Гендерный что это: Гендер для чайников — краткий курс

Содержание

Гендер для чайников — краткий курс

COLTA.RU и Фонд имени Генриха Бёлля с удовольствием представляют наш новый совместный проект — мы надеемся, что он станет началом большого и осмысленного разговора о сюжетах, которые российское общество предпочитает не замечать или недопонимать. 

Как распознать сексизм и не впасть в него самому? Как найти свой собственный «-изм» и научиться ориентироваться в современном гендерном многообразии? Что вообще такое этот «гендер»? Об этом и многом другом — краткий видеокурс «Гендер для чайников», где в наших внутренних противоречиях разбираются лучшие российские эксперты, исследователи и практики, социологи и демографы, специалисты в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин.

Наш первый эксперт — Елена Здравомыслова, социолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, содиректор программы гендерных исследований. 

Что такое гендер?
Патриархат
Как формируются гендерные роли?

Консервативный поворот
Консервативный поворот (продолжение)

Что такое гендер?

K списку

Гендер — это иностранное слово, оно имеет латинские корни. И оно пришло в русский язык из английского языка. По-английски это звучит «дженде». Это слово вводится в науки, и первый человек, который это делает, — психиатр, психолог и психоаналитик Столлер. Он в 1968 году пишет книжку, которая называется «Gender and sex». Он предлагает точно разделять биологические характеристики человека, его половые характеристики (то, что по-английски будет называться

sex) и gender — то, что социально организовано и социально сконструировано. Он это делает в 68-м году. На самом деле исследователи еще раньше пользуются этим термином, но именно за Столлером закрепилась эта идея, он у нас первооткрыватель этого термина. Этот термин активно начинает использоваться феминистскими исследователями, исследователями женского опыта, в гендерных исследованиях.

Исследования стали называться гендерными, от слова «дженде». Потому что на самом деле их фокус заключается в изучении социально конструированных отношений, групп, определяемых по признаку пола. Вот что такое гендер. В России впервые появился термин «гендер» в самом конце 80-х годов. Гендер по-английски — это грамматический род. В русском языке есть тоже грамматическая категория рода. И почему бы не использовать тогда категорию рода, объясняя социальную организацию отношений между полами? Очень важно было обозначить этот спектр исследовательских интересов через термин, который не ассоциируется с другими замыленными и ведущими не туда явлениями и дискурсивными формациями. Поэтому — «гендер».

Исследователи и просто люди, чувствительные к этой проблематике, стали обсуждать вопросы дискриминации по признаку пола. И вот тогда категория «гендер» оказалась очень емкой, важной и уместной. Потому что эта дискриминация, конечно, связана с социальными и политическими процессами. И надо назвать людей, которые особенно сделали такой значимый шаг в этом направлении. Это созданный в 89-м году Московский центр гендерных исследований. Он создавался в Академии наук, в Институте народонаселения, в Институте демографии. И вот ядром человеческим было несколько исследователей, которые и раньше занимались феминизмом и гендерными исследованиями. Но это был их личный как бы интерес, институционально это не было никак оформлено. Это Анастасия Посадская, Наталья Захарова, Наталья Михайловна Римашевская, которая была во главе этого. Вот эти исследователи поставили вопрос о реальных структурных барьерах гендерного равенства.

А тут возникли специальные политические возможности для того, чтобы гендерные исследования были достаточно автономной областью этого знания. А дело в чем? Дело в том, что Россия в конце 80-х — начале 90-х годов демонстрирует политическую волю, интеграцию в международные академические процессы. После того как в Пекине ООН в 85-м году приняла декларацию, которую подписала Россия, о борьбе со всеми формами дискриминации против женщин, нужно было в соответствии с подписанной декларацией предпринять ряд шагов. Потому что эта декларация предполагала действия на политическом уровне. Один из этих шагов — это зеленый свет для исследователей дискриминации и неравенства по признаку пола.

Патриархат

K списку

Патриархат — это социальная система, это общественное устройство, при котором женщины являются объектом угнетения, эксплуатации и оказываются в подчиненном положении. Такая исследовательница, как Сильвия Волби — я о ней говорю, потому что я разделяю эту точку зрения, — разделяет патриархат на публичный и приватный. Вот приватный патриархат, он в основном реализует себя как система подчинения женщин в сфере семейной жизни, в сфере частной жизни. И носителем воли, субъектом этого подчинения является отдельный конкретный мужчина. Отец, супруг. И можно всегда сказать: кто угнетатель супруги? Ее муж. Патриархат становится персонализированным.

Но в публичном патриархате — нет. В публичном патриархате очень трудно назвать вот этого индивидуального носителя угнетения, эксплуатации и доминирования. Это сама структура, это само общественное устройство. На самом деле угнетается патриархатом не только женщина, но и мужчина. Тем самым фактом, что существует жесткое представление об их ролях. И вот этот публичный патриархат, то есть патриархат в общественной сфере: в сфере занятости, в сфере политики, в культурной репрезентации — то есть в тех картинках, которые нам сообщают представления о мужественности и женственности, — вот этот патриархат действует по-другому. Он не исключает женщин полностью. Он их включает — пожалуйста, занимайте свои позиции на работе, в политике — но включает на определенных условиях. Сегрегируя. Мы тебя сделаем заместителем премьер-министра, но ты будешь отвечать за вопросы здравоохранения.

Патриархат может, конечно, определяться как механизм угнетения женщин. Но если мы оптику сдвинем, мы увидим, что это также механизм угнетения мужчин. Потому что он давит и разделяет. Предписывает и сегрегирует. Если мужчина не вписывается в матрицу доминирования, которая ему предписана обществом, — «Будь охотником! Будь насильником! Будь кормильцем!» — то он будет слыть негодным, неудачником, ненастоящим мужчиной.

Когда обсуждаются гендерные отношения в России, то очень часто звучит тезис о женской власти. Эта дискуссия о женской власти, обсуждение ее, конечно, каким-то образом затемняет вопрос о гендерном неравенстве. Или по-другому его формулирует. На самом деле, о каком патриархате мы можем говорить? О каком феминизме мы можем говорить? Женщины действительно обладают ресурсами, потому что они работают. И не только поэтому, а потому, что у них есть своя особая женская власть. И такие обсуждения характерны не только для нашего общества. В последнее время даже в литературе появился такой жанр, который исследователи называют «стервологией». Это разнообразные сборники, наставления, домострои определенные, руководства к действию, написанные психологами, которые обсуждают, как женщины могут манипулировать мужчинами. И вот в эту категорию «стервы», где почти обсценная (ненормативная) лексика (во всяком случае, этот термин явно не поощрительного характера), как бы едино встроены два образа женщины. С одной стороны, женщина, которая нечестным путем добивается своих целей, нелегитимно власть использует. А с другой стороны, она все-таки субъект, имеет свои цели, умеет их защищать и продвигать. Но делает она это нечестными путями. Использует так называемую женскую власть.

Мы предлагаем, вместе с моей коллегой Анной Темкиной и другими исследователями, говорить, что вот такая женская власть — это власть слабых. Эта власть манипуляторов, она, конечно, связана с предписанными ролями. И что такое вот эта женская власть? Это власть соблазнения, это власть интриги. Это власть, которая не признается как реальная борьба за свои права. Это просто использование своего положения для того, чтобы управлять этим бедным мужчиной. Мужчина голова, а женщина шея. Эта власть находит себе применение только потому, что патриархат работает. Что у женщин нехватка нормальных ресурсов. Тогда, будучи реальными субъектами, они прибегают вот к этим самым малолегитимным способам. Вот в этом заключается власть слабых. И постольку, поскольку женщина не допущена на равных с мужчиной соревноваться за какие-то значимые блага, она начинает пользоваться этими подковерными тактиками для того, чтобы добиться своих целей. Вывод такой: власть слабых существует. И женская власть как таковая, как власть манипуляторов, как власть интриганок, — она существует как власть слабых. Если не будет патриархата, исключающего и сегрегирующего, то не будет и власти слабых.

Как формируются гендерные роли?

K списку

Государственные механизмы, правовые, политические и идеологические, работают на то, чтобы использовать социально организованные различия между полами в свою пользу. И продвигают определенные идеологии о том, какие роли у мужчин, какие роли у женщин должны быть. Государство действует, можно сказать, нормативно и давит морально. Оно законы прописывает и может в этом смысле по-разному конструировать мужественность и женственность.

Гендерные паттерны, то, как мы будем жить как мужчины и женщины, интересуют, конечно, каждого. Но люди не всегда их знают. И они, конечно, связаны с конкретным контекстом, в котором вы находитесь. Люди не всегда чувствительны к гендерной несправедливости. Или к гендерному неравенству. Потому что они усваивают определенные представления о мужских и женских ролях. Они усваивают представления старые, архаичные, которые морализируются. Приведем пример. Есть представление, что женщина по своей природе гораздо лучше может ухаживать за слабыми и больными, нежели мужчина. От природы она способна к заботе. Она эмпатичная, мягкая, теплая, женственная. Вот в этом и суть женственности. Если так конструируется модель правильной женственности, то она противопоставляется представлениям о правильной мужественности. Мужчина рассматривается как неспособный к этому вчувствованию, неспособный к этой эмпатии и заботе. Только, наверное, вынужденно может заниматься этим. Такие жесткие представления о мужественности и женственности, о мужских и женских ролях, на самом деле, ограничивают возможности выбора и степень человеческой свободы. Действуют верования в правильную мужественность и в правильную женственность, они действуют как барьеры для гендерного равенства.

В нашем гендерном порядке очевидна длинная история общественного участия женщины в сфере оплачиваемого труда. У нас профессиональные женщины. И в этом смысле мы в принципе по индексу гендерного равенства довольно высоко, по тому, как женщины работают, Россия очень близка к Европе. В России довольно длительная традиция, укорененные практики, воспроизводящиеся многие поколения, совмещения оплачиваемого труда с семейными заботами. Женщина у нас в этом смысле стратегически очень активный субъект, она знает, как совмещать домашние роли и роли работающего человека. У нас нехватка социальной поддержки вот этого баланса ролей. И поддержки со стороны государства. Хотя последние годы государство делает усилия для того, чтобы поддержать совмещение ролей женщиной. Но у нас явный гендерный дисбаланс в том, что мужчина недостаточно эмансипирован и недостаточно включен в домашние заботы. И это сильно отличает нас от стран Западной Европы, где гендерное равенство в домашней сфере в гораздо большей степени нашло свое практическое выражение. Мужчина берет отпуск по уходу за ребенком, никто не считает это каким-то особым подвигом или странностью. Общество чувствительно к тому, что у нас проблемы с мужским гендером в большей степени, чем женским, если мы говорим в категории гендерного равенства. Потому что для того, чтобы обеспечить гендерное равенство, надо, чтобы и мужчины могли пересекать границу ролей, которые им предписаны.

Второе существенное различие — это наша гетеросексуальная матрица. Это совершенно очевидно. Если в Западной Европе работает политика инклюзивности (включенности) по отношению к людям с однополой сексуальной ориентацией, то Россия в этом отношении занимает совершенно другую позицию. Она считает, что такого рода открытость является неприемлемой. В этом она совершенно консервативна. И этот консерватизм является открыто декларируемой позицией российского законодательства, российской идеологии и средств массовой информации.

Проблемы гендерные чувствительны к разным возрастным группам. Скажем так, к разным этапам жизненного пути человека. Общество и государство чрезвычайно активно обсуждают гендерные дисбалансы репродуктивного возраста. И там говорится все время о том, не нужно ли больше яслей, не построить ли перинатальный центр. Или распространить декретные на мужчин. Конечно, есть сопротивление этим трендам. Но, во всяком случае, это проблематизировано. Однако если мы поговорим о людях, которые находятся на другом этапе жизненного пути, например, в предпенсионном или пенсионном возрасте, мы увидим, что они сталкиваются совсем с другой, но гендерно маркированной проблемой. Мы можем называть ее проблемой или синдромом «поколения сэндвич». Что это означает? Вы знаете, что такое сэндвич, — это бутерброд. Человек, оказывающийся в положении «сэндвич», находится в состоянии давления между двумя типами обязательств. По крайней мере, двумя, а то и больше. Сдавлен между двумя этими обязательствами. Вот только что дети подросли, и ты вроде достиг всего на рабочем месте, а тут у тебя начали болеть родители или бабушки и дедушки. И вот этот новый вызов совершенно застает человека врасплох. Потому что государство гораздо меньше помогает в уходе за пожилыми, чем в уходе за детьми. Это уже завершение жизни, это не продуктивный класс или социальная категория. Поэтому надо обеспечить им дожитие. Как семья будет справляться с уходом и заботой о немощных старших родственниках — это ее семейное дело. И в этом опять гендерный вопрос: чье это дело? Кто будет осуществлять прямой, ручной, непосредственный уход за больным пожилым человеком, чье состояние очень хрупкое? И, конечно, это опять профессиональное существо, которое профессионально социализировано как способное заботиться.

Консервативный поворот

K списку

Я бы хотела начать с того, что вообще гендерная проблематика в российском обществе довольно долго привлекала внимание только очень узкого круга активистов и исследователей. Массового интереса к этой проблематике, в общем, не было. И вдруг произошли перемены, гендерные вопросы стали политизироваться, и очень сильно. Начинается это примерно с середины 2000-х годов. То есть это второй срок президента Путина. Он объявляет, что перед Россией стоит демографическая проблема. Намечает три стратегии ее решения. И утверждает, что одним из путей решения демографического кризиса в России является рост деторождения. И необходимо поощрять женщин для того, чтобы они рожали детей.

Продвигается и очень быстро принимается закон о материнском капитале. Когда оказывается: роди второго ребенка, помоги гражданам России решить очень важный демографический вопрос, этому ребенку будет три года, и женщина получит так называемый материнский капитал. Начались общественные обсуждения: может ли действительно некоторая сумма служить стимулом для репродуктивного решения, как формулировать, какие есть действительно последствия этого закона. Феминистская критика прозвучала, потому что речь шла о материнском капитале. Довольно скоро он стал называться семейным капиталом. Но в реальной практике деньги эти может реально получать женщина. Обсуждались также цели, на которые может быть истрачен материнский капитал. Как мы знаем, по закону таких целей первоначально было только три. Это решение жилищного вопроса, пенсионные накопления матери и образование детей. Это прокрустово ложе трех целей использования этих денег оказалось чрезвычайно узким. Отношение государства к гражданам — такое, с одной стороны, патерналистское, а с другой стороны, жестко контролирующее — «Мы знаем, на что вам надо потратить деньги. И вы со своими потребностями уж приспособьтесь сами» — воспроизводило советские модели. Хотя сумма достаточно большая, тем более она индексировалась. С 2007 по 2016 год работает программа материнского капитала. И ясно, что она, может, и не решает проблему демографического кризиса, но улучшает в определенной степени положение семей. Семьи на нее рассчитывают. И, в общем, эта мера впервые проблематизирует гендер.

Второй момент связан с введением некоторых поправок в закон о репродуктивных правах. Дело в том, что у нас возникают массовые инициативы, которые призывают коренным образом пересмотреть очень либеральный закон об абортах. Или полностью его запретить. Происходит мобилизация консерваторов, которые вообще-то называются пролайферы. Это те, кто, обсуждая проблематику репродуктивных прав, категорически против того, чтобы у женщины вообще были репродуктивные права. Эти консерваторы, которые радикально хотят запретить аборт, не добиваются своей цели. Но изменения в законодательстве об абортах происходят, и частично эти поправки приводят к его ужесточению. Это второй, так скажем, пунктик политизации гендера. Потому что там возникает вопрос, имеет ли женщина право распоряжаться своим телом или ей надо вообще запретить это делать. Или она должна это делать только с согласия своего мужчины, партнера и так далее.

Третий момент, связанный с консервативной мобилизацией, касается закона о ювенальной юстиции. Довольно сложная дискуссия. Дело в том, что Россия должна была подписать закон о ювенальной юстиции. Консерваторы категорически против этого закона. По двум основаниям. С одной стороны, они говорят, что у них есть либеральный аргумент. Он заключается в том, что если государство вмешивается в частную жизнь, то это пространство коррупции, интервенции и давления. И ограничивает родительские права. С другой стороны, под эту же сурдинку совершенно не проводится никаких мер по облегчению положения детей, которые оказываются в местах заключения и которые преследуются по закону. Они говорят о том, что семья все должна решать. «В семье должны быть роли четко расписаны. Какие могут быть права ребенка?!» Ведь закон о ювенальной юстиции базируется на правах ребенка. «Никаких прав ребенка! Только права отца и права матери!» Вот эта модель традиционной семьи выступает. И это тоже консервативное такое наступление, чтобы не использовать слово «наезд».

Дальше мы говорим о законе о гендерном равенстве. Чтобы действительно реально бороться с дискриминацией, нужно было провести через парламент закон о гендерном равенстве с определенными формулировками. Это международное право. Этот закон блокируется, его не принимают. Почему? Потому что консерваторы выступают против категории «гендер». И вот это для нас довольно любопытный момент. Они говорят, что «гендер» — это чуждый термин, заимствованный. Мало того, сторонники гендерного подхода утверждают, что модели и роли мужественности и женственности, мужского и женского поведения социально сконструированы. А если они социально сконструированы, их можно изменить. Их можно выбрать. Они не предписаны ни государством, ни биологией, ни религиозными догматами. А раз так, то, используя категорию «гендер» в законодательных актах, мы тем самым проводим политику выбора сексуальной ориентации и половых ролей.

Консервативный поворот (продолжение)

K списку

Кто же эти консерваторы?

Прежде всего, существуют общественные инициативы. Эти общественные инициативы — различные организации, которые как будто бы созданы независимо от поддержки государственных структур. Действительно, есть люди, активно верящие и в богоданность, и в натуральность сложившихся ролей по признаку пола. Они имеют мощную поддержку у РПЦ, Русской православной церкви. Они имеют мощную поддержку в одном из сегментов политических элит. Именно поэтому, собственно говоря, они оказываются довольно серьезной силой в обществе и в общественном дискурсе.

Я не назвала еще одну законодательную инициативу, связанную с законом, запрещающим пропаганду гомосексуализма. Этот закон, который вызвал дискуссию, все-таки был принят на федеральном уровне. Он, конечно же, является исключающим, является репрессивным. Он является мощным утверждением гетеросексуальной матрицы. Таким образом, мы видим это вот проявление консервативных позиций в правовом поле, в дискурсивном поле. А в одной из речей президента консервативная идеология была названа идеологией российского политического истеблишмента. То есть вот этот консерватизм, проявляющий себя в продвижении ценностей патриархальной семьи, жесткой гетеросексуальной матрицы, представления о гендерных ролях, является той идеологией, которая претендует на гегемонию, то есть на господство. Потому что все, кто будет говорить против этого, будут расценены как диссиденты. Или как несогласные или те, кто не вписывается в мейнстрим этой идеологии, которая постоянно отсылает нас к традиционным ценностям, к российской культуре, к православным, к христианским ценностям.

И, конечно, есть сопротивление этой консервативной волне. Но на уровне повседневной жизни, когда люди просто игнорируют все это и находят возможности решать проблемы, с которыми они сталкиваются, самостоятельно. Игнорируя идеологическое наступление консерваторов. С другой стороны, существует феминистская мобилизация. Она пока небольшая. Может быть, даже не феминистская, а в сторону гендерного равенства. Когда люди выделяют, и проблематизируют, и обсуждают, и так далее. Поэтому мне кажется, что мы живем в том обществе, где полное господство консерваторов просто не может осуществиться технологически. Ни границы нельзя закрыть, ни дискурс нельзя полностью цензурировать. Поэтому я склонна рассматривать консервативный поворот как один из циклов политического развития, политической динамики, на смену которому рано или поздно придет другая волна. Но консерваторы довольно сильны в нашем обществе, что еще раз нас отсылает к тому, что наш гендерный порядок во многом сохраняется в качестве традиционного и патриархатного. С устойчивым представлением о моделях мужественности и женственности, с оправданием гендерных границ природными, биологическими или даже религиозными факторами.

Материал подготовлен Ириной Костериной в рамках совместного проекта COLTA.RU и Фонда имени Генриха Бёлля

Идея проекта: Ирина Костерина
Координатор и логист: Юлия Островская
Режиссер: Дмитрий Вакулин
Оператор: Кирилл Бегишев
Монтаж: Ирина Савина
Иллюстрации: Елена Зайкина

Другие материалы курса «Гендер для чайников»:

Что такое семейная политика?
Кому и зачем нужно материнство?
Что такое сексуальная идентичность?
Что такое феминизм?
Что такое маскулинность?
Что такое насилие?
Что такое отцовство?
Как устроены гендерные нормы на Северном Кавказе?

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Гендер для чайников — краткий курс

COLTA.RU и Фонд имени Генриха Бёлля с удовольствием представляют наш новый совместный проект — мы надеемся, что он станет началом большого и осмысленного разговора о сюжетах, которые российское общество предпочитает не замечать или недопонимать. 

Как распознать сексизм и не впасть в него самому? Как найти свой собственный «-изм» и научиться ориентироваться в современном гендерном многообразии? Что вообще такое этот «гендер»? Об этом и многом другом — краткий видеокурс «Гендер для чайников», где в наших внутренних противоречиях разбираются лучшие российские эксперты, исследователи и практики, социологи и демографы, специалисты в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин.

Наш первый эксперт — Елена Здравомыслова, социолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, содиректор программы гендерных исследований. 

Что такое гендер?
Патриархат
Как формируются гендерные роли?
Консервативный поворот
Консервативный поворот (продолжение)

Что такое гендер?

K списку

Гендер — это иностранное слово, оно имеет латинские корни. И оно пришло в русский язык из английского языка. По-английски это звучит «дженде». Это слово вводится в науки, и первый человек, который это делает, — психиатр, психолог и психоаналитик Столлер. Он в 1968 году пишет книжку, которая называется «Gender and sex». Он предлагает точно разделять биологические характеристики человека, его половые характеристики (то, что по-английски будет называться sex) и gender — то, что социально организовано и социально сконструировано. Он это делает в 68-м году. На самом деле исследователи еще раньше пользуются этим термином, но именно за Столлером закрепилась эта идея, он у нас первооткрыватель этого термина. Этот термин активно начинает использоваться феминистскими исследователями, исследователями женского опыта, в гендерных исследованиях.

Исследования стали называться гендерными, от слова «дженде». Потому что на самом деле их фокус заключается в изучении социально конструированных отношений, групп, определяемых по признаку пола. Вот что такое гендер. В России впервые появился термин «гендер» в самом конце 80-х годов. Гендер по-английски — это грамматический род. В русском языке есть тоже грамматическая категория рода. И почему бы не использовать тогда категорию рода, объясняя социальную организацию отношений между полами? Очень важно было обозначить этот спектр исследовательских интересов через термин, который не ассоциируется с другими замыленными и ведущими не туда явлениями и дискурсивными формациями. Поэтому — «гендер».

Исследователи и просто люди, чувствительные к этой проблематике, стали обсуждать вопросы дискриминации по признаку пола. И вот тогда категория «гендер» оказалась очень емкой, важной и уместной. Потому что эта дискриминация, конечно, связана с социальными и политическими процессами. И надо назвать людей, которые особенно сделали такой значимый шаг в этом направлении. Это созданный в 89-м году Московский центр гендерных исследований. Он создавался в Академии наук, в Институте народонаселения, в Институте демографии. И вот ядром человеческим было несколько исследователей, которые и раньше занимались феминизмом и гендерными исследованиями. Но это был их личный как бы интерес, институционально это не было никак оформлено. Это Анастасия Посадская, Наталья Захарова, Наталья Михайловна Римашевская, которая была во главе этого. Вот эти исследователи поставили вопрос о реальных структурных барьерах гендерного равенства.

А тут возникли специальные политические возможности для того, чтобы гендерные исследования были достаточно автономной областью этого знания. А дело в чем? Дело в том, что Россия в конце 80-х — начале 90-х годов демонстрирует политическую волю, интеграцию в международные академические процессы. После того как в Пекине ООН в 85-м году приняла декларацию, которую подписала Россия, о борьбе со всеми формами дискриминации против женщин, нужно было в соответствии с подписанной декларацией предпринять ряд шагов. Потому что эта декларация предполагала действия на политическом уровне. Один из этих шагов — это зеленый свет для исследователей дискриминации и неравенства по признаку пола.

Патриархат

K списку

Патриархат — это социальная система, это общественное устройство, при котором женщины являются объектом угнетения, эксплуатации и оказываются в подчиненном положении. Такая исследовательница, как Сильвия Волби — я о ней говорю, потому что я разделяю эту точку зрения, — разделяет патриархат на публичный и приватный. Вот приватный патриархат, он в основном реализует себя как система подчинения женщин в сфере семейной жизни, в сфере частной жизни. И носителем воли, субъектом этого подчинения является отдельный конкретный мужчина. Отец, супруг. И можно всегда сказать: кто угнетатель супруги? Ее муж. Патриархат становится персонализированным.

Но в публичном патриархате — нет. В публичном патриархате очень трудно назвать вот этого индивидуального носителя угнетения, эксплуатации и доминирования. Это сама структура, это само общественное устройство. На самом деле угнетается патриархатом не только женщина, но и мужчина. Тем самым фактом, что существует жесткое представление об их ролях. И вот этот публичный патриархат, то есть патриархат в общественной сфере: в сфере занятости, в сфере политики, в культурной репрезентации — то есть в тех картинках, которые нам сообщают представления о мужественности и женственности, — вот этот патриархат действует по-другому. Он не исключает женщин полностью. Он их включает — пожалуйста, занимайте свои позиции на работе, в политике — но включает на определенных условиях. Сегрегируя. Мы тебя сделаем заместителем премьер-министра, но ты будешь отвечать за вопросы здравоохранения.

Патриархат может, конечно, определяться как механизм угнетения женщин. Но если мы оптику сдвинем, мы увидим, что это также механизм угнетения мужчин. Потому что он давит и разделяет. Предписывает и сегрегирует. Если мужчина не вписывается в матрицу доминирования, которая ему предписана обществом, — «Будь охотником! Будь насильником! Будь кормильцем!» — то он будет слыть негодным, неудачником, ненастоящим мужчиной.

Когда обсуждаются гендерные отношения в России, то очень часто звучит тезис о женской власти. Эта дискуссия о женской власти, обсуждение ее, конечно, каким-то образом затемняет вопрос о гендерном неравенстве. Или по-другому его формулирует. На самом деле, о каком патриархате мы можем говорить? О каком феминизме мы можем говорить? Женщины действительно обладают ресурсами, потому что они работают. И не только поэтому, а потому, что у них есть своя особая женская власть. И такие обсуждения характерны не только для нашего общества. В последнее время даже в литературе появился такой жанр, который исследователи называют «стервологией». Это разнообразные сборники, наставления, домострои определенные, руководства к действию, написанные психологами, которые обсуждают, как женщины могут манипулировать мужчинами. И вот в эту категорию «стервы», где почти обсценная (ненормативная) лексика (во всяком случае, этот термин явно не поощрительного характера), как бы едино встроены два образа женщины. С одной стороны, женщина, которая нечестным путем добивается своих целей, нелегитимно власть использует. А с другой стороны, она все-таки субъект, имеет свои цели, умеет их защищать и продвигать. Но делает она это нечестными путями. Использует так называемую женскую власть.

Мы предлагаем, вместе с моей коллегой Анной Темкиной и другими исследователями, говорить, что вот такая женская власть — это власть слабых. Эта власть манипуляторов, она, конечно, связана с предписанными ролями. И что такое вот эта женская власть? Это власть соблазнения, это власть интриги. Это власть, которая не признается как реальная борьба за свои права. Это просто использование своего положения для того, чтобы управлять этим бедным мужчиной. Мужчина голова, а женщина шея. Эта власть находит себе применение только потому, что патриархат работает. Что у женщин нехватка нормальных ресурсов. Тогда, будучи реальными субъектами, они прибегают вот к этим самым малолегитимным способам. Вот в этом заключается власть слабых. И постольку, поскольку женщина не допущена на равных с мужчиной соревноваться за какие-то значимые блага, она начинает пользоваться этими подковерными тактиками для того, чтобы добиться своих целей. Вывод такой: власть слабых существует. И женская власть как таковая, как власть манипуляторов, как власть интриганок, — она существует как власть слабых. Если не будет патриархата, исключающего и сегрегирующего, то не будет и власти слабых.

Как формируются гендерные роли?

K списку

Государственные механизмы, правовые, политические и идеологические, работают на то, чтобы использовать социально организованные различия между полами в свою пользу. И продвигают определенные идеологии о том, какие роли у мужчин, какие роли у женщин должны быть. Государство действует, можно сказать, нормативно и давит морально. Оно законы прописывает и может в этом смысле по-разному конструировать мужественность и женственность.

Гендерные паттерны, то, как мы будем жить как мужчины и женщины, интересуют, конечно, каждого. Но люди не всегда их знают. И они, конечно, связаны с конкретным контекстом, в котором вы находитесь. Люди не всегда чувствительны к гендерной несправедливости. Или к гендерному неравенству. Потому что они усваивают определенные представления о мужских и женских ролях. Они усваивают представления старые, архаичные, которые морализируются. Приведем пример. Есть представление, что женщина по своей природе гораздо лучше может ухаживать за слабыми и больными, нежели мужчина. От природы она способна к заботе. Она эмпатичная, мягкая, теплая, женственная. Вот в этом и суть женственности. Если так конструируется модель правильной женственности, то она противопоставляется представлениям о правильной мужественности. Мужчина рассматривается как неспособный к этому вчувствованию, неспособный к этой эмпатии и заботе. Только, наверное, вынужденно может заниматься этим. Такие жесткие представления о мужественности и женственности, о мужских и женских ролях, на самом деле, ограничивают возможности выбора и степень человеческой свободы. Действуют верования в правильную мужественность и в правильную женственность, они действуют как барьеры для гендерного равенства.

В нашем гендерном порядке очевидна длинная история общественного участия женщины в сфере оплачиваемого труда. У нас профессиональные женщины. И в этом смысле мы в принципе по индексу гендерного равенства довольно высоко, по тому, как женщины работают, Россия очень близка к Европе. В России довольно длительная традиция, укорененные практики, воспроизводящиеся многие поколения, совмещения оплачиваемого труда с семейными заботами. Женщина у нас в этом смысле стратегически очень активный субъект, она знает, как совмещать домашние роли и роли работающего человека. У нас нехватка социальной поддержки вот этого баланса ролей. И поддержки со стороны государства. Хотя последние годы государство делает усилия для того, чтобы поддержать совмещение ролей женщиной. Но у нас явный гендерный дисбаланс в том, что мужчина недостаточно эмансипирован и недостаточно включен в домашние заботы. И это сильно отличает нас от стран Западной Европы, где гендерное равенство в домашней сфере в гораздо большей степени нашло свое практическое выражение. Мужчина берет отпуск по уходу за ребенком, никто не считает это каким-то особым подвигом или странностью. Общество чувствительно к тому, что у нас проблемы с мужским гендером в большей степени, чем женским, если мы говорим в категории гендерного равенства. Потому что для того, чтобы обеспечить гендерное равенство, надо, чтобы и мужчины могли пересекать границу ролей, которые им предписаны.

Второе существенное различие — это наша гетеросексуальная матрица. Это совершенно очевидно. Если в Западной Европе работает политика инклюзивности (включенности) по отношению к людям с однополой сексуальной ориентацией, то Россия в этом отношении занимает совершенно другую позицию. Она считает, что такого рода открытость является неприемлемой. В этом она совершенно консервативна. И этот консерватизм является открыто декларируемой позицией российского законодательства, российской идеологии и средств массовой информации.

Проблемы гендерные чувствительны к разным возрастным группам. Скажем так, к разным этапам жизненного пути человека. Общество и государство чрезвычайно активно обсуждают гендерные дисбалансы репродуктивного возраста. И там говорится все время о том, не нужно ли больше яслей, не построить ли перинатальный центр. Или распространить декретные на мужчин. Конечно, есть сопротивление этим трендам. Но, во всяком случае, это проблематизировано. Однако если мы поговорим о людях, которые находятся на другом этапе жизненного пути, например, в предпенсионном или пенсионном возрасте, мы увидим, что они сталкиваются совсем с другой, но гендерно маркированной проблемой. Мы можем называть ее проблемой или синдромом «поколения сэндвич». Что это означает? Вы знаете, что такое сэндвич, — это бутерброд. Человек, оказывающийся в положении «сэндвич», находится в состоянии давления между двумя типами обязательств. По крайней мере, двумя, а то и больше. Сдавлен между двумя этими обязательствами. Вот только что дети подросли, и ты вроде достиг всего на рабочем месте, а тут у тебя начали болеть родители или бабушки и дедушки. И вот этот новый вызов совершенно застает человека врасплох. Потому что государство гораздо меньше помогает в уходе за пожилыми, чем в уходе за детьми. Это уже завершение жизни, это не продуктивный класс или социальная категория. Поэтому надо обеспечить им дожитие. Как семья будет справляться с уходом и заботой о немощных старших родственниках — это ее семейное дело. И в этом опять гендерный вопрос: чье это дело? Кто будет осуществлять прямой, ручной, непосредственный уход за больным пожилым человеком, чье состояние очень хрупкое? И, конечно, это опять профессиональное существо, которое профессионально социализировано как способное заботиться.

Консервативный поворот

K списку

Я бы хотела начать с того, что вообще гендерная проблематика в российском обществе довольно долго привлекала внимание только очень узкого круга активистов и исследователей. Массового интереса к этой проблематике, в общем, не было. И вдруг произошли перемены, гендерные вопросы стали политизироваться, и очень сильно. Начинается это примерно с середины 2000-х годов. То есть это второй срок президента Путина. Он объявляет, что перед Россией стоит демографическая проблема. Намечает три стратегии ее решения. И утверждает, что одним из путей решения демографического кризиса в России является рост деторождения. И необходимо поощрять женщин для того, чтобы они рожали детей.

Продвигается и очень быстро принимается закон о материнском капитале. Когда оказывается: роди второго ребенка, помоги гражданам России решить очень важный демографический вопрос, этому ребенку будет три года, и женщина получит так называемый материнский капитал. Начались общественные обсуждения: может ли действительно некоторая сумма служить стимулом для репродуктивного решения, как формулировать, какие есть действительно последствия этого закона. Феминистская критика прозвучала, потому что речь шла о материнском капитале. Довольно скоро он стал называться семейным капиталом. Но в реальной практике деньги эти может реально получать женщина. Обсуждались также цели, на которые может быть истрачен материнский капитал. Как мы знаем, по закону таких целей первоначально было только три. Это решение жилищного вопроса, пенсионные накопления матери и образование детей. Это прокрустово ложе трех целей использования этих денег оказалось чрезвычайно узким. Отношение государства к гражданам — такое, с одной стороны, патерналистское, а с другой стороны, жестко контролирующее — «Мы знаем, на что вам надо потратить деньги. И вы со своими потребностями уж приспособьтесь сами» — воспроизводило советские модели. Хотя сумма достаточно большая, тем более она индексировалась. С 2007 по 2016 год работает программа материнского капитала. И ясно, что она, может, и не решает проблему демографического кризиса, но улучшает в определенной степени положение семей. Семьи на нее рассчитывают. И, в общем, эта мера впервые проблематизирует гендер.

Второй момент связан с введением некоторых поправок в закон о репродуктивных правах. Дело в том, что у нас возникают массовые инициативы, которые призывают коренным образом пересмотреть очень либеральный закон об абортах. Или полностью его запретить. Происходит мобилизация консерваторов, которые вообще-то называются пролайферы. Это те, кто, обсуждая проблематику репродуктивных прав, категорически против того, чтобы у женщины вообще были репродуктивные права. Эти консерваторы, которые радикально хотят запретить аборт, не добиваются своей цели. Но изменения в законодательстве об абортах происходят, и частично эти поправки приводят к его ужесточению. Это второй, так скажем, пунктик политизации гендера. Потому что там возникает вопрос, имеет ли женщина право распоряжаться своим телом или ей надо вообще запретить это делать. Или она должна это делать только с согласия своего мужчины, партнера и так далее.

Третий момент, связанный с консервативной мобилизацией, касается закона о ювенальной юстиции. Довольно сложная дискуссия. Дело в том, что Россия должна была подписать закон о ювенальной юстиции. Консерваторы категорически против этого закона. По двум основаниям. С одной стороны, они говорят, что у них есть либеральный аргумент. Он заключается в том, что если государство вмешивается в частную жизнь, то это пространство коррупции, интервенции и давления. И ограничивает родительские права. С другой стороны, под эту же сурдинку совершенно не проводится никаких мер по облегчению положения детей, которые оказываются в местах заключения и которые преследуются по закону. Они говорят о том, что семья все должна решать. «В семье должны быть роли четко расписаны. Какие могут быть права ребенка?!» Ведь закон о ювенальной юстиции базируется на правах ребенка. «Никаких прав ребенка! Только права отца и права матери!» Вот эта модель традиционной семьи выступает. И это тоже консервативное такое наступление, чтобы не использовать слово «наезд».

Дальше мы говорим о законе о гендерном равенстве. Чтобы действительно реально бороться с дискриминацией, нужно было провести через парламент закон о гендерном равенстве с определенными формулировками. Это международное право. Этот закон блокируется, его не принимают. Почему? Потому что консерваторы выступают против категории «гендер». И вот это для нас довольно любопытный момент. Они говорят, что «гендер» — это чуждый термин, заимствованный. Мало того, сторонники гендерного подхода утверждают, что модели и роли мужественности и женственности, мужского и женского поведения социально сконструированы. А если они социально сконструированы, их можно изменить. Их можно выбрать. Они не предписаны ни государством, ни биологией, ни религиозными догматами. А раз так, то, используя категорию «гендер» в законодательных актах, мы тем самым проводим политику выбора сексуальной ориентации и половых ролей.

Консервативный поворот (продолжение)

K списку

Кто же эти консерваторы?

Прежде всего, существуют общественные инициативы. Эти общественные инициативы — различные организации, которые как будто бы созданы независимо от поддержки государственных структур. Действительно, есть люди, активно верящие и в богоданность, и в натуральность сложившихся ролей по признаку пола. Они имеют мощную поддержку у РПЦ, Русской православной церкви. Они имеют мощную поддержку в одном из сегментов политических элит. Именно поэтому, собственно говоря, они оказываются довольно серьезной силой в обществе и в общественном дискурсе.

Я не назвала еще одну законодательную инициативу, связанную с законом, запрещающим пропаганду гомосексуализма. Этот закон, который вызвал дискуссию, все-таки был принят на федеральном уровне. Он, конечно же, является исключающим, является репрессивным. Он является мощным утверждением гетеросексуальной матрицы. Таким образом, мы видим это вот проявление консервативных позиций в правовом поле, в дискурсивном поле. А в одной из речей президента консервативная идеология была названа идеологией российского политического истеблишмента. То есть вот этот консерватизм, проявляющий себя в продвижении ценностей патриархальной семьи, жесткой гетеросексуальной матрицы, представления о гендерных ролях, является той идеологией, которая претендует на гегемонию, то есть на господство. Потому что все, кто будет говорить против этого, будут расценены как диссиденты. Или как несогласные или те, кто не вписывается в мейнстрим этой идеологии, которая постоянно отсылает нас к традиционным ценностям, к российской культуре, к православным, к христианским ценностям.

И, конечно, есть сопротивление этой консервативной волне. Но на уровне повседневной жизни, когда люди просто игнорируют все это и находят возможности решать проблемы, с которыми они сталкиваются, самостоятельно. Игнорируя идеологическое наступление консерваторов. С другой стороны, существует феминистская мобилизация. Она пока небольшая. Может быть, даже не феминистская, а в сторону гендерного равенства. Когда люди выделяют, и проблематизируют, и обсуждают, и так далее. Поэтому мне кажется, что мы живем в том обществе, где полное господство консерваторов просто не может осуществиться технологически. Ни границы нельзя закрыть, ни дискурс нельзя полностью цензурировать. Поэтому я склонна рассматривать консервативный поворот как один из циклов политического развития, политической динамики, на смену которому рано или поздно придет другая волна. Но консерваторы довольно сильны в нашем обществе, что еще раз нас отсылает к тому, что наш гендерный порядок во многом сохраняется в качестве традиционного и патриархатного. С устойчивым представлением о моделях мужественности и женственности, с оправданием гендерных границ природными, биологическими или даже религиозными факторами.

Материал подготовлен Ириной Костериной в рамках совместного проекта COLTA.RU и Фонда имени Генриха Бёлля

Идея проекта: Ирина Костерина
Координатор и логист: Юлия Островская
Режиссер: Дмитрий Вакулин
Оператор: Кирилл Бегишев
Монтаж: Ирина Савина
Иллюстрации: Елена Зайкина

Другие материалы курса «Гендер для чайников»:

Что такое семейная политика?
Кому и зачем нужно материнство?
Что такое сексуальная идентичность?
Что такое феминизм?
Что такое маскулинность?
Что такое насилие?
Что такое отцовство?
Как устроены гендерные нормы на Северном Кавказе?

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Гендер для чайников — краткий курс

COLTA.RU и Фонд имени Генриха Бёлля с удовольствием представляют наш новый совместный проект — мы надеемся, что он станет началом большого и осмысленного разговора о сюжетах, которые российское общество предпочитает не замечать или недопонимать. 

Как распознать сексизм и не впасть в него самому? Как найти свой собственный «-изм» и научиться ориентироваться в современном гендерном многообразии? Что вообще такое этот «гендер»? Об этом и многом другом — краткий видеокурс «Гендер для чайников», где в наших внутренних противоречиях разбираются лучшие российские эксперты, исследователи и практики, социологи и демографы, специалисты в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин.

Наш первый эксперт — Елена Здравомыслова, социолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, содиректор программы гендерных исследований. 

Что такое гендер?
Патриархат
Как формируются гендерные роли?
Консервативный поворот
Консервативный поворот (продолжение)

Что такое гендер?

K списку

Гендер — это иностранное слово, оно имеет латинские корни. И оно пришло в русский язык из английского языка. По-английски это звучит «дженде». Это слово вводится в науки, и первый человек, который это делает, — психиатр, психолог и психоаналитик Столлер. Он в 1968 году пишет книжку, которая называется «Gender and sex». Он предлагает точно разделять биологические характеристики человека, его половые характеристики (то, что по-английски будет называться sex) и gender — то, что социально организовано и социально сконструировано. Он это делает в 68-м году. На самом деле исследователи еще раньше пользуются этим термином, но именно за Столлером закрепилась эта идея, он у нас первооткрыватель этого термина. Этот термин активно начинает использоваться феминистскими исследователями, исследователями женского опыта, в гендерных исследованиях.

Исследования стали называться гендерными, от слова «дженде». Потому что на самом деле их фокус заключается в изучении социально конструированных отношений, групп, определяемых по признаку пола. Вот что такое гендер. В России впервые появился термин «гендер» в самом конце 80-х годов. Гендер по-английски — это грамматический род. В русском языке есть тоже грамматическая категория рода. И почему бы не использовать тогда категорию рода, объясняя социальную организацию отношений между полами? Очень важно было обозначить этот спектр исследовательских интересов через термин, который не ассоциируется с другими замыленными и ведущими не туда явлениями и дискурсивными формациями. Поэтому — «гендер».

Исследователи и просто люди, чувствительные к этой проблематике, стали обсуждать вопросы дискриминации по признаку пола. И вот тогда категория «гендер» оказалась очень емкой, важной и уместной. Потому что эта дискриминация, конечно, связана с социальными и политическими процессами. И надо назвать людей, которые особенно сделали такой значимый шаг в этом направлении. Это созданный в 89-м году Московский центр гендерных исследований. Он создавался в Академии наук, в Институте народонаселения, в Институте демографии. И вот ядром человеческим было несколько исследователей, которые и раньше занимались феминизмом и гендерными исследованиями. Но это был их личный как бы интерес, институционально это не было никак оформлено. Это Анастасия Посадская, Наталья Захарова, Наталья Михайловна Римашевская, которая была во главе этого. Вот эти исследователи поставили вопрос о реальных структурных барьерах гендерного равенства.

А тут возникли специальные политические возможности для того, чтобы гендерные исследования были достаточно автономной областью этого знания. А дело в чем? Дело в том, что Россия в конце 80-х — начале 90-х годов демонстрирует политическую волю, интеграцию в международные академические процессы. После того как в Пекине ООН в 85-м году приняла декларацию, которую подписала Россия, о борьбе со всеми формами дискриминации против женщин, нужно было в соответствии с подписанной декларацией предпринять ряд шагов. Потому что эта декларация предполагала действия на политическом уровне. Один из этих шагов — это зеленый свет для исследователей дискриминации и неравенства по признаку пола.

Патриархат

K списку

Патриархат — это социальная система, это общественное устройство, при котором женщины являются объектом угнетения, эксплуатации и оказываются в подчиненном положении. Такая исследовательница, как Сильвия Волби — я о ней говорю, потому что я разделяю эту точку зрения, — разделяет патриархат на публичный и приватный. Вот приватный патриархат, он в основном реализует себя как система подчинения женщин в сфере семейной жизни, в сфере частной жизни. И носителем воли, субъектом этого подчинения является отдельный конкретный мужчина. Отец, супруг. И можно всегда сказать: кто угнетатель супруги? Ее муж. Патриархат становится персонализированным.

Но в публичном патриархате — нет. В публичном патриархате очень трудно назвать вот этого индивидуального носителя угнетения, эксплуатации и доминирования. Это сама структура, это само общественное устройство. На самом деле угнетается патриархатом не только женщина, но и мужчина. Тем самым фактом, что существует жесткое представление об их ролях. И вот этот публичный патриархат, то есть патриархат в общественной сфере: в сфере занятости, в сфере политики, в культурной репрезентации — то есть в тех картинках, которые нам сообщают представления о мужественности и женственности, — вот этот патриархат действует по-другому. Он не исключает женщин полностью. Он их включает — пожалуйста, занимайте свои позиции на работе, в политике — но включает на определенных условиях. Сегрегируя. Мы тебя сделаем заместителем премьер-министра, но ты будешь отвечать за вопросы здравоохранения.

Патриархат может, конечно, определяться как механизм угнетения женщин. Но если мы оптику сдвинем, мы увидим, что это также механизм угнетения мужчин. Потому что он давит и разделяет. Предписывает и сегрегирует. Если мужчина не вписывается в матрицу доминирования, которая ему предписана обществом, — «Будь охотником! Будь насильником! Будь кормильцем!» — то он будет слыть негодным, неудачником, ненастоящим мужчиной.

Когда обсуждаются гендерные отношения в России, то очень часто звучит тезис о женской власти. Эта дискуссия о женской власти, обсуждение ее, конечно, каким-то образом затемняет вопрос о гендерном неравенстве. Или по-другому его формулирует. На самом деле, о каком патриархате мы можем говорить? О каком феминизме мы можем говорить? Женщины действительно обладают ресурсами, потому что они работают. И не только поэтому, а потому, что у них есть своя особая женская власть. И такие обсуждения характерны не только для нашего общества. В последнее время даже в литературе появился такой жанр, который исследователи называют «стервологией». Это разнообразные сборники, наставления, домострои определенные, руководства к действию, написанные психологами, которые обсуждают, как женщины могут манипулировать мужчинами. И вот в эту категорию «стервы», где почти обсценная (ненормативная) лексика (во всяком случае, этот термин явно не поощрительного характера), как бы едино встроены два образа женщины. С одной стороны, женщина, которая нечестным путем добивается своих целей, нелегитимно власть использует. А с другой стороны, она все-таки субъект, имеет свои цели, умеет их защищать и продвигать. Но делает она это нечестными путями. Использует так называемую женскую власть.

Мы предлагаем, вместе с моей коллегой Анной Темкиной и другими исследователями, говорить, что вот такая женская власть — это власть слабых. Эта власть манипуляторов, она, конечно, связана с предписанными ролями. И что такое вот эта женская власть? Это власть соблазнения, это власть интриги. Это власть, которая не признается как реальная борьба за свои права. Это просто использование своего положения для того, чтобы управлять этим бедным мужчиной. Мужчина голова, а женщина шея. Эта власть находит себе применение только потому, что патриархат работает. Что у женщин нехватка нормальных ресурсов. Тогда, будучи реальными субъектами, они прибегают вот к этим самым малолегитимным способам. Вот в этом заключается власть слабых. И постольку, поскольку женщина не допущена на равных с мужчиной соревноваться за какие-то значимые блага, она начинает пользоваться этими подковерными тактиками для того, чтобы добиться своих целей. Вывод такой: власть слабых существует. И женская власть как таковая, как власть манипуляторов, как власть интриганок, — она существует как власть слабых. Если не будет патриархата, исключающего и сегрегирующего, то не будет и власти слабых.

Как формируются гендерные роли?

K списку

Государственные механизмы, правовые, политические и идеологические, работают на то, чтобы использовать социально организованные различия между полами в свою пользу. И продвигают определенные идеологии о том, какие роли у мужчин, какие роли у женщин должны быть. Государство действует, можно сказать, нормативно и давит морально. Оно законы прописывает и может в этом смысле по-разному конструировать мужественность и женственность.

Гендерные паттерны, то, как мы будем жить как мужчины и женщины, интересуют, конечно, каждого. Но люди не всегда их знают. И они, конечно, связаны с конкретным контекстом, в котором вы находитесь. Люди не всегда чувствительны к гендерной несправедливости. Или к гендерному неравенству. Потому что они усваивают определенные представления о мужских и женских ролях. Они усваивают представления старые, архаичные, которые морализируются. Приведем пример. Есть представление, что женщина по своей природе гораздо лучше может ухаживать за слабыми и больными, нежели мужчина. От природы она способна к заботе. Она эмпатичная, мягкая, теплая, женственная. Вот в этом и суть женственности. Если так конструируется модель правильной женственности, то она противопоставляется представлениям о правильной мужественности. Мужчина рассматривается как неспособный к этому вчувствованию, неспособный к этой эмпатии и заботе. Только, наверное, вынужденно может заниматься этим. Такие жесткие представления о мужественности и женственности, о мужских и женских ролях, на самом деле, ограничивают возможности выбора и степень человеческой свободы. Действуют верования в правильную мужественность и в правильную женственность, они действуют как барьеры для гендерного равенства.

В нашем гендерном порядке очевидна длинная история общественного участия женщины в сфере оплачиваемого труда. У нас профессиональные женщины. И в этом смысле мы в принципе по индексу гендерного равенства довольно высоко, по тому, как женщины работают, Россия очень близка к Европе. В России довольно длительная традиция, укорененные практики, воспроизводящиеся многие поколения, совмещения оплачиваемого труда с семейными заботами. Женщина у нас в этом смысле стратегически очень активный субъект, она знает, как совмещать домашние роли и роли работающего человека. У нас нехватка социальной поддержки вот этого баланса ролей. И поддержки со стороны государства. Хотя последние годы государство делает усилия для того, чтобы поддержать совмещение ролей женщиной. Но у нас явный гендерный дисбаланс в том, что мужчина недостаточно эмансипирован и недостаточно включен в домашние заботы. И это сильно отличает нас от стран Западной Европы, где гендерное равенство в домашней сфере в гораздо большей степени нашло свое практическое выражение. Мужчина берет отпуск по уходу за ребенком, никто не считает это каким-то особым подвигом или странностью. Общество чувствительно к тому, что у нас проблемы с мужским гендером в большей степени, чем женским, если мы говорим в категории гендерного равенства. Потому что для того, чтобы обеспечить гендерное равенство, надо, чтобы и мужчины могли пересекать границу ролей, которые им предписаны.

Второе существенное различие — это наша гетеросексуальная матрица. Это совершенно очевидно. Если в Западной Европе работает политика инклюзивности (включенности) по отношению к людям с однополой сексуальной ориентацией, то Россия в этом отношении занимает совершенно другую позицию. Она считает, что такого рода открытость является неприемлемой. В этом она совершенно консервативна. И этот консерватизм является открыто декларируемой позицией российского законодательства, российской идеологии и средств массовой информации.

Проблемы гендерные чувствительны к разным возрастным группам. Скажем так, к разным этапам жизненного пути человека. Общество и государство чрезвычайно активно обсуждают гендерные дисбалансы репродуктивного возраста. И там говорится все время о том, не нужно ли больше яслей, не построить ли перинатальный центр. Или распространить декретные на мужчин. Конечно, есть сопротивление этим трендам. Но, во всяком случае, это проблематизировано. Однако если мы поговорим о людях, которые находятся на другом этапе жизненного пути, например, в предпенсионном или пенсионном возрасте, мы увидим, что они сталкиваются совсем с другой, но гендерно маркированной проблемой. Мы можем называть ее проблемой или синдромом «поколения сэндвич». Что это означает? Вы знаете, что такое сэндвич, — это бутерброд. Человек, оказывающийся в положении «сэндвич», находится в состоянии давления между двумя типами обязательств. По крайней мере, двумя, а то и больше. Сдавлен между двумя этими обязательствами. Вот только что дети подросли, и ты вроде достиг всего на рабочем месте, а тут у тебя начали болеть родители или бабушки и дедушки. И вот этот новый вызов совершенно застает человека врасплох. Потому что государство гораздо меньше помогает в уходе за пожилыми, чем в уходе за детьми. Это уже завершение жизни, это не продуктивный класс или социальная категория. Поэтому надо обеспечить им дожитие. Как семья будет справляться с уходом и заботой о немощных старших родственниках — это ее семейное дело. И в этом опять гендерный вопрос: чье это дело? Кто будет осуществлять прямой, ручной, непосредственный уход за больным пожилым человеком, чье состояние очень хрупкое? И, конечно, это опять профессиональное существо, которое профессионально социализировано как способное заботиться.

Консервативный поворот

K списку

Я бы хотела начать с того, что вообще гендерная проблематика в российском обществе довольно долго привлекала внимание только очень узкого круга активистов и исследователей. Массового интереса к этой проблематике, в общем, не было. И вдруг произошли перемены, гендерные вопросы стали политизироваться, и очень сильно. Начинается это примерно с середины 2000-х годов. То есть это второй срок президента Путина. Он объявляет, что перед Россией стоит демографическая проблема. Намечает три стратегии ее решения. И утверждает, что одним из путей решения демографического кризиса в России является рост деторождения. И необходимо поощрять женщин для того, чтобы они рожали детей.

Продвигается и очень быстро принимается закон о материнском капитале. Когда оказывается: роди второго ребенка, помоги гражданам России решить очень важный демографический вопрос, этому ребенку будет три года, и женщина получит так называемый материнский капитал. Начались общественные обсуждения: может ли действительно некоторая сумма служить стимулом для репродуктивного решения, как формулировать, какие есть действительно последствия этого закона. Феминистская критика прозвучала, потому что речь шла о материнском капитале. Довольно скоро он стал называться семейным капиталом. Но в реальной практике деньги эти может реально получать женщина. Обсуждались также цели, на которые может быть истрачен материнский капитал. Как мы знаем, по закону таких целей первоначально было только три. Это решение жилищного вопроса, пенсионные накопления матери и образование детей. Это прокрустово ложе трех целей использования этих денег оказалось чрезвычайно узким. Отношение государства к гражданам — такое, с одной стороны, патерналистское, а с другой стороны, жестко контролирующее — «Мы знаем, на что вам надо потратить деньги. И вы со своими потребностями уж приспособьтесь сами» — воспроизводило советские модели. Хотя сумма достаточно большая, тем более она индексировалась. С 2007 по 2016 год работает программа материнского капитала. И ясно, что она, может, и не решает проблему демографического кризиса, но улучшает в определенной степени положение семей. Семьи на нее рассчитывают. И, в общем, эта мера впервые проблематизирует гендер.

Второй момент связан с введением некоторых поправок в закон о репродуктивных правах. Дело в том, что у нас возникают массовые инициативы, которые призывают коренным образом пересмотреть очень либеральный закон об абортах. Или полностью его запретить. Происходит мобилизация консерваторов, которые вообще-то называются пролайферы. Это те, кто, обсуждая проблематику репродуктивных прав, категорически против того, чтобы у женщины вообще были репродуктивные права. Эти консерваторы, которые радикально хотят запретить аборт, не добиваются своей цели. Но изменения в законодательстве об абортах происходят, и частично эти поправки приводят к его ужесточению. Это второй, так скажем, пунктик политизации гендера. Потому что там возникает вопрос, имеет ли женщина право распоряжаться своим телом или ей надо вообще запретить это делать. Или она должна это делать только с согласия своего мужчины, партнера и так далее.

Третий момент, связанный с консервативной мобилизацией, касается закона о ювенальной юстиции. Довольно сложная дискуссия. Дело в том, что Россия должна была подписать закон о ювенальной юстиции. Консерваторы категорически против этого закона. По двум основаниям. С одной стороны, они говорят, что у них есть либеральный аргумент. Он заключается в том, что если государство вмешивается в частную жизнь, то это пространство коррупции, интервенции и давления. И ограничивает родительские права. С другой стороны, под эту же сурдинку совершенно не проводится никаких мер по облегчению положения детей, которые оказываются в местах заключения и которые преследуются по закону. Они говорят о том, что семья все должна решать. «В семье должны быть роли четко расписаны. Какие могут быть права ребенка?!» Ведь закон о ювенальной юстиции базируется на правах ребенка. «Никаких прав ребенка! Только права отца и права матери!» Вот эта модель традиционной семьи выступает. И это тоже консервативное такое наступление, чтобы не использовать слово «наезд».

Дальше мы говорим о законе о гендерном равенстве. Чтобы действительно реально бороться с дискриминацией, нужно было провести через парламент закон о гендерном равенстве с определенными формулировками. Это международное право. Этот закон блокируется, его не принимают. Почему? Потому что консерваторы выступают против категории «гендер». И вот это для нас довольно любопытный момент. Они говорят, что «гендер» — это чуждый термин, заимствованный. Мало того, сторонники гендерного подхода утверждают, что модели и роли мужественности и женственности, мужского и женского поведения социально сконструированы. А если они социально сконструированы, их можно изменить. Их можно выбрать. Они не предписаны ни государством, ни биологией, ни религиозными догматами. А раз так, то, используя категорию «гендер» в законодательных актах, мы тем самым проводим политику выбора сексуальной ориентации и половых ролей.

Консервативный поворот (продолжение)

K списку

Кто же эти консерваторы?

Прежде всего, существуют общественные инициативы. Эти общественные инициативы — различные организации, которые как будто бы созданы независимо от поддержки государственных структур. Действительно, есть люди, активно верящие и в богоданность, и в натуральность сложившихся ролей по признаку пола. Они имеют мощную поддержку у РПЦ, Русской православной церкви. Они имеют мощную поддержку в одном из сегментов политических элит. Именно поэтому, собственно говоря, они оказываются довольно серьезной силой в обществе и в общественном дискурсе.

Я не назвала еще одну законодательную инициативу, связанную с законом, запрещающим пропаганду гомосексуализма. Этот закон, который вызвал дискуссию, все-таки был принят на федеральном уровне. Он, конечно же, является исключающим, является репрессивным. Он является мощным утверждением гетеросексуальной матрицы. Таким образом, мы видим это вот проявление консервативных позиций в правовом поле, в дискурсивном поле. А в одной из речей президента консервативная идеология была названа идеологией российского политического истеблишмента. То есть вот этот консерватизм, проявляющий себя в продвижении ценностей патриархальной семьи, жесткой гетеросексуальной матрицы, представления о гендерных ролях, является той идеологией, которая претендует на гегемонию, то есть на господство. Потому что все, кто будет говорить против этого, будут расценены как диссиденты. Или как несогласные или те, кто не вписывается в мейнстрим этой идеологии, которая постоянно отсылает нас к традиционным ценностям, к российской культуре, к православным, к христианским ценностям.

И, конечно, есть сопротивление этой консервативной волне. Но на уровне повседневной жизни, когда люди просто игнорируют все это и находят возможности решать проблемы, с которыми они сталкиваются, самостоятельно. Игнорируя идеологическое наступление консерваторов. С другой стороны, существует феминистская мобилизация. Она пока небольшая. Может быть, даже не феминистская, а в сторону гендерного равенства. Когда люди выделяют, и проблематизируют, и обсуждают, и так далее. Поэтому мне кажется, что мы живем в том обществе, где полное господство консерваторов просто не может осуществиться технологически. Ни границы нельзя закрыть, ни дискурс нельзя полностью цензурировать. Поэтому я склонна рассматривать консервативный поворот как один из циклов политического развития, политической динамики, на смену которому рано или поздно придет другая волна. Но консерваторы довольно сильны в нашем обществе, что еще раз нас отсылает к тому, что наш гендерный порядок во многом сохраняется в качестве традиционного и патриархатного. С устойчивым представлением о моделях мужественности и женственности, с оправданием гендерных границ природными, биологическими или даже религиозными факторами.

Материал подготовлен Ириной Костериной в рамках совместного проекта COLTA.RU и Фонда имени Генриха Бёлля

Идея проекта: Ирина Костерина
Координатор и логист: Юлия Островская
Режиссер: Дмитрий Вакулин
Оператор: Кирилл Бегишев
Монтаж: Ирина Савина
Иллюстрации: Елена Зайкина

Другие материалы курса «Гендер для чайников»:

Что такое семейная политика?
Кому и зачем нужно материнство?
Что такое сексуальная идентичность?
Что такое феминизм?
Что такое маскулинность?
Что такое насилие?
Что такое отцовство?
Как устроены гендерные нормы на Северном Кавказе?

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Пол и гендер: мужской, женский, общий

  • Катерина Архарова
  • Русская служба Би-би-си, Лондон

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

В индийском Хайдарабаде в начале февраля прошел парад ЛГБТ-активистов

О том, что люди бывают пола мужского, женского и «смешанного», человечество знало давно: иначе не появилось бы у древних греков Гермафродита, у индусов — Ардханаришвары, а у японцев — Футанари, — существ, объединяющих в себе и мужское и женское и, по сути, не имеющих пола как такового.

Позднее выяснилось, что есть биологический пол — тот самый, который записывают в метрику — и есть социальная функция этого биологического пола, то есть набор связанных с ним ожиданий или стереотипов.

И если о гендерной роли задумались в конце ХIX века, то в XX веке над развитым человечеством навис еще один большой знак вопроса, связанный с сексуальной ориентацией.

Пол: ошибочный

Вопрос о том, кого кем считать, заиграл новыми красками 60 лет назад, когда были сделаны первые успешные операции по смене пола.

В ноябре 1962 года женственный нью-йоркский молодой человек по имени Джордж Йоргенсен усилиями датских врачей стал Кристиной Йоргенсен. Еще будучи подростком Йоргенсен чувствовал, что оказался пленником в чуждом ему теле.

Многие тогда полагали, что у него что-то не в порядке с головой, а вовсе не с духом, заключенном в чужеродное тело, и не воспринимали его серьезно.

Однако датский доктор Кристиан Гамбургер, кормивший животных гормонами и активно экспериментировавший с гендерной терапией, диагностировал у Йоргенсена гендерную дисфорию (расстройство гендерной идентичности), прописал женские гормоны и убедил пациента сменить одежду — с мужской на женскую.

Автор фото, other

Подпись к фото,

После операции по смене пола Кристиной Йоргенсен заинтересовались в Голливуде

За этим последовала операция, анатомические подробности которой особенно не афишировались, но вернувшись из Дании на родину, Йоргенсен была тепло встречена журналистами и просто любопытствующими уже не как Джордж, а как Кристина, и вскоре стала знаменитостью, которую принял в свои объятия любящий все необычное Голливуд.

«Есть ошибки при установлении пола. Не сказать, что миллионы, но достаточно много, — поясняет доцент кафедры нейро- и патопсихологии МГУ Сергей Ениколопов, — и только, когда ребенок в пубертате, выясняется, что воспитывали мальчика, а была девочка или наоборот, и хирургическим путем приходится доводить пол до ума».

За равенство гендеров!

Кристина Йоргенсен не стала актрисой или звездой шоу-бизнеса, она стала просто знаменитостью благодаря самому факту смены пола.

Не столь триумфальной была участь Эйприл Эшли — первой британки, прошедшей эту же процедуру. Эйприл, родившись Джорджем Джеймисоном, отправилась делать операцию по смене пола в Марокко.

Вернувшись в Британию в новой ипостаси, но со старым паспортом, Эйприл уже на паспортном контроле столкнулась с неприятием официальных структур ее новой личности, поскольку чиновник отказался признать, что она и человек, обозначенный в паспорте, это одно и то же лицо.

Оказалось, что новообретенный пол надо еще документально подтверждать и отстаивать, и в борьбу за права трансгендеров включились феминистки, политизировав в 1960-70-е годы вместе с активистами гей-движения концепт гендера.

Как высказалась в одной из недавних дискуссий британская журналистка Джули Биндл, «задача феминизма, насколько я ее понимаю, осознать гендерный пол как систему подавления, которая служит сохранению неравенства между мужчинами и женщинами, и это неравенство разрушить, то есть уничтожить гендерную идентичность».

Гендерные роли и ожидания

Возможно, концепция гендера как таковая в чем-то изживает себя, соглашается Ирина Костерина, координатор программы «Гендерная демократия» фонда Генриха Бёлля.

К тому же в русском языке слово «гендер» используется мало, оставаясь сугубо научным термином. Но само понятие «гендерная идентичность» вбирает в себя слишком много разных аспектов, чтобы можно было его просто так сбросить со счетов.

«У кого-то гендерная идентичность будет связана с возрастной идентичностью, у кого-то — с представлением о своем теле, своей внешности, сексуальности; у кого-то гендерная идентичность подразумевает определенные черты личности, например, представление о настоящем мужчине. То есть, ее нет как общей характеристики», — говорит Ирина Костерина.

Пол, сексуальная ориентация и гендерная идентичность — где эти понятия сходятся, а где расходятся?

Специалисты говорят, что на протяжении всего ХХ века происходили и продолжают происходить в XXI веке колоссальные культурные и социальные колебания в понимании того, какими роли мужчины и женщины должны быть.

Что такое — быть настоящим мужчиной? Представление об этом разнится от страны к стране и даже внутри российских регионов.

«Сибирские мужчины будут думать одно [о том], что такое настоящий мужчина, кавказские — другое, московские мужчины – совершенно третье, и это все как раз и есть гендерная идентичность: это представление о себе и то поведение, которое мужчина реализует и ожидает от других мужчин», — поясняет Ирина Костерина.

В России, как полагает доцент кафедры нейро- и патопсихологии МГУ Сергей Ениколопов, гендерная идентичность гораздо более выраженная, что привело к проявлениям агрессивной маскулинности, с одной стороны, и к чрезмерному выпячиванию женских достоинств, с другой.

«Как только в роддоме кого-то засовывают в голубой пакетик, а кого-то в розовый, то начинается гендерная социализация. Поэтому мальчикам дарят ружья, девочкам — куклы, и в традиционной системе воспитания еще и добавляют девочке, которая очень активна: «Ты не мальчик, ты девочка», а мальчику говорят: «Ты не должен плакать, ты мальчик», и так они и растут. Потому очень много людей у нас не понимало, в чем же проблема гендера?», — говорит психолог.

Пол — личное дело каждого?

На Западе гендерная идентичность все больше нивелируется: с 2004 года в Великобритании «Закон о признании пола» (Gender Recognition Act) позволяет менять не только паспорт, но и собственную метрику, если вдруг человек, сменив пол, хочет задним числом исправить ошибку природы в своих документах и скрыть сей факт от работодателей и прочих посторонних.

В Австралии уже разрешили в паспорте указывать третий вариант — не мужской и не женский, а неопределенный, обозначенный как «х». В Британии сейчас рассматривается схожее предложение.

Так может быть пол, как и сексуальная ориентация, — это личное дело каждого?

Вряд ли это возможно, полагает Ирина Костерина, поскольку наш пол определяют гениталии, гормоны и физическое наше тело.

«То, что убирают из паспорта пол – конечно, это уступка меньшинствам и попытка создать для них недискриминационную, скажем, среду, в которой человек, у которого есть проблемы с гендерной идентичностью, не будет себя чувствовать в уязвимой ситуации, переживать, что он должен прямо сейчас определиться и еще как бы «доказать», что ты выглядишь как женщина, а на самом деле мужчина», — полагает Ирина.

Секс и унисекс

В Швеции, которая во многом для Британии являет собой пример социального равенства, становится все более популярной политика гендерно-нейтрального воспитания в детских садах и школах, что распространяется на одежду, игрушки, книжки и даже имена.

Многие западные медики отказались от понимания того, что гендерная дисфория — это своего рода заболевание, болезнь. Сейчас речь идет о том, как помочь людям в этом состоянии нормально функционировать.

Сами же трансгендеры, как на Западе, так и в России, ратуют за разрушение бинарной гендерной системы. Легко ли это, и главное, нужно ли? ntakte

«В таком случае придется разрабатывать не ту культуру, которая веками складывалась, а какую-то новую, — размышляет Серей Ениколопов. – К тому же, боюсь, что так вот и погиб Древний Рим. Жесткие традиционные культуры, у которых по поводу пола нет никаких проблем, будут побеждать, и пока несчастный человек будет думать: а дозволено ли человеку с третьим полом взяться за оружие и оказать сопротивление, — у него дома окажутся варвары».

Вместе с тем мой собеседник подчеркивает, что смягчение нравов в отношении транссексуалов, гомосексуалов и прочих меньшинств необходимо.

В рамках борьбы за равноправие всех полов – сколько бы их ни было – сейчас развернута кампания по включению слова «трансфобия» в Оксфордский словарь, а компания Microsoft уже объявила, что внесет изменения в свои спелчекеры, которые будут узнавать слово «трансфобия», что означает отвращение, неприятие по отношению к транссексуальности и/или к транссексуалам и транссексуалкам.

В рамках этой же тенденции предлагается использовать и гендерно нейтральное обращение: в английском вместо мисс, миссис или мистер – просто микс (Mx), например, микс Джоунс.

Не скажу, что я слышала это в речи, но идея такая обсуждается.

Вне пола и гендера: кто такие небинарные люди

Определенное количество людей сегодня заявляют, что однозначно не считают себя ни мужчинами, ни женщинами. Закрепившиеся за каждым из полов наборы характеристик и манеры поведения не позволяют им комфортно чувствовать себя в обществе. Они мыслят категориями личности, а не половых признаков и социальных ролей. Речь идет о небинарных людях.

Так, в Швеции и мужчин, и женщин называют нейтральным местоимением. В Аргентине разрешен третий вариант пола не хочу определять“, а Германия придет к этому уже к концу года.  Тема небинарности вошла и в массовую культуру – год назад в американском сериале “Миллиарды” впервые в истории телевидения показали персонажа с небинарной идентичностью

КТО ТАКИЕ ЛЮДИ, ОТРИЦАЮЩИЕ ПОЛ И ГЕНДЕР?

“Мне комфортно, когда ко мне обращаются в женском роде, но гендера у меня нет. Есть трансгендерные люди, у которых приписанный биологический пол при рождении не совпадает с их гендером – конструктом социальным. В теории я подпадаю под этот термин, но себя к транс-сообществу не отношу”, – говорит Катя Шилова, небинарный человек.

Катя Шилова

 

Небинарные люди, или гендерквиры, не вписываются в общепринятую систему двух полов. В такой системе запрещено гендерное выражение, не совпадающее со стандартными представлениями о мужском и женском. Общий термин небинарность включает и других людей, которые идентифицируют себя как агендеры или гендерлесс (отрицают гендерную идентичность), андрогины (балансируют на грани между мужским и женским), бигендеры (ощущают себя то в женском, то в мужском поле), гендерфлюиды (“плавают” между всеми возможными генедрами).

О том, сколько в мире небинарных людей – неизвестно. “Можем говорить только о количестве трансгендеров. Оценки на глобальном уровне показывают, что они составляют до 1,1% от взрослого населения в репродуктивном возрасте. Говоря об Украине, можем опираться на усредненное число – 0,5%”, – констатирует Игорь Медведь, координатор правозащитной организации HPLGBT.

Катя Шилова четыре года шла к тому, чтобы почувствовать себя комфортно в статусе небинарности. В 15 лет она влюбилась в девушку. Полгода не могла этого принять. Вбивала в поисковике “как избавиться от гомосексуальности”. Но с поддержкой друзей начала разбираться в себе и изучать гендерную теорию.

“Я узнала, что есть трансгендерные люди, и подумала, что, если не подпадаю под все женственное, то, наверное, являюсь трансгендерным парнем. Я все ещё пыталась вписаться в бинарную систему. Но когда примеряла на себя мужскую идентичность, не чувствовала комфорта. И в какой-то момент поняла, что мне проще говорить о том, кем я не являюсь, и что категория гендера мне принципиально не подходит”, – рассказывает Катя.   

 

“НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ МЕНЯ АССОЦИИРОВАЛИ С МОИМИ ПОЛОВЫМИ ПРИЗНАКАМИ”

Основная проблема небинарного человека состоит в том, что его пытаются определить в одну из двух категорий, спрашивая “ты девочка или мальчик?”. Но правильного ответа на этот вопрос нет. В этом уверен Loki J von Dorn – активист, создатель сообщества Небинарные.UA, в котором небинарные люди могут больше узнать о себе.

“Меньше всего мне хотелось бы, чтобы меня ассоциировали с моими половыми признаками и во всех общественных местах делали на них акцент, как когда приходится выбирать раздевалку или туалет – мужской или женский”, – говорит он.

Loki рассказывает, что живет в дискриминации каждый день, поскольку его идентичность невидима и отсутствует в украинской реальности: “Постоянно находятся люди, которые намеренно оспаривают мое право на самоидентификацию и настаивают на своем желании называть меня так, как хочется им, и на том, что так правильно”.  

Loki J von Dorn

По отношению к себе Loki использует местоимение мужского рода. Но в дальнейшем он хотел бы вовсе не получать вопросов о своем поле, и чтобы его воспринимали как личность в первую очередь.   

КАК ОБРАЩАТЬСЯ К НЕБИНАРНЫМ ЛЮДЯМ?

Небинарные люди ежедневно сталкиваются с мисгендерингом: когда их называют не теми местоимениями, которые они сами по отношению к себе используют. Однако во многих странах есть универсальные обращения, которые могла бы заимствовать и Украина.    

Например, большинство небинарных людей в Великобритании предпочитают называть себя “they/them” – “они”. В английском языке эти местоимение широко используют по отношению ко всем людям. Возьмем ситуацию, когда в школе сообщают о приходе нового преподавателя, но кто это – мужчина или женщина – ещё не известно. В английском языке сказали бы: “We have a new teacher. They will come tomorrow”. Что в переводе гласит: “У нас новый учитель. Они придут завтра”.  Это не означает, что учитель – небинарный человек, а лишь то, что пока неизвестно, какого он пола. И для английского языка так привычно.

В то же время в Швеции ввели запрет на родовые местоимения “han/он” и “hon/она”. Вне зависимости от пола все стали “hen”, то есть нейтральным родом. В публикации Шведского института объясняют:

“Сторонники утверждают, что слово “hen” позволяет избежать обращения только к определенному полу или использования стесняющих форм он/она, а также расширить язык для тех, кто может не считать себя мужчиной или женщиной, или тех, кто не хочет, чтобы к нему обращались по половому признаку”.

В Аргентине и Непале в официальных документах ввели третий пол – есть “он”, “она” и “не хочу определять”. В Германии до конца 2018 года внесут правки в Конституцию, которые подразумевают возможность указывать в документах другой гендерный маркер, кроме мужского и женского.

Известен также случай, когда в Канаде 8-месячному ребенку впервые выписали медицинскую карту без указания пола. Сирил Атли родился в ноябре 2016 года в провинции Британская Колумбия. Родитель ребенка, Кори Доти, не считает себя ни женщиной, ни мужчиной. Он хочет, чтобы ребенок осознанно выбрал свою гендерную идентификацию. На медицинской карте ребенка в графе “пол” написали латинскую букву U, что может означать либо “неопределенный” (undetermined), либо “неустановленный” (unassigned). Кори Доти также добивается от властей, чтобы пол ребенка не указывался в свидетельстве о рождении.

 

В украинском и русском языках культура обращения к небинарным людям ещё не сформировалась. А повторение канадского опыта на данный момент невозможно в принципе.  

Однако начинать, по словам Loki, можно с малого:

Прежде всего, к любому человеку стоит обращаться на “вы”. Во-первых, это свидетельствует об уважении и культуре, во-вторых – предупреждает оскорбительное восприятие. Следует задать вопрос “В каком роде мне стоит к вам обращаться?” Если общение уже началось и человек поправляет вас, то стоит прислушаться и использовать то обращение, о котором он просит, даже если вам кажется, что внешность или голос этому не соответствуют“.   

Материал написан в рамках спецпроекта “Журналистика толерантности”, созданного Kyiv Post и общественной организацией Media Development Foundation при поддержке Госудаственного агенства интернационального развития Соединенных Штатов (USAID) и организации “Internews”. 

Гендер

Гендер

 

Гендерный глоссарий

 Back to My Home Page

Back to the Content

Гендер — это социальный конструкт, набор характеристик, определенных культурой общества, которые иденитифицируют социальное поведение мужчин и женщин и отношения между ними. Гендер конструируется через определенную систему социализации, разделения труда, принятые в обществе культурные нормы, роли и стереотипы. Гендер инструмент для понимания социальных процессов.

Гендер и культура. Культура это способ непрерывно меняющейся жизни. Она состоит из образцов социального поведения, отношений, норм, убеждений, знаний и институтов. Культура влияет на наше восприятие общества, в котором мы живем, мышление и поведение. Некоторые аспекты культуры имеют ценность и должны быть сохранены. Дугие требуют изучения и возможного изменения.

Гендер и развитие (ГИР). ГИР фокусируется на социальных, экономических, политических и культурных процессах, которые определяют каким образом мужчины и женщины в них участвуют, извлекают пользу, и осуществляют контроль над ресурсами и деятельностью неодинаково. Этот подход смещает фокус от женщин как группы, на социально обусловленные взаимоотношения мужчин и женщин.

Гендер и управление — роли, выполняемые мужчинами и женщинами в управлении социально-экономическими  и политическими процессами от имени гражданского общества. Управление должно быть основано на утвержденных нормах и правилах.

Гендерная демократия — система волеизъявлений обеих полов — женщин и мужчин — в гражданском обществе как равных в правах и возможностях, которые законодательно закреплены и реально обеспечены в осознании политико-правовых принципов, действиях, строительстве общественных и государственных структур с учетом гендерных интересов и потребностей.

Гендерная перспектива подразумевает анализ социально-экономических, политических, правовых, культурных и психологических аспектов вопросов, помогающих понять силу влияния различий между полами, и оказания на них влияния  политики и практики.  Она анализирует как эти факторы связаны с дискриминацией, основанной на поле, и какие она может поставить барьеры на пути саморазвития человека.

Гендерная политика — политика: а) осуществляемая для устранения дискриминации по признаку пола; б) осуществляемая для формирования эгалитарного общества; в) являющаяся в широком смысле политикой населения, охватывающей сферы занятости, семьи и т. д. 

Гендерная статистика — статистическая информация, которая различается у мужчин и женщин. Например, количество женщин, занятых на рынке труда, а не количество людей на рынке труда. Это позволяет обнаружить гендерные разрывы.

Гендерная чувствительность это один из критериев оценки планируемых изменений, проектов, методов исследования и анализа. Планируемые изменения, методы чувствительны в гендерном отношении, если они учитывают существующее положение мужчин и женщин и не ухудшают их положение, и способствуют достижению гендерного баланса.

Гендерное планирование — практическое применение знаний, которые приобретаются в процессе гендерных исследований или гендерного образования. Подходы к планированию должны основываться на признании, что женщины и мужчины играют разные роли в обществе и следовательно обладают различными потребностями.

Гендерное слепота это непризнание того факта, что гендер является одним из основных показателей жизни общества.

Гендерное сознание означает гендерно чувствительное отношение и обязательство при  планировании и осуществлении программ развития ставить во главу угла потребности и приоритеты женщин, так же как и мужчин.

Гендерные интересы это интересы, которые женщины или мужчины могут выработать на основании своих социальных убеждений и гендерных характеристик.

Гендерные исследования — это междисциплинарная исследовательская практика, применяемая для анализа социальных трансформаций и систем доминирования в обществе. Причем, в отличие от женских исследований, анализируются и мужские проблемы. Например, если посмотреть на мужчин сквозь призму гендерных отношений, то можно увидеть, что в нашей культуре мужчина дискриминируется в семейной сфере, в частности, в сфере отцовства.

Гендерные нужды (потребности). Так как мужчины и женщины играют  различные роли в обществе, выполняют разные виды работ, имеют различные степени доступа к услугам и ресурсам, подвергаются неодинаковым отношениям, потребности женщин и мужчин могут быть различными. На практике гендерные нужды это нужды, которые у женщин возникают в процессе выполнения их социально определенных ролей. Стратегически гендерные роли это роли, которые вытекают из подчиненного положения женщин в обществе. Они возникают в зависимости от условий и связаны с гендерным разделением в труде, власти и контроле и могут содержать такие вопросы как права человека, бытовое насилие, равная оплата и контроль над своей сексуальностью.

Гендерные отношения — представляют собой определенную структуру, пронизывающую все сферы социального бытия, которая производит и воспроизводит гендерное неравенство. Задача преодоления гендерного неравенства может быть решена при помощи построения эгалитарных отношений между полами, основанной на равных возможностях. Изменение существовавшего типа разделения ролевых функций между мужчиной и женщиной — это процесс разрушения старых отживших социальных устоев, а не подрыв общественных устоев вообще. Новый, эгалитарный тип отношений между полами, идущий на смену патриархатному, основан не на взаимосвязи господства и подчинения, заданного традицией и возведенного в ранг «естественного» закона, а на отношениях личностной взаимодополняемости в обществе и семье. Эгалитарное понимание принципа равенства полов предполагает движение к более развитому, сложному социуму, основанному на гарантированном равенстве возможностей для реализации личности.

Гендерные предрассудки являются следствием сложившихся в определенной культуре убеждений и традиций, более благоприятствующих мужчинам, чем женщинам.

Гендерные роли — поведение, которое определяет статус мужчин и женщин в обществе. Предписания относительно поведения, связанного с гендерными ролями, особенно очевидны в половом разделении труда на мужской и женский.

Гендерные стратегии — определение общественно значимых гендерных направлений в деятельности социумов, нацеленных на утверждение гендерной демократии в обществе с целью развития гендерной культуры.

Гендерный анализ это процедура, направленная на выявление конкретного содержания гендерных отношений в конкретной ситуации или в связи с реализацией конкретного проекта по изменению этой ситуации или в связи с реализацией конкретного проекта по изменению этой ситуации. Разнообразные методики гендерного анализа позволяют с высокой степенью объективности выявлять фактическое положение мужчин и женщин в разных сферах их повседневной жизни.

Гендерный индекс человеческого развития — это установленные (учрежденные) Организацией Объединенных Наций показатели, которые отражают положение в стране мужчины и женщины в таких базовых сферах (направлениях) человеческого развития, как: возможность вести здоровый образ жизни, достижение долголетия, доступность качественного образования; уровень материального благополучия.

Гендерный разрыв — различия между мужчинами и женщинами в том отношении, что они получают разную пользу (выгоду) от образования, занятости, услуг и т. д.

Дискриминация практика систематического унижения группы людей или индивида в силу сложившихся культуры, традиций, убеждений.

Патриархатное сознание для него характерны следующие особенности: 1) убеждение, что в общественных и семейных отношениях должно существовать жесткое разделение мужских и женских ролей; 2) взгляд, согласно которому, мужчине принадлежит ведущая, активная роль в семье и обществе, а женщине — подчиненная, пассивная; 3) убеждение, что жизненные ценности женщин и мужчин различны: семья и любовь — главные ценности для женщин; дело, работа, самореализация вне семьи — ценности мужчин; 4) предпочтение семейных отношений, в которых мужчина является главой семьи, вносит основной вклад в ее бюджет; 5) предписывание женщине в качестве главной ее роли в обществе роли матери, т.е. поведения, связанного с рождением и воспитанием детей; 6) осуждение поведения женщины, в котором доминируют ориентации на самореализацию вне семьи, на карьеру, профессиональные достижения; 7) убеждение, что должны всячески закрепляться и развиваться отличительные черты в поведении девочек; 8) представление о том, что патриархатная модель общества естественна, обусловлена биологическими различиями полов; 9) осуждение равных прав женщины и мужчины.

Феминизм (фр. feminisme, от лат. femina — женщина) — означает общее название общественного движения за соблюдение паритета в предоставлении гражданских прав женщинам и мужчинам. Практика феминизма инициировала новую политическую теорию — теорию равноправия. Согласно определению, данному в глоссарии Московского центра гендерных исследований, феминизм это: 1) целостная теория, связанная с характером глобального угнетения женщин и их подчинения мужчинам; 2) социополитическая теория и практика, стремящиеся к освобождению женщин от мужского превосходства и эксплуатации; 3) социальное движение, заключающее в себе стратегическую конфронтацию с гендерно-классовой системой, и 4) любая идеология, состоящая в диалектическом противоречии со всеми женоненавистническими идеологиями и действиями.

Феминистское сознание — включает в себя следующие аспекты: 1) осуждение использования биологических половых различий для оправдания жестко закрепленного, подчиненного положения женщины в семье и обществе; 2) неприятие сушествания в семье и обществе строго закрепленных мужских и женских ролей: 3) осуждение разделения сфер общественной жизни на мужские и женские; 4) убеждения, что женщины и мужчины в современном обществе имеют неодинаковые возможности для самореализации в различных сферах, и такое положение признается несправедливым; 5) принятие образа женщины (гендерного идеала), главными чертами которого являются энергичность, активность, уверенность в себе, стремление к свободе и независимости, деятельность в различных сферах общественной жизни; 6) взгляд, согласно которому, для женщины высокую ценность имеют профессиональные достижения, карьера, раскрытие собственных возможностей и способностей, стремление к самореализации; 7) предпочтение семейных отношений, которые не обязывают женщину всю себя отдавать заботе о других; 8) взгляд на воспитание детей, согласно которому, общество должно максимально стремиться к равному участию отцов и матерей в жизни ребенка; 9) осуждение отношения к женщине как объекту сексуального угнетения; 10) неприятие двойных стандартов в общественной морали в оценке поведения мужчин и женщин в различных сферах жизни; 11) убеждение в необходимости глубокого осознания женщинами своего подчиненного положения, желание перемен в общественной роли женщины и понимание важности практических действий в этом направлении.

 

Back to My Home Page

Back to the Content 

 

«Гендер — это то, кто мы есть, или то, что мы создаём?» Публикуем главу из книги социолога Салли Хайнс

Важным дополнением к теории гендерной социализации 1980-х годов стало утверждение Джудит Батлер о социальной и культурной сконструированности как пола, так и гендера. Согласно Батлер, дело не в том, что собой представляют телесные различия, а в том, как их воспринимает общество.

Батлер пишет, что пол и гендер конструируются дискурсом. С этой точки зрения, гендер не существует вне дискурса. Батлер утверждает, что гендер не дается от рождения, скорее мы постепенно учимся «создавать» гендер: «Мы ходим, говорим и поступаем так, чтобы укреплялось представление о нас как о мужчинах или женщинах».

Батлер разработала концепцию «перформативности», чтобы объяснить, как гендерные нормы навязчиво и многократно проигрываются, приобретая статус естественных. Она приводит в пример ситуацию рождения ребенка. Когда врач или медсестра объявляют пол младенца, они не просто указывают на какой-то уже достоверный факт, ведь, по Батлер, врожденного гендера не существует. Скорее они производят речевой акт (она называет его «перформативным высказыванием»), который создает пол ребенка самим фактом его произнесения. Высказывание «это девочка» или «это мальчик» приписывает определенный гендер новорожденному телу. Согласно Батлер, социальные гендерные нормы и ценности — это основная составляющая того, из чего складывается гендер.

Гендерные ожидания общества не всегда развиваются по пути плавного линейного прогресса, предполагающего улучшение положения в вопросах гендерного равенства и прав.

Например, со сменой правительства в 1980-х годах в Иране положение девочек и женщин ухудшилось, а предписанные им социальные роли изменились. В начале XX века иранские женщины были образованны и принимали полноценное участие в трудовой жизни. Многие из них занимались политической и общественной деятельностью. Среди женщин было много журналисток и писательниц, а первый журнал, посвященный женским вопросам, был основан еще в 1907 году, то есть почти за десять лет до того, как в Британии признали избирательное право для женщин.

В результате революции 1979 года Иран стал исламской республикой. Во главе с аятоллой Хомейни аятолла Хомейниаятолла Хомейни (1902-1989) — иранский политик, религиозный лидер мусульман-шиитов, открытый противник шаха и западного влияния на Иран. После падения шахского правительства в 1979 году объявил Иран исламской республикой новая власть серьезно изменила существовавшие гендерные роли и отменила ряд женских прав, которых ранее добились феминистские движения. Теперь женщины не могли работать в государственных учреждениях, возраст вступления в брак снизился до 9 лет, замужним девушкам запретили посещать школу, общественные пространства подвергли половой сегрегации и женщин обязали одеваться согласно исламской традиции.

Только спустя почти 20 лет, когда в 1997 году произошла смена правительства, иранские женщины начали восстанавливать свои права.

Многие женщины вновь включились в политику и феминистские движения, а в 2003 году активистка за права женщин Ширин Эбади Ширин ЭбадиШирин Эбади (род. 1947) — юрист, профессор, активистка движения за права человека в Иране и по всему миру. До Иранской революции была одной из первых женщин на высших судебных должностях. Запустила кампанию «Один миллион подписей…» получила Нобелевскую премию мира. Однако в 2012 году иранский парламент вновь ограничил права женщин. Кроме того, независимо от настроений текущего правительства, личную свободу женщин, их семейные и репродуктивные права, а также дресс-код ограничивают исламские законы. Сегодня иранские женщины по-прежнему лишены многих фундаментальных прав.

Несмотря на это, движение за права женщин в Иране сохраняет силу.

В 2006 году была запущена кампания «Один миллион подписей за отмену законов, дискриминирующих женщин». Движение продолжает отстаивать права женщин в разных сферах общественной жизни.

Пример Ирана демонстрирует, как глубоко связаны гендерные представления с изменениями в политической и религиозной системе, которые формируют повседневный гендерный опыт.

Взгляды политических и религиозных лидеров резко контрастируют с убеждениями активисток за права женщин. Налицо конфликтующие концепции гендера, значения которого постоянно изменяются. Такие конфликты подтверждают, что гендерные нормы отличаются не только в разные эпохи и в разных культурах, но варьируются в рамках одной страны и исторического периода.

Представления о мужественности и ожидания от «настоящего мужчины» тоже обусловлены историческими и культурными переменами.

В западных странах физические контакты между мужчинами считаются признаком однополого влечения и нередко подвергаются дискриминации, но во многих арабских странах гетеросексуальные мужчины часто держатся за руки на публике. И хотя западный конструкт мужественности включает силу, власть, способность защищать и обеспечивать семью, внимательный взгляд на мировую культуру обнаруживает подвижность и изменчивость как мужских, так и женских ролей.

Например, на острове Оранго в Гвинее-Бисау мужчинам запрещено делать предложение женщинам, а когда женщина предлагает вступить с ней в брак, мужчина не вправе отказаться. У южновьетнамского народа эде ЭдеЭде — этническая группа, проживающая на юге Вьетнама, также известна как раде. Это матрилинейное общество, в котором семейства живут сообща в длинном доме, принадлежащем старшей женщине в семье мужчины не наследуют собственность, а после брака мужчина берет фамилию жены и переезжает в ее дом. В Японии традиционно женщины преподносят мужчинам в подарок цветы и конфеты, а не наоборот.

Несмотря на очевидное культурное и историческое разнообразие гендерных ролей, традиционные ожидания от мужчин и женщин порождают неравенство и по сей день.

После промышленной революции число работающих женщин значительно возросло. Женщин из высшего, среднего или рабочего класса стало привычно видеть участницами публичной сферы во многих регионах мира. Во многих странах общество всё более благосклонно относится к женщинам на работе и к мужчинам, занятым домашним хозяйством.

Тем не менее в сфере домашнего труда и воспитания детей по-прежнему сохраняется гендерное неравенство. Опрос, проведенный в 2016 году Национальной статистической службой Великобритании, обнаружил, что в парах, где и мужчина, и женщина работают, женщины выполняют на 40 % больше неоплачиваемой работы по дому, чем мужчины, в том числе поддерживают чистоту, занимаются покупками и готовят.

По наблюдениям ЮНИСЕФ ЮНИСЕФЮНИСЕФ — Международная организация, базирующаяся в НьюЙорке и действующая под эгидой Организации Объединенных Наций, призвана помогать детям и защищать их интересы в менее развитых странах, гендерная социализация и гендерные стереотипы во многих регионах мира сложились таким образом, что рождению мальчиков придают большее значение, чем рождению девочек, как если бы мальчики были более ценными членами общества. Согласно данным ЮНИСЕФ, это приводит к дискриминации девочек в сфере социальной и медицинской помощи, а также в сфере образования.

Традиционные гендерные роли возникли в ответ на потребности раннего аграрного общества. Степень, в которой гендерные роли меняются в зависимости от экономических, социальных и политических реалий, позволяет предположить, что гендер конструируется социально, а не предопределяется жесткими характеристиками биологических различий.

Гендерные нормы, ценности, роли и ожидания формируются конкретными обществами и культурами, приобретая в них статус идеальных характеристик.

Далее они поддерживаются структурами и ценностями этих обществ, а также сознательно или бессознательно, населяющими их индивидуумами. Поскольку эти роли и ожидания сами по себе являются тем, что мы понимаем под гендером, и они варьируются в зависимости от культуры и эпохи, можно утверждать, что гендер сам по себе непостоянен.

Его изменчивость и социальная конструируемость отчасти проявляются в противоречиях, наблюдаемых в интерпретации гендерных ролей и форм репрезентаций среди тех, кто определяет себя как мужчина или женщина. Но существование трансгендеров и небинарных гендерных идентичностей указывает также на то, что традиционные роли и нормы не способны учесть всё смысловое значение и переживание гендера. В третьей главе мы подробнее обсудим небинарные идентичности и идеи о гендерном представлении как об изменчивой, а не жесткой социальной функции.

Салли Хайнс

— доцент кафедры социологии и гендерных исследований Лидского университета, где с 2009 по 2014 год она руководила Центром междисциплинарных гендерных исследований. Специализируется на вопросах гендера, тела, сексуальности и интимности. Ее исследование феномена трансгендерности акцентируется на взаимопересечениях и различиях в гендерном, сексуальном и телесном аспектах. Опубликовала ряд статей на тему гендерной вариативности и идентичности, а также четыре книги, последняя из которых называется «Гендер, общество и культура». Хайнс — соучредитель междисциплинарной сети центров гендерных исследований Sexgen. Она ведущий исследователь трехлетнего международного проекта «Беременные мужчины: международное исследование мужского трансгендерного опыта и репродуктивных практик», в котором принимают участие ученые из Великобритании, США, Австралии, Польши и Италии.

Пол

Гендер относится к социальным характеристикам женщин, мужчин, девочек и мальчиков. Сюда входят нормы, поведение и роли, связанные с тем, чтобы быть женщиной, мужчиной, девочкой или мальчиком, а также отношения друг с другом. Как социальная конструкция, гендер варьируется от общества к обществу и может меняться со временем.

Гендер является иерархическим и порождает неравенство, которое пересекается с другими видами социального и экономического неравенства. Дискриминация по признаку пола пересекается с другими факторами дискриминации, такими как этническая принадлежность, социально-экономический статус, инвалидность, возраст, географическое положение, гендерная идентичность и сексуальная ориентация, среди прочего.Это называется интерсекциональностью.

Гендер взаимодействует с полом, но отличается от него, что относится к различным биологическим и физиологическим характеристикам женщин, мужчин и интерсексуалов, таким как хромосомы, гормоны и репродуктивные органы. Пол и пол связаны с гендерной идентичностью, но отличаются от нее. Гендерная идентичность относится к глубоко прочувствованному, внутреннему и индивидуальному опыту человека в отношении пола, который может соответствовать или не соответствовать физиологии человека или указанному полу при рождении.

Гендер влияет на восприятие людьми медицинского обслуживания и доступ к нему. То, как организованы и предоставляются медицинские услуги, может либо ограничить, либо сделать возможным доступ человека к медицинской информации, поддержке и услугам, а также результаты этих встреч. Медицинские услуги должны быть недорогими, доступными и приемлемыми для всех, и они должны предоставляться качественно, справедливо и достойно.

Гендерное неравенство и дискриминация, с которыми сталкиваются женщины и девочки, ставят под угрозу их здоровье и благополучие.Женщины и девочки часто сталкиваются с более серьезными препятствиями, чем мужчины и мальчики, при получении доступа к медицинской информации и услугам. Эти препятствия включают ограничения мобильности; отсутствие доступа к полномочиям по принятию решений; более низкий уровень грамотности; дискриминационное отношение общества и поставщиков медицинских услуг; и недостаточная подготовка и осведомленность медицинских работников и систем здравоохранения об особых потребностях и проблемах женщин и девочек в области здравоохранения.

Следовательно, женщины и девочки сталкиваются с повышенным риском нежелательной беременности, инфекций, передаваемых половым путем, включая ВИЧ, рак шейки матки, недоедание, снижение зрения, респираторные инфекции, недоедание и жестокое обращение с пожилыми людьми, среди прочего.Женщины и девочки также сталкиваются с недопустимо высоким уровнем насилия, коренящегося в гендерном неравенстве, и подвергаются серьезному риску вредных обычаев, таких как калечащие операции на женских половых органах, а также детские, ранние и принудительные браки. По данным ВОЗ, примерно каждая третья женщина в мире в течение своей жизни подвергалась физическому и / или сексуальному насилию со стороны интимного партнера или сексуальному насилию со стороны стороннего партнера.

Вредные гендерные нормы — особенно те, которые связаны с жесткими представлениями о мужественности — также могут отрицательно сказаться на здоровье и благополучии мальчиков и мужчин.Например, особые представления о мужественности могут побуждать мальчиков и мужчин курить, рисковать сексуальным и другим здоровьем, злоупотреблять алкоголем и не обращаться за помощью или медицинской помощью. Такие гендерные нормы также способствуют тому, что мальчики и мужчины совершают насилие, а также сами подвергаются насилию. Они также могут иметь серьезные последствия для их психического здоровья.

Жесткие гендерные нормы также негативно влияют на людей с различной гендерной идентичностью, которые в результате часто сталкиваются с насилием, стигмой и дискриминацией, в том числе в медицинских учреждениях.Следовательно, они подвергаются более высокому риску заражения ВИЧ и проблем с психическим здоровьем, включая самоубийство.

Права человека и здоровье

«Право на наивысший достижимый уровень здоровья» подразумевает четкий набор юридических обязательств государств по обеспечению надлежащих условий для сохранения здоровья для всех людей без дискриминации.

Право на здоровье является одним из набора международно согласованных стандартов прав человека и неотделимо или «неделимо» от этих других прав.Это означает, что обеспечение права на здоровье является центральным элементом и зависит от реализации других прав человека, таких как питание, жилище, работа, образование, информация и участие.

Право на здоровье, как и другие права, включает как свободы, так и права:

  • Свобода включает право контролировать свое здоровье и тело (например, сексуальные и репродуктивные права) и быть свободным от вмешательства (например, без пыток и лечения и экспериментов без согласия).

  • Права включают право на систему охраны здоровья, которая дает каждому равную возможность пользоваться наивысшим достижимым уровнем здоровья.

Ориентация на обездоленные слои населения

Обездоленность и маргинализация лишают определенные группы населения возможности пользоваться хорошим здоровьем. Три самых смертоносных инфекционных заболевания в мире — малярия, ВИЧ / СПИД и туберкулез — непропорционально затрагивают беднейшие слои населения мира и во многих случаях усугубляются и усугубляются другими проявлениями неравенства и неравенства, включая пол, возраст, сексуальную ориентацию или гендерную идентичность и миграционный статус. .И наоборот, бремя неинфекционных заболеваний, которые часто воспринимаются как поражающие страны с высоким уровнем доходов, непропорционально возрастает среди стран и групп населения с низким уровнем доходов и в значительной степени связано с факторами образа жизни и поведения, а также с экологическими детерминантами, такими как безопасное жилье, вода. и санитария, которые неразрывно связаны с правами человека.

Сосредоточение внимания на неблагоприятном положении также свидетельствует о тех, кто чаще страдает плохим здоровьем и сталкивается со значительными препятствиями на пути к доступу к качественной и доступной медицинской помощи, включая коренное население.Хотя системы сбора данных часто плохо оборудованы для сбора данных об этих группах, отчеты показывают, что в этих группах населения выше показатели смертности и заболеваемости из-за неинфекционных заболеваний, таких как рак, сердечно-сосудистые заболевания и хронические респираторные заболевания. Эти группы населения также могут подпадать под действие законов и политики, которые еще больше усугубляют их маргинализацию и затрудняют им доступ к услугам по профилактике, лечению, реабилитации и уходу за здоровьем.

Нарушения прав человека в области здравоохранения

Нарушения или невнимание к правам человека могут иметь серьезные последствия для здоровья.Открытая или скрытая дискриминация при предоставлении медицинских услуг — как среди медицинских работников, так и между медицинскими работниками и пользователями услуг — действует как мощный барьер для оказания медицинских услуг и способствует низкому качеству медицинской помощи.

Плохое психическое здоровье часто приводит к отказу в достоинстве и автономии, включая принудительное лечение или помещение в лечебные учреждения, а также к игнорированию индивидуальной дееспособности для принятия решений. Как это ни парадоксально, психическому здоровью по-прежнему уделяется недостаточное внимание в общественном здравоохранении, несмотря на высокий уровень насилия, бедности и социальной изоляции, которые способствуют ухудшению психического и физического здоровья людей с психическими расстройствами.

Нарушения прав человека не только усугубляют плохое здоровье, но и для многих, включая людей с ограниченными возможностями, коренное население, женщин, живущих с ВИЧ, секс-работников, людей, употребляющих наркотики, трансгендеров и интерсексуалов, медицинские учреждения представляют опасность. о повышенном риске нарушений прав человека, включая принудительное или принудительное лечение и процедуры.

Правозащитные подходы

Подход к здоровью, основанный на правах человека, обеспечивает набор четких принципов для определения и оценки политики здравоохранения и предоставления услуг, направленных на борьбу с дискриминационной практикой и несправедливыми властными отношениями, которые лежат в основе несправедливых результатов в отношении здоровья.

При реализации подхода, основанного на правах человека, политика, стратегии и программы в области здравоохранения должны разрабатываться четко таким образом, чтобы улучшить реализацию права на здоровье всеми людьми, с упором в первую очередь на самых отстающих. Основные принципы и стандарты правозащитного подхода подробно описаны ниже.

Основные принципы прав человека

Подотчетность

Государства и другие носители обязанностей несут ответственность за соблюдение прав человека. Однако также растет движение, признающее важность других негосударственных субъектов, таких как бизнес, в уважении и защите прав человека.(2)

Равенство и недискриминация

Принцип недискриминации направлен на «… гарантировать осуществление прав человека без какой-либо дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или другого статуса. такие как инвалидность, возраст, семейное положение, сексуальная ориентация и гендерная идентичность, состояние здоровья, место жительства, экономическое и социальное положение ».

Любая дискриминация, например, в доступе к медицинскому обслуживанию, а также в средствах и правах для достижения этого доступа запрещена по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения. , рождение, физическая или умственная инвалидность, состояние здоровья (включая ВИЧ / СПИД), сексуальная ориентация, а также гражданский, политический, социальный или иной статус, который имеет намерение или эффект нарушения равного пользования или осуществления права на здоровье.

Принцип недискриминации и равенства требует от ВОЗ бороться с дискриминацией в руководстве, политике и практике, например, в отношении распределения и предоставления ресурсов и медицинских услуг. Недискриминация и равенство являются ключевыми мерами, необходимыми для устранения социальных детерминант, влияющих на осуществление права на здоровье. Функционирующие национальные системы медицинской информации и доступность дезагрегированных данных имеют важное значение для выявления наиболее уязвимых групп и различных потребностей.

Участие

Участие требует обеспечения того, чтобы все заинтересованные стороны, включая негосударственных субъектов, владели и контролировали процессы разработки на всех этапах цикла программирования: оценка, анализ, планирование, реализация, мониторинг и оценка. Участие выходит далеко за рамки консультаций или технического дополнения к разработке проекта; он должен включать четкие стратегии расширения прав и возможностей граждан, особенно наиболее маргинализованных, с тем чтобы их ожидания признавались государством.

Участие важно для подотчетности, поскольку оно обеспечивает «… систему сдержек и противовесов, которые не позволяют унитарному руководству осуществлять власть произвольным образом».

Универсальный, неделимый и взаимозависимый

Права человека универсальны и неотчуждаемы. Они применимы одинаково ко всем людям, везде, без различия. Стандарты прав человека — на питание, здоровье, образование, свободу от пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения — также взаимосвязаны. Улучшение одного права способствует продвижению других.Точно так же лишение одного права отрицательно сказывается на других.

Основные элементы права на здоровье

Прогрессивная реализация с использованием максимально доступных ресурсов

Независимо от того, какой уровень ресурсов они имеют в своем распоряжении, постепенная реализация требует, чтобы правительства предприняли немедленные шаги в пределах своих возможностей для реализации этих прав. Независимо от наличия ресурсов, устранение дискриминации и улучшение правовой и правовой систем должны осуществляться незамедлительно.

Без регресса

Государства не должны допускать ухудшения существующей защиты экономических, социальных и культурных прав, если нет веских оснований для регрессивной меры. Например, введение платы за обучение в средней школе, которая раньше была бесплатной, будет представлять собой преднамеренную регрессивную меру. Чтобы оправдать это, государство должно продемонстрировать, что оно приняло эту меру, только после тщательного рассмотрения всех вариантов, оценки воздействия и полного использования максимально доступных ресурсов.

Основные компоненты права на здоровье

Право на здоровье (статья 12) было определено в Замечании общего порядка № 14 Комитета по экономическим, социальным и культурным правам — комитета независимых экспертов, отвечающего за надзор за соблюдением Пакта. (4) Правая часть включает следующие основные компоненты:

Наличие

Относится к потребности в достаточном количестве функционирующих государственных медицинских учреждений, товаров и услуг, а также программ для всех.Доступность можно измерить путем анализа дезагрегированных данных по разным и множественным стратификаторам, в том числе по возрасту, полу, местоположению и социально-экономическому статусу, а также качественных обследований, чтобы понять пробелы в охвате и охват кадровыми ресурсами здравоохранения

Доступность

Требует, чтобы медицинские учреждения, товары и услуги были доступны для всех. Доступность имеет четыре перекрывающихся измерения:

  • недискриминация
  • физическая доступность
  • экономичная доступность (доступность)
  • доступность информации.

Оценка доступности может потребовать анализа существующих препятствий — физических, финансовых или иных — и того, как они могут повлиять на наиболее уязвимых, и потребовать установления или применения четких норм и стандартов как в законодательстве, так и в политике для устранения этих препятствий, а также надежные системы мониторинга информации, связанной со здоровьем, и того, доходит ли эта информация до всех групп населения.

Приемлемость

Относится к уважению к медицинской этике, культурным нормам и чувствительности к полу.Приемлемость требует, чтобы медицинские учреждения, товары, услуги и программы были ориентированы на людей и удовлетворяли конкретные потребности различных групп населения и в соответствии с международными стандартами медицинской этики в отношении конфиденциальности и информированного согласия.

Качество

Помещения, товары и услуги должны быть одобрены с научной и медицинской точек зрения. Качество является ключевым компонентом всеобщего охвата услугами здравоохранения и включает в себя как опыт, так и восприятие медицинского обслуживания.Качественные медицинские услуги должны быть:

  • Safe — предотвращение травм людей, за которыми предназначен уход;
  • Действующий — предоставление основанных на фактических данных медицинских услуг тем, кто в них нуждается;
  • Ориентировано на людей — оказание помощи, отвечающей индивидуальным предпочтениям, потребностям и ценностям;
  • Своевременно — сокращение времени ожидания, а иногда и опасных задержек.
  • Equitable — оказание помощи, качество которой не зависит от пола, этнической принадлежности, географического положения и социально-экономического статуса;
  • Интегрированный — оказание помощи, которая делает доступным полный спектр медицинских услуг на протяжении всей жизни;
  • Эффективный — максимальное использование имеющихся ресурсов и предотвращение потерь

Ответ ВОЗ

ВОЗ взяла на себя обязательство интегрировать права человека в программы и политику здравоохранения на национальном и региональном уровнях, рассматривая основные детерминанты здоровья как часть комплексного подхода к здоровью и правам человека.

Кроме того, ВОЗ активно усиливает свою роль в обеспечении технического, интеллектуального и политического лидерства в области права на здоровье, включая:

  • укрепление потенциала ВОЗ и ее государств-членов по интеграции правозащитного подхода к здоровью;
  • продвижение права на здоровье в международном праве и международных процессах развития; и
  • отстаивает права человека, связанные со здоровьем, включая право на здоровье.

Удовлетворение потребностей и прав людей на разных этапах жизненного пути требует комплексного подхода в более широком контексте продвижения прав человека, гендерного равенства и справедливости.

Таким образом, ВОЗ продвигает краткие и унифицированные рамки, основанные на существующих подходах к гендерным вопросам, справедливости и правам человека, для выработки более точных и надежных решений неравенства в отношении здоровья. Интегрированный характер структуры — это возможность использовать основные сильные стороны и взаимодополняемость этих подходов для создания связного и эффективного подхода к укреплению здоровья и благополучия для всех.


(1) Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года.
Генеральная Ассамблея ООН. 2015. 21 октября. UN Doc. A / RES / 70/1.

(2) Замечание общего порядка № 20: Недискриминация экономических, социальных и культурных прав

Комитет по экономическим, социальным и культурным правам. 2009.

(3) Руководящие принципы для бизнеса и прав человека, Осуществление Рамочной программы Организации Объединенных Наций «Защита, уважение и средства правовой защиты»
Управление Верховного комиссара по правам человека, Женева, 2011 г.

(4) Замечание общего порядка № 14 КЭСКП: Право на наивысший достижимый уровень здоровья (статья 12)
КЭСКП (Комитет по экономическим, социальным и культурным правам). 2000г.). 11 августа. Док. E / C.12 / 2000/4.

Краткий обзор ЕРБ ВОЗ — здоровье трансгендеров в контексте МКБ-11

Что такое МКБ-11?

11-е издание Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-11), представляет собой документ, который предоставляет стандартизированные данные и словарный запас, чтобы помочь диагностировать и контролировать проблемы со здоровьем во всем мире.Он включает пересмотренные «коды». Международная система кодов используется профессионалами здравоохранения для классификации болезни или состояния здоровья для многократного использования. Эти недавно пересмотренные коды МКБ-11 повлияют на обеспечение ухода и финансирования здравоохранения, с новыми изменениями, отражающими современное понимание сексуального здоровья и гендерной идентичности.


Вернуться к началу

На что направлена ​​пересмотренная версия МКБ для здоровья трансгендеров?

МКБ-11 изменила определение здоровья, связанного с гендерной идентичностью, заменив диагностические категории, такие как «транссексуализм» в МКБ-10 и «расстройство гендерной идентичности у детей», на «гендерное несоответствие подросткового и взрослого возраста» и «гендерное несоответствие детства» соответственно.Таким образом, гендерное несоответствие было перенесено из главы «Психические и поведенческие расстройства» в новую главу «Состояния, связанные с сексуальным здоровьем». Это отражает доказательства того, что транс-связанные и гендерно-разнообразные идентичности не являются условиями психического здоровья, и их классификация как таковых может вызвать огромную стигму.

Включение гендерного несоответствия в МКБ должно гарантировать трансгендерам доступ к гендерно-подтверждающим медицинским услугам, а также адекватное медицинское страхование таких услуг.Признание в МКБ также признает связь между гендерной идентичностью, сексуальным поведением, подверженностью насилию и инфекциями, передаваемыми половым путем.


Вернуться к началу

Что такое трансгендер и каковы основные проблемы со здоровьем трансгендеров?

В области общественного здравоохранения растет стремление к пониманию и улучшению здоровья и благополучия трансгендеров и других гендерных меньшинств, которые, по оценкам, составляют 0,3–0,5% (25 миллионов) населения мира.Принятие Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года и ее обещание «никого не оставлять без внимания» придали новый импульс этому движению.

Трансгендер — это общий термин, который описывает разнообразную группу людей, внутреннее восприятие пола которых отличается от того, что им было присвоено при рождении. Трансгендер относится к гендерной идентичности и гендерному самовыражению и не имеет ничего общего с сексуальной ориентацией. Этот термин становится все более популярным во всем мире, хотя для описания людей с небинарной гендерной идентичностью могут использоваться и другие культурно-специфические термины.

Трансгендеры имеют те же потребности в области здравоохранения, что и население в целом, но могут иметь другие потребности в специализированной медицинской помощи, например, подтверждающую гендерную гормональную терапию и хирургическое вмешательство. Однако данные свидетельствуют о том, что трансгендеры часто испытывают непропорционально высокое бремя болезней, в том числе в области психического, сексуального и репродуктивного здоровья. Некоторые трансгендеры ищут медицинский или хирургический переход, другие — нет.

Как и другие группы лесбиянок, геев, бисексуалов, транссексуалов, гомосексуалистов или интерсексуалов (ЛГБТКИ), транс-сообщество подвержено повышенному риску психических заболеваний, связанных с трансфобией, дискриминацией и насилием.Трансфобия и дискриминация являются основными препятствиями для доступа к медицинской помощи и могут привести к повышенному риску проблем со здоровьем, не связанных с полом или сексуальностью. Имеющиеся данные также свидетельствуют о том, что молодые трансгендеры подвергаются повышенному риску заражения ВИЧ и инфекциями, передаваемыми половым путем, по сравнению со своими сверстниками.

Юридическое признание пола, выраженное в документах, отражающих гендерную идентичность человека, важно для защиты, достоинства и здоровья. Многие страны Европейского региона ВОЗ налагают ряд условий на изменение документов, включая требование пройти стерилизацию.Органы по правам человека приходят к выводу, что эти требования к стерилизации противоречат уважению телесной неприкосновенности, самоопределения и человеческого достоинства и могут вызвать и закрепить дискриминацию в отношении трансгендеров.


Вернуться к началу

Что такое здравоохранение с учетом гендерного фактора?

Гендерно-подтверждающая медицинская помощь может включать любое отдельное или сочетание ряда социальных, психологических, поведенческих или медицинских (включая гормональное лечение или хирургическое вмешательство) вмешательств, направленных на поддержку и подтверждение гендерной идентичности человека.


Вернуться к началу

ЕРБ ВОЗ | Пол: определения

Гендер используется для описания социально сконструированных характеристик женщин и мужчин, тогда как пол относится к тем, которые определены биологически. Люди рождаются женщинами или мужчинами, но учатся быть мальчиками и девочками, которые превращаются в женщин и мужчин. Это усвоенное поведение составляет гендерную идентичность и определяет гендерные роли. Гендерная политика ВОЗ 2002 г. определяет следующие термины.

Гендерный анализ определяет, анализирует и обосновывает действия по устранению неравенства, которое возникает из-за разницы в ролях женщин и мужчин или неравных властных отношений между ними, а также последствий этого неравенства для их жизни, здоровья и благополучия.То, как власть распределяется в большинстве обществ, означает, что женщины имеют меньше доступа к ресурсам для защиты своего здоровья и контроля над ними, а также с меньшей вероятностью будут участвовать в принятии решений. Гендерный анализ в области здравоохранения часто подчеркивает, как неравенство отрицательно сказывается на здоровье женщин, препятствия, с которыми женщины сталкиваются при достижении здоровья, и способы их решения и преодоления. Он также выявляет риски для здоровья и проблемы, с которыми сталкиваются мужчины в результате социального конструирования своих ролей.

Гендерное равенство — это отсутствие дискриминации по признаку пола человека в отношении возможностей, распределения ресурсов и льгот или доступа к услугам.

Гендерное равенство означает справедливость и справедливость в распределении благ и обязанностей между женщинами и мужчинами. В концепции признается, что у женщин и мужчин разные потребности и возможности, и что эти различия следует выявлять и устранять таким образом, чтобы устранить дисбаланс между полами.

Резолюция Экономического и Социального Совета ООН (ЭКОСОС) определяет учет гендерной проблематики как:

«… процесс оценки последствий для женщин и мужчин любых запланированных действий, включая законодательство, политику или программы, в любой области и на всех уровнях.Это стратегия, позволяющая сделать проблемы женщин и мужчин неотъемлемым аспектом при разработке, осуществлении, мониторинге и оценке политики и программ во всех политических, экономических и социальных сферах, с тем чтобы неравенство между мужчинами и женщинами не сохранялось. Конечная цель — достижение гендерного равенства ».

«Учет гендерной проблематики — это как технический, так и политический процесс, который требует изменений в организационной культуре и образе мышления, а также в целях, структурах и распределении ресурсов…. Актуализация требует изменений на разных уровнях внутри учреждений, в установлении повестки дня, разработке политики, планировании, реализации и оценке. Инструменты для интеграции включают новые кадровые и бюджетные методы, учебные программы, политические процедуры и руководящие принципы ».

В 2009 г. на гендерный веб-сайт штаб-квартиры ВОЗ добавлено:

«Если системы здравоохранения должны адекватно реагировать на проблемы, вызванные гендерным неравенством, недостаточно просто« добавить »гендерный компонент в конце разработки данного проекта.Исследования, вмешательства, реформы системы здравоохранения, санитарное просвещение, информационно-пропагандистская деятельность, а также политика и программы здравоохранения должны учитывать гендер с самого начала ».

«Таким образом, гендерные вопросы нельзя поручить« сторожевым псам »в одном офисе, поскольку ни один офис не может участвовать во всех этапах деятельности организации. Все специалисты в области здравоохранения должны обладать знаниями и пониманием того, каким образом гендер влияет на здоровье, чтобы они могли решать гендерные вопросы, когда это необходимо, тем самым повышая эффективность своей работы.”

«Процесс формирования этих знаний и осведомленности о гендерных вопросах и ответственности за них среди всех медицинских работников называется« учет гендерной проблематики »».

Пол, пол и почему различия имеют значение | Журнал этики

Различие Марса и Венеры обычно используется для обозначения многовекового диалога о различиях между мужчинами и женщинами, различиях, которые, несомненно, будут обдумываться, исследоваться и оспариваться в грядущих жизнях.Тема пола и гендерных различий сейчас с новой силой выдвигается на передний план изучения и практики медицины. Так же, как давно известно, что дети не являются взрослыми в миниатюре, все больше внимания уделяется тому, как различия между полами влияют на то, как заболевания диагностируются, протекают и реагируют на лечение.

Во-первых, необходимо отметить, что термины «пол» и «гендер» не являются синонимами. Пол относится к биологическим различиям между мужчинами и женщинами.Гендер относится к континууму сложных психосоциальных представлений о себе, взглядов и ожиданий людей в отношении представителей обоих полов. Даже термины мужчина и женщина, мужчина и женщина не взаимозаменяемы. То, что значит быть мужчиной или женщиной, происходит от физических характеристик, полученных из половых хромосом и генов, которые приводят к определенным гонадам, внутренним и внешним гениталиям и физиологическим гормонам. Быть мужчиной или женщиной имеет более широкое значение, поскольку в игру вступают культурные концепции мужественности и женственности.В этом выпуске Virtual Mentor основное внимание уделяется не тому, почему пол и гендер не должны использоваться взаимозаменяемо, а скорее тому, как секс и гендер вместе и в разной степени влияют на сегодняшнюю медицинскую практику [1].

Три очевидных аспекта пола и гендера в медицине — это просьбы пациентов о выборе врача-мужчины или женщины, выбор, который делают мужчины и женщины в отношении своей медицинской карьеры, и то, как, если вообще, влияет дискриминация по признаку пола на лечение боли. Мухаммад Васим и Аарон Миллер строят свой комментарий к просьбам пациентов о выборе врача-мужчины или женщины на основе результатов опроса детей и их родителей и их предпочтений в отношении врача, который является мужчиной, женщиной или имеет наибольший опыт [2].Затем они расширяют ход своих мыслей и комментируют некоторые причины таких запросов и практическое управление такими ситуациями.

В другом клиническом случае Джеймс Нуово исследует роль пола в ординатуре. Студентам, готовящимся к собеседованию в ординатуре, он предлагает советы о том, какие типы вопросов «запрещены» и как отвечать на неуместные запросы. Обсуждение в журнале Эллисон Грэди исследует причины очевидного «гендерного разрыва» в авторстве публикаций в медицинских журналах, а в разделе закона о здоровье Кристин Пулати изучает законы о занятости, которые защищают беременных женщин и других лиц, ухаживающих за ними.

Говоря о обезболивании, Андреа Серитан и Скотт Фишман предлагают вдумчивый совместный взгляд на неравное лечение боли в спине, связанное с полом. Подходя к проблеме боли с клинической стороны, Роберт Маккаррон представляет клиническую жемчужину по стратегиям лечения соматоформных расстройств. Доктор Маккаррон признает, что соматоформные расстройства являются частым источником разочарования врачей и что взаимодействие медицины и психиатрии является ключом к решению проблемных, необъяснимых физических жалоб.

В статье на политическом форуме Клэр Помрой знакомит читателей с социальными детерминантами риска заражения ВИЧ среди женщин. Она считает, что лучшее образование, расширение социальных и экономических возможностей и более внимательный уход за женщинами с ВИЧ / СПИДом необходимы для снижения распространенности и стигмы этого заболевания у этой половины населения. Доктор Помрой также предполагает, что американские врачи сыграют роль в предотвращении воздействия эпидемии на женщин. Роберта Лоуи придерживается философского взгляда на роль женщин в медицине, объясняя, что означает для общества рост числа женщин в медицине.В личном рассказе Эми Леман из первых рук делится своим мнением о том, как она решила войти в сферу хирургии, в которой доминируют мужчины. Наконец, Кей Нельсен выступает от имени центров, занимающихся женским здоровьем, но говорит, что упор на женское здоровье не должен происходить за счет исключения других групп населения.

Пол и гендерные различия влияют не только на пациентов медицины, но и на самих практикующих врачей, играя роль в повседневных функциях врача и распространяясь также на правовую, политическую, философскую и гуманитарную сферы.В этом выпуске Virtual Mentor представлены аргументы в пользу того, почему важно уделять внимание мужчинам и женщинам отдельно, а не рассматривать и лечить их как пациента-однополого пола. Я надеюсь, что после прочтения некоторых ключевых проблем и составных частей сложных вопросов, касающихся пола и гендера в медицине, читатели сами задумаются о том, продолжают ли «различия» переоцениваться или недооцениваться в медицине в наши дни.

Цитата

Виртуальный наставник. 2008; 10 (7): 427-428.

DOI

10.1001 / virtualmentor.2008.10.7.fred1-0807.

Точки зрения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают взгляды и политику AMA.

Информация об авторе

  • Дженнифер Ценг — студентка четвертого курса Калифорнийского университета в Дэвисе.Она планирует продолжить карьеру в хирургии, уделяя особое внимание взаимодействию между психиатрией и хирургией при уходе за пациентами. Ее эклектичные интересы начались, когда она отвлекла время, которое раньше проводила, наблюдая за заливом Сан-Франциско, из своей комнаты в общежитии Калифорнийского университета в Беркли, изучая историю, молекулярную и клеточную биологию с акцентом на нейробиологию.

Какой пол

Пол — это социально сконструированное определение женщин и мужчин.Это не то же самое, что пол (биологические характеристики женщин и мужчин), и это не то же самое, что и женщины. Гендер определяется концепцией задач, функций и ролей, которые приписываются женщинам и мужчинам в обществе, а также в общественной и частной жизни.

[Пол на практике.
Швейцарское агентство по развитию и сотрудничеству]

Гендерный подход отличается тем, что он фокусируется на женщинах и мужчинах, а не на женщинах по отдельности. Он выделяет:

  • различия между женскими и мужскими интересами даже в одном домохозяйстве, а также то, как они взаимодействуют и выражаются.
  • условности и иерархии, определяющие положение женщин и мужчин в семье, сообществе и обществе в целом, при этом женщины обычно преобладают над мужчинами.
  • различия между женщинами и мужчинами в зависимости от возраста, достатка, этнического происхождения и других факторов
  • способ, которым гендерные роли и отношения меняются, часто довольно быстро, в результате социальных, экономических и технологических тенденций

[Вейк и Фрэнсис, 1999]

Гендерное равенство требует равного пользования женщинами и мужчинами социально значимыми благами, возможностями, ресурсами и вознаграждениями.Гендерное равенство не означает, что женщины и мужчины становятся одинаковыми, а означает, что их возможности и жизненные шансы равны.

Гендерный анализ учитывает социальные и экономические различия между мужчинами и женщинами на каждом этапе разработки политики с целью:

  • Выявление различного потенциального воздействия политики, программы и закона на женщин и мужчин;
  • Обеспечение равных результатов для женщин и мужчин, мальчиков и девочек при разработке и реализации мер

[CIDA]

Учет гендерной проблематики в отношении воды определяется в World Water Vision следующим образом:

«Он (гендерный подход) включает в себя решение как практических, так и гендерных потребностей, таких как улучшение условий жизни женщин за счет обеспечения водой и санитарией ближе к их домам, а также стратегические гендерные потребности: улучшение положения женщины в обществе путем повышения ее осведомленности о ее положении и ее способность принимать решения и влиять на изменения.Гендерный подход также направлен на предотвращение дальнейшей перегрузки женщин и подчеркивает важность отказа от автоматического закрепления и сохранения традиционных ролей. Это подразумевает необходимость обращаться как к мужчинам, так и к женщинам, поскольку мужчины должны изменить свое отношение и поведение, чтобы поддержать это ».

[World Water Vision, 1999]

Женщины играют основную роль в сборе, транспортировке, использовании и управлении водой, а также в продвижении санитарных норм, но при этом они почти не участвуют в принятии решений в этом секторе.

[Азиатский банк развития
Контрольный список АБР по гендерным вопросам: водоснабжение и санитария]

При обеспечении полного и эффективного участия женщин на всех уровнях принятия решений необходимо учитывать то, как разные общества отводят мужчинам и женщинам особые социальные, экономические и культурные роли. Необходимо обеспечить, чтобы водный сектор в целом был осведомлен о гендерной проблематике, и этот процесс должен начинаться с реализации программ обучения для специалистов по водным ресурсам и местных мобилизаторов.

[Глобальное водное партнерство
Интегрированное управление водными ресурсами]

Внедрение гендерного подхода в учреждениях и организациях, а также создание официальных и неформальных сетей имеют решающее значение.

[Международная конференция по пресной воде
Бонн, 2001]

Какой пол?

Какой пол?


Гендер определяется ФАО как «отношения между мужчинами. и женщины, как перцептивные, так и материальные.Пол биологически не определяется, в результате сексуальных характеристик женщин или мужчин, но сконструирован социально. Это центральный организационный принцип общества, который часто определяет процессы производства и воспроизводства, потребления и распределения » (ФАО, 1997). Несмотря на это определение, пол часто неправильно понимается как продвижение только женщин. Однако, как мы видим из определения ФАО, гендерный проблемы сосредоточены на женщинах и на отношениях между мужчинами и женщинами, их роли, доступ к ресурсам и контроль над ними, разделение труда, интересы и потребности.Гендерные отношения влияют на безопасность семьи, благополучие семьи, планирование, производство и многие другие аспекты жизни (Bravo-Baumann, 2000).

[Box 1] ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГЕНДЕРНЫХ РОЛЬ И ГЕНДЕР ОТНОШЕНИЯ

Гендерные роли — это «социальное определение» женщины и мужчины. Они различаются среди разных обществ и культур, классов, возрастов. и в разные периоды истории. Гендерные роли и обязанности часто обусловлены структурой домохозяйства, доступом к ресурсы, конкретные воздействия глобальной экономики и другие локально значимые такие факторы, как экологические условия (FAO, 1997).

Гендерные отношения — это способы, которыми культура или общество определяет права, обязанности и идентичность мужчин и женщин в отношения друг к другу (Bravo-Baumann, 2000).

Роль сельских жителей как производителей продуктов питания и продуктов питания провайдеров, свяжите их напрямую с управлением и устойчивым использованием агробиоразнообразие. Благодаря своей повседневной работе сельские жители накопили знания и навыки, касающиеся их экосистем, местных сортов сельскохозяйственных культур, животных породы, сельскохозяйственные системы и питательная ценность различных недоиспользуемых растения.Они научились поддерживать свои собственные скудные ресурсы. Мужчины и женщины действуют иначе из-за своих социально предписанных ролей; следовательно у них разные наборы знаний и потребностей.

Опыт показывает, что сельскохозяйственное, экологическое и родственное в политике и программах не проводится различий между фермерами-мужчинами и женщинами. Поэтому они часто не замечают различий между мужчинами и женский труд, знания, вклад и потребности.Это имеет важное последствия для биоразнообразия, а также для гендерного равенства. Например, Box 2 показывает, что в регионе Бафулабе (Мали) женщины имеют больше знаний о традиционных сортах риса, чем мужчины, так как рис традиционно считается женской культурой.

[Box 2] ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ЗНАНИЯХ ТРАДИЦИОННОГО РИСА СОРТА МАЛИ

В регионе Бафулабе в Мали рис традиционно считается женской культурой.Его выращивали возле рек или там, где застаивалась вода. в сезон дождей. Женщины будут заботиться о поле индивидуально или в группа. Их знания о местных сортах были обширными. Они смогли определить 30 различных сорта по циклу роста, особенностям роста растений, высоте растений, количеству стеблей, урожай зерна, размер зерна, форма, цвет, качество подготовки, использование и вкус конечного продукта. Мужчины очень мало знали о традиционном рисе разновидностей, но они несли основную ответственность за три улучшенных риса сорта введены в село.

Источник: Synnevag, 1997.

И мужчины, и женщины-фермеры играют важную роль в лица, принимающие решения в области управления агробиоразнообразием. Решают когда сажать, собирают и обрабатывают урожай. Они решают, какое количество каждого сорта сельскохозяйственных культур нужно сажать каждый год, сколько семян сэкономить от собственного производства и что покупать или обменять. Все эти решения влияют на общее генетическое разнообразие. что сохраняется и используется.

В большинстве сельскохозяйственных систем существует разделение труда. Этот определяет различные задачи, за которые отвечают мужчины и женщины. Как правило, женщины играют важную роль в производстве, переработке, консервирование, подготовка и продажа основных сельскохозяйственных культур. Мужчины склонны сосредотачиваться на ориентированное на рынок или товарное растениеводство. Часто мы находим разделение на урожай и методы управления животноводством. Прополка часто является делом женщин, в то время как опрыскивание или внесение удобрений в основном выполняется мужчинами.Женщины и дети часто присматривают за мелкими видами домашнего скота, а мужчины часто находятся в попечение крупного рогатого скота. Это лишь несколько примеров, которые обычно не применимо, но будет зависеть от конкретных ситуаций и культур, в которых мы живем. за работой.

[Box 3] ГЕНДЕРНЫЕ И ВОЗРАСТНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО СБОР, ПРИГОТОВЛЕНИЕ И ПОТРЕБЛЕНИЕ ДИКОПИТАЮЩИХ РАСТЕНИЙ В СЕЛЬСКИХ УСЛОВИЯХ ЭФИОПИЯ

Плоды дикорастущих растений собирают и едят в основном дети.Дети и женщины собирают другие кормовые и голодные растения. подготовлено последним по всем обследованным территориям. Женщины часто собирают диких животных, когда они идут за водой, собирают дрова, идут в рынок, и когда они идут домой со своих полей.

Трудоспособные члены общины мужского пола обычно мигрируют в найти работу во время нехватки еды. Женщины и дети остаются жить в одиночестве. лучшее, что они могут. Таким образом, женщины и дети являются основными участниками сбор, подготовка и потребление дикорастущих растений.Детский корм и лазить по деревьям для сбора, пока женщины готовят и готовят. В В обычное время молодые сельские мужчины едят больше диких продуктов, чем старшее поколение. Хотя, когда не хватает еды, дикие едят люди любого возраста и пола. продукты для удовлетворения их потребности в дополнительном питании, традиционное удовлетворение и местные лечебные процедуры. Сюда входит потребление Embelia schimperi. ( enkoko на амхарском языке), фрукт, который едят, чтобы контролировать кишечник. паразиты.

Источник: Guinand and Lemessa, 2000.

Женщины часто участвуют в отборе, улучшении и адаптация сортов растений. У них часто есть более специализированные знания дикие растения, используемые в пищу, корм и лекарства, чем мужчины (см. вставку 2 и 3). Мужчины и женщины могут нести ответственность за разные культуры или сорта или отвечает за разные задачи, связанные с одной культурой.

В последние десятилетия отмечен значительный рост продуктивность сельского хозяйства и быстрое развитие сельскохозяйственных технологий.Эти достижения часто обходят стороной женщин-фермеров и снижают их производительность. Часто изменения были связаны с кредитными требованиями, которые либо недоступны для женщин или не приспособлены к их потребностям и требованиям. Таким образом, женщины сталкиваются с различными гендерными ограничениями как фермеры и распорядители природных ресурсов. Для решения проблем, связанных с питанием производство для растущего населения, страны должны найти способы преодоления это разрыв в производительности.


.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *