Кто такие садист: Садизм. Что такое «Садизм»? Понятие и определение термина «Садизм» – Глоссарий

Содержание

кто это такой, причины агрессии и как противостоять?

Считается, что агрессивное поведение – результат неправильного воспитания. Но это не так. Ученые из Швеции выяснили, что у склонных к насилию людей присутствует особый «ген дьявола». Он проявляется демоническими чертами: агрессией, жестокостью, садизмом. Причем садистские черты проявляются даже у тех, кто кажется абсолютно нормальным. Как проявляет себя садист в быту? Чем отличается от агрессора? Можно ли научиться управлять своей и чужой агрессией? Оказывается, можно. Как это сделать, рассказываем в статье.

Кто такой садист?

Садист — это склонный к насилию человек, который получает удовольствие при виде чужих страданий. Садист наслаждается не столько от причинения физической боли, сколько от морального насилия, словесной агрессии, вызванных душевных страданий и чужого унижения. Он не в состоянии управлять собой, это влечение рано или поздно проявляется. Садисту необходимо полное доминирование, абсолютная власть – только тогда возможно полное удовлетворение садистских наклонностей.

Изначально садистами называли половых извращенцев, получавших сексуальное удовлетворение при виде физических страданий партнера. Термин «садизм» также используется в уголовно-судовом производстве как отягощающее обстоятельство преступления. В криминальных делах речь идет о клинических случаях, когда садист переходит границу закона или общественных норм. Но расширенные исследования показали, что можно быть садистом и при этом оставаться в пределах психиатрической нормы.

В повседневном словоупотреблении так называемый «бытовой садист» – тот, кто находит жертву заведомо слабее себя и мучает ее, чувствуя свою безнаказанность. Причем чаще встречаются садисты, которые не проявляют открытую агрессию:

  • Первые называют себя «правдорубами» и искренне считают, что умеют говорить только правду. От них запросто можно услышать громогласное замечание: «Выходи замуж за любого. Иначе останешься в старых девах
    » или «Ты такой неудачник, наверняка жена от тебя скоро уйдет к другому».
  • Вторые действуют, что называется, «тихой сапой» заботы и ласки. Если вы пожалуетесь на проблемы со здоровьем, они тут же припомнят пару случаев с летальным исходом. Расскажете о запланированной свадьбе, услышите чужие истории про развод. И все это с ласковой улыбкой и заботой во взгляде.
  • Третьи просто молчат, болеют или впадают в депрессию. Это тактика пассивного садизма, при которой люди добровольно выбирают роль жертвы, провоцируя агрессию партнера. Например, жена разлюбила мужа, но вместо конфликта просто молчит. Или муж изменяет жене, но вместо развода изводит ее бесконечными придирками.

Вообще-то садист больше похож на пылкого влюбленного, чем на агрессора. Агрессор стремится разрушить объект, чтобы защитить себя от возможных неприятностей. Садист наоборот – стремится полностью контролировать объект, господствовать над его мыслями, поведением и буквально слиться с ним.

Пройти тест на характер человека

История понятия.

Термин «садизм» возник в конце XVIII века, но в русском языке есть много слов, сходных по смыслу: истязание, издевательство, пытки.

Садист – производное от имени писателя-философа маркиза де Сада, известного своими порнографическими произведениями со сценами жестокости и насилия. В сексопатологии его именем назвали синдром, который относится к половым извращениям. В справочниках по психопатологии он стал ярким примером личности с садомазохистскими чертами. Но в официальных медицинских справочниках отдельного диагноза «садизм» нет.

Хотя произведения маркиза де Сада почти на сто лет попали под жестокую цензуру, в конце XVIII века садизм был не просто эротической практикой, но «массовым культурным феноменом». Новая волна популярности идей «сексуальной свободы» пришлась на 20-30 годы XX столетия. Сам автор стал «символом протеста против ханжеской морали» и был полностью реабилитирован.

Многочисленные научные эксперименты доказали, что садистские наклонности присущи многим, очень многим людям. И единственное, что их останавливает – страх ответственности или наказания за свои поступки. Причем выяснилось, что место проживания, пол, национальность не имеют значения. Процент садистов повсюду примерно одинаков.

Причины детской агрессии.

Любой медик подтвердит, что полноценными садистами не рождаются. Садизм, который проявляется в детстве, может стать постоянным или временным явлением. Кроме психических заболеваний причин для патологии несколько:

  • Жестокость со стороны родителей.
  • Игнорирование садистских наклонностей ребенка.
  • Психологическая травма.
  • Подавление агрессии.
  • Неудачный сексуальный опыт в подростковом возрасте.
  • Бесконтрольный просмотр порнографии с садистским уклоном.

Эти причины могут привести к садистским наклонностям, но этот факт научно не доказан. Беспочвенными оказались опасения по поводу компьютерных игр со сценами насилия. Противники виртуальной реальности доказывают, что жестокость в игре провоцирует агрессию в реальной жизни. Но статистика говорит обратное: японцы больше всех в мире тратят на покупку игр, но при этом процент по преступлениям насильственного характера в Японии один из самых низких.

Так что педагоги призывают родителей не паниковать при виде детской агрессии. Она не всегда связана с плохим воспитанием, это всего лишь способ снять стресс, выразить эмоции. Но если после трех лет ребенок не научился справляться с приступами злости, не проявляет сострадания или открыто мучает животных – это первый сигнал для родителей. В таком случае лучше обратиться к детскому психологу.

Как справиться со своей злостью?

Злость – замечательное чувство с большим запасом энергии. Но если злость перерастает в бесконтрольные вспышки агрессии, это уже начинает мешать. Когда стресс и раздражение накапливаются до критического уровня, происходит эмоциональный всплеск – это сравнимо с кипящим чайником, у которого срывает крышку. Выплескивая свой негатив, мы ставим под угрозу отношения, карьеру, дружбу, семейное счастье.

Кроме того неизрасходованная энергия злости с силой бьет по внутренним органам. Наиболее негативно это сказывается на сердце, сосудах и печени.

Поэтому нужно понять, что провоцирует агрессию, распознавать причину и бороться с ней. Тем, кто хочет научиться контролировать свой гнев, пригодятся 5 советов:

  1. Чтобы быстро сбросить энергию можно пройтись быстрым шагом, побегать, покричать, разорвать пару листов бумаги. Проблем это не решит, зато поможет уберечь внутренние органы от адреналиновой атаки.
  2. Гнев сопровождается мышечным спазмом. Чтобы снять его достаточно распрямить или опустить плечи, расслабить сведенные мышцы челюсти, лба, пальцев рук, шеи. Дополнительно можно сделать несколько медленных вдохов-выдохов.
  3. Чтобы снять пиковый накал эмоций, можно описать свое состояние без выводов и оценок. Например, текст может быть такой: «
    Я ощущаю боль, которую уже не могу терпеть. Я чувствую себя бессильным ничтожеством. Я в бешенстве. Я буквально задыхаюсь от злости
    ». В результате внутренней работы мозг проясняется, возвращается способность мыслить трезво.
  4. Поменять минус на плюс. Злость со своей энергией дается природой не просто так. Ярость добавляет физическую силу, которую можно использовать по прямому назначению. Например, переделать накопившиеся домашние дела, выбросить лишние вещи, передвинуть мебель. Кроме того плохое настроение помогает оценить проблемы под другим углом. В дурном расположении духа мы более внимательны, поэтому можем лучше рассмотреть незаметные, но важные детали.
  5. Обратиться к психотерапевту. К сожалению, у нас больше принято обсуждать проблемы с первым встречным, а не со специалистом. А зря. Индивидуальная или групповая терапия поможет выявить причины гнева, выяснить свои реакции. А еще – отыграть сценки из жизни в безопасном окружении под присмотром специалиста.

Пройти тест на психику

Как противостоять бытовому агрессору?

Конечно, классические садисты встречаются нечасто. Чаще попадаются психологические агрессоры, которые мучают жертв действиями и словами. Как правило, они выбирают занятия, связанные с общением и властью. Они могут быть учителями, врачами, полицейскими, политиками или развернуться в другой сфере, чтобы добиться власти.

Но жить в обществе и быть от него полностью свободным невозможно. Часто мы встречаемся с людьми, которые выплескивают злость на окружающих. Чтобы после общения с агрессором не чувствовать себя «выжатым лимоном», нужно уметь правильно реагировать на проявление злости или враждебности.

Как определить садиста?

Распознать агрессора можно по излишней строгости, чрезмерной придирчивости, плохому настроению и склонности к регулярным наказаниям.

  • Для начала нужно изучить самого себя. Человек с психологией жертвы подсознательно притягивает агрессора. Кроме того жертва сама себе ставит блоки и не умеет защищаться. Агрессия – проблема агрессора. Если понять этот факт, можно избавиться от роли жертвы. Но бывают и другие случаи, когда люди сами накапливают агрессию, но боятся ее выражать. Такой человек неосознанно провоцирует ссору, чтобы через нее сбросить собственный негатив.
  • Научиться правильно реагировать на чужие нападки. Реакция организма на крик или сарказм бывает непредсказуема: сердце учащенно бьется, уши, будто закладывает ватой, а голос предательски срывается. В таком состоянии достойный отпор дать невозможно. Для начала нужно проследить за своей реакцией и заранее подготовиться к следующей ссоре: заготовить пару стандартных фраз, вспомнить убедительные аргументы, привлечь на свою сторону союзников.
  • Научиться корректно отвечать на агрессию. Не стоит принимать правила игры на чужом поле: хамить, обзываться, кричать. Лучше научиться управлять ситуацией. Можно задать собеседнику простой вопрос и тем самым сменить тему. Или перенаправить агрессора на другую площадку для общения – предложить описать претензии в электронном письме. Но в любом случае нельзя разговаривать тихим или дрожащим голосом – это снова выдаст позицию жертвы.
  • Тактично оберегать свои границы
    . Даже близкие родственники не могут бесцеремонно нарушать границы друг друга. Это не значит, что нужно отгораживаться от родителей-супругов-детей. Чтобы практиковать ненасилие, достаточно провести мысленную границу между собой и обидчиком. А потом с помощью необидных слов тактично донести свое мнение.
  • Не ждать, что ситуация разрешится самим собой. Если кто-то выплескивает злость в определенной ситуации, можно дать ему выговориться. Но в случае, когда человек проявляет агрессию постоянно или намеренно создает ситуации для проявления своих садистских наклонностей, лучше прекратить с ним любое общение.

Выводы:

  • Садист – извращенец, который получает удовольствие от истязаний и наблюдения за чужими страданиями.
  • Человек с садистскими наклонностями не просто пользуется спонтанной возможностью причинить боль, но специально создает для этого условия.
  • Если приступы агрессии у ребенка или взрослого вышли из-под контроля, лучше записаться на прием к психотерапевту.

Пройти тест на психические расстройства

Блог психолога: как распознать ловушку скрытого садиста

  • Елена Савинова
  • психолог

Нередко в качестве доказательства твердости намерений любимого мы слышим, что будем за ним, как за каменной стеной. Казалось бы, что может быть лучше: человек собирается взять на себя ответственность за жену и будущую семью.

Но ему нужна «всего лишь» ваша свобода. А то и вся ваша личность целиком.

Как не попасть в ловушку к человеку с садистскими наклонностями, замаскированными под заботу и опеку?

За «каменной стеной» или «в застенке»

Латентными агрессорами могут быть и мужчины, и женщины. У них только приемы разные.

Агрессор отличается от ответственного человека тем, что стремится властвовать вами. Такие склонны к широким жестам и эффектным поступкам, которые неопытные натуры ошибочно воспринимают как свидетельство большой любви.

Но дело в том, что этих людей мало интересует партнер как личность. Несмотря на заверения в преданности, скрытый агрессор может годами не знать вкусов, склонностей, предпочтений партнера, потому что ему это не нужно. А поскольку агрессор даже не предполагает, что для вас могут быть авторитетными другие люди, он беспощадно будет критиковать всех, кто вас окружает.

Чем более яркими талантами или качествами вы наделены, тем жестче будет критика. Как только человек-агрессор почувствует, что именно для вас является наиболее значимым и дорогим, он начнет подвергать сокрушительной критике именно это. Потому подсознательно будет понимать, что, развиваясь как личность, вы становитесь независимыми.

«Хозяин жизни» и его игра в благородство

Другой маркер скрытого садиста — разрушение радости. Его потребность — разочаровывать других.

Если вы с нетерпением ждете встречи с ним, счастливы при свидании, он или она обязательно наденет маску неприступности. Если захотите близости, любимый останется холодным, потому что только он, по его мнению, имеет право на инициативу.

Вы давно планировали поездку куда-то или что-то приятное, и заранее мечтаете, как вам должно быть хорошо. Но в последний момент ваша вторая половина все так подстроит, что ваши планы полетят кувырком. Если это женщина, у нее обязательно заболит голова или не будет, что надеть. Мужчина перед самым самолетом может «забыть» паспорт или перед выходом в театр у него не заведется автомобиль. К тому же, виноваты в этом обязательно будете вы, потому что это вы своим недостойным поведением «довели» своего партнера до такого состояния.

Конечно, в жизни каждой пары случались такие неприятности, но если такие «обломы» у вас происходят регулярно — вы имеете дело с садистом.

Зачем это ему нужно, спросите вы, ведь при этом он или она также страдают, потому что нет близости, похода в театр или в гости и поездок в отпуск.

А затем, что такие люди стремятся всегда контролировать ваши чувства. Ведь, по их мнению, источником радости и удовольствия могут быть только они. И так же они, а не вы решаете, когда эти положительные эмоции вы будете получать. Зачастую вы их еще должны «заслужить».

Необходимо отметить, что такие «хозяева жизни» стремятся контролировать и негативные эмоции. Поэтому, если кто-то обидит вас или заставит страдать, ваш партнер даст достойный отпор недоброжелателю, не пожалев при этом сил и средств.

Это, конечно, побалует ваше самолюбие, подтвердит то, что рядом таки есть и каменная стена, и надежное плечо. Но вместе с тем, такие «благородные» поступки затрудняют идентификацию людей-агрессоров. Они мимикрируют под благородных героев. Ведь что произошло? То, что вас защитили — лишь побочный продукт борьбы вашего партнера за территорию. Ибо только он имеет право огорчать вас.

Месть всему миру

Наконец люди такого типа почти всегда мстительны, они никому ничего не простят, обиду будут помнить долго и планировать, как побольнее отомстить.

Скрытый агрессор все свои отношения строит на основе проекции. То есть он видит других людей такими, каким считает себя самого.

Чувствуя себя ничтожным, такой человек полностью вытесняет это из своего сознания. Ведь агрессивность, соединенная с презрением к себе, дает мало шансов для выживания. Поэтому таким на самом деле несчастным людям кажется, что их окружают те, кто достойны презрения, враждебны и готовы в любой момент унизить, совершить насилие, забрать все.

Единственное, что может защитить, — сила, основанная на абсолютной власти, к которой они так жадно стремятся. Месть же, по мнению латентного садиста, — единственное средство восстановления «справедливости» в этом полном врагов мире, где действует единственный закон «если не ты, то тебя».

Итак, хотя описанный персонаж заслуживает сочувствия и, возможно, требует долгой терапии, а вы узнали его в вашем близком человеке, — лучше порвать с ним отношения.

В психологии есть правило «не пытайтесь подружиться с бешеной собакой». Оно применимо к случаям, когда помочь кому-то вы не в состоянии, а ущерб от общения с ним — невозместим.

Ведь даже если вы будете пытаться быть вежливыми и стараться нравиться такому партнеру, он все равно найдет, в чем вас упрекнуть или обвинить.

Ему ведь нужно заполнить живой тканью вашей личности свою пустую жизнь, тем самым разрушив ее. Да только вот нужно ли это вам?

Садист, или Плохой начальник, который любит не любить людей

Садист – это руководитель, который не любит людей, которыми управляет, причем не любит в особо жестокой, порой изощренной форме. Он целенаправленно использует свою руководящую позицию для морального подавления своих сотрудников. Это человек, который для достижения необходимого для него результата из системы управления «кнут и пряник» к своим подчиненным применяет исключительно только кнут. Этот человек хорошо разбирается во всех нюансах психологии человека, связанных с подавлением и унижением. Он тонко чувствует слабые места жертвы и использует их для достижения своих целей. Формы управления, основанные на позитивной мотивации, он считает неэффективными и пустыми – в его представлении, безотказно и эффектно действуют только негативная мотивация. Он получает удовольствие от причинения боли своим подчиненным. И жить без этого не может.

Для любой организации, подразделения или проекта наличие садиста в качестве руководителя – катастрофа уже в среднесрочной перспективе. В краткосрочной перспективе методы садиста могут дать результат, особенно в условиях жесточайшего кризиса, когда вся команда находится в оцепенении и не может адекватно реагировать. Но в перспективе более нескольких месяцев садист просто разрушает организацию. Это происходит быстро и неотвратимо. Сильные, самостоятельные и уважающие себя люди быстро покидают место, где садист является начальником, поскольку не могут это терпеть и им есть куда идти. Часть людей в организации ломаются и переходят в режим минимизации боли, которую им может причинить садист-начальник. А слабых людей садист подавляет окончательно. И эта зараза довольно быстро начинает распространяться вниз по организации: появляются маленькие садисты, которые уже транслируют форму обращения с ними на нижестоящие слои в организации. Эффективность организации неуклонно падает, садист усиливает давление своими традиционными способами, причиняя боль подчиненным, что только усиливает скорость деградации. Результат  –  безвольные люди в организации, отсутствие мотивации, негативная культура, кардинальное падение эффективности.

Садиста-начальника довольно просто выявить его подчиненным. Постоянные претензии, по поводу и без. Частенько он публично унижает своих сотрудников, причем по явно незначительным поводам. Я начальник – ты дурак. Такова традиционная формула общения садиста со своими подчиненными. Попытка возразить заканчивается для сотрудника плачевно. Садисту важно подавить этот очаг самостоятельности и возражений, поэтому он резко мобилизуется, собирает все предыдущие грехи сотрудника (по этому поводу у садиста впечатляющая память и огромный архив в его голове).

Более изощренные садисты приучают своих подчиненных самим подвергать обструкции несогласных. Они красиво предлагают остальным высказаться и поставить несогласного на место. Что остальные и делают – потому что сами не хотят нести эту боль. Все это настолько очевидно внутри той организации и подразделения, что идентификация не представляет большой проблемы.

Со своим начальником садист ведет себя очень гибко и адаптивно, поскольку возможности садиста реализовывать свои наклонности в управлении зависят от начальника. Садист порой бывает очень милым – со своим начальником. Порой наблюдаешь за метаморфозой такого человека и диву даешься – насколько люди могут меняться. Но все это является ширмой. Проблема в том, что до начальника самого садиста-начальника сигналы о проблеме могут не доходить. Подчиненные садиста будут ниже травы, тише воды, зная, какой беспощадной и изощренной будет расправа над человеком, который отправил сигнал наверх.

Сложность в том, что у своего начальника садист формирует представление о том, что без подобных методов управления ничего не работает. Никому нельзя доверять, все сотрудники ленивы и понимают только наказание. И все это будет с примерами и доказательствами. В результате начальник садиста, даже понимая проблему, не хочет ее решать, потому что боится, что без методов садиста действительно ничего получаться не будет. В этом замкнутом кругу деградируют многие организации.

Я не знаю примеров успешного излечения садиста. Это крайне устойчивая модель управления, в которую садист все равно возвращается, как только над ним перестанет нависать опасность. В общем, это, с одной стороны, неизлечимая и при этом еще и крайне заразная болезнь. Если вы начальник садиста и при этом сами садист, ничего менять не нужно. Потому что в этой модели управления вас поймет и эффективно работать будет только такой же, как вы. Если же вы не садист, то тогда думать нечего – гоните садиста в шею. Коллегам же садиста не следует притворяться, что они не замечают того, что происходит в соседнем подразделении. Говорить с самим садистом бесполезно – нужен прямой разговор с начальником садиста с фактами и личными оценками происходящего. Если после этого ничего не происходит – значит, начальнику садиста это удобно. И это значит, что у вас плохой начальник. Сделайте соответствующий вывод.

Подчиненным же садиста могу дать простой совет. Хотите быть тряпкой, о которую вытирают ноги, – тогда ничего менять не надо. Продолжайте работать и, в свою очередь, развивать в себе навыки садиста по самоутверждению за счет остальных. Если вы хотите двигаться и расти – уходите как можно скорее. Потому что чем меньше вы будете находиться в этой токсичной среде, тем меньше сами отравитесь. Не делайте с другими того, чего не хотите, чтобы делали с вами. И не терпите того, что терпеть нельзя.

Автор – генеральный директор компании «Вымпелком»

Эта колонка продолжает серию Михаила Слободина «Плохие начальники»

психическое отклонение или черта характера?

Садизм – это получение удовольствия и наслаждения от причинения боли другому человеку. Известно несколько форм проявления садизма: сексуальный, психологический и аутосадизм, направленный на себя. Психиатры считают, что эта патология проявляется у тех людей, которых агрессивно воспитывали в детстве. Если родители или воспитатели применяли слишком жестокие наказания, постоянно причиняли боль ребёнку, то он воспримет данный шаблон поведения, как естественный.

Причины развития садизма

Садизм может развиваться с детства, а может быть временным явлением. Причин данной патологии множество. В частности, основной причиной являются проблемы в психическом развитии в раннем детстве. Если родители или воспитатели бьют ребёнка за любую провинность, то у него возникают садистские тенденции, которые обязательно проявятся в более зрелом возрасте.

Психологические травмы, неудачи в сексуальной сфере, неуверенность в себе, комплексы, подавление агрессии, эротические фантазии, просмотр порнографической продукции с садистскими наклонностями, психические заболевания – вот основные причины развития садизма.

Настоящие садисты не особо выделяются из толпы. Обычно они находят себе партнёра-мазохиста и удовлетворяют свои желания, не причиняя никому вреда. Тяжелее, когда садизм ярко проявлен у одного из членов семьи, а его партнёр не желает поддерживать подобные сексуальные фантазии.

Садизм может быть моральным, когда человек специально доводит свою жертву до бешенства и получает от этого колоссальное удовольствие. Если же садизм проявлен в сексуальной сфере, и человек не может контролировать свою агрессию, то садизм часто может быть причиной насилия. При этом именно сопротивление жертвы причиняет садисту наибольшее удовольствие.

Садист стремится получить полную власть над объектом своей власти, самоутвердиться за счёт жертвы. Так, часто мужчины стремятся подчинить себе женщину и перестроить её психику нужным образом, чтобы она не сопротивлялась его наклонностям. Желание власти над объектом не знает ограничений и может привести к печальным последствиям в случае неповиновения.

Если человек не осознаёт своих садистских наклонностей, то у него часто наблюдаются проблемы с достижением оргазма обычными методами. Женщины считают себя фригидными, а мужчины преждевременно записываются в ряды импотентов.

Возможно ли вылечить садизм?

Фрейд писал в своих работах, что садизм является неотъемлемой частью сексуального влечения. Он считал садизм и мазохизм взаимодополняющими понятиями. Роли в сексуальной игре могут меняться. Однако если в людях преобладают животные инстинкты, то садизма не избежать.

Садисты не просто получают удовольствие от причинения боли. Они считают это нормальным и естественным, что и стараются донести своей жертве. Садисты стремятся показать другому человеку всю гамму ощущений, снабдив удовольствия болезненным привкусом.

Если наклонность к садизму заложена на стадии импринтирования, то полностью излечить человека от данной патологии получится только с помощью сильного стресса. Для садизма используются методы динамической и тренировочной психотерапии. Однако специалисты не гарантируют полноценное излечение.

Иногда садистам выписывают специальные препараты, которые ослабляют сексуальное желание и ограждают их партнёров от болезненных половых отношений.


Читать далее про:

Транссексуализм – несоответствие биологического и психического пола

 

Кто такой садист – признаки у женщин, мужчин и детей, причины садизма, отличия от мазохиста

Современные СМИ не гнушаются оглашать случаи издевательств одних людей над другими, поэтому практически все люди понимают, кто такой садист. Однако причины такого явления более глубокие, чем может показаться на первый взгляд. Чтобы защитить себя и своих близких от проявлений садизма, важно знать суть и мотивы такого поведения, уметь вести себя с агрессорами.

Садист – кто это?

В психологии и психиатрии существует конкретное определение того, что значит садист. Так называют человека, который склонен к насилию и испытывает удовольствие от причинения морального или физического вреда другим людям. Он стремится к полному доминированию и власти над своей жертвой, постепенно подавляя ее волю.

Впервые термин стал использовать немецкий психолог Рихард фон Крафт-Эбинг в конце XIX века. Считается, что определение произошло от фамилии французского писателя, философа, политика Маркиза де Сада, который славился своими жестокими наклонностями в сексуальных играх. Все свои идеи и переживания он описывал в своих книгах, которые стали популярными и прекрасно иллюстрируют понятие того, кто такой садист.

Признаки садиста

Даже далекий от психологии человек интуитивно понимает, как распознать садиста. К явным признакам агрессивной и жестокой деятельности можно отнести:

  1. Психологическое давление. Агрессоры постоянно пытаются унизить и подавить волю своей жертвы, задеть ее за живое, оскорбить, испортить настроение и прочее. Моральный садист постоянно стремится разрушить планы и надежды своей жертвы, играть на ее чувствах и устраивать «нервные встряски». Отличительной чертой таких людей является выраженная мстительность.
  2. Сексуальное насилие. Человек стремится регулярно склонить партнера к интимной близости без его на то желания. Использует неприемлемые и недопустимые для другого формы поведения в постели, причиняя физическую и моральную боль жертве.
  3. Физические издевательства и нанесения телесных повреждений другому живому существу с целью собственного удовлетворения и самоутверждения, ощущения собственной безграничной власти.

Женщины садисты

Психологи утверждают, что при отсутствии тяжелых психиатрических диагнозов люди не склонны к садизму изначально. Такое поведение формируется из-за влияния внешних факторов. Женская психика более устойчива к воздействию извне благодаря защитным эмоциональным механизмам, поэтому и жестоких, и агрессивных представительниц прекрасного пока значительно меньше, чем мужчин. К тому же, женский садизм скорее проявляется в психологической форме. Такие дамы стремятся проявлять свои наклонности тайно или максимально легитимно, выбирая более слабых жертв.

Примеров того, кто такой садист среди женщин можно привести много:

  1. Начальница, которая истязает своих подчиненных невыполнимыми поручениями, унижает, запугивает и так далее.
  2. В больницах медсестры-садистки тайно убивают больных и немощных, объясняя это себе избавлением их от мучений.
  3. Женщина издевается над детьми, считая их причинами своих бед, внешнего вида и ухода любимого человека.

Мужчина садист

Структура мужской психики такова, что представители сильного пола более склонны к проявлению садистских наклонностей. Нередко из новостных заголовков можно узнать, что парень-садист издевался над своей девушкой или женой, которая долгие годы все это терпела. Формы мужского садизма более разнообразны:

  1. Мужчины сильнее по своей природе, чем женщины, поэтому они нередко применяют грубую силу в отношении более слабых: жены, дети.
  2. Моральные садисты действуют более изощренно, мучая свою жертву длительно. Такие люди не всегда используют крики, ругань и скандалы. Они могут психологически подавлять жертву обесцениванием и унижением, после чего раскаяться и попросить прощения до следующего акта агрессии.
  3. Сексуальные садисты, которые привыкли доминировать в интимной жизни и доставлять партнеру боль, как физическую, так и психологическую.

Дети садисты

Гораздо реже признаки садизма можно встретить у ребенка. Однако бывают и такие малыши. Чаще это лица с выраженными психиатрическими диагнозами или те, которые испытали травмы и насилие на себе в раннем возрасте. К детскому садизму можно отнести:

  1. Издевательства над животными.
  2. Истерики и отрицание просьб родителей, стремление сделать все «назло» домашним.
  3. Травля и насмешки над сверстниками.
  4. В подростковом возрасте такое поведение может перерастать в преступную деятельность.

Причины садизма

Причины жестокого и агрессивного поведения могут быть разнообразны:

  1. Самой явной считаются определенные психиатрические расстройства, приводящие к асоциальному поведению.
  2. Часто родители садисты проявляют жестокость к своим детям, используя физическое, психологическое или даже сексуальное насилие.
  3. Глубокие травмы детства, связанные с увиденными событиями или деятельностью родственников агрессоров.
  4. Моральный садист может испытывать удовлетворение от издевательств над другими из-за собственных фобий и страхов. Тем самым он повышает чувство самоценности. Это может быть боязнь быть недооцененным или не любимым в семье или обществе.
  5. Особенности темперамента и психики, из-за которых индивид подавляет имеющуюся агрессию. Со временем она все же проявляется в извращенных формах.
  6. В сексологии понятие того, кто такой сексуальный садист, нередко связано с неудачным ранним сексуальным опытом или бесконтрольным просмотром порнофильмов с элементами жестокости.

Чем отличается садист от мазохиста?

Понятие садизм описывает человека, склонного к насилию над другими. Он испытывает от этого моральное, а иногда и физическое наслаждение. Другой формой расстройства считается мазохизм. Термин предполагает изощренную форму психологического удовольствия от причинения себе страданий разного формата. То есть агрессия мазохиста направляется на самого себя. Это может быть:

  1. Работа до полного изнеможения.
  2. Отрицание своих очевидных потребностей в еде, сне, отдыхе.
  3. Удовольствие от причинения боли во время секса и другие.

Садист и жертва, которая и может быть мазохистом, являются как бы сторонами одной медали. Одному нравится причинять боль, а другому – ее ощущать. Психиатры уверены, что агрессия, направленная на самого себя, может перерасти и в открытую форму садизма. Тогда человек теряет связь с реальностью и не понимает противоправность своих поступков, полностью их оправдывая.

Что ощущают садисты во время издевательств?

Жестокость агрессоры проявляют с конкретной целью. Эмоции для садиста служат своеобразной подпиткой, без которой он уже не может существовать. Это может быть:

  1. Ощущение самоценности и возвышение себя, извращенная жажда власти над теми, кто слабее. Так компенсируется чувство неполноценности.
  2. Удовлетворение от желания отомстить за доставленную боль в детстве объектам насилия или их проекциям. Так человек выражает свою боль.
  3. Сексуальное возбуждение и удовлетворение от вида страданий других людей. В дальнейшем такие извращения приводят к неспособности испытывать оргазм без мучений партнера.

Как садисты выбирают жертву?

Отличительной особенностью садизма является выбор конкретной жертвы. Человек с больной психикой понимает, что ему необходим постоянный партнер для вымещения своей агрессии. Такого человека можно мучить долго и постоянно, ведь с потерей жертвы агрессор теряет и чувство самоудовлетворения. В качестве жертвы часто выступает слабая и неуверенная в себе личность. Таких опытные садисты легко вычисляют по следующим признакам:

  1. Взгляд. Он может быть растерянным, запуганным или затравленным, пустым или сочувствующим.
  2. Осанка. Сутулая спина, опущенные плечи и отсутствие так называемого «внутреннего стержня».
  3. Жесты. Потенциальные жертвы мало жестикулируют, стараясь никого не задеть, ничему не причинить вреда.
  4. Одежда. Люди с низкой самооценкой, которые часто и становятся жертвами садистов, предпочитают одевать простую неброскую одежду, позволяющую им «затеряться в толпе».

Как вести себя с садистом?

После того как люди понимают, кто такой опытный садист, они стремятся узнать основные правила защиты от разного рода агрессии. Психологи предлагают следующие этапы действий:

  1. Прежде важно осознать, что человек рядом это эмоциональный садист, к примеру.
  2. Лучше всего прекратить любые контакты с садистом. Не видеть и нес слышать его. Сменить номер телефона и место жительства.
  3. В тяжелых ситуациях стоит обратиться в органы правопорядка и кризисные центры и психологической помощи. Садистские наклонности плохо подаются психокоррекции, поэтому нужно оставить все надежды на перевоспитании садиста.
  4. Агрессор «питается» страхом жертвы, поэтому, если от него не убежать, то стоит преодолеть свой страх, не показывать замешательство или обиду, а проявить решительность в словах и действиях. Оставшись без нужных эмоций, мучитель пойдет искать другую жертву.

Как общаться с садистом?

Ученые считают, что садизм в психологии приравнивается к расстройствам сексуального характера, которые плохо поддаются лечению, поэтому общаться с садистом можно только не из позиции жертвы. Такой человек в первых минут должен понимать (а они это тонко чувствуют) что издеваться в различных формах над этим индивидом не получится. Для этого:

  1. Важно четко выстроить границы общения, что негативные слова, жесты, действия и поступки недопустимы.
  2. За нарушение границ следует неизбежное наказание. Это может быть как прекращение диалога, так и заявление в полицию.
  3. Максимально ограничить общение с человеком, который был определен как агрессор.

Как жить с садистом?

Многие, особенно женщины, узнавая черты садиста в своем партнере, отказываются прекращать с ним общение, мотивируя это разными причинами. Однако, специалисты говорят о том, что психология садиста непреклонна. Хотя бы раз почувствовав «вкус крови» и свою безнаказанность, такой человек войдет в раж и будет усиливать свои издевательства. Интенсивность будет нарастать со временем, поэтому жить с садистом в позиции жертвы не возможно. Чтобы уйти от мучителя, можно:

  1. Заручиться поддержкой родителей, друзей, знакомых. Получить защиту от всех манипуляций и угроз.
  2. Если сильных защитников среди знакомых нет, то можно обратиться в правоохранительные органы.
  3. Помощь жертвам насилия оказывают и кризисные центры, телефоны которых можно найти в любом бюджетном медицинском или образовательном учреждении по месту жительства или в сети интернет.

Как перестать быть садистом?

Гораздо сложнее обстоит ситуация, когда человек сам понимает, что проявляет агрессивность и жестокость и стремится от этого избавиться. Принятие проблемы является первым пунктом на пути к ее исцелению. Дальше стоит обратиться к компетентному психотерапевту, который:

  1. Может назначить медикаментозное лечение. Нередко психологический садизм возникает из-за избытка определенных гормонов.
  2. Назначить сеансы психотерапии, в которые могут быть включены: гипноз, аутотренинг, проективные методики и другое.

Садисты знаки Зодиака

Астрологи склонны считать, что ген садизма чаще других присущ определенным знакам Зодиака. В их число входят:

  1. Овен. Этот представитель огненной стихии склонен к эмоциональному садизму. Мужчины-Овны чаще других «славятся» тотальным контролем над своей второй половиной, эмоциональным давлением и вечным критицизмом.
  2. Стрелец. Люди, рожденные под этим знаком, испытывают свою вторую половину чрезмерным вниманием к другим представителям противоположного пола. Все претензии по этому поводу может встречать атакой и взаимными обвинениями.
  3. Скорпион. Этот знак считается одним из самых «кровожадных». Скорпионы способны испытывать удовлетворение от доставления как физических, так и моральных страданий другим.

Известные садисты

В истории существует немало подтвержденных примеров известных садистов, которыми были и мужчины, и женщины. Каждый из них «славился» физическими издевательствами, а вот психологический садист практически не встречается в учебниках истории и криминалистике. Среди известных маньяков у всех на слуху имена:

  1. Елизаветы Батори или «кровавой графини». Считается, что эта знатная дама принимала ванны из крови юных девственниц для сохранения собственной молодости, устраивала множество бесчеловечных пыток.
  2. Русской помещицы Дарьи Салтыковой по прозвищу Салтычиха. Ее имя вошло в историю после множества фактов издевательств над крестьянами.
  3. Андрея Чикатило – одного из самых известных в советском союзе серийных убийц и маньяков.

 

Исследование: откуда берутся садизм и жестокость

Почему некоторые люди жестоки по отношению к другим людям, хотя те даже не представляют для них угрозы — иногда даже к собственным детям? Откуда такое поведение и какой цели оно служит? 

«Люди — это триумф и отбросы Вселенной», — заключил французский философ Блез Паскаль в 1658 году. С тех пор изменилось немногое. Мы любим и ненавидим, мы помогаем и вредим, протягиваем руку помощи и втыкаем нож.

Мы понимаем, если кто-то ведет себя агрессивно в ответ на агрессию или в целях самозащиты. Но когда кто-то причиняет вред безобидному существу, мы спрашиваем: «Как ты мог?»

Люди обычно делают что-то, чтобы получить удовольствие или избежать боли. Большинство из нас, причиняя боль другим, разделяет их боль. И это чувство нам не нравится. Так что есть две причины, по которым люди могут причинять вред тем, кто им не угрожает: либо они не чувствуют чужой боли, либо им нравится ее чувствовать.

Также люди могут причинять вред другим, потому что они видят какую-то угрозу. Даже если кто-то не подвергает опасности ваше тело или кошелек, он может угрожать вашему социальному статусу. Это помогает объяснить непонятное поведение — когда, например, люди причиняют вред тем, кто помогает им финансово.

Либеральные общества считают, что если один человек заставил другого страдать, значит, он причинил ему вред. Однако некоторые философы отвергают эту идею. Сможем ли мы в XXI веке постичь жестокость, чтобы быть добрыми?

Садисты и психопаты

Человек, который получает удовольствие от причинения вреда или унижения других, — садист. Садисты сильнее, чем обычные люди, чувствуют чужую боль. И им это нравится. По крайней мере, до тех пор, пока эта боль не заканчивается. А вот потом им становится плохо.

В народном воображении садизм ассоциируется с мучителями и убийцами. Но есть и менее экстремальное, но более распространенное явление повседневного садизма.

Повседневные садисты получают удовольствие, причиняя боль другим или наблюдая за их страданиями. Им, скорее всего, нравятся кровавые фильмы, они считают захватывающими драки и интересуются пытками. Они встречаются хотя и редко, но не слишком. Около 6% студентов признают, что получают удовольствие от причинения вреда другим людям.

Повседневный садист может быть интернет-троллем или школьным тираном. В сетевых ролевых играх они, скорее всего, портят игру другим. Таких людей привлекают жестокие компьютерные игры. И чем больше они играют, тем более жестокими становятся.

В отличие от садистов, психопаты не причиняют вреда людям только потому, что получают от этого удовольствие (хотя и могут). Психопатам нужны конкретные вещи. Если причинение вреда другим помогает им получить желаемое, то так и будет.

Они ведут себя таким образом, потому что редко чувствуют жалость, раскаяние или страх. Они могут понять, что чувствуют другие, но сами того же не чувствуют.

Это очень опасный набор навыков. За тысячелетия человечество изменилось, поэтому многим из нас тяжело причинять вред окружающим. Многим из тех, кто мучает или убивает людей, эти переживания потом не дают нормально жить. Но психопаты часто совершают неспровоцированное насилие.

И поэтому полезно умение распознать психопата. Можно заподозрить это, просто взглянув на чье-то лицо или немного пообщавшись. К сожалению, психопаты знают, что мы можем их распознать. Так что они тщательно следят за своим внешним видом, чтобы произвести хорошее первое впечатление.

К счастью, у большинства жителей планеты нет психопатических черт. Только 0,5% людей можно признать психопатами. Однако около 8% мужчин и 2% женщин, находящихся в тюрьмах, — психопаты.

Впрочем, не все психопаты опасны. Антисоциальные психопаты могут искать острые ощущения в наркотиках или опасных занятиях. А вот просоциальные психопаты получают удовольствие от погони за новыми идеями. Поскольку инновации формируют наше общество, просоциальные психопаты могут изменить мир для всех нас. И это может быть как хорошо, так и плохо.

Откуда берутся эти черты?

На самом деле никто не знает, почему некоторые люди — садисты. Одни предполагают, что садизм развивался, чтобы люди могли убивать животных на охоте. Другие — что он помогал людям обрести власть.

Итальянский философ Никколо Макиавелли однажды предположил, что «время, а не люди, создают беспорядок». Примерно в таком же духе нейробиологи предполагают, что садизм может быть тактикой выживания, вызванной наступлением тяжелых времен. Когда некоторых продуктов не хватает, падает уровень серотонина, и мы становимся более склонны причинять вред другим, потому что это начинает приносить удовольствие.

Психопатия также может быть вариантом адаптации. Некоторые исследования связывают более высокий уровень психопатии с большей фертильностью. Другие пришли к противоположному выводу. Причина может заключаться в том, что психопаты обладают репродуктивным преимуществом именно в суровых условиях.

Действительно, психопатия процветает в нестабильных, конкурентных мирах. Способности психопатов делают их мастерами манипуляций. Их импульсивность и отсутствие страха помогают рисковать и добиваться быстрых выгод. В фильме «Уолл-стрит» психопат Гордон Гекко зарабатывает миллионы. И хотя психопатия может быть преимуществом в корпоративном мире, в лидерстве она дает лишь небольшое преимущество.

Связь психопатии с творчеством может объяснить выживание таких черт личности. Математик Эрик Вайнштейн утверждает, что неприятные люди создают инновации. Однако, если ваше окружение поддерживает творческое мышление, противное поведение не так уж и ассоциируется с творчеством. Приятные люди тоже могут создавать что-то новое.

Садизм и психопатия связаны с другими чертами, такими как нарциссизм и макиавеллизм. Эти черты, вместе взятые, называются «темным фактором личности» или для краткости D-фактором.

Эти черты могут передаваться по наследству. То есть некоторые люди могут просто родиться такими. Кроме того, родители с высоким D-фактором могут передать эти черты своим детям, жестоко обращаясь с ними. Наконец, видя, как кто-то ведет себя жестоко, мы может начать вести себя так же. Так что каждый может внести свой вклад в сокращение жестокости.

Страх и дегуманизация

Садизм предполагает наслаждение унижением и болью другого человека. Однако часто говорят, что жестокими нас делает дегуманизация. Потенциальных жертв называют собаками, вшами или тараканами, что, как утверждается, упрощает жестокое к ним отношение.

В этом что-то есть. Исследования показывают, что если кто-то нарушает социальные нормы, наш мозг воспринимает его лицо как менее человеческое. Так нам легче наказывать людей, нарушающих нормы поведения.

Так появляется приятная мысль, что если мы видим в ком-то человека, то не причиним ему вреда. Это тоже опасное заблуждение. Психолог Пол Блум утверждает, что самая страшная жестокость происходит там, где нет дегуманизации. Люди причиняют боль другим именно потому, что признают в них людей, которые не хотят страдать от боли, оскорблений или унижения.

Например, нацистская партия дегуманизировала евреев, называя их тараканами и вшами. Однако нацисты также унижали, пытали и убивали евреев именно потому, что считали их людьми, которые будут страдать от такого обращения.

Умаление добрых дел

Иногда люди причиняют вред даже тем, кто им полезен. Представьте, что вы играете в экономическую игру, в которой все игроки могут инвестировать в групповой фонд. Чем больше денег в него вложено, тем больше прибыли он приносит. И фонд выплачивает дивиденды всем игрокам, вне зависимости от того, вложили они деньги или нет.

И в конце игры вы можете наказать других игроков за то, сколько они решили вложить. Для этого вы отказываетесь от части своего заработка, а у выбранного вами игрока деньги отбираются. Короче, вы можете быть злопамятными.

Одни игроки решают наказать тех, кто вложил мало или совсем ничего не вложил в фонд группы. Однако другие хотят наказать игроков, которые вложили в фонд группы больше, чем они сами. Такие действия кажутся бессмысленными. Щедрые игроки приносят вам больше денег — зачем же вам их отговаривать?

Это явление называется «умаление добрых дел». Его можно встретить по всему миру. В обществах охотников-собирателей успешных охотников критикуют за то, что они убили слишком большое животное, хотя это означает, что каждый получит больше мяса. Менее щедрый игрок в экономической игре, описанной выше, может подумать, что его щедрый коллега покажется остальным более предпочтительным партнером. Более щедрый человек угрожает тем, что начнет доминировать. Как сказал Вольтер, лучшее — враг хорошего.

Тем не менее, у этого эффекта есть скрытая положительная сторона. После того, как мы принизили чье-то благое дело, мы становимся более открыты к тем идеям, что они продвигают. Одно исследование показало, что люди, которым позволили выражать неприязнь к вегетарианцам, стали меньше есть мясо. Если человека застрелить, распять или не избрать на выборах, его послание имеет больше шансов быть услышанным.

Будущее жестокости

В фильме «Одержимость» учитель музыки использует жестокость, чтобы поощрять величие одного из своих учеников. У нас такая тактика может вызвать возмущение. И все же немецкий философ Фридрих Ницше считал, что мы чрезмерно противимся такой жестокости.

По Ницше, жестокость позволяет учителю выжигать критику на другом человеке для его же блага. Люди также могут быть жестокими по отношению к себе, чтобы стать теми, кем они хотят быть. Ницше считал, что страдания от жестокости помогают развить храбрость, выносливость и творческие способности. Нужно ли нам заставлять страдать себя и окружающих, чтобы развить добродетель?

Вероятно, нет. Теперь мы знаем о потенциально ужасных долгосрочных последствиях жестокого обращения со стороны других людей, включая ущерб как физическому, так и психическому здоровью. Все чаще признаются преимущества сострадания к себе, а не жестокого обращения.

И мысль о том, что люди должны страдать, чтобы расти, сомнительна. Положительные жизненные события, такие как влюбленность, рождение детей и достижение заветных целей, могут привести к росту.

Обучение через жестокость предполагает злоупотребление властью и эгоистичный садизм. Но буддизм предлагает альтернативу — гневное сострадание. В этом случае мы действуем с любовью, чтобы противостоять другим, чтобы защитить их от жадности, ненависти и страха. Жизнь может быть жестокой, правда может быть жестокой, но мы можем не быть таковыми.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Половая психопатия››

Совершенная противоположность мазохизма — садизм. В то время как при первом стремятся переносить боли и подчиниться насилию, при последнем ищут способы причинить боль и совершить насилие.

Параллелизм между обоими явлениями полный. Все акты и ситуации, характерные для садиста в активной роли, составляют для мазохиста в пассивной роли предмет его влечения. Как одно, так и другое извращение доводят эти акты от чисто символических проявлений до тяжких истязаний. Даже убийство на почве сладострастия, эта особенность садизма, находит свою пассивную параллель—правда, лишь в виде фантастического представления, — как это видно из приведенного выше наблюдения 62. Как одно извращение, так и другое могут при благоприятных условиях существовать наравне с нормальной половой жизнью. Как одно, так и другое выражаются актами, носящими либо подготовительный, предшествующий совокуплению характер, либо заменяющий, заступающий место последнего.

Но аналогия между обоими извращениями существует не только относительно внешних проявлений, она распространяется также и на внутреннюю их сущность. Оба извращения представляют собой врожденные психические болезненные состояния душевно ненормальных индивидов, в особенности страдающих психической половой гиперестезией и наряду с этим обычно еще и другими ненормальностями; для каждого из обоих извращений можно доказать существование двух составляющих элементов, коренящихся в психических фактах в физиологических пределах. Для мазохизма элементы эти, как уже изложено было нами выше, заключаются в том, что: 1) в половом аффекте всякое исходящее от соучастника извращения воздействие само по себе, независимо от рода этого воздействия, окрашивается сладострастным ощущением, и, при наличии половой гиперестезии, окраска эта может достигнуть такой интенсивности, что она совершенно подавляет всякое болевое ощущение; 2) половое рабство, вытекающее из самих по себе не извращенных психических элементов, при патологических условиях может возрасти до извращенной, сладострастно окрашенной потребности в подчинении своей личности индивиду другого пола, что представляет собой патологическое развитие черт, собственно присущих женщине, патологическое развитие женского физиологического инстинкта подчинения, причем отнюдь не обязательно унаследование с женской стороны.

Соответственно для объяснения садизма можно указать главным образом два составляющих элемента, происхождение которых может быть прослежено вплоть до физиологической области: 1) в половом аффекте, до известной степени в качестве психического движения, может возникнуть влечение к воздействию на предмет желаний всяческим возможно более интенсивным образом, причем у лиц, страдающих половой гиперестезией, влечение это может усилиться до такой степени, что появляется потребность в причинении боли; 2) активная роль мужчины, его задача завоевания женщины при патологических условиях может возрасти до стремления к безграничному подчинению себе.

Таким образом, мазохизм и садизм составляют совершенные противоположности. В полном соответствии с этим находится тот факт, что лица, страдающие данными извращениями, считают своим идеалом противоположное извращение у другого пола; приведем для примера наблюдение 57, а также «Исповедь» Руссо.

Это противопоставление мазохизма и садизма позволяет, между прочим, опровергнуть высказанное предположение о том, будто первое извращение первоначально возникло из рефлекторного действия пассивного флагеллантизма и что все остальное является лишь продуктом связанной с этим ассоциации идей, как это утверждает Бине, объясняя случай Руссо, и как полагал сам Руссо (ср. выше, с. 171—172). При активном истязании, представляющем для садиста предмет полового влечения, не происходит никакого раздражения соответствующих нервов под влиянием насильственного акта, так что здесь не может быть никакого сомнения в чисто психическом характере происхождения этого извращения. Но садизм и мазохизм настолько соответствуют во всем друг другу, что вывод по аналогии об одном извращении на основании другого вполне возможен и в данном случае сам по себе достаточен для доказательства чисто психического характера мазохизма.

Исходя из противопоставления всех элементов и явлений мазохизма и садизма и вывода из всех наблюдавшихся случаев можно считать, что наслаждение от причинения боли и наслаждение от перенесения ее представляют собой лишь две различные стороны одного и того же душевного процесса, первичной и существенной частью которого является сознание активного, соответственно пассивного, подчинения, причем связь жестокости и сладострастия имеет в нем вторичное психологическое значение. Жестокость служит для выражения этой подчиненности потому, что, во-первых, она является самым сильным средством такого выражения при подобных обстоятельствах, во-вторых, вообще представляет самое сильное воздействие, которое может оказать один человек на другого одновременно с половым актом или вне его.

Садизм и мазохизм суть результаты ассоциаций подобно всем сложным явлениям психической жизни. Психическая жизнь состоит только из ассоциаций и диссоциаций простейших элементов сознания.

Однако главный вывод из только что сделанного анализа состоит в том, что садизм и мазохизм суть результаты не случайных ассоциаций, появившихся под влиянием моментов временного характера, а ассоциаций, которые образовались уже раньше и при нормальных обстоятельствах, но только при известных условиях — именно при половой гиперестезии — легко связываются между собой вследствие своего близкого соседства. Ненормально повышенное половое влечение растет не только в высоту, но и в ширину. Переходя на соседние области, оно перемешивает свое содержание с содержанием этих областей и образует таким путем патологическую ассоциацию, являющуюся сущностью и того и другого извращения.

Конечно, не всегда дело обстоит именно таким образом и есть случаи гиперестезии без извращения, однако случаи чистой половой гиперестезии, особенно в резко выраженной форме, наблюдаются реже, чем случаи извращения.

Очень интересны, но представляют некоторые трудности для объяснения те случаи, где садизм и мазохизм существуют одновременно у одного и того же человека. К таким относятся, например, наблюдения 47 в 7-м издании, 57 и 67 в этом издании, в особенности наблюдение 29 в 9-м издании данной книги, из которого видно, что именно представление о подчинении является исходной точкой извращенной похоти в активной или в пассивной форме. Более или менее ясные следы этого можно наблюдать нередко, но во всяком случае одно из этих извращений всегда значительно преобладает над другим.

Своеобразные случаи смешанных явлений мысленного мазохизма и садизма с гомосексуальными явлениями — педофилией и явлениями фетишизма — представляют нижеследующие автобиографии.

Наблюдение 89. X. «Первое проявление полового влечения наступило у меня на 13-м году жизни. Из-за моей лености мне пригрозили и в не особенно строгой форме, что меня отдадут в ученики. Однажды я стал в своей фантазии рисовать себя в положении ученика каменщика, представлял себе, как я работаю в легкой рабочей одежде, обливаясь потом от напряжения, как мальчики старшего возраста обременяют меня работой, смеются надо мной, истязают. Это представление вызвало у меня своеобразное ощущение, которое я теперь считаю сладострастным. Я представил себе наказание путем ударов в области около заднего прохода и здесь впервые у меня явилось извержение семени. Я совершенно не понял этого явления, до сего времени я смотрел на пенис, как на средство выделения мочи, о размножении людей имел очень слабое представление или, вернее, не имел никакого и потому не знал, что означает внезапно появившаяся жидкость. Я назвал ее «молоком мальчика» и в ее появлении видел удивительную случайность, разъяснением которой я и занялся. Я описываю это так подробно, чтобы показать, что я стал онанировать вполне инстинктивно, без всякого стремления к разврату, без какого-либо противозаконного желания. В последующие дни я убедился, что извержение семени можно легко вызвать ручными манипуляциями с пенисом, и так как испытываемое при этом сладострастное чувство доставляло мне удовольствие, а я ничего противоестественного в этом акте не видел, то онанизм скоро вошел у меня в привычку.

Как и в первом случае представления, сопровождавшие онанизм, носили всегда извращенный характер. После прочтения вашей книги я считаю возможным определить их как смесь садизма и мазохизма гомосексуального типа при сопутствующих явлениях фетишизма; единственной причиной этого я считаю возбуждение полового влечения без ясного представления об его сущности. Когда наконец в возрасте свыше 17 лет я в одном энциклопедическом словаре познакомился с естественной историей человека, было уже поздно, так как вследствие многочисленных онанистических актов мое половое влечение уже было извращено.

Я попытаюсь теперь обрисовать те проявления фантазии, которые сопровождали онанистический акт.

Объектом их всегда были мальчики 10—16 лет, т. е. в возрасте, когда пробуждается сознание и выявляется красота тела, но когда они еще носят короткие штаны. Последние были необходимой принадлежностью. Всякий мальчик из моих знакомых, действовавший на меня возбуждающим образом, пока он был в коротких штанах, переставал интересовать меня, как только надевал длинные брюки. Хотя я никогда не обнаруживал внешним образом своего возбуждения, но в действительности я бегал на улице за каждым мальчиком в коротких штанах, подобно тому как другие бегают за юбками. Это влечение было всеобъемлющим. Мне нравились одинаково все: я и мои товарищи, босяки-нищие в отрепьях так же, как принцы. Если выпадали дни, что я не встречал подходящего объекта для моей фантазии, то измышлял для себя идеальные объекты, а когда стал старше, то представлял себе самого себя в самых разнообразных возможных и невозможных положениях в соответствующем возрасте. Кроме штанов, которые должны быть так коротки, чтобы вся голень, начиная от колена, была видна, для меня была еще важна вообще легкая детская одежда. Лифчики, матросские блузы, длинные черные чулки или также короткие белые чулки, оставляющие открытыми колени и икры, играли в моей фантазии большую роль. Что касается носильного платья, то я предпочитал его из белой материи или совершенно новое, чистое, или, наоборот, сильно загрязненное, смятое и разорванное до того, что обнажены бедра. Однако мне нравились также штаны из грубого или голубого сукна и кожаные узкообтягивающие ноги штаны. Объявления о продаже детского платья сильно меня возбуждали, притом тем сильнее, чем более низкими были цены. Если, например, было написано: «Полный костюм для детей от 10 до 14 лет от 3 франков», то для меня это был повод для возбуждения. Я представлял себе, как я, длинноногий мальчик, 14 лет, за бесценок приобретаю этот костюм, рассчитанный на 8-летнего и потому мне узкий. Что касается физического облика моего объекта, то тут меня привлекали коротко остриженные, по возможности светлые волосы, дерзкое свежее лицо с блестящими осмысленными глазами, пропорционально сложенная стройная фигура. Ноги, на которые я обращал особое внимание, должны быть очень стройными, узкие колена, напряженные икры, элегантная ступня.

Часто я ловил себя на том, как я рисовал подобные «идеальные» формы тела или одежду. О половых органах я при этом никогда не думал; определение педерастии я впервые узнал из вашей книги. Никогда не было у меня мысли о подобном акте. Совершенно голые образы почти совершенно не действовали на меня, т. е. они влияли на мое эстетическое чувство, но не на половое.

Описав таким образом объекты моей фантазии, я теперь сообщу, что с ними проделывал я в возбужденном состоянии. Тут я подхожу, в сущности, к основе моей аномалии, к уже упомянутой смеси садизма и мазохизма. Я не верю, что садизм и мазохизм две противоположности. Мазохизм есть особый вид садизма, подобно тому как альтруизм есть особый вид эгоизма. К этому, впрочем, я еще вернусь впоследствии.

Жестокости, которые я изобретал в своей фантазии, равным образом распространялись и на меня, и на всякого другого, и случалось, что я одновременно с кем-нибудь подвергался истязаниям, так что, с одной стороны, я наслаждался воображаемыми страданиями, с другой — видел, как мой коллега извивается под ударами. Часто мне представлялось, что мы вместе находимся во власти кого-то неумолимого, который одним бичом сразу проводил широкие кровавые полосы через наши ягодицы. В эти минуты я испытал и отраду собственного унижения, и радостное сознание, что рядом со мной подвергается унижению другой, таким образом, это означало мазохизм и садизм в одно и то же время. Если бы это были две противоположности, они не могли бы существовать одновременно. Я склонен вообще приписать внутреннее смешение того и другого свойствам моего строго объективного характера. Я стараюсь всегда возможно полнее войти в положение и чувства другого лица, так что и о себе самом я сужу беспристрастно и беспощадно. Что касается формы моих садистско-мазохистских мыслей, то они состояли в главных чертах, как уже раньше было описано, в том, что мальчика в критическом возрасте, похожего на меня, или меня самого жестоким образом физически истязают. Пощечины, удары по голове, тасканье за волосы и за уши, удары палками, бичами, ремнями и т. д., попирание ногами и тому подобные истязания сменяли друг друга. Удары бичом производили наибольшее впечатление, если они наносились по коленям или по обнаженным ягодицам, любил я также удары в ухо. Доставляли удовольствие палочные удары по всему телу. Попирание ногами казалось мне более почетным и потому и более приятным, если оно производилось босыми ногами, а не в сапогах. Тасканье за уши при одновременном получении пощечин или ударов бичом мне особенно нравилось. Я испытывал приятное ощущение, если бичевание являлось как бы наказанием за что-нибудь содеянное, и я затем униженно благодарил за наказание.

Должен прибавить, что, за исключением нескольких пощечин, полученных мною в детстве от товарищей во время игр, я никогда за всю жизнь не был наказываем и никогда не видел даже издали, чтобы кого-нибудь истязали так жестоко, как это изобретала моя фантазия.

Наказывавшая меня особа рисовалась мне различно, чаще всего в образе мужчины, редко — женщины (единственный случай гетеросексуальности). Постоянно придумывал я определенную причину для наказания — это было или нарушение правил, или нарушение условия со стороны наказуемого.

Особенно подробно рисовался тот случай, когда не только подвергавшийся наказанию, но и наказывавший был мальчик, похожий на меня. Чтобы придать этому случаю вид правдоподобия, я представлял себе дело таким образом, будто отдавал бедного мальчика на службу в бедную семью, где был ребенок одних с ним лет или моложе его. Или же я создавал в своем воображении школу, где каждый класс носил особую одежду, которую я подробно расписывал в ряде параграфов; подобно тому как это бывает в Англии, воспитанники старших классов имели право приказывать и наказывать младших воспитанников, затем тем же правом обладали лучшие ученики по отношению к худшим и т. д. Совершенно особое место занимали ученики, преуспевавшие в гимнастических играх; они могли наказывать и хороших учеников, если последние плохо делали гимнастические упражнения. Если младший ученик, например, 12-летний наказывал более взрослого (например, 15-летнего), я испытывал при этом наибольшее удовольствие, безотносительно к тому, играл ли я при этом активную, пассивную или нейтральную роль.

Представление о том, как это горячило моих любимцев, опьяняло меня. Чувство человека, «находящегося между коленями», было для меня в высокой степени сладострастным, представление о поте приятным, запах грязных ног привлекательным.

Если акт наказания проходил без одновременного онанизма (в последнем случае тотчас наступало отрезвление), то я часто преисполнялся сильнейшим сочувствием к наказанному, я охотно прижал бы его, бедного наказанного, красного от стыда, всхлипывающего, к себе и умолял бы его простить меня за причиненную ему боль; подобно описанному в вашей книге «пажизму», питал я иногда чистое желание усыновить какого-нибудь мальчика-сиротку, доставить ему средства для продолжения образования, сделать из него человека, с тем чтобы в старости он был мне верным другом. Особенно часто являлось у меня стремление к перевоспитанию учеников средней школы. Я знаю недостатки современной педагогики на основании собственного опыта и вижу, как приходят туда здоровые, крепкие и духом и телом дети, невинные и как через несколько лет они уже напоминают старичков, становятся циниками, дегенератами, бредут в жизнь без сил и без идеалов; тогда у меня появляется стремление вмешаться в это дело, защитить юные существа, не для того, чтобы их использовать — подобные мысли очень далеки от меня в этот момент, — но чтобы явиться их доброжелателем, спасителем и хранителем. Но я еще скажу об этом.

Кроме подобных мыслей, которые хотя и носят постоянно приличный характер, все-таки стоят в связи с моим извращением, часто являлась мне мысль, внутренне связанная с ними, но уже грязная, с половым оттенком, о том, чтобы сделаться учителем и служащим у мальчика, похожего на меня. Какая-нибудь богатая семья берет меня — бедного студента — из милости к себе в дом. Моя обязанность учить сына их, ленивого, нахального мальчишку и целый день заниматься с ним. Я должен помогать ему одеваться и раздеваться, вообще прислуживать ему, выказывать безусловное «повиновение», даже если он из чувства злости предъявляет требования нелепые и позорные. «При нахальстве, непослушании или лени — побои». В этом случае, как и во всех подобных фантазиях, огромное значение в смысле возбуждения имел выбор определенных слов. Подчиненный должен был называть начальника «молодой человек». Последний, хотя бы он был моложе подчиненного, называл его «вшивый мальчишка», «навозная куча», «негодяй», «дурак», всячески дрессировал его, при всяком выговоре и пощечине заставлял его почтительно стоять или опускаться на колени. (Мысль о наказании стоянием на коленях, часто на железной заостренной решетке, являлась у меня при разных истязаниях.)

Вообще выражения «побои», «пощечины» и т. п., даже такие совершенно невинные названия, как «мальчишка», «паренек», «колени» и т. д., возбуждали меня, когда они стояли в какой-нибудь связи между собой. Настолько тесно соприкасались эти слова с моими сладострастными фантазиями.

И копролагния не щадила меня. Часто я представлял себе, что я во власти неуклюжего деревенского мальчишки, у которого я должен был лизать грязные ноги во время его послеобеденного сна. Когда ему это переставало нравиться, то я получал сильный удар в лицо. Мне доставляли удовольствие и плевки, и вообще в этом отношении я доходил до самых ужасных пределов, предоставлял мой рот и в качестве плевательницы, и в качестве сосуда для испражнений. Иногда я получал приказание вылизать мокроту с пола, за каковую честь я принужден был благодарить, что было связано еще с просьбой о дальнейших унижениях. Все эти проявления копролагнии, конечно, имели место и при садистской форме, однако я заметил, что в нормальном состоянии мокрота была мне настолько противна, что при заболевании бронхитом я не мог проглатывать своей мокроты. Рабы моей фантазии часто получали отвратительную пищу: картофельную шелуху, обглоданные кости и т. д. — и должны были спать на голой земле.

Должен обратить внимание на мое стремление к босоногим мальчикам. Так, например, мне очень нравилось представлять мальчишку-рабочего, одетого в истертые разорванные штаны, который под жестокими ударами должен был везти тачку через болото, причем то и дело падал; эта картина принадлежала к наиболее эффектным в моей грязной фантазии. Здесь я иногда даже переходил обычные пределы моего извращения. Я представил себе однажды, что этот мальчик делал усилия, у него отлетели пуговицы от штанов и обнажились половые части — единственный случай, где последние играли известную роль. Два раза я перешел даже к действию, покинул мысленные рамки. В первый раз я разделся и остался в одной рубашке и кальсонах, завернув их выше колен, бегал несколько секунд по комнате, стал на колени перед зеркалом и пустил струю мочи себе в лицо (!), причем я представил себе, что это делает другой мальчик, который после победы надо мной в драке заставил меня стать на колени, чтобы таким путем выказать свое величие и мое падение. Второй случай подобного рода имел место в прошлом году. Разделся я таким же образом и, находясь в лихорадочном состоянии, еле дыша, бил себя палкой по ягодицам с такой силой, что спустя восемь дней еще были заметны полосы и рубцы. И в этом случае я представлял себе, что меня наказывает за лень поставленный наблюдать за мной юноша. При осуществлении этой своей фантазии я испытывал только небольшую боль, не было никакого разочарования, наоборот — усиленное сладострастие, что противоречит большинству наблюдений из области мазохизма. Я прекратил удары только тогда, когда сильно устал. Во всяком случае, в этот день я был в особенно возбужденном состоянии: стояла сильная жара (25° по Реомюру в тени), я сильно нервничал, так как вечером мне предстояло испытание, к которому я считал себя не вполне подготовленным. Интересно то, что, несмотря на утомление, вызванное этим эксцессом, что обыкновенно препятствует умственной работе, я успешно выдержал испытание. Получилась характерная картина: при значительной физической слабости сверхчеловеческая энергия, сильная борьба между духом и телом.

О моем психическом состоянии до и после другого реального акта (истории с мочой) я, к сожалению, не помню достаточно точно.

Я уже упомянул, что напечатанные слова часто оказывали на меня возбуждающее действие; должен к этому прибавить, что такое же влияние оказывали картины и статуи.

Для примера могу указать, как в течение нескольких дней меня возбуждал портрет мальчиков. Изображены были два мальчика, один приблизительно 11, другой 14 лет, крепкие, в домашней одежде, в передниках, с напряженными, загоревшими обнаженными икрами, покрытыми легким пушком. Оба мальчика стояли в таком положении, как будто их во время оживленной игры в саду могучий окрик отца заставил остановиться; щечки у детей раскраснелись, у старшего мальчика было особенно печальное выражение лица. Об этих мальчиках я придумал длинную историю, в которой большую роль играла палка. Вряд ли на нормального человека картина могла оказать такое влияние. В театр я любил ходить особенно на такие представления, где были роли мальчиков, и каждый раз сердился, когда эти роли исполнялись девочками, что лишало меня полового наслаждения. Когда я в пьесе «Флаксман как воспитатель» увидел в роли школьника настоящего мальчика, мое восхищение не имело границ. Молодой артист играл прелестно. Резкое ослушание, смешанное с детским страхом, — этот конгломерат чувств, которые каждый ученик испытывает по отношению к директору и что дает себя знать в жесткости ответов, — были прекрасно переданы им и привели меня снова к онанизму.

Больше всего, однако, влияли на меня печатные произведения, предоставлявшие широкий простор фантазии. Нет ни одного классика и вообще выдающегося писателя, в произведениях которых я не находил бы мест, служивших мне для возбуждения сладострастных ощущений. Особенно возбуждала меня в течение многих лет «Хижина дяди Тома», затем путешествия Синдбада-морехода в книге «Тысяча и одна ночь», а именно приключение с чудовищем, когда Синдбад играл роль лошади. В этом рассказе я вижу указание на то, что мазохизм был известен уже древним арабам.

Это желание быть лошадью, как и быть запряженным, часто повторялось в картинах моей фантазии. Я часто воображал себя то в виде запряженной в повозку собаки, то в виде лошади, причем в период возбуждения я пытался объяснить это переселением душ, хотя в обычном состоянии я никогда не верил в бессмертие души.

Удивительно вообще то, что я в нормальном состоянии совершенно иначе думаю и чувствую, чем в возбужденном. Так, обычно я ярый противник телесного наказания, сторонник теории, что человеческие ошибки можно исправлять убеждением, а не насилием и запрещениями, вызывающими дух противоречия. Таким образом, я твердый приверженец всех свободных стремлений, защитник человеческих прав, и, несмотря на это, в другое время я нахожу удовольствие в мыслях о рабстве, в поступках, оскорбляющих человеческое достоинство.

Наконец, по поводу моих половых вожделений к своему полу я должен сделать еще несколько замечаний относительно моего характера и моей общественной жизни.

В духовном отношении я чувствую себя всегда мужчиной, в половом отношении я нейтрален. Нормальный половой акт, равно как и педерастия, никогда не были предметом моей фантазии. Охотнее всего я духовно общаюсь с интеллигентными и серьезными людьми, т. е. чаще всего с пожилыми или же с женщинами энергичного характера с мужским умом. С товарищами я почти не поддерживаю знакомства. В обычном дамском обществе или в общении с людьми плоскими, малоразвитыми я чувствую больше стеснения, чем с людьми, которые мне импонируют своим большим умом, так как я не знаю, что их интересует.

К женщинам я далеко не чувствую отвращения. Я даже любуюсь их телесной красотой, но любуюсь только, как красивым ландшафтом, розой, новым домом. Я совершенно спокойно могу вести разговоры о половых вещах без краски на лице, без того, чтобы кто-нибудь подозревал, что во мне происходит».

Случай, где в детстве имели место садистские явления, а в зрелом возрасте мазохистские.

Наблюдение 90. X., 28 лет. «Когда я был мальчиком 6—7 лет, мысли мои уже имели извращенно-половой характер, я представлял себе, что у меня есть дом, в котором я держу пленницами молодых, красивых девушек; ежедневно я их бью по обнаженным ягодицам. Я вскоре нашел единомышленников мальчиков и девочек, с которыми мы часто играли в разбойников и солдат, причем пойманных разбойников отводили на чердак и там били по обнаженным ягодицам, а затем ласкали их. Я точно помню, что мне доставляло тогда удовольствие только, если я мог бить девочек. Когда я стал старше (10—12 лет), у меня появлялось без всякого повода обратное желание, причем я представлял себе, что меня девочки ударяют по обнаженным ягодицам.

Я часто останавливался перед афишами зверинцев, где была изображена сильная укротительница зверей, ударявшая бичом льва, и представлял себе, что я лев и меня наказывает укротительница; часами простаивал я перед объявлениями об индийской труппе, где была нарисована полуобнаженная индианка, причем я воображал, что я раб и должен исполнять для моей госпожи всевозможные унизительные вещи, когда я отказывался исполнять это, она меня самым жестоким образом наказывала, причем это наказание рисовалось мне всегда в виде ударов по обнаженным ягодицам. Я читал в это время охотнее всего истории о пытках и особенно останавливался на тех местах, где говорилось об избиении людей. До этого времени в действительности меня ни разу не били, и меня это очень огорчало. На 15-м году жизни товарищ научил меня онанизму, и я занимался этим очень часто, обыкновенно в связи с моими извращенными половыми мыслями. Влечение к этим мыслям все усиливалось, и на 16-м году я потребовал от симпатичной мне служанки, с которой мы были в платонических любовных отношениях, побить меня испанской тростью, причем я ей сказал, что я плохо учусь в школе, родители меня никогда не наказывают, если же она меня накажет, я исправлюсь. Хотя я ее просил об этом на коленях, она отказалась, в то же время настаивала, чтобы я пришел к ней ночью, но на это я не согласился из отвращения. Я не мог добиться того, чтобы она побила меня, но зато она выполняла все мои другие желания: она велела мне лизать ей ягодицы, куски сахара держала у заднего прохода и я потом должен был их есть и т. д. Она постоянно играла моими половыми органами, брала их в рот, пока не наступало извержение семени. Около года спустя девушка была удалена из нашего дома, но мои влечения все усиливались, так что я наконец отправился в дом терпимости и заставил проститутку высечь меня по обнаженным ягодицам, она должна была при этом положить меня к себе на обнаженные бедра и все время ругать меня за мои скверные поступки, а я уверял, что больше никогда не буду этого делать, только пусть в этот раз она меня простит. Однажды я заставил привязать меня к скамейке и просил дать мне 25 палочных ударов, но это причинило мне значительную боль, и на 14-м ударе я просил перестать, однако в следующий раз я заявил девушке заранее, что я ей не дам ни гроша, если она не нанесет мне 25 ударов. Испытываемая мной при этом боль, а также высокая цена, которую я платил за это, заставили меня отказаться пока от подобных наказаний, и я начал сам себя бить ремнями, розгами, палками, однажды даже крапивой по обнаженным ягодицам; при этом я ложился на скамейку, поджимал под себя колени и представлял себе, что госпожа моя наказывает меня за проступки; не удовлетворяясь этим, я вводил часто в задний проход мыло, перец, разные предметы с резкими краями, иногда мое влечение было так сильно, что я вкалывал в ягодицу иглы на глубину до 3 см. Так шло дело до прошлого года, когда я познакомился случайно при своеобразнывх условиях с девушкой, страдавшей таким же половым извращением. Я посетил однажды знакомую семью и застал дома только гувернантку с детьми. Я остался посидеть, и, когда я с ней беседовал, дети много шалили. Тогда она увела двух детей в соседнюю комнату и высекла их, после чего явилась очень возбужденной: ее глаза блестели, лицо раскраснелось, голос ее дрожал. Это происшествие и меня сильно возбудило, я начал тогда разговор о наказаниях и истязаниях, постепенно мы разговорились и скоро поняли друг друга. Она оставила свое место, мы поселились вместе и предавались там своим порокам. Однако эта женщина во всем остальном противна мне, и я начал все чаще в свободные минуты задумываться, у меня появилось отвращение к тому, что я сделал, и я все обдумываю, как мне отрешиться от этого. Должен заметить, что я уже прибегал ко всевозможным средствам, чтобы избавиться от этого, но безрезультатно. И я безнадежно смотрю на свое будущее, так как нравственная сила моя слишком недостаточна, чтобы победить этот порок».

Это резкое преобладание одного извращения над другим и более позднее появление последнего дает право предположить, что лишь одно преобладающее извращение является врожденным, другое приобретено с течением времени. Представление о подчинении и истязании, окрашенное то в активный, то в пассивный цвет, но всегда соединенное с интенсивным сладострастным ощущением, глубоко укоренилось у такого человека. Временами фантазия испытывает себя в том же круге представлений, но с переменой ролей, причем дело может дойти даже до воплощения этих представлений в действительность. Подобного рода попытки, как в фантазии, так и в реальности, скоро, однако, по большей части прекращаются, так как они не вполне совпадают с первоначальным направлением. Мазохизм и садизм развиваются также одновременно и с превратным (перверсивным) половым влечением, и притом со всеми формами и градациями этого извращения. Человек, страдающий превратным половым влечением, может быть и садистом, и мазохистом (ср. выше наблюдение 55 настоящего издания и 49 7-го издания, равно как и многочисленные приводимые ниже случаи превратного полового влечения). Когда на почве невропатической конституции развивается половое извращение, то половая гиперестезия, существование которой при этом нужно всегда предполагать, может выдвинуть проявления и мазохизма, и садизма то в отдельности, то вместе при развитии одного из другого. Таким образом, мазохизм и садизм являются основными формами психополового извращения, могущего проявиться в различнейших местах всей сферы отклонений полового влечения.

Всякая попытка объяснить факты как садизма, так и мазохизма должна, в силу только что выясненной тесной связи обоих явлений, схватить как одно, так и другое извращение. Этому условию удовлетворяет попытка американца Дж. Кьернана объяснить явления садизма (см. «Psychological aspects of the sexual appetite» в «Alienist and Neurologist», 1891, April), и потому о ней надо вкратце упомянуть. Кьернан, теория которого имеет многих предшественников в англо-американской литературе, исходит из воззрений некоторых естествоиспытателей (Даллингера, Драйсталя, Рольфа, Ценковского), считающих так называемую конъюгацию — половой акт некоторых низших животных — каннибализмом, поглощением партнера. К этому он присоединяет известные факты о том, что раки при половых сношениях откусывают друг у друга части тела, пауки в подобных же случаях откусывают голову у самцов, а также другие садистские акты животных по отношению к участникам совокупления. Отсюда он переходит к убийству на почве сладострастия и к другим сладострастно-жестоким актам у людей и, считая, что половой голод и половое влечение в основе тождественны, признает, что половой каннибализм низших животных имеет место и у высших и у человека и что садизм представляет проявление атавизма.

Это объяснение садизма имело бы, конечно, отношение и к мазохизму, так как если искать корень полового общения в проявлениях каннибализма, то здесь целям природы служит как победа одной стороны, так и поражение другой, и тогда стремление быть жертвой, быть в подчинении становится понятным.

Надо, однако, заметить, что основа этих рассуждений неудовлетворительна. Такое сложное явление, как конъюгация низших организмов, к которому наука только в последнее время подошла ближе, не может быть рассматриваемо просто как поглощение одного индивида другим (см. Weismann. Die Bedeutung der sexuellen Fortpflanzung fur die Selektionstheorie. Jena, 1886. S. 51).

Определение садиста по Merriam-Webster

sa · dist | \ ˈSā-dist , ˈSa- \ : — садизм; : — человек, которому доставляет удовольствие причинять боль, наказание или унижение другим. сексуальный садист. Он садист и, что касается Тоби, необычайно безжалостный: он постоянно смотрит на мальчика в лицо, подталкивая, умаляя, насмехаясь.- Терренс Рафферти. Для исправительной колонии девятихвостый кот был более простым инструментом, чем мотыга. На острове Норфолк, где лагерем командовала череда садистов, применялись и другие формы пыток… — Клайв Джеймс

Определение садизма от Merriam-Webster

са · Дам | \ ˈSā-ˌdi-zm , ˈSa- \ 1 : получение сексуального удовлетворения от причинения физической боли или унижения другому человеку — сравните мазохизм и садомазохизм.

: восторг от жестокости

б : крайняя жестокость

почему люди вредят безобидным?

Почему некоторые люди жестоки по отношению к людям, которые даже не представляют для них угрозы — иногда даже к своим собственным детям? Откуда такое поведение и какой цели оно служит? Рут, 45, Лондон.

Люди — слава и отбросы вселенной, заключил французский философ Блез Паскаль в 1658 году. Немногое изменилось. Мы любим и ненавидим; мы помогаем и вредим; протягиваем руку и втыкаем нож.

Мы понимаем, если кто-то набросится на возмездие или в целях самозащиты. Но когда кто-то причиняет вред безобидному, мы спрашиваем: «Как ты мог?»

Люди обычно делают что-то, чтобы получить удовольствие или избежать боли. Для большинства из нас причинение вреда другим заставляет нас чувствовать их боль.И нам не нравится это чувство. Это предполагает две причины, по которым люди могут причинять вред безобидным: либо они, , не чувствуют, боль других, либо им, , нравится, ощущая боль других.

Другая причина, по которой люди вредят безобидным, заключается в том, что они, тем не менее, видят угрозу. Тот, кто не подвергает опасности ваше тело или кошелек, все равно может угрожать вашему социальному статусу. Это помогает объяснить действия, которые в остальном озадачивают, например, когда люди причиняют вред другим, помогая им финансово.

Эта статья является частью журнала Life’s Big Questions
Новая серия The Conversation, опубликованная совместно с BBC Future, призвана ответить на насущные вопросы наших читателей о жизни, любви, смерти и Вселенной.Мы работаем с профессиональными исследователями, которые посвятили свою жизнь открытию новых взглядов на вопросы, которые формируют нашу жизнь.

Либеральные общества считают, что причинение страданий другим означает, что мы причинили им вред. Однако некоторые философы отвергают эту идею. Можем ли мы быть добрыми в 21 веке, чтобы быть жестокими?

Садисты и психопаты

Садист — тот, кому доставляет удовольствие причинять боль другим или унижать их. Садисты больше, чем обычно, чувствуют чужую боль.И им это нравится. По крайней мере, до тех пор, пока все не закончится, когда им может стать плохо.

Народное воображение связывает садизм с мучителями и убийцами. Но есть и менее экстремальное, но более распространенное явление повседневного садизма.

Ежедневные садисты получают удовольствие, причиняя боль другим или наблюдая за их страданиями. Они, вероятно, будут наслаждаться кровавыми фильмами, находить захватывающие драки и пытки. Они редки, но недостаточно редки. Около 6% студентов признают, что получают удовольствие от причинения вреда другим.

Онлайн-тролли могут быть обычными садистами. Сандер ван дер Верф / Shutterstock

Обычный садист может быть интернет-троллем или школьным хулиганом. В ролевых онлайн-играх они, скорее всего, будут «огорчателями», которые портят игру другим. Ежедневных садистов привлекают жестокие компьютерные игры. И чем больше они играют, тем более садистскими становятся.


Подробнее: Использование Дональдом Трампом унижения могло иметь катастрофические последствия — психолог объясняет, почему


В отличие от садистов, психопаты не причиняют вреда безобидным просто потому, что получают от этого удовольствие (хотя и могут).Психопаты хотят чего-то. Если причинение вреда другим помогает им получить то, чего они хотят, пусть будет так.

Они могут действовать таким образом, потому что у них меньше шансов почувствовать жалость, угрызения совести или страх. Они также могут понять, что чувствуют другие, но сами не заразиться такими чувствами.

Это очень опасный набор навыков. За тысячелетия человечество приручило себя. Это затрудняет для многих из нас причинение вреда другим. Многих, кто причиняет вред, пытает или убивает, будет преследовать этот опыт.Тем не менее, психопатия является мощным предиктором неспровоцированного насилия.

Нам нужно знать, встретимся ли мы с психопатом. Мы можем сделать хорошее предположение, просто взглянув на чье-то лицо или кратко пообщавшись с ним. К сожалению, психопаты знают, что мы это знаем. Они сопротивляются, усердно работая над своей одеждой и ухаживая, чтобы попытаться произвести хорошее первое впечатление.

Не все психопаты преступники. Миллиард фотографий / shutterstock

К счастью, у большинства людей нет психопатических черт.Лишь 0,5% людей можно было считать психопатами. Тем не менее, около 8% мужчин и 2% женщин-заключенных являются психопатами.

Но не все психопаты опасны. Антисоциальные психопаты могут искать острых ощущений от наркотиков или опасных занятий. Однако просоциальные психопаты ищут острых ощущений в бесстрашном поиске новых идей. Поскольку инновации формируют наше общество, просоциальные психопаты могут изменить мир для всех нас. Тем не менее, это все еще может быть как во благо, так и во вред.

Откуда берутся эти черты?

Никто не знает, почему некоторые люди садисты.Некоторые предполагают, что садизм — это приспособление, которое помогло нам убивать животных на охоте. Другие предполагают, что это помогло людям обрести власть.

Итальянский философ Никколо Макиавелли однажды предположил, что «время, а не люди, создают беспорядок». В соответствии с этим нейробиология предполагает, что садизм может быть тактикой выживания, вызванной наступлением тяжелых времен. Когда некоторых продуктов становится мало, уровень нейромедиатора серотонина падает. Это падение делает нас более склонными причинять вред другим, потому что причинение вреда становится более приятным.

Психопатия также может быть адаптацией. Некоторые исследования связывают более высокий уровень психопатии с большей фертильностью. Третьи пришли к противоположному выводу. Причина этого может заключаться в том, что психопаты обладают репродуктивным преимуществом именно в суровых условиях.

Действительно, психопатия может процветать в нестабильных, конкурентных мирах. Способности психопатов делают их мастерами манипуляций. Их импульсивность и отсутствие страха помогают им рисковать и получать краткосрочные выгоды. В фильме «Уолл-стрит» психопат Гордон Гекко зарабатывает миллионы.И все же, хотя психопатия может быть преимуществом в корпоративном мире, она дает мужчинам лишь небольшое преимущество в лидерстве.

Связь психопатии с творчеством также может объяснить ее выживание. Математик Эрик Вайнштейн в более общем плане утверждает, что неприятные люди руководят инновациями. Тем не менее, если ваше окружение поддерживает творческое мышление, неприятности менее сильно связаны с творчеством. Хорошее может быть новым.

Садизм и психопатия связаны с другими чертами характера, такими как нарциссизм и макиавеллизм.Такие черты, вместе взятые, называются «темным фактором личности» или для краткости D-фактором.

Эти признаки имеют наследственный компонент от умеренного до большого. Так что некоторые люди могут просто родиться такими. С другой стороны, родители с высоким D-фактором могут передать эти черты своим детям, жестоко обращаясь с ними. Точно так же наблюдение за поведением других людей с высоким D-фактором может научить нас действовать таким же образом. Все мы должны сыграть свою роль в уменьшении жестокости.

Страх и дегуманизация

Садизм включает в себя наслаждение унижением и обидой другого человека.Тем не менее, часто говорят, что дегуманизация людей — вот что позволяет нам быть жестокими. Потенциальные жертвы обозначаются как собаки, вши или тараканы, что, как утверждается, облегчает другим причинение им вреда.

В этом что-то есть. Исследования показывают, что если кто-то нарушает социальные нормы, наш мозг воспринимает его лица как менее человечные. Это облегчает нам наказание людей, нарушающих нормы поведения.

Приятно думать, что если мы видим кого-то как человека, мы не причиним ему вреда.Это тоже опасное заблуждение. Психолог Пол Блум утверждает, что наши худшие жестокости могут быть связаны с , а не с дегуманизирующими людьми. Люди могут причинять боль другим именно потому, что признают в них людей, которые не хотят страдать от боли, унижений или унижений.

Например, нацистская партия дегуманизировала евреев, называя их паразитами и вшами. Однако нацисты также унижали, пытали и убивали евреев именно потому, что считали их людьми, которые будут унижены и пострадают от такого обращения.

Добрые отступления

Иногда люди причиняют вред даже тем, кто помогает. Представьте, что вы играете в экономическую игру, в которой у вас и других игроков есть возможность инвестировать в групповой фонд. Чем больше денег вложено в него, тем больше он выплачивается. И фонд будет выплачивать деньги всем игрокам, независимо от того, вложили они деньги или нет.

В конце игры вы можете заплатить, чтобы наказать других игроков за то, сколько они решили вложить. Для этого вы отказываетесь от части своего заработка, а деньги отбираются у выбранного вами игрока.Короче, злобой можно быть.

Некоторые игроки решили наказать других, которые мало или совсем ничего не вложили в групповой фонд. Тем не менее, некоторые будут платить за наказание игроков, которые вложили в групповой фонд на больше, чем на , чем они. Такие действия кажутся бессмысленными. Щедрые игроки дают вам больше денег — зачем вам их отговаривать?

Это явление называется «отступление от добрых дел». Его можно найти по всему миру. В обществах охотников-собирателей успешных охотников критикуют за то, что они ловили большое животное, хотя их улов означает, что каждый получает больше мяса.Хиллари Клинтон, возможно, пострадала от добрых побуждений в результате ее основанной на правах кампании президентских выборов в США в 2016 году.

Некоторым людям трудно быть благодарными. физкес / Shutterstock

Добрые отступления существуют из-за наших противоположных тенденций. Менее щедрый игрок в экономической игре, описанной выше, может почувствовать, что более щедрый игрок будет рассматриваться другими как предпочтительный соучастник. Более щедрый человек угрожает доминировать. Как сказал французский писатель Вольтер, лучшее — враг хорошего.

Тем не менее, у добросовестных отступлений есть скрытый положительный момент. После того, как мы устранили благодетелей, мы более открыты для их послания. Одно исследование показало, что позволение людям выражать неприязнь к вегетарианцам привело к тому, что они стали менее склонны к употреблению мяса. Стрельба, распятие или неспособность избрать посланника могут способствовать принятию их послания.

Будущее жестокости

В фильме «Хлыст» учитель музыки использует жестокость, чтобы поощрять величие одного из своих учеников.Мы можем отказаться от такой тактики. Однако немецкий философ Фридрих Ницше считал, что мы стали слишком противны такой жестокости.

По Ницше, жестокость позволяла учителю выжигать критику против другого для его же блага. Люди также могут быть жестокими по отношению к себе, чтобы помочь стать тем, кем они хотят быть. Ницше чувствовал, что страдания от жестокости могут помочь развить храбрость, выносливость и творческие способности. Должны ли мы быть более склонными к тому, чтобы страдать и других, и себя, чтобы развить добродетель?

Пожалуй, нет.Теперь мы знаем о потенциально ужасных долгосрочных последствиях жестокого обращения со стороны других, включая ущерб как физическому, так и психическому здоровью. Все чаще признаются преимущества сострадания к себе, а не жестокого обращения с собой.

И идея о том, что мы, , должны страдать от , чтобы расти, сомнительна. Положительные жизненные события, такие как влюбленность, рождение детей и достижение заветных целей, могут привести к росту.

Обучение через жестокость предполагает злоупотребление властью и эгоистичный садизм.И все же буддизм предлагает альтернативу — гневное сострадание. Здесь мы действуем из любви, чтобы противостоять другим, чтобы защитить их от жадности, ненависти и страха. Жизнь может быть жестокой, правда может быть жестокой, но мы можем выбрать не так.


Чтобы получить важные ответы на все вопросы жизни, присоединитесь к сотням тысяч людей, которые ценят научно обоснованные новости, подписавшись на нашу рассылку . Вы можете отправить нам свои важные вопросы по электронной почте [email protected], и мы постараемся найти исследователя или эксперта по этому делу.

Больше важных вопросов в жизни:

садистов-ежедневников ходят среди нас, говорится в исследовании — Центр эмоционального здоровья

Будь то маркиз де Сад, злая мачеха из «Белоснежки» или медсестра из «Пролетавшего над гнездом кукушки», все садисты получают огромное удовольствие, причиняя боль другим . К счастью, в ближайшее время вы вряд ли встретите из этих конкретных трех , но, согласно необычным исследованиям, проведенным в Ванкувере, Британская Колумбия, и опубликованным на этой неделе в журнале Psychological Science , вполне возможно, что вы столкнетесь с боссом. , коллега или даже член семьи, которого можно считать «обычным садистом».

В то время как большинство людей стараются избегать причинения вреда другим — и будут чувствовать себя виноватыми, раскаявшимися и расстроенными, если они причинили кому-то вред намеренно или ненамеренно, — обычный садист любит быть жестоким и может находить это захватывающим.

«Вероятно, все мы сталкивались с людьми в нашей повседневной жизни, которым — по крайней мере, кажется, — нравится причинять боль другим», — сказала ведущий исследователь Эрин Бакелс, Массачусетс, которая проводила эту работу в рамках своей магистерской диссертации по психологии социальной личности в Институте психологии. Университет Британской Колумбии.Сейчас она является докторантом Университета Манитобы в Виннипеге.

«Обычным садистам не хватает сочувствия, и у них есть внутренняя мотивация причинять боль другим. Однако они вряд ли будут действовать преступным или опасным образом — по крайней мере, в большинстве случаев, когда такое поведение встречает социальное неодобрение или наказание », — сказал Бакелс.

Обычные садисты могут быть двоюродными братьями классических социопатов в отсутствии сочувствия, но они не считаются опасными для общества в той же степени.«Только в ситуациях, когда жестокость поощряется или является социально приемлемой, опасное поведение может входить в уравнение», — сказал Бакелс. «И садистская личность, и ситуативное давление необходимы для того, чтобы садизм проявлялся в обычных людях. Война — один из примеров такого слияния — все мы видели изображения жестокого обращения с заключенными Абу-Грейб. Все формы жестокого поведения могут быть мотивированы садистским удовольствием, включая издевательства и жестокое обращение со стороны других. Если бы это делалось исключительно для удовольствия, то это был бы садизм.

Если вы любите жучков, то можете быть садистом

Одно дело — взять пустую банку из-под майонеза, чтобы поймать светлячков, когда вы в детстве, и случайно забыть проделать в ней дыры, в результате чего светлячки погибнут ; или избавиться от нездоровых насекомых, таких как тараканы или насекомые, которые могут вам навредить. Другое дело — причинять вред клопам (или животным). Бакелс использовал упражнение по уничтожению насекомых, чтобы отвлечь обычных садистов в контролируемой лабораторной среде. В рамках эксперимента она определила садистов двумя способами: их жестокое поведение и чувство удовольствия в лаборатории, а также личностные характеристики, соответствующие садизму.Группе из 71 участника было предложено заполнить анкету для садистских личностей, а также дать список из четырех задач, которые они могли выбрать:

  • Убийство насекомых
  • Помощь экспериментатору в уничтожении насекомых
  • Очистка грязных туалетов
  • Терпеть боль ото льда вода

Машина для уничтожения насекомых, сделанная из кофемолки, издавала отчетливые хрустящие звуки. Рядом с этой машиной стояли чашки с живыми таблетками, на которых были написаны такие имена, как Маффин, Айк и Тутси.Тем, кто выбрал удаление ошибок, было сказано вставить ошибки в машину и измельчить их. Они не знали, что существовал барьер, который предотвращал попадание насекомых в кофемолку. В этом эксперименте не было убито насекомых, но садистов он вытащил из унитаза. Из 71 участника почти 28 процентов решили убить ошибок.

Что такое садист?

Садистское расстройство личности когда-то определялось как психическое заболевание, но со временем садизм стал рассматриваться в большей степени как выбор образа жизни, причуда или черта личности.Новое диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5) действительно включает сексуальный садизм. «Это отмечено повторяющимся и интенсивным сексуальным возбуждением от страданий других, что проявляется в фантазиях, побуждениях и поведении», — сказал Вильфрид Бусс, доктор философии, психотерапевт из Бетесды, штат Мэриленд. Человек также должен действовать в соответствии с такими побуждениями, причиняя вред не дававшему согласия человеку, или должен испытывать такие неконтролируемые побуждения, чтобы вызвать значительные социальные и профессиональные нарушения.

«Центральная черта садизма — это получение удовольствия от просмотра или причинения физического или психологического вреда другим», — добавил д-р Бусс. «В крайнем случае садист будет стремиться причинить страдания другому ради психологического удовлетворения, полученного в результате такого действия».

В исследовании Бакеля не использовались классические критерии для определения садизма — наиболее широко известного как сексуальное или преступное поведение — и вместо этого исследовался садизм, существующий в «субклиническом» диапазоне личности, аспект садизма, не считающийся психическим заболеванием.

«Есть очевидная разница между человеком, который получает удовольствие от убийства насекомых, и человеком, который убивает других людей ради удовольствия», — сказал Бакелс. «При этом основной опыт садизма, вероятно, очень похож для них обоих. Наше исследование также выявило как сходства, так и различия между людьми, которым нравится действовать жестоко, или прямыми садистами, и теми, кому просто нравится наблюдать жестокость, или косвенными садистами. Независимо от того, кто является жертвой, прямая агрессия требует определенной черствости и недостатка. бедствия по отношению к страданию другого живого существа.

Как распознать садиста

Существует большая разница между злыми садистами, которых мы знаем из истории и фильмов, и людьми с садистскими импульсами, которые попадают в категорию садизма, который считается личностной чертой, а не расстройство личности.

«Очень важно различать антисоциальное или садистское расстройство личности и садистские импульсы», — говорит психолог Фрэн Уолфиш, психиатр, семейный терапевт и писатель из Беверли-Хиллз, Калифорния.

«Антисоциальное расстройство личности очень редко», — сказал Уолфиш, приведя примеры, такие как Гитлер, убийцы, которым нравится пытать своих жертв и смотреть, как они страдают, и, возможно, президент Сирии Башар Асад. «Но у остальных из нас есть бессознательные садистские импульсы. Даже самый добрый, самый любящий человек, когда с ним плохо обращаются, может почувствовать очень сильный импульс ненависти », — добавила она.

Уолфиш объяснил, что существует несколько подтипов садистов:

Взрывной садист .Когда они разочарованы и / или разочарованы своей жизнью, унижены или безнадежны, они теряют контроль и стремятся отомстить за жестокое обращение, которому они подвергаются. Они известны своей непредсказуемой жестокостью. Это проявляется в истериках, ужасающих нападениях на других, особенно на членов семьи, и в неконтролируемой ярости.

Тиранический садист . Они пугающие и жестокие, потому что, кажется, им нравится акт угрозы и жестокости по отношению к другим; принуждение своих жертв съежиться и подчиниться приносит им удовлетворение.

Принудительный садист . Как правило, это военные сержанты, деканы университетов, надзиратели тюрем, полицейские или люди с другими авторитетными функциями, которые считают, что они должны контролировать и наказывать людей, нарушивших правила, постановления или законы.

Бесхребетный садист . Обычно они очень неуверенны и ведут себя как трусы. В ожидании реальной опасности они проецируют свои враждебные фантазии и наносят удар первыми, надеясь тем самым опередить своего противника и позже задать вопросы.Они используют агрессивную враждебность, чтобы сообщить другим, что они не запуганы или напуганы, чтобы они могли контролировать свои внутренние чувства и демонстрировать прямо противоположное тому, что они на самом деле чувствуют. Они ищут козлов отпущения, чтобы объединиться, что позволяет им атаковать именно те вещи, которые существуют в них самих, что они хотят отрицать.

Садист-буднич . По словам Уолфиша, наблюдается возобновление интереса к изучению субклинического садизма как черты личности. Субклиническая психопатия, нарциссизм, макиавеллизм и повседневный садизм образуют так называемую «темную тетраду» личности.

«Эти люди не обязательно серийные убийцы или сексуальные извращенцы, но они получают определенную эмоциональную выгоду, причиняя или просто наблюдая за чужими страданиями», — сказал Уолфиш. «Тип человека, о котором идет речь в исследовании, — это, например, сослуживец, который постоянно унижает вас и улыбается или, кажется, получает удовольствие от причинения вам боли. Если вы защищаете себя и говорите что-то, что разжигает вашего коллегу, она ответит злой местью, еще больше унизив вас ».

Будьте осторожны с повседневными садистами

Исследователи Британской Колумбии предположили, что обычные садисты — не самые популярные люди.«Человек, получивший высокий балл по опроснику садистской личности, вряд ли будет считаться приятным и любящим человеком», — сказал Бакелс. «Это не означает, что они всегда противны или не могут любить других; но в целом люди с высокими баллами, как правило, менее хороши, чем средние ».

Как стать обычным садистом? «В общем, причина или причина, по которой кто-то хочет приложить дополнительные усилия, чтобы навредить другому, заключается в том, что кто-то ужасно плохо с ним обращался», — сказал Уолфиш. «Это обычно их мать, отец или старший брат или сестра.Садист был вместилищем или вместилищем враждебности и злой подлости. Эти ядовитые чувства становятся невыносимыми. У них нет выбора, кроме как найти более слабую жертву и излить свой яд на другую ».

«В своих семьях и на рабочем месте этим людям нельзя доверять», — заметил Уолфиш. «С ними никто не может чувствовать себя в безопасности. Поэтому настоящих отношений у них нет. Они участвуют, эксплуатируя, манипулируя и используя других людей как средство для достижения своей цели.Лучше всего держаться от этих людей на разумном расстоянии. Всегда будьте любезны, чтобы не стать их целью. Это не значит целоваться. Это просто означает, что вы представляете себя добродушным хорошим парнем. Никогда не ведите дела и не приближайтесь к одному из этих людей. Они всегда будут вас сбивать «.

Бакелс сказала, что была удивлена, обнаружив такой низкий уровень положительных эмоций, о котором сообщают садисты. «Они не просто действуют, чтобы компенсировать глубоко укоренившуюся незащищенность или низкую самооценку», — сказала она.«Интересно, что после акта жестокости их настроение, казалось, улучшилось, а это свидетельствовало о том, что склонность садиста к жестокости проистекает из какой-то дьявольской потребности. Наша гипотеза, хотя и является спекулятивной, заключается в том, что у садистов есть скрытый дефицит, который восполняется вознаграждением за жестокость «.

10 способов обнаружить «повседневного» садиста

Источник: beboy / Shutterstock

Серия фильмов, основанная на романе « Пятьдесят оттенков серого» , принесла в кинотеатры яркое изображение форм, которые садизм может принимать в спальне.

Но есть более распространенный и более приземленный тип садизма, скрывающийся в глубинах личностей многих людей.

Психологи говорят о «темной триаде» личности, представляющей собой идеальное сочетание нарциссизма, психопатии и макиавеллизма. Люди с высокими чертами темной триады бездушно используют людей в своих интересах, рассматривая их как инструменты, которыми можно воспользоваться, чтобы получить то, что они хотят.

Безусловно, наслаждение страданиями других — отличительная черта садизма — может быть частью картины в созвездии темной триады.Однако психологи-личностные психологи начинают верить, что склонность к жестокости стоит сама по себе, в понимании того, почему один человек хотел бы причинить вред другому. Однако вместо того, чтобы выражаться в поведении, которое приводит к унижению, увечьям или смерти, существует своего рода повседневный садизм , который проявляется в более мягких, повседневных формах.

Вы можете даже выражать повседневную форму садизма, не осознавая этого.

Возможно, вам нравится стремиться взорвать аватарки оппонентов в видеоигре.На хоккейном матче вы можете меньше болеть за то, чтобы ваша команда забила гол, чем за то, чтобы члены обеих команд участвовали в жестоком столкновении клюшек и тел по стеклу. Боевики с участием насмерть сражений могут быть вашим любимым развлечением. Во всех этих случаях вы получаете удовольствие от обычных переживаний, в которых жестокость (кроме хоккейной игры) является замещающей.

Психолог из Университета Британской Колумбии Эрин Бакелс и его сотрудники (2013) решили исследовать идею о том, что садисты-обычные люди готовы причинять реальный, а не косвенный вред.Они также рассуждали, что люди, находящиеся под влиянием этой менее явной формы садизма, могут сами стать более агрессивными, если их спровоцировать, чем другие люди. Кроме того, они считали, что садизм может дать уникальное предсказание антиобщественного поведения, выходящего за рамки качеств темной триады.

Чтобы исследовать повседневный садизм в реальном поведении, им нужно было придумать лабораторное задание, которое имитировало бы тип случайного поведения, причиняющего вред, которое люди могут выполнять в своей повседневной жизни.Но воплотить повседневный садизм в лабораторных условиях — это, по понятным причинам, непростая задача: вы должны изобрести задачу, которая на самом деле не причинит людям вреда, но должна казаться реалистичной. Бакельс и ее команда сосредоточились на уничтожении насекомых. Они утверждали, что убийство жука удовлетворяет садистское желание причинить живому существу вред прямым физическим контактом.

Чтобы проверить свою теорию, они предложили участникам выбор неприятных заданий, в которых устранение ошибок было бы одной из альтернатив среди множества неприятных, но несадистских вариантов.Они остановились на этих трех вариантах (плюс устранение ошибок) как на возможных «работах», которые мог выбрать участник — помощь кому-то еще в устранении ошибок; уборка грязных туалетов; и опускают руку в ведро с ледяной водой. (В случае, если вы обеспокоены, уничтожение ошибок было ненастоящим, но казалось, что ошибки были якобы измельчены в машине, которая громко дробила бы их на куски.)

Чтобы идентифицировать обычных садистов в выборке, Бакелс и ее команда использовали шкалу коротких садистских импульсов (SSIS), разработанную психологом из Университета Корка Айслинг О’Мира и ее командой (2011).Они также ввели анкеты темной триады, чтобы выявить отдельные вклады садизма в эти три качества.

Как и ожидалось, участники с высокой степенью садизма с наибольшей вероятностью выбрали задачу по уничтожению ошибок. После выполнения задачи они также сообщили, что получили от нее больше всего удовольствия — и, если бы они выбрали другую задачу, казалось, сожалели, что не взяли на себя работу по устранению ошибок.

Во втором лабораторном задании сильно садистов сравнивали с их менее жестокими коллегами по их готовности в соревновании по нажатию кнопки атаковать противника, который, как они считали, не нападет на них в ответ.В ходе эксперимента участники имели возможность направлять белый шум в наушники своих противников при каждом выигранном ими испытании. Ситуация, конечно, была сфальсифицирована — реального противника не было. Тем не менее, участников заставили поверить, что их противник не будет атаковать их в ответ после получения разрушающего уши взрыва.

Тогда вопрос заключался в том, будут ли люди с высоким уровнем садизма продолжать оказывать отталкивающий стимул не нападающему оппоненту.Как оказалось, обычные садисты не только быстрее наносили вред своим противникам, но и усерднее работали, чтобы получить возможность нанести им еще один удар. Качества темной триады, как в эксперименте по уничтожению насекомых, не предсказывали результат склонности к шумоподавлению, а вот садизм — предсказывал.

Таким образом, у нас есть довольно убедительные доказательства того, что люди, получившие высокие баллы по критерию садизма в анкете, могут также вести себя повседневным, повседневным образом, который может быть похож на эти лабораторные задания. Таким образом, эта мера анкеты имеет достаточно хорошую валидность как способ предсказать, кто будет убивать ради убийства (жуки, конечно, не люди) и кто может причинить вред противнику, предлагающему оливковую ветвь.

Теперь, когда вы знаете, что анкета SSIS предсказывала поведение людей в лаборатории, вы можете самостоятельно заполнить анкету или посмотреть на каждый элемент с точки зрения человека, которого вы хотите оценить. Другое исследование личности показывает, что рейтинги людей, которых мы знаем по результатам опроса, могут дать достаточно надежное представление о склонностях этих людей. Фактически, в некоторых случаях оценки, которые мы делаем для , других , даже более точны, чем те, которые мы делаем для самих .Это потому, что может быть трудно признать, что обладает определенными качествами, возможно, особенно при рассмотрении темных сторон нашей природы, которых мы предпочли бы думать, что у нас их нет.

Итак, вот 10 вопросов SSIS. Каждый из них оценивается просто как «описывает меня / этого человека» или «не описывает меня / этого человека»:

  1. Мне нравится видеть, как людям причиняют боль.
  2. Я бы хотел причинить кому-нибудь физическую, сексуальную или эмоциональную боль.
  3. Было бы здорово причинять людям боль.
  4. Я причинил людям боль ради собственного удовольствия.
  5. Людям было бы приятно причинять боль другим, если бы они попробовали.
  6. У меня есть фантазии о причинении вреда людям.
  7. Я причинил людям боль, потому что мог.
  8. Я бы никого не навредил намеренно. (Обратная оценка)
  9. Я унижал других, чтобы держать их в узде.
  10. Иногда я так злюсь, что хочу причинить людям боль.

Теперь, набирая по одному баллу за каждый ответ Да (или Нет по номеру 8), сравните свои баллы с результатами участников в возрасте от 18 до 65 лет, но в основном из студентов.Хотя оценки участников действительно варьировались от 1 до 10, что означает, что некоторые участники действительно одобряли каждый пункт, 96% выборки получили 4 балла или ниже . Таким образом, если вы или человек, которого вы оцениваете, набрали 5 или больше баллов, вы или этот человек можете относиться к небольшому меньшинству населения, которого можно считать обычными садистами. (Более садисты особенно склонны одобрять пункты SSIS, касающиеся фантазий и самоудовлетворения.)

О’Мира и ее команда изучили отношения между SSIS и другие соответствующие меры, чтобы выяснить, связаны ли садизм и сочувствие.На основании полученных результатов они пришли к выводу, что обычные садисты осознают влияние, которое их действия оказывают на других, но не особо заботятся о том, что эти люди чувствуют.

Возвращаясь к исследованию Бакелса, люди с оценкой SSIS, близкой к 2, с наибольшей вероятностью выберут вариант устранения ошибок. Судя по всему, для того, чтобы считаться обычным садистом, не нужно много времени. Согласие только с двумя пунктами, похоже, подвергает человека риску; четыре еще более нетипичны.

Возможно, с популярностью « 50 оттенков » и какими бы подражателями он ни стимулировался, мы с большей охотой будем смотреть на садизм как на часть человеческого опыта. К счастью, лишь меньшинство когда-либо переводило свое желание причинить вред другим из области фантазий в область повседневного поведения.

Авторские права Susan Krauss Whitbourne 2015

Изображение в Facebook: Yunaco / Shutterstock

садистов ежедневно получают удовольствие от боли других — Ассоциация психологической науки — APS

В большинстве случаев мы стараемся не причинять боль другим — когда мы причиняем кому-то боль, мы обычно испытываем чувство вины, раскаяния или других переживаний.Но для некоторых жестокость может быть приятной и даже возбуждающей. Новое исследование показывает, что этот вид повседневного садизма реален и встречается чаще, чем мы думаем.

Два исследования, проведенные психологом Эрин Бакелс из Университета Британской Колумбии, показали, что люди с высокими показателями садизма, похоже, получают удовольствие от поведения, причиняющего боль другим, и даже готовы прилагать дополнительные усилия, чтобы заставить кого-то страдать.

Новые результаты опубликованы в Psychological Science , журнале Ассоциации психологических наук.

«Некоторым трудно примирить садизм с концепцией« нормального »психологического функционирования, но наши результаты показывают, что следует признать садистские тенденции среди в целом хорошо приспособленных людей», — говорит Бакелс. «Эти люди не обязательно являются серийными убийцами или сексуальными извращенцами, но они получают определенную эмоциональную выгоду, причиняя или просто наблюдая за страданиями других».

Основываясь на своей предыдущей работе над «Темной триадой» личности, Бакелс и его коллеги Делрой Полхус из Университета Британской Колумбии и Дэниел Джонс из Техасского университета в Эль-Пасо предположили, что садизм — это отдельный аспект личности, который сочетается с тремя другими. — психопатия, нарциссизм и макиавеллизм — для формирования «темной тетрады» личностных черт.

Чтобы проверить свою гипотезу, они решили исследовать повседневный садизм в контролируемых лабораторных условиях. Они набрали 71 участника для участия в исследовании на тему «Личность и терпимость к сложной работе». Участникам было предложено выбрать одно из нескольких неприятных заданий: уничтожение насекомых, помощь экспериментатору в уничтожении насекомых, очистка грязных туалетов или терпение боли в ледяной воде.

Участникам, выбравшим «уничтожение насекомых», была показана машина для устранения ошибок: модифицированная кофемолка, которая издает отчетливый хрустящий звук, чтобы максимально увеличить ужасность задачи.Рядом стояли чашки с живыми жуками-таблетками, на каждой из которых было написано название жучка: Маффин, Айк и Тутси.

Задача участника заключалась в том, чтобы бросить жуков в машину, взломать крышку и «измельчить их». Участники не знали, что на самом деле барьер препятствовал распространению ошибок и что в эксперименте не было никаких ошибок.

Из 71 участника 12,7% выбрали задачу по переносимости боли, 33,8% выбрали задачу по чистке туалета, 26,8% выбрали помощь в уничтожении насекомых и 26.8% предпочли избавиться от ошибок.

Участники, выбравшие убийство насекомых, получили самые высокие баллы по шкале, измеряющей садистские импульсы, как и предсказывали исследователи. Чем более садистским был участник, тем более вероятно, что он или она предпочли бы уничтожение ошибок другим вариантам, даже если были приняты во внимание их оценки по мерам Темной триады, боязнь ошибок и чувствительность к отвращению.

Участники с высоким уровнем садизма, которые решили убивать насекомых, сообщили, что получали значительно большее удовольствие от задания, чем те, кто выбрал другое задание, и их удовольствие, казалось, коррелировало с количеством убитых ими ошибок, что позволяет предположить, что садистское поведение может содержать некоторый вид размер вознаграждения для этих участников.

И второе исследование показало, что из участников, которые высоко оценили одну из «темных» черт личности, только садисты решили усилить взрывы белого шума, направленные на невинного противника, когда они поняли, что противник не будет сопротивляться. Кроме того, они были единственными, кто был готов потратить дополнительное время и энергию, чтобы взорвать невинного противника шумом.

В совокупности, эти результаты предполагают, что садисты обладают внутренней мотивацией причинять страдания невинным другим людям, даже ценой личной жизни, — мотивации, отсутствующей в других темных чертах личности.

Исследователи надеются, что эти новые открытия помогут расширить представление людей о садизме как аспекте личности, который проявляется в повседневной жизни, помогая развеять представление о том, что садизм ограничен сексуальными извращенцами и преступниками.

Бакелс и его коллеги продолжают исследовать повседневный садизм, в том числе его роль в поведении онлайн-троллинга.

«Культура троллинга уникальна тем, что явно прославляет садистское удовольствие, или« лулз », — говорит Бакелс.«Возможно, неудивительно, что садисты тянутся к этой деятельности».

И они также изучают косвенные формы садизма, такие как проявление жестокости в фильмах, видеоиграх и спорте.

Исследователи считают, что их результаты могут быть использованы для исследований и разработки политики в области домашнего насилия, издевательств, жестокого обращения с животными и случаев жестокого обращения со стороны военных и полиции.

«Это такие ситуации, которые садисты могут использовать для личного удовольствия», — говорит Бакелс.«Отрицание темной стороны личности не поможет при управлении людьми в этих условиях».

психологов разработали тест на садизм из 9 вопросов

Warner Brothers Наука сама по себе не может сказать, добрые или злые люди в вашей жизни.Но становится все лучше понимать, нравится ли им причинять вам боль.

Довольно новая область в исследованиях личности, изучающая «человеконенавистнические» черты: характеристики, которые заставляют людей причинять вред окружающим ради их же блага. А психологи установили «темную триаду» вредных черт личности: нарциссизм, психопатия (или отсутствие сочувствия) и макиавеллизм (или склонность к манипулированию другими).

Любая из этих черт вызывает у человека стресс для окружающих.Взятые вместе, они составляют «антагонистическую и эгоистичную» стратегию продвижения вперед за счет других.

Некоторые исследователи предполагают, что к триаде должна присоединиться четвертая черта: садизм или радость причинения боли другим.

Почему садизм имеет значение

Садизм — это термин с давней историей. Садистам доставляет удовольствие причинять боль другим людям. Они наши самые грозные и злые злодеи — настоящие или воображаемые, как Рамси Болтон из «Игры престолов».

Но идея садизма довольно нова для клинической практики.Отчасти это связано с тем, что все исследования личности, и особенно «темных» черт личности, появились сравнительно недавно и недостаточно развиты. Но это еще и потому, что такие черты, как садизм, вместе с остальной частью темной триады, трудно отделить с клинической точностью.

Даже те статьи, которые поддерживают идею садизма как части более крупной «темной тетрады», признают, что его эффекты бывает трудно отличить от трех существующих черт триад.

Но растущий объем работ всего за последние несколько лет показал, что садизм особенно сильно коррелирует с жестоким поведением — например, троллингом и киберзапугиванием.

Тест на садизм

Чтобы разработать строгий тест на садизм, исследователи составили список вопросов, призванных поразить самое сердце садистской личности.

Первая версия состояла из 20 вопросов. Испытуемых просили сказать, насколько они согласны или не согласны со списком (довольно пугающих) утверждений, используя шкалу от одного до пяти.(Один означал, что полностью не согласен, и пять полностью согласны. )

  1. Я высмеивал людей, чтобы они знали, что я все контролирую.
  2. Люди делают то, что я хочу, потому что они меня боятся.
  3. Когда я говорю людям, что делать, они знают, что делать.
  4. Я никогда не устаю толкать людей.
  5. Я бы обидел кого-нибудь, если бы это означало, что я буду контролировать ситуацию.
  6. Я управляю своими друзьями с помощью запугивания.
  7. Когда я издеваюсь над кем-то, забавно видеть, как они расстраиваются.
  8. Быть злым по отношению к другим может быть захватывающе.
  9. Когда я раздражаюсь, мучения людей заставляют меня чувствовать себя лучше.
  10. Я обидел близких мне людей ради удовольствия.
  11. Мне нравится унижать других.
  12. Мне доставляет удовольствие издеваться над людьми перед их друзьями.
  13. Я думаю о том, чтобы беспокоить других ради удовольствия.
  14. Я обманываю других, потому что мне это нравится.
  15. Я думаю о том, чтобы причинять боль людям, которые меня раздражают.
  16. Я бы солгал кому-нибудь, чтобы его расстроить.
  17. Я украл у других, не обращая внимания на последствия.
  18. Когда люди плохо относятся к себе, я чувствую себя хорошо.
  19. Я быстро унижаю других.
  20. Я мучил других, не чувствуя угрызений совести.

Когда 199 студентов старших курсов сдали тест, результаты были многообещающими, но неубедительными.

Как выяснили исследователи, этот тест хорошо измерял садизм и черты темной триады.И это предполагает, что в человеконенавистнических личностях людей есть определенные и интерпретируемые закономерности. Но это не так хорошо, как они надеялись идентифицировать садизм, поскольку отделяет от психопатии, а остальная часть тьмы пыталась.

Итак, они отсеяли вопросы, которые могли вызвать слишком много совпадений, и попробовали еще раз с версией теста из девяти вопросов:

  1. Я высмеивал людей, чтобы они знали, что я контролирую ситуацию.
  2. Я никогда не устаю толкать людей.
  3. Я бы обидел кого-нибудь, если бы это означало, что я буду контролировать ситуацию.
  4. Когда я издеваюсь над кем-то, забавно видеть, как они расстраиваются.
  5. Быть злым по отношению к другим может быть захватывающе.
  6. Мне доставляет удовольствие издеваться над людьми перед их друзьями.
  7. Меня возбуждает то, как люди вступают в драки.
  8. Я думаю о том, чтобы причинять боль людям, которые меня раздражают.
  9. Я бы никого нарочно не обидел, даже если бы они мне не нравились.

На этот раз, когда 202 студента сдали тест, результаты были лучше. Как и ожидалось, он все еще коррелировал с другими чертами темной триады, такими как психопатия, но лучше показал, что садизм — это отдельная категория. В обоих тестах мужчины получили гораздо более высокие баллы по отрицательным характеристикам, чем женщины.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *