стойкими сторонниками прав женщин. Это раннее влияние не только помогло ей добиться успеха в своей области, несмотря на значительную оппозицию, но и вдохновило ее более позднюю работу по защите прав женщин в академических кругах.

    Лэдд-Франклин имел различные интересы, включая психологию, логику, математику, физику и астрономию.Она бросила вызов одному из ведущих психологов-мужчин того времени, Эдварду Титченеру, за то, что тот не допускал женщин в свою группу экспериментаторов, и разработала влиятельную теорию цветового зрения.

    Она училась в Университете Джона Хопкинса и защитила диссертацию на тему «Алгебра логики». Однако школа не позволяла женщинам получить степень доктора философии. в это время. Она продолжала проводить время в Германии, изучая цветовое зрение с Германом фон Гельмгольцем и Артуром Конигом, но в конце концов отвергла теорию цветового зрения Гельмгольца, чтобы разработать свою собственную.Наконец, в 1926 году, спустя почти 44 года после завершения ее диссертации, Джон Хопкинс присвоил ей докторскую степень, которую она по праву заслужила.

    Сегодня ее помнят как за ее работу в области психологии, так и за ее влияние как новаторской женщины в области, где когда-то доминировали мужчины.

    Слово Verywell

    Как видите, многие женщины внесли важный вклад в раннее развитие психологии как науки. В то время как женщины когда-то составляли меньшинство в психологии, ситуация резко изменилась.Согласно отчету 2017 года, женщины составляют более половины членов Американской психологической ассоциации, и 75% аспирантов-психологов — женщины.

    Общество психологии женщин (Отдел 35)

    Принять меры

    Есть много способов познакомиться с Div. 35, чтобы развивать психологию женщин, продвигать феминистские взгляды в исследованиях и практике и преуспевать в своей карьере.

    Возможности для участия

    Изучите другие возможности Div.35, в том числе стать или найти наставника, заниматься феминистскими проблемами в вашем кампусе или выполнять руководящую роль в подразделении. Подразделение особенно стремится способствовать развитию опыта и лидерского потенциала студентов и психологов, начинающих свою карьеру, путем развития сетевых возможностей, а также других мероприятий и мероприятий для них, чтобы продемонстрировать свои исследования, отточить свои навыки и развить карьеру. Наши члены охватывают все уровни карьеры, будь то только начинающие или опытные профессионалы, но все они увлечены целым рядом вопросов, связанных с психологией женщин и девочек.

    Примите участие

    История, миссия и цели

    Узнайте больше о Div. 35, включая жизненно важный вклад женщин в психологию, ресурсы для взаимодействия с исследователями и практиками, а также видение отдела приоритетов равенства и социальной справедливости в рамках организованной психологии. Наше подразделение также предлагает обширную информацию об исследованиях и достижениях бывших президентов подразделений и лидеров феминисток, которые могут служить моделями достижений в этой области и примерами карьерных путей и возможностей, а также служить руководством для подрастающего поколения феминистские психологи.Мы надеемся, что вы изучите эти ресурсы.

    Узнать больше


    Подключение к Div. 35

    Div. 35 Публикаций

    Подразделение поддерживает множество публикаций, в том числе академический журнал, информационные бюллетени и блоги, чтобы держать членов в курсе последних исследований, передового опыта, новостей и тенденций в области психологии в целом, подразделения и широкой общественности.

    .

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *