Интеллигенция что это: ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание

Филолог Янина Солдаткина: «Интеллигент — это человек, который подвергает все собственному осмыслению»

Когда мы говорим о культурном человеке, то применительно к России всегда вспоминаем об интеллигенции. В нашей стране многие годы она выступала в качестве законодателя не только подлинно культурного вкуса, но и зачастую подлинно нравственной позиции по отношению к власти и народу. Особенно сильно эта миссия русской интеллигенции проявилась именно в советские годы. О том, как эти люди воспринимали свою культурную роль в советском обществе и можно ли считать, что в сегодняшней России интеллигенции больше нет, мы поговорили с Яниной Солдаткиной, доктором филологических наук, профессором кафедры русской литературы XX–XXI веков Московского педагогического государственного университета (МПГУ).

— Янина Викторовна, как вам кажется, почему именно в России возникает эта особая фигура, которая в какой-то момент начинает выступать в качестве эталона культурности, — фигура интеллигента?

— Действительно, я соглашусь с тем, что интеллигенция — это чисто российское явление. Даже само слово вошло во все международные базы данных с пометкой, что это специфически русское понятие. Формирование «интеллигенции» началось еще в середине 60-х годов XIX века. И связано было с тем, что определенное количество образованных людей, причем необязательно дворянского происхождения, создают целую среду, в которой поддерживались определенные жизненные принципы.

Речь идет не просто об образованности, развитости интеллекта, но об «умственной порядочности», как это, на мой взгляд, очень удачно сформулировал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Иными словами, интеллигенту свойственны еще и некие нравственные установки. Поэтому, как считал Лихачев, интеллигентами можно назвать и декабристов, а если идти дальше, в глубь веков, то и Андрея Курбского, вступившего в знаменитую полемику с Иваном Грозным.

— Выходит, что судьба русской интеллигенции, если смотреть на нее через оптику Лихачева, всегда связана с тем, чтобы находиться в оппозиции к власти или хотя бы дистанцироваться от нее?

— Скорее, он говорит о том, что культурному человеку в России была свойственна независимость мышления. Иными словами, интеллигент — это человек, который не входит в корпорации, не поддается давлению массовой мифологии, но подвергает все собственному осмыслению. И конечно, независимость мышления довольно часто приводит человека к тому, что он оказывается в оппозиции. Причем необязательно к действующей власти. Это может быть и оппозиция, например, к вирусному мнению в «Фейсбуке».

При этом нельзя не вспомнить знаменитый момент из «Братьев Карамазовых» Достоевского, когда писатель с иронией замечает, что дайте русскому школьнику карту звездного неба, он ее вернет вам на другой день исправленной. То есть столь радикальная ставка на сомнение иногда может носить и комический характер. Однако для Лихачева важно было подчеркнуть, что интеллигент никогда не принимает готовых истин. Знаете, есть такая яркая и уже расхожая цитата из Баратынского — «лица необщим выраженьем». Вот интеллигент им обладает.

Но зачастую это действительно приводит его во внешнюю конфронтацию с властью, как это было у Курбского, у декабристов или у диссидентов. Но это может оборачиваться и внутренней эмиграцией, как это было у того же Лихачева, который, побывав на Соловках, всю оставшуюся жизнь занимался древнерусской литературой. Это может быть и позиция принципиальной аполитичности, каковую с разной мотивировкой занимали Иосиф Бродский или Борис Пастернак.

— Но почему, на ваш взгляд, именно в России культурный человек или интеллигент — это тот, кто априори находится в оппозиции?

— Здесь я бы привела пример Александра Пушкина — человека, конечно, не обделенного независимостью мышления. Думаю, что все помнят его «Капитанскую дочку», где изложена его важная для нашей беседы историческая концепция. Суть ее в том, что между верховной властью и народом, воплощаемым Пугачевым и Савельичем, необходима некая «прослойка», или соединительная ткань, которая, считал Пушкин, должна обеспечить коммуникацию между «верхами» и «низами». Таким медиумом для него были древние дворянские роды, а впоследствии, добавим мы, им стала интеллигенция.

И конечно, Пушкин прав: что в царской России, что в советской у народа не было своего представительства. Крестьяне, о которых в том числе переживали декабристы, его не имели. В советское время крестьяне и — в меньшей степени — рабочие также очень долго не имели своего открытого публичного представительства. И в итоге в роли их неформальных представителей выступила русская интеллигенция, которая в основном выполняла эту задачу через литературу.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос, можно сказать, что особенность культурного человека в России, который часто ставил себя в оппозицию к власти, была во многом связана с особенностью политического устройства самой страны, где интеллигенция — по крайней мере таким был идеал — выступала как посредник, как некая сила, которая пытается в публичном пространстве озвучить интересы народа.

— В таком случае для чего Сталин совершенно явно решил выделить интеллигенцию в отдельную страту, в каком-то смысле даже противопоставив ее народу?

— Думаю, что если и говорить об особой культурной политике Сталина, то имеет смысл обратиться к ситуации после 1929 года, после изгнания Троцкого. Дело в том, что Троцкий очень активно заигрывал с интеллигенцией и был в какой-то степени кумиром определенной ее части. В частности, он как раз считал, что интеллигенцию можно и нужно использовать в целях пропаганды.

Мы прекрасно помним, как часть леворадикальной интеллигенции в ранние советские годы, из среды тех же футуристов, не просто сотрудничала с властью, а в какой-то степени этой властью была. Однако уже в 20-е годы было понятно, что часть мыслящих, думающих, образованных людей все больше и больше не соглашается с тем, что и как происходит в стране, и пыталась противостоять этому прежде всего в эстетическом отношении, которое зачастую приравнивалось к политическому.

А вот после 1929 года начинается, как сказали бы теперь, зачистка информационного поля. В первую очередь Сталин и партийные органы берут под полный контроль литературу — по сути, единственное на тот момент массовое средство передачи информации.

Распускаются все частные творческие союзы, а вместо них в 1934 году создается Союз писателей, куда допускается только та часть творческой интеллигенции, которая выказала власти свою лояльность и которая дальше будет заниматься тем, что доводить до массового читателя точку зрения партии. Но и тут, увы, не обходится без очень трагических историй публичных шельмований, покаяний.

— А была еще трагическая судьба Андрея Платонова.

— Платонов здесь — это отдельная и во многом значимая история. Для меня он — один из самых показательных примеров судьбы культурного человека в Советском Союзе. Потому что, с одной стороны, он был человеком из рабочего класса. То есть у него не было университетского, интеллигентского образования. Он был гениальным самоучкой и до сложнейших философских вопросов дошел своим умом. В этом смысле Платонов — это пример того, как революция «открыла шлюзы», дала возможность стать интеллигентным, образованным тем, кто, может быть, при царской России этой возможности не получил.

Но главное, что Платонов, казалось бы, абсолютно веривший в коммунизм — одно время был даже кандидатом в члены партии, — в 1928 году написал роман «Чевенгур», для того чтобы объяснить власти, что революция пошла не по тому пути, что насилие не является революцией. А потом он пишет повесть о коллективизации «Впрок», которую одни восприняли как гимн коллективизации, однако Сталин, как известно, пришел от нее в ярость. Есть легенда, что он на полях номера «Красной нови» с текстом повести пишет: «сволочь, подлец», и потом вызывает к себе Фадеева, тогдашнего редактора журнала, для объяснений. Разразился ужасный скандал. И, говорят, Платонов ответил на все это показательно: «Я писал для одного читателя, он меня не услышал».

И здесь мы вновь видим эту специфическую для русского культурного человека функцию — выразить мнение самых бедных и беззащитных. В данном случае — несчастных крестьян. Ведь позиция автора повести «Впрок» совершенно понятна: «Мы за коллективизацию, но не надо устраивать ее насильно, не надо над нами издеваться».

— Тем не менее, как вы сказали, советская интеллигенция выбирала разные стратегии — что по отношению к власти, что по отношению к народу. И хочется понять, как эти люди, которые чувствовали себя носителями культуры, жили в страшных условиях ХХ века — перед лицом репрессий, войны, голода, иногда и предательства?

— О некоторых примерах мы уже с вами успели поговорить. Можно привести еще один пронзительный пример — Осипа Мандельштама. Сначала он пытается как-то принять советскую власть. Потом, проезжая во время Гражданской войны от Петрограда до Крыма, претерпевает массу лишений и возвращается в столицу человеком, уже не разделяющим советских взглядов.

К концу 20-х годов он доходит до того, что начинает писать антисталинские стихи. Причем не просто пишет, но и читает их всем подряд. И естественно, условно, на десятом слушателе его арестовывают. В каком-то смысле здесь он выступает как бесстрашный пророк-обличитель того, что считал несправедливым в сталинском тоталитаризме. Но затем выясняется, что он совершенно не готов к последствиям. Что он интеллигент, а не боец с режимом и не готов к пыткам, к заключению. Он чуть не сходит с ума и в результате разных, трагических перипетий, попадает в страшную для него ссылку в Воронеж.

Здесь он лишен общения со своим кругом, с близкими по духу людьми. Читает одни советские газеты и пишет знаменитый «Воронежский цикл», в котором, между прочим, пытается вписаться в мейнстрим, посвятив Сталину так называемую «Оду», рассуждает о собственной «вине» перед государством. Но я думаю, что это было такое явное интеллигентское сомнение в собственной правоте, искренняя попытка понять — «может быть, народ правее меня».

Апелляция к народу, стремление, долг, как хотите, быть сопричастным народу, встречается у многих авторов этого времени. Как у Пастернака его доктор Живаго — это воплощение интеллигента, который считает, что мужчина должен, стиснув зубы, разделить любую судьбу своей страны. Это же, к слову, мы встречам и у Ахматовой: «Я была тогда с моим народом, там, где мой народ, к несчастью, был». То есть эта сопричастность народной судьбе в глазах советской интеллигенции — очень важная категория культурного человека.

Другое дело, что ни у Пастернака, ни у Мандельштама, ни у Ахматовой этой сопричастности не получается достигнуть до конца. Потому что они другие — и отношение к ним совсем другое. Умный, культурный, интеллигентный человек подозрителен априори. Он не ходит строем, не поет гимнов, не подписывает писем, чего, увы, подчас от него требовала советская действительность.

Более того, что бы эти люди ни говорили о народе и о своем желании быть с ним, им всегда была невыносима мещанская культура и люди, живущие одними собственническими интересами, пытающиеся обустроить свою маленькую частную жизнь.

— Да, классическая поза культурного человека, особенно в России, когда любая практичность — это плохо.

— Вот именно. Лучше Обломов, который лежит на диване, чем практичный Штольц, к которому отношение всегда было холодное, если не брезгливое вовсе. И отсюда же, к слову, возникает стратегия ухода во «внутреннюю эмиграцию». Причем выражалось это необязательно так, как у Шаламова, который прямо антиправительственной деятельностью занимался. Но почти всегда эта дистанция была продиктована одной задачей — сохранением культуры как таковой. Удержать ее от полного уничтожения — как в физическом смысле, так и в духовном.

Вновь вспомним, как тот же Дмитрий Лихачев, который занимался вроде бы безобидными вещами, с точки зрения советской власти, — древнерусской литературой. Однако благодаря этому он косвенно способствовал сохранению православной культуры, пережившей колоссальный урон что в сталинские годы, что в хрущевские.

— Мне кажется, что пока все то, о чем мы говорили, в большей степени касается довоенного периода. И война в этом смысле стала очень важным рубежом — в том числе и в судьбе советской интеллигенции. Как вам кажется, можно ли говорить о том, что после войны ее мироощущение, как и задачи, которые эти люди культуры перед собой ставили, претерпело изменение?

— С одной стороны, война в какой-то степени способствовала легализации интеллигенции, ее выходу «на свободу». Начали печатать Ахматову, Платонова, которого только тогда молодое поколение советских писателей и узнало. С другой стороны, это потепление было временным, до 1946 года. Очень скоро гайки вновь начали закручиваться.

Реальные же изменения в жизни советской интеллигенции пришли уже во время хрущевской оттепели. Ведь Хрущев, хоть и совсем не был интеллигентом, понимал, что для разоблачения «культа личности» ему эти люди могут пригодиться. Не случайно Твардовский умудрился протолкнуть в печать «Один день Ивана Денисовича» именно под соусом борьбы с культом личности, и эта повесть взорвала советское общество.

В оттепельные годы начался настоящий расцвет. Состоялось первое «возвращение» в печать писателей, эмигрировавших или загубленных в 1920–1930-х годах. Вновь издают Пильняка, Бунина. Начинаются знаменитые чтения возле памятника Маяковскому.

И все это привело к тому, что после шестидесятников, которые еще грезили о том, что они, будучи культурными и политически активными людьми, способны повлиять на курс развития страны. Интеллигенция 1970–1980-х годов выбирает, по сути, две стратегии. Либо она принципиально отказывается от взаимоотношений с властью. Как пел Борис Гребенщиков, безусловный интеллигент, возникает «поколение дворников и сторожей», которое последовательно выбирает «этику ухода». Уходят в такие места, где они окажутся от партии и политики как можно дальше. Либо эти люди становятся диссидентами. Причем, как правило, с сильно идеологическим уклоном.

— Осталось ли сегодня что-то от этого образа советского интеллигента — носителя эталона культурного человека? Часто встречается мысль, что ничего подобного в современной России уже не осталось, что сама возникшая на обломках СССР действительность таких людей больше не предполагает.

— Думаю, что в каком-то смысле вы правы. И мне кажется, что изменилась сама среда обитания интеллигента — медиасреда. Главным образом в том, что сейчас мы живем в состоянии максимальной открытости. Условно, каждое наше телодвижение видно всем и всеми постоянно обсуждается. И конечно, в столь открытой среде исключена та закрытость, интимность, возможность оставаться наедине с самим собой, которая столь важна интеллигенту.

Кроме того, не стоит забывать того, о чем как-то сказал герой фильма «Берегись автомобиля»: «Деньги, товарищи, еще никто не отменял». Для большинства современной интеллигенции культура — это еще и способ зарабатывать деньги. Хорошо было советскому интеллигенту, который где-то работал, получал какие-то более-менее приемлемые деньги и мог позволить себе не заботиться о быте. Не секрет, что тот же доцент был пожизненно обеспечен. Иными словами, эти люди так или иначе были освобождены от забот, связанных с зарабатыванием денег в той степени, в какой люди интеллектуального труда обременены ими сегодня.

Сейчас на гонорары может жить только, наверное, писатель плана Дарьи Донцовой. Скажем, и Водолазкин, и Прилепин вынуждены заниматься далеко не только писательским трудом. А поскольку они зависимы от разных коммерческих структур, мы не можем быть уверены в чистоте, так сказать, их мотивации.

— То есть нет самого главного — независимости, свойственной модели культурного человека в России.

— Верно! Мы не можем говорить и о независимости писателя как таковой, так же как не можем говорить про интеллектуальную независимость ни одного из членов ведущих университетских корпораций.

Можно сказать, что в каком-то смысле сама социальная структура не находит сегодня места интеллигенту. Но, с другой стороны, писатели все-таки еще остаются властителями дум, по крайней мере, в нашем сознании они на это претендуют, мы к их мнению, к их произведениям прислушиваемся. Читая «Лавра» или «Авиатора» Водолазкина, мы можем пережить очень сильные нравственные волнения, по-новому взглянуть на Гражданскую глазами героев «Зимней дороги» Леонида Юзефовича…

Так что я не стала бы утверждать столь категорично, что интеллигенция исчезла, растворилась в небытии. Должна смениться эпоха, чтобы мы смогли непредвзято посмотреть и оценить наше время. Может быть, подлинная интеллигентность — она для современности своего рода нравственный и культурный идеал, недостижимый, но прекрасный, необходимый и, так сказать, чаемый, чему и наша беседа — доказательство.

Материал опубликован в  № 1 печатного номера газеты «Культура» от 28 января 2021 года в рамках темы номера «Культурный человек XXI века: каким он должен быть?».

Фото: www.studizba.com. На фото на анонсе —  картина Федоровой  Т.С. «Гости в мастерской художника», 1981 

КУЛЬТУРА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ — Яркипедия

Автор:Е.А. ЕРМОЛИН.

1 фото

Смотреть фотогалерею 1 фото

Худ. Николай Верхотуров

из

К 1860-м гг. в Ярославле и других городах складывается интеллигенция — общность, связанная как единством происхождения (главным образом, из белого духовенства и дворян), так и общностью миросозерцания и основных видов культурной практики.

Почву для оформления интеллигенции в Ярославле готовили еще в конце 1840-х К.Д.Ушинский и Ю.В.Жадовская. Среди первых представителей интеллигенции в крае — Е. И. Якушкин, Л. Н. Трефолев.

В узком смысле интеллигент — это человек, получивший образование европейского типа. В контексте эпохи это почти неминуемо означало приверженность к позитивистской критике традиционных идеалов и ценностей, к «положительному знанию» естественно-научного характера, а также готовность служить некоей высшей идее. Интеллигенция по определению (от лат. «знающий, понимающий, разумный») является самосознанием народа, общества. Однако зачастую в России, и в Ярославском крае в частности, она ощущает себя чуждой этому народу, отождествляемому с простонародьем, которое обделено знаниями.

Интеллигент берет на себя культурную миссию служения народу (и даже поклонения ему). В духе позитивизма преувеличивая роль знаний в деле достижения счастья и благополучия, интеллигент видит смысл своего существования в том, чтобы, не останавливаясь ни перед какими жертвами, нести плоды своей образованности (культуры, просвещения, политического сознания и др.) в народ, дабы осчастливить его. Существующую власть ярославская интеллигенция часто воспринимает как своего противника, поскольку та пользуется отсталостью народа в своих интересах, препятствуя общественному прогрессу, развитию образования и, в конечном итоге, противодействуя попыткам интеллигенции привести народ к счастью, пролить на него блага просвещенности.

Интеллигенция быстро теряет единство, раскалывается идеологическими противоречиями, разными представлениями об истине и о путях достижения народного блага. На смену просветителям-позитивистам 1860-х приходят народники, воспринимающие свою миссию как более активную работу в народе с тем, чтобы повести его за собой, подтолкнуть к борьбе с властью.

В Ярославле возникают народнические конспиративные кружки. Организатор одного из них А. Гнедовский вспоминал: «Мы много рассуждали на тему о захвате власти (…) Сильна была потребность какого-нибудь живого революционного дела (…) Мы начали усиленно печатать на гектографе разные прокламации, программы для самообразования и некоторые статьи из „Народной воли“ и других нелегальных изданий». Народническая пропаганда, как правило, не выходила за пределы интеллигентского круга.

В крае появляются и приверженцы «малых дел», связанные с решением земских задач: развития народного образования, медицинского обслуживания, конкретной помощи нуждающимся (см. Земство). Неустанный труд интеллигенции на разных культурных поприщах способствовал развитию цивилизованности в крае. Широко известны и интеллигенты — деятели искусства и литературы: художники, актеры, поэты и писатели, музыканты. В крае (и прежде всего в Ярославле) работали известные ученые, преподаватели научных дисциплин, краеведы и пр.  К началу XX в. интеллигенция берет на себя роль ведущего культурного деятеля, она ведет за собой все общество.

В интеллигентской среде находят сторонников новые идеи и ценности. Интеллигенция наиболее восприимчива к идейной экзотике. Ярославль знал в начале ХХ в. приверженцев женской эмансипации, здесь возник Союз равноправия женщин. В конце XIX — нач. ХХ в. появляются в крае небольшие маргинальные кружки интеллигентов, которые истолковывают свой долг перед народом как «обязанность подчинить народ своему радикализму». Знание в их руках становится в буквальном смысле оружием — против мешающей движению вперед власти и против народных «предрассудков», «невежества», с которыми отождествляется все, что интеллигентскому знанию противоречит. Возникают партийные ячейки эсеров, эсдеков, оказывающие воздействие на рабочее и крестьянское движение. С другой стороны, влиянием в крае пользуются земские деятели либерально-кадетской ориентации: Д. И. Шаховской, К. Ф. Некрасов и др.

К 1910 в городах Ярославского края можно отметить появление культурного слоя «новой демократии» (Г. Федотов). Это сравнительно малообразованное городское простонародье, лишенное комплекса интеллигентской жертвенности, а напротив, активно утверждающее свои права на место под солнцем. Чувство культурной ущербности сочетается в этой среде с самодовольством, порождаемым приобщённостью к культурной и политической моде (эсперанто, вегетарианство, гимнастика Мюллера и т. п.).

После 1917 интеллигенция теряет свое культурное значение. В ходе Гражданской войны, особенно в связи с Ярославским восстанием и последовавшим за ним красным террором, этот культурный слой был отчасти физически снят, отчасти деморализован и сориентирован на новые задачи и смыслы деятельности.

Нашли ошибку или опечатку? Выделите текст и кликните по значку, чтобы сообщить редактору.

Человеческий интеллект и сети мозга

1. Готтфредсон Л. Интеллект: неуловимая «фундаментальная причина» эпидемиологов социального неравенства в отношении здоровья? J Person Soc Psychol. 2004; 86: 174–199. [PubMed] [Google Scholar]

2.

Лубински Д. Введение в специальный раздел о когнитивных способностях: 100 лет после книги Спирмена (1904) «Общий интеллект, объективно определяемый и измеряемый». J Person Soc Psychol. 2004; 86: 96–111. [PubMed] [Академия Google]

3. Шмидт Ф., Хантер Дж. Общие умственные способности в сфере труда: профессиональные достижения и производительность труда. J Person Soc Psychol. 2004; 86: 162–173. [PubMed] [Google Scholar]

4. Дири И. Дж., Уолли Л. Дж., Леммон Х., Кроуфорд Дж. Р., Старр Дж. М. Стабильность индивидуальных различий в умственных способностях от детства до старости: продолжение шотландского исследования умственных способностей 1932 года.

Интеллект. 2000; 28:49–55. [Google Scholar]

5. Бушар Т. Генетическое влияние на интеллект человека (Г Спирмена): сколько? Энн Хам Биол. 2009; 36: 527–544. [PubMed] [Google Scholar]

6. Дженсен А.Р. Фактор г . Наука умственных способностей. Вестпорт, Коннектикут: Прегер. 1998 [Google Scholar]

7. Снайдерман М., Ротман С. Обзор мнений экспертов по тестированию интеллекта и способностей. Я психолог.

1987; 42: 137–144. [Google Scholar]

8. Готтфредсон Л. Основные направления науки об интеллекте: редакционная статья с 52 подписями, история и библиография. Интеллект. 1997; 24:13–23. [Google Scholar]

9. Neisser U, Boodoo G, Bouchard TJ, et al. Интеллект: известные и неизвестные. Я психолог. 1996; 51:77–101. [Google Scholar]

10. Штернберг Р. Триархический разум. Лондон, Великобритания: Penguin Books. 1988 [Google Scholar]

11. Спирмен К. Общий интеллект объективно определяется и измеряется. Am J Psychol. 1904;15:201–293. [Google Scholar]

12. van der Maas H, Dolan CV, Grasman RPPP, Wicherts JM, Huizengan HM, Raijmakers MEJ. Динамическая модель общего интеллекта: положительное многообразие интеллекта посредством мутуализма. Psychol Rev.

2007; 113:842–861. [PubMed] [Google Scholar]

13. Хант Э.Б. Человеческий интеллект. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. Под давлением. [Google Scholar]

14. Джонсон В., Бушар Т. Структура человеческого интеллекта: это вербальное, перцептивное и вращение образов (VPR), а не текучее и кристаллизованное. Интеллект. 2005; 33:393–416. [Академия Google]

15. МакГрю К. Теория CHC и проект по изучению когнитивных способностей человека: стоя на плечах гигантов исследований психометрического интеллекта.

Интеллект. 2009; 37:1–10. [Google Scholar]

16. Дженсен А.Р. Предвзятость в умственном тестировании. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Free Press; 1980 [Google Scholar]

17. Кэрролл Дж.Б. Когнитивные способности человека Обзор факторно-аналитических исследований. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 1993 [Google Академия]

18. Кэрролл Дж.Б. Структура когнитивных способностей высшего уровня: текущие данные подтверждают g и около 10 широких факторов. В Nyborg H, изд. Научное исследование общего интеллекта: дань уважения Артуру Р. Дженсену.

Амстердам, Нидерланды: Пергамон. 2003: 5–21. [Google Scholar]

19. Колом Р., Абад Ф.Дж., Гарсия Л.Ф., Хуан-Эспиноса М. Образование, Полная шкала IQ Векслера и g. Интеллект. 2002; 30:449–462. [Google Scholar]

20. Colom R, Thompson, PM. Понимание человеческого интеллекта, визуализирующего мозг. В Chamorro-Premuzic T, Furnham A, von Stumm S, eds. Справочник индивидуальных различий. Лондон, Великобритания: Уайли-Блэквелл. Под давлением. [Google Scholar]

21. Haier RJ, Siegel, BV Jr, Nuechterlein KH, et al. Скорость метаболизма глюкозы в коре коррелирует с абстрактным мышлением и вниманием, изученным с помощью позитронно-эмиссионной томографии. Интеллект. 1988; 12:199–21. [Google Scholar]

22. Haier RJ. Церебральный метаболизм глюкозы и интеллект. В Vernon PA, изд. Биологические подходы к изучению человеческого интеллекта. Норвуд, Нью-Джерси: Ablex Publishing. 1993: 317–331. [Google Scholar]

23. Haier RJ, White NS, Alkire MT. Индивидуальные различия в общем интеллекте коррелируют с работой мозга при выполнении задач, не связанных с рассуждениями. Интеллект. 2003; 31: 429–441. [Google Scholar]

24. Haier RJ, Jung RE, Yeo RA., et al. Структурные изменения мозга и общий интеллект. НейроИзображение. 2004; 23:425–433. [PubMed] [Google Scholar]

25. Haier RJ, Jung RE, Yeo RA, et al. Нейроанатомия общего интеллекта: пол имеет значение. НейроИзображение. 2005; 25:320–327. [PubMed] [Google Scholar]

26. Колом Р. Интеллект? Какой интеллект? Behav Brain Sci. 2007; 30:155–56. [Google Scholar]

27. Colom R, Haier RJ, Head K, et al. Серое вещество коррелирует с жидким, кристаллизованным и пространственным интеллектом: тестирование модели P-FIT. Интеллект. 2009; 37:124–135. [Google Scholar]

28. Gläscher J, Rudrauf D, Colom R, et al. Распределенная нейронная система для общего интеллекта, выявленная путем картирования повреждений. ПНАС. 2010; 10:4705–4709. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

29. Haier RJ, Colom R, Schroeder DH, et al. Факторы серого вещества и интеллекта: существует ли нейрогид? Интеллект. 2009; 37: 136–144. [Google Scholar]

30. Wickett JC, Vernon PA, Lee DH. Связь между факторами интеллекта и объемом мозга. Индивидуальное лицо Разн. 2000;29:1095–1122. [Google Scholar]

31. McDaniel MA. Люди с большим мозгом умнее: метаанализ взаимосвязи между объемом мозга и интеллектом in vivo. Интеллект. 2005; 33:337–346. [Google Scholar]

32. Людерс Э., Нарр К.Л., Томпсон П.М., Тога А.В. Нейроанатомические корреляты интеллекта. Интеллект. 2009; 37: 156–163. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

33. Тога А.В., Томпсон П.М. Генетика строения мозга и интеллекта. Энн Рев Нейроски. 2005; 28:1–23. [PubMed] [Google Scholar]

34. Gignac G, Vernon PA, Wicket JC. Факторы, влияющие на взаимосвязь между размером мозга и интеллектом. В: Нюборг Х, изд. Научное исследование общего интеллекта. Оксфорд, Великобритания: Pergamon Press. 2003: 93–106. [Google Scholar]

35. Jung RE, Haier RJ. Теория теменно-лобной интеграции (P-FIT) интеллекта: сходящиеся данные нейровизуализации. Behav Brain Sci. 2007; 30:135–187. [PubMed] [Google Scholar]

36. Catani M, Jones DK, Ffytche DH. Перисильвианские языковые сети человеческого мозга, Энн Нейрол. 2005; 57:8–16. [PubMed] [Google Scholar]

37. Gray J, Thompson PM. Нейробиология интеллекта: Наука и этика. Nat Rev. 2004; 5: 471–482. [PubMed] [Google Scholar]

38. Грей Дж., Чабрис С., Брейвер Т. Нейронные механизмы общего подвижного интеллекта. Nat Neurosci. 2003; 6: 316–322. [PubMed] [Google Scholar]

39. Colom R, Jung RE, Haier RJ. Общий интеллект и объем памяти: свидетельство общей нейроанатомической структуры. Cogn Нейропсихология. 2007; 24:867–878. [PubMed] [Google Scholar]

40. Колом Р., Реболло И., Паласиос А., Хуан-Эспиноса М., Киллонен П.С. Рабочую память (почти) идеально предсказывают г. . Интеллект. 2004; 32: 277–296. [Google Scholar]

41. Колом Р., Абад Ф.Дж., Реболло И., Ших П.С. Объем памяти и общий интеллект: подход с латентной переменной. Интеллект. 2005; 33: 623–642. [Google Scholar]

42. Колом Р., Абад Ф.Дж., Кирога М.А., Ших П.К., Флорес-Мендоза С. Рабочая память и интеллект тесно связаны между собой, но почему? Интеллект. 2008; 36: 584–606. [Google Scholar]

43. Энгл РВ. Объем рабочей памяти как исполнительное внимание. Curr Dir Psychol Sci. 2002; 11:19–23. [Google Scholar]

44. Кейн М.Дж., Хэмбрик Д.З., Конвей А.Р. Объем рабочей памяти и подвижный интеллект — тесно связанные понятия: комментарий к Ackerman, Beier, and Boyle (2005). Психологический бюллетень. 2005; 131:66–71. [PubMed] [Google Scholar]

45. Oberauer K, Schulze R, Wilhelm O, Süb H. Рабочая память и интеллект — их корреляция и их взаимосвязь: комментарий к Ackerman, Beier, and Boyle (2005). Психологический бюллетень. 2005; 131:61–65. [PubMed] [Google Scholar]

46. Коуэн Н. Емкость рабочей памяти. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press; 2005 [Google Scholar]

47. Матцель Л.Д., Колата С. Избирательное внимание, рабочая память и интеллект животных. Neurosci Biobehav Rev. 2010; 34:23–30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

48. Колата С., Ву Дж., Лайт К., Шахнер М., Матцель Л.Д. Нарушенная продолжительность рабочей памяти, но нормальные способности к обучению обнаружены у мышей с условно дефицитным близким гомологом L1. Дж. Неврологи. 2008; 28:13505–13510. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

49. Lee KH, Choi YY, Gray JR, et al. Нейронные корреляты превосходного интеллекта: более сильное вовлечение задней теменной коры. НейроИзображение. 2006; 29: 578–586. [PubMed] [Google Scholar]

50. Karama S, Ad-Dab’bagh Y, Haier RJ, et al. Кооперативная группа по развитию мозга Положительная связь между когнитивными способностями и толщиной коры в репрезентативной выборке здоровых детей в возрасте от 6 до 18 лет в США. Интеллект. 2009; 37: 145–155. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

51. Ad-Dab’bagh Y, Lyttelton O, Muehlboeck JS, et al. Среда обработки изображений CIVET: полностью автоматизированный комплексный конвейер для исследований анатомической нейровизуализации. В Корбетте М., изд. Материалы 12-го ежегодного собрания Организации картирования человеческого мозга. Флоренция, Италия: Elsevier. 2006 [Google Scholar]

52. Shaw P, Greenstein D, Lerch J, et al. Интеллектуальные способности и корковое развитие у детей и подростков. Природа. 2006; 440:676–679. [PubMed] [Google Scholar]

53. Nar KL, Woods RP, Thompson PM. Взаимосвязь между IQ и региональной толщиной серого вещества коры у здоровых взрослых. Кора головного мозга. 2007;17:2163 – 2171. [PubMed] [Google Scholar]

54. Haier RJ, Benbow CP. Половые различия и латерализация метаболизма глюкозы в височной доле во время математических рассуждений. Дев Нейропсихология. 1995; 11: 405–414. [Google Scholar]

55. Jung RE, Haier RJ, Yeo RA, et al. Половые различия в N-ацетиласпартате коррелируют с общим интеллектом: исследование нормального человеческого мозга с помощью 1H-MRS. НейроИзображение. 2005; 26:965–972. [PubMed] [Google Scholar]

56. Bishop SJ, Fossella J, Croucher CJ, Duncan J. Генотип COMT val158met влияет на рекрутирование нейронных механизмов, поддерживающих подвижный интеллект. Кора головного мозга,. 2008; doi: 10.1093/cercor/bhm240. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

57. Duncan J, Seitz JR, Kolodny J, et al. Нейронная основа общего интеллекта. Наука. 2000; 289:457–460. [PubMed] [Академия Google]

58. Гонг Г., Роза-Нето П., Карбонелл Ф. и соавт. Возрастные и половые различия корковой анатомической сети. Дж. Неврологи. 2009; 2:15684–15693. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

59. Mori S, Wakana S, Nagae-Poetscher LM, Van Zijl PCM. Атлас МРТ белого вещества человека. Амстердам, Нидерланды: Elsevier; 2005 [Google Scholar]

60. Schmithorst VJ, Wilke M, Dardzinski BJ, Holland SK. Когнитивные функции коррелируют с архитектурой белого вещества в нормальной детской популяции: диффузионно-тензорное МРТ исследование. Карта мозга. 2005; 26:139–147. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

61. Yu C, Li J, Liu Y, et al. Целостность тракта белого вещества и интеллект у пациентов с умственной отсталостью и здоровых взрослых. НейроИзображение. 2008; 40:1533–1541. [PubMed] [Google Scholar]

62. Tang, CY, Eaves EL, Ng, JC, et al. Мозговые сети для рабочей памяти и факторов интеллекта, оцененные у мужчин и женщин с помощью фМРТ и DTI. Интеллект. 2010;38:293–303. [Google Scholar]

63. Чианг М., Барышева М., Шаттак Д.В. и др. Генетика архитектуры мозговых волокон и интеллектуальной деятельности. Дж. Неврологи. 2009; 29:2212–2224. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

64. Li Y, Liu Y, Li J, et al. Анатомическая сеть мозга и интеллект. комп. биол. 2009. 2009; 5:1–17. [Google Scholar]

65. Нойбауэр А.С., Финк А. Интеллект и нейронная эффективность: показатели активации мозга в сравнении с показателями функциональной связи в мозге. Интеллект. 2009; 37: 223–229. [Google Scholar]

66. Haier RJ, Siegel BV, MacLachlan A, Soderling E, Lottenberg S, Buschsbaum MS. Региональные изменения метаболизма глюкозы после изучения сложной зрительно-пространственной/моторной задачи: позитронно-эмиссионное томографическое исследование. Мозг Res. 1992; 570:134–143. [PubMed] [Google Scholar]

67. Song M, Zhou Y, Li J, et al. Спонтанная функциональная связность мозга и интеллект. НейроИзображение. 2008; 41:1168–1176. [PubMed] [Академия Google]

68. van den Heuvel MP, Stam CJ, Kahn RS, Pol H. Эффективность функциональных сетей мозга и интеллектуальные способности. Дж. Неврологи. 2009; 29:7619–7624. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

69. Biswal BB, Mennes M, Zuo XM, et al. К открытию науки о функции человеческого мозга. Proc Natl Acad Sci U S A. 2010;107:4734–4739. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

70. Naghavi HR, Nyberg L. Общая лобно-теменная активность во внимании, памяти и сознании: общие требования к интеграции? Сознательное познание. 2005; 14:390–425. [PubMed] [Google Scholar]

71. Wager TD, Smith, EE. Нейровизуализационные исследования рабочей памяти: метаанализ. Cogn Affect Behav Neurosci. 2003; 3: 255–274. [PubMed] [Google Scholar]

72. Wager TD, Jonides J, Reading S. Нейровизуализационные исследования переключения внимания: метаанализ. НейроИзображение. 2004; 22:1679–1693. [PubMed] [Google Scholar]

73. Маруа Р. и Иванофф Дж. Пределы возможностей обработки информации в мозге. Тенденции Cogn Sci. 2005; 9: 296–305. [PubMed] [Google Scholar]

74. Haier RJ. Как выглядит умный мозг? Внутренние взгляды показывают, как мы думаем. Научный разум. , ноябрь 2009 г. [Google Scholar]

75. Чой Ю.Ю., Шамош Н.А., Чо С.Х. и соавт. Множественные основы человеческого интеллекта, выявленные по толщине коры и активации нейронов. Дж. Неврологи. 2008; 41:10323–10329. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

76. Паскуаль-Леоне А., Бартрес-Фаз Д., Кинан Дж. П. Транскраниальная магнитная стимуляция: изучение взаимосвязи мозга и поведения путем индукции «виртуальных повреждений». Phil Trans R Soc London B. 1999; 354: 1229–1238. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

77. Sack AT. Транскраниальная магнитная стимуляция, каузальное структурно-функциональное картирование и сети функциональной значимости. Curr Opin Neurobiol. 2006; 16: 593–599. [PubMed] [Google Scholar]

78. Aleman A, van’t Wout M. Повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция над правой дорсолатеральной префронтальной корой нарушает выполнение задачи на размах пальцев. Нейропсихобиол. 2008; 57:44–48. [PubMed] [Google Scholar]

79. Кеннеди Д.Н. Установление связей в эпоху коннектомов. Нейроинформатика, 2010;8:61–62. [PubMed] [Google Scholar]

80. Haier RJ. Нейро-интеллект, нейрометрика и следующий этап исследований визуализации мозга. Интеллект. 2009; 37:121–123. [Google Scholar]

81. Colom R, Jung R, Haier RJ. Распределенные сайты мозга для g-фактора интеллекта. Нейроимидж. 2006; 31:1359–1365. [PubMed] [Академия Google]

Что такое интеллект? | Введение в психологию

Цели обучения

  • Объяснить триархическую теорию интеллекта
  • Объясните теорию множественного интеллекта

Мальчик четырех с половиной лет сидит за кухонным столом с отцом, который читает ему вслух новую сказку. Он переворачивает страницу, чтобы продолжить чтение, но прежде чем он успевает начать, мальчик говорит: «Подожди, папа!» Он указывает на слова на новой странице и читает вслух: «Иди, Свинья! Идти!» Отец останавливается и смотрит на сына. — Ты можешь это прочитать? он спросил. «Да папочка!» И он показывает на слова и снова читает: «Иди, Свинья! Идти!»

Этот отец не занимался активным обучением сына чтению, хотя ребенок постоянно задавал вопросы о буквах, словах и символах, которые видел везде: в машине, в магазине, по телевизору. Папа задумался, что еще может понять его сын, и решил провести эксперимент. Схватив чистый лист бумаги, он написал списком несколько простых слов: мама, папа, собака, птица, кровать, грузовик, машина, дерево. Он положил список перед мальчиком и попросил его прочитать слова. «Мама, папа, собака, птичка, кровать, грузовик, машина, дерево», — прочитал он, замедляя темп, чтобы тщательно выговорить 9.0341 птица и грузовик. Затем: «Я сделал это, папа?» «Конечно! Очень хорошо. » Отец крепко обнял своего маленького мальчика и продолжил читать историю о поросенке, все время задаваясь вопросом, являются ли способности его сына показателем исключительного интеллекта или просто нормальным паттерном языкового развития. Подобно отцу в этом примере, психологи задавались вопросом, что представляет собой интеллект и как его можно измерить.

Классификация интеллекта

Что такое интеллект? То, как исследователи определяют понятие интеллекта, много раз менялось с момента зарождения психологии. Британский психолог Чарльз Спирмен считал, что интеллект состоит из одного общего фактора, называемого g , который можно измерить и сравнить между отдельными людьми. Спирмен сосредоточился на общих чертах между различными интеллектуальными способностями и преуменьшил значение того, что делало каждую из них уникальной. Однако задолго до развития современной психологии древние философы, такие как Аристотель, придерживались похожей точки зрения (Cianciolo & Sternberg, 2004).

Другие психологи считают, что интеллект представляет собой не один фактор, а совокупность различных способностей. В 1940-х годах Рэймонд Кеттелл предложил теорию интеллекта, которая разделяла общий интеллект на два компонента: кристаллизованный интеллект и подвижный интеллект (Cattell, 1963). Кристаллизованный интеллект характеризуется как приобретенные знания и способность их извлекать. Когда вы изучаете, запоминаете и вспоминаете информацию, вы используете кристаллизованный интеллект. Вы постоянно используете кристаллизованный интеллект в своей курсовой работе, демонстрируя, что усвоили информацию, изложенную в курсе. Подвижный интеллект включает в себя способность видеть сложные отношения и решать проблемы. Навигация по дороге домой после того, как вы свернули на незнакомый маршрут из-за строительства дороги, потребует вашего подвижного интеллекта. Подвижный интеллект помогает решать сложные, абстрактные задачи в повседневной жизни, тогда как кристаллизованный интеллект помогает преодолевать конкретные, простые проблемы (Cattell, 1963).

Другие теоретики и психологи считают, что интеллект следует определять в более практических терминах. Например, какие типы поведения помогают вам преуспеть в жизни? Какие навыки способствуют успеху? Задумайтесь об этом на мгновение. Возможность перечислить всех президентов Соединенных Штатов по порядку — отличный трюк для вечеринки, но сделает ли это знание вас лучше?

Роберт Штернберг разработал другую теорию интеллекта, которую он назвал триархической теорией интеллекта , поскольку в ней интеллект состоит из трех частей (Sternberg, 1988): практического, творческого и аналитического интеллекта (рис. 1).

Рисунок 1 . Теория Штернберга выделяет три типа интеллекта: практический, творческий и аналитический.

Практический интеллект , предложенный Штернбергом, иногда сравнивают с «уличным умом». Практичность означает, что вы находите решения, которые работают в вашей повседневной жизни, применяя знания, основанные на вашем опыте. Этот тип интеллекта, по-видимому, отличается от традиционного понимания IQ; люди с высокими показателями практического интеллекта могут иметь или не иметь сопоставимые показатели творческого и аналитического интеллекта (Sternberg, 19).88).

Эта история о стрельбе в Технологическом институте Вирджинии в 2007 году иллюстрирует как высокий, так и низкий практический интеллект. Во время инцидента одна ученица вышла из класса, чтобы пойти за газировкой в ​​соседнее здание. Она планировала вернуться в класс, но когда она вернулась в свое здание после того, как получила газировку, то увидела, что дверь, которую она использовала, теперь закрыта изнутри. Вместо того, чтобы думать о том, почему на дверных ручках была цепь, она подошла к окну своего класса и заползла обратно в комнату. Таким образом, она потенциально подвергала себя нападению преступника. К счастью, ее не расстреляли. С другой стороны, пара студентов шла по кампусу, когда услышала выстрелы поблизости. Один друг сказал: «Пойдем проверим и посмотрим, что происходит». Другой студент сказал: «Ни за что, нам нужно убегать от выстрелов». Они сделали именно это. В результате оба избежали вреда. Ученик, пролезший в окно, продемонстрировал некоторый творческий интеллект, но не пользовался здравым смыслом. У нее был бы низкий практический интеллект. Студент, подстрекавший своего друга убегать от выстрелов, обладал бы гораздо более высоким практическим интеллектом.

Аналитический интеллект тесно связан с решением академических задач и вычислениями. Штернберг говорит, что аналитический интеллект проявляется в способности анализировать, оценивать, судить, сравнивать и сопоставлять. Например, при чтении классического романа на уроке литературы обычно необходимо сравнить мотивы главных героев книги или проанализировать исторический контекст рассказа. В таком научном курсе, как анатомия, вы должны изучать процессы, посредством которых организм использует различные минералы в различных системах человека. Развивая понимание этой темы, вы используете аналитический интеллект. Решая сложную математическую задачу, вы применяете аналитический интеллект для анализа различных аспектов задачи, а затем решаете ее по частям.

Смотреть

Вы можете просмотреть расшифровку «Сможете ли вы разгадать загадку о шляпе заключенного? – Алекс Гендлер» здесь (открывается в новом окне).

Творческий интеллект характеризуется изобретательностью или воображением решения проблемы или ситуации. Креативность в этой области может включать в себя поиск нового решения неожиданной проблемы, создание прекрасного произведения искусства или хорошо продуманного рассказа. Представьте на мгновение, что вы отдыхаете в лесу с друзьями и понимаете, что забыли свой походный кофейник. Человек в вашей группе, который найдет способ успешно варить кофе для всех, будет считаться обладателем более высокого творческого интеллекта.

Попробуйте

Теория множественного интеллекта была разработана Говардом Гарднером, гарвардским психологом и бывшим учеником Эрика Эриксона. Теория Гарднера, которая совершенствовалась более 30 лет, является более поздней разработкой среди теорий интеллекта. Согласно теории Гарднера, каждый человек обладает как минимум восемью видами интеллекта. Среди этих восьми интеллектов человек обычно преуспевает в одних и колеблется в других (Gardner, 1983). В следующей таблице описаны все типы интеллекта.

Тип интеллекта
Характеристики Карьера представителя
Языковой интеллект Воспринимает различные функции языка, различные звуки и значения слов, может легко выучить несколько языков Журналист, прозаик, поэт, учитель
Логико-математический интеллект Способность видеть числовые закономерности, сильная способность использовать разум и логику Ученый, математик
Музыкальный интеллект Понимает и ценит ритм, высоту тона и тон; может играть на нескольких инструментах или выступать в качестве вокалиста Композитор, исполнитель
Телесный кинестетический интеллект Высокая способность контролировать движения тела и использовать тело для выполнения различных физических задач Танцор, спортсмен, спортивный тренер, инструктор по йоге
Пространственный интеллект Способность воспринимать отношения между объектами и то, как они перемещаются в пространстве Хореограф, скульптор, архитектор, летчик, моряк
Межличностный интеллект Способность понимать и быть чувствительным к различным эмоциональным состояниям других Консультант, социальный работник, продавец
Внутриличностный интеллект Способность получать доступ к личным чувствам и мотивам и использовать их для управления поведением и достижения личных целей Ключевой компонент личного успеха с течением времени
Натуралистический интеллект Высокая способность ценить мир природы и взаимодействовать с обитающими в нем видами Биолог, эколог, эколог

Теория Гарднера является относительно новой и требует дополнительных исследований, чтобы лучше установить эмпирическую поддержку. В то же время его идеи бросают вызов традиционному представлению об интеллекте и включают в себя более широкий спектр способностей, хотя предполагалось, что Гарднер просто переименовал то, что другие теоретики называли «когнитивными стилями», в «интеллектуальные способности» (Morgan, 19).96). Кроме того, разработать традиционные измерения интеллекта Гарднера чрезвычайно сложно (Furnham, 2009; Gardner & Moran, 2006; Klein, 1997).

Межличностный и внутриличностный интеллект Гарднера часто объединяют в один тип: эмоциональный интеллект. Эмоциональный интеллект включает в себя способность понимать эмоции себя и других, проявлять эмпатию, понимать социальные отношения и сигналы, регулировать свои собственные эмоции и реагировать культурно приемлемым образом (Parker, Saklofske, & Stough, 2009).). Люди с высоким эмоциональным интеллектом обычно имеют хорошо развитые социальные навыки. Некоторые исследователи, в том числе Дэниел Гоулман, автор книги «Эмоциональный интеллект: почему это может иметь большее значение, чем IQ », утверждают, что эмоциональный интеллект лучше предсказывает успех, чем традиционный интеллект (Goleman, 1995). Тем не менее, эмоциональный интеллект широко обсуждался, и исследователи указывали на несоответствия в том, как он определяется и описывается, а также подвергали сомнению результаты исследований по предмету, который трудно измерить и изучить эмпирически (Locke, 2005; Mayer, Salovey, & Карузо, 2004)

Наиболее полной теорией интеллекта на сегодняшний день является теория когнитивных способностей Кеттелла-Хорна-Кэрролла (CHC) (Schneider & McGrew, 2018). В этой теории способности связаны и расположены в иерархии с общими способностями наверху, широкими способностями посередине и узкими (конкретными) способностями внизу. Непосредственно измерить можно только узкие способности; однако они интегрированы с другими способностями. На общем уровне находится общий интеллект. Далее, широкий уровень состоит из общих способностей, таких как плавное мышление, кратковременная память и скорость обработки. Наконец, по мере продолжения иерархии узкий уровень включает специфические формы когнитивных способностей. Например, краткосрочная память будет далее разбиваться на объем памяти и объем рабочей памяти.

Интеллект также может иметь разное значение и значение в разных культурах. Если вы живете на маленьком острове, где большинство людей добывают себе пищу, ловя рыбу с лодки, важно знать, как ловить рыбу и как чинить лодку. Если бы вы были выдающимся рыболовом, ваши сверстники, вероятно, считали бы вас умным. Если бы вы также умели чинить лодки, ваш интеллект мог бы быть известен всему острову. Подумайте о культуре вашей собственной семьи. Какие ценности важны для латиноамериканских семей? итальянские семьи? В ирландских семьях гостеприимство и рассказывание занимательных историй являются признаками культуры. Если вы умелый рассказчик, другие представители ирландской культуры, скорее всего, сочтут вас умным.

Некоторые культуры придают большое значение коллективной работе. В этих культурах важность группы важнее личных достижений. Когда вы посещаете такую ​​культуру, то, насколько хорошо вы относитесь к ценностям этой культуры, свидетельствует о вашем культурном интеллекте, который иногда называют культурной компетентностью.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *