Методы бихевиоризма – Методы бихевиоризма. История современной психологии

Методы бихевиоризма. История современной психологии

Методы бихевиоризма

Мы уже могли видеть, что в период первоначального развития научной психологии она стремилась связать себя с более старой, респектабельной, сформировавшейся естественной наукой — физикой. Психология постоянно стремилась перенять методы естественных наук и приспособить их для собственных нужд. Эта тенденция наиболее отчетливо просматривается в бихевиористском учении о мышлении.

Уотсон боролся за то, чтобы психолог всегда ограничивался исключительно данными естественных наук, то есть тем, что является наблюдаемой величиной — иными словами, поведением. Следовательно, в бихевиористских лабораториях допускались лишь строго объективные методы исследований. Методы Уотсона включали следующее: наблюдение с использованием или без использования приборов; методы тестирования; методы дословной записи и методы условных рефлексов.

Метод наблюдения является необходимой основой для всех остальных методов. Методы объективного тестирования использовались уже ранее, но Уотсон предложил при тестировании оценивать нс психические качества человека, а его поведение. Для Уотсона результаты теста не являлись показателем ума или личных качеств; они демонстрировали реакцию испытуемого на определенные раздражители или стимулирующие ситуации, созданные при проведении теста, — и ничего другое.

Метод дословной записи является более противоречивым. Поскольку Уотсон столь решительно был настроен против интроспекции, то использование в его лаборатории метода дословной записи казалось весьма спорным. Некоторые психологи считали это компромиссом, с помощью которого Уотсон позволял интроспекции пролезть через черный ход после того, как ее выкинули в парадного крыльца. Почему же Уотсон допускал дословную запись? Несмотря па его враждебность по отношению к интроспекции, он не мог полностью игнорировать работы психофизиков, которые широко применяли интроспекцию. Следовательно, он предположил, что, поскольку речевые реакции являются объективно наблюдаемыми явлениями, они представляют для бихевиоризма такой же интерес, как и любые другие моторные реакции. Уотсоп говорил: «Говорить — значит делать; значит, это поведение. Говорить открыто или про себя (мыслить) является столь же объективным видом поведения, как и игра в бейсбол» (Watson. 1930. P. 6).

Метод дословной записи в бихевиоризме явился уступкой, которая широко обсуждалась критиками Уотсона. Они настаивали на том, что Уотсон предложил просто семантическую замену. Он допускал, что дословная запись может быть неточной и не является удовлетворительной заменой более объективных методов наблюдения, а потому ограничил использование метода дословной записи только теми ситуациями, в которых они могли бы быть подтверждены, — какими, например, являются наблюдения и описание различий между тонами (Watson. 1914). Дословные записи, не подлежащие верификации, — включающие, к примеру, лишенные образов мысли или рассказы об ощущениях, попросту исключались.

Наиболее важным методом исследования в бихевиоризме явился метод условных рефлексов, который был разработан в 1915 году, через два года после того, как Уотсоп формально провозгласил бихевиоризм. Поначалу методы условных рефлексов применялись в ограниченном диапазоне, и именно Уотсону принадлежит заслуга их широкого внедрения в психологические исследования американцев. Уотсон говорил психологу Эрнесту Хильгарду, что его интерес к условным рефлексам возрос при изучении работ Бехтерева, хотя позднее он воздавал должное и Павлову (Hilgard. 1994).

Уотсон описывал условные рефлексы в терминах, связанных с раздражителями. Условный рефлекс вырабатывается тогда, когда реакция связывается или ассоциируется с раздражителем, отличным от того, который первоначально вызывал эту реакцию. (Типичным условным рефлексом является слюноотделение у собак в ответ на звук, а не на вид пищи.) Уотсон выбрал этот подход, потому что он обеспечивал объективные методы исследования и анализа поведения — а именно сведение поведения к единичным парам «стимул — реакция» (S — R). Поскольку все поведение можно свести к этим элементарным составляющим, метод условных рефлексов делал возможным проведение исследований сложного человеческого поведения в лабораторных условиях.

Таким образом, Уотсон продолжил атомистическую и механистическую традицию, основанную еще британскими эмпириками и принятую на вооружение структуральными психологами. Он собирался изучать человеческое поведение точно так же, как физики изучают Вселенную, — путем разбиения его 414 отдельные компоненты, атомы или элементы.

Исключительная приверженность к использованию объективных методов и устранение интроспекции означали изменение роли испытуемых людей. Для Вундта и Титченера испытуемые были одновременно и наблюдателями, и наблюдаемыми. Это означает, что люди сами проводили наблюдения за переживаниями своего сознания. Таким образом, их роль была намного важнее, чем роль самого экспериментатора.

В бихевиоризме испытуемым отводится гораздо более скромная роль. Они больше ничего не наблюдают, напротив, за ними постоянно наблюдает экспериментатор. Участники эксперимента при этом стали называться испытуемыми, или субъектами, а не наблюдателями (DanzJgcr. 1988; Scheibe. 1988). Истинными наблюдателями теперь стали экспериментаторы, психологи — исследователи, которые определяли условия эксперимента и наблюдали за тем, как субъекты на них реагируют. Таким образом, испытуемые люди были понижены в статусе. Они больше не наблюдали, они только демонстрировали свое поведение. А поведение присуще любому — взрослому, ребенку, психически больному человеку, голубю, белой крысе. Этот подход усилил взгляд на людей как на простые механизмы: «на вход подается раздражение, на выходе наблюдается реакция» (Burt. 1962. P. 232).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Бихевиоризм

Бихевиоризм является направлением в психологии, которое было основано Д.Б Уотсоном с появлением его публикации в 1913 г. Тогда же сложилась первая программа, сформулированная американским психологом. Работа Уотсона называлась «Психология с точки зрения бихевиориста». Это направление занимало доминирующее положение вплоть до середины 1950-х годов.

Суть его заключается в том, что в качестве предмета научного исследования бихевиоризм отверг как сознание, так и бессознательное и свел психику к различным формам поведения, как совокупности реакций организма на стимулы внешней среды. Человека можно научить чему угодно, предполагал Уотсон, конечно, в пределах его физических возможностей, а такие факторы, как генетический фон, личностные черты, мысли, никакой роли не играют.

Среди представителей этого направления можно назвать таких ученых, как Э.Торндайк, И.П. Павлов, Ф. Скиннер, К. Халл, оставивших большой след в истории бихевиоризма.

Уотсон видел задачу психологии в изучении поведения живых существ, адаптирующихся в физической и социальной среде, а её цель в создании средств, чтобы контролировать поведение. Роль сознания как реального регулятора человеческой деятельности бихевиоризмом отвергается, исходя из того, будто бы оно недоступно для объективного изучения. Связь стимула и реакции бихевиористы принимают в качестве основных механизмов поведения.

Их основным методом является наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма на воздействия окружающей среды. Эксперименты проводились в основном на животных, а установленные закономерности на этом уровне переносились затем на людей.

Бихевиоризм игнорирует социальную природу человека, активность организма и роль его психической организации в преобразовании среды.

Исходная концепция бихевиоризма таила в себе много методологических изъянов, поэтому уже в 1920-х годах начинается его распад на ряд направлений – гештальт-психология, психоанализ, необихевиоризм.

Но, тем не менее, бихевиоризм расширил область психологии, включив внешние и телесные реакции, оказал влияние на лингвистику, антропологию, социологию и др. Существенный вклад был внесен его представителями в разработку эмпирических и математических методов изучения поведения.

В практической психологии бихевиоризм стал родоначальником поведенческого подхода. В ней в центре внимания психолога находится поведение человека, а конкретнее «что в поведении есть, что мы хотим изменить» и что для этого надо конкретно сделать.

Бихевиоризм и развитие личности

Личность с позиций бихевиоризма это все то, чем обладает индивид, его возможности в отношении реакции для приспособления к среде. Говоря другими словами, личность – это организованная и относительно устойчивая система навыков, которые составляют основу этого поведения. Навыки приспособлены к жизненным ситуациям, а новые ситуации формируют новые навыки.

В их концепции человек это, прежде всего, реагирующее, действующее, обучающееся существо. Причем это существо запрограммировано на какие-либо реакции, действия, поведение. Изменяя стимулы человека можно программировать на требуемое поведение. Психолог Толмен (1948) схему стимула и реакции (S-R), как основных механизмов поведения, подверг сомнению. Он считал её слишком упрощенной, поэтому вводит между ними важную переменную I – психические процессы данного индивида. Эти процессы зависят от наследственности индивида, его физиологического состояния, прошлого опыта и природы стимула (S-I-R).

Концепции бихевиоризма были представлены в новом освещении в 70-годы – это была теория социального научения. Одна из главных причин, сделавшая нас такими, какие мы есть, по мнению А. Бандуры (1965), связана со склонностью, подражать поведению других людей. При этом учитывается тот факт, насколько такое подражание будет для нас благоприятно.

Развитие личности теория Э. Берна рассматривает как процесс преодоления или специфического закрепления исходного чувства неполноценности. При этом учитывается зависимость от внешних факторов воспитания в детстве и «психологической позиции», формирующейся у человека.

Поведением человека, с точки зрения бихевиоризма, можно управлять, используя при этом ряд психологических законов:

  • Закон эффекта – положительное подкрепление правильных реакций;
  • Закон субъективной ценности подкрепления, учет наиболее ценного и привлекательного подкрепления для данного человека;
  • Закон оперантного обуславливания. Предполагая негативные последствия, человек может заранее отказаться от этих действий;
  • Закон субъективной вероятности последствий – возможность пойти на риск;
  • Закон подражания;
  • Закон влияния типа личности.

Методы бихевиоризма

В бихевиористском учении о мышлении отчетливо просматривается тенденция перенять методы естественных наук. Психолог всегда должен ограничиваться данными естественных наук, считал Уотсон, поэтому в их лабораториях допускались строго объективные методы исследования.

Уотсон включал в свои методы следующие:

  • Наблюдение с приборами или без них;
  • Метод тестирования. При тестировании Д.Б. Уотсон предлагает оценивать не психические качества человека, а его поведение. Результаты теста для него не были показателем ума или личных качеств. Это была просто реакция испытуемого на определенные раздражители, которые создавались в результате проведения теста и только;
  • Метод дословной записи. Этот метод более противоречив, потому что, настроенный против интроспекции, он считал этот метод весьма спорным, но, тем не менее, шел на компромисс и позволял им пользоваться. Он писал: «говорить, значит делать, значит, это поведение».
  • Метод условных рефлексов. Именно это метод стал наиболее важным в бихевиоризме.

Разработан он был в 1915 г. после официального провозглашения бихевиоризма. Метод сначала применялся в ограниченных случаях. Но благодаря Уотсону он широко внедрился в психологические исследования американцев. Метод условных рефлексов давал возможность проведения исследований в лабораторных условиях сложного человеческого поведения. Изучать поведение человека он собирался так же, как физики изучают Вселенную – путем разбиения его на отдельные компоненты.

Но для всех методов, при этом, необходимой основой являлся метод наблюдения.

Популярность и привлекательность бихевиоризма

Смелые выступления Уотсона завоевали огромное число его приверженцев. Но, подавляющее большинство безразлично относилось к тому, что одни психологи выступали за существование сознания, а другие считали, что психология утратила здравый смысл.

Призыв Уотсона создать общество, базирующееся на научно-обоснованном управлении поведением, взбудоражил общественность. Те, то был разочарован в старых идеях, получили надежду, но по своей страсти и убежденности бихевиоризм был сродни религии. Новому научному течению посвящались сотни книг и статей, среди которых можно назвать «Религия по имени бихевиоризм».

Проводя эксперименты с условными рефлексами, Уотсон убедился в том, что эмоциональные расстройства взрослых невозможно сводить только к сексуальным факторам, как считал З. Фрейд. Если расстройства взрослых есть следствие неправильного воспитания в детстве, то правильная программа воспитания должна в старшем возрасте предотвратить их появление. Практический контроль над поведением людей не только возможен, но и необходим, в этом Уотсон был убежден. Им была разработана целая программа оздоровления общества. Это была программа экспериментальной этики на принципах бихевиоризма. Планы ученого так и остались планами и никогда не были реализованы, а сама программа осталась как костяк для будущих исследователей.

spravochnick.ru

3. Основной метод бихевиоризма

Основной метод бихевиоризма — наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействия окружающей среды с целью выявления доступных математическому описанию корреляций между этими переменными. Подавляющую часть экспериментов сторонники бихевиоризма провели на животных, перенеся затем установленные на этом уровне закономерности на человека. Активность организма и роль его психической организации в преобразовании среды, как и социальная природа человека, в бихевиоризме игнорируются.

В бихевиоризме предметом изучения являются:

    • Изучение не сознания, а поведения человека.

    • Личность – все то чем обладает индивид.

    • Человек в концепции бихевиоризма понимается, прежде всего, как реагирующее, обучающееся существо, запрограммированное на те или иные реакции, действия, поведение.[7]

Как и у любого направления в бихевиоризме были свои плюсы и минусы, которые можно отразить в таблице:

Достоинства бихевиоризма

Недостатки бихевиоризма

Бихевиоризм обозначил историческую потребность в расширении понимания предмета изучения психологии и ввел в круг изучаемых психологией явлений поведение человека, сделав его предметом своих исследований и, тем самым, противопоставив сознанию

Однако при этом потребность в расширении предмета психологических исследований отразилась в бихевиоризме однобоко и неадекватно, так как при этом игнорировалось сознание как объективная сущность; сознание в бихевиоризме было полностью исключено из области изучения, так как не имело объективных наблюдаемых методов

Исторической заслугой Дж. Уотсона является исследование поведения и острая постановка проблемы объективного подхода в психологии

Однако при этом понимание поведения сводится лишь к внешним проявлениям, и игнорируются ненаблюдаемые физиологические и психические процессы

Важнейшей для психологии как практической науки является выдвинутая Дж. Уотсоном задача управления поведением человека, нацеленность научного исследования на связь с практическими задачами

Но из-за механической трактовки поведения человек лишается своей активной деятельностной сущности и выступает как реагирующее существо

Бихевиоризм укрепляет метод лабораторного эксперимента как основного в психологических исследованиях и, более того, вводит практику проведения опытов на животных, что, безусловно, позволяет решить многие практические задачи психологии

Однако результаты, полученные опытным путем на животных, переносятся без каких-либо ограничений на человека, при этом не учитывается качественная разница в поведении человека и животных

В рамках бихевиоризма были установлены многие закономерности выработки навыков

Но были проигнорированы важнейшие компоненты действия — мотивация и психический образ действия

Достижением бихевиоризма стала разработка практических методик обучения, основанных на контроле внешних воздействий, реакции организма на эти воздействия, а также получении разного рода подкрепления, обусловливающего в дальнейшем формирование той или иной реакции. Такие методики активно разрабатывались Б. Скиннером и получили название метода программированного обучения, который в короткие сроки позволяет осуществлять процесс обучения необходимым знаниям и навыкам, а также корректировать нежелательное поведение.

Однако эти методики строились на исключающем осознанность принципе подкрепления правильных актов поведения, ведущего к формированию необходимого навыка, что не могло развить внутреннюю познавательную деятельность индивида, т.е. сформировать у него навык интериоризации деятельности — ее свертывание во внутренний план. Таким образом, из специфики обучения исключается один из его важнейших компонентов — осознанность и интериоризация действия[9]

Более кратко это выглядит так:

 заслуги бихевиоризма следующие:

1) он внес в психологию сильный крен в естественнонаучную сторону;

2) он ввел объективный метод, основывающийся на регистрации и анализе внешне наблюдаемых фактов, процессов и событий, благодаря чему получили бурное развитие инструментальные приемы исследования психических процессов;

3) был чрезвычайно расширен класс исследуемых объектов, стало интенсивно изучаться поведение

животных, младенцев и т.д.;

4) в его работах были значительно продвинуты отдельные разделы психологии, в том числе проблемы научения, образования навыков и др.[11]

 недостатки бихевиоризма:

  1. Недоучет сложности психической деятельности

  2. Игнорирование процессов сознания

  3. Перенос результатов исследования животных на человека

  4. Негуманные эксперименты

  5. Игнорирование высших форм научения (творчество, самоопределение личности)[10]

Наиболее важные данные были получены в бихевиоризме по проблеме научения, что дало толчок для развития операционализма. Главный представитель этого направления — К.Л.Халл, проводивший много исследований для уточнения схемы стимул — реакция. В дальнейшем было показано, что само обусловливание представляет собой достаточно сложный процесс. Постепенно возникли изменения в концептуальном аппарате бихевиоризма. Это привело к преобразованию его в необихевиоризм. Другим вариантом ревизии классического бихевиоризма стала концепция оперантного бихевиоризма Б.Скиннера, разработанная в 30-х гг. XX в., где в результате многочисленных опытов (прежде всего на крысах и голубях) было модифицировано понятие реакции. На основе его теории оперантного обусловливания возникли специальные психотерапевтические техники, основанные преимущественно на внутренних психологических процессах (Х.Ю.Айзенк, Вольпе). В целом, бихевиоризм оказал большое влияние на развитие психотерапии, методы программированного обучения. Также идеи бихевиоризмаоказали влияние на лингвистику, антропологию, социологию, семиотику и стали одним из истоков кибернетики. Бихевиористы внесли существенный вклад в разработку эмпирических и математических методов изучения поведения, в постановку ряда психологических проблем, в особенности касающихся научения — приобретения организмом новых форм поведения[12]

Используемые источники

  1. Немов Р.С. Психология: Учебник для студентов высших педа­гогических заведений. В 2-х кн. Кн. 1. — М.: Просвещение — Владос, 1994.

  2. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология: Учебник для студентов высших педагогических учебных заведений — М.: Ака­демия, 1998.

  3. Ярошевский М.Г. История психологии от античности до середины XX в. Учеб. пособие. – М., 1996.

  4. http://www.openreality.ru

  5. http://www.grandars.ru

  6. http://www.bibliofond.ru

  7. http://azps.ru

  8. http://fictionbook.ru

  9. http://www.vashpsixolog.ru

  10. http://student.zoomru.ru

  11. http://5ballov.qip.ru

  12. http://www.syntone.ru

studfile.net

Методы бихевиоральной терапии и их эффективность

Бихевиоральная терапия стоит на фундаменте трудов И.П. Павлова и Б. Скиннера, ее суть — модификация поведения через отучение от нежелательных привычек и реакций и научение желательному поведению. При бихевиоральной терапии психолог не ставит задачи объяснить клиенту, в чем причина его проблем, он просто воздействует на нежелательное поведение, чтобы оно изменилось в нужную сторону.

В США бихевиоральная терапия встречается достаточно часто, используется в специфических ситуациях: для лечения фобий, дурных привычек (алкоголизм, курение, переедание), для борьбы с энурезом и заиканием, широко используется в психиатрических заведениях.

Как метод воздействия, чаще всего используется оперантное научение и классический метод условных рефлексов, — методы, использующие положительное и отрицательное подкрепление. Пациента не лечат — его обучают правильному поведению с помощью обучающей программы. Для психотерапевта, работающего по этому принципу, главное подобрать эффективные именно для этого пациента подкрепления. Иногда это делается простым расспросом: «Что будет для вас положительным, а что отрицательным подкреплением? Что вам будет нравиться, а что — нет?»

И тогда для кого-то положительным подкреплением будет разрешение смотреть телевизор, для кого-то – сладкое, для кого-то в психиатрических учреждениях – жить в отдельной комнате, посетить столовую еще один раз.

В бихевиоральной терапии применяются методы классического обусловливания.

Классическое обусловливание вы знаете: это когда загорается лампочка, вы должны отдернуть лапку, потому что если не отдернете, то получите электрический разряд. Через некоторое время этому научаются все: и люди, и собаки, независимо от уровня интеллекта и взглядов на жизнь.

Чаще всего применяется прием контробусловливание, или десенсибилизация (понижение чувствительности): как правило, для лечения фобий у собак и человека.

Например, у собак – боязнь громких звуков, а у человека — боязнь собак.

Методика: сначала мы узнаем, что было бы для клиента подкреплением, научаем его расслабляться. После этого расспрашиваем, какие ситуации вызывают у клиента тревогу, ранжируем эти ситуации от тех, которые чуть-чуть тревожат, до тех, с которыми он не может справиться. После стрессовую ситуацию связываем с мышечным расслаблением. В ситуации расслабленности напоминаем о ситуации, которая вызывает минимальную тревогу, потом так же обсуждаем другие ситуации, все более и более тревожные. Итого: оказавшись в стрессовой ситуации, человек будет испытывать гораздо меньшее напряжение, будет чувствовать себя в достаточной мере спокойно.

Просто, но это работает.

С собакой то же самое. Вы отрабатываете команду, которую она хорошо знает, например, «Сидеть!», «Играть в мячик!» (эта команда должна ассоциироваться с положительными эмоциями), а потом вводите в ситуацию десенсибилизации. Вы переключаете ее внимание на поведение, при помощи которого она может совладать с ситуацией. Через ситуацию десенсибилизации вы проводите собаку через ряд все более и более тревожных ситуаций. Например, если собаку в клинике испугали, и она отказывается идти туда пешком, то начинают работать с самой дальней дистанции. Как только она почувствовала тревогу (оглядывается, вертится вокруг хвоста и др.), переключаете ее на иной тип деятельности (как правило, игровую) или на выполнение отработанной команды, и потом постепенно сокращаете дистанцию.

На более обобщенном уровне: вы даете субъекту способ совладать с ситуацией, а потом вводите ее в ситуации, вызывающие тревогу, и переключаете его на то поведение, при помощи которого в других ситуациях он мог совладать с собой. Это контробусловливание через десенсибилизацию.

Другой прием — аверсивное обусловливание. Например, при борьбе с перееданием к биг-маку крепится простенькое устройство с батарейкой, человек кусает биг-мак и получает слабый разряд. Мелочь, а неприятно. Аналогично — если рука тянется к сигарете, получаем разряд за сигарету. Кодирование от алкоголизма – тот же принцип, хотя здесь чаще используется вызов рвотного рефлекса. Стакан ко рту – и приступ тошноты или ощущение, что умираешь.

Неприятно, но в ситуации выбора — будущая нормальная жизнь или потеря семьи, или тем более тюрьма, люди с готовностью на это идут и нужный результат получают.

Интересно, что так же лечится энурез: ребенок ложится на кровать, под простынь кладутся датчики влажности. Ребенок описался – включается свет, ребенку меняют пеленку. Ребенку не хочется просыпаться. но это происходит всегда, и обычно для прекращения энуреза этого хватает. Несколько повторений — проблема решается.

Когда-то, на заре исследований, в качестве отрицательного подкрепления пробовали использовать слабые удары электрического тока. Жизнь показала, что в этом нет никакой нужды: обычная смена пеленки – вовремя! – эту функцию полностью выполняет.

Методы оперантного научения применяются в психиатрических учреждениях — например, метод накопления жетонов.

Чистит зубы – жетон, убирает постель – жетон, жетоны обмениваются на привилегии: сигареты, проживание в отдельной комнате, дополнительное посещение столовой. Методика не идеальна, но среди всех возможных — признана наиболее эффективной.

Бихевиоральная терапия — это быстрая терапия, дающая возможность контролировать последствия.

Итого

Бихевиоральная терапия — не волшебство, в ней есть и свои минусы, и свои ограничения.

Не все определяется только примененными к пациенту техниками: если пациент заинтересован в излечении, эффективность излечения выше. Впрочем, это характерно для любых подходов, не только бихевиорального, и, заметим, что как раз в бихевиоральном подходе момент заинтересованности клиента играет меньшую роль, чем в других подходах.

Бихевиоральный подход показывает высокую эффективность для простых случаев психотерапии: избавления от стандартных фобий (страхов), нежелательных привычек, формирование желательного поведения. В более сложных, запутанных, «личностных» случаях, касающихся не просто поведения, а ценностей и образа жизни (что характерно для многих проблем с наркоманами и алкоголиками), использование бихевиоральных методов неустойчиво и дает недолговременный эффект​.

Терапия с предъявлением поведенческой модели используется для лечения состояния тревожности и страхов. Тревожному человека показывают, как ведут себя в проблемной ситуации уверенные люди, и предлагают воспроизводить, повторять это поведение. Дополнительно психолог может объяснять способы выхода из тревожной ситуации, адекватные речевые ответы, и при необходимости отрабатывает навык использования этих средств.

Если то, что снимается бихевиоральной терапией, оказывается симптомом чего-то более серьезного и глубинного, могут быть возвраты и повторения. Впрочем, так называемый глубинный подход также не гарантирует устойчивых результатов, а хорошо проведенная бихевиоральная терапия нередко приводит не только к снятию беспокоящего человека симптома, но и общему улучшению его состояния.

С. Гингер пишет об этом в книге «Гештальт — терапия контакта»:


В традиционном психоанализе симптом часто отодвигается на второй план и рассматривается как ориентир на пути самораскрытия. Последовательное осознавание подавленного материала ведется посредством глобального подхода к глубинной личности, через анализ трансфера и интерпретаций. Считается, что «выздоровление» при этом наступит само собой, как бы в довершение к вышесказанному; сам же Фрейд рекомендовал остерегаться чрезмерного «рвения к излечению». В этом случае предстает субъективный и довольно-таки пессимистичный взгляд на человека (давящий детерминизм раннего детства, природные «полиморфные извращенные» склонности и т. д.).

В поведенческом подходе, наоборот, лечится сам симптом; это объясняется заботой об эффективности терапии и «уважением к самой эксплицитной просьбе клиента», который с ней пришел на консультацию и, как правило, не просит чего-то большего. Ведь клиенту, зашедшему купить только галстук, не предлагают дорогостоящий костюм-тройку! Точные техники снятия обусловленности и десенсибилизации (Вольп) часто способствуют быстрому исчезновению симптома, например в случае фобий или сексуальных расстройств, что, однако, не сопровождается глобальной перестройкой всей личности. Добавим по ходу, что симптоматические смещения (появление новых, заместительных симптомов), по статистике, происходят намного реже, чем об этом думают психоаналитики. И даже наоборот, часто отмечаются позитивные «цепные реакции» (Например, с излечением полового бессилия прекращаются автомобильные аварии (интеграция телесной схемы) и вспышки гнева (иллюзия всемогущества). Сторонники такого подхода считают, что их взгляд на человека объективен и реалистичен.↑


Оценивая эффективность бихевиоральной терапии, нужно учесть и исторические предпочтения: Америка предпочитает бихевиоральные подходы всем другим, в России бихевиоризм не в чести.

Статус, авторитет, влияние

www.psychologos.ru

Бихевиоризм — Психологос

Джон Уотсон

Бихевиоризм (англ. behavior – поведение) в широком понимании — направление в психологии, которое изучает поведение человека и способы влияния на поведение человека.

Бихевиоризм в узком понимании, или классический бихевиоризм — бихевиоризм Дж.Уотсона и его школы, исследующий только внешне наблюдаемое поведение и не делающий различия между поведением человека и других животных. Для классического бихевиоризма все психические явления сводятся к реакциям организма, преимущественно двигательным: мышление отождествляется с речедвигательными актами, эмоции — с изменениями внутри организма, сознание принципиально не изучается, как не имеющее поведенческих показателей. Основным механизмом поведения принимается связь стимула и реакции (S->R).

Основной метод классического бихевиоризма — наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействия окружающей среды с целью выявления доступных математическому описанию корреляций между этими переменными.

Представители: Эдуард Торндайк, Иван Петрович Павлов, Джон Бродес Уотсон, Эдуард Чейс Толмен, Беррес Фредерик Скиннер.

Миссия бихевиоризма — перевести умозрительные фантазии гуманитариев на язык научного наблюдения. Бихевиоризм родился как протест против произвольных умозрительных спекуляций исследователей, не определяющих понятия четким, операциональным образом, и объясняющих поведение лишь метафорически, не переводя красивые объяснения на язык четких инструкций: что нужно конкретно сделать, чтобы получить от себя или другого нужное изменение в поведении.

«Ваше раздражение вызвано тем, что вы не принимаете себя. Вас раздражает в других то, что вы не можете принять в самих себе. Вам нужно научиться принимать себя!». — Это красиво, это может быть и верно, но, во-первых, это не проверяемо, а во-вторых, непонятен алгоритм действий для решения проблемы с раздражением.

Фильм «История Джона Утсона»

Бихевиоризм стал родоначальником поведенческого подхода в практической психологии, где в центре внимания психолога находится человеческое поведение, а конкретнее «что в поведении есть», «что мы в поведении изменить хотим» и «что для этого конкретно следует сделать». Со временем, однако, возникла необходимость различать бихевиоральный и поведенческий подход. Бихевиоральный подход в практической психологии — подход, реализующий принципы классического бихевиоризма, то есть работающий в первую очередь с внешне видимым, наблюдаемым поведением человека и рассматривающий человека только как объект воздействий в полной аналогии с естественно-научным подходом. Однако поведенческий подход — шире. Он включает в себя не только бихевиоральный, но и когнитивно-бихевиоральный, и личностно-поведенческий подход, где психолог видит в человеке автора как внешнего, так и внутреннего поведения (мыслей и эмоций, выбора той или иной жизненной роли или позиции) — любых действий, автором которых он является и за которые он несет ответственность. См.→

​​​​​​​Бихевиоризм подход хорошо сочетается с другими подходами современной практической психологии. Многие современные бихевиористы используют элементы и гештальт-подхода, и элементы психоанализа. Модификации бихевиоризма широко распространены в американской психологии и представлены прежде всего теорией социального научения А. Бандуры и Д.Роттера.

В психотерапии бихевиоральный подход — один из многих часто используемых подходов.

Если клиент боится летать на самолетах, психоаналитик начнет искать связанные с полетами детские травмирующие переживания, а психоаналитик-фрейдист постарается выяснить, какие ассоциации у пациента вызывает длинный фюзеляж самолета. Психолог-бихевиорист в подобном случае запустит стандартную процедуру десенсибилизации — по сути, начнет вырабатывать условный рефлекс спокойного расслабления на стрессовую ситуацию полета. Смотри Основные подходы в практической психологии

Что касается эффективности, то в целом можно сказать, что бихевиоральный подход имеет примерно ту же эффективность, что и другие подходы. Бихевиоральный подход более подходит для простых случаев психотерапии: избавления от стандартных фобий (страхов), нежелательных привычек, формирование желательного поведения. В сложных, запутанных, «личностных» случаях использование бихевиоральных методов дает недолговременный эффект. Есть исторические предпочтения: Америка предпочитает бихевиоральные подходы всем другим, в России бихевиоризм не в чести. Смотри →

Статус, авторитет, влияние

www.psychologos.ru

Предмет изучения бихевиоризма. История современной психологии

Предмет изучения бихевиоризма

Первичным предметом изучения и исходными данными для бихевиоризма Уотсона являются основные элементы поведения: мышечные движения или секреция желез. Психология, как наука о поведении, должна иметь дело только с теми актами, которые можно объективно описать, не прибегая к менталистическим концепциям и терминологии. Несмотря на объявленную задачу свести поведение к единичным парам «стимул — реакция» (S — R), Уотсон утверждал, что бихевиористы в итоге должны изучать поведение организма в целом. Ведь реакция может быть как простейшей, к примеру, подергивание колена, так и более сложной. В последнем случае Уотсон применял термин «акт». Он полагал, что акты реакций включают такие вещи, как употребление пищи, написание книги, игра в бейсбол или строительство дома. Таким образом, акт представляет собой ответную реакцию организма, выраженную движениями в пространстве, — такими, например, как произнесение слов, потягивание или бег.

Все это говорит о том, что Уотсон воспринимал акт реакции в терминах достижения определенного результата — воздействия на окружающую среду, а не как набор мышечных элементов. И тем не менее, по его мнению, акты поведения — вне зависимости от их сложности — могут быть сведены к моторным или железистым реакциям низшего уровня.

Реакции могут явными или неявными. Явные реакции являются внешними и непосредственно наблюдаемыми. Неявные реакции — сокращения внутренних органов, выделения желез, нервные импульсы и т. д. — происходят внутри организма. Несмотря на то, что такие движения не являются внешними, они также считаются элементами поведения. Прибегая к использованию понятия неявной реакции, Уотсон тем самым модифицировал свое требование, что предмет изучения психологии должен быть фактически наблюдаемым. Движения и реакции, которые происходят внутри организма, становятся наблюдаемыми с помощью приборов.

Подобно реакциям, раздражения (стимулы), с которыми имеет дело бихевиоризм, могут быть как простыми, так и сложными. Так длина световой волны, оказывающая воздействие на сетчатку глаза, считается относительно простым раздражителем, но раздражители могут быть и физическими объектами, и более сложными ситуациями (то есть комбинацией различных специфических стимулов). Подобно тому, как комбинация реакций, участвующих в действии, может быть сведена к отдельным составляющим, так и стимулирующая ситуация может быть разложена на составные компоненты.

Таким образом, бихевиоризм имеет дело со всем организмом в целом, со всеми его связями с окружающей средой. Путем анализа совокупностей пар <стимул — реакция> и разложения их на элементарные составляющие можно разработать определенные законы поведения.

Бихевиоризм Уотсона представляет собой попытку построить науку, свободную от менталистических понятий и субъективных методов, науку столь же объективную и здравомыслящую, как физика. Давайте посмотрим, как Уотсон относился к трем основным предметам изучения психологии: инстинкту, эмоциям и мышлению. Как и все создатели систематических теорий, Уотсон разрабатывал бихевиоризм на основе своих глубоких убеждений. В данном случае это означало, что все области поведения должны рассматриваться в объективных терминах <стимул — реакция>.

Инстинкты

Уотсон с самого начала признавал роль инстинктов в поведении. В своей книге «Поведение: введение в сравнительную психологию» (Behavior: An Introduction to the Comparative Psychology. 1914 г.) он описывает одиннадцать видов инстинктов. Уотсон изучал поведение крачки, водоплавающей птицы, в болотах острова Тортуга, неподалеку от побережья Флориды. Lro сопровождал Карл Лешли, студент университета Джонса Хопкинса. Позднее Лешли вспоминал, что экспедицию пришлось резко свернуть, когда у него и Уотсона закончились сигареты и виски.

К 1925 году Уотсон изменил свою позицию и совершенно отказался от концепции инстинктов. Те аспекты человеческого поведения, которые кажутся инстинктивными, утверждал он, на самом деле являются социально условными рефлексами. Встав на точку зрения, что научение является ключом к пониманию человеческого поведения, Уотсон совершенно отошел от своих прежних взглядов. Более того, он пошел дальше: он не только отрицал роль инстинктов, но даже отказался признавать существование наследственных дарований любого рода! Те качества, которые кажутся наследственными, утверждал он, прослеживаются только до обучения в раннем возрасте. Дети не рождаются на свет со способностями выдающихся спортсменов или музыкантов, их направляют родители или воспитатели, которые поощряют определенные виды поведения.

Этот акцент на решающее значение воздействия воспитания и окружающей социальной среды — а как следствие, вывод о том, что из ребенка можно сделать все, что пожелает воспитатель, — стал одной из причин небывалой популярности Уотсона.

Уотсон не был одинок в своем предположении, что влияние социального окружения более значимо, чем любые врожденные качества; в психологии уже просматривалась тенденция минимизировать значение влияния инстинктов на поведение. Позиция Уотсона отражала уже происходящий в науке сдвиг. Кроме того, его позиция могла быть обусловлена также характерной для американской психологии начала XX века склонностью к прикладной ориентации. Психологию нельзя применить для модификации или управления поведением, если само поведение нс может меняться. Если поведение регулируется силами инстинктов, то его невозможно модифицировать, а если поведение зависит от обучения или тренировки, то оно фактически подлежит изменениям.

Эмоции

Эмоции, согласно Уотсону, являются реакцией организма на специфические раздражители. Такие раздражители, как нападение или агрессия, вызывают внутренние изменения в организме — в частности, учащение сердцебиения, а также те внешние реакции, которые были приобретены в процессе научения. Эта теория нс предполагает какого — либо сознательного восприятия эмоций или внутренних ощущений.

При каждой эмоции имеют место определенные виды психологических изменений. Несмотря на то, что Уотсон признавал внешнее проявление ответных реакций, он продолжал верить в преобладание внутренних. Он утверждал, что эмоции являются формой неявного поведения, при котором внутренние ответные реакции проявляются, к примеру, в виде изменения цвета лица, появление потливости или учащенного сердцебиения.

Теория эмоций Уотсона кажется гораздо менее сложной, чем теория Вильяма Джемса. Согласно теории Джемса, изменения в организме следуют непосредственно за восприятием раздражителя, а ощущение этих органических изменений и вызывает эмоции. Уотсон подверг критике позицию Джемса. Отбрасывая сознательный процесс восприятия ситуации и состояния чувств, Уотсон провозгласил, что эмоции могут быть полностью описаны в терминах объективной стимулирующей ситуации, внешних реакций организма и внутренних психологических изменений.

В исследовании, которое уже стало классическим, Уотсон изучал раздражители, которые вызывали у младенцев эмоциональные ответные реакции. Он выяснил, что младенцы демонстрируют три основные эмоциональные реакции: страх, гнев и любовь. Страх порождается громкими звуками и внезапной потерей поддержки; гнев — ограничением свободы движений; любовь — ласками, прикосновениями, укачиванием и поглаживанием.

Уотсон также выявил типичные образцы поведения, соответствующие каждому раздражителю. Он полагал, что страх, гнев и любовь являются единственными эмоциональными реакциями, которые возникают не в процессе научения. Прочие человеческие эмоциональные реакции состоят из этих трех основных эмоций и формируются в процессе выработки условных рефлексов. Нередко они могут оказаться связанными с такими стимулами, которые исходно не вызывали подобных реакций.

Альберт, Питер и Кролик

Уотсон наглядно продемонстрировал правильность своей теории выработки эмоциональной реакции с помощью условных рефлексов в ходе экспериментального исследования, проведенного с одиннадцатимесячным Альбертом, которого приучили бояться белой крысы, хотя до начала эксперимента он такого страха не испытывал (Watson & Rayner. 1920). Страх сформировался в результате громкого и резкого звука (удар молотком по железной полосе) за спиной Альберта, который он слышал, когда ему показывали крысу. Вскоре ребенок начал проявлять признаки страха уже просто при виде крысы.

Такой обусловленный страх можно распространить на другие раздражители — кролика, белую шубу, бороду деда Мороза и т. д. Уотсон предположил, что многие страхи, тревожные состояния и антипатии взрослых были аналогичным образом сформированы в их раннем детстве.

Эксперименты с Альбертом так никогда и не были успешно завершены. Уотсон описал это исследование как предварительное, а психологи обнаружили в его методологии существенные изъяны. Тем не менее, результаты экспериментов с Альбертом были восприняты в качестве научного свидетельства и цитируются практически в каждом учебнике по основам психологии — причем обычно неправильно (см. Harris. 1979; Samcison. 1980). Исследование 130 вводных учебников психологии, опубликованных с 1920 по 1989 годы, выявило, что эксперименты с Альбертом вошли в число наиболее часто цитируемых (Todd. 1994).

Несмотря на то, что Альберта успешно приучили бояться белых крыс, кроликов и Санта Клауса, Уотсону не удалось отучить его от этих страхов, потому что Альберта уже нельзя было использовать в качестве подопытного материала. Вскоре после этих экспериментов Уотсон покинул мир академической науки и больше не занимался подобными проблемами. Спустя какое — то время, уже работая в области рекламы в Нью — Йорке, он прочитал лекцию о своих исследованиях. В аудитории присутствовала Мэри Ковер Джонс, школьная подруга Розалии Рейнер в Вассаре. Выступление Уотсона вызвало у нее интерес и заставило задуматься о том, можно ли с помощью условных рефлексов избавить ребенка от страхов. Она попросила Розалию представить ее Уотсону, а затем предприняла исследование, которое стало еще одним классическим примером в истории психологии.

Ее подопытного звали Питер; к моменту проведения экспериментов он уже демонстрировал страх перед кроликами, хотя этот страх и не был выработан в лабораторных условиях (Jones. 1924). Когда Питер принимал пищу, в помещение вносили кролика, но держали его на расстоянии, достаточном для того, чтобы не включить реакцию страха. После нескольких попыток кролика начали подносить все ближе и ближе — причем всякий раз это делалось тогда, когда ребенок ел. Со временем Питер привык к кролику и даже начал трогать его, не выказывая признаков страха. С помощью этой процедуры были устранены и другие проявления страха по отношению к похожим предметам.

Исследования Мэри Ковер Джонс считаются провозвестниками бихевиоральной терапии (то есть применения принципов научения для корректировки неадекватного поведения). Она провела их почти за пятьдесят лет до того, как эта методика приобрела широкую популярность. Мэри Джонс долгое время проработала в Институте благосостояния ребенка при Калифорнийском университете в Беркли. В 1968 году она получила престижную награду «За выдающийся вклад в психологию развития ребенка».

Процесс мышления

Традиционное представление о процессе мышления заключалось в том, что мысли зарождаются в мозге «настолько слабыми, что ни один нейронный импульс не проходит через моторные нервы к мускулам, а следовательно в мускулах и железах не происходит никакой реакции» (Watson. 1930. P. 239). В соответствии с этой теорией, поскольку процесс формирования мысли происходит при отсутствии мускульной реакции, мышление недоступно для наблюдения и проведения экспериментов. Мысль рассматривалась как нечто неуловимое, чисто ментальное и не имеющее физических контрольных точек.

Система бихевиоризма Уотсона предприняла попытку свести мышление к неявному моторному поведению. Уотсон утверждал, что мысль, как и другие аспекты функционирования человека, представляет собой сенсомоторное поведение определенного рода. Он предполагал, что поведение мышления должно включать неявную речевую реакцию или движение. Таким образом, он свел мышление к беззвучному разговору, в основе которого лежат такие же мышечные движения, которые мы усваиваем для привычной речи. По мере того, как дети взрослеют, это «мышечное поведение» становится неслышимым и невидимым, потому что родители и учителя не позволяют детям громко разговаривать самим с собой. Следовательно, мышление превращается в способ беззвучной внутренней беседы.

Уотсон предположил, что основными точками приложения большей части этих неявных поведенческих привычек являются мускулы языка и гортани (так называемая голосовая коробка). Кроме того, он учитывал и мысли, выражаемые жестами, — такими, например, как движение бровей или пожатие плеч, что по сути является внешне проявляемой реакцией на раздражения.

Основным источником уверенности Уотсона в правильности своей теории мышления послужил тот факт, что большинство людей вполне осознают разговор с самим собой в процессе мышления. Например, исследование интроспективных отчетов студентов колледжа выявило, что 73 процента мыслей, записанных в ходе эксперимента, формировались в ходе внутренней беседы (Farthing. 1992).

Однако такое свидетельство оказывается недоступным для бихевиориста, поскольку оно содержит интроспекцию. А Уотсон никак не мог допустить интроспективной поддержки своей бихевиористской теории. Бихевиоризм требовал объективных свидетельств неявного поведения или движения, а потому были предприняты попытки экспериментально записать движения языка и гортани в процессе размышления.

Эти измерения выявили слабые движения, происходящие в тот период, когда подопытные думали. Показания, снятые с пальцев и рук людей с пониженным слухом в процессе размышлений, также продемонстрировали некоторое движение. Несмотря на неспособность добиться более убедительных результатов, Уотсон сохранил веру в существование неявного речевого поведения, демонстрация которого станет реальностью в будущем при наличии более чувствительного лабораторного оборудования.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Бихевиоризм — это… Что такое Бихевиоризм?

Бихевиори́зм (англ. behavior — поведение) — направление в психологии человека и животных, буквально — наука о поведении. Это направление в психологии, определявшее облик американской психологии в начале 20-го века, радикально преобразовавшее всю систему представлений о психике. Его кредо выражала формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание. Поскольку тогда было принято ставить знак равенства между психикой и сознанием (психическими считались процессы, которые начинаются и заканчиваются в сознании.), возникла версия, будто, устраняя сознание, бихевиоризм тем самым ликвидирует психику. Основателем данного направления в психологии был американский психолог Джон Уотсон.

Важнейшими категориями бихевиоризма являются стимул, под которым понимается любое воздействие на организм со стороны среды, в том числе и данная, наличная ситуация, реакция и подкрепление, в качестве которого для человека может выступать и словесная или эмоциональная реакция окружающих людей. Субъективные переживания при этом в современном бихевиоризме не отрицаются, но ставятся в положение, подчиненное этим воздействиям.

Во второй половине 20-го века бихевиоризм был замещен когнитивной психологией, которая с тех пор доминирует в психологической науке[1]. Однако многие идеи бихевиоризма до сих пор используются в определённых направлениях психологии и психотерапии.

История

Одним из пионеров бихевиористского движения был Эдвард Торндайк. Сам он называл себя не бихевиористом, а «коннексионистом» (от англ. «connection» — связь).

То, что интеллект имеет ассоциативную природу, было известно со времен Гоббса. То, что интеллект обеспечивает успешное приспособление животного к среде, стало общепринятым после Спенсера. Но впервые именно опытами Торндайка было показано, что природа интеллекта и его функция могут быть изучены и оценены без обращения к идеям или другим явлениям сознания. Ассоциация означала уже связь не между идеями или между идеями и движениями, как в предшествующих ассоциативных теориях, а между движениями и ситуациями.

Весь процесс научения описывался в объективных терминах. Торндайк использовал идею Вена о «пробах и ошибках» как регулирующем начале поведения. Выбор этого начала имел глубокие методологические основания. Он ознаменовал переориентацию психологической мысли на новый способ детерминистского объяснения своих объектов. Хотя Дарвин специально не акцентировал роль «проб и ошибок», это понятие несомненно составляло одну из предпосылок его эволюционного учения. Поскольку возможные способы реагирования на непрестанно меняющиеся условия внешней среды не могут быть заранее предусмотрены в структуре и способах поведения организма, согласование этого поведения со средой реализуется только на вероятностной основе.

Эволюционное учение потребовало введения вероятностного фактора, действующего с такой же непреложностью, как и механическая причинность. Вероятность нельзя было больше рассматривать как субъективное понятие (результат незнания причин, по утверждению Спинозы). Принцип «проб, ошибок и случайного успеха» объясняет, согласно Торндайку, приобретение живыми существами новых форм поведения на всех уровнях развития. Преимущество этого принципа достаточно очевидно при его сопоставлении с традиционной (механической) рефлекторной схемой. Рефлекс (в его досеченовском понимании) означал фиксированное действие, ход которого определяется так же строго фиксированными в нервной системе способами. Невозможно было объяснить этим понятием адаптивность реакций организма и его обучаемость.

Торндайк принимал за исходный момент двигательного акта не внешний импульс, запускающий в ход телесную машину с предуготованными способами реагирования, а проблемную ситуацию, то есть такие внешние условия, для приспособления к которым организм не имеет готовой формулы двигательного ответа, а вынужден её построить собственными усилиями. Итак, связь «ситуация — реакция» в отличие от рефлекса (в его единственно известной Торндайку механистической трактовке) характеризовалась следующими признаками: 1) исходный пункт — проблемная ситуация; 2) организм противостоит ей как целое; 3) он активно действует в поисках выбора и 4) выучивается методом упражнения.

Прогрессивность подхода Торндайка по сравнению с подходом Дьюи и других чикагцев очевидна, ибо сознательное стремление к цели принималось ими не за феномен, который нуждается в объяснении, а за причинное начало. Но Торндайк, устранив сознательное стремление к цели, удержал идею об активных действиях организма, смысл которых состоит в решении проблемы с целью адаптации к среде.

Работы Торндайка не имели бы для психологии пионерского значения, если бы не открывали новых, собственно психологических закономерностей. Но не менее отчётливо выступает у него ограниченность бихевиористских схем в плане объяснения человеческого поведения. Регуляция человеческого поведения совершается по иному типу, чем это представляли Торндайк и все последующие сторонники так называемой объективной психологии, считавшие законы научения едиными для человека и остальных живых существ. Такой подход породил новую форму редукционизма. Присущие человеку закономерности поведения, имеющие общественно-исторические основания, сводились к биологическому уровню детерминации, и тем самым утрачивалась возможность исследовать эти закономерности в адекватных научных понятиях.

Торндайк больше чем кто бы то ни было подготовил возникновение бихевиоризма. Вместе с тем, как отмечалось, он себя бихевиористом не считал; в своих объяснениях процессов научения он пользовался понятиями, которые возникший позднее бихевиоризм потребовал изгнать из психологии. Это были понятия, относящиеся, во-первых, к сфере психического в её традиционном понимании (в частности, понятия об испытываемых организмом состояниях удовлетворённости и дискомфорта при образовании связей между двигательными реакциями и внешними ситуациями), во-вторых, к нейрофизиологии (в частности, «закон готовности», который, согласно Торндайку, предполагает изменение способности проводить импульсы). Бихевиористская теория запретила исследователю поведения обращаться и к тому, что испытывает субъект, и к физиологическим факторам.

Теоретическим лидером бихевиоризма стал Джон Бродес Уотсон. Его научная биография поучительна в том плане, что показывает, как в становлении отдельного исследователя отражаются влияния, определившие развитие основных идей направления в целом.

Девизом бихевиоризма стало понятие о поведении как объективно наблюдаемой системе реакций организма на внешние и внутренние стимулы. Это понятие зародилось в русской науке в трудах И. М. Сеченова, И. П. Павлова и В. М. Бехтерева. Они доказали, что область психической деятельности не исчерпывается явлениями сознания субъекта, познаваемыми путем внутреннего наблюдения за ними (интроспекцией), ибо при подобной трактовке психики неизбежно расщепление организма на душу (сознание) и тело (организм как материальную систему). В результате сознание отъединялось от внешней реальности, замыкалось в кругу собственных явлений (переживаний), ставящих его вне реальной связи земных вещей и включённости в ход телесных процессов. Отвергнув подобную точку зрения, русские исследователи вышли на новаторский метод изучения взаимоотношений целостного организма со средой, опираясь на объективные методы, сам же организм трактуя в единстве его внешних (в том числе двигательных) и внутренних (в том числе субъективных) проявлений. Этот подход намечал перспективу для раскрытия факторов взаимодействия целостного организма со средой и причин, от которых зависит динамика этого взаимодействия. Предполагалось, что знание причин позволит в психологии осуществить идеал других точных наук с их девизом «предсказание и управление».

Это принципиально новое воззрение отвечало потребностям времени. Старая субъективная психология повсеместно обнажала свою несостоятельность. Это ярко продемонстрировали опыты над животными, которые были главным объектом исследований американских психологов. Рассуждения о том, что происходит в сознании животных при исполнении ими различных экспериментальных заданий, оказывались бесплодными. Уотсон пришел к убеждению, что наблюдения за состояниями сознания так же мало нужны психологу, как физику. Только отказавшись от этих внутренних наблюдений, настаивал он, психология станет точной и объективной наукой. В понимании Уотсона мышление это не более чем мысленная речь.

Находясь под влиянием позитивизма, Уотсон доказывал, будто реально только то, что можно непосредственно наблюдать. Поэтому, по его плану, всё поведение должно быть объяснено из отношений между непосредственно наблюдаемыми воздействиями физических раздражителей на организм и его так же непосредственно наблюдаемыми ответами (реакциями). Отсюда и главная формула Уотсона, воспринятая бихевиоризмом: «стимул — реакция» (S-R). Из этого явствовало, что процессы, которые происходят между членами этой формулы — будь то физиологические (нервные), будь то психические, психология должна устранить из своих гипотез и объяснений. Поскольку единственно реальными в поведении признавались различные формы телесных реакций, Уотсон заменил все традиционные представления о психических явлениях их двигательными эквивалентами.

Зависимость различных психических функций от двигательной активности была в те годы прочно установлена экспериментальной психологией. Это касалось, например, зависимости зрительного восприятия от движений глазных мышц, эмоций — от телесных изменений, мышления — от речевого аппарата и так далее.

Эти факты Уотсон использовал в качестве доказательства того, что объективные мышечные процессы могут быть достойной заменой субъективных психических актов. Исходя из такой посылки, он объяснял развитие умственной активности. Утверждалось, что человек мыслит мышцами. Речь у ребёнка возникает из неупорядоченных звуков. Когда взрослые соединяют с каким-нибудь звуком определенный объект, этот объект становится значением слова. Постепенно у ребенка внешняя речь переходит в шёпот, а затем он начинает произносить слово про себя. Такая внутренняя речь (неслышная вокализация) есть не что иное, как мышление.

Всеми реакциями, как интеллектуальными, так и эмоциональными, можно, по мнению Уотсона, управлять. Психическое развитие сводится к учению, то есть к любому приобретению знаний, умений, навыков — не только специально формируемых, но и возникающих стихийно. С этой точки зрения, научение — более широкое понятие, чем обучение, так как включает в себя и целенаправленно сформированные при обучении знания. Таким образом, исследования развития психики сводятся к исследованию формирования поведения, связей между стимулами и возникающими на их основе реакциями (S-R).

Уотсон экспериментально доказывал, что можно сформировать реакцию страха на нейтральный стимул. В его опытах детям показывали кролика, которого они брали в руки и хотели погладить, но в этот момент получали разряд электрического тока. Ребёнок испуганно бросал кролика и начинал плакать. Опыт повторялся, и на третий-четвёртый раз появление кролика даже в отдалении вызывало у большинства детей страх. После того как эта негативная эмоция закреплялась, Уотсон пытался ещё раз изменить эмоциональное отношение детей, сформировав у них интерес и любовь к кролику. В этом случае ребенку показывали кролика во время вкусной еды. В первый момент дети прекращали есть и начинали плакать. Но так как кролик не приближался к ним, оставаясь в конце комнаты, а вкусная еда (шоколадка или мороженое) была рядом, то ребенок успокаивался. После того как дети переставали реагировать плачем на появление кролика в конце комнаты, экспериментатор придвигал его все ближе и ближе к ребёнку, одновременно добавляя вкусных вещей ему на тарелку. Постепенно дети переставали обращать внимание на кролика и под конец спокойно реагировали, когда он располагался уже около их тарелки, и даже брали его на руки и старались накормить. Таким образом, доказывал Уотсон, эмоциональным поведением можно управлять.

Принцип управления поведением получил в американской психологии после работ Уотсона широкую популярность. Концепцию Уотсона (как и весь бихевиоризм) стали называть «психологией без психики». Эта оценка базировалась на мнении, будто к психическим явлениям относятся только свидетельства самого субъекта о том, что он считает происходящим в его сознании при «внутреннем наблюдении». Однако область психики значительно шире и глубже непосредственно осознаваемого. Она включает также и действия человека, его поведенческие акты, его поступки. Заслуга Уотсона в том, что он расширил сферу психического, включив в него телесные действия животных и человека. Но он добился этого дорогой ценой, отвергнув как предмет науки огромные богатства психики, несводимые к внешне наблюдаемому поведению.

В бихевиоризме неадекватно отразилась потребность в расширении предмета психологических исследований, выдвинутая логикой развития научного знания. Бихевиоризм выступил как антипод субъективной (интроспективной) концепции, сводившей психическую жизнь к «фактам сознания» и полагавшей, что за пределами этих фактов лежит чуждый психологии мир. Критики бихевиоризма в дальнейшем обвиняли его сторонников в том, что в своих выступлениях против интроспективной психологии они сами находились под влиянием созданной ею версии о сознании. Приняв эту версию за незыблемую, они полагали, что её можно либо принять, либо отвергнуть, но не преобразовать. Вместо того, чтобы взглянуть на сознание по-новому, они предпочли вообще с ним разделаться.

Эта критика справедлива, но недостаточна для понимания гносеологических корней бихевиоризма. Если даже вернуть сознанию его предметно-образное содержание, превратившееся в интроспекционизме в призрачные «субъективные явления», то и тогда нельзя объяснить ни структуру реального действия, ни его детерминацию. Как бы тесно ни были связаны между собой действие и образ, они не могут быть сведены одно к другому. Несводимость действия к его предметно-образным компонентам и была той реальной особенностью поведения, которая гипертрофированно предстала в бихевиористской схеме.

Уотсон стал наиболее популярным лидером бихевиористского движения. Но один исследователь, сколь бы ярким он ни был, бессилен создать научное направление.

Среди сподвижников Уотсона по крестовому походу против сознания выделялись крупные экспериментаторы Уильям Хантер (1886—1954) и Карл Спенсер Лешли (1890—1958). Первый изобрёл в 1914 году экспериментальную схему для изучения реакции, которую он назвал отсроченной. Обезьяне, например, давали возможность увидеть, в какой из двух ящиков положен банан. Затем между ней и ящиками ставили ширму, которую через несколько секунд убирали. Она успешно решала эту задачу, доказав, что уже животные способны к отсроченной, а не только непосредственной реакции на стимул.

Учеником Уотсона был Карл Лешли, работавший в Чикагском и Гарвардском университетах, а затем в лаборатории Иеркса по изучению приматов. Он, как и другие бихевиористы, считал, что сознание безостаточно сводится к телесной деятельности организма. Известные опыты Лешли по изучению мозговых механизмов поведения строились по следующей схеме: у животного вырабатывался какой-либо навык, а за тем удалялись различные части мозга с целью выяснить, зависит ли от них этот навык. В итоге Лешли пришёл к выводу, что мозг функционирует как целое и его различные участки эквипотенциальны, то есть равноценны, и потому с успехом могут заменять друг друга.

Всех бихевиористов объединяла убежденность в бесплодности понятия о сознании, в необходимости покончить с «ментализмом». Но единство перед общим противником — интроспективной концепцией — утрачивалось при решении конкретных научных проблем.

И в экспериментальной работе, и на уровне теории в психологии совершались изменения, приведшие к трансформации бихевиоризма. Система идей Уотсона в 30-х годах уже не была более единственным вариантом бихевиоризма.

Распад первоначальной бихевиористской программы говорил о слабости её категориального «ядра». Категория действия, односторонне трактовавшаяся в этой программе, не могла успешно разрабатываться при редукции образа и мотива. Без них само действие утрачивало свою реальную плоть. Образ событий и ситуаций, на которые всегда ориентировано действие, оказался у Уотсона низведённым до уровня физических раздражителей. Фактор мотивации либо вообще отвергался, либо выступал в виде нескольких примитивных аффектов (типа страха), к которым Уотсон вынужден был обращаться, чтобы объяснить условно-рефлекторную регуляцию эмоционального поведения. Попытки включить категории образа, мотива и психосоциального отношения в исходную бихевиористскую программу привели к её новому варианту — необихевиоризму.

1960-е годы

Развитие бихевиоризма в 60-х годах 20 века связано с именем Скиннера. Американского исследователя можно отнести к течению радикального бихевиоризма. Скиннер отвергал мыслительные механизмы и полагал, что методика выработки условного рефлекса, заключающаяся в закреплении или ослабления поведения в связи с наличием или отсутствием поощрения или наказания, может объяснить все формы человеческого поведения. Этот подход применялся американским исследователем к объяснению самых разнообразных по сложности форм поведения, начиная с процесса обучения и заканчивая социальным поведением.

Методы

Бихевиористами применялось два основных методологических подхода для исследования поведения: наблюдение в лабораторных, искусственно создаваемых и управляемых условиях, и наблюдение в естественной среде обитания.

Большинство экспериментов бихевиористы проводили на животных, затем установление закономерности реакций в ответ на воздействия окружающей среды перенесли на человека. Бихевиоризм сместил акцент экспериментальной практики психологии с исследования поведения человека на исследование поведения животных. Опыты с животными позволяли лучше осуществлять исследовательский контроль за связями среды с поведенческой реакцией на нее. Чем проще психологический и эмоциональный склад наблюдаемого существа, тем больше гарантии, что исследуемые связи не будут искажаться сопутствующими психологическими и эмоциональными компонентами. Обеспечить такую степень чистоты в эксперименте с людьми невозможно.

Позже эта методика подвергалась критике, в основном по этическим причинам (смотрите, например, гуманистический подход). Также бихевиористы полагали, что благодаря манипуляциям с внешними стимулами можно формировать у человека разные черты поведения.

В СССР

В СССР бихевиоризм, как и другие психологические направления, рассматривался как буржуазное извращение психологии. Особенно активно критиковал этот подход А. Н. Леонтьев. В основном его критика сводилась к обличению в биологизаторстве бихевиоризма, в «индивидуальной болтанке»[Что?], и к тому, что бихевиоризм, по мнению Леонтьева, отрицал роль и вообще наличие внутренних ненаблюдаемых свойств (таких, как цели, мотивы, смысл, предубеждения и прочее) в поведении и деятельности человека.

В то же время к бихевиоризму были близки возникшие в России в 1910—1920-е годы рефлексология (объективная психология) В. М. Бехтерева, физиологическая теория условных рефлексов в поведении животных и человека И. П. Павлова, педологическая концепция активности поведения и деятельности личности А. Ф. Лазурского и М. Я. Басова[2] и объективная психология П. П. Блонского.

Развитие

Бихевиоризм положил начало возникновению и развитию различных психологических и психотерапевтических школ, таких, как необихевиоризм, когнитивная психология, поведенческая психотерапия, рационально-эмоционально-поведенческая терапия. Существует множество практических приложений бихевиористской психологической теории, в том числе и в далёких от психологии областях.

Сейчас подобные исследования продолжает наука о поведении животных и человека — этология, использующая другие методы (например, этология гораздо меньшее значение придаёт рефлексам, считая врождённое поведение более важным для изучения).

См. также

Ссылки

Примечания

  1. Kelby Mason, Chandra Sripada & Stephen Stich The Philosophy of Psychology.
  2. Басов М. Я. Общие основы педологии. — М.—Л.: ГИЗ, 1931. — 802 с.

biograf.academic.ru

Читайте также:

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о