Какие виды истины вы знаете: Виды истины

Содержание

Виды знаний и познания

ПОЗНАНИЕ – это вид деятельности человека, направленный на получение знаний об окружающем мире, природе, человеке.

Добрый день, мы продолжаем говорить о ЧЕЛОВЕКЕ и его ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Разбираем темы кодификатора ЕГЭ-2015

1.3 Виды знаний
1.4 Понятие истины, ее критерии

Тема занятия – «ПОЗНАНИЕ». Мы разберем еще одни из основных видов деятельности человека, наряду с ТРУДОМ, ОБЩЕНИЕМ, ИГРОЙ. Тема считается сложной, так как мы изучим сущность внутренних процессов головного мозга и МЫШЛЕНИЯ. Мы определим понятие ИСТИНА, а также выделим ВИДЫ ЗНАНИЙ. Каждую тему мы начинаем с определения. Итак, что такое познание? Если это человеческая деятельность, то для чего она, на что направлена, какова ее ЦЕЛЬ?

Вспомним, какие признаки характеризуют ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ человека? Это ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ, ТВОРЧЕСТВО. Соответственно, это признаки и ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Итак, даем определение!

Познание – форма деятельности человека и общества, направленная на получение информации об окружающем мире.

Чем она характеризуется, какие проблемы решает? Теория познания носит название ГНОСЕОЛОГИЯ (от греческого гнозис – знание). Гносеология решает ряд важных познавательных проблем МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОГО порядка.

Итак, познаваем ли мир? Если Вы отвечаете ДА, вы – ГНОСТИК! Если отвечаете отрицательно, имея ввиду слабость органов чувств человека (общеизвестно, то, что обоняние собаки гораздо сильнее человеческого, зрение хищных птиц во много раз превосходит зрение человека), то Вы – АГНОСТИК. Ирландский философ Д. Беркли так иллюстрировал эту дискуссию на примере спора греческих мудрецов Филониуса и Гиласа.

Поистине, мое мнение заключается в том, что все наши мнения одинаково суетны и недостоверны.

То, что мы одобряем сегодня, мы осуждаем завтра… И я не думаю, чтобы мы могли познать что-либо в этой жизни. Наши способности слишком ограничены, и их слишком мало.

Филониус. Как! Ты говоришь, что мы ничего не можем познать, Гилас?

Гилас. Нет ни одной вещи, относительно которой мы могли бы познать ее действительную природу или то, что она такое сама в себе.

Филониус. Ты хочешь сказать, что я в действительности не знаю, что такое огонь или вода?

Гилас. Ты можешь, конечно, знать, что огонь горяч, а вода текуча; но это значит знать не больше, чем какие ощущения вызываются в твоей собственной душе, когда огонь и вода соприкасаются с твоими органами чувств. Что же касается их внутреннего устройства, их истинной и действительной природы, то в этом отношении ты находишься в совершенной тьме» (Д. Беркли).

Попробуйте определить, кто здесь ГНОСТИК, а кто АГНОСТИК? Гилас утверждает:

«…Наши способности слишком ограничены, и их слишком мало… Нет ни одной вещи, относительно которой мы могли бы познать ее действительную природу… Что же касается их внутреннего устройства, их истинной и действительной природы, то в этом отношении ты находишься в совершенной тьме…».

Он отрицает возможность ИСТИННОГО познания, он АГНОСТИК. Итак, еще один важный для нашего занятия, ключевой термин:

ИСТИНА – это соответствие наших представлений о познаваемом объекте его реальной сущности.

Другие важные вопросы теории познания решаются в зависимости от типа МИРОВОЗЗРЕНИЯ – РЕЛИГИОЗНОГО, НАУЧНОГО и ОБЫДЕННОГО (ПРАКТИЧЕСКОГО). Человек с религиозным типом мировоззрения на вопрос о происхождении мира ответит «Это акт божественного творения», а с научным – с точки зрения теории «Большого взрыва».

И тот и другой человек в данном случае будет прав… Прав с точки зрения своего типа мировоззрения! Здесь мы подходим к ВИДАМ ИСТИНЫ. В данном случае – истина ОТНОСИТЕЛЬНАЯ. Обе субъективные точки зрения одинаково общеприняты! Агностики утверждают невозможности достижения полного знания о предмете, явлении. По их мнению, постичь суть вещей невозможно, можно только приблизиться к полному, исчерпывающему знанию. Значит, они признают возможность ОТНОСИТЕЛЬНОЙ ИСТИНЫ. Гностики, наоборот, признают возможность получения полного знания – АБСОЛЮТНОЙ ИСТИНЫ.

Таким образом, выделяют два вида истины – АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА И ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ИСТИНА.

АБСОЛЮТНАЯ ИСТИНА – исчерпывающее знание о предмете (явлении), которое никогда не будет опровергнуто.

ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ИСТИНА — ? Подумайте над формулировкой?

Мы видим, что сложность темы в том, один тип истины легко переходит в другой, а затем может превратиться в заблуждение. Так, представления средневековых людей об устройстве мира были для них АБСОЛЮТНОЙ ИСТИНОЙ (Земля – центр Вселенной), были опровергнуты ГЕЛИОЦЕНТРИЧЕСКОЙ ТЕОРИЕЙ Коперника – Бруно, а нам сегодня представляются смешным заблуждением.

Каков механизм ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ человека? Начало ему дают наши органы чувств, которые соприкасаясь с познаваемым объектом, поставляют информацию о нем головному мозгу (зрение, осязание, обоняние, слух, вкус).

Эта первичная информация есть ОЩУЩЕНИЕ.

Другие формы ЧУВСТВЕННОГО (ОПЫТНОГО, ЭМПИРИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ) – ВОСПРИЯТИЕ (оценка полученной от ОЩУЩЕНИЯ информации) и ПРЕДСТАВЛЕНИЕ – образ воспринятого объекта, который наш мозг с помощью АБСТРАКТНОГО МЫШЛЕНИЯ может воспроизвести в любой момент, даже не соприкасаясь с ним органами чувств.

Для каких видов ДУХОВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ характерно ЧУВСТВЕННОЕ ПОЗНАНИЕ? Для РЕЛИГИИ, ИСКУССТВА. А вот НАУКА основана на рациональном логическом мышлении. Но, информацию ей дает чувственное познание, опыт, например.

Наука – понятийное знание. Соответственно, РАЦИОНАЛЬНОЕ (умственное) познание начинается с
ПОНЯТИЯ – определения изучаемого объекта.
Понятия связываются в СУЖДЕНИЕ – законченную мысль.


Цепочка логичных суждений превращается в УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ – конечный вывод, который в науке носит форму ТЕОРИИ, объясняющей познаваемое явление.

Таким образом, чувственное познание является предпосылкой рационального.

Основными способами познания, которые формируют в результате специфические ВИДЫ ЗНАНИЙ, являются

  • РЕЛИГИОЗНОЕ ПОЗНАНИЕ – основанное на вере;
  • ЭСТЕТИЧЕСКОЕ – средствами искусства, основанное на представлениях о прекрасном;
  • НАУЧНОЕ – основанное на теоретических и логических рассуждениях;
  • ОБЫДЕННОЕ – основанное на практическом опыте и повседневных представлениях человека.

Теперь закрепим полученные сегодня теоретические знания на примере решения заданий! Вначале выполним задание 27 тестовой части 1 из демоверсии ЕГЭ 2015 года (на примере реального варианта досрочного ЕГЭ 2015).

Применяем наши знания по теме «Виды знаний» и вписываем недостающие слова и словосочетания в пропуски.

И наш ответ, который мы переносим в бланк — это цифровая последовательность 769854. А теперь делаем сложное письменное задание 25 из демоверсии ЕГЭ 2016.

Задание 25. Какой смысл обществоведы вкладывают в понятие «относительная истина»? Привлекая знания обществоведческого курса, составьте два предложения: одно предложение, содержащее информацию о критериях(-и) определения истины, и одно предложение, раскрывающее особенности этого вида истины.

Рассуждаем! Мы сегодня определили две истины – относительную и абсолютную. Значит, относительная истина – это вид истины. Теперь вспомним, что ее отличает, особенность? Например, результат определенного уровня развития науки.

Даем определение:

«Относительная истина – вид истины, характеризующий определенный этап развития науки».

Далее, нам нужно дать ДВА предложения. Без уже написанного определения! Одно предложение, содержащее информацию о критериях(-и) определения истины.

В определении ИСТИНЫ видим, что это знание, соответствующее реальной действительности. Отвечаем, максимально подстраиваясь под формулировку вопроса:

«Критерием определения истины служит соответствие познаваемой действительности».

Одно предложение, раскрывающее особенности этого (относительной) вида истины. Чем еще характеризуется ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ИСТИНА?

«Относительная истина характеризуется субъективностью».

И наш полный ответ:

«Относительная истина – вид истины, характеризующий определенный этап развития науки.

1. Критерием определения истины служит соответствие познаваемой действительности. 2. Относительная истина характеризуется субъективностью».

Таким образом, мы сегодня разобрали с вами две темы из кодификатора ЕГЭ – Виды знаний. Понятие истина, ее критерии.

Понятие истины, ее виды, пути достижения

А знаете сауны в петропавловске-камчатском очень полезны для здоровья они очищают поры и кожа принемает больше кислорода и улучшается кровообращения.

Истина есть правильное отражение субъектом объективной действительности,

подтверждено практикой. Противоположным ему понятием является ошибочное мнение. Ложная
мысль — это содержание сознания, которое не соответствует реальности, но
воспринимается как истинное (это мнение надо опровергать). Основная проблема
теории истины — как можно установить соответствие полученных знаний
реальным объектам, которые постоянно развиваются. Для решения этой
проблемы необходимо рассмотреть основные характеристики истины:
объективность, абсолютность, относительность, конкретность и проверка
практикой. Каждая истина, поскольку она достигается субъектом, является
субъективной по форме и объективной по своему содержанию. Абсолютизация
момента субъективного в наших знаниях ведет к субъективизму,
агностицизма. В противоположность этим ложным воззрениям научная философия
выработала понятие объективной истины.

Объективная истина — это такое содержание знания, которое не зависит ни от
отдельного человека, ни от человечества в целом. Объективность истины никак не
означает ее независимость от интересов и потребностей человека. Напротив, истина
всегда была и останется одной из важнейших гуманистических ценностей
человека.

Признание объективной истины предопределяет необходимость признания в той или
иной форме абсолютной истины. Абсолютная истина означает полное, исчерпывающее
знания о чем-то. В принципе такое знание возможно. Но поскольку
развивается не только познания, но и его объект — окружающий мир, то
человечество может только приближаться к нему. К абсолютным истинам можно
отнести достоверно установленные факты, даты событий, рождения и смерти
т.п., но такие истины не представляют познавательной ценности, их просто

называют вечными истинами. Абсолютная истина — в широком понимании — это
всеобъемлющая истина о реальности в целом, или реальность отдельных ее
фрагментов. Важно признать, что абсолютная истина существует как момент
познания. Абсолютная истина складывается из суммы относительных истин. Относительная
истина указывает на ограниченность правильного знания о чем-то. Например,
тела состоят из атомов, вода кипит при 100 ° подобное. В
каждой относительной истине есть зерно, элемент абсолютной. Абсолютизация
момента абсолютного в наших знаниях ведет к догматизму, «омертвление»
знаний, а абсолютизация относительного — к релятивизму (лат. — относительный),
т.е. до агностицизма, фактического отказа от познания.

Новое фотоателье мытищи предоставляет свои услуги для того чтобы вы могли наслаждаться качественными фотографиями у нас работают только профессионалы и мы выполним фото любой сложности.

Из анализа диалектики абсолютной и относительной истины выводится и следующая
ее фундаментальная характеристика — конкретность.

Конкретность истины — это такая ее признак, по которому истинность того или
Кроме утверждения зависит от условий, места и времени, а также только в
определенной определенной теоретической системе, системе отсчета подобное. Абстрактная
постановка вопроса об истинности того или иного утверждения приводит
до неопределенного решения. Так, на вопрос вообще: «Полезный или
вреден дождь? »- получим ответ -« и полезен, и вреден ». Итак,
абстрактной истины нет, истина всегда конкретна.

Утопление – виды, признаки, оказание первой помощи

Как долго человек остается жив, если утрачивает возможность дышать? Клетки мозга сохраняют жизнеспособность в условиях гипоксии не более 5-6 минут. Хотя при утоплении в холодной воде это время может увеличиваться. В любом случае помощь пострадавшему должна быть оказана еще до приезда бригады медиков. В данной ситуации дело решают минуты. Именно поэтому знать, как оказывать помощь, очень важно.

Не все люди, однако, готовы ответить на вопрос, а тем более показать на практике, как правильно действовать в случае утопления. И это очень печально. Почему-то многие считают, что такими навыками должны обладать лишь работники специализированных служб, обычному же человеку, далекому от медицины, знать этого не требуется. Но жизнь порой ставит людей в сложные ситуации. Очень страшно — видеть, как погибает близкий человек, и не знать, как ему помочь.

Что такое утопление? Это жизнеугрожающее состояние, характеризующееся невозможностью дыхания в результате попадания человека в воду или другую жидкость. Зачастую при этом дыхательные пути заполняются водой, хотя это и не является строго обязательным. Смерть от дыхательной недостаточности может наступить, даже если легкие останутся «сухими».По этому признаку, кстати, и выделяют разные виды утопления.

Классификация по механизму, приводящему к смерти.

Виды утопления и их характеристика:

—     Истинное утопление. Называется оно так, потому что в данном случае вода (или другая жидкость) попадает в легкие. Патологические процессы, лежащие в основе истинного утопления, различаются в зависимости от того, в пресной или соленой воде произошло утопление.

В первом случае вода быстро проникает из альвеол в сосудистое русло, разжижая кровь и разрушая эритроциты.

Соленая вода, наоборот, способствует выходу плазмы из сосудов, что сопровождается сгущением крови, а также развитием отека легких.

—     Асфиксическое утопление. В данном случае вода не попадает в легкие, так как голосовая щель смыкается, защищая дыхательные пути от проникновения в них жидкости. Однако дыхание все равно становится невозможным, ведь при ларингоспазме воздух тоже не пропускается. Человек погибает от удушья.

—     Синкопальное утопление. Основная причина смерти – рефлекторная остановка сердца. Легкие при этом остаются «сухими». Подобная ситуация возможна при утоплении в очень холодной воде.

Классификация по окраске кожных покровов пострадавшего.

Виды утопления по цвету кожи:

—     Белая асфиксия. Как следует из названия, характеризуется выраженной бледностью кожных покровов. Возникает в том случае, если не произошло затопление дыхательных путей жидкостью. Такой тип наиболее характерен для синкопального механизма утопления, когда смерть наступает в результате прекращения сердечной деятельности.

—     Синяя асфиксия. Возникает в случае, когда пострадавший совершает дыхательные движения, в результате чего легкие заполняются водой. Кожные покровы приобретают синюшную окраску вследствие выраженной гипоксии. Смерть наступает из-за дыхательной недостаточности. Остановка сердца происходит уже после прекращения дыхания.

Внешний вид потерпевшего.

Разные виды утопления имеют определенные отличия в клинических проявлениях. Если потерпевший на момент погружения в воду находился в сознании, сценарий развития событий выглядит примерно так. Человек пытается спастись, заглатывая при этом воду. Дыхание становится невозможным, организм испытывает гипоксию, вследствие чего и появляется характерная синюшная окраска кожи. Нередко наблюдается расширение вен шеи. Изо рта выделяется пена розового цвета. Если человека извлекли из воды на этапе агонии, дыхание и сердечная деятельность еще могут сохраняться.

Если утоплению предшествовало угнетение функций центральной нервной системы (опьянение, отравление, интоксикация), нередко возникает ларингоспазм. Легкие не заполняются водой, но смерть также наступает в результате асфиксии. Кожные покровы приобретают синюшный оттенок.

Синкопальное утопление возникает на фоне сильного испуга или холодового шока. На первое место в патогенезе выходит прекращение сердечной деятельности. Кожа бледная, нет характерного для других видов утопления выделения жидкости и пены из носа и рта пострадавшего. Белая асфиксия наиболее благоприятна для реанимации, время клинической смерти при ней может значительно удлиняться.

Основные принципы спасения при утоплении.

Виды утопления разнообразны и требуют различных подходов к оказанию помощи, однако общие принципы во всех случаях остаются неизменными. Все мероприятия включают в себя 2 этапа:

—     Извлечение потерпевшего из воды.

—     Оказание помощи на берегу.

Как правильно спасать тонущего человека? Как бы ни отличались друг от друга виды утопления, первая помощь при утоплении должна начинаться с обеспечения безопасности самого спасателя. Тонущий человек (если он все еще в сознании) может вести себя крайне неадекватно. Именно поэтому, вытаскивая пострадавшего из воды, следует соблюдать осторожность. В противном случае спасатель рискует сам оказаться в роли утопающего.

Если человек достаточно близко от берега, можно попытаться дотянуться до него с помощью палки, использовать веревку или другие приспособления для того, чтобы его вытащить. Если же пострадавший слишком далеко, придется добираться до него вплавь. Главное в этой ситуации — не забывать об опасности, ведь пострадавший может утопить своего спасителя. Поэтому действовать нужно быстро и бесцеремонно. Лучше всего подплыть к тонущему сзади и обхватить одной рукой вокруг шеи, можно взяться за волосы (это даже надежнее), а затем как можно скорее вытащить его на сушу.

Помните: не нужно лезть в воду, если сами плохо плаваете!

Виды утопления, первая медицинская помощь при утоплении. Действия на берегу

Существуют разные виды утопления, и их признаки рассмотрены выше. Эти знания требуется учитывать при оказании помощи пострадавшему.

—     Все предельно просто, если извлеченный из воды человек в сознании. Основные действия будут направлены на то, чтобы согреть его и успокоить.

—     Если человек без сознания, первое, что нужно сделать – удалить воду из дыхательных путей. При белой асфиксии этого делать не нужно, можно сразу приступать к реанимации.

—     При синем типе утопления сначала очищаем рот и нос от водорослей, песка и т. д. Затем надавливаем на корень языка, определяя тем самым наличие рвотного рефлекса. Сохранение последнего означает, что пострадавший жив, поэтому первостепенной задачей будет являться удаление воды из легких и желудка. Для этого потерпевшего переворачиваем на живот, голову поворачиваем набок, несколько раз вызываем у него рвоту, надавливаем на грудную клетку. Далее повторяем эти действия через каждые 5-10 минут, пока изо рта и носа не прекратит выделяться вода. Необходимо следить за дыханием и пульсом, быть готовым к выполнению реанимации.

—     Если рвотный рефлекс отсутствует, необходимо срочно проверить наличие функций жизнеобеспечения организма. Скорее всего, их не будет. Поэтому на удаление воды из легких не следует тратить много времени (не более 1-2 минут), а как можно быстрее приступать к реанимации.

 Особенности реанимации при утоплении

Выше были приведены различные подходы к оказанию помощи пострадавшему. Существуют разные виды утопления, неудивительно, что и мер, они требуют неодинаковых. Однако сердечно-легочная реанимация всегда выполняется по определенному плану, на который не влияют причины, приведшие к клинической смерти.

Что входит в комплекс мероприятий по оживлению?

—     Восстановление проходимости дыхательных путей.

—     Искусственное дыхание.

—     Непрямой массаж сердца.

Как бы ни различались виды утопления, первая помощь всегда начинается с очищения рта и носа от песка, водорослей, рвотных масс и пр. Затем удаляется вода из легких. С этой целью пострадавшего следует перевернуть лицом вниз и уложить его животом на свое колено. Голова, таким образом, окажется ниже туловища. Теперь можно надавливать на грудную клетку, стимулируя вытекание жидкости из легких. Если помощь оказывается маленькому ребенку, его можно перекинуть через плечо головой вниз или вообще взять за ноги и перевернуть, тем самым создавая более благоприятные условия для вытекания воды из легких.

Далее переходим к выполнению тройного приема Сафара. Пострадавшего следует уложить на твердую поверхность, запрокинуть голову, пальцами выдвинуть вперед нижнюю челюсть и, надавливая на подбородок, открыть рот. Теперь можно приступать к искусственному дыханию. Плотно прижавшись губами ко рту пострадавшего, осуществляем выдох. Критерием эффективности будет являться подъем грудной клетки. После двух выдохов начинаем непрямой массаж сердца. Основание правой руки устанавливаем на нижнюю треть грудины, левую руку кладем поверх правой. Начинаем выполнять компрессии грудной клетки, следя за тем, чтобы руки оставались прямыми, не сгибались в локтях. Соотношение выдохов и компрессий должно составлять 2 к 30 (2 выдоха, 30 компрессий) независимо от того, один или двое спасателей выполняют реанимацию.

 Никогда не забывайте о правилах поведения на воде. Легче предотвратить трагедию, чем пытаться ее исправить. Помните: жизнь дается лишь один раз. Берегите ее и не играйте со смертью.


прописные истины и результаты исследований

Первые упоминания о лекарственных свойствах меда встречались еще в древнеегипетских папирусах около 5 тысяч лет назад, а мифы Древней Греции объясняли бессмертие богов тем, что они питались амброзией, одним из компонентов которой был мед.

Бессмертие человек, конечно, обрести пока не смог, но полезных свойств у меда много, и большая часть из них научно доказана. Мы собрали для вас все достоверные факты о «сладком янтаре» и других продуктах пчеловодства.

Химический состав меда

Строго говоря, мед почти целиком состоит из быстрых углеводов – 38% фруктозы, 31% глюкозы, 1% сахарозы и 9% других органических сахаров (мальтозы, мелицитозы и др.). До того как люди научились производить сахар из свеклы и сахарного тростника, мед был едва ли не единственным натуральным подсластителем. Однако, помимо сахаров, в меде содержатся и другие вещества: фолиевая кислота (витамин B9), каротин (провитамин витамина А), витамины B1, B2, B6, E, K, аскорбиновая кислота, аминокислоты (аланин, аргинин, аспарагиновая и глутаминовая кислоты, лейцин, лизин, фенилаланин, тирозин, треонин, в некоторых сортах также метионин, триптофан и пролин) и ферменты каталаза, амилаза, диастаза, фосфатаза.

В небольшом количестве во всех видах меда встречаются органические и неорганические кислоты: яблочная, лимонная, молочная, щавелевая, винная, линолевая.

То, что мед может не портиться годами, а иногда и десятилетиями, ученые объясняют двумя факторами. Во-первых, при том, что для свежего меда характерна жидкая форма, в нем очень мало влаги и бактерии не могут в нем размножаться. Во-вторых, его водородный показатель (pH) колеблется от 3 до 4,5, то есть мед – кислая среда, убивающая болезнетворные микроорганизмы. Близким к нейтральному pH обладает только липовый мед (4,5–7).

Польза меда для человека

Общая польза

  • В качестве быстрого энергетика. Именно благодаря тому, что он является натуральной смесью сахаров, мед можно использовать для экстренного насыщения организма и получения быстрого заряда бодрости. Мед на треть состоит из глюкозы – наиболее доступного и универсального источника энергии для всех живых существ, включая человека. Еще на треть он состоит из фруктозы, признанной относительно «безопасным» аналогом обычного сахара. Фруктоза способна усваиваться организмом практически без участия инсулина, что делает ее более полезной для поджелудочной железы.

Чашка чая с медом после физического труда или тренировки способна придать сил, согреть и улучшить самочувствие.

  • Как противопростудное средство. О том, что мед может помочь справиться с простудой и заболеваниями дыхательных путей, мы знаем с самого детства: почти всех поили подслащенным теплым молоком при бронхитах и ангинах. Однако научные обоснования такого лечения появились только в начале 21 века. Нидерландские ученые выяснили, что иммунная система пчел вырабатывает протеин дефензин-1, который эффективно подавляет болезнетворность бактерий. Лабораторные опыты показали, что дефензин уничтожает разные виды стафилококков и другие микроорганизмы, что делает мед натуральным антибиотиком. Все это, к сожалению, применимо только для бактериальных инфекций: против вирусов мед бессилен.

  • Общеукрепляющее средство. Хотя концентрация витаминов в составе меда и не слишком велика (не более 1% от суточной нормы), они весьма разнообразны и катализируют действие друг друга. При регулярном употреблении меда укрепляется иммунная система, повышается сопротивляемость организма сезонным заболеваниям.

  • Мед как антиоксидант. В меде содержатся фенольные кислоты и флавоноиды, которые эффективно борются со свободными радикалами. Если регулярно употреблять качественный мед, можно снизить риск заболеваний сердечно-сосудистой системы, онкологических заболеваний, а также улучшить состояние глаз и кожи.

Для мужчин

Считается, что наиболее полезен для мужского здоровья мед с добавлением измельченного корня женьшеня. В народной медицине такому продукту приписывают свойства афродизиака.

Для женщин

Польза меда для женского здоровья обусловлена все теми же антибактериальными качествами. Его употребление считается хорошей профилактикой воспалений органов малого таза.

Для детей

Детям в возрасте до 1 года мед противопоказан по нескольким причинам: во-первых, он является сильным аллергеном, а во-вторых, кишечная флора новорожденных не способна подавлять бактерию ботулину, вызывающую ботулизм – тяжелое отравление токсином (считается, что незначительное число микроорганизмов может попадать в цветочный нектар, а затем в мед). Зато организм детей старше года, подростков и взрослых легко справляется с опасной бактерией.

При отсутствии аллергии мед можно давать детям после года. Так же, как и у взрослых, он укрепляет иммунитет, помогает справиться с бактериальными инфекциями и улучшает работу ЖКТ. Кроме того, чашка теплого молока с медом успокаивает нервную систему и упрощает вечернее укладывание в кровать.


При беременности и грудном вскармливании

Беременным мед полезен: он способствует улучшению состояния при токсикозе. Если у женщины сильная тошнота и она не может есть, мед быстро насыщает и дает энергию.

Амилаза, относящаяся к ферментам пищеварения, расщепляет сложные углеводы, за счет чего пища быстрее и легче переваривается.

Употребление меда при лактации помогает восполнить нехватку витаминов и минералов и успокаивает нервную систему матери.

Важно! При малейших признаках аллергии у младенца (зуд, покраснение кожи, вздутие живота и диарея) необходимо убрать мед из рациона.

Мед при похудении

Очень часто адепты ЗОЖ предлагают переход на мед вместо сахара, мотивируя это тем, что он больше подходит для диетического питания. К сожалению, это всего лишь миф: калорийность разных видов меда составляет до 310 ккал (калорийность обычного рафинада – 387 ккал, коричневого тростникового сахара – 390 ккал).

Однако благодаря тому, что мед стимулирует обменные процессы, он все же полезнее сахара. Лучшее время для него – первая половина дня. Если съесть необходимое количество (для тех, кто худеет, не более 50 грамм в день) во время завтрака, то к вечеру полученная энергия «сожжется» умственной деятельностью и физической активностью.

Гликемический индекс меда зависит от сорта, места, времени сбора и других факторов. Самый низкий индекс у акациевого (32) и эвкалиптового (35–53), самый высокий – у подсолнечного (до 85). ГИ обычного рафинада – 70, так что диабетикам и людям, следящим за уровнем сахара в крови, стоит ориентироваться на акациевый мед.

Мед в медицине

Применение в официальной медицине

Начиная с самых древних времен, мед использовался для лучшего заживления ран и ожогов. В современной официальной медицине его функции не изменились.

В 2015 году было проведено клиническое исследование, в ходе которого медики обрабатывали медом и традиционными антисептиками ожоги, раны и хронические язвы. В результате было выявлено, что компрессы с медом ускоряют заживление даже лучше, чем антисептические промывания с наложением марлевых повязок.

В официальной медицине и ветеринарии для заживления ран используется мед новозеландского кустарника манука (тонкосемянника метловидного). Содержание в нем альдегида метилглиоксаля, обладающего мощными противомикробными качествами, приблизительно в 100 раз превышает концентрацию в обычных видах меда. Метилглиоксаль образуется непосредственно в сотах после дегидратации вещества дигидроксиацетона, содержащегося в нектаре цветков куста мануки. Исследования показали эффективность использования меда манука против золотистого стафилококка и кишечной палочки.

Применение в народной медицине

В народной медицине принято использовать мед как в качестве монолекарства, так и в сочетании с другими продуктами.

Самое популярное народное средство от ОРВИ и простуд – сок черной редьки с медом. В редьке содержатся витамины С, Е, К, B и РР, минералы и эфирные масла. В сочетании с медом она помогает справиться с бактериальными инфекциями и улучшает общее состояние организма. Тот же эффект оказывает имбирный чай с добавлением лимона и меда.

В качестве мягкого успокоительного средства травники часто предлагают иван-чай (кипрей) с медом. В отличии от обычных чаев, в составе которых есть возбуждающий нервную систему кофеин, кипрей подходит для беременных и кормящих женщин, а также для детей. Более подробно о свойствах этого растения мы писали в нашей статье.

Свой рецепт иван-чая с медом и сосновыми шишками предлагает наш эксперт – титестер Наталья Прохоренко.


Мед в медицине используется не только в качестве ингредиента напитков. Целители предлагают делать компрессы из меда пациентам с радикулитом и ревматизмом.

Внимание! Перед использованием народных средств обязательно проконсультируйтесь с лечащим врачом.


Применение меда в косметологии

Неизвестно, кто и когда впервые применил мед в качестве косметического средства, но о том, что с его помощью можно удержать или вернуть красоту, было известно еще в Древнем Египте. Существует легенда, что царица Клеопатра принимала ванны из молока, меда и оливкового масла. Позже маски из меда и молока наносили на лицо и тело античные гречанки, а самый известный медик древности Гиппократ писал в своих трудах о пользе меда для здоровья человека.

Зачем нужен мед

Для борьбы с воспалениями. Мед как средство для наружного применения хорош именно благодаря своим антибактериальным свойствам. Медовые маски для лица способны уменьшить раздражение и прыщики, а также выровнять старые рубцы и общий тон лица, очистить кожу от отмерших клеток и ускорить кровообращение.

Для очищения. Мед может выступать ингредиентом очищающих масок для кожи лица и тела. Засахарившийся мед часто используют в качестве скраба без добавления дополнительных компонентов, в некоторых случаях его смешивают с крупной поваренной или морской солью, сахарным песком и растительным маслом. Такие косметические средства нежно массируют кожу, не оставляя повреждений на эпидермисе, удаляют загрязнения и эффективно борются с воспалениями.

Негрубая структура меда позволяет использовать его для очищения не только кожи лица, но и губ.

Для борьбы с морщинами

Мед – частый компонент антивозрастных косметических средств из-за высокого содержания антиоксидантов, которые усиливают регенерацию клеток и повышают эластичность кожи.

Применение меда в кулинарии

Мед – древнейший подсластитель еды. Несмотря на то, что в XIX веке он был практически полностью заменен более дешевым в производстве и нейтральным по вкусу сахаром, многие блюда до сих пор готовятся только с использованием меда.

Существует популярный миф о том, что при нагревании мед теряет большую часть полезных качеств и приобретает едва ли не канцерогенные свойства. Эта теория пришла из аюрведической медицины и не доказана научными исследованиями. При нагревании фруктозы действительно выделяется вещество оксиметилфурфурол, но на организм человека ОМФ негативно не влияет. Более того, это вещество содержится в любых продуктах, где фруктоза подвергалась воздействию высокой температуры (варенье, джемы, кофе и др.).

Вывод: использовать мед в кулинарии можно и нужно, тем более что его калорийность и гликемический индекс все же немного меньше, чем у обычного свекловичного или тростникового сахара.

Противопоказания

Употребление меда и других продуктов пчеловодства способно нанести вред в нескольких случаях:

  • Индивидуальная непереносимость. Мед – сильный аллерген. Если появляются малейшие признаки аллергии, следует немедленно прекратить его употребление в пищу или в косметологических целях.

  • Диабет. Врачи не рекомендуют есть мед пациентам с диабетом типа I. Максимум, что можно себе позволить, – ложечка лакомства раз в неделю. Для пациентов с диабетом типа II доза может быть увеличена до 1 ложки в день. Впрочем, в 2017 году египетские ученые провели исследование, согласно результатам которого мед потенциально может быть использован как противодиабетическое средство.

  • Младенческий возраст.

  • Лишний вес.

Польза других продуктов пчеловодства

Прополис

О пользе «пчелиного клея», который сами насекомые используют для замазывания отверстий в стенках ульев, известно давно. Как и мед, он является продуктом переработки пчелами цветочной пыльцы и содержит в себе флавоноиды, сложные эфиры, жирные кислоты, аминокислоты (в том числе незаменимые) и минералы: магний, калий, натрий, железо, цинк, марганец, медь, кобальт, фосфор, серу, сурьму, алюминий, хром, селен, кремний, стронций, титан, ванадий, олово и фтор.

Обладает противомикробным, антиоксидантным, противовоспалительным, иммуномодулирующим воздействием на организм. Как антисептик и обезболивающее средство активно применяется в стоматологии.

Маточное молочко

Вещество, которым пчелы кормят маток и личинок своего улья, вырабатывается в верхнечелюстной железе каждого насекомого. В химический состав молочка входят вода, белки (больше всего альбуминов), углеводы, витамины, жирные кислоты, минералы и микроэлементы.

Японские ученые исследовали, как маточное молочко взаимодействует с противораковыми препаратами при молекулярной таргетной терапии, и зафиксировали значительное улучшение состояния больных.

Молочко используется в косметологии для стимулирования выработки коллагена, борьбы с морщинами, воспалениями, акне и рубцами. Оно входит в состав антивозрастных кремов и масок для кожи лица и шеи.

Виды истины в философии

Любое утверждение может соответствовать действительности или не соответствовать и быть, таким образом, истинным или ложным. Практический опыт свидетельствует о наличии двух вариантов, один из которых правилен. Например, дождь идет или не идет. Одно из утверждений верно, другое — нет. Если дождь идет, то можно использовать зонтик, если нет — он не нужен.

Такой дуальный подход по принципу «да — нет» не всегда верен, хотя бы потому, что существуют промежуточные состояния, когда имеются сомнения, идет дождь или нет, и раскрывать зонтик или этого не делать. Так же мы порой сомневаемся, закончился дождь или нет, выставляем руку из-под зонтика, чтобы это определить; решаем, что дождя больше нет, складываем зонтик, потом открываем его снова и т.д. Мы можем ошибаться, но цель остается неизменной — найти истину, и мы верим, что это возможно.

Так мы поступаем в сфере практики, к которой достаточно приспособились. Сложнее дело с истиной обстоит в том случае, если познание выходит за сферу практики. Недаром говорят, что практика — критерий истины. Вот мы вышли за сферу обычной практики в область теории, и здесь может оказаться, что истины этих двух сфер противоречат друг другу. То, что в одной сфере привычно считается истиной, не является таковой в другой. Например, люди, видя, что каждый день Солнце всходит и заходит, считали истиной, что Солнце вращается вокруг Земли. Однако Николай Коперник создает гелиоцентрическую систему мира, в которой не Солнце вращается вокруг Земли, а Земля вокруг Солнца. Истина теоретическая оказывается противоречащей истине практического опыта. Утверждение, некогда признанное истинным, оказывается ложным.

Таким образом, истина может с течением времени обнаружить свою ложность и замениться на признание истинным другого утверждения. Неизменным остается только стремление познать истину. Человек, конечно, стремится к тому, чтобы познать истину в абсолютном смысле как неизменную и ни от чего не зависящую, но он должен себе ясно представлять, что все его конкретные результаты познания представляют собой истину относительную, причем на бесконечном пути познания относительная истина может не только уточняться и усовершенствоваться, но и быть отброшена как ложная. Это относится и к философским утверждениям.

философское познание бесконечно в смысле стремления к познанию абсолютной истины. На смену сомнению приходит уверенность, что абсолютная истина достигнута в рамках великой философской системы как результат синтеза относительных истин. Но через какое-то время сомнение снова берет верх, и наступает торжество скептицизма. Вся система и составляющие ее относительные истины подвергаются сомнению. Умирает вера в них как в абсолютную истину. Такова диалектика относительной и абсолютной истины.

Неизбежность смерти не дает оснований говорить, что жизни нет. Так же неизбежность сомнения в абсолютной истине не дает оснований говорить, что абсолютная истина отсутствует или что она недостижима. Как момент смерти содержится в жизни, так и момент гибели содержится в претензиях философии на абсолютную истину. В этом смысле сомнение неизбежно в философии. Абсолютное существует в мире как абсолютное только в смысле абсолютности гибели всего существующего. Но даже и это утверждение не будет абсолютной истиной.

Каждая отрасль культуры обладает своим представлением о том, что такое истина и как ее достичь своими методами познания. Соответственно можно выделить мистическую, художественную, мифологическую, философскую, религиозную, научную, идеологическую истины. Все они отличаются своим строением. Рассмотрим структуру некоторых видов истины.

Философская истина (Ф.и.) имеет структуру, которую можно представить в виде следующей формулы:
Ф.и. = И + Р {П + Л + Д},
где

  • И — интуиция;
  • Р — рациональность;
  • П — понятийность;
  • Л — логичность;
  • Д — дискурсивность.

Рациональность — только часть философской истины. В основе ее лежат интуитивные положения, которые не объяснимы рационально сами по себе. Это, например, допущения о материи, идее, сущности, субстанции и т.д., что Декарт назвал «врожденными идеями», а Платон — идеями, которые душа воспринимает в мире идей, а потом вспоминает в течение жизни, испытывая к ним платоническую (или, как ее назвал Спиноза, интеллектуальную) любовь. Эти интуитивные представления могут быть разными у различных людей, и их различия определяют отличия философских систем и учений. К примеру, представление о мире идей Платона, трансцендентальный мир понятий Канта, тождество бытия и мышления Шеллинга и Гегеля и т.д.

Различие основных философских интуиций потому и определяет различие философских систем, что вторая, рациональная часть философской истины в принципе одинакова у всех философов, строится на одних и тех же законах логики, методах формулирования понятий и способах рассуждения. Так как отсутствуют объективные методы сравнения исходных интуиций, то отсутствует и общезначимый критерий истинности философских систем. Сравнивать можно только рациональную часть философских учений.

Иначе выглядит структура научной истины (Н.и.). Она совпадает в своей второй рациональной части с философской истиной (что порой приводит к тому, что научную истину отождествляют с философской), но отличается своей первой частью и схематически выглядит так:
Н.и. = Э + Р {П + Л + Д},
где Э — эмпирическая информация, получаемая органами чувств.

Третий круг истории философии ранее был определен как научная философия, поскольку главным стержнем его развития было осмысление научного познания. Вопросы гносеологии вышли в Новое время на первый план, и в их рамках большое значение приобрела методология научного исследования. Результаты, полученные в этой области, заслуживают особого рассмотрения.

«Истина существует, и целью науки является ее поиск»

Можно поспорить со многими утверждениями уважаемого академика-благоприобретателя от фонда человека с говорящей фамилией «Солженицын». За свои литературные труды был удостоен премии солженицына. Уж языковый академик должен был сразу почувствовать тонкость каламбура. Но — не почуял, не нашел смелости отказаться…
Кстати, в своей речи он следовал канонам современной политической проститутки — лягнул Сталина, лягнул Академию наук (почему не отказался тогда от звания академика, если хорошо знает, что все академики — кривые?), и уж напоследок левой задней лягнул Фоменко. Хотя Фоменко занимается хронологией, а уважаемый академик — разбором того, цела ли была дверь.
Насчет того, что гуманитарные дисциплины являются науками хорошо прокатился известный физик с афоризмом — «науки бывают естественные, неестественные и противоестественные».
Если ты не специалист в данной области и не спустился с академических высот, чтобы прочесть НАУЧНЫЕ труды Фоменко — так воздержись от лягания. Вроде бы такова этика ЕСТЕСТВЕННЫХ наук. А вот в гуманитарных дисциплинах назвать оппонента невеждой, кретином, слабоумным наконец — старая и добрая традиция. Даже Ньютона легко так назвали гуманитарии.
Надеюсь, теперь понятно почему великий физик говорил о противоестественных науках? В физике что-то авторы друг друга подобными прозвищами не потчуют, а гуманитарии — запросто.
Идем далее.
Почему все-таки гуманитарные науки — противоестественные?
Потому что в них нет триады Декарта — гипотеза-опыт-теория.
Это значит, что для разных физических явлений выдвигается гипотеза (обычно гипотез много). При этом гипотеза должна быть конструктивной — т.е. предсказывать некий ключевой эксперимент, который может ее подтвердить. После проведения эксперимента гипотеза либо возводится в ранг теории, либо выбрасывается в корзину.
Не то в гуманитариях. Зализняки со своей академической кафедры вещают сразу истину в последней инстанции. И горе сомневающемуся!!! Затопчут в своих солженитистых изданиях, причем методами шельмования, навешивания ярлыков, политического доноса и другими стольже почтенными методами ведения научной дискуссии.
А вот у физиков другое дело. Декартова триада является общепризнанной и нерушимой. Каждый эксперимент рассматривается на совместимость с существующими гипотезами и даже теориями (взлезание на академическую кафедру, как видим, не помогает). Вон теорию относительности до сей поры проверяют как могут. И никто Эйнштейна придурком не называет…
Это к вопросу о том — наука ли языкознание.
Резюмируя — естественные науки имеют ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНУЮ силу, т.е. многие явления (типа взрыва ядерной, да и других бомб) были тщательно предсказаны и рассчитаны. Гуманитарные дисциплины такой силы не имеют. Ну надавал Зализняк всем оппонентам по голове в своих трудах и убедил что дверь была целая. Ну распутал что лещи — это не клещи. А то ведь на этой путанице историки сделали далеко идущие выводы…
Но — что они могут предсказать? (Жду примеров).
Надеюсь, что в дискуссии о науках естественных и противоестественных можно поставить жирную точку.
Не согласны — пишите (только желательно, аргументированно). Кретинами наызывать всех гуманитарии хорошо умеют.

Теперь о Фоменко.
В чем же его первородный грех, за что его пинают Зализняки сразу же после Сталина?

Да вот в том, что он потащил декартовскую триаду в историю (точнее, в хронологию). Почему важна хронология? Потому что без нее история превращается в сборник баек и царях и морях (Фоменко и к картам подобрался).
В своих НАУЧНЫХ работах Фоменко выдвинул несколько довольно очевидных предположений:
1. Информация со временем теряется. При это скорость утери обратно пропорциональна исходному объему информации.
2. Одних и тех же персонажей и географических пунктов историки, сидящие в разных странах и непосредственно не знающие, могут называть разными именами.
3. С течением времени имена могут переходить от одного объекта к другому.
4. Статистические последовательности, связанные с характеристиками династий и других потоков событий, практически не повторяются.
5. КРАМОЛА, за которую и клюют его Зализняки: история является предельно политизированной дисциплиной (кто владеет настоящим, владеет прошлым) и по этой причине усиленно искажается при каждой смене правящего комплекса (будь то Романовы, большевики, либерасты и т.д. до бесконечности). Проще говоря, историки — проститутки.

Эти утверждения он облек в математичнескую форму и проверил на БЛИЖНЕЙ истории, в которой никто почти не сомневается. Они дали положительные результаты, т.е. введенные принципы оказались верными.
Тогда Фоменко, отточив таким образом инструменты анализа, обратился в прошлое. И тут началось!!
Он ДОСТОВЕРНО ПОКАЗАЛ грубые натяжки, подтасовки и т.п. следы искажения истории (начиная с вклейки в Повесть временных лет страницы с норманнской теорией — придите, княжите — на которой основывают утверждение о тысячелетнем рабстве славян).
Далее он предложил ( в порядке ГИПОТЕЗЫ (см. выше)) — как должна выглядеть ПРАВИЛЬНАЯ история, с убранными подтасовками и дубликатами.
Но ДИСКУССИИ не получилось. Вместо предоставления АЛЬТЕРНАТИВНЫХ
гипотез гуманитарии находят возможным сравнивать академика естественных наук с пятиклассницей, опровергающей Дарвина. Вот такая дисциплина научной дискуссии в противоестественных науках. И эти люди учат нас искать истину!

P.S. А эволюционная гипотеза Дарвина сейчас действительно подвергается сомнению в связи с многочисленными фактами, ей противоречащими и открытыми в последнее время. Более того, выдвинуты многие альтернативные Дарвину математические модели эволюции. И, заметьте, дураками никто из авторов друг друга не называют!

P.P.S. Итак, Зализняк, конечно, ищет истину. Но как-то криво…
В науке истину ищут совсем другими методами…

Культуролог Светлана Шомова о политических, социальных мифах — Реальное время

Медиакультуролог Светлана Шомова — о политических и социальных мифах, или Почему человеку проще верить в Сталина-отца народов

Мифы пронизывают каждую сферу нашей жизни — будь то вред или польза прививок, поступление в вузы, подвиг 28 панфиловцев или легендарный залп «Авроры». Мифы упрощают нашу жизнь, а также являются удобным инструментом для манипулирования общественным сознанием. О том, что такое миф и в чем его коварство, «Реальному времени» рассказала медиакультуролог Светлана Шомова.

«В сказку могут не верить, но в миф верят безусловно»

— Светлана, что такое миф?

— У этого понятия множество определений. Для многих людей само слово «миф» — это отзвук из прошлого, из детства, из далеких времен, когда родители дают вдруг в руки книжку, или взрослые советуют в библиотеке со словами: «Это очень интересно, почитай!». И перед тобой оказывается синий том Куна «Мифы и легенды Древней Греции»: читаешь и не можешь оторваться — боги, герои, циклопы, Медуза Горгона, золотое руно, подвиги Геракла… Это то понимание мифа, которое раньше всего приходит к ребенку: миф — это предание, повествование, легенда.

Однако между мифом и легендой, мифом и сказкой, мифом и преданием есть разница. Мифы — это не просто выдумка, они объясняли мир. У любого древнего сообщества (мы лучше всего знаем древнегреческую и римскую мифологию, но мифы у каждого народа свои) были свои предания, объясняющие мироустройство: у кого-то Земля стояла на черепахе, у кого-то — на китах, у кого-то это было первоначальное яйцо, из которого появились первые живые существа… Откуда взялись небо и земля, как появилась жизнь и как она устроена, что за цветок Нарцисс и кто и за что был превращен в него… Об этом мифы рассказывали людям.

При этом от сказки миф отличается достаточно сильно. Сказка рассказывается в часы досуга, для развлечения, и все — и слушатели, и рассказчик — знают, что это вымысел (разве что совсем наивные дети об этом не догадываются). В основе мифа, конечно, тоже лежит вымысел, но он принимается на абсолютную веру.

Исследователи говорят, что миф — это ложь, которая имеет сверхзначимый характер для человека. В сказку могут не верить, но в миф верят безусловно.

При этом он коварен тем, что вымысел, иллюзия — с одной стороны, и правда, факты — с другой очень тесно сплавлены и переплетены в нем, так, что иногда их невозможно отделить друг от друга.

Если оставить в стороне представление о мифе как о выдуманном повествовании, то второе понимание мифа — это некритически воспринятые воззрения, некие стереотипы, в которые человек верит, в которых ему не приходится сомневаться. Но есть и другие понимания мифа. От Юнга идет понимание мифа как воплощения коллективного бессознательного. И очень часто сегодня говорят о том, что мифы, мифологемы — это часть общественного сознания, того, с чем живет общество. Об этом говорит огромное количество прилагательных, которые есть у слова «мифы»: политические, медицинские, социальные и так далее.

Никола Пуссен. Нарцисс и Эхо. Репродукция с сайта renesans.ru

— А что такое миф в вашем восприятии?

— Для меня лично миф — это оболочка, скорлупа, плотная, плохо пробиваемая, внутри которой заключены представления человека о реальности. Внутри этой скорлупы бьется человеческая мысль, а иногда вовсе даже не бьется, свернулась себе калачиком, уютненько так поживает, очень хорошо себя чувствует, и ей не нужны никакие новые горизонты, свежее дыхание ветра. То есть у человека есть собственная сконструированная картина мира, и ему даже не очень важно, насколько она близка к реальности. Я бы сказала, что для человека, который находится внутри этого мифа и верит в него, его верования — это царство непререкаемой истины.

При этом миф практически не поддается никакой верификации, проверке. Как любая религия, он не подлежит логическому осмыслению. Истинного верующего переубедить невозможно — ты можешь какими угодно логическими выкладками и документами что-то доказывать, но если человек внутри этого мифа существует, то вырваться за его рамки очень сложно. Потому что это внерациональная штука. Миф образен, он апеллирует к эмоциям, к вере, а не к разуму.

— Можете привести пример?

— Вот, скажем, пожилая женщина, ей почти 90 лет. Это реальная женщина, я ее хорошо знаю. Очень трудолюбивая, честная, добрая, по большому счету — прекрасный человек, проживший тяжелую жизнь. И лучшие ее воспоминания — это СССР времен Сталина. Не только потому, что это ее молодость, но и потому, что они хорошо отвечают ее представлениям о том, как должен быть устроен мир. Любимое изречение этой женщины: «Мы жили бедненько, но ровненько». «И все шло к лучшему, — говорит она. — Да, всем было трудно и тяжело, но мы знали, что завтра будет легче. Сталин — отец народа, при нем жизнь была человечной, справедливой». Когда-то давно я пыталась ее в чем-то переубеждать, какие-то документы цитировала, рассказывала о миллионах расстрелянных. Ответ был один: «Ваши журналюги чего только сегодня не понапишут».

Колпашевский яр, берег реки Обь в районе в мае 1979 года после размыва захоронения. Фото tvtomsk.ru

Самое трагическое, что на самом деле судьба этой женщины вполне располагала к тому, чтобы держать глаза открытыми. Она родом из Сибири, большую часть жизни прожила неподалеку от печально знаменитого Колпашевского яра, где в свое время обнаружились массовые захоронения: во время паводка на Оби всплыли останки тысячи расстрелянных жертв политических репрессий… Но эти факты не вписываются в ее картину мира, ее сознание не принимает эту историю. И не примет никогда, потому что сознание человека умеет противиться всему, что противоречит его мифу: Сталин — все равно отец народов, СССР — все равно самое справедливое общество, и если некомфортно верить в обратное — человек и не поверит.

То есть я бы сказала, что у мифа очень высокая энергия сопротивления. Все, что пытается ему возразить, отвергается человеком как заведомая ложь.

«Люди всю жизнь живут с ощущением, что невозможно без денег поступить в хорошее учебное заведение»


— Это зависит от возраста?

— Нет, совсем не зависит. У молодых тоже могут быть мифы, например, связанные с тем, что происходит на Украине. Существует масса родительских мифов о том, что можно, а чего нельзя делать с детьми-грудничками (споры о прививках, например), и даже авторитетные заявления врачей не могут эти мифы преодолеть. У автолюбителей — великое множество мифов по отношению к ГИБДД. У родителей, особенно в провинции, существует много мифов о том, можно или нельзя сегодня поступить в университеты, особенно московские, престижные, «первого ряда». Еще раз: миф так силен потому, что определенное количество фактов и подтвержденного практикой опыта в нем сопрягается с иллюзией, вымыслом.

Конкретный случай из моей собственной биографии. Я выросла в городе Иваново, там до сих пор живут мои родители. После школы я с первой попытки поступила на факультет журналистики в МГУ, что во все времена многими оценивалось, как большая жизненная удача. Мне помогли золотая медаль, приличные знания и определенный авантюризм характера…

С тех пор прошло много лет, но до сих пор некоторые родительские друзья говорят им: «Ну ладно, дела давние, признайтесь, наконец, сколько вы заплатили, чтобы дочка в МГУ поступила?» Понимаете, люди живут всю жизнь с ощущением, что ни при каких условиях, никогда, ни за что невозможно без денег поступить в хорошее учебное заведение. Это были еще советские времена, но и в ту пору, и сейчас многие живут с мифом под кодовым названием: «В МГУ без денег не поступишь». Я знаю массу людей, которые честно, без всяких взяток, поступают и в МГУ, и в ВШЭ, и даже в МГИМО. Но при этом у изрядного количества наших соотечественников в голове есть схема, конструкция, что как ни старайся, будь хоть семи пядей во лбу, ты не станешь студентом такого вуза. При этом бороться с этим мифом невозможно, потому что он содержит определенную долю правды: действительно, семь пядей во лбу — никакая не гарантия поступления. Должны совпасть и другие обстоятельства: удачный билет на экзамене, сильная нервная система, смелость, определенное везение, наконец.

«И в ту пору, и сейчас многие живут с мифом под кодовым названием: «В МГУ без денег не поступишь». Фото msu.ru

— А возможно ли выбраться за пределы мифа?

— Выбраться «за пределы» мифа трудно. Есть зарубежные медиаисследования, изучающие, с чем связано доверие человека к тому, что пишут СМИ. И выясняется очень любопытная вещь. Человек склонен верить медиа, если они рассказывают ему примерно то, о чем он и сам думал раньше. И в этом случае человек признает: «Надо же, оказывается, газеты и телевидение могут говорить правду». Но как только газеты или телевидение начинают говорить что-то, что не вписывается в представления этого индивидуума о мире, он сразу вспоминает определение «журналюги» и убеждается, что верить никому нельзя.

То есть, когда мы читаем что-то о войнах в Чечне, в Сирии, на Украине, о Путине, о поступлении в университеты, о чем угодно — когда мы читаем что-то, что в принципе совпадает с нашими стереотипами и нашими мифами, мы склонны в это верить. Как только что-то противоречащее — то нет.

Поэтому вырваться за пределы мифа сложно — так уж устроены человеческое сознание и мышление. Однако — возможно, если человек приучен искать разные знания, сравнивать сведения из разных источников, критически относиться к любой информации и различного рода стереотипам, в том числе своим собственным.

Когда мы ведем курс по медиаграмотности для наших студентов, то задаем им простой вопрос, хотя часто он оказывается для них непростым: «Что опаснее для современного читателя или зрителя — его собственная предвзятость или предвзятость СМИ, журналистов?» Большинство студентов уверены, что опаснее, если редакция ангажирована и пытается вместо объективных и разносторонних фактов подавать аудитории те, что соответствуют редакционной политике. Но на самом деле это не совсем так. В конце концов, всегда найдутся иные медиа, показывающие проблему с иного ракурса. Гораздо сложнее справиться с собственной предвзятостью и собственными стереотипами, чем с чужими. И с собственными мифами тоже.

«Мифы делают жизнь проще и понятнее»

— То, что вы сказали о мифе, создает представление о нем, как о некой страшной, давящей конструкции, лишающей людей критического мышления…

— Мифы действительно могут быть опасны. Но это только часть правды, потому что миф — очень неодномерное и неоднозначное явление. У него есть и важные позитивные функции. Например, миф, как любая иллюзия, служит своего рода амортизатором при столкновении с жестокой реальностью. Как говорят многие исследователи, миф — это своего рода компенсаторный механизм для человека, который сталкивается со сложными реалиями жизни, ударами судьбы, безжалостной исторической эпохой.

Мифы и иллюзии, внутри которых мы живем, как бы адаптируют нас к недружелюбию внешнего мира. Мифы делают жизнь проще и понятнее, помогают действовать в рамках заданных схем, снимают уровень психологического напряжения.

Если возвратиться к пожилой женщине, о которой я говорила, то, конечно, ей гораздо проще верить в то, что жизнь была правильной, страна — человечной, а Сталин был отцом народов, чем признать, что она жила бок о бок с совершенно страшными вещами и закрывала на это глаза. Пусть реальность искажается при таком восприятии, но это позволяет человеку жить дальше.

— Но есть, наверное, люди и институты, которые могут использовать эту склонность человека к мифологизации в своих корыстных целях?

— Да, если обществу и человеку миф иногда помогает приспособиться к реальной жизни, то, например, для власти, для политиков, для каких-то корпоративных структур, которые в чем-то заинтересованы, миф может служить инструментом манипуляции. Человек бессознательно привыкает к некой искаженной реальности, лишь бы жизнь казалась проще. И заинтересованные в этом лица могут использовать миф вполне себе инструментально. Как писал Кастельс еще в середине XX века, новые политические мифы не возникают спонтанно. Они представляют собой искусственное творение, созданное умелыми и ловкими мастерами. И самое важное — мифы могут создаваться так же и в соответствии с теми же правилами, как и любое другое современное оружие: пулеметы или самолеты. То есть миф — это коммуникационное оружие, с помощью которого выстраиваются разного рода идеологемы, совершаются пропагандистские манипуляции и осуществляется информационная война.

— Можете привести пример?

— Есть популярные мифы, которые используются в политической коммуникации. Например, мифы о золотом веке. Скажем, Дональд Трамп очень активно их применяет; его «сделаем Америку снова великой» как раз и означает, что при Обаме все было плохо, а при нем Америка вернется к былым золотым временам.

«Сделаем Америку снова великой» Дональда Трампа как раз и означает, что при Обаме все было плохо, а при нем Америка вернется к былым золотым временам

«Как только вы слышите слова «все знают», следует насторожиться: вполне вероятно, что за этим кроется некая мифологема»

— Советское прошлое, наверное, богато на мифы?

— Как и прошлое любой страны. Однажды я увидела в газете письмо читателя, начинавшееся фразой: «Все знают, что знамя Победы над рейхстагом водрузили Егоров и Кантария»… Вот эта конструкция «все знают» не только указывает на факт, который кажется общепризнанным, но и служит отличным воплощением мифа. Как только вы слышите слова «все знают», «все говорят» или «все уверены», следует насторожиться: вполне вероятно, что за этим кроется некая мифологема.

Современные историки довольно много об этом писали — при том что Егоров и Кантария, безусловно, героически воевали, прошли войну и действительно установили над рейхстагом красное знамя, — они не были первыми. Знамен было несколько, и несколько групп сумели осуществить этот символический акт полной победы над врагом… Тогда зачем был сконструирован миф с этими конкретными героями? Его идеологическая подоплека вполне понятна. Егоров и Кантария — русский и грузин, воплощение двух великих народов — русского («титульного») и грузинского, к которому принадлежит Сталин. Такая «связка» была удобна, красива, хорошо смотрелась — вместе с постановочными фото — в передовицах газет. Механизм конструирования мифа тоже ясен. В него вплелись элементы правды и вымысла, и вместе они образовали вот этот причудливый сплав пропагандистского повествования. Знамя победы над рейхстагом действительно существовало, но не одно. Егоров и Кантария были там, но оказались не первыми… Кстати, если я не ошибаюсь, к чести этих людей, они никогда сами не подчеркивали свою преимущественную роль в этой истории. Однако от них уже ничего не зависело: сконструированный путем монтажа, приукрашивания политических реалий миф вошел во все школьные учебники. И кто станет теперь разбираться в том, какие солдаты были «самыми героическими», чье знамя было самым первым?

— Но этот миф, видимо, далеко не единственный…

— Конечно. И мы видим сейчас, что общество зачастую раскалывается надвое, когда речь идет о событиях военного времени, — например, о подвиге двадцати восьми панфиловцев. Существует достаточно большое количество источников, которые подвергают сомнению именно этот сюжет. При этом героизм советского народа в Великой Отечественной войне абсолютно безусловен, его не оспаривает никто из тех, кто оспаривает правдивость данного конкретного события. И мы знаем об огромном количестве подлинных, подтвержденных различными документами подвигов. Но они либо не столь эмоционально окрашены, не столь «удобны» для информационного распространения, либо не столь хорошо вплетаются в ткань официальной идеологии — именно поэтому всех, кто позволяет себе усомниться в истории о двадцати восьми панфиловцах, объявляют непатриотами.

А ведь на самом деле умение сомневаться с отсутствием патриотизма никак не связано… Очень жаль, что у нас сегодня эти две вещи «разводятся» по разные стороны баррикад.

— Вы уже начали разговор о лингвистических мифах, когда сказали, что фразой «все знают» порой прикрывается миф. Есть другие примеры?

— Вы наверняка слышали известное выражение: «залп «Авроры». Опять же, существует достаточно большое количество документов, подтверждающих, что это был одиночный и при этом холостой выстрел. По некоторым архивным данным, сами моряки «Авроры» позже говорили о том, что если бы это был «залп», то от Зимнего дворца просто ничего бы не осталось. Представляете, «Аврора» со своими боевыми орудиями…

Но выстрел, тем более холостой выстрел — не так красиво звучит… И чисто лингвистически он мало-помалу превратился в мощный, торжественный залп. Само слово «залп» говорит о величии события. Эмоциональная окраска выражения оказалась очень яркой, выше окраски нейтрального «выстрел»; это лучше работало на пропагандистские задачи, поэтому и родился миф о «залпе «Авроры».

Кадр из фильма «Залп Авроры», 1965 год

Таким образом, мы видим, что мифы могут рождаться спонтанно, а могут быть сконструированы специально. Но, как мне кажется, любые мифологемы вообще по сути своей хорошо отвечают человеческому стремлению к «возвышенному обману», к иллюзиям, к преувеличенным образам… Истина суха и неинтересна, а человек по натуре своей склонен к фантазии, к идеалу, а вовсе не к голым, маловыразительным фактам.

Наталия Федорова

Справка

Светлана Шомова — профессор, доктор политических наук, преподаватель Высшей школы экономики. Автор книг «От мистерии до стрит-арта. Очерки об архетипах культуры в политической коммуникации», «Политические шахматы: Паблик Рилейшнз как интеллектуальная игра» и других.

ОбществоОбразованиеИсторияКультура

Два типа истины

Пояснения> Убеждения > Два типа истины

Эмпирическая правда | Удобная правда | Обсуждение | Так какие?

Мы можем определить два типа истины: эмпирическую истину и удобную истину.

Эмпирическая истина основана на доказательствах, исследованиях и разуме. Это правда что ищут ученые. Это правда, которую люди ищут, когда хотят достичь предсказуемые результаты.

Эмпирическая правда

Эмпирическую истину трудно установить, и она может быть неудобной, если это не так. служить неотложной потребности. Политики и другие убедители любят, когда поддерживает их политику, но они ненавидят, когда такие истины указывают на другую способ. Что касается времени, эмпирическая истина больше касается прошлых доказательств и будущего. ценность, чем любая настоящая цель.

Эмпирическая истина — это истина науки, которая основана на принципе эмпиризм.Он определяется комбинацией ранее установленных эмпирические истины и строгие эксперименты, которые могут быть оспорены другими до того, как это будет принято за истину.

Удобная правда

Удобная правда основана на потребностях, желаниях и эмоциях. Это правда, что обманщики ищут. Это истина, которую люди ищут, когда хотят быть правыми, когда они подозревают, что ошибаются. Что касается времени, удобная правда о сейчас и мало беспокоится о прошлом или будущем.

Удобная правда — это правда политиков-популистов и журналистов, которые стремитесь убедить, не слишком заботясь об эмпирической истине. Удобный Истина устанавливается посредством уверенного повторения, утверждения и абсолютной силы.

Обсуждение

Большинство из нас прибегают к удобной истине, когда мы утверждаем что-то как истину, когда мы не совсем уверены. Мы делаем обобщения на основе ограниченных данных или просто придумываем «факты» в поддержку наших аргументов.

Чаще всего мы играем где-то между эмпиризмом и удобством. Мы не можем доказывать каждое утверждение, поэтому мы ищем проверенные источники, от учебников до телевидения каналы. И мы доверяем нашим друзьям, принимая их удобные истины как эмпирические истины.

Когда мы прислушиваемся к истине, возможно, лучшее, что мы можем сделать, это быть осторожными, а не полностью доверяя, но принимая то, что сейчас удобно, пока это помогает и не вредит. В убеждении мы должны строить доверие, используя как можно больше эмпирических данных. правда, насколько можем, и будем честны, когда гадаем.

Убеждать нас может соблазнить удобная истина, так как это может быть больше эффективен в краткосрочной перспективе. Однако мы также должны учитывать более долгосрочные эффекты, например, когда люди чувствуют себя преданными, когда наши утверждения оказываются ложный.

Если для вас важны личная честность и доказуемая истина, то вы будете предпочитаю эмпирическую истину. Но когда нужно убеждать людей, где удобно правда убедительнее, что вы делаете? В конце концов, вы должны выбрать, и первый шаг — узнать разницу.Когда вы говорите «правду», знайте, что это за истины ты говоришь. Также знайте эффект, который он будет иметь как в краткосрочные и долгосрочные. Хотя удобная правда может победить, она не может победить война. Действительно, удобные истины могут стать неудобными, когда позже вы обвиняется во лжи.

См. Также

Типы верований, Значения

Истина | Интернет-энциклопедия философии

Философов интересует множество вопросов, связанных с концепцией истины.Предварительный вопрос, хотя и в некоторой степени второстепенный, состоит в том, чтобы решить, какие вещи могут быть правдой. Является ли истина свойством предложений (которые являются лингвистическими сущностями на том или ином языке) или истина является свойством предложений (нелингвистических, абстрактных и вневременных сущностей)? Главный вопрос: Что есть правда? Это проблема ясности в том, что вы говорите, когда вы говорите, что то или иное утверждение является правдой. Наиболее важными теориями истины являются теория соответствия, семантическая теория, дефляционная теория, теория когерентности и прагматическая теория.Здесь они объясняются и сравниваются. Какая бы теория истины ни была предложена для решения основной проблемы, необходимо рассмотреть ряд дополнительных вопросов:

  1. Могут ли утверждения о будущем быть правдой сейчас ?
  2. Может ли существовать какой-то алгоритм для нахождения истины — некий рецепт или процедура для принятия решения для любого утверждения в системе, скажем, арифметической, является ли утверждение истинным?
  3. Можно ли полностью определить предикат «истинно» в других терминах, чтобы его можно было исключить без потери смысла из любого контекста, в котором он встречается?
  4. Насколько теории истины избегают парадокса?
  5. Является ли цель научного исследования достижением истины?

Содержание

  1. Основная проблема
  2. Какие вещи верны (или ложны)?
    1. Онтологические проблемы
    2. Ограничения на правду и ложь
    3. Какие предложения выражают суждения?
    4. Проблемные случаи
  3. Теория соответствия
  4. Семантическая теория Тарского
    1. Расширение семантической теории за пределы «простых» утверждений
    2. Может ли семантическая теория объяснить необходимую истину?
    3. Лингвистическая теория необходимой истины
  5. Теории когерентности
    1. Постмодернизм: новейшая теория когерентности
  6. Прагматические теории
  7. Дефляционные теории
    1. Теория избыточности
    2. Перформативная теория
    3. Теория прозрения
  8. Проблемы, связанные с
    1. От истины к знаниям
    2. Алгоритмы установления истины
    3. Можно ли исключить «верно»?
    4. Может ли теория истины избежать парадокса?
    5. Является ли цель научных исследований достижением истины?
  9. Ссылки и дополнительная информация

1.Основная проблема

Основная проблема состоит в том, чтобы предложить жизнеспособную теорию относительно того, в чем состоит сама истина, или, говоря другими словами, «Какова природа истины?» Чтобы проиллюстрировать примером — проблема не в этом: Верно ли, что существует внеземная жизнь? Проблема: Что означает утверждение, что внеземная жизнь действительно существует? Астробиологи изучают первую проблему; философы, последние.

Эта философская проблема истины существует с нами давно.В первом веке нашей эры Понтий Пилат (, Иоанна, 18:38) спросил: «Что есть истина?» но ответа не последовало. С начала двадцатого века проблема изучалась больше, чем когда-либо ранее. За последние сто или около того лет в решении этой проблемы был достигнут значительный прогресс.

Три наиболее широко признанные современные теории истины: [i] Теория соответствия; [ii] семантическая теория Тарского и Дэвидсона; и [iii] дефляционная теория Фреге и Рамсея.Конкурирующими теориями являются [iv] теория когерентности и [v] прагматическая теория. Эти пять теорий будут изучены после ответа на следующий вопрос.

2. Какие вещи верны (или ложны)?

Хотя мы действительно говорим об истинных друзьях и ложных отождествлениях, философы считают, что это производные от слов «истинное» и «ложное». Центральное использование слова «истина», более важное для философов, происходит, когда мы говорим, например, что Монреаль находится к северу от Питтсбурга.Здесь «истинное» противопоставляется «ложному», а не «фальшивому» или «неискреннему». Когда мы говорим, что Монреаль находится к северу от Питтсбурга, что это за правда? Это утверждение, предложение или что-то еще, возможно, «факт»? В более общем плане философы хотят знать, какие вещи истинны, а какие — ложны. Тот же вопрос задается вопросом: какие вещи имеют (или несут) истинностные ценности?

Термин «истинностное значение» был придуман логиками как общий термин для «истины или лжи».Спрашивать об истинностном значении P — значит спрашивать, истинно ли P или ложно. «Ценность» в «истинностной ценности» не означает «ценный». Он используется аналогично «числовому значению», когда мы говорим, что значение «x» в «x + 3 = 7» равно 4. Чтобы спросить: «Какова истинность утверждения, что Монреаль является?» к северу от Питтсбурга? состоит в том, чтобы спросить, истинно ли утверждение о том, что Монреаль находится к северу от Питтсбурга, или оно ложно. (Истинность этого конкретного утверждения — , истинная .)

Есть много кандидатов на роль тех вещей, которые могут нести истинностные ценности:

  • ведомости
  • жетонов предложений
  • типы предложений
  • предложений
  • теории
  • факты
  • утверждения
  • высказываний
  • убеждений
  • отзывов
  • доктрины
  • и т. Д.

а.Онтологические проблемы

Какие сортов вещей являются этими кандидатами? В частности, следует ли рассматривать носителей истинностных значений как лингвистических элементов (и, как следствие, предметов на определенных языках), или они являются нелингвистическими элементами, или они оба? Кроме того, следует ли рассматривать их как конкретных объектов, то есть вещей, которые имеют определенное положение в пространстве и времени, или их следует рассматривать как абстрактных объектов, т.е., как ни временные, ни пространственные сущности?

Предложения — это лингвистические элементы: они существуют на том или ином языке, либо на естественном языке, таком как английский, либо на искусственном языке, таком как компьютерный язык. Однако термин «предложение» имеет два значения: лексема предложения и тип предложения . Эти три английских лексемы предложений относятся к одному типу предложений:

  • Сатурн — шестая планета от Солнца.
  • Сатурн — шестая планета от Солнца.
  • Сатурн — шестая планета от Солнца.

Предложения-токены — это конкретные объекты. Они состоят из чернильных отметок на бумаге, последовательностей звуков или бликов на мониторе компьютера и т. Д. Жетоны предложений существуют в пространстве и времени; они могут располагаться в космосе и датироваться. Приговоров быть не может. Это абстрактные объекты. (Аналогичные различия могут быть сделаны для букв, для слов, для цифр, для нот на нотном стане, да и для любых символов вообще.)

Могут ли приговоры знаков быть носителями истинностных ценностей?

Одна из причин отдавать предпочтение токенам перед типами — это решение проблем, связанных с так называемыми «индексными» (или «рефлексивными») терминами, такими как «я», «здесь» и «сейчас». Верно или ложно утверждение типа предложения «Я люблю шоколад»? Ну, это зависит от того, кого «я» имеет в виду. Если Джек, который любит шоколад, говорит: «Я люблю шоколад», то то, что он сказал, правда; но если Джилл, которая не любит шоколад, говорит: «Я люблю шоколад», то то, что она сказала, ложно.Если бы именно типы предложений были носителями истинностных ценностей, то тип предложения «Я люблю шоколад» был бы как истинным, так и ложным — неприемлемое противоречие. Однако противоречия удается избежать, если кто-то утверждает, что токены предложений являются носителями истинностных значений, поскольку в этом случае, хотя задействован только один тип предложения, есть два различных токена предложения.

Вторая причина для утверждения, что лексемы-предложения, а не типы предложений, являются носителями истинностных ценностей, была выдвинута философами-номиналистами.Номиналисты стремятся разрешить как можно меньше абстрактных объектов. Поскольку типы предложений являются абстрактными объектами, а токены предложений — конкретными объектами, номиналисты будут утверждать, что фактически произнесенные или написанные токены предложений являются надлежащими носителями истинностных значений.

Но теория о том, что маркеры предложений являются носителями истинностных ценностей, имеет свои собственные проблемы. Одно возражение против номиналистической теории состоит в том, что если бы никогда не было пользователей языка, не было бы истин. (И то же самое возражение можно выдвинуть против утверждения, что именно верований, являются носителями истинностных ценностей: если бы никогда не было никаких сознательных созданий, не было бы никаких верований и, следовательно, никаких истин или лжи, даже правда, что не было никаких сознательных существ — недопустимо парадоксальный подтекст.)

И второе возражение — против теории о том, что токены предложений являются носителями истинностных ценностей — состоит в том, что, хотя существует пользователей языка , есть предложения, которые никогда не произносились и никогда не произойдут. (Рассмотрим, например, различное количество различных способов расположения колоды игральных карт. Число 8 × 10 67 [цифра «8», за которой следуют шестьдесят семь нулей] настолько велико, что никогда не будет достаточно токенов предложений в прошлом или будущем мира, чтобы описать каждую уникальную аранжировку.И есть бесчисленное множество других примеров.) Таким образом, токены предложений не могут быть идентифицированы как носители истинностных ценностей — просто слишком мало токенов предложений.

Таким образом, обе теории — (i) что токены предложений являются носителями истинностных ценностей и (ii) что типы предложений являются носителями истинностных ценностей — сталкиваются с трудностями. Могут ли предложения быть носителями истинностных ценностей?

Чтобы избежать дилеммы выбора между токенами и типами, были предложены предложения в качестве основных носителей истинностных ценностей.

Следующие пять предложений написаны на разных языках, но все они обычно используются для выражения одного и того же предложения или утверждения.

Сатурн — шестая планета от Солнца. [английский]
Saturn je šestá planeta od slunce. [чешский]
Сатурн — это планета шестиугольника плюс éloignée du soleil. [французский]
[Иврит]
Saturn er den sjette planeten fra solen. [норвежский]

Истинность утверждения о том, что Сатурн является шестой планетой от Солнца, зависит только от физики солнечной системы, а никак не очевидным образом от человеческого соглашения. Напротив, то, что говорят эти пять предложений, частично зависит от человеческого соглашения. Если бы носители английского языка предпочли принять слово «Сатурн» в качестве названия другой конкретной планеты, первое предложение выразило бы нечто ложное. Выбирая пропозиции, а не предложения в качестве носителей истинностных ценностей, эта относительность к человеческим условностям неприменима к истине — момент, который многие философы сочли бы достоинством теории истины.

Предложения — абстрактные сущности; они не существуют в пространстве и времени. Иногда их называют «вневременными», «вечными» или «всевозможными» сущностями. Помимо терминологии, важно то, что предложения не являются конкретными (или материальными) объектами. Кроме того, они не являются ментальными сущностями; это не «мысли», как предполагал Фреге в девятнадцатом веке. Теория о том, что предложения являются носителями истинностных ценностей, также подвергалась критике. Номиналисты возражают против абстрактного характера предложений.Другая жалоба заключается в том, что недостаточно ясно, когда мы имеем дело с одними и теми же предложениями в отличие от аналогичных предложений. Это очень похоже на жалобу на то, что мы не можем определить, когда два предложения имеют одно и то же значение. Отношения между предложениями и предложениями — серьезная философская проблема.

Поскольку это наиболее популярная теория, и ради целесообразности и последовательности в этой статье будет принята теория, согласно которой суждения — а не предложения — являются носителями истинностных ценностей.Когда мы говорим ниже об «истинах», мы имеем в виду истинные суждения. Но следует отметить, что практически все утверждения, сделанные ниже, имеют аналоги в номиналистических теориях, которые отвергают предложения.

г. Ограничения на правду и ложь

Есть два общепринятых ограничения на истину и ложь:

Каждое утверждение истинно или ложно. [Закон исключенного среднего.]
Ни одно из утверждений не является одновременно истинным и ложным. [Закон непротиворечия.]

Эти ограничения требуют, чтобы каждое предложение имело ровно одно значение истинности. Хотя этот вопрос является спорным, большинство философов добавляют еще одно ограничение, согласно которому предложение никогда не меняет своей истинностной ценности в пространстве или времени. Следовательно, сказать: «Утверждение о том, что идет дождь, вчера было верным, но ложным сегодня» — значит двусмысленно, а не относиться только к одному утверждению. Точно так же, когда кто-то в полдень 15 января 2000 года в Ванкувере говорит, что утверждение о том, что идет дождь, верно в Ванкувере и ложно в Сакраменто, этот человек на самом деле говорит о двух разных утверждениях: (i) что в Ванкувере идет дождь в полдень. 15 января 2000 г. и (ii) что в Сакраменто в полдень 15 января 2000 г. идет дождь.Человек говорит, что утверждение (i) истинно, а (ii) ложно.

г. Какие предложения выражают суждения?

Не все предложения выражают суждения. Вопросительное предложение «Кто выиграл Мировую серию в 1951 году?» не; так же как и повелительное предложение «Пожалуйста, закройте окно». Декларативные (то есть изъявительные) предложения — а не вопросительные или повелительные предложения — обычно используются для выражения суждений.

г. Проблемные случаи

Но все ли повествовательные предложения выражают суждения? Следующие четыре типа повествовательных предложений были предложены как обычно не используемые для выражения суждений, но все эти предложения являются спорными.

1. Предложения, содержащие несоответствующие выражения

В свете того факта, что во Франции нет короля, Стросон утверждал, что фраза «Нынешний король Франции лыс» не отражает суждения. В известном споре Рассел не согласился со Стросоном, утверждая, что предложение действительно выражает суждение, а точнее, ложное.

2. Прогнозы будущих событий

А как насчет повествовательных предложений, относящихся к событиям в будущем? Например, выражает ли предложение «Завтра будет морской бой» суждение? Предположительно, сегодня мы не знаем, будет ли такая битва.Из-за этого некоторые философы (включая Аристотеля, игравшего с этой идеей) утверждали, что предложение в настоящий момент не выражает ничего, что является истинным или ложным. Другой, возможно, более сильной мотивацией для принятия этой точки зрения является вера в то, что если бы предложения, связанные с будущими человеческими действиями, выражали предложения, то есть выражали бы что-то, что в настоящее время является истинным или ложным, тогда люди будут полны решимости выполнить эти действия и, следовательно, у людей не будет свободной воли.Эти философы утверждали, что для защиты свободы воли мы должны отрицать истинность предсказаний.

Это усложняющее ограничение — предложения о будущем не содержат сейчас ничего истинного или ложного — подверглось критике Куайном и другими. Эти критики утверждают, что ограничение нарушает логику, которую мы используем для обоснования таких прогнозов. Например, вот дедуктивно верный аргумент, связанный с предсказаниями:

Мы узнали, что завтра будет набег на банк.
Если завтра будет набег на банк, то надо разбудить генерального директора.


Итак, генерального директора надо разбудить.

Без утверждений в этом аргументе, имеющих значения истинности, независимо от того, знаем ли мы этих значений, мы не могли бы оценить аргумент, используя каноны дедуктивной достоверности и недействительности. Мы должны были бы сказать — вопреки глубоко укоренившимся философским интуициям — что на самом деле это вовсе не аргумент. (Другой вид опровержения утверждения о том, что суждения о будущем не могут быть истинными до наступления описанных событий, см. В разделе «Логический детерминизм».)

3. Приговоры лжецов

«Это самое предложение выражает ложное суждение» и «Я лгу» — примеры так называемых предложений лжецов. Предложение лжеца может быть использовано для создания парадокса, если мы задумаемся, какую истинностную ценность ему присвоить. В качестве выхода из парадокса Крипке предполагает, что предложение лжеца — это одно из тех редких повествовательных предложений, которые не выражают суждения. Предложение попадает в разрыв истинности. См. Статью Парадокс лжецов.

4.Приговоры, в которых излагаются моральные, этические или эстетические ценности

Наконец, мы упоминаем так называемое «различие между фактами и ценностями». На протяжении всей истории философы-моралисты боролись с проблемой морального реализма. Утверждают ли такие предложения, как «пытать детей — это неправильно», которые утверждают моральные принципы, что-то истинное (или ложное), или они просто выражают (замаскированным образом) мнение, чувства или ценности говорящего? Делая последний выбор, некоторые философы утверждают, что эти повествовательные предложения не выражают суждений.

3. Теория соответствия

Мы возвращаемся к основному вопросу: «Что есть истина?» По-видимому, правда — это то, что сохраняет действительное рассуждение. Это цель научных исследований, исторических исследований и бизнес-аудитов. Мы понимаем многое из того, что означает предложение, понимая условия, при которых то, что оно выражает, является истинным. Однако точная природа самой истины не раскрывается полностью этими замечаниями.

Исторически самой популярной теорией истины была теория соответствия.Эта реалистическая теория, впервые предложенная в расплывчатой ​​форме Платоном и Аристотелем в его «Метафизике », утверждает, что истина — это то, что суждения имеют в соответствии с образом мира. Теория утверждает, что предложение истинно, если существует соответствующий ему факт. Другими словами, для любого предложения p

p истинно тогда и только тогда, когда p соответствует факту.

Теоретический ответ на вопрос: «Что есть истина?» заключается в том, что истина — это определенное отношение — отношение, которое существует между предложением и соответствующим ему фактом.Возможно, анализ отношений покажет, что общего у всех истин.

Рассмотрим утверждение, что снег белый. Замечание о том, что истинность предложения соответствует тому факту, что снег белый, заставляет критиков требовать приемлемого анализа этого понятия соответствия. Конечно, соответствие — это не пословное соединение предложения с его ссылкой. Это своего рода экзотическая связь, скажем, между целыми предложениями и фактами. Представляя свою теорию логического атомизма в начале двадцатого века, Рассел попытался показать, как истинное суждение и соответствующий ему факт имеют одну и ту же структуру.Его ученик Витгенштейн, вдохновленный представлением о том, что египетские иероглифы представляют собой стилизованные изображения, сказал, что это отношение является отношением «изображения» фактов с помощью предложений, но его развитие этого наводящего на размышления замечания в его трактате Tractatus Logico-Philosophicus не удовлетворило многих других философов. , ни спустя какое-то время, даже сам Витгенштейн.

А что такое факты? Представление о факте как о некоторой онтологической сущности впервые было четко сформулировано во второй половине девятнадцатого века.Теория соответствия допускает, чтобы факты зависели от разума. Мак-Таггарт и, возможно, Кант, придерживались таких теорий соответствия. Все теории корреспонденции Рассела, Витгенштейна и Остина считают факты независимыми от разума. Но независимо от их зависимости от разума или независимости от разума, теория должна давать ответы на вопросы следующего типа. «Канада находится к северу от США» не может быть фактом. Истинное предположение не может быть фактом, если оно также утверждает факт, так каково онтологическое положение факта? Является ли тот факт, что «Брут зарезал Цезаря ножом», тем же самым фактом, что и «Цезарь был зарезан Брутом», или это другой факт? Можно было бы возразить, что это должны быть разные факты, потому что один выражает отношение удара ножом, а другой выражает отношение удара ножом, которое отличается.В дополнение к конкретному факту, что шар 1 находится на бильярдном столе, и конкретному факту, что шар 2 находится на бильярдном столе, и так далее, есть ли конкретный факт, что на столе меньше 1 006 455 шаров? Есть ли общий факт, что на столе много шаров? Требует ли существование общих фактов форм Платона или Аристотеля? А как насчет отрицательного утверждения об отсутствии розовых слонов на столе? Соответствует ли это той же ситуации в мире, когда на столе нет зеленых и слонов? Один и тот же бильярдный стол должен включать в себя множество разных фактов.Эти вопросы иллюстрируют сложность подсчета фактов и их различения. Сложность хорошо осознается сторонниками теории соответствия, но критики жалуются, что характеристики фактов слишком часто возвращаются в конечном итоге к утверждению, что факты — это то, чему должны соответствовать истинные утверждения, чтобы быть истинными. Дэвидсон подверг критике понятие факта, утверждая, что «если истинные утверждения соответствуют чему-либо, все они соответствуют одному и тому же» (в «Верность фактам», Дэвидсон [1984]).Дэвидсон также утверждал, что факты на самом деле сами являются истинными утверждениями; факты не называются ими, как ошибочно предполагает теория соответствия.

Защитников теории корреспонденции ответили на эту критику по-разному. Некоторые говорят, что термин «соответствие» может иметь смысл, потому что, говоря о предложениях, соответствующих фактам, просто делается общее утверждение, которое резюмирует замечание о том, что

(i) Предложение «Снег белый», означает, что снег белый, и (ii) снег на самом деле белый,

и так далее для всех остальных предложений.Следовательно, теория соответствия должна содержать теорию «означает то», но в остальном она не виновата. Другие защитники теории соответствия атакуют отождествление Дэвидсоном фактов с истинными предположениями. Снег является составной частью того факта, что снег белый, но снег не является составной частью языковой сущности, поэтому факты и истинные утверждения — это разные типы сущностей.

Недавние исследования семантики возможных миров идентифицировали факты с наборами возможных миров. Тот факт, что кошка находится на циновке, содержит возможный мир, в котором кошка находится на циновке, а Адольф Гитлер обратился в иудаизм, будучи канцлером Германии.Мотив для этой идентификации состоит в том, что если наборы возможных миров метафизически легитимны и точно описываются, то и факты — тоже.

4. Семантическая теория Тарского

Чтобы более строго описать, что необходимо для понимания истины и ее определения, Альфред Тарский создал свою семантическую теорию истины. Однако в теории Тарского разговоры о соответствии и фактах исключены. (Хотя в ранних версиях своей теории Тарский действительно использовал термин «соответствие», пытаясь объяснить свою теорию, позже он сожалел о том, что сделал это, и вообще отказался от этого термина, поскольку он не играет никакой роли в его теории.) Семантическая теория — это преемник теории соответствия.

Для иллюстрации теории рассмотрим немецкое предложение «Schnee ist weiss», которое означает, что снег белый. Тарский спрашивает об условиях истинности предложения, выраженного этим предложением: «При каких условиях это предложение истинно?» Другими словами: «Как мы можем завершить на английском языке следующее:« Утверждение, выраженное немецким предложением «Schnee ist weiss», истинно… »?» Его ответ:

Т: Утверждение, выраженное немецким предложением «Schnee ist weiss», истинно тогда и только тогда, когда снег белый.

Мы можем переписать Т-условие Тарского в трех строках:

  1. Утверждение, выраженное немецким предложением «Schnee ist weiss», верно
  2. тогда и только тогда, когда
  3. снег белый

Строка 1 о правде. Строка 3 не об истине — она ​​утверждает утверждение о природе мира. Таким образом, Т. предъявляет существенные претензии. Более того, он избегает основных проблем более ранних теорий соответствия, заключающихся в том, что термины «факт» и «соответствие» не играют никакой роли.

Теория является тарской теорией истины для языка L тогда и только тогда, когда для каждого предложения S из L , если S выражает пропозицию, что p, то теория влечет за собой истинное «Т-пропозицию» двойного условная форма:

(Т) Утверждение, выраженное S-in- L , верно, если и только если p.

В примере, который мы использовали, а именно «Schnee ist weiss», совершенно ясно, что Т-пропозиция состоит из содержащего (или «внешнего») предложения на английском языке и содержащегося (или «внутреннего») предложения. ”Или цитируется) предложение на немецком языке:

Т: Утверждение, выраженное немецким предложением «Schnee ist weiss», истинно тогда и только тогда, когда снег белый.

Мы видим, что в этом Т-предложении участвуют предложения на двух различных языках. Если, однако, мы переключим внутреннее предложение или предложение в кавычках на предложение на английском языке, например на «Снег бел», то получим:

Т: Утверждение, выраженное английским предложением «Snow is white», истинно тогда и только тогда, когда снег белый.

В последнем случае выглядит так, как будто только один язык (английский), а не два, участвует в выражении Т-предложения.Но, согласно теории Тарского, все еще задействованы два языка: (i) язык, одно из предложений которого цитируется, и (ii) язык, который приписывает истину утверждению, выраженному этим цитируемым предложением. Процитированное предложение считается элементом объектного языка , а внешнее (или содержащее) предложение, в котором используется предикат «истина», находится в метаязыке .

Тарский обнаружил, что во избежание противоречий в своей семантической теории истины ему пришлось ограничить объектный язык ограниченной частью метаязыка.Среди других ограничений только метаязык содержит предикаты истинности, «истинный» и «ложный»; объектный язык не содержит предикатов истинности.

Важно видеть, что Т-предложение Тарского — это , а не , говорящее:

X: Снег белый тогда и только тогда, когда снег белый.

Это последнее утверждение, безусловно, верно (это тавтология), но оно не является важной частью анализа концепции истины — на самом деле здесь даже не используются слова «истина» или «истина», равно как и он включает объектный язык и метаязык.Т-условие Тарского делает и то, и другое.

а. Расширение семантической теории за пределы «простых» предложений

Полная теория Тарского предназначена для работы (почти) со всеми предложениями, выраженными в непроблематичных повествовательных предложениях, а не только на «Снег бел». Но ему нужна конечная теория, поэтому его теория не может быть просто бесконечным набором Т-утверждений. Кроме того, Тарский хочет, чтобы его теория истинности раскрыла логическую структуру в предложениях, которая позволяет достоверным рассуждениям сохранять истину.Чтобы сделать все это, теория должна работать с более сложными предложениями, показывая, как значения истинности этих сложных предложений зависят от их частей, таких как значения истинности составляющих их предложений. Таблицы истинности показывают, как это делается для простого языка логики высказываний (например, сложное предложение, выраженное словами «А или В», истинно согласно таблице истинности, тогда и только тогда, когда предложение А истинно или предложение Б истинно, или оба верны).

Цель Тарского — определить истину для еще более сложных языков.Теория Тарского не объясняет (анализирует), когда имя обозначает объект или когда объект подпадает под предикат; его теория начинается с этих фактов. Ему нужно то, что мы сегодня называем модельной теорией для количественной логики предикатов. Его настоящая теория очень техническая. Он использует понятие нумерации Гёделя, фокусируется на удовлетворении, а не на истине, и приближается к ним через процесс рекурсии. Идея использования удовлетворения рассматривает истинность простого утверждения, например, выраженного словами «Сократ смертен», говоря:

Если «Сократ» — это имя, а «смертен» — предикат, то «Сократ смертен» выражает истинное суждение тогда и только тогда, когда существует объект x такой, что «Сократ» относится к x и «смертен» удовлетворяется x.

Для формального языка логики предикатов Тарского он сформулировал это в более общем виде следующим образом:

Если «a» — это имя, а «Q» — предикат, то «a — это Q» выражает истинное высказывание тогда и только тогда, когда существует объект x, такой, что «a» относится к x и «Q» удовлетворяется. пользователя x.

Идея состоит в том, чтобы определить предикат «истинно», когда он применяется к простейшим (то есть несложным или атомарным) предложениям на объектном языке (языке, см. Выше, который сам по себе не содержит предикат истины «истинно»).Предикат «истинно» — это предикат, который встречается только в метаязыке, то есть на языке, который мы используем для описания объектного языка. На втором этапе его теория показывает, как предикат истинности, когда он был определен для предложений, выраженных предложениями определенной степени грамматической сложности, может быть определен для предложений следующей большей степени сложности.

Согласно Тарскому, его теория применима только к искусственным языкам — в частности, к классическим формальным языкам символической логики — потому что наши естественные языки расплывчаты и бессистемны.Другие философы — например, Дональд Дэвидсон — не были так пессимистичны, как Тарский, в отношении анализа истины для естественных языков. Дэвидсон добился прогресса в распространении работ Тарского на любой естественный язык. По его словам, это в то же время обеспечивает центральный компонент теории значения языка. Дэвидсон развивает первоначальную идею, которую Фреге заявил в своей книге «Основные законы арифметики» , что значение повествовательного предложения определяется определенными условиями, при которых оно истинно, — это значение определяется условиями истинности.

В рамках более широкой программы исследований, начатой ​​Тарским и Дэвидсоном, многие логики, лингвисты, философы и когнитивные ученые, часто совместно, проводят исследовательские программы, пытаясь выяснить условия истинности (то есть «логику» или семантику для ) предложения, выраженные такими сложными предложениями, как:

Каждое из этих направлений исследований содержит свои интригующие проблемы. Все должны преодолеть трудности, связанные с двусмысленностью, временами и индексными фразами.

г. Может ли семантическая теория объяснить необходимую истину?

Многие философы делят класс предложений на два взаимоисключающих и исчерпывающих подкласса: а именно, предложения, которые условны (то есть те, которые не являются ни обязательно истинными, ни обязательно ложными), и те, которые не являются неконтингентными (т. Е. , те, которые обязательно истинны или обязательно ложны).

По семантической теории истины, условные предложения — это те, которые истинны (или ложны) из-за некоторого особого образа жизни в мире.Например, все следующие предложения условно :

Снег белый. Снег фиолетовый.
Канада принадлежит ООН Это неправда, что Канада принадлежит к ООН.

Противоположный класс предложений включает те, чья истинность (или ложь, в зависимости от обстоятельств) зависит, согласно семантической теории, не от какого-то конкретного мира, а от каким-либо образом мир бывает.Представьте, что мир изменился как угодно (при условии, конечно, что его описание остается логически непротиворечивым [то есть логически возможным]). Даже в этих условиях истинностные значения следующих (не случайных) предложений останутся неизменными:

Тем не менее, некоторые философы, которые принимают семантическую теорию истины как условные предложения, отвергают ее за неконтингентные. Они утверждали, что истинность неконтингентных предложений имеет иное основание, чем истинность случайных предложений.Истинность неконтингентных предложений возникает, говорят они, — не благодаря их правильному описанию того, как устроен мир, — а благодаря определениям терминов, встречающихся в предложениях, выражающих эти предложения. В связи с этим неконфликтные истины считаются истинными по определению или — как иногда говорят, в вариации этой темы — как вопрос концептуальных отношений между концепциями, играющими в рамках предложений, или — еще один (родственный) способ — в отношении значений предложений, выражающих предложения.

Очевидно, что в этом конкурирующем описании используется своего рода теория лингвистической истины. В этой альтернативной теории истина для определенного класса предложений, а именно класса неконтингентных предложений, должна быть учтена — не в их описании того, как устроен мир, а, скорее, в силу определенных особенностей наших человеческих лингвистических конструкций.

г. Лингвистическая теория необходимой истины

Нужно ли таким образом дополнять семантическую теорию? Если бы кто-то принял семантическую теорию истины, нужно ли было бы также принять дополнительную теорию истины, а именно теорию лингвистической истины (для неконтингентных суждений)? Или можно ли использовать семантическую теорию истины для объяснения истинностных значений всех предложений, как случайных, так и неконтингентных? Если да, то как?

Чтобы увидеть, как можно утверждать, что семантическая теория истины может быть использована для объяснения истинности неконтингентных предложений, рассмотрим следующую серию предложений, первые четыре из которых являются случайными, а пятая — неконтингентной:

  1. Шмелей меньше семи или больше десяти.
  2. Шмелей меньше восьми или больше десяти.
  3. Шмелей меньше девяти или больше десяти.
  4. Шмелей меньше десяти или больше десяти.
  5. Шмелей меньше одиннадцати или больше десяти.

Каждое из этих предложений при переходе от второго к пятому становится немного менее конкретным, чем его предшественник. Каждый из них может считаться верным при большем диапазоне вариаций (или обстоятельств), чем его предшественник.Когда мы достигаем пятого члена ряда, у нас появляется предложение, которое истинно при любых без исключения стечениях обстоятельств. (Некоторые философы — некоторые из них в семнадцатом веке, очень многие другие после середины двадцатого века — используют идиому «возможные миры», говоря, что неконфликтные истины истинны во всех возможных мирах [т. Е. При любых логически возможных обстоятельствах ].) С этой точки зрения, то, что отличает неконтингентные истины от случайных, заключается не в том, что их истина возникает как следствие фактов о нашем языке или значений и т. Д.; но их истинность связана с объемом (или числом) возможных обстоятельств, при которых утверждение истинно. Условные предложения верны в некоторых, но не во всех возможных обстоятельствах (или возможных мирах). Напротив, неконфликтные предложения верны во всех возможных обстоятельствах или ни при каких. Нет никакой разницы в природе истины для двух классов предложений, только в диапазоне возможностей , в котором утверждения истинны.

Сторонник семантической теории допустит, что в теориях лингвистической истины, несомненно, есть мощное понимание.Но они возразят, что эти лингвистические теории на самом деле не проливают света на природу самой истины. Скорее, они обращают внимание на то, как мы часто обращаемся к , устанавливая истинность некондиционных предложений. Хотя, безусловно, можно экспериментально (и индуктивно) установить истинность необоснованного утверждения о том, что все тети — женщины — например, одна могла бы постучать во многие двери, спрашивая, были ли какие-либо из жителей тетями, и если да, то были ли они были женщинами — это было бы ненужным упражнением.Нам не нужно тщательно исследовать мир, чтобы выяснить истинность утверждения о том, что все тети — женщины. Мы могли бы, например, просто обратиться к английскому словарю. Как мы, , устанавливаем , узнаем, , определяем , истинность неконтингентных предложений может (но не обязательно) быть неэкспериментальным путем; но из этого не следует, что природа истинности неконтингентных суждений фундаментально отличается от таковой для случайных суждений.

С этой последней точки зрения семантическая теория истины подходит как для случайных, так и для неконтингентных предложений. Ни в том, ни в другом случае семантическая теория истины не предназначена для того, чтобы быть теорией того, как мы могли бы выяснить, какова истинностная ценность любого указанного предложения. В самом деле, одним очень важным следствием семантической теории истины является то, что она допускает существование пропозиций, истинностные ценности которых в принципе непознаваемы для людей.

И есть вторая мотивация для продвижения семантической теории истины для некондиционных суждений.Каким образом можно использовать математику (вместе с физическими теориями) для объяснения природы мира? В семантической теории ответ состоит в том, что необусловленные истины математики правильно описывают мир (как и любой возможный мир). Обычно считается, что лингвистическая теория, которая заставляет истину неумышленных истин математики проистекать из особенностей языка, имеет большие, если не непреодолимые, трудности в решении этого вопроса.

5. Теории когерентности

Теория соответствия и семантическая теория объясняют истинность предложения как возникающего из отношения между этим предложением и особенностями или событиями в мире. Теории когерентности (которых существует несколько), напротив, объясняют истинность предложения как возникающего из отношения между этим предложением и другими предложениями.

Теории когерентности ценны, потому что они помогают раскрыть, как мы приходим к нашим утверждениям об истине, нашим знаниям.Мы постоянно работаем над объединением наших убеждений в единую систему. Например, когда пьяный водитель говорит: «Перед нами танцуют розовые слоны на шоссе», мы оцениваем, верно ли его утверждение, рассматривая другие убеждения, которые мы уже приняли как истинные, а именно

.
  • Слоны серые.
  • Этот регион не является местом обитания слонов.
  • Поблизости нет ни зоопарка, ни цирка.
  • Известны случаи, когда люди в сильном алкогольном опьянении испытывали галлюцинации.

Но, пожалуй, самая важная причина для отклонения иска алкоголика такова:

  • Все остальные в этом районе утверждают, что не видят розовых слонов.

Короче говоря, утверждение алкоголика не согласуется с очень многими другими утверждениями, которым мы верим и которым у нас есть веские причины не отказываться. В таком случае мы отклоняем утверждение пьяного как ложное (и забираем ключи от машины).

В частности, теория истины утверждает, что утверждение истинно тогда и только тогда, когда оно согласуется с ___ . Например, одна теория когерентности заполняет этот пробел «убеждениями большинства людей в обществе». Другой заполняет пробел «собственными убеждениями», а третий — «убеждениями интеллектуалов в своем обществе». Основные теории согласованности рассматривают согласованность как требующую, по крайней мере, логической согласованности. Метафизики-рационалисты утверждают, что предложение истинно тогда и только тогда, когда оно «согласуется со всеми другими истинными предложениями». Некоторые метафизики-рационалисты идут дальше логической последовательности и заявляют, что предложение истинно тогда и только тогда, когда оно «влечет (или логически подразумевает) все другие истинные предложения».Лейбниц, Спиноза, Гегель, Брэдли, Бланшард, Нейрат, Гемпель (в конце жизни), Даммет и Патнэм отстаивали теории истины когерентности.

Теории когерентности тоже имеют своих критиков. Утверждение, что висмут имеет более высокую температуру плавления, чем олово, может согласовываться с моими убеждениями, но не с вашими. Это приводит к тому, что утверждение одновременно «верно для меня» и «ложно для вас». Но если «истина для меня» означает «истина», а «ложь для вас» означает «ложь», как предполагает теория когерентности, то мы имеем нарушение закона непротиворечивости, которое разрушает логику.Большинство философов предпочитают сохранять закон непротиворечивости любой теории истины, которая требует ее отклонения. Следовательно, если кто-то делает разумное замечание, говоря: «Это верно для меня, но не для вас», то этот человек должен иметь в виду просто: «Я верю этому, а вы — нет». Истина не относительна в том смысле, что что-то может быть правдой для вас, но не для меня.

Вторая трудность с теориями когерентности заключается в том, что убеждения любого человека (или любой группы) неизменно противоречат друг другу.Например, человек может верить как «Отсутствие заставляет сердце расти ласковыми», так и «вне поля зрения, вне разума». Но согласно основной интерпретации «связности», ничто не может согласовываться с противоречивым множеством. Таким образом, большинство предложений, не будучи согласованными, не будут иметь истинностных ценностей. Этот результат нарушает закон исключенного третьего.

И есть третье возражение. Что означает «совпадает с»? Для того, чтобы X «согласовывался с» Y, по крайней мере X должен согласовываться с Y. Хорошо, тогда что означает «согласовываться с»? Было бы неправильно сказать, что «X согласуется с Y» означает «возможно, что и X, и Y будут истинными вместе», потому что этот ответ предполагает само понятие истины, которое предполагается анализировать.

Некоторые защитники теории когерентности ответят, что «согласуется с» означает «гармонично с». Оппоненты, однако, пессимистично относятся к перспективам объяснения концепции «гармонично с» без необходимости в какой-то момент ссылаться на концепцию общей истины .

Четвертое возражение состоит в том, что теории когерентности сосредотачиваются на природе проверяемости, а не на истине. Они сосредотачиваются на целостном характере проверки истинности предложения, но не отвечают на основную проблему: «Что такое сама истина?»

а.Постмодернизм: новейшая теория когерентности

В последние годы одна конкретная теория когерентности привлекла много внимания и немало негодования. Философы-постмодернисты просят нас внимательно обдумать, как утверждения наиболее убедительных или политически влиятельных людей принимаются как «общие истины». Хотя все согласны с тем, что влиятельные люди — движущие силы и толчки — оказывают глубокое влияние на убеждения других людей, споры вращаются вокруг того, является ли принятие другими их верований полностью вопросом их личного или институционального положения.Наиболее радикальные постмодернисты не различают принятие как истинного от как истинного ; они утверждают, что социальные переговоры между влиятельными людьми «конструируют» истину. Они утверждают, что истина не лежит вне рамок человеческих коллективных решений; это, в частности, не «отражение» объективной реальности. Или, другими словами, в той мере, в какой существует объективная реальность, это не что иное, как то, что мы, , говорим, это есть. Таким образом, мы, люди, являемся окончательными арбитрами в том, что правда.Консенсус — это истина . «Субъективное» и «объективное» объединены в одно нераздельное соединение.

Эти постмодернистские взгляды получили больше сочувствия среди ученых-социологов, чем среди ученых-физиков. Социологам легче согласиться, например, с тем, что утверждение о том, что у людей есть суперэго, является «конструкцией» (определенных) политически влиятельных психологов, и что в результате оно (должно рассматриваться как) истинное. Напротив, ученые-физики — по большей части — скорее не желают рассматривать предложения в их собственной области как так или иначе просто продукт консенсуса среди выдающихся ученых-физиков.Они склонны полагать, что утверждение о том, что протоны состоят из трех кварков, истинно (или ложно) в зависимости от того, точно ли оно описывает объективную реальность. Они не склонны верить, что истинность такого предположения вытекает из заявлений выдающихся ученых-физиков. Короче говоря, ученые-физики не верят, что престиж и социальное влияние важнее реальности.

6. Прагматические теории

Прагматическая теория истины утверждает (примерно), что утверждение истинно, если в него полезно верить.Пирс и Джеймс были ее главными защитниками. Полезность — важнейший признак истины. Убеждения, которые приводят к наилучшей «отдаче», являются лучшим оправданием наших действий, способствуют успеху, — это истин, по мнению прагматиков.

Проблемы, связанные с прагматическим описанием истины, аналогичны проблемам, рассмотренным выше с теориями когерентности истины.

Во-первых, кому-то может быть полезно поверить в предложение, но также полезно не поверить кому-то другому.Например, Фрейд сказал, что многим людям, чтобы избежать отчаяния, нужно верить, что есть бог, который внимательно следит за каждым. Согласно одной из версий прагматической теории, это утверждение истинно . Однако другим людям может быть бесполезно верить в то же утверждение. Они были бы раздавлены, если бы поверили, что есть бог, который бдительно присматривает за каждым. Таким образом, в силу симметрии аргументов это утверждение является ложным . Таким образом, прагматическая теория ведет к нарушению закона непротиворечивости, говорят ее критики.

Во-вторых, определенные убеждения, несомненно, полезны, хотя — по другим критериям — они считаются объективно ложными. Например, некоторым людям может быть полезно поверить, что они живут в мире, окруженном людьми, которые их любят или заботятся о них. Согласно этой критике, прагматическая теория истины переоценивает силу связи между истиной и полезностью.

Истина — это то, во что в конечном итоге пришел бы верить идеально рациональный исследователь, говорят некоторые прагматики.Истина — идеальный результат рационального исследования. Критика за то, что мы теперь не знаем, что происходит в долгосрочной перспективе, просто показывает, что у нас есть проблемы со знанием, но не показывает, что значение слова «истина» теперь не связано с задним числом с точки зрения будущего. Тем не менее, как теория истины, раскрывает ли это слово «истина»?

7. Дефляционные теории

Что объединяет все обсуждаемые до сих пор теории истины, так это предположение, что предложение истинно только в том случае, если оно имеет то или иное свойство — соответствие фактам, удовлетворение, согласованность, полезность и т. Д.Дефляционные теории отрицают это предположение.

а. Теория избыточности

Основная дефляционная теория — это теория избыточности, которую отстаивают Фреге, Рэмси и Хорвич. Фреге выразил эту идею так:

Следует отметить, что предложение «Я чувствую запах фиалки» имеет то же содержание, что и предложение «Это правда, что я чувствую запах фиалки». Таким образом, кажется, что к мысли ничего не прибавляется, если я приписываю ей свойство истины.(Фреге, 1918)

Когда мы утверждаем предположение явно, например, когда мы говорим: «Я чувствую запах фиалки», то утверждение «Это правда, что я чувствую запах фиалки» было бы излишним; это ничего не добавит, потому что оба имеют одинаковое значение. Сегодняшние более минималистские сторонники теории избыточности отступают от этого замечания о значении и говорят просто, что эти два понятия обязательно эквивалентны.

Когда концепция истины действительно окупается, это когда мы не можем или не можем утверждать суждение явно, но должны иметь дело с косвенной ссылкой на него.Например, если мы хотим сказать: «То, что он скажет завтра, истинно», нам нужен предикат истины «истинно». По общему признанию, это утверждение является косвенным способом сказать: «Если он завтра скажет, что пойдет снег, то пойдет снег; если он завтра скажет, что пойдет дождь, то пойдет дождь; если он завтра скажет, что 7 + 5 = 12, тогда 7 + 5 = 12; и так далее.» Но фразу «верно» нельзя исключить из «то, что он скажет завтра, правда», не создав неприемлемую бесконечную связь. Предикат истины «истинно» позволяет нам обобщать и говорить вещи более лаконично (действительно, чтобы делать эти утверждения, имея только конечных высказываний).Короче говоря, теория избыточности может работать в определенных случаях, говорят ее критики, но она не может быть обобщена на всех; остаются непокорные случаи, когда «верно» не является избыточным.

Сторонники теории избыточности отвечают, что их теория признает существенный момент о необходимости концепции истины для косвенной ссылки. Теория утверждает, что это , все , для которых нужна концепция истины, и что в противном случае ее использование излишне.

г. Перформативная теория

Перформативная теория — дефляционная теория, которая не является теорией избыточности.Ее отстаивал Стросон, который считал семантическую теорию истины Тарского в основном ошибочной.

Перформативная теория истины утверждает, что приписывание истинности предложению на самом деле не характеризует само предложение и не говорит что-то лишнее. Скорее, он говорит нам что-то о намерениях говорящего . Оратор — через свое согласие с ним, одобрение, похвалу, принятие или, возможно, признание — лицензирует наше принятие (веры в) предложения.Вместо того, чтобы сказать: «Это правда, что снег белый», можно было бы заменить «Я принимаю утверждение, что снег белый». Ключевая идея состоит в том, что утверждение некоторого предложения P, что оно истинно , означает замаскированное высказывание «Я рекомендую вам P», или «Я поддерживаю P», или что-то в этом роде.

Этот случай можно несколько уподобить случаю , обещающего . Когда вы обещаете заплатить своей сестре пять долларов, вы не заявляете о предложении, выраженном словами «Я заплачу вам пять долларов»; скорее вы выполняете действие , обещая ей что-то.Точно так же, согласно перформативной теории истины, когда вы говорите: «Это правда, что Ванкувер находится к северу от Сакраменто», вы тем самым даете своему слушателю лицензию верить (и действовать в соответствии с верой), что Ванкувер находится к северу от Сакраменто. Сакраменто.

Критики перформативной теории обвиняют ее в том, что она требует слишком радикального пересмотра нашей логики. У аргументов есть предпосылки, которые верны или ложны, но мы не рассматриваем предпосылки как действия, — говорит Гич. Другие критики жалуются, что, если все приписывание «верно» означает жесты согласия, как полагает Стросон, тогда, когда мы говорим

«Пожалуйста, закрой дверь» верно,

мы бы согласились на то, чтобы дверь была закрыта.Поскольку это абсурдно, говорит Хью Прайс, что-то не так с перформативной теорией Стросона.

г. Прозенциальная теория

Prosentential Theory of Truth предполагает, что грамматический предикат «истинно» не функционирует семантически или логически как предикат. Все варианты использования слова «верно» являются предполагаемыми. Когда кто-то утверждает: «Это правда, что идет снег», человек просит слушателя рассмотреть предложение «Идет снег» и говорит: «Это правда», в то время как замечание «Это правда» воспринимается целостно как высказывание, по аналогии с местоимением.Местоимение, такое как «она», является заменой для имени человека, о котором идет речь. Аналогично, «Это правда» — это , заменяющее рассматриваемого предложения. То же самое и с выражением «Это правда». Согласно теории прозрения, все употребления слова «истина» могут быть сведены к употреблению слов «это правда» или «это правда» или их вариантов с другими временами. Поскольку эти последние варианты использования слова «истинный» не могут быть исключены из нашего языка во время анализа, теория прозрения не является теорией избыточности.

Критики теории замечают, что она не может дать объяснения того, что является общим для всех наших употреблений слова «истина», например, в неанализированных операторах «это-будет-правда-то» и «это-есть». «правда-то» и «это-правда-то».

8. Связанные вопросы

а. От истины к знаниям

На протяжении поколений дискуссии об истине сбивались с толку вопросом: «Как может утверждение быть истинным, если мы, , не знаем, что истинно?» Известное беспокойство Аристотеля заключалось в том, что случайные предположения о будущем, такие как «Завтра будет морское сражение», не могли быть правдой сейчас, из опасения, что это отрицает свободу воли участвующих в нем моряков.Сторонники теории соответствия и семантической теории утверждали, что утверждение не обязательно должно быть известно, чтобы быть истинным. Они говорят, что истина возникает из отношения между предложением и тем, каков мир. Никто не должен знать, что эти отношения существуют, и — если на то пошло — нет необходимости даже в существовании каких-либо сознательных или языковых существ, чтобы эти отношения установились. Короче говоря, истина — это объективная характеристика предложения, а не субъективная.

Чтобы истинное суждение стало известным, оно должно (по крайней мере) быть обоснованным.Обоснование, в отличие от самой истины, требует особого отношения между предложениями. Чтобы предложение было обоснованным, оно должно, по крайней мере, согласовываться с другими утверждениями, которые были приняты. По этой причине согласованность между предложениями играет решающую роль в теории познания. Тем не менее, по мнению сторонников теории соответствия и семантической теории истины, она не играет никакой роли в теории истины.

Наконец, следует ли согласованность , которая играет такую ​​центральную роль в теориях познания, рассматривать как объективную связь или как субъективную? Неудивительно, что теоретики ответили на этот последний вопрос по-разному.Но поиски этого вопроса выходят за рамки теорий истины.

г. Алгоритмы истины

Изложение того, что означает «истина», не должно указывать нам, что является правдой, или указывать нам, как мы можем узнать, что является правдой. Точно так же описание того, что означает «холостяк», не должно указывать нам, кто такой холостяк, и не должно указывать, как мы можем узнать, кто такой. Однако было бы замечательно, если бы мы смогли найти способ определить для любого предложения, истинно ли оно.

Возможно, это могла бы сделать какая-нибудь машина, предполагали философы. Для любого формального языка мы в принципе знаем, как генерировать всех предложений этого языка. Если бы мы построили машину, производящую одно за другим все многочисленные предложения, то в конечном итоге были бы произведены все те, которые выражают истины. К сожалению, вместе с ними мы также генерируем все те, которые выражают ложные предположения. Мы также знаем, как построить машину, которая будет генерировать только предложений, выражающих истину.Например, мы могли бы запрограммировать компьютер так, чтобы он генерировал «1 + 1 не равно 3», затем «1 + 1 не равно 4», затем «1 + 1 не равно 5» и т. Д. Однако генерировать всех и только предложений, выражающих истину, — совсем другое дело.

Лейбниц (1646-1716) мечтал достичь этой цели. Механизируя дедуктивное мышление, он надеялся построить машину, которая генерирует все и только истины. Как он выразился: «Насколько лучше будет подчинить математическим законам человеческое мышление, которое является самым прекрасным и полезным из того, что у нас есть.Это позволит уму «освободиться от необходимости думать непосредственно о самих вещах, и все же все окажется правильным». Его реальные достижения в этом отношении неутешительны, но его мечта вдохновила многих более поздних исследователей.

Некоторый прогресс в решении общей проблемы фиксации всех и только тех предложений, которые выражают истинные суждения, может быть достигнут, если ограничить фокус определенной областью. Например, возможно, мы сможем найти некую процедуру, которая даст все и только истины арифметики, химии или политической истории Египта.Здесь ключом к прогрессу является понимание того, что универсальные и вероятностные истины «захватывают» или «содержат» гораздо больше конкретных истин. Если мы знаем универсальные и вероятностные законы квантовой механики, то (как утверждали некоторые философы) мы, таким образом, косвенно (имеем возможность) знать более конкретные научные законы о химической связи. Точно так же, если мы можем аксиоматизировать область математики, то мы косвенно захватили бесконечно много конкретных теорем, которые могут быть выведены из этих аксиом, и мы можем надеяться найти процедуру принятия решения для истин, процедуру, которая гарантирует правильный ответ на вопрос «Это правда?»

Значительный прогресс был достигнут в начале двадцатого века в проблеме аксиоматизации арифметики и других областей математики.Давайте рассмотрим арифметику. В 1920-х годах Дэвид Гильберт надеялся очень точно представить арифметические предложения на формальном языке, затем вывести все и только теоремы арифметики из бесспорных аксиом и тем самым показать, что все истинные предложения арифметики в принципе могут быть доказаны как теоремы. Это поставило бы понятие истины в арифметике на очень прочную основу. Аксиомы «захватят» все и только истины. Однако надежды Гильберта вскоре не оправдались. В 1931 году Курт Гёдель (1906-1978) в своей Первой теореме о неполноте доказал, что любой классический самосогласованный формальный язык, способный выражать арифметику, должен также содержать арифметические предложения, которые не могут быть выведены в рамках этой системы, и, следовательно, предложения выражаются этими предложениями нельзя было доказать истинность (или ложность) в рамках этой системы.Таким образом, понятие истины выходит за рамки концепции доказательства в классических формальных языках. Это замечательное и точное понимание природы истины.

г. Можно ли исключить «верно»?

Можно ли дать определение «истинно», чтобы его можно было заменить его определением? К сожалению, для ясности этого вопроса не существует единого понятия «определение». Очень многие лингвистические приемы считаются определениями. Эти приемы включают в себя предоставление синонима, предложение примеров, указание на объекты, которые удовлетворяют определяемому термину, использование термина в предложениях, противопоставление его противоположностям и противопоставление его терминам, с которыми его часто путают.(Для дальнейшего чтения см. Определения, словари и значения.)

Однако современные теории определения не получили особого признания, не говоря уже о принятии, за пределами определенных академических и специализированных кругов. Многие люди упорствовать ранее, наивным, считает, что роль в определении является только предложить синоним на срок не определен. Эти люди имеют в виду такие примеры, как: «гипостазировать» означает (или является синонимом) «овеществлять» ».

Если бы кто-то принял этот старый взгляд на определение, можно было бы потребовать от теории истины, чтобы она давала определение «истинно», которое позволяло бы его исключить во всех контекстах языка.Тарский был первым, кто ясно показал, что никогда не может быть такого строгого определения «истинно» на его родном языке. Определение допускало бы линию рассуждений, которая привела к парадоксу лжецов (вспомните выше) и, таким образом, привело бы нас к внутреннему противоречию. (См. Обсуждение в статье «Парадокс лжецов» теоремы Тарского о неопределимости 1936 года.)

Крипке попытался избежать этой теоремы, используя только «частичный» предикат истинности, так что не каждое предложение имеет значение истинности.По сути, «ремонт» Крипке позволяет определять предикат истинности в пределах его собственного языка, но за счет допуска определенных нарушений закона исключенного третьего.

г. Может ли теория истины избежать парадокса?

Краткий ответ: «Нет, если он содержит собственное понятие истины». Если язык становится точным путем формализации, и если он содержит свой собственный так называемый глобальный предикат истины, то Тарский показал, что язык позволит нам найти путь к противоречию.Этот результат показывает, что у нас нет связного понятия истины (для языка в этом языке). Некоторые из наших убеждений об истине и связанных с ними концепциях, которые используются в аргументе против противоречия, должны быть отвергнуты, даже если они могут показаться интуитивно приемлемыми.

Нет никаких оснований полагать, что парадокса можно избежать, отказавшись от формальных языков в пользу естественных языков. Парадокс лжецов впервые появился на естественных языках. Есть и другие парадоксы истины, такие как парадокс Лёба, которые вытекают из принципов, приемлемых как для формальных, так и для естественных языков, а именно из принципов modus ponens и условного доказательства.

В лучших решениях парадоксов используется аналогичная методология, «системный подход». То есть они пытаются устранить неопределенность и быть точными в отношении разветвлений своих решений, обычно показывая, как они работают, на формальном языке, который имеет основные черты нашего естественного языка. Парадокс лжеца и парадокс Лёба представляют собой серьезную проблему для понимания логики нашего естественного языка. Основные решения сходятся в том, что — чтобы разрешить парадокс — мы должны вернуться назад и систематически изменить или прояснить некоторые из наших первоначальных убеждений.Например, решение может потребовать от нас пересмотреть значение слова «верно». Однако, чтобы решение было приемлемым, оно должно быть представлено систематически и подкреплено аргументами об общем характере нашего языка. Короче говоря, должно быть как систематическое уклонение, так и систематическое объяснение. Кроме того, когда дело доходит до разработки этого систематического подхода, цель создания согласованной основы для последовательной семантики естественного языка намного важнее, чем цель объяснения наивного способа, которым большинство говорящих используют термины «истинный» и «неверный». .Поздний Витгенштейн не согласился. Он отверг систематический подход и поставил необходимость сохранить обычный язык и наши интуитивные представления о нем над необходимостью создания последовательной и непротиворечивой семантической теории.

e. Является ли цель научного исследования истиной?

За исключением особых случаев, большинство ученых-исследователей согласятся, что их результаты верны лишь приблизительно. Тем не менее, чтобы разобраться в этом, философам не нужно принимать никаких специальных понятий, таких как «приблизительная истина».Вместо этого достаточно сказать, что цель исследователей — достичь истины, но они достигают этой цели лишь приблизительно или лишь в некоторой степени.

Другие философы считают ошибкой утверждать, что цель исследователей — достичь истины. Эти «научные антиреалисты» рекомендуют говорить, что исследования, например, в области физики, экономики и метеорологии, направлены только на пользу. Когда они открыто не отождествляют истину с полезностью, инструменталисты Пирс, Джеймс и Шлик выбирают этот антиреалистический путь, как и Кун.Они сказали бы, что атомная теория не верна или ложна, а скорее полезна для предсказания результатов экспериментов и для объяснения текущих данных. Гир рекомендует говорить, что наука стремится к наилучшему доступному «изображению» в том же смысле, в каком карты являются репрезентациями ландшафта. Карты не соответствуют действительности; скорее, они подходят в большей или меньшей степени. Точно так же научные теории созданы, чтобы соответствовать миру. Ученые не должны стремиться создавать истинные теории; они должны стремиться к построению теорий, модели которых являются репрезентациями мира.

9. Ссылки и дополнительная литература

  • Брэдли, Раймонд и Норман Шварц. Возможные миры: введение в логику и ее философию , Hackett Publishing Company, 1979.
  • Дэвидсон, Дональд. Исследования истины и толкования , Oxford University Press, 1984.
  • Дэвидсон, Дональд. «Структура и содержание истины», The Journal of Philosophy , 87 (1990), 279-328.
  • Хорвич, Пол. Истина , Бэзил Блэквелл Лтд., 1990.
  • Товарищи, Бенсон. «Две антиномии», в Skeptical Essays , The University of Chicago Press, 1981, 15-57.
  • Макги, Ванн. Истина, неопределенность и парадокс: эссе по логике истины , Hackett Publishing, 1991.
  • Киркхэм, Ричард. Теории истины: критическое введение , MIT Press, 1992.
  • Крипке, Саул. «Очерк теории истины», Journal of Philosophy , 72 (1975), 690-716.
  • Куайн, W.V. «Правда», в « Quiddities: периодически философский словарь» , The Belknap Press of Harvard University Press, 1987.
  • Рэмси, Ф. П. «Факты и предположения», в Proceedings of the Arisotelian Society, Supplement , 7, 1927.
  • Russell, B. Проблемы философии , Oxford University Press, 1912.
  • Стросон, П. Ф. «Истина», в Анализ , т. 9, вып. 6, 1949.
  • Тарский, Альфред, «Семантическая концепция истины и основы семантики», в Философские и феноменологические исследования , 4 (1944).
  • Тарский, Альфред. «Концепция истины в формализованных языках», в Логика, семантика, метаматематика , Clarendon Press, 1956.

Информация об авторе

Брэдли Дауден
Эл. Почта: [email protected]
Калифорнийский государственный университет Сакраменто
США

Norman Swartz
Эл. Почта: [email protected]
Simon Fraser University
Canada

Истина (Стэнфордская энциклопедия философии)

Большая часть современной литературы об истине берет начало указать на некоторые идеи, которые были видны в начале 20-го века. век.На форуме обсуждался ряд взглядов на истину. в то время наиболее значимым для современной литературы было соответствие, согласованность и прагматические теории истины.

Все эти теории пытаются напрямую ответить на вопрос природы. вопрос : какова природа истины? Они задают этот вопрос в номинальная стоимость: есть правда, и вопрос, на который нужно ответить, касается их природа. Отвечая на этот вопрос, каждая теория делает вывод истины — часть более основательной метафизики или эпистемологии.Объяснение природы истины становится приложением некоторых метафизической системы, и истина наследует значительные метафизические предпосылки на этом пути.

Цель этого раздела — охарактеризовать идеи соответствие, согласованность и прагматические теории, которые оживляют современные дискуссии. В некоторых случаях полученные формы этих теории отклоняются от взглядов, которые фактически отстаивались в начало 20 века. Таким образом, мы называем их «неоклассическими теории ». При необходимости мы делаем паузу, чтобы указать, как неоклассические теории берут начало в своих «классических» корнях в начале 20 века.

1.1 Теория соответствия

Возможно, самая важная из неоклассических теорий для современная литература — это теория соответствия. Идеи, которые звучат поразительно похожие на теории соответствия, несомненно, очень старые. Они вполне может быть найден у Аристотеля или Аквинского. Когда мы обращаемся к позднему 19 и начало 20 веков, где мы начинаем рассказывать историю неоклассических теорий истины, ясно, что идеи о переписка занимала центральное место в дискуссиях того времени.Несмотря их важности, однако поразительно трудно найти точная цитата в начале 20 века для полученных неоклассический взгляд. Кроме того, способ теории соответствия фактически появившиеся, предоставят некоторые ценные ориентиры для современные дискуссии. По этим причинам мы остановимся на происхождении теории соответствия в конце 19 — начале 20 вв. большей длины, чем у других неоклассических взглядов, прежде чем переходя к его современной неоклассической форме.Для обзора теорию соответствия, см. Дэвид (2018).

1.1.1 Истоки теории соответствия

Основная идея теории соответствия состоит в том, что то, во что мы верим или скажем, правда, если это соответствует тому, что есть на самом деле — к фактам. Эту идею можно увидеть в различных формах на всем протяжении история философии. Его современная история начинается с истоков аналитической философии на рубеже 20-го века, в частности в творчестве Г.Э.Мур и Бертран Рассел.

Давайте продолжим эту историю в период между 1898 и около 1910 года. Эти годы отмечены Муром и Расселом. отказ от идеализма. Однако на данный момент они не проводят заочная теория истины. Действительно, Мур (1899) видит теория соответствия как источник идеализма и отвергает его. Рассел следует за Муром в этом отношении. (Для обсуждения раннего критика идеализма, где он отвергает теорию соответствия правда, см. Болдуин (1991).Хилтон (1990) дает обширный обсуждение Рассела в контексте британского идеализма. Обзор из этих выпусков предоставлено Болдуином (2018).)

В этот период Мур и Рассел владеют версией идентичности . Теория истины . Об этом говорят сравнительно мало, но это кратко изложено в работах Мура (1899; 1902) и Рассела (1904). В соответствии Согласно теории тождества, истинное утверждение идентично факт. В частности, в руках Мура и Рассела теория начинается с предложений, понимаемых как объекты убеждений и другие пропозициональные установки.Предложения — это то, во что верят, и дать содержание убеждений. Они также, согласно этой теории, главные носители истины. Когда предложение истинно, оно тождественно факту, и вера в это предположение верна. (Связанные идеи о теории идентичности и идеализме обсуждаются МакДауэлла (1994) и дальнейшее развитие Хорнсби (2001).)

Теория идентичности, которой придерживаются Мур и Рассел, считает истину свойство предложений. Кроме того, взяв за основу идею, знакомую читатели Мура, свойство истины — это простая не поддающаяся анализу имущество.Факты понимаются как просто те утверждения, которые правда. Есть истинные предположения и ложные, а факты просто верные предложения. Таким образом, нет «разницы между истиной. и реальность, которой она должна соответствовать »(Мур, 1902, стр. 21). (Для дальнейшего обсуждения теории истины тождества, см. Болдуин (1991), Кандлиш (1999), Кандлиш и Дамнянович (2018), Картрайт (1987), Додд (2000) и запись о тождество теории истины.)

Мур и Рассел отказались от теории истины в пользу тождества. теории соответствия, примерно в 1910 году (как мы видим у Мура, 1953 г., где сообщается о лекциях, которые он читал в 1910–1911 гг., А Рассел, 1910b).Они поступают так потому, что пришли к отрицанию существования предложения. Почему? Среди причин они усомнились в том, что быть такими вещами, как ложные предложения, а затем пришел к выводу, что таких вещей, как предложения, нет вообще.

Почему Мур и Рассел сочли ложные утверждения проблематичными? Полный ответ на этот вопрос — это научная точка зрения, которая поможет нам слишком далеко. (Сам Мур посетовал, что не может «поставить возражение ясно и убедительно »(1953, с.263), но см. Картрайт (1987) и Дэвид (2001) для тщательной и ясной исследование аргументов.) Но, грубо говоря, идентификация факты с истинными предположениями не позволили им понять, что за ложные предложение может быть отличным от того, что похоже на факт, хоть и ложь. Если бы такие вещи существовали, у нас были бы вещи, похожие на факты в мире, который Мур и Рассел теперь считают достаточно, чтобы сделать ложные предложения считаются истинными. Следовательно, они не могут существовать, и поэтому есть никаких ложных предложений.Как позже говорит Рассел (1956, с. 223), предложения кажутся в лучшем случае «любопытными темными вещами» в дополнение к фактам.

Как напоминает нам Картрайт (1987), полезно подумать об этом. аргумент в контексте несколько более ранних взглядов Рассела о предложениях. Как мы ясно видим у Рассела (1903), например, он принимает предложения, чтобы иметь составляющих. Но они не просто совокупность составляющих, но «единство», которое приносит составляющие вместе. (Таким образом, мы сталкиваемся с проблемой единство предложения ».) Но что, спросим мы, будет «Единство» предложения, которое поет Сэмюэл Рэми — с избирателями Рэми и пением — кроме Рэми, несущего свойство пения? Если в этом состоит единство, то мы похоже, нет ничего, кроме того, что поет Рэми. Но тогда мы не может иметь подлинных ложных суждений без ложных факты.

Как напоминает нам Картрайт, есть причины сомневаться в убедительность такого рода аргументов. Но поставим оценку аргументы в сторону, и продолжаем рассказ.От отказа предложения возникает теория соответствия. Первичные носители Истина — это уже не предложения, а сами убеждения. В слоган:

Убеждение истинно тогда и только тогда, когда оно соответствует факту .

Подобных взглядов придерживаются Мур (1953) и Рассел (1910b; 1912). Из Конечно, чтобы понять такую ​​теорию, нам нужно понять важнейшие отношение соответствия, а также понятие факта, к которому вера соответствует. Теперь перейдем к этим вопросам.При этом мы оставит историю и представит несколько более современный реконструкция теории соответствия. (Подробнее о фактах и предложения в этот период см. Sullivan and Johnston (2018).)

1.1.2 Неоклассическая теория соответствий

Соответствующая теория истины по своей сути является онтологической тезис: вера истинна, если существует подходящее сущность — факт — которому он соответствует. Если нет такая сущность, убеждение ложно.

Факты для неоклассической теории соответствия являются сущностями в их собственное право. Факты обычно состоят из по крайней мере, частностей и свойств, отношений или универсалий. В Таким образом, неоклассическая теория соответствия имеет смысл только в установка метафизики, которая включает такие факты. Следовательно, нет случайность, когда Мур и Рассел отворачиваются от теории тождества истины, метафизика фактов принимает гораздо более существенные роль в их взглядах.Возможно, это станет наиболее ярким в более позднем Рассел (1956, с. 182), где существование фактов является «Первый трюизм». (Влияние Витгенштейна идеи появиться в Tractatus (1922) по Расселу в этом период был сильным, и действительно, Tractatus остается одним из важные источники неоклассической теории соответствий. Для более поздние подробные обсуждения фактов см. Armstrong (1997) и Нил (2001).)

Рассмотрим, например, веру в то, что Рэми поет.Допустим, что это убеждение верно. В чем состоит его истина, согласно теория соответствия? Он состоит в том, что в мире есть факт, построенный из личности Рэми, и свойство пения. Разрешите нам обозначим это \ (\ langle \) Ramey , Singing \ (\ rangle \). Этот факт существуют. Напротив, мир (мы предполагаем) не содержит фактов. \ (\ langle \) Рэми , Танцы \ (\ rangle \). Вера в то, что Рэми поет стоит в отношении соответствия факту \ (\ langle \) Ramey , Singing \ (\ rangle \), и поэтому вера правда.

Какое отношение переписки? Одно из постоянных возражений классической теории соответствия состоит в том, что полностью адекватный объяснение соответствия оказывается неуловимым. Но по простому убеждению, как поет Рэми, мы можем заметить, что структура факта \ (\ langle \) Ramey , Singing \ (\ rangle \) соответствует предикату-субъекту форму , что -пункт, в котором сообщается о убеждении, и может хорошо соответствуют структуре самого убеждения.

Пока что мы придерживаемся той точки зрения, которую придерживаются Мур и Рассел. нашел бы подходящим. Но современная форма переписки теория стремится дополнить объяснение корреспонденции апелляцией к предложениям . Действительно, принято основывать Соответствующая теория истины на понятии структурированной Предложение . Предложения снова становятся содержанием убеждения, утверждения и предложения имеют структуру, которая, по крайней мере, примерно соответствует структуре предложения.По крайней мере, для простые убеждения, подобные тому, что поет Рэми, утверждение имеет то же самое структура предиката подлежащего как предложение. (Сторонники структурированного предположения, такие как Каплан (1989), часто обращаются к Расселу (1903) в поисках вдохновения, и найти неубедительные причины Рассела для отвергая их.)

Имея в руках факты и структурированные предложения, можно предпринять попытку чтобы объяснить отношение переписки. Переписка сохраняется между предложением и фактом, когда предложение и факт имеют та же структура и одинаковые составляющие в каждой структурной должность.Когда они соответствуют, утверждение и факт, таким образом, отражают друг с другом. В нашем простом примере у нас может быть:

\ [\ begin {матрица} \ text {proposition that} & \ text {Рэми} & ​​\ text {sings} \\ & \ стрелка вниз & \ стрелка вниз \\ \ text {fact} & \ langle Рэми и пение \ rangle \ end {matrix} \]

Предложения, хотя и структурированы как факты, могут быть истинными или ложными. В ложный случай, как предположение, что Рэми танцует, мы не найдем факт внизу соответствующей диаграммы.Убеждения верны или ложно в зависимости от того, верят ли предположения находятся.

Мы набросали эту точку зрения для простых предложений, таких как предложение, что Рэми поет. Как распространить его на более сложные случаи, как общие предложения или отрицательные предложения, это проблема, которую мы не буду здесь углубляться. Требуется решить, есть ли сложные факты, такие как общие факты или отрицательные факты, или существует более сложное отношение соответствия между сложными предложения и простые факты.(Вопрос о том, есть ли такие сложные факты знаменуют собой разрыв между Расселом (1956) и Витгенштейном (1922) и более ранние взгляды, которые Мур (1953) и Рассел (1912) эскиз.)

Согласно обрисованной здесь теории соответствия, что является ключевым к истине — это отношение между предложениями и миром, которое получается, когда мир содержит факт, структурно подобный предложение. Хотя это не та теория, которой придерживались Мур и Рассел, он объединяет их идеи с более современным подходом (структурированные) предложения.Таким образом, мы назовем это неоклассическим теория соответствия. Эта теория предлагает нам парадигмальный пример заочная теория истины.

Основная идея теории соответствия известна. Это форма старой идеи о том, что истинные убеждения показывают правильный вид сходство с тем, что считается. В отличие от более ранних эмпирических теорий, тезис не в том, что идеи на se похожи на то, о чем они. Скорее, предложения, которые передать содержание своих истинных убеждений в зеркало реальности, в право вступления в заочные отношения с нужными произведениями из этого.

Согласно этой теории, это способ, которым мир предоставляет нам надлежащие структурированные сущности, объясняющие истину. Таким образом, наша метафизика объясняет природа истины, предоставляя сущности, необходимые для входа в заочные отношения.

Подробнее о теории соответствия см. Дэвид (1994, 2018) и запись на соответствие теории истины.

1.2 Теория когерентности

Хотя изначально теорию соответствия видели ее разработчики. как конкурент теории истины идентичности, она также была понимается как противоположность теории истины.

Мы будем гораздо короче с историческими истоками согласованности. теории, чем мы были с теорией соответствия. Как теория соответствия, варианты теории когерентности можно увидеть на протяжении всей истории философии. (См., Например, Уокер (1989) для обсуждения его раннего современного происхождения.) теория соответствия, она была важна в начале 20 века. Британские истоки аналитической философии. В частности, согласованность теория истины связана с британскими идеалистами, которым Мур и Рассел реагировали.

Многие идеалисты в то время действительно придерживались теории согласованности. Разрешите нам возьмем для примера Иоахима (1906). (Это теория, что Рассел (1910a) нападает.) Иоахим говорит, что:

Истина по своей сути — это та систематическая согласованность, которая характер значимого целого (с. 76).

Мы не будем пытаться полностью изложить точку зрения Иоакима, которая выведет нас далеко за рамки обсуждения истины в детали Британский идеализм. Но несколько замечаний по поводу его теории помогут дать содержание цитируемого отрывка.

Возможно, самое главное, Иоахим говорит об «правде» в единственное число. Это не просто оборот фразы, а отражение его монистический идеализм. Иоахим настаивает на том, что правда «Вся чистая правда» (с. 90). Индивидуальные суждения или убеждения, конечно же, не полная истина. Такие суждения согласно Иоахиму, верны лишь до некоторой степени. Один аспект этого доктрина — это своего рода холизм в отношении содержания, согласно которому любое индивидуальное убеждение или суждение получает свое содержание только в силу того, что часть системы суждений.Но даже эти системы верны только степень, измеряющая степень, в которой они выражают содержание единственная «вся чистая правда». Любое реальное суждение мы может сделать будет только частично правдой.

Чтобы конкретизировать теорию Иоахима, нам нужно было бы объяснить, что такое значительное целое. Мы не будем пытаться это сделать, поскольку это приводит нас к некоторым из наиболее важных аспектов его взгляда, например, что это «Процесс самореализации» (с. 77). Но это понятно что Иоахим считает «систематическую согласованность» сильнее чем последовательность.В соответствии со своим холизмом в отношении содержания он отвергает идея о том, что согласованность — это отношение между независимо идентифицированными содержания, и поэтому считает необходимым обратиться к «значительным оптом.

Как и в случае теории соответствия, будет полезно переделать теория когерентности в более современной форме, которая будет абстрагироваться от некоторые из сложных черт британского идеализма. Как и в случае с теория соответствия, это можно выразить в слогане:

Убеждение истинно тогда и только тогда, когда оно является частью согласованной системы верования.

Чтобы усилить контраст с неоклассической теорией соответствия, мы можем добавить, что предложение истинно, если оно является содержанием убеждения в системе, или вызвано верой в систему. Можно предположить, с Иоахимом, что условие согласованности будет сильнее, чем последовательность. Что касается идеалистов в целом, мы могли бы предположить, что в игру вступят особенности верующего субъекта.

Эта теория предлагается как анализ природы истины, а не просто проверка или критерий истины.В таком виде это явно не Теория Иоахима (в ней отсутствует его монизм, и он отвергает предложения), но это стандартный подход к когерентности в современная литература. (Так дается теория когерентности. в Walker (1989), например. См. Также Янг (2001), где защиты теории когерентности.) Давайте примем это как наш неоклассический версия теории когерентности. Контраст с перепиской теория истины ясна. Это далеко не вопрос того, предоставляет подходящий объект для отражения предложения, правда — это вопрос о том, как убеждения связаны друг с другом.

Теория когерентности истины имеет два вида мотиваций. Один в первую очередь гносеологический. Большинство теоретиков когерентности также придерживаются теория когерентности познания; более конкретно, теория когерентности оправдания. Согласно этой теории, быть оправданным — значит быть оправданным. часть целостной системы убеждений. Аргументом в пользу этого часто бывает основанный на утверждении, что только другое убеждение может стоять в оправдание отношение к убеждению, не допускающее ничего, кроме свойств системы убеждений, в том числе связность, должны быть условиями для обоснование.Объединяя это с тезисом о том, что полностью оправданный вера в истину является аргументом в пользу теории истины. (Аргумент в этом направлении можно найти у Бланшарда (1939), который придерживается форма теории когерентности, тесно связанная с Иоахима)

Шаги в этом аргументе могут быть подвергнуты сомнению рядом современные эпистемологические взгляды. Но теория когерентности также идет рука об руку с собственной метафизикой. Теория когерентности обычно ассоциируется с идеализмом.Как мы уже обсуждали, его формы придерживались британские идеалисты, такие как Иоахим, а позже Бланшард (в Америке). Идеалист должен увидеть последний шаг в аргумент оправдания как вполне естественный. В более общем смысле идеалист не увидит (если вообще будет) места между системой верований и мир, о котором идет речь, оставляя теорию когерентности истины как крайне естественный вариант.

Можно быть идеалистом, не придерживаясь теории когерентности. (Например, многие ученые читают, что Брэдли придерживается версии тождество теории истины.См. Обсуждение в Baldwin (1991).) Однако трудно найти способ придерживаться теории когерентности. истины без сохранения какой-либо формы идеализма. Если там есть ничего, кроме истины, кроме того, что можно найти в соответствующей системе убеждений, то кажется, что убеждения человека составляют мир таким образом, который сводится к идеализму. (Уокер (1989) утверждает, что каждый теоретик когерентности должен быть идеалистом, но не наоборот.)

Неоклассическая теория соответствия стремится уловить интуицию. эта истина — отношение содержания к миру.Он фиксирует это в самый простой способ, попросив объект в мире объединить с истинным предложением. Неоклассическая теория когерентности в напротив, настаивает на том, что истина не является отношением содержания к миру в все; скорее, это отношение к содержанию или от убеждения к убеждению, связь. Теория когерентности требует некоторой метафизики, которая может заставляют мир как-то отражать это, и идеализм оказывается им. (А далекий потомок неоклассической теории когерентности, которая не требовать идеализма будет рассмотрено в разделе 6.5 ниже.)

Для получения дополнительной информации о теории когерентности см. Walker (2018) и статью о в когерентная теория истины.

1.3 Прагматические теории

Другой взгляд на истину был предложен американцами. прагматики. Как с неоклассическим соответствием и связностью теории, прагматические теории сопровождаются некоторыми типичными лозунгами. Для Например, обычно понимают, что Пирс придерживается мнения, что:

Истина — это конец исследования.

(См., Например, Hartshorne et al., 1931–58, §3.432.) И Пирс, и Джеймс связаны с лозунгом:

Истине приятно верить.

Джеймс (например, 1907 г.) понимает этот принцип как Практическое значение имеет правда. Истинные убеждения гарантированно не конфликтуют с последующим опытом. Точно так же слоган Пирса говорит нам что истинные убеждения останутся утвержденными в конце длительного исследования. Слоган Пирса, пожалуй, чаще всего ассоциируется с прагматических взглядов на истину, поэтому мы могли бы принять это как наши канонические неоклассическая теория.Однако современная литература не похоже, твердо остановились на полученном «Неоклассическая» прагматическая теория.

В своей реконструкции (на которую мы очень сильно полагались) Хаак (1976) отмечает, что взгляды прагматиков на истину также уступают место за идею, что истина предполагает своего рода соответствие, поскольку научный метод исследования подчиняется некоему независимому Мир. Пирс, например, не отвергает теорию соответствия. прямо; он скорее жалуется, что это просто «Номинальное» или «трансцендентное» определение правда (е.g Hartshorne et al., 1931–58, §5.553, §5.572), который отрезан от практических вопросов опыта, вера и сомнение (§5.416). (См. Misak (2004) для расширенного обсуждение.)

В этом заключается важное различие между прагматическими теориями и теориями. только что рассмотренную нами теорию когерентности. Тем не менее, прагматические теории также имеют сходство с теориями когерентности, поскольку мы ожидаем цель исследования — быть последовательной системой убеждений. Как и Хаак отмечает, Джеймс поддерживает важную верификационистскую идею: истина что поддается проверке.Мы увидим, как эта идея снова появится в разделе 4.

Подробнее о прагматических теориях истины см. Misak (2018). Взгляды Джеймса обсуждаются далее в статье о Уильям Джеймс. Взгляды Пирса обсуждаются далее в статье о Чарльз Сандерс Пирс.

Современные формы классических теорий выживают. Многие из этих современных теории, особенно теории соответствия, опираются на идеи, развитые Тарский.

В связи с этим важно помнить, что его основополагающая работа по правде (1935) очень похож на другие работы в математической логики, такой как его (1931), и во всем этом работа закладывает основу современного предмета теории моделей — отрасль математической логики, а не метафизика истины.В этом отношении работа Тарского представляет собой набор очень полезных инструменты, которые можно использовать в широком спектре философских проектов. (См. Паттерсон (2012) для получения дополнительной информации о работе Тарского в его исторический контекст.)

Работа Тарского состоит из нескольких составляющих, которые мы рассмотрим. в очереди.

2.1 Приговоры как носители истины

В классических дебатах об истине в начале 20 века мы рассмотрели в разделе 1, вопрос носителей истины был большим значимость.Например, Мур и Рассел обратились к теория соответствия была основана на их взглядах на то, существуют ли предложения быть носителями истины. Мы рассмотрели множество теорий приняло верований , чтобы быть носителями истины.

Напротив, Тарский и большая часть последующей работы над истиной берет предложений быть главными носителями истины. Это не совершенно новая разработка: Рассел (1956) также применяет истину к предложению (которое в этом тексте он называет «предложениями»).Но в то время как большая часть классических дебатов посвящена проблеме главными носителями истины быть существенными и важными метафизический, Тарский совершенно небрежно относится к нему. Его основная причина принимать предложения как носители истины — это удобство, и он категорически дистанцируется от любых обязательств по философски спорные вопросы, окружающие другого кандидата носители истины (например, Тарский, 1944). (Рассел (1956) делает подобное предположение, что предложения являются подходящими носителями истины «для цели логики »(стр.184), хотя он по-прежнему важны классические метафизические проблемы.)

К вопросу об основных носителях истины мы вернемся в разделе 6.1. На данный момент будет полезно просто следовать указаниям Тарского. Свинец. Но следует подчеркнуть, что для этого обсуждения предложения это полностью интерпретированных предложений, имеющих значения. Мы будем также предполагаем, что рассматриваемые предложения не меняют своего содержания во всех случаях использования, т.е. что они не отображают контекстная зависимость.Мы принимаем предложения за то, что Куайн (1960) называет «вечными приговорами».

В некоторых местах (например, Тарский, 1944) Тарский называет свою точку зрения «Семантическая концепция истины». Не совсем понятно именно то, что имел в виду Тарский, но достаточно ясно, что Теория Тарского определяет истину предложений в терминах понятий. как упоминание и удовлетворение, которые тесно связаны с основные семантические функции имен и предикатов (по мнению многих подходы к семантике).Для получения дополнительной информации см. Woleński. (2001).

2.2 Соглашение T

Предположим, у нас есть фиксированный язык \ (\ mathbf {L} \), чей предложения полностью интерпретируются. Основной вопрос, который ставит Тарский: что адекватная теория истины для \ (\ mathbf {L} \) могла бы быть. Ответ Тарского воплощен в том, что он называет Конвенцией . Т :

Адекватная теория истины для \ (\ mathbf {L} \) должна подразумевать, что каждое предложение \ (\ phi \) из \ (\ mathbf {L} \)
\ (\ ulcorner \ phi \ urcorner \) истинно тогда и только тогда, когда \ (\ phi \).

(Мы несколько упростили представление Тарского.) Это условие адекватности теорий, а не сама теория. Учитывая предположение, что \ (\ mathbf {L} \) полностью интерпретировано, мы можем предположить что каждое предложение \ (\ phi \) на самом деле имеет значение истинности. В свете этого, Соглашение T гарантирует, что предикат истинности, заданный теорией будет правильно с расширением , т. е. иметь в качестве расширения все и только истинные предложения \ (\ mathbf {L} \).

Конвенция Т обращает наше внимание на бикусловия формы

.
\ (\ ulcorner \ ulcorner \ phi \ urcorner \) истинно тогда и только тогда, когда \ (\ phi \ urcorner \),

которые обычно называют бикондиционерами Тарского для язык \ (\ mathbf {L} \).

2.3 Рекурсивное определение истины

Тарский не просто предлагает условие адекватности теорий правда, он тоже показывает, как это встретить. Одна из его идей заключается в том, что если язык \ (\ mathbf {L} \) отображает правильную структуру, тогда истина для \ (\ mathbf {L} \) может быть определена рекурсивно. Например, предположим, что \ (\ mathbf {L} \) — простой формальный язык, содержащие два атомарных предложения «снег бел» и «Трава зеленая», и предложительные связки \ (\ vee \) и \ (\ нег \).

Несмотря на свою простоту, \ (\ mathbf {L} \) содержит бесконечно много разных предложений. Но истину для всех них можно определить рекурсия.

  1. Основные положения:
    1. «Снег белый» истинно тогда и только тогда, когда снег белый.
    2. «Трава зеленая» верно тогда и только тогда, когда трава зеленый.
  2. Рекурсивные предложения. Для любых предложений \ (\ phi \) и \ (\ psi \) из \ (\ mathbf {L} \):
    1. \ (\ ulcorner \ phi \ vee \ psi \ urcorner \) истинно, если и только если \ (\ ulcorner \ phi \ urcorner \) истинно или \ (\ ulcorner \ psi \ urcorner \) верно.
    2. \ (\ ulcorner \ neg \ phi \ urcorner \) истинно, если и только если это не так, что \ (\ ulcorner \ phi \ urcorner \) истинно.

Эта теория удовлетворяет Конвенции T.

.

2.4 Рекомендации и удовлетворение

Это может показаться тривиальным, но при определении экстенсивно правильной истины предикат бесконечного языка с четырьмя предложениями, мы сделали скромное применение очень мощной техники.

Однако техники Тарского идут дальше.Они не останавливаются на атомарные предложения. Тарский отмечает, что истина для каждого атомарного предложения может можно определить в терминах двух тесно связанных понятий: ссылка и удовлетворение . Давайте рассмотрим язык \ (\ mathbf {L} ‘\), как и \ (\ mathbf {L} \), за исключением того, что вместо того, чтобы просто иметь два атомарных предложения, \ (\ mathbf {L} ‘\) разбивает атомарные предложения на термины и предикаты. \ (\ mathbf {L} ‘\) содержит термины «Снег» и «трава» (займемся идеализация, что это просто единичные термины), и предикаты «Белый» и «зеленый».Так \ (\ mathbf {L} ‘\) похож на \ (\ mathbf {L} \), но также содержит предложения «Снег зеленый» и «Трава — это белый ».)

Мы можем определить истину для атомарных предложений \ (\ mathbf {L} ‘\) следующим образом.

  1. Основные положения:
    1. «Снег» означает снег.
    2. «Трава» означает траву.
    3. \ (a \) удовлетворяет «белый» тогда и только тогда, когда \ (a \) белый.
    4. \ (a \) удовлетворяет «зеленый» тогда и только тогда, когда \ (a \) зеленый.
  2. Для любого атомарного предложения \ (\ ulcorner t \) равно \ (P \ urcorner \): \ (\ ulcorner t \) — это \ (P \ urcorner \) истинно тогда и только тогда, когда референт \ (\ ulcorner t \ urcorner \) удовлетворяет \ (\ ulcorner P \ urcorner \).

Одно из ключевых открытий Тарского заключается в том, что аппарат удовлетворение позволяет рекурсивно определять истину для предложений с квантификаторами , хотя мы не будем рассматривать это здесь. Мы может повторить предложения рекурсии для \ (\ mathbf {L} \), чтобы получить полная теория истины для \ (\ mathbf {L} ‘\).

Скажем, тарская теория истины — это рекурсивная теория, построены способами, подобными теории истины для \ (\ mathbf {L} ‘\). Тарский продолжает демонстрировать некоторые ключевые применения такой теории истины.Тарская теория истины для язык \ (\ mathbf {L} \) может использоваться, чтобы показать, что теории в \ (\ mathbf {L} \) согласованы. Это было особенно важно для Тарский, который опасался, что парадокс лжецов сделает теории в языки, содержащие несогласованный предикат истинности.

Для получения дополнительной информации см. Ray (2018) и записи на аксиоматические теории истины, в Парадокс лжеца, а также Определения истины Тарского.

Соответствующая теория истины выражает очень естественную идею эта истина — это отношение содержания к миру или слова к миру: то, что мы сказать или подумать, правда или ложь в силу того, как устроен мир быть.Мы предположили, что на фоне, подобном метафизике факты, он делает это простым способом. Но идея соответствие определенно не относится к этой структуре. Действительно, это является спорным, должна ли теория корреспонденции полагаться на конкретная метафизика вообще. Основная идея корреспонденции, как Тарский (1944) и другие предположили, что это отражено в слогане из «Метафизики Аристотеля» Γ 7.27, «к говорить о том, что это такое, или о том, что не то, что это не правда »(Росс, 1928).»Что есть», это достаточно естественно сказать, это факт, но этот естественный оборот фразы вполне может не требуют полноценной метафизики фактов. (Для обсуждения Взгляды Аристотеля в историческом контексте, см. Szaif (2018).)

Однако без метафизики фактов понятие соответствия как обсуждается в разделе 1.1 теряет содержание. Это привело к двум различным направления в современном мышлении о теории соответствия. Один Strand стремится изменить теорию соответствий таким образом, чтобы не полагаться на какую-либо конкретную онтологию.Другой пытается найти подходящая онтология для переписки, либо с точки зрения фактов, либо другие сущности. Мы рассмотрим каждый по очереди.

3.1 Переписка без фактов

Сам Тарский иногда предполагал, что его теория была своего рода заочная теория истины. Является ли его собственная теория теории соответствия, и даже дает ли она какие-либо существенные философское рассмотрение истины вообще является предметом споров. (Одна довольно резкая отрицательная оценка Патнэма (1985–86, стр.333) заключается в том, что «как философское объяснение истины, Теория Тарского терпит неудачу настолько сильно, насколько это возможно для описания потерпеть неудачу ».) Но ряд философов (например, Дэвидсон, 1969; Field, 1972) рассматривали теорию Тарского как обеспечивающую, по крайней мере, суть заочной теории истины, которая избавляется от метафизика фактов.

Теория Тарского показывает, насколько истинно предложение определяется по определенным свойствам составляющих его частей; в в частности, по свойствам ссылки и удовлетворения (а также по логические константы).Как обычно понимается, ссылка — это выдающееся отношение слова к миру. Удовлетворение естественно понимается также как отношение слова к миру, которое связывает предикат к вещам в мире, которые его несут. Тарский рекурсивное определение показывает, как истина определяется ссылкой и удовлетворение, и поэтому фактически определяется вещами в мир, на который мы ссылаемся, и свойства, которые они несут. Это, можно было бы Предлагаю, это все, что нам нужно. Это не переписка предложений или предложений к фактам; скорее, это соответствие наши выражения объектам и свойствам, которые они несут, а затем способы выяснения истинности претензий в отношении этого.

Это, конечно, не неоклассическая идея корреспонденции. В не постулируя факты, он не постулирует ни одного объекта, который мог бы быть истинным предложение или предложение могут соответствовать. Скорее, это показывает, насколько правда может быть разработан на основе базовых отношений между миром и миром. Однако ряд авторов отметили, что теория Тарского не может сам предоставил нам такое объяснение истины. Как мы обсудим более подробно в разделе 4.2 аппарат Тарского на самом деле совместимы с теориями истины, которые определенно не теории соответствия.

Филд (1972), в ходе влиятельного обсуждения и диагностики того, что есть отсутствует в описании Тарского, по сути, указывает на то, что у нас действительно есть что-то достойное названия «Соответствие» зависит от наших представлений о ссылка и удовлетворение, которые действительно устанавливают слово в мир связи. (В поле не используется термин «корреспонденция», но говорит, например, о «связи между словами и вещи »(с. 373).) Сама по себе, Полевые заметки, теория Тарского вообще не предлагает отчета об использовании и удовлетворении.Скорее, он предлагает ряд статей о дисквотации , таких как как:

  1. «Снег» означает снег.
  2. \ (a \) удовлетворяет «белый» тогда и только тогда, когда \ (a \) белый.

Эти пункты имеют вид тривиальности (хотя должны ли они быть понимаются как тривиальные принципы или утверждения нетривиальной семантической факты были предметом некоторых споров). С помощью Field мы могли бы предложить дополнять подобные статьи указанием ссылки и удовлетворение.Такая теория должна сказать нам, почему слово «снег» относится к снегу. (В 1972 году Филд был рассматривая физикалистское объяснение в соответствии с причинной теорией ссылки.) Это должно , среди прочего, гарантировать, что истина действительно определяется отношениями между словом и миром, поэтому в сочетании с рекурсивное определение Тарского, оно могло обеспечить соответствие теория истины.

Такая теория явно не опирается на метафизику фактов. Действительно, он во многих отношениях метафизически нейтрален, поскольку не занимает позиции о природе частных лиц, свойств или универсалий, которые подтверждайте факты об удовлетворении.Однако это может быть не совсем лишены метафизических значений, как мы обсудим далее в раздел 4.1.

3.2 Представительство и переписка

Большая часть последующего обсуждения полевых подходов к переписка была сосредоточена на роли представительства в этих взгляды. Собственное обсуждение Филда (1972) опирается на причинно-следственную связь. между терминами и их референтами, и аналогичное отношение для удовлетворение. Это примеры отношений представления. Согласно репрезентативным представлениям, значимые предметы, такие как, возможно, мысли, предложения или их составляющие имеют свое содержание в право стоять в правильном отношении к вещам они представлять.На многих представлениях, в том числе на просмотрах Филда, имя стоит в такое отношение к своему носителю, и это отношение является причинным.

Проект разработки натуралистического описания репрезентации. отношение было важным в философии разума и язык. (См. Запись на мысленное представление.) Но это имеет значение для теории истины. Репрезентативный взгляды на содержание естественным образом приводят к соответствию теориям истины. Чтобы сделать это ярким, предположим, что вы считаете, что предложения или убеждения остаются в силе. в отношении представления к некоторым объектам.Естественно предположить что для истинных убеждений или предложений эти объекты будут фактами. Мы тогда есть теория соответствия с отношением соответствия эксплицируется как отношение репрезентации: носитель истины истинен, если он представляет собой факт.

Как мы уже говорили, многие современные взгляды отвергают факты, но одна может без них иметь репрезентативный взгляд на контент. Один такова интерпретация теории Филда. Отношения ссылка и удовлетворение суть отношения представления, а истина для предложения определяется композиционно в терминах тех отношения представления, и характер объектов они представлять.Если у нас есть такие отношения, у нас есть строительные блоки для теория соответствия без фактов. Филд (1972) ожидал натуралистическая редукция репрезентации через причинную теорию, но любая точка зрения, которая принимает репрезентативные отношения для носителей истины или их избиратели могут предложить аналогичную теорию истины. (См. Джексон (2006) и Lynch (2009) для дальнейшего обсуждения.)

Репрезентативные представления контента обеспечивают естественный подход к заочная теория истины, а также антирепрезентативные взгляды обеспечивают естественный способ избежать заочная теория истины.Наиболее ярко это проявляется в работе Дэвидсон, о чем мы поговорим подробнее в разделе 6.5.

3.3 Еще раз факты

Существует ряд теорий соответствия, которые действительно используют фактов. Некоторые из них заметно отличаются от неоклассической теории. набросано в разделе 1.1. Например, Остин (1950) предлагает точку зрения в котором каждое высказывание (понимаемое примерно как событие произнесения) соответствует как факту или ситуации, так и типу ситуации. Это верно, если первое относится ко второму типу.Эта теория, имеющая был разработан в рамках теории ситуаций (например, Барвайз и Перри, 1986), отвергает идею о том, что переписка является своего рода зеркальным отражением между фактом и предложением. Скорее заочные отношения к Остин совершенно обычны. (См. Vision (2004) для расширенного защита австинской теории соответствия.) языкового философа, Остин обосновывает свое представление о факте больше лингвистического использования, чем в артикулированной метафизике, но он защищает его использование фактов в Остине (1961b).

В несколько более тарском духе формальные теории фактов или состояний дел также были разработаны. Например, Тейлор (1976) дает рекурсивное определение набора «состояний дела »для данного языка. Положение дел Тейлора похоже, отражает понятие факта в действии в неоклассическом стиле. теории, хотя в качестве логического упражнения они официально \ (n \) — кортежи объектов и интенсионалов .

В нынешних условиях существуют более метафизически устойчивые представления о фактах. литература.Например, Армстронг (1997) защищает метафизику в какие факты (под названием «положение дел») метафизически фундаментальный. Эта точка зрения имеет много общего с неоклассический. Подобно неоклассической точке зрения, Армстронг поддерживает версия теории соответствия. Положения дел правдоподобных для предложений, хотя Армстронг утверждает, что таких утверждений истины для данного предложения может быть много, и порок наоборот. (Армстронг также предлагает натуралистическое объяснение предложения как классы эквивалентных знаков убеждений.)

Главный аргумент Армстронга — это то, что он называет «Аргумент создателя истины». Он начинается с продвижения принцип творца истины , который утверждает, что для любой данной истины, должен быть творец истины — «что-то в мире что делает его так, это служит онтологическим основанием для это правда »(стр. 115). Затем утверждается, что факты — это соответствующие правдотворцы.

В отличие от подхода к переписке, обсуждаемого в разделе 3.1, который предлагал соответствие с минимальными онтологическими последствий, этот взгляд возвращается к онтологической основе соответствие, характерное для неоклассицизма теория.

Подробнее о фактах см. Запись на факты.

3.4 Правдивые

Принцип создателя истины часто называют схемой:

.
Если \ (\ phi \), то существует \ (x \) такое, что обязательно, если \ (x \) существует, тогда \ (\ phi \).

(Фокс (1987) предложил сформулировать принцип таким образом, а не явно с точки зрения истины.)

Принцип творца истины выражает онтологический аспект неоклассическая теория соответствия.Не просто правда должна получить в силу отношений между словом и миром, но должно быть что-то, что делает каждую истину правдой. (Одно мнение по этому поводу см. В Merricks (2007).)

Неоклассическая теория соответствия и Армстронг рассматривают факты как соответствующие правды. Однако это нетривиальный шаг от принцип творца истины к существованию фактов. Есть ряд предложений в литературе о том, как другие виды объектов могут быть правды; например, тропы (называемые «моментами» в Маллиган и др., 1984). Парсонс (1999) утверждает, что создатель истины принцип (представленный в несколько ином виде) совместим с есть только конкретные подробности.

Как мы видели при обсуждении неоклассической теории соответствий, теории создателей истины, и в частности теории фактов, поднимают ряд вопросов. Один, который подробно обсуждался, например, это есть ли отрицательных фактов . Отрицательные факты были бы создатели истины для отрицательных предложений. Рассел (1956) печально известен выражает неоднозначное отношение к наличию негативных фактов.Армстронг (1997) отвергает их, а Билл (2000) защищает их. (Для более подробное обсуждение создателей истины см. в Cameron (2018) и в статьях в Биби и Додд (2005).)

Неоклассические теории, которые мы рассмотрели в разделе 1, составили теорию правда применение их фоновой метафизики (а в некоторых кейсы эпистемологии). В разделе 2 и особенно в разделе 3 мы вернулся к вопросу о том, какие онтологические обязательства могут придерживайтесь теории истины. Там мы увидели ряд вариантов, от относительно онтологически ни к чему не обязывающих теорий, к теориям, требующим узкоспециализированные онтологии.

Истина связана с метафизикой и по-другому. Много идей о реализме и антиреализме тесно связаны с идеями о правда. Действительно, многие подходы к вопросам реализма и антиреализм просто заставляет их спрашивать об истине.

4.1 Реализм и правда

Обсуждая подход к соответствию раздела 3.1, мы отметили что у него мало онтологических требований. Он полагается на то, что объекты референции и кое-что о мире, что делает определенные отношения удовлетворения; но помимо этого, это онтологически нейтральный.Но, как мы там упоминали, это не значит, что что это не имеет метафизических значений. Соответствующая теория истина любого рода часто воспринимается как воплощение формы реализм .

Ключевые черты реализма, как мы это понимаем, таковы:

  1. Мир существует объективно, независимо от того, как мы думаем об этом или опишите это.
  2. Наши мысли и утверждения касаются этого мира.

(Райт (1992) предлагает хорошее изложение такого образа мыслей о реализм.) Эти тезисы подразумевают, что наши утверждения объективно верны или ложь, в зависимости от того, в каком мире они живут. Мир, в котором мы представлять в наших мыслях или языке объективный мир. (Реализм может быть ограничен каким-то предметом или диапазоном дискурса, но для простоты будем говорить только о его общем виде.)

Часто утверждают, что эти тезисы требуют некоторой формы заочная теория истины. (Патнэм (1978, с. 18) отмечает, что «Что бы ни говорили реалисты, они обычно говорят, что верят в «заочную теорию истины».») В по крайней мере, они поддерживаются теорией соответствия без факты, обсуждаемые в разделе 3.1, такие как предложение Филда. Такой теория предоставит отчет об объективных отношениях референции и удовлетворение, и показать, как они определяют истинность или ложь что мы говорим о мире. Собственный подход Филда (1972) к этому проблема требует физикалистского объяснения референции. Но реализм — это идея более общая, чем физикализм. Любая теория, которая дает объективные отношения ссылки и удовлетворения, и строит теорию правда от них, дала бы форму реализма.(Делая объективность референции ключ к реализму характерен для работ Патнэма, например, 1978.)

Еще один важный признак реализма, выраженный в терминах истины, — это свойство бивалентности . Как подчеркивал Даммит (например, 1959; 1976; 1983; 1991), реалист должен видеть факт так или иначе, имеет значение, правильно ли какое-либо заявление. Следовательно, одним из важных признаков реализма является то, что он сочетается с принцип двухвалентности : каждый носитель истины (предложение или предложение) верно или неверно.Во многих своих работах Даммит сделал это характерный признак реализма, часто идентифицирующий реализм о некотором предмете с принятием бивалентности для рассуждения о этот предмет. По крайней мере, он захватывает много что более свободно выражено в приведенном выше утверждении о реализме.

Оба подхода к реализму — через референцию и через двухвалентность, сделать истину основным средством оценки реализма. А теория истины, которая обосновывает двойственность или строит истину из определенное ссылочное отношение, выполняет большую часть работы по предоставлению реалистическая метафизика.Это может быть даже просто реалистичный метафизика.

Таким образом, мы перевернули с ног на голову отношение истины к метафизике. мы видели в нашем обсуждении неоклассической теории соответствия в раздел 1.1. Там заочная теория истины была построена на субстанциальная метафизика. Здесь мы увидели, как формулирует теорию который отражает идею переписки, может иметь решающее значение для обеспечения реалистическая метафизика. (Для другой точки зрения на реализм и правду, см. Alston (1996).Девитт (1984) предлагает противоположную точку зрения мы сделали набросок здесь, который отвергает любую характеристику реализма с точки зрения истины или других семантических понятий.)

В свете нашего обсуждения в разделе 1.1.1 мы должны сделать паузу, чтобы отметить что связь между реализмом и теорией соответствия правда не абсолютна. Когда Мур и Рассел придерживались теории идентичности по правде говоря, они, безусловно, были реалистами. Правильный вид метафизика предложений может поддерживать реалистическую точку зрения, как и метафизика фактов.Современная форма реализма, которой мы были обсуждение здесь направлено на то, чтобы не опираться на такие частные онтологических обязательств, и поэтому предпочитает полагаться на подход без фактов, рассмотренный в разделе 3.1. Этот не означает, что реализм будет лишен онтологических обязательств, но обязательства вытекают из конкретных утверждений о некоторые предметы принимаются за правду.

Подробнее о реализме и правде см. Fumerton (2002) и статью о реализм.

4.2 Антиреализм и правда

Неудивительно, что связь между истиной и метафизика, которую видят современные реалисты, также может быть использована антиреалисты. Многие современные антиреалисты рассматривают теорию истины как ключ к формулированию и защите своих взглядов. С Даммитом (например, 1959; 1976; 1991), можно было ожидать характерный знак антиреализм должен быть отказом от двухвалентности.

Действительно, многие современные формы антиреализма можно сформулировать как теории истины, и они обычно отрицают двойственность.Антиреализм существует во многих формах, но давайте возьмем в качестве примера (несколько грубый) форма верификации. Такая теория утверждает, что утверждение верно поскольку в принципе поддается проверке , т. е. существует процедура проверки, которую мы в принципе могли бы провести, которая дают ответ, что рассматриваемая претензия была проверена.

В таком понимании верификационизм — это теория истины. Претензия не эта проверка является наиболее важным эпистемическим понятием, но что правда как раз и есть проверяемость .Что касается реализма, который мы рассмотренный в разделе 4.1, этот взгляд выражает его метафизический обязательства в объяснении природы истины. Правды нет, с этой точки зрения, полностью объективный вопрос, не зависящий от нас или наших мысли. Вместо этого истина ограничивается нашей способностью проверять, и, таким образом, сдерживается нашей эпистемической ситуацией. Правда для в значительной степени эпистемический вопрос, что типично для многих антиреалистические позиции.

Как говорит Даммит, верификационистское понятие истины не появляется. для поддержки двухвалентности.Любое заявление, выходящее за рамки наших возможностей. принцип проверить или опровергнуть (проверить его отрицание) будет контрпример двойственности. Возьмем, к примеру, утверждение, что там какое-то вещество, скажем, уран, присутствует в какой-то области Вселенной слишком далеко, чтобы мы могли его осмотреть в течение ожидаемого срока службы Вселенная. Поскольку это в принципе невозможно проверить, у нас нет причин утверждать, что это правда или ложь в соответствии с верификационная теория истины.

Подобный верификационизм принадлежит к семейству антиреалистических взглядов.Другой пример — точка зрения, которая отождествляет истину с обоснованным уверенность. Подтверждаемость, как и проверяемость, была важно в работе Даммета. (См. Также работы Макдауэлла, например, 1976 и Райт, например, 1976; 1982; 1992г.)

Антиреализм думметовского толка не является потомком теория истины как таковая . Но в некотором смысле, как Сам Даммит отметил, что это может быть истолковано как потомок — возможно, очень далекого — идеализма. Если идеализм — это самая радикальная форма отказа от независимости разума и мира, Антиреализм Даммета — более скромная форма, которая видит эпистемологию отпечатанный в мире, а не полное вложение мира в виду.В то же время идея истины как обоснованная доказуемость или проверяемость повторяет тему прагматика взгляды на истину, которые мы исследовали в разделе 1.3.

Антиреалистические теории истины, подобные реалистическим, которые мы обсуждали в раздел 4.1, в целом можно использовать аппарат Тарского. Конвенция T, в частности, не делает различий между реалистами и антиреалистические представления об истине. Точно так же базовые предложения Теория рекурсии Тарского дана как принципы отвода, которые нейтральны между реалистическим и антиреалистическим пониманием понятий как ссылка.Как мы видели в теории соответствия, давая полное понимание природы истины обычно требует больше, чем сам тарский аппарат. Как антиреалист должен объяснять Основные концепции, которые входят в теорию Тарского, — дело тонкое. В виде Даммит и Райт очень подробно исследовали, кажется, что фоновая логика, в которой разрабатывается теория, должна быть неклассический.

Подробнее об антиреализме и правде см. Shieh (2018) и статьи в Грино и Линч (2006) и запись о реализм.

4.3 Антиреализм и прагматизм

Многие комментаторы видят тесную связь между Даммитом антиреализм и взгляды прагматиков на истину, в том, что оба уделять большое внимание идеям проверяемости или достоверности. Dummett сам подчеркивал параллели между антиреализмом и интуиционизмом в философия математики.

Другой взгляд на истину, который возвращается к прагматическим темам, — это «Внутренний реализм» Патнэма (1981). Есть блески Патнэма истина как то, что было бы оправдано в идеальных эпистемических условиях.Вместе с прагматиками Патнэм считает идеальные условия чем-то особенным. которые можно приблизить, повторяя идею истины как конец расследование.

Патнэм осторожно называет свою точку зрения антиреализмом, предпочитая ярлык «внутренний реализм». Но ему ясно, что он видит свое взгляд в противоположность реализму («метафизический реализм», как он называет это).

Взгляды Дэвидсона на истину также были связаны с прагматизм, особенно Рорти (1986). Дэвидсон дистанцировался из этой интерпретации (e.г., 1990), но выделяет связи между истиной и верой и смыслом. Поскольку это человеческое отношение или отношение к человеческим действиям, Дэвидсон признает, что некоторая близость между его взглядами и взглядами некоторых прагматиков (особенно, по его словам, Дьюи).

4.4 Плюрализм истины

Другой взгляд, выросший из литературы о реализме и антиреализм, и становится все более важным в текущем литература — это плюрализм в отношении истины. Эта точка зрения, развитая в работа Линча (e.грамм. 2001b; 2009) и Райт (например, 1992; 1999), предполагает, что у носителей истины есть несколько способов быть правдой. Райт, в частности, предполагает, что в определенных областях дискурса то, что мы говорим, верно в силу отношения, подобного соответствию, в то время как в других случаях это правда в силу своего рода отношения самоутверждения. что по духу ближе к антиреалистическим взглядам, которые у нас только что обсуждали.

Такое предложение может предполагать наличие нескольких концепций истины или что термин «истинный» сам по себе неоднозначен.Однако будь или нет плюралистической точки зрения, чтобы такие претензии оспаривались. В частности, Линч (2001b; 2009) развивает версию плюрализма. который принимает истину как концепцию функциональной роли. Функциональная роль истины характеризуется рядом принципов, которые формулируют такие особенности истины, как ее объективность, ее роль в исследовании и связанные идеи, с которыми мы столкнулись при рассмотрении различных теорий правда. (Связанный момент о банальностях, определяющих концепцию истина принадлежит Райту (1992).) Но, по словам Линча, эти дисплеи функциональная роль истины. Кроме того, Линч утверждает, что на по аналогии с аналитическим функционализмом эти принципы можно рассматривать как происходящие из наших доотеоретических или «народных» представлений о правда.

Как и все концепции функциональных ролей, истина должна быть реализована, и по Линчу, это может быть реализовано по-разному, по-разному. настройки. Такая множественная реализуемость была одной из отличительных черт функциональные ролевые концепции обсуждаются в философии разума.Для Например, Линч предполагает, что для обычных утверждений о материалах объекты, истина может быть реализована свойством соответствия (которое он ссылается на репрезентативные взгляды), а для моральных утверждений истина может проявляться свойством самоутверждения наряду с более антиреалистичным линий.

Подробнее о плюрализме истины см. Pedersen and Lynch (2018) и запись на плюралистические теории истины.

В разделе 1 мы начали с неоклассических теорий, которые объясняли природа истины в более широких метафизических системах.Мы тогда рассмотрел некоторые альтернативы в разделах 2 и 3, некоторые из которых более скромные онтологические последствия. Но мы все еще видели в разделе 4 что существенные теории истины имеют тенденцию подразумевать метафизические тезисы, или даже воплощают метафизических позиций.

Одна из давних тенденций в обсуждении истины — настаивать на том, что правда вообще не имеет метафизического значения. Оно делает нет, так как оно само по себе не имеет значения. Ряд разных идей были выдвинуты в этом направлении под общим заголовком дефляционизм .

5.1 Теория избыточности

Довольно рано появляются дефляционистские идеи, в том числе хорошо известная аргумент против переписки во Фреге (1918–1919). Тем не мение, многие дефляционисты исходят из идеи Рамсея (1927), часто называется тезис об эквивалентности :

\ (\ ulcorner \ ulcorner \ phi \ urcorner \) верно \ (\ urcorner \) имеет то же значение, что и \ (\ phi \).

(Сам Рэмси считает, что носители истины скорее суждения, чем предложения.Гланцберг (2003b) сомневается, что рассказ Рэмси предложений действительно делает его дефляционистом.)

Это можно рассматривать как основу теории истины, которую часто называют теория избыточности . Теория избыточности утверждает, что существует вообще никакого свойства истины, и видимость выражения «True» в наших предложениях избыточны и не влияют на что мы выражаем.

Тезис об эквивалентности также можно понять в терминах речевых актов. а не значение:

Утверждать, что \ (\ ulcorner \ phi \ urcorner \) верно, значит просто чтобы утверждать, что \ (\ phi \).

Эта точка зрения была продвинута Стросоном (1949; 1950), хотя Стросон также утверждает, что есть и другие важные аспекты речевых актов, связанных с «Правда» сверх того, что утверждается. Например, они могут быть акты подтверждения или подтверждения того, что сказал кто-то другой. (Стросон также возражаю против того, чтобы я делал приговоры носителями истины.)

Теория избыточности утверждает, что в речевом акте или в форме значения нет свойства истины. Обычно отмечают, что Сам по себе тезиса об эквивалентности недостаточно для поддержания избыточности теория.Он просто утверждает, что когда истина проявляется во внешнем положение в предложении, и полное предложение, в котором истина сказанное цитируется, тогда истина устранима. Что происходит в других окружающая среда еще предстоит увидеть. Современные разработки резервирования теории включают Grover et al. (1975).

5.2 Минималистские теории

Принцип эквивалентности выглядит знакомым: в нем есть что-то вроде форма двухусловных условных обозначений Тарского , обсуждаемых в разделе 2.2. Однако это более сильный принцип, который определяет две стороны двусмысленные — либо их значения, либо речевые акты исполняется с ними.Сами по себе двусловные Тарские просто материалы бикондиционные.

Ряд дефляционных теорий обращаются к двусловным условиям Тарского. а не принцип полной эквивалентности. Их ключевая идея заключается в том, что даже если мы не настаиваем на избыточности, мы все равно можем следующие диссертации:

  1. Для данного языка \ (\ mathbf {L} \) и каждого \ (\ phi \) в \ (\ mathbf {L} \), двусловные \ (\ ulcorner \ ulcorner \ phi \ urcorner \) истинно тогда и только тогда, когда \ (\ phi \ urcorner \) выполняется определение (или аналитически, или банально, или условно …).
  2. Это все, что можно сказать о концепции истины.

Мы будем называть взгляды, которые принимают их, как минималистский . Официально так называется взгляд Хорвича (1990), но мы применим его несколько шире. (Точка зрения Хорвича отличается некоторые особенности из того, что здесь представлено, например предсказывая истинность предложений, но мы считаем, что это достаточно близко к тому, что изображено здесь, чтобы оправдать название.)

Второй тезис о том, что двусмысленность Тарского — это все, что нужно сказать по правде, фиксирует нечто похожее на избыточность точка зрения теории.Это близко к тому, чтобы сказать, что правда — это не собственность вообще; в той мере, в какой истина является собственностью, нет больше, чем дискотативный образец Тарского двухусловные. По словам Хорвича, нет никакой существенной основы метафизика к истине. И, как подчеркивает Сомс (1984), конечно, ничего которые могли бы обосновать столь далеко идущие взгляды, как реализм или антиреализм.

5.3 Другие аспекты дефляционизма

Если нет свойства истины или нет существенного свойства истины, Какую роль играет наш термин «истина»? Дефляционисты обычно отмечают, что предикат истинности предоставляет нам удобный устройство отвода .Такое устройство позволяет нам производить некоторые полезные утверждения, которые мы не могли бы сформулировать иначе, например, слепое приписывание «Следующее, что говорит Билл, будет правда’. (Подробнее о слепых приписываниях и их отношении к дефляционизм, см. Azzouni, 2001.) Предикат, подчиняющийся Тарскому двусловные также могут использоваться для выражения того, что в противном случае было бы (потенциально) бесконечные союзы или дизъюнкции, такие как печально известное заявление о непогрешимости папы гласит: «Все Папа говорит, что это правда ».(Подобные предложения можно найти в Лидсе, 1978 и Куайн, 1970.)

Признавая эти варианты использования предиката истинности, мы могли бы просто подумать о это как введено в язык в соответствии с положениями . Тарский Сами двухусловные условия могут быть оговорены, поскольку минималисты предусмотреть. Можно также сконструировать предложения рекурсивного тарского теория, как указано. (Есть некоторые существенные логические отличия между этими двумя вариантами. См. Halbach (1999) и Ketland (1999) для обсуждение.) Другие дефляционисты, такие как Билл (2005) или Филд (1994), могут предпочесть сосредоточиться здесь на правилах вывода или правилах вывода. использовать, а не сами двоякие условные обозначения Тарского.

Есть также важные связи между дефляционистскими идеями о правда и определенные представления о значении. Это фундаментально для дефляционизм Филда (1986; 1994), который будет обсуждаться в разделе 6.3. По поводу проницательной критики дефляционизма см. Gupta (1993).

Подробнее о дефляционизме см. Azzouni (2018) и статью о дефляционная теория истины.

Одна из важных тем в литературе об истине — это ее связь со значением или, в более общем смысле, с языком. Это доказало важное применение идей об истине и важный вопрос в изучении самой истины. В этом разделе будет рассмотрен ряд вопросы, касающиеся истины и языка.

6,1 Носители истины

В литературе было много споров по поводу того, что носители истины. Кандидаты обычно включают убеждения, предложения, предложения и высказывания.Мы уже видели в раздел 1, что классические дебаты об истине очень серьезно относились к этому вопросу. серьезно, и какая теория истины была жизнеспособной, часто видели зависеть от носителей истины.

Несмотря на количество обсуждаемых вариантов, значение, которое иногда придавалось выбору, есть важное сходство между кандидатами в носители истины. Рассмотрим роль носителей истины, например, в теории соответствия. Мы видели его версии, основанные на убеждениях, предположениях или интерпретированные предложения как главные носители истины.Но все они полагаются на идею, что их носители правды значимы , и тем самым могут что-то сказать о том, что мир нравится. (Можно сказать, что они могут представлять мир, но это означает использовать «представлять» в более широком смысле чем мы видели в разделе 3.2. Никаких предположений о том, что стоит в отношения к тем объектам, которые необходимы, чтобы видеть в носителях истины значимым.) Именно благодаря значимости носители правды могут вступать в корреспондентские отношения.Носители правды вещи, которые содержательно заявляют о том, на что похож мир, и истинны или ложны в зависимости от того, правдивы ли факты в мире как описано.

Точно то же самое можно сказать и об антиреалистических теориях правда, мы видели в разделе 4.2, хотя и по-разному носители истины значимы и вносят свой вклад в мир. Хоть это несколько более деликатно, нечто подобное можно сказать и о теории когерентности, которые обычно основываются на убеждениях или целых системах верования как основные носители истины.Хотя теория согласованности вряд ли говорят об убеждениях, отражающих факты, это очень важно для теория согласованности, согласно которой убеждения являются содержательными убеждениями агентов, и что они могут вступать в отношения согласованности. Отмечая осложнения при интерпретации подлинных классических теорий когерентности кажется Следует отметить, что это требует, чтобы носители истины были значимыми, однако фоновая метафизика (предположительно идеализм) понимает имея в виду.

Хотя Тарский работает с предложениями, то же самое можно сказать и о его теория.Предложения, к которым применима теория Тарского, полностью интерпретируются, и поэтому также имеют смысл. Они характеризуют мир как так или иначе, и это, в свою очередь, определяет, верны или ложны. В самом деле, Тарскому нужен факт независимо от того, является ли каждое предложение истинным или ложным (абстрагирование из зависимости от контекста), чтобы гарантировать, что двусмысленные условия Тарского их работа по исправлению расширения слова «истинно». (Но обратите внимание что именно в чем состоит этот факт, остается открытым Тарский аппарат.)

Таким образом, мы обнаруживаем, что обычные кандидаты в носители истины тесно связаны друг с другом. круг: интерпретируемые предложения, предложения, которые они выражают, говорящие с убеждениями могут держаться по отношению к ним, а акты утверждения они могут выступать с ними, все связаны, предоставляя что-то значимый. Это делает их разумными носителями истины. За это причина, кажется, современные споры об истине были гораздо меньше озабочены вопросом носителей истины, чем классические единицы. Некоторые вопросы, конечно, остаются.Другой метафизический предположения могут придавать основной вес некоторому конкретному узлу в круг, и некоторые метафизические взгляды все еще ставят под сомнение существование некоторые из узлов. Возможно, что еще более важно, разные взгляды на сама природа значения может поставить под сомнение согласованность некоторых из узлы. Например, общеизвестно, что Quineans (например, Quine, 1960) отрицают существование интенсиональных сущностей, включая предложения. Четный Таким образом, становится все более сомнительным, что внимание к истине на se будет склонять нас к одному конкретному первичному носителю правда.

Для получения дополнительной информации по этим вопросам см. King (2018).

6.2 Условия истины и истины

Есть связанный, но несколько иной момент, который важен. к пониманию теорий, которые мы обсуждали.

Неоклассические теории истины начинаются с носителей истины, которые уже поняты как значимые, и объясните, как они получают ценности истины. Но по пути они часто делают что-то еще. Брать например, неоклассическая теория соответствий.Эта теория в Эффект начинается с того, что предложения значимы. Они таковы в силу наличия в мире составляющих, которые собраны правильно. Есть много сложностей с характер смысла, но, как минимум, это говорит нам, что правда условия, связанные с предложением. Затем теория объясняет как такие условия истинности могут привести к значению истинности истинно , по праву факт существующих .

Многие теории истины похожи на неоклассическую корреспонденцию. теория в том, чтобы быть столько же теорий о том, насколько носители истины значимы относительно того, как фиксируются их истинностные значения.Опять же, абстрагируясь от некоторых сложности со смыслом, это делает их теориями истины условия и истина значения . Тарская теория истина тоже может быть истолкована таким образом. Это видно как по пути понимаются двусмысленные условия Тарского и как рекурсивная теория истины понимается. Как мы объясняли Конвенцию T в разделе 2.2, первичная роль двояковыпук Тарского формы \ (\ ulcorner \ ulcorner \ phi \ urcorner \) истинно тогда и только тогда, когда \ (\ phi \ urcorner \) указывает, \ (\ phi \) находится в расширении «истинно» или нет.Но может также следует рассматривать как утверждение условий истинности из \ (\ phi \). Оба полагаться на тот факт, что вхождение \ (\ phi \) без кавычек является появление интерпретируемого предложения, которое имеет значение истинности, но также предоставляет свои условия истинности при использовании.

Точно так же базовые предложения рекурсивного определения истины, для справки и удовлетворения принимаются, чтобы указать соответствующие семантические свойства составляющих интерпретируемого предложения. В обсуждая теорию истины Тарского в разделе 2, мы сосредоточились на как они определяют истинность предложения.Но они также показывают условия истинности предложения определяются этими семантическими характеристики. Например, для простого предложения вроде «Снег — это белый », теория говорит нам, что предложение истинно, если референт «Снега» удовлетворяет «белое». Это может следует понимать как говорящий нам, что истина условия из «Снег белый» — это те условия, в которых референт слова «Snow» удовлетворяет сказуемому «is белый’.

Как мы видели в разделах 3 и 4, аппарат Тарского часто рассматривается как нуждаются в каких-то добавках, чтобы дать полную теорию правда.Полная теория условий истинности также будет опираться на то, как Применен аппарат Тарского. В частности, какие именно условия те, в которых референт «снега» удовлетворяет предикат «белый» будет зависеть от того, выберем ли мы для реалистических или антиреалистических теорий. Реалистичный вариант просто ищите условия, при которых материал снега переносит имущество белизны; вариант антиреализма будет смотреть на условия на основании которых может быть подтверждено или подтверждено, что снег белый.

Существует большое количество теорий истины, которые являются теориями условия истинности, а также ценности истинности. В это семейство входят теория соответствия во всех ее формах — классическая и современная. Однако это семейство намного шире, чем теория соответствий, и шире, чем реалистические теории истины в целом. Действительно, практически все теории истины, которые вносят вклад в Дискуссии о реализме / антиреализме — это теории условий истинности. В слоган, для многих подходов к истине теория истины — это теория условия истины.

6.3 Истинные условия и дефляционизм

Любая теория, которая дает существенное представление об условиях истинности, может предложить простой отчет о ценностях истины: носитель истины предоставляет истину условий, и это верно тогда и только тогда, когда на самом деле все обстоит именно так. среди них. Из-за этого любая такая теория будет подразумевать сильную, но очень особенный, двояковыпуклый, близкий по форме к Тарскому двухусловные. Это можно сделать наиболее ярким, если мы подумаем о предложениях как наборы условий истинности.Пусть \ (p \) — предложение, т. Е. A набор условий истинности, и пусть \ (a \) будет ‘актуальным мир », условие, которое действительно имеет место. Тогда мы можем почти банально см .:

\ (p \) истинно тогда и только тогда, когда \ (a \ in p \).

По-видимому, это необходимо. Но важно заметить, что это в одном отношении кардинально отличается от подлинного Тарского двухусловные. В нем не используются предложения, не цитируемые в кавычках, или фактически любое предложение вообще. Он не носит дискотционного характера двояковыпук Тарского.

Хотя это может выглядеть как принцип, который дефляционистам следует аплодируйте, это не так. Скорее, это показывает, что дефляционисты не могут вообще придерживаться истинно-условного взгляда на контент. Если да, то они , среди прочего, имеют недефляционную теорию истины, просто связь значения истинности с условиями истинности посредством вышеизложенного двусмысленный. Для радикальных дефляционистских теорий типично: представить неистинно-условную теорию содержания предложений: не правдивое — условное объяснение того, что делает носителей истины значимыми.Мы полагаем, что это то, что предлагает, например, , используйте теория предложений у Хорвича (1990). Это, безусловно, один из ведущие идеи Филда (1986; 1994), в которых исследуется, как концептуальное ролевой учет содержания обосновал бы дефляционистский взгляд на истину. Если у кого-то есть ложное условное описание содержания, тогда оно можно добавить дефляционный предикат истинности и использовать его, чтобы дать чисто дефляционистские утверждения об условиях истинности. Но стартовый точка зрения должна быть неистинно-условным взглядом на то, что делает носителей истины значимый.

И дефляционисты, и антиреалисты начинают с чего-то другого, кроме соответствие условиям истинности. Но в то время как антиреалист будет предложат другую теорию условий истинности, дефляционисты будут начните с описания содержания, которое не является теорией истины условия на всех. Затем дефляционист предположит, что истина предикат, задаваемый двояковыми условными выражениями Тарского, является дополнительным устройство не для понимания содержания, а для обсуждения. Это полезное устройство, как мы обсуждали в разделе 5.3, но тут не к чему делать с содержанием. Для дефляциониста значимость носители правды не имеют ничего общего с истиной.

6.4 Истина и теория смысла

Это была влиятельная идея, поскольку основополагающая работа Дэвидсона (например, 1967), чтобы рассматривать тарскую теорию истины как теорию имея в виду. По крайней мере, как мы видели, теорию Тарского можно рассматривать как показывающий, как условия истинности предложения определяются семантические свойства его частей. В более общем плане, как мы видим в большей части работы Дэвидсона и Даммита (e.г., 1959; 1976; 1983; 1991), предоставление теории условий истинности может быть понято как решающее часть теории смысла. Таким образом, любая теория истины, которая попадает в широкую категорию теорий истины условия можно рассматривать как часть теории значения. (Для большего обсуждение этих вопросов см. в работе Хиггинботама (1986; 1989) и обмен между Хиггинботэмом (1992) и Сомсом (1992).)

Ряд комментаторов Тарского (например, Etchemendy, 1988; Soames, 1984) заметили, что необходимо понимать аппарат Тарского. определенным образом, чтобы сделать его подходящим для предоставления теории имея в виду.Работы Тарского часто используются, чтобы показать, как определяет предикат истинности. Если это так используется, то ли предложение, которое не является истинным, становится, по сути, математической истиной. Предположительно, какие условия истинности имеют предложения естественного языка является случайным вопросом, поэтому предикат истины, определенный таким образом не могут быть использованы, чтобы дать им теорию смысла. Но тарский Аппарат не нужно использовать только для явного определения истины. В рекурсивная характеристика истины может использоваться для определения семантического свойства предложений и их составляющих, как теория значения должен.В таком приложении истина не рассматривается явно определены, а условия истинности предложений считаются описано. (Более подробное обсуждение см. В Heck, 1997.)

6.5 Теория когерентности и ее смысл

Вдохновленный Куайном (например, 1960), сам Дэвидсон хорошо известен благодаря использовать другой подход к использованию теории истины как теории значение, чем подразумевается в Филде (1972). В то время как полевой репрезентативный подход основан на каузальном учете референции, Дэвидсон (e.г., 1973) предлагает процесс радикальных интерпретация , в которой интерпретатор строит теорию Тарского интерпретировать говорящего как придерживающегося последовательных убеждений, логично и во многом правдиво.

Это заставило Дэвидсона (например, 1986) утверждать, что большинство наших убеждений правда — вывод, который хорошо согласуется с теорией когерентности истины. Это более слабое утверждение, чем неоклассическая согласованность. теория сделает. Он не настаивает на том, чтобы все члены какого-либо последовательный набор убеждений истинен, или что истина просто состоит в быть членом такой связной группы.Но все равно вывод, что большинство наших убеждений верны, потому что их содержание следует понимать через процесс радикальной интерпретации, которая сделает их стройной и рациональной системой, имеет явное родство с неоклассической теорией когерентности.

В Дэвидсоне (1986) он считал, что его взгляд на истину достаточно близок. с неоклассической теорией когерентности, чтобы ее называть теории истины, в то же время он видел роль Аппарат Тарского как основание для утверждения, что его точка зрения также совместим с своего рода заочной теорией истины.

Однако в более поздних работах Дэвидсон пересмотрел эту позицию. По факту, уже в Дэвидсоне (1977) он выразил сомнение по поводу каких-либо понимание роли теории Тарского в радикальном интерпретация, которая включает в себя тип репрезентативного аппарата опирается на Филд (1972), как мы обсуждали в разделах 3.1 и 3.2. В «Запоздалые мысли» Дэвидсона (1986), он также заключил что его взгляд слишком далек от неоклассической теории когерентности называться одним. Важна скорее роль радикальных интерпретация в теории содержания и ее приведение к идее это убеждение достоверно.Это действительно точки, связанные с согласованности, но не теории согласованности истины как таковой. Они также составляют сильную форму антипредставительства. Таким образом, хотя он не продвигает когерентную теорию истины, он продвигает теорию что противостоит репрезентативным вариантам Теорию соответствия мы обсуждали в разделе 3.2.

Для получения дополнительной информации о Дэвидсоне см. Glanzberg (2013) и статью о Дональд Дэвидсон.

6.6 Истина и утверждение

Отношения между истиной и смыслом — не единственное место, где истина и язык тесно связаны.Другая идея, тоже в трудах Даммита (например, 1959) подчеркивается, что отношение между истиной и утверждением. Опять же, укладывается в банальность:

Истина — это цель утверждения.

Банальность гласит, что человек, делающий утверждение, стремится сказать: что-то правда.

Легко представить эту банальность так, чтобы она показалась ложной. Конечно, многие выступающие не стремятся сказать правду. Любой оратор, который лжет не. Любой оратор, целью которого является льстить или обмануть, стремится что-то кроме правды.

Мотивация для банальности утверждения истины несколько иная. Утверждение рассматривается как практика, в которой действуют определенные правила. учредительный . Как часто отмечают, естественная параллель здесь с играми, такими как шахматы или бейсбол, которые определяются определенными правила. Банальность гласит, что это составляет часть практики делать утверждения, что утверждения направлены на истину. Утверждение его природа представляет то, что она говорит, как правду, и любое утверждение, которое не соответствует действительности, подлежит ли ipso facto критике, независимо от того, или не тот, кто сам утверждает, хотел сказать что-то правдивое или солгал.

Первоначальное обсуждение этой идеи Даммитом было частично критика дефляционизма (в частности, взглядов Стросона, 1950). Идея о том, что мы полностью объясняем концепцию истины посредством Бикондиционал Тарского оспаривается утверждением, что Банальность утверждения истины является основой истины. Как там Даммит то, что не учитывают двоякие условия Тарского, и захваченное банальность утверждения истины, это пункт концепции правда, или для чего это понятие используется.(Для дальнейшего обсуждения см. Glanzberg, 2003a и Wright, 1992.)

Имеет ли утверждение такие конститутивные правила или нет, конечно же, спорный. Но среди тех, кто согласен с этим, место правда в учредительных правилах сама по себе спорна. Ведущий альтернатива, которую защищает Уильямсон (1996), заключается в том, что знание, а не истина, имеет фундаментальное значение для основных правил утверждения. Уильямсон защищает версию утверждения, основанную на правиле, что один должен утверждать только то, что известно.

Для получения дополнительной информации об истине и утверждениях см. Статьи в Brown and Cappelen. (2011) и запись о утверждение.

Правда, вся правда и … подождите, сколько там истин?

Называть что-либо «научной истиной» — это палка о двух концах. С одной стороны, он несет в себе своего рода эпистемологическую (откуда мы знаем) достоверность, гарантию качества того, что истина была достигнута понятным и поддающимся проверке способом.

С другой стороны, кажется, что наука предоставляет одну из многих возможных категорий истины, каждая из которых должна быть равной или, по крайней мере, несопоставимой.Проще говоря, если есть «научная правда», должны быть и другие истины. Верно?

Позвольте мне ответить на этот вопрос, сославшись на фразу на доске, которую я слышал слишком часто:

«Но чей правда?»

Если кто-то использует эту фразу в контексте научного знания, это показывает мне, что они соединили несколько несовместимых употреблений «истины» с недостаточным пониманием любого из них.

Как это почти всегда бывает, ясность должна быть важнее всего.Вот как я вижу истину, выстрелил от бедра.

Венчур Ванкувер

В то время как философы говорят о теориях истины о согласованности или соответствии, остальным из нас приходится иметь дело с другим, более непосредственным делением: субъективная, дедуктивная (логическая) и индуктивная (в данном случае научная) истина.

Это связано с тем, как мы используем это слово, и имеет очень практическое значение. Почти каждая проблема, с которой ученый или научный коммуникатор сталкивается в общественном понимании «истины», является функцией смешения этих трех вещей.

Субъективная правда

Субъективная правда — это то, что верно в отношении вашего восприятия мира. Что вы чувствуете, когда видите красный цвет, какое мороженое вам нравится на вкус, каково это быть с семьей — все это ваш опыт и только ваш опыт.

В 1974 году философ Томас Нагель опубликовал теперь известную статью о том, каково быть летучей мышью. Он отмечает, что даже лучший мануальный терапевт в мире, знающий о спаривании, питании, разведении, кормлении и физиологии летучих мышей, не больше понимает, что значит быть летучей мышью, чем вы или я.

-Bi-

Точно так же я понятия не имею, какой вкус банана вам нравится, потому что я не вы и никогда не могу в вашей голове почувствовать то, что вы чувствуете (есть аргументы относительно общей физиологии и, следовательно, психологии, которые могут предполагать сходство в субъективных переживаниях, но они в настоящее время не подлежат проверке).

Более того, если вы скажете мне, что ваш любимый цвет — оранжевый, у меня нет абсолютно никаких оснований возражать против этого, даже если бы я был склонен.Зачем мне спорить и на что я надеюсь? То, что вы переживаете, верно для вас, конец истории.

Дедуктивная истина

С другой стороны, дедуктивная истина — это истина, содержащаяся в дедуктивной логике и определяемая ею. Вот пример:

Помещение 1: Все гронки зеленые.
Предпосылка 2: Фред — Гронк.
Вывод: Фред зеленый.

Даже если мы понятия не имеем, что такое Гронк, вывод этого аргумента верен, если предпосылки верны.Если вы думаете, что это не так, вы ошибаетесь. Это не вопрос мнения или личного вкуса.

PistoCasero

Если вы хотите аргументировать свою позицию, вы должны выйти за рамки логических рамок, в которых работает дедуктивная логика, и это делает недействительным рациональное обсуждение. Возможно, нам лучше было бы использовать язык дедукции и просто назвать его «действительным», но на данный момент подойдет «истина».

На моих занятиях по дедуктивной логике мы говорим о таблицах истинности, деревьях истинности и используем «истина» и «ложь» в каждом втором предложении, и никто не летает ( кашляет, ) веко, потому что мы знаем, что имеем в виду, когда используем слово.

Однако использование «истины» в науке проблематично по той же причине, что и использование «доказательства» (и я уже писал об этом в «Беседе» ранее). Это функция природы индуктивного рассуждения.

Индуктивная истина

Индукция работает в основном через аналогии и обобщения. В отличие от дедукции, он позволяет нам делать обоснованные выводы, выходящие за рамки информации, содержащейся в исходной посылке. Опора индукции на эмпирические наблюдения отделяет науку от математики.

Наблюдая одно явление, происходящее в сочетании с другим — например, электрический ток и индуцированное магнитное поле — я делаю вывод, что так будет всегда. Я мог бы даже создать модель, аналогию работы реального мира, чтобы объяснить это — в данном случае модель частиц и полей.

Это позволяет мне предсказать, какие события могут произойти в будущем, или сделать выводы и создать технологии, такие как разработка электродвигателя.

Итак, я индуктивно укрепляю свои знания, используя информацию, на которую полагаюсь, как ресурс для дальнейших исследований.Я ни на каком этапе не прихожу к дедуктивной уверенности, но я наслаждаюсь большей степенью уверенности.

Я мог бы даже говорить о том, что вещи «правдивы», но, помимо простых наблюдательных утверждений о мире, я использую этот термин как манеру речи только для того, чтобы указать на мой высокий уровень уверенности.

Итак, здесь есть несколько философских волос, которые нужно разделить, но моя цель не в том, чтобы точно определить, что такое истина, а в том, чтобы сказать, что есть различия в том, как можно использовать это слово, и что игнорирование или объединение этих употреблений приводит к недоразумению. о том, что такое наука и как она работает.

Например, женщина, которая сказала мне, что призраки для нее существуют, смешивала субъективную правду с правдой о внешнем мире.

Я спросил ее, действительно ли она имела в виду «правда, что я верю, что призраки существуют». Сначала она сопротивлялась, но когда я спросил ее, правда ли для нее, что гравитация отталкивает, она была достаточно любезна, чтобы принять мое предложение.

АМЕРИКАНВИРУС

Такова природа многих утверждений «это правда для меня», в которых эпистемическая значимость субъективного опыта ошибочно распространяется на факты о мире.

Проще говоря, он настолько искажает значение истины, что различия, которые я выделил выше, исчезают, как будто «истина» означает только одно.

Обычно это делается с намерением представить неопровержимую достоверность переживаний указанного субъекта в качестве прикрытия для сомнительных заявлений о внешнем мире — например, утверждения, что гомеопатия работает «на меня». В таком случае, если вы принимаете этот обман, атака на утверждение истины равносильна сомнению в подлинном опыте субъекта.

Мат… если вы не видите, как изменились правила.

Наука была долгой и мучительной борьбой за то, чтобы вырваться из этого когнитивного болота, отделяя субъективный опыт от индуктивной методологии. Любая попытка воссоединить их в общественном понимании науки требует немедленного внимания.

Действуя должным образом, наука не тратит свое время только на утверждения истины о мире и не ставит под сомнение достоверность субъективного опыта — она ​​просто говорит, что недостаточно делать объектные утверждения, в которые должен верить кто-либо другой.

Субъективные истины и научные истины — разные существа, и хотя иногда они прекрасно играют вместе, их потомство не всегда плодовито.

Итак, в следующий раз, когда вы будете говорить об истине дедуктивным или научно-индуктивным способом, и кто-то скажет: «Но чьи истины», скажите им жесткую: дело не только в них.

Четыре истины

Четыре истины помогут вам понять различные точки зрения, которые влияют на индивидуальные и групповые действия. Когда вы осознаете и рассматриваете возможные перспективы в любой ситуации, вы лучше сможете ориентироваться в различиях, которые ограничивают открытый диалог и свободу действий.Четыре истины как модель и метод дают вам возможность рассмотреть несколько точек зрения и затем определить ту, которая лучше всего соответствует вашей цели.

В любой ситуации может быть столько описаний события, сколько людей, которые его переживают. Четыре истины, как модель, помогают вам понять такое явление, потому что они описывают четыре способа, которыми люди видят свою правду в мире.

  • Объективная Истина — это то, что существует и может быть доказано в этой физической реальности.(Солнце движется по небу каждый день.)
  • Нормативная истина — это то, что мы, как группа, согласны с истиной. (Носители английского языка согласились использовать слово «день» для обозначения того времени, когда небо освещено солнцем.)
  • Субъективная истина — это то, как человек видит или воспринимает мир. (Сегодня для меня хороший день.)
  • Комплексная истина признает достоверность всех этих истин и позволяет вам сосредоточиться на той, которая наиболее полезна в любой момент времени.(Солнце встало; день яркий. Сегодня хороший день для Мамы, так что давайте воспользуемся этим и попросим мороженое на ужин.)

Мы используем эту модель, чтобы помочь нам понять различные точки зрения в нашей работе с отдельными лицами, группами, командами и организациями.

В качестве модели Четыре Истины представляют различные точки зрения или способы утверждения истины. Как метод, он становится основой для исследования и допроса, поскольку отдельные лица и группы стремятся:

  • Определите их сходства и различия
  • Найдите общий язык для решения проблем и принятия решений
  • Понимать точки зрения и действия других

Обращайте внимание во время разногласий или сильных эмоций.

  • Ищите подсказки о том, как люди видят происходящее, и делитесь ими.
  • Поделитесь своими наблюдениями, чтобы помочь другим разобраться в ситуации.
  • Используйте то, что вы видите вместе, чтобы определить и предпринять следующее мудрое действие.
  • Выберите тип доказательства, который соответствует потребностям
    • Данные для объективной истины
    • Истории субъективной правды
    • Соглашения и диалог о нормативной истине
    • Адаптивное действие для сложной истины

Три разных типа истины



Написано 9 ноября 2008 года Оливером Кимом

Комментарии: 3


Здесь я объясню различия между теорией соответствия истины, теорией когерентности и прагматической теорией.


Что есть правда? Это интересный, но тоже сложный вопрос. Можно выделить несколько различных определений или подходов к истине. Вот их три.
  • Соответствующая теория истины: Эта теория утверждает, что утверждение («предложение») истинно, если оно соответствует (или отражает) реальность. Если кто-то заявляет: «Идет дождь» (утверждение), то это верно только в том случае, если на улице действительно идет дождь (реальность). Возникает интересный вопрос: «Что такое реальность»? Мы знаем, что чувства могут нас обмануть.Так как же на самом деле реальность? И, конечно, мы должны предположить, что что-то вроде реальности действительно существует, а не является продуктом нашего разума.
  • Coherence Theory of Truth: Эта теория утверждает, что утверждение (предложение) истинно, если оно согласуется с другими вещами, которые считаются истинными (и не противоречат им). Отражает ли заявление реальность или нет, не имеет первостепенного значения. Утверждение истинно, если оно «вписывается в систему». Например, я слышу, как карандаш падает на землю.Второй человек в комнате тоже слышит это, и карандаша, который я только что видел на столе минуту назад, больше нет. Три наблюдения совпадают: я слышу это, второй человек слышит и пропавший карандаш. Согласно теории когерентности утверждение «карандаш упал на землю» верно. Но действительно ли карандаш упал на землю или чем-то еще можно объяснить эти наблюдения? Это, конечно, другой вопрос.
  • Прагматическая теория истины: Эта теория утверждает, что что-то истинно, если это полезно.Отражает он реальность или нет — не имеет большого значения. Кто-то (человек А) может, например, полагать, что зарабатывать много денег — это самое важное в жизни. Это убеждение верно для этого человека, и это действительно очень полезное убеждение. Этим убеждением будет руководствоваться человек в своих действиях. Утверждение «важно зарабатывать много денег» верно для этого человека. У человека Б другое мнение. B считает, что деньги не имеют большого значения. Б. считает, что иметь много друзей — это самое главное.И угадай что! Это убеждение тоже очень полезно! Это верно для человека Б. Этим он будет руководствоваться в своих действиях.
  • Возможно, вы осознали, что некоторые теории предполагают, что истина абсолютна (например, теория соответствия), другие видят истину скорее с относительной или субъективной точки зрения (прагматическая теория). Каково ваше мнение по этому поводу? Вы больше «абсолютист» или больше «релятивист»?
  • Рассматривает ли теория когерентности истину с абсолютной или относительной точки зрения?
  • Чем «теории» истины похожи или отличаются от научных теорий? Чтобы дать вам подсказку, можно ли экспериментально опровергнуть «теории истины»? Почему их называют «теориями»? Считаете ли вы это подходящим термином? Может ли это быть языковая проблема?
  • «Верьте ищущим истины; сомневаюсь в тех, кто его находит.» (Андре Жид) . Что такого хорошего в поисках истины? Что плохого в том, чтобы его найти? — Вопрос этики!
Теги: Все статьи, Общий ТОК, Общий ТОК, Правда, Правда

Introduction_To_Philosophy_Dallas_M_Roark_ch_4

Когда мы можем сказать, что мы Знать?

Карл Ясперс сказал, что «сущность философии — это не обладание истиной, но поиск истины. . . . » 1 По общему признанию поиск истины должен продолжаться, но как мы можем знать, когда остановиться и принять обладание истиной, которую, как мы думаем, загнали в угол.Что есть правда? У нас есть уже приняли предварительное определение знания как принятие предложение или утверждение как правильные по веской причине. Знание, или знание подразумевает истину того, что известно. Но определение истины — это не только сложно, но ощущение нашего возраста противоречит резкому определению правда. Вирус релятивизма заразил многие дисциплины и философию. не застрахован от этого заболевания. Тем не менее, если определение истины что угодно, это должно будет идти в направлении неизменного абсолюта.»Истина никогда не создается; она обнаруживается частично чувствами, частично интеллект. Утверждение, которое не было истинным до того, как оно было обнаружено, могло никогда не станет правдой, будучи обнаруженным ». 2 Следовательно, истина — это идеал в основе всех поисков и исследований. Можно свободно признать, что многие вера в науку изменилась за последние пятьдесят лет, но в признание есть молчаливое предположение, что верования настоящего «лучшие» истины, чем истины прошлого. По общему признанию, некоторые из «лучших» истины настоящего могут нуждаться в пересмотре в будущем, но пересмотр быть на основе более близкого приближения к «истине».»Мы говорим тогда что наши убеждения — какими бы оправданными они ни казались — время от времени меняются. время, но «истина не меняется таким образом». 3

Истинное изложение идеала не должно означать, что мы знаем этот идеал. Истина может существовать, даже не зная. Правда не изменится — если это будет правда — с течением времени. Неизменяемость — одно из необходимых характеристики истины, без которых не было бы того, что есть. В этом В контексте истина противоположна изменению мнения.

В качестве примера можно посмотреть на смерть Гитлера. Гитлер предположительно умер у Бранденбургских ворот в бункере в 1945 году. Была серия события, связанные с его смертью. Фактическая последовательность событий останется неизменной. независимо от того, как историки проводят реконструкции с течением времени. У нас появятся новые теории о его смерти, но это просто означает, что мы не знаю

Рене Декарт, 1596-1650. Родился в небольшом городке Ла Хэ. в Турене, Франция, Декарт — один из основоположников современного философская мысль. «Размышления » Декарта — одни из его самых известные произведения. Фраза «Я думаю, следовательно, я есть», вероятно, самая часто цитируемая фраза Декарта.

актуальных правда сериала. Возможно, мы никогда не сможем подтвердить наши теории, но реальные события не изменятся. Если бы мы могли знать настоящую череду событий мы бы назвали «правдой о Гитлере».

Если читатель оскорблен представлением об абсолютной истине, к которой мужчины работают, термин «объективная правда» может успокоить.Но в любом случае цель та же. Историк ищет отчет о прошлом, который выдержит любое дальнейшее расследование. Ученые надеются на открытие это будет противостоять любому вызову в будущем, и если оба эти дисциплины ставят это своей целью, мало смысла в преследовании исследования любого рода. Истину не изобретают, а открывают. Он находится в в отличие от того, что является вымышленным, воображаемым, поддельным, смоделированным или притворился. Даже эти термины подразумевают статус истины в том смысле, что мы знаем эти вещи меньше правды.

Истина должна отличаться по своей природе от средств выясняя это. Можно сказать, что истина — это отношение между тем, что есть, 4 или предназначен, и то, что я знаю об этом, или правильное понимание того, что является. Может быть много способов проверить мое понимание, но есть только одна правда. Теперь мы обратимся именно к этим способам проверки истины.

A. Проверка соответствия

Критерий соответствия наиболее кратко сформулирован Аристотелем.Он писал: «Сказать, что это не то, или что не то, что это есть, — значит ложно, а говорить о том, что это такое, или о том, что не так, что это не так, верно «. 5 Современный писатель изложил переписку теории следующим образом:

Вера или утверждение верно при условии, во-первых, что это убеждение в утверждении с ответом на определенное положение дел, которое существует, и при условии, во-вторых, такое положение вещей действительно существует; и убеждений или утверждений ложно при условии, во-первых, что это убеждение или утверждение в отношении к определенному положению дел, что такого положения дел не существует. Верно , что данное положение дел существует при условии, что это состояние дел существует; и ложно, что данное положение вещей существует при условии, что такого положения дел не существует. И правда , наконец, существующее положение дел. 6

Проще говоря, эта теория — проверка того, что я верят в определенные факты и сами факты. Соответствуют ли они? Является моя вера — правильное изложение факта, события или идеи? Если я скажу «я верю идет дождь «за моим окном, и идет дождь, то я адекватно описал события — вплоть до падения воды — и, следовательно, я описал это правдиво.

Можно видеть, что теория соответствия следует эмпирическим акцентам. сравнения сказанного с тем, что видят или переживают чувственно.

Теория соответствия обезоруживающе проста и привлекательна, но критики выдвинули против него множество возражений. Во-первых, как можно проверить соответствие в предложении типа «у всех кентавров есть человеческие головы «. Поскольку кентавры существуют только в художественной литературе, как можно судить о том, есть ли у них человеческие головы или нет? Проблема несуществующих поз серьезные вопросы к теории соответствия.Во-вторых, все согласны что 2 плюс 2 равно 4, но как можно проверить эту идею, сравнив ее с реальность? Существуют и другие концепции ума, которым не соответствует реальность. Следовательно, кажется, что теория неадекватна в качестве теста для всех виды правды. В-третьих, как можно проверить саму теорию в качестве проверки? правда? Должно быть сделано предположение, что соответствие является истинной проверкой правда. В-четвертых, в отношении корреспонденции высказывалось возражение, что человек не может сравнивать свою идею с действительностью. 7 Это предвосхищает проблему, касающуюся статуса знания, но это означает, что человек знает только свои собственные представления и опыт окружающего мира и поэтому не может «отойти в сторону», чтобы сравнить идею в уме с миром «там».

Корреспонденция подверглась дополнительной атаке за то, что намекала на то, что факт для любого утверждения о факте. Это означает, что каждое утверждение к нему должна быть приложена корреспонденция. Это не так. Заявления факты о математике, этике, религии и многих других идеях не имеют видимые соответствующие вещи.Переписка, похоже, ограничивается чувственный опыт элементы истины.

Современные защитники теории соответствия расширяют рамки должность. «Сказать, что утверждение соответствует действительности, значит сказать, что утверждение соответствует любому стандарту объективной истины применимо ». 8 Чисхолм говорит не только о фактах, но «существующие положения дел» и «несуществующие положения дел». 9

Переписка проходит проверку, которую нельзя игнорировать, хотя ее бывшие защитники, возможно, были слишком узкими в своем заявлении.Переписка все еще может иметь слишком узкое определение, чтобы исключить применение к множеству истины. Если истину можно определить как правильное понимание того, что есть, тогда заявление должно стремиться соответствовать действительности, насколько это возможно понял.

Критика не разрушает теорию и возможность используй это. Некоторые критические замечания предполагают слишком многое. Очевидно, возражение сосредоточившись на иллюстрации «у всех кентавров голова как у человека», кажется, будет сложно, но перед этим стоит вопрос: «а есть ли кентавры?» Поскольку ничто не соответствует предыдущему предложению ни в пространстве, ни в реальности, тогда второе предложение не имеет смысла.Если используется намерение, а не факт что касается некоторых утверждений, то мы бы поняли, что кентавры с человеческие головы имеют реальное значение в художественной литературе, но не на самом деле.

Возражение, что мы не можем выйти за рамки представлений нашего разума, не серьезное возражение, если мы признаем, что сторонники других теорий не могут выйти за рамки их представлений. Но так как можно сравнить мои мышление и идеи с другими умами, поскольку они отражают пережитую реальность, тогда мы сможем набраться смелости в решении общей проблемы, что любое испытание на истину имеют.

Проблема многих теорий состоит в том, что их сторонники редукционистский: эта теория только путь . Переписка кажется иметь полевой рабочий день по определенным типам проблем и вопросов, но слабые места в другие. Должен ли быть только один тест на то, является ли что-то истиной? Не могу есть дополнительные тесты? Опыт заставил бы нас поверить, что это правда.

B. Тест на согласованность

Согласованность в современной философии пропагандируется Гегелем и идеалистическая традиция.Ряд идеалистов отстаивали эту точку зрения в последнее время. раз. 10 Когерентность как теория «выходит за рамки простого самосогласованность предложений к всеобъемлющему, синоптическому взгляду на все опыт . . . Любое предложение истинно, если оно является самосогласованным
и последовательно связано с нашей системой предложений в целом ». 11

Сторонники согласованности признают, что невозможно достичь абсолютного согласованности, но по мере продвижения к этому идеалу предполагается, что лучшая правда будет.

В приведенном выше определении Брайтмана было ключевое слово, которое требует дальнейшего усиление: «всеобъемлющий». Это слово имеет две ссылки. Во-первых, это важная ссылка на опыт. Согласованность применяется комплексно как внутренне (мысленно), так и внешне. Если я опущу эмпирические из правильного понимания всеобъемлющего, я не исчерпывающий. 12

Вторая ссылка на всеобъемлющее — это на «целое». Согласованность рассматривается как способ понимания всего сущего, а не только как критерий истины, но важная составляющая природы.Требуется согласованность не относится к «трансцендентной метафизической сущности», как это часто бывает, но «« целое »в качестве критерия — это всего лишь весь наш предыдущий опыт, знания и вера ». 13 Сторонники когерентности утверждают, что согласованность не может быть отвергнута без ее подтверждения. Это не просто формальный, бесплодный способ согласования критерия; это фундаментально для образ мышления и жизни человека. Не нравится новый бит информация, пока она не будет «замужем» с другой информацией.

Аргументы против согласованности как проверки истины граничат с неправильное толкование и прямая клевета. Это правда, что некоторая согласованность сторонники более радикальны и радикальны, чем другие, в использовании теории, но нельзя брать плохие примеры только для опровержения. В Аргументы, используемые против согласованности, следующие: (1) Согласованность рассматривается как непонятно, поскольку это «система взаимозависимых суждений без начало или конец ». 14 Если бы последовательность была такой, возражение может выдержать, но опыт, основанный на эмпирическом познании и рассудке, имеет начало.В детстве человек узнает, что спички могут быть опасными. Этот тогда знания могут стать основой для направления нового опыта в будущем. Ребенок, который знает, что огонь горит, не примет без больших вопросов. утверждение, что огонь горит , а не . Что до конца, согласованности нет, но это только означает, что ни согласованность, соответствие, ни какая-либо другая теория не имеет абсолютного понимания всей истины.

(2) Возражение вызвано заявлением, что иногда два или более согласованных системы соперничают за принятие как истину.Что вы делаете тогда? Это возражение не непреодолимо. Возможно, придется подождать, пока не появится более связное. Это не меньшая проблема, связанная с ожиданием, пока приходит лучшая теория, чтобы соответствовать фактам, или ожидания, чтобы узнать, что Факты действительно есть, как в случае смерти Гитлера. Как мы узнаем, какой более связный? Сравнивая новую систему со старой.

(3) Так называемые «степени» истины, связанные с согласованностью, рассматриваются как главная проблема согласованности некоторых философов. 15 Это обвиняли в том, что всегда разрушают структуру знания, которая была возведены, чтобы освободить место для новых «истин», которые теперь более «последовательны», чем Старые. Более того, этот процесс будет продолжаться, и не только релятивизм результат, но истина не кажется окончательной или окончательной.

Но в качестве опровержения, перестройка нашего мышления или принятие «степени» истины не означают, что вся надстройка снесена к голому фундаменту. Многие вещи достоверны, например, 2 плюс 2 равно 4.Многие «истины» выдержали испытание временем и не изменятся, но есть это другие «истины», которые, как выясняется, вовсе не являются истинами. Переписка в на данный момент нет лучшей позиции. Представление о том, что солнце вращается вокруг Земля соответствует нашему визуальному опыту. Это считалось какое-то время времени, и это все еще соответствует нашему визуальному опыту. Он был отклонен за лучшая теория — теория Коперника — не потому, что изменилось наше чувственное восприятие, но поскольку лучшая теория была, простите за фразу, более согласованной с все остальное, что мы знаем о космосе.Теории, связанные с перепиской нужно иногда обновлять, как и последовательную теорию.

(4) Возможно, одним из наиболее интересных возражений является то, что согласованность предполагает переписку. 16 Пока переписка означает наличие отношение к восприятию и опыту, это правда. Согласованность как она было определено здесь, не может быть изолировано от опыта. Следовательно, настоящая вопрос в том, улучшает ли это переписку или нет. Это также может быть спросил: действительно ли это две разные теории? Не было ли непонимание того, что подразумевается под двумя разными акцентами? Переписка действительно приобретает и предполагает некоторую степень согласованности: согласованность требует и предполагает некоторую степень соответствия.Пока поскольку согласованность определяется таким образом, чтобы включать соответствие — эмпирические данные — тогда это улучшает соответствие, включая область опыт, или совокупность опыта.

C. Прагматический тест

Прагматизм, согласно Уильяму Джеймсу, происходит от греческого слова прагма, что означает действие и служит основой наших английских слов практические и практические. Джеймс приписывает Чарльзу С. Пирсу (1839-1914) зарождение движения посредством статьи «Как воплотить наши идеи в жизнь». Clear », опубликованный в Popular Science Monthly за январь 1878 года.Идеи Пирса о прагматизме существенно отличаются по акцентам от более поздние популяризации Джеймса. Из-за этой разницы Пирс отверг термин «прагматизм» вместо «прагматизма». 17

Пирс сначала использовал прагматизм как теорию значения. Теория может быть указывает на вопрос: как вы можете сделать идею ясной по ее значению? Он резюмировал принцип прояснения смысла идей: «Подумайте, что эффекты, которые предположительно могут иметь практическое значение, мы понимаем объект нашей концепции иметь.Тогда наша концепция этих эффектов такова: вся наша концепция объекта ». 18 Он проиллюстрировал это по идее твердости. Вещь тяжелая, если ее не поцарапать и не искалечить другими веществами. Алмаз трудно назвать твердым, если при легком прикосновении при падении на пол он разлетелся бы вдребезги.

Правда для Пирса — это не популярные идеи, связанные с более поздними прагматизм, то есть истина — это то, что ведет к действию или работе. Осторожно, Пирс утверждает, что «прагматик не заставляет summum bonum состоять из действие .. . . «Истина не создается, как утверждает Джеймс. Пирс сказал:» мнение, которое в конечном итоге должно быть согласовано всеми, кто исследует, является то, что мы подразумеваем под истиной, и объект, представленный в этом мнении, является реальный » 19

Когда мы обратимся к более известному прагматику раннего движения, Уильям Джеймс (1842-1910), мы можем видеть, как движение заимствовано у Пирса, но повернулся в другом направлении. Уильям Джеймс популяризировал идею Прагматизм наряду с Ф.C.C. Шиллер из Англии и Джон Дьюи из Америки.

Что правда для Иакова? «Истина — это имя того, что доказывает быть добрым в смысле веры и, конечно же, добрым, назначаемые причины ». 20 Джеймс развивает это, чтобы включить продвижение жизни, здоровья, счастья, если это не противоречит «другим жизненно важным преимущества ». 21 В эссе о концепции истины Джеймс заявляет, что «истинные идеи — это те, которые мы можем усвоить, подтвердить, подтвердить и проверить.Ложные идеи — это те, которые мы не можем ». 22 Намереваясь отвергнуть идею о статичности истины, Джеймс утверждает, что «истина происходит с идеей. становится истинным, становится истинным события ». 23 Он иллюстрирует это на примере человека, который заблудился в лесу. и голодает. Он видит коровью тропу и считает, что она должна вести к фермерский дом. Если это так, он спасает себя. Для Джеймса эта идея практические результаты. (Можно спросить, не лучше ли это иллюстрация для согласованности, поскольку делается вывод о пути коровы это основано на предыдущем опыте, и когда человек следует по пути, его действие согласуется с прошлым опытом и основанными на нем рассуждениями.)

Непостоянство природы истины выражено далее в словах Иакова: «Правда для нас — это просто собирательное название процессов проверки, просто поскольку здоровье, богатство, сила и т. д. являются названиями других связанных процессов с жизнью, а также преследовать, потому что преследовать их окупается. Правда сделал , так же, как здоровье, богатство и сила создаются в процессе опыта ». 24

Пожалуй, одним из самых спорных утверждений Джеймса является то, что «мы должны жить сегодня той истиной, которую мы можем получить сегодня, и быть готовы завтра к назовите это ложью.» 25 Это звучит как чистая теория относительности, но в в наиболее приемлемом смысле Джеймс имеет в виду не больше, чем подразумевается в согласованность или соответствие. Мы вышли за пределы вавилонской астрологии, Астрономия Птолемея, физика Ньютона, и теперь мы подошли к теории Эйнштейна. теория относительности. Может быть, от этого придется отказаться — в будущее — для лучшей правды или лучшего описания фактов. Однако более критическая интерпретация приведенного выше предложения Джеймса относительно прагматизм, приводит к выводу, что прагматизм поддерживает относительность позиция истины.

Глядя на противоположность истине, лжи, Джеймс заявляет, что «неправда. убеждения работают так же пагубно в долгосрочной перспективе, как истинные убеждения выгодно ». 26

Акцент, который Джеймс придавал проверке, не должен остаться незамеченным. хотя нельзя заключать, что прагматизм имеет монополию на проверка. Проверка была важна для теории истины Джеймса. В в отличие от традиционных теорий истины, включающих знание, реальность, и правда, прагматический подход сводит это к двум: реальность и проверка.Когда что-то проверяется, это известно и это правда. 27

Прежде чем приступить к оценке прагматизма, необходимо вкратце взглянуть на Джона Дьюи, который предпочел называть свою версию инструментализма . Джон Дьюи (1859-1952) не любил термин «истина» и использовал термин «обоснованная возможность утверждения». Это означает, что любое высказывание или суждение, сделанное сейчас, выдержит испытание прошлое, настоящее или будущее исследование. Таким образом, идея «верна, которая работает в ведении нас к тому, что он подразумевает.» 28

Дьюи вслед за Джеймсом говорит, что истины должны быть сделаны. Это не означают, что я могу объявить правду такой, какой я хочу, но это больше как расследование, направленное на решение большой проблемы или потребности. Правда для Дьюи — это тоже то, что работает. Но не всякая действующая правда участвует в идее. Истина — это то, что удовлетворяет условию расследование.
Последним основанием гарантированной возможности утверждения Дьюи является проверяемость. Этот соответствует тому смыслу, что «ключ отвечает условиям, налагаемым замок .. . или решение отвечает требованиям проблемы ». 29 Дьюи принял идею Пирса о том, что истина — это мнение, которому суждено быть в конечном итоге согласились со всеми, кто исследует. . . . » 30

Что можно сказать о прагматичном взгляде на истину? Ряд возражений были подняты, но не все они имеют одинаковую силу. Например, релятивизм — серьезное обвинение против комментария Джеймса о том, что мы должны жить по сегодняшние истины и завтра назовем их ложью.Буквальное толкование этого предложения несправедливо по отношению к реальности утверждения, что многие произошли изменения в том, что мы считаем истиной, но это изменение не аннулировали все, что мы считали истинным. То же обвинение релятивизм можно противопоставить другим стандартам истины. Но если мы должны отбросьте вчерашние истины, зачем мы это делаем? Приходит несколько ответов. Во-первых, то, что мы считали правдой, не было. Это были убеждения, в которых правда в них, но мы ошибочно назвали их истиной вместо убеждений.Во-вторых, если мы отбросить старые «истины» или верования, потому что мы требуем более убедительных объяснение, чем предыдущие. Эти объяснения ближе к тому, что мы известны как факты, или они более согласуются со всем остальным, что мы знаем сейчас. Таким образом, в основе заявления Джеймса об отказе от «истин» вчерашнего дня лежит стандарт истины, которая стремится избежать релятивизма.

Более серьезный вопрос полезности. Правда может пригодиться, и работоспособный, но не обязательно проверенный. Некоторые так называемые «истины» сработали долгое время и в итоге были признаны ложными.Как долго длится теория надо работать, чтобы быть правдой? По всем разумным стандартам он всегда должен работать. Утверждается, что Гитлер использовал нордический миф для мобилизации страны и это заняло в его схеме работоспособное и полезное место. Это сработало в разной степени с 1920-х по 1945 гг. Было ли это правдой до 1945 года и ложью после? Его работоспособность и полезность не связаны с проверкой.

Верификация действительно была определена Джеймсом в следующих терминах: если она работает, она правда. Однако проверка обычно означает работоспособность чего-либо. независимо от времени или лиц.Особое выражение Джеймса серьезные проблемы. Во-первых, проблема, выраженная в предыдущем критика за то, что некоторые вещи какое-то время работают, но это не проходит как проверка. Вторая проблема — в чьих глазах что-то проверяется. 31 Например, моя жена «пытается» завести залитую машину и терпит неудачу. Я пробую завести такую ​​же залитую машину и все получится. Почему она не могла этого сделать? Два вещи отмечены: «попытка» чего-то означает разные вещи для разные люди и могут включать ненаблюдаемые и неизвестные способы сделать это.Другое дело — длительность попыток. Можно попытаться сломать маленький кабель, быстро согнув его вперед и назад, и выйдет из строя, в то время как другой человек может попробовать дольше и добиться успеха. Как долго нужно пробовать идею или проект до того, как о нем можно будет объявить правду или ложь? Он сказал, что Муссолини считал, что демократия потерпела поражение в Италии, прежде чем он пришел к мощность. Была ли демократия опробована достаточно долго и пристально?

Другой вопрос связан с утверждением: «истинные идеи — это те, которые мы может ассимилировать, подтверждать, подтверждать и проверять.»Кажется, это привлекает согласованность в вопросах усвоения и подтверждения, и на переписка для проверки и подтверждения. Прагматизм — это просто изощренная форма соответствия и согласованности?

Хотя прагматизм и инструментализм протестуют против истины как статичен, некоторая норма всегда должна закрасться в проблему, даже если это может называться другим именем. Очевидно, есть более оправданные утверждений, чем другие, и причина в том, что некоторые утверждения более правда, чем другие.Почему это? Какова природа истины, которая подошел? Инструментализм, кажется, избегает этого, выбирая оправданное доказуемость. Этот вопрос помогает указать на различие, которое прагматизм, кажется, игнорирует — природу истины по сравнению с , как мы ее находим вне. Прагматизм более эффективен в распознавании конкретной истины. против того, чтобы дать ответ на природу истины. Другой способ смотреть Дело в том, что прагматик переопределяет истину иначе, чем согласованность или соответствие.

Хотя мы пытались интерпретировать замечание Джеймса об изменении истины в лучшем контексте, есть еще реальный вопрос о стойкости правда. Отсутствие твердости привело к вопросу о том, можно ли справедливо говорить о теории истины вообще у Иакова. 32 Даже его акцент на экспериментализме требует, чтобы определенные вещи были постоянными и стабильный. Эксперимент без определенных элементов как неизменный был бы неспособный произвести что-либо. Итак, в росте знания должно быть некоторые установленные вещи, на которых можно строить.Если нет некоторая постоянство в системе обучения, можно было бы управлять обоими психологически и интеллектуально скептицизмом.
D. Проверка проверки

Приходит связанный, но оправданно иной подход к вопросу об истине. из логического эмпирического движения, которое сосредоточилось на идее проверка. Позже мы увидим кое-что из подхода этого движения. но для наших целей здесь мы смотрим на его подход к истине.

Для краткости выражения мы будем использовать термин «позитивист», чтобы говорят об этой позиции. Позитивисты попытались проанализировать использование язык и пришел к выводу, что есть два вида предложений: аналитические и синтетические. Аналитику можно проверить с точки зрения логики. Знакомые 2 плюс 2 равно 4, или «все холостяки не женаты» очевидно, что они кажутся истинными на основе логики. Синтетика с этим труднее иметь дело. Синтетическое относится к чувственному опыту Мир.Например, «Я вижу сосновый дуб» — это чувственный опыт. я говоря, что если вы посмотрите в том направлении от моего дома, вы увидите булавку дуб. Вы можете воспроизвести тот же опыт. Говоря о булавочном дубе, легко, но как насчет утверждения вроде: «мир ментален». Это конечно, не аналитическое заявление. Поскольку я не могу видеть своими глазами ментальность мира, что я могу сказать об этом утверждении? Если здесь есть что-нибудь, что соответствует «ментальной реальности»?

У позитивистов на это есть свой ответ.Но прежде чем мы посмотрим на это, это Следует отметить, что традиционный тест «что есть истина?» отклонено некоторые позитивисты. Мы указывали на различие между природа истины и как ее узнать. Для позитивистов нет «природа истины», когда кто-то пытается понять утверждение о что-то и согласие или согласованность. Что-то под названием «природа истина «никогда не видна больше, чем» ментальная реальность «видна глазами. поэтому вопрос о природе истины рассматривается позитивистами как непродуманный и бессмысленный вопрос.Кем на самом деле были философы попытки учиться, говорят позитивисты, — это ответ на вопрос: «что делает предложение истинным или ложным? » 33 Или, другими словами, это способ узнать, как утверждения подтверждаются ». 34

Как это делается? Ответы Ayer:

Ответ заключается в том, что мы тестируем обоснованность эмпирической гипотезы, увидев, действительно ли она выполняется функция, для выполнения которой она предназначена. И мы видели, что функция эмпирической гипотезы — дать нам возможность предвидеть опыт.Соответственно, если наблюдение, которому соответствует данное предложение, релевантно соответствует нашим ожиданиям, истинность этого предложения подтвержденный. 35

Айер признает, что в этом нет уверенности. операция. Если эксперимент пройдет согласно ожиданиям, тогда повышена кредитоспособность. Нет никаких сомнений в том, что это будет повторяется. В противном случае могут возникнуть вопросы об эксперименте; если он снова будет успешным, большая вероятность того, что он будет правдой, присоединяется к заявление.

Айер предлагает возможность нового теста на рациональность в будущее, но поскольку наука так преуспела в проверке, она на данный момент кажется лучшим способом. 36

Поскольку у прагматизма и его взглядов на верификация и позитивизм не будем повторять проблемы и трудности проверки как единый критерий истины. Более того, будет сказано больше об этом в главе «Наука, философия и религия».

E. Перформативная теория истины

Перформативная теория относится к опыту согласия с кем-то кто сделал заявление. Это не утверждение о высказывании, как в «Оно правда . . . «», что машина зеленого цвета «. Когда я говорю, что» это правда «, я могу соглашаться, принимать, одобрять, признавать, признавать, что кто-то сказал, ободряя, отвечая, напоминая кому-то, предупреждая или укоряя кто-то. Таким образом, «это правда» может означать многое, кроме проверки правда.

Заочная теория истины получила наибольшее распространение. теория истины в этом веке. Но он подвергся нападкам со стороны некоторых люди, в частности П.Ф. Стросон (1919-) выдающийся британский философ связано с тем, что было описано как «оксфордская философия».

Стросон напал на теорию соответствия как на не требующую очистки но устранение ». 37

Стросон напал на традиционную теорию соответствия по следующим Основания: (l) Переписка не относится ко многим видам заявлений.»Это не распространяется на негативные, общие и экзистенциальные утверждения, а также прямолинейные или гипотетические и дизъюнктивные утверждения ». 38 Пример короткого предложения, к которому истина неприменима: «Принеси мне апельсин ». Еще один вариант:« Любишь ли ты играть на пианино? » нет объекта с названием «нравится играть», который является объективным для проверки с переписка.

(2) Переписка требует утверждения с чем-то, на что оно ссылается в мире.Стросон писал: «И очевидно, что требование, чтобы там должно быть такое отношение логически абсурдно; логически фундаментальный ошибка типа «. 39 Далее он говорит:

Пока мы, конечно, говорим что утверждение соответствует (соответствует, подтверждается, согласуется с) факты, как вариант утверждения, что это правда, мы никогда не говорим , что заявление соответствует предмету, человеку и т. д., о котором идет речь. Что делает Утверждение «что у кошки чесотка» правда «не кошка, а состояние кота, i.е., то, что у кошки чесотка. В единственный вероятный кандидат на позицию того, что (в мире) делает утверждение истинно — это факт, который он утверждает; но тот факт, что он заявляет, не что-то в мире. 40

Стросон далее отметил, что когда говорят «это факт «кто-то также говорит« это правда ». «Это правда, это факт». Если мы продолжим исследовать утверждение типа «Я меня тревожит тот факт, что расходы на кухню выросли на 50 процентов в последний год «становится очевидным, что это не вопрос истины изложенных критериев, но попытка передать чувство и тревога для обеспечения сочувствия по этому поводу или облегчения от инфляции.

Другой пример — государство всеобщего благосостояния, в котором существует только гипотетическое рассмотрение. «Это правда, что общее состояние здоровья сообщество улучшилось (это p), но это связано только с продвижением в медицинская наука ». 41 Такое утверждение имеет смысл и выполняет функцию в дискурсе, но у человека нет утверждение со ссылкой, как того требует теория соответствия.

Эссе Стросона об Истине указывает на некоторые слабые стороны теория соответствия.Но призывать к его устранению может быть крайним. Это похоже, применимо к некоторым видам утверждений и может потребоваться лучшее описание, касающееся его применения. Простой опыт проверки заявление с фактом — вот что дало ему постоянную апелляцию. Теоретики кто претендует на универсальность для всех видов утверждений, делает это уязвимый.

Применение и заключение
Мы рассмотрели несколько способов проверки того, является ли утверждение правда.Первые два, соответствие и согласованность, более точно касаются природа истины. Прагматизм и проверка больше касаются тесты определенных видов утверждений или применение утверждений. Перформативный взгляд описывает функцию слова «истинный» в некоторых из его обычаи, но не его природа.

Для дальнейшего Чтение

Ayer, A.J., Language, Truth and Logic , New York: Dover Publications, 1936.
Brightman, Edgar, Introduction to Philosophy , Third Ed., Нью-Йорк: Holt, Rinehart, and Winston, 1963.
Hill, Thomas E., Contemporary Theories of Knowledge , New York: Ronald. Press, 1961.
Jaspers, Karl, Way to Wisdom , New Haven: Yale University Press, 1954.
Скривен, Майкл, Первичная философия , Нью-Йорк: McGraw-Hill Book Co., 1966.
Titus, Harold, Living Issues in Philosophy , Fifth Ed., New York: Van Nostrand, Reinhold Co., 1970.
Trueblood, Elton, General Philosophy , Нью-Йорк: Harper and Co., 1963 г.

Сноски

1 Карл Джасперс, Путь к мудрости , Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1954, стр. 12.

2 Способы познания , стр. 125.
3 Майкл Скривен, Primary Philosophy , Нью-Йорк: McGraw-Hill Book Co., стр. 1966, стр. 17.

4 Некоторая путаница изобилует различением природы истины как того, что есть и правильное понимание этого из теории соответствия, которая вроде говорит то же самое.Но теория соответствия — это сравнение между моей верой и тем, что есть. Первый может быть правдой, а второй — заявление об истине.

5 Метафизика , 1011b.

6 Чисхолм, Теория познания , op. соч. , стр. 103-104.

7 Эдгар Брайтман, Введение в философию , Третье изд., Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1963, стр. 67.

8 Hamlyn, op.соч. , стр. 140.

9 Против чего высказаны возражения. Ср. Капальди, стр. 100.

10 Brand Blanchard, Edgar Brightman, F.R. Брэдли, Бозанке, А.К. Юинг, пр.

11 Брайтман, указ. соч. , стр. 77.

12 C.F. А.К. Юинг, «Если мы понимаем согласованность как простую внутреннюю согласованность независимо от опыта, тогда это неадекватный критерий, но это это не то, что имеют в виду ведущие сторонники теории.»Идеализм, Strand, Eng .: Methuen and Co., стр. 243.

13 Там же ., Стр. 247.

14 Capaldi, op. соч. , стр. 102.

15 Элтон Трублад, Общая философия , Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1963, стр. 65.

16 Capaldi, op. соч. , стр. 102.

17 Ср. его эссе «Что такое прагматизм» в Pragmatism , ed. Автор: Х. Стэндиш Тайер, Нью-Йорк: Mentor Books, 1970, стр.101-120.

18 Там же ., Стр. 88.

19 Там же ., Стр. 97.

20 Очерки прагматизма , под ред. Альбури Кастелл, Нью-Йорк: Hafner Publishing Co., 1959, стр. 155.

21 Там же ., Стр. 156.

22 Там же ., Стр. 160.

23 Там же ., Стр. 161.

24 Там же ., п. 168.

25 Там же ., Стр. 170.

26 Там же ., Стр. 174. За другой могилой. с критикой прагматизма можно обратиться к «Очеркам истины Ф. Х. Брэдли». and Reality , Oxford: The Clarendon Press, 1914, стр. 65–149.

27 Ср. Томас Э. Хилл, Contemporary Theories of Knowledge , New York: Рональд Пресс, 1961, стр. 307.

28 Там же ., Стр. 304. (цитаты из Дьюи Очерки экспериментальной логики .)

29 Там же ., Стр. 343. (Цитаты из Проблемы человека , стр. 343.)

30 Прагматизм , стр. 97.

31 Ср. проблема проверки в главе V, Наука, философия и Религия.

32 Ср.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *