Мне очень плохо что делать: «Мне очень плохо, как надо жить дальше?» – Яндекс.Кью

Содержание

Мне плохо. Что делать?

Серый, холодный, равнодушный, мир. Одиночество, как ветер, гасит слабые огоньки света и тепла внутри. Нет начала и конца, сколько видно вокруг — пустота. А даже если и не пустота — все это ничего не значит и ничего не стоит. МНЕ ПЛОХО.

Так может чувствовать себя ребенок. Так может чувствовать себя взрослый. Так может себя чувствовать старик.

Некоторые люди проносят это состояние через всю свою жизнь.

Плохо может быть от не исполненных желаний, от невозможности достичь чего-то важного, от одиночества, которое не получается преодолеть.

Плохо — это про бессилие. Про ощущение невозможности достичь «хорошо».

Приходя в мир мы абсолютно беспомощны и зависимы. Каждый из нас. Поэтому каждый человек знает это состояние. Можно не помнить, но оно было прожито и чувство осталось внутри.

Понимание, любовь и забота того, кто оказался рядом — это спасение. Это то, что высушивает слезы и согревает, помогает обрести чувство безопасности и дает надежду на удовлетворение. Находясь в контакте с тем, понимает, что с ним происходит, любит его и заботится, ребенок обнаруживает, что есть кто-то, кто может справиться с его бедой.

С самого начала выживание возможно, только если рядом окажется кто-то, кто позаботится о тепле, еде, безопасности маленького человека. Поэтому здорового младенца природа оснащает крайне важной способностью: подавать сигнал бедствия каждый раз, когда что-то идет не так: стало голодно/мокро/холодно/страшно — плачь! Ребенок растет, но его благополучие по-прежнему во многом зависит от взрослых. В полтора года он просит достать чашку с водой с обеденного стола, в четыре — войти вместе в темную комнату, чтобы из шкафа не выпрыгнул страшный монстр, в десять — поговорить об обиде на лучшего школьного друга.

В идеальном мире в атмосфере принятия и безопасности ребенок, окруженный здоровыми, счастливыми и любящими его взрослыми, очень рано начинает тяготиться

избыточной заботой о себе. Уже с полутора-двух лет он начинает активно утверждать себя в мире и, глядя на взрослых, постепенно овладевает тем, что ему доступно. Адекватное отражение позволяет познавать себя, а достаточная забота — развить собственные способности заботиться о себе. Возможность реализовывать свои желания самостоятельно вызывает у ребенка радость и гордость. И с возрастом это распространяется на все сферы: бытовую, материальную, профессиональную… Наверное самая важная часть этого — личная, а именно понимание себя, узнавание своих чувств и распознавание своих желаний, понимание своих ограничений и способность управлять своим внутренним состоянием. Вырастая, такой человек обретает чувство, что в целом он сам — хозяин своей жизни и именно он несет за нее ответственность. Он сам себе и «решатель проблем» и «гармонизатор внутреннего состояния».

Но идеал — на то и идеал, чтобы к нему стремиться без возможности достигнуть. В реальной жизни мы все в той или иной степени «застреваем» в тех моментах своего детства, где что-то пошло не так. Ребенок внутри нас сталкивается с трудностями взрослой жизни, и мы можем чувствовать бессилие. И тогда, когда что-то идет не так и нам плохо, мы можем вернуться к нормальной детской стратегии выживания. А она такова: дать понять важному взрослому, что нам плохо. Что мы нуждаемся в его помощи. А дальше есть несколько вариантов развития событий.

1. Мы понимаем, что нам плохо. Часто это очевидно и для окружающих. Им кажется, что мы с этим ничего не делаем. Но мы делаем! Мы ПОКАЗЫВАЕМ, что нам ПЛОХО. Наша энергия не направляется на улучшение текущей ситуации и решение проблем, ведь мы чувствуем в своей основе совершенно

детское тотальное бессилие. Единственная наша надежда, чтобы кто-то увидел, КАК нам плохо и помог. Избавил от страданий, взмахнул волшебной палочкой и жизнь наша совершенно преобразилась.

Этот сценарий работает, когда во внутреннем мире большую часть занимает ребенок, который не смог в полной мере стать взрослым, не взял себе от взрослых функцию заботы о себе — не смог, не захотел или не от кого было взять. Но в глубине души сохраняется надежда, что еще не поздно, и если долго звать на помощь, то кто-то придет. И хотя, по большому счету, этот призыв адресован взрослым из нашего детства, он может быть направлен на тех, кто окружает нас сейчас — супругов, друзей, знакомых, и даже на собственных детей. Проблема в том, что эти люди не могут по-настоящему удовлетворить нашего внутреннего ребенка и мы продолжаем проживать наше «плохо».

Иногда может казаться, что кто-то может помочь, но не хочет. Тогда мы можем пытаться мотивировать его помогать. Например, посредством чувства вины — показывая, что в нашем плачевном состоянии  виноват именно он. Это обычно бессознательный (гораздо реже — сознательный) маневр. Он работает с людьми, которые сами склонны принимать на себя ответственность и вину. Тех, кто не склонен, это может злить, ведь это попытка манипуляции ими. Но даже если нам удается что-нибудь «урвать» для себя, это приносит облегчение лишь на короткое время, так как мы остаемся беспомощными детьми внутри самих себя.

2. Когда надежды получить помощь больше нет, а внутри все то же состояние, мы пытаемся скрыть его и от других, и даже от себя. Сознательно или бессознательно. Скрываем мы разными способами. Например, много работаем (и списываем свою подавленность на усталость). Или, наоборот, пускаемся во все тяжкие и пытаемся заглушить свое состояние алкоголем, сексом, яркими впечатлениями. Если это состояние длится долго, то оно может перерастать в маскированную депрессию. Некоторые люди не склонны вообще проживать яркие чувства как часть своей психической жизни, но направляют их в тело, тогда на психологическом уровне все выглядит благополучно, но появляются либо психосоматические симптомы, либо неожиданные и как-будто ни с чем не связанные панические атаки.

Тогда нам остается  тратить всю нашу энергию, чтобы поддерживать состояние не-знания о внутренних проблемах. Но энергетические ресурсы не бесконечны, и в итоге внутренний дискомфорт проявит себя — психическими срывами, депрессией или невротическими симптомами.

 

3. Осознавая свое состояние и понимая, что нам нужен дополнительный ресурс, мы можем  обратиться за помощью к кому-то из близких или друзей. Все люди время от времени нуждаются в этом, и возможность попросить и принять помощь обогащает человека и делает более сильным.

Если мы обращаемся к близким людям, лучше попытаться сформулировать, чем именно нам можно помочь. Во-первых, в этом уже есть выход из состояния беспомощности. А во-вторых, так другому будет проще понять, как помочь нам лучше и быстрее.

Мы можем запрашивать конкретную помощь. Это могут быть просьбы о конкретных действиях или выражение желания поговорить о чем-то, узнать мнение другого человека или получить совет. Когда нам действительно очень плохо, то мы можем не иметь ресурсов, чтобы сформулировать что-то отчетливое, но тогда можно просто попросить о поддержке в целом. Иногда нам нужно, чтобы кто-то просто выслушал, не перебивая и не оценивая, и в этом уже будет большая помощь.

 

Если рядом нет никого близкого, к кому хочется обратиться, либо близкие ощущаются как слабые и их не хочется нагружать своим состоянием еще больше, либо общение к ним не приносит облегчения, то имеет смысл пойти к специалисту — психологу или психотерапевту. Результатом первых консультаций должно стать более отчетливое понимание себя, своих чувств и своей ситуации, и хотя бы общее понимание, что можно со всем этим делать. Подробнее о психологической помощи можно почитать в статьях на нашем сайте:

Автор: Попова Наталия Михайловна

Психолог-психоаналитик
Обучающий аналитик и супервизор ЕКПП

Я никому не доверяю: что такое травма отвержения и как от нее избавиться

Эмоциональная холодность родителей травмирует ребенка. Во взрослой жизни эта травма мешает человеку выстраивать близкие отношения с другими. Люди с травмой отвержения рассказали «Снобу», через что им пришлось пройти в детстве и как их недоверие к миру портит им жизнь, а психологи — как прожить негативные чувства, простить родителей и научиться любить, чтобы исцелиться.

«Я не умею выстраивать здоровые отношения с людьми»: Анна, 31 год

Мой папа — невротичный и жесткий, а мама — замкнутая и эмоционально холодная. У них обоих были сложные отношения со своими родителями. Папу родители тиранили и унижали лет до 20. Мама вообще не знала ласки и любви: ее родители пили и дрались, мать била. Когда маме было восемь лет, ее мать зарезали в пьяной драке. Дедушка женился, и мачеха тоже била маму. Потом мама долгое время жила у своих теток и была предоставлена сама себе.
Я росла под гиперконтролем. Папа бил меня в наказание за проступки, а мама никогда не заступалась. Пару раз я убегала из дома, потом возвращалась и получала еще.

Я старалась быть хорошей девочкой, пока в какой-то момент мне не стало безразлично, накажут или нет. Я просто делала то, что считала нужным, и получала за это. Меня это не останавливало. Став взрослой, я съехала от родителей. Они чуть-чуть переросли свои собственные травмы, и на расстоянии я получала от них больше тепла.
В моей душе по-прежнему жила боль и обида на родителей, но со временем эти чувства вытеснились: всякий раз, когда меня отвергали или критиковали, я понимала, что мне должно быть неприятно, но ничего не чувствовала. Два с половиной года назад у меня начались панические атаки, и я пошла к психологу. Мы стали углубляться в мое прошлое и прорабатывать травмы. По заданию психолога я решила поговорить с родителями. Не помню точно, как начала разговор. Сказала, что отношения у нас были непростыми и мне крайне важно услышать от них, что они меня любят. Родители сказали это, поплакали чуть-чуть. На время мне полегчало: месяц-два я ходила радостная, а потом все вернулось на круги своя.
Обида никуда не ушла. Сейчас я почти не общаюсь с родителями: время от времени звоню маме, но давно уже не приезжаю в родительский дом.
Я не умею выстраивать нормальные здоровые отношения с людьми. Меня пугает их теплое отношение ко мне. Никому не доверяю, думаю, что меня хотят обмануть или просто обращаются со мной хорошо из вежливости, и я так же вежливо держу дистанцию, никому ничего не рассказывая о себе. Я перестала говорить о своих чувствах с мужем, потому что это бесполезно. Любой брак, на мой взгляд, обречен на угасание в нем любви и нежности. Я разочаровалась в отношениях и не ищу их. Когда недавно влюбилась, просто отогнала чувства как ненужные, понимая, что все закончится и мне будет больно. Пусть лучше мне будет больно сейчас, чем потом, когда все зайдет слишком далеко.

Сейчас у меня переходный период: заново учусь открываться и доверять людям, но это дается мне очень тяжело. За травмой отвержения лежит глубокий дефицит любви, но без проживания эмоций, которые сопровождали эту травму, невозможно исцелиться. Это не избавление, но новый опыт. И я в процессе.

Ирина Кутянова, психолог семейного центра «Печатники»:

В истории Анны четко прослеживается негативный семейный сценарий, когда жестокое обращение и отсутствие любви повторяется из поколения в поколение. Эмоционально холодная мать не дает достаточно тепла и любви своему ребенку, и у него уже во взрослой жизни в каких-то стрессовых ситуациях (ссора с партнером, критика коллег и т. д.) активизируется травма отвержения. Постепенно человек приходит к выводу: «Это не я вам не нужен, это вы мне не нужны». Он, боясь боли и разочарований, пресекает на корню позитивные чувства к другим людям и не верит в искренность таких чувств по отношению к себе.

Хотя Анна понимает, что ее родителей просто не научили любить их собственные родители и они растили ее как могли, она не может их простить, а значит, и освободиться. Нужно прожить свои негативные эмоции по отношению к родителям, принять часть их опыта и закрыть ситуацию для себя. Это можно сделать как в группе, так и одному, под наблюдением специалиста, используя, например, технику «пустого стула». Нужно представить, что перед вами на стуле сидит человек, который вас обидел, и высказать ему все свои обиды. Потом сесть на стул и ответить на эти обиды с позиции оппонента, отыграв его роль. Таким образом реконструируется диалог и отрабатываются самые глубокие и табуированные чувства.

Часто из-за зашкаливающих эмоций человеку бывает сложно выразить свои мысли. В этом случае можно прописать все свои обиды в письме (его даже не нужно отправлять). Важно, чтобы письмо заканчивалось прощением. Обида, даже справедливая, разрушает того, кто обижается. Непроработанные негативные чувства, которые человек копит в себе и не хочет отпускать, могут перерасти в психосоматические заболевания. Стремясь к прощению, человек должен думать в первую очередь о себе и своем здоровье.

Человек с травмой отвержения не умеет любить. Для того чтобы разморозить это чувство и культивировать его в себе, нужно бескорыстно делать добрые дела. Начать можно с малого: например, сказать доброе слово прохожему, помочь пожилой соседке донести тяжелую сумку. Можно устроиться волонтером в приют. Когда человек делает что-то бескорыстно и получает взамен искреннюю благодарность и положительные эмоции, он постепенно учится любить и наполняет себя этой любовью.

«Я всегда боюсь, что меня прогонят и назовут никчемной»: Ольга, 35 лет

Я с детства ощущала свою ненужность и неважность. Приходя с работы, отец сразу уходил со мной гулять. Мать потом рассказывала, что я часто плакала, кричала и мешала его родственникам, у которых мы жили, и потому он много со мной гулял. Я росла очень активным ребенком, всегда собирала вокруг себя детей из ближайших дворов. В четыре года на меня уже оставляли младшую сестру. При этом я постоянно слышала от родителей: «не мешай», «будь тише», «отойди» или «займись уже чем-нибудь». Лет в пять в качестве наказания за какой-то проступок родители пригрозили отдать меня в детдом. Вечером отец надел на меня шубку и сказал: «У нас есть другая девочка, а такая нам не нужна. Мы отдадим тебя в детский дом». Мать сидела рядом с младшей сестрой в подтверждение его слов. Я сильно испугалась, попросила прощения и пообещала быть хорошей и послушной.
В школе я была активной и участвовала во всем, в чем только можно, до того момента, пока там не ввели экспериментальную учебную программу. Я училась в шестом классе, и учителя решили, что наш класс не справится, посчитали его отстающим. Это ударило по самолюбию моей матери, и она перевела меня в другой класс. Новые одноклассники меня не приняли: пару лет они напоминали, что я из отстающего класса и там мне и место, хотя у меня была нормальная успеваемость. Тогда же меня отвергли и бывшие одноклассники. Кто-то из них меня спросил, почему я перешла в другой класс. Я ответила то же, что говорили учителя: «Класс слабый, с программой не справится» — и они от меня отвернулись. Я осталась одна, без друзей. Мне очень хотелось общения, и я старалась всячески его заслужить. Я подстраивалась под других: с сильно умными корчила из себя зубрилу, с оторвами была оторвой. Если получалось с кем-то подружиться, вела себя так, как удобно этому человеку, боясь вновь остаться в одиночестве.
Поддержки от родителей не было — мои чувства никогда их не волновали. Они ни разу не сказали, что меня любят, ни разу не обняли. В моей семье вообще не принято было говорить о чувствах. Я должна была только приносить хорошие оценки и ни о чем другом не думать. При этом мне всегда внушали, что я ничего не умею, не могу, ни на что не способна. Мать говорила, что я никому не буду нужна и меня никто не будет любить. Ей часто говорили, что такую энергичную девочку надо отдать, например, на танцы (я была не против, но кого интересовали мои желания?), но она воспринимала это иначе: ее учат, как обуздать ребенка, которого слишком много, поэтому я должна стать незаметной. Матери всегда было стыдно за меня, а эти разговоры обо мне ей были невыносимы. Если вдруг ей рассказывали обо мне что-то плохое или я делала что-то, что ей не понравилось (а ей не нравилось 95% того, что я делаю), она говорила, что лучше бы убила меня еще в утробе и что проклинает день моего рождения. Зачастую это сопровождалось побоями, наказаниями (например, месяц без прогулок) и длительным игнором. Отец не вмешивался и не защищал меня. Он всегда говорил, чтобы я терпела и вела себя тише. Через какое-то время родители разошлись, и отца в моей жизни почти не стало. Однажды, когда мать меня довела, я спросила: «Ты вообще меня хотела?» Она рассмеялась и ответила: «Нет. Мы с твоим отцом просто трахались под забором».
Во взрослой жизни все это вылилось в то, что мне очень трудно вступать в отношения с людьми — это касается и работы, и дружбы, и личных отношений. Я ищу того, кто меня полюбит и примет, и всегда боюсь, что меня прогонят, скажут, что я никчемная. Я жду оценки, подтверждения, что мне можно быть / жить, что мне скажут: «Ты нужна, ты не мешаешь, ты меня устраиваешь». Я всегда думаю, что делаю недостаточно много или недостаточно хорошо. Раньше я вообще не могла брать и требовать свое, вступать в конфликт. Мне страшно было высказывать свое мнение, потому что в детстве я слышала от матери: «Кто ты такая? Ты должна слушать других, которые важнее, умнее и лучше». Я долго могла терпеть недовольство, а потом оно выливалось в истерики.
Раньше я велась на любого мужчину, который на меня посмотрит, и мной пользовались. Однажды в попытке сбежать от матери я чуть не вышла замуж. Мы с этим мужчиной постоянно ругались, как это обычно бывает в созависимых парах. Он выпивал. По стечению обстоятельств свадьбу пришлось отменить. В конце концов мы, к счастью, расстались. Теперь я просто избегаю отношений.
Сейчас я живу с матерью, но мы не общаемся. Отец не звонит. Раз в полгода я забегаю к нему на пять минут на чай. Особо не разговариваем: ему не нужны подробности моей жизни, а я постепенно перестаю искать его заботы и защиты.
Человек, в жизни которого было много абьюза, долго верит в свою ненужность и никчемность. Но когда я решила работать над этим, стала встречать людей, которые показали мне, что я им нужна и не мешаю, и один из них привел меня к психологу. Сейчас, кроме психотерапии, я занимаюсь духовными практиками и получаю психологическое образование. Иллюзии, что я навсегда избавлюсь от травмы отвержения, у меня нет. Она слишком глубоко во мне и, думаю, случилась еще в перинатальном периоде. Меня радует, что я могу ее отследить, знаю, как она проявляется. Я научилась с ней жить и давать людям право выбирать не меня и не принимать это на свой счет. Научилась говорить самой себе: «Я всегда с тобой, я тебя люблю, ты мне нужна, ты — самое дорогое, что у меня есть, и я тебя не брошу».

Елена Шохина, психолог семейного центра «Зеленоград»:

Отвержение проявляется в нечувствительности родителя к эмоциональным потребностям ребенка. Оно может быть явным, как в истории Ольги, или скрытым. Часто отвержение передается из поколения в поколение как форма взаимодействия. Например, в послевоенные годы родителям некогда было говорить детям, что они нужны и любимы. Повзрослев, дети воспринимали это как норму и бессознательно относились так же к своим детям.
История Ольги очень травматична — ее отвергли оба родителя: мать была более агрессивна, использовала физическое и эмоциональное насилие, отец же предпочитал не вмешиваться. Что сильнее сказалось на Ольге — еще вопрос, потому что девочка берет поведение отца за образец мужского отношения с себе. Возможно, Ольга будет искать мужчину или уже пыталась строить отношения с мужчиной, который игнорировал ее, как и отец.
Отец и мать Ольги подпитывали распространенный детский страх быть не любимым родителями ребенком, угрожая сдать ее в детдом. И у нее сформировался защитный механизм: «Если я не нужна миру такая, какая есть, я буду такой, какой меня хотят видеть другие». Это поведение жертвы. То есть травма расщепила детскую личность. Задача психолога эту личность собрать: помочь той маленькой Оле с ее желаниями и потребностями вырасти — прожить свои желания и стать опорой самой себе.
Помимо отвержения, Ольга столкнулась еще и с парентификацией — ситуацией, когда родители вынуждают ребенка рано взрослеть и перекладывают на него свои обязанности. Вообще, четыре-пять лет — знаковый возраст для формирования детской психики и дальнейшей судьбы человека. Благоприятная семейная система способна раскрыть потенциал ребенка и стать хорошим трамплином в жизни, неблагоприятная — искалечить.
Самостоятельно проработать такую травму практически невозможно. Одна из функций родителя — дать ребенку базовое доверие к миру, ощущение, что он любим и у него все получится. Лишенный этого ребенок, повзрослев, не знает, на что способен и что может. Поэтому тут потребуется долгая и кропотливая работа с психологом. Его задача — помочь взрослому человеку принять все, что было в его детстве, и отпустить обиду, которая сжигает колоссальное количество внутренней энергии и не дает человеку двигаться дальше. Психолог также поможет человеку выразить свои агрессивные эмоции. Когда ребенку было обидно и страшно, он не мог высказать это родителям. Но сейчас, став взрослым, он не только может, но и должен выплеснуть эмоции, которые разрушают его изнутри, а потом сказать своему внутреннему ребенку: «Что бы ни случилось, я с тобой. Я тебя люблю и всегда поддержу». Что и делает Ольга.

«Раньше я ставила мать выше себя, мужа и детей»: Анна, 34 года

Мама растила меня одна. Будучи беременной мной, она психанула и ушла от моего отца, а он не стал ее возвращать. Его мать быстро нашла ему молодую невесту и убедила, что я «нагулянная». Я родилась в июле, а отец женился в октябре того же года.
У мамы было много подруг, которые часто приходили в гости. Я всегда радовалась толпе народа в доме, мне очень нравилось общаться с людьми — могла заболтать любого. Я была очень активным ребенком. Мать внушала мне, что я нерадивая, неуклюжая, неаккуратная и невнимательная. Она постоянно ставила мне в пример мою двоюродную сестру. Например, что она аккуратно носит вещи, а на мне вещи буквально горят, я их быстро снашиваю. Случались черные дни, когда я делала что-то не по нраву матери: огрызнулась в ответ на ее критику или что-то сломала. Она меня никогда не била, но орала так, что стены тряслись. Иногда угрожала сдать меня в детдом или говорила, что она заболеет от моего поведения и я точно туда попаду. Если в этот момент ей звонил кто-то из подруг или приходили гости, она сразу меняла тон и становилась радостная. Я надеялась, что она отошла, но, когда мы оставались вдвоем, мама обычно снова разговаривала со мной сквозь зубы в приказном тоне, жестко и твердо, или могла долго меня игнорировать и молчать. Я пыталась разрулить ситуацию, угодить маме, но все было бесполезно. В подростковом возрасте мне даже домой идти не хотелось в такие дни. Но я боялась за ее здоровье, боялась потерять ее и потому не заставляла ее беспокоиться и всегда возвращалась. (До сих пор, если куда-то еду, надо ей отзвониться, что доехала, даже если к доктору или на работу.) Мама меня сильно опекала, а у меня был страх, что только вдвоем мы выживем, хотя мамины родственники, к которым мы часто ездили, нас любили и принимали. При этом я никогда не сомневалась в том, что мама любит меня. Не помню, чтобы она говорила об этом прямо, но я знала, что любит.
В школе у меня были сложные отношения с классом. Я не хотела быть изгоем, но и подстраиваться под лидеров тоже не собиралась, поэтому болталась в одиночестве, беря под крыло новеньких, чтобы не быть одной. У меня была одна подруга, которая все десять лет школы портила мне жизнь. Я боялась оставаться одна и долго с ней общалась, пока классе в седьмом она меня не подставила. Тогда я поняла, что мир жесток и доверять никому нельзя. С тех пор я никому не доверяю и всех подозреваю. Не доверяю даже мужу. Если он уйдет к другой, это станет ударом, я буду раздавлена, но не удивлюсь. Было время, когда я подстраивалась под людей, сейчас стала прямее. За это качество многие меня ценят.

Года четыре назад я начала психологически сепарироваться от матери, с которой продолжаю жить под одной крышей. Только к 30 годам я поняла, что считать свою мать важнее мужа, детей и себя — ненормально. Раньше я готова была горы свернуть ради ее хорошего настроения. Как раз тогда у матери начался открытый конфликт с моим мужем. Она перевернула все факты в свою пользу, и я стала задумываться. У меня был довольно долгий период злости на мать. Я винила ее во всем, даже страшно было, что я могу так плохо о ней думать. Чувство вины за эти мысли сменялось еще большей озлобленностью за то, что я запрещала себе так думать. Я прочитала много статей про сепарирование, видела картинки из своей жизни и снова злилась на мать. Потом спустя какое-то время вдруг поняла, что она на тот момент давала мне все, что у нее было, и вела себя со мной так не со зла. Просто она растила меня одна, и у нее не было времени погружаться в психологию. У меня получилось посмотреть на наши отношения со стороны.
Позже я посмотрела уже на себя в роли матери, проанализировала свои ошибки. Узнала, что у меня, как и у моих детей, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Мне стало проще принимать свои несовершенства и не ругать детей за те же проявления СДВГ. Они так же, как и я когда-то, что-то роняют, проливают или разбивают, легко отвлекаются и не замечают течения времени. Я рада, что мои дети твердо знают, чего хотят, и не боятся говорить, что думают. Я не пытаюсь манипулировать ими, игнорируя, ругаюсь и злюсь минут пять-десять, потом мы миримся. Я научилась слушать себя: если на сердце камень, значит, я делаю что-то не то и надо остановиться. Я не считаю себя идеальной матерью, знаю, что мои дети найдут на что пожаловаться своим психологам. Но для меня главное, что я делаю все возможное и честна перед ними.
После проработки своей травмы я поняла, что все люди разные и они не обязаны соответствовать моим ожиданиям. Я просто отделила маму от себя: вот тут моя реакция и мои ощущения, а там — мамины. Я не имею права запретить ей реагировать так, как она хочет. Она взрослый человек и сама ответственна за себя. Я же буду отвечать за себя и своих детей. Мама в возрасте и уже не может поменять привычные паттерны поведения, поэтому лавировать приходится мне. С ней сложно, конечно. Она растеряла всех подруг и требует от меня погружения в ее проблемы, чтобы я общалась только с ней. Она и сейчас манипулирует мной, лишая меня общения. Если раньше я пыталась угодить, наладить отношения, то сейчас позволяю ей насладиться тем, что она сама для себя создала. Теперь она первая возвращается к контакту со мной, и эти ее выпады случаются все реже.

Зульфия Исмагулова, психолог семейного центра «Отрадное»:

Травма отвержения чаще формируется до шестилетнего возраста, исключения случаются редко. В некоторых случаях — даже когда ребенок еще находится в утробе матери: например, когда мать думает об аборте. Чем раньше эта травма сформировалась, тем сложнее ее исцелить. Некоторые люди имеют внутреннюю предрасположенность к этой травме — в зависимости от темперамента, генетики и прохождения внутриутробного периода. Наличие или отсутствие этой предрасположенности можно узнать, пройдя «опросник отверженности».
Признаки травмы отвержения — недоверие к миру, страх близости, недовольство собой, отрицание своих потребностей и собственной значимости, чувство неполноценности, стертые личные границы, неспособность отстоять свое мнение, чувство стыда, внутриличностные конфликты и боязнь сепарации от родителей.
Задача родителей — удовлетворить потребность своего ребенка в безопасности, привязанности и близости. Ведь от этого будет зависеть отношение ребенка к миру. Отец покинул Анну. Ее мать была эмоционально нестабильна, тревожна и непредсказуема. Анна не знала, чего ей ожидать от матери, а значит, и от мира, потому что мир ребенка — его родители. В семье у ребенка формируются некие убеждения. Анна с детства была убеждена, что она нерадивая, что может выжить только в слиянии с матерью, что миру доверять нельзя.
Травма отвержения включается обычно только для значимого человека, которого страшно потерять. «Если я буду в близких отношениях, человек узнает меня настоящую и я ему не понравлюсь. Поэтому я буду избегать близких отношений или буду выбирать мужчин, которым не нужны серьезные отношения». Наша психика всегда стремится к стабильности, для нее такая схема проще. Психолог поможет изменить ее в безопасных условиях, как здоровый взрослый, которому можно раскрыться, не боясь, что тебя бросят.
Травмированный ребенок отвергает ту часть себя, которую не признают родители. Чтобы вернуть целостность, необходимо эмоционально сепарироваться от родителя, что и сделала Анна. Некоторые люди считают, что сепарироваться — значит высказать родителям, какие они были плохие, и сбежать от них. Но речь идет именно об эмоциональной сепарации, когда нужно разобраться, где свои чувства, а где чужие, и разграничить их. Тут советую почитать книги психологов Линдси Гибсон «Взрослые дети эмоционально незрелых родителей» и Джеффри Янга «Прочь из замкнутого круга! Как оставить проблемы в прошлом и впустить в свою жизнь счастье».
Анна поняла и приняла, что ее мать не переделать. Многие в процессе терапии начинают переносить свои чувства на родителей: «Почему вы ко мне так относились?» Но тут важно не «почему», а «как я сам буду относиться к поведению родителей». Обычно процесс сепарации сопровождается злостью и чувством вины, которые также надо проработать и отпустить. Анна, надо отдать ей должное, провела большую работу по сепарации и самопринятию и позволила себе быть неидеальной.

«Чувствуете злость — отойдите»: как жить, когда «всем очень плохо»

22:2219.06.2020

(обновлено: 10:57 22.06.2020)

72630

СИМФЕРОПОЛЬ, 19 июн — РИА Новости, Элеонора Павловская. Режим самоизоляции смягчают, жители больших и малых городов России с радостью отправились на работу, в магазины, парки, скверы и кафе. Но недели, проведенные взаперти, наложили отпечаток почти на каждого.

Если вы думаете, что лично вас это не коснулось – задумайтесь, как сильно изменилось качество вашей жизни. Одни лишились доходов и вынуждены сокращать расходы, другие набрали лишний вес и не могут от него избавиться, третьи вынуждены были отменить долгожданную поездку. И на всех — в разной степени — давит ощущение неопределенности будущего, невнятности происходящего…

Стрельба в Москве: что известно о жертвах к данному часуТак или иначе, пришло время наверстывать упущенное и учиться жить по правилам нового мира. Как это сделать, сохранив силы и нервы себе и окружающим, РИА Новости Крым рассказал врач-психиатр из Москвы, практикующий психотерапевт Константин Ольховой.

Главное: нельзя пытаться делать вид, что ничего не произошло. 

«Всем очень плохо. Признание этого факта – первый шаг, который необходимо сделать на пути выхода из кризиса. Кроме того, важно помнить, что ваши близкие, как и вы, находятся не в лучшей форме».

Угнетенное состояние часто сопровождается чувствительностью и агрессией. Необходимо приложить максимум усилий, чтобы как можно меньше обижать друг друга.

Пока все дома: четыре «оттенка» самоизоляции»Надо понимать, что в условиях повышенного стресса маленькие обиды, которые в обычных условиях быстро бы забылись, являются травмирующими. В состоянии повышенного нервного напряжения люди склонны обижаться на любые мелочи, потому как у них высокая готовность к агрессивным и депрессивным реакциям».

Если осознание наступило, самое время переходить к следующему этапу – умению отвлекаться от негативных эмоций и переключаться. Самый действенный способ, который позволит загасить волнение – введение так называемых стоп-слов. Использовать этот инструмент можно не только в условиях длительного повышенного стресса, но и в обычной жизни.

«Важно договориться о стоп-словах и праве на паузу, чтобы человек имел возможность уединиться и успокоиться. Чувствуете напряжение, злость или агрессию – отойдите, дайте себе время остыть».

Необходимо помнить, что нельзя моментально выйти из состояния длительного стресса. На это нужно время – и вам, и вашим близким.

«Надо сказать себе: слушай, это не я, это не моя жена и не мои дети – это наш общий стресс, от которого всем нам надо выздороветь. Что это именно ситуационная накладка, и ее надо просто прожить и пережить, а для этого необходимо время».

Порой люди ощущают, что не могут совладать с собой. В таких случаях, чтобы не допустить непоправимых поступков, необходимо обратиться к специалисту за квалифицированной помощью. Однако не все могут оценить собственное состояние и понять, насколько оно нормально.

«Отследить самому (свое поведение) практически невозможно, поскольку человеку кажется, что это состояние нормально. Если вдруг делаете что-то для вас не свойственное, как будто вы – это не вы, необходимо попытаться скорректировать свое поведение. Если же человек не справляется, то самое время обратиться за помощью».
Без денег и радости: как не спровоцировать агрессиюВажно понять, что за последние месяцы все без исключения испытали стресс. Одни оказались более устойчивы, другие – менее. Во избежание печальных или даже фатальных последствий необходимо максимально сглаживать острые углы, стараться оберегать того, кто психологически более слаб: «мы в ситуации, которая крайне поддерживает любые агрессивные реакции. Фактор риска высок, и его надо учитывать». Что делать, если жизнь вдруг перестает радовать

Татьяна Ткачук: Наверное, с каждым случалось такое, что жизнь вдруг перестает радовать. И не то, чтобы все плохо было в этот момент – нет, как раз наоборот, все, вроде, нормально. А только почему-то книга не читается, фильм не смотрится, с друзьями скучно, дети раздражают, секс не прельщает, от работы – никакого удовлетворения… Жутковатое ощущение: понимать, что все хорошо, но не испытывать удовольствия ни от одного удовольствия…

Почему так бывает? Что делать с этим странным чувством? И чем оно грозит? Об этом сегодня разговор с заведующим кафедрой психологии личности МГУ, профессором Александром Асмоловым и культурологом, психологом Оксаной Орловой.

Давайте сначала послушаем москвичей. Прохожие на улицах города отвечали на вопрос Марьяны Торочешниковой: «Бывает ли с вами такое, что ничего не хочется, и ничто не доставляет удовольствия?»


— Да, знакомо. Как раз недавно у меня было такое состояние. Этому есть много причин, например — мужчины просто. Как раз недавно с молодым человеком поссорилась очень крупно, вот и… Но, слава богу, верные подруги всегда помогают. Я по натуре оптимистка, и нам легче об этого избавляться.


— Нет, с этим я не знаком. Мне всегда приносит что-то удовольствие. Что я живу – уже удовольствие. Человек жив, он может увлечь себя жизнью, радоваться жизни. Так что, нет, не знакомо такое чувство.


— Бывает, но крайне редко. Если мне помогут друзья выйти из этого состояния, то очень быстро. А если нет, то, может быть, даже день.


— Полностью такого состояния у меня не бывает. Я знаю, что я хочу, я знаю, как это получить, а это и есть удовольствие.


— У меня не возникает вообще трудностей в жизни, такого не бывает. На самом деле всегда все четко, все хорошо.


— Я не считаю себе жизнерадостным, но этого состояния у меня не было. Я, честно говоря, это не анализировал и не пытался понять, почему. Мне, в принципе, интересно то, что меня окружает. И пока это так – мне хорошо.


— Конечно, знакомо. Кому оно не знакомо? Обычно быстро проходит.


— Слава богу, таких состояний у меня никогда не было. Всегда я находился в мотивационном режиме: зачем, что, почему, действие, цель.


— Вот как раз сейчас, весной, очень знакомо. В принципе, приходит май, цветение – и все проходит.


— Да, знакомо. Обычно в семье какие-то раздоры. Бывает из-за плохой погоды, конечно. Пытаюсь как-то расслабиться, сходить куда-то. Проходит быстро.


— Я всегда радуюсь жизни, всегда рада новому дню.


— Не бывает у меня таких моментов, когда действительно ничего не хочется. Мне всегда что-то хочется сделать.


— Каждый день такое практически бывает. Наверное, какая-то хроническая усталость. Сейчас дома с ребенком сижу, и каждый день – «день сурка», одно и то же. Накапливается. Надо, наверное, как-то себя развлекать.


— Спокойный, равнодушный достаточно, всем доволен, ничего сильно меня никогда не раздражает.


— Нет, не знакомо. С помощью веры, наверное. Что Бог не делает, все к лучшему.


— Бывает, но мы это быстро проходим. Спорт помогает, эндорфины, шоколад.


Татьяна Ткачук: Оксана , и первый вопрос – вам. В одной из своих статей вы утверждаете, что нынче агедонией – а именно так называется состояние человека, при котором он утрачивает способность получать удовольствие от чего бы то ни было, – страдает наиболее обеспеченная часть общества. Обоснуйте, пожалуйста, это утверждение.


Оксана Орлова Оксана Орлова: Я сразу начну с цитаты. У Бернарда Шоу, наверное, я читала, что в жизни есть только две трагедии: одна – когда не можешь добиться заветной мечты, а другая – когда она осуществилась. В этом смысле человек, который выполняет свои планы на жизнь, реализовывает мечты, он часто останавливается перед выбором – а что дальше. Непонятно, что может получиться, принести удовольствие, что радует. И сталкивается человек внутренне с самим собой, а это очень, говорят, страшно.


Татьяна Ткачук: То есть, с вашей точки зрения, главная причина наступления этого состояния – это последовательное осуществление какой-то части своих мечтаний.


Оксана Орлова: Я думаю, когда упираешься в собственный потолок и не очень понятно, что может быть дальше, что еще приносит удовольствие. Потому что все варианты ты попробовал.


Татьяна Ткачук: А разве упереть в собственный потолок может обязательно только обеспеченный человек?


Оксана Орлова: Нет, не обязательно, конечно. Просто материальные достижения часто бывают возможностью для достижения, и все.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Оксана. Александр, согласны вы с таким утверждением? Или все-таки, с вашей точки зрения, агедония – это не обязательно болезнь богатой части общества?


Александ Асмолов
Александр Асмолов:
Прежде всего феноменология этого явления, которое иногда называют агедонией, достаточно широкая, и о нем как о болезни говорить ни в коем случае нельзя. Я всегда боюсь, когда мы приписываем статус болезни очень многим разнообразным проявлениям нашей жизни, это раз. И во-вторых, всегда опасаюсь искупить мерзость нормы за счет патологии. Это тоже не то явление. На самом деле я хочу напомнить замечательный образ, который предложил психолог Вадим Артенберг, описывая явление, которое он называл «смерть на гребне успеха». Он назвал его «синдром Мартина Идена». Что стоит за этим? Все мы помним Джека Лондона, все мы помним, когда человек на вершине профессионального, а как писатель – творческого успеха вдруг решает, что пришло время свести счеты с жизнью или бросить фразу: «Любовная лодка разбилась о быт, покончено с жизнью, и нет обид». Когда это происходит? За подобным спектром явлений, с моей точки зрения, стоит следующее – потеря смысла существования.

На самом деле агедония или разные проявления потери смысла существования, когда вроде все хорошо, вроде все прекрасно, но куда дальше идти? И тут появляется ключевой для жизни каждого человека вопрос, бедняк он, принц или нищий: ради чего я живу? Этот вопрос не всегда вплескивается в сознание, но он всегда есть, иногда на уровне бессознательного. И невозможность ответа на этот вопрос невероятно важна. Мы работали с крупными компаниями, в которых происходило следующее. Все хорошо у сотрудников, хороший уровень оплаты, все хорошо у топ-менеджеров, но как-то тускло, хотя в залах сияют лампочки или иногда за окном выглядывает солнце. Почему? И когда мы написали работу по смысловому консалтингу, смысловому консультированию. И, перефразируя гениальную книгу Виктора Франкла «Человек в поисках смысла», мы сказали: организация в поисках смысла. Мы сказали: вы не даете вашим сотрудникам при хорошей зарплате, при всех бонусах миссию, которая помогала бы им реализовывать себя, самоактуализироваться.


Татьяна Ткачук: То есть идею некую?


Александр Асмолов: Ценностную идею. Вот чтобы уцепиться, за что-то жить (простите, слово уцепиться может как-то негативно восприниматься). Поэтому я считаю, что это серьезнейшая вещь. Каждый из нас, каждый иногда вдруг испытывает потерю смысла существования.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. И, Оксана, я все-таки вернусь к своему вопросу и задам вам его немножко по-другому. Разве не может быть такого, что ощущение, что тебе уже ничего не хочется, наступает именно от того, что ты не можешь осуществить своих желаний? И разве не может это случиться с людьми крайне не обеспеченными материально, когда изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц они не могут сделать ничего из того, что бы им хотелось. И тогда само понятие желания, оно притупляется.


Оксана Орлова: Знаете, мне кажется, что здесь нужно развести два понятия – это удовольствие и радость. Мне кажется, это немножко разные все-таки смысловые нагрузки. Удовольствие – это у тебя есть возбуждение, есть какая-то потребность, и ты ее насыщаешь, ты успокаиваешься, ты опять находишься в гомеостазе, по большому счету. А радость – это как раз, наоборот, воздух, это движение, это творчество. И здесь застой, монотонный застой как раз разрушительная сила. И человек, который обеспечен, удовлетворяет свои потребности, он как раз находится в стабильности и невозможности из этого выйти. А радость может быть и там, и там, и у богатых людей, и у бедных.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Оксана. Когда-то целый отдельный выпуск «Личного дела» был посвящен так называемому синдрому отложенной жизни. Я напомню слушателям, что это синдром свойственен многим бизнесменам, которые с головой уходят в работу и считают, что нормальная жизнь с развлечениями, с отдыхом, с удовольствиями начнется потом, когда они заработают много денег. Свойственен этот синдром и людям, работающим на севере, которые откладывают начало настоящей, полноценной жизни, связывают его с возвращением на материк. И мой вопрос такой, Александр: есть ли какая-то связь между агедонией и вот этим синдромом отложенной жизни?


Александр Асмолов: Еще раз хочу сказать, что у меня есть некоторый страх перед термином «агедония».


Татьяна Ткачук: Ну, давайте назовем это как-нибудь по-другому.


Александр Асмолов: По сути дела уход от удовольствия, уход в широком смысле. Как правильно сказала Оксана, надо резко разводить удовольствие и радость. Успех и неудача – с одной стороны, подкрепление и наказание – с другой. И в этом контексте то, что вы говорите о синдроме утерянной жизни, вы полностью правы. Когда мы все откладываем на потом, мы превращаемся в Маниловых, мы превращаемся в людей, которые говорят: жизнь начнется только завтра. Но это не только для какой-то категории людей. На самом деле для советского человека (я не оговорился), а тем самым и для российского человека вообще характерна типологическая особенность, что все начнется завтра. Завтра будет рай, завтра будет свет, завтра будут все дела. И мы все время говорим: наконец, оно наступит – завтра. И отсюда – трагедия, что мы часто не умеем жить сегодняшним днем, поэтому мы откладываем, как хомяки, нашу жизнь про запас, если угодно, в защечные мешки будущей жизни, — вот что характерно для нас. И это явление и грустное, и психологически интересное. И встает все время мучительный вопрос: а будет ли это завтра, а не произойдет ли по формуле Булгакова, что кирпич никогда никому случайно на голову не падает? И это интереснейший психологический узор мотивации нашей личности.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Меня поразила почта, которая пришла на сайт Радио Свобода. Читатели сайта отвечали на мой вопрос: «Случается ли с вами такое, что вы перестаете получать удовольствие от жизни?» И я просто приведу вам географию пришедших писем. Письма пришли из Португалии, Новой Зеландии, США, Украины, Франции, Канады, Латвии и России. Вот такая вот редкая география.

Светлана из Лос-Анджелеса написала: «Зачем еще одним экзотическим словом обозначать депрессию? Симптоматика-то одна. Интересно поговорить о техниках борьбы с таким состоянием, как удерживаться на плаву». Оксана, на самом деле, есть ли какая-то принципиальная разница между потерей способности радоваться и депрессией? Ну, хорошо, про технику борьбы мы поговорим чуть позже.


Оксана Орлова: Вы знаете, я все-таки стою на том, что депрессия – это клиническое слово и это выход из нормы. Человек не может справить сам, действительно, притупляются эмоциональные желания, нет сил справиться самому. И тогда уже антидепрессанты и психоневрологи помогают. А агедония может быть у обычного здорового человека, просто тупик жизненный. Как правильно сказал Александр, это свойственно каждому человеку на определенном этапе жизни, вот и все.


Татьяна Ткачук: То есть те респонденты, которые отвечали на вопрос Марьяны Торочешниковой, что с ними никогда такого не случается, они немножко лукавили, да, на ваш взгляд?


Оксана Орлова: Я думаю, что они быстро проскакивали это состояние. И, кстати, в клинике депрессии есть такое понятие, как меланхолия. Ну а агедония – это все-таки более такое здоровое.


Татьяна Ткачук: Спасибо.


Александр Асмолов: Они не просто быстро проскакивали это состояние, а они часто его по-другому называли, по-другому ощущали. Оно же очень богатое по спектру.


Оксана Орлова: Просто здесь есть еще типы поведения, как человек выходит из этого состояния. Слушая опрос, там говорилось, что «у меня есть структура», «у меня есть цель». Человек часто в структуре живет и он находит более-менее выходы: пообщаться с другими людьми, себя как-то развлечь, сходить в кино… У каждого есть привычный способ поведения.


Татьяна Ткачук: Ну, да, приводились еще примеры – спорт, шоколад…


Оксана Орлова: Да-да, что радует, и мужчина опять же.


Татьяна Ткачук: Причем мужчины гораздо более оптимистично в этом смысле были настроены.

Мы примем звонки, и первый звонок – мужской. Николай из Подмосковья, здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. Я хочу по теме сказать. Вы знаете, XXI век – какая-то эпоха наступила, непонятная. Когда я еду иногда на работу (я подрабатываю), едешь в метро, в электричке, всматриваешься в лица людей, не важно, богатый он или бедный, смотришь – в глазах у людей какая-то тоска, озабоченность. Слушаешь разговоры – у всех вроде и в доме все есть, а радости в жизни нет. И еще, была передача какая-то, я очень любил такого эстрадного певца Анатолия Королева, и как-то случайно на «Маяке» объявили, что в студии «Мелодия» выпустили новый диск «Старые песни Анатолия Королева». Уже прошло более трех месяцев, я слушаю каждый день этого эстрадного певца и получаю удовольствие, радость в жизни. Понимаете, настолько человек талантливый! А современная эстрада – это какая-то пошлость. У меня есть знакомый композитор, я с ним разговаривал, и он говорит: «Да, Коля, ты прав, современная эстрада тоску только нагоняет. Они полторы ноты поют – и больше ничего нет».


Татьяна Ткачук: Спасибо, Николай, поняли вашу точку зрения. То есть для вас музыка является неким выходом из подобного состояния. Александр, прошу вас, ваш комментарий? Особенно по первой части, мне показалось любопытным то, о чем говорил наш слушатель.


Александр Асмолов: Очень важно, что сказал Николай. Он увидел то, что иногда описывается во многих работах иностранцев, которые как психологи, социологи анализируют Россию. Вот эта закрытость в массовом поведении, глаза, смотрящие внутрь себя и часто не видящие мир вокруг, — что за этим стоит? Что происходит? И она нарастает, нарастает и нарастает. Я склонен к одной рискованной гипотезе, которая заключается в том, что мы все время живем в стране повышенной неопределенности. А когда повышенная неопределенность, она всегда источник массового невроза, а в ситуации массового невроза, высокой тревоги мы невольно начинаем все вести себя, психологически защищаясь и одеваясь в панцирь защитных механизмов. Поэтому здесь не просто радости нет, а здесь все время страх: что будет со мной в завтрашнем дне?


Татьяна Ткачук: Между прочим, обратите внимание, что, кроме панциря такого, защитного механизма, россияне еще традиционно очень любят темные цвета в одежде.


Александр Асмолов: Абсолютно верно.


Татьяна Ткачук: Когда возвращаешься из-за границы и видишь толпу, то сразу бросается в глаза серо-коричнево-черная гамма одежды.

Мы примем еще один звонок. Петербург с нами на связи, Мария, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Я очень согласна с человеком, который сейчас говорил, что всему причина – страх. А где может быть радость, когда страх в душе буквально каждого человека? В этом страхе, во-первых, виноват сам человек, что он невежественен и всего боится. Во-вторых, очень страшная система у нас, так называемое правительство, которое, по-моему, ничем другим не занимается, как очень старательно у нас все отнимает. Я могу привести пример: мой младший сын сознательно не пошел поступать в институт, потому что сказал: а чем я буду за это платить? А голова у ребенка прекрасная. И самое главное еще, когда люди наконец поймут, что Земля – это наш единый дом, и он один? И делить национальности априори – «я русский, я лучше» и так далее – это тот же самый фашизм.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Мария, очень много тем смешали сразу в звонке, то есть трудно будет нам комментировать. По поводу ребенка у меня просто на полях вопрос: если у мальчика блестящая голова, почему бы ему ни пойти на бюджетное отделение, бесплатное? Но это так, не имеет прямого отношения к теме программы.

Начали вы говорить о страхе. Письмо из Рыбинска от Валентина, он пишет: «Ничего не хочется, когда что-то главное не получается. Сменяют друг друга скука и страх. Скучно, когда не страшно. Наоборот, нескучно, когда страшно». Оксана, пожалуйста, несколько слов по поводу состояния страха и потери способности радоваться жизни.


Оксана Орлова: Вообще это интересно, почему тема страха сейчас возникает. Мне кажется, что если человек замыкается в этом страхе, то он не может встать на сторону агрессоров, по большому счету, он не может разозлиться, он все время под прессингом находится. И разозлиться, сказать, что «нет, я буду жить, как я хочу, у меня есть свои желания и свои потребности», — это право каждого человека – добиваться цели и так далее. Я хочу привести пример, меня вызвали как-то к маленькому мальчику, он не ел, отказался от еды, 3,5 года ему было. Очень обеспеченная семья, две няни, которые заботились о нем, такие фрейлины вокруг него находились. И когда я спросила: «А где игрушки, а где же его детская комната?» — оказалось, что где-то там плюшевый мишка лежит, трогательный такой, кашки ему до сих пор варят «болтанки», например. И когда мы начали говорить, что еда – это и про жизнь, в общем-то, что у него нет чувства голода, нет аппетита, ничего не хочется, потому что все уже структурировано, все предрешено. И здесь даже страха не возникает, здесь просто тоска такая у ребенка уже, депрессивная тоска, что он не выражает свои желания, у него не формируются потребности вообще. То есть это блокировка какая-то, вот и все.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Александр…


Александр Асмолов: Сейчас очень многие психологи говорят о явлении, которое называется «феномен выученной беспомощности». За этим явлением стоит следующее: когда человек убеждает в том, что какие бы он действия ни делал, чтобы изменить ситуацию, что бы они ни предпринимал, все остается так, как было (вот нам тут написали про «день сурка»), и «день сурка» наступает, наступает и наступает, тогда и возникает социальная апатия, беспомощность, которая проявляется в грусти, в тоске, в том числе, в очень серьезных меланхолических реакциях. Поэтому действительно мы часто имеем четкие социальные причины подобного рода явлений.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Еще звонок примем. Москва, Мария, здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. Мне очень приятны ваши беседы. Я благодарю вас за то, что вы поднимаете вопросы здоровья. Я тоже врач, и недавно у меня состоялась последняя встреча с Александром Григорьевичем, и я продвигаю идею валеологии, но новый смысл вкладывается в эту валеологию.


Татьяна Ткачук: Мария, простите, вы звоните в программу «Личное дело», и говорим мы сегодня об агедонии. Примем еще звонок. Москва, Елена, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте. У меня год назад случилось так, что я чуть не умерла, потому что сильно заболела. И вот теперь меня подлечили врачи, и я радуюсь каждой секунде, каждому делу. Я полы мою с таким удовольствием, вы не представляете просто. Нужно радоваться все время. А если наступает такое, о чем вы говорите, агедония, — нужно бежать и кому-нибудь помочь, посмотреть, как много несчастных кругом, в наших больницах, просто принести кому-нибудь компот или кисель – и вам легче станет.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Елена, вам за звонок.

Когда наши желания довольно легко реализуются, наступает момент, когда они – желания – попросту перестают появляться. Кажется, что уже все приелось, ничего по-настоящему обрадовать просто не может. Словом, и компот не льется в рот. Психологи утверждают, что подобное состояние дурно влияет не только на психическое состояние человека, но и на его физическое здоровье: прыгает давление, снижается иммунитет, исчезает аппетит, возникают проблемы со сном.

И сейчас мне хочется, как всегда в программе «Личное дело», поговорить о близких тех людей, с которыми начинает происходить что-то подобное, которые перестают радоваться жизни, о людях, которые пытаются разделить с агедониками досуг. С таким людьми невозможно ни выбраться на природу, ни сходить в гости, ни даже с удовольствием провести вечер дома, потому что когда ты видишь кислое лицо своего партнера, то совершенно непонятно, что делать самой и как помочь ему. Александр, вопрос к вам, вроде бы простой, но на самом деле очень сложный: как вести себя близким того человека, которого настигла агедония? Простите, я опять употребляю этот термин – не знаю, как иначе назвать это состояние.


Александр Асмолов: Когда вы говорите, в моем сознании устойчиво возникает одна историческая ассоциация, когда Людовик XIV говорил: «Мне скучно, господа. Давайте поскучаем вместе». Вот за этой фразой стоит следующее. Прежде всего человек, который лишен счастья и влюблен в свое несчастье, щедро иногда делится несчастьем с другими. И мы невольно оказываемся заложниками того психологического поля, в котором он как бы маркером говорит: «И ты должен страдать. А если ты не страдаешь, что же это такое, как ты ко мне относишься? Ты же знаешь, что я в беде». И за этим стоит вообще закрытость на сопереживание. Я хочу сказать, что в русском языке есть два термина – сорадование и сострадание. Мы готовы идти на сопереживание, на сострадание, когда человеку плохо. Но если вы заметили, сострадать могут и люди, а сорадуются только ангелы. Поэтому, может быть, во всех этих ситуациях мы должны четко найти нормальную стратегию преодоления этих ситуаций, и не ради нас самих, а прежде всего ради того человека, который оказался в скорлупе несчастья. Существует множество методов отреагирования в эмоциональных ситуациях, когда человеку плохо, и в этих ситуациях не кто иной, как близкий, если это талантливый близкий, если это преданный близкий, может оказаться гениальным мастером психотерапии.


Татьяна Ткачук: Александр Григорьевич, а в том случае, если очевидно, что близкому плохо. А ведь мы же говорим о состоянии, когда все вроде бы ничего, то есть объективных причин этого «плохо» не существует. Непонятно, что, собственно, плохо, у человека вроде бы и на работе все нормально, и вроде бы дома все нормально, но вот ему «компот не льется в рот». Что же с ним делать-то? Убеждать, что книга замечательная, а фильм интересный, и призывать послушать, как поют птички, обратить внимание на то, какая трава зеленая? А он не видит этого.


Александр Асмолов: Очень легко стать несчастным. Даже есть книга «Как стать несчастным без посторонней помощи». Вот поэтому не нужно искать объективной причины, чтобы тебе стало хорошо или плохо, это возникает, это зарождается спонтанно, изнутри, и не надо искать для этого какие-то суперпричины, связанные с его жизнью, работой. Это связано с ним как личностью – и в этом интерес этой ситуации. Интерес также в том, что близкий человек, я еще раз повторяю, может предложить множество путей выхода из этой ситуации. Прежде всего в этой ситуации надо говорить, говорить и говорить, а не дать человеку закрыться и уйти в угол молчания, где собеседником является он сам, где единственный ответчик он сам, и он выступает как кризисокопатель, он расчесывает свой кризис. И вот тут-то наступает особый гедонизм: мне хорошо от того, что мне больно.


Татьяна Ткачук: От того, что мне плохо.


Александр Асмолов: И начинаются мазохистские проявления в этой ситуации.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Оксана, прошу.


Оксана Орлова: Я надеюсь, что не всегда доходит до такого состояния все-таки. Но стоит признать, что если у человека тяжело такое состояние, то это отражается на всю семью. И безусловно, это кризис семьи. И конечно, здесь самое главное – это мужество быть рядом. И может быть, не всегда стоит говорить «давай попробуем это», «а давай попробуем это», а просто побыть рядом и сказать, что «да, я тоже устала, я тоже не знаю, куда идти, давай побудем с этим вместе», и это по-настоящему, по-честному. Мне кажется, это прежде всего. А второе, мне кажется, важно спрашивать о том, что ты хочешь по-настоящему, не то, что принято, не то, что твои друзья, знакомые как-то развлекаются, а как ты сам считаешь, что самое важное для тебя именно, чтобы ты остался человеком, свою структуру не потерял.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Оксана. Еще звонок примем. Петербург, Дмитрий Семенович, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Я слушаю вашу интересную передачу, но, наблюдая этих людей, страдающих агедонией, мне как-то не очень их жалко, потому что они все, если посмотреть внимательно и покопаться, к этому состоянию как-то стремились и делали активные шаги для того, чтобы загнать себя в это состояние. Вот вы посмотрите, на людей давит страх. Ребенка нельзя отправить в школу без сопровождения, на окнах нужно ставить решетку, в квартире – бронированную дверь, дверь подъезда – бронированная. При советской власти, вы извините, железо шло на другие нужды, не было решеток и не было дверей. Ты сам этого захотел в свое время, ты проголосовал за это. Ты знал, что не могут все иметь по 20 миллиардов долларов, как господин Абрамович. И ты знал, на что ты обрекаешь себя…


Татьяна Ткачук: Дмитрий Семенович, спасибо за звонок. Оксана, прошу.


Оксана Орлова: Мне кажется, здесь не стоит все-таки углубляться в тот момент, что сам виноват. На чувстве вины ничего не продуктивного не построишь. Так получилось, человек дошел до этого предела. Кто знает, в какую сторону он повернется дальше? Я, как системный психолог, считаю, что человек – это система, и самые главные векторы развития – это стремление к гомеостазу, стремление к развитию.


Татьяна Ткачук: Оксана, поясните, пожалуйста, для наших слушателей, что такое гомеостаз.


Оксана Орлова: Гомеостаз – это когда система стремится к собственному покою, когда границы становятся непроницаемы, когда более-менее стабильно состояние, когда хорошо и так. А также существует развития, изнутри оно идет, система меняется, в семье что-то нарушается либо какие-то социальный условия меняются, человек вынужден приспосабливаться. Естественно, человек мечтает, он желает, он стремится к достижению цели. И когда он получает, это не факт, что все разрушительно. Он поставит себе другие цели, повернется в другую сторону. Тот же пример Ленни Рифеншталь – удивительная женщина, которая могла в разные периоды своей жизни по-разному заниматься чем угодно, что ей доставляло удовольствие и радость, а может быть, и счастье, скажу это слово.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Оксана. Вот к вопросу о том, что говорил предыдущий наш слушатель, что человек сам во многом виноват, и он сам стремится к этому состоянию невольно. Я прочла такую любопытную вещь, что за рубежом психологи иногда возвращают пациенту радость и вкус к жизни довольно экстремальными методами: например, помещают на неделю в тюрьму, чтобы потом человек по-особому ценил каждый прожитый день на воле. Жуткую прочитала вещь, как человеку иногда инсценируют иногда его похороны, то есть буквально кладут в гроб и пытаются закопать в землю.

Александр, с вашей точки зрения, какие методы можно и нужно использовать профессиональным психологам для того, чтобы вернуть человеку ощущение счастья? Вот с таким экстримом вы согласны?


Александр Асмолов: Я считаю, что это один из очень сложных и вместе с тем возможных путей. То, что вы описываете, один из вариантов техники психодрамы или социодрамы, когда человек вдруг оказывается в совершенно другом статусе. Сегодня он был, я повторюсь, принцем, а завтра – нищим. И когда он возвращается в «принца», он начинает ценить то, что у него есть. Поэтому изменение мотивов, изменение ценностей, проживание другой жизни, хотя бы кратковременно, поможет опомниться и начать ценить невероятно то, что у тебя было. Банальные слова, что мы не ценим то, что имеем, а потерявши, плачем, на самом деле подсказывают стратегию психотехник работы с подобного рода ситуациями.

Второй момент, всегда в этой ситуации должны прийти значимые другие. Работа с теми людьми, которые для тебя значимы, работа, как мы иногда любим говорить, с референтной, ценностной для тебя группой – вот что необходимо, а не замыкание самим на себя как бы. И наконец, когда вы ставите сложные цели, далеки цели и пытаетесь к ним идти, агедония проходит. Надо ставить серьезные цели. Агедония наступает тогда, когда… есть такая формула: сведите ваши притязания до нуля – и у ваших ног будет весь мир. В данном случае должна быть своеобразно понятая «ярмарка тщеславия».


Татьяна Ткачук: Спасибо. Оксана, я передам вам микрофон, но мы примем сейчас звонок из Москвы. Светлана Владимировна, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Я как раз человек, скорее всего, который страдает вот такой агедонией, как вы сказали. Я не согласно с мужчиной, который говорит, что человек сам виноват, что больной таким заболеванием хочет, чтобы окружающие разделяли его состояние. Нет, я бы так не сказала. Наоборот, страдающий таким заболеванием старается даже не показывать, что оно у него есть. Стараешься показаться веселым близким своим, многие даже не знают, что у него такие проблемы. Я считаю, что человек, который этим болеет, не будет это показывать.


Татьяна Ткачук: Светлана Владимировна, а вы как-то боретесь с этим своим состоянием?


Слушатель: Да, конечно. Я борюсь.


Татьяна Ткачук: Какими методами, если не секрет?


Слушатель: Очень хороший метод девушка назвала, предыдущая звонившая, что нужно понять, что много нуждающихся, много людей, которые живут плохо. Недавно по телевизору показывали детей-инвалидов, которые без рук, без ног, но они счастливы. Я посмотрела и подумала: если такие дети счастливы, которые в интернате живут таком, то чем же я недовольна? И на какой-то период это прошло. А потом возобновляется. Я думаю, это болезнь людей, у которых все есть и у которых все, что они хотели, получилось. Раньше говорили – с жиру бесятся. Вот если какие-то стрессы в этот момент происходят, это идет на пользу.


Татьяна Ткачук: Спасибо, поняли вашу точку зрения. Александр Григорьевич, прошу.


Александр Асмолов: Прежде всего мы должны понимать, что самое сложное в этих ситуациях – начать искать, кто виноват. Нельзя искать виноватых. И очень важно, что все чувствуют, что стратегия помощи другим людям, поддержки других людей невероятно важна. Помогай другим – и ты исцелишь себя сам.


Татьяна Ткачук: Спасибо. И с нами на связи Ленинградская область, Александр Васильевич, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. У вашей гостьи прозвучала очень правильная мысль относительно того, что человек пришел сюда для того, чтобы не только жить и получать какие-то блага, но он еще должен и развиваться. То есть от того, как мы думаем, как мы делаем, что мы делаем, от этого зависит наша жизнь. Как только мы все правильно делаем – мы радуемся, мы живем нормально. Как только начинает что-то не так думать, неправильно поступать – у нас… Есть такое понятие: мы питаемся не только той пищей, которой мы питаемся, но еще и от энергии. Так вот, тот, кто создал это мир, он нам просто перекрывает эту энергию, и у нас от недостатка энергии начинаются всякие вот эти проблемы. Нам просто говорят, что не туда вы идете. Мы не животные, мы должны развиваться и идти от понятия животного, когда «человек человеку волк», до «человек человеку друг, товарищ и брат», — вот такое должно быть развитие. Мы повернулись на сегодняшний день в обратную сторону, мы хотим стать животными.


Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок. Вот у вас сейчас прозвучали такие слова, что человек просто должен делать все правильно, и тогда он будет как бы в норме, с ним не будет происходить того, о чем вы говорим сегодня в эфире. Но ведь бывает такая ситуация, когда человек вроде бы и делает все правильно, а у него при этом устойчивое ощущение, что жизнь будто бы проходит мимо, а ты наблюдаешь за ней со стороны. Я приведу вам сейчас в пример несколько очень распространенных высказываний: «Я знаю, что заниматься сексом приятно, но я не получаю от этого удовольствия», «Я заказываю свое любимое блюдо в ресторане и не чувствую его вкуса», «Я иду в театр на очень хороший спектакль и не могу на нем сосредоточиться, потому что думаю о своем»… То есть все-таки происходит какая-то блокировка получения удовольствия. Оксана, на ваш взгляд, что является причиной, почему такая блокировка происходит?


Оксана Орлова: Мне кажется, внутри очень много чувств и переживаний, и невозможно сосредоточиться на внешнем мире. Это действительно кризис, когда человек пытается рассмотреть, как он думал, как он планировал жизнь, совпадает ли это с тем, что есть на самом деле. И мне кажется, когда вообще ничего не приносит удовольствие, то нужно хотя бы крупицы искать, чтобы не глотать большими кусками, а посмотреть, что хоть чуть-чуть вызывает возбуждение. Может быть, близкий человек, может быть, разговоры за чашкой чая. Хотя бы на чем-то остановиться нужно. Потому что когда все размыто и ничего нельзя взять – это какой-то безнадежный вариант. И самое главное, мне кажется, все-таки важно признать, что, да, это существует, да, мне плохо. Не пытаться жить социальной жизнью, как обычно, и делать вид, что все нормально, никому об этом не говорить, а все-таки признать. И мне кажется, что с этого нулевая точка начинается отсчета.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Еще звонок. Москва, Манана, здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. Я вообще из Абхазии, и когда началась война, так случилось, что я вышла с тремя детьми и с двумя сумками, еле-еле волоча их, мы перешли границу у Адлера. Я не знала, где мой муж, он потом, правда, вышел. Расстреляли нашего деда, 82-летнего. И вот в такой ситуации мы оказались, без ничего. А мы жили прекрасно, замечательно, у нас была прекрасная семья. Но в этой ситуации мы с мужем как-то еще больше сплотились. У нас всегда была очень хорошая и дружная семья. И когда мы с трудом, с большим трудом вернулись в Тбилиси, мы стали с ним работать, и когда у нас появились первые деньги, до этого мы полгода спали на полу, при всем при том, что у нас был прекрасный огромный дом, дверь которого никогда не закрывалась, всегда у нас были гости. И первое, что мы купили, был музыкальный инструмент. Все были очень удивлены – зачем и для чего? Все дело в том, что мои дети уже тогда занимались музыкой, и мы купили скрипку, саксофон, кларнет. Мальчик закончил консерваторию, девочка – музыкальную школу, старшая – университет, но мы с очень большим трудом жили очень дружно. И это самое главное — любовь. И я боялась, чтобы у детей не было чувства страха перед этой жизнью, и всегда говорила: радуйтесь, радуйтесь тому, что у вас сегодня есть, любите друг друга. Вы знаете, это нам помогло, мы выжили. И мы добились того, что, может быть, сегодня пока дети не имеют своего дома, но они стоят на ногах, они радуются жизни, они любят друг друга. Вот я это и хотела сказать.


Татьяна Ткачук: Спасибо вам огромное за звонок, Манана. Прямо мурашки по коже, честно говоря, от того, о чем вы говорили. Александр, прошу.


Александр Асмолов: Спасибо, действительно, за очень светлый звонок. И то, что говорила Манана, доказывает: человек всегда, простите, не стремится к каким-то равновесным вещам, о чем говорила Оксана. Человеку всегда нужно то, что других может удивить. Пример с музыкальным инструментом четко доказывает, что необходимо всегда выйти за пределы самих себя, необходимо всегда через эту дружбу, через это сплочение и самое великое на земле слово – любовь.


Татьяна Ткачук: Наконец оно прозвучало в эфире.


Александр Асмолов: Оно прозвучало. И можно сколько угодно… Я как-то говорю против психотерапевтов, психологов: быть психотерапевтом, психологом, но нет более великого на земле дела, чем дело любви, которое в буквальном смысле помогает переосмыслить личность, переродиться личности. Манана, ваша семья родилась вновь благодаря любви, и благодаря любви тяжелый социальный и личностный кризис во многом был преодолен. Можно молиться на такую семью.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр. Один из моих любимых писателей Станислав Лем утверждал, что есть единица измерения счастья – 1 гедон. Он говорил, что ощущения силой в 1 гедон испытывает путник, прошагавший 4 мили с гвоздем в ботинке, в тот момент, когда этот гвоздь вытаскивают. А радость в 1 мегагедон – это радость приговоренного, вынутого из петли. Но Лем все-таки писатель, а психологи определяют количество гедонов, насколько я знаю, гораздо прозаичнее – есть некая шкала из 14 пунктов. Оксана, если можно немножко об этом расскажите.


Оксана Орлова: Да, действительно, есть такие тесты, которые определяют, в каком состоянии вы находитесь. Шкалы разные бывают, энтузиазм оценивают, веселье, консерватизм, апатию, скуку, способность к сопереживанию и так далее. И здесь уже выясняется, есть ли потеря интереса к жизни, неспособность получать удовольствие, притупляются эмоциональные чувства или нет. Но все-таки я немножко скептически к этому отношусь, потому что человек может отвечать достаточно стандартно, консервативно, и не факт, что это выявишь на самом деле. Мне кажется, человеку нужно опираться на что-то, прежде всего на свое самоощущение. Вот и все.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Александр, судя по тому, что вы киваете, вы согласны.


Александр Асмолов: Любые тесты при всех их важности ловят прежде всего внешние стереотипные реакции. И так трудно дойти до смысла не только мне самому, а тем более, когда другие хотят увидеть смысл.


Татьяна Ткачук: Да, у меня была забавная история, когда моя подруга близкая, профессиональный психолог, предложила мне заполнить тест, где было около 500 вопросов. И я совершенно добросовестно на эти пять сотен вопросов отвечала, еще задумываясь, я старалась, я рассчитывала на то, что будет составлен некий психологический портрет, я что-то о себе узнаю. После чего результаты моих ответов обработал компьютер, и она разочарованно мне сказала, что «ты знаешь, у тебя всюду норма, поэтому ничего я тебе интересного не скажу». Очевидно, какие-то любопытные вещи по тестам можно определить только у резко зашкаливающих пациентов, с отклонением от нормы.


Александр Асмолов: Абсолютно точно. Норма настолько сложнее патологии!


Татьяна Ткачук: Спасибо. Мы примем еще звонок. Петербург, Эдуард, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос такой. Не ставится ли проблема так: счастье или удовольствие? Удовольствие всегда связано со страданием. В общем-то, удовольствие, жажда насыщения чем? Как я могу быть счастлив, когда столько народу вокруг несчастно, и вообще, непонятно, чем это может кончиться? С другой стороны, я про себя знаю, что я вполне могут получать удовольствие или оно будет отравлено. Вопрос в том, что я должен делать, что я могу знать и на что я смею надеяться? То есть вот это ощущение несчастья от того, что я не получаю удовольствия или от того, что я несвободен. Должен ли я заглядывать в себя? Я говорю «я» — как любой человек. И как я должен действовать? Если я не могу никак действовать, не натыкаясь на стену, и все мои действия ни к чему не приводят, что я дальше должен делать? Что, по мнению участвующих в обсуждении, может заставить человека что-то делать? Потому что мы прилагаем усилия, а дела идут хуже.


Татьяна Ткачук: Спасибо, мы поняли вопрос, и давайте дадим время экспертам ответить. Оксана, прошу.


Оксана Орлова: Мне кажется, радость у меня есть такая от того, что глубоко копаем. А где-то я читала, что счастье – это побочный продукт. Если мы стремимся к счастью, то это что-то застывшее, и никогда мы не попадем в цель. Должен быть немножко смещен ракурс, и может быть, тогда и будет побочный продукт в виде счастья, в виде радости, может быть. А вот деятельность, творчество – это скорее более вдохновляющие вещи. И хотела бы сказать одну фразу, которая для меня очень важна, что жить продолжается, и это самое важное, что может быть в жизни.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Оксана. Александр…


Александр Асмолов: Хитрая стратегия счастья заключается в том, чтобы никогда не стремиться к счастью как к таковому. Тогда получишь только удовольствие, но не счастье. А ставить перед собой серьезные задачи и суметь достигать успеха при их решении – тогда ты будешь счастливым.


Татьяна Ткачук: Спасибо. И вопрос не очень серьезный в конце программы задам. Пример, который приводится в одной из книг по психологии, вызвал у меня некоторые сомнения: некий американский миллиардер Джерри Янг, чтобы не утерять ощущение удовольствия от привычных вещей, сохранил, при всех своих средствах, привычку самостоятельно выносить мусор, гулять с собакой и мыть посуду. Ну, про собаку мне еще понятно – это положительные эмоции, а вот про посуду с мусором как-то немножко странно… Александр, что вы думаете о таком подходе к жизни и о таком примере?


Александр Асмолов: Мы все рабы своих привычек. И этот бедный миллионер (простите за словосочетание), держась за эти привычки, чувствовал себя свободным человеком, а не думающим о деньгах. Он чувствовал себя не миллионером, а человеком, а это так важно.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Оксана, согласны?


Оксана Орлова: Да, абсолютно. Для меня это заземление за реальность, то, что есть на самом деле, — традиции или привычки, это есть, и это существует, и это не исчезнет никогда.


Татьяна Ткачук: Тем не менее, я думаю, что универсальным этот совет быть не может.


Александр Асмолов: Да, выносить мусор – это не универсальное счастье. (Смеются)


Татьяна Ткачук: Недостаточно, да. И, пожалуйста, несколько слов, все-таки тем, кто узнал себя в этой программе и кому сегодня плохо от того, что он перестал получать удовольствие, Оксана, буквально два предложения, что вы советуете делать, начиная с сегодняшнего дня, а не с завтрашнего?


Оксана Орлова: Не думать о том, кто виноват и за что, а думать – для чего все это? И понимать, что жизнь продолжается. И понимать, что ты хочешь на самом деле.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Александр…


Александр Асмолов: Почувствовать близкого человека, который хочет взять тебя за руку.


Татьяна Ткачук: А если его нет, то его найти?


Александр Асмолов: Если его нет, то его найти, его или их.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Ученые утверждают, что неумение наслаждаться – это все-таки болезнь, а не просто какая-то частная история, и, может быть, она чревата серьезными последствиями. Если рассматривать агедонию как болезнь, то тогда, наверное, ее лучше предупредить, чем потом мучиться с ее излечением. А если следовать мнению Александра Асмолова, то не стоит рассматривать агедонию как болезнь, а стоит относиться к ней чуть проще, и тогда, может быть, и справиться с ней будет легче теми методами, которые посоветовали мои эксперты.


Если звук из динамика iPhone, iPad или iPod touch отсутствует либо искажен

Узнайте, что делать, если вы плохо слышите собеседника, если возникают щелчки, треск или проблемы с качеством звука.

Проверка настроек звука

Если на вашем устройстве есть переключатель «Звонок/Бесшумно», передвиньте его вперед — к дисплею устройства, — чтобы не было видно оранжевой метки. Если вы используете iPad, можно также смахнуть вниз из правого верхнего угла, чтобы просмотреть Пункт управления и убедиться в том, что бесшумный режим выключен. 

Откройте раздел «Настройки» > «Не беспокоить» и убедитесь, что режим «Не беспокоить» выключен.

Очистите приемники и динамики

Снимите все защитные стекла, пленки и чехлы с вашего устройства. Проверьте, не заблокировано и не засорено ли отверстие динамика. Только на iPhone: убедитесь, что приемник не заблокирован и не засорен. При необходимости очистите отверстие динамика или приемника маленькой щеткой с мягкой щетиной. Щетка должна быть чистой и сухой.

 

Проверьте звук на вашем устройстве

Перейдите в раздел «Настройки» > «Звуки» (или «Настройки» > «Звуки, тактильные сигналы») и перетащите ползунок «Звонок и предупреждения» назад и вперед несколько раз. Если вы не слышите никаких звуков или если кнопка динамика на ползунке «Звонок и предупреждения» неактивна, возможно, ваш динамик нуждается в обслуживании. Обратитесь в службу поддержки Apple для iPhone, iPad или iPod touch.

 

Попробуйте совершить вызов

Если вы слышите звук, попробуйте совершить вызов с iPhone, включив громкую связь. На iPad или iPod touch совершите вызов в приложении FaceTime. Если вы по-прежнему ничего не слышите или слышите щелчки либо треск, проблема может быть связана с сетью или приемом сигнала. Попробуйте совершить вызов позже или в другом месте.

Приложение FaceTime доступно не во всех странах и регионах.

 

Дата публикации: 

Посттравматический стресс

«) end if %>

Вариант Акробата Самана Взгляда  |  Читатель Акробата Самана Download

Посттравматический стресс – это нормальная реакция
на тяжелые травмирующие события.
В этом буклете рассматриваются признаки,
симптомы и способы лечения ПТСР.

Штат Нью-Йорк
Отдел охраны психического здоровья

Вам довелось пережить страшное и опасное событие? Отметьте, пожалуйста, те случаи, в которых вы узнаете себя.

  • Иногда, ни с того ни с сего, как-будто все, что со мной случилось, происходит снова. Я никогда не знаю, когда этого ожидать опять.
  • Мне снятся кошмары и мучают воспоминания о том ужасном случае, который я пережил.
  • Я избегаю мест, которые напоминают мне о том случае.
  • Я подскакиваю на месте и мне становится не по себе от любого внезапного движения или неожиданности. Я чувствую себя все время настороже.
  • Мне трудно кому-то довериться и с кем-то сблизиться.
  • Иногда я чувствую себя просто эмоционально опустошенным и глухим.
  • Меня очень легко разозлить.
  • Меня мучает чувство вины, что другие погибли, а я выжил.
  • Я плохо сплю и испытываю мышечное напряжение.

ПТСР – это весьма серьезное заболевание, которое нуждается в лечении.

Многие люди, пережившие страшные события, страдают этим недугом.

Вы не виноваты в том, что заболели, и не должны от этого страдать.

Прочитайте этот буклет и узнайте, как вам можно помочь.

Вы можете выздороветь и снова радоваться жизни!

Что такое посттравматический стресс (ПТСР/ PTSD)?

ПТСР – это весьма серьезное заболевание. Симптомы ПТСР могут возникнуть у человека, пережившего страшные травмирующие события. Этот недуг поддается медикаментозно-терапевтическому лечению.

ПТСР может возникнуть, после того, как вы:

  • Стали жертвой сексуального насилия
  • Были жертвой физического или эмоционального насилия в семье
  • Стали жертвой жестокого преступления
  • Побывали в автомобильной аварии или авиакатастрофе
  • Пережили ураган, торнадо или пожар
  • Побывали на войне
  • Пережили событие, связанное с угрозой для жизни
  • Стали очевидцем любого из вышеназванных событий

При посттравматическом стрессе вам часто снятся кошмары или мучают жуткие воспоминания, связанные с пережитым событием. Вы стараетесь держаться подальше от всего, что может напомнить вам о пережитом.

Вы озлоблены и неспособны никому доверять или заботиться о других. Вы всегда настороже и видите во всем скрытую угрозу. Вам становится не по себе, когда что-либо происходит внезапно и без предупреждения.

Когда проявляется посттравматический стресс и сколько он длится?

В большинстве случаев посттравматический стресс проявляется примерно через три месяца после травмирующего события. В некоторых случаях признаки посттравматического стресса проявляются лишь спустя годы. Посттравматическому стрессу подвержены люди любого возраста. Даже дети не застрахованы от него.

Некоторым через полгода становится лучше, иные же могут страдать от этого недуга значительно дольше.

Я не единственный, кто страдает этим заболеванием?

Нет, вы не одиноки. Ежегодно 5,2 миллиона американцев страдают ПТСР.

Женщины болеют этим недугом в два с половиной раза чаще, чем мужчины. Травмирующие события, чаще всего являющиеся причиной ПТСР у мужчин, это: изнасилование, участие в военных действиях, заброшенность и жестокое обращение в детстве. Наиболее травматичными событиями у женщин являются изнасилование, сексуальное растление, физическое нападение, угроза оружием и жестокое обращение в детстве.

Какие другие заболевания могут сопутствовать ПТСР?

Часто встречаются сопутствующая депрессия, алкоголизм и наркомания или другие тревожные расстройства. Вероятность успешного лечения возрастает, если эти сопутствующие заболевания вовремя выявить и пролечить.

Нередки головные боли, гастроэнтерологические проблемы, проблемы с иммунной системой, головокружения, боль в грудной клетке или дискомфорт в других частях тела. Часто бывает, что врач лечит физические симптомы, не подозревая, что их причина кроется в ПТСР.

Национальный институт охраны психического здоровья (NIMH) рекомендует терапевтам узнавать у пациентов о пережитом насилии, недавних утратах и травмирующих событиях, особенно в тех случаях, когда симптомы все время возвращаются. После диагностирования ПТСР, рекомендуется направить больного к специалисту по психическим заболеваниям, у которого есть опыт лечения пациентов с ПТСР.

Что мне нужно сделать, чтобы помочь себе в данной ситуации?

Поговорите со своим врачом и расскажите ему о том, что вам пришлось пережить, и о том, что вы чувствуете. Если вас посещают страшные воспоминания, одолевает подавленность и печаль, если у вас проблемы со сном и вы постоянно озлоблены — вы должны рассказать обо всем этом своему врачу. Расскажите ему, мешают ли вам перечисленные состояния заниматься повседневными делами и вести нормальный образ жизни. Вы можете показать своему врачу этот буклет. Это может помочь объяснить ему, что вы чувствуете. Попросите своего врача обследовать вас, чтобы убедиться в отсутствии физических заболеваний.

Узнайте у своего доктора, были ли у него раньше пациенты, страдающие посттравматическим стрессом. Если у вашего врача нет специальной подготовки, попросите у него направление к врачу, у которого есть соответствующий опыт.

Чем мне может помочь врач или психотерапевт?

Врач может назначить вам лекарство, помогающее ослабить чувство страха или напряженности. Однако, следует иметь в виду, что обычно должно пройти несколько недель прежде, чем лекарство начнет действовать.

Многим людям, страдающим посттравматическим стрессом, помогают беседы со специалистом или другими людьми, пережившими травмирующие события. Это и называется «терапией». Терапия поможет вам преодолеть пережитый кошмар.

Рассказ одного человека:
«После того, как на меня было совершено нападение, я постоянно испытывал страх и подавленность, стал раздражительным. Не мог нормально спать ипотерял аппетит. Даже когда я старался не думать о том, что случилось, меня всё равно терзали кошмарные сны и жуткие воспоминания».

«Я был в полной растерянности и не знал, что мне делать. Один приятель посоветовал обратиться к врачу. Мой врач помог мне найти специалиста по посттравматическому стрессу».

«Мне понадобилось много сил, но после медикаментозного лечения и курса терапии, я понемногу прихожу в себя. Хорошо, что я позвонил тогда своему врачу».

ПТСР и армия

Если вы военнослужащий, вы, вероятно, участвовали в боевых действиях. Вы, наверняка, попадали в ужасные и опасные для жизни ситуации. В вас стреляли, вы видели, как стреляли в вашего друга, вы видели смерть. Пережитые вами события могут стать причиной ПТСР.

Эксперты говорят, что ПТСР встречается:

  • Почти у 30% ветеранов войны во Вьетнаме
  • Практически у 10% ветеранов войны в Персидском заливе (операции «Буря в пустыне»)
  • Почти у 25% ветеранов войны в Афганистане (операции «Внедрение свободы») и ветеранов войны в Ираке (операции «Иракская свобода»)

Другие факторы военной обстановки могут послужить дополнительным стрессом к и так стрессовой ситуации и могут способствовать развитию ПТСР и других психических проблем. Среди этих факторов следующие: ваша военная специальность, политические аспекты войны, где происходит битва и кто ваш враг.

Еще одной причиной, способствующей ПТСР у военнослужащих, может послужить сексуальное насилие в армии (MST) – любой вид сексуальных домогательств или сексуального насилия, происшедшего во время службы в армии. MST может случиться с мужчинами и женщинами, и может произойти в мирное время, во время военной подготовки или во время войны.

Среди ветеранов, пользующихся страховкой Veterans Affairs (VA) health care, примерно:

  • 23 из 100 женщин (23%) заявили о сексуальном насилии во время службы в армии
  • 55 из 100 женщин (55%) и 38 из 100 мужчин (38%) подвергались сексуальным домогательствам во время службы в армии

Несмотря на то, что травма сексуального насилия в армии более распространена среди женщин, больше половины ветеранов, перенесших травму сексуального насилия в армии – это мужчины.

Помните, уже сейчас вы можете получить необходимую помощь:

Расскажите своему врачу о том, что вам довелось пережить, и что вы чувствуете. Если у вашего врача нет специальной подготовки для лечения ПТСР, попросите у него направление к врачу, у которого есть соответствующий опыт.

Исследования проблем посттравматического стресса

Чтобы помочь тем, кто страдает от ПТСР, Национальный институт охраны психического здоровья (NIMH) поддерживает исследования по изучению ПТСР, а также другие тематически связанные с ПТСР исследования по проблемам тревоги и страха. Перед исследованиями стоит задача найти новые способы как помочь людям справиться с травмой, а также найти новые возможности лечения и, главное, предотвращения недуга.

Исследования возможных факторов риска ПТСР

Сегодня, внимание многих ученых сосредоточено на генах, играющих роль в возникновении страшных воспоминаний. Понимание механизма «создания» страшных воспоминаний может помочь усовершенствовать или найти новые способы облегчения симптомов ПТСР. К примеру, исследователи ПТСР определили гены, которые ответственны за:

Статмин – белок, участвующий в процессе формирования страшных воспоминаний. Во время одного эксперимента, мышей помещали в обстановку, призванную вызывать у них страх. В этой ситуации мыши с отсутствующим геном статмина, в отличие от нормальных мышей, были менее склонны «замирать» — т.е. проявлять естественную защитную реакцию на опасность. Также в обстановке, призванной вызывать у них врожденный страх, они демонстрировали его в меньшей степени, чем нормальные мыши, более охотно осваивая открытое «опасное» пространство.1

ГВП (гастрин-высвобождающий пептид/ GRP) – сигнальное вещество головного мозга, высвобождающееся во время эмоциональных событий. У мышей ГВП помогает контролировать ответную реакцию страха, а нехватка ГВП может привести к возникновению более продолжительной памяти о страхе.2

Ученые также обнаружили разновидность гена 5-HTTLPR, контролирующего уровень серотонина (вещества головного мозга, связанного с настроением), который, как оказалось, питает реакцию страха.3 Похоже, что как и в случае с другими психическими расстройствами, в развитии ПТСР участвуют разные гены, каждый из которых вносит свой вклад в формирование болезни.

Разобраться в причинах ПТСР помогает также изучение различных участков головного мозга, отвечающих за страх и стресс. Один из таких участков – мозжечковая миндалина, отвечающая за эмоции, усвоение знаний и память. Оказалось, что она играет активную роль в появлении страха (или другими словами, «учит» бояться чего-то, например, прикасаться к горячей плите), а также в ранних фазах погашения страха (или другими словами, «учит» не бояться).4

Хранение угасших воспоминаний и ослабление изначальной реакции страха связаны с префронтальной корой (ПФК/ PFC) головного мозга,4 отвечающей за принятие решений, решение проблем и оценку обстановки. У каждой зоны ПФК своя роль. Например, когда ПФК полагает, что источник стресса поддается контролю, медиальная префронтальная зона ПФК подавляет центр тревоги глубоко в стволе головного мозга и контролирует ответную реакцию на стресс. 5 Вентромедиальная ПФК помогает поддерживать долгосрочное угасание страшных воспоминаний, а на ее способность выполнять эту функцию может влиять ее размер.6

Индивидуальные различия генов или характеристик участков головного мозга могут только подготовить почву для ПТСР, но сами по себе не вызывают никаких симптомов. Факторы окружающей обстановки, такие как детские травмы, травмы головы или наличие психических заболеваний в семье, благоприятствуют развитию болезни и увеличивают риск заболевания, оказывая воздействие на головной мозг на ранних этапах его роста. 7 Кроме того, на то, как люди адаптируются к психотравме, влияют, по всей видимости, и особенности характера и поведения, такие, как оптимизм и тенденция рассматривать проблемы в позитивном или негативном ключе, а также социальные факторы, такие, как наличие и использование социальной поддержки. 8 Дальнейшие исследования могут показать, какая комбинация этих факторов или какие другие факторы позволят когда-нибудь предсказывать, у кого травмирующее событие вызовет ПТСР, а у кого нет.

Исследования по проблемам лечения ПТСР

В настоящее время, при лечении ПТСР используется психотерапия («разговорная» терапия), лекарства или медикаментозно-терапевтическая комбинация.

Психотерапия

Когнитивная поведенческая терапия (КПТ) помогает научиться по-другому думать и реагировать на пугающие события, являющиеся толчком развития ПТСР, и может помочь взять симптомы болезни под контроль. Существует несколько типов когнитивно-поведенческой терапии, в том числе:

Метод «сталкивания» — использует ментальные образы, записи или посещение места пережитой травмы, чтобы помочь пострадавшим взглянуть в лицо подавляющему их страху и взять его под контроль.

Реструктуризация поведения (когнитивная реструктуризация) – побуждает переживших тяжелое событие высказывать удручающие (часто ошибочные) мысли о пережитой травме, оспаривать эти мысли и заменять их более сбалансированными и подходящими.

Внедрение в стрессовую ситуацию — учит способам уменьшения тревоги и умению с ней справляться, помогая ослабить симптомы ПТСР, и помогает корректировать ошибочный ход мыслей, связанных с пережитой травмой. NIMH в настоящее время проводит исследования по изучению реакции головного мозга на когнитивно-поведенческую терапию в сравнении с реакцией на сертралин (Zoloft) — один из двух препаратов, рекомендованных и утвержденных Американским Управлением по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA) для лечения посттравматического стресса. Это исследование может помочь выяснить, почему некоторые люди лучше реагируют на лекарства, а другие – на психотерапию

Лекарства

Недавно в ходе небольшого исследования, ученые NIMH обнаружили, что если пациентам, которые уже принимают дозу лекарства празозин (Minipress) перед сном, добавить дневную дозу, то это ослабляет общую симптоматику ПТСР и стрессовую реакцию на напоминания о пережитой травме.9

Другой представляющий интерес препарат — это D-циклосерин (Seromycin), который повышает активность вещества головного мозга под названием N-метил-D-аспартат, необходимого для погашения страха. В ходе исследования, в котором принимали участие 28 человек, страдающих боязнью высоты, ученые обнаружили, что пациенты, получавшие перед сеансом терапии «сталкивания» D-циклосерин, во время сеанса демонстрировали более низкий уровень страха по сравнению с теми, кто не получал лекарство. 10 В настоящее время ученые изучают эффективность комбинированного использования D-циклосерина и терапии для лечения посттравматического стресса.

Пропранолол (Inderal) – лекарство из группы бета-блокаторов — тоже изучается на предмет того, можно ли с его помощью ослабить посттравматический стресс и прервать цепочку возникновения страшных воспоминаний. Первые эксперименты дали утешительные результаты: удалось успешно ослабить и, похоже, предотвратить ПТСР у небольшого числа жертв травмирующих событий. 11

Например, в ходе одного предварительного исследования, ученые создали сайт самопомощи, основанный на использовании психотерапевтического метода внедрения в стрессовую ситуацию. Сначала пациенты с ПТСР лично встречаются с врачом. После этой встречи, участники могут заходить на сайт, чтобы найти больше информации о ПТСР и способах как справиться с проблемой; их доктора тоже могут заходить на сайт, чтобы при необходимости давать советы или инструктаж. В целом, ученые считают, что терапия в таком виде — перспективный метод лечения большого количества людей, страдающих ПТСР.12

Ученые также работают над совершенствованием методов проверки, раннего лечения и наблюдения за пережившими массивные травмы, над разработкой способов обучения их навыкам самопроверки и самоанализа и механизма направления к психиатрам (при необходимости).

Перспективы исследований ПТСР

В последнее десятилетие, быстрый прогресс в изучении психических и биологических основ ПТСР привел ученых к выводу о необходимости сосредоточить внимание на профилактике, как наиболее реалистичной и важной цели.

Например, в целях поиска путей предотвращения ПТСР, при финансировании NIMH проводятся исследования по разработке новых и орфанных лекарств, направленных на борьбу с основными причинами болезни. В ходе другого исследования ученые ищут пути усиления поведенческих, личностных и социальных защитных факторов и сведения к минимуму факторов риска для предотвращения развитие ПТСР после травмы. Еще одно исследование занимается изучением вопроса, какие факторы влияют на разницу реакции на тот или иной способ лечения, что поможет в разработке более индивидуальных, эффективных и продуктивных методов лечения.

Где можно найти дополнительную информацию?

MedlinePlus – ресурс Американской национальной медицинской библиотеки (U.S. National Library of Medicine and the National Institutes of Health) — предлагает новейшую информацию по многим вопросам здравоохранения. Сведения о ПТСР вы сможете найти на: www.nlm.nih.gov/medlineplus/posttraumaticstressdisorder.html.

National Institute of Mental Health
Office of Science Policy, Planning, and Communications
[Национальный институт охраны психического здоровья
Отдел политики в области научных исследований, планирования и связей]
6001 Executive Boulevard
Room 8184, MSC 9663
Bethesda, MD 20892-9663
Телефон: 301-443-4513; Факс: 301-443-4279
Система ответа по факсу, Бесплатный автоответчик: 1-866-615-NIMH (6464)
Текстовый телефон: 1-866-415-8051 бесплатный
Электронная почта: [email protected]

National Center for Post-traumatic Stress Disorder
[Национальный центр по вопросам посттравматического стресса]
VA Medical Center (116D)
215 North Main Street
White River Junction,VT 05009
802-296-6300
www.ncptsd.va.gov

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Shumyatsky GP, Tsvetkov E, Malleret G, et al. Identification of a signaling network in lateral nucleus of amygdala important for inhibiting memory specifically related to learned fear. Cell. Dec 13 2002;111(6):905-918.
  2. Hariri AR, Mattay VS, Tessitore A, et al. Serotonin transporter genetic variation and the response of the human amygdala.Science. Jul 19 2002;297(5580):400-403.
  3. Milad MR, Quirk GJ. Neurons in medial prefrontal cortex signal memory for fear extinction. Nature. Nov 7 2002;420(6911):70-74.
  4. 5 Amat J, Baratta MV, Paul E, Bland ST, Watkins LR, Maier SF. Medial prefrontal cortex determines how stressor controllability affects behavior and dorsal raphe nucleus. Nat Neurosci. Mar 2005;8(3):365-371.
  5. Milad MR, Quinn BT, Pitman RK, Orr SP, Fischl B, Rauch SL. Thickness of ventromedial prefrontal cortex in humans is correlated with extinction memory. Proc Natl Acad Sci USA. Jul 26 2005;102(30):10706-10711.
  6. Gurvits TV, Gilbertson MW, Lasko NB, et al. Neurologic soft signs in chronic posttraumatic stress disorder.Arch Gen Psychiatry. Feb 2000;57(2):181-186.
  7. Brewin CR. Risk factor effect sizes in PTSD: what this means for intervention. J Trauma Dissociation. 2005;6(2):123-130.
  8. Taylor FB, Lowe K, Thompson C, et al. Daytime Prazosin Reduces Psychological Distress toTrauma Specific Cues in Civilian Trauma Posttraumatic Stress Disorder. Biol Psychiatry. Feb 3 2006.
  9. Ressler KJ, Rothbaum BO, Tannenbaum L, et al. Cognitive enhancers as adjuncts to psychotherapy: use of D-cycloserine in phobic individuals to facilitate extinction of fear. Arch Gen Psychiatry.Nov 2004;61(11):1136-1144.
  10. Pitman RK, Sanders KM, Zusman RM, et al. Pilot study of secondary prevention of posttraumatic stress disorder with propranolol.Biol Psychiatry. Jan 15 2002;51(2):189-192.
  11. Litz BTWL, Wang J, Bryant R, Engel CC.A therapist-assisted Internet self-help program for traumatic stress. Prof Psychol Res Pr. December 2004;35(6):628-634.

Отдел охраны психического здоровья штата Нью-Йорк выражает благодарность Национальному институту охраны психического здоровья за информацию, использованную в этом буклете.

Издано Отделом охраны психического здоровья штата Нью-Йорк, июнь 2008 года.

Штат Нью-Йорк
Эндрю М. Куомо, губернатор

Отдел охраны психического здоровья
Заведующий отделом Майкл Ф. Хоган, Доктор наук
За дополнительной информацией об этом издании обращайтесь:
New York State Office of Mental Health
Community Outreach and Public Education Office
[Отдел охраны психического здоровья штата Нью-Йорк
Отдел по связям с общественностью и просветительской работы с населением]
44 Holland Avenue
Albany, NY 12229
866-270-9857 (бесплатный)
www.omh.ny.gov

С вопросами и жалобами относительно службы охраны психического здоровья в Нью-Йорке обращайтесь в:
New York State Office of Mental Health
Customer Relations
[Отдел охраны психического здоровья штата Нью-Йорк
Отдел по работе с клиентами ]
44 Holland Avenue
Albany, NY 12229
800-597-8481 (бесплатный)

Для получения информации о службах охраны психического здоровья в вашем микрорайоне, обратитесь в
ближайший региональный офис Отдела охраны психического здоровья штата Нью-Йорк (NYSOMH):
Western New York Field Office
[Региональное отделение Западного Нью-Йорка]
737 Delaware Avenue, Suite 200
Buffalo, NY 14209
(716) 885-4219

Central New York Field Office
[Региональное отделение Центрального Нью-Йорка]
545 Cedar Street, 2nd Floor
Syracuse, NY 13210-2319
(315) 426-3930

Hudson River Field Office
[Региональное отделение Хадсон Ривер]
4 Jefferson Plaza, 3rd Floor
Poughkeepsie, NY 12601
(845) 454-8229

Long Island Field Office
[Региональное отделение Лонг-Айленда]
998 Crooked Hill Road, Building #45-3
West Brentwood, NY 11717-1087
(631) 761-2508

New York City Field Office
[Региональное отделение города Нью-Йорк]
330 Fifth Avenue, 9th Floor
New York, NY 10001-3101
(212) 330-1671

как получить помощь и вызвать службу спасения

  • Как вызвать на дом врача, скорую или неотложную помощь

    Как вызвать врача на дом. Чем отличается скорая помощь от неотложной. Как вызвать скорую помощь с мобильного телефона. Как получить консультацию врача без выезда на дом

  • Что делать в случае пожара

    Куда звонить в случае пожара. Как потушить небольшое возгорание и как спастись во время пожара в многоквартирном доме, общественном месте или лесу. Как оказать первую помощь пострадавшему во время пожара

  • Как вызвать экстренные службы

    Куда звонить в экстренных ситуациях. Как вызвать пожарных, спасателей, полицию, скорую помощь или службу газа

  • Как узнать о системе видеонаблюдения в Москве

    Где установлены камеры. Как посмотреть другие записи или использовать их. Есть ли в вашем дворе или подъезде камеры и как их установить

  • Как получить помощь пострадавшим при чрезвычайной ситуации

    Психологическая, юридическая и материальная помощь пострадавшим в чрезвычайной ситуации, а также их родственникам

  • Как получить стоматологическую помощь

    Что необходимо для получения бесплатной или платной стоматологической помощи. Куда обратиться за неотложной стоматологической помощью и как записаться на плановый осмотр

  • Как найти пропавшего человека

    Как узнать, не попал ли пропавший человек в больницу, полицию или морг. Как найти человека с помощью сервиса «Найди меня». Как заявить о пропаже человека в полицию

  • Как действовать при разливе ртути

    Как действовать, если разбился ртутный градусник. Как собрать ртуть самостоятельно. Что делать при разливе большого количества ртути. Какую опасность представляет разлитая в помещении ртуть для человека

  • Как действовать в экстренных ситуациях на транспорте

    Что делать в экстренных случаях в наземном общественном транспорте, в электричке или метро. Как поступить в случае падения на рельсы. Что делать, если вам или другому пассажиру стало плохо

  • Как признать человека пропавшим без вести или умершим

    Когда человек считается пропавшим без вести или умершим. Что нужно, чтобы человека признали пропавшим или умершим

  • Как получить экстренную суицидологическую помощь

    Куда обратиться за экстренной суицидологической помощью. Какие суицидологические службы существуют в Москве и как попасть на прием к специалисту

  • Как найти потерянные вещи

    Как найти потерянные вещи или документы. Что делать, если вещи или документы потеряны в транспорте или на улице

  • Куда сообщить о найденных вещах

    Что делать при обнаружении чужих вещей. Что делать, если вы нашли вещи или документы на улице или в транспорте. Куда отнести найденные документы

  • 12 вещей, которые нужно делать, когда вам плохо

    Иногда я просыпаюсь и мне совершенно не хочется работать или что-либо делать. Мне хочется свернуться калачиком и посидеть в постели еще какое-то время, а может, даже целый день.

    Такое случается нечасто, но когда случается, то может ударить меня, как кувалдой. Просыпаюсь с ощущением ужасно .

    Причин у этого чувства, конечно, много. Может, у меня небольшая простуда или проблемы с желудочно-кишечным трактом.Может, я плохо спал ночью. Может быть, по какой-то причине химический состав моего мозга немного нарушен, и я чувствую себя меланхоликом. Может быть, я просто недоволен некоторыми элементами моей жизни прямо сейчас.

    Моя реакция на все это — целый день прятаться в постели, дремать и, возможно, читать журнал. Это, конечно, нормально, но есть и обратная реакция.

    Я продуктивный человек, и, как и другие продуктивные люди, такое время простоя невероятно расстраивает.Мне не нравится , и я чувствую себя ужасно, но мне, , действительно, тоже не нравится сидеть без дела, пытаясь почувствовать себя лучше. Это действительно палка о двух концах.

    Таким образом, у меня есть сильная личная заинтересованность в том, чтобы выяснить, как сделать , а не , чувствовать себя ужасно, чтобы я мог вернуться к тому, чтобы хоть немного приблизиться к своему нормальному продуктивному «я». На протяжении многих лет я пробовал все, что угодно, от покупки пищевых добавок до «вознаграждения» себя в той или иной форме. Некоторые вещи работают. Некоторые нет.Эта статья содержит 12 вещей, которые у меня неизменно работают.

    Самое важное, что касается плохого самочувствия, заключается в следующем: Иногда не чувствовать себя так хорошо, это нормально, но если это чувство не проходит в течение нескольких дней, вам следует обратиться к врачу. Эти стратегии хороши для борьбы с меланхолией, незначительными болезнями, плохим отдыхом и другими подобными вещами, которые можно исправить относительно легко.

    Почему это важно с точки зрения личных финансов?

    Итак, почему я пишу об этом на сайте личных финансов? Основная причина в том, что я считаю личное благополучие ключевым элементом финансового успеха. Вот несколько основных причин для этого.

    Вы менее продуктивны, что со временем снижает ваш доход. Если вы плохо себя чувствуете по какой-либо причине, вы будете менее продуктивны, чем если бы вы чувствовали себя хорошо. Вы будете менее сосредоточены на своей работе и несколько менее мотивированы выполнять задачу, над которой вы работаете. Со временем это означает снижение производительности на вашей работе, а это означает, что вы с меньшей вероятностью получите повышение и с большей вероятностью увидите предупреждение, если произойдет сокращение.

    Вы более склонны принимать плохие денежные решения, когда плохо себя чувствуете. Если вы плохо себя чувствуете, становится легче уговорить себя на вещи, которые, по вашему мнению, сделают вас счастливее и лучше в краткосрочной перспективе. Импульсивные покупки кажутся более привлекательными, равно как и нездоровая еда и другие вещи, которые могут доставить вам прилив удовольствия в краткосрочной перспективе, но не помогут в долгосрочной перспективе.

    Когда вы плохо себя чувствуете, вы обычно находитесь в плохом настроении, что затрудняет ваше общение с другими людьми. Если вы плохо себя чувствуете, скорее всего, вы будете менее позитивно взаимодействовать с окружающими вас людьми, что со временем может ухудшить эти отношения. Это может нанести финансовый ущерб профессиональным отношениям, но также может оказать незначительное негативное влияние на личные отношения.

    Проще говоря, чувствовать себя ужасно не только неприятно, но и может стоить вам денег.

    Ключевые принципы

    Мои решения этой головоломки основаны на нескольких ключевых принципах.

    Это не должно стоить больших денег. Лучшее решение для плохого самочувствия, будь то болезнь, плохое настроение или что-то еще, — это не стоить больших денег (если только это не окажется проблемой со здоровьем). Тратить деньги на то, чтобы поднять себе настроение или физическое благополучие — по крайней мере, поначалу — — это глупая игра, которая в долгосрочной перспективе не поможет.

    Он должен казаться доступным, как бы ужасно я себя ни чувствовал. Мои стратегии улучшения самочувствия не связаны с тем, что трудно сделать в данный момент.Вам не нужно перенаправлять основные аспекты своей жизни, чтобы поднять настроение или непосредственное физическое благополучие.

    Большинство тактик можно применять где угодно. Я могу делать все это, находясь дома. Я мог делать большинство из этих вещей, когда работал в офисе. Я могу делать большинство из этих вещей, когда я путешествую, в отпуске или даже во время ожидания встречи.

    Давайте продолжим со стратегиями, ладно?

    12 вещей, которые я делаю, когда чувствую себя ужасно

    Эти стратегии работают на меня постоянно, независимо от того, вызвано ли мое чувство ужаса физическим недугом или чувством меланхолии.Они также полностью соответствуют указанным выше принципам. Я надеюсь, что они тоже помогут тебе в моменты, когда ты чувствуешь себя ужасно.

    Я принимаю душ и чищу зубы. Кажется, что простой процесс очищения моего тела постоянно улучшает настроение и настроение.

    Лично для меня длительный душ, в котором я тщательно вытираю все свое тело, имеет тенденцию работать лучше всего. Я стараюсь очищать каждый квадратный сантиметр своего тела, чтобы вся моя кожа приобрела то «покалывающее» ощущение, которое возникает после хорошей очистки.

    Точно так же я обнаружил, что длительная чистка зубов — от трех до пяти минут — сильнее влияет на мое чувство счастья и благополучия, чем очень короткая чистка зубов. На самом деле, я часто устанавливаю для этого таймер или слушаю песню подходящей длины.

    Переодеваюсь. Обычно это, конечно, идет рука об руку с принятием душа, но иногда это работает отдельно как меньший шаг, если я действительно чувствую себя в депрессивном состоянии или если что-то еще мешает принять душ в данный момент (например, срок).

    Простой процесс вставания и надевания свежей одежды часто может вызвать в моей голове ощущение, что мне нужно начать делать что-то другое сегодня, что просто бездельничать в постели и чувствовать себя плохо — это еще не значит.

    Свежая одежда также имеет тенденцию пахнуть иначе — и обычно намного лучше — чем одежда, в которой я, вероятно, спал прошлой ночью. Их надевание меняет мое мышление, изменяя запахи окружающей среды, в которой я нахожусь, обычно в очень хорошем смысле.

    Я ем здоровую пищу — обычно сырые фрукты и овощи. Я буду последним, кто будет определять, что именно означает «здоровый» для каждого человека, но я считаю, что лично для меня еда, которая почти полностью состоит из фруктов и овощей, как правило, заставляет меня чувствовать себя лучше и счастливее, чем раньше. .

    Лично мне нравится есть яблоко или банан и миску, полную молодой моркови, когда я чувствую себя не лучшим образом. Это очень простая пища, которая не ощущается как свинец в моем желудке и обычно дает немного стабильной энергии в течение некоторого времени после ее употребления.

    Я ненадолго выхожу на улицу. Умеренное пребывание на солнце приносит много пользы для здоровья, в первую очередь влияние на выработку серотонина в головном мозге и выработку витамина D, которое происходит, когда ваша кожа подвергается воздействию солнечного света. Обе эти вещи могут улучшить ваше самочувствие.

    Для меня это больше, чем просто биохимические процессы. Находиться на улице — значит быть на свежем воздухе и с новыми запахами. Это означает, что у меня есть свобода двигаться и исследовать практически в любом направлении, которое я выберу.Это означает, что мое тело движется намного больше, чем внутри дома.

    Выход на улицу дает сразу все это. Проведя какое-то время на улице, делая что-то — , что угодно, — все это дает в изобилии.

    Я делаю легкие упражнения, которые включают небольшую растяжку. Легкие упражнения повышают частоту сердечных сокращений и вызывают в организме больше биохимических реакций, чем вы могли бы сосчитать. Конечным результатом этих реакций является чувство благополучия, ощущение того, что вы используете свое тело позитивным и продуктивным образом.И это обычно хорошо.

    Лично я считаю, что растяжка моего тела имеет большое значение для создания многих положительных ощущений и эффектов от упражнений. Я использую здоровую растяжку перед тем, как заняться чем-нибудь физическим, в том числе в начале дня.

    Помните, однако, что перебор может иметь отрицательное влияние на ваше самочувствие. Нет причин идти туда и убивать самостоятельно. Несмотря на то, что интенсивные упражнения играют определенную роль, они, как правило, наиболее полезны с точки зрения получения долгосрочных положительных результатов и часто не помогают с точки зрения улучшения настроения или состояния ума или физического самочувствия в краткосрочной перспективе. срок.

    Я обнаружил, что получаю много личного удовольствия, совмещая время на свежем воздухе с легкими упражнениями, идя в близлежащий государственный парк и бродя по тропам. Прогулки по чудесным природным тропам, легкие прогулки по тропам в гору и под гору, а также просто наслаждение миром природы и ощущением своего тела при легкой работе — это мощный инструмент для поднятия настроения и улучшения самочувствия.

    Узнаю что-то новое. Простой процесс поиска информации по теме, которая мне интересна, а затем напряжения моего ума, чтобы включить это новое знание в мое понимание мира, на удивление, довольно сильно улучшает мое настроение.Я ухожу, чувствуя это сочетание умственного восстановления и лучшего понимания мира.

    Я часто веду список тем, о которых я хотел бы узнать больше, и, когда у меня есть возможность, я просматриваю этот список, ищу запись в Википедии по этой теме в качестве отправной точки и часто направляюсь к связанные источники, чтобы узнать больше.

    Этот простой акт проявления любопытства и улучшения моего понимания мира заставляет меня просто на лучше чувствовать себя и окружающий меня мир.

    Я думаю об одном забавном деле, которое я хотел сделать, и затем посвящаю этому занятию час или два. Обычно есть несколько приятных вещей, которые я подумываю сделать в последнее время. Может быть, я думал о том, чтобы провести время за чтением любимой книги. Может быть, я хотел достать кусочки настольной игры и научиться в нее играть. Как бы то ни было, я выделяю время — обычно пару часов — и позволяю себе это делать, не беспокоясь.

    Иногда у меня есть что-то еще, для чего мне действительно нужно , которое висит у меня над головой.В этом случае я не обязательно сначала выбирать этот вариант; вместо этого я просто брошусь на эту важную задачу. Однако бывают случаи, когда я просто не достигаю прогресса в этой важной задаче, поэтому перезвон на пару часов действительно может иметь положительное значение для меня и для задачи, над которой я работаю.

    Если я не нахожусь под таким давлением и просто чувствую себя не в своей тарелке, то простое занятие чем-то, что лично нравится мне, , значительно улучшит мое общее самочувствие.

    Я думаю об одной задаче, которая меня больше всего беспокоит, а затем просто выполняю ее, без оправданий. Часто что-то, о чем мне нужно позаботиться, висит у меня над головой. Этот стресс тянет меня вниз, ухудшает настроение и заставляет чувствовать себя еще хуже.

    Лучший подход к этой проблеме, который я обнаружил, — это просто взяться за дело. Я сажусь и просто решаю как можно большую часть проблемы.

    Если это личная проблема, я не «решаю ее», распространяя слухи или нанося удары людям в спину.Я решаю это напрямую с этим человеком, иначе я пытаюсь найти способ решить эту проблему.

    Если это проект, который необходимо завершить, я забочусь о нем сам или, по крайней мере, сделаю все, что в моих силах, чтобы вклад других можно было легко приспособить к завершению проекта.

    Часто достаточно просто сесть и выполнить простую задачу. Просто это может снять некоторые настоящие негативные чувства и стресс.

    Как бы то ни было, обычно я чувствую себя намного лучше, когда я вкладываю время и силы в решение проблемы, вместо того чтобы беспокоиться о ней.

    Я пою под песню, слова которой знаю. Музыка всегда обладала невероятной способностью мысленно возвращать меня в определенное место и время в моей жизни. Большую часть времени это прошлое место и время — это хороших воспоминаний , момент в моей жизни, когда я был доволен собой и окружающим меня миром.

    Часто, просто играя одну из тех песен, которые возвращают меня туда, я чувствую себя лучше. Каким-то образом у меня возникают хорошие чувства, которые возникают в то время и в том месте, и прямо сейчас они выходят на первый план моей жизни, поднимая мне настроение и заставляя снова чувствовать себя хорошо.

    На самом деле у меня на компьютере есть отмеченная папка с десятками этих песен. Среди них Wake Me Up Before You Go-Go от Wham! (напоминает мне о моей няне из детства), Knights of Cydonia от Muse (напоминает мне о действительно отличном путешествии), Birdhouse in Your Soul от They Might Be Giants (ранние свидания с моей женой) и Screen Door от дяди Тупело (еще одна отличная поездка).

    Я общаюсь с надежным другом, часто понимая, что я не в лучшем положении. Когда я чувствую себя не лучшим образом, я иногда звоню одному из своих ближайших друзей и предлагаю что-то вместе, но обычно я начинаю это предварять тем фактом, что я не в лучшем положении. момент.

    Дело в том, что большинству моих ближайших друзей все равно. Я был рядом с ними, когда что-то было не идеально для них, поэтому они часто бывают рядом со мной, когда что-то не идеально.

    Обычно мы делаем что-то, что соответствует нескольким пунктам этого списка.Мы можем пойти в парк и поиграть в диск-гольф (упражнения, на открытом воздухе) или просто поиграть в игру вместе. Как бы то ни было, обычно это поднимает мне настроение, потому что хороший друг склонен напоминать вам о лучших моментах в жизни.

    Я отправляюсь в короткое путешествие. Я не имею в виду, что я куда-то путешествую, как таковой. Я имею в виду, что поеду куда-нибудь с единственной целью: где-то проехать .

    Я заправлю машину бензином и поеду где-нибудь, катаясь туда-сюда по проселочным дорогам.Я послушаю по радио ту веселую музыку, о которой упоминал ранее, и просто посмотрю на вещи вокруг меня. Я буду видеть людей в городах, живущих своей жизнью. Я увижу огромные тихие участки кукурузных полей. Может быть, я увижу дождь или, может быть, я увижу солнечный свет.

    Неважно, что я вижу. Это напоминает мне, что я на самом деле не один в этом мире, что на самом деле в этом мире так много всего, что я не могу все это увидеть или знать все. Я больше не чувствую себя одиноким — я внутренне чувствую себя частью более широкого мира, и мне это очень хорошо.

    Конечно, это съедает немного топлива. Это, наверное, самая дорогая вещь в списке. Однако иногда это действительно помогает. (Под «дорогим» я подразумеваю, что бензин стоит около 20 долларов.)

    Я отключаю все электронные отвлекающие факторы и провожу время с семьей. Это то, к чему я обращаюсь чаще всего, и, вероятно, это самая эффективная вещь во всем этом списке.

    Если я когда-нибудь чувствую себя подавленным на свалке или просто плохо себя чувствую, вместо того, чтобы заблудиться в своем сотовом телефоне, гаджете или чем-то еще, я все это выключаю.Вместо этого я ищу своих детей и жену. Я спрашиваю их, чем они занимаются, и делаю все возможное, чтобы участвовать в этом.

    Больше всего на свете Я стараюсь сосредоточиться на моменте этой деятельности. Что бы мы ни делали, я стараюсь сделать это центральным элементом моей мысли.

    Это создает чувство единения и радости, которого я больше нигде в жизни не найду.

    Конечно, бывают случаи, когда мои близкие заняты или они делают то, чем я не могу заниматься, и для таких случаев у меня есть много других вариантов, чтобы почувствовать себя лучше, когда мне плохо.Однако нет ничего лучше, чем выключить телефон, встать с постели и заняться чем-то со своей семьей. Еще лучше, если я сначала приму душ, надену свежую одежду и выйду с ней на улицу.

    Многие плохие дни и ужасные чувства можно вылечить, играя в футбол на заднем дворе с моими детьми или гуляя с женой.

    Слишком долго, не читали?

    Не все из этих стратегий подойдут вам или кому-либо еще. Это просто стратегии, которые я использую всякий раз, когда чувствую себя ужасно и не хочу вставать с постели, независимо от того, вызвано ли это чувство незначительной болезнью или мрачным настроением.Они не стоят денег. Они не усугубляют проблему, в отличие от предательства или негативных разговоров. Они также не полагаются на наркотики или странные лекарства. Возможно, они не сделают все идеально, но они определенно помогут.

    И да, бывают случаи, когда не помогает. Когда это произойдет, через несколько дней следует обратиться к врачу.

    Тем не менее, эти вещи остаются моей первой линией защиты, когда я плохо себя чувствую. Я надеюсь, что они тоже помогут вам, прежде чем плохое настроение или легкая болезнь заставят вас потратить немного денег, или у вас будет плохой день на работе или плохой день с человеком, который вам небезразличен.

    Удачи.

    Как перестать чувствовать себя плохо

    Источник: CC / Pexels

    Как вы думаете, на что чаще всего жалуются люди, обращающиеся за терапией? По моему опыту, это вариант «Мне плохо, и я хочу чувствовать себя лучше».

    Конкретные эмоции, которые необходимо изменить, варьируются от человека к человеку. Иногда нужно избавиться от беспокойства или печали. В других случаях речь идет об изменении стыда, гнева или оцепенения.Какой бы ни была эмоция, она должна уйти.

    Но чувства нужно испытывать. На самом деле мы часто платим хорошие деньги, чтобы почувствовать свои эмоции. Мы смотрим грустные фильмы и катаемся на аттракционах, вызывающих высокий уровень страха. Мы читаем романы о стыде и предательстве и поем песни о зависти или утрате.

    Проблема в , а не в наших эмоциях. Вместо этого проблема в нашем уме. Разум может решить, что некоторые эмоции «плохие» или «слишком сильные». Внезапно мы не просто чувствуем грусть — мы чувствуем слишком грустно.Мы не просто чувствуем тревогу — мы чувствуем, что слишком .

    Мы застреваем в мыслях типа «Только неудачники чувствуют такую ​​грусть» или «Если я буду беспокоиться, я не смогу функционировать». И вуаля, наши эмоции стали врагами. Теперь нам грустно из-за грусти. Теперь мы беспокоимся о тревоге.

    Каждый раз, когда мы пытаемся уйти от эмоций, мы демонизируем их, тем самым усиливая их силу и власть над нами. Теперь, когда эмоция стала сильнее, мы еще больше хотим от нее избавиться.Это самоусиливающаяся петля, втягивающая нас все глубже и глубже в нашу умственную борьбу. Добро пожаловать в ловушку!

    Наука развязаться

    Если вы хотите выйти из тупика и преуспеть, несмотря на «плохие» чувства, вам нужно перевернуть борьбу и взглянуть на лежащее в основе стремление.

    В моей новой книге Освобожденный разум: как повернуться к тому, что имеет значение , я покажу вам, как применить науку психологической гибкости, чтобы выбраться из тупика и жить в соответствии со своими целями и ценностями.На написание книги у меня ушло 11 лет, но целому исследовательскому и практическому сообществу потребовалось почти 40 лет, чтобы создать ее содержание.

    Психологическая гибкость — это набор из шести психологических процессов, которые объясняют, как мы можем эффективно справляться со своими эмоциями и жить насыщенной и значимой жизнью. Каждый из шести процессов позитивной гибкости сочетается с процессом негативной негибкости, и их связывает лежащая в основе мотивация.

    Мотивация, скрывающаяся за желанием избежать «плохих» эмоций, — это желание чувствовать.Разум говорит, что единственный безопасный способ чувствовать — это к только испытывать «хорошие» эмоции.

    Однако, независимо от того, какую эмоцию вы пытаетесь отключить — тревогу, депрессию, стыд, негодование, панику, ярость, ненависть к себе, пустоту, онемение, одиночество, страх, потерю, ревность или что-то еще — эмоция будет неизбежно вернусь. Вместо этого гораздо лучше открыться своим эмоциям.

    Учимся чувствовать себя лучше

    Посмотрите на свою жизнь и посмотрите, чего вы избегали.Возможно, вы откладываете сложный разговор с любимым человеком, потому что вам будет неудобно. Или, может быть, вы избегали задачи на работе, потому что она заставляет вас чувствовать себя глупо и некомпетентно.

    Чего бы вы ни избегали, давайте создадим контекст, в котором вы соприкоснетесь с ужасным чувством. Это означает активный поиск ситуации, в которой чувства проявляются естественным образом. Но вместо того, чтобы пытаться изменить эмоцию, мы хотим смотреть на нее с беспристрастным любопытством:

    Где именно в вашем теле вы чувствуете это чувство? Если бы у него был голос, что бы он сказал? А когда это чувство особенно полезно?

    Вы можете заметить, что ваш разум бунтует, когда вы приближаетесь к чувству.Хорошо. Продолжайте двигаться вперед маленькими шагами. Вы можете установить ограничение по времени, в течение которого вы готовы позволить себе испытывать дискомфорт. Вы можете начать с 10 секунд, затем перейти к 30 секундам, затем к двум минутам и дальше увеличиваться.

    Вы также можете ежедневно бросать вызов себе и экспериментировать со своей готовностью испытывать неприятные чувства — каждый раз пытаясь превзойти себя. По мере того, как вы практикуете свою готовность открываться дискомфортным эмоциям, вы можете заметить, что а) сила дискомфорта ослабевает, а б) ваша готовность испытывать тяжелые чувства становится сильнее.Это здорово!

    Но будьте осторожны: не используйте этот метод принятия эмоций как новый способ избежать дискомфорта, иначе вы снова попадете в ментальную ловушку. Решение не в том, чтобы изменить чувства, а в том, чтобы открыться им. Чем больше мы открываемся своим чувствам, тем больше мы можем делать то, что для нас наиболее важно, и тем больше мы можем наслаждаться всем богатством, которое может предложить жизнь, вместе с «плохими» и «хорошими» эмоциями — как бы они ни возникали. .

    Изображение в Facebook: Doucefleur / Shutterstock

    Плохой день? 8 способов почувствовать себя лучше

    Некоторые люди утверждают, что то, как вы разговариваете с самим собой, является ключом к тому, как вы себя чувствуете.

    Попробуй. Поднимите свой первый воздух и повторяйте за мной: «Я прекрасно себя чувствую!»

    Как это сработало для вас?

    Позитивный разговор с самим собой иногда может быть полезным, но чаще всего эти мысленные разговоры отклоняются от курса, потому что слишком легко быть худшим критиком самого себя.

    Вот почему хорошее самочувствие — это не , говорящее о ; это около дел. Попробуйте сделать одно из этих восьми действий:

    Я знаю: вы, вероятно, не приравниваете чувство уязвимости к чувству счастья с самим собой.

    Обращение за помощью на самом деле дает несколько вещей: оно показывает, что вы уважаете человека, которого просите; это показывает, что вы доверяете человеку, которого просите; и это показывает, что вы готовы признать свою слабость или недостаток знаний и навыков.

    Просить о помощи — не признак слабости. Это признак силы, потому что он показывает, что вы достаточно защищены, чтобы признать, что вам нужна помощь.

    Попробуй. Попросить помощи. Вы заставите других людей чувствовать себя лучше — и этого достаточно, потому что это автоматически заставит вас чувствовать себя лучше.И вы также почувствуете себя лучше, потому что почувствовали себя достаточно сильными, чтобы спросить.

    Сделайте что-нибудь приятное, чего никто не заметит.

    Если истинное испытание характера — это то, что вы делаете, когда никто не смотрит, один из лучших способов почувствовать себя лучше — это сделать что-нибудь хорошее, когда никто другой не смотрит.

    Значит, вы делаете это не для похвалы или признания, а просто потому, что считаете это правильным — и когда мы поступаем правильно, мы всегда чувствуем себя лучше.(Даже если поступать правильно, действительно, очень сложно.)

    Мне нравится складывать продукты на полку, которые упали на пол, или тележки для покупок, которые вырвались из загона тележек и забрели на парковку или в одежду. упавшие со стойки. Я знаю, что это чья-то работа, но если я стою прямо здесь, почему не я? Это заставляет меня чувствовать, что я кому-то помогаю.

    Неудача, так что вы можете поправляться.

    Неудача, даже в чем-то простом и несущественном, деморализует.Итак, как вы можете почувствовать себя лучше, делая что-то, когда вы знаете, что проиграете?

    Пример: Несколько лет назад я мог сделать три подхода по 20 отжиманий с (относительной) легкостью. Давно перестал заниматься. Спустя годы я снова начал ходить в спортзал и попытался сделать несколько отжиманий.

    Но две недели спустя я мог сделать три подхода по 8. Через несколько недель я сделал три подхода по 12. Через несколько месяцев я сделал 20, 16 и 14.

    И вот что самое интересное: каждый когда я сделал всего на один раз больше, чем в прошлый раз, я почувствовал себя потрясающе.Я становился сильнее. Я поправлялся.

    Выберите то, что у вас плохо получается. (Подумайте о том, чтобы выбрать что-нибудь физическое, поскольку вы получите дополнительный бонус в виде улучшения физической формы и здоровья.) Затем сделайте это.

    Вы проиграете. Ну и что. Продолжай делать это. Тебе станет лучше.

    И каждый раз — , каждый раз — вы делаете постепенное улучшение, вы будете чувствовать себя лучше.

    Потому что, если вы не извиняетесь, это постепенно снижает вашу самооценку.

    Снова запечатлейте это «первое» чувство.

    Когда случается что-то хорошее, вы чувствуете себя счастливее.

    На какое-то время. Затем вы приспосабливаетесь. Вы пересматриваете свои ожидания в сторону повышения. И тогда ты не так счастлив.

    Вспомните день, когда вы были взволнованы и счастливы. Может быть, это тот день, когда вы по-настоящему влюбились в свою вторую половинку. Или, может быть, это день, когда вы начали свой бизнес. Жизнь была полна обещаний, надежд и ожиданий.

    Сядьте за стол, понаблюдайте за своей второй половинкой на кухне и представьте себе тот первый день.Или выйдите на улицу, где вы работаете, и представьте себе тот первый день. Вспомни, что ты чувствовал. Ваша вторая половинка по-прежнему прекрасна. Ваш бизнес по-прежнему способен достигать невероятных высот.

    На самом деле ничего не изменилось, кроме, может быть, вас — и ваших ожиданий.

    То, что у вас уже есть, прекрасно. Погрузитесь в эту мысль. Вы будете лучше относиться к себе и будете вдохновлены на то, чтобы делать вещи еще лучше.

    Изо всех сил знакомьтесь с крутыми людьми.

    Мне посчастливилось встретить некоторых чрезвычайно опытных людей.Иногда я оказываюсь в группе, и это может показаться игрой «Какому предмету не место на этой картинке?» и совершенно неуместный предмет — это я.

    Это не так уж и здорово.

    Но когда встретишь крутых людей и внимательно примешься, то заметишь кое-что интересное. По большей части они такие же, как вы: они разделяют одни и те же страхи, неуверенность, неудачи и т. Д. Они не живут очарованной жизнью.

    Вы понимаете, что они обычные люди, которые очень много работали, чтобы стать мастерами своего дела.И у вас с ними намного больше общего, чем вы думаете.

    Сделайте комплимент тому, кто этого не ожидает.

    Если дарить цветы «просто потому, что» имеет больший эмоциональный вес, чем дарить цветы на праздник, то комплимент тому, кто этого не ожидает, также имеет больший эмоциональный вес, как для человека, которому вы комплимент, так и для вас.

    Скажите коллеге-владельцу бизнеса, что вам нравится, как она украсила свой магазин. Напишите автору письмо, чтобы сказать, что вы любите его книгу. Подойдите и расскажите своим соседям, с которыми вы никогда не разговариваете (если вы похожи на меня, у вас есть много вариантов соседа и незнакомца), что их цветы прекрасны.

    Окружающие люди делают добрые дела каждый день. Сделайте им комплимент, даже если это не ваша работа и не ваше «место».

    Им это понравится — и вам понравятся эти ощущения.

    Шаг назад в тень.

    Ваше время сиять. Вы собираетесь получить признание и похвалу. Разве это не будет круто? Может быть … минутку или две.

    Попробуйте вместо этого: переключите внимание на кого-то другого. Позвольте сотруднику взять кредит. Пусть кто-нибудь другой возглавит проект.Позвольте другому человеку поверить в вашу идею.

    Когда вы ищете признания или подтверждения от других, это чувство в лучшем случае мимолетно. Когда вы можете сделать шаг назад, уверенный в том, что вы сделали, это верный признак того, что вы хорошо себя чувствуете, и эти чувства останутся навсегда.

    Поделитесь центром внимания. А еще лучше избегать внимания. Даже если люди не знают, что вы сделали, вы узнаете.

    И это все, что имеет значение.

    Мнения, выраженные здесь Inc.com — их собственные обозреватели, а не сотрудники Inc.com.

    5 вещей, которые нужно делать, когда вам плохо о своем теле — Пейдж Филдстед

    Хорошо, вам не нужно потеть, а нужно двигать телом. Неважно, бегаете ли вы по кварталу, тренируетесь с килограммами, занимаетесь йогой в гостиной или танцуете с детьми, просто двигайте своим телом. Трудно чувствовать себя плохо, когда вы двигаете своим телом и прекрасно проводите время. Мне трудно чувствовать себя плохо, когда я делаю убийственную тренировку и чувствую, насколько сильно мое тело.

    Здесь есть одно предостережение: делайте то, что вам нравится или у вас хорошо получается. Для меня попытки и потенциальная неудача в новом занятии только ухудшат мое отношение к своему телу. Если я буду делать то, что мне неловко, мне не станет лучше. Однако, если новые занятия заставляют вас чувствовать себя задирой, обязательно сделайте это.

    Если вы плохо себя чувствуете, включите музыку и начните двигаться, потому что доказано, что упражнения высвобождают эндорфины хорошего самочувствия и снимают стресс.

    Составьте список благодарностей телу

    В первый раз, когда я сделал это, это было действительно странно и немного глупо, но это полностью сработало. Я слышал много раз, что невозможно одновременно чувствовать негатив и благодарность. Поэтому, когда вы чувствуете себя неважно из-за своего тела, попробуйте составить список телесной благодарности. Вы можете записать это, сделать заметку на телефоне или просто перечислить их в своей голове. Как бы вы это ни делали, составьте список всего, за что в своем теле вы благодарны, или всего того, за что ваше тело помогло вам добиться, за что вы благодарны.

    Может быть, вы мама, и ваше тело помогло принести новую жизнь в этот мир. Может быть, ваше тело позволяет вам бегать на скачки или просто бегать с детьми. Может быть, вы просто благодарны, что вы были живы и смогли встать с постели этим утром. Что бы это ни было, перечислите это, поблагодарите свое тело за все, что оно для вас сделало, и продолжайте свой день. Обещаю, от этого тебе станет легче.

    Носите свой любимый наряд

    31 способ почувствовать себя лучше в плохой день

    Просыпаетесь ли вы не на той стороне кровати, как сварливый главный герой из детской книги Александр и Ужасный, Ужасный, Плохой, Очень плохой день , или сталкиваетесь с рядом серьезных неудобств в течение всего утра, это никогда не бывает весело чувствовать, что у тебя плохой день.

    Хотя вы не можете точно решить все эти проблемы или нажать кнопку перезапуска в «выходной» день, есть несколько более мелких вещей, которые вы можете сделать, чтобы прервать и перенаправить цикл. На самом деле, ключ к успеху в том, чтобы у вас было больше свободного пространства, чтобы вам было легче справляться со всеми накопившимися неприятностями. Чтобы поднять себе настроение и вернуться в нормальное русло, попробуйте следующие 31 действия в плохой день. По крайней мере, завтра они настроят вас на лучший день!

    MyDomaine / Эмили Робертс

    • Выходи на улицу. Если вы можете уделить этому много времени и отправиться в поход или на пикник, отлично. Но если у вас напряженный день в офисе, даже короткий перерыв на открытом воздухе поднимет вам настроение.

    Совершите пятиминутную прогулку вокруг квартала, чтобы зарядиться энергией и отвлечься от всего.

    • Позвоните членам семьи или дальним друзьям, чтобы наверстать упущенное во время поездки на работу. Разговор с близкими может помочь вам выбраться из маленькой колеи.
    • Практикуйте глубокое дыхание , чтобы успокоиться и изменить свое мышление.
    • Сходите в кино вместо того, чтобы свернуться калачиком с Netflix (хотя иногда это тоже может помочь). Это позволит вам отключиться и погрузиться в вымышленную историю, а не зацикливаться на своем плохом дне.
    • Побалуйте себя чем-нибудь расслабляющим , например, массажем, педикюром, уходом за лицом или обдувом.
    • Превратите собственную ванную комнату в оазис, похожий на спа. с вашими любимыми свечами, роскошной ванной и расслабляющим списком воспроизведения.
    Fashion Me Now
    • Получите некоторую перспективу , записав события или моменты, которые вас сбили, чтобы вы могли оценить, насколько малы или велики эти проблемы на самом деле в схеме вещей.
    • Позвоните человеку, который всегда напоминает вам, почему вы классный . Если это кто-то, кто живет поблизости, составьте с ним план.
    • Прочтите несколько мотивационных цитат , чтобы поднять себе настроение.
    • Отправляйтесь на долгую поездку . Это отличный способ избавиться от беспокойства и задумчивого настроения.
    • Обновите свое резюме и просмотрите объявления о вакансиях в Интернете, если вы чувствуете себя застрявшим и перегруженным на работе. Это заставит вас почувствовать, что вы делаете что-то, чтобы внести изменения, даже если это будет более длительный процесс.
    • Запишите, чем вы восхищаетесь в себе. Постарайтесь не относиться к себе так строго и не винить себя за плохой день. Если сейчас это кажется невозможным, попробуйте спрятать эти маленькие записки о любви к себе дома, чтобы найти их в следующий раз, когда у вас будет плохой день.
    • Возьмите книжку-раскраску для взрослых и приступайте к работе с красивыми цветными карандашами.
    • Воспользуйтесь бендером Pinterest и позвольте великолепным изображениям или инструкциям по изготовлению увлечь вас.
    • Создайте список благодарности. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на вещах, которые в вашей жизни не идут хорошо, напомните себе обо всем, за что вы благодарны.
    • Посетите музейную выставку или художественную галерею в вашем районе. Маленькая красота может иметь большое значение.
    Яйцо Холст
    • Просто выпустите воздух! Вы можете записать это в блокнот, если у вас нет никого, кто мог бы слушать или писать сообщение другу, соседу по комнате, члену семьи или другому человеку.Иногда вам просто нужен кто-то другой, чтобы подтвердить, что это не в вашей голове и что ваш день действительно плохой.
    • Розничная терапия , кто-нибудь? Нет ничего лучше новой награды в виде обуви. Если у вас нет времени никуда идти, делайте покупки в Интернете.
    • Найдите новый рецепт десерта и попробуйте , если выпечка — одно из ваших любимых занятий. Если вы не сладкоежка и / или не любите готовить, поешьте в своем любимом ресторане.
    • Слушайте комедийный подкаст или пролистайте свои любимые аккаунты мемов в Instagram, потому что смех — лучшее лекарство.
    • Поиграйте с животными в местном приюте, предложите погулять с собакой друга или просто погуглите милых щенков и котят .
    • Зайдите в душ, чтобы начать все заново. Иногда вам не нужно делать ничего сложного, чтобы изменить свой день.
    • Запишитесь на класс йоги или медитации , чтобы посетить его сегодня вечером или завтра утром. Это даст вам повод с нетерпением ждать, и это действительно поможет очистить ваш разум.
    Потому что я пристрастился
    • Просмотрите старые фотографии и семейные альбомы , чтобы вспомнить все великие времена.Эти забавные или милые картинки напомнят вам о теплых воспоминаниях.
    • Прогуляйтесь по общественному парку или почитайте хорошую книгу на скамейке. Если вы заперлись в помещении, прогулка на природе с хорошей книгой станет для вас серьезным удовольствием.
    • Узнайте, как приготовить любимый коктейль дома.
    • Убедитесь, что вы пьете достаточно воды. Это может показаться очевидным, но иногда, когда наш разум находится в другом месте, мы забываем основы, которые являются ключом к хорошему умственному и физическому функционированию.
    • Сыграйте в пасьянс или в шахматы. Эта интеллектуальная деятельность — отличный способ стимулировать наш ум, не делая ничего стрессового.
    • Погрузитесь в грязь с садоводством . Подумайте о том, чтобы записаться на участок в общественном саду или использовать свой собственный задний двор.
    • Попробуйте пройти комплексный оздоровительный маршрут . Есть ли в вашем районе лечебный магазин? Попросите продавца рассказать вам о аэрозолях, исцеляющих кристаллах и ритуальных свечах просто для развлечения.
    • Преодолевайте разочаровывающие эмоции. Избавьтесь от флюидов плохого дня из своего организма, не отвлекая себя, а позволив себе кричать в подушку. Не работает? Ударь его! Плачь, разорви, обнимай, дёргай… а затем убирай беспорядок, перегруппировавшись и успокоившись.

    Почему я чувствую себя виноватым без причины?

    У вас есть ощущение, что вы всегда делали что-то не так, но трудно определить, что это такое? Или, может быть, когда что-то пойдет не так, виноваты вы будете первым…

    Независимо от того, что вы делаете или как сильно вы пытаетесь помочь людям, вы не можете избавиться от ощущения, что вы никогда не будете « достаточно».Вы как-то чувствуете себя неадекватным, но не знаете почему.

    Если вы часто чувствуете себя виноватым, вы можете подумать о некоторых из следующих мыслей:

    • «Если я не ставлю других на первое место, я эгоистичный человек»
    • «Я отвечаю за то, чтобы люди были счастливы»
    • «Я не такой« хороший », как другие»
    • «Ставить потребности других людей выше своих собственных — всегда поступать правильно ».

    Почему я чувствую себя таким виноватым без причины?

    Начнем с того, что никто не рождается с такими мыслями. Вина не приходит внезапно. Если вы чувствуете себя виноватым без причины, это обычно восходит к вашему прошлому.

    У всех нас есть «внутренний критик», но у некоторых из нас он гораздо громче и резче, чем у других. То, как звучит ваш внутренний критик (и истории, которые он рассказывает), во многом зависит от того, какие сообщения вы получали в детстве.

    Давайте рассмотрим несколько примеров того, как это может происходить.

    Кто-то, кто вырос в семье, ориентированной на успех, скорее всего, будет иметь очень давящего внутреннего критика, который говорит им работать усерднее, «иначе».

    Точно так же, как тот, кто вырос в жестоком или небрежном доме, скорее всего, получит более наказывающий, говоря ему, что он «никчемный» или что он «никогда не выживет».

    Изначально внутренний критик развивается как способ защитить нас.В детстве мы уязвимы — нам нужны защита и забота взрослых, чтобы выжить. Наш внутренний критик служит важной цели. Он создан для того, чтобы держать нас «под контролем», вести себя таким образом, чтобы мы соответствовали требованиям, и чтобы уберечь нас от дальнейших насмешек или стыда. Таким образом, это помогает нам выжить, обеспечивая связь, в которой мы так отчаянно нуждаемся.

    Проблема в том, что со временем эти «голоса» интегрируются в нашу личность. Они буквально превращаются в нас .И хотя они могли помочь нам в детстве, они мешают нам реализовать наш потенциал во взрослой жизни.

    Если чувство вины вам знакомо, эти системы убеждений о себе и о том, что вы должны делать, скорее всего, передались вам. Это могло быть очень прямым образом (это было сказано ясными, ясными словами) или косвенно (это подразумевалось через действия).

    Чаще всего вызывающий чувство вины внутренний диалог развивается у людей, на которых в детстве сильно полагались — физически или эмоционально.Примером может служить уход за хронически больным или находящимся в депрессии родителем. В этих случаях ребенок чувствовал себя ответственным за защиту и заботу о своих родителях.

    Могло быть ощущение, что что бы вы ни делали, этого всегда недостаточно. Или, возможно, вина возникла из-за тонких сообщений («Я не знаю, что бы я без тебя делал», «Не беспокойся обо мне, со мной все будет хорошо»).

    Как бы то ни было, вам внушили веру в то, что вы обязаны заботиться о людях.Вы цените то, что доставляете удовольствие другим и служите им.

    Проблема в том, что вы не можете угодить всем и, пытаясь сделать это, вы теряете из виду свои собственные потребности. Фактически, вам может быть даже трудно понять, что у вас есть потребностей.

    Из-за этого вы можете испытывать чувство вины каждый раз, когда вам нужно заявить о себе или отстоять границы. В глубине души полагая, что если вы переключите внимание на свои собственные потребности, вы столкнетесь с отказом, которого боялись в детстве.

    Знаки, на которые стоит обратить внимание
    • Вы хотите угодить
    • Вы чувствуете себя виноватым за то, что не соглашаетесь с людьми
    • Вам трудно понять, чего вы хотите в жизни (большие и маленькие решения)
    • У вас есть склонность ставить нужды других людей выше своих
    • Вы можете «чувствовать» эмоции других людей
    • Вы не можете терпеть обиду на чужие чувства
    • Вы чувствуете себя виноватым, прося о том, чего вы хотите
    • Вы изо всех сил пытаетесь самоутвердиться
    • Вы много играете в «смотрителя», будь то с друзьями или партнерами.

      показывает нам, в чем мы ошиблись. Но он теряет эту цель, когда остается с нами без причины.

      Жизнь с постоянным чувством, что мы сделали что-то не так, не только утомительна, но и может привести к сильному беспокойству и в долгосрочной перспективе нанести нам ущерб.

      Вместо того, чтобы направлять свою энергию на нужды других людей, вы должны научиться сосредотачивать свое внимание на собственных потребностях.

      Терапия может помочь вам определить, откуда исходит этот вызывающий чувство вины голос, чтобы вы могли со временем преодолеть его. Есть ряд методов, которые можно использовать, чтобы бросить вызов и дестабилизировать его, чтобы он больше не мешал вашей повседневной жизни.

      Первым шагом к преодолению вины является осознание того, что это не ваша ноша.Признайте, почему это так, и проявите сострадание к себе. Возможно, вы даже захотите признать то, что вы узнали на этом пути. Скорее всего, вы относитесь к тому типу людей, которые от природы чутки — и это прекрасное качество. Эту эмпатию просто необходимо направить в нужные места — и, что важно, никогда в ущерб вашему собственному благополучию.

      Оставайся правым, когда тебя обидели

      Были случаи жестокого обращения или несправедливости — что теперь?

      Практика:
      Оставайтесь правыми, когда с вами поступают несправедливо.

      Почему?

      Легко относиться к людям хорошо, когда они хорошо относятся к вам. Настоящее испытание — это когда к тебе плохо относятся. (Многое из того, что я говорю здесь, относится к опасениям по поводу несправедливости или плохого обращения, которые угрожают другим или случаются с ними, от издевательств над ребенком до репрессивного правительства, но я сосредоточусь на личном уровне.)

      Подумайте о случаях, когда с вами действительно поступали несправедливо, будь то мелкие или серьезные. Может быть, кто-то что-то украл, настроил против вас других, нарушил соглашение, обманул вас или высказался несправедливо или оскорбительно.

      Когда случаются такие вещи, я чувствую себя злым, обиженным, пораженным, раненым, грустным. Естественно, возникает желание нанести ответный удар и наказать, заставить других согласиться со мной и выдвинуть аргумент против другого человека в моем собственном сознании.

      Эти чувства и порывы нормальны. Они также могут нести энергию, концентрацию и силу, необходимые для того, чтобы дать отпор (так или иначе) нападающему, убежать или защитить других. Я сам был вовлечен в несколько подобных ситуаций. Тем не менее, мне не приходилось сталкиваться со многими вещами, с которыми сталкиваются люди, которые не являются белыми или мужчинами или не имеют других привилегий, как я.Так что возьмите все, что вы сочтете полезным с моей точки зрения ниже, и, конечно, оставьте все остальное.

      Когда мы попадаем в ловушку реакций и выходим за рамки всего необходимого и полезного, обычно возникает чувство оправдания, освобождения и удовлетворения. Это хорошо.

      ненадолго.

      Но обычно следуют плохие вещи. Другой человек тоже часто слишком остро реагирует, попадая в порочный круг. Другие люди — родственники, друзья, сослуживцы — вмешиваются и мутят воду.Мы не очень хорошо выглядим, когда действуем из-за расстройства, и другие помнят. Становится все труднее работать с ситуацией разумным образом. После того, как осядет пыль, внутри становится плохо.

      Рассмотрите такое высказывание: «Взрывать гнев другого человека — все равно что бросать раскаленные угли голыми руками: оба человека получают ожоги».

      Конечно, вам нужно прояснить свою позицию, постоять за себя, установить границы и говорить правду власти. Искусство — а я сам все еще работаю над ним! — это делать все это без пламенных эксцессов, которые имеют плохие последствия для вас и других.

      Как?

      Начните с центрирования, что часто занимает всего дюжину секунд или около того:

      • Пауза — У вас редко возникают проблемы из-за того, что вы не говорите или не делаете . Подарите себе время, пусть даже несколько секунд.
      • Сострадайте к себе — Это момент чувства «ой, больно, как бы я хотел, чтобы этого не было». Неврологически подкованный трюк для активизации сострадания к себе — это сначала вспомнить чувство, когда вы находитесь с кем-то, кто заботится о вас.
      • Станьте на свою сторону — Это значит быть за себя, а не против других. Это может помочь вспомнить время, когда вы чувствовали себя сильным, например, когда вы делали что-то физически сложное, или заступались за кого-то, кого любили.
      • Составьте план — Начните выяснять, что вы собираетесь делать или, по крайней мере, с чего начать.

      И теперь, когда вы стоите на более твердой почве, вот несколько практических советов; используйте те, которые вам нравятся:

      • Уточните факты — Что на самом деле произошло?
      • Точно оцените плохое событие — По шкале ужаса от 0 до 10 (непристойный взгляд — 1, а ядерная война — 10), насколько это было плохо на самом деле? Если событие имеет 3 балла по шкале ужасов, почему эмоциональные реакции имеют 5 (или 9!) Баллов по шкале расстройства от 0 до 10?
      • Смотрите на картину в целом — Распознавайте нейтральные или даже хорошие аспекты ситуации, смешанные с плохими (не отрицая и не преуменьшая плохого).Рассмотрите ситуацию в более широком контексте, когда с вами в настоящее время и на протяжении всей вашей жизни происходят не связанные друг с другом хорошие вещи.
      • Подумайте о других вовлеченных людях — Подумайте о «10 000 причин» выше по течению, которые побудили их делать то, что они делали. Будьте осторожны, предполагая, что это было намеренно; большую часть времени вы просто немного играете в чужие драмы. Постарайтесь проявить к ним сострадание, и от этого вы почувствуете себя лучше, . Если возможно, возьмите на себя ответственность за свое участие в этом деле (но не вините себя несправедливо).Вы можете проявлять сострадание и прощение к другим, но при этом рассматривать их действия как неумелые, вредные, несправедливые или аморальные.
      • Делайте то, что вы можете, конкретно — Защитите себя по возможности от людей, которые вас обидят; уменьшите отношение до безопасного размера. Получать поддержку; для других важно «свидетельствовать» о жестоком обращении с вами. Увеличьте свои ресурсы. Получите хороший совет — от друга, терапевта, юриста или даже в полиции. При необходимости добивайтесь справедливости.
      • Действуйте в одностороннем порядке — Живите по своему кодексу, даже если другие этого не делают. Это заставит вас чувствовать себя хорошо, заставит других уважать вас и создаст наилучшие шансы на то, что человек, обидевший вас, будет относиться к вам лучше в будущем.
      • Скажите, что нужно сказать — Есть хорошая формула из области «ненасильственного общения»: «Когда происходит X (объективно, а не« когда ты придурок »), я чувствую Y (эмоции; не« Я чувствую, что ты идиот »), потому что мне нужен Z (глубокие потребности вроде:« быть в безопасности, уважать, эмоционально быть близким к другим, автономным и не подчиняться »).

      Тогда, если будет полезно, можно сделать запрос на будущее. Некоторые примеры: «Если я вас побеспокою, не могли бы вы поговорить со мной напрямую?» «Не могли бы вы ругать меня?» «Могли бы вы относиться к своим соглашениям со мной и вашими детьми так же серьезно, как к соглашениям на работе?»

      • Двигайтесь дальше — Ради себя самого, начните отпускать свои гневные или обиженные мысли и чувства. Не зацикливайтесь на прошлом и сосредоточьтесь на настоящем и будущем. Обратитесь к тому, что у вас хорошо получается, за что вы благодарны.Делайте то, что доставляет удовольствие.

      В саду вашей жизни вы, конечно, должны вырвать сорняки, но в основном сосредоточиться на посадке цветов.

      • Будьте спокойны — Все, что вы действительно можете сделать, это то, что вы можете сделать . Другие собираются делать то, что они делают, и, если честно, иногда это не так уж и хорошо. Многие люди разочаровываются: у них в голове крутится миллион вещей, жизнь была тяжелой, были проблемы в детстве, их этика расплывчата, их мышление туманно и т. Д.Это реальный мир, и он никогда не будет идеальным.

      Нам нужно найти мир в наших сердцах, а не где-то в мире. Умиротворение, которое приходит от того, чтобы держать глаза и сердце открытыми, делать то, что можно, и позволять идти своим путем.

      .

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *