Душевный дискомфорт: Душевный Дискомфорт — CodyCross ответы

Содержание

Душевный Дискомфорт — CodyCross ответы

Решение этого кроссворда состоит из 9 букв длиной и начинается с буквы О


Ниже вы найдете правильный ответ на Душевный дискомфорт, если вам нужна дополнительная помощь в завершении кроссворда, продолжайте навигацию и воспользуйтесь нашей функцией поиска.

ответ на кроссворд и сканворд

Пятница, 29 Ноября 2019 Г.


CodyCross Фауна и Флора Rруппа 169





решения, предлагаемые пользователями

О. ОР ЕНИ

ты знаешь ответ ?

Психологическая помощь при душевном дискомфорте и низкой самооценке

Дата публикации: 04.05.2018 00:19

 

  Душевный дискомфорт — понятие собирательное, иногда неуловимое и трудно идентифицируемое. Попробуем разобраться, в каких случаях с этим состоянием можно справиться самостоятельно, а когда следует обратиться к психологической помощи и с какими неприятными последствиями можно столкнуться, если не начать решать эту проблему.

Характеристика состояния

  У всех людей дискомфорт проявляется по-разному, но есть некоторые общие черты. Например, ощущение тяжести, невысказанности, беспокойства, незавершённости, страха. Иногда это состояние переходит в физическую боль, продолжая разрушающим образом влиять на человека. Если проблема поддаётся самостоятельному решению, необходимо прибегнуть к нему путём рефлексии. Постарайтесь найти в своих мыслях причину данного состояния. Возможно, проблема лежит не слишком глубоко — тогда вы сможете уловить её. Причиной может стать неприятный разговор с кем-либо пару дней назад, неудача в работе, конфликт с родственником. В таком случае избавить себя от душевного дискомфорта будет проще, но есть ситуации, в которых лучше будет обратиться к профессионалам.

Что делать, если я не могу найти причину неприятного состояния?

  Бывают и случаи, когда мы не можем найти ответы на свои же вопросы. Вероятно, причина этого в том, что наши механизмы защиты неосознанно создают препятствия для нас. Душевный дискомфорт бывает тесно связан с другими проблемами, например, с низкой самооценкой. В таком случае появляются дополнительные факторы, способные негативно на вас повлиять. Чья-то критика в адрес становится невыносимой и может вызвать сильнейший душевный дискомфорт.  Любые неудачи воспринимаются намного острее, чем раньше, появляется большая утомляемость и нежелание что-либо делать. В некоторых случаях это может быть связано с

депрессивными расстройствами. Когда вы ощущаете, что найти причину деструктивного состояния становится трудно, следует обращаться к психологам и психотерапевтам.

К чему может привести бездействие?

  Когда мы сталкиваемся с грустью, злостью или другими, так называемыми, не положительными эмоциями, мы не воспринимаем их как что-то опасное. Зачастую это правильно: совершенно обыкновенные реакции на раздражитель не портят жизнь, только если вы можете отличать одно от другого. Например, тревогу в той или иной мере испытывают все люди, но у некоторых это переходит в тревожное расстройство.

  Если долгое время не обращать внимания на душевный дискомфорт, ком волнующих проблем будет увеличиваться. В свою очередь, это приведёт к тому, что человеку потребуется находить выход самостоятельно — нередко, в зависимостях.

Алкогольная зависимость — распространённый способ ухода от реальности. Разумеется, эта болезнь имеет своё лечение, «Гармония здоровья» поможет вам справиться с ней, наши психотерапевты и наркологи занимаются этим не один год.  Пристрастие к алкоголю можно преодолеть, но, разумеется, безопаснее для Вас будет решить проблему до того, как она перейдёт в болезнь. Стоит сказать, что главное —  научиться прислушиваться к себе, своевременно обратиться к специалисту ­ —   тогда вы сможете без каких-либо трудностей выявить проблему и прийти к лучшему варианту её решения.

   Не откладывайте «на потом» проблему душевного дискомфорта,  и тогда   специалисты  Гармонии Здоровья своевременно и деликатно Вам помогут! 

                                         Наш телефон:  627-16-16

                                                Ждем Вас!

Дискомфорт в душе.

Как избавиться от дискомфорта. Женский сайт www.InMoment.ru

Жизнь не похожа на увеселительную прогулку, в ней есть много и плохого, и хорошего. Бывают такие моменты, что нет больше сил двигаться дальше, все валится из рук, а в душе царит настоящий хаос. И это очень грозное состояние, способное нанести значительный ущерб любому, какой бы сильный он не был. Поэтому так важно вовремя обратить внимание на себя и заранее знать, что же делать, чтобы избежать такого душевного дискомфорта.

Фото: дискомфорт в душе

Почему возникает душевный дискомфорт

Возникновению душевного дискомфорта способствует множество причин. Но предпосылкой к нему остается недовольство собой и низкая самооценка. Тот, кто любит и ценит себя, уважает и заботится, чтобы не делал, всегда считает, что он всё делает правильно в независимости от того, так это или нет, и что о нем думают другие. Он не может навредить и причинить боль. Он не сомневается в себе, не думает, что виноват.

Он делает то, что считает нужным, от чего получает удовольствие и проявляет максимальное внимание к внутреннему состоянию, так как привык следить за собой и оберегать от лишних потрясений и переживаний. Он не станет анализировать произошедший разговор, чтобы понять, как выглядел или что о нем могли подумать.

Но не все люди обладают такой здоровой психикой и нормальной самооценкой. Поэтому те, кто плохо относится к себе, любое свое слово или поступок воспринимают, как плохой. Им кажется, что они своими словами, делами или решениями причиняют другим боль или страдания. И они стараются не делать того, что способно обидеть, по их мнению, окружающих, но это приводит к тому, что они постоянно подстраиваются под их желания и требования. Только той здоровой части психике, которая спрятана где-то глубоко под слоем психотравм, это все не нравится. Она бунтует и подсознательно требует, что бы человек прекратил так себя вести. И все это порождает такой клубок напряжения, что он прорывается и заставляет испытывать настоящий душевный дискомфорт.

Всё это бессознательные процессы, и их сложно осознать, из-за чего и возникает столько проблем. Если бы человек понимал, что заставляет его испытывать чувство вины, обиду, влечение к плохим парням, стремление получить власть, богатство, славу, удовлетворить свои амбиции, желание быть во всем первым, склонность к различного рода зависимостям, он бы мог заранее разобраться со столь вредными проявлениями своей психики. Но она так устроена, что все негативное, когда-то причинившее страдание и заставившее ради своей защиты поступать именно таким образом, уходит глубоко внутрь. И оказывает влияние на все поступки и мысли уже незаметно для людей, пока проблема не станет столь нетерпимой, что человек будет вынужден признать, что происходит что-то неправильное.

И вот этот внутренний дискомфорт и являетесь тем сигналом, который позволяет обратить внимание на назревшую проблему. Без него все бы так и продолжалось дальше, пока в один прекрасный момент, нередко в глубоком пожилом возрасте, освобожденный от своих комплексов и проблем, человек не осознает, что прожил жизнь совсем не так, как когда-то мечтал.

Правда, происходит это тоже не всегда.

Поэтому нельзя игнорировать душевную боль и переживания. Она не враг и не несет вреда, наоборот призывает найти время для себя и наконец-то разобраться, что же люди делают не так со своей жизнью.

Не стоит думать, что дискомфорт возникает исключительно у тех, у кого серьезные проблемы или у невротиков, у здоровых людей он также возникает, когда что-то в жизни начинает идти в разрез с его внутренними потребностями. Провоцирует подобное состояние усталость, сложные личные отношения, накопившееся раздражение, по тем или иным причинам не высказанная вовремя обида, серьезные потрясения, от которых никто не застрахован, глубокие внутренние переживания, чувство тревоги и страхи. Все подвержены душевному дискомфорту. Просто кто-то способен с ним справиться довольно быстро, а кто-то не знает с чего начать.

А начать лучше всего с поиска причин, породивших его, не боясь быть честным с самим собой. Без этого невозможно от него избавиться. Стоит внимательно присмотреться к тому, чем занимаетесь, проанализировать отношение к работе, общение с близкими или друзьями, удовлетворенность жизнью и финансами, отношение к себе, старые переживания, много ли проблем, которые вы не знаете, как решить. Изучить необходимо всё, что так или иначе влияет на вас: здоровье, внешность, личную жизнь, карьеру, самореализацию, отдых, общение с родителями, детьми, партнерами, мужьями, коллегами, друзьями.

Иногда не помешает заглянуть в прошлое, чтобы понять, не могло ли спровоцировать событие сегодняшнего дня какие-то неприятные чувства из прошлой жизни, когда вы были немного другим человеком.

Постепенно изучая себя и всё, что с вами произошло и происходит, вы найдете причину, спровоцировавшую дискомфорт. И только тогда приступайте к тому, чтобы освободиться от него. Избавиться от тревожности и страхов, зависимости и депрессии, как и от любых переживаний, можно, устранив их причину, которая бывает чисто медицинской, как обычно в случае депрессии, либо связанная с психологическим состоянием.

Фото: дискомфорт в душе

Как избавиться от дискомфорта

Ни в коем случае не пытайтесь избавиться от внутреннего напряжения с помощью алкоголя. Иначе вместо одной проблемы, вы наживете другую. Держите себя в руках, проявите всю силу воли и осознайте, что он не поможет решить проблему. Краткосрочное облегчение от опьянения не освободит от неё. Чтобы жить и радоваться жизни, а не испытывать постоянную тревогу и напряжение, понадобится либо помощь психолога, либо внимание к себе. Не просто умыться, поесть, лечь спать, убедиться, что красиво одет и т.п., а к тому, что происходит внутри. Сейчас вы, став взрослым, отвечаете за себя, больше никто: ни родители, ни мир, исключительно вы. И в ваших силах изменить происходящее с собой.

Не бойтесь признаться в том, что у вас что-то не так. Большая ошибка считать, что если полностью погрузиться в дела и заполнить все свободное время общением, всё пройдет. Если недовольство вызвано особенностями психики и не имеет под собой реальных оснований, тогда это действительно может помочь. В том же случае, когда есть все основания быть недовольным собой и переживать, пусть даже пока и не понимаешь из-за чего, это лишь усугубит проблему.

Поэтому если, погрузившись с головой в работу и общение с друзьями и близкими, с которыми вам приятно общаться, дискомфорт не проходит, а может ещё и усугубляется, значит, пора остановиться и взглянуть правде в лицо: у вас проблемы, которые необходимо решить, прежде чем двигаться дальше.

Из любой ситуации есть два пути выхода: принять происходящее и смириться с ним, либо бороться, чтобы она перестала для вас существовать. Если не нравится ваша работа и из-за этого возник дискомфорт в душе, стоит подумать о том, чем же вы бы хотели заниматься на самом деле и почему не можете этого сделать.

На основании полученных ответов, чаще всего они связаны с тем, что работа приносит определенный доход, а любимое дело нет, есть возможность решить возникшую проблему. Боитесь что-то менять, тогда учитесь ценить имеющуюся работу, так как она дает вам чувство надежности и возможность приобретать то, что хочется, а также благодаря ей вы не испытываете страх, что вдруг что-то не получится. При этом необходимо понять, что для вас главнее — наличие средств в данный момент времени, чем реализация себя в том, что приносит удовольствие.

Фото: дискомфорт в душе

В любой ситуации всегда есть варианты, если их поискать. Для этого важно понять, что когда дискомфорт заявляет о себе, пришло время перемен: либо в худшую сторону, если ничего не делать, либо в лучшую, если решится и изменить жизнь, начав жить так, как всегда хотелось. Отсидеться не получится. Общение, масса работы, медитация и список целей на всю жизнь не заставят его исчезнут, лишь затаится на какое-то время, а потом вернуться в тот момент, когда человек будет слаб и уязвим.

Неважно, что говорят окружающие, важно то, что вы обязаны заботиться о себе и не испытывать душевные терзания, когда никому не сделали на самом деле плохо. Наша душа требует не меньше заботы и внимания, чем здоровье, хотя и ему мы уделяем не так и много внимания, как стоило бы. Но ничто не проходит бесследно, поэтому так важно вовремя разбираться со всем накопившимся негативом и уметь избавляться от дискомфорта, чем бы он ни был вызван, если хотите избежать серьезных проблем.

Статья защищена законом об авторских и смежных правах. При использовании и перепечатке материала активная ссылка на женский сайт www.inmoment.ru обязательна.

Теги: дискомфорт в душе, как избавиться от дискомфорта

Вернуться в начало раздела Любовь и секс
Вернуться в начало раздела Красота и Здоровье

Информация в данной статье носит ознакомительный, а не рекомендательный характер. Пожалуйста, не занимайтесь самолечением, обязательно консультируйтесь со специалистом.

Уважаемые читатели, пожалуйста, не забывайте подписываться на наш канал в Яндекс.Дзене и ставить «Понравилось»!

Институт ifo: Ментальные последствия Чернобыля давят на экономику | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

Наталия Данцер (Natalia Danzer) является заместителем руководителя Центра изучения рынка труда и семейной экономики в институте экономических исследований ifo в Мюнхене. В середине апреля она вместе с двумя соавторами опубликовала исследование «Долгосрочные психологические последствия чернобыльской ядерной катастрофы». В интервью DW экономист объяснила, как порожденные аварией страхи и душевный дискомфорт влияют на экономику Украины.

DW: Почему группа экономистов вдруг занялась психологическими аспектами чернобыльской катастрофы?

Наталия Данцер: Психологическое самочувствие — часть общего состояния здоровья населения, а это уже фактор, влияющий на экономику страны. Работая в свое время над диссертацией, я пользовалась обширным банком данных, собранных в ходе репрезентативных опросов на Украине в 2003-2007 годах. Вообще-то они были посвящены широкому комплексу вопросов, связанных с рынком труда, но участники, в частности, давали субъективную оценку состояния своего здоровья. К тому же имелись данные о том, где именно проживали эти люди в момент катастрофы в апреле 1986 года. Это и стало исходной точкой нашего нынешнего исследования.

— Вы выбрали тех, кто пострадал от Чернобыля?

Наталия Данцер

— В том-то и дело, что нет! Мы специально исключили из исследования те четыре процента населения, которые напрямую пострадали от аварии, например, ликвидаторов и тех, кто проживал в непосредственной близости от ЧАЭС. Нас интересовали те 96 процентов, которые не подверглись воздействию опасных доз радиации. Мы обнаружили, что определенная часть этих людей испытывает явный душевный дискомфорт, психологические проблемы, неудовлетворенность жизнью. Наша гипотеза: это объясняется страхом перед будущим резким ухудшением физического здоровья и преждевременной смертью. Страхом, вызванным именно чернобыльской катастрофой.

— А вы не допускаете, что обнаруженные вами психологические проблемы могли быть вызваны совершенно другими факторами: распадом СССР, переходом к капитализму, коррупцией, безработицей, инфляцией?

— В том обширном банке данных, с которым мы работали, имеется самая разная информация — скажем, о трудовой деятельности опрошенных, их доходах, о наличии или отсутствии у них хронических физических заболеваниях. Это позволяет оценивать степень влияния различных факторов. И мы понимали: в определенных случаях должен быть еще какой-то фактор, вызывающий неудовлетворенность жизнью. Мы считаем, что это именно чернобыльский эффект.

Понимаете, радиоактивные дожди сошли тогда на территорию Украины весьма выборочно. Мы взяли те регионы, где выпали эти осадки, и обнаружили, что именно там процент пессимистов выше, чем в других частях страны, хотя эти люди от радиации не заболели. Но они живут в страхе от ее возможных последствий. А этот неубывающий страх в значительной мере порожден противоречивым поведением тогдашних советских властей, которые, с одной стороны, сначала замалчивали, а потому всячески приуменьшали опасность, а с другой стороны, принимали профилактические меры типа раздачи йодных таблеток и составления каких-то списков.

— Вы пишете: «Отрицательное влияние чернобыльского эффекта на степень удовлетворенности жизнью сопоставимо по силе с хроническим физическим заболеванием и примерно наполовину соответствует эффекту безработицы». Как вы получили столь точные количественные показатели?

— Благодаря разработанному нами эмпирическому методу исследования, позволяющему дать оценку тому, какие факторы и в какой мере определяют степень удовлетворенности жизнью людей.

— Так каков основной тезис вашего исследования?

— Чернобыльская катастрофа привела к долгосрочному ухудшению ментального самочувствия широких слоев населения Украины, что по сей день отрицательно сказывается на экономике страны.

— А как именно это плохое ментальное самочувствие влияет на украинскую экономику?

— Мы, например, обнаружили, что неудовлетворенные жизнью люди чаще и в большей степени зависят от социальных выплат государства. Зная, что психологическое самочувствие улучшается по мере роста доходов, мы попытались дать приблизительную монетарную оценку того, во сколько обошлось бы преодоление психологического эффекта от Чернобыля. И вышли на огромную величину: от 2,5 до 5,5 процента ВВП Украины ежегодно. Столько денег украинское государство должно было бы платить ментально пострадавшим от Чернобыля людям, чтобы те испытывали примерно такую же удовлетворенность жизнью, что и остальные жители страны.

— Учитывая нынешнюю экономическую ситуацию Украины, этот вывод носит исключительно теоретический характер. Имеются ли в исследовании более практические выводы, важные для Украины и других стран, где есть атомные электростанции и, соответственно, могут произойти катастрофы, подобные чернобыльской?

— У нас два таких вывода. Первый, более общий: взвешивая плюсы и минусы ядерной энергетики, необходимо учитывать также психологические травмы широких слоев населения в случае возможной аварии, ведь они могут обернуться для государства очень серьезными дополнительными расходами и долгосрочным ухудшением потребительских и деловых настроений в стране. Второй, более конкретный: если дело дошло до аварии, необходимо проводить прозрачную и пользующуюся доверием населения информационную политику, а также прицельно противодействовать возможным психологическим последствиям катастрофы. Для этого систему здравоохранения следует соответствующим образом готовить.

терапия активации сознания • Клиника «DocBrain» Краснодар

ТАС — терапия активации сознания

Это терапия новой волны. Родилась в США в начале этого века и в настоящее время находит все больше приверженцев в разных странах мира, в том числе европейского континента, где наблюдается отход от догматических концепций Фрейда и поворот к психотерапии, основанной на доказательной медицине.

История развития экспериментально подтвержденных видов психотерапии связана с исследованиями нашего великого электрофизиолога И.П. Павлова, на несколько десятилетий забытые в Европе, но не в Америке. В настоящее время ТАС считается самой продвинутой психотерапией, результаты которой подтверждаются современными исследованиями функций мозга.

Нужна помощь?

Запись на онлайн-прием

С Вами свяжется наш сотрудник для подтверждения записи

Немного теории

Наш мозг является биологическим компьютером, который воспринимает, перерабатывает, хранит и использует информацию, переводя ее энергию в различные формы двигательной активности – интеллектуальной, эмоциональной, моторной – благодаря существованию нейронных сетей. Нейронные сети – это своего рода электрические провода, находящиеся в сложной взаимосвязи, по которым передается нервный импульс. Движение нервных импульсов по электрическим сетям является необходимым условием слаженной работы мозга и тела.

Если движение импульса по нейронным сетям страдает, в силу тех или иных причин, то развивается та или иная патология – мозга и (или) тела. И этот дефицит электропередачи может проявляться болезненными симптомами разного уровня – от легкого эмоционального дискомфорта, усталости, нарушения сна – до серьезных нарушений функций психического и телесного порядка, в том числе расстройств работы внутренних органов и систем организма, болезней иммунитета, нарушений памяти.

Это может быть и следствием травматического или иного (например, инсульт, дегенеративное заболевание нервной системы) повреждения соединительных нитей, связывающих нервные клетки различных отделов, и результатом их защитного выключения, что имеет место у людей, перенесших глубокие психические травмы. Современные мощные магнитно-резонансные компьютеры дают возможность отслеживать движение нервного импульса на уровне отдельных нервных проводов, в том числе во время проведения психотерапии.

ТАС – это терапия, направленная на восстановление нарушенных и создание новых нервных сетей, благодаря активизации различных зон мозга. Инструментами ТАС являются активированное внимание и мотивация. ТАС используется при самых разных заболеваниях. И хотя ее возможности не беспредельны, она может улучшить качество жизни людей, испытывающих как душевный дискомфорт, так и физическое страдание. Пути физического страдания и душевной боли в головном мозге идентичны. От легких психологических проблем, состояний тревоги, неопределенности, или более серьезных – депрессии, панических атак, зависимостей – до патологии психосоматического уровня, сопровождаемых нарушениями функций и (или) болевыми синдромами, включая онкологические заболевания. Возрастных ограничений нет, но пациент должен быть мотивированным к изменениям и способным выполнять инструкции.

Ниже приведено изображение активированного мозга, выполненное с помощью мощного аппарата МРТ.
Это завораживающее зрелище демонстрирует нам электромагнитные излучения мозга, цвет которых определяется скоростью движения импульса по электросетям, связывающим различные участки мозга

Выбрать и применить необходимый метод лечения может только специалист.

Врачи DocBrain обязательно вам помогут!

Спросите эксперта

О клинике | Стоматология Мурманск

Стоматологическая клиника Экстрадент

          Более 17 лет наша стоматология помогает людям забыть, что такое зубная боль или боязнь врача. Чаще всего люди с детства боятся врачей, а особенно врачей-стоматологов. Стоматологические кресла и больничные стены навевают ужас при одной только мысли о походе к врачу.

        Комфортная и доброжелательная атмосфера нашей клиники заставляет забыть Ваши страхи. А опытные врачи помогут безболезненно и легко распрощаться со всеми стоматологическими проблемами.
В клинике все направлено на то, чтобы помочь пациенту преодолеть душевный дискомфорт перед посещением зубного врача. Комфортная обстановка порадует своей обаятельностью и чистотой, создающей надежный барьер от инфекций. Современные технологии лечения зубов и средства обезболивания позволяют провести лечение эффективно и безболезненно.

        Работа в клинике направлена прежде всего на общение с неспециалистом в области медицины — человеком, который хочет просто вылечить зубы или решить другую, связанную с зубами, проблему. Поэтому большое внимание уделяется информированию пациента о его проблемах с зубами, подробное объяснение и разъяснение наших возможностей (возможных вариантов лечения), полная открытость в вопросах стоимости и оплаты наших услуг. Все объясняется не сложными медицинскими терминами, а понятным каждому человеку языком.

        Прием ведут квалифицированный медицинский персонал. Мы работаем только высококачественными и современными материалами иностранных и российских производителей. Наши специалисты используют современные методики, которые позволяют улучшить качество выполняемых работ, и при этом снизить время нахождения пациента в кресле у стоматолога. Обучение персонала на курсах повышения квалификации носит регулярный характер.

        Клиника расположена на 300 кв. м. В работе современные стоматологические установки с LCD-мониторами, подключенные к единой компьютерной сети с радиовизиографической аппаратурой Planmeca (Финляндия),
 оснащенные интраоральными видеокамерами. Стерилизационное оборудование Германии и Великобритании.

Направления деятельности: терапевтическая стоматология, хирургическая стоматология, ортопедическая стоматология, ортодонтия, имплантология, детская стоматология.

 

Слишком высокая температура вызывает сонливость, утомляемость, душевный дискомфорт и снижает концентрацию внимания водителя

Летом, особенно во время длительных поездок, правильная температура в автомобиле значительно влияет на комфорт вождения и эффективность мотора водителя.

Однако, как показывает исследование TNS OBOP по заказу Автошколы Renault, только каждый пятый водитель знает, как использовать кондиционер эффективно и экономично.

Всего за четверть часа температура в припаркованной машине при температуре 35 градусов по Цельсию поднимается до 65 ° C! Поэтому не оставляйте детей или животных в машине в жаркую погоду, даже если вы открываете окна и выходите только на мгновение, потому что открытие окон лишь немного снизит температуру внутри машины.

Поэтому, особенно в очень жаркую погоду, стоит пользоваться кондиционером. Однако важно использовать его в соответствии с принципами экологичного вождения, то есть экономичного и экологичного вождения.

— Садясь в машину, следует сначала открыть все окна, чтобы в салоне упала температура, затем закрыть их и включить кондиционер, — говорят тренеры автошколы Renault.

Между тем, около половины опрошенных TNS OBOP водителей ошибочно говорят, что летом кондиционер нужно включать только через несколько минут после запуска автомобиля, потому что тогда он наиболее эффективен, и еще 14 процентов. говорит, что кондиционер следует включать, как только вы садитесь в машину, не открывая окна.

Термический шок

Оптимальная температура в автомобиле — 20-22 градуса, но не следует упускать температуру более чем на несколько градусов по отношению к температуре окружающей среды. Это позволит избежать дискомфорта от перепадов температуры и теплового шока, снижающего иммунитет организма и способного вызвать заболевание.

Также важно, чтобы воздушный поток не направлялся прямо на водителя или пассажиров, так как это может вызвать простуду. Если автомобиль не оборудован автоматической системой кондиционирования воздуха, лучше всего направить поток охлажденного воздуха в сторону лобового стекла.

Много воды

Кондиционер сушит воздух, поэтому во время путешествий нужно пить много воды. Также хорошо иметь в машине водяную струю для увлажнения и освежения лица. Всегда проветривайте машину во время остановок.

Идеальная среда для микроорганизмов

Условия, преобладающие в установке, способствуют развитию различных видов грибков и бактерий, опасных для здоровья, которые попадают в кабину через систему подачи воздуха. Неприятный запах из вентиляционных отверстий при включении вентилятора должен быть четким сигналом для водителя о том, что система кондиционирования нуждается в чистке.

Поэтому не забудьте провести обслуживание кондиционера и заменить фильтрующий элемент.

Как эмоциональная боль влияет на ваше тело

Эмоциональная боль — это боль или обида, исходящие из нефизических источников. Иногда это эмоциональное расстройство является результатом действий других людей. В других случаях это могло быть результатом сожаления, горя или утраты. В других случаях это может быть результатом основного состояния психического здоровья, такого как депрессия или тревога.

Независимо от причины, эта психологическая боль может быть сильной и существенно влиять на многие сферы вашей жизни.

Хотя ее часто считают менее серьезной, чем физическая боль, важно серьезно относиться к эмоциональной боли. Существует ряд общих чувств, связанных с эмоциональной болью, которые могут повлиять как на ваше физическое, так и на психическое здоровье.

Также известен как : Психическая боль, духовная боль, психалгия, эмоциональное страдание, психологическая боль, альгопсихалия, душевная боль или психическая боль.

Симптомы

Симптомы эмоциональной боли могут включать следующие чувства:

  • Глубокая печаль, печаль или депрессия
  • Горе
  • Сильный стресс
  • Одиночество и изоляция
  • Отрицательные эмоции
  • Паника
  • Ярость
  • Позор
  • Бесполезность

В некоторых случаях чувство эмоциональной боли может привести к физическим симптомам, не имеющим идентифицируемой физической причины.Когда эти мысли, чувства или поведение, связанные с соматическими симптомами, приводят к значительному расстройству или нарушению способности человека функционировать, у него может быть диагностировано расстройство с соматическими симптомами.

Причины

Существует ряд различных эмоций, которые могут вызвать психологическую боль. Каждый может время от времени испытывать эти чувства, но когда такие чувства сильные и стойкие, они могут мешать человеку функционировать и выполнять обычные повседневные дела.

Печаль

Печаль — это естественное чувство, связанное с утратой и разочарованием. Однако, если он не исчезает со временем, это может указывать на излечимое состояние, депрессию, которая может повлиять на все ваше тело.

Если печаль длится более нескольких дней и влияет на вашу повседневную жизнь, возможно, потребуется обратиться за медицинской помощью.

Вам следует проконсультироваться со своим врачом и быть полностью честным в отношении алкоголя или наркотиков, которые вы принимали, чтобы справиться и заниматься самолечением.

Невыраженный гнев

Гнев — это основная человеческая эмоция. Он высвобождает адреналин, который увеличивает мышечное напряжение и ускоряет дыхание. Это «борьба» в ответе «борьба / бегство / замораживание». Временами это может быть мобилизующим; однако, если с этим не справиться должным образом, такая реакция может привести к долгосрочным физическим последствиям.

Беспокойство

Как и гнев, тревога и страх также выделяют адреналин. Как правило, это приводит к нервозности, склонности к легкому испугу, неспособности расслабиться (реакция «бегство») или ощущению неподвижности или застревания (реакция «замирание»).

У некоторых людей тревожность является симптомом тревожного расстройства, и здесь могут помочь психотерапия или лекарства, отпускаемые по рецепту.

Тревога также может быть вызвана употреблением психоактивных веществ, и в этом случае отказ от алкоголя и наркотиков часто может улучшить симптомы. Сообщите своему врачу о любом употреблении алкоголя или наркотиков, чтобы убедиться, что вам поставлен правильный диагноз и вылечены.

Стыд и вина

Стыд и чувство вины часто приводят к ощущению «бабочки» или тяжести в животе.Стыд, который часто встречается у людей с зависимостями, ведет к потребности в секретности и усугубляется ею.

Если не принять меры, продолжительное чувство стыда и вины может привести к физическим симптомам.

Удар

Психологическая боль также может усиливать или усугублять физическую боль в различных частях тела. Некоторые распространенные типы физической боли, которые могут быть связаны с эмоциональным дистрессом, включают:

  • Диарея
  • Головокружение
  • Головные боли
  • Боль в мышцах, особенно в шее
  • Тошнота
  • Боль в руках и ногах
  • Боль в животе или желудочно-кишечное расстройство

Эмоциональная боль также может сопровождаться:

  • Агрессия и насилие
  • Употребление алкоголя или психоактивных веществ
  • Попытка самоубийства
  • Компульсивное поведение, включая покупки, азартные игры и сексуальную зависимость
  • Расстройства пищевого поведения
  • Опасное поведение
  • Самоповреждение
  • Суицидальные мысли

Такое поведение часто является попыткой рассеять или избежать сильной дисфории, вызванной эмоциональной болью.

Физическая боль против эмоциональной

Хотя физическая боль и эмоциональная боль различаются, есть исследования, которые показывают, что оба типа боли могут иметь некоторые неврологические сходства. Как эмоциональная, так и физическая боль связаны с изменениями в префронтальной коре и поясной коре головного мозга.

Некоторые исследователи утверждают, что вместо того, чтобы рассматривать эмоциональную боль и физическую боль как фундаментально разные, их следует рассматривать как части более широкого континуума боли.Некоторые виды боли являются чисто физическими, а другие — чисто эмоциональными; но часто боль лежит где-то посередине.

Лечение

Лечение эмоциональной боли часто включает устранение основного источника симптомов, поэтому лечение часто зависит от индивидуального диагноза. Психологические состояния, такие как тревога и депрессия, можно лечить с помощью психотерапии, лекарств или их комбинации.

Психотерапия

Психотерапия для лечения эмоционального состояния может включать использование разговорной терапии, включая специальные подходы, такие как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ).

CBT фокусируется на выявлении негативных мыслей и эмоций, которые способствуют эмоциональной боли, а затем на замене этих мыслей более адаптивными, реалистичными мыслями и поведением.

Лекарства

Иногда могут быть прописаны лекарства для снятия определенных симптомов эмоциональной боли. К таким лекарствам могут относиться:

  • Антидепрессанты, включая селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), такие как прозак (флуоксетин) и золофт (сертралин).
  • Лекарства от беспокойства, включая бензодиазепины, такие как валиум (диазепам) и ксанакс (алпразолам).

Дополнительная и альтернативная медицина

Иногда для облегчения симптомов эмоциональной боли также могут использоваться альтернативные методы лечения, такие как иглоукалывание, тай-чи, йога, биологическая обратная связь, гипноз и медитация.

Копинг

Эмоциональная боль часто бывает такой же сильной, как физическая, а иногда даже может вызывать симптомы боли по всему телу.Это также может иметь пагубные последствия как для краткосрочного, так и для долгосрочного психического благополучия, поэтому получение соответствующей помощи и лечения очень важно.

Поскольку эмоциональная боль может быть очень неприятной, люди часто обращаются к нездоровым механизмам выживания, включая наркотики и алкоголь. Проблема в том, что, хотя эти методы могут обеспечить краткосрочное облегчение, в долгосрочной перспективе они причинят больший ущерб.

Некоторые более здоровые способы управления симптомами эмоциональной боли могут включать:

  • Разговор с кем-нибудь : Социальная поддержка имеет решающее значение для эмоционального благополучия, и разговор с человеком, которому доверяют, будь то хороший друг или консультант, может помочь.
  • Exercise : Было доказано, что физическая активность улучшает настроение, поэтому она может быть хорошим способом помочь справиться с чувством эмоциональной боли. Лучше избавиться от чувства гнева с помощью бега вокруг квартала. чем действовать агрессивно. Послеобеденная прогулка поднимет вам настроение больше, чем бесконечная прокрутка сообщений в социальных сетях.
  • Практика внимательности : внимательность, умственная практика, которая включает в себя сосредоточение на настоящем моменте, может быть полезна, когда вы пытаетесь справиться с трудными эмоциями, такими как тревога, горе, печаль и гнев.Этот процесс включает в себя не только более глубокое осознание своих эмоций, но и обучение стрессу принимать и отпускать необходимость контролировать или устранять эти эмоции.

Самое главное, если симптомы эмоциональной боли вызывают серьезный стресс или мешают вашей повседневной жизни, поговорите со своим врачом или специалистом в области психического здоровья.

Иногда принятие эмоционального расстройства — лучшее лекарство

К сожалению, побочный эффект биологической революции в психиатрии заключается в восприятии эмоционального дискомфорта как нежелательного или плохого, чего мы не должны чувствовать, чего можно вылечить.И хотя лекарства могут быть жизненно важными и необходимыми при серьезных инвалидизирующих состояниях, таких как психоз, мания, депрессия и изнурительное беспокойство, и это лишь некоторые из них, возможно, мы пошли по пути кратчайшим путем. Меня беспокоит, что психическое здоровье теперь можно рассматривать как отсутствие душевной боли, безразличие к счастью или отсутствие эмоций вообще, а не как способность жить неровной, личностно значимой жизнью, несмотря на сопутствующую ей боль.

Какая часть наших душевных страданий вызвана нашими попытками избежать дискомфорта, а не осознанием того, что мы действительно можем позволить и вытерпеть наши трудные переживания?

Психология разработала уравнение тревоги.Беспокойство — это наше восприятие того, что из-за нашей способности справиться с этим могут произойти неприятности. Часто мы сосредотачиваемся на вероятности угрозы, решении проблемы для ее предотвращения или убеждении себя, что это действительно маловероятно, как способ справиться с тревогой. Но когда в жизни есть реальные угрозы и настоящие болезненные эмоции, которые сами по себе кажутся угрожающими, решение заключается в том, как мы на самом деле можем справиться, когда что-то идет не так.

Брен Браун, автор и исследователь из Хьюстонского университета, хвалит уязвимость, борьбу и невзгоды.Она описывает надежду как нечто извлеченное из борьбы. Она говорит не только о том, чтобы научиться жить всей душой, несмотря на невзгоды, но и жить всей душой, преодолевая невзгоды. Если мы не испытываем ничего угрожающего, мы не можем понять, что действительно можем справиться. Или как Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах и уважаемый учитель, говорит: «Без грязи невозможно вырастить цветок лотоса».

Следуя этой философии, Кристин Падески, психолог и соучредитель Центра когнитивной терапии в Калифорнии, недавно разработала технику, названную «Напористая защита себя» для людей, испытывающих социальную тревогу.Вместо того, чтобы пытаться уменьшить опасность возникновения болезненных событий, она учит людей управлять социальной тревогой, справляясь с неизбежной болью. На семинаре она проиллюстрировала свой метод рассказом о своей клиентке, которая была парализована страхом общественного мнения о том, как она выглядела. Вместо того, чтобы убедить ее в том, что она переоценивает угрозу, она попросила этого клиента надеть самый возмутительный наряд, который она могла сшить, а затем отправилась ловить оскорбления в торговый центр. Она пригласила угрозу войти.Затем она потренировалась встречать опасную критику и справляться с ней.

Многие формы терапии развивались в этом направлении. Мы часто думаем, что изменения должны происходить в первую очередь изнутри. Как только мы почувствуем себя лучше, более мотивированы или оптимистичны, мы отправимся на пробежку. Или, когда мы почувствуем себя более уверенно, мы пригласим коллегу на ужин. Мы называем это работой изнутри. Однако мы также можем работать извне вовнутрь. То есть, даже если мы не чувствуем этого и заставляем себя пробежаться, мы можем чувствовать себя лучше и бодрее, потому что мы бежим.Или потому, что мы пригласили коллегу на ужин, теперь мы чувствуем себя более уверенно после веселой ночи в компании.

Традиционная когнитивно-поведенческая терапия все больше подчеркивает эту «поведенческую» часть вовне через стратегию, которую Марша Линехан, основательница диалектической поведенческой терапии, эффективно обобщает термином «противоположное действие». В нашей более примитивной лимбической системе нашего мозга наши эмоции жестко запрограммированы не только на то, чтобы общаться с нами и другими, но и на ускорение действий.В большинстве ситуаций такое эмоционально-ориентированное поведение чрезвычайно полезно для нас (например, если вы видите тигра, страх говорит вам бежать; если вы потеряете любимого человека, печаль побуждает вас оставаться дома и искать поддержки). Но иногда наши эмоции замыкаются на модели, которые больше не служат нам. Итак, страх подталкивает нас к бегству от всего, печаль — от занятий, которые помогли бы нам чувствовать себя лучше, и стыд — прятаться, чтобы у нас никогда не было шанса соединиться и восстановиться.

Эти побуждения избегать любой ценой могут сделать нашу жизнь очень маленькой: когда мы избегаем нежелательных эмоций, мы в конечном итоге теряем и все вдохновляющие.Вот когда нам нужно пригласить более высокий уровень нашего мозга, префронтальную кору, задуматься: толкают ли нас эти эмоции в полезном направлении? Позволяют ли они нам жить полноценной жизнью, которой мы хотели бы жить? Если ответ отрицательный, то «Противоположное действие» заставляет нашу префронтальную кору (верхний путь мозга) преобладать над нашей лимбической системой (нижний путь), заставляя нас действовать противоположно тому, что мы чувствуем, даже если это означает, что мы на самом деле испытываем неприятные эмоции. момент. Все это сводится к мягкому признанию и разрешению трудных эмоций, продолжая двигаться в полезном долгосрочном направлении (например,грамм. постепенно приближаясь к страхам или продолжая заниматься другими делами, несмотря на печаль или стыд).

Противоположное действие также включает в себя изменение языка тела, чтобы лучше справляться. Например, Эми Кадди, социальный психолог из Гарвардской школы бизнеса, представила свое исследование эффективности поз силы. Она показала, что успешные позы тела в стрессовых ситуациях, которые заставляют вас выглядеть крупными и уверенными, на самом деле улучшают внутреннюю уверенность и внешнюю производительность.Она пришла к выводу, что можно научиться справляться с угрозами, «притворяясь, пока не станешь им».

Дэвид Барлоу, плодовитый автор, профессор Бостонского университета и лидер в области лечения эмоциональных расстройств, и Бруно Кайун, разработчик и директор Института когнитивно-поведенческой терапии, интегрированного с осознанностью, в Хобарте, Австралия, также дополняют эту стратегию. Они оба утверждают, что наша работа не обязательно должна быть направлена ​​на то, чтобы действительно справляться с ситуациями, которые мы считаем наиболее стрессовыми в реальном мире.Скорее, мы можем научиться терпимо относиться к нашим эмоциональным реакциям. Хотя они различаются по конкретным методам, они учат нас научиться справляться со сложными эмоциями, развивая терпимость к реальным чувствам в нашем теле. Практикуя это путем гипервентиляции или воображая стрессовые ситуации, вызывающие панику, они учат упражнениям, которые помогают осознанию и принятию наших повседневных сложных реакций в организме. Таким образом мы учимся справляться. Тогда мы сможем справиться с любыми стрессовыми и болезненными переживаниями, независимо от внешней причины, не отступая, когда наши тела протестуют.

Читая лекцию на тему «Как сделать стресс своим другом», Келли Макгонигал, медицинский психолог из Стэнфордского университета, удивила многих своим исследованием, показывающим, что стресс сам по себе не вреден для вас. Она сравнила людей, которые научились терпеть и принимать телесные ощущения, связанные со стрессом (например, справляясь с такими интерпретациями, как «Мое сердце колотится, потому что мое тело заряжено энергией для решения этой проблемы») с людьми, которые были менее терпимы или избегали нашего стресса. ответы (например, «Ой, мое сердце колотится, это должно быть опасно или плохо»).Она показала, что стресс связан с болезнью и смертью только у тех людей, которые считали, что стресс вреден для них. У тех, кто был толерантным и терпимым к стрессу, не было побочных эффектов от самого стресса.

Добро пожаловать в движение осознанности: модный подросток из мира терапии и поп-культуры, но мудрый старейшина за свою 2500-летнюю историю с буддизмом. Обладая внимательностью, мы не пытаемся изменить свой опыт; мы меняем свое отношение к этому опыту. Мы учимся развивать осознание и принятие нашего внутреннего и внешнего жизненного опыта, даже нежелательного.Мы открываем дверь беспорядку, хаосу и боли. Заимствуя слова Руми, суфийского мистика и поэта XIII века, как это делают многие учителя осознанности: «Темные мысли, стыд, злоба встречают их у двери, смеясь, и приглашают войти».

Этот осознанный подход безупречно сочетается с наукой об эмоциях. Нейробиологи описывают ход эмоций как волну, длящуюся примерно девяносто секунд. Не знаю, как вы, но мои эмоции длятся чуть дольше, особенно те, которые мне не нравятся.Так что же происходит? Наша естественная реакция на тяжелые чувства — быстро их оттолкнуть. Или мы цепляемся за них, размышляя, убежденные, что мы сможем решить проблему — найти выход из них, разжигая огонь. Таким образом, Будда описал нашу боль и страдание как поражение двумя стрелами. Первая стрела, неизбежная боль жизни, будь то тяжелое событие, мысль или чувство, направлена ​​в нас; у нас мало контроля над этим. Но затем мы стреляем в себя второй стрелой со своей собственной реакцией на боль, усиливая и продлевая ее.Страдания от отказа или отталкивания от этой боли, «этого не должно быть здесь», «Я не могу этого вынести», но также и обвинения, размышления, «почему я?» истории «так было всегда и так будет всегда»: вот те части, которые мы добавляем. Проще говоря: боль неизбежна; страдание необязательно.

Внимательность побуждает по-новому относиться к нашему опыту, особенно к неудобному. Привязанные к настоящему моменту для поддержки, мы сдерживаем нашу боль мягко, с добротой и любопытством, вместо того, чтобы останавливаться на ней или отрицать ее.Когда один из студентов спросил духовного лидера тибетского народа Его Святейшество Далай-ламу XIV, испытывает ли он гнев, он ответил: «Да, конечно». На вопрос о том, что делать с гневом, он сказал: «Я наблюдаю, как он возникает, и я смотрю, как он проходит». Как объясняет Джозеф Гольдштейн, американский учитель медитации и соучредитель Insight Meditation Society, «вы не можете остановить волны, но вы можете научиться серфингу».

Важнейшим ингредиентом этой практики является то, как мы относимся к нашему опыту: мягкость и сострадание.Сострадание всегда было в основе обучения осознанности. Без сострадания у нас не было бы безопасного места, чтобы повернуться и признать свою боль. Без сострадания простое осознание нашей боли было бы мазохизмом. Мы не только просим себя осознавать, что происходит внутри нас прямо сейчас, но и спрашиваем себя: «Как я могу удержать это с добротой?»

Кристен Нефф, профессор и исследователь Техасского университета, и Кристофер Гермер, психолог и клинический инструктор из Гарварда, показали, что участие в курсах обучения состраданию может улучшить нашу способность справляться с трудными эмоциями и переживаниями.Как объясняет Брен Браун: «Сострадание — это не добродетель, это обязательство. Это не то, что у нас есть или чего нет — это то, что мы предпочитаем практиковать ». Как показали свои исследования Нефф и Гермер, этому можно научиться.

Джон Кабат Зинн, американский автор и основатель программы снижения стресса на основе осознанности, резюмирует этот внимательный подход как «Жизнь в условиях полной катастрофы». Мы не можем остановить дикие и болезненные жизненные катастрофы, но мы можем научиться справляться с ними.

Каковы причины и симптомы?

Эмоциональный дистресс — это состояние душевной боли, которое может принимать самые разные формы. Это может быть следствием проблемы с психическим здоровьем или особых обстоятельств, таких как трудности в отношениях или финансовое напряжение.

Эмоциональный дистресс — это широкий термин, который может относиться к широкому спектру симптомов различных расстройств психического здоровья.

Однако любой может испытать эмоциональный стресс, даже если он не соответствует критериям какого-либо психологического расстройства.

Здесь вы узнаете, что такое эмоциональный стресс, что может его вызвать и что делать дальше.

Эмоциональный дистресс — это состояние эмоционального страдания. Этот термин охватывает широкий спектр симптомов, но его отличительными чертами являются симптомы депрессии и тревоги. Люди могут испытать это в любое время, и обычно это временное явление.

Нарушения психического здоровья могут вызывать симптомы эмоционального дистресса, которые сохраняются в течение длительного времени или возникают циклично.

Симптомы эмоционального расстройства иногда бывают серьезными и могут перерасти в расстройство психического здоровья.

Некоторые симптомы эмоционального дистресса включают:

  • чувство подавленности, беспомощности или безнадежности
  • чувство вины без ясной причины
  • тратить много времени на беспокойство
  • испытывать трудности с мышлением или запоминанием
  • спать слишком много или слишком мало
  • с изменениями аппетита
  • в большей степени полагается на вещества, изменяющие настроение, такие как алкоголь
  • изоляция от людей или деятельности
  • испытывает необычный гнев или раздражительность
  • испытывает усталость
  • испытывает трудности с выполнением повседневных задач
  • испытывает новая, необъяснимая боль

Характеристики эмоционального дистресса могут варьироваться в зависимости от наличия каких-либо основных расстройств психического здоровья.Например, у человека с пограничным расстройством личности эмоциональный стресс может вызвать как вспышки гнева, так и сильное чувство одиночества.

Причины эмоционального расстройства сильно различаются и обычно связаны с сочетанием факторов.

У некоторых людей стресс возникает из-за травмирующего опыта или события, например, смерти в семье. Это также может быть результатом широкого спектра основных психических заболеваний.

В других случаях определенные ситуации вызывают эмоциональный стресс.Ниже мы приводим примеры этих ситуаций:

Эмоциональное расстройство на работе

Рабочее место может быть стрессовой средой, и хотя некоторый стресс может быть мотивирующим, слишком сильный стресс часто подавляет.

Некоторые причины эмоционального расстройства, связанные с работой, могут включать:

  • беспокойство по поводу безопасности работы
  • беспокойство по поводу производительности
  • сверхурочная работа
  • низкая заработная плата
  • плохие условия труда
  • повышение ответственности
  • отсутствие контроля над работой
  • отношения с коллегами или руководителями

Иногда обстоятельства складываются и сочетаются неожиданным образом, вызывая страдания.Человек может испытать это на любом рабочем месте и на всех уровнях организации.

Продолжительный рабочий день может стать серьезной причиной эмоционального расстройства. Например, более раннее исследование 2011 года показало, что люди, работающие более 55 часов в неделю, с большей вероятностью испытают депрессию и тревогу в будущем, чем те, кто работает 35–40 часов в неделю.

Эмоциональное расстройство дома

Среди множества возможных причин эмоционального расстройства дома есть личные факторы или факторы окружающей среды, такие как:

  • наличие проблем в отношениях с партнерами, другими членами семьи или друзьями
  • , претерпевающими серьезные изменения в жизни, например как переезд домой или наличие ребенка
  • , проживающего в районе, который сталкивается с неравенством и лишением ресурсов
  • с низким доходом
  • испытывает дискриминацию
  • чувствует себя одиноким или изолированным
  • имеет долги
  • ведет нездоровый образ жизни, что может курение или низкая физическая нагрузка

Эмоциональное расстройство может стать подавляющим и повлиять на повседневное функционирование.Лечение обычно включает определение триггеров и отработку методов снижения стресса.

Триггеры эмоционального дистресса не всегда очевидны, и разговор с членами семьи, друзьями, терапевтом или консультантом может помочь людям идентифицировать их и придумать альтернативные способы справиться с ними.

Например, когнитивно-поведенческая терапия — это стандартный метод выявления и устранения источников эмоционального стресса. Есть много видов этой терапии, и лучший из них для каждого человека зависит от ситуации.

Стратегии управления стрессом, в том числе техники релаксации, такие как дыхание с помощью бокса и управляемые образы, также могут помочь.

Некоторые люди используют медитацию осознанности как долгосрочную стратегию борьбы со стрессом. Обычно это включает в себя сосредоточение на себе, чтобы повысить внимание и самосознание.

Некоторые изменения образа жизни, такие как отказ от курения и повышение физической активности, также могут помочь. Многие данные свидетельствуют о том, что регулярные упражнения могут помочь уменьшить тревогу и депрессию.

Может быть полезна даже легкая физическая активность. Исследование 2020 года, проведенное в журнале Lancet Psychiatry , показало, что подростки, которые занимались легкой деятельностью, имели более низкий риск возникновения депрессивных симптомов в возрасте 18 лет.

Узнайте больше о различных видах терапии здесь.

Клинического диагноза эмоционального дистресса нет. Это может испытать любой человек, и это может быть частью психического расстройства.

Иногда бывает трудно отличить эмоциональное расстройство от депрессии или тревоги.Чтобы помочь человеку определить причину его симптомов, врач может спросить его о недавнем опыте и основных жизненных событиях, которые могут быть источником беспокойства.

Они также могут спросить о дополнительных симптомах, которые могут указывать на психическое расстройство, например о суицидальных мыслях или чувстве безнадежности.

Многие люди испытывают эмоциональные страдания. Оно может разрешиться само по себе или по окончании стрессовой ситуации.

В других случаях симптомы улучшаются медленно, поскольку люди адаптируются или находят методы управления стрессом, которые им подходят.

Если эмоциональное расстройство не поддается контролю или не проходит, рекомендуется обратиться к врачу или специалисту в области психического здоровья. Это особенно важно при наличии других признаков психического расстройства, например депрессии или беспокойства.

Не всегда удается предотвратить эмоциональное расстройство. Непредсказуемые жизненные события и другие факторы стресса потенциально могут стать ошеломляющими для любого.

Тем не менее, следующие стратегии могут помочь ограничить воздействие этого бедствия:

  • знать о потенциальных триггерах дома или на работе и принимать меры как можно скорее, если они представят
  • создание сети поддержки из коллег, друзей или члены семьи
  • присоединение к группе поддержки, члены которой поделились опытом
  • сохранение физической активности
  • соблюдение здоровой диеты
  • частые перерывы, если возможно
  • отказ от курения и чрезмерного употребления алкоголя
  • применение методов снижения стресса, таких как медитация осознанности

Узнайте больше об управлении стрессом здесь.

Эмоциональное расстройство — это широкий термин. Он может относиться к широкому спектру симптомов различных расстройств психического здоровья, но многие люди без каких-либо расстройств испытывают его.

Независимо от того, присутствует ли проблема с психическим здоровьем, эмоциональный стресс может быть подавляющим и влиять на повседневное функционирование.

Симптомы могут исчезнуть сами по себе, но могут помочь различные стратегии, например, практика снижения стресса и создание сети поддержки.

Если симптомы эмоционального расстройства сохраняются или с ними трудно справиться, человеку следует обратиться к врачу или специалисту в области психического здоровья.

Концепция психической боли — FullText — Психотерапия и психосоматика 2013, Vol. 82, № 2


Психическая боль не менее реальна, чем другие виды боли, связанные с частями тела, но, похоже, ей не уделяют должного внимания. Основная проблема заключается в отсутствии согласия относительно его отличительных черт, концептуализации и функционального определения. Я рассмотрю некоторые предлагаемые описания психической боли, ее связь с психическими расстройствами и горем, ее оценку и последствия, которые могут повлечь за собой исследования в этой области.

Определение психической боли

В литературе для обозначения той же конструкции использовались такие термины, как психическая боль, психическая боль, психологическая боль, пустота, психика, внутреннее возмущение и психологическое качество жизни.

Бакан [1] заметил, что человек чувствует психологическую боль в момент, когда он / она разлучается с другим значимым человеком. С его точки зрения, боль — это осознание нарушения стремления человека поддерживать индивидуальную целостность и социальное единство.Сандлер [2, 3] определял психологическую боль как аффективное состояние, связанное с несоответствием идеального и фактического восприятия себя. Баумейстер [4] косвенно ссылался на душевную боль в своей теории самоубийства. Он рассматривал душевную боль как отталкивающее состояние высокого самосознания своей неполноценности. Когда отрицательные результаты намного ниже стандартов идеального «я» и устремлений, а результаты приписываются «я», этот человек испытывает душевную боль. Таким образом, основная эмоция психической боли — это разочарование в себе.

Шнейдман [5] определил психахе как острое состояние сильной психологической боли, связанной с чувствами вины, тоски, страха, паники, тоски, одиночества и беспомощности. Первичный источник тяжелой психики «это неудовлетворенные психологические потребности» [6]. Психахе — это душевная боль возмущения [7]. Возмущение относится к внутреннему беспорядку, расстройству или психическому расстройству [7].

Болджер [8] определил эмоциональную боль как состояние «чувства разбитости», которое включает переживание ранения, потерю самообладания, разобщенность и критическое осознание других отрицательных качеств.

Существенные характеристики эмоциональной боли были описаны как чувство потери или незавершенности себя и осознание собственной роли в переживании эмоциональной боли [8].

Orbach et al. [9,10] определили психическую боль как «широкий спектр субъективных переживаний, характеризующийся как восприятие негативных изменений в себе и его функциях, которое сопровождается сильными негативными чувствами». Сильная «невыносимая» психическая (психологическая) боль определяется как чрезвычайно отталкивающее эмоциональное чувство, которое можно пережить как мучение.Это может быть связано с психическим расстройством или с серьезной эмоциональной травмой, такой как смерть ребенка. Психологическая боль имеет множество метафор, заимствованных из физической боли (например, сердечная боль, разбитое сердце).

Borderlands с страданием и другими типами боли

Международная ассоциация по изучению боли [11] определила боль как «неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с фактическим или потенциальным повреждением ткани или описанное в терминах такого повреждения». Существование многих типов боли можно понять, выделив четыре широкие категории: ноцицепция, восприятие боли, страдание и болевое поведение [12].Лозер [13] подчеркнул, что «страдание может быть результатом боли или порождено многими другими состояниями, такими как страх, тревога, депрессия, голод, усталость или потеря любимых объектов. Страдание существует только в уме, и события, которые приводят к страданию, будут разными для разных пациентов. Нет никаких подсказок физического осмотра или лабораторных тестов или исследований изображений, которые выявляют его присутствие. Мы должны спросить пациента и выслушать его рассказ, чтобы найти страдание ».

Франкл [14] рассматривал страдание как форму пустоты из-за потери смысла жизни, подчеркивая, что причина психологических проблем происходит от экзистенциального разочарования.Он добавил, что «… экзистенциальное разочарование само по себе не является ни патологическим, ни патогенным. Беспокойство человека, даже его отчаяние, по поводу ценности жизни — это экзистенциальный стресс, но ни в коем случае не психическое заболевание »(стр. 123). Индивидуальная основная забота должна заключаться не в том, чтобы избежать боли или получить удовольствие, а в том, чтобы увидеть смысл жизни [15]. Страдание прекращается в тот момент, когда ему обретается смысл [16].

Сондерс [17,18] подчеркивал связь между физической болью и душевными страданиями: «Если физические симптомы облегчаются, часто снимается и психическая боль».

Этот взгляд во многом похож на определение страдания, данное Касселлом [19,20]. Согласно Касселлу [19], страдание можно определить как состояние серьезного стресса, связанного с событиями, которые угрожают целостности человека, которое возникает, когда ощущается надвигающееся разрушение человека. «Страдание переживают люди, а не только тела, и его источником являются проблемы, которые угрожают целостности человека как сложной социальной и психологической сущности» [19]. Страдание отчуждает пациента от себя и общества [21] и может вызвать «кризис смысла» [22] и распад надежды [23].Термин «страдание» содержит нефизические аспекты — социальные, психологические, культурные, духовные — связанные с тем, чтобы быть человеком, которые относительно не рассматриваются в медицинском образовании [24]. Как заметил Сенски [25], термин «страдание», однако, может означать разные вещи для разных людей. Такие выражения, как «страдает от сильной боли», «страдает неизлечимой болезнью» или даже «страдает похмельем», указывают на эту двусмысленность.

Граница между душевной болью и болью, относящаяся к телу, также трудно определить, поскольку боль всегда включает психологический компонент [26].Энгель [[26], с. 45] определяет боль «как психологическое переживание, включающее понятия травмы и страдания, но не зависящее от реальной физической травмы. Мысль о травме, а также необходимость страдать могут привести к боли, так же как и реальное поражение или травма. Точно так же необходимость не страдать или не принимать тот факт, что травма может сделать «болезненную» травму безболезненной ».

Психическая боль и депрессия

Кляйн [27] разработал размерную модель униполярной эндогеноморфной депрессии, основанную на три специфических нейробиологических фактора: подавление центрального удовольствия, растормаживание центральной боли и подавление психомоторных вспомогательных механизмов.Подавленное центральное удовольствие представляет собой неспособность реагировать на положительные внутренние и внешние раздражители и приводит к ангедонии, заниженной самооценке и безнадежности. Подавленная центральная боль может быть описана как «психическая боль» и представляет собой чрезмерную реакцию на негативные образы и стимулы. Субъекты чувствуют себя несчастными, виноватыми, возбужденными и испытывают болезненные размышления. Наконец, заторможенный психомоторный вспомогательный механизм является синонимом психомоторной задержки, снижения энергии и замедленного мышления.

Кэрролл [28,29] расширил модель Кляйна для характеристики состояний настроения при биполярном расстройстве. Его модель включала четыре нейробиологических компонента (постоянное вознаграждение, поощрительное вознаграждение, центральная боль и психомоторная функция). Центральная боль усиливается при депрессии, что отражается в возбуждении, патологической вине и безнадежности. В депрессивной фазе эта система рассматривается как расторможенная; стимулы, которые ранее были неактивными, воспринимаются как тревожные. Исходя из этого, депрессивный пациент воспринимает нейтральные события как катастрофические.Изменения самооценки из-за нарушения регуляции центральной боли выходят за рамки чувства некомпетентности и обесценивания. Пациент с депрессией считает себя плохим, недостойным и виноватым. У маниакальных пациентов растормаживание центрального удовольствия представляет собой чрезмерную реакцию на положительные образы и стимулы, что приводит к завышенной самооценке, грандиозности, повышенному удовольствию от окружающей среды, чрезмерной активности, навязчивости и нереалистичному оптимизму в отношении будущего. Подавленная центральная боль, которая, как предполагается, возникает при мании, приводит к неспособности воспринимать негативные качества самого себя и своего окружения.Клинические симптомы включают завышенную самооценку, восторг, пренебрежение болезненными последствиями своего поведения и чрезмерный оптимизм в отношении будущего.

Действительно, некоторые психопатологи [например, [30]] подчеркнули, что пациенты с эндогенной депрессией могут проявлять «особое качество» дисфорического настроения. Эта особенность была признана ранними клиницистами [31, 32] и описывалась как однозначно неприятное, мучительное или дискомфортное переживание, которое характеризуется болезненным напряжением и мучениями [31].

Исследование van Heeringen et al. [33] сообщили об изменениях в функционировании мозга в связи с психической болью у пациентов с депрессией. Результаты показали, что уровень психической боли не коррелирует с тяжестью депрессии, но связан с повышенным риском суицида. Выраженность психической боли у этих пациентов с депрессией была связана с изменениями мозгового кровотока в областях мозга, которые участвуют в обработке эмоций. Наблюдение за тем, что депрессивные люди становятся суицидными, когда они воспринимают свое эмоциональное состояние как болезненное и неспособное к изменениям [34], предполагает сильную и постоянную эмоциональную нагрузку на префронтальном уровне.Несмотря на то, что результаты van Heeringen et al. [33] указывают на то, что дорсолатеральная гиперактивность связана с повышенным уровнем психической боли, интерпретация этой связи требует дальнейшего изучения.

Психическая боль и самоубийство

Психологическая боль — это обычная конструкция для понимания суицида [5,9,35,36,37]. Риск суицида намного выше, когда общая психологическая и эмоциональная боль достигает невыносимой интенсивности [38], особенно в контексте серьезных расстройств настроения [39].Шнейдман [5] считал психахе основной составляющей самоубийства и сообщил, что психологическая боль может быть связана с тем фактом, что если бы страдающие люди могли каким-то образом остановить сознание и продолжать жить, они бы выбрали это решение [40]. Шнейдман [41] далее постулировал, что психахе невыносима, потому что она возникает из-за удовлетворения основных потребностей. Самоубийство происходит, когда психика считается невыносимой. Это избавление от невыносимых страданий.Болевой порог и толерантность к боли сильно и отрицательно коррелируют с личным дистрессом у суицидных людей [42,43,44]. У лиц, не склонных к суициду, сильная психическая боль связана с высокой чувствительностью к телесной боли. И наоборот, у суицидальных людей сильные душевные страдания связаны с низкой чувствительностью к телесной боли.

Психическая боль и другие психические расстройства

Пациенты с пограничным расстройством личности имеют ряд интенсивных дисфорических аффектов, иногда переживаемых как отвращение, включая гнев, печаль, стыд, панику, ужас и хронические чувства пустоты и одиночества.Этих людей можно отличить от других групп по общей степени их многогранной эмоциональной боли [45,46]. Эту эмоциональную боль интерпретировали как реакцию, направленную на попытку приспособиться к повторяющимся травматическим переживаниям в детстве, таким как потеря одного из родителей, психическое заболевание родителей, насилие, эмоциональное, физическое и сексуальное насилие [47]. Эмоциональная боль описывается как сильная женщинами, страдающими пограничным расстройством личности, и связана с высокой распространенностью сообщений о жестоком обращении в детстве [48].

Leibenluft et al. [49] концептуализировали членовредительство как потребность почувствовать реальную физическую боль, а не просто эмоциональную боль. Однако эта концептуализация не согласуется с последовательными сообщениями об отсутствии боли при членовредительстве. Также было высказано предположение, что преднамеренное самоповреждение обеспечивает физическую стимуляцию (то есть боль), достаточно убедительную, чтобы отвлечь внимание человека от болезненного эмоционального возбуждения; умышленное самоповреждение может способствовать смещению внимания с эмоциональной боли на физическую [50].

Психическая боль также изучалась при посттравматическом стрессовом расстройстве. Постулируется, что избегание включает в себя стратегические, требующие усилий процессы, направленные на избегание травмирующих стимулов, в то время как онемение считается формой условного «эмоционального обезболивания», которое возникает в результате воздействия неконтролируемых и непредсказуемых аверсивных стимулов [51]. Если место эмоциональной боли «обезболено», трудно распознать эмоции, не говоря уже о том, чтобы различать, описывать или регулировать эти эмоции.В исследовании с участием 85 ветеранов Monson et al. [52] оценили взаимосвязь между содержанием эмоций и переменными процесса, а также симптоматикой посттравматического стрессового расстройства с травмой, связанной с военными действиями; они предположили, что депрессия может быть вторичным эффектом притупления узнавания, а не наоборот.

Горе

Энгель [53] подчеркнул, что горе является характерной реакцией на потерю ценной вещи, будь то любимый человек, драгоценное имущество, работа, статус, дом, страна, идеал, часть тело и т. д.Кроме того, Энгель указал, что горе является причиной душевной боли, вызывает различные телесные и психологические симптомы и мешает нашей способности эффективно функционировать. Действительно, наиболее характерной чертой горя является его болезненность [54]. Боль депрессии похожа на горе, как и другие депрессивные симптомы, такие как упадок сил, обращение внутрь себя, озабоченность, вина и самокритика. Однако горе реже характеризуется заниженной самооценкой, пессимизмом и безнадежностью.Потеря ресурсов, включая здоровье, материальные ресурсы, территорию, статус, родственные отношения или родство, вызывает сравнимую эмоциональную боль. Като и Манн [55] предположили, например, что потеря супруга часто концептуализируется как потеря эмоциональных, инструментальных и финансовых аспектов социальной поддержки.

Оценка психической боли

Было разработано несколько инструментов для измерения душевной боли или связанных конструкций.

На Шкалу оценки психологической боли [5] повлиял по содержанию и структуре Тематический апперцептивный тест.Он включает в себя компонент письменного эссе и требует обученного оператора для проведения теста и интерпретации результатов. Сообщается, что он имеет скромную достоверность [56,57].

Множественная визуальная аналоговая шкала [58] состоит из 23 пунктов визуальной аналоговой шкалы, основанной на модели маниакально-депрессивного расстройства Кэрролла-Клейна. Каждый элемент представлен в виде 100-миллиметровой линейной визуальной аналоговой шкалы с соответствующими положениями привязки, описывающими крайние маниакальные и депрессивные состояния каждого симптома. Из 23 пунктов 7 представляют каждое из основных измерений модели Кэрролла-Кляйна (постоянное вознаграждение, центральная боль и психомоторная регуляция), а 2 пункта представляют собой поощрительное вознаграждение.Результаты клинических исследований продемонстрировали высокую надежность многократной визуальной аналоговой шкалы при повторном тестировании у пациентов с депрессией [59] и хорошую одновременную валидность [60].

Шкала психахе [61] была основана на определении психики, которое Шнейдман [5] ассоциировал с суицидальностью (т. Е. Хронической, свободно плавающей, не связанной с ситуацией психологической болью, вызванной расстройством жизненных потребностей), но не включает предметы, относящиеся к интенсивности психологической боли. Шкала психики — это шкала самооценки из 13 пунктов, используемая для оценки психики; элементы кодируются по 5-балльной шкале Лайкерта.Также сообщалось о хорошей конструктивной валидности и внутренней согласованности [62]. Шкала психахии может успешно отличить людей, пытающихся покончить жизнь самоубийством, и тех, кто не пытается совершить самоубийство [61].

Шкала психической боли Орбаха и Микулинсера [9] состоит из 44 пунктов самооценки и основывается на концептуализации психической боли как восприятия негативных чувств. Пункты Шкалы психической боли Орбаха и Микулинсера делятся на 9 факторов: (1) необратимость, (2) потеря контроля, (3) нарциссические раны, (4) эмоциональное наводнение, (5) замораживание, (6) самообладание. отчуждение, (7) замешательство, (8) социальное дистанцирование и (9) пустота.Субъекты оценивают каждый пункт по 5-балльной шкале Лайкерта, при этом более высокие значения отражают более сильную душевную боль. Шкала психической боли Орбаха и Микулинсера продемонстрировала высокую внутреннюю согласованность и надежность результатов повторных тестов [9] и сильную связь с суицидальностью [10].

Шкала оценки психологической боли Ми-Банни [63] представляет собой перечень самооценок из 10 пунктов, в котором единообразно используется термин «психологическая боль» для измерения интенсивности боли (от нулевой до невыносимой) и частоты (от нулевой до невыносимой). от никогда до всегда).Цель этой шкалы — предоставить клиницисту быструю и надежную оценку психологической боли в психиатрических и непсихиатрических группах населения. Шкала оценки психологической боли Ми-Банни продемонстрировала конвергентную валидность, валидность для известных групп и внутреннюю надежность. Более того, пациенты с тяжелыми депрессивными эпизодами с повышенными показателями по шкале оценки психологической боли Ми-Банни имели более высокий рейтинг суицидальности и имели повышенную вероятность совершения суицидальных попыток в прошлом [63].

Büchi et al. [64,65] разработали меру, называемую «Иллюстрированное представление самооценки», которая, в исследованиях по валидации [65], ведет себя так, как ожидалось от меры страдания, и хорошо согласуется с концептуализацией страдания Касселлом [19,20]. Эта мера не зависит от языковых навыков и может использоваться для быстрого получения оценок пациентами своих страданий [66].

Все эти шкалы используются для количественной оценки душевной боли. Однако клиницисты, как правило, не спрашивают своих пациентов об их душевной боли или страданиях [25], и наиболее широко используемые инструменты, основанные на интервью, похоже, игнорируют этот аспект.Клиниметрия предлагает важные возможности для оценки таких клинических явлений, как психическая боль [67,68]. В таблице 1 показано, как можно получить информацию о душевной боли во время интервью и оценить ее. Формат вопросов и рейтингов основан на клиническом интервью Пайкеля при депрессии [69,70], наиболее всестороннем и чувствительном инструменте оценки аффективных расстройств.

Таблица 1

Шкала клинической оценки психической боли (авторское право Fava GA, Tossani E, 2012)

Клинические и исследовательские последствия

После десятилетий игнорирования существует острая необходимость в исследованиях психической боли.Некоторые области, которые кажутся особенно важными, включают:

— даже если душевная боль всегда имеет индивидуальное значение, следует достичь консенсуса по ее рабочему определению;

— психическая боль может обеспечить клинический порог, необходимый для определения степени дистресса, заслуживающего клинического внимания, в сочетании с диагностическими критериями. Он может предложить лучшую спецификацию критерия «клинически значимого дистресса», который часто повторяется в DSM-IV [34];

— баланс между душевной болью и психологическим благополучием [71,72] заслуживает внимания.Энгель [73] в своей формулировке личности склонной к боли обрисовал в общих чертах, как в некоторых случаях соматическая боль явно защищает пациента от более сильной депрессии и даже самоубийства, а также психологический профиль потребности страдать;

— нейробиология душевной боли — увлекательная тема, на которую было обращено лишь очень ограниченное количество исследований [33,37,74,75]. Это может разрушить систему мозга, которая интерпретирует негативное эмоциональное значение познания, с особым упором на роль миндалины и базальных ганглиев [28].

— оценка психической боли может иметь важное значение для интервенционных исследований, особенно в психофармакологии. Например, пациенты с депрессией часто сообщают, что лечение антидепрессантами значительно облегчает их психическую боль. К сожалению, в психофармакологических исследованиях действие лекарств оценивается по ограниченному кругу симптомов [76].

Клиническое и исследовательское внимание к проблеме психической боли может привести к важным изменениям в психиатрии и соответствует недавнему упору на результаты, сообщаемые пациентами, определяемые как любые сообщения, поступающие непосредственно от пациентов, без интерпретации врачей или других лиц, о том, как они функции или ощущения в отношении состояния здоровья или его терапии [67].

Благодарность

Я очень благодарен профессорам Джованни А. Фава и Тому Сенски за их неоценимую помощь и комментарии.

Список литературы

  1. Бакан Д. Болезнь, боль и жертва: к психологии страдания.Чикаго, Бикон Пресс, 1968.
  2. Сандлер Дж .: Психология и психоанализ. Br J Med Psychol 1962; 35: 91–100.
  3. Сэндлер Дж .: Травма, напряжение и развитие; в Furst SS (ed): Психическая травма.Нью-Йорк, Basic Books, 1967, стр. 154–174.
  4. Баумейстер РФ: Самоубийство как бегство от себя. Psychol Rev 1990; 97: 90–113.
  5. Шнейдман Е.С.: Самоубийство как психоз.J Nerv Ment Dis 1993; 181: 145–147.
  6. Шнейдман Е.С.: Самоубийственный разум. Нью-Йорк, Oxford University Press, 1998.
  7. Шнейдман Е.С.: Шкала оценки психологической боли.Поведение, угрожающее жизни суицидом 1999; 29: 287–294.
  8. Болджер Э.А.: Обоснованный теоретический анализ эмоциональной боли. Psychother Res 1999; 9: 342–362.
  9. Орбах И., Микулинсер М., Сирота П., Гильбоа-Шехтман Э: Психическая боль: многомерная операционализация и определение.Поведение, угрожающее жизни суицидом 2003; 33: 219–230.
  10. Орбах I, Микулинсер М., Гильбоа-Шехтман Э., Сирота П: Психическая боль и ее связь с суицидальностью и смыслом жизни. Поведение, угрожающее жизни суицидом 2003; 33: 231–241.
  11. Международная ассоциация по изучению боли: термины, связанные с болью: список с определениями и примечаниями по использованию.Рекомендовано Подкомитетом IASP по таксономии. Боль 1979; 6: 249.
  12. Loeser JD, Melzack R: Pain: обзор. Ланцет 1999; 353: 1607–1069.
  13. Лозер ДД: Боль и страдание.Clin J Pain 2000; 16: S2 – S6.
  14. Франкл В.Э .: Человек в поисках смысла. Нью-Йорк, First Washington Square Press, 1963.
  15. Франкл В.Э .: Логотерапия и вызов страдания; в Hoeller K (ed): Чтения по экзистенциальной психологии и психиатрии.Сиэтл, Обзор экзистенциальной психологии и психиатрии, 1961, стр. 63–67.
  16. Франкл В.Э .: Психиатрия и поиск смысла человеком. Журнал «Здоровье религии», 1962; 1: 93–103.
  17. Сондерс C: Лечение неизлечимой боли при терминальной стадии рака.Proc Royal Soc Med 1963; 56: 195–197.
  18. Сондерс К. Бедствие при смерти. BMJ 1963; 2: 746.
  19. Касселл Э.Дж .: Природа страдания и цели медицины.N Engl J Med 1982; 306: 639–645.
  20. Касселл Э.Дж .: Диагностирование страдания: перспектива. Энн Интерн Мед 1999; 131: 531–534.
  21. Гиллис Дж., Неймейер Р.А.: Потеря, горе и поиск значимости: к модели восстановления смысла в тяжелой утрате.J Construct Psychol 2006; 19: 31–65.
  22. Барретт Д.А.: Страдания и процесс трансформации. J Pastoral Care 1999; 53: 461–472.
  23. Кирсли Дж. Х .: Терапевтическое использование себя и облегчение страданий.Онкологический форум 2010; 34: 98–101.
  24. Egnew TR: Страдание, значение и исцеление: проблемы современной медицины. Энн Фам Мед 2009; 7: 170–175.
  25. Сенски Т: Страдание.Int J Integr Care 2010; 10: 66–68.
  26. Энгель Г.Л.: Боль; в Mac Bryde CM (ed): признаки и симптомы. Прикладная патологическая физиология и клиническая интерпретация. Филадельфия, Липпинкотт, 1969, стр. 44–61.
  27. Кляйн Д.Ф.: Эндогеноморфная депрессия: концептуальный и терминологический пересмотр.Arch Gen Psychiatry 1974; 31: 447.
  28. Кэрролл Б.Дж.: Психопатология и нейробиология маниакально-депрессивных расстройств; в Кэрролл Б.Дж., Барретт Дж. Э. (ред.): Психопатология и мозг. Нью-Йорк, Raven Press, 1991, стр. 265–285.
  29. Кэрролл Б.Дж.: Мозговые механизмы при маниакальной депрессии.Clin Chem 1994; 40: 303–308.
  30. Мендельс Дж., Кокрановский С. Нозология депрессии: эндогенно-реактивная концепция. Am J Psychiatry 1968; 124: 1–11.
  31. Крепелин Э: маниакально-депрессивное безумие и паранойя (перевод Барклая Р.М.).. Эдинбург, E&S Livingstone, 1921.
  32. Гиллеспи РД: Дискуссия о маниакально-депрессивном психозе. BMJ 1926; 2: 878–879.
  33. van Heeringen K, Van den Abbeele D, Vervaet M, Soenen L, Audenaert K: Функциональная нейроанатомия психической боли при депрессии.Psychiatry Res 2010; 181: 141–144.
  34. Американская психиатрическая ассоциация: Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, изд 4, пересмотр текста (DSM-IV-TR). Вашингтон, Американская психиатрическая пресса, 2000.
  35. Леенаарс А.А.: Клиническая оценка суицидального риска.Psychiatry Clin Neurosci 1995; 49: S61 – S68.
  36. Валенте С.М.: Сообщения психиатрических пациентов, которые пытались покончить жизнь самоубийством или совершили самоубийство. Clin Nurs Res 1994; 3: 316–333.
  37. Mee S, Bunney BG, Reist C, Potkin SG, Bunney WE: Психологическая боль: обзор доказательств.J Psychiatr Res 2006; 40: 680–690.
  38. Berlim MT, Mattevi BS, Pavanello DP, Caldieraro MA, Fleck MP, Wingate LR, Joiner TE: Psychache и суицидальность у взрослых амбулаторных пациентов с расстройствами настроения в Бразилии. Поведение, угрожающее жизни суицидом 2003; 33: 242–248.
  39. Джоинер Т.Е. младший, Браун Дж. С., Вингейт Л. Р.: Психология и нейробиология суицидального поведения.Анну Рев Психол 2005; 56: 287–314.
  40. Шнейдман Е.С.: Афоризмы самоубийства и некоторые значения для психотерапии. Am J Psychother 1984; 38: 319–328.
  41. Шнейдман Е.С.: Определение самоубийства.Нью-Йорк, Вили, 1985.
  42. Орбах И., Палги Й., Штейн Д., Хар-Эвен Д., Лотем-Пелег М., Ашеров Дж., Элизур А. Терпимость физической боли у суицидальных людей. Stud 1996; 20: 327–340.
  43. Орбах И., Штейн Д., Палги Ю., Ашеров Дж., Хар-Эвен Д., Элизур А. Восприятие физической боли у пациентов с несчастными случаями и попытками самоубийства: самосохранение против самоуничтожения.J. Psychiatr Res 1996; 30: 307–320.
  44. Орбах И., Микулинсер М., Коэн Д., Кинг Р., Стейн Д.: Пороги и терпимость к физической боли у подростков с суицидальными и не суицидальными намерениями. J. Консультации Clin Psychol 1997; 65: 646–652.
  45. Занарини М.С., Франкенбург Ф.Р., ДеЛука С.Дж., Хеннен Дж., Кера Г.С., Гундерсон Дж.Г .: Боль пограничного состояния: дисфорические состояния, характерные для пограничного расстройства личности.Harv Rev Psychiatry 1998; 6: 201–207.
  46. Либ К., Занарини М.К., Шмаль С., Линехан М.М., Бохус М.: Пограничное расстройство личности. Ланцет 2004; 364: 453–461.
  47. Гудвин Дж. М.: Переосмысление пограничных синдромов как посттравматических и повторное открытие эмоционального сдерживания как первого этапа лечения.J Interpers Violence 2005; 20: 20–25.
  48. Меервейк Э.Л .: Нам нужно поговорить о психологической боли. Выпуски Ment Health Nurs 2012; 33: 263–265.
  49. Лейбенлуфт Э., Гарднер Д.Л., Каудри Р.В.: Внутренний опыт пограничного самоубийцы.J Pers Disord 1987; 1: 317–324.
  50. Чепмен А.Л., Грац К.Л., Браун М.З.: Решение загадки преднамеренного самоповреждения: эмпирическая модель избегания. Behav Res Ther 2006; 44: 371–394.
  51. Foa EB, Zinbarg R, Rothbaum BO: Неконтролируемость и непредсказуемость посттравматического стрессового расстройства: модель на животных.Psychol Bull 1992; 112: 218–238.
  52. Monson CM, Price JL, Rodriguez BF, Ripley MP, Warner RA: Эмоциональные дефициты при посттравматическом стрессовом расстройстве, связанном с военными: исследование нарушений содержания и процессов. J Trauma Stress 2004; 17: 275–279.
  53. Энгель Г.Л .: Горе — болезнь? Psychosom Med 1961; 23: 18–22.
  54. Нессе Р.М.: эволюционная структура для понимания горя; в Carr D, Nesse R, Wortman CB (ред.): Позднее вдовство в Соединенных Штатах. Нью-Йорк, Springer, 2005, стр. 195–226.
  55. Kato PM, Mann T: синтез психологических вмешательств для тех, кто потерял близких.Clin Psychol Rev 1999; 19: 275–296.
  56. Леенаарс А.А.: Примечание к шкале оценки психологической боли Шнайдмана. ОМЕГА 2004; 50: 301–307.
  57. Помпили М., Лестер Д., Линаарс А., Татарелли Р., Жирарди П. Психахе и самоубийство: предварительное расследование 2008; 38: 116–121.
  58. Ахерн Е.П., Кэссиди Ф., Келли Л., Вайслер Р.Х., Кэрролл Б.Дж.: Измерения самооценки настроения у депрессивных, маниакальных и нормальных субъектов. Compr Psychiatry 2001; 42: 196–201.
  59. Ahearn EP, Carroll BJ: Кратковременная изменчивость оценок настроения у пациентов с униполярной и биполярной депрессией.J Affect Disord 1996; 36: 107–115.
  60. Ахерн Е.П., Кэссиди Ф., Келли Л., Вайслер Р.Х., Кэрролл Б.Дж.: Измерения самооценки настроения у депрессивных, маниакальных и нормальных субъектов. Compr Psychiatry 2001; 42: 196–201.
  61. Holden R, Mehta K, Cunningham E, McLeod L: Разработка и предварительная проверка шкалы психики.Can J Behav Sci 2001; 33: 224–232.
  62. Миллс Дж. Ф., Грин К., Реддон Дж. Р.: оценка шкалы психики среди преступников. Угроза жизни самоубийством 2005 , 35: 570–580.
  63. Mee S, Bunney BG, Bunney WE, Hetrick W, Potkin SG, Reist C: Оценка психологической боли при больших депрессивных эпизодах.J Psychiatr Res 2011; 45: 1504–1510.
  64. Бючи ​​С., Сенски Т., Шарп Л., Тимберлейк Н.: Графическое представление болезни: новый метод измерения восприятия пациентами воздействия болезни. Psychother Psychosom 1998; 67: 222–225.
  65. Büchi S, Buddeberg C, Klaghofer R, Russi EW, Brandli O, Schlosser C, Stoll T., Villiger PM, Sensky T. Предварительная проверка PRISM (графическое изображение болезни и самооценки) — краткий метод оценки страданий.Psychother Psychosom 2002; 71: 333–341.
  66. Бючи ​​С., Сенски Т: ПРИЗМА: графическое изображение болезни и самооценки. Краткая невербальная мера воздействия болезни и терапевтическая помощь в психосоматической медицине. Психосоматика 1999; 40: 314–320.
  67. Фава Г.А., Томба Э., Сонино Н.: Клиниметрия: наука о клинических измерениях.Int J Clin Pract 2012; 66: 11–15.
  68. Томба Э., Бек П. Клиниметрия и клиническая психометрия. Psychother Psychosom 2012; 81: 333–343.
  69. Guidi J, Fava GA, Bech P, Paykel E: Клиническое интервью при депрессии.Psychother Psychosom 2011; 80: 10–27.
  70. Беч П: Настроение и тревога у больных соматическим заболеванием. Adv Psychosom Med 2012; 32: 118–132.
  71. Ryff CD: Проблемы и возможности на стыке старения, личности и благополучия; в John OP, Robins RW, Pervin LA (ред.): Справочник личности: теория и исследования.Нью-Йорк, Guilford Press 2008, стр 399–418.
  72. Fava GA, Tomba E: Повышение психологического благополучия и устойчивости с помощью психотерапевтических методов. J Pers 2009; 77: 1903–1934.
  73. Энгель Г.Л.: Психогенная боль и склонность к боли.Am J Med 1959; 26: 899–918.
  74. Айзенбергер Н.И., Либерман, доктор медицины, Уильямс К.Д .: Больно ли отказ? ФМРТ-исследование социальной изоляции. Наука 2003; 302: 290–292.
  75. Schmahl C, Bohus M, Esposito F, Treede RD, Di Salle F, Greffrath W, Ludaescher P, Jochims A, Lieb K, Scheffler K, Hennig J, Seifritz E: Нейронные корреляты антиноцицепции при пограничном расстройстве личности.Arch Gen Psychiatry 2006; 63: 659–667.
  76. Фава Г.А.: Клиническое суждение в психиатрии: реквием или подъем? Nord J Psychiatry 2012, электронный паб в преддверии печати.

Автор Контакты

Элиана Тоссани, доктор философии

Департамент психологии Болонского университета

Viale Berti Pichat 5

IT – 40127 Болонья (Италия)

Электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Получено: 18 апреля 2012 г.
Принято: 26 августа 2012 г.
Опубликовано в Интернете: 22 декабря 2012 г.
Дата выпуска: январь 2013 г.

Количество страниц для печати: 7
Количество рисунков: 0
Количество столов: 1

ISSN: 0033-3190 (печатный)
eISSN: 1423-0348 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/PPS


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако с учетом продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Предупреждающие знаки и факторы риска эмоционального дистресса

Симптомы стресса обычно ощущаются до или после кризиса.Стихийные бедствия и катастрофы, вызванные деятельностью человека, могут иметь разрушительные последствия для жизни людей, поскольку иногда они вызывают физические увечья, материальный ущерб или потерю дома или места работы. Любой, кто видит или переживает это, может как-то пострадать. Большинство симптомов стресса носят временный характер и проходят сами по себе за довольно короткий промежуток времени. Однако у некоторых людей, особенно у детей и подростков, эти симптомы могут длиться неделями или даже месяцами и могут влиять на их отношения с семьями и друзьями.Общие предупреждающие признаки эмоционального стресса включают:

  • Слишком много или мало ест или спит
  • Отказ от людей и вещей
  • Низкая энергия или ее отсутствие
  • Наличие болей и болей необъяснимого характера, таких как постоянные боли в животе или головные боли
  • Чувство беспомощности или безнадежности
  • Чрезмерное курение, употребление алкоголя или наркотиков, включая лекарства, отпускаемые по рецепту
  • Постоянное беспокойство; чувствую себя виноватым, но не знаю, почему
  • Думая о том, чтобы причинить вред или убить себя или кого-то еще
  • Проблемы с приспособлением к дому или работе

Для тех, кто пережил стихийное бедствие или вызванное деятельностью человека стихийное бедствие, годовщина события может возобновить чувство страха, беспокойства и печали.Некоторые звуки, например сирены, также могут вызывать эмоциональное расстройство. Эти и другие экологические ощущения могут вернуть людей обратно к катастрофе или заставить их опасаться, что она вот-вот повторится. Эти «триггерные события» могут произойти в любое время.

Предупреждающие знаки и факторы риска для детей и подростков

Дети часто являются наиболее уязвимыми из тех, кто пострадал во время и после стихийного бедствия. По данным Национальной сети по борьбе с травматическим стрессом у детей, все больше исследований показывает, что на детей в младенчестве могут повлиять события, которые угрожают их безопасности или безопасности их родителей или опекунов.

Катастрофы — это незнакомые события, которые не легко понять детям, которые могут найти их эмоционально сбивающими с толку и пугающими. Во время беспорядков они могут остаться с незнакомым им человеком и получить ограниченную информацию. Некоторые предупреждающие признаки стресса у детей в возрасте от 6 до 11 лет включают:

  • Выход из игровых групп и друзей
  • Конкуренция за внимание родителей и учителей
  • Нежелание покидать дом
  • Меньший интерес к учебе
  • Становится агрессивным
  • Добавив конфликт со сверстниками или родителями
  • Проблемы с концентрацией внимания

Для подростков последствия стихийных бедствий различаются в зависимости от того, насколько разрушительные последствия стихийные бедствия причиняют их семье или сообществу.Подростки в возрасте от 12 до 18 лет чаще всего жалуются на физическое состояние, когда находятся в состоянии стресса или меньше интересуются школьной работой, домашними делами или другими обязанностями.

Хотя некоторые подростки после стихийного бедствия могут активно бороться за внимание родителей и учителей, они также могут:

К детям и подросткам, наиболее подверженным эмоциональному стрессу, относятся те, кто:

  • Пережил предыдущую катастрофу
  • Опытные временные условия проживания, потеря личного имущества и безработица среди родителей в результате стихийного бедствия
  • Потерял любимого человека или друга, пострадавшие в результате бедствия

Большинству молодых людей просто нужно дополнительное время, чтобы снова испытать свой мир как безопасное место и получить некоторую эмоциональную поддержку, чтобы оправиться от своих бедствий.На реакцию детей и подростков на стихийное бедствие сильно влияет то, как родители, родственники, учителя и опекуны реагируют на это событие. Они часто обращаются к этим людям за утешением и помощью. Учителя и другие наставники играют особенно важную роль после стихийного бедствия или другого кризиса, усиливая, насколько это возможно, обычный распорядок, особенно если необходимо установить новые распорядки.

Доступ к публикациям SAMHSA о том, как помочь молодежи справиться с эмоциональным стрессом, вызванным стихийным бедствием:

Узнайте о советах по преодолению последствий стихийных бедствий и антропогенных катастроф.

Предупреждающие знаки и факторы риска для взрослых

Взрослые, пострадавшие от стихийного бедствия, сталкиваются с трудной задачей сбалансировать роли лиц, оказывающих первую помощь, оставшихся в живых и лиц, обеспечивающих уход. Они часто подавлены огромной ответственностью и непосредственной задачей реагирования на кризис и восстановления. Они также должны уделять время своим собственным физическим и эмоциональным потребностям, а также потребностям членов своей семьи и общества.

Предупреждающие признаки стресса у взрослых могут включать:

  • Плач или приступы гнева
  • Проблемы с приемом пищи
  • Потеря интереса к повседневной деятельности
  • Усиливающиеся симптомы физического стресса, такие как головные боли или боли в животе
  • Усталость
  • Чувство вины, беспомощности или безнадежности
  • Избегать семьи и друзей

Взрослые, наиболее подверженные риску серьезного эмоционального стресса и посттравматического стрессового расстройства, включают тех, у кого в анамнезе:

  • Риск получения других травм, включая тяжелые несчастные случаи, жестокое обращение, нападение, боевые действия или спасательные работы
  • Хроническое заболевание или психическое расстройство
  • Хроническая бедность, бездомность или дискриминация
  • Недавние или последующие серьезные жизненные стрессоры или эмоциональное напряжение, например, воспитание детей-одиночек

К взрослым, наиболее подверженным эмоциональному стрессу, относятся:

  • Те, кто пережил предыдущую катастрофу
  • Те, кто потерял любимого человека или друга, попавшие в аварию
  • Лица, которым не хватает экономической стабильности и / или знания английского языка
  • Пожилые люди, которым может не хватать мобильности или независимости

Как и детям и подросткам, взрослым также нужно время, чтобы вернуться к привычному распорядку дня.Важно, чтобы люди пытались принять любую реакцию, которую они имели в связи с бедствием. Выделите каждый день по одному и сосредоточьтесь на заботе о собственных нуждах, связанных со стихийным бедствием, и о нуждах своей семьи.

Прочтите «Советы SAMHSA для переживших бедствие или другое травмирующее событие: управление стрессом — 2007» для получения дополнительной информации. Узнайте о советах по преодолению последствий стихийных бедствий и антропогенных катастроф.

Предупреждающие знаки и факторы риска для служб быстрого реагирования и спасателей

К службам быстрого реагирования и восстановлению относятся:

  • Пожарные, сотрудники полиции, техники скорой медицинской помощи, операторы службы 911 и другой пожарный, аварийный и медицинский персонал
  • Военнослужащие и военнослужащие
  • Духовенство
  • Персонал и волонтеры, работающие в организациях по оказанию помощи при стихийных бедствиях, включая приюты, спасение животных, общественное питание и консультации в кризисных ситуациях

Сотрудники службы экстренного реагирования и спасатели проходят не только физическое и эмоциональное испытание во время чрезвычайной ситуации, но также могут иметь близких в районе, о которых они заботятся.Они также часто последними обращаются за помощью в связи со стрессом на работе.

Предупреждающие признаки стресса у спасателей и спасателей могут включать:

  • Учащенное сердцебиение, учащенное сердцебиение, мышечное напряжение, головные боли и тремор
  • Чувство страха или ужаса в опасных для жизни ситуациях или предполагаемая опасность, а также гнев и разочарование
  • Дезориентация или растерянность, трудности с решением проблем и принятием решений
  • Участие в проблемном или рискованном поведении, например, ненужный риск, неиспользование средств индивидуальной защиты, отказ выполнять приказы или покинуть место происшествия
  • Быть раздражительным или враждебным в социальных ситуациях, обвинять и не поддерживать товарищей по команде

Лица, оказывающие первую помощь, и работники восстановления, наиболее подверженные риску эмоционального стресса, включают тех, кто испытал:

  • Длительная разлука с близкими
  • Опасные для жизни ситуации
  • Предыдущее развертывание, которое вызывало перебои дома или на работе
  • Травма, вызванная тем, что стал свидетелем или каким-либо образом столкнулся с трудными историями выживания или утраты

Для лиц, оказывающих первую помощь, лучшая защита от стресса — подготовка к работе и укрепление навыков управления стрессом перед назначением на случай стихийного бедствия.Стресс респондента можно уменьшить, если потренироваться в роли в случае бедствия, разработать личный набор навыков управления стрессом и подготовить себя и своих близких к бедствию.

Получите информацию в публикациях SAMHSA о помощи службам быстрого реагирования и спасателям:

Узнайте о советах по преодолению последствий стихийных бедствий и антропогенных катастроф.

Насилие со стороны интимного партнера или семьи

Бедствия могут быть чрезвычайно разрушительными для отдельных семей и повседневной жизни общества, приводя к стрессу и провоцируя все виды агрессивного поведения, включая насилие со стороны интимного партнера или насилие в семье.Особому риску подвержены женщины и девочки. После стихийного бедствия ресурсы для сообщения о насильственных преступлениях могут быть временно приостановлены или недоступны. Для женщин и девочек, которые испытали насилие со стороны интимного партнера, сексуальное насилие или насилие в семье, это может еще больше усилить их чувство изоляции и уязвимости.

До, во время и после стихийного бедствия то, что может показаться ссорой между интимными партнерами или членами семьи, на самом деле может быть симптомом более широкой модели жестокого обращения.Кроме того, на этапе реагирования и восстановления после стихийного бедствия риск насилия в отношении женщин и девочек возрастает. Эти выжившие после стихийных бедствий могут оказаться вынужденными покинуть свои дома и переехать в приюты или временные жилища, где они, среди прочего, столкнутся с переполненными, совместными условиями жизни и отсутствием безопасности.

Если вы или кто-то, о ком вы заботитесь, испытываете или, возможно, подвергаетесь насилию или насилию со стороны интимного партнера, сексуального или семейного насилия, позвоните на горячую линию бедствия.Также доступны другие ресурсы:

границ | Острый психический дискомфорт, связанный с суицидальным поведением, в клинической выборке пациентов с аффективными расстройствами: определение критических переменных с помощью инструментов искусственного интеллекта

Введение

Самоубийство — это наиболее опасное последствие психического заболевания. Хотя во многих странах существуют значительные различия в уровне самоубийств, самоубийства входят в число 15 основных причин смерти во всем мире. Более того, на каждое самоубийство приходится от 20 до 30 человек, совершающих суицидальную попытку (1).

Уровень самоубийств в Чили составляет 11 на каждые 100 000 жителей (2013 г.). Это означает 6 смертей в день и еще 20 неудачных попыток самоубийства. Эта цифра эквивалентна количеству погибших в дорожно-транспортных происшествиях (2). Ситуация становится еще более тревожной среди молодых чилийцев: уровень самоубийств в 2009 году составил 7 на 100 000 молодых людей в возрасте от 10 до 19 лет, и ожидается, что к 2020 году этот показатель вырастет до 12 на 100 000 жителей (3).

В течение многих лет, мотивированные масштабом этой проблемы, национальные органы здравоохранения и международные организации, такие как ВОЗ (1), изучали различные стратегии по снижению случаев такого поведения.Как и в случае любой другой важной задачи, и в этом случае нужно начинать с понимания природы этого поведения.

Существует давняя традиция исследований, направленных на выявление отличительных характеристик суицидального поведения. Без сомнения, когда речь идет о клинической работе с психиатрическими пациентами, одной из самых больших трудностей является оценка краткосрочного суицидного риска у субъектов, которые проявляют факторы риска, как это имеет место в случае с большинством психиатрических пациентов (4, 5). Это ограничение контрастирует с точностью эпидемиологической информации, которую можно получить.Уровень самоубийств теперь можно оценить в странах, которые ведут эпидемиологические записи в актуальном состоянии. Однако мы еще не можем предсказать — и, следовательно, предотвратить — самоубийство у пациентов, у которых проявляются клинические признаки, часто связанные с этим поведением. Те, кто страдает расстройством настроения, на протяжении всей жизни имеют риск самоубийства около 7%. Более того, хотя попытка самоубийства является одним из факторов, более тесно связанных с самоубийством, большинство из тех, кто попытается совершить самоубийство, умрут по другой причине (6).С другой стороны, примерно 50% из тех, кто совершает самоубийство, никогда раньше не пытались его совершить.

Из вышесказанного следует, что индикаторы, обычно связанные с таким поведением, имеют низкую краткосрочную прогностическую ценность, поскольку они не особенно специфичны и очень чувствительны. Существует мнение, что сложность самоубийства может быть объяснена «многофакторной» природой этого сложного поведения. Понимать его как «многофакторный» означает рассматривать его как динамический процесс, определяемый набором факторов с разными свойствами и весами, взаимодействующих одновременно (7, 8).Модели для понимания суицидального поведения обычно включают факторы риска в процесс — последовательность этапов, — которые в конечном итоге сходятся у человека. Те, кто разрабатывают идею о прекращении своей жизни, — это люди, которые страдают по разным причинам и в какой-то момент не могут найти способ их решить. В конце концов, именно человек выбирает развитие этого поведения, которое возникает как реакция на напряжение, вызванное событиями, которые причинили боль и воспринимаются как невыносимые.Это период, который некоторые авторы выделяют как момент, когда у человека возникают «саморазрушительные или суицидальные мысли» (9) и он реализует их в надежде положить конец своим страданиям.

Помимо признания того, что он существует, наши знания о моменте, предшествующем любому самоубийству или попытке самоубийства, очень ограничены (9–11). Это серьезное ограничение в нашем понимании суицидального поведения заставило многих авторов усомниться в ценности оценки суицидного риска у психиатрических пациентов (4) и предупредить о неэффективности инструментов, которые нацелены на описание клинического состояния «неминуемого» суицидного риска.Для некоторых использование шкал риска или индикаторов для оценки непосредственного риска следует считать не только бессмысленным, но и «опасным», учитывая высокую вероятность неправильной оценки риска (12, 13). Чтобы предсказать и, следовательно, предотвратить суицидальное поведение у лиц, страдающих расстройствами настроения, необходимо более подробно изучить, как эти факторы влияют на состояние «группы риска». Мы понимаем, что многофакторный характер суицидального поведения также является динамичным и прерывистым, поэтому мы попытались выявить аспекты взаимодействия между клиническими и личностными факторами, которые одновременно возникают, когда человек решает закончить свою жизнь.Цель этого исследования — углубить наше понимание этого периода большой уязвимости, который предшествует любому суицидальному поведению. Мы сосредоточены на разработке более надежных методов определения вероятности надвигающегося суицидального поведения, что может стать важным шагом в современной науке о предотвращении самоубийств (14).

Более глубокое понимание этого процесса может помочь нам точно определить факты, факторы или обстоятельства, которые могут быть изменены, чтобы вывести человека из зоны риска.Наша стратегия состоит в том, чтобы описывать закономерности, возникающие из структур данных, с использованием огромного количества переменных без каких-либо предварительных гипотез. Мы согласны с Окендо и ее коллегами, которые предположили, что «… машинное обучение« наблюдает »за данными и« учится »на них, чтобы построить понимание и выявить ранее неожиданные ассоциации. Таким образом, этот вычислительный подход позволяет исследовать данные для выявления паттернов и структур, о которых не подозревают a priori , и, таким образом, может привести к генерации новых гипотез… »[Ref.(15), стр. 957].

Используя математические механизмы обучения с учителем, этот метод может позволить нам установить правила принятия решений, которые могут распознавать временное состояние острого психиатрического дискомфорта, которое возникает перед суицидальным поведением (16, 17). Это многофакторное поведение можно рассматривать как группу правил взаимодействия факторов, каждое из которых имеет свои особенности внутри группы. Факторами риска для людей являются ранее совершенные попытки самоубийства или серьезная депрессия, если они являются частью совокупности переменных, которые способствуют вышеупомянутому состоянию риска.Хотя весьма вероятно, что конфигурация факторов может быть индивидуальной (учитывая сложную человеческую уникальность психологических состояний), важно установить, существует ли определенная конфигурация, которая может быть общей для конкретной группы субъектов. В последние годы методы интеллектуального анализа данных (DM) начали изучаться с целью облегчения процессов принятия решений в медицине (18). DM уже использовался для различных целей: автоматизированное извлечение и обработка неотложных консультаций для улучшения оценки ежегодных посещений (19), идентификация побочных реакций на лекарства с использованием электронных записей (20), среди прочего.Многовариантный характер психологических заболеваний привел нас к мысли, что DM может быть особенно полезным при изучении взаимодействия переменных, связанных с заболеваниями или некоторыми их проявлениями, как в случае самоубийства. Несколько исследований, проведенных с помощью этой новой методологии, предполагают, что она может оказаться очень полезной. Например, DM использовался в существующих данных в электронных файлах для оценки риска самоубийства (21), для установления случаев убийства-самоубийства в Национальной системе отчетности о насильственных смертях (22) и для отслеживания риска самоубийства, следя за сообщениями в Твиттере ( 23).В каждом из этих случаев DM оказалась эффективной стратегией для приближения к анализу больших объемов данных без предварительных гипотез с целью выявления переменных или групп переменных, которые могут лучше характеризовать группы пациентов. Недавно наша группа по исследованию самоубийств использовала различные методы DM для извлечения переменных, которые позволяют нам помещать пациентов, консультирующихся по поводу большой депрессии, в так называемую «зону суицидного риска» (24). Из 345 переменных, первоначально собранных с помощью 6 инструментов клинической и личностной оценки, 22 переменные были отобраны и сгруппированы в инструмент оценки.Эти 22 переменных считались определяющими вышеупомянутую зону суицидального риска и будут оценены в последующем исследовании с участием пациентов, проходящих терапию от суицидального поведения. Полезность DM для принятия медицинских решений находится на ранних этапах проверки, и ее применение и ограничения еще предстоит определить.

Пациенты и методы

Участников

Выборка состояла из 707 пациентов с психическими расстройствами в возрасте от 14 до 85 лет (подростки, молодые люди, взрослые и пожилые люди) с использованием последовательной целевой стратегии выборки.Пациенты были отобраны в зависимости от наличия и в последовательном порядке на протяжении периода, определенного для отбора выборки для этого проекта (с июня 2010 г. по декабрь 2014 г.). Эти пациенты проходили обычное лечение, которое, в случае госпитализированных пациентов, состоит из кризисного вмешательства с использованием психиатрических, психологических и трудотерапевтических подходов. Для амбулаторных пациентов лечение состояло из психиатрических и психологических подходов. Этот документ не является вмешательством, а скорее перекрестной оценкой конкретного момента.В таблице 1 представлены социально-демографические характеристики участников. Расстройства настроения и возрастное распределение показаны в таблицах 2 и 3. Они были разделены на две группы: (1) группа с суицидальным поведением, на что указывают консультации, связанные с попыткой самоубийства или проявлением суицидальных мыслей в предыдущие годы, и (2) группа с суицидальным поведением. группа без суицидального поведения, которые посещали консультации по психическому здоровью, не совершив суицидальной попытки или не высказав недавних суицидальных мыслей. Психиатрические диагнозы были поставлены в сотрудничестве с лечащими группами в соответствии с диагностическими критериями, изложенными в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, 4-е издание, опубликованном Американской психиатрической ассоциацией (25).

Таблица 1. Социально-демографические характеристики выборки, различия между группами .

Таблица 2. Распределение расстройств настроения, различия между группами .

Таблица 3. Возрастное распределение, различия между группами .

Добровольное участие было запрошено от субъектов вместе с информированным согласием / согласием. Этот документ был разработан с использованием этических критериев исследования на людях (26).Протокол был одобрен институциональными комитетами по этике Школы медицины Католического университета Чили и больницы Сотеро-дель-Рио. В выборку вошли пациенты в возрасте от 14 до 83 лет, консультирующиеся по вопросам психического здоровья, в стационарных и стационарных учреждениях трех медицинских центров, обслуживающих различные социально-экономические уровни в Большом Сантьяго, Чили. Набор участников и сбор данных проводились с июня 2010 г. по декабрь 2014 г.

Критерии включения включали субъектов, консультирующихся по вопросам психического здоровья, в возрасте старше 14 лет и в зрелом возрасте, обоих полов, которые были способны отличать реальность от фантазии и которые дали осознанное согласие / согласие и продемонстрировали свою готовность участвовать в исследовании. , и которые находились в когнитивном и эмоциональном состоянии, которое позволило им ответить на вопросы оценки.Критерии исключения по методологическим причинам и для контроля диагностической переменной охватывали субъектов, консультирующихся по поводу зависимости, расстройств пищевого поведения, психотических расстройств или когнитивных расстройств. Решение об исключении этих патологий было принято с учетом методологической цели сосредоточения анализа на расстройствах настроения, даже несмотря на то, что патологии, исключенные из этого исследования, также сильно связаны с риском суицида (2, 27, 28). Кроме того, не были включены те, кто решил не участвовать в исследовании, или те, кто позже отказался от участия, первоначально приняв участие.

Используя предварительные качественно-количественные исследования, были получены результаты в отношении выбора соответствующих клинических переменных и личностей, которые защищают от суицидного риска или подвергают кого-либо риску. К ним относятся психологический дистресс, приводящий к дисфункциональности, дисфункциональный опыт и проявление агрессии, причины, препятствующие суицидальному поведению, деструктивные депрессивные переживания и удовлетворение семейным функционированием (29–31). Эти результаты привели к выбору инструментов, подробно описанных ниже, которые в общей сложности представили 345 переменных исследования:

Инструменты

Утвержденная испанская версия Анкеты результатов (OQ-45.2) (32, 33) оценивает, как человек себя чувствовал в течение нескольких предшествующих дней в отношении (а) тревожной и депрессивной симптоматологии, (б) межличностных отношений и (в) чувства адаптации к социальным ролям (семейные роли, занятость и досуг). Внутренняя согласованность инструмента, утвержденного для Чили, показывает альфа Хронбаха α = 0,930 для общей шкалы; α = 0,910 для подшкалы тревожной и депрессивной симптоматики; α = 0,740 для подшкалы благополучия / дискомфорта в межличностных отношениях, а α = 0.710 для подшкалы чувств адаптации к социальным ролям.

Проверенная испанская версия Описи выражений гнева государственных черт (34) оценивает переживание гнева с точки зрения пациента с двух точек зрения: (а) состояние гнева и черты гнева и (б) выражение гнева с трех точек зрения. Способы: (1) потеря контроля, (2) чрезмерный контроль и (3) функциональный контроль. Его внутренняя согласованность показывает альфа Хронбаха для исследуемой выборки α = 0,779 для общей шкалы; α = 0.875 — подшкала состояния гнева; α = 0,809 для подшкалы черты гнева; α = 0,842 для подшкалы управления; α = 0,603 для подшкалы подавления гнева и α = 0,654 для подшкалы выражения гнева.

Утвержденная испанская версия шкалы причин для жизни (RFL) (35, 36) оценивает причины отказа от самоубийства с шести точек зрения в зависимости от важности, которую сам пациент придает (а) уверенности в своей способности к самоубийству. столкнуться с трудными ситуациями; (б) страх смерти и общественного неодобрения; c) семейная ответственность; (г) забота о детях; (д) ощущение неспособности совершить самоубийство; и (е) возражения морального характера: внутренняя последовательность показывает альфа Хронбаха в исследуемой выборке при α = 0.950 для общей шкалы; α = 0,956 для подшкалы уверенности в способности противостоять трудным ситуациям; α = 0,750 для подшкалы страха смерти и социального неодобрения; α = 0,821 для подшкалы семейной ответственности; α = 0,872 для подшкалы заботы о детях; α = 0,722 для подшкалы восприятия неспособности к самоубийству и α = 0,771 для подшкалы моральных возражений. Эта шкала была утверждена нашей исследовательской группой для Чили и находится в процессе публикации.

Проверенная испанская версия опросника по депрессивному опыту (37, 38) измеряет два фактора, которые относятся к уязвимости и связаны с депрессией: (а) самокритика и (б) зависимость.Существует третий фактор, который, как считается, защищает субъектов от риска совершения самоубийства и связан с (в) самоэффективностью. Внутренняя согласованность показывает альфа Хронбаха для исследуемой выборки α = 0,844 для общей шкалы; α = 0,60 для подшкалы зависимостей; α = 0,79 для подшкалы самокритики и α = 0,69 для подшкалы самоэффективности.

Утвержденная испанская версия Семейного APGAR (39, 40) измеряет удовлетворенность семейным функционированием посредством общей оценки пяти аспектов семейной жизни респондента: (а) адаптивность; (б) участие; (c) градиент роста; (г) привязанность; и (e) разрешение.Внутренняя согласованность этого инструмента, утвержденного для Чили, показывает α = 0,79.

Также использовалась анкета, содержащая описательную информацию о пациенте в отношении его диагноза и социально-демографического-клинического фона.

Процедура сбора данных

Была выбрана преднамеренная выборка на основе доступности пациентов в различных службах, которые затем оценивались последовательно. Вышеупомянутые критерии включения были приняты во внимание, и клинические диагнозы были поставлены вместе с лечащими бригадами.Было объяснено исследование, и было запрошено добровольное участие. Потенциальных субъектов попросили подписать форму информированного согласия / согласия, а затем их попросили ответить на вопросы, включенные в различные инструменты, под руководством специально обученных экспертов. Формы информированного согласия / согласия были заранее одобрены институциональными комитетами по этике. В случае, если участники были несовершеннолетними, помимо согласия и подписи также требовалось информированное согласие и подпись опекуна или опекуна отца / матери.Объяснялись цель исследования и методология, а также факт его неоплачиваемости, а также затраты, риски, добровольный характер участия, их право на отказ от исследования и конфиденциальность информации. Разрешение лечащего врача также запрашивалось для участия пациентов, и любое возможное ухудшение психического состояния во время исследования должно было быть отмечено. Во время этого исследования инцидентов зарегистрировано не было. Участникам также была предоставлена ​​возможность узнать больше об исследовании, связавшись с главным исследователем (SM).

Процедура анализа данных

Они были предприняты в междисциплинарном сотрудничестве между клиницистами-исследователями в области психического здоровья и математическими аналитиками.

Были выявлены различия между двумя определенными группами с суицидальным поведением (лечение от попыток самоубийства или суицидных мыслей) и без суицидального поведения (лечение по другим причинам без суицидных попыток или суицидальных мыслей). Исходная база данных с необработанными данными включала 707 оценок и 345 переменных, соответствующих вопросам из инструментов оценки и социально-демографическим характеристикам набранных пациентов.

Классификации были сделаны на основе собранных демографических данных с учетом характеристик пациентов, таких как центр психического здоровья, пол, семейное положение, возраст, уровень образования, а также наличие у них детей.

Анализ проводился с использованием инструментов искусственного интеллекта и DM, которые позволяли интерпретировать различные переменные систематическим и автоматизированным способом (41). Учитывая характер проблемы, из методов в этой области были выбраны модели контролируемого обучения для калибровки алгоритмов с использованием серии примеров, известных как данные обучения, которые уже имеют определенный набор переменных и уже связаны с ответом, касающимся к этому набору переменных (42).Это было использовано для создания модели, которая могла предсказывать новые случаи.

Анализ проводился с использованием двух методов: (1) методология межотраслевого стандартного процесса интеллектуального анализа данных (CRISP-DM) (43) и анализ дерева решений и (2) анализ дерева решений.

Методология межотраслевого стандартного процесса

для интеллектуального анализа данных широко используется для решения проблем DM в целом ряде отраслей и считается стандартной методологией (44). Обычно он применяется в мультидисциплинарном контексте, когда необходимо во всех деталях понять как проблему, так и методику анализа.Он состоит из шести этапов, обеспечивающих совместное сотрудничество, а именно понимания бизнеса, понимания и подготовки данных, моделирования, оценки и развертывания.

Деревья решений интеллектуального анализа данных представляют собой эффективную прогностическую модель, используемую в искусственном интеллекте для анализа взаимодействия между большим количеством объясняющих переменных, включая дихотомические и непрерывные переменные, что позволяет легко интерпретировать и клиническое применение результатов (45). Этот аналитический инструмент использовался для создания логических диаграмм, классифицирующих определенные условия для принадлежности к конфигурации личных и клинических переменных риска суицида.Он указывает путь, по которому следует следовать в зависимости от значения, которого достигает переменная, и представлен в виде дерева, ветви которого разделяются в зависимости от значений, достигнутых переменными, и заканчиваются действием: принадлежность к ситуации риска или нет.

Аналитический процесс построил серию логических правил (узлов) для разделения данных на основе группы атрибутов для каждой записи (46). В качестве базового алгоритма использовался нисходящий алгоритм, который ищет различные правила для определения групп интересов и нацелен на увеличение разветвленности первого полученного дерева решений.В результатах, которые мы представим, после демонстрации полученных деревьев решений, мы решили углубиться в объяснение дерева решений № 3 только в иллюстративных целях. Мы сочли это наиболее подходящим примером для объяснения модели из-за достаточного количества переменных и глубины клинических аспектов оценки (45).

Первоначально алгоритм оценил все доступные данные и все возможные подразделения, которые могли быть выполнены. Впоследствии было выбрано наиболее подходящее сгенерированное деревом деление по критерию индекса Джини (45).

Этот индекс измеряет уровень чистоты конкретного узла. Цель состоит в том, чтобы свести к минимуму сумму индексов Джини всех узлов, тем самым уменьшив вероятность того, что конечный узел будет иметь разные типы записей (47).

Данные были разделены на две подгруппы и затем зацикливались до тех пор, пока не было достигнуто какое-либо конечное состояние (принадлежность к группе с суицидальным поведением или принадлежность к группе без суицидального поведения). Индекс Джини был рассчитан для каждого возможного деления с использованием в данном случае двух вариантов, доступных для целевой переменной.С P1 (показанным на предоставленном изображении деревьев решений), взятой как доля лиц, которые, с учетом предложенного разделения, будут принадлежать к классу 1 объективной переменной (без суицидального поведения), и P2, взятой как доля лиц, принадлежащих к этому классу. 2 (при суицидальном поведении) индекс Джини предложенного деления рассчитывался следующим образом:

Индекс Джини = 1− (p0) 2− (p1) 2. Индекс Джини = 1 — вероятность получения записей одного класса.

Критерием был выбор подразделения с самым низким индексом Джини (47).В условиях классификации было установлено, что в конкретном узле (точке принятия решения) все записи принадлежали к одному классу, количество наблюдений было ниже установленного количества, за пределами которого попытки разделения не предпринимались. Количество наблюдений, принадлежащих к самому низкому классу в узле, было меньше установленного числа или уменьшения общего соответствия.

Этот критерий гарантирует, что для каждого конечного узла будут получены только записи, принадлежащие одному классу, и что количество наблюдений останется ниже установленного числа.В результате не предпринимается никаких попыток создать разделение; или чтобы гарантировать, что количество наблюдений принадлежит к более низкому классу или что общий недостаток узла меньше определенного числа (48).

Было принято методологическое решение сократить деревья решений, удалив определенные узлы без снижения общего соответствия модели. Для этого был проведен ряд перекрестных повторений. Целью этого было получить серию моделей, которые обеспечили бы логику для последовательных правил, чтобы определить, когда определенный человек принадлежит к конфигурации риска самоубийства.

Чтобы модель имела хорошую предсказательную способность, ее чувствительность в идеале должна быть высокой независимо от выбранной точки отсечки и отношения FPR. Чем больше сгенерированная «площадь под кривой» (AUC), тем больше прогностические возможности модели (49).

В дополнение к описанным отношениям, кривая рабочей характеристики приемника (ROC) использовалась для графической оценки дискриминирующих способностей модели, которая классифицирует наблюдения на две группы (50). В рамках этого процесса были проанализированы различные точки отсечения.На основе этих пороговых значений были рассчитаны чувствительность и специфичность модели. После этого «чувствительность» (или TPR) на «оси y » была представлена ​​на графике против «1-специфичности» (или FPR) на «оси x ». Для модели с хорошей предсказательной способностью ее чувствительность в идеале всегда должна быть высокой, независимо от выбранной точки отсечки и коэффициента FPR. Чем больше сгенерированная «Площадь под кривой», тем выше прогнозные возможности модели.

К вопросу анализа подошли с двух точек зрения, чтобы получить более широкий спектр правил, способствующих достижению целей исследования.Каждый разработанный подход включал в себя два этапа, и на каждом из них было получено дерево решений. Наконец, полученные модели были оценены с помощью перекрестной проверки.

Первый подход заключался в использовании всех доступных переменных, т. Е. Как тех, которые относятся к социально-демографическим профилям участников, так и полученных с помощью различных инструментов. Во втором подходе использовались только переменные, полученные в результате использованных инструментов оценки.

В качестве первого шага каждый подход был разработан с использованием индекса Джини в качестве критерия разделения данных.Впоследствии, на втором этапе, дерево было обрезано, чтобы свести к минимуму его ошибку прогнозирования при использовании метода перекрестной проверки. Этот инструмент обучил анализу 80% данных и оценил правила, полученные с использованием оставшихся 20% данных. Процедуру повторяли пять раз, чтобы использовать всю доступную информацию для обучения проводимому анализу.

Показатели эффективности

Измерение чувствительности было определено как способность модели правильно определять, какие пациенты находились в конфигурации суицидального риска.Измерение специфичности было способностью модели правильно определять, какие пациенты не были настроены как часть группы с суицидальным поведением. Показателем точности была способность правильно классифицировать группу с суицидальным поведением. Показателем точности была доля людей с суицидальным поведением, которые были правильно классифицированы. Для расчета вышеуказанных показателей была установлена ​​вероятность отсечения 0,5, чтобы определить, будет ли человек классифицирован как «принадлежащий к конфигурации суицидального риска».».

Постепенное развитие результатов, полученных по двум направлениям анализа, представлено ниже.

Выборка включала 707 консультантов, из которых 97% имели диагноз расстройства настроения (DSM IV-R): с группой суицидального поведения — текущие суицидальные мысли — текущая попытка суицида — ( n = 349) и без группы суицидального поведения ( n = 358). Средний возраст составил 39,68 ± 14,85 года с диапазоном 14–83 года; 79,77% ( n = 564) составляли женщины, а 20.23% ( n = 143) были мужчинами; 36,63% ( n = 259) были женаты, а 41,73% ( n = 295) не замужем; 47,10% ( n = 333) имели законченное высшее образование, а 53,04% ( n = 375) были трудоустроены (Таблица 1). Расстройства настроения и возрастной состав представлены в таблицах 2 и 3.

Результаты деревьев решений

Что касается первого упомянутого подхода (социально-демографический профиль пациента и инструментальные переменные), первая полученная модель показана на рисунке 1.Он имеет 12 узлов, 7 из которых соответствуют переменным инструмента. Пять из них соответствуют переменным, связанным с социально-демографическим профилем консультирующего пациента. На рис. 2 представлена ​​ROC-кривая, полученная для этой модели. AUC показывает 73,35% прогностических возможностей модели. На основе того же подхода модель, полученная путем оптимального отсечения, показана на рисунке 3. Кривая ROC для этой модели показана на рисунке 4, а AUC показывает 68,91% прогностических возможностей модели.

Рисунок 1.Дерево решений 01 .

Рисунок 2. Кривая рабочей характеристики приемника (ROC) 1 .

Рисунок 3. Дерево решений 02 .

Рисунок 4. Кривая рабочей характеристики приемника (ROC) 2 .

Для другого аналитического подхода (переменные инструмента оценки) первая полученная модель представлена ​​на рисунке 5, а ее ROC можно увидеть на рисунке 6. AUC показывает 65,86% прогностических возможностей модели.Наконец, модель, полученная после того, как вышеупомянутая модель была подвергнута оптимальному сокращению, показана на рисунке 7. AUC ROC показывает 58,85% прогностических возможностей модели, а его кривая представлена ​​на рисунке 8.

Рисунок 5. Дерево решений 03 .

Рисунок 6. Кривая рабочей характеристики приемника (ROC) 3 .

Рисунок 7. Дерево решений 04 .

Рисунок 8.Кривая рабочей характеристики приемника (ROC) 4 .

Измерения производительности, использованные для сравнения различных сгенерированных моделей, представлены в таблице 4.

Таблица 4. Показатели эффективности модели .

Из четырех деревьев решений, полученных с помощью цикла, было принято решение продолжить исследование существенных аспектов дерева решений № 3. Эта модель была предпочтительнее для иллюстративных целей. Хотя дерево решений № 4 получило более высокий ранг как с точки зрения точности, так и с точки зрения меры F , а дерево решений № 3 по отзыву работало хуже, чем деревья решений № 1 и № 2, оно, тем не менее, оказалось примером, наиболее подходящим для объяснения модели. что касается достаточного количества переменных и глубины клинических аспектов оценок, чтобы определить зону риска, в которой оказались пациенты.Это дерево также показало хорошие результаты в разных сравниваемых показателях. Дерево решений продолжает показывать поток ответов в виде траектории психологических переменных, которые составляют текущую ситуацию суицидного риска (или иного), как описано ниже в Таблице 5.

Таблица 5. Детали дерева решений переменных .

Переменные, генерируемые деревом решений № 3, объясняются по существу. Дерево решений демонстрирует поток ответов по траектории психологических переменных, которые составляют текущее состояние суицидного риска (или иное), как описано ниже:

Содержательная формулировка ответов, относящих пациента к зоне без риска (согласно дереву решений № 3) .

Узел 3: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; считая, что чувство слишком стабильного, чтобы совершить самоубийство, очень важно или чрезвычайно важно как причина не совершать самоубийство.

Узел 6: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; считая, что чувство слишком стабильного для совершения самоубийства незначительно, очень незначительно, не очень важно или важно как причина не совершать самоубийство; временами, часто и почти всегда испытывали головные боли в течение последних 7 дней; не полностью согласен с утверждением «Мне страшно, когда я чувствую себя одиноким»; часто или почти всегда чувствовал удовлетворение жизнью в последние 7 дней.

Узел 8: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; считая, что чувство слишком стабильного для совершения самоубийства незначительно, очень незначительно, не очень важно или важно как причина не совершать самоубийство; временами, часто и почти всегда испытывали головные боли в течение последних 7 дней; не полностью согласен с утверждением «Мне страшно, когда я чувствую себя одиноким»; часто или почти всегда чувствовал удовлетворение жизнью в последние 7 дней.

Узел 11: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; считая, что ощущение слишком стабильного, чтобы совершить самоубийство, очень незначительно или не очень важно как причина не совершать самоубийство; часто и почти всегда испытывали головные боли в течение последних 7 дней; не полностью согласен с утверждением «Мне страшно, когда я чувствую себя одиноким»; временами, почти никогда и никогда не чувствовал себя удовлетворенным жизнью за последние 7 дней; не полностью согласен с утверждением «Временами я чувствую себя пустым внутри.”

Узел 15: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; считая, что ощущение слишком стабильного, чтобы совершить самоубийство, очень незначительно или не очень важно как причина не совершать самоубийство; никогда не испытывал головных болей за последние 7 дней; очень согласен и полностью согласен с утверждением: «В моих отношениях с другими я много думаю о том, что они могут мне дать».

Узел 20: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; часто и почти всегда чувствую себя счастливым человеком; не полностью согласен или полностью не согласен с утверждением «Я прекрасно себя чувствую независимо от того, добьюсь я или проиграю»; считая фразу «Я не вижу смысла выдвигать смерть вперед» от не очень важной до чрезвычайно важной.

Содержательная формулировка ответов, относящих пациента к зоне без риска (согласно дереву решений № 3) .

Узел 12: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; считая, что чувство слишком стабильного для совершения самоубийства незначительно, очень незначительно, не очень важно или важно как причина не совершать самоубийство; временами, часто и почти всегда испытывали головные боли в течение последних 7 дней; не полностью согласен с утверждением «Мне страшно, когда я чувствую себя одиноким»; временами, почти никогда и никогда не чувствовал себя удовлетворенным жизнью за последние 7 дней; полностью не согласен, очень сильно не согласен, слегка не согласен и согласен с утверждением «Иногда я чувствую себя пустым внутри»; учитывая, что страх совершения самоубийства очень незначителен как причина не совершать самоубийство.

Узел 13: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; считая, что чувство слишком стабильного для совершения самоубийства незначительно, очень незначительно, не очень важно или важно как причина не совершать самоубийство; временами, часто и почти всегда испытывали головные боли в течение последних 7 дней; не полностью согласен с утверждением «Мне страшно, когда я чувствую себя одиноким»; временами, почти никогда и никогда не чувствовал себя удовлетворенным жизнью за последние 7 дней; полностью согласен и полностью согласен с утверждением «Иногда я чувствую себя пустым внутри.”

Узел 16: никогда не думал о лишении жизни за последние 7 дней; считая, что чувство слишком стабильного для совершения самоубийства незначительно, очень незначительно, не очень важно или важно как причина не совершать самоубийство; никогда или почти никогда не испытывал головных болей за последние 7 дней; не полностью согласен или не полностью согласен с утверждением «В моих отношениях с другими я много думаю о том, что они могут мне дать».

Узел 21: почти всегда и часто думали о том, чтобы лишить человека жизни в последние 7 дней; часто и почти всегда чувствую себя счастливым человеком в последние 7 дней; согласен, слегка согласен, полностью согласен или полностью согласен с утверждением «Я чувствую себя хорошо, независимо от того, добьюсь я или проиграю»; считая, что не видит никаких оснований выдвигать смерть как незначительную или очень незначительную как причину не совершать самоубийство.

Узел 22: почти никогда, временами и почти всегда думал о том, чтобы лишить человека жизни в последние 7 дней; часто и почти всегда чувствую себя счастливым человеком в последние 7 дней; полностью согласен или сильно не согласен с утверждением «Я чувствую себя хорошо, независимо от того, добьюсь я или проиграю».

Узел 25: почти никогда, временами, часто и почти всегда не думал о том, чтобы лишить человека жизни в последние 7 дней; почти никогда или временами не чувствовал себя счастливым человеком за последние 7 дней; ощущение, что тот факт, что эта жизнь — единственная, что у нас есть, и она лучше, чем ничего, чрезвычайно важно как причина не совершать самоубийство; полностью согласен с утверждением: «В целом я чувствую, что больше подхожу к своим планам и целям, чем пытаюсь достичь более высоких целей.”

Узел 26: почти никогда, временами, часто и почти всегда не думал о том, чтобы лишить человека жизни в последние 7 дней; почти никогда или временами не чувствовал себя счастливым человеком за последние 7 дней; ощущение, что тот факт, что эта жизнь — единственная, что у нас есть, и она лучше, чем ничего, чрезвычайно важно как причина не совершать самоубийство; в значительной степени согласен, согласен, слегка согласен, не согласен, в значительной степени не согласен или полностью не согласен с утверждением «Я обычно чувствую, что удовлетворен своими планами и целями, а не пытаюсь достичь более высоких целей.”

Узел 27: почти никогда, временами, часто и почти всегда не думал о том, чтобы лишить человека жизни в последние 7 дней; почти никогда или временами не чувствовал себя счастливым человеком за последние 7 дней; ощущение, что тот факт, что эта жизнь — единственная, что у нас есть, и она лучше, чем ничего, не имеет значения, очень незначительно, не очень важно, значимо и очень важно как причина не совершать самоубийство.

Эти результаты переводятся в следующую конфигурацию по группам.Без риска самоубийства: отсутствие мыслей о лишении жизни, хорошее самочувствие (независимо от того, удастся ли он или неудача), не чувствовать пустоты внутри, часто чувствовать себя счастливым человеком и быть довольным жизнью, в дополнение к тому, что вы сильно озабочены тем, что вы получать от других. С риском самоубийства: мысли о лишении жизни, частые головные боли, неудовлетворенность или не очень удовлетворенность жизнью в последнее время, временами чувство пустоты внутри и не ощущение себя счастливым человеком.

Обсуждение

Использование методов дерева решений в искусственном интеллекте позволило нам взглянуть на состояние, предшествующее самоубийству. Это процесс, который обычно носит временный характер, переживается как психологический дискомфорт, а в некоторых случаях ощущается как психологически невыносимый момент (4, 5, 51). Используя 345 переменных, которые соответствуют инструментам оценки субъективного благополучия, состояния, черты-выражения гнева, депрессивного образа жизни, удовлетворенности семейным функционированием и RFL, можно было сгенерировать четыре дерева решений, которые могут различать группы с суицидным поведением и без него. .В этой статье мы сосредоточимся на одном из этих деревьев, в котором было 14 узлов, 6 из которых относились к группе без суицидального поведения, а остальные 8 — к группе с суицидальным поведением. Эти анализы позволили нам увидеть, какие факторы полезны для выявления уязвимости человека, а также могут служить ориентиром для психотерапевтических вмешательств, которые могут облегчить и снизить вероятность будущих попыток самоубийства.

Знания, полученные в результате этих открытий, могут означать изменение в клиническом применении; посредством использования индивидуальных психотерапевтических вмешательств для усиления факторов, защищающих от самоубийства, и сведения к минимуму факторов, которые делают человека уязвимым, для каждого отдельного случая, оцениваемого с использованием методов, изложенных в этой статье.Предложенные нами аналитические методы являются новыми, и существует несколько исследований по этой теме, в которых используются инструменты DM. Однако некоторые недавние исследования привели к аналогичным рекомендациям, в которых подчеркивается, как эти методы могут быть применены в клинической практике (15, 52). Что касается конкретных переменных, которые мы обнаружили в этом исследовании, есть некоторое сходство с результатами, полученными с использованием других, более традиционных, статистических методов, которые подтверждают их значимость и настоятельно рекомендуют клиникам использовать их не только в своих программах лечения, но и в профилактических целях. суицидального поведения.

Из дерева решений № 3, которое было выбрано для демонстрации этого пункта, можно было выделить факторы, используя ограниченное, но достаточное количество вопросов, чтобы дифференцировать группу без суицидного риска в определенный момент времени. Среди ответов, которые помещают пациентов в «группу риска», мы обнаружили, что они не думали о том, чтобы покончить с собой, чувствовать себя хорошо (независимо от того, добивается ли он успеха или проигрывает), не чувствовать пустоту внутри, часто чувствовать себя счастливым человеком и доволен жизнью, вдобавок очень озабочен тем, что вы получаете от других.Доказано, что чувство удовлетворения собственными способностями и заботой о других (при сохранении границ автономии и социальной поддержки) — это опыт, который создает психологическое благополучие и предоставляет ресурсы для развития в жизни (53). Эти элементы самооценки и межличностных отношений могут быть усилены с помощью психотерапевтического вмешательства, направленного на продвижение и развитие ресурсов пациента, включая их усиление и использование в целях профилактики.

Некоторые из ответов, которые помещали пациентов в конфигурацию суицидного риска, включали в себя мысли о том, чтобы покончить с собой, частые головные боли, чувство неудовлетворенности или не очень удовлетворенности жизнью в последнее время, временами чувство пустоты внутри и отсутствие ощущения счастья. . Факторы, относящиеся к депрессивному образу жизни с их зависимым и самокритичным стилем, также выделяются из-за страха, когда человек чувствует себя одиноким, из-за отсутствия особого беспокойства о том, что могут предложить отношения с другими (54), и плохого самочувствия в случае успеха. или терпит неудачу, в дополнение к тому, что не думает, что чувство стабильности или страх самого акта самоубийства и отсутствие причин для смерти являются важными причинами для отказа от самоубийства (55).

Эта конфигурация риска согласуется с гипотезой о том, что мысли о лишении жизни потенциально опасны, если они присутствуют в интенсивной и обобщенной форме (53). Если это состояние сопровождается невыносимым эмоциональным дискомфортом наряду с трудностями с поиском адаптивных решений к неблагоприятным ситуациям (56), оно становится фактором риска, при котором попытка самоубийства проявляется как механизм выхода из состояния, которое воспринимается как невыносимое (57). .Со своей стороны, страх оказаться в одиночестве или быть отвергнутым часто связан с борьбой между попытками быть автономными и психологической зависимостью от других, создавая конфликтные отношения, которые создают дискомфорт и дисфункциональность (58).

Есть также причины продолжать жить, даже когда человек переживает болезненную, тяжелую или тяжелую ситуацию. Эти результаты согласуются с опубликованными в литературе причинами, которые могут быть мощными защитниками от самоубийства (1, 59) и могут в основном быть связаны с заботой о семье и уверенностью в своей способности справляться с проблемами (24, 30, 60). , 61).

Эта ограниченная группа переменных позволит разработать инструмент оценки для отслеживания и выявления суицидного риска. Оценка небольшого количества переменных во времени, которые можно быстро и часто применять, а затем оценивать с помощью методов DM, позволит нам распознать суицидальное рискованное поведение с течением времени. Возможность определить момент психологической уязвимости, который отличается для каждого пациента, и его последующее психотерапевтическое вмешательство может не только облегчить состояние, но и предотвратить риск суицида.Эти вмешательства могут быть направлены на укрепление психологического благополучия, чувства собственного достоинства и ВСС.

Важно отметить, что одним из ограничений является то, что это исследование было основано, по большей части, на пациентах, страдающих расстройствами настроения, что позволило нам контролировать переменную психиатрического диагноза. Однако эти результаты не могут быть обобщены на другие расстройства, связанные с суицидным поведением, такие как психотические расстройства или расстройства пищевого поведения, расстройства зависимости от психоактивных веществ или когнитивные расстройства (1, 62).Тот факт, что небольшое количество пациентов, которые были приглашены для участия в этом исследовании, отказались сделать это, даже если они соответствовали критериям включения, также считается ограничением. Эти люди не были учтены и не представлены в результатах.

Не исключено, что наши результаты могут быть применены к подгруппе испытуемых. Мы знаем, что значительная часть самоубийств происходит без обращения к врачу (63). Наша цель — вмешаться для группы, которой вмешательство могло бы принести пользу.Подобно другим состояниям, таким как ожирение и метаболические заболевания, варианты лечения часто не позволяют вылечить всех субъектов, скорее они сосредоточены на группах субъектов, которые открыты для их лечения. Разработка стратегии для тех, кто может принести им пользу, всегда является хорошим вариантом в области с таким большим количеством различных потребностей. Как мы уже упоминали, полезность этих результатов ограничена популяцией, и, несомненно, было бы чрезвычайно интересно посмотреть, как эта модель вела себя для другой популяции.

Мы считаем важным упомянуть, что измерения проводились поперечно и показывают состояние пациента в конкретный момент. Выражение этих характеристик идентифицирует конкретное состояние, связанное с суицидным поведением, и позволило нам определить, какие факторы могут быть устранены, а какие могут быть усилены в этот конкретный момент времени. В будущих исследованиях необходимо будет оценить траекторию этих конфигураций факторов с учетом эволюции суицидного риска.

Это может быть выполнено с помощью продольных исследований, которые позволят нам пролить больше света на эволюцию суицидного риска (64). Эта модель впоследствии может быть разработана с использованием инструмента оценки, который будет использовать методологию искусственного интеллекта для автоматического обучения, создания модели для обнаружения суицидного риска, которая будет обновляться в соответствии с траекторией оценок пациента. Это можно было бы сделать, используя меньшее количество вопросов, чем использовалось в исходном исследовании, что позволит быстрее подавать заявки.

Потребуются новые исследования, в которых проводится различие между защитными факторами и факторами риска суицида, а также их конфигурациями. Было бы очень интересно лучше понять состояние психологического дискомфорта, переживаемого в острой форме, потерю самоощущения и причины, по которым нужно оставаться в живых, несмотря на невзгоды.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Comité Ético Científico Медицинского факультета Папского католического университета Чили с письменного информированного согласия всех субъектов.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен Комитетом Ético Científico de la Facultad de Medicina de la Pontificia Universidad Católica de Chile.

Авторские взносы

Авторы, перечисленные ниже, внесли следующий вклад: SM, JB и OE внесли существенный вклад в концепцию работы и интерпретацию данных для работы; составление проекта работы и ее критическая проверка на предмет важного интеллектуального содержания; и окончательное утверждение версии, которая будет опубликована, и согласие нести ответственность за все аспекты работы с целью обеспечения того, чтобы вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, были надлежащим образом исследованы и решены.ФГ и АО внесли существенный вклад в анализ данных для работы; критический пересмотр на предмет важного интеллектуального содержания; и окончательное утверждение версии, которая будет опубликована, и согласие нести ответственность за все аспекты работы с целью обеспечения того, чтобы вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, были надлежащим образом исследованы и решены. СМ, ММ, РФ. CN, TS и AT внесли существенный вклад в сбор и интерпретацию данных для работы; критический пересмотр на предмет важного интеллектуального содержания; и окончательное утверждение версии, которая будет опубликована, и согласие нести ответственность за все аспекты работы.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Финансирование

Это исследование финансировалось Национальным фондом научного и технологического развития «FONDECYT» для инициирования исследования № 11121390. Это исследование было поддержано Фондом инноваций и конкурентоспособности (FIC) Министерства экономики, развития и туризма Чили в течение тысячелетия. Научная инициатива, грант № IS130005.И он был спонсирован кафедрой психиатрии Медицинской школы Папского католического университета Чили. Мы также выражаем благодарность Red Salud UC Christus: Clínica San Carlos de Apoquindo, Centro de Salud Mental San Joaquín и Servicio de Salud Metropolitano Sur Oriente, Complejo Asistencial Hospital Dr. Sótero del Río.

Список литературы

5. Шихан Д., Гидденс Дж. Суицидальность — дорожная карта для оценки и лечения . (Том 50). Тампа, Флорида: Harm Research Press (2015).

Google Scholar

6. Isometsä E. Суицидальное поведение при расстройствах настроения — кто, когда и почему? Can J Psychiatry (2014) 59 (3): 120–30.

Google Scholar

7. Хавгуд Дж., Де Лео Д. Предсказание суицида — необходимо изменение парадигмы. Кризис (2016) 37 (4): 251–5. DOI: 10.1027 / 0227-5910 / a000440

CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Ван Херинген К., Манн Дж. Дж. Нейробиология самоубийства. Lancet Psychiatry (2014) 1 (1): 63–72.DOI: 10.1016 / S2215-0366 (14) 70220-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Шнайдман Э. Определение самоубийства . Мичиган: Уайли (1985).

Google Scholar

12. Ryan C, Nielssen O, Paton M, Large M. Клинические решения в психиатрии не должны основываться на оценке риска. Australas Psychiatry (2010) 18 (5): 398–403. DOI: 10.3109 / 10398562.2010.507816

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14.Claassen CA, Harvilchuck-Laurenson JD, Fawcett J. Прогностические модели для обнаружения и мониторинга краткосрочного риска самоубийства: состояние науки. Am J Prev Med (2014) 47 (3 Suppl 2): ​​S181–5. DOI: 10.1016 / j.amepre.2014.06.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Окендо М.А., Бака-Гарсия Э., Артес-Родригес А., Перес-Крус Ф., Галфалви Х.С., Бласко-Фонтесилла Н и др. Машинное обучение и интеллектуальный анализ данных: стратегии генерации гипотез. Mol Psychiatry (2012) 17 (10): 956–9.DOI: 10.1038 / mp.2011.173

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Karstoft K-I, Galatzer-Levy IR, Statnikov A, Li Z, Shalev AY. Преодоление переводческого разрыва: использование машинного обучения для улучшения прогнозирования посттравматического стрессового расстройства. BMC Psychiatry (2015) 15 (1): 30. DOI: 10.1186 / s12888-015-0399-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Верроккио М.С., Карроццино Д., Маркетти Д., Андреассон К., Фулчери М., Бек П. Психическая боль и самоубийство: систематический обзор литературы. Фронт психиатрии (2016) 7: 108. DOI: 10.3389 / fpsyt.2016.00108

CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Брахами М., Атмани Б., Матта Н. Отображение динамических знаний на основе интеллектуального анализа данных: приложение в области здравоохранения. J Inf Process Syst (2013) 9 (1): 1–30. DOI: 10.3745 / JIPS.2013.9.1.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Твардик Н., Гикель К., Дюран Т., Потине-Пальяроли В., Мецгер М. Х. Использование электронных медицинских карт отделения неотложной помощи для автоматизированного эпидемиологического надзора за попытками самоубийства: пилотное исследование в больнице французского университета. Int J Epidemiol (2015) 44 (Дополнение 1): i223–4. DOI: 10.1093 / ije / dyv096.386

CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Эрикссон Р., Верге Т., Йенсен Л.Дж., Брунак С. Идентификация дозозависимой нежелательной реакции на лекарство в электронных картах пациентов: анализ временных данных в стационарной психиатрической популяции. Drug Saf (2014) 37 (4): 237–47. DOI: 10.1007 / s40264-014-0145-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. McNally MR, Patton CL, Fremouw WJ.Майнинг для убийства-самоубийства: подход к выявлению случаев убийства-самоубийства в базе данных ограниченного доступа Национальной системы регистрации насильственных смертей. J Forensic Sci (2016) 61 (1): 245–8. DOI: 10.1111 / 1556-4029.12887

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Jashinsky J, Burton SH, Hanson CL, West J, Giraud-Carrier C., Barnes MD, et al. Отслеживание факторов риска суицида через Twitter в США. Кризис (2014) 35 (1): 51–9. DOI: 10.1027 / 0227-5910 / a000234

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Баррос Дж., Моралес С., Эчаварри О., Гарсия А., Ортега Дж., Асахи Т. и др. Выявление самоубийств в Чили: предложение модели прогнозирования суицидного риска в клинической выборке пациентов с расстройствами настроения. Rev Bras Psiquiatr (2016). DOI: 10.1590 / 1516-4446-2015-1877

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам TR . 4-е изд. Барселона: Массон (2000).

Google Scholar

26. Manzini J. Declaración de Helsinki: Principios éticos para lavestigación médica sobre sujetos humanos. Acta Bioeth (2000) 6 (2): 321–34. DOI: 10.4067 / S1726-569X2000000200010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Erlangsen A, Zarit SH, Conwell Y. Диагностика деменции и самоубийства в больницах: продольное исследование с использованием данных проспективных общенациональных регистров. Am J Geriatr Psychiatry (2008) 16 (3): 220–8. DOI: 10.1097 / 01.JGP.0000302930.75387.7e

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Herzog DB, Greenwood DN, Dorer DJ, Flores AT, Ekeblad ER, Richards A, et al. Смертность при расстройствах пищевого поведения: описательное исследование. Int J Eat Disord (2000) 28 (1): 20–6. DOI: 10.1002 / (SICI) 1098-108X (200007) 28: 1 <20 :: AID-EAT3> 3.0.CO; 2-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29.Моралес С., Эчаварри О., Баррос Дж., Фишман Р., Зулоага Ф., Тейлор Т. и др. Pacientes hospitalizados por riesgo suicida: Cómo perciben la ayuda recibida? Rev Argent Clin Psicol (2015) 24 (1): 67–78.

Google Scholar

31. Тейлор Т., Моралес С., Сулоага Ф., Эчаварри О, Баррос Дж. Ло que nos dicen los padres: Perspectivas de los padres de pacientes hospitalizados por ideación o intento suicida. Rev Argent Clin Psicol (2012) 21 (3): 271–80. intento suicida, ideación suicida, tratamiento, perspectiva pacientes.

Google Scholar

32. Ламберт MJ, Burlingame GM, Umphress V, Hansen NB, Vermeersch DA, Clouse GC, et al. Надежность и достоверность результатов анкеты. Clin Psychol Psychother (1996) 3 (4): 249–58. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0879 (199612) 3: 4 <249 :: AID-CPP106> 3.3.CO; 2-J

CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Форгайс Д.Г., Форгейс Д.К., Спилбергер CD. Факторная структура инвентаря выражения гнева между состоянием и чертой (февраль 2012 г.). J Pers Assess (2010): 37–41.

Google Scholar

35. Гарсия Дж., Паласио С., Варгас Дж., Ариас С., Окампо М. В., Агирре Б. и др. Validación del «Inventario de razones para vivir» (RFL) en sujetos con desirea suicida de Colombia. Rev Colomb Psiquiatr (2009) 38 (1): 66–84.

Google Scholar

36. Линехан М., Гудштейн Дж., Нильсен С., Чилес Дж. Причины остаться в живых, когда вы думаете о самоубийстве: причины для живого инвентаря. J. Консультируйтесь с Clin Psychol (1983) 51 (2): 276–86. DOI: 10.1037 / 0022-006X.51.2.276

CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Blatt SJ, D’Afflitti JP, Quinlan DM. Переживания депрессии у нормальных молодых людей. J Abnorm Psychol (1976) 85 (4): 383–9. DOI: 10.1037 / 0021-843X.85.4.383

CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Чепмен П., Клинтон Дж., Кербер Р., Хабаза Т., Рейнарц Т., Ширер С. и др. CRISP-DM 1.0 Пошаговое руководство BIguide .Копенгаген: Системная инженерия CNCR (2000).

Google Scholar

44. Марбан С., Марискаль Г., Сегови Дж. Модель процесса интеллектуального анализа данных и обнаружения знаний. В: Понсе Дж., Карахока А., редакторы. Интеллектуальный анализ данных и обнаружение знаний в реальных приложениях . InTech (2009). п. 1–17.

Google Scholar

45. Брейман Л., Фридман Дж., Ольсен Л. Деревья классификации и регрессии . Беркли: Калифорнийский университет (2009).

Google Scholar

46.Рокач Л., Маймон О. Индукция сверху вниз классификаторов деревьев решений — обзор. IEEE Trans Syst Man Cybern C Appl Rev (2005) 35 (4): 476–87. DOI: 10.1109 / TSMCC.2004.843247

CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Брамер М. Принципы интеллектуального анализа данных . Лондон: Springer (2007).

Google Scholar

49. Hand DJ, Till RJ. Простое обобщение области под кривой ROC для задач классификации нескольких классов. Mach Learn (2001) 45 (2): 171–86.DOI: 10.1023 / A: 1010920819831

CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Цвейг М.Х., Кэмпбелл Г. Графики рабочих характеристик приемника (ROC): фундаментальный инструмент оценки в клинической медицине. Clin Chem (1993) 39 (4): 561–77.

PubMed Аннотация | Google Scholar

52. Amini P, Ahmandinia H, Poorolajal J, Moqaddassi AM. Оценка высокого риска самоубийства: сравнение SVM с логистической регрессией. Иран Дж. Общественное здравоохранение (2016) 4 (9): 1179–87.

Google Scholar

53. Quiceno JM, Vinaccia S. Calidad de vida, factores salutogénicos e ideación suicida en подростки. Ter Psicol (2013) 31 (2): 263–71. DOI: 10.4067 / S0718-48082013000200012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Вильоне Д. Дж., Ловетт Г. Дж., Готтлиб Р., Фридберг Р. Опросник о депрессивных переживаниях: эмпирическое исследование лежащей в основе теории. J Pers Assess (1995) 65 (1): 91–9. DOI: 10.1207 / s15327752jpa6501_7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55.О’Коннор С.С., Карни Э., Дженнингс К.В., Джонсон Л.Л., Гутьеррес П.М., Джобс Д.А. Относительное влияние факторов риска, неуместной принадлежности и предполагаемой обременительности на суицидальные мысли у ветеранов службы. J Clin Psychol (2016): 1–10. DOI: 10.1002 / jclp.22426

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Писецкий Е.М., Хайнос А.Ф., Лаванда Дж. М., Кроу С.Дж., Петерсон CB. Связь между трудностями регуляции эмоций, симптомами расстройства пищевого поведения, несуицидными самоповреждениями и попытками самоубийства в гетерогенной выборке расстройств пищевого поведения. Compr Psychiatry (2016): 1-27.

Google Scholar

57. Линехан М. Когнитивно-поведенческое лечение пограничного расстройства личности . Нью-Йорк: Guilford Press (1993).

Google Scholar

58. Раджалин М., Хирвикоски Т., Саландер Ренберг Э., Осберг М., Йокинен Дж. Семейный анамнез суицида и межличностного взаимодействия при попытках самоубийства. Psychiatry Res (2017) 247: 310–4. DOI: 10.1016 / j.psychres.2016.11.029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59.Бака-Гарсия Э., Диас-Састре С., Реза Э. Г., Бласко Х., Конеса Д. Б., Саис-Руис Дж. И др. Переменные, связанные с решениями о госпитализации психиатрами скорой помощи после попытки самоубийства пациента. Психиатрическая служба (2004) 55 (7): 792–7. DOI: 10.1176 / appi.ps.55.7.792

CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Эчаварри О., Моралес С., Бедрегал П., Баррос Дж., Де ла Пас Майно М., Фишман Р. и др. ¿Por Qué No Me Suicidaría? Comparación Entre Pacientes Hospitalizados en un Servicio de Psiquiatría con Distinta Conducta Suicida. Psykhe (2015) 24 (1): 1–11. DOI: 10.7764 / psykhe.24.1.667

CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Фрейре С., Феррадас МДМ, Валле А., Нуньес Дж. К., Вальехо Г. Профили психологического благополучия и стратегий выживания среди студентов университетов. Front Psychol (2016) 7: 1554. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.01554

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Eichen DM, Kass AE, Fitzsimmons-craft EE, Gibbs E, Trockel M, Taylor CB, et al.Несуицидальные самоповреждения и суицидальные идеи в отношении еды и общей психопатологии среди женщин студенческого возраста. Psychiatry Res (2016) 235: 77–82. DOI: 10.1016 / j.psychres.2015.11.046

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Suominen K, Isometsä E, Ostamo A, Lönnqvist J. Уровень суицидальных намерений позволяет прогнозировать общую смертность и самоубийство после попытки самоубийства: последующее 12-летнее исследование. BMC Psychiatry (2004) 4:11. DOI: 10.1186 / 1471-244X-4-11

CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Фартачек К., Шипек Г., Джунрат С., Фартачек Р., Плодерт М. Мониторинг нелинейной суицидальной динамики в реальном времени: методология и демонстрационный отчет о случае. Front Psychol (2016) 7: 130. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00130

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Как управлять своим психическим здоровьем при стрессе во время COVID-19

Автор: Mental Health First Aid USA, 16 апреля 2020 г.

Если вы или кто-то, кто вам небезразличен, переполнены эмоциями, такими как грусть, депрессия или беспокойство, или если вы хотите причинить вред себе или другим, позвоните в службу 911.

Вы также можете позвонить в Службу помощи при бедствиях Управления по борьбе с наркотиками и психическим здоровьем (SAMHSA) по телефону 800-985-5990, по Национальной линии по предотвращению самоубийств по телефону 800-273-8255 или отправить текстовое сообщение MHFA на номер 741741, чтобы позвонить в Crisis Text Line. советник.

Чувства беспокойства, стресса или страха могут пугать и влиять на ваше психическое и физическое здоровье. Важно помнить, что эти чувства являются нормальным явлением, особенно во время кризиса, и могут варьироваться по степени тяжести от легкого беспокойства до сильных эмоций в зависимости от человека.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), пандемия COVID-19 может вызвать сильное чувство стресса у взрослых и детей, в том числе:

  1. Боязнь и беспокойство о собственном здоровье и здоровье своих близких
  2. Изменения режима сна или питания
  3. Нарушение сна или концентрации внимания
  4. Обострение хронических проблем с физическим здоровьем
  5. Ухудшение психического состояния

Если вы испытываете какие-либо из этих симптомов, есть способы управлять своими симптомами и справляться, сохраняя физическое дистанцирование.

CDC рекомендует несколько способов справиться со стрессом, в том числе:

  1. Сделайте перерыв от новостей, в том числе в социальных сетях.
  2. Позаботьтесь о своем теле с помощью здорового питания, упражнений и техники глубокого дыхания.
  3. Найдите время, чтобы расслабиться и заняться домашними делами, которые вам нравятся.
  4. Общайтесь со своими близкими.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) также рекомендует ключевые стратегии самопомощи, чтобы позаботиться о своем психическом здоровье и благополучии дома:

  1. Поддерживайте здоровый образ жизни, включая надлежащий сон, физические упражнения и диету.
  2. Не употребляйте алкоголь или другие наркотики, чтобы справиться с чувством печали или беспокойства.
  3. Следите за информацией о COVID-19 из надежных источников, таких как ВОЗ или CDC.
  4. Ограничьте количество времени, которое вы проводите за просмотром или прослушиванием новостей, которые вас расстраивают.
  5. Используйте механизмы выживания, которые помогали вам в прошлом в трудных ситуациях.

Вы также можете использовать советы по уходу за собой из учебной программы MHFA, включая релаксационную терапию и световую терапию для облегчения симптомов тревоги и депрессии.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *