Фаталист это человек уверенный в своих силах: Фаталист — кто это, что за человек? Фатализм

Содержание

Кто такой фаталист и почему он верит в судьбу?

«Чему быть – того не миновать» – эту фразу можно услышать от фаталиста. Фаталист убежден: все, что происходит – предначертано судьбой. Что заставляет фаталистов верить в судьбу? Справедливы ли его убеждения? Что нужно знать об этом типе личности? Поговорим далее.

 

Кто такой фаталист?

 

Фаталист – это человек, который уверен в предопределенности событий. Он верит в судьбу и предназначение. Если что-то происходит, то именно так и должно быть. В мировоззрении фаталиста роль человека незначительна, а все решения принимаются высшими силами.

 

Такому типу личности присущи религиозность и суеверность. Он часто верит в приметы, предсказания, гадания, склонен во всем видеть влияние Фатума (судьбы), от которого и произошло название этого типа личности. Фатализм имеет целый ряд обоснований и в целом благотворно влияет на психику человека, в противовес тем, кто всю ответственность за свою жизнь взваливает на свои плечи.

 

Понятие Фатума, как синонима судьбы, зародилось в Древнем Риме. Он был божественной природы, проявляя волю высших сил по отношению к смертным. Жизненный путь человека определялся при рождении. За это отвечали Фаты – божества, у которых была власть над судьбами. Вера в судьбу присутствовала и у других давних народов. Древние шумеры, египтяне, хеты и прочие цивилизации были убеждены: предназначение человека не зависит от его воли. Да, он мог скорректировать свою судьбу, если боли принимали решение пересмотреть свои изначальные планы. Это убеждение особенно сильно было развито в давней китайской культуре, философы которой считали, что судьба человека напрямую зависит от правильности его поведения.

 

Попытки приоткрыть завесу будущего предпринимались всеми народами. Предсказатели, астрологи и гадалки прочно укоренились в нашем обществе. Эти люди обещают предсказать события, до того момента, когда они произойдут. Учитывая популярность гороскопов и гаданий, даже в нашу высокотехнологичную эпоху, можно констатировать, что фатализм прочно засел в нашу жизнь. Но Луна и Солнце на самом деле влияют на человека и его жизнь. Кроме того, нередко встречаются упоминания о необъяснимых стечениях обстоятельств, кардинально меняющих жизни людей. Все это позволило фатализму прочно закрепиться в подсознании многих, вытесняя из него самоуверенность и рационализм. Если рассматривать еще и религию, с ее представлениями о конце света и другими предсказаниями пророков, то к рядам фаталистов можно причислить десятки миллионов людей.

 

Виды фаталистов

 

Фатализм, как разновидность мировоззрения, чаще всего, приобретает одну из трех возможных вариаций:

· бытовой (повседневный) – обывательский пессимизм, подталкивающий человека винить в своих неудачах высшие силы;

· религиозный (теологический) – вера в предначертанность событий и влияние божественной воли на жизнь людей;

· логический (рациональный) – убежденность в том, что происходящие события становятся результатом предшествующих действий.

 

Первые две разновидности фатализма можно еще назвать иррациональным (нелогическим) фатализмом. На бытовом уровне фатализма суеверные люди нередко ищут подсказки в гороскопах, часто обращаются к приметам и даже просят помощи у гадалок. Такие фаталисты могут отменить сделку, если им дорогу на встречу перебежала черная кошка, отношения заводят по совместимости знаков зодиака,

 

Менее впечатлительны верующие фаталисты. Они реже прислушиваются к народным приметам, не читают гороскопы, не ходят к предсказателям. У таких людей всегда и на все «Воля Божия», что позволяет им спокойно переносить любые жизненные испытаниям. Такой подход обладает определенным терапевтическим эффектом, поэтому верующие редко болеют и испытывают стрессы.

 

Логический фаталист же совмещает рациональность нашей эпохи и представления о судьбе, которые заложили ещё наши предками. Эту разновидность фатализма сложно назвать классической, потому что такой человек верит в причинно-следственную связь, а не вмешательство высших сил. Например, у кого-нибудь появляется генетическое заболевание, которое передастся потомкам, частично предопределяя их жизнь. С одной стороны, эту закономерность можно считать волей судьбы. С другой – механизмы возникновения генетических заболеваний закономерны, как результат неправильного образа жизни, либо влияния мутагенов. Логический фаталист будет разбираться в причинах, а не станет перекладывать ответственность на высшие силы. Он уверен, что судьбу определяют предыдущие дела человека.

 

Как распознать фаталиста

 

Вне зависимости от вида, всех фаталистов объединяет вера в предначертанность событий. Поэтому фразы «так суждено», «значит, так и должно было произойти», «такая судьба», то и дело будут от них звучать. Это главным образом определяет их пассивность. А зачем что-то предпринимать самому, если высшие силы все давно решили? Лучше просто плыть по течению и ни о чем не переживать. С одной стороны, такое мировоззрение отдаляет человека от успеха, лишая его лидерских качеств. С другой – умеренный фатализм заметно успокаивает нервы, уменьшая уровень стресса и защищая от лишних переживаний.

 

Преимущества фаталистов

 

Человек с мировоззрением фаталиста намного меньше нервничает по сравнению с теми, кто взваливает на себя груз ответственности. Он подсознательно перекладывает на внешние силы вину за все свои провалы и неудачи. Такой человек предпочитает подстраиваться, а не бороться с обстоятельствами. Психологически это успокаивает, поскольку снимает с человека активную роль и какую-либо ответственность. Тот, кто с благодарностью воспринимает все происходящие события, реже впадает в депрессию.

 

Недостатки фаталистов

 

Во-первых, фаталист очень часто опускает руки в ситуации, которая в принципе разрешима. Вместо того чтобы проявить немного настойчивости, он просто отступает. Во-вторых, твердая уверенность фаталиста в своем будущем может сыграть с ним против него. Третий недостаток фаталистов связан с их суеверностью. Поскольку они убеждены в предопределенности будущего, то всеми силами пытаются его узнать, зачастую становясь жертвами аферистов. Нередко гадалки живут именно за счет фаталистов, которым внушают домыслы, не все всегда сбывающиеся.

 

Как себя вести с фаталистом?

Здесь есть два пути: принимать фаталиста таким, какой он есть или же попытаться переделать его. В первом случае он будет чувствовать себя уютно, а во втором, вероятно, начнет защищаться. Можно и найти золотую середину: объяснять фаталисту нелогичность некоторых примет и разъяснять, что они – выдумка. Также можно на личном примере показать, что благодаря настойчивости немало можно добиться.

 

Однако в том случае, если фатализм граничит с пессимизмом, то общаться с фаталистом будет непросто. Такой человек убежден в том, что в будущем все будет плохо. Встречается такое явление не только среди отдельных людей. Ряд сект пропагандируют конец света, из-за чего десятки, сотни и даже тысячи их последователей живут в состоянии апатии. Контактировать с ними не только неприятно, но порой даже опасно.

 

Хорошо или плохо быть фаталистом? На первый взгляд, кажется, что плохо. Однако если присмотреться, то можно заметить, что фаталисту не так уж и плохо живется.

Фаталисты и фатализм — это мы сами творим свою судьбу или лишь следуем предначертанному

Фатализм

Фатализм – это философское течение, утверждающее, что каждое действие неизбежно, детерминировано судьбой. Значение слова фатализм раскрывается через свой корень fatalis, в переводе с латинского означающий рок, предопределенность. Фатализм простыми словами есть вера в необходимость, неотвратимость происходящего с человеком.

В отдельном смысле можно соотнести фатализм с пессимизмом, поскольку следуя этому мировоззрению, человек не предпринимает попытки изменить судьбу в ее негативные моменты, а покорно следует злому року. В философии значение слова фатализм раскрывается через представление, что события любого рода уже запечатлены до нас, наперед, а в нашей реальности им свойственно лишь обретать свое проявление.

Что такое фатализм?

История фатализма в Новое время связана с историей детерминистического подхода. Наиболее четко этот подход выражается в философии жесткого детерминизма, яркими представителями которого были Спиноза и Лейбниц.

Фатализм в связи с детерминизмом утверждает причинность, которая обусловлена действиями вселенной. То есть фатализм простыми словами говорит, что законы вселенной нельзя обойти, даже если что-либо кажется человеку несправедливым, он хочет это изменить, то его желание тщетно и не сможет реализоваться, так как против хода мироздания невозможно пойти.

Спиноза считал, что отдельный человек для мироздания лишь пылинка, поэтому бессмысленно ожидать того, чтобы пылинка взяла на себя храбрость и была способна распоряжаться собой.

Фатализм, что это простыми словами? Фатализм можно обозначить единственным словом – судьба.

Это видение в наиболее ярком формате прослеживается также в философии стоиков – направлении, родившемся в период заката, упадка древнегреческой философии, перекрестия древнегреческих и уже римских идей.

Стоики полагали, что нужно покориться судьбе – своему фатуму, который преследует любого, и нельзя от него отказаться.

Стоики придумали очень яркое сравнение, которое вызывает в воображении живые реакции: «Идущего, судьба ведет, а упирающегося волочет крючьями».

Такие крючья натуралистично показаны в фильме «Страсти Христовы» – они являют собой палку с привязанными к ней несколькими кожаными веревками, на конце каждой закрепляется крюк.

При бичевании такие крюки загоняются под кожу, вырывая из тела человека куски мяса.

Смысл этой фразы, которую используют стоики, предельно прост: у каждого человека уже прописана судьба, целиком и полностью предрешена жизнь, изменить событие в этом предначертанном ходе невозможно и бессмысленно.

Дальше все зависит уже только от нашего отношения: относиться ли легко, спокойно, бесстрастно к ударам судьбы, принимать ее полностью вплоть даже до апатии и безразличия к ней, либо бороться и быть несчастным.

Что значит покориться судьбе? Это не вторгаться в порядок вещей, который мы наблюдаем. Стоики считают, что человек в любом случае пойдет по судьбоносному пути, а вопрос лишь, как он пойдет: быстро и с легкостью, даже пользуясь помощью судьбы, либо будучи недовольным ею, с большими препятствиями и проблемами.

Примеры фатализма

Громкие примеры следования мировоззрению о всеобщей предопределенности предоставляет нам мировая история фатализма. Стоит сказать, что в отдельном смысле фатализм великих людей всегда связан с гордостью, их сильной открытой позицией, не позволяющей им попытки спастись от событий, которые признали судьбоносными.

Например, Юлий Цезарь отвергает предостережения своего прорицателя Спуринны «остерегаться мартовских ид» и собственной жены Кальпурнии, видевший во сне, что его зарезали в форуме. Но невзирая на эти предостережения, Юлий Цезарь не только идет в форум, но еще и не берет телохранителей, а в итоге оказывается окружен десятками заговорщиков, которые убивают его.

Подобную гордость и несгибаемость продемонстрировал и король Швеции Густав III, который перед знатным балом ужинал с фаворитами и получил весть о готовящемся прямо на балу покушении.

Как и Юлий Цезарь, Густав отказался взять стражу, и даже отклонил просьбы фаворитов одеть кольчугу под праздничную одежду, сказав: «Если кто-то хочет меня убить, то лучшего места, чем здесь, ему не найти».

Хотя бал был маскарадом, и все танцующие облачились в маски, король дал себя узнать благодаря массивному кресту ордена, который носили только королевские особы и не снял. По ордену был узнан убийцей, протолкавшимся сквозь толпу и за спиной короля вытащивший пистолет.

Густав заметил это и повернулся, выстрел попал вместо сердца лишь в ногу, что, однако, все равно привело к смерти короля через 13 дней от заражения через рану, поскольку пистолет был заряжен мелкой дробью и обойными гвоздями с ржавчиной, принесших инфекцию. Несмотря на огромные шансы выжить, король не смог уклонился от запланированной для него смерти – в этом снова роль фатализма?

Еще одним ярким примером фатализма и фаталистического взгляда на жизнь был барон Унгерн. О его отваге уже при жизни ходили легенды. Его не могла сразить в бою ничья пуля, он бросался на своего врага без тени страха.

После одного боя в одежде, сбруе коня, обуви и сумках нашли следы более чем от 70 пуль, ни единая из которых не ранила барона. В эту избранность барон поверил и сам и нанял несколько гадалок и предсказателей в свою свиту.

Зная веру Унгерна в судьбу, этим воспользовался денщик Бурдуковский, который подкупил одну из гадалок за свидетельство барону, что он сможет жить, доколе будет жив Бурдуковский.

Бурдуковский тотчас же получил особое внимание от барона, его оберегали так, словно в нем содержалась жизнь Унгерна. Однако несколько позже та же гадалка предсказала Унгерну то, что жить ему осталось всего 130 дней.

Эту весть подтвердили и другие прорицатели – два монаха предсказали тот же срок, кинувши кости.

Унгерн поверил, вера барона подкреплялась также тем, что число 130 он видел для себя роковым, ведь оно составляло 10 раз по 13.

На протяжении 130 дней еще не единожды Унгерн был на волос от гибели. В войсках был сильный разлад, барона пытались убить как враги, так и собственные офицеры. Был организован заговор, и заговорщики вторглись в палатку барона, однако Унгерн в это время был в соседней палатке.

Услышав стрельбу и высунувшись,  был замечен, по нему открыли стрельбу в упор. Но барон спасся тем, что смог юркнуть в кусты. Позднее целый полк барона решил бежать, и Унгерн выехал полку наперерез, а офицеры полка открыли по барону стрельбу.

И снова, несмотря на крайне малое расстояние, никто не смог достичь своей пулей цели, Унгерн повернулся и ускакал, таким образом спасшись.

Унгерн был предан даже своими монголами, которые верили в него словно в «бога войны». Повязав и, оставив в палатке Унгерна, сами пустились во все стороны, дабы согласно поверью духи не нашли, кого преследовать. И так его обнаружил и взял в плен красный разъезд.

Барон в плену пытался неоднократно покончить с жизнью с помощью яда и удушения, однако ампула яда потерялась, а конский повод, который Унгерн хотел использовать как удавку – оказался слишком коротким. По истечению отведенного гадалкой и монахами срока барон был все-таки казнен.

В сохранившихся протоколах допросов есть запись, что Унгерн посчитал себя уверенным фаталистом и свято верил в судьбу.

Источник: http://psihomed.com/fatalizm/

Убежденный фаталист – кто это?

Фатализм, как явление, основан на вере. Согласно теории фатализма всё на свете предопределено. Бытие прописано заранее, и в мире не бывает случайностей.Последователей такого мировоззрения называют фаталистами.

Фаталист – это человек, совершенно уверенный в том, что всё в мире неизбежно и неотвратимо, а также регламентировано самой судьбой.

Обстоятельства бывают сильнее нас. Не надо быть фаталистом, чтобы понять это…
Александр Беляев. Продавец воздуха

↑Фаталист – это человек, не способный возложить ответственность на свои плечи. По мнению такого субъекта события его жизни прописаны, как программа у компьютера, и попытки что-то изменить всегда тщетны.С точки зрения психологии человек, верящий в судьбу, строит свою жизнь, как наблюдатель. Жизнь фаталиста похожа на течение реки. Такие люди уверены в том, что течение нельзя изменить, оно непременно приведет к источнику, поэтому пытаться – сродни сумасшествию. Фаталистов нельзя назвать двигателями прогресса, зато в храбрости и стойкости им не откажешь.Все фаталисты верят в рок или фатум. Эти понятия для них святы. Отсюда проистекает и само название мировоззрения. Ведь с английского корень слова «фатализм» переводится, как судьба, а на латыни имеет значение «роковой».Фаталисты, живущие с верой в судьбу, имеют свой уникальный набор убеждений. Эти убеждения можно выразить следующим образом:

  • Не ждать хорошего от жизни. Здесь фатализм тесно перекликается с пессимизмом;Не пользоваться своим правом выбора. В выбор, как таковой, представители мировоззрения попросту не верят. Они считают выбор лишь иллюзией тех, кто не видит глобального замысла бытия;Не воспринимать случайность всерьез. Ведь, по мнению фаталистов, все прописано в судьбе, поэтому все неотвратимо, а случайностей не существует;Не нести ответственность за поступки. Фаталист тут выступает обычным инструментом в руках судьбы, и не возлагает на себя ответственность за свое поведение;Верить в предсказания и суеверия. Такие люди обожают ходить к гадалкам, чтобы заглянуть в свое будущее.

Современный фаталист, кто это? Убежденный пессимист? Или человек, который не может выдержать даже малейшей ответственности? Скорее всего, для определения человека-фаталиста верно определение пессимиста, не желающего брать на себя ответственность. Но в глазах общества такой индивид может выглядеть иначе.

Помните Юлия Цезаря, который знал о своей страшной участи, но ослепленный гордыней и верой в судьбу, просто пришел на встречу к своим убийцам? Основная отличительная черта, которой наделено большинство фаталистов – это гордыня. Подобное качество можно отнести к минусам фатализма. Поэтому фаталист – это человек, который из-за собственной гордыни легко подвергает себя и окружающих опасности.

Иногда гордиться испытаниями, посланными судьбой.Еще один минус веры в фатум – ослабленное критическое мышление. Такое мышление у индивида, верящего в рок, или вовсе не развито, или подавлено. Здесь фаталист в психологии – это человек, который с детства не научился справляться с жизненными трудностями по разным причинам.

В детстве человек слишком сильно ориентированный на мнение окружающих и потерявший веру в свои силы, теряет адаптивность и начинает думать, что все его попытки действовать самостоятельно обречены на провал.Несомненным плюсом этой теории считается смирение перед происходящим в жизни.

Человек фатума искренне верит в неотвратимость, а значит, меньше беспокоится о последствиях, легче переносит невзгоды. Сохраняет веру в собственное доброе начало при любых обстоятельствах.

Не все фаталисты верят в фатум одинаково. Убеждения этих людей можно условно разделить по следующим критериям:

  • Бытовой фатализм. Субъекты, ему подверженные, в обычных неурядицах и стрессах винят окружающих и враждебные высшие силы. Стресс у них вызывает агрессию, направленную вовне. Они, часто, верят в порчу и сглаз;Теологический фатализм. По мнению последователей этого направления все в мире божественно. Каждый выполняет ту программу, которую заложил в него Бог. И у жизни на Земле есть грандиозный план, в котором люди – лишь винтики;Логический фатализм. Отличается от двух вышеприведенных верой в причинно-следственную связь. Роль Бога здесь выполняют причины, которые послужили толчком для цепочки произошедших событий.Логический фатализм берет свое начало в Древней Греции. Именно такой философии придерживался Демокрит. Многие современные люди являются логическими фаталистами, также отвергая возможную спонтанность происходящих с ними событий.

↑Если рассматривать фатализм в обширном смысле, то согласно этой теории вселенские законы обойти нельзя. Человек в системе мировоззрения фатализма рассматривается, как песчинка в огромной пустыне. И эта маленькая песчинка не в силах изменить ход глобальных событий и отдельно взятых судеб.В истории яркими представителями течения судьбы были Густав Третий и барон Унгерн:

  1. Король Швеции Густав III настолько верил в судьбу, что отправился на бал-маскарад с опознавательным знаком на груди тогда, когда его заранее предупредили о готовящемся против него заговоре.Его убийца выстрелил в короля и попал ему в ногу. Густав Третий скончался спустя две недели от заражения крови, так как пистолет был заряжен картечью со ржавыми элементами.Почему король отправился на собственную казнь? Скорее всего, его гордость и храбрость, свойственные всем фаталистам, не позволяли ему поступить иначе.Что же касается барона Унгерна, то этот человек столько раз избегал гибели, что считался заговоренным. Участвуя в одном бою, барон не получил ни царапины, но в его одежде после боя обнаружили 70 дырок от пуль.Унгерн и сам свято верил в то, что он баловень судьбы, поэтому часто ходил к гадалкам. Один его приближенный воспользовался интересом барона к собственному будущему. Он подкупил предсказательницу, и та сообщила воеводе, что он проживет ровно столько, сколько и его друг. Тогда приближенного барона стали оберегать и стеречь сильнее его самого.

    Эта же гадалка сделала для Унгерна реальное предсказание. Ясновидящая предрекла ему гибель через 130 дней. Это подстегнуло барона на новые подвиги. Но спустя время он всё же попал в плен и был казнен.

↑Ответ зависит от степени веры и ее окраски. Вера в положительный исход придает сил, создает потрясающий эффект самовнушения, помогающий победить болезни и невзгоды.Пессимистичный настрой, напротив, отравляет жизнь, делая человека слабым. А слабый человек – это потенциальная жертва. Так можно объяснить тот факт, что с фаталистами происходит больше негатива, ведь весь их облик и образ жизни притягивают к ним непорядочных и опасных людей.

В какой-то степени это утверждение верно. Ведь фаталист считает, что все, что уготовила для него судьба, он пережить сможет. Но только пережить, пытаться менять реальность под себя этот человек не станет.Как выглядят современные фаталисты?Образ такого человека немного мистичен и тосклив. Особенно, если судьба не балует его подарками.

Настоящий фаталист, краткое описание которого кроется в слове «покорность», в современном мире слывет аутсайдером, бегущим от жизни. И если раньше иметь подобное мировоззрение было модно, то теперь оно считается нежизнеспособной утопией.Подводя итоги, можно сказать, что фаталист – это человек, не умеющий принимать вызовы от окружающего мира и не способный решать проблемы.

Никто из сделавших правильный и мудрый выбор никогда бы не отнес его на счет судьбы; единственный реальный фаталист — тот, у кого все из рук вон плохо.Фатализм не приносит утешения.

Верящий в судьбу лишен возможности крикнуть: «Да пошли вы, с меня хватит», — потому что он знает, что рожден трусом и лишь вопрос времени — то, когда он сдастся, не удивив этим никого, даже себя.

Хантер Томпсон. Ромовый дневник

Интересно ваше мнение, считаете ли вы фатализм негативным явлением в современном мире?

Яброва Ксения · 29 янв, 2018

О статье:

Источник: https://PsyMod.ru/tipy-lyudey/2418-fatalist-fatalizm-kto-eto.html

Что мне предначертано судьбой и как это самостоятельно изменить?

Недавно открыла для себя неожиданную информацию: подавляющая часть моих знакомых хоть раз в жизни обращалась к гадалкам, экстрасенсам, хиромантам, “бабкам” и т.д. чтобы  узнать, что предначертано судьбой.

Естественно, я знала, что бизнес предсказаний весьма прибылен. “…У цыганки со старой колодой хоть один да найдется клиент.”

Меня удивило не это. Прежде всего то, что абсолютное большинство опрошенных — самодостаточные люди, которые сделали свою жизнь сами.

Предначертано судьбой или куем жизнь сами?

Неожиданной была реакция моих друзей и знакомых на прямой вопрос: “Ты действительно веришь в судьбу, если пытаешься ее предсказать?”

Четкое “да” не ответил практически никто. Большинство ответов были размывчато-уклончивыми: “все-таки есть что-то такое”, “свою долю не объедешь” и т.д.

В результате, я была шокирована — вы серьезно?! Если все предначертано судьбой, то твоя судьба была жить в провинциальном городке и сидеть в заботливо подготовленном папой теплом кабинете. Что ты делаешь в Москве, в крохотной съемной комнате, мечась между заказчиками, конференциями, курсами?

Я попыталась все таки докопаться, откуда у нас так глубоко сидящая вера в рок.

Прежде всего начала перебирать легенды, верования, сказки.

Следовательно, создалось впечатление, что уверенность в неизбежном была у человечества всегда.

Почему мы не верим, что судьбу можно изменить?

Оказывается, еще у древних славян был бог судьбы — Род. Его сопровождали существа женского пола — рожаницы, дающие ребенку судьбу при рождении.

В древней Греции считалось, что нити человеческой судьбы плетут три мойры. Одна дарует жизнь, вторая наделяет определенными возможностями, третья мойра — неизбежность. Она показывает человеку, что есть начало и конец всего.

Даже две тысячи лет христианства, которое отрицает фатализм и проповедует, что Бог дал нам свободу выбора, не смогли полностью побороть веру в судьбу и рок.

Во всех основных современных религиях говорится о предопределенности судьбы человека и при этом наличии у него свободной воли. И это соотношение Промысла Божьего и свободы человеческого выбора остается одним из самых сложных для нашего понимания.

Например, в буддизме есть понятие “карма”, изменить ее нельзя до тех пор, пока человек не осознает и не исправит своих ошибок.

Потерял деньги — значит перед этим жадничал, болеешь — обижал людей. Но осознанием ошибок и изменение поведения меняет и карму. Значит, судьбу можно изменить?

Да, сейчас мы не верим в богов судьбы. Но с детства знаем про Спящую Красавицу, которой предначертано судьбой проспать 100 лет. И как не старался король-батюшка, судьбу изменить не смог.

Что такое судьба?

Интерпретации понятия “судьба”  могут быть противоположны друг другу. Большинство воспринимает судьбу как предопределенность событий, без всякой возможности что-либо изменить.

И в отличии от него противоположное понимание, которое можно выразить известным коммунистическим лозунгом:

Почему нам проще поверить в судьбу, чем в себя?

Отталкиваясь от этого: вы никогда не будете жертвой, если несете ответственность за происходящее с вами. Ответственность за выбор — большинство из нас его страшатся.

По теме: Что такое Закон Притяжения? Откройте глаза на мир бесконечных возможностей.

Лет 10 назад в США и Англии неожиданно пережила всплеск популярности книга Люка Райнхарта «Дайсмен, или Человек Жребия». Ее издали миллионными тиражами в 19 странах. Т.к. у нас книга не пользовалась особым спросом, расскажу суть.

Психиатр Люк Райнхарт дико устал от поисков смысла бытия и принятия правильных решений и доверил свою судьбу жребию. Его поступки и поведение стал определять один-единственный фактор — какое число выпало на подброшенном игральном кубике.

У книги великолепный литературный язык и захватывающий сюжет. В результате после прочтения у меня осталось стойкое убеждение, что дело не только в этом.

Мы все боимся сделать выбор, гораздо проще переложить решение на чужие плечи. Неважно, кто или что это: кубик, судьба, карма и т.д. Ведь всегда будет алиби: я не виноват, все предначертано судьбой.

И так комфортно бывает сидеть в болоте своей неудавшейся жизни. А что поделать? Ведь судьба-злодейка все равно все решила.

Как изменить судьбу?

Я предвижу основные доводы тех, кто самоустранился от ответственности за свою жизнь и списывает все на волю провидения. Не первый год я обучаю людей формированию судьбы силой мысли и часто слышу вопросы: “А как же войны, катастрофы, смерти младенцев и т.д.?”

Скажу честно — я не знаю как полно и правильно ответить на эти вопросы.

Но все-таки уверена, что каждый в состоянии создать свою судьбу по своему усмотрению.

Валерий Синельников в “Рецептах судьбы” пишет:

Чтобы  пользоваться электричеством, вам не нужно знать физики, схем проводки и т.д. Так же и с судьбой: не обязательно знать, как работают законы Вселенной. Главное вовремя заметить, что твой мир становится таким, каким его представляешь.

По теме: Магия исполнения желаний в учении Дона Хуана.

Трансерфинг — инструкция к созданию новой судьбы

Конечно, при рассмотрении такой неоднозначной темы, как неотвратимость судьбы, я не могу не процитировать Зеланда.

Поверьте вышесказанному, и вы почувствуете, что у вас огромный выбор вариантов того, как изменить судьбу. Огромное количество возможностей выбора того, что для вас лучше.

Так же как в кинотеатре мы можем уйти с наскучившего фильма, в жизни мы можем покинуть драму, участником которой стали.

Конечно, мы не можем оказаться в новой картине с новой жизнью и новым собой мгновенно, на все потребуется определенной время. Главное спокойная уверенность в том, что судьбу изменить можно.

Ведь если свое настоящее мы сотворили своим сознанием, то и изменить его в лучшую сторону можно своими мыслями.

Подробнее о том, как изменить свою жизнь — смотрите в видео:

Как выбрав правильные мысли изменить то, что предначертано судьбой

В своем блоге я уже писала о Джозефе Мерфи. Сейчас хочу вспомнить о его книге “Управляйте своей судьбой”, которая в свое время стала бестселлером на Западе.

В его кратких тезисах о том, что необходимо, чтобы изменить судьбу, основополагающими являются два заключительных:

Сложно принять, что неприятности — это твой собственный выбор. Но если вы его сделали (даже неосознанно), значит на то была причина. И ничто вам не мешает изменить свой выбор на лучший.

Когда вы признаете, что происходящая ситуация выбрана вами, исчезнут обиды на судьбу и других людей.

В этой статье я уже цитировала Ричарда Баха. Его  нельзя назвать тренером по духовному росту. Его книги не похожи на философские трактаты, он не обещает помочь, не учит как жить.

Его произведения не вкладывают истину в рот, а просто показывают дорогу. А выбрать этот путь или иной — оставляют право выбора читателю. Поэтому приведу еще одно из его высказываний:

Упражнения, которые помогут изменить вам то, что предначертано судьбой

В настоящее время нужно быть ну очень ленивым, чтобы не найти информацию о том, что тебе интересно. В том числе о формировании своей жизни, о том как изменить судьбу.

Но большинство из нас почему-то редко пользуются этими знаниями.

Гораздо привычнее блуждать в потемках, набивать шишки и синяки и демонстративно не замечать, что на всем пути расставлены указатели и дорожные знаки.

Если же вы готовы принять помощь, предлагаю проделать простые упражнения, цель которых — поворот своей судьбы к лучшему.

Практические упражнения, которые я вам предлагаю разработаны не мной. Но мной многократно опробованы.

Они дают возможность изменить свою судьбу тем, кто верит в то, что это возможно. У безнадежных фаталистов сценарий жизни уже сформирован и бесполезно доказывать, что сформирован ими самими.

Упражнение 1. Берем на себя ответственность за свою жизнь.

Мы с готовностью (особенно это касается женщин) готовы отвечать за жизнь других людей: детей, семьи и т.д. А вот когда дело доходит до себя, опускаем руки: судьба-судьбинушка. 

Итак, упражнение, позволяющее изменить то, что предначертано судьбой. Какая ситуация в данный момент вас больше всего не устраивает?  Может работа, недостаток денег, разлад в семье или отсутствие семьи?

Берем бумагу, ручку и пишем свое мнение о причинах этой ситуации. Не оценивайте себя, не анализируйте — просто пишите.

А теперь прочтите написанное. На кого вы, пусть и неосознанно, возложили ответственность за происшедшие с вами события?  На себя или других?

Если на других, попробуйте переосмыслить написанное. Разве не вы сами выбрали работу/мужа/жену? И у вас до сих пор остается выбор — оставить все как есть или пойти другим путем.

Важное условие: если все-таки признаете свою ответственность, не становитесь объектом для самобичевания.

“Сам натворил — сам исправлю, эта ситуация дана мне для урока”.

Упражнение 2. Осознать, в чем заключается ваш урок

Может вы стали сильнее духом, приобрели опыт, выработали в себе новые качества или открыли достоинства, которые не замечали раньше?

Подсказываю. Любые неприятные ситуации указывают на то, что мы мало любим и уважаем себя. Обретение уважения к себе, веры в себя и чувства самоуважения — один из самых важных уроков нашей жизни и возможность изменить то, что предначертано судьбой.

Письменно сформулируйте себе вопрос: “Что я должен узнать? Чему научиться? В чем урок?”.

По теме: Суть трансерфинга за 2 минуты.

Не задумываясь пишите ответы, не оценивайте себя. Вы точно узнаете, когда рука будет писать правильный ответ.

Скорее всего это будет решение не о смене внешних обстоятельств, а о том, что надо изменить в себе, в своем отношении к внешним обстоятельствам.

Например, вы устали от борьбы с ситуацией.  В результате чего, остается только принять ее со словами “Это для моей пользы”. Вы сами удивитесь, как обстоятельства начнут меняться.

Вы не верите себе, в себя, не можете на что-то решиться? Скажите себе, что действуете вместе со своей душой (кто не верит в душу — с подсознанием), а они не могут ошибаться.

Упражнение 3. Выявляем мысли, которые не дают вам быть счастливым

Поставьте цель контролировать свои слова и мысли в течение недели. Постарайтесь обращать внимания на слова, которые произносятся машинально, на автомате. Ведь они идут сразу в подсознание.

По теме: Негативные установки: как выявить все сразу и убрать навсегда?

Мысли и слова, которых нужно избегать

Приведу примеры деструктивных мыслей и слов:

  • ничего невозможно изменить;
  • от меня не зависит;
  • почему одним все, а мне ничего;
  • я так болен;
  • лучше уже не будет;
  • моложе не станешь и т.д.

Вы даже не представляете, как эти вскользь оброненные слова портят вашу жизнь! Запишите их в один столбик, а противоположные убеждения в столбик напротив.

Примеры противоположных убеждений:

  • я меняю свою жизнь по своему усмотрению;
  • моя жизнь зависит от меня;
  • мне дается все самое лучшее;
  • я абсолютно здоров;
  • моя жизнь улучшается с каждым днем;
  • я становлюсь моложе с каждым днем.

Как только поймали себя на деструктивных словах и мыслях, сразу несколько раз проговорите позитивные утверждения. Так ваше сознание постепенно поменяет установки и вы меняете то, что предначертано судьбой. Перемены в жизни возникнут только после перемены в сознании.

В одной статье конечно невозможно рассказать о всех практиках по изменению судьбы.

Тех, кто действительно готов изменить свою судьбу к лучшему и главное — готов работать над этим, приглашаю на мой мастер-класс «Как научиться быстрой материализации желаний», где я делюсь личным опытом и эффективными техниками. Узнать подробнее и записать можно здесь >>>

Как выйти замуж по предсказанию?

Наверное, только ленивый не обсуждал личную жизнь и мужей нашей примадонны. Почему я вспомнила про Аллу Пугачеву в этой статье? Потому что первый муж ей был предсказан.

Когда Алла шла на назначенную встречу в цирковое училище, гадалка ей предрекла: “Первый мужчина, которого ты там встретишь, станет твоим мужем”. Пугачева встретила Орбакаса…

Принимать ли это как доказательство существования судьбы? Прежде всего  никому не навязываю своего мнения, но на мой взгляд гадалка увидела в пространстве вариантов один из возможных сценариев развития событий. И своими словами создала мыслеформу, программу развития событий.

Одной моей родственнице нагадали, что с первым мужем она разведется, а второй раз выйдет замуж в 38 лет. Так и вышло.

То, что первый ее брак не сохранится было видно и без экстрасенсорных способностей. А вот точно названный возраст второго брака… Я уверена, что, поверив в гадание, она подсознательно выполняла то, что предначертано судьбой. Ведь были достойные мужчины, звали замуж. Но по каким-то причинам до 38 лет она считала, что ее время еще не подошло.

А вы как считаете: сбывшиеся предсказания – это угаданная судьба или созданная гадалкой и реализованная программа?

Каждый из нас мастер и создатель собственной судьбы. Каждый из нас имеет право выбрать ту жизнь и такую судьбу, какой он хочет ее видеть. Жизнь в которой все будет легко и весело.

Вам дано право полного контроля над своей судьбой. У вас есть свобода выбора, в каком фильме жизни участвовать – драме, комедии, мелодраме… Вы можете по собственному желанию изменить сценарий фильма/судьбы.

Даже фаталистам, верящим что все предначертано судьбой — есть возможность быть счастливым. Главное знать, что тебе предначертана счастливая судьба.

Важная информация? Ценная статья? Расскажи о ней друзьям!

Источник: http://silavmisli.ru/realnost/prednachertano-sudboj.html

Кого можно назвать фаталистом

Фаталист – это человек, верящий в судьбу. В то, что будущее предопределено свыше, и повлиять на него невозможно. Слово это происходит от латинского fátalis (определенный судьбой), fatum (судьба, рок). Фаталисты считают, что жизненный путь человека, ключевые повороты его судьбы можно предсказать, но нельзя изменить.

С точки зрения фаталиста человек, как поезд, двигается по определенному судьбой маршруту от станции к станции, не зная, что будет дальше, и не имея возможности свернуть с маршрута.

А расписание заранее составлено высшими силами и соблюдается неукоснительно.

А люди – лишь своего рода винтики в огромном механизме, каждый из них имеет свою функцию, и выйти за пределы очерченного судьбой предназначения невозможно.

Фаталистическое мировоззрение, естественно, накладывает свой отпечаток и на характер человека:

  • Фаталист убежден в том, что «чего быть, того не миновать», и это накладывает на его мировоззрение определенный отпечаток:
  • Такие люди не ждут от будущего ничего хорошего. Поэтому слово «фаталист» иногда используется как синоним к «пессимисту», убежденному в том, что дальше будет только хуже;
  • Отрицая свободу воли, фаталист не верит в человека и его возможности;
  • Зато и об ответственности за поступки с человека снимается – ведь, если все его действия предопределены свыше, то человек лишь инструмент в руках судьбы и не может отвечать за свои действия;
  • Вера в гороскопы, хиромантию, предсказания и пророчества, попытки тем или иным способом «заглянуть в будущее» – также черта фаталистического мировоззрения.

В мировоззрении древних греков понятие судьбы и неотвратимого рока играли основополагающую роль. Сюжет множества античных трагедий строится вокруг того, что герой пытается «обмануть судьбу» – и терпит неудачу.

Например, в трагедии Софокла «Царь Эдип» родители героя после пророчества о том, что их ребенок собственноручно лишит жизни отца и женится на собственной матери, решают убить младенца. Но исполнитель приказа, пожалев малыша, тайно передает его на воспитание в другую семью. Повзрослев, Эдип узнает о предсказании.

Считая своих приемных родителей родными, он уходит из дома, чтобы не стать орудием злого рока. Однако в пути он случайно встречает и убивает родного отца – а спустя некоторое время женится на его вдове. Таким образом, совершая действия, нацеленные на то, чтобы избежать предначертанной им судьбы, герои, сами того не зная, приближают себя к трагическому финалу.

Вывод – не пытайся обмануть судьбу, рок не обманешь, а чему суждено случиться – то случится помимо твоей воли.

Однако со временем фатализм перестал иметь настолько тотальные формы. В современной культуре (несмотря на то, что понятие «судьбы» играет серьезную роль в ряде мировых религий) свободе воли человека отводится гораздо большая роль.

Поэтому мотив «спора с судьбой» становится довольно популярным. Например, в популярном романе Сергея Лукьяненко «Дневной дозор» фигурирует Мел судьбы, при помощи которого герои могут переписать (и переписывают) свои или чужие судьбы.

Самым известным описанием фаталистического мировоззрения можно считать главу «Фаталист» из романа Лермонтова «Герой нашего времени». В центре сюжета – спор двух героев, Печорина и Вулича, о том, властен ли человек над своей судьбой.

В рамках спора Вулич приставляет к собственному лбу заряженный пистолет и нажимает на курок – и  пистолет дает осечку. Вулич использует это как сильный аргумент в споре о том, что человек не может распоряжаться своей жизнью даже в стремлении к смерти.

Однако в тот же вечер его случайно убивают на улице.

Фаталистами в этой ситуации можно считать каждого из героев – и Вулича, который без страха стреляет в себя, руководствуясь идеей о том, что никакие его действия не могут изменить его судьбы.

И его смерть в тот же вечер по совсем другой причине – подтверждение поговорки о том, что «кому суждено быть повешенным – тот не утонет».

Однако и Печорин, увидевший в тот день на лице своего оппонента «печать смерти» и убежденный в том, что Вулич должен умереть именно сегодня, демонстрирует недюжинную веру в судьбу.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-925276-kogo-mozhno-nazvat-fatalistom

Верил ли Печорин в предопределение? (по главе «Фаталист» из романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»)

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00069001184864195106

Фаталистичность Фаталист

— Я в этом отношении фаталист, — сказал отец. – Двум смертям

не бывать, а одной — как ни вертись, все равно не миновать.

 Гарин-Михайловский, Детство Темы.

      Фаталистичность как качество личности – склонность  верить в неотвратимость судьбы, предопределение, отрицать свободу выбора человека и ответственность за его деяния.

      Мастер путешествовал с одним из своих учеников. Очень усталые они поздним вечером остановились на ночлег в караван-сарае. В этот вечер была очередь ученика присмотреть за верблюдом, но он об этом не побеспокоился и оставил верблюда на улице. Он просто помолился Богу: — Позаботься о верблюде, — сказал ученик, и лёг спать.

Утром верблюда не оказалось на месте — украли или убежал, что-то случилось. Мастер спрашивает: — Где же наш верблюд? — Не знаю. Спроси Бога, — беспечно отвечает ученик. — Я сказал ему, чтобы он позаботился о верблюде. Я тоже был уставшим, так что я не знаю, что случилось. Я не виноват, так как я попросил Бога и очень вежливо! Ты ведь всегда учил меня: «Доверяй Богу», — я и доверил.

— Да, это правда, нужно доверять Богу, — сказал ему Мастер. — Но ты должен был первый позаботиться о верблюде — ведь у Бога нет других рук, кроме твоих. Верь в Бога, но привязывай своего верблюда на ночь. Если Бог хочет присмотреть за верблюдом, он должен пользоваться чьими-то руками. У него нет другого способа.

И это твой верблюд! Лучший способ, самый легкий и кратчайший — сделать своими руками. Ухаживай за верблюдом, а потом можешь доверять Богу. Сделай всё, что ты можешь. В этом случае нет желания результата, нет гарантии. Так ты делаешь что можешь, а потом что-то происходит в соответствии с твоими действиями.

В этом значение заботы о верблюде: делай то, что можешь, не увиливай от ответственности, а потом, независимо от того, случится что-то или ничего не случится, доверяй Богу… Очень просто доверять Богу и быть лентяем. Так же легко не доверять Богу и быть исполнителем. Третий путь труден, — доверять Богу и быть исполнителем. Но тогда ты — инструмент.

Бог — реальный исполнитель, ты — просто инструмент в его руках. Такая деятельность есть вид молитвы, без желания определенного результата. Это не раздвоенность. Доверие поможет остаться тебе не раздвоенным, а забота о верблюде поможет быть живым и жизнедеятельным.

     Фатализм – бегство от ответственности под крылышко судьбы. Это отрицание свободы выбора. Когда всё предопределено, какая может быть свобода выбора? Но раз нет свободы выбора, значит, не может быть и ответственности за свои поступки. Словом, фаталистичность – философия безответственности на базе неотвратимости, неизбежности и роковой предопределённости каждого нашего поступка.

    Сомерсет Моэм пишет на этот счет: «Иллюзия, что воля человека свободна, так укоренилась в нашей душе, что даже я готов её принять. И, когда я действую, я делаю вид, будто что-то от меня зависит.

Но, когда действие совершено, мне становится ясно, что оно было вызвано усилиями извечных сил природы и, что бы я ни предпринимал, я не мог бы его предотвратить. Оно было неминуемо.

И, если действие это было благородным, заслуга тут не моя, если же оно было дурным – никто не вправе меня попрекать».

     Человек может изменять линию своей судьбы. Для этого ему дан разум, с помощью которого он может делать выбор, как себя вести в той или иной ситуации.  Есть такое понятие «крияман-карма». Философ Руслан Нарушевич пишет: «Термин «крия», корень этого слова «крия» означает творить, совершать.

Таким образом, это творческая карма или карма, которая не является результатом, а это карма, которая является нашим свободным выбором. В целом люди делятся на две категории: те, которые считают, что наша судьба абсолютно предопределена, что является только частичной истиной.

Действительно, часть нашей судьбы очень строго, довольно жестко предопределена обстоятельствами этого материального мира и влиянием наших прошлых действий, но крияман-карма уникальна тем, что она представляет карму не как реакции, а карму как действие, которое способно создать новый тип реакции или изменить положение дел в нашей судьбе в каких-то тоже определенных пределах. Поэтому спор между волюнтаристами, которые утверждают, что всё вершится своими руками или человек – кузнец своего счастья, и фаталистами, которые считают, что здесь нет смысла особенно прилагать усилий, поскольку все предопределено, этот спор, по сути, хотя и длится уже, наверное, не одно столетие, по сути не имеет под собой основы, потому что ответ лежит за пределами этого конфликта. Человек с одной стороны обусловлен обстоятельствами своих прошлых жизней и реакциями, с которыми он должен будет столкнуться, как результат его прошлых действий, но с другой стороны есть всегда в любой ситуации какой-то минимальный выбор, это особенно характерно согласно древним текстам именно человеческой форме жизни».

       Интересна психология солдатского фатализма. Когда человек ежедневно может встретиться со смертью, поневоле станешь фаталистом. В своем дневнике поэт-фронтовик Д. Самойлов пишет: «Российский солдат вынослив, неприхотлив, беспечен и убежденный фаталист. Эти черты делают его непобедимым». Первый бой делает солдата фаталистом: живы будем – не помрём.

    Участник Афганской войны, артиллерист полковник С. М. Букварев на вопрос «Были ли вы суеверны?» ответил: «Да, был и, наверное, остаюсь суеверным. Мне, когда я уезжал [в Афганистан], отец говорил: „Сергей, ты там это самое… смотри!..

“ А я ему говорю: „Чего там — смотри?! Вот ты четыре года с первого до последнего дня провоевал, и так повезло, что жив остался. А другим и одного дня хватило, чтобы погибнуть…“ И тогда он мне сказал слова, которые я всегда повторяю: „Это как кому на роду написано“. Вот поэтому я суеверный.

Верил в то, что все обойдется. И поэтому, наверное, так и получилось».

     Солдатский фатализм поддерживается устрашением противника боевым кличем. В русской армии таким боевым кличем издавна было «Ура». Вот как описывает момент штыковой атаки участник Первой мировой войны В. Арамилев: «Кто-то обезумевшим голосом громко и заливисто завопил: „У-рра-а-ааа!!!“ И все, казалось, только этого и ждали.

Разом все заорали, заглушая ружейную стрельбу… На параде „ура“ звучит искусственно, в бою это же „ура“ — дикий хаос звуков, звериный вопль. „Ура“ — татарское слово. Это значит — бей! Его занесли к нам, вероятно, полчища Батыя. В этом истерическом вопле сливается и ненависть к „врагу“, и боязнь расстаться с собственной жизнью.

„Ура“ при атаке так же необходимо, как хлороформ при сложной операции над телом человека».

    Майор-«афганец» В. А. Сокирко в ответе на вопрос «Какие чувства вы испытывали в боевой обстановке?» признался: «Первый раз я испытал страх, когда колонна, выдвигающаяся на боевые действия, попала в засаду, причем, засаду очень мощную, хорошо подготовленную, спланированную.

У нас были подожжены в ущелье первые машины, колонна встала, и ее пытались расстрелять.

Отбивались мы в общем-то неплохо, но когда я впервые увидел стреляющих в меня, с расстояния в 25–50 метров, а это, видимо, были обкуренные фанатики, потому что шли они без прикрытия в психическую атаку, — вот тогда страх был, и дрожь меня била, постоянно какая-то дрожь неприятная, потому что ее никак нельзя было унять. А успокоило то, что рядом со мной возле машины залегли два солдатика-связиста, у них был один автомат на двоих, и когда я посмотрел, как они по очереди стреляли из этого автомата, причем, когда один стрелял, второй давал ему целеуказания — показывал, откуда выскакивают „духи“, — и вот так они менялись, и такое у них было спокойствие, какой-то детский азарт, как при игре в войну, что меня это успокоило. А потом уже во всяких ситуациях я старался держать себя в руках, и это получалось. Но, естественно, при звуке выстрелов в душе что-то всегда сжимается».

Петр Ковалев 2015 год
Другие статьи автора: https://podskazki.info/karta-statej/

(Просмотров 160 всего, 1 сегодня)

Источник: https://podskazki.info/fatalistichnost/

Кто такой фаталист?

Почему одни люди говорят: «Чему быть – того не миновать», а другие верят, что все в наших руках и будущее можно изменить? От чего зависит вера в судьбу, в то, что все предопределено? Кто-то в течение жизни получает такие знаки судьбы и чувствует ее неотвратимость, а кто-то не верит ни в Бога, ни в черта и полагается только на себя. Кто такой фаталист – вы можете узнать в этой статье.

Что означает слово «фаталист»?

Фаталист – это человек, который верит в неотвратимость судьбы. Соответственно под фатализмом понимают веру в предопределенность бытия, в то, что все события неизбежны и уже созданы заранее, проявляясь в дальнейшем как изначально заложенные характеристики данного пространства.

Что значит – быть фаталистом?

Тем, кто интересуется, что значит фаталист, стоит сказать, что данное понятие можно рассматривать как в контексте целой философии и мировоззренческой позиции, так и «бытового» пессимизма. Античное, философское понимание фатума в разное время пытались постичь литераторы, художники, философы.

Они считали фатализм неким соединением факторов неживой природы с последствиями творения живых существ. Под факторами неживой природы понимали деятельность соответствующих Богов, но при этом допускали, что в сложившейся системе есть место и такому понятию, как «жребий».

Оно дополняет и одновременно противопоставляется фатуму, но дает возможность наделить фундаментальный высший замысел живой индивидуальной вариабельностью.

Но как бы то ни было, фатум рассматривали в качестве единой сложившейся системы, а вот спрашивающим, что означает фаталист, стоит ответить, что действующие лица играли в ней лишь роль «винтика», «расходного материала».

Бунтующих против рока считали героями, обреченными на неудачу, но при этом подтверждали, что они способны повлиять на систему в целом и даже более того, необходимы ей для осуществления «импровизации».

Если говорить о том, что такое фаталист и определении этого понятия как синонима «бытового пессимиста», то здесь имеется в виду неверие в благополучный исход дела, а в самых тяжелых случаях мрачная уверенность в отрицательном результате любой инициативы.

Фатум в различных религиях

О значении того, кто такой фаталист, уже сказано немало, но это понятие встречается и в различных религиях:

  1. В индуизме и буддизме, характерных для индийских традиций, фатум понимали как судьбу, в которой один под воздействием худой кармы все ходит и ходит по миру сансары («колеса жизни»), а другому добрая карма позволяла выйти из круга рождений. Причем Бог не влияет на этот закон, а в циклически повторяемом бытие мира есть только универсальный закон бытия.
  2. В китайской философии понятие фатума не рассматривается в принципе. Характерное для нее цельное восприятие заботится лишь о способах управления жребием.
  3. В иудаизме можно найти такие понятия, как «фатум» и «жребий», но они довольно условные. Считается, что все предопределено, но при этом человек имеет свободу воли.
  4. Ислам исповедует божественное предопределение, но считается, что решение Аллаха всегда справедливое и правильное. В Коране нет записи того, что душе до рождения суждено попасть в Ад или Рай, но такие указания можно встретить в некоторых хадисах. Также Коран ясно указывает на то, что по воле Аллаха человек может встать на правильный или ложный путь.

Почему же многие верят в то, что все предопределено заранее? Потому что уверены, что судьбой кто-то управляет – Бог, Вселенский Разум или что-то еще.

Доказательств этого, как и обратного нет, поэтому остается только догадываться, что ждет нас за поворотом.

И хотя гадалки, раскидывающие игральные карты или кости и предсказывающие судьбу, косвенно подтверждают существование фатализма, многие считают, что человек таким образом просто программируется и сам выбирать тот путь, который ему предсказали.

/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Герой нашего времени / Верил ли Печорин в предопределение? (по главе «Фаталист» из романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»).

  Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

    В романе «Герой нашего времени» Михаил Юрьевич Лермонтов пытается отразить духовные проблемы, волновавшие общество во времена создания произведения. Вопрос о «случае», «судьбе», «предопределении», входивший в круг философских проблем, особенно интересовавших современников Лермонтова, положен в основу главы «Фаталист».

Итак, как же Печорин, яркий представитель современников Лермонтова, относился к данной проблеме и верил ли он в предопределение?     Оказывается, этот вопрос действительно был актуален, особенно после событий 14 декабря 1825 года. Он волновал многих представителей русской интеллигенции.

Великие события – следствие общественно-политической деятельности отдельных личностей или неизбежность? Лермонтов в «Фаталисте» своеобразно обосновал убеждение, что «человек должен быть деятелен, горд, силён, смел в борьбе и опасности, неподвластен и непокорен обстоятельствам».

    Сюжет новеллы трижды подтверждает реальность предопределения: в первый раз, когда произошла осечка у Вулича; во второй – когда Печорин «прочитал печать смерти на лице» Вулича; и в третий – когда главный герой «вздумал испытать судьбу» и обезвредить обезумевшего пьяного казака.

В первом случае Печорин абсолютно не верит в так называемое «предопределение» и решает заключить пари с Вуличем только ради развлечения. Григорий Александрович устал от жизни и ищет способы «пощекотать себе нервы». За несколько мгновений до того, как Вулич спустил курок, Печорин увидел «какой-то страшный отпечаток неизбежной судьбы» у него на лице – отпечаток смерти.

    В данном случае герой сам противоречит своим убеждениям: если нет никакого предопределения, тогда откуда этот отпечаток? А если он появился, то почему произошла осечка?… «Мне казалось, будто вы непременно должны нынче умереть», – говорил Печорин Вуличу.

Главный герой в смятении – что же получается: с одной стороны, случай показал, что Вуличу ещё не время умирать, с другой – смерть уже отметила его своим страшным знаком.     Уже ночью Печорин узнаёт, что его партнёра по пари зарубил пьяный казак. Что же получается – судьба сыграла злую шутку? Дело в том, что и Печорин шёл домой той же дорогой.

Появись он там немного раньше, и – кто знает, может быть, на месте Вулича был бы сейчас сам Печорин!.. Но этого не произошло, значит – так решила судьба. Героя ждет смерть в другое время и в другом месте.     Григорий Александрович же не хочет этого сознавать и признавать. Поэтому он «испытывает судьбу» ещё раз, решая в одиночку обезвредить хулигана.

Его противник стреляет… И снова удача (или предопределение?) на стороне главного героя: пуля сорвала лишь эполет. Однако Печорин снова в сомнении: «После всего этого как бы, кажется, не сделаться фаталистом?». Но кто знает наверняка, убеждён ли он в этом или нет?…

И как часто мы принимаем за убеждение обман чувств или промах рассудка?     По мнению Печорина, если всё предопределено, известно изначально, то скучно становится жить, нет стимула, нет интереса. А ведь главный герой сам признаёт, что сомневается во всем: «это расположение ума не мешает решительности характера». И говорит, что смелее идёт вперёд, когда не знает, что его ожидает.

Ведь хуже смерти ничего не случится – а смерти не минуешь! Это подтверждает случай с Вуличем: отпечаток смерти, который увидел Печорин, оправдал себя. Участь Вулича была предначертана.

Избежав шальной пули, он погиб в этот же день от пьяной руки…     Мы теперь видим, что невозможно однозначно ответить на вопрос: верит ли Печорин в предопределение? Если признать то, что за человека всё уже решено, всё просчитано, то многие люди потеряют интерес к происходящему. Зачем стремиться к невозможному? Если же считать, что жизнь человека – в его руках, то как объяснить счастливые «случайности», постоянно происходящие в жизни главного героя? Что же решает Печорин? Он признаёт фатализм как факт, несомненно, существующий, но, вместе с тем, не исключает активного вмешательства, свободы действий, решительного вторжения в заданный ход событий. Человек сам вершит свою судьбу так, как считает нужным.     В этом и заключается сущность главного героя: он не ищет легких путей в жизни, не может покориться явному, пытается самореализоваться через отрицание. Печорин признаёт, что «вступил в эту жизнь, пережив её уже мысленно», и ему «скучно и гадко, как тому, кто читает дурное подражание давно ему известной книге».

    И все же на протяжении всей главы мы видим, что Печорин, возможно, на подсознательном уровне верит в высшую силу, которой человек противостоять не в силах. Но он остается верен своему принципу – идти наперекор всему, противостоять общественному мнению, даже в вопросе о фатализме!

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Герой нашего времени / Верил ли Печорин в предопределение? (по главе «Фаталист» из романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»)

Смотрите также по произведению “Герой нашего времени”:

Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Эгоисты зациклены только на себе и своих интересах, и если эгоцентристы являются крайней формой эгоизма, то альтруизм – его противоположностью. Разумный эгоизм –это двигатель прогресса, но если он мешает в жизни, то есть способы борьбы с ним.

В наше время мобильный телефон уже перестал быть предметом роскоши, а перешел в разряд необходимых вещей. Однако, чтобы мы имели гаджеты с такими функциями, понадобилось более 150 лет и труд сотен ученых-изобретателей, постоянно улучшающих телефонные устройства.

Появление интернета является важным событием нашей эпохи. Он сумел связать воедино практически все человечество и изменил привычные вещи. Но рождению интернета предшествовала кропотливая работа многих, не связанных между собой, ученых. Как рождался интернет, можно узнать из данной статьи.

Хипстеры – кто это и почему не любят хипстеров?

Хипстеры – кто это, когда появились, чем занимаются и как прильнуть к этому течению – все это интересует молодежь. Существует много различных субкультур, которые имеют свои яркие отличительные признаки, и современные модники не стали исключением.

Источник: http://kak-bog.ru/kto-takoy-fatalist

Анализ главы «Фаталист» в романа «Герой нашего времени»

Роман построен так, что сущность главного героя и идея раскрываются постепенно, каждая глава (повесть) дополняет впечатления от предыдущих, подсказывая ответы на вопросы, которые возникают у читателя, направляя работу его мысли. Поэтому можно предположить, что ответы на вопросы, которые остались у нас по прочтении главы «Княжна Мери», нужно искать дальше — в «Фаталисте».

И действительно: если прочесть эту главу внимательно, не как дополнительную остросюжетную новеллу, а как естественное продолжение, а точнее завершение и обобщение линии, связанной с образом главного героя, то откроются, наконец, истинные мотивы поведения и поступков Печорина, а главное — художественная идея всего романа.

Особенностью «Героя нашего времени» является тот факт, что все части произведения, за исключением главы «Максим Максимыч», остросюжетны и носят авантюрный характер. Глава «Фаталист» не исключение: в её основе — стремительно развивающиеся в течение одной ночи события: карточная игра — спор о предопределении, пари — выстрел Вулича — осечка — «случайная» смерть Вулича — героический поступок Печорина.

Всё это «перетягивает» внимание не только учеников, но и более внимательных и искушённых читателей. Ведь и Белинский сумел разглядеть в «Фаталисте» только вершину «айсберга», не попытавшись заглянуть в глубину: «Сам Печорин является тут действующим лицом, и едва ли ещё не более на первом плане, чем сам герой рассказа.

Свойство его участия в ходе повести, равно как и его отчаянная, фаталистическая смелость при взятии взбесившегося казака, если не прибавляет ничего нового к данным о его характере, то всё- таки добавляет уже известное нам и тем самым усугубляет единство мрачного и терзающего душу впечатления целого романа, который есть биография одной души».

Здесь в самом определении роли «Фаталиста» в осмыслении идеи произведения содержится явное противоречие: зачем писателю дополнительно усугублять и без того мрачное впечатление, произведённое на читателя событиями предыдущих глав и исповедью Печорина?

Лермонтов — мыслитель, в его авторский замысел вряд ли входила задача «ужаснуть» читателя изображением остpыx и кровопролитных сцен. Кроме того, Белинский всё-таки считает главным героем главы Вулича, — однако роман, по его же определению, — «биография одной души». И на наш взгляд, главным героем этой новеллы всё же остаётся Печорин, а в сюжетную канву вплетается очень важная концептуальная лермонтовская идея.

Как известно, расположение глав в романе не соответствует хронологии изображаемых событий. Оно не соответствует и последовательности создания произведения: глава «Фаталист» была написана раньше главы «Княжна Мэри».

Этот факт имеет принципиально важное значение в трактовке идеи романа: не «Фаталист» дополняет разоблачительную главу о Печорине, а, видимо, какие-то идеи «Фаталиста» должны были найти своё конкретное выражение в исповеди героя.

Изучая историю создания романа, обращаемся с учениками к комментарию: «Возможно, осенью 1837 г. были сделаны черновые наброски к «Тамани» и затем к «Фаталисту» — вероятно, ещё безотносительно к общему замыслу романа, который сложился несколько позже …

«Бэла», «Фаталист» и «Тамань» стали известны читателю до выхода в свет отдельного издания романа — по журнальной публикации в «Отечественных записках» (1839 г.). И уже после выхода главы «Фаталист» роман «Герой нашего времени» вышел отдельной книгой.

Все эти размышления над композицией романа, историей его создания и ролью главы «Фаталист» в раскрытии авторского замысла привели меня к методической идее: начать изучение романа с главы «Фаталист» (при условии, что роман прочитан учащимися предварительно полностью).

Наша задача-выявить авторскую позицию в отношении к герою, а затем спроецировать её на предыдущие главы, чтобы понять логику развития характера.

Ученики, которые только что закончили читать про изведение, с интересом обсуждают и пересказывают сюжет главы. Странное пари, загадочное поведение его участников, неожиданный поворот событий, храбрость Печорина — всё это возбуждает детское любопытство. Но сюжет в гениальном художественном произведении, — напоминаю я им, — не самоцель: здесь за увлекательными событиями скрывается что-то очень важное для автора, и он хочет, чтобы читатель это понял.

Как вы думаете, в каком моменте повествования автор высказывает эту проблему, предлагаемую для обсуждения читателю?

В процессе поиска ответа на этот вопрос мы приходим к мысли о том, что это момент спора: здесь обозначается тема судьбы и фатализма. Один из участников спора (Вулич) — фаталист: он верит в предопределение.

Кто такой Вулич? Есть какие- то детали в его характеристике, портрете, которые определяют его сущность, характер его убеждений? — Да, во внешности и характеристике Вулича есть два очень важных момента: во-первых, он наделён выраженной «восточной» внешностью; во-вторых, он игрок. — О чём могут сказать эти признаки?

Обе эти детали подчёркивают фаталистические убеждения Вулича. «Фатализм — черта культуры Востока … ». И не случайно спор о фатализме и свободном сознании заходит именно во время карточной игры: «Азартные игры фараон, банк или штосс — это игры с упрощёнными правилами, и они ставят выигрыш полностью в зависимость от случая.

Это позволяло связывать вопросы выигрыша или проигрыша с «фортуной» — философией успеха и шире видеть в нём как бы модель мира, в котором господствует случай».

Противником Вулича в данном споре является Печорин. «Утверждаю, что нет предопределения», — заявляет он. Что означают эти слова?

Это глубокое убеждение, что человек сам распоряжается своей судьбой, что нет над ним высшей силы, управляющей его жизнью, всё решает воля и разум. Но отрицание Божественного провидения приводит к признанию собственного я «в качестве единственного мерила всех ценностей, единственного бога, которому стоит служить и который становится тем самым по ту сторону добра и зла».

— Почему Лермонтов сталкивает эти две мировоззренческие позиции? (Этот спор помогает выявить убеждения Печорина, понять глубинные основы его характера, индивидуальности.)

— Что же выбирает Печорин? Насколько определён и осмыслен его выбор? Что становится тем мировоззренческим принципом, которым оправдываются и объясняются все его поступки, отношения с обществом?

Печорин отрицает предопределение — тем самым он утверждает право свободной воли, свободного сознания: «Двадцать раз жизнь свою, честь поставлю на карту. Но свободы моей не продам. Отчего я так дорожу ею? что мне в ней?»

Печорин задаёт себе вопрос, ответ на который содержится именно в его образе мыслей, в основах его мировидения. Чтобы понять их суть, следует обратить внимание на один важный эпизод «Фаталиста», который читателем, увлёкшимся сюжетом, воспринимается как поэтический, но незначительный фрагмент, своего рода переходный от одного сюжетного момента к другому, как «общее место» или лирическое отступление.

На самом деле этот фрагмент — ключ к пониманию мировоззрения Печорина, а вместе с ним — осмыслению проблематики произведения.

Речь идёт о том моменте, когда Печорин возвращается домой пустынными переулками после состоявшегося спора с Вуличем. «Раздумья Печорина спокойны, ироничны; уверенный, отчетливый ход мыслей выдаёт их привычность, выношенность».

Читаем этот фрагмент и убеждаемся в том, что для Печорина мысли о коренных вопросах мироздания не являются неожиданными, случайными, они не возникли под воздействием ситуации, а составляют его философию: «месяц, полный и красный, как зарево пожара, начинал показываться из-за зубчатого горизонта домов; звёзды спокойно сияли на тёмно-голубом своде, и мне стало смешно, когда я вспомнил, что были некогда люди премудрые, думавшие, что светила небесные принимают участие в наших ничтожных спорах за клочок земли или за какие-нибудь вымышленные права! И что ж? эти лампады, зажжённые, по их мнению, только для того, чтоб освещать их битвы и торжества, горят с прежним блеском, а их страсти и надежды давно угасли вместе с ними, как огонёк, зажжённый на краю леса беспечным путником»

Откуда у Печорина это ироничное отношение к «людям премудрым», верящим в Божественное покровительство и предопределение судьбы?

(Оно сложилось оттого, что сам Печорин в подобные вещи уже давно не верит: «Я люблю сомневаться во всём: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперёд, когда не знаю, что меня ожидает … »)

Итак, Печорин отвергает веру в Божественное предопределение. Что же из этого следует, как это влияет на его жизненные установки? Привычка ни во что не верить, а самому находить ответы на вопросы о смысле человеческого бытия формирует в Печорине разум и волю.

Единственным критерием в определении нравственных основ для Печорина становится собственное наслаждение: удовлетворение своих прихотей, своей гордыни, достижение своих собственных целей.

Решительность характера, как видим, для героя наиболее важное качество, которое он взращивает и лелеет в себе. Во всех своих действиях, поступках, мыслях он следует принципу: действовать решительно, наверняка, добиваться желаемого любой ценой и любыми средствами — и этой ценой и средствами становятся любящие его и сочувствующие ему люди.

Свобода воли диктует Печорину индивидуалистические жизненные установки: он никогда ничем не жертвует, тем, кого любит, наоборот, он от них требует жертв. Печорин не ограничивается размышлениями о загадках мироздания: он действует в соответствии со своими принципами и убеждениями. Он постоянно вступает в противоборство с обстоятельствами, с судьбой, считая, что истинное наслаждение «встречает душа во всякой борьбе с людьми или с судьбой … »

На этом моменте мы останавливаем разговор о главе «Фаталист», предполагая вернуться к ней после разбора предыдущих глав исходя из тех выводов, которые были сделаны в ходе предварительного выявления идейно-художественной основы последней главы романа: поступки героя, происходящие с ним события определены нравственным выбором, который заложен в мировоззренческой позиции Печорина — отрицании провидения и утверждении принципа свободной воли и свободного сознания.

Здесь полезно обратиться к библейским заповедям, которые и есть тот нравственный закон, который дан человеку как основной завет веры и Божественной воли.

Оказывается, что, следуя своим эгоистическим побуждениям, исповедуя индивидуализм как собственный нравственный закон, Печорин нарушает важнейшие заповеди:
— «Не сотвори себе кумира» — Печорин создаёт кумира для себя из своего я;
— «Не убивай» — Печорин убивает уже фактически обезоруженного и поверженного врага — Грушницкого; да и враг ли он Печорину на самом деле? Ведь вся дуэльная история спровоцирована самим Печориным с самого начала: ведь не мог же он, дворянин и офицер, светский человек, не знать, что подобные истории, где задета честь и достоинство, обычно кончаются поединком!

— «Не кради» — Печорин, конечно же, не вор и не разбойник: но по его просьбе и с его
помощью Азамат «крадёт» для него свою сестру Бэлу и для себя — коня у Казбича, за что
девушка поплатилась жизнью.

— «Не прелюбодействуй» — женщины, слабые и беззащитные перед волевым характером Печорина, оказываются в ловушке из расставленных им «сетей»; гордая и прекрасная Бэла, трогательная и наивная, романтическая княжна Мери, преданная Вера искренне любят его, принося в жертву своё счастье, мнение общества, близких, даже родину. Что получают они взамен? – страдание и разочарование.

Все, с кем сталкивает жизнь Печорина, становятся жертвами его эгоистической натуры. Но Печорин не кровожадный злодей: он сам глубоко страдает, осознавая, что становится причиной несчастья других. Он (и мы вместе с ним) ищет причины этого страдания и внутренней борьбы, которая происходит в его душе.

Ведь он способен на искренние порывы, проявление сильных, преданных чувств: он чувствует себя виноватым в смерти Бэлы, сожалеет о своём непрошеном вторжении в жизнь «честных контрабандистов», бешено гонится за уехавшей Верой, загоняет при этом коня и плачет искренне и долго о своей потере, при последнем свидании с княжной Мери готов упасть к её ногам, покорённый её беззащитностью и слабостью.

Его дневник наполнен горестными признаниями самому себе: «Я иногда себя презираю … не оттого ли я презираю и других?.. Я стал не способен к благородным порывам; я боюсь показаться смешным самому себе».  Почему же Печорин страдает? Он добивается желаемого. Сам ставит перед собой цели и получает всегда то, к чему стремится. Его свободное сознание и воля ведут его по жизни, определяя поступки и события в ней.

В чём же причина печоринской тоски, разочарования?

Печорин, как и все те, кого он приносит в жертву своему индивидуализму, является рабом своей воли.

«Сам Я больше не способен безумствовать под влиянием страсти; честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное, как жажда власти, а первое моё удовольствие — подчинять моей воле всё, что меня окружает, возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти?

Желание власти тоже страсть, хотя Печорин говорит о своей неспособности испытывать страсти. В его индивидуализме и его сила, и его слабость: с одной стороны — безграничная власть над людьми, особенно людьми слабыми и беззащитными перед всепокоряющей силой печоринского эгоизма; с другой стороны — одиночество и осознание себя вне общечеловеческих принципов бытия, по ту сторону добра и зла.

С поражающей откровенностью перед самим собой Печорин признаётся в главе «Княжна Мери»; «Зло порождает зло; первое страдание даёт понятие об удовольствии мучить другого; идея зла не может войти в голову человека без того, чтоб он не захотел приложить её к действительности: идеи — создания органические, сказал кто-то: их рождение уже даёт им форму, и эта форма есть действие; тот, в чьей голове родилось больше идей, тот больше других действует … »

Творя зло, Печорин страдает от сознания своей роли, но сам не в силах противиться своей «свободной воле», управляющей его поступками и мыслями.

— Почему же Печорин вызывает у нас глубокое сочувствие, даже тогда, когда совершает на наших глазах поступки, идущие вразрез с общепринятыми представлениями о добре и зле? Потому что его индивидуализм приносит мучения ему самому. Его страдание гораздо сильнее страданий тех, кто становится его «жертвами»: оно исходит из трагического разлада с самим собой, а не обосновано внешними обстоятельствами. Источник зла, разрушающего душу героя, — в нём самом.

Долгое время — начиная со знаменитой статьи Белинского — образ Печорина трактовался как социально-исторический тип: «лишний человек» в эпоху безвременья и правительственной реакции после декабристского восстания.

Он наделён волевыми качествами и способностью к действию, но оказывается в обстановке пошло-обывательского образа жизни, лжи и раболепства, ограниченности интересов, в полной мере представленной «водяным обществом». Но образ Печорина гораздо шире и глубже этих социально-исторических рамок. В главах «Бэла», «Тамань» он вообще исключён из своего дворянско-аристократического круга.

В главе «Княжна Мери» главный антипод Печорина Грушницкий, вся беда и вина которого в ТОМ, что он слаб и не нравится Печорину как его же собственная пародия: Грушницкий «драпируется» В необыкновенные страсти и страдания, которые для Печорина — плод мучительных поисков и раздумий о смысле бытия.

« … Грушницкий тоже отнюдь не из тех, на ком держится и кем процветает низость и подлость николаевского общества, весь этот продажный и жестокий мир всероссийской казармы — канцелярии, Грушницкий — это скорее отзвук, хотя и пародийный, той же самой болезни, которой поражен Печорин, и потому конфликт между ними разворачивается в чисто нравственном, в сущности, аспекте, но отнюдь не в социальном».

Очень важно обратить внимание на другой образ, который составляет с Грушницким оппозицию Печорину в истории с дуэлью, — драгунского капитана: человека с размытыми моральными принципами, инициатора подлого замысла, который должен был привести к гибели Печорина. Но это герой второго плана, к тому же безымянный, что говорит не только о второстепенной его роли в сюжете романа, но и о презрительном отношении к нему автора: не достоин носить имя тот, в ком подлость — естественное жизненное состояние.

— Что отличает Печорина от людей типа драгунского капитана, Грушницкого?

Это осознание того, что он творит зло, и сожаление, глубокое раскаяние, сострадание к собственным «жертвам».

Затевая каждый раз игру или интригу ради своих индивидуалистических принципов и потребностей, подчиняя своей воле людей и обстоятельства, он испытывает в итоге горькое разочарование, потому что вместо ожидаемого удовлетворения и насыщения своей гордыни испытывает жестокие угрызения совести и признание своей жалкой роли «палача»: делая людей несчастными, доставляя им душевные страдания и боль, становясь причиной их гибели, Печорин искренне признаёт своё поражение и крах своих надежд на счастье, которое видится ему в «насыщенной гордости».

«Послушайте, Максим Максимыч … у меня несчастный характер: воспитание ли меня сделало таким, Бог ли так меня создал, не знаю; знаю только, что если я причиною несчастья других, то и сам не менее несчастлив; разумеется, это им плохое утешение — только дело в том, что это так», — читаем мы исповедь Печорина в главе «Бэла».

Максим Максимыч передаёт её дословно, не понимая глубинного смысла того, о чём Печорин говорит. Но событиям «Бэлы» предшествовали события «Княжны Мери», и мы убеждаемся в том, что Печорин не рисуется, не драпируется в необычные страсти в подражание модным романтическим персонажам, как Грушницкий, а произносит выстраданные и горькие слова.

Перед лицом тех, кому он принёс несчастье и боль, он искренен, испытывает к ним человеческую жалость и готов хоть чем-нибудь облегчить их страдание. «Вы видите, я играю в ваших глазах самую жалкую и гадкую роль, и даже в этом признаюсь; вот всё, что я могу для вас сделать. Какое бы вы дурное мнение обо мне ни имели, я ему покоряюсь …

Видите ли, я перед вами низок. Не правда ли, если даже вы меня и любили, то с этой минуты презираете?» — это объяснение с княжной Мери не просто даётся Печорину: он готов признать себя «низким» человеком, чтобы помочь ей разлюбить его, чтобы она разочаровалась именно в нём, чтобы не были задеты её гордость и самолюбие.

— Есть ли другой путь к примирению Печорина с миром и людьми?

Это любовь: полюбить другого больше, чем себя.

Но возможен ли этот путь для него?

Нет: для этого нужно пожертвовать своей личной свободой, которая является для него принципом жизни, и даже больше — мировоззрением. Он отказывается от любви, от простого человеческого счастья ради сохранения высшей ценности — свободы, оставаясь несчастным и одиноким, с грузом чужих несчастий на своей совести.

Таким образом, замыкая круг наших размышлений о романе и образе главного героя, здесь мы снова подходим к главе «Фаталист», в которой обозначены мировоззренческие
позиции Печорина.

От толкования романа «Герой нашего времени» как произведения социально-исторического и психологического выходим на уровень осмысления философско-нравственных проблем, содержащихся в нём.  Именно в этом и заключается актуальность звучания лермонтовской прозы сегодня.

Смысл «Фаталиста», принципиально важное значение его для понимания образа Печорина и всего романа в целом в том как раз и состоит, что, обращая нас к этим мировоззренческим истокам печоринского индивидуализма, заставляя нас понять его как определённую концепцию жизни, он заставляет нас тем самым и отнестись к печоринскому индивидуализму именно с этой точки зрения прежде всего — не просто как к психологии, не просто как к исторически показательной черте поколения тридцатых годов, но как к мировоззрению, как к философии жизни, как к принципиальной попытке ответить на вопрос о смысле жизни, о назначении человека, об основных ценностях
человеческого бытия».

Роман Лермонтова — это философский роман. В нём намечены те вопросы и направления, которые найдут своё художественное воплощение в творчестве Ф.М. Достоевского — подлинных «романах идей»: если необходимость добра представляется проблематичной, если нет высших критериев в оценке человеческих поступков, то почему бы не стать на точку зрения, что и в самом деле — «все позволено»?

Безверие — вот источник несчастья Печорина, оно же станет причиной духовной гибели героев Достоевского (Раскольникова, Ивана и Дмитрия Карамазовых, их «двойников»). Видя роман Лермонтова в перспективе развития русской литературы XIX века, её философских оснований, важно обратить внимание учащихся на важнейшую особенность: русская литература — это не литература ответов, это литература вопросов. Об этом говорил и Лев Толстой, который стал гениальным продолжателем Лермонтова.

— Даёт ли Лермонтов ответ на вопрос, делает ли философски и художественно обоснованный выбор: фатализм или индивидуализм? Вера или безверие? Нравственный общечеловеческий закон или свободное сознание?

Лермонтов не даёт ответа на вопрос.

Сам Печорин переживает моменты сомнения, возможно, склоняясь к принятию фатализма: «Происшествие этого вечера произвело на меня довольно глубокое впечатление и раздражило мои нервы; не знаю наверное, верю ли я теперь предопределению или нет, но в этот вечер я ему твёрдо верил: доказательство было разительно, и я, несмотря на то, что посмеялся над нашими предками и их услужливой астрологией, попал невольно в их колею; но я остановил себя вовремя на этом опасном пути и, имея право ничего не отвергать решительно и ничему не вверяться слепо, отбросил метафизику в сторону и стал смотреть под ноги».

Это наиболее мучительные для его сознания моменты; под сомнение ставится жизненный принцип, которому он слишком много принёс жертв.

Одну из интерпретаций этой проблемы предлагает Лотман: «Лермонтов считает, что там, где люди живут по обычаям своих отцов и дедов, они делаются фаталистами, там, где они всё берутся решать сами, в их воззрениях развивается ненасытная жажда личной свободы, собственного счастья — эгоцентризм.

Фатализм свойствен, по мнению Лермонтова, народу, эгоизм — интеллигентному меньшинству. И не случайно, наверное, за помощью в своих исканиях Печорин обращается именно к Максиму Максимычу — человеку, который в романе олицетворяет народное начало: «Возвратясь в крепость, я рассказал Максиму Максимычу всё, что случилось со мною и чему был я свидетель, и пожелал узнать его мнение насчёт предопределения. Он сначала не понимал этого слова, но я объяснил его как мог … »

Но Максим Максимыч ведёт себя странно: сначала он реалистически объясняет Печорину причину осечки во время выстрела: «Впрочем, эти азиатские курки часто осекаются, если дурно смазаны или не довольно крепко прижмёшь пальцем; признаюсь, не люблю я также винтовок черкесских … », но затем произносит вполне фаталистическое суждение: «чёрт же его дёрнул ночью с пьяным разговаривать! .. Впрочем, уж так у него на роду было написано! .. » «Он вообще не любит метафизических прений», — такими словами заканчивается глава «Фаталист» и роман.

А читателю остаётся возможность философских размышлений не только об образе мыслей Лермонтова и его героя, в котором художественно преломились поиски и размышления писателя о смысле человеческого существования и своей судьбе (ведь образ Печорина автобиографичен в своей психологической и философской основе), но и раздумья и поиски, мучительные проблемы целых поколений людей, вплоть до нашего, сегодняшнего времени. Читателю предстоит сделать и свой жизненный выбор.

Слова-утверждения — ключ к вашей уверенности

Автор статьи: Людмила Салоид, генеральный директор Центра Определения Способностей «Who Am I?» 

К нам в Центр Определения Способностей часто приходят с вопросом «Как стать более уверенным в себе человеком?». Сегодня эта проблема волнует очень многих.

Работая с огромным количеством совершенно разных людей, мы поняли, что в 80% случаев эта проблема — надуманная. Человек ощущает скованность или неуверенность просто потому, что он никогда не задумывался над вопросом: что такое уверенность? Им управляют привычки, стереотипы и убеждения, которые каждый раз отравляют ему жизнь и закрепляют в нем состояние неуверенности.

Например, у женщин есть привычка в любой непонятной ситуации задавать себе вопросы: «За что мне все это?», «Почему это произошло именно со мной?».

Как начинает работать наше мышление, когда человек задает себе такие вопросы? Наш мозг сразу начинает давать нам ответы: потому что ты толстая, ты неудачница; мы начинаем вспоминать все наши промахи и т.д.

Задавая себе подобные вопросы, вы провоцируете свой мозг укреплять вашу неуверенность и искать негативные ответы. Тем самым вы роете могилу своей уверенности, развиваете самобичевание и взращиваете в себе чувство вины. 

Психология так же, как и любая точная наука, состоит из конкретных частей и составляющих. Если мы разложим понятие «уверенность» на части, то увидим, что оно складывается из простых, понятных элементов. Если мы знаем эти элементы, у нас появляется возможность управлять своей уверенностью. Итак, давайте посмотрим из чего состоит уверенность в себе.

Что такое уверенность?

Уверенность — это знание, понимание того,  на что ты способен. Уверенный в себе человек уверен в своих силах, способностях, возможностях. Неуверенность — это НЕЗНАНИЕ. Когда кто-нибудь сомневается в себе, он просто не знает, сможет ли он это сделать.

Однако важно понимать, что люди и на 90% не знают, на что они способны лишь потому, что не пробуют или никогда не пытались выйти из зоны комфорта.

Исходя из этого мы заявляем, что уверенность – это ЗНАНИЕ, ПОНИМАНИЕ на что ты способен + правильные убеждения, привычки и правила.

Есть простые правила, соблюдая которые, вы запускаете процесс автоматического роста уверенности в себе.

 

Что это за правила?

1. понимание себя и своих возможностей;

2. знание своих сильных и слабых сторон;

3. ведение Книги Достижений;

4. использование слов-утверждений;

5. умение задавать себе правильные вопросы.

В рамках нашей самой популярной программы «Кто Я» мы помогаем человеку изучить себя, понять все свои сильные и слабые стороны, свои ресурсы и возможности. Изучить свои стереотипы и убеждения, которые могут мешать ему на пути к его счастливой жизни. И, как говорят мудрые люди, «Осознание проблемы – это 50% решение самой проблемы».

Сегодня мы с вами разберём лишь одну составляющую правильных привычек – это слова-утверждения. 

Давайте посмотрим, что такое слова-утверждения:

Я знаю

Я могу

Я смогу

Я хочу

Я буду

У меня получится

Я поняла

Я стану

Я верю

Я жду

Я люблю

Я сделаю

Я выбираю

Я уверена

Я думаю

Я мечтаю

Я получаю

Я живу 

Самым активным — задание. Возьмите ручку и листочек. Перепишите все эти слова в столбик. А теперь продолжите эти фразы первым, что придет вам в голову.

ВАЖНО писать именно то, о чем вы в первую очередь подумали после прочтения утверждения. Не размышляйте почему, зачем, не думайте «а может лучше другое написать». Наша логика часто обманывает нас. Надо научиться доверять себе и прислушиваться к своим ощущениям и желаниям, которые вы сможете увидеть через это простое задание. 

Итак, почему же слова-утверждения так важны в процессе роста нашей уверенности?


Вопрос: Когда вы говорите эти слова вслух, прочитайте их сейчас, что вы чувствуете? Как себя ощущаете? На что вы себя настраиваете? Приятные эмоции?

Во–первых, эти слова построены в утвердительной форме. Они настраивают наш мозг на достижение, надежность, уверенность в будущем и настоящем. Если в какой-то сложной ситуации мы будем говорить себе: «Я знаю, что я найду решение; я смогу найти нужную сумму; я сделаю все, что от меня зависит» и т.д., то шансов, что именно так и произойдет, станет гораздо больше, чем если вы включите в себе позицию жертвы и начнете говорить себе: «Я не знаю, я не уверена, у меня не получится».

Во-вторых, любое наше действие или бездействие, любое наше слово, вопрос — это наш ВЫБОР, который либо помогает нашей уверенности, либо мешает ему. Выбор за вами.

В-третьих, приучив себя к использованию слов-утверждений вы закрепляете в себе привычку автоматического решения всех поставленных задач. А как мы знаем, именно привычки составляют большую часть реакций нашей личности в любой ситуации.

В-четвертых, используя слова-утверждения вы чаще начинаете замечать, что же действительно у вас хорошо получается, что вы можете и хотите.

В-пятых, если вы используете слова-утверждения при общении с другими людьми, то вас будут воспринимать как надежного партнера, собеседника и коллегу (я думаю, не нужно объяснять, что слова должны быть подкреплены действием, иначе вы сойдете за самодовольного «балабола»).

В-шестых, высказывая вслух слова-утверждения, вы ставите себя в позицию неизбежного роста, ведь теперь вам нужно активно действовать и искать решение, выходить из зоны комфорта, а значит, развивать в себе мышление победителя. С чем я вас и поздравляю. 

И, напоследок, используя слова-утверждения уже сегодня и в течение ближайшей недели, вы заметите, что задачи стали решаться быстрее; нужная информация, оказывается, была под носом; а нужный человек давно ждал, когда вы обратите на него внимание.

Начните эксперимент прямо сейчас и обязательно зафиксируйте свои достижения! 

«Фаталист» Лермонтова и проблема судьбы в Герое нашего времени

«ФАТАЛИСТ» ЛЕРМОНТОВА И ПРОБЛЕМА СУДЬБЫ В ГЕРОЕ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

FELIKS RASKOĽNIKOV

Со времени первой публикации в 1840 году роман Лермонтова Герой нашего времени неизменно вызывал острый интерес и читателей, и критиков. Сначала их внимание больше всего привлекали странный характер и сложная психология главного героя, а также противоречивая и неясная этическая позиция автора. Но со временем внимание исследователей переместилось в направлении философских аспектов Героя нашего времени. Неудивительно, что «Фаталист» постепенно сделался центром научных дискуссий, ибо, как заметил И. Виноградов (169), именно «Фаталист» больше, чем любая другая глава, характеризует Герой нашего времени как философский роман.

«Фаталист» действительно вызывает много вопросов, важных для понимания мировосприятия Лермонтова. Что он имеет в виду под фатализмом? Кто фаталист: Вулич? Печорин? А может быть, сам Лермонтов? Как «Фаталист» связан с другими главами романа? Почему Лермонтов поместил этот загадочный рассказ в самый конец Героя нашего времени? Данная статья представляет собой попытку еще раз проанализировать «Фаталист» в свете поставленных вопросов и проследить его связь с отношением Лермонтова к иррациональному, в частности к идее судьбы.

В основе сюжета «Фаталиста» лежит игра со смертью, в которую вовлечены оба главных героя: Вулич и Печорин. Эта странная игра составляет главный элемент сюжета не только «Фаталиста», но и многих других глав Героя нашего времени. В «Бэле» Печорин рискует дважды: сначала для того, чтобы овладеть очаровательной черкесской княжной, а потом чтобы отнять ее у Казбича. В «Тамани» он подвергает себя опасности, подсматривая за контрабандистами, а потом садясь в лодку с «ундиной», хотя он не умеет плавать. В «Княжне Мери» он рискует жизнью во время дуэли с Грушницким. Однако между этими эпизодами и «Фаталистом» есть существенное различие, подчеркнутое тем, что Лермонтов закончил свой роман именно этим рассказом. Дело в том, что во всех главах романа, кроме «Фаталиста», игра Печорина со смертью получает, главным образом, психологическое обоснование. В «Бэле»

Rev. Étud. slaves, Paris, LXVII/2-3, 1995, p. 353-363.

темы, цитаты, список литературы – Российский учебник

Для начала предлагаем школьникам освежить знания по сюжетной хронологии романа и центральным образам главных героев (см. учебник «Литература. Базовый уровень. 10 класс» Т. Ф. Курдюмовой, с. 371-395). Учебное пособие «Русский язык и литература. Литература. 10 класс. Часть 2.» А. К. Михальской и О. Н. Зайцевой (с. 101) содержит путеводитель по главам произведения, что поможет тезисно восстановить в памяти событийную канву.

Лев Николаевич Толстой изображает события 1812 года как переломный момент для государства. Однако 150-летний «солидный возраст» романа не умаляет его актуальности в наши дни. Через призму происходящих событий автор затрагивает многогранную проблематику. Рассмотрим же некоторые темы по направлению «Война и мир».

Само название книги определяет ее основную проблематику и тематику. Противопоставленность значений двух этих понятий задает программный конфликт двух реальностей — реальности войны и реальности мира. Не следует забывать, что слово «мир» является многозначным. В толковом словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой встречаем значения:

I. Мир — это…

  • совокупность всех форм материи в земном и космическом пространстве, Вселенная.
  • отдельная область жизни, явлений, предметов.
  • это сельская община с её членами.

II. Мир это…

  • согласие, отсутствие вражды, ссоры, войны.
  • это спокойствие, тишина.

Таким образом, мир — это все, что окружает человека, включая природу, феномены жизни, духовное. Более того, миром называется ещё и общность самих людей. Так или иначе, мир связан с существованием человека в нём. Отсюда не случайна омонимия рассматриваемого слова. В ней усматривается мысль о том, что для Вселенной, а с ней и для всего человечества (мира в первых трех значениях) гармонизирующим является состояние согласия и единства (мира в двух последних значениях). Человеческое естество заключается в миролюбивом и дружелюбном отношении к окружающему. Война же противопоставлена этому, она извращает состояние покоя, этого гармонизирующего начала. Получается, в каком значении мы бы не рассматривали слово «мир» в заглавии романа, всегда будет сохраняться антитеза понятий.

Цитаты и афоризмы из произведения:

  • «Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну» (Андрей Болконский)
  • «Причина войн, кроме честолюбия Наполеона, заключалась в неправильности европейского равновесия»
  • «Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны?» (Лиза Болконская)
  • «О войне княжна Марья думала так, как думают о войне женщины. Она боялась за брата, который был там, ужасалась, не понимая ее, перед людской жестокостью, заставлявшей их убивать друг друга; но не понимала значения»

Цитаты для размышления:

  • Нужно столетие, чтобы восстановить то, что разрушил день войны (Ромен Роллан)
  • Быть созданным, чтобы творить, любить и побеждать, — значит быть созданным, чтобы жить в мире. Но война учит все проигрывать и становиться тем, чем мы не были (Альбер Камю)
  • Мир — добродетель цивилизации, война — ее преступление (Виктор Гюго)
  • Мир имеет свои не менее славные победы, чем война (Джон Мильтон)

2. ПРОБЛЕМА СМЫСЛА ЖИЗНИ В РОМАНЕ

Роман Л. Н. Толстого представляет собой кладезь размышлений над вечными темами человечества. Поиск смысла жизни — одна из них. Путь к обретению жизненного смысла, жизненных целей и установок особо актуализирован на фоне перепитий, связанных с военным бременем.

«Я уверен, что смысл жизни для каждого из нас — просто расти в любви», — так говорил сам Лев Николаевич. В тексте «Войны и мира» есть персонажи, которые, кажется, согласны с таким утверждением. Так, о своей героине, о Наташе Ростовой автор писал: «сущность ее жизни — любовь». Но смысл жизни сам писатель связывал не только с обретением любви. Тяга к совершенствованию, духовному развитию, поиску истины — вот что становится важным как для самого Толстого, так и для его любимых героев. Пьер Безухов и Андрей Болконский переживают настоящую духовную эволюцию. Путь их жизненных исканий приводит к совершению ошибок, заблуждениям, однако это путь становления личности, открытой добру, саморазвитию и познанию. В этом проявляется отличие данных героев от «салонных» персонажей, Курагиных и т. д.

Цитаты и афоризмы из произведения:

  • «Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что кроме меня надо мной живут духи и что в этом мире есть правда» (Пьер Безухов)
  • «Только наше святое братство имеет действительный смысл в жизни; все остальное есть сон. <…> Вы поймите, мой друг, что вне этого союза все исполнено лжи и неправды…» (Пьер Безухов — Андрею Болконскому о масонстве)
  • «Как же я не видел прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его, наконец. Да! Все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба» (Андрей Болконский)
  • Цитата для размышления:
  • «Каждый человек — алмаз, который может очистить и не очистить себя, в той мере, в которой он очищен, через него светит вечный свет, стало быть, дело человека не стараться светить, но стараться очищать себя» (Л. Н. Толстой)

3. НАРОДНАЯ МЫСЛЬ В РОМАНЕ

Монументальность произведения Л. Н. Толстого выражается в том числе и в широте охвата изображения жизни. В романе есть место противопоставлению власти, знатных людей и народа. Этот контраст передан в описании душевного состояния. На Пьера Безухова оказывает большое влияние встреча с простым солдатом. Платон Каратаев удивляет графа своей добротой, которая не исчезла в критических условиях плена. Ласковая приветливая речь, спокойствие, умеренность сохраняются в солдате. Он резонёр народной мудрости, которая позволяет ему сохранять самообладание и веру в лучшее. Носителем подобной народной проницательности является и Кутузов. В этом его отличие от вражеских полководцев: «Простая, скромная и потому истинно величественная фигура эта не могла улечься в ту лживую форму европейского героя, мнимо управляющего людьми, которую придумала история». Народная мысль выражается и в критическом пафосе первого тома, в котором столичная знать, высший свет невероятно далеки от народа, от кровью защищающей их интересы русской армии (учебник «Русский язык и литература. Литература. Базовый и углублённый уровни. 10 класс», Б. А. Ланин, с. 315). Народ показан Толстым как сила, проявляющая смирение, но обладающая при этом огромным потенциалом духовного. Именно эта сила определила исход войны, победив Наполеона.

Цитаты и афоризмы из произведения:

  • «Наше счастье, дружок, как вода в бредне: тянешь — надулось, а вытащишь — ничего нету» (Платон Каратаев)
  • «Час терпеть, а век жить!» (Платон Каратаев)
  • «Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие»
  • «Присутствие и замечания Вилларского, постоянно жаловавшегося на бедность, отсталость от Европы, невежество России, только возвышали радость Пьера. Там, где Вилларский видел мертвенность, Пьер видел необычайную могучую силу жизненности, ту силу, которая в снегу, на этом пространстве, поддерживала жизнь этого целого, особенного и единого народа»
  • «…он восхищался, рассказывая с восторгом про хозяйственного мужика Матвея Ермишина, который всю ночь с семьей возил снопы, и еще ни у кого ничего не было убрано, а у него уже стояли одонья» (о Николае Болконском)

Цитата для размышления:

  • «Сильные люди всегда просты» (Л. Н. Толстой)

Литература. 10 класс. Учебник. Базовый уровень

Учебник входит в линию, созданную по единой программе для 5—11 классов, составленной Т. Ф. Курдюмовой. Авторы обращают внимание учащихся на вершинные произведения русской литературы XIX века. Учебник соответствует ФГОС среднего (полного) общего образования, рекомендован Министерством образования и науки РФ и включён в Федеральный перечень учебников.

Купить

4. ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ

Выше нами была сформулирована мысль о том, что война — это противоестественное миру состояние. Человек переносится в чрезвычайно дегармонизированные условия, которые не могут не влиять на его мышление, отношение к жизни. Князь Андрей видит изначально цель в получении «своего Тулона». Для него война — это свершение подвига, проявление своего мужества, а следовательно, и благородства, достижение славы. Но не будем также забывать, что «Война и мир» иллюстрирует и проявления трусости, честолюбия на войне. Отношение же Болконского к войне изменится, когда он увидит само кровопролитие и жестокость.

Для Пьера Безухова война тоже становится испытанием, меняющим его взгляды на жизнь в целом. Война выглядит безжалостным убийством. Но также это зрелище пробуждает в графе патриотизм, сближает его с обычным русским солдатом. Русский солдат, выраженный в образе Платона Каратаева, становится главной участной в сражениях фигурой. Именно простому народу, которому удастся победить самого Наполеона, отведена героическая роль. Только сам народ и не подозревает о своём величии и мощи.

Людей, вступающих на защиту Родины можно разделить на карьеристов, которым являлся какое-то время Болконский, и простых солдат. У каждого из них свои жизненные цели, однако за последними, не ищущими громких восхвалений подвигов, стоит народная духовность, приводящая русский народ, в конце концов, к победе.

Цитаты и афоризмы из произведения:

  • «Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь» (Андрей Болконский)
  • «Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… — Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: — а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно!» (Николай Болконский)
  • «Молодость не мешает быть храбрым» (Сухтелен)
  • «Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны — убийство, орудия войны — шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей…» (Андрей Болконский)

Цитата для размышления:

  • «Один плохой главнокомандующий лучше двух хороших» (Наполеон)

5. РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В МАСШТАБЕ ИСТОРИИ

Говоря о личности, оказавшейся в условиях военных сражений, нельзя не упомянуть самих полководцев. Фигуры Наполеона и Кутузова контрастируют на протяжении всего романа. М. И. Кутузов показан читателям как близкий простому народу человек. Он не скрывает своих чувств и не стыдится проявить некоторую сентиментальность («был слаб на слезы»), верит в Бога, жалеет своих солдат и не относится к ним свысока. Вместе с тем, Кутузов опытен и мудр. Наполеону же чужда такая проницательность и чувственность. Французский полководец самолюбив, циничен, бесчестен. Для Толстого такой человек ограничен духовно, поэтому и слаб. Наполеон заявляет, что для него война — это ремесло. Поэтому управление судьбами живых людей для него определено холодным расчетом. Личность Наполеона воспринята по-разному героями романа. С восхищением отзывается о нём Анна Павловна Шерер, а Николай Ростов ненавидит его как преступника. Так или иначе, Наполеон в романе-эпопее представляет собой великую личность, способную вести за собой миллионы. Однако он становится проигравшим. Кажется, именно Бонапарт определяет историю, творит историю, однако его планы рушатся. Объяснение этому находим в философии Толстого: «Человек сознательно живет для себя, но служит бессознательным орудием для достижения исторических, общечеловеческих целей. <…> Чем выше стоит человек на общественной лестнице, чем с большими людьми он связан, тем больше власти он имеет на других людей, тем очевиднее предопределенность и неизбежность каждого его поступка». Так, можно сделать вывод о том, что конкретная личность может повлиять на ход событий, однако существует предопределение, которое не позволяет укротить человеку историю.

Цитаты и афоризмы из произведения:

  • «Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию»
  • «Царь — есть раб истории»

Цитаты для размышления:

  • «Фатализм в истории неизбежен для объяснения неразумных явлений» (Л. Н. Толстой)
  • «Каждый хочет изменить человечество, но никто не задумывается о том, как изменить себя» (Л. Н. Толстой)
  • «Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство» (А. Камю)
  • «Что такое история, как не ложь, с которой все согласны?» (Наполеон)

5. ЛЮБОВЬ И ВОЙНА

Война, извращая естественную действительность, казалось бы, должна искажать и моральные ценности человека. Там, где есть жестокость, убийство, разорение честных людей, не остаётся места проявлению человеколюбия. Однако люди, находясь в такой ситуации, испытывают удвоенную потребность в понимании, поддержке. Любовь для них становится спасением и защитой. Любовь становится, к примеру, для Наташи Ростовой смыслом жизни. Ее потребность в любви эволюционирует вместе с самой героиней. Девочка, воспитанная в условиях родительской любви, ощущает назревание любовного чувства, которому она не в силах дать объяснение. Любовные коллизии приводят Ростову к совершению ошибок, однако ей удаётся их пережить. Война забирает у Наташи любимого человека, брата. Но эти потери не ожесточают девушку. Ее человеколюбие не угасает, она открыта для любви и готова проявлять любовь. Она помогает солдатам. В конце романа мы узнаём, что Наташа Ростова становится верной женой и матерью. Ее счастье обретено в семейном кругу. Так, любовь к ближнему становится спасением человека в условиях коварной войны, отнимающей жизни. Понятие «любовь» так же противопоставляется с «войной», как и «мир». Здесь вполне уместно употребить такое выражение: «любовь спасёт мир». Любовь, спасающая героев это: любовь в семье, в дружбе, любовь к ближнему, к окружающему миру и, конечно же, к человеку, покорившему сердце.

Цитаты и афоризмы из произведения:

  • «Предмет, в который погрузилась вполне Наташа, — была семья, то есть муж, которого надо было держать так, чтобы он нераздельно принадлежал ей, дому, — и дети, которых надо было носить, рожать, кормить, воспитывать…»
  • «Любовь? Что такое любовь? Любовь мешает смерти. Любовь есть жизнь. Все, все что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все есть, все существует только потому, что я люблю» (Андрей Болконский)
  • «Лови минуты счастия, заставляй себя любить, влюбляйся сам! Только это одно есть настоящее на свете — остальное все вздор. И этим одним мы здесь только и заняты», — говорила эта атмосфера» (о доме Ростовых)

Цитата для размышления:

  • «Главное — ни на минуту из-за любви супружеской не забывать, не утрачивать любви и уважения человека к человеку» (Л. Н. Толстой)

6. МОСКВА И ПЕТЕРБУРГ

Формулировки многих тем, описанных выше, представляли собой выраженную оппозицию: человек-история, любовь-война, война-мир, власть-народ. Лев Николаевич Толстой на страницах своего романа представил большой набор подобных антитез. Так, сопоставление Москвы и Петербурга составляет одну из них.

Петербург в романе предстает холодным, высокомерным городом, где живут люди расчетливые, озабоченные выгодой и собственным благополучием. Салон Анны Павловны Шерер — это Петербург в миниатюре. Там принято говорить по моде, скрывая истинные чувство и мысль. Кукольный «марафет» создает атмосфера искусственности. «Как хозяин прядильной, замечая неподвижность или непривычный, скрипящий, слишком громкий звук веретена, торопливо идет, сдерживает или пускает его в надлежащий ход, так и Анна Павловна подходила к замолкнувшему или слишком много говорившему кружку и одним словом или перемещением опять заводила равномерную, приличную разговорную машину». В салоне Пьер Безухов чувствует себя сдавлено, неуклюже. Петербург являет собой человеческое равнодушие. Не с проста петербуржцами являются члены семейства Курагиных.

Ростовы же живут в Москве. Московский мир дан в описании дома и быта этого семейства. Здесь также устраиваются приемы, но они лишены петербуржской бездушности и притворства. Даже хозяин ведет себя по-другому: «Граф Илья Андреич Ростов иноходью озабоченно, торопливо похаживал в своих мягких сапожках из столовой в гостиную, поспешно и совершенно одинаково здороваясь с важными и неважными, которых он всех знал…»

Москвичи исполнены живостью духа, патриотизмом. Они оставляют Москву только в огне. Отсюда и стремление Наполеона захватить Москву, потому что именно она была символом России.

Цитаты и афоризмы из произведения:

  • «Всякий русский человек, глядя на Москву, чувствует, что она мать; всякий иностранец, глядя на нее и не зная ее материнского значения, должен чувствовать женственный характер этого города; и Наполеон чувствовал его»
  • «…Москва, в октябре месяце, несмотря на то, что не было ни начальства, ни церквей, ни святынь, ни богатств, ни домов, была та же Москва, какою она была в августе. Все было разрушено, кроме чего-то невещественного, но могущественного и неразрушимого»
  • «…виконту и Ипполиту таскаться по гостиным и перебирать вздор и рассказывать сказочки пpo мадемуазель Жорж и про „девушка“ — это прилично, а мне роль эта не годится. Довольно с меня ее!» (Андрей Болконский о жизни в Петербурге)
  • «Они ехали потому, что для русских людей не могло быть вопроса: хорошо ли или дурно будет под управлением французов в Москве. Под управлением французов нельзя было быть: это было хуже всего» (об оставлении москвичами города)

Урок «Загадки повести М.Ю. Лермонтова «Фаталист».

Инфоурок › Литература ›Другие методич. материалы›Урок литературы по теме: «Загадки повести М.Ю. Лермонтова «Фаталист».

Скрыть

Выберите документ из архива для просмотра:

Выбранный для просмотра документ к уроку.ppt

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

М.Ю. Лермонтов Роман «Герой нашего времени» LOGO

2 слайд Описание слайда:

«Фаталист» Быть или не быть? Достойно ли смириться под ударами судьбы Иль стоит оказать сопротивленье? Уильям Шекспир

3 слайд Описание слайда:

«Фаталист» Фатум – неотвратимая судьба Фатальный –предопределенный роком, судьбой Фаталист –человек, верующий в фатум , склонный к фатализму Предопределение –то , что предопределено, предна-значено кому-нибудь Рок –судьба Судьба – участь, доля , жизненный путь

4 слайд Описание слайда:

Вулич и Печорин игрок, постоянно испытывает судьбу ищет власти над судьбой «Каждому из нас назначена роковая минута» не верит в высшую силу, которая управляет движениями людей « Я люблю сомневаться во всем <…> всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится – а смерти не минуешь!»

5 слайд Описание слайда:

Социологический опрос обучающихся 9а,9к,11 классов МБОУ СОШ р.п. Шемышейка Участвовало в опросе 41 1. Верите ли вы в судьбу – д а -24. нет -11. не знаю -6. 2. Является ли человек хозяином своей

Как стать постоянно уверенным

На фото слева я только что переживал разлуку с бывшей женой. На 50 фунтов тяжелее.

Моя уверенность была на рекордно низком уровне. Я не только позволил моим отношениям развиться, но и мое здоровье пошло вниз.

Так что я сделал? Скажите аффирмации? Неа. Я пришел в лучшую форму. Это немного помогло моей уверенности? Эээ… да.

От поверхностных причин, по которым приведение в форму делает вас более уверенным, к истинным научным и физиологическим причинам, таким как эндорфины, серотонин, дофамин и т.д.Практически невозможно этого не сделать.

B) Найдите хобби или подработку вне вашего 9-5

Не знаю, что это. В работе над своим «злым планом» есть что-то такое, что заставляет вас по-настоящему хорошо относиться к себе. Делая вещи, вы чувствуете себя лучше.

Когда у вас есть этот маленький злой проект, над которым вы работаете, вы воплощаете эту цитату одного из моих любимых авторов Роберта Грина:

«Всегда кажись терпеливым , как будто ты знаешь, что со временем все к тебе придет.”

Вы начинаете создавать атмосферу «Я собираюсь куда-нибудь». Накладывайте эти маленькие привычки друг на друга — фитнес, бизнес, самосовершенствование, выход из дома — и вдруг вы становитесь всесторонне развитым и уверенным.

Ядро, почти постоянная уверенность, разовьется после того, как у вас будет одновременно работать так много хорошо смазанных машин. Выполнение миссии — это достаточно глубокий уровень внутренней уверенности, поэтому я призываю людей делать это.

Наличие небольшого хобби или дела, которое можно назвать своим, дает вам чувство свободы воли и цели, которые трудно реализовать в другом месте.Я повторял этот процесс несколько раз, но, тем не менее, это важно.

C) Удвойте свои сильные стороны и уменьшите свои слабости

Раньше я думал, что удвоение ваших сильных сторон — это единственное, что вам нужно сделать, . Но также важно работать над своими слабостями.

Не вписывайтесь в личности только потому, что они помогают вам оставаться в своей раковине. Вы прирожденный интроверт? Это не оправдание, чтобы оставаться дома и развивать социальные навыки.Вы не очень организованы? Это не значит, что вы не можете развить привычки и распорядок дня, чтобы оставаться организованным.

Как назвал свою новую книгу мой коллега Бенджамин Харди, доктор философии, ваша «личность не постоянна».

Я не читал книгу, потому что ее еще нет, но я уже согласен с предпосылкой. У вас есть природные пристрастия, таланты и сильные стороны, да? Но это не значит стать фаталистом.

Помимо таких вещей, как профессиональный атлет, можно усвоить почти все навыки и качества.Просто вам понадобится больше времени, чтобы освоить одни навыки и черты характера, чем другим. Ну что ты собираешься с этим делать

Итог

В последнее время моя работа была сосредоточена на разнице между тем, что правда, и тем, во что мы хотим верить.

Я не всегда понимаю это правильно — и я всегда готов пересмотреть свой вариант — но на данный момент путь к постоянно уверенному в себе «вы», похоже, предполагает принятие ответственности за себя, несмотря ни на что.

Даже если ваша неуверенность — это не ваша вина, вы не можете ждать, пока кто-то или что-то еще исправит это за вас, потому что этого никогда не произойдет.

Это зависит от тебя, но, к счастью, ты намного способнее, чем думаешь.

Вроде больше.

Хорошие новости? Уверенность в вашем уме.

Плохая новость? Уверенность в твоей голове.

Психологический мир гораздо глубже материального. Во многом это диктует материальный мир.

Ваша жизнь — это, по большей части, самоисполняющееся пророчество, основанное на ваших реакциях на жизненный опыт.

Кто-то другой может получить тот же опыт, что и вы, но интерпретировать его и реагировать на него совершенно по-другому.

Само по себе это утверждение противоречит любому рассказу в вашей голове о том, что ваша жизнь должна быть такой, какая она есть сейчас. Это не так.

Можете ли вы изменить свою жизнь? Да.

Будешь? Я не знаю. Кому ты рассказываешь.

Я вам скажу вот что. Вы можете достичь такого высокого уровня уверенности, что она не исчезнет. Вам больше не придется беспокоиться или думать об этом.

Продолжайте складывать эти бесконечные камни, пока не получите все, что захотите, одним щелчком пальца — символ * и шум барабана *

«Что, меня беспокоит?» Президент

Майкл Круз — старший штатный писатель Politico.

«Мое отношение, — сказал в прошлом месяце Дональд Трамп, — все, что происходит, случается».

Он обсуждал торговые переговоры с Китаем в Белом доме, но мог говорить почти о чем угодно. Потому что он говорит это и тому подобное почти ежедневно.

«Привет», — сказал он в первую неделю своего пребывания на посту президента в интервью Шону Хэннити, говоря о своем ожидающем выборе Верховным судом и ответе демократов: «Что бы ни случилось, случится».

«Что бы ни случилось, случается», — сказал он прошлым летом в своем выступлении в Министерстве энергетики, говоря о дерегулировании и возможности протестов.

«Что бы ни случилось, случается», — сказал он в апреле этого года на митинге в Мичигане, говоря о переговорах с Северной Кореей.

Это не просто вставные лексики известного оратора, известного импровизацией и внимательным к деталям. Фактически, это руководящий принцип мрачной личной философии, которая в значительной степени осталась без внимания многих летописцев Трампа. Но по мере того, как администрация Трампа приближается к самому важному и громкому моменту его президентства — запланированному на следующей неделе саммиту в Сингапуре с северокорейским деспотом Ким Чен Ыном — наблюдатели выражают недоумение по поводу этого беспечного, пожимания плечами, c’est- la-vie грань его нрава.Когда он снова, и снова, и снова говорит: «Посмотрим», Трамп выражает одно из наименее обсуждаемых, но наиболее устойчивых убеждений своей долгой, громкой общественной жизни — свою недвусмысленную веру в присущую бессмысленности человеческое существование и его неоднократная самоидентификация как фаталиста.

«Я великий фаталист», — сказал он Newsday в 1991 году.

«Я в большой степени фаталист», — сказал он в интервью CNN в 1997 году.

И все же дословно, летом 2016 года: «Очень много», — сказал он New York Times .

Пятничная обложка

Подпишитесь на лучшее электронное письмо от журнала POLITICO Magazine, которое доставляется вам на почту каждую пятницу утром.

Вполне возможно, что Трамп, чье отвращение к чтению книг и ограниченная концентрация внимания являются общеизвестными, на самом деле не понимает, что он имеет в виду под этим термином. Но общепринятое определение фатализма, вера в то, что люди бессильны изменить ход событий, потому что они предопределены, является более или менее тем, что Трамп назвал секретом своего успеха, ключом к освобождению его способности справляться с давлением и выходить из периодов величайшей опасности живыми и воодушевленными.Об этом стоит помнить не только перед встречей с Ким, но и по мере того, как этим летом нарастает накал ожидания результатов расследования Мюллера.

Для тех, кто хорошо его знает, фатализм Трампа был источником его безграничной уверенности, мужества и нервов.

«Он ничего не боится», — сказал мне на этой неделе Роджер Стоун, который встречался с Трампом в 1979 году и является его самым долгим политическим советником.

«Насколько у меня были личные проблемы с ним, — сказал Сэм Нунберг, один из первых его советников по предвыборной кампании 2016 года, которого Трамп дважды уволил и в начале этого года назвал его« тупицей »за это, — я уважаю президенту за то, что он бесстрашен, и он всегда будет поступать по-своему и позволить фишкам упасть.”

Другие же видят что-то более темное и печальное, нигилизм, порожденный незаинтересованностью Трампа и отсутствием связи со всеми, кроме своих ближайших родственников и, возможно, даже с ними.

«Человек может быть фаталистом, когда он пуст внутри», — сказал в интервью биограф Трампа Майкл Д’Антонио.

Вечером 12 февраля 2017 года Трамп принял премьер-министра Японии Синдзо Абэ (слева) в Мар-а-Лаго. Во время визита появилась новость о том, что Северная Корея выпустила ракету по Японии, что вызвало бурную реакцию в ресторане клуба, хотя Трамп поначалу был невозмутим, как видно на этой фотографии, сделанной соседней закусочной.| Instagram: Эрика Бейн

«Нет никого, о ком заботится Трамп в какой-то степени — ни о ком, даже о его детях», — сказал Тони Шварц, который написал Искусство сделки для Трампа и последние пару лет был одним из его самых резкие критики, сказали мне в электронном письме. «Нет никаких традиционных ценностей, которых он глубоко придерживается — или вообще — ценностей, которые могли бы дать ему Полярную звезду и веру в то, что все имеет значение».

Трамп номинально является пресвитерианином и приверженцем «силы позитивного мышления» Нормана Винсента Пила, предшественника евангелия процветания, но почти никто искренне не считает, что религия или вера в каком-либо стандартном смысле определяют его решения.Однако его глубокое убеждение в том, что на самом деле ничего не имеет значения? Оно делает.

«Посмотрим, как это все получится. Но, в конце концов, это сработает », — сказал Трамп в прошлом месяце, говоря о Китае и Северной Корее. «Не могу точно сказать, как и почему, но всегда бывает. Это сработает. ОК?»

Для людей, разбирающихся в международной дипломатии, это может показаться опасной наивностью, в лучшем случае оправданием недостаточной подготовки к переговорам, которые могут иметь глобальные и опасные для жизни последствия.Согласно отчету POLITICO, Белый дом еще не провел заседания на уровне кабинета министров, и Трамп, похоже, готов (или не готов) «возглавить этот саммит», по словам бывшего помощника Джорджа Буша, который работал над политикой в ​​Азии. .

Это обратная сторона фатализма Трампа. Бесстрашным сделало его то, что сделало беззаботным. Потому что ему никогда не приходилось платить долгую цену за свои ошибки. Большую часть своей жизни он мог позволить себе бесцеремонно относиться к последствиям. Во-первых, он имел подстраховку в виде денег своего богатого отца; затем банкиры Нью-Йорка и регуляторы казино Нью-Джерси сочли его слишком крупным, чтобы обанкротиться; и, наконец, самое главное, ему приходилось беспокоиться только о себе.Для Трампа не было правильного или неправильного результата — транзакционного, макиавеллистского и не обремененного моралью. Единственным неблагоприятным исходом был тот, из-за которого он плохо выглядел. И он верил, что сможет обернуться к победе, какой бы она ни была. Эрго: Не было причин для беспокойства — нечего было бояться. Это была сверхдержава, которая сделала его президентом.

Трамп идет к Marine One по пути в Кэмп-Дэвид, 1 июня 2018 года. Getty Images

Но теперь он президент.

И ставка не в его имени, или его известности, или его неудержимом эго, или его способности извлекать выгоду из всего этого или просто не останавливаться.

Есть последствия его действий, неизбежно, неизбежно, и не только для него в данный момент. Буквально для всех остальных.

***

Трамп — ничто иное, как , решительно противоречащий самому себе, и эти разговоры о бессмысленности и предопределенности могут звучать как опровержение его устоявшегося статуса как практикующего особенно упорное, эгоцентричное напряжение свободной воли — «Я один. могу это исправить »,« Я единственный, кто имеет значение ».

«Президент, — сказал мне его бывший политический советник Майкл Капуто, — не может сражаться так упорно, как он должен каждый божий день, если только он не верит, что может изменить положение вещей к лучшему.Это не сила фаталиста.

Фатализм Трампа также противоречит его привычкам принимать все меры предосторожности и самосохранению (например, всегда настаивать на брачном соглашении), а также его идиосинкразии, связанной с мыльным пузырем. Его отвращение к путешествиям («скучно»). Его сопротивление рукопожатию («варварское»). Его близость к Макдональдсу и другим продуктам быстрого питания («чистота»).

И некоторые предполагают, что он считает себя фаталистом «для эффекта», как сказал мне бывший сотрудник.Он «решил, что это было полезно в определенные моменты, и предлагает это, когда это удобно», — сказал биограф Д’Антонио. «Это похоже на его предполагаемую христианскую веру — которая никогда не проявляла себя, пока ему не понадобился этот избирательный блок». Добавила Барбара Рес, которая начала работать на Трампа в 1970-х годах и была менеджером по строительству Башни Трампа: «Нет сомнений в том, что Трамп изображает себя фаталистом» — акцент на , изображающем .

Президент Дональд Трамп идет по Южной лужайке перед тем, как сесть на борт Marine One и покинуть Белый дом 1 июня 2018 года.| Getty Images

Но даже если в этом есть перформативный аспект — а во всем, что делает Трамп, есть перформативный аспект — он слишком много и слишком долго говорил эти вещи, чтобы это было только для галочки.

И это началось рано.

«Я никогда не выйду замуж и умру до 40 лет», — сказал Трамп, которому еще не исполнилось 30 лет, представителю обанкротившейся железной дороги Penn Central, с которой он имел дело, пытаясь начать свою деловую карьеру. в середине 70-х гг.

Его старший брат, Фред Трамп-младший.умер молодым, в возрасте 43 лет, в 1981 году — алкоголик, искалеченный своим холодным и агрессивным отцом. Его смерть «повлияла на все, что произошло после нее», — сказал бы Трамп, предполагая, что «фатальной ошибкой» Фредди было то, что он «слишком доверчивый».

Это была черная метка в середине первоначального репутационного успеха Трампа — превращения полуразрушенного отеля Commodore в сияющий отель Grand Hyatt с последующим вдохновенным и амбициозным возведением Башни Трампа. Конечно, Трамп постоянно кукарекал, но в целом его взгляды были не слишком оптимистичными.

«Что все это значит, — сказал он в газете« New York Times Magazine »в 1984 году, — когда какой-нибудь чокнутый в Сирии может положить конец миру с помощью ядерного оружия?»

«Тебя нельзя бояться», — писал он (то есть Шварц) в книге « Искусство сделки », вышедшей в 1987 году. «Вы делаете свое дело, вы держите свою позицию, вы стоите прямо и что бы ни случилось, случается ».

Мы здесь, живем 60, 70 или 80 лет, а нас нет. Вы выигрываете, вы выигрываете, и, в конце концов, это не так уж много значит.”

Дональд Трамп

После того, как в 1989 году трое из его самых важных руководителей казино были убиты в результате крушения вертолета, эта точка зрения приобрела более мрачный, даже болезненный оттенок.

«Мое чувство оптимизма и жизни сильно уменьшилось», — сказал он Playboy в начале 1990 года. Он назвал их смерть «трагической тратой».

«Вы участвуете в стольких мероприятиях, сделках, рекламных акциях — глубокой ночью, когда все репортеры покидают ваши конференции, довольны ли вы когда-нибудь тем, чего вы достигли?» Playboy Гленн Пласкин спросил его.

«Жизнь — это то, что вы делаете, пока ждете смерти», — ответил Трамп. «Вы знаете, это все довольно печальная ситуация».

«Жизнь? Или смерть? »

«Оба. Мы здесь, живем 60, 70 или 80 лет, а нас нет. Вы выигрываете, вы выигрываете, и, в конце концов, это не так уж много значит ».

Бесстрастный Трамп стоит на месте в окружении прихожан во время службы в Международной церкви Лас-Вегаса в октябре 2016 года. | AP Photo

В том же году в своей второй книге Трамп отметил «жизненные трагедии и неумолимое течение времени.”

Выживание на вершине вышел, когда он едва выжил и даже близко не подошел к вершине. Он взорвал свой брак, изменив матери своих первых троих детей, и влез в долги на миллиарды долларов в результате серии ужасных деловых решений в конце 80-х.

Когда это его не остановило — когда он был больше финансово жив, чем мертв, для кредиторов из банков и официальных лиц, занимающихся игорным бизнесом Атлантик-Сити, которые могли бы погубить его и отправить к личному банкротству, а также к еще большей дурной репутации, когда он ушел. на страницах таблоидов, освещающих его развод как не столько развратника, сколько завоевателя Дона Жуана, — заявленный фатализм Трампа стал звучать менее пессимистично и больше похоже на пуленепробиваемую браваду.

«Что вас больше всего пугает?» Репортер Newsday спросил его в 1991 году.

«Меня ничего не пугает. Ничего, — ответил он. «Я великий фаталист — что бы ни случилось, случится, и тебе просто нужно смириться с этим. Это одна из причин, почему я смог выжить так же, как выжил ».

«Я воспринимаю вещи такими, как они есть», — сказал Трамп. «Я имею дело с картами, которые мне сдают. И я думаю, что у меня это хорошо получается. Я большой фаталист. Я всегда им был, но теперь я стал им больше.”

«Все, что я могу сказать, — добавил он в 1992 году в лондонской газете Sunday Times , — это то, что важно выжить, и я был действительно благословлен способностью противостоять давлению. Большинство людей было бы в углу и сосало большой палец, если бы их распяли, как меня в прошлом году. Я не собираюсь оглядываться назад, говорить, что это было тяжело, и винить себя. Мы прошли… »

«Его фатализм, — писал Уэйн Барретт в своей биографии Трампа, опубликованной в том же году, — позволил ему считать себя непорочным.”

Его фатализм позволил ему считать себя непорочным ».

Уэйн Барретт

И никакие достигнутые в конечном итоге успех, богатство и уважение не изменили основ его позиции. К 1997 году Трамп больше не был погряз в своей рискованной финансовой канаве, которую он сам себе навлек, и Ларри Кинг представил его на CNN. Новостью момента стало убийство Джанни Версаче. Убийца веселья Эндрю Кьюненан застрелил известного модельера перед его особняком в Майами-Бич.

«Невероятно, что случилось с Версаче», — сказал Трамп Кингу.

«Джон Кеннеди однажды сказал, что если кто-то хочет заполучить тебя, и это все, о чем они думают, то у тебя проблемы», — сказал Кинг.

«Верно. Абсолютная правда. И им не обязательно быть умными. … Они просто хотят заполучить вас, и вы можете принять меры предосторожности и окружить себя очень крутыми людьми », — сказал Трамп, имея в виду свою стойку крепких телохранителей.

«Итак, — сказал Кинг, — Трамп-фаталист должен знать и думать о кунананцах.Там есть кунанцы ».

«Я в курсе», — сказал Трамп. «Вы должны знать. В противном случае ты дурак, но опять же, я не думаю, что ты можешь изменить всю свою жизнь. Вы не собираетесь зайти в очень безопасное местечко, просто запереть дверь и никогда не выходить. Я просто не думаю, что ты сможешь это сделать. А я фаталист. Я говорю: «Эй, что происходит, случается?» И, может быть, это предопределено. Кто знает?»

Это продолжалось и в новом тысячелетии.

Рекламный баннер «Ученик» висит у золотого входа в Башню Трампа в Нью-Йорке.| Getty Images

В 2004 году Трамп, бесспорно, снова стал звездой, более крупной и знаменитой, чем он был в бурные 80-е с легкими деньгами, — ответственным лицом, начальником зала заседаний, хмурым лицом «Ученика». Опра Уинфри пригласила его на свое шоу. В странном, неожиданном контексте разговора о своих странных, распущенных волосах Трамп, тем не менее, сумел произнести знакомую фаталистическую ноту: «Так или иначе, в конце концов, я не знаю, имеет ли что-нибудь значение».

В том же году он был на CNN для очередного ажиотажа, чтобы прокачать свою последнюю книгу « Как стать богатым» , на этот раз с Вольфом Блитцером.

«У вас есть телевизионный хит, у вас есть здания, у вас есть поля для гольфа, казино, у вас прекрасная семья», — сказал Блитцер. «У вас выходит новая книга, которая, вероятно, станет бестселлером №1. Чем еще Дональд Трамп хочет заниматься в жизни? »

Трамп ответил на этот саблезубый вопрос, погрязнув в своем фатализме с почти депрессивной усталостью от мира, которая определенно не была бы в списке тем для разговора ни одного публициста.

«Честно говоря, я думаю, это просто продолжение», — сказал он.«Жизнь» — здесь он повернулся, — «это печально — ни один политик не сказал бы этого, так что теперь вы, я не собираюсь быть политиком — жизнь — это то, чем вы занимаетесь, пока ждете смерти. Грустный. Ужасное заявление. Ненавижу это говорить, но я говорю это, потому что это правда: жизнь — это то, что вы делаете, пока ждете смерти ».

Трамп, однако, возможно, почувствовав, что это не тот тон, который подходит для продажи книг, быстро переключился на более характерный призыв к гедонизму. «Повеселись. Просто наслаждайся этим », — сказал печально известный импульсивный и своенравный Трамп за два года до своего предполагаемого прелюбодейного свидания на Тахо без презерватива в одном месте с порнозвездой Сторми Дэниелс, когда его пятому ребенку с третьей женой было 4 месяца.«Наслаждайтесь тем, что вы делаете. Если тебе не нравится то, что ты делаешь, это ничего не значит ».

«Люди спрашивают меня:« Как вы справляетесь с давлением? »- писал он в 2007 году в своей книге под названием« Мыслить масштабно и надрать задницу ». Его ответ: «На самом деле это не имеет значения. Какая, черт возьми, разница? Вы видите, что происходит в Ираке; вы видели, как цунами унесло жизни сотни тысяч людей. Подумайте о том, как 3 000 человек погибли во Всемирном торговом центре 11 сентября 2001 года — трагедия; и как 300 000 человек погибли в результате цунами в Азии в 2004 году; В 100 раз больше.Какое это имеет значение, если у вас есть большая презентация для президента Ситибанка в 9 утра? Просто будьте мудры и обладайте отличным чувством юмора, потому что проблемы, которые могут показаться вам серьезными, на самом деле не имеют значения в общем плане ».

Эти кредо Трампа могут звучать заимствованными из основных продуктов самопомощи, таких как Don’t Sweat the Small Stuff… , но во многих отношениях Трамп тоже не думал о больших вещах.

«Вы когда-нибудь слышали о Пегги Ли? «Is That All There Is?» Это отличная песня, потому что у меня были эти огромные успехи, а потом я перехожу к следующей, потому что она такая: «А, это все, что есть?» »

«Вы когда-нибудь слышали о Пегги Ли? «Это все, что есть?», — сказал Трамп в интервью Д’Антонио для своей биографии, вышедшей в 2015 году.«Это отличная песня, потому что у меня были эти огромные успехи, а потом я перехожу к следующей, потому что она такая:« А, это все, что есть? »»

А в 2016 году, чуть менее чем за три месяца до дня выборов, в интервью корреспонденту газеты « Times » его спросили о болезни Альцгеймера у его отца. Фред Трамп умер в 1999 году в возрасте 93 лет, часто не узнавая окружающих. Трамп сказал, что его не испугала мысль о том, что он тоже может пойти по этому пути.Он сказал, что готов «принять это».

«Послушайте, — сказал он, — я очень фаталист».

***

Что Трамп имеет в виду , когда говорит о фатализме и фатализме?

«Я буду делать все, что захочу, общепринятое мнение обычно неверно, пусть фишки упадут где угодно», — сказал Нунберг, политический советник.

И что он говорит, не говоря ни слова?

«Это напоминает мне христианскую концепцию правильного предопределения», — сказал Д’Антонио в интервью.«Они думают, что у Бога есть план, и ваш успех является доказательством того, что Бог предназначил вам добиться успеха и избрал вашу душу для величия еще до вашего рождения. И это круговая логика, которая гласит, что если я доминирую, то это потому, что Бог хочет, чтобы я властвовал, а ваше противодействие мне означает, что вы противостоите Богу. И я думаю, что то, что выражает Трамп, является своего рода светской версией этого — что все предопределено, тот факт, что я президент, является доказательством того, что Вселенная или Бог задумал для меня что-то великое.”

До сих пор это срабатывало — для него, — но, по словам Тима О’Брайена, другого биографа Трампа, это работало в очень специфических условиях, которые уже не работают полностью.

«Я думаю, что он фаталист, — сказал мне О’Брайен. Но вот в чем загвоздка: «Он уполномочен быть фаталистом, потому что он изолирован от своих неудач богатством, привилегиями и известностью, поэтому влияние катастроф в его мире более приглушено, чем в мире обычного человека».

Разница теперь, конечно, в том, что нет никакой разницы между его миром и миром .Нет ничего, кроме горячих точек. Только высокие ставки. Иран. Китай. Северная Корея. Пуэрто-Рико. Мексиканская граница. Только последствия.

Получится.

Не могу сказать, как и почему.

Но так бывает всегда.

«Это интересное путешествие. Ее называют страной неизведанного — кто знает? Возможно, мы заключим сделку. Может быть, и нет », — сказал Трамп, выступая на днях в штаб-квартире Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям.

«Может быть, а может и нет. Кто знает?»

«Помните, что я говорю», — сказал он недавно на Южной лужайке Белого дома. «Мы увидим то, что увидим».

Эта статья помечена под:

Определение уверенности Merriam-Webster

уверенность | \ ˈKän-fə-dən (t) s , -ˌDen (t) s \

: Чувство или осознание своих способностей или зависимости от обстоятельств. была полностью уверена в своей способности добиться успеха, встретила риск с дерзкой уверенностью

б : вера или вера в то, что человек будет действовать правильно, надлежащим или эффективным образом доверять лидеру

2 : качество или состояние уверенности : Certitude они были полностью уверены в успехе

: отношения доверия или близости доверил своему другу

б : полагаться на чужое усмотрение Их история была рассказана в строжайшей секретности.

c : поддержка, особенно в законодательном органе вотум доверия

4 : конфиденциальное сообщение : секретное обвинил его в предательстве доверия

: , относящиеся к мошенничеству с помощью ложных обещаний или искусный в его совершении. уверенная игра уверенный человек

Лекция о Софокле, Царе Эдипе

Пользовательский поиск


Судьба, Свобода и трагический опыт: вводная лекция об Эдипе Софокла Король

[ Это — это текст лекции Софокла г. «Эдип-царь г.», написанный и поставлено, в частности, Яном Джонстоном из Университета-Колледжа Маласпины (ныне Vancouver Island University) 11 октября 2000 г., в журнале Liberal Studies 111. класс.Текст представляет собой обширную переработку более ранней лекции по той же пьесе. Все ссылки на пьесу и цитаты взяты из перевода Ян Джонстон (доступен бесплатно по телефону Oedipus Король ) . Этот документ находится в открытом доступе домен, выпущенный 9 октября 2000 года. Его может использовать полностью или частично кто угодно для любых целей, без разрешения и бесплатно, при условии, что источник признано]

Это последний раз лекция редактировалась в августе 2004 г.

Для комментарии или вопросы, пожалуйста, свяжитесь с Ian Джонстон


Введение

Это Неделя мы обсуждаем одну из самых известных пьес в мире — «Эдип » Софокла. King , и моя цель — дать общее представление об этом известное и часто загадочное произведение, которое еще со времен классических греков установила стандарт для формы литературы, которую мы называем драматической трагедией .я мы рассмотрим эту претензию более подробно позже, но прежде чем переходить к это или к тексту самой пьесы, хотелось бы уточнить пару термины, которые станут ключевыми частями моих интерпретирующих замечаний предлагать. В этой предварительной части лекции я попытаюсь связать то, что переходит в этой пьесе к другим работам, которые мы изучили (или будем изучать).

Таким образом, лекция делится на три части: во-первых, начальное обсуждение некоторых терминов. Я хочу использовать (особенно термины судьба и герой ), затем применение этих терминов к тому, что мы видим в г., царе Эдипе г., и, наконец, основываясь на этих двух проблемах, я хотел бы обратиться к термину трагедия. и трагическое видение опыта.

Судьба, Фатализм, фаталистический взгляд на мир

В В пьесе Софокла, как и в других прочитанных нами произведениях, мы сталкиваемся с очевидным Важное понятие, роль играет судьба или судьба . В акцент делается на этих словах (а иногда и на личностях, представляющих их) придает историям и видению жизни то, что мы можно назвать фаталистическим качеством .Что именно это значит? Что значит текст означает, когда он вызывает концепцию судьбы ?

Сейчас, почти каждый предложит определение этого качества, но удивительно, как эти определения часто могут отличаться. Итак, позвольте мне прояснить, что для Я понимаю цели этой лекции и других важных терминов.

Кому обратиться к концепции судьбы или иметь фаталистическое видение Попросту говоря, опыт — это утверждение, что самые важные силы, которые создают, форма, руководство, вознаграждение и поражение человеческой жизни находятся вне контроля человека.Там есть что-то еще там (где точно меняется от одного видения к другому) который, по сути, устанавливает и контролирует правила нашей жизни, определяя большинство или все, что имеет для нас особое значение: наша удача и неудача, наши счастье и горе и, прежде всего, наша смерть. Иметь фаталистическое чувство жизнь состоит в том, чтобы считать, что в этой игре жизни правила, ход игры, успех или неудача моей команды (и мой вклад в это) и т. д. отсутствуют контроля над любым человеком или группой людей.Результат и все различные этапы игры определяются нечеловеческими источниками.

термины судьба и фаталист, однако, утверждают, что что-то или кто-то находится в контроль, и, следовательно, вселенная не действует с вероятностью . Мы можем не имеют точного представления о том, почему судьба устроена именно так (хотя различное фаталистическое видение даст разные ощущения того, насколько мы может знать судьбу и справляться с ней), но хоть что-то там есть контролировать то, что происходит.Утверждать, что шанс правит всем (как это делает Иокаста в пьесе) — значит утверждать, что мы мало что можем сделать для контролировать вещи, и мы ничего не можем узнать об этом, поскольку концепция случая предполагает, что то, что происходит, является совершенно произвольным, не связанным с какой-либо высшей системой порядок или значение.

Все эти моменты достаточно ясны, но на них важно настаивать, потому что (как я упомяну позже) такой фатализм во многом совершенно иной из того, во что мы верим сегодня, и, следовательно, книги, содержащие фаталистический взгляд на жизнь (и это включает почти все книги вплоть до восемнадцатого века) может доставляют нам трудности, тем более что фаталистический взгляд на жизнь в некоторых бросает вызов некоторым из наших самых заветных убеждений и может глубоко неудобно (фактор, который, конечно, может сделать такие книги однозначно ценны для нас).

Если мы придерживаемся фаталистического мировоззрения или верим в судьбу, нередко давать эта судьба имя или серия имен, то есть, чтобы обеспечить какой-то способ разговора о таких роковых силах или изображая их. Отсюда возникает (по мнению многих ученых мифа) вся концепция божественности или божественного семейства сверхчеловеческих личности (которые могут иметь или не иметь человеческие формы и атрибуты), которые контролируют правила и события нашей жизни в соответствии с их собственными принципами, которые может быть или не быть понятным для нас (подробнее об этом позже).

Для Например, ясно, что видения жизни в Гильгамеше и Старом Testament, несмотря на все их различия, фаталистичны в том смысле, в котором я описано. Окончательный контроль над человеческой жизнью осуществляется нечеловеческими силами или личности. У людей, которые верят в эти фаталистические видения, есть имена для таких контрольных цифр. В Ветхом Завете есть только один такой роковой фигура; в Гильгамеш , как и в греческих эпосах, есть многочисленные контрольные цифры.Но принцип тот же: наша жизнь не в нашей собственной Руки.

Раздача судьба имя или серия имен — необходимый образный акт, поскольку он позволяет человек подвержен такой судьбе, чтобы понять его ситуацию. Такой символический конструкт эмоционально превращает самые важные черты человеческой жизни понятный, позволяющий нам объяснить и в целом принять игру, которую мы все в, даже если мы осознаем, что не выбрали его, и можем представить себе лучшее один.Это также позволяет нам в процессе установить отношения с контролирующие силы нашего существования. Такие отношения часто составляют основу для личных или коллективных религиозных обрядов, особенно если я считаю, что такие роковые существа слушают, и иногда их можно убедить молитвой, жертвоприношением, покаяние и так далее.

Пусть Приведу личный пример. Через несколько лет очень неожиданно погиб мой сын. Я сразу же, как и все, стал искать объяснение.Почему это катастрофа должна случиться? Что в этом лучшем из возможных миров могло оправдать такое нежеланное событие? И после прочтения всех полицейских отчетов и разговора с бесчисленное количество людей, я мог придумать только одно объяснение: Господь дает и Господь забирает. Благословенно имя Господа.

Сейчас, Я не особо религиозный человек. Но это объяснение (как неудовлетворительное как многие могут это найти) был чрезвычайно утешительным. Мой сын умер, потому что это то, что судьба, судьба, Господь, или как бы то ни было, так было решено.Событие было не просто случайным, необъяснимым. Я мог бы написать имя и личность о катастрофе. Возможно, я не смог бы придумать четкое человеческий разум, но я мог бы, по крайней мере, сделать это событие эмоционально понятным для меня в рамках поддерживаемой системы убеждений.

Это на данном этапе важно подчеркнуть, что такое фаталистическое мировоззрение не означает (или не обязательно означает). Назвать мировоззрение фаталистом или верить в судьба не обязательно характеризует эту судьбу как имеющую какую-то определенную форму.Так, например, фаталистическое мировоззрение может быть крайне пессимистичным, ищущим в нечеловеческих силах иррациональная и часто злокачественная сила или личность который мало любит людей и очень любит человеческие страдания и смерть (или кто, по крайней мере, допускает это без особого стеснения). С другой стороны, фаталистическое мировоззрение вполне может утверждать, что контролирующая силы или личности космоса в целом доброжелательны и дружелюбны и что, если я буду внимательно следить за тем, что они требуют, я могу провести в целом удовлетворение жизни, возможно, даже переход к какому-то вечному счастью в жизни в дальнейшем.Такие противоречивые видения одинаково фаталистичны, поскольку оба разделяют мнение о том, что ни правила, ни методы не контролируются людьми. люди могут придумать, как изменить такие правила. Но они глубоко разнятся в том, как они относятся к таким фатальным правилам, причем первое из них гораздо более пессимистично, чем второй.

Другой при обсуждении фатализма или фаталистического взгляда на жизнь важно отметить поэтому это не означает, что у людей нет свободы.Этот момент ключевой. Судьбы (или боги, если я так охарактеризую свое фаталистическое видение). способ) действительно может контролировать все правила и определять хорошие и плохие вещи что случилось со мной, включая мою собственную смерть. Но я волен принять это судьба, какое бы отношение я ни выбрал. Другими словами, то, как я противостою своей судьбе, — это моя свободный выбор, способ, которым я пользуюсь своей человеческой свободой.

Это Пункт, действительно, должен быть достаточно ясным после прочтения Исхода или Гильгамеша .Ибо ключевым элементом в обеих книгах является образование в соответствующей позиции. к фатальным условиям жизни, над чем люди в истории имеют полную свободу. Бог может управлять миром и будущим Израильтяне, но у них есть свобода независимо от того, верят они в него или нет. И это история показывает нам, насколько велико затруднение израильтян в их свободе в пустыня, опыт сохранения веры. Бог обещает вознаградить их или их потомки, если они верят, Он дает им всевозможные демонстрации Своей силой Он наказывает тех, кто нарушает веру и правила, которые демонстрируют этой веры, но Он не определяет их веру: они свободны не полагать.Точно так же в Gilgamesh герой проходит через обширную образование, прежде чем он свободно решит принять свою судьбу, вернуться в Урук и жить его жизнь в полном и свободном принятии того, как устроен мир. В конце концов, у Гильгамеша есть свобода не возвращаться.

I подчеркиваем важность свободы воли в фаталистической вселенной, потому что это ключ к пониманию большинства древних складов, которые мы читаем. В В таких историях качество человека зависит не от того, насколько герой управляет своей судьбой или судьбой (которая в конечном итоге находится в руках других сил), но исходя из позиции, которую он занимает перед лицом роковой судьбы.

[Кому ценить то, что стоит только подумать о герое современного спорта, чей величие происходит не от изменения правил или изобретения новой игры или что угодно, но от работы в рамках данной структуры игры, над которой у него нет контроля. Он контролирует свои собственные усилия и отношение к тому, что продолжается. Спортивный деятель, который все время ноет на несправедливость правил не представляет особого интереса.]

Для многим из вас я повторял очевидное.Однако для некоторых здесь это Понятие фатализма может показаться довольно странным или, по крайней мере, странным. Для нас север Американцы (особенно жители Западного побережья, не являющиеся коренными жителями) в во многих отношениях наименее фаталистичный из людей, и мы проводим большую часть своей жизни либо отрицая всю концепцию фаталистического видения опыта, либо пытаясь трудно это забыть. И мы делаем это, потому что мы наследники традиции, теперь о двести лет, который пытался отрицать существование судьбы в старомодный смысл, который я изложил выше, и, напротив, настаиваю на том, что необходимо поощрять людей к тому, чтобы они взяли под свой контроль свою жизнь, чтобы свои собственные правила, и где необходимо бороться и побеждать данные условия жизни, которые являются не фатальными божественными присутствиями, а человеческими проблемами, способными человеческие решения.Мы все участвуем в борьбе против Хумбабы, божественное чудовище в Гильгамеш и наша самая заветная культурная вера — это что мы можем и в конечном итоге победим.

Ср, другими словами, пытались взять под контроль игру жизни, изменить это в наших собственных целях, и отрицать существование каких-то более могущественных властей над которые мы не можем контролировать. Мы сделали это, запустив масштабный проект по нападать на природу, насколько это возможно, чтобы подчинить ее человеческому контролю, так что что мы больше не жертвы случайных климатических изменений, бактериального инфекции, неурожаи, стихийные бедствия.И мы были во многих кварталов, столь впечатляюще успешных, что мы воодушевлены думать, что мы осталось пройти лишь короткий путь, прежде чем мы станем, как говорится, мастерами наша собственная судьба.

Это Это достаточно ясно, если вы на мгновение задумаетесь о том, как все здесь несет ясную судьбу, и ни у кого не должно быть религиозной чувствительности, чтобы принять Это. То есть каждый из нас несет в своих генах биологическую судьбу, что-то который, как кажется очевидным, будет контролировать многое из того, что с нами происходит, независимо от того, что мы делаем.Но большинство из нас здесь знают, что мы нападаем на генетическая судьба с удвоенной силой, чтобы получить контроль над ней, тайна нашей биологической судьбы под рациональным контролем человека. И многие из нас очень уверены, что как только эта победа будет полной, мы добьемся значительная победа над судьбой, поставившая человеческую жизнь, а может быть и то сильнейшее напоминание о нашей судьбе, о нашей смерти, в наши руки.

Это двухсотлетний проект сопровождался всеобщей неприязнью к фаталистические взгляды на мир (религиозные и другие), потому что любые понятие фатализма, ощущение того, что контролирующие силы мира очень более таинственным и могущественным, чем мы можем себе представить, — неудобное напоминание что мы можем заблуждаться относительно наших собственных сил, что мы против может быть намного более сложным и непостижимым, чем мы можем себе представить.Серьезные стихийные бедствия или новые вспышки массовых смертельных эпидемий и подобные случаи часто являются неприятным напоминанием о том, что, даже если нам не нравится думать о судьбе, мы, возможно, не ставили наши судьбы так сильно под свой контроль, как мы могли бы пожелать. Эта самая пьеса, Софокл Эдип Царь , у некоторых есть утверждал, подчеркивает именно это (я вернусь к этой идее позже).

The Герой

Если мы понимаем кое-что об основном понятии фаталистической вселенной (которое, как Я говорю, фундаментальный почти для всех традиционных историй), тогда мы можем понять, почему Главный герой многих традиционных историй имеет уникальное значение.Это дело не только в том, что герой очень успешен (хотя он часто бывает) или что он выполняет дела, которые никто другой выполнить не может (хотя он часто так и поступает). Герой, скорее всего, будет тем, кто противостоит судьба в очень личной манере, и чья реакция на эту встречу служит осветить для нас наше собственное состояние.

Мост из нас, в конце концов, живем в сообществе, где нам не нужно думать о последствия фаталистического видения Вселенной во многом потому, что наши социальные группа научила нас особым образом понимать мир и при условии, в дополнение к этому образованию, всевозможные истории, ритуалы, институты и так далее, чтобы укрепить наш общий подход к опыту.Мы все, в значительной степени, в этом отношении порождены привычкой. И поэтому мы не постоянно исследуем основы нашей веры или (если мы остаемся более или менее внутри наше сообщество) должны справиться с любой проблемой.

история героя, который бросает вызов судьбе или сталкивается с ней и должен ответить (особенно вне сообщества, физически или психологически) может заставить нас противостоять некоторым основным истинам о жизни и о том, во что мы хотим верить основывается на некоторых фундаментальных предположениях.Это может случиться (и часто случается) даже если видение судьбы, с которым приходится иметь дело герою, довольно странно для нас. За основные вопросы о жизни, которые поднимает фаталистическое видение жизни превзойти конкретные детали этого видения.

Пусть мне объяснить. Многие из нас больше не верят в Господа Ветхого Завета, и мы вряд ли подпишемся с Моисеем в его путешествии по пустыня. Но когда мы читаем эту историю, мы сталкиваемся с проблемой: кто контролирует нашу жизнь? Какие отношения у нас с этим божественным сила? Облагает ли признание фатального божественного присутствия какие-либо моральные принципы? обязательства перед моими единоверцами? И так далее.Моисей дает нам видение конкретного ответа на такие вопросы. Нам не нужно делиться этим чтобы эти вопросы регистрировались как важные и сложные. Мы вполне можем предпочитаю не думать о них большую часть времени. Но если мы читаем с точки зрения воображения Ветхого Завета мы вряд ли сможем их избежать. И что выходит этого столкновения не зависит от того, разделяю ли я веру Моисея или нет. в Господе и обещании Господа исторической судьбе Его народа (хотя оценка читателем его ответа, безусловно, будет другой, если он верующий или неверующий).

Аналогично, Мне не нужно верить в армию богов в Гильгамеш , чтобы почувствовать это это фаталистическая вселенная, в которой поведение героя заставляет его противостоять его осознание и отношение к судьбам, которые управляют его судьбой, и что его различные ответы (от игнорирования судьбы до ее вызова и принимая это) поднимают для меня ряд серьезных вопросов.

[Между прочим, отвлечься на мгновение, в этом бизнесе есть важная разница между тем, кого мы называем героем, и кем-то, кого мы называем знаменитостью.Последний кто-то, кто очень успешен в контексте социальной группы, кто стали хорошо известны благодаря его умению существовать в рамках определенного набора правила, не подвергая сомнению эти правила. Герой, напротив, — это кто-то кто сталкивается с проблемами, выходящими за рамки социальных правил, кто сталкивается (часто физическое путешествие) основные условия самой жизни и кто, таким образом, к некоторому пониманию, как это делают Моисей и Гильгамеш, взаимосвязи между то, как устроен мир, и социальная группа, основанная на общих понимание сообщества.Знаменитости, если хотите, покажите нам, что наше общество может производить мирской успех; герои помогают нам понять причины, по которым наше общество работает так, как работает. Герои, особенно традиционные герои, обычно (часто неизменно) также знаменитостей, таких как Моисей, Гильгамеш и Эдип. Но герои не обязательно быть знаменитостями (как Сократ).

Потому что герои исследуют корни убеждений своего общества (а не просто эксплуатируют их), их рассказы часто будут особенно проливать свет на особые культурные ценности своих сообществ.Чтобы понять, почему Моисей такой великий герой (когда, например, он во многом не похож на героев из других культур), чтобы понять, почему израильтяне ведут себя именно так они делают. Чтобы понять, почему Гильгамеш такой великий герой, нужно понять некоторые вещи, лежащие в основе видения судьбы, которое Гильгамеш озаряет для нас. Сравнивать Моисея и Гильгамеша как героических персонажей — значит прийти к пониманию некоторых фундаментальных различий между двумя знаменитые и творчески трогательные фаталистические видения, сильно отличающиеся от наших собственных понимание мира.

наиболее значимая черта традиционного героя по сравнению с другими в его сообщество — это его готовность действовать, принимать решения (обычно в ответ к какому-либо кризису), и сделать шаг вперед и рискнуть перед лицом судьба в то время, когда такие решения необходимы. В греческих трагедиях, нигде более отчетливо, чем в Царь Эдип , именно это качество отделяет героя от хора. Последние обычно признают свое робость, недоумение или беспокойство перед лицом кризиса и взглянуть на героя за лидерство, часто возлагая надежды на героя предыдущих успехов.Они последователи и требуют, чтобы кто-то сделал предположение. риски принятия решений о том, что следует делать сообществу.

Эдип Король: некоторые начальные наблюдения

I теперь хотел бы сделать некоторые предварительные наблюдения (сначала некоторые очень очевидные) об Эдипе, чтобы установить, следуя некоторым замечаниям Я сказал выше, почему мы можем считать его великим героем и чем он знаменит. Рассказ раскрывает то видение человеческой жизни, которое освещает нам эта пьеса.

Эдип мы с самого начала признаем великую знаменитость, национального лидера город-государство в момент кризиса. Фивы были таинственным образом атакованы чума, что и Эдип, и гражданин рассматривают как проявление фатальные силы вселенной, в которой они живут. Горожане гибнут, и они хотят, если возможно, остановить катастрофу. Будущее их города зависит на это. Они естественно обращаются к Эдипу, своему твердому и популярному правителю.

Начало спектакля проясняет нам как минимум две вещи. Во-первых, граждане испытываю огромное уважение и даже любовь к Эдипу. Они признают не только его политическая власть (которую они ему дали), но также и его превосходство среди всех люди за мудрость, особенно в том, что они не делают поймите: «Мы судим вас / первых мужчин по тому, что происходит в этом жизни / и в нашем взаимодействии с богами »(37-39). Во-вторых, мы видим в Эдип — человек огромной самоуверенности и самоуверенности, человек, готовы взять на себя полную ответственность за преодоление кризиса, задача, которая он явно принимает как свой собственный уникальный вызов.Эдип, мы правильно наблюдаем с первых слов, невероятно сильное чувство собственного превосходства, его собственная ценность (наиболее очевидное указание на этот момент, что-то стоящее на протяжении всей пьесы встречается частота местоимений I и меня во всех высказываниях Эдипа).

начало также дает нам понять, что и доверие хора к Эдипу, и его сильное чувство собственной значимости проистекает из прошлого опыта.Эдип спас город раньше, в то время, когда многие другие пытались. И он сделал это своим ум, его интеллект: он разгадал загадку Сфинкса. Итак, вступительные речи четко установить гармоничные отношения между правителем и управляемыми на основе прошлый опыт. Иными словами, уверенность Эдипа — это не просто иллюзия. У него образцовый послужной список, люди пришли к нему из-за это качество, и он полностью намерен соответствовать этому стандарту. Да, у него есть высокого уважения к себе, но нам дано понять, что это довольно заслуженный и разделяемый теми, кем он правит.

А свои первые шаги по выходу из кризиса, то есть послать к оракулу инструкции, вполне уместны. Учитывая, что судьба навела чума, что судьба может рассказать о ее происхождении? Эдип на самом деле предвосхитил просьбу священника: он уже действовал самостоятельно инициатива по выходу из кризиса. И когда отчет оракула обнародован, Эдип немедленно и решительно провозглашает свое знаменитое проклятие против убийца Лая, предыдущего царя.Все это кажется очень подходящим. И в Фактически, это успокаивает людей. Их страхи успокаиваются, потому что Эдип, их царь, спасавший их раньше, решает эту проблему.

в в то же время, однако, эта сцена дает нам первое представление о том, что становится неизбежно позже. Эдип, принимая на себя ответственность, не может поделиться проблемой с кем-либо еще. В качестве меры собственного величия он будет разрешить бедствия Фив, и он сделает это открыто, чтобы все увидели.Вот почему он может отклонить предложение Креонта послушать отчет о оракуле сначала в частном порядке, и почему он может уверенно заявить: «Тогда я начну заново, и еще раз / пролить свет на тьму »(159). задача как личный вызов, который нужно решать в его условиях, а не делегировать это кому-то еще или, действительно, обсуждая этот вопрос с другими или, как мы увидят, прислушиваясь к тому, что говорят другие, и действуя в соответствии с их предложения.

Эдипа Самоутверждение

качество, о котором я только что упомянул (решимость Эдипа решать проблемы сам), на который здесь намекают, во вступительной сцене, становится все более очевидным, когда спектакль продолжается. В самом деле, это становится его наиболее очевидной характеристикой. желает довести дело до конца на своих условиях, любой ценой. А также чем больше мы узнаем об иронической сети фактов, которые он раскрывает о убийство, тем больше мы видим, как растет его решимость.Даже когда он становится все более и более осознавая свою возможную причастность к смерти Лая, его приверженность найти ответ самому остается сильным.

Это качество — самая загадочная и самая важная черта характера Эдипа, и мы должны ценить это, чтобы понять оба определенных инцидента в пьеса и влияние, которое пьеса оказывает на нас. Для Эдипа фундаментально отличается от героев, с которыми мы столкнулись до сих пор. Он не похож на Моисея, человек, почти не ощущающий своего величия, человек, который видит себя первым и прежде всего как слуга Божий, которому поручено приносить религиозные и политические дисциплина его сообщества.И он не похож на Гильгамеша, человека, способного учиться слушать других и, наконец, принять то, что они говорят ему о природе существование. На протяжении всей своей истории Эдип — яростный самоуверенный человек. Он, Проще говоря, человек, который отвечает только самому себе, своему образу своего собственное величие. То, что он действует в интересах Фив и пытается поступать правильно (по крайней мере, на первых порах) этого совершенно не меняет. Эдип пытается соответствовать стандарту, но он не является стандартом для Богом или тем, кого ему научили другие: стандарт, которому он отвечает, — это измерить он устанавливает собственное величие.Так заметна эта черта его характер, который мы не можем четко отделить желание Эдипа помочь городу из его желания проявить собственное величие. В его глазах (и в глазах припев), конечно, эти двое идентичны.

Для по этой причине у Эдипа очень мало политического смысла, а в пьесе нет политическое измерение вообще. Похоже, Креонт обладает политическим чувствительность (где важны осторожность и понимание политических результатов).Эдип делает все публично, как будто сокрытие чего-либо может поставить под угрозу его собственное величие. Он Эдип. Он и все остальные признают его величие. К двуличие или политическое благоразумие поставили бы под угрозу его собственное чувство сам.

Эдип и Тиресиас

наиболее очевидным свидетельством полной приверженности Эдипа самому себе является знаменитый поссориться с Тиресием. Некоторым читателям поведение Эдипа кажется очень странным, но эта ссора имеет смысл, если мы смотрим на Эдипа как на бессмысленного человека. двусмысленности в жизни, как человек, придерживающийся взгляда, что его представление о том, что Фактически, это правда.

Автор этот стандарт, у Эдипа есть все основания сердиться на Тиресия и подозревать ему. Ибо Тиресий знает убийцу Лая и ничего не скажет. Эдип абсолютно никакого смысла в том, что он вообще мог быть вовлечен. А поскольку у него нет представление об этом как о возможности, это не может быть правдой. Таким образом, когда Тиресий объявляет Эдипу, что «проклятый загрязнитель этой земли — это ты» (421), интерпретация Эдипа достаточно ясна: Тиресий, должно быть, лжет, и он должна быть причина, секретная повестка дня.Другой мужчина вполне мог бы остановиться на этом укажите, успокойтесь и спросите Тиресия, что он имел в виду. То есть другой человек мог бы перестать цепляться за свою уверенность, будучи уверенным, что они были правдой, и внимательно выслушали то, что должен был сказать кто-то другой (как Гильгамеш учится делать). Но Эдип не такой человек. По факту, вместо того, чтобы слушать Тиресия, Эдип напоминает всем о своих предыдущих триумф над Сфинксом (подчеркивая, что Тиресий не смог помочь Фивам затем) он получает представление о том, что правильно, от того, кем он является, исходя из своего прошлого достижений, а не от более гибкой оценки более сложных возможности.

Многие читатели, впервые читающие пьесу, тут же критикуют Эдипа, говоря, что: в сущности, он слишком вспыльчив или горд, или что-то в этом роде. Но важно помните, что у Эдипа есть все основания быть полностью уверенными в том, что он не причастен к убийству Лая, а также чтобы быть уверенным в своих силах. способность докопаться до истины (в конце концов, он это делал раньше). Правда, он мог будь здесь осторожнее и вежливее, но если бы у него были эти качества, он почти определенно не стал бы царем Фив в первую очередь, или, если бы он был им, он бы быть слишком осторожным, чтобы начать расследование, которое он проводит.

Это Последний пункт (к которому я еще вернусь) очень важен для понимания. В сердце Величие Эдипа — это огромная (и, как мы узнаем, наивная) уверенность в себе. И мы можем сразу же критиковать это как недостаток. Но без этого уверенность в себе, эта абсолютная вера в свою силу действовать решительно, публично и быстро Эдип стал бы, как Хор, бессильный перед лицом кризис, ища кого-нибудь, чтобы взять на себя ответственность. То самое, что мы может найти недостаток в его характере, это именно то, что позволяет ему шагать впереди, принимать решения и действовать, чтобы выйти из кризиса (и, в конечном итоге, позволить мы помним, чтобы разобраться с этим, так как он действительно находит убийцу Лая и очистить город от чумы).

The Хор и другие персонажи

контраст между Эдипом и хором, очень заметный в сценической постановке, возможно, менее очевиден для читателя. Но важно отметить, как неспособны действовать решительно. Они хотят что-то сделать, но все они слишком осведомлены о своих ограничениях, о своем страхе перед лицом неизвестны, обычно обращаясь к своей судьбе с собственными признаниями ужас или страшные вопросы:

Мое напуганное сердце скручивается на вешалке и трясется от страха.
О Делианский целитель, о котором мы громко плачем
в священном трепете, какое обязательство
Вы потребуете от меня неизвестной вещи
или теперь возобновляется с возобновляемыми годами?
Бессмертный голос, о дитя золотой надежды,
Поговори со мной! (185–191)

Хоровые высказывания напоминают о том, что мы можем назвать нормальной реакцией на испытывают колебания, страхи, надежды, вопросы.Они хотят верить в благосклонность своих богов, но они слишком хорошо знают, что это не может быть там. Встречая свои судьбы с такими чувствами, им, естественно, не хватает напористая уверенность в себе, чтобы сделать что-нибудь значимое во время кризиса, и они ждут от Эдипа действий, потому что они не только не знают, что делать. делать, но не хватает уверенности, чтобы что-то сделать.

Эдипа трактовка Тиресия и Креонта касается Хора, и они предпринимают некоторые попытки чтобы успокоить ситуацию, осознавая, что быстрое суждение Эдипа может привести он неверно оценил то, что говорят Креонт и Тиресий.Но они не будут отказаться или критиковать Эдипа, потому что они понимают, что если некоторые решающие действие должно быть предпринято, он единственный, кто может это сделать.

Они конечно, нельзя ожидать, что Creon решит эту проблему в лоб. Ведь он дает понять всем (включая читателей), что он в первую очередь осторожный политический деятель, рад играть в эту игру в качестве второй скрипки, без желание проявить свое мастерство в полной мере. Получается отчетливый чувствовал, что если бы Креонт отвечал за расследование чумы, он (как и многие администраторы колледжей) назначает серию комитетов для собирайтесь за закрытыми дверями, чтобы по возможности обсудить проблему.

А Иокаста явно хочет, чтобы все это исчезло. У нее точно неправильный совет для Эдипа (не то чтобы он прислушивался к чьим-либо советам во всяком случае), когда она советует ему прекратить расследование его судьбы, потому что нет такого, предлагая ему жить своей жизнью на данный момент:

Зачем человеку, чья жизнь, кажется, управляется случайностью?
жить в феара человек, который никогда смотрит вперед,
у кого нет определенного видения его будущего.
Лучше жить как можно лучше. (1161-1164)

Что она здесь, конечно, приглашает Эдипа быть кем-то другим, кем-то, кто не заботится о том, чтобы оправдать свою репутацию знатока и смелости. И, конечно, Эдип ее не слушает, как не слушает кто-нибудь еще.

Один необходимо сравнить рост Эдипа с другими персонажами пьесы, принимая во внимание его способность к решительным действиям по сравнению с их бездействие или нежелание продумать необходимость действия.Что бы ни можно сказать, критикуя Эдипа, этот момент остается.

The Ирония истории Эдипа: Взаимодействие судьбы и свободы воли

Что делает действия Эдипа в этой ссоре с Тиресием и на протяжении всей пьесы настолько захватывающе и все более напряженно, что мы, читатели, знаем исход рассказа. То есть судьба Эдипа нам известна. И все еще в этой истории нет никакого смысла в том, что Эдип вынужден действовать так, как он делает: он свободно выбирает инициировать цепочку событий, которая в конечном итоге раскрывает его судьба к нему.В этом смысле взаимодействие между собственными представлениями Эдипа свобода и наше представление о его конечном результате составляют главную драматическую сила в пьесе (поскольку нет никаких сомнений в исходе истории, которая так хорошо знакомы публике, прежде чем они придут в театр или заберут текст для чтения).

Эдип провел всю свою жизнь, решая свою судьбу. Как мы узнаем, ему сказали, что ему суждено убить отца и жениться на матери.И он отказался принять эту судьбу. Он провел большую часть своей жизни в движении, чтобы избежать его судьба. Другими словами, он сделал свободный выбор по причинам, которые мы, несомненно, можем понимать и аплодировать, чтобы построить жизнь, в которой сказанное ему случиться не будет.

А, насколько он может судить, он добился впечатляющего успеха. Делая то, что он сделал, Эдип получил (он думает) знание того, что человек не имеет смиренно принять неприятную судьбу и, кроме того, нравственно ненавистны ему и зрителям пьесы.Он может приложить усилия, чтобы изменить направление, назначенное его жизни. Этот факт, еще раз, дает ему мощный причины для того, чтобы чувствовать себя очень уверенным в своих силах справиться с таинственные силы, управляющие миром. В его собственном сознании он человек кто помешал своей судьбе (хотя он все еще очень обеспокоен тем, что это может в итоге получится).

Ср, конечно, знаю иначе. Так что на протяжении всей пьесы сильное чувство ирония в действии, ирония, которая проявляется в растущем несоответствии между тем, что думает Эдип, и тем, что мы знаем о действительности.Мы понять, почему он видит мир и себя такими, какими он видит (и мы можем аплодировать ему за это). В то же время мы знаем, что он неправ. Его обманывают по поводу своего отношение к миру. В этом смысле он слеп (действительно важный метафора здесь).

[Как в стороне, можно заметить, что само имя Эдип , что означает опухшая нога или знание одной ноги или и того, и другого — постоянное напоминание этого иронического напряжения. Здесь величайший из людей, прославившийся своим пониманием тайны жизни, слеп к значению своего имени, очевидный ключ к его прошлому.]

Конечно, по ходу пьесы нарастает ироничное напряжение. Подсказки о настоящем убийцы накапливаются, но Эдип упорно верит, что он не может быть единственным, хотя он помнит, как убил человека на перекрестке дорог. Итак, в его невежества, он удваивает свои усилия, сопротивляясь всем побуждениям Иокасты, его жены, отказаться от расследования. Для Эдипа поиск истины становится чем-то вроде одержимость: он должен довести дело до конца, потому что такой человек он.Найти правду гораздо важнее, чем то, что эта правда могла бы раскрывать.

Следовательно, здесь мы наблюдаем крайне пессимистическое видение судьбы: здесь у нас есть лучший из мужчин, самый знающий, самый успешный и, во многих смыслах, с лучшими намерениями, который намеревается спасти свой город. И в очень фундаментальном кстати Эдип полностью невиновен . Он ничего не сделал стандарт общепринятой морали, чтобы заслужить такую ​​судьбу.Но даже такой человек, несмотря на все его превосходство и прошлые успехи, не может знать достаточно о том, какая судьба действительно хочет узнать, что он приготовил для него. Правда о том, что он есть, и то, что он сделал, даже хуже, чем он может представить. И ход событий, который приводит его к раскрытию правды о себе, был свободно инициируется и поддерживается им самим.

видение жизни здесь очень загадочно и очень жестоко. Даже самые лучшие и самые невиновен к людям, как говорят, тот, кто стремился жить лучшей жизнью возможно и кто терпеливо пытается узнать правду о том, кто он на самом деле и что его жизнь действительно сводится к ужасу, чтобы узнать правду.Судьба не заключили здесь разумный завет с некоторыми четкими правилами и более счастливым будущее (как в Исходе), и судьба не предлагает безопасную и ценную жизнь в сообщества (как в Гильгамеш ), и нет никакого смысла, что судьба Эдипа связан с каким-то грехом, который он совершил. Здесь судьба наказывает произвольно и безжалостно те, кто решил противостоять тайне.

Эдип как трагический герой

Это пришло время обратиться к термину, который я намеренно исключил обсуждение до этого момента, слово трагедия и его следствия трагедия герой и трагическое видение .Но теперь, бегло рассмотрев некоторые из основных моментов, касающихся царя Эдипа , я хотел бы ввести его, чтобы расширить обсуждение пьесы и поместить его в более широкий контекст.

Эдипа рассказ, как я утверждал, фокусирует наше внимание на очень конкретном героическом характер, тот, кто настаивает на том, чтобы действовать в соответствии со своим собственным видением опыт, который свободно настаивает на начатых им действиях, отмахиваясь или выкрикивая возражения или альтернативные предложения другие люди.Он навязывает своей жизни свои взгляды на то, что считает правильным, отказываясь прислушиваться к тому, что говорят другие (он настаивает на соглашении, скорее чем слушать других и взвешивать то, что они ему говорят). Эдип в его свободы, приводит в движение цепь событий, которые он принимает в полной мере. ответственности и, даже когда надвигается катастрофа, он продолжает, как прежде, а не вздрагивает или перекладывает вину или задачи на кого-то еще.

Это Стоит отметить, что даже когда он узнает ужасающую правду своей жизни, Эдип сам берет на себя полную ответственность за собственное наказание.Сначала он наносит удар собственными глазами, а затем настаивает на изгнании. Ни разу в пьесе компромисс: то, что нужно сделать, — это то, что он решает сделать. А также даже перед лицом катастрофической правды Эдип не сгибается, не ломается и не начни спрашивать совета. Он будет действовать решительно до самого конца.

В в этом отношении Эдип резко контрастирует с Гильгамешем, который в ответ к смерти Энкиду помещен в аналогичную ситуацию и для аналогичных причины, по которым она думала, что он знает все, что нужно знать о жизни.Но Гильгамеш учится на этом опыте и меняется. Его поведение по отношению к другим подвергается значительная трансформация, и он возвращается к Уруку в конце истории изменившаяся личность. Эдип остается в конце пьесы на все изменение его судьбы, все еще самоуверенный человек, осуществляющий полную свободу контроль над собственной жизнью. Если он будет страдать, то он определит, что форму, которую примет страдание.

Эдип, конечно, это больше, чем просто конкретный персонаж: он также персонаж тип.Фактически, его рассказ помогает определить некий героический отклик на переживания. который мы называем трагическим , и эту пьесу обычно называют нашим величайшим драматическая трагедия. Хотя Эдип Софокла — отнюдь не первая наша трагедия. герой, он, безусловно, самый известный (помимо Шекспира) и, следовательно, оказал решающее влияние на литературу Запада. Таким образом, я хотел бы потратьте несколько минут на изучение общих характеристик своего персонажа, показывая, как они помогают нам понять, что мы подразумеваем под трагическим героем (как в отличие от других типов героев), а затем предлагая некоторые наблюдения о видение жизни, которое демонстрирует такой трагический герой.

Один главный компонент личности Эдипа, который помогает определить его как Персонаж, который мы называем трагическим, — это его отношение к судьбе. Вместо того, чтобы согласовывать себя с ним (как Моисей) или учится на опыте принимать тайна судьбы (как это делает Гильгамеш) Эдип решает бросить вызов судьбе. Он сделает его собственные решения по-своему, и он будет жить с последствиями, которые приносить. Он будет отвечать на собственное самоощущение, а не формировать свою жизнь в соответствие чьим-то правилам или осознание чего-то большего и важнее, чем он сам.Это верно для Эдипа в начале играть, и он делает то же самое в конце. Ни в коем случае он не желает компромисс.

He является, если хотите, человеком, полностью приверженным своей свободе быть тем, что он думает он должен быть таким, чтобы соответствовать своим представлениям о героическом величии. Если есть препятствие на пути (например, Тиресий), то это препятствие должно быть насильно удален, это мешает его восприятию происходящего. Эдип не прилагает усилий, чтобы скрыть то, что он чувствует, или не сомневаться в своих действиях. эти чувства.Зачем ему? Ведь он Эдип, величие которого проявляется в том, что он полностью верен себе, без двуличия.

Очевидно у него огромное эго, главная цель его жизни — отстаивать это чувство самого себя. С этим мощным эго приходит определенная узость видения, которое нет места для альтернативных мнений или несогласных взглядов, и часто очень сильно напористый голос (с преобладанием, как я заметил, местоимений I и мне ).Но (и это очень важно) он также готов принять все и вся. последствия его действий. Это тоже показатель его величия. В Хор в конце пьесы (как и читатель) может обвинить судьбу, богов или невыполнимые требования жизни. Эдип — нет. Он остается хозяином того, что с ним случается. Ответственность лежит на нем, и все, что с ним происходит, полностью до него.

ср нужно помнить, что он всегда в некотором смысле главный архитектор того, что происходит с ним.Что подчеркивает иронию, о которой я говорил ранее, так это то, что Эдип сталкивается с ситуацией, с которой ему все чаще приходится справляться с обстоятельствами, инициированными его собственными решениями. Этот последний пункт является существенный. Эдипа привлекает не то, что он ужасно страдает. и терпит в конце почти живую смерть (великое множество других нетрагических герои ужасно страдают). Сила игры проистекает из связи между страданиями Эдипа и его собственными свободно избранными действиями, то есть от наше понимание того, как он сам навлекает на свою голову ужасные исход.Его свободно избранные решения (мы знаем) приближают ситуацию и ближе к неизбежному выводу. Заглядывая вперед в спектакле, мы видим, что Эдип волен идти в разные стороны; в этом смысле он не обязан делать то, что он делает. Оглядываясь назад на действие из заключения пьесе мы видим связь неизбежных последствий, возникающих из-за бесплатные решения.

Это это важный момент, потому что в обиходе мы часто используем термин трагический или трагедия как свободный синоним ужасных , жалких или ужасных (е.г., трагическая авария). Но, строго говоря, в литературном смысле верно несчастные случаи никогда не бывают трагическими, потому что они несчастны; они случаются случайно. Что делает трагедию Софоклина такой трогательной, так это поэтапная связь между собственные решения героя на протяжении всей пьесы и предстоящая катастрофа. В виде Аристотель указывает, что Софоклова трагедия частично работает благодаря этому пониманию неизбежность. Эдип обречен, главным образом потому, что он такой человек. Кто-то другой, кто-то с совершенно другим характером, не пострадал бы Жизнь Эдипа.Они бы поставили под угрозу свое чувство свободы в имя благоразумия, обычаев, политики или выживания.

Такие сильный эгоистичный персонаж полностью отличается от кого-то вроде, скажем, Моисей, который видит свою жизнь в служении Господу и общине Израильтяне (мало смысла в том, что у Моисея есть что-то, что мы могли бы назвать эго) или как Гильгамеш, который готов скитаться по миру в поисках для ответов и обучения у других, чтобы он принимал ограничения на собственное восприятие личной свободы.Моисей и Гильгамеш очень страдают, но они извлекать уроки из этих страданий и поощрять к этому других. Эдип узнает, что он ужасно ошибался насчет жизни, но это не побуждает его измениться, или просить прощения, переложить вину на кого-то другого или попытаться переложить жизнь на другой основе.

А эффекты рассказов совершенно разные. История Моисея служит подтверждением обоснованность существующего социального порядка, чтобы поддержать видение социального порядка которую Господь передал Своему народу через Моисея.Да, Моисей умирает, но он прожил полную жизнь и видит обетованную землю, которую его народ дойдет очень скоро. И история Гильгамеша (например, Odyssey ) подтверждает социальный порядок сообщества (в частности, как это закреплено отношения с женщинами) как самый центр хорошей жизни.

Эдипа история имеет другой эффект. Из-за того, что он сделал, нам дали привилегированный взгляд на неотвратимую таинственность и злобу судьбы.Здесь общественный порядок не утверждается как вечный указ судьбы: он утверждается контраст, выставленный как своего рода иллюзия. История Эдипа, то есть не утешает нас тем, что мы верим в миропорядок или доброжелательность правящих сил или вечная правильность наших способов общение с ними имеет какое-либо отношение к тому, кем они на самом деле являются. В этом В смысле, это гораздо более тревожный рассказ (подробнее об этом позже).

Далее Наблюдения за трагическим героем

Если мы на мгновение отступим от истории Эдипа, мы могли бы спросить этот вопрос: какой смысл рассказывать такую ​​историю, или, более того, интересно, возможно, зачем нам вообще праздновать такое видение жизни? Этот вопрос тем более актуален для нас, потому что трагический герой и видение жизни, которое его история представляет для нас, является чем-то уникальным для Запада, наследство передали нам греки, что сильно расходилось с большинством наших религиозных чувств.

Положить с другой стороны, мы могли бы задаться вопросом, чем восхищаться в таком персонаже, как Эдип, который противостоит миру с таким сильным героическим самоутверждением, что он никогда не пойдет на компромисс с общественными обычаями, благоразумием или политической стратегией. даже когда на карту поставлено его собственное выживание. Почему мы должны восхищаться персонажем, который готов вытерпеть столько, а не отклониться от своего самостоятельного курса, даже когда это приводит его к катастрофе?

ответ на такие вопросы очень сложен и спорен, и я могу предложить только общее указание.Но я думаю, это как-то связано с нашей культурой. одержимость личной свободой и целостностью. Для Эдипа (и трагического персонажи, основанные на схожем видении жизни) видят жизнь в первую очередь с точки зрения эти два качества: свобода и целостность. Так сильно их чувство важность этих качеств в том, что они просто игнорируют все, что больше всего из нас, чтобы оставаться в стабильном и хорошо функционирующем сообществе, то есть приспособиться наше чувство нашей целостности и того, что мы требуем от жизни, в соответствии с требованиями жить в сообществе, ограничивая наши желания и формируя нашу идентичность в определенное давление, чтобы соответствовать.

Софокла игра заставляет нас противостоять тревожной реальности такого отношения: это окончательное выражение моей свободы самовыражения, требовать от мир, который он отвечает мне, а не наоборот, ведет пошаговый процесс к неминуемой гибели. Для судеб, которые правят космос могущественны и загадочны, и мы не имеем права предполагать, что они дружелюбно. Человек, который настроен жить только самостоятельно термины, как совершенно свободное выражение его собственной воли, придут к саморазрушительный конец.Какими бы грандиозными и творчески привлекательными ни были трагические позиция может быть, это, по сути, акт неповиновения богам (или тот, кто правит космосом) и подтолкнет трагического героя к ряду действий (который он инициирует в полном смысле своей свободы), кульминацией которого является разрушение. Мы не можем очень долго жить полностью на своих условиях. Мы можем думаю, что можем, но Эдип — напоминание о последствиях. Судьба так много более могущественный, сложный и враждебный, чем мы можем себе представить, неважно что говорят нам наши утешительные социальные повествования.

Автор способ подчеркнуть характер трагического героя, рассмотрим на мгновение некоторые различные разновидности героического поведения. Во многих повествованиях герой, как и Эдип сталкивается с критической ситуацией. Но он занимается с ними совсем по-другому. манеры обманом, маскировкой, совместными действиями, например (Одиссей — отличный пример такого гибкого поведения из греческих повествований). В случае Моисея его действия определяются, а не самоинициализированными утверждениями могущественного эго. заявляя о своем превосходстве, но следуя наставлениям Господа по от имени людей (и он должен научиться доверять Господу и даже идти против его собственное ощущение своих способностей для того, чтобы служить).Гильгамеш становится зрелым лидером только потому, что он способен научиться выходить за рамки утверждений своего эго, обрести смирение и принятие ценностей своего сообщества.

В во всех таких случаях упор делается на возвращение в сообщество или держаться за сообщество любой ценой — герой сделает все, что угодно. необходимо в рамках общей системы убеждений. И его величие измеряется его успехом в подтверждении важности этой системы убеждений.К поступая так, герои должны часто скомпрометировать или скрыть свою личность или пройти унижать переживания или признавать свою неправоту и т. д. Как только они отображают эти характеристики, такие герои возвращаются домой к чувству преемственности и счастья (отсюда частый финал таких историй: «Жили счастливо когда-либо после «). Таких героев мы обычно называем комическими героями, термином что не обязательно означает, что они смешные, а скорее, что концовка их историй — это прославление общественных ценностей, чаще всего драматическое представлен в финальном танце ( комос ).

трагический герой, напротив, редко, если вообще когда-либо, проявляет такие интеллектуальные и эмоциональная гибкость. Ему (по его мнению) это не нужно, поскольку цель его жизнь — жить открыто на своих условиях. И он заканчивает свой рассказ словами самоуничтожение, обычно это смерть (или самоубийство) по собственному желанию, потому что единственное Альтернативой разрушению (или самоуничтожению) является компромисс, то, что он не будет (или не может) сделать. Правда, Эдип не умирает в конце рассказа.Но в некотором смысле он мертв, переезжает в пустоши, за пределы сообщества где он создал это чувство собственного величия. Конечно нет чувство в конце пьесы, что Эдипу есть что ожидать, кроме смерть. В большинстве пьес мы называем трагедиями смерть физическая.

[в скобках, здесь можно отметить, что в конце пьесы не совсем ясно, Эдип возвращается во дворец или, спотыкаясь, уходит в пустыню за город.Мы знаем из полной истории Эдипа, что он в конце концов сбежал в пустыню (как он хочет), но в пьесе есть предложения что Креонт подождет, прежде чем позволить ему это сделать. Однако там Нет сомнений в том, что если Эдип ушел из дворца, тем больше драматически убедительный финал].

Обращение к трагедии

Пусть я пытаюсь изучить различия, о которых я кратко упомянул выше, в другом так, используя терминологию интерпретатора комического и трагического опыта, Мюррей Кригер.Кригер отмечает, что большинство из нас живет в сообществах и что в этих сообществах действуют общие правила поведения, этические нормы. Эти этические нормы представляют собой пределы, за которые мы не выходим из опасения раскалывать общество или подвергать себя опасности. Таким образом, мы все в каком-то смысле этичные люди. Мы обычно сохраняем наши споры, желания и утверждения себя в определенных пределах, разрешая разногласия в соответствии с с процедурами и учреждениями, которые мы создали для их решения.Такие правила могут быть даны нам нашими традициями, нашей религией или общим рациональным соглашением, или всеми тремя. И мы создали общественные институты, чтобы ратифицировать это общий социальный кодекс (суды, церкви, школы, законодательные органы). Мы все вокруг нас размещайте напоминания, чтобы мы их узнавали и действовали в соответствии с ними. И мы должны быть вынуждены по обстоятельствам признать, что мы каким-то образом вытеснены из сообщество (поскольку Одиссей или Гильгамеш географически находятся во время его приключений), мы стремимся как можно сильнее вернуться, восстановить коммунальную радость и безопасность жизни в пределах.

Сейчас, действия в соответствии с этими этическими правилами всегда требуют, отмечает Кригер, определенные компромиссы. Мы не можем быть или делать все, что хотим, просто потому, что полный спектр человеческих возможностей включает в себя вещи, которые выходят за рамки пределы, этические нормы, от которых зависит сообщество. Таким образом, важное часть того, чтобы быть этичным членом сообщества, — это контролировать себя и, если необходимо, чтобы обучить себя, чтобы мы действовали в пределах, установленных сообщество.

Сейчас, ясно, что в этом смысле Одиссей и зрелые Гильгамеш и Моисей являются этичные люди. Они не оспаривают основные правила, установленные для сообщество; фактически, их выживание зависит от признания и использования тех правила. Моисей и Одиссей расстраиваются, когда определенные формы жизни, такие как циклопы, или некоторые люди, такие как восставшие израильтяне, не соблюдают пределы цивилизованная жизнь. Одиссей постоянно борется с невезением и различными вызовы, которые природа ставит на его пути, но он никогда не теряет веры, пусть одни проблемы, самые важные общие правила сообщества.То же самое верно Моисея. И Одиссей, и Моисей могут быть вытеснены из общества извне. сообщества или в бизнесе по созданию сообщества, но они хотят получить обратно, потому что они верят и поддерживают то, что означает общинная жизнь. В конец Odyssey , например, Odysseus и его соперники подготовлены пойти на компромисс (по приказу Афины), положить конец конфликту, чтобы достичь спокойствия, от которого зависит сообщество. Гильгамеш готов переехать помимо потери Энкиду и его прежней личности, а также для празднования стен Урук.

Но Эдип совсем другой. Он действует в интересах общества, но его основная мотивация не исходит из чувства этической приличия или принятые нормы поведения. Он отвечает только самому себе, и он не желает идти на компромисс в поисках истины во имя любого социального принципа, который другие, такие как Креонт или Иокаста, могут предложить, потому что это означало бы нарушить его чувство самого себя. В этом смысле он похож на Иова на протяжении большей части его история: единственный ответ, который он примет, — это ответ от бога.Подобно Иову, Эдип необычайно упрям, сопротивляясь любым мольбам умеренности или ограничению его собственные желания к жизни на его условиях. Основное отличие Job от Эдип, конечно, заключается в том, что, когда судьба открывается, Иов преклоняется перед ней; Эдип продолжает сопротивляться этому до конца.

Это черта трагического героя на примере Эдипа делает трагический персонаж великий парадокс. В отличие от большинства из нас, трагический герой выглядит совсем не так. социальный человек.Он, по-видимому, может начать таким образом, по-видимому, мотивированный искреннее желание помочь сообществу, как это делают Эдип и Иов, но что в ходе действия выясняется, что он на самом деле, глубоко внутри, где он действительно считает, гораздо больше озабочен своим собственным ощущением себя, своими собственными требованиями для справедливости на его собственных условиях, чем в том, чтобы идти на компромисс со своими желаниями любым осведомленность об этических нормах. На самом деле он гораздо меньше озабочен своими собственными выживания в сообществе, чем он о том, чтобы быть правым, видеть вещи насквозь самый конец.

Что есть ли такой персонаж, который вызывает наше восхищение? Почему мы в Уэст так высоко ценил такое поведение? Для от одного Перспективные трагические герои, подобные Эдипу, совсем не привлекательны. Они есть обычно очень упрямы, эгоцентричны, лишены чувства юмора, безжалостно убеждены в своих собственной порядочности, вспыльчивости и непоколебимости в своем стремлении к истине, когда они видят это, и нет места тем, кто их переубедит.Это не людей, которых на первый взгляд хотелось бы пригласить на обед или поесть ближайшие соседи или родственники (Одиссей, Гильгамеш или Моисей, кажется, были бы гораздо лучшими кандидатами на светское мероприятие).

И это правда, что для многих неприемлема позиция трагического героя. Очевидно, кто угодно кто считает, что определенные этические нормы являются законами природы, найдет трагедию позиция героя просто идиотская тщеславная эгоистическая поза для самовосхваление вопреки установленной истине вещей.Так что это не так Удивительно, что люди, верящие в рациональный прогресс человеческого общества не будет сочувствовать трагедии. Уолт Уитмен, например, великий демократ, выразил мнение, что в Америке нет места шекспировским трагедия, и первый нарком просвещения в Советском Союзе Луначарский, сказал примерно то же самое о новом коммунистическом государстве.

Кому восхищаться трагическим персонажем требует, не то чтобы он нам особенно нравился, а скорее то, что мы видим в его реакции на переживание чего-то великолепно героического, нежелание принять какое-либо разделяемое понимание опыта, отказ компромисс с чьим-либо ответом относительно того, что такое жизнь, решимость подтолкнуть жизнь за пределы всех простых этических объяснений и открыть для себя полный смысл опыта (это может быть не его первоначальное намерение, как я уже сказал, но по мере развития истории манифест).Если это желание ведет к самоуничтожению, как это обычно бывает, тогда это цена, которую герой готов заплатить. Дело не в том, что трагический герой обязательно ставит перед собой эту цель. Но где-то по ходу его В приключениях он стоит перед выбором: пойти на компромисс или продолжить на своих условиях. Я предположил, что комический герой — это тот, кто идет на компромисс ради выживания и безопасный возврат. Трагический герой — это тот, кто предпочитает не идти на компромисс ради ради продолжения на своих условиях, даже если это означает, что он скоро придет к неприятный финал.

действительно загадочный вопрос: почему некоторые люди делают этот выбор не компромисс. Как прийти к сочувствующему пониманию такого радикального индивидуалистическая позиция? Невозможно сделать это, если не увидеть это в некоторых способ. Трагическая позиция глубоко иррациональна. Это проистекает из чего-то глубоко внутри некоторых людей, и это связано с тем, как они думают о себе и о жизни. Я так понимаю, что большинство из нас не трагичны по своей природе.Мы этичны граждане, все время идущие на компромисс с нашим желанием загнать оболочку жизни в для достижения безопасной совместной жизни в сообществе. Но образно мы видим в трагическом герое мужество и решимость того, кто не готов к компромиссу и готов ужасно терпеть жизнь и принять раннюю смерть как цену, которую нужно заплатить, чтобы жить полностью за счет свои условия. В той мере, в какой трагическая фигура представляет собой некое окончательное возможность человеческих стремлений и достижений, мы уважаем это, даже если мы не можем найти адекватные рациональные причины для придания ему общественной ценности.Культура который ценит личную свободу и неприкосновенность, увидит в трагическом герое высший символ этих ценностей.

Что Я имею в виду, что резюмируется в известном изречении Горация Уолпола: комедия — это для человека, который думает, трагедия для человека, который чувствует. Думающий человек, привязан к некоторому рациональному общественному пониманию жизни, часто не находит смысла к трагической позиции, поскольку это, кажется, нарушает все требования общественной жизни от человека во имя радости, безопасности и справедливости.Только если я чувствую во мне эмоционально образный контакт с трагическим героем не может ли «значить» что-нибудь для меня.

Кригер говорит об этом способ. По его словам, у людей есть два основных стремления: во-первых, выжить в сообщества и жить в нашей семье и ее потомках, а во-вторых, чтобы иметь нашу индивидуальную жизнь что-то значить, иметь нашу целостность, наше чувство мы как уникальные личности, не подверженные никаким компромиссам, рассчитываем на что-то стойкое.Комедия, утверждает Кригер, — это литературная форма празднование первого порыва; трагедия литературная форма празднования второй. В комедии мы готовы пойти на компромисс с нашей человеческой индивидуальностью, чтобы обеспечить жизнь в прочном сообществе. В трагедии герой готов к пожертвовать всем, чтобы гарантировать его целостность.

Это возможно, это одна из причин, почему комедия, несмотря на все ее празднование и веселье в конце, его чувство сообщества, счастливо восстановленного к осмысленному этическому образу жизни который придает смысл жизни, часто заключен в ощущении поражения.В этом знаменитом заключении есть что-то неприятное для некоторых, «И жили долго и счастливо». Для комедии неизбежно требуется отворачиваясь от основных вопросов о полной важности личности жизни и довольствоваться значимостью, обеспечиваемой общими ценностями, даже когда мы думаем (как мы можем думать), что эти ценности неверны или не соответствуют действительности. отвечать на все, что мы хотели бы достичь сами.

Это чувство разочарования также может быть ключом к одному из наших самых интригующих литературные персонажи: клоун с разбитым сердцем (Пальаччи, Риголетто, Фесте, Ред Скелтон, Тони Хэнкок и др.), Фигура, отвернувшаяся от любого последнего столкновения с тайной жизни и посвятил свою энергии для празднования радостей, которые возможны в сообществе, в полной мере осознание своей иллюзорности.Мы празднуем веселье, потому что альтернатива слишком опасна, чтобы ее обдумывать или терпеть.

Трагедия, напротив, несмотря на всю боль и страдания, через которые проходит герой, часто приносит с чувством триумфа, по крайней мере в той мере, в какой мы стали свидетелями возможность человеческого духа, который не готов определять жизнь ограничения, налагаемые сообществом, и его общие ожидания, связанные с правилами. В трагический герой — напоминание о том, что есть те, кто готов разорвать утешительные иллюзии космического порядка и справедливости, которыми мы живем в сообщества, которые имеют смелость требовать от жизни правды о вещах, даже если эта правда неприятна, как это, несомненно, у Софокла, или разрушительно пессимистичен у Еврипида.

Это чувство триумфа часто сопровождается чувством беспокойства. Ведь в трагедия, мы празднуем возможность проникновения человеческого духа в неизведанная территория, на которой раскрываются наши любимые общественные ценности какими они могут быть: иллюзии, в которые нам нравится верить, правда, но что может быть совершенно неверным.

Для Например, обычно можно заметить, что Царь Эдип вполне может быть пророческое понимание природы нашей человеческой уверенности в нашей способности противостоять судьбе.Возможно, мы, в нашей научной уверенности, в оптимистическом дух, с которым мы думаем, что можем справиться с судьбой, может оказаться похожим на Эдип, столкнувшись с чем-то гораздо более загадочным и сложным, и злокачественнее, чем мы можем себе представить. Я не хочу здесь толковать эту интерпретацию, но такой подход к пьесе мог бы помочь вызвать некоторое беспокойство по поводу самоуверенность, с которой мы заявляем о своем превосходстве над судьбе и стремимся решать все вопросы с помощью тех инструментов, которые, кажется, послужили нам так хорошо в прошлом, наш ум и смелость.Мы хоть полностью понимаем наши собственные опухшие ноги?

Устный перевод Трагедия

трагическое видение особенно трудно интерпретировать, отчасти потому, что оно может быть так трудно принять видение космоса, которое оно открывает. Если рассказ трагического героя — трогательное художественное напоминание о том, в какой степени Вселенная не является ни утешительной, ни рационально справедливой, как бы мы ни хотелось бы так думать, тогда как зрителям или читателям это поражает некоторых из них. вещи, в которые нам больше всего нравится верить в этом мире.

Следовательно, мы часто пытаемся морализировать трагедию. Мы пытаемся преобразовать историю Эдипа из в высшей степени одаренного и героического человека, который берет на себя жизнь на своих условиях и обнаруживает всю таинственную разрушительность космос в утешительную моральную историю, рассказывающую нам, что Эдип страдает потому что он согрешил. Если бы только он не был таким высокомерным или вспыльчивым эгоистичен или воинственен при столкновении с отцом и его окружением, или что бы там ни было, с ним все было бы хорошо.

Это подход к Эдипу или к какой-либо Софокловской трагедии, конечно, губителен, потому что это полностью упускает суть. Конечно, если бы Эдип был кем-то иначе он бы не закончил так, как сейчас. Но тогда он не был бы он тоже великий человек. Когда мы интерпретируем пьесу таким образом, мы как Утешители Иова, пытающиеся приспособить болезненную и сложную человеческую ситуацию к моральная смирительная рубашка, в которой мы можем понять это легко и без дискомфорта.

Эдип страдает, потому что он великий человек. Да, он ошибается, но это его величие человека, которое приводит его к этой ошибке. Это слово ошибка важный. Это происходит из концепции Аристотеля hamartia , что характеристика трагического героя, который приводит к его гибели. Эта фраза часто переводится как «трагический недостаток». И в этом переводе к сожалению, поощряла морализаторскую тенденцию, потому что слово «изъян» предполагает некую исправимую моральную ошибку, некоторый грех, который он не следовало делать.

слово «ошибка», я думаю, более полезно, потому что оно ближе к Идея Софокла о том, что трагический герой сам инициирует свое падение, а не потому, что он в каком-то смысле грешник, а скорее потому, что он такой превосходный, такой способный, такой уверен в своих силах и настолько храбр, что возьмет на себя последствия. Его ошибка неразрывно связана с его человеческим величием. Если бы он был меньшим человек, как и Креонт, не стал бы страдать так, как он. Но тогда он бы нет и того трагического величия, которое проявляет Эдип.

Путь Иначе говоря, мы можем сказать, что Эдип способен делать то, что он делает, потому что он уникально храбрый, превосходный и умный. Но трагедия напоминает нам, что даже самые лучшие и смелые, известные во всем мире своими знания, обречены, если восстанут против тайны жизни себя, и если они попытаются заставить жизнь ответить им, они собираются саморазрушение. Его ошибка, если мы должны использовать это слово, не грех, а невежество , и он не знает, с чем он борется, потому что он человек.Четный самые лучшие из нас, те, у кого больше всего оснований быть уверенными в своих силах понимание, понятия не имею, что такое судьба на самом деле, что она припасла.

(Один здесь можно кратко упомянуть, что Эдип часто интерпретируется как аллегория Афин, в которых жил Софокл, город, который, как и Эдип, является движется к полному уничтожению из-за своих удивительных достижений. Спектакль таким образом, это не предупреждение о том, что Афинам следует вести себя иначе, а скорее трагедия. видение неизбежности упадка и самоуничтожения Афин.Другие, как Я уже упоминал, следуя той же аллегорической тенденции, что видел у Эдипа история западной цивилизации, особенно история ее уверенности в своих собственные силы формировать природу и заставлять ее отвечать своим собственным представлениям).

Это желание морализировать трагический опыт, возможно, и понятно, но для этого требуется человеческая тайна из этого сложного видения опыта. Это правда есть много историй, называемых трагедиями, особенно из средневековья, в которых наказание за грех как главный смысл пьесы.Следует ли нам называть это трагедии или нет, обсуждать не буду. Но я хочу настоять на том, что они принципиально отличается от того, что представляет в своей пьесе Софокл.

Это это одна из причин, почему так много людей находят конец работы чем-то неудовлетворительным. Для Позиция Иова на протяжении большей части его истории очень близка к позиции Софоклина. трагический герой (часто сравнивают Иова с Эдипом). Но Иов не довести его требования к космосу до предела.Когда он доходит до признания истина вселенной, он кланяется ей. Этот опыт действительно не разбить его. Напротив, это приводит к отличным материальным и эмоциональным результатам. награды и, следовательно, чувство комической завершенности. Когда фишки заканчиваются, Джоб делает что делает Гильгамеш: он преклоняется перед судьбами, правящими миром, согласование его желаний с их желаниями.

Для по той же причине трагическое видение испаряется, если мы верим, что жизнь после смерти, если, то есть, жизнь героя не окончена и что его смерть — это просто дверь в будущую жизнь на небесах или где-то еще.Что дает трагическая история настолько сильна идея, что, чем бы ни была человеческая жизнь, это значение заканчивается смертью. Чтобы добавить что-нибудь о «счастливой жизни или к несчастью, когда-либо «- значит избавиться от ощущения окончательного конца от которого зависит наше восхищение трагическим героизмом. Если вы думаете об этом, есть существенная разница между кем-то вроде Эдипа и, скажем, христианином мученика, который ужасно страдает во имя веры, разделяемой общиной Христиане и кто идет на вечную награду.Поведение может быть героическим и страдания столь же сильны на физическом уровне, но не на том же самом Sophoclean чувство трагично, поскольку индивидуальное существование еще не закончено. И обещание награды в загробной жизни явно одобряет, а не бросает вызов этические нормы, по которым мученик жил и умер .. Отсюда все традиционные Ортодоксальные христианские взгляды на жизнь не могут быть трагичными, но по своей сути комичны ( Божественная комедия).

В скобках, интересно отметить, что хотя большинство комедий Шекспира место в узнаваемом христианском сообществе, когда он приходит писать трагедии, он обычно (но не исключительно) предпочитает сдвигать время пьесы на языческая или дохристианская эпоха.Таким образом, смысл христианской загробной жизни не войти в видение жизни, поддерживаемое пьесой.

Конец трагедии

Автор Чтобы подчеркнуть некоторые моменты, которые я обдумывал, позвольте мне вкратце упомянуть еще один момент: чем заканчиваются драматические комедии и трагедии. Драматический комедии обычно заканчиваются общим праздником, особенно вещи, наиболее тесно связанные с выживанием сообщества: обручение, свадьбы, крестины, семейное застолье и танцы, от которых нечисть исключены (либо потому, что они были сосланы, убиты, наказаны, либо реформирована).Конец (несатирической) комедии, таким образом, становится восторженным. одобрение этических норм (часто вновь созданных), которые обеспечивают стабильность сообщества.

трагическая драма, особенно у Софокла, имеет тенденцию кончаться, а не смертью герой, но с размышлениями сообщества о значении жизни которая только что подошла к концу. В этом отношении Эдип необычен, поскольку он не мертв (хотя его слепота и изгнание из человеческого сообщества указывает на то, что его жизнь в Фивах в качестве ведущего гражданина фактически закончилась).В трагическая смерть героя (настоящая или живая смерть) также приглашает на общественный праздник, но это, как правило, что-то гораздо более приглушенное, попытки сообщества прийти чтобы понять, что рассказ героя рассказывает о том, как на самом деле устроен космос.

вынос трупа, традиционно заключительный эпизод трагедии, таким образом воссоздание сообщества, но не таким образом, чтобы подчеркивать радостное развлечение по общественным нормам. Скорее, граждан объединяет новый осознание тайны жизни, то, что они в повседневной жизни редко думать и никогда не открывать для себя.Дается только самым великим героев, которые отправятся в интенсивное духовное путешествие, и завершение трагедия, особенно в Софокле, обычно приписывает этому необыкновенному человека благоговейное уважение сообщества, которое извлекло пользу из его готовность жить до крайности (даже если причины для этого уважения очень сложно объяснить рационально). Они могут не знать точно, что делать опыт (ибо в полном смысле трагедия сопротивляется легкому моральному обобщению), но они глубоко осознают, что получили возможность заглянуть во что-то по-настоящему движется, что-то за завесой более утешительных этических норм.

Итак, пока мы ждем того последнего дня,
мы не можем назвать смертного счастливым
прежде, чем он ушел за пределы жизни без боли. (1812-1814)

Постскриптум: Некоторые наблюдения об историческом развитии трагической драмы

В пытаясь выяснить значение термина трагическая драма , мы могли бы полезно рассмотреть несколько исторических фактов, начиная с того трагического драмы начались с тех пьес, которые афиняне поставили на Великом фестивале Трагическая драма на ежегодном религиозном фестивале в честь бога Дионис.Писатели и актеры были приглашены к участию в конкурсе, были вручены призы за первую, вторую и третью премии. Ведущие граждане настоятельно рекомендовали платить за производство.

фестиваль трагической драмы предлагал произведения, посвященные жизни, страданиям, и смерть великого героя, обычно связанного с мифологическими прошлое — Эдип, Медея, Ксеркс, Агамемнон, Аякс, Ахилл и т. д. Аудитория был приглашен стать свидетелем изображения и празднования в искусстве кульминационное событие в жизни великого героя или героини, обычно борьба закончилась смертью главного героя и размышления сообщества об этом смерть.

Сейчас, историки литературы, начиная с Аристотеля, долгое время недоумевали, почему вообще возникла такая форма драмы. Это Тем более любопытно, что трагедия — это не та форма драмы, которую можно найти где-либо еще. В отличие от комедии, которую мы можем наблюдать во многих разных культурах, часто в очень похоже, трагическая драма была уникальной для Греции, а трагическая драма — одна из самых характерных западных традиций, переданных нам.

Так Насколько мы можем судить, трагическая драма началась в Афинах где-то в шестом веке. с актером по имени Феспис. Согласно счету Аристотеля (в «Поэтике » ) Первоначально трагическая драма состояла из одного актера и большого хора. Этот Эта особенность предполагает, что трагическая драма началась как хоровое празднование в память о мертвого героя, в котором кто-то, вероятно, лидер хора, в какой-то момент начали разыгрывать подвиги прославленного человека.Это лидер хора взял на себя роль погибшего героя (таким образом празднование драматическое, так как для того, чтобы произошла драма, кто-то должен притвориться кто-то другой, возьмите на себя роль другого персонажа). Постепенно, кажется, количество актеров увеличилось. Аристотель сообщает нам, что Эсхил был первым чтобы представить второго актера, Софокл первым представил третьего актера, и ко времени Еврипида ясно, что число главных действующих лиц увеличилось, а важность массивного хора уменьшилась.

Что должен был привести афинян к этой уникальной форме драмы, трудно представить вне. Некоторые историки искали ключ к разгадке слова трагедия, что кажется этимологически иметь какое-то отношение к tragos , козе. Мы знаем это первые актеры облачились в козью шкуру и что коза была связан с Дионисом, богом, на празднике которого происходили трагедии. выполнено. Но помимо этого, преобладают предположения. Один критик заметил, что трагедии подобны козлам: все волосатые спереди и лысые сзади.Я предлагаю это определение для любого использования, которое вы можете использовать.

I не предлагаю здесь рассматривать различные теории, которые были предложены в качестве объясняя происхождение этой формы драмы, за исключением того, что празднование знаменитого героя в кульминационный момент его или ее жизни может имеет какое-то отношение к главной заботе афинян о людях. совершенство, проявляющееся в соревновании. Ибо фигура трагическая, прежде всего, тот, кто занимается самым опасным и трудным из соревнования, борьба за полное отстаивание своей человеческой индивидуальности возможная степень перед лицом самого упорного противника, сама природа сама жизнь — предмет, впервые исследованный в Гомере Илиада , справочнике по многие греческие драматические трагедии.

Это Важно отметить, что с самого начала у афинян трагическая драма с важным религиозным праздником. Для них все, что происходило в переживание трагедии было центральным в религиозной жизни сообщество. И яростный соревновательный характер конкурса и уважение подаренные драматургу-победителю, также указывают на то, что трагическая драма была для них жизненно важная часть общественной жизни.

более поздняя история трагедии — дело сложное.Как можно себе представить, трагедия видение опыта (на примере Софокла) несовместимо с гораздо более оптимистичный фатализм христианства с его упором на добро жизнь как одна из веры, надежды и милосердия в христианском сообществе и вечность радости или наказания потом. Многие христианские писатели использовали термин трагедия для относительно простых нравственных пьес, в которых фигурировали трагические фигуры. по сути великие грешники, чья смерть укрепляет христианское учение, что-то очень сильно отличается от видения Софокла.

В Возрождение что-то вроде старого видения вновь появляется в великих трагедиях Шекспира (сравнение между Эдипом и Королем Лиром , для пример, банальны). Но как только мы дойдем до восемнадцатого века и мощный призыв новых рациональных реформ общества и агрессивной повестки дня новой науки, традиционную трагическую драму становится все труднее писать и продавать публике, не имеющей особого вкуса к подобным вызовам (поскольку наша культура потерять чувство судьбы, от которого зависит классическая трагедия, за исключением некоторых новых литературные формы, такие как роман) и, за некоторыми важными исключениями (особенно Ибсен) трагическая драма теряет свою жизнеспособность как продолжающаяся литературная форма или художественная зрение.


[Вернуться на главную страницу johnstonia]
Страница загружается в веб-файлы johnstonia

Просмотр Статистика


Почему некомпетентные люди часто думают, что они на самом деле лучшие

Может быть, вы уже сталкивались с этим в школе или на работе раньше: иметь дело с кем-то, кто думает, что он намного лучше справляется со своей работой, чем он есть на самом деле.Это может не только сильно раздражать, но и привести к катастрофе, поскольку чье-то неконтролируемое эго значительно усложняет групповой проект.

Новое видео TED-Ed, основанное на уроке психолога Дэвида Даннинга, посвящено тому, почему это происходит и почему люди так плохо оценивают свои навыки в целом, исследуя явление, известное как эффект Даннинга-Крюгера.

«Знание того, насколько мы компетентны и насколько наши навыки соотносятся с навыками других людей, — это больше, чем просто повышение самооценки», — объяснил рассказчик Аддисон Андерсон.«Это помогает нам понять, когда мы можем продвигаться вперед на основе наших собственных решений и инстинктов, а когда нам нужно вместо этого искать совета».

«Но, — добавил Андерсон, — психологические исследования показывают, что мы не очень хорошо умеем правильно оценивать себя. На самом деле мы часто переоцениваем свои способности ».

Это верно «до степени, нарушающей законы математики». Например: «Когда инженеров-программистов в двух компаниях попросили оценить их работу, 32 процента инженеров в одной компании и 42 процента в другой оказались в числе первых 5 процентов.”

Так что здесь происходит? На самом деле есть разумное объяснение: «Когда психологи Даннинг и [Джастин] Крюгер впервые описали эффект в 1999 году, они утверждали, что люди, не обладающие знаниями и навыками в определенных областях, терпят двойное проклятие. Во-первых, они совершают ошибки и принимают неверные решения. Но, во-вторых, те же самые пробелы в знаниях также не позволяют им улавливать свои ошибки. Другими словами, плохим исполнителям не хватает опыта, необходимого для того, чтобы распознать, насколько плохо они поступают ».

Например, как кто-то может узнать, что он плохой писатель, если он не знает даже элементарных правил орфографии и грамматики?

Хорошая новость заключается в том, что когда люди узнают, что у них что-то плохое — скажем, если они не справляются с логической головоломкой, — они обычно в этом признаются.Но для того, чтобы осознать это, человеку необходим некоторый уровень опыта или знаний.

«Может быть, поэтому люди с умеренным опытом или знаниями часто меньше верят в свои способности», — сказал Аддисон. «Они знают достаточно, чтобы знать, что они многого не знают».

Но знания могут также привести к тому, что люди будут переоценивать других: «Эксперты склонны осознавать, насколько они осведомлены. Но они часто совершают другую ошибку: полагают, что все остальные тоже осведомлены.”

«В результате люди, как некомпетентные, так и высококвалифицированные, часто оказываются в пузыре неточного самовосприятия, — пояснил Аддисон. «Когда они неопытны, они не видят собственных недостатков. Когда они исключительно компетентны, они не замечают, насколько необычны их способности ».

Есть способ предотвратить все это: «Во-первых, спросите об обратной связи у других людей — и примите во внимание ее, даже если ее трудно услышать. Во-вторых, что более важно, продолжайте учиться. Чем более осведомленными мы становимся, тем меньше вероятность того, что у нас появятся невидимые дыры в нашей компетенции.”

Имейте в виду, что это всего лишь одно из объяснений того, почему и как некомпетентные люди могут переоценивать себя. Примеры других объяснений можно найти в хорошем кратком изложении психолога Тала Яркони.

Новый министр финансов бросает кости на свое будущее

Фил Гетдженс, новый министр финансов, должен быть очень храбрым, очень уверенным в своей способности справляться с трудными ситуациями или фаталистом.

Теневой казначей Крис Боуэн раскритиковал назначение Гетдженса, который до недавнего времени был главой аппарата казначея Скотта Моррисона, как дальнейшую «политизацию» казначейства.Если лейбористы победят на выборах, Гетдженс может получить выгоду.

В конце концов, есть недавний прецедент. Когда Тони Эбботт стал премьер-министром, он немедленно уволил тогдашнего главу казначейства Мартина Паркинсона, в первую очередь потому, что Эбботт и его руководитель аппарата Пета Кредлин считали Паркинсон слишком политическим, особенно в отношении изменения климата, когда он возглавлял тогдашний отдел по изменению климата.

Причудливая болезнь Паркинсона по причинам удобства правительства (встреча G20 и подготовка бюджета) оставалась на более чем год.Позже, после того как Малкольм Тернбулл отстранил Эбботта от должности, Паркинсон перевоплотился в секретаря ведомства премьер-министра.

Гаетенс, хотя и работал в министерстве финансов, давно связан с либеральной стороной политики. Он был главой администрации Питера Костелло и секретарем казначейства Нового Южного Уэльса при либеральном правительстве. Более того, его назначение является частью тройной перетасовки бывших сотрудников Либеральной партии, о чем Боуэн сделал резкое заявление в понедельник.

Другие шаги в конце прошлой недели Майкл Бреннан, который был сотрудником либерального федерального правительства и министерства штата, а также бюрократом, а в последнее время был заместителем министра финансов, был назначен новым главой Комиссии по производительности.Саймон Аткинсон, который работал руководителем аппарата министра финансов Матиаса Кормана, переходит на работу Бреннана. Аткинсон уходит с должности секретаря кабинета министров в канцелярии премьер-министра.


Читать далее: Смена караула в казначействе


Боуэн ставит под сомнение уместность комиссии из трех человек, которые рекомендовали Бреннана, поскольку двое «сложили свои должности»: Джон Фрейзер, уходящий министр финансов, и Джон Ллойд, уходящий комиссар государственной службы, которые ушли из-за политических споров по поводу его поведения в своей работе.По словам Боуэна, состав комиссии «должен был быть восстановлен с учетом условий отъезда г-на Ллойда и его неспособности оставаться беспристрастным».

Следует, однако, сказать, что источники в государственных службах хвалят способности Бреннана — и как глава Комиссии по производительности, занимая видную должность, у него будет много стимулов продемонстрировать свою независимость.

Лейбористская партия также интересуется обработкой назначения Аткинсона, спрашивая, рекламировалась ли эта должность внутри компании или за ее пределами (ответ, очевидно, отрицательный).

Боуэн сказал, что если он станет казначеем, «политизация департамента закончится». Он не сказал, будет ли это связано с вытеснением Гетдженса.

Коалиционные правительства особенно политически относятся к высшему эшелону государственной службы, с точки зрения выборочного увольнения при вступлении в должность и некоторых назначений.

Фрейзер был по сути политическим выбором, когда его перевели из частного сектора, хотя ранее он долгое время работал в министерстве финансов.

Помимо возмущения лейбористов, установка Gaetjens вызвала удивление в бюрократических кругах.

Проблема не в том, что человек служил «в гору» — что считается желанным со всех сторон, — а в том, как долго он там находится и насколько сильно они отождествляют себя с одной стороной политики.

Государственные служащие, даже те, многие из которых работают в министерских кабинетах, стараются сохранить различие между бюрократической и «политической» работой, избегая того, что может рассматриваться как явно пристрастное, хотя граница стала более размытой. Современные правительства требуют «отзывчивости» от государственной службы, которая все больше втягивается в политическую сплетню и одержимость министров 24-часовым медийным циклом.

Моррисон использовал казначейство для обработки цифр в своих атаках на политику лейбористов. Его офис периодически сообщает о результатах этих учений с их политическим подтекстом избранным Моррисоном средствам массовой информации.

Вовлечение казначейства в эти операции плохо сказывается на репутации ведомства.

Иногда (правда, редко) государственные служащие кусаются, когда политики переступают черту.

Совершив сенсационное выступление перед выборами 2013 года, главы Казначейства, Финансов и Парламентского бюджетного управления публично отвергли попытку правительства Радда использовать свои полномочия для дискредитации показателей сбережений Коалиции.

Моррисон в прошлом месяце был публично осужден Парламентским бюджетным управлением, когда в неприятном для его департаменте инциденте он попытался дискредитировать его числами, предложенными лейбористами изменения вменения дивидендов, стоимость которых была рассчитана ОПО.

Если лейбористы придут к власти, Гаетенс займет меньше года, так что довольно удивительно, что он занял эту должность. Всего несколько недель назад он был назначен послом Австралии при ОЭСР в Париже — отличная работа.

Может быть, он считает, что Тернбулл продержится, или, возможно, он думает, что сможет привести Боуэна, если того потребуют обстоятельства.

В период с настоящего момента и до выборов он столкнется с множеством проблем, поскольку его деятельность будет находиться под пристальным вниманием, в том числе со стороны лейбористов.

Что касается его собственного положения и положения его отдела, ему придется сопротивляться любой попытке Моррисона предполагать старые отношения. Как выразился один государственный служащий: «Сложнее всего будет, когда Моррисон попросит его сделать то, чего он не должен делать».

Одно, что он будет делать, — это участвовать в подготовке «синих» и «красных» книг, которые готовы для любой стороны, сформирующей следующее правительство.Гаетенс будет следить за советами администрации по вопросам труда о том, как реализовать политику, которую, будучи в штате Моррисона, он помогал уничтожать.

Затем идет подготовка Предвыборного экономического и финансового прогноза (PEFO). В начале кампании секретари казначейства и финансового отдела публикуют независимый обзор экономики и бюджета. Этот набор цифр, включая уровень детализации, является строгим тестом на нейтральность ведомства.

Если лейбористское правительство решит, что не может работать с Гаетенсом, оно может найти ему другую должность. Возможно, что-то вроде этой работы в ОЭСР?

Ключ к инклюзивному лидерству

Инклюзивное лидерство становится уникальной и важной возможностью, помогающей организациям адаптироваться к разнообразным клиентам, рынкам, идеям и талантам. Для тех, кто работает с лидером, например, менеджером, подчиненным или коллегой, единственная наиболее важная черта, порождающая чувство инклюзивности, — это видимое понимание лидером предвзятости.Но чтобы полностью извлечь выгоду из своего осознания предвзятости, лидеры также должны проявлять как смирение, так и сочувствие. В этой статье описываются организационные методы, которые могут помочь лидерам стать более открытыми и повысить эффективность своих команд.

Что заставляет людей чувствовать себя включенными в организацию? Чувствуете, что с ними обращаются справедливо и уважительно, ценят и принадлежат? Конечно, многое, включая миссию, политику и методы организации, а также поведение коллег.

Но в основном все сводится к лидерам. Мы обнаружили, что то, что говорят и делают лидеры, составляет до 70% разницы в том, считает ли человек включенным в отчет. И это действительно важно, потому что чем больше людей чувствуют себя вовлеченными, тем больше они говорят, делают все возможное и сотрудничают — все это в конечном итоге повышает эффективность организации.

С учетом этой формулы инклюзивное лидерство становится уникальной и важной способностью, помогающей организациям адаптироваться к разнообразным клиентам, рынкам, идеям и талантам.Наше предыдущее исследование показало, что у инклюзивных лидеров есть шесть характерных черт:

  1. Видимая приверженность: Они выражают подлинную приверженность разнообразию, бросают вызов существующему положению вещей, заставляют других отвечать и делают разнообразие и инклюзивность личным приоритетом.
  2. Смирение: Они скромны в отношении способностей, признают ошибки и создают пространство для других.
  3. Осведомленность о предвзятости: Они демонстрируют осведомленность о личных слепых пятнах, а также о недостатках системы и упорно трудятся для обеспечения меритократии.
  4. Любопытство к другим: Они демонстрируют непредвзятость и глубокое любопытство по отношению к другим, слушают без осуждения и с сочувствием стремятся понять окружающих.
  5. Культурный интеллект: Они внимательны к культурам других и приспосабливаются к ним.
  6. Эффективное сотрудничество: Они расширяют возможности других, обращают внимание на разнообразие мышления и психологическую безопасность и делают упор на сплоченность команды.

Звучит как список для стирки, поэтому неудивительно, что нас регулярно спрашивают, какая из является наиболее важной характеристикой.Ответ зависит от того, кто спрашивает. Если это лидер, обязательство является наиболее важным, потому что без него невозможно полностью развить остальные пять качеств.

Для тех, кто работает с лидером, например, менеджером, подчиненным или коллегой, единственная наиболее важная черта, создающая чувство инклюзивности, — это видимое осознание лидером предвзятости. Чтобы подчеркнуть это понимание: наш анализ 360-градусной оценки всестороннего лидерства (ILA) более 400 лидеров, проведенный почти 4000 оценщиками, показывает, что, хотя все шесть черт важны и действуют как кластер, осведомленность лидера о личных и организационных предубеждениях это фактор номер один, который больше всего волнует оценщиков.

Комментарии оценщиков к ILA говорят нам, что они особенно замечают, например, когда лидер «постоянно бросает вызов (своим) собственным предубеждениям и побуждает других осознавать их предвзятые склонности» или когда лидер стремится понять их предубеждения с помощью, например, «[Попросить] других проверить, не является ли их мыслительный процесс каким-либо предвзятым».

Но это еще не все. Оценщики не ищут простого признания предвзятости, окрашенного фаталистическим чувством, что с этим мало что можно сделать.Их заботит осознание предвзятости в сочетании с двумя дополнительными моделями поведения:

  • Смирение: Оценщики хотят видеть, что их лидеры полны решимости устранить их предубеждения. Фатализм выглядит так: «Эй, я знаю, что у меня есть это предубеждение, но что бы то ни было, я такой, какой я есть». Напротив, скромные лидеры признают свою уязвимость к предвзятости и просят высказать свое мнение об их слепых пятнах и привычках. Например, один непосредственный подчиненный сказал нам, что их лидер «очень открыто и уязвимо говорит о своих слабостях, которые она упоминает, когда мы переживаем. мастер-классы по командному развитию.Она открыто делится своей оценкой лидерства с командой и часто просит обратной связи и помощи в улучшении ». Наше исследование показывает, что когда осознание предвзятости сочетается с высоким уровнем скромности, это может усилить чувство вовлеченности оценщиков на 25%.
  • Сочувствие и понимание перспективы: Оценщики не ищут своих лидеров, чтобы попытаться понять их точку зрения и опыт как сухое интеллектуальное упражнение, а сочувствуют. Это означает, что нужно глубоко понимать других и оставлять их услышанными.Например, один из экспертов прокомментировал: «Сочувствие [лидера] при взаимодействии с другими людьми делает [лидера] доступным, вызывающим доверие и показывает [их] стремление работать с коллегами, коллегами и начальством и / или поддерживать их». Когда осознание предвзятости сочетается с высоким уровнем сочувствия / взгляда на перспективу, это может усилить чувство вовлеченности оценщиков на 33%.

Почему в этом контексте так важны смирение и сочувствие? Смирение побуждает других делиться своим мнением (например,g., что лидер может иметь фаворитов или иметь тенденцию перебивать людей или регулярно игнорировать класс информации). Сочувствие и понимание перспектив дают людям надежду на то, что лидер заботится о них и принимает во внимание их взгляды, вместо того, чтобы полагаться на предвзятые мнения или узкий набор идей об их взглядах. Более того, это создает ощущение личной связи между лидерами и разнообразным кругом заинтересованных сторон, что упрощает принятие и реализацию общих решений.

Использование качеств

Как лидеры могут применить эти идеи на практике? Одна из тактик — создать разнообразный персональный консультативный совет (PAD) — группу людей, часто сверстников, которые имеют регулярный контакт с лидером и которым лидер доверяет, чтобы говорить прямо.Эти доверенные советники могут дать лидерам детальную обратную связь о повседневном межличностном поведении, которое поддерживает или препятствует включению, например: уделяет ли лидер одинаковое время всем участникам встречи или предпочитает тех, кто находится в одном месте, а не тех, кто набрал номер? Всегда ли лидер приводит примеры одного пола или обоих? Использует ли лидер широкий спектр образов, обращаясь к разнообразной аудитории, или образы (например, спортивные метафоры или мужская иконография), которые представляют только одну группу людей? Поскольку PAD продолжается, руководители могут получать обратную связь о том, попадают ли в цель вносимые ими изменения.

Вторая тактика заключается в том, чтобы лидеры делятся своим опытом познания и устранения предубеждений. Мы видели, как лидеры делают это, обсуждая результаты своей оценки 360 со своим менеджером, рассказывая в мэрии о своем росте или создавая постоянный элемент на еженедельных собраниях команды («моменты включения»), во время которых они или член команды определяют, что они узнали на той неделе о разнообразии и инклюзивности. Эти действия выражают смирение, помогают лидерам проверять и развивать свои идеи и служить примером для подражания важности смирения в преодолении предубеждений.

Третья тактика заключается в том, чтобы руководители погружались в неудобные или новые ситуации, которые ставят их перед различными заинтересованными сторонами, например, посещая собрание группы ресурсов сотрудников или сидя в разных частях рабочего места каждую неделю. Открытость в сочетании с открытыми вопросами помогает расширить кругозор и разрушить предвзятые идеи.

Инклюзивное лидерство — это критически важная способность использовать разностороннее мышление сотрудников с постоянно растущим разнообразием рынков, клиентов и талантов.Ранее мы наблюдали, что только каждый третий лидер имеет точное представление о своих лидерских способностях. Третьи считают, что они более инклюзивны, чем они на самом деле воспринимаются окружающими, в то время как третьи не верят в свои всеобъемлющие лидерские способности и поэтому делают меньше, чем могли бы, чтобы активно направлять других и бросать вызов статус-кво.

Повышение осведомленности имеет решающее значение для саморазвития, но осознания изолированности недостаточно.Без смирения и сочувствия / взгляда на перспективу лидерам трудно глубоко понять природу своих слепых пятен или стратегии исправления и, следовательно, расти. Это требует усилий, но, к счастью, круг познания хорош. Смиренные и чуткие лидеры будут открыты для критики по поводу их личных предубеждений, а более глубокое понимание личных ограничений побуждает к большему смирению, сочувствию и взглядам на перспективу. Такое поведение не только критично для личного развития лидеров, но и помогает другим почувствовать себя более вовлеченными в процесс.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *