Что такое секты: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

что это такое, их типы и как распознать?

Слово «секта» относится к тем негативно окрашенным словам, от которых становится не по себе. Но по мнению исследователей современного сектантства, поддаться влиянию опасного учения может любой человек. Предупрежден, значит, вооружен. Рассказываем о разных направлениях и классификации сектантского движения, схемах манипуляции и признаках, по которым можно распознать деструктивное учение на стадии вербовки.

Что такое секта?

Секта — это термин, которым принято называть независимую группу, проводящую свою религиозную деятельность в противовес основной религиозной общине. Но, учитывая, что религия – многообразный и видоизменяющийся феномен жизни, данное определение весьма расплывчатое. Более того, термин уже вышел за пределы религиоведения и считается социальным или юридическим понятием.

Происхождение слова «secta» разными источниками трактуется по-разному. Одни переводят его как «учение, направление, школа». Другие – как «отрезанная, отделенная» или тождественная слову «ересь

». Третьи считают его итерацией латинских слов, которые переводятся как «следовать» (за лидером, определяющим направление). Независимо от перевода слово «секта» чаще используется как оскорбительное, непременно связанное с обманом или жульничеством.

Хотя изначально понятие не несло ничего негативного. В Древней Греции оно обозначало любую школу, отделившуюся от общепринятого философского учения. Первых христиан, например, многие римские авторы называли иудейской сектой. И уже в укрепившейся христианской церкви это слово стало ассоциироваться с любым ложным учением, отличным от канонического.

В современной России сектантскими называют отдельные направления индуизма, буддизма, а также баптизм, адвентизм, мормонизм, сайентологию. Но в некоторых странах «сектантами» называют только последователей религиозных меньшинств. В США, например, протестанты избираются в сенат, а в странах Западной Европы распространено преимущественно лютеранство.

Возможно, поэтому научно-необъективное понятие «секта» в большинстве стран заменено на толерантное Новые Религиозные Движения (НРД).

С учетом всех уточнений относительно слова «секта», определение можно немного изменить: это сообщество, отделившееся от какого-либо вероучения, либо возникшее на базе новой доктрины или религиозно-мистического опыта конкретного человека.

Типы сект.

Негативное отношение к сектам может объясняться тем, что большинство людей считают их непременно тоталитарными. А слово «сектант» употребляют как синоним понятию «религиозный фанатик». Это не совсем правильно. Да, среди новых учений есть откровенно опасные и экстремистские. Это японское движение «АУМ Синрике», американская организация «Храм Народов». Некоторые из них запрещены законом. Но есть немало таких, что не опаснее любой организации. Примером может быть баптизм.

Общепринятой глобальной классификации религиозных общин пока нет. Есть критерии, по которым общины считают сектантскими в конкретной стране. В России действующие секты различают:

По типам религиозного руководства:

  • Харизматическая. Деятельность связана с личностью новоявленного провидца или внезапно открытого дара (пятидесятники).
  • Авторитарная. Характеризуется жесткими методами управления сектантами, тотальным контролем за их поведением, централизацией власти в руках лидеров (Белое Братство).
  • Иерархическая. Сектанты получают свои посты после обозначенных испытаний на основании устава (меннониты, евангелисты).
  • Теократическая. Стремится к созданию организации или целого теократического государства, где важные дела решают по божественным указаниям (Свидетели Иеговы).

По времени возникновения:

  • Классические. Конфессии, которые традиционно существовали в определенных этнических группах (татары, евреи, немцы, поляки).
  • Новейшие. Возраст учения не превышает двухсот лет.

По виду деятельности:

  • Религиозные. Объединение верующих, отколовшихся от традиционных религиозных учений (христианства, ислама).
  • Экономические. Это псевдоучения, которыми прикрываются нечистые на руку люди, то есть – обычные мошенники. Также сюда относят некоторые формы сетевого маркетинга, которые создают коммерческий культ – то же сектантское учение, только без религиозного подтекста.
  • Психологические. Многоступенчатые психологические тренинги, которые обещают раскрепостить, сделать лидером, но в итоге лишают денег и ломают психику.
  • Целительские. Это обучение энергетическому оздоровлению, биоэнергетике, биокоррекции или оказание услуг, связанных с целительством.
  • Экологические. Забота об экологии, животных или здоровье человека превращается в культ, который ломает психологическую защиту человека (жесткое веганство, например).

Четких границ Церкви не может обозначить ни один религиозный деятель.

Поэтому распознать небезопасную секту лучше на стадии вербовки.

Как распознать опасную секту?

Понятие «секта» в юриспруденции не определено и по закону о свободе вероисповедания все религиозные убеждения формально равноправны. Но на практике этот закон имеет обратную сторону: некоторые сектантские группировки становятся опасными для людей. Опасность проявляется на четырех уровнях: личности, семьи, общества и государства.

Схемы манипуляции.

Такого количества опасных для психики учений, как сегодня, не было никогда. Важно отличать схемы, по которым они заманивают все новых последователей:

  • Агрессивный религиозный маркетинг. Это буквальное навязывание нового вероучения, которое не дает человеку осмыслить все рационально. Иногда новичка заваливают предложениями, литературой, требуют немедленного решения. Рекламу секты маскируют под благотворительность, рассылают бесплатную литературу, подключают известных людей. Так, например, актер Том Круз активно поддерживает школу саентологии.
  • Техника «шаг-за-шагом». Новичка просят о незначительном одолжении или просьбе. Выполнив просьбу, он чувствует себя немножко суперменом, хочет усилить свою полезность. После этого следует конкретное предложение «Возьмите у меня журнал». И снова человек слышит бесконечную благодарность и признательность. В итоге от предложения «приходите к нам на собрание» уже отказаться невозможно.
  • Фокусы. Вербовщики показывают чудеса проницательности или чтения мыслей. Обычно за счет банальных утверждений или обтекаемых фраз вроде «есть у вас один грех…» или «вы хотите счастья своим детям».
  • Бесплатные тренинги личностного роста.
    Харизматичный тренер обещает изменения в сверхкороткие сроки. А реклама мероприятия сопровождается экзальтированно-положительными отзывами участников. Могут быть и другие невинные предлоги для поиска заинтересованных: обучение очищению организма, открытие «третьего глаза» или магической сексуальности.
  • Бомбардировка любовью. Чтобы активно перестроить сознание новичка, его окружают всесторонней любовью, погружают в атмосферу восхищения и заботы. Это может быть искренний интерес, помощь, бесчисленные объятия или поцелуи. Все действия группы направлены на то, чтобы подчеркнуть контраст между холодным, жестоким миром и дружественной сектой, где новичка ценят и любят.

Остальные варианты у разных сект могут отличаться или зависеть от характера новичка. Одного достаточно просто выслушать, другого нужно беспрерывно загружать новой информацией, для третьего – создать иллюзию элитарного клуба «только для избранных». При нужном подходе новичок сам начинает искать контакта, а вне секты чувствует себя, как наркоман без дозы.

Пройти тест на характер человека

Признаки деструктивного учения.

Любая секта – это «государство в государстве» со своими внутренними законами, системой поощрения и наказания. Но есть признаки, по которым можно отличить опасные сектантские общины:

  • Относительно молодой возраст. Тоталитарные секты – продукт XX века. Поэтому организация с возрастом 20-30-50 лет не может называться «церковью».
  • Нежелание отвечать на вопросы. Кроме объяснений о своей молодой истории сектанты вообще не любят критических вопросов. От прямого ответа они уклоняются и переходят на проповедь или убеждения.
  • Антисемейная настроенность. По понятиям сектантов кровные связи объясняются только случайностью. Они убеждают, что родная семья способна лишь связать личность, что новоиспеченного сектанта могут отвернуть от намеченного пути и сделать несчастным. Поэтому «старую» семью нужно заменить «новой», способной дать полное «духовное развитие».
  • Двойное учение. Новичкам на старте не сообщают всех подробностей об учении, лидере, ритуалах. Зато предоставляют красивую, завлекающую рекламу. С документами «для внутреннего пользования» знакомят позже.
  • Наличие культа. Это могут быть мистические практики, обряды или богослужения, которые сопровождаются строгими ритуалами.
    Например, новичка принимают в круг «посвященных», объединенных чрезмерной привязанностью к лидеру или идее, только после сложных испытаний.
  • Жесткая иерархия. Сектанты – это люди, живущие по строгой иерархии, где новичку отводится низшая ступень. Чтобы подняться выше, нужно выполнить определенные условия: пожертвовать крупную сумму, пройти платное обучение, совершить требуемый поступок.
  • Непогрешимость лидера. Каждое слово лидера должно восприниматься как истина. Причем как истина «более истинная», чем у других (особенно традиционных) религиозных учений. Имя лидера часто заменяют псевдонимом, подчеркивающим его избранность.
  • Избранность последователей. Последователям культа внушается мысль об их «элитарности», которую путем сложного самосовершенствования получают только достойные. Остальные люди признаются недостойными людьми «второго сорта».
  • Нейтрализация критики. Новоявленного сектанта с ходу погружают в непрерывный поток информации. Это могут быть лекции, походы по общественным местам, изматывающая диета, невозможность выспаться или отдохнуть. Монотонные звуки определенной частоты, множественные повторения слов монотонным голосом, непрерывные действия еще больше усиливают заторможенность и вводят в состояние высокой внушаемости.
  • Тотальный контроль. Даже если семья создается внутри секты, это трудно назвать семьей. Иногда жениха и невесту сводят вместе или ограничивают семейную жизнь множеством запретов. Но конечная цель сектантской деятельности – контроль над всеми сферами жизни сектантов.

Что привлекает людей в сектах?

Упор при вербовке делается не на интеллект, а на эмоции. Но невозможно манипулировать сознанием человека, если он сам не позволяет этого делать.  Чтобы «приманка» сработала, нужно, чтобы совпали два условия:

  • Сектантские обещания должны попасть в «боль» или интересы новичка. Это может быть все, что угодно: желание улучшить отношения, удержать партнера, раскрыть внутренний потенциал, выучить английский язык, вылечиться от хронических болезней.
  • Человек должен быть легковнушаемым. Есть люди, внушаемые от природы. Но большинство становятся такими во время стресса, когда психика особо податлива к любым внушениям. Особенно, когда человек остается один со своей проблемой. Если в нужный момент подойдет другой человек с сочувствием или нужным предложением – вероятность вербовки вырастает.

Но некоторые стремятся попасть в секты, они этого хотят. Чем же так привлекательны секты и почему люди туда идут добровольно?

Причина 1. Поиск смысла жизни.

Рано или поздно человек начинает раздумывать: «Для чего я живу?», «В чем смысл моей миссии?». Без ответа он чувствует себя морально сломленным, иногда впадает в депрессию. Это могут быть старики, оставшиеся без поддержки близких.  Или те, кто после травм не могут заниматься любимым делом. В особой группе риска подростки без четкого представления о своем «Я». Именно они становятся жертвами сектантских рекрутеров.

Как только такой человек попадает в поле зрения сектантов, ему предлагают стройную концепцию «правильной жизни». В обмен на выполненные условия сектанту гарантируют успех, любовь окружающих, место в раю.

Причина 2. Специфические отношения с миром.

Низкая самооценка, сложные отношения в семье, переживания социальной несправедливости, желание присоединиться к значимой общине – все это характерные черты потенциального сектанта. Состояние отчужденности усиливается ощущением того, что человека недооценили в привычном социальном окружении.

Сектантская группа помогает сектанту чувствовать себя полноценной личностью. Более того, чтобы повысить свою привлекательность, секты работают адресно и ориентируются на индивидуальные потребности каждого человека.

Пройти тест на самооценку

Причина 3. Личная драма.

Душевная травма, как правило, связана с расставанием, сложными отношениями в паре, смертью близкого, тяжелой болезнью, возрастными кризисом, непониманием родителей. Наедине с собой человек чувствует себя раздавленным, незащищенным, лишенным будущего. Кто-то переживает этот кризис самостоятельно, кто-то впадает в зависимости, кто-то ищет поддержки у незнакомых людей.

Парадокс, но страх психотерапевта оказывается сильнее, чем страх перед сектой. Зато вербовщики отлично выполняют роль психотерапевта, который обещает возвратить жизненную энергию.

Причина 4. Патологический альтруизм.

Как утверждает девиз древнегреческой медицины «Только мера определяет, быть веществу ядом или лекарством». Сам по себе альтруизм – благородное дело. Но вместе с чрезмерной уступчивостью чужим интересам, он может принять патологические формы. Особенно часто проявляется такое сочетание у идеалистически настроенных юношей или девушек, разочарованных в реальном мире.

Чтобы завлечь таких людей, вербовщику достаточно упомянуть о том, что миссия секты – улучшить мир. В дальнейшем из таких сектантов формируется низший и средний класс исполнителей.

Конечно, каждый случай всегда особенный. У каждой секты есть своя целевая аудитория и свои способы вербовки. Но все они используют человеческие слабости, привлекая своими простыми и понятными ответами на мучающие вопросы.

Как не попасть в опасную секту?

По мнению сектоведов, любой человек подвержен влиянию сектантского учения. Ведь вербовщиков обучают специальным техникам, которыми завлекают новичков применяются на улице, в ВУЗах, при личном контакте, в интернете.

Как избежать вербовки?

  1. Спрашивать. Если разговор неизбежен, смело задавать больше вопросов, не довольствоваться уклончивыми ответами. Дополнительно поискать информацию в интернете. Например, если предложили прийти на бесплатный тренинг, выяснить все о его ведущем, поискать реальные отзывы.
  2. Сломать схему. Иногда в начале разговора применяют стандартную манипуляцию: задают вопросы вроде «беспокоит ли вас экология?», на которые большинство ответят «да». После нескольких общих вопросов человек настраивается на позитивные ответы и тут начинается вербовка. Такие разговоры лучше вообще не поддерживать или давать неожиданные ответы, которые ломают привычную схему.
  3. Не идти, куда приглашают. Обработать новичка на своей территории намного проще. Поэтому не стоит сразу же отправляться в незнакомое место. Если предложение сильно заинтересовало, лучше прийти туда с другом и стараться держаться вместе.
  4. Думать головой. И не поддаваться на манипуляции, какими бы виртуозными они не были.

Попавший в тоталитарную секту человек резко меняется и меняется не в лучшую сторону, а негативные последствия для его психики могут остаться на всю жизнь. Поэтому по отношению к близким работает универсальное правило – опека и внимание. Сектантами зачастую становятся люди неуверенные, тревожные, перенесшие психологическую травму. Если любви будет хватать дома, они вряд ли будут искать ее где-то еще.

Выводы:

  • Секта – не обязательно организация религиозных фанатиков, но на крючок манипуляций лучше не попадаться.
  • Иногда под видом сектантов действуют обычные мошенники.
  • В секту приводят комплексы, тщеславие, неразрешенные проблемы.
  • Любовь, образование, критическое мышление – три компонента НЕпопадания в секту.

Пройти тест на неуверенность в себе

толстовцы, хлысты и другие секты • Arzamas

Как простые люди пытались познать Бога без помощи церкви

Автор Борис Кнорре

Убедиться в многообразии русских сект, существовавших на рубеже XIX–XX ве­ков, совсем не сложно. Достаточно открыть «Справочник по ересям, сектам и расколам» православного богослова и церковного писателя Сергея Василье­ви­ча Булгакова (не путать со знаменитым русским философом Сергеем Нико­лае­вичем Булгаковым), как бросаются в глаза мало что говорящие большин­ству читателей названия: аароново согласие, аввакумовщина, секта адамантовых, акулиновщина… И далее по алфавиту.

Названия этих сект содержательно ничего не говорят читателю. Но даже неис­ку­шен­ному глазу сразу видно, что церковь обращала пристальное внимание и классифицировала разные сектантские движения. Согласно этой классифи­кации, секты бывают мистические и рационалистические, восточного и запад­ного происхождения, обрядовые и безобрядовые. Пример обрядовой секты — хлысты, их религиозность поддерживалась богатым ритуалом. Пример безоб­ря­довой секты — молокане, они отличались минимализацией ритуала, сведе­нием своих религиозных практик в основном к чтению Библии и песно­пениям, наподобие протестантов.

Официальное деление схематично и не отражает многих нюансов — в реальной жизни все религиозные движения сочетают в себе элементы и тех и других кате­горий. Кроме того, многие секты — хлысты, духоборы, молокане, пры­гуны — обязаны своими названиями недоброжелателям — церковным исто­рикам и мис­­си­онерам, смотревшим на религиозные движения с точки зрения офици­аль­ной культуры и церковного богословия. Сами хлысты, например, себя назы­вали «христами», потому что верили в возможность многократного вопло­ще­ния Хри­ста во многих людях, в особенности в лидерах своих общин. Но цер­ковные миссионеры, чтобы избежать ассоциации с Христом, предпо­читали слово «хлысты», поскольку приверженцы этой секты во время экста­ти­ческих дей­ствий иногда занимались самобичеванием — хлестали себя по телу.

На рубеже XIX–XX веков, а в особенности в начале XX столетия происходит всплеск богоискательства и сектантских движений в России. Нужно сказать, что сама духовная атмосфера в это предреволюционное время в России была весьма специфической. Начался масштабный социальный кри­зис: многие социально-политические стереотипы ломались, все больше людей если не вклю­чались в борьбу за политические свободы, то, по крайней мере, стремились к возможности выбора индивидуальной жизненной траек­то­рии. Многие бывшие крестьяне, переехавшие в города и вовлеченные в ин­ду­стри­ализацию, потеряли привычное ощущение «почвы», структу­риро­ван­ности, заданности их социальной жизни. В некотором смысле освобожде­ние от струк­турированности, характерной для средневекового общества, в Рос­сии произо­шло лишь в конце XIX века, после отмены крепостного права.

Социально-политические изменения, расширяющиеся возможности инди­ви­дуального выбора побуждали людей к видоизменению и религиозной картины мира. Снятие привычных социально-ролевых клише, возраставшая необхо­ди­мость самостоятельно формировать социальные стратегии заостряла экзи­стенциальные чувства людей, способствовала пробуждению массовой тоски по Богу.

Ощущение социального кризиса порождало, с одной стороны, эсхатологи­че­ские настроения, подогревало апокалиптическое предчувствие глобальных изменений, но в то же время способствовало религиозному поиску путей спасения. Как отмечает Бердяев, наблюдавший феномен религиозного народ­ничества во время народных собраний в домашнем трактире, называвшемся «Ямой», около церкви Флора и Лавра недалеко от Мясницкой, он встре­чал там «целый ряд самородков, представителей народной теософии, и каждый имел свою систему спасения мира. Никто не мирился на меньшем, чем полное и окончательное спасение мира».

Общее число сектантов и раскольников (то есть старообрядцев), по данным переписи 1897 года, превышало два миллиона человек. Возможно, таковых было гораздо больше — по отдельным оценкам, до шести миллионов человек: далеко не все опрашиваемые были готовы говорить о своих религиозных убеждениях.

Вернемся к классификации. Секты можно разделять на рационалистические и мистические. Для рационалистических важнее этика, для мистических — ритуал, то есть первые можно соотносить в большей степени с безобрядовыми религиозными движениями, а вторые — с обрядовыми. Философ Владимир Соловьев отмечал, что сектанты-мистики полагают присутствие Бога в раде­нии, или в «духовном действии человека». Через молитву, духовно-эмоци­о­наль­ное напряжение снисходит божественная благодать. Для религиоз­ности сектантов-мистиков характерна визуализация божественного, то есть веще­ственное воплощение потусторонней реальности. Очень часто эта реальность является в ком-либо из людей. Так, у хлыстов было представление о много­крат­ном рождении Христа в разных людях или о явлении Святого Духа, кото­рое могло происходить не только в отдельных людях, но и в коллективе, в об­щине — через радения, последовательность ритуальных действий.

Хлысты считали своим основателем и почитали жившего в конце XVII века крестьянина Данилу Филипповича, в которого снизошел, как они полагали, Бог Саваоф. Но истоки движения восходят к более раннему времени, к деятель­ности некоего старообрядца Капитона, который проповедовал возможность слияния с Богом и отвергал тем самым духовную иерархию и церковные таинства.

Несмотря на оппозиционность по отношению к официальной Церкви, хлысты тем не менее нередко мимикрировали под официальную церковность, а иногда и практиковали свои обряды, будучи священниками. Церковь иногда специ­ально засылала миссионеров в хлыстовские общины, где те обна­ру­живали сек­тантов даже среди духовенства. Так, например, случилось в Ка­луж­­ской епар­хии, когда засланный подобным образом священник Иоанн Сергеев увидел среди хлыстов своего сослужителя по алтарю. Хлыстовскими оказывались иногда и целые монастыри. С другой стороны, часть хлыстов — так называе­мые иоанниты или хлысты-киселевцы — готовы были увидеть воплощение Христа в ком-либо из совершенно чуждых христовщине священников, как это и произошло с Иоанном Кронштадтским.

В дореволюционной России хлыстовство было созвучно народным стремле­ниям к мистике. Многие мистические сектантские движения в России были так или иначе связаны своим происхождением с хлыстами. Такой была секта скопцов, основанная одним из воплотившихся «христов» — Кондратием Сели­вановым во второй половине XVIII века. То же можно сказать и о других сек­тах — постничестве, Новом и Старом Израиле. За вычетом скопчества, подоб­ные движения, не отказываясь от хлыстовских традиций, модерни­зировали их и развивали в сторону рационализма. Так, например, организатор движения «Новый Израиль» Василий Лубков старался заменить экстатические радения более спокойной религиозной практикой, которая называлась «содействия». Это были театрализованные постановки евангельской истории. По мысли Лубкова, история его религиозного движения как раз воспроиз­водила еван­гельские события. На театральных подмостках у Лубкова разворачивалось избрание Иисусом Христом евангелистов и апостолов, определение пророков, с которыми в рамках Новоизраильского движения соотносились конкретные люди: сам Лубков — со Христом, остальные члены секты также возводились в соответствующие «иерархические» ранги внутри секты. «Содействия» — эти театрализованные представления, хотя и являли собой красочную, эсте­тически насыщен­ную религиозную практику, тем не менее были более рацио­нализированным действом, чем экстатические традиционные хлыстовские радения.

Пока в одних сектантских движениях на рубеже веков происходила рацио­на­лизация религиозного сознания, другие, наоборот, уходили в мистицизм. Для мистических сект был важен богатый ритуал — именно потому, что для них было характерно обостренное ощущение опасности, непредсказуе­мости присутствующего рядом иррационального зла, от которого рационально уберечься нельзя, а можно — лишь только через заступничество высших сил, связь с которыми возможна через особые экстатические состо­я­ния и особые ритуальные действия.

Яркий пример такого движения — малёван­­щина, которая обнаружилась в 1891–1892 годах в Киевской губернии. Основа­тель секты Кондратий Малёванный и его первые последователи были изна­чально штундистами, главной практикой которых было чтение и толкование Библии. Малёванцы, как и штундисты, принадлежали к рационалистическому сектантству. Но в какой-то момент Малёванный осознал себя Иисусом Христом, избран­ным Богом для свершения Страшного суда и устройства блаженной жизни на земле. Вместе со своей группой он стал практиковать экстатические моле­ния и по­гружения в транс, сопровождав­шиеся экзальтированными телодви­же­ниями. Мисти­цизм доводил членов этой секты до весьма абсурдных и асоци­аль­ных поступков. У Булгакова в спра­вочнике по ересям и сектам говорится, что малё­ванцы «в ожидании имеющего будто бы наступить Страшного суда уходили целыми сотнями в поля и в снежную ночь мылись в холодной воде, мужчины и женщины вместе, и также мыли и своих малых детей».

У представителей мистических сект право вершить справедливое воздаяние, устранять горести и невзгоды из жизни человека остается исключительно за Богом. Окончательное установление справедливости зависит только от Него, и человек не уполномочен брать на себя роль судии. Этот пункт иначе реша­ется в рационалистические сектах. Последние исходят из того, что справед­ливость на земле может быть подчинена рациональной логике. И Бог, в силу своего совершенства, привержен этой рациональной логике еще в боль­шей степени. И если Бог «медлит» с воцарением справедливости в мире, то толь­ко потому, что не хочет насиловать волю человека и ждет от него свободного само­сто­я­тель­ного решения — жить в соответствии с божествен­ными уста­новлениями. Подобие человека Богу в этих сектах может выражаться в почи­тании творче­ства, которое считается высшим предназначением. То есть чело­век наряду с Богом призван к сотворчеству мира, он выступает как соавтор. Часто это может значить, что человек стремится к социальной и политической спра­ведливости.

Показательным примером рационалистического религиозного движения были федоровцы — последователи мыслителя Николая Федорова. Они полагали, что человечество должно не ждать исполнения христианских обещаний о бес­смер­тии и преображении от Бога, а само взяться за дело устроения божест­вен­ного порядка на земле. То есть найти способы освободить человека от смер­ти, и вообще избавить природу от ее разрушительности, хаотичности, ката­стро­­фи­ческой непредсказуемости. Для федоровцев эта задача не только была согласна с Благой вестью Христа, но и становилась высшим воплощением этой Вести.

Согласно федоровской философии «общего дела», человек, будучи подо­бием Божиим, призван к сотворчеству мира наравне с Богом. Федоровцы не от­ри­цали возможность божественного вмешательства в земные дела в Судный день, но предлагали не ждать этого момента. Они считали, что суд над всеми живу­щими и умершими можно предотвратить, если человечество само реали­зует божественный порядок на земле. Если удастся воскресить всех умерших, можно будет дать им возможность устранить свои недостатки, «исправить» то, что они натворили на земле, и тем самым избавить их от того осуждения, которое грозит им в случае катастрофического сценария.

У федоровцев, вполне в русле рационалистической религиозности, было сведено к минимуму значение религиозного ритуала и молитвы. Молитве не от­водилось того принципиального мистического значения, как в церковной тра­диции. Вместо обычного молитвенно-созерцательного настроя предлагался активно-трудовой, просительные отношения с Богом предлагалось заменить на договорно-трудовые — то есть такие, в которых человек определяет за Бога меру его ответной реакции в зависимости от собственных действий, подчиняет логику Бога своей рациональной логике, полагая, что Бог должен этой логике следовать. А значит, от человека зависит метафизическое благополучие как на земле, так и на небе. В рамках такого переосмысления отношений человека с Богом возможно также кардинальное переосмысление эсхато­логии: мрачный конец света можно заменить «светлым апокалипсисом», в котором человече­ство будет не пассивным, а деятельным участником.

Пожалуй, наиболее ярким, а главное — последовательным примером рацио­на­листического сектантства на рубеже XIX–XX веков стали приверженцы Льва Николаевича Толстого. Толстовцы в большинстве своем не признавали суще­ствование отдельного от природы высшего существа. Соответственно, у них не было никаких мистических ритуалов и религиозного культа. Если федо­ров­цы не отрицали полностью значение молитвы, формально декларируя свою приверженность институту церкви, то толстовцы здесь шли гораздо дальше.

Сам Толстой допускал наличие божественного начала, но только в качестве духовной субстанции, наполняющей собою природу. Он допускал и молитву, но скорее как медитацию на некое абстрактное истинно-сущее в восточном ведическом смысле, а не в авраамическом. Не нужно забывать, что Толстой очень интересовался Индией и индийскими учениями. Поздний Толстой в кни­ге «Путь жизни», вышедшей в 1910 году, писал: «Истинная молитва в том, чтобы, отрешившись от всего мирского, внешнего, проверить свою душу, свои поступки, свои желания по требованиям не внешних условий мира, а того божественного начала, которое мы сознаем в душе своей».

Толстовцы также отрицали и загробную жизнь. Толстой был уверен, что ис­полнение Христовых заповедей здесь на земле и есть та жизнь в Боге, о кото­рой говорил Спаситель. То есть никакого потустороннего, обретаемого за гра­ницами земного бытия, существования не требуется.

У рационалистических сект было еще одно ключевое отличие от мистических. Культы, выстраивающие свою религиозность на мистическом восприятии мира, объясняли существующие проблемы воздействием некоего таинствен­ного «внешнего зла». Это распространялось и на социально-политическую сферу: представление о сверхприродном сверхъестественном зле сопрово­ждается представлением и о социальном зле как о чем-то чужеродном, зло­намеренно привнесенном извне. То есть источник зла социальной несправед­ливости находится где-то вне человека. В несчастьях, случающихся с челове­ком, виноват кто-то другой, а не он сам.

У толстовцев как рационалистов был противоположный подход к миру. Они предлагали менять человека изнутри, причем ориентировались не на тоталь­ную апокалиптическую переделку бытия, а именно на индивидуум. Они прин­ципиально были против главенства коллективного над индивидуальным, ко­торое очень часто, как мы убедились в XX веке, приводило к насильственной переделке общества. Для толстовцев насилие было неприемлемо как таковое.

Однако сам Лев Толстой, в отличие от некоторых его последователей, готов был поддержать отнюдь не любой индивидуализм. Он, в частности, с опасе­нием относился к индивидуализму интеллигенции, характеризуя высоту ин­тел­лигентских устремлений к правде словами «что-то не то». Интеллигент­скому индивидуализму Толстой противопоставлял индивидуализм совести.

Толстовцы, как и представители некоторых других духовных сектантских дви­жений рационалистического характера (квакеры, трясуны, духоборы, моло­ка­не), в определенной степени оставляли за человеком право выбирать учение. Православие допускало это только на словах. Но у индивидуализма толстовцев были свои яркие особенности. Обычные сектантские движения, пусть даже организованные на принципах свободного членства, как правило, противо­по­ставляли себя остальному миру и должны были поддерживать авторитет своих сообществ с помощью строгой коллективной дисциплины. У толстовцев же главенство личной совести над коллективным мнением, даже внутри общины, имело принципиальное значение.

Некоторые толстовцы даже специально оговаривали невозможность огра­ни­чивать индивидуальную совесть человека в коллективе, предлагая своеоб­раз­ную концепцию индивидуалистической религии. В их учении человек непо­средственно связан с вечностью и Богом и не нуждается в общественной рели­гиозной организации. Так, толстовец Евгений Попов в своих «Заповедях сове­сти» отмечал: «Пусть совесть твоя будет твоим единственным руководителем в жизни, прислушивайся к ее голосу во всех делах».

Очень важно отметить, что главное отличие толстовских взглядов от право­славного учения — это не само по себе отрицание толстовцами институтов церкви и государства как аппарата принуждения. За этим отрицанием стоит более глубокая причина — позитивное восприятие человеческой природы. Это позволяло толстовцам поверить в возможность мирной и справедливой социальной самоорганизации человека.

В православии, как и в других хрис­тианских конфессиях, человек рассмат­ри­вается как падшее существо. Согласно официальному церковному учению, лишь единицы могут противостоять пред­расположенности ко греху, боль­шинство же выбирает зло. Значит, для того, чтобы не дать этому злу разрас­тись в социальном мире, необходим аппарат принуждения. Кроме того, поло­жение усугубляется представлением о наличии падших духов, постоянно склоняющих человека ко греху. Это и есть то самое иррациональное зло, на котором любят акцентировать свое внимание мистики.

Это учение о природе человека называется сегодня «антропологическим песси­мизмом». Для того чтобы выступить за полную отмену религиозного аппарата принуждения, о которой мечтали Толстой и толстовцы, нужно бы отказаться от подобного негативного представления о человеческой природе и переосмыс­лить ее в позитивном ключе. В этом и состоит принципиальный реформизм толстовства: не столько в отри­цании институтов, сколько в гуманистическом протесте против антропологи­че­ского пессимизма. Гуманизм толстовства про­является и в использовании тол­стов­цами таких понятий, как «единое челове­чество». И по этой же причине тол­стовцы не могли смириться с оправ­данием убийства человека, будь то на войне или по судебному приговору. Отсюда вы­те­кал принципиальный пацифизм толстовцев, их отказ участвовать в каких бы то ни было войнах и осуждение смертной казни.

Толстовство как движение, несмотря на присущий ему индивидуализм, оказа­лось способным и к социальному действию, в том числе к консолидации дру­гих сектантских движений. Лидеру толстовцев Владимиру Черткову совместно с другими единоверцами удалось в 1918 году сформировать Объединенный совет религиозных общин и групп (ОСРОГ), куда помимо толстовцев вошли также меннониты, баптисты, евангельские христиане, адвентисты седьмого дня и трезвенники — община-коммуна «Трезвая жизнь», а также духовные христиане-молокане (позднее их заменили евангельские духовные христиане). Совет стал отстаивать перед новыми властями право религиозных движений жить в соответствии со своими этическими принципами. В числе прочего они боролись и за право верующих не участвовать в военных действиях по религи­озным соображениям. И, как ни странно, ОСРОГу даже на какое-то время было дано право принимать решения относительно разных религиозных пацифис­тов, не желавших идти в Красную армию. Организация делала заключения о том, насколько их мотивация связана с религией. Как правило, дела решались в пользу религиозных пацифистов. Этому Совету удалось просуществовать при власти большевиков достаточно долго — вплоть до 1924 года, правда с разными границами полномочий.

Толстовцы также сумели создать во всем мире большое число своеобразных сельскохозяйственных коммун. А в марте 1921 года у них даже получилось орга­низовать Всероссийский съезд сектантских сельскохозяйственных и произ­водственных кооперативов, собравший делегатов из нескольких сотен колоний, возникших в 34 губерниях. К следующему году число сектантских колоний, по имеющимся сведениям, удвоилось, и по крайней мере сто из них были организованы толстовцами.

Дальнейшая судьба толстовцев сложилась не столь хорошо. Советская власть заигрывала с толстовцами до тех пор, пока прочно не встала на ноги. Благо­склонность советских лидеров к толстовцам и прочим сектантам в первые годы после революции можно отчасти объяснить прежним отношением к ним как к союзникам, которые тоже противостояли самодержавию и подвергались гонениям. Но сам Ленин относился к толстовцам отрицательно.

Весной 1921 года, сразу после объединительного съезда толстовцев, ОСРОГ был практически исключен из процедуры принятия решений по делам религи­оз­ных пацифистов. Попытка ОСРОГа в ноябре 1922 года перерегистрировать свой устав в НКВД не удалась. 12 января 1924 года Антирелигиозная комиссия ЦК РКП (б) утвердила резолюцию о фактической ликвидации Объединенного совета религиозных общин и групп.

Конечно, нельзя списывать со счетов и негативные стороны религиозных дви­жений, в особенности если вспомнить про членовредительство, прак­тико­вав­шееся у скопцов, которым удалось подвести идейную и мировоз­зрен­ческую основу под самокалечение людей. Нельзя забывать и о том, что ряд сектантов уводили людей из реальной социальной жизни, делали их социально исклю­ченными, манипулировали ими, злоупотребляя их доверием. Но на сектант­ство нужно смотреть комплексно, учитывая как негативные его стороны, так и плюсы.

Наблюдение за краткой историей толстовства и ряда других сект в начале XX ве­ка показывает, насколько разнообразные культурные явления могут присутствовать в российской жизни, насколько интересным и необычным может быть ответ людей на социальные и собственно экзистенциальные кри­зисы. На примере толстовцев и ряда других сектантских движений можно уви­деть, что сторонники индивидуалистической религиозности (если назы­вать их более уважительно и объективно) могут быть не только антисистемной силой, но и фактором, объединяющим достаточно разнородные общественные группы. 

Пока недооценен тот вклад, который сектантские коммуны вносили или могли внести в развитие сельского хозяй­ства России. Некоторые остатки сельскохо­зяй­ственных коммун, организо­ван­ных в рамках народной религиозности, сохранились и в наше время, как напри­мер сельские поселения молокан и духоборов на Кавказе. То есть социальный потенциал сектантства, а если говорить шире, то русского богоискательства, гораздо выше, чем принято считать.

Сектантов-мистиков часто обвиняют в обособлении от общества, в попытках игнорировать достижения человеческой цивилизации и культуры. Эти обви­нения справедливы, но лишь отчасти. Конечно, многие религиозные течения воплощали в себе дух обособленчества и эскапизма. Но, помня о них, не нужно забывать и о других проявлениях народной религиозности, например о движе­нии хлыстов. Бердяев не случайно считал, что «хлыстовство, как тип народной мистики и религиозной мысли, шире секты, называемой этим именем». Ведь тот поиск радости, блаженства, к которому была устремлена религиозность хлыстов и родственных им ответвлений, изобретательность в организации духовных практик показывают, что народная религиозность стремилась отнюдь не толь­ко к усечению культуры и обособлению. В ней были и гума­нистические тенденции: оправдание природы человека, его возможностей, сил и способ­но­стей, а в некоторых случаях — преодоление антропологического пессимизма.

Народное богоискательство, воплощая порой темные стороны человеческого сознания, предлагало своего рода альтернативу казенной, выхолощенной за вре­мя синодального периода религиозности, не сумевшей ответить на мировоззренческие и экзистенциальные запросы людей. А ответ на эти запросы требовался, причем гораздо острее, чем это могло казаться на рубеже XIX–XX веков. Наступившая в 1914 году Первая мировая война и последовавшая вскоре революция, а за ней и Гражданская война, показали, насколько важ­ными бывают последствия неразрешенных мировоззренческих коллизий и насколько важно вовремя предложить пути их разрешения.

Как отличить секту от традиционной религии

Кому верить?

Усилению влияния нетрадиционной религиозности способствует факт духовной атрофированности общества. Вовлеченные в секты люди, в особенности молодежь, перестают быть носителями традиционных ценностей. Неокульты изменяют национальное самосознание, мешают их исторической памяти, трансформируют ментальность. Декларируемая их лидерами приверженность неким абстрактным «общечеловеческим» духовным ценностям есть не что иное, как попытка завуалировать с помощью ни к чему не обязывающих призывов свое стремление к религиозно-политическому влиянию.

В современном сектоведении принято делить секты на тоталитарные и классические. Классические или исторические, это те религиозные секты, вероучение которых отличается от традиционных конфессий, но при этом они не несут социальной опасности, не травмируют психику человека.

Традиционные религиозные организации всегда созидательны. И это одно из коренных отличий от секты. Можно долго перечислять, какое цивилизационное влияние оказало христианство на становление культуры и государственности в нашей стране. Мы знаем огромное количество ученых, поэтов, писателей, которые считали себя христианами, и христианство влияло на их творчество и труд.

Например, сложно представить Гоголя или Достоевского без православия, или всемирно известного химика Роберта Бойля без протестантизма. При этом нам совершенно не известен ни один известный ученый физик-иеговист, поэт-сайентолог, архитектор-мунит.

– Я читаю лекции в разных аудиториях на тему религиозного экстремизма, – говорит кандидат философских наук, член Союза журналистов России, священник Ставропольской и Невинномысской епархии Антоний Скрынников, – И часто приходится сталкиваться с величайшим заблуждением. К примеру, человек говорит, я не попаду в секту, потому что я умный, кандидат наук, майор полиции, окончил школу с золотой медалью и т.п. Все это глупости, все это не работает. В секты попадают разные люди, от генералов до докторов наук. Попадают, прежде всего, те люди, которые не знают собственной религиозной традиции, которых легко обмануть, выдав культ за традиционную конфессию.

По словам отца Антония, зачастую люди, попадающие в секту, находятся в стрессовой ситуации, тогда человек более доверчив. Это азы психологии, которые хорошо знают все мошенники, начиная от мормонских проповедников и заканчивая телефонными мошенниками из мест лишения свободы.

Одно время Свидетели Иеговы «дежурили» возле похоронных контор. Ведь очевидно, что человек, который идет в похоронное бюро, находится в угнетенном психическом состоянии – у него умер кто-то близкий. И если в этот момент к нему подойти со словами утешения, пригласить на собрание, то есть надежда, что человек в своей скорби откликнется на такой подход.

– На нашей памяти и более страшные случаи, когда последователи шарлатана Григория Грабового «работали» в Северной Осетии во время теракта в Беслане и после него. Они собирали деньги с убитых горем матерей, обещая им воскресить их деток… – напоминает отец Антоний.

Не всегда деструктивное влияние тех или иных культов может проявляться напрямую. Часто секты для того, чтобы скрыть свою религиозную деятельность и уйти от надзора правоохранительных органов, маскируют свою деятельность. Например, регистрируются как спортивные, педагогические, общественные, медицинские и прочие организации, вводя в заблуждение не только государство, но и доверчивых граждан.

Один из таких ярких случаев произошел несколько лет назад в станице Темнолесской Шпаковского района. Там секта «Анастасиевцев» выкупила несколько гектаров земли и зарегистрировались как КФХ «Смородина». В течение долгого времени никто и не подозревал, что вместо крестьян-фермеров там собираются сектанты.

В августе страну потрясла страшная новость из Ульяновской области, где 16-летний подросток убил мать, младших брата и сестру, бабушку и дедушку, а потом покончил с собой. Мало кто тогда обратил внимание, что его мать была привержена к вазирелигиозной системе «дизайн человека» и последние несколько лет в воспитании сына строго следовала инструкциям адептов этой секты.

Не зная броду, не суйся в воду

В епархию часто обращаются люди с вопросом: что делать, если близкий человек попал в секту?

– Самое главное – не терять с ним контакт, – советует отец Антоний. – Большинство сект старается разорвать связь новичка с родственниками и друзьями, чтобы иметь большое влияние. Поддерживая отношения с близким, не нужно играть в поддавки и делать вид, что вас всё устраивает. Отказываться от общения нельзя. Когда вы обратитесь к специалистам (священнику, психологу, в полицию), им нужно будет четко понимать, в какую секту попал ваш близкий. Вы можете посмотреть названия и авторов литературы, которую он читает, посмотреть сайты, которые он посещает. И, конечно, не надо отчаиваться. Как показывает опыт и практика, при грамотном подходе, рано или поздно близкий вам человек покинет секту.     

Отца Антония дополняет иерей Ставропольской и Невинномысской епархии Евгений Шишкин.

– В силу чрезмерной активности проповедников большинства нетрадиционных религиозных учений, простому человеку не всегда удается избежать общения с ними на богословские темы, – говорит он. – Здесь стоит вспомнить русскую пословицу: «Не зная броду, не суйся в воду». В общении с сектантами нельзя проявлять самонадеянность – не надо оставаться один на один с полученным от них информационным «вбросом», его надо обязательно обсуждать с человеком, более компетентным в религиозных вопросах.

По словам отца Евгения, интернет в данном случае вторичен по сравнению с живым общением, хотя и он может быть важным инструментом поиска информации о «подводных камнях» той или иной секты. Один из ключевых принципов безопасности в любой сфере гласит: «Предупрежден – значит вооружен». Нередко деструктивные культы работают «под прикрытием», имитируя коммерческие, благотворительные, образовательные и прочие организации. Защита от опасностей религиозного плана нередко похожа на защиту от мошенников в финансовой сфере, с той лишь разницей, что во втором случае под угрозой все-таки кошелек, а не душа.

Как же быть, если жертвой опасной секты стал кто-то из близких?

– Если налицо признаки уголовного преступления, конечно, предпринимаются меры по линии правоохранительных органов, – советует отец Евгений. – А если вы только предчувствуете неладное? Неужели ждать, пока случится беда? Помощь близким, попавшим в секту, похожа на помощью человеку, которого засасывает болото. Главная и на первый взгляд неочевидная задача – не попасть туда самому. Нельзя погружаться в сектантскую среду, как нельзя отходить с того места, где под ногами твердая почва. Второе условие – наладить мосты, не подменяя доверительное общение созависимостью. Сохраняя или восстанавливая отношения, нельзя подчинять жизнь семьи новым интересам ближнего, уходить от споров на религиозные темы.

По мнению отца Евгения, сам процесс возвращения ближнего из опасного духовного состояния лучше всего описал еще в XIX веке глубокий знаток человеческой души, наш ставропольский святой, святитель Игнатий Брянчанинов: «Словопрение – самое слабое оружие против сектантства. Оно приносит больше вреда, чем пользы. Ересь бывает от гордыни, и лишь ожесточается от словесного обличения. Ее можно победить кротким увещанием; еще лучше – молчаливым приветствием, смирением, любовию, терпением, молитвою прилежною, исполненною соболезнованием о ближнем и милосердием к нему…».

Ислам или не ислам?

Еще большую головную боль доставляют обществу деструктивные исламистские культы, под которыми в современной России обычно понимается ваххабизм. Это определение является скорее политическим, чем богословским, но в данном случае именно политическая сторона дела особенно важна – как с точки зрения мотивации адептов течения, так и с точки зрения опасности, которую оно представляет для государства.

Российский ваххабизм весьма неоднороден. В нем несколько различных течений. Ваххабитов отличает нетерпимое отношение к инакомыслящим и инаковерующим, стремление к созданию «шариатского» государства в той или иной форме (как правило, всемирного халифата), уверенность в том, что они ведут джихад против безбожной власти, склонность к силовым методам в миссионерской работе. Многие ваххабитские группы признали терроризм самым эффективным способом достижения поставленных целей.

О том, как отличить мусульманских сектантов от адептов традиционного ислама, рассказывает заместитель муфтия Ставропольского края Закир Шарыпов.

– Обычно любой религиозный деструктивный культ имеет индивидуальное отличительное название, которое обосабливает его от обычных верующих мусульман, – поясняет он. – В Коране говорится, что человек, исповедующий ислам, может называться только мусульманином и не должен относить себя к какому-то другому названию, партии, группе.

Адепты культа ничего, кроме специальной литературы, не читают и не признают. Обычно авторами этих книг и брошюрок являются сами отцы основатели культа, либо их верные ученики.

Идеологи и вербовщики деструктивных культов постоянно говорят о том, что вы еще не до конца поняли всю суть и истинность «их работы, их движения». Мусульманам же следует помнить, что ислам прост и понятен.   

У каждого деструктивного культа есть своя особая отличительная идея. Именно на ней строится вся работа секты, вокруг этой идеи крутятся все цели, желания и мечты адептов. Именно от воплощения этой идеи, по мнению адептов, в жизнь зависит счастье и успех в этом мире и в будущем, с точки зрения идеологов культа. Провозглашаемая идея обычно бывает глобальной, нереальной и сложно осуществимой.

Адепты деструктивных направлений всегда стремятся к тому, чтобы призывать других, вербовать в свои ряды новых сторонников. А свои собственные семьи часто оставляют без должного внимания.

Любой новый участник деструктивного культа в скором времени сам становится активным миссионером, призывающим, вербовщиком. Его специально побуждают, чтобы он призывал других. Ценность члена секты определяется тем, сколько новичков он привлек в ряды культа. А ислам, прежде всего, призывает сначала заниматься самим собой и уделять внимание себе и своей семье. При этом мусульманин не должен быть равнодушен к судьбам и жизням других людей.

Для борьбы с ваххабизмом предлагаются разные методы. Многие религиозные деятели и специалисты говорят, что эту идеологию можно победить только идеологией, советуют усиливать пропаганду. Но немало и таких, кто считает, что максимально эффективны, в первую очередь, административно-правовые методы. Так думают, например, в Чечне, где ваххабизм запрещен.

Точка зрения властей

Правительством Ставропольского края проводится систематическая работа, направленная на профилактику религиозного экстремизма. Эта деятельность осуществляется во взаимодействии с традиционными религиозными, национально-культурными организациями, научным сообществом края.

– В соответствии с Конституцией Россия – светское государство, – говорит председатель комитета Ставропольского края по делам национальностей и казачества Александр Писаренко. – Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания. Люди имеют право самостоятельно определять свое отношение к религии, могут создавать религиозные объединения, молиться, проводить обряды.

При этом необходимо подчеркнуть, что не все религиозные направления оказывают на личность и общество положительное воздействие. К сожалению, как и в любой человеческой деятельности, в религиозной сфере имеются организации, носящие деструктивный характер. Это касается некоторых нетрадиционных религиозных течений.

К традиционным конфессиям для России относятся: православие, традиционный ислам, буддизм, иудаизм. Это религии с многовековой историей, органично сочетающиеся с культурными традициями народов, населяющих нашу страну.

Духовный поиск человека иногда может выходить за рамки привычных конфессий. И закон этого не запрещает. Но в таком случае человек должен быть полностью уверен, что заинтересовавшее его новое религиозное течение не является деструктивным культом или террористической организаций. В каждом конкретном случае необходим индивидуальный подход. К выбору веры, как к выбору врача, следует относиться с большой ответственностью.

И особенно важно чтобы люди избегали любого общения с представителями религиозных организаций, признанных российским судом экстремистскими.

Председатель краевого комитета по делам национальностей и казачества считает, что граждане должны внимательно относится к себе и своим близким, чтобы избежать нежелательного вовлечения в объединения, идеология которых может представлять опасность.

Обо всех фактах религиозного экстремизма следует сообщать в комитет Ставропольского края по делам национальностей и казачества и в правоохранительные органы.

Характерные признаки секты — Православная энциклопедия Азбука веры

Аудио-версия статьи

В боль­шей или мень­шей сте­пени секты харак­те­ри­зу­ются сле­ду­ю­щими при­зна­ками: 

1. Рели­ги­оз­ная реклама (мар­ке­тинг)

Секты всегда заняты, как на базаре навя­зы­ва­нием своего товара, то есть рас­про­стра­не­нием своего учения и вер­бов­кой новых членов осо­быми сред­ствами. Сек­тант­ская про­па­ганда обра­щена не к уму или сердцу чело­века, не к высшим его побуж­де­ниям, но к стра­стям, к под­со­зна­нию. Рели­ги­оз­ный мар­ке­тинг – это бук­вально навя­зы­ва­ние своего веро­уче­ния в формах, исклю­ча­ю­щих раци­о­наль­ное осмыс­ле­ние. Сюда отно­сятся все виды рекламы в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции, улич­ная реклама, поч­то­вая реклама. Это и назой­ли­вые при­гла­ше­ния посе­тить собра­ния или семи­нары с неопре­де­лен­ными назва­ни­ями («изу­че­ние Библии» – секта Муна, иего­ви­сты; «изу­че­ние англий­ского языка» – мор­моны; «собра­ние всех, кто обес­по­коен судь­бой России» – рери­хов­ское дви­же­ние, секта «Святая Русь»; «фести­вали и семи­нары по вопро­сам семей­ной жизни» – секта Муна, «пси­хо­ло­ги­че­ская дрес­си­ровка (тре­нинг), раз­ре­ше­ние про­блем обще­ния» – секта сай­ен­то­ло­гии; «вос­пи­та­ние детей, бла­го­тво­ри­тель­ные кон­церты» – секта «Семья»; «семи­нары по вопро­сам педа­го­гики и меди­цины» – секты Акба­шева). Это и частая мас­ки­ровка под Пра­во­сла­вие с исполь­зо­ва­нием пра­во­слав­ных сим­во­лов псевдо­хри­сти­ан­скими тече­ни­ями, рери­хов­ским дви­же­нием (напри­мер, «Духов­ный центр им. Сергия Радо­неж­ского») и экс­тра­сен­сами, адеп­тами дви­же­ния New Age.

2. Агрес­сив­ный про­зе­ли­тизм и пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние

Рели­ги­оз­ная реклама (мар­ке­тинг) – след­ствие сек­тант­ской уста­новки на посто­ян­ную вер­бовку новых сто­рон­ни­ков (адеп­тов). Нови­чок всегда окру­жа­ется особым вни­ма­нием, его созна­ние должно быть активно пере­стро­ено. У муни­тов это назы­ва­ется «бом­бар­ди­ровка любо­вью»: у вер­бу­е­мого созда­ется ощу­ще­ние, что именно его ждали в секте, каждое его заме­ча­ние с вос­тор­гом оце­ни­ва­ется как весьма ост­ро­ум­ное и глу­бо­кое, его не отпус­кают ни на минуту, чтобы не оста­вить его наедине с его мыс­лями и пере­жи­ва­ни­ями (эта мето­дика назы­ва­ется «сэнд­вич» – два сек­танта должны бук­вально зажать как в тисках чело­века и не отпус­кать даже когда он отправ­ля­ется в туалет). В секту легко попасть, но трудно выйти из нее, так как, во-первых, всегда нахо­дят ком­про­ме­ти­ру­ю­щий чело­века мате­риал, соби­ра­е­мый при поступ­ле­нии в секту на особых про­це­ду­рах «испо­веди» или анке­ти­ро­ва­ния. Во-вторых, всту­пив­ший в секту должен совер­шить посту­пок, ста­вя­щий его вне тра­ди­ци­он­ных обще­ствен­ных и нрав­ствен­ных связей: отречься от роди­те­лей, от веры своих отцов, при­знать, порой пись­менно, всю свою пред­ше­ству­ю­щую жизнь ошиб­кой. В‑третьих, жела­ю­щий поки­нуть секту под­вер­га­ется дав­ле­нию и пре­сле­до­ва­нию бывших своих «собра­тьев,» угро­зам и шан­тажу.

3. Двой­ное учение

Вер­бов­щики не сооб­щают тем, кого завле­кают в секту, всей правды об исто­рии секты, ее осно­ва­теле и ее под­лин­ном веро­уче­нии потому, что в сектах име­ется двой­ное учение – одно для рекламы своей секты, для при­да­ния ей «чело­ве­че­ского лица», а другое – для внут­рен­него поль­зо­ва­ния. Дей­стви­тельно, кто бы захо­тел посе­щать «семи­нары по Библии» у муни­тов, если бы сразу был уве­дом­лен, что осно­ва­тель этой секты – оккуль­тист, мно­го­же­нец и хули­ган, про­воз­гла­сив­ший Спа­си­теля неудач­ни­ком, а самого себя – «хри­стом», то есть с точки зрения хри­сти­ан­ства – анти­христ? Кто бы пошел в гости к рери­хан­цам в «Духов­ный центр им. Сергия Радо­неж­ского,» если бы знал, что здесь не веруют ни в Вос­кре­се­ние Хри­стово, ни вообще в Бога, а, вслед за осно­ва­те­лями, вос­хва­ляют сатану и прак­ти­куют идо­ло­слу­же­ние? Рели­ги­оз­ные учения, навя­зы­ва­е­мые сего­дня рос­сий­ским граж­да­нам, в конеч­ном счете, направ­лены на раз­ру­ше­ние тра­ди­ци­он­ной рос­сий­ской куль­туры, а потому всегда мас­ки­ру­ются под обще­при­знан­ные цен­но­сти.

4. Иерар­хия

Чтобы узнать скры­ва­е­мое учение, чело­век должен быть посвя­щен на опре­де­лен­ную сту­пень иерар­хии в секте. Орга­ни­за­ция секты строго иерар­хична. Чтобы полу­чить какой-либо резуль­тат, напри­мер, оправ­дать запла­чен­ные деньги или просто про­яв­лен­ный инте­рес и потра­чен­ное время, необ­хо­дим пере­ход на сле­ду­ю­щую сту­пень. Напри­мер, в секте Муна суще­ствует «лест­ница» из многих семи­на­ров – ввод­ный, одно­днев­ный, двух­днев­ный, трех­днев­ный, семи­днев­ный, два­дцати одно­днев­ный, а также слож­ная система член­ства и уча­стия в дея­тель­но­сти секты. В секте сай­ен­то­ло­гии Рона Хаб­барда, чело­век опла­тив и пройдя началь­ный курс, узнает в самом конце, что самое глав­ное и инте­рес­ное будет рас­кры­ваться лишь на сле­ду­ю­щем курсе, за кото­рый плата отдель­ная и т.д. То же харак­терно для секты после­до­ва­те­лей «живой этики»: сту­пен­ча­тое посвя­ще­ние в тайны «учения» по мере более актив­ного уча­стия в дея­тель­но­сти секты. Иерар­хи­че­ское устрой­ство поз­во­ляет дер­жать под стро­гим кон­тро­лем и направ­лять дей­ствия членов секты на всех ее сту­пе­нях и не допус­кать кри­ти­че­ского отно­ше­ния ни к учению секты, ни к ее лиде­рам.

5. Непо­гре­ши­мость секты и ее осно­ва­теля

Учение секты всегда пре­тен­дует на то, что это высшая истина, причем истина «более свежая,» чем истины всех прочих, осо­бенно же – тра­ди­ци­он­ных рели­гий. Эти «истины» полу­ча­ются сверхъ­есте­ствен­ным путем, через «откро­ве­ния,» виде­ния, кон­такты с духами (напри­мер, Мун общался с духом, кото­рый назвался «Хри­стом» и дал ука­за­ние создать секту). Разу­ме­ется, все суще­ство­вав­шее в исто­рии чело­ве­че­ства до такого «счаст­ли­вого оза­ре­ния,» объ­яв­ля­ется ошиб­кой и недо­ра­зу­ме­нием (в секте того же Муна сек­танты должны дер­жаться мнения о том, что их родина – именно Корея, кото­рую осчаст­ли­вил своим рож­де­нием «пре­по­доб­ный» Мун; для «сви­де­те­лей Иеговы» любовь к Оте­че­ству абсурдна, и сол­даты, погиб­шие за Родину – безумцы; рери­хи­анцы верят, что весь мир, и Россия в част­но­сти, пре­бы­вали во тьме суе­ве­рий до того, как появи­лась воз­мож­ность читать сочи­нен­ную Рери­хами «агни-йогу.») Осно­ва­тели сект – люди, кото­рых после­до­ва­тели наде­ляют боже­ствен­ными каче­ствами, многие прямо про­воз­гла­шают себя «хри­стами»: Мун, С. Тороп («Вис­са­рион»), М. Цвигун («Мария Дэви»), Т.Ф. Акба­шев (счи­тает «иису­сом» не только себя, но и своих уче­ни­ков), Секо Аса­хара, и мно­же­ство других. Не иначе как «мате­рью мира» име­нуют Елену Рерих адепты рери­хов­ского дви­же­ния. Обще­ние, непо­сред­ствен­ное или «духов­ное,» мыс­лен­ное, с лиде­рами-осно­ва­те­лями должно достав­лять неве­ро­ят­ное сча­стье сек­тан­там, их рас­по­ря­же­ния должны выпол­няться с энту­зи­аз­мом. По мыс­лен­ному при­казу от фото­гра­фии Шри Мата­джи (секта «сахаджа-йога») моло­дая жен­щина садист­ски убила свою полу­то­ра­го­до­ва­лую дочь.

6. Про­грам­ми­ро­ва­ние созна­ния

Чле­нами сект ста­но­вятся прежде всего люди с неустой­чи­вой пси­хи­кой, не име­ю­щие ясных нрав­ствен­ных кри­те­риев (мерила), духов­ных и куль­тур­ных знаний. Такие люди, ищущие, но не нашед­шие твер­дых осно­ва­ний в духов­ной жизни, как пра­вило, легко вну­ша­емы, то есть готовы отка­заться от своей сво­боды и при­нять уста­новки своих учи­те­лей. При этом чело­век полу­чает иллю­зор­ный смысл жизни, но мыш­ле­ние его может стро­иться лишь по при­ми­тив­ным схемам. В резуль­тате чело­век ока­зы­ва­ется в полной зави­си­мо­сти от сек­тант­ского учения, уча­стия в собра­ниях, ука­за­ний учи­те­лей и лиде­ров секты. Спе­ци­а­ли­сты срав­ни­вают сек­тант­скую зави­си­мость с нар­ко­ти­че­ской.

7. Духов­ный эли­тизм (избран­ни­че­ство)

Членам секты вну­ша­ется мысль о том, что они – един­ственно спа­сен­ные люди, что все окру­жа­ю­щие – люди «вто­рого сорта,» обре­чен­ные на поги­бель потому, что не раз­де­ляют учения секты. Без этого каче­ства секта суще­ство­вать не может, ведь иначе трудно объ­яс­нить себе и окру­жа­ю­щим, почему члену секты необ­хо­димо отде­литься в образе жизни от всех тра­ди­ци­он­ных цен­но­стей, почему он обязан посто­янно рекла­ми­ро­вать учение секты, почему членов секты не при­ни­мают в обще­стве. В сектах оккульт­ного направ­ле­ния дела­ется упор на «само­со­вер­шен­ство­ва­ние», то есть раз­ви­тие в чело­веке пара-нор­маль­ных спо­соб­но­стей, отли­ча­ю­щих членов секты от обыч­ных людей.

8. Кон­троль жиз­не­де­я­тель­но­сти

Конеч­ная цель сек­тант­ской орга­ни­за­ции – кон­троль над мно­гими, а в идеале – над всеми сфе­рами жизни чело­века. Для дости­же­ния этой цели всту­пив­ших в секты выры­вают из при­выч­ной жизни, лишают зна­ко­мого круга обще­ния. Во многих сектах исполь­зу­ются особые посе­ле­ния сек­тан­тов в домах или квар­ти­рах, пере­обо­ру­до­ван­ных под «ашрамы» или «мона­стыри», часто пере­на­се­лен­ные. Адепты имеют интен­сив­ный рас­по­ря­док дня, огра­ни­чи­ва­ются во сне и пище, ведут напря­жен­ную дея­тель­ность, не остав­ля­ю­щую воз­мож­но­сти кри­ти­че­ски осмыс­лить сек­тант­ское веро­уче­ние и лич­но­сти лиде­ров. В неко­то­рых дви­же­ниях для дости­же­ния кон­троля над адеп­тами при­бе­гают к помощи пси­хо­троп­ных средств и гип­ноза. В конеч­ном счете сек­танты при­но­сят в жертву секте свое время, здо­ро­вье, иму­ще­ство (квар­тиры чаще всего или про­да­ются, или отда­ются для устрой­ства офисов секты или «ашра­мов»), а иногда и свою жизнь. Секты редко доволь­ству­ются своим вли­я­нием только на адеп­тов, но обычно стре­мятся его рас­про­стра­нить на членов их семей, близ­ких людей, зна­ко­мых. Дети сек­тан­тов должны вос­пи­ты­ваться в духе сек­тант­ского учения и вырас­тают пре­дан­ными сто­рон­ни­ками. По мнению спе­ци­а­ли­стов, именно из их числа могут быть сфор­ми­ро­ваны отряды для осу­ществ­ле­ния тер­ро­ри­сти­че­ских актов.

9. Поли­ти­че­ские цели

Многие секты, такие как Цер­ковь Объ­еди­не­ния Муна, «Сви­де­тели Иеговы», сай­ен­то­ло­гия Рона Хаб­барда, и другие, явля­ются круп­ными про­мыш­лен­ными и финан­со­выми «импе­ри­ями,» стре­мя­щи­мися полу­чить власть над всем миром. Напри­мер, «Мани­фест Вар­наш­рамы», один из доку­мен­тов «Меж­ду­на­род­ного обще­ства созна­ния Кришны», пишет о гря­ду­щем обще­стве «побе­див­шего криш­на­изма» как об обще­стве касто­вом, раз­де­лен­ном на сверх­че­ло­ве­ков – криш­на­и­тов и рабов-шудр, кото­рым пред­на­зна­чен тяже­лый и бес­про­свет­ный труд, а все­мо­гу­щая элита будет решать, напри­мер, к какому сосло­вию будет при­над­ле­жать ново­рож­ден­ный мла­де­нец. «Сви­де­тели Иеговы» вещают о необ­хо­ди­мо­сти устро­е­ния «нового миро­вого порядка» воз­глав­ля­е­мого «единым пра­ви­тель­ством», состо­я­щим только из членов этой секты. Кореец Мун, осно­ва­тель секты «Цер­ковь Объ­еди­не­ния», прямо гово­рит о том, что его должны при­нять все пра­ви­тель­ства мира как своего гос­по­дина.

Борьбу с сектантами ужесточат — Парламентская газета

В законопроектах, которые Совет Федерации планирует внести в Госдуму уже весной, пропишут необходимость создания единого реестра организаций религиозной и экстремистской направленности, а также требование для юрлиц, которые занимаются религиозной деятельностью, указывать в своих уставных документах соответствующий характер организации. Так решили участники «круглого стола» «Основные направления совершенствования Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в целях защиты граждан от противоправной деятельности религиозных объединений» под председательством сенатора Елены Мизулиной.

Поверь и нажитое отдай

Сегодня у понятий «псевдорелигиозные», «деструктивные организации» и «антиобщественные группы» нет юридическоой базы. Существует лишь понятие экстремистской организации, их список каждый может прочесть на сайте Министерства юстиции. Там же указано, что все они запрещены судом. С 2015 по 2018 годы в России попали под запрет 70 таких организаций, 23 из которых носили религиозный характер. При этом 56 осуществляли деятельность без образования юридического лица.

На территории России часто под видом тренингов личностного роста и всевозможных школ лидерства скрываются агрессивные сектанты, которые заманивают людей с неустойчивой психикой в свои ряды, а потом выжимают из несчастных последние деньги или единственную квартиру. Доходит до того, что некоторые фантазёры обещают людям лучшую жизнь на другой планете, причём с доставкой туда.

«Нам нужно сделать всё возможное, чтобы пресечь деятельность таких организаций на территории России, оградить людей от посягательств на их психику, имущество, а иногда и жизнь», — заявила Елена Мизулина, которая является главой рабочей группы Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию законодательства в сфере защиты российских граждан от мошеннических действий сект. Именно в рамках деятельности этой рабочей группы более года назад впервые зашла речь о необходимости законодательных поправок.

Подготовленные инициативы, которые и сейчас ещё проходят согласования в министерствах и ведомствах, а также различных общественных и религиозных организациях предполагают изменения в шесть федеральных законов. Ранее председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко поддержала идею создания рабочей группы, назвав тему сект острой и чувствительной.

«Секты — очень опасная среда, и законодательство в этой части надо править. Мы готовим предложения, как защитить от них граждан. К сожалению, сегодня нет ни одного региона, где не было бы таких сект. Согласно экспертным оценкам, в России на сегодняшний день действуют порядка 500 деструктивных сект. При этом в российском законодательстве как такового понятия «секта», тем более «деструктивная секта», не существует», — отметила Мизулина.

Согласно экспертным оценкам, в России на сегодняшний день действуют порядка 500 деструктивных сект.

С апреля 2018 года в перечень организаций, которые подлежат ликвидации, Минюст может вносить общественные объединения и религиозные организации и иные некоммерческие организации, в отношении которых судом принято решение о ликвидации или запрете их деятельности в РФ. Об этом рассказал замдиректора департамента Минюста РФ по делам некоммерческих организаций Дмирий Ермак. Он напомнил, что сейчас решения по ликвидации организаций происходят в соответствии с законом о противодействии экстремистской деятельности. Это значит, что те религиозные организации и группы, которые не имеют госрегистрации, туда тоже попадают.

Россия — не законодатель мод в сектантстве

В нашей стране вот уже более 20 лет работает Закон «О свободе совести в религиозных объединениях», который закрепил отношения между государством и церковью, церковью и обществом, обществом и государством. Именно этот закон призван защитить российских верующих, от экспансии псевдорелигиозных организаций и от деструктивных культов, наносящих серьёзный урон как духовному, так и физическому здоровью и дискредитирующих, по существу, само понятие религии.

За два десятилетия закон претерпевал изменения. Например, в рамках принятых в июле 2016 года поправок в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности в законе было закреплено понятие «миссионерская деятельность», раскрывшее её содержание и установившее порядок осуществления.

Но сегодня закон требует доработок, чем сейчас, в частности, и занимается Комитет Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. Об этом «Парламентской газете» рассказал глава комитета Сергей Гаврилов. Он отметил, что необходимо повышать ответственность и контроль за деятельностью миссионерских инициатив и религиозных сект.

«Многие из них имеют цели и содержание, далёкие от религии, а попросту мошеннические. Это часто оказывается просто закрытый бизнес для обмана людей и манипулирования их сознанием. Поэтому нужно усилить надзор со стороны правоохранительных органов и налоговиков за религиозными организациями, чьи головные центры, как правило, располагаются обычно за рубежом», — сказал Гаврилов.

По его словам, разрабатываемые в комитете поправки носят аналогичный характер с теми, что уже были приняты законодателями в отношении организаций, исполняющих функции иностранных агентов, так как зарубежное финансирование или принятие решений вне страны несёт риски радикализации этих движений внутри России и опасность для традиционных конфессий. Также глава думского комитета считает, что необходимо усилить надзор за религиозной образовательной и паломнической деятельностью.

Секта и Церковь, меньшинство и большинство

Яков Кротов: Этот выпуск программы посвящен количеству и качеству в религиозной жизни, большинству и меньшинству как критерию в определении доброкачественности и истинности религии, Церкви, группы, секты. В России слово «секта» и раньше было оскорбительным. По уголовному законодательству начала XIX века секты делились на три категории: особо опасная, умеренно опасная, — но за членство во всех сектах наказывали. Кстати, к сектантам причислялись и старообрядцы, скопцы, начинающиеся протестанты. В наше время ситуация немногим лучше, но когда встает вопрос, чем секта отличается от Церкви, многие люди не дают на него ответа или, наоборот, дают слишком много ответов.

Первый ответ, который обычно приходит на ум: Церковь большая, а секта маленькая. Этот ответ можно встретить даже в основополагающей монографии Трельча 1912 года, где он объясняет, что секта – это движение, отделившееся от большинства. Но Трельч подчеркивал, что и само христианство отделилось, а первоначально было сектой. А в эпоху Спасителя Его великий современник Сенека спокойно говорил, что относится к секте стоиков, и это не было уничижением или оскорблением.

Корень слова «секта» происходит от «сектор», то есть это часть целого, последующая часть. И только начиная с огосударствления христианства слово «секта» постепенно стало обозначать нечто очень презренное и противозаконное.

Начнем с небольшого интервью с религиоведом Михаилом Ситниковым. Как количество и качество могут определить, где Церковь, а где секта?

Михаил Ситников: Секту обычно определяют как нечто количественно меньшее по числу последователей, чем Церковь. Собственно, это в определенной мере действительно так: секта, как правило, отделяется от гораздо более масштабной конфессии в силу каких-то доктринальных несоответствий. Но при уходе верующих людей в секту, при отделении существует нечто, что их достаточно серьезно смущает, а именно – вот это количество. Все-таки верующие люди, несмотря на личную религиозность, как-то интуитивно, инстинктивно стремятся принадлежать к достаточно большому, солидному, исторически оправданному сообществу таких же верующих. То есть в какой-то степени это внешняя форма какой-то солидной, масштабной религиозности, которая может даже и размываться.

Михаил Ситников

Секта, как правило, объединяет людей, которые принимают сознательное решение, но в противовес этой тенденции принадлежать к большому количеству соверующих, единомышленников, здесь все основывается на личной религиозности, то есть человек гораздо более внимательно относится к личному общению с Богом. Это достаточно ярко отображено, в частности, в христианстве, потому что очень часто сектами называют какие-то маленькие протестантские группы или маленькие церкви. Но дело в том, что протестанты искренне верят, они ходят на свои собрания, ходят в свою церковь не столько для того, чтобы побыть вместе со всеми, сколько для того, чтобы подчеркнуть и оформить свой личный религиозный опыт. И то, что, например, у нас существует тенденция называть всех подряд протестантов сектантами и придавать этому какую-то негативную коннотацию, – это, конечно, очень печально.

Яков Кротов: У нас в гостях еще двое религиоведов – Екатерина Элбакян и Роман Лункин.

Вот этот критерий меньшинства и большинства: насколько он надежен в суждениях о том, доброкачественно религиозное явление или нет?

Критерий доброкачественности или злокачественности религиозного явления ошибочен, поскольку он уже содержит в себе оценочное суждение

Екатерина Элбакян: Я считаю, что сам критерий доброкачественности или злокачественности религиозного явления ошибочен, поскольку он уже содержит в себе некое оценочное суждение, негативное или позитивное – это не столь важно. Мы, религиоведы, стараемся избегать такого рода оценок. Большинство культурообразующих конфессий той или иной страны – это одна ситуация, а когда мы говорим о религиозном меньшинстве, ясно, что оно менее инкорпорировано в социокультурный контекст, по его нормам живет существенное меньшинство населения страны, и ясно, что оно в данной стране имеет меньшую территорию, традицию, менее длительное существование по времени (хотя не факт, что в другой стране оно не имеет более длительного существования). Например, мы знаем, что баптизм является культурообразующей конфессией в США, а в России до недавнего времени он назывался протестантской сектой второй волны, в учебниках советского периода по атеизму в 70-80-е годы ХХ века это было так. Так что критерии здесь достаточно размыты и относительны.

Думаю, что глубинная религиозность человека не зависит от количества последователей той конфессии, к которой он принадлежит. Более того, она более эмоционально окрашена и ярка именно в религиозных меньшинствах, а не в тех религиозных организациях, к которым люди принадлежат в силу семейной традиции. Как только на передний план выходит традиционность, сухие моральные императивы, тут же искренняя, глубинная религиозность уходит и заменяется этими формальными нормами, когда формализм побеждает содержательную сторону мира.

В типологии религиозных организаций слово «секта» есть, и оно совершенно не негативно коннотировано. Если отстраниться от всего остального и говорить с сугубо академической точки зрения, о один из признаков секты – более эмоциональное богослужение, более эмоциональная религиозность, не анонимное членство, сознательный приход в секту и принятие веры, а не просто потому, что маленького ребенка крестили, родитель берет ребенка с собой в церковь, и он растет в этой традиции.

Яков Кротов: Точные науки не зависят от географии. Митрополит Антоний Блум, царство ему небесное, жил в Англии, и он сектант, потому что он представлял очень маленькую, замкнутую группу русских английских православных, в которую ходят по личному выбору, и он проповедовал эмоциональнее. А потом он садился в самолет, прилетал в Россию и переставал быть сектантом. Это же тогда какой-то ненаучный термин – «секта».

Роман Лункин

Роман Лункин: Да, это как раз показывает относительность происходящего. И я согласен с уважаемым религиоведом Ситниковым, прежде всего, в том, что искренне верующие есть и в большой традиции, и в маленькой секте. И от количества часто не зависит, можно ли назвать это сектой. Скорее здесь важно, что думает общество по поводу сект и сектантства как такового, и что думают о себе сами секты. Вы справедливо заметили, что древнегреческие философы тоже часто относили себя к сектам, потому что секты – это было что-то вроде такого модного идейного направления, как сейчас последователи Навального, Ходорковского, Никиты Михалкова или Прилепина, — тоже можно сказать, что вокруг них собираются определенного рода секты. Это все модные идейные течения.

Довольно интересно, как это превратилось в русской истории в секту с отрицательной коннотацией. До революции, хотя баптистов и ссылали в Сибирь, однозначно отрицательного восприятия русского сектантства как явления не было. Это все-таки была большая традиция, и об этом писали исследования, книги, туда входили молокане, духоборы, старообрядцы, баптисты, евангелисты, пятидесятники, – это все большое русское сектантство, наша традиция.

Яков Кротов: А когда император Александр I слушал проповеди британских проповедников-пиетистов, он, оказывается, выходил сектантом?

Искренне верующие есть и в большой традиции, и в маленькой секте

Роман Лункин: Он слушал проповеди в западной христианской традиции. С точки зрения католиков, это сектантская традиция, но пиетистская позиция традиционна в Германии, потом, в XIX веке она стала традиционной и на территории Российской империи. Это опять же вопрос – как относиться к количеству. Недавно Владимир Познер заявил, что Русская Православная церковь почти не вписана в это социокультурное пространство, и у Православной церкви есть 5% верующих. И что, считать РПЦ Московского патриархата сектантской организацией с точки зрения количества? Это довольно механистический подход, выходящий за рамки религиоведения и вообще здравого смысла.

Православная церковь или католики в католических странах, лютеране, католики в Германии, то есть большие церкви, всегда гордятся тем, что у них много людей, которые относят себя к их вере, даже если они мало ходят в церковь. Для них это показатель политической значимости. А если какие-нибудь сектоведы говорят о сектантах, что их 1000 или 500, то «это страшная вещь», «это сумасшедшиее люди», и обычно все их боятся, и никто не знает, кто эти сектанты. Социологические опросы показывают, что это совершенно безотчетный страх, явление психологического характера.

Яков Кротов: В 70-80-е годы православные были маркированным меньшинством, и когда я приходил в церковь и крестился, это было психологически довольно важно. На верующего человека смотрели как на диссидента: что тебя туда понесло, почему ты не с большинством? Но и когда Ленин объявил свою партию большевистской, она же никогда не была большинством до 1917 года, в большинстве были меньшевики. У Ленина был четкий риторический, агитационный расчет: люди тянутся к большинству, им хочется конформизма, они рассчитывают, что другие их прикроют, если они будут в большинстве. В этом смысле ориентация на количество оказывается важным личным выбором, человек заранее принюхивается, где больше, он ищет не истину, а количество. Это очень специфическая духовность.

Екатерина Элбакян: Это конформная духовность. Глубокая религиозность воспитывается с детства. Хоть я и говорила сейчас о формальной принадлежности к Церкви, все равно мне кажется, что если человек был в партии и гонял этих несчастных верующих в советские годы, то в одночасье он верующим не станет. Бывает, конечно, религиозное обращение, когда человек обретает какой-то религиозный опыт, который даже не зависит от его желания, и становится глубоко верующим, но это все-таки не массовое явление, а единичные случаи. Некая закономерность, когда подавляющее большинство из тех, кто был у руля в партийные годы, вдруг в одночасье стал православным, но при этом они не знают церковных традиций, вероучительных канонов, не соблюдают никаких норм, но знают, что на Пасху или на Рождество им надо быть в храме, чтобы формально показать свои религиозные чувства. А все остальное время они же не ведут образ жизни в соответствии с нормами христианской морали.

Советский Союз был тоталитарным атеистическим государством. Затем все храмы были открыты. Мы слышим статистику, что большинство у нас — верующие люди, хотя я с этим не согласна, конечно. А посмотрите, например, сколько там было наркоманов, алкоголиков, брошенных детей, разводов, коррупции, убийств, изнасилований и прочего в Советском Союзе (хотя он был больше, чем Российская Федерация), и сколько их сейчас, когда храмы открыты: пожалуйста, приходите в Церковь и следуйте ее шкале ценностей. Я предвижу такой ответ, что тогда было тоталитарное государство, которое жестко контролировало людей. Но мы знаем, что преступность бывает и в тоталитарном государстве, как и в демократическом, и она не меньше. Это подтверждает закономерность, что люди в одночасье не становятся верующими во всей широкой палитре этого слова. Есть внешняя, напускная религиозность, и есть внутренняя религиозность, и между ними большая разница.

Екатерина Элбакян

В этом смысле триумфальное шествие в 90-е годы, как назвал это в свое время Игорь Яковлевич Канторов, массы религиозных меньшинств, которые оказались на территории России (часть были привнесены с Запада, часть — с Востока, часть образовались здесь, имея российскую почву), и было связано как раз с духовными поисками людей, не удовлетворенных предлагаемыми вариантами традиционной религиозности. Хотя слово «традиционная» тоже очень относительно: какой тут критерий? Количество последователей? Длительность существования? Влияние на культуру?

Яков Кротов: Ну, допустим, количество. Но какое же триумфальное шествие меньшинств, если в результате Московская патриархия все равно оказалась в большинстве?

Екатерина Элбакян: Они здесь появились, до этого их не было вообще или они были в глубоком подполье.

Роман Лункин: Я бы сказал, что это все-таки не религиозное возрождение, как это тогда называли и сейчас называют официальные лица. Все-таки это религиозный бум в том смысле, что люди интересовались всякой религиозностью, и в начале 90-х годов приехали с Запада некоторые новые религиозные движения, и возникли российские новые религиозные движения, которыми можно гордиться, потому что они очень яркие. Это, например, Православная церковь Божией Матери Державная, такие православные харизматы, почитающие Божию Матерь во главе с пророком Божией Матери.

Яков Кротов: Но все-таки, если говорить о количественном преобладании, Московская патриархия к концу 90-х пришла в выигрыше.

Роман Лункин: Я бы вообще не судил по количеству. Российское общество по количественным, социологическим показателям похоже на любую европейскую страну со средним уровнем религиозности и секулярности. У нас также процент людей, которые постоянно ходят в церковь, не превышает 15-ти. И во многих регионах России число практикующих верующих, например, у протестантов и православных одинаково.

Яков Кротов: А количество православных церквей больше. В Москве есть программа «200 храмов», и их строят.

Роман Лункин: Домов молитвы, я думаю, не меньше, только они в частных домах. Если правильно посчитать в количественном отношении, откроются совершенно новые горизонты исследований.

Яков Кротов: А вот если слово «секта» у нас ругательное, может быть, его вычеркнуть из науки?

Роман Лункин: Очень хорошее определение слова «секта» дал социолог и политолог Дмитрий Фурман: секта – это движение, которое находится в стадии становления. С этой точки зрения, например, Поместная церковь Украины – это тоже секта, но при этом ничего плохого мы о ней не хотим сказать.

Екатерина Элбакян: И раннее христианство изначально называлось сектой по отношению к иудаизму.

Яков Кротов: Трельч писал, что Церковь и секта часто меняются местами, переходят одна в другую.

Роман Лункин: Скорее, секта постепенно превращается в Церковь, хотя это тоже не совсем так. Я думаю, что сейчас происходит обратный процесс: большие традиционные церкви в той или иной степени вынуждены как бы становиться сектами, для того чтобы конформизмом привлекать молодежь. Чтобы быть граждански активными, они должны вырастать в сетевые структуры, общества, разделяясь на эти маленькие секты. Трельч сказал, что процесс идет от секты к Церкви, а у нас — от Церкви к секте. И ради чего? Ради гражданского активизма, ради того, чтобы нарастить миссию, сделать ее более модной, постмодернистской. Сейчас митрополит Илларион и патриарх Кирилл обращаются за защитой к Совету Европы и ОБСЕ. Прошло буквально лет десять – и ситуация кардинальным образом изменилась.

Церковь и секта часто меняются местами, переходят одна в другую

Яков Кротов: Украинская Православная церковь по размеру — не Церковь большинства, даже в Украине, но с канонической точки зрения, с точки зрения церковного права после того, как Московская патриархия в одностороннем порядке перестала поминать Константинополь, она оказывается меньшинством в мировом православии. Можно раздувать статистику и говорить, что православных Московской патриархии 200 миллионов, но мы же хорошо помним, что 30 лет назад было 500 тысяч: примерно столько и осталось. Значит, это не решается голосованием. Тогда, может быть, просто не пользоваться термином «секта», а говорить «деноминация», «Церковь», если речь идет о христианстве?

Екатерина Элбакян: Можно просто заменить это слово термином «религиозное меньшинство», но его, конечно, нет в законодательстве, и он на данный момент не является академическим, используется скорее в публицистическом дискурсе. Это может относиться к любой религиозной организации, которую мы избегаем называть сектой, которая еще не стала деноминацией, а тем более Церковью, независимо даже от ее самоназвания, но у которой есть определенные характеристики. Ведь секта – это не только меньшинство людей, это еще ряд качественных характеристик.

Яков Кротов: Которые можно встретить и у большой организации.

Екатерина Элбакян: В том-то и дело, поэтому здесь очень относительные критерии.

Роман Лункин: Нужно осознавать, что словом «секта» пугают, и это слово в публичном пространстве используется в совершенно не научном смысле, а просто чтобы создать политический образ противника или политический образ какой-нибудь церкви, и никто не собирается разбираться в происходящем. Секта — это ярлык.

Яков Кротов: То есть это не наука, не религиоведение, а агитация и пропаганда.

Екатерина Элбакян: Конечно.

Роман Лункин: И большинство религиоведов, которые работают с верующими, избегают слова «секта», потому что для них оно оскорбительное, они сразу ощущают, что сидят в подполье, режут там кого-то, пьют кровь…

Екатерина Элбакян: …отнимают квартиры, не разрешают ходить к врачу…

Роман Лункин: В советское время по поводу всех «безумных верующих» писали то же самое, и это сейчас накладывается на современность.

Яков Кротов: То есть организуем общество воздержания от употребления слова «секта».

Екатерина Элбакян: Из нейтрального, каким оно было, оно приобрело негативно коннотированный смысл.

Роман Лункин: И тот, кто хочет ругаться, будет употреблять слово «секта», и ему никто не запретит.

Яков Кротов: Слово «секта» означает «часть», и был прав тот же немецкий социолог Трельч, который говорил, что один из признаков сектантства: люди уверены, что они, меньшинство, спасутся, а большинство погибнет. Но есть и большие религии, которые убеждены, что они спасутся, а все остальное человечество погибнет. И тогда это такая же агрессивность, такое же богоборчество, как и в самом маленьком движении: ведь Священное Писание говорит, что Бог хочет, чтобы все спаслись. И каждый, кто кого бы то ни было пытается отставить от спасения, тем самым оказывается в числе людей, не следующих Божье воле. Спасутся все, и с этим лучше считаться.

Христианство или секта? | Cru Moldova

Как отличить настоящее христианство от подделки?

Возможно, вам уже приходилось сталкиваться с фальшивыми деньгами. Тогда вы знаете, что отличить подделку от настоящей банкноты непросто. Именно поэтому кассиры внимательно проверяют каждую купюру, а в кассах банков висят плакаты, объясняющие, по каким признакам можно удостовериться в подлинности денежных знаков.

Аналогичным образом сегодня в мире есть много религиозных течений, называющих себя христианскими. Понять, какие из них говорят правду, человеку неподготовленному довольно трудно. Для того чтобы немного облегчить вам задачу, мы подготовили этот материал.

Все религиозные течения чем-то отличаются друг от друга. Даже между христианскими конфессиями есть некоторые различия — иногда поверхностные, иногда глубокие и серьезные. Однако все христиане одинаково принимают и исповедуют одни и те же истины, которые можно назвать историческим христианством.

 

Какие ключевые доктрины являются неотъемлемой частью вероучения в историческом христианстве?

  • Авторитет Библии: Библия — это безошибочная книга, которую создал Бог руками пророков, апостолов и евангелистов. Все христианские течения признают ее непререкаемый авторитет и в своем богословии опираются именно на нее.
  • Триединство Бога: Есть только один истинный и живой Бог, сотворивший вселенную. Этот Бог триедин, то есть три божественные Личности (Отец, Сын и Святой Дух) обладают одной и той же божественной природой.

  • Божественная и человеческая природа Христа: Бог-Сын, Иисус Христос, облекся в совершенную человеческую природу, чудесным образом родившись от непорочной Девы по имени Мария.

  • Смерть Христа за грехи — путь спасения человека: Иисус Христос победил смерть, воскреснув из мертвых, и вернулся на небеса к Отцу. Всякий искренне верующий во Христа и раскаявшийся в своих грехах получает прощение и вечную жизнь.

  • Иисус грядет: Однажды Иисус Христос вернется, чтобы совершить суд над человечеством, и тогда прощенные войдут в вечное Божие царство. А тех, кто не захотел уверовать во Христа, ожидает вечное мучительное существование без Бога.

Ни одну религиозную группу, которая не признает и не исповедует эти учения, нельзя назвать христианской в историческом смысле слова. Это не означает, что нехристианские течения непременно опасны для вашей жизни и здоровья или что их последователи — обязательно нехорошие и неприятные люди. Но если вы хотите познакомиться с настоящим, а не поддельным христианством, в таких течениях его не найти.

В современных публикациях подобные группы, исповедующие и проповедующие поддельное христианство, называют «сектами», «культами» и «новыми религиозными движениями». У каждого из этих терминов есть много разных определений, но чаще всего их используют не из желания кого-то оскорбить или унизить, а просто для обозначения определенного вида религиозных течений — так же, как мы говорим «церковь», «конфессия» или «деноминация».

Группы эти весьма разнообразны. Некоторые из них откровенно отрицают историческое христианское учение. Другие сектантские группы пользуются христианской терминологией, но вкладывают в эти слова совершенно небиблейский смысл. Отрицания даже одного принципиального учения христианства достаточно, чтобы считать группу культом. Но культы, как правило, отрицают или искажают целый ряд библейских учений. Вот некоторые примеры.

 

Что обязательно должно насторожить в учении группы?

Как используется Библия (внебиблейский источник авторитета):

Зачастую подобные группы считают Библию устаревшей и недостоверной. Они искажают ее исторический текст в угоду собственным учениям, дополняя ее новыми откровениями и пророчествами.

Самые важные из этих истин, общие для всех христиан, были записаны во вселенских Символах Веры: Апостольском, Никео-Цареградском и Афанасьевском.

Принижение роли и величия Христа:

Большинство последователей поддельного христианства искажает библейский образ Христа. Одни считают Его простым человеком, другие — сотворенным ангелом. Встречаются и те, кто отрицают Его непорочное зачатие и воскресение, утверждая, что на самом деле Он только притворялся человеком.

Акцент на исключительности группы:

Зачастую вероучение таких групп подчеркивает собственную исключительность в вопросе спасения. Участники группы верят в то, что они — единственные спасенные люди. А остальные обречены на погибель потому, что не разделяют учения секты. При этом члены секты стараются намеренно отделиться в своем образе жизни от традиционных ценностей и общества.

Роль лидера:

Лидеры сект часто претендуют на беспрекословный авторитет среди участников группы и склонны к высокому уровню контроля. Иногда основатели или руководители сект выдают себя за новые воплощения Иисуса Христа. Другие заявляют, что пришли завершить миссию Христа, которую Он якобы не выполнил.

Представление о центральной роли группы в событиях последних времен:

Зачастую секты чрезмерно сосредоточены на попытках определить и назвать конкретную дату пришествия Христа или конца света, возбуждая страх перед близким концом света.

 

Знать основы христианского вероучения — самый верный способ не ошибиться

Понять, что вы имеете дело с псевдохристианской группой, не так просто. Название ее чаще всего вам ничего не скажет. Количество верующих само по себе тоже ни о чем не говорит. Иногда вас может насторожить необычное поведение людей, но зачастую при первом знакомстве вы ничего подозрительно не увидите. Насторожиться следует в том случае, если вы заметите, что от вас что-то скрывают.

Однако по-настоящему надежным критерием является только учение. Все секты и культы так или иначе искажают библейское учение и отвергают историческое христианство, существовавшее две тысячи лет, в пользу новых идей (возникших, как правило не более 100–150 лет назад). Чем больше вы знаете о настоящем христианстве, тем труднее вас обмануть.

Помните: чтобы распознать любую хитрую подделку, нужно хорошо изучить оригинал!

источник: newliferussia.ru

Секция религии: определение и обзор

Католицизм — это деноминация христианства, а Армия Марии — секта, отколовшаяся от католицизма.

Идея единой истинной религии

Если не говорить об Индии или других регионах, где различные религиозные секты являются частью культуры, термин секта в западном обществе часто ассоциируется с отрицательными качествами.Во многом это связано с тем, что секты придерживаются точки зрения меньшинства и придерживаются убеждений, не принимаемых обществом.

Обе стороны раскола могут критиковать друг друга. Конфессия может обвинить секту в отклонении от основных религиозных убеждений, что известно как ересь . Например, в случае с «Армией Марии» католическая церковь назвала секту «еретической». Точно так же секта может обвинить деноминацию в ереси. Однако здесь вы можете задаться вопросом: если секта — это отделившаяся группа, почему они обвиняют деноминацию в ереси?

Члены секты часто чувствуют, что они представляют единственную истинную версию религии, с верованиями и практиками, которые, по их мнению, лучше соответствуют первоначальному замыслу веры.В нашем примере района представим, что в вашем городе ценится гармония и мир. Ваша группа единомышленников может почувствовать, что громкая музыка нарушает этот набор убеждений, вызывая беспокойство. Более спокойные ночи кажутся вашей группе (вашей секте) более согласованными с изначальными намерениями вашего сообщества (вашей религии). На ваш взгляд, отключение музыки до 21:00 — единственный правильный способ жить.

Члены религиозных сект также обсуждают приемлемые способы жизни на гораздо более глубоком уровне, чем такие темы, как громкость музыки.Их интересует, где провести моральные границы между добром и злом и даже как должным образом поклоняться своей высшей силе.

В некоторых случаях обозначение группы как секта не является однозначным делом. Из-за сложности систем религиозных убеждений не все могут прийти к единому мнению о том, какие группы можно назвать сектами. В зависимости от того, кто выполняет категоризацию, для описания религиозных групп могут использоваться разные ярлыки.

Например, в иудаизме хасидизм можно рассматривать как религиозное движение, а Гер является примером одной из множества сект внутри хасидизма.С другой стороны, некоторые могут рассматривать хасидизм как секту более крупного православного движения. В подобных случаях ученые и широкая общественность могут спорить, какой термин использовать для описания традиции из-за ее богатой истории и сложности.

Хасидизм как движение внутри иудаизма включает множество различных сект.

Краткое содержание урока

Секта — это группа людей, которые отказываются от обычаев или убеждений более крупного религиозного вероисповедания или религиозного движения.Этот раскол отделяет секту от более широкой группы. Члены секты часто считают свои убеждения соответствующими более «истинной» версии религии. Большая группа, от которой они отделяются, может обвинить их в ереси, а также они могут обвинить большую группу в ереси. Термин секта часто используется обществом для обозначения отрицательных качеств, за исключением Индии или других регионов, где различные традиции или секты являются частью общественной культуры.

Что такое религиозная секта?

Секта — это религиозная группа, являющаяся частью религии или вероисповедания.Секты обычно разделяют те же убеждения, что и религия, лежащая в их основе, но имеют заметные различия в некоторых областях.

Секты против культов

Термины «секта» и «культы» часто используются как синонимы, но это неверно. Культы — это небольшие экстремальные группы, и их часто отмечены коррумпированными лидерами и интенсивными, манипулятивными или неэтичными практиками.

Секты в большинстве случаев не являются культами. Они просто религиозные ответвления других групп.Но из-за того, что эти два термина часто путают, многие люди, принадлежащие к сектам, описывают себя как часть небольшой конфессии, чтобы избежать негативной стигмы.

Примеры религиозных сект

В истории религиозные секты были в центре новых движений и радикальных изменений. Одним из первых примеров были назареи, группа, состоящая из последователей Иисуса после его смерти. Хотя изначально они считались еврейской сектой, назареи стали известны как первые христиане.

Сегодня секты все еще заметны. Одной из самых известных является Церковь Иисуса Христа Святых последних дней, которую чаще называют мормонами. Со временем секта мормонов превратилась в свою собственную деноминацию христианства и продолжает увеличивать число последователей.

Секты часто являются подгруппами религий из-за их предполагаемой потребности в реформе. По мере того, как секта растет, она становится более авторитетной, строит общину и становится все более популярной в мейнстриме. В этот момент это становится деноминацией.

Современные христианские секты

В христианстве больше всего сект. В прошлом христиане ассоциировали секты с ересью и кощунственными верованиями, но в последние годы секты стали более уважаемыми за свои убеждения. Христианская секта считается отдельной от основной религии определенными верованиями и обычаями.

В католической церкви существует множество сект, которые действуют отдельно, но все же считают себя католиками:

  • Сообщество Леди Всех Наций: эта секта, основанная в 1971 году, считает, что ее основательница, Мари Пол Жигер, является реинкарнацией Девы Марии.Это отличается от католического убеждения, что реинкарнация невозможна и что Мария была вознесена на небеса.
  • Пальмарийская католическая церковь: Пальмарианская католическая церковь не признает нынешнее папство действительным и непогрешимым, отделяясь от Римско-католической церкви. Они не признавали власть Папы после смерти Папы Павла VI в 1978 году.

Современные исламские секты

В исламе также есть ряд религиозных сект, которые отклоняются от традиционных учений ислама.Есть две основные группы, но в каждой также есть несколько подсекций:

  • Суннитский ислам: Суннитский ислам — самая крупная мусульманская секта и отличается от других групп в вопросе о преемнике пророка Мухаммеда.
  • Шиитский ислам: шиитский ислам считает, что Мухаммед действительно назначил преемника, что резко контрастирует с суннитами.

Хотя секты часто используются для описания крайних религиозных взглядов, многие секты миролюбивы и просто различаются по вероисповеданию по некоторым конкретным вопросам.Со временем многие из них становятся основными деноминациями.

Определение секты от Merriam-Webster

\ ˈSekt \

: инакомыслящая или раскольническая религиозная организация особенно : считается крайним или еретическим

б : религиозная конфессия

2 архаичный : чувство пола 1 как и вся ее секта — Уильям Шекспир

: Группа, придерживающаяся определенной доктрины или лидера

Религиозные организации: церкви, секты и конфессии

Традиционно большинство людей с религиозными убеждениями принадлежат к той или иной религиозной организации.

В то время как в рамках христианской традиции большинство из них может описать свою организацию как «церковь», предпринимались различные попытки провести различие между существующими религиозными организациями самого разного типа, от огромных организованных международных церквей до небольших местных часовен.

В повседневном использовании мы используем слово «церковь» как довольно общий дескриптор как для организаций, так и для зданий организованной христианской религии; деноминации — это разные ветви христианской церкви, порожденные историческими расколами (например, римско-католическая, англиканская, методистская и т. д.), а секты — гораздо меньшие организации. Однако социологи и теологи не всегда использовали эти термины именно так.

Первая социологическая типология церквей пришла от Макса Вебера , который провел различие между церквями и сектами, определил церкви как большие организации и секты как маленькие и отметил различные социальные различия между ними.

Сегодня социологи склонны использовать типологию Эрнста Трельча (1912) , развившую идеи Вебера:

Религиозные организации — типолог Трельча

Церковь

  • Они заявляют о монополии на правду: то есть заявляют, что их позиция верна, а взгляды религиозных групп ложны.
  • Они тесно связаны с государством. Во многих странах существует «официальная религия» или государственная религия (например, англиканская церковь в Великобритании, где королева является одновременно главой государства и главой церкви, а епископы заседают в Палате лордов). Что сбивает с толку, поскольку мы ассоциируем эти термины именно с христианством, в социологическом плане в таких странах, как Саудовская Аравия или Иран, ислам явно соответствует многим аспектам типологии церкви.
  • У них развитая иерархическая бюрократическая структура.В священнослужителях (которым выплачивается заработная плата) будут четкие границы старшинства и соблюдение ряда правил и положений. Несмотря на правила и положения, церкви, как правило, предъявляют относительно мало требований к своим членам. Таким образом, активное членство в целом может соответствовать нормальной рабочей жизни, делая ее доступной для людей из самых разных социальных слоев.
  • Церкви — основные, консервативные, организации, которые стремятся защитить статус-кво. Они стремятся быть открытыми и универсальными, но привлекательны для людей с высокими доходами (правящего класса), которые заинтересованы в сохранении общества как есть и сопротивлении социальным изменениям.
  • Люди часто рождаются в церкви, а не выбирают ее. В самом деле, они могут быть включены в церковь, прежде чем они станут достаточно взрослыми, чтобы понять ее учение. Обычно от них не ждут доказательств своей веры или приверженности.
  • Ярким примером церкви для Трельча является Римско-католическая церковь.

Раздел

Трельч охарактеризовал секты как организации, которые отделились от церкви (через раскол), потому что были недовольны ее учением или практикой.Это будет небольшой раскол с сектой, образованной недовольными членами общины, а не раскол в сторону верхушки иерархии.

Трельч сказал о сектах:

  • Они заявляют о своей монополии на правду и часто враждебно относятся к другим религиозным организациям.
  • У них нет сложной бюрократической иерархии, вместо этого они обычно возглавляются харизматическим лидером .
  • Они маленькие
  • Они требуют полной отдачи от участников, и поэтому недоступны без значительных жертв со стороны участников.
  • Обычно они враждебно настроены по отношению к государству и обществу (Уоллис назвал это отвергающим мир )
  • Часто состоит из маргинализированных, обездоленных групп, например, из малообеспеченных или из маргинализированных групп этнических меньшинств.

Секты могут включать экстремистские организации, такие как Народный храм Джима Джонса или Ветвь Давида Дэвида Кореша. Это те организации, которые (помимо социологии) мы можем назвать культами (см. Следующий раздел).

Трельч использовал этот термин для обозначения небольших христианских организаций, таких как ранние методисты, баптисты и кальвинисты, которые со временем превратились в мейнстрим, став тем, что Нибур назвал деноминациями .

Секты имеют тенденцию быстро расти (особенно если есть харизматический лидер), но также могут очень быстро падать.Если секта была построена вокруг лидера, то смерть этого лидера также может привести к концу секты. Также, если секта сделала какие-то конкретные предсказания (например, конец света!), То невыполнение предсказания также может привести к быстрой гибели секты.

Если секта выживет и разрастется, она, вероятно, потеряет характеристики секты, станет более формальной, авторитетной и респектабельной.

Это можно описать как жизненный цикл секты и предполагает, что секты не просуществуют более одного поколения — они либо вымрут, либо трансформируются в деноминацию.

Номинал

Купюры не входили в первоначальную типологию Трельча. Однако Х. Ричард Нибур (1929), который использовал некоторые из этих терминов несколько иначе, признал, что то, что Трельч называл сектами, часто менялось со временем, становясь более формальным и церковным.Этот дом на полпути между сектой и церковью описывается как деноминация.

  • Они не имеют тесных связей с государством и будут комментировать и проводить кампании по социальным вопросам.
  • Их членство больше, чем в секте, но меньше, чем в установленной церкви.
  • У них есть бюрократия и иерархия, но меньше, чем у установленной церкви
  • Они часто не претендуют на монополию на правду , будучи вполне приемлемыми для других деноминаций, церквей и религий.
  • Примеры: методисты и баптисты (сегодня).

Оценка социологических определений и объяснений этих религиозных организаций

  • В типологиях часто бывает так, что реальность никогда полностью не согласуется с теорией. Многие религиозные организации имеют элементы более чем одного типа. Также организация меняется со временем или между разными местами. В странах, где Римско-католическая церковь является доминирующей или установленной религией, она довольно точно соответствует церковной типологии, тогда как где-нибудь, например, в Великобритании, она может иметь больше характеристик деноминации.В некоторых странах, таких как Ирак или Швеция, католическая церковь действительно очень мала.
  • Стив Брюс (1995) задается вопросом, применима ли типология Трельча для церкви к современному обществу. Он указывает, что в современных западных обществах сейчас существует религиозный плюрализм , что означает, что церквям гораздо труднее претендовать на монополию на истину . Он указывает на то, что англиканская церковь больше не всегда является консервативной силой, часто занимая критическую позицию в отношении политики правительства и выступая за перемены.Другие отмечали, что религиозный плюрализм привел к упадку церквей, но к росту других форм религиозных организаций.
  • Схожий аргумент приводится Роландом Робертсоном, , который указывает на рост разногласий между существующими церквями и правительствами, отчасти из-за секуляризации общества и того, что правительства меньше озабочены отношением церквей, а также как следствие глобализации
  • В современных западных обществах для большинства людей менее привычно принадлежать к церкви.Например, в Великобритании Англиканская церковь является официальной церковью, но насчитывает менее 1 миллиона активных членов (из почти 66 миллионов населения).

Определение секты, нового религиозного движения и типов групп: Статья

1. Определение секты

Происхождение термина «секта»
Термин «секта» происходит от латинского термина «secare» и «sequi», которые соответственно означают отрезать, отделить и следовать.

Разрезать и отделить. Значение слова секта относится к тому факту, что группа людей разрывает связи, которые она имеет с определенной группой.
Follow: Группа людей следует за основателем, чтобы создать новую группу.

Определение секты согласно Максу Веберу
В секте члены свободно ассоциируются с группой. Правила и нормы утверждаются теми, кто присоединяется к группам. Они не навязываются группой лидеров через силовые структуры. Секта встречается против религиозной организации.

Определение секты Трельчем
Секта — это группа, которая часто создается на окраинах церкви. Секта возникла в результате противостояния церковной практике, которой она бросает вызов. Секты часто возникают тогда, когда церковь проводит определенные реформы.

Определение Брайана Уилсона
Секта: Группа людей, выступающих против другой церковной группы.

В секте начинающие члены должны активно участвовать, прежде чем их примут в группу.

Деструктивная секта Абгралла (1996)
Абгралл различает два типа сект: секты и деструктивные секты

Культы — это группы людей, которые объединены вокруг одной идеологии и тайно развиваются в обществе. Они не представляют опасности для своих членов.

Каждая секта становится опасной для человека, когда она использует манипулятивные методы, чтобы обеспечить постоянную приверженность своих членов. В этом случае группа, воспринимаемая как безобидная, в процессе своего развития может превратиться в опасную принудительную секту.

Историческое исследование использования термина «секта» Иссера (1991)
Иссер в историческом и сравнительном портрете сект различает «секты» от «культов». Она отмечает, что «секты» — это отдельные группы, которые противостоят религиозной группе большинства, а также их социальному окружению.

«Культы» — это группы, возглавляемые харизматическим лидером, который часто называет себя божественным и всеведущим. Эти группы обычно отвергают старый образ жизни, выступая за принятие новых экзистенциальных принципов.Повседневная жизнь группы организована в соответствии с потребностями и требованиями лидера. Последний, по словам Иссера, манипулирует своими последователями, чтобы удовлетворить свои потребности. Опасность, которую представляет этот второй тип группы для физической и психологической неприкосновенности, поэтому более важна в глазах автора.

Наблюдение за использованием термина «секта» согласно Американскому семейному фонду (AFF)
AFF, профессиональная организация, существующая более 20 лет, утверждает, что термин «секта» используется правильно или ошибочно. среди населения, чтобы описать различные явления, такие как группы:

· Религиозные, политические, психологические, коммерческие, в которых лидер (и), кажется, влияет на членов для своей выгоды;
· Религиозная и фанатичная политика, при которой лидер использует или не использует высокий уровень психологического контроля;
· Террористы, побуждающие людей к совершению крайнего насилия;
· Религия, объявленная еретической или неортодоксальной человеком, наблюдающим за этой группой или ее членами;
· Нетрадиционная, беспроблемная или опасная религия
· Географически изолированные муниципалитеты;
· В которой участвует родитель, друг, супруг или партнер, и что родственники правильно или ошибочно признают деструктивными для человека;
· Кто использует агрессивные методы продаж и найма;
· Авторитарное общество, члены которого в высокой степени подчиняются требованиям лидеров;
· Экстремисты, ценящие насилие, расизм, разделение и свержение правительства;
· Относится к семейным или диадным отношениям, в которых член семьи оказывает сильное влияние, которое может причинить вред, например, неблагополучным семьям или синдрому женщины, подвергшейся насилию.

Для AFF, столкнувшись с разнообразием значений, приписываемых обществом понятию секты, возможны три варианта:

Можно утверждать, что термин секта более точен, чем он есть на самом деле, и, таким образом, утверждать, что он приводит неправильное употребление термина «секта» и явления, к которому он относится;
· Термин может быть определен настолько точно, что его больше нельзя использовать;
· Можно работать над формулировкой более точного определения понятия «секта», признавая при этом двусмысленность этого термина.

AFF отмечает, что из-за частого использования этого термина в популярном языке трудно исключить его использование. Организация предлагает разумно использовать понятие секты, признавая двусмысленность этого термина.

2. Определение нового религиозного движения

T Три различных типа религиозных организаций в соответствии с Гордоном Мелто n
Первичные группы — это небольшие группы, которые позволяют членам иметь тесные отношения с лидер и друг друга.Это дает членам возможность регулярно почитать лидера. Эта группа сопровождает члена на протяжении его жизненного цикла и помогает ему вступать в брак, отношения, рождение детей, смерть и т. Д. По мере увеличения числа членов эти группы стремятся создавать подгруппы.

Второстепенные группы обеспечивают набор ограниченных религиозных функций, таких как образование, социальное обслуживание и социальная деятельность. Они не предоставляют круг услуг, предлагаемых первичными группами.

Третичные группы — это группы организаций.Они организуют диалог между первичными группами, например: Всемирным советом церквей.

Согласно Брайану Уилсону (1992,1999)
Термин новое религиозное движение описывает все новые духовные группы, которые были созданы после окончания Второй мировой войны.

3. Типы групп

Что такое группа?
«Группу можно определить как совокупность людей, которые разделяют определенные общие цели».

На основе этого определения несколько собраний людей могут быть признаны группами.Вот несколько:

· Группа людей собралась в театре. Общая цель: услышать известного певца;
· Люди собрались в зале ожидания. Общая цель: обратиться к врачу;
· Сотрудники компании. Общая цель: предложить услугу за деньги;
· Члены спортивной команды. Общая цель: получить удовольствие от встречи или победы над соперником;
· Члены духовной группы. Общая цель: жить в гармонии с законом космоса.

Это определение очень широкое, его можно использовать для описания множества различных групп. Однако это описание не позволяет отличить группы друг от друга. Вот другие категории, позволяющие различать разные типы групп, присутствующих в нашей среде.

Малая группа
«Малая группа — это психосоциальная система, которая может состоять из 3-20 человек, которые объединяются и взаимодействуют для достижения общей цели».

По сравнению с первым представленным описанием, это определение указывает количество людей, составляющих эту небольшую группу.Но определяется ли ограниченная группа только количеством членов, составляющих ее?
Вот несколько функций, описывающих группы с ограниченным доступом.

· Участники группы знают друг друга лично. У них прямые отношения. Например, член может назвать каждого из других членов и описать их повседневную жизнь;
· Группа ценит определенные цели, и члены группы совместно стремятся к их достижению;
· Участники развивают между собой дружеские отношения;
· Члены становятся зависимыми друг от друга, даже если они не сгруппированы вместе;
· В группе развиваются разные роли.Таким образом, у каждого члена своя функция. Некоторые члены могут быть лидерами, другие — вербовщиками, рабочими или зрителями;
· В группе появляются особые нормы или правила. Например, группа может требовать, чтобы каждый член посещал еженедельные собрания для поддержания статуса членства;
· Группа создает свою культуру. Действительно, со временем он может создать систему верований, обрядов и собственный язык.

Таким образом, наиболее часто упоминаемые характеристики для определения малых групп — это небольшое количество участников, личное взаимодействие, межличностное развитие, чувство принадлежности, развитие процессов структурирования и системы норм.и роли.

Толпа
Толпа — это очень большое скопление людей, собравшееся из-за соревнования обстоятельств, например, шоу на открытом воздухе. Толпа не позволяет людям структурировать свои взаимодействия для достижения общей цели. Эта группа рождается и умирает в результате обстоятельств события (начало и конец культурного события).

Этот тип ансамбля отличается от малой группы пунктуальным и эфемерным характером его формирования и непрямыми отношениями между присутствующими.

Организации
«Организации, большие или малые, можно определить как артефакты, социальные образования, которые люди намеренно и формально основали и структурировали. Функционирование организаций организовано вокруг предписанных средств принятия решений, исполнения и контроля. все с целью достижения конкретной цели, определяющей общий смысл взаимодействия ».

Организации отличаются от малых групп, вот некоторые особенности, которые их отличают:

· Количество людей;
· Высокоинституционализированный характер связей между членами.Например, в группе есть заранее определенные средства или структуры для разрешения конфликтов или принятия решений;
· На отношения между членами влияют разные иерархические уровни группы и статус членов;
· возможное географическое расстояние между членами организации;
· Организации иногда похожи на небольшие группы, поскольку можно увидеть наличие прямого взаимодействия между членами, будь то между персоналом и руководством, между рабочей группой или советом директоров.

Возможные противоречия между группами
В различных исследованиях сектантских групп и новых религиозных движений упоминается, что группы можно дифференцировать в зависимости от их открытости или закрытости по отношению к среде, в которой они живут. Таким образом, открытые группы будут свободно принимать взаимодействия между членами и нечленами.

В закрытой группе связи с внешней средой ограничены. Этот тип группы может быть изолирован географически или социально, чтобы избежать встреч между членами и нечленами.

В заключение, хотя эти противопоставления не позволяют отличить все группы друг от друга, они способствуют лучшему пониманию нюансов между типами собраний.

Для получения дополнительной информации: www.infosecte.org

Источник: Из книги: «Феномен сект — изучение функционирования групп», Info-Cult, 2003 г.

Религиозные организации | Безграничная социология

Культ

Культ относится к религиозному движению или группе, верования или обычаи которых считаются ненормальными или причудливыми.

Цели обучения

По мнению социологов, отличия культов от сект

Основные выводы

Ключевые моменты
  • В 1930-е годы культы стали объектом социологического исследования в контексте изучения религиозного поведения.
  • Американский социолог Говард П. Беккер создал четыре категории, разделив церковь на «экклесию» и «деноминацию» и секты на «секты» и «культ».
  • Культы для Беккера были небольшими религиозными группами, лишенными организации и подчеркивающими частный характер личных убеждений.В отличие от сект, которые являются продуктами религиозного раскола, сохраняющими преемственность с традиционными верованиями, культы возникают спонтанно вокруг новых верований и практик.
  • Те, кто критически относятся к культам, разделяют предположение, что лидеры культов используют ту или иную форму принудительного убеждения или контроля над разумом для вербовки и сохранения членов.
Ключевые термины
  • отступник : Лицо, отказавшееся от религии или веры.
  • номинал : класс или общество людей, называемых тем же именем; секта; как, деноминация христиан.
  • экклесия : собрание, группа верующих, символическое тело или здание.

Слово «культ» в современном популярном использовании обычно относится к новому религиозному движению или другой группе, чьи верования или обычаи считаются ненормальными или причудливыми. Первоначально обозначая систему ритуальных практик, это слово было введено в социологическую классификацию в 1932 году американским социологом Говардом П. Беккером. В 1930-е годы культы стали объектом социологического исследования в контексте изучения религиозного поведения.Они подвергались критике со стороны основных христиан за их неортодоксальные убеждения.

Преподобный Джим Джонс : Джим Джонс был лидером Храма народов, секты, совершившей массовое убийство-самоубийство в 1978 году.

Типология Беккера

Беккер создал четыре категории, разделив церковь на «экклесию» и «деноминацию» и секты на «секты» и «культ». Для Беккера культы были небольшими религиозными группами, лишенными организации и подчеркивающими частный характер личных убеждений.Социологи по-прежнему утверждают, что в отличие от сект, которые являются продуктами религиозного раскола, сохраняющими преемственность с традиционными верованиями и практиками, культы возникают спонтанно вокруг новых верований и практик.

В то время как большинство ученых больше не называют какие-либо новые религиозные движения культами, некоторые социологи по-прежнему выступают за сохранение этого слова в том виде, в каком оно использовалось в типологиях церковных сект. Другие ученые и неакадемические исследователи, использующие это слово, делают это с явно критической точки зрения, сосредотачиваясь на отношениях между культовыми группами и людьми, которые к ним присоединяются.Эти точки зрения разделяют предположение о том, что некая форма принудительного убеждения или контроля над разумом используется для вербовки и сохранения членов путем подавления их способности рассуждать, критически мыслить и делать выбор в своих собственных интересах. Контроль над разумом относится к процессу, в котором группа или отдельный человек «систематически использует неэтичные манипулятивные методы, чтобы убедить других подчиняться желаниям манипулятора (ов), часто в ущерб человеку, которым манипулируют. ”

Противники

Светские оппоненты культа, такие как принадлежащие к антикультовому движению, склонны определять культ как группу, которая имеет тенденцию манипулировать, эксплуатировать и контролировать своих членов.Говорят, что специфические факторы культового поведения включают манипулятивный и авторитарный контроль разума над членами, общинную и тоталистическую организацию, агрессивный прозелитизм, систематические программы идеологической обработки и закрепление в сообществах среднего класса. Роль бывших членов, или «отступников», широко изучалась социологами. Иногда эти люди становятся откровенными публичными критиками групп, которые они покидают. Их мотивация, роль, которую они играют в антикультовом движении, достоверность их свидетельств и построенные ими нарративы, противоречивы.По словам исследователей, изучавших отступников, есть несколько случаев, когда враждебно настроенные бывшие члены затмевают правду и раздувают мелкие инциденты.

Раздел

Секта — это группа с особыми религиозными, политическими или философскими убеждениями.

Цели обучения

Оцените, как менялось понимание сект с течением времени.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Хотя в прошлом термин «секта» в основном использовался для обозначения религиозных групп, с тех пор он расширился и в современной культуре может относиться к любой организации, которая отделяется от более крупной, чтобы следовать другому набору правил и принципов.
  • Историческое употребление термина «секта» в христианстве имело уничижительный оттенок, относясь к группе или движению с еретическими верованиями или практиками, которые отличаются от тех, что у групп, считающихся ортодоксальными.
  • Среди первых, кто дал определение сектам, были социологи Макс Вебер и Эрнст Трельч.
  • Между сектами и культами существуют различия в степени набора и удержания членов. В секте также могут быть члены, которые решат уйти позже, в то время как культ использует любые средства, необходимые для удержания своих членов, включая принуждение.
  • Сектантство иногда определяется в социологии религии как мировоззрение, которое подчеркивает уникальную легитимность веры и обычаев верующих и усиливает напряженность в отношениях с обществом.
  • Сектантское насилие означает насилие, вдохновленное сектантством. Некоторые из возможных факторов, способствующих межконфессиональному насилию, включают борьбу за власть, политический климат, социальный климат, культурный климат и экономический ландшафт.
Ключевые термины
  • культ : Группа людей с религиозной, философской или культурной идентичностью, иногда рассматриваемая как секта, часто существующая на периферии общества или эксплуатирующая своих членов.
  • сектантское насилие : Сектантское насилие или сектантская рознь — это насилие, вдохновленное сектантством, то есть между различными сектами одного определенного стиля идеологии или религии в пределах нации или сообщества.
  • сектантство : Жесткая приверженность определенной секте, партии или деноминации.

Секта — это группа с особыми религиозными, политическими или философскими убеждениями. Хотя в прошлом он в основном использовался для обозначения религиозных групп, с тех пор он расширился и в современной культуре может относиться к любой организации, которая отделяется от более крупной, чтобы следовать другому набору правил и принципов.Этот термин иногда используется злонамеренно, чтобы предположить, что отколовшаяся группа следует более негативным путем, чем исходная. Историческое использование термина «секта» в христианстве имело уничижительные коннотации, относясь к группе или движению с еретическими верованиями или практиками, которые отличаются от тех, что у групп, считающихся ортодоксальными.

Существует несколько различных социологических определений и описаний этого термина. Среди первых, кто их определили, были социологи Макс Вебер и Эрнст Трельч.В типологии церкви и секты секты описываются как недавно сформированные религиозные группы, которые формируются в знак протеста против элементов своей родительской религии. Секта отличается от культов степенью набора и удержания членов. В то время как культ способен навязывать свои нормы и идеи членам, у секты есть последователи, сочувствующие, сторонники или верующие. В секте также могут быть члены, которые решат уйти позже, в то время как культ использует любые средства, необходимые для удержания своих членов, включая принуждение.

Сектантство иногда определяется в социологии религии как мировоззрение, которое подчеркивает уникальную легитимность вероисповедания и обычаев верующих и которое усиливает напряженность в обществе в целом, участвуя в практике сохранения границ.Везде, где люди разных религий живут в непосредственной близости друг от друга, религиозное сектантство часто встречается в различных формах и степенях. В некоторых регионах религиозные сектанты (например, протестанты и христиане-католики в Соединенных Штатах) теперь по большей части мирно сосуществуют бок о бок. В исламе в разные периоды происходили конфликты между суннитами и шиитами. Шииты считают суннитов проклятыми из-за их отказа принять первого халифа как Али и признать всех последующих его потомков непогрешимыми и руководимыми Богом.Многие религиозные лидеры суннитов, в том числе вдохновленные ваххабизмом и другими идеологиями, объявили шиитов еретиками и отступниками.

Идеологические основы отношений и поведения, обозначенных как сектантские, чрезвычайно разнообразны. Члены религиозной или политической группы могут полагать, что их собственное спасение или успех их конкретных целей требует агрессивного поиска новообращенных из других групп. Сторонники той или иной фракции могут полагать, что для достижения их собственного политического или религиозного проекта их внутренние оппоненты должны быть очищены.Сектантское насилие означает насилие, вдохновленное сектантством. Некоторые из возможных факторов, способствующих межконфессиональному насилию, включают борьбу за власть, политический климат, социальный климат, культурный климат и экономический ландшафт.

Континуум церкви и секты : Прежде чем описывать эти различные религии, читателю важно понять, что эти классификации являются хорошим примером того, что социологи называют идеальными типами. Идеальные типы — это чистые примеры категорий. Поскольку существуют значительные различия в каждой религии, то, насколько точно каждая религия фактически придерживается своей идеальной классификации типов, будет варьироваться.

Христианская церковь

Христианская церковь — это собрание последователей Иисуса Христа; в христианстве церковь — это здание, где встречаются ее члены.

Цели обучения

Опишите Церковь как собрание последователей Иисуса Христа и здание, где встречаются его члены.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Ранняя Церковь возникла в Римской Иудее в первом веке нашей эры, основанная на учении Иисуса из Назарета, которого христиане считают Сыном Божьим и Христом Мессией.
  • Восточная православная церковь и восточное православие заявляют, что являются изначальной христианской церковью. Восточная православная церковь основывает свои претензии в первую очередь на своих традициях и верованиях первоначальной христианской церкви.
  • Римско-католическая церковь учит в своей доктрине, что это изначальная Церковь, основанная Христом и Апостолами в I веке нашей эры.
  • государственных церквей — это организационные органы христианского вероисповедания, получившие официальный статус или управляемые государством.
  • Церкви Христа — это автономные христианские общины, связанные друг с другом общими верованиями и обычаями. Члены Церквей Христа верят, что Иисус основал только одну церковь, что нынешние разногласия между христианами не являются волей Бога и что единственной основой для восстановления христианского единства является Библия.
  • Протестанты верят, что Церковь, описанная в Библии, имеет двоякий характер, который можно описать как видимую и невидимую церковь.Невидимая церковь состоит из всех тех, кто отовсюду и из любого места, которые жизненно соединены со Христом через возрождение и спасение и которые будут навеки соединены с Иисусом Христом в вечной жизни. Видимая церковь относится к институциональному органу на земле, который проповедует Евангелие и отправляет причастие.
  • государственных церквей — это организационные органы христианского вероисповедания, получившие официальный статус или управляемые государством.
Ключевые термины
  • Невидимая церковь : Невидимая церковь или невидимая церковь — это теологическая концепция «невидимого» тела избранных, которые известны только Богу, в отличие от «видимой церкви», то есть институционального тела на Земле. который проповедует Евангелие и совершает причастия.
  • собрание : Законодательный орган; например, Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций.
  • государственные церкви : Государственные церкви — это организационные органы в пределах христианской конфессии, которым присвоен официальный статус или которые управляются государством.
  • церковь : христианское религиозное учреждение или здание

Христианская церковь — это собрание или ассоциация последователей Иисуса Христа. Четыре традиционных примечания христианской церкви — это единство, святость, кафоличность и апостоличность.В Новом Завете термин «церковь», что по-гречески означает «собрание», используется для обозначения местных общин и в универсальном смысле для обозначения всех верующих. В христианской религии церковь — это здание или строение, используемое для облегчения собраний ее членов.

«Первоначальная» церковь

Ранняя Церковь возникла в Римской Иудее в первом веке нашей эры и была основана на учении Иисуса из Назарета, которого христиане считают Сыном Божьим и Христом Мессией.Обычно считается, что оно начинается с Апостолов Иисуса. И Восточная Православная Церковь, и Восточное Православие претендуют на то, чтобы быть изначальной христианской церковью. Восточная православная церковь основывает свои претензии в первую очередь на своих традициях и верованиях первоначальной христианской церкви. Католическая церковь, напротив, учит в своей доктрине, что это изначальная Церковь, основанная Христом на Апостолах в 1 -м веке нашей эры. Начиная с протестантской Реформации, большинство протестантских конфессий интерпретируют термин «католический», особенно в контексте вероучения, как относящийся к протестантской концепции вечной, невидимой церкви Христа и Избранных.Англиканцы обычно понимают свою традицию как промежуточный путь между католицизмом и восточным христианством, с одной стороны, и протестантизмом, с другой.

Церкви Христа

Церкви Христа — это автономные христианские церкви, связанные друг с другом общими верованиями и обычаями. Они стремятся основывать доктрину и практику только на Библии и стремятся быть новозаветными общинами, первоначально учрежденными властью Христа. Члены Церквей Христа верят, что Иисус основал только одну церковь, что нынешние разногласия между христианами не являются волей Бога — единственной основой для восстановления христианского единства является Библия.Многие протестанты верят, что Церковь, описанная в Библии, имеет двоякий характер, который можно описать как видимую и невидимую церковь. Невидимая церковь состоит из всех тех, кто отовсюду и из любого места, которые жизненно соединены со Христом через возрождение и спасение и которые будут навеки соединены с Иисусом Христом в вечной жизни. Видимая церковь — институциональный орган на Земле, который проповедует Евангелие и отправляет причастие — состоит из всех тех, кто явно присоединяется к исповеданию веры и собирается вместе, чтобы познать Главу Церкви, Иисуса Христа, и служить им.

Политическое значение

Церкви также могут иметь политическое значение во всем мире. Государственные церкви — это организационные органы внутри христианской конфессии, получившие официальный статус или управляемые государством. Государственные церкви не обязательно являются национальными церквями в этническом смысле этого термина, но эти две концепции могут пересекаться в национальном государстве, где государственная граница в значительной степени соответствует распределению одной этнической группы, определенной определенной деноминацией. Государственные церкви, напротив, также могут быть конфессиями меньшинств, получивших политическое признание со стороны государства.

Православная церковь Вознесения на горе Плезант : Различные христианские секты строят свои собственные церкви, которые являются их местами поклонения

Экклесия

Экклесии отличаются от церквей, потому что им обычно приходится конкурировать с другими религиозными голосами в сообществе.

Цели обучения

Отличить экклесию от церквей и деноминаций.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • В то время как церковь — это институт, который действует как религиозный опекун для всех членов общины и не терпит конкуренции, экклесия менее успешна в получении абсолютной приверженности всех членов.
  • государственных церквей — это организационные органы внутри христианской конфессии, которым либо присвоен официальный статус государством, либо они управляются непосредственно государством. Государственные церкви в Западной Европе, как правило, являются экклесиями.
  • Церковная община в римско-католической терминологии — это христианская религиозная группа, которая не соответствует римско-католическому определению церкви.
  • Согласно католическому каноническому праву, церковь — это церковная община, возглавляемая епископом или кем-либо, признанным эквивалентом епископа.
Ключевые термины
  • конкретная церковь : В католическом каноническом праве определенная церковь — это церковное сообщество, возглавляемое епископом или кем-то, кто приравнен к епископу.
  • церковная община : Церковная община, в римско-католической терминологии, является христианской религиозной группой, которая не соответствует римско-католическому определению «церкви».
  • государственные церкви : Государственные церкви — это организационные органы в пределах христианской конфессии, которым присвоен официальный статус или которые управляются государством.

Церковь — это классификационный термин, используемый для описания институционального выражения религии. Церкви обычно не терпят религиозного соревнования и служат хранителями и проводниками духовной жизни для определенной группы людей. Церкви можно противопоставить деноминациям, которые действительно предполагают соревнование между религиями. Церковь, через свое институциональное присутствие, обычно стремится предоставить своим последователям всеобъемлющее мировоззрение. Он также почти всегда связан с политическими и экономическими структурами общества.Ярким историческим примером этого является Священная Римская империя.

Небольшая модификация церковного типа — это экклесия. Экклесии включают вышеупомянутые характеристики церквей, но они, как правило, менее успешны в получении абсолютной приверженности среди всех членов общества. Экклезии также обычно не являются единственной религиозной организацией в определенном социальном пространстве. К этому типу подошли бы государственные церкви некоторых европейских народов. Государственные церкви — это организационные органы внутри христианской конфессии, которым государство предоставило официальный статус или которые непосредственно управляются государством.Например, Англиканская церковь Англии — это государственная церковь, которой не придерживаются все английские граждане. Из-за этого он считается экклесией.

Церковная община в римско-католической терминологии — это христианская религиозная группа, которая не соответствует римско-католическому определению церкви. Хотя само слово «церковный» происходит от греческого слова «церковь» или «собрание», экклесии не обязательно являются церквями. Католическая церковь применяет слово «церковь» только к христианским общинам, которые, по мнению Католической церкви, «имеют истинные таинства в свете апостольского преемства» и обладают священством и Евхаристией.Таким образом, определенные экклесии не соответствуют требованиям церкви. В католическом каноническом праве определенная церковь — это церковная община, возглавляемая епископом или аналогичным лицом.

Хор Экклесии : Католическая месса

Религиозные конфессии

Религиозное вероисповедание — это подгруппа внутри религии, которая действует под общим названием, традициями и идентичностью.

Цели обучения

Объясните, почему в религиях образуются деноминации.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Христианские конфессии включают православие, англиканство и многие разновидности протестантизма.
  • Четыре ветви иудаизма включают православный, консервативный, реформистский и реконструкционистский.
  • Две основные ветви ислама — сунниты и шииты.
  • Деноминационализм — это разделение одной религии на отдельные группы, секты, школы мысли или конфессии.
  • В христианстве внеконфессиональные учреждения или церкви — это те, которые формально не связаны с установленной деноминацией или остаются официально автономными.
  • Экуменизм в основном относится к инициативам, направленным на большее христианское единство или сотрудничество.
  • Термин «межконфессиональный диалог» означает совместное, конструктивное и позитивное взаимодействие между людьми, принадлежащими к разным религиозным традициям и духовным или гуманистическим убеждениям.
Ключевые термины
  • межконфессиональный диалог : Термин межконфессиональный диалог относится к сотрудничеству, конструктивному и позитивному взаимодействию между людьми разных религиозных традиций (т.д., «вероисповедания») или духовные или гуманистические убеждения как на индивидуальном, так и на институциональном уровне. Он отличается от синкретизма или альтернативной религии; этот диалог часто способствует взаимопониманию между различными религиями, чтобы повысить признание других, вместо того, чтобы пытаться синтезировать новые верования.
  • экуменизм : Экуменизм в основном относится к инициативам, направленным на большее христианское единство или сотрудничество.
  • деноминационализм : Разделение одной религии на отдельные группы, секты, школы мысли или конфессии.

Религиозное вероисповедание — это подгруппа внутри религии, которая действует под общим названием, традициями и идентичностью. Этот термин описывает различные христианские конфессии (например, православие, англиканство и многие разновидности протестантизма). Этот термин также описывает четыре ветви иудаизма (ортодоксальный, консервативный, реформистский и реконструкционистский) и описывает две основные ветви ислама (суннитский и шиитский). Деноминационализм — это разделение одной религии на отдельные группы, секты, школы мысли или конфессии.

Купюры часто формируются медленно по многим причинам. Из-за исторических случайностей, связанных с географией, культурой и влиянием между различными группами, члены данной религии постепенно начинают расходиться во взглядах. Члены религии могут обнаружить, что у них сложились существенно разные взгляды на теологию, философию, религиозный плюрализм, этику и религиозные практики и ритуалы. Следовательно, со временем могут образоваться разные наименования. В других случаях деноминации формируются очень быстро из-за раскола или раскола в существующей деноминации, или если люди разделяют опыт духовного возрождения или духовного пробуждения и впоследствии решают сформировать новую деноминацию.

В христианстве внеконфессиональные учреждения или церкви — это те, которые формально не связаны с установленной деноминацией, или те, которые остаются официально автономными. Неконфессиональные общины могут создавать функциональную деноминацию через взаимное признание со стороны других общин с общепринятыми доктринами, политикой и богослужением — без официального оформления внешнего руководства или надзора в таких вопросах. Некоторые внеконфессиональные церкви в принципе отвергают идею формализованной деноминационной структуры, считая, что каждой конгрегации лучше быть автономной.

В аналогичном, но другом ключе, экуменизм в основном относится к инициативам, направленным на большее христианское единство или сотрудничество. Он используется преимущественно в отношении христианских деноминаций и церквей, разделенных доктриной, историей и практикой. В этом конкретном контексте термин экуменизм относится к идее христианского единства в буквальном смысле: что должна быть единая христианская церковь. На более широком уровне термин «межконфессиональный диалог» относится к совместному, конструктивному и позитивному взаимодействию между людьми, принадлежащими к разным религиозным традициям и духовным или гуманистическим убеждениям — как на индивидуальном, так и на институциональном уровне.

Религиозные символы : Символы различных вероисповеданий

В чем разница между сектой и культом?

Ответ

Слово секта происходит от латинского слова secta , что означает «школа мысли». Это субъективный термин, который может относиться к религиозной вере или деноминации, или он может относиться к еретической отколовшейся группе. Иногда это означает неодобрение, подобное «разрушительным ересям», о которых говорится во 2 Петра 2: 1, хотя нет никаких последовательных или общепринятых примеров, которые можно было бы использовать для определения секты.

Секты встречаются во всех религиях. В исламе есть сунниты и шииты, в иудаизме есть православные и караимы, в индуизме есть шиизм и шактизм, а в христианстве есть баптисты и лютеране. Все это примеры религиозных сект, и их можно рассматривать как «ветви» различных религий. Есть также нерелигиозные секты, такие как капиталисты и социалисты среди экономистов или фрейдисты и юнгианцы среди психиатров.

В отличие от этого, слово культ всегда несет негативный оттенок.Есть определенные критерии, используемые для определения культа. В книге « Борьба с культовым контролем над разумом» депрограммист Стивен Хассан выделяет то, что он называет «деструктивными культами», которые он определяет как «авторитарный режим пирамидальной формы с лицом или группой людей, находящихся под диктаторским контролем. Он использует обман при наборе новых членов (например, людям НЕ сообщают заранее, что такое группа, во что она на самом деле верит и чего от них ожидать, если они станут ее участниками) ». Хасан также правильно указывает, что культы не только религиозны; они также могут быть коммерческими или светскими по своему характеру.

Хасан разработал аббревиатуру BITE, которая описывает компоненты, используемые деструктивными культами, использующими контроль над разумом. BITE охватывает следующие области контроля:

Контроль поведения: Общественные связи человека, условия проживания, еда, одежда, привычки ко сну, финансы и т. Д. Находятся под строгим контролем.

Контроль информации: Лидеры сект намеренно скрывают или искажают информацию, лгут, пропагандируют и ограничивают доступ к другим источникам информации.

Контроль мысли: Лидеры сект используют наглые слова и язык, препятствуют критическому мышлению, запрещают любые высказывания, критикующие лидеров или политику сект, и учат доктрине «мы против них».

Эмоциональный контроль: Лидеры манипулируют своими последователями с помощью страха (включая страх потерять спасение, боязнь уклонения и т.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *