Мотиватор что это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Топ-6 мотиваторов по Адизесу, или Что «заряжает» персонал — Work.ua

Не зарплатой единой ограничиваются инструменты мотивации сотрудников. В этой статье делимся перечнем других мотиваторов, которые работают.

Вопрос мотивации персонала все еще остается актуальным, как для малого бизнеса, так и для больших корпораций с многовековой историей. Известный бизнес-эксперт Ицхак Адизес выделил 6 мотиваторов, которые помогут руководителю создать здоровую команду и привести свою компанию к успеху. Маркетолог института Адизеса Дарья Дулишкович делится ими с читателями Work.ua.

Дарья Дулишкович

маркетолог Института Адизеса

Мотиватор № 1. Деньги

Большинство управленцев считают, что сотрудников мотивируют исключительно деньги. К сожалению или к счастью, но это не так. В середине прошлого века американский психолог Фредерик Герцберг провел исследование, целью которого было выяснить причины снижения продуктивности труда.

Больше 200 сотрудников, которые принимали участие в исследовании, рассказали о том, что их мотивирует, а что огорчает и приносит чувство неудовлетворенности.

Согласно двухфакторной теории мотивации Герцберга на удовлетворенность работой влияют гигиенические факторы (условия труда, график работы, атмосфера в коллективе) и мотивирующие факторы (достижения в работе, признание заслуг, успех, карьерный рост). Вывод, который сделал Герцберг, заключался в следующем: повышение заработной платы не делает людей более мотивированными. Зачастую их больше подстегивает желание что-то иметь или чего-то добиться, чем факт того, что они это уже имеют.

Материальное вознаграждение люди рассматривают, как само собой разумеющийся факт. И чем больше вы будете повышать зарплату сотрудникам, чтобы их мотивировать, тем быстрее вы истощите ресурсы компании. Поэтому не стоит делать ставки только на финансовое вознаграждение. Важно учесть и другие способы мотивации.

Мотиватор № 2. Статус

Один из ведущих мировых экспертов в области повышения эффективности ведения бизнеса Ицхак Адизес выделяет два типа вознаграждения сотрудников: внешнее и внутреннее. Деньги и служебное положение являются внешними вознаграждениями.

Когда человек, который выполняет рутинную, однообразную работу, получает от нее удовлетворение? Когда он занимает высокую должность и гордится этим. Наградой для него выступает впечатление, которое его статус производит на других людей. Личный кабинет, место на парковке, служебный автомобиль, личный водитель — все это атрибуты статуса. Все это не имеет никакого смысла, если о его статусе никто не будет знать.

Чтобы этот мотиватор сработал, нужны свидетели.

Мотиватор № 3. Вознаграждение, связанное с задачей

Творческим личностям очень сложно выполнять скучную работу. Людям с техническим складом ума, напротив, может быть тяжело справляться с задачами, которые требуют креативности. Если работник находится не на своем месте, это никак не мотивирует его работать более эффективно. Хороший руководитель всегда сможет разглядеть потенциал своих подчиненных, чтобы задействовать их для выполнения таких задач, с которыми они справятся лучше всего.

Мотиватор № 4. Вознаграждение, связанное с возможностью

Власть всегда была мощным мотиватором не только в бизнесе, но и в других сферах жизни. Если предоставить сотрудникам компании рычаги влияния на других и возможность принимать решения самостоятельно, можно повысить мотивацию и улучшить качество работы.

Мотиватор № 5. Вознаграждение, связанное с причастностью

Когда сотрудник чувствует себя причастным к определенной группе людей, для него это уже награда. Будучи частью команды, принимая совместные решения, имея ясные полномочия и доступ к закрытой информации, люди считают себя частью компании. И это серьезно влияет на их эффективность и продуктивность.

Мотиватор № 6. Миссия

Что может мотивировать сотрудников на достижение целей, если они «работают в полях», в неидеальных условиях, получают небольшую зарплату? Миссия. Понятно, что люди хотят получать достойную зарплату, чтобы как минимум иметь возможность обеспечивать свои семьи. Но чтобы добиться длительного мотивационного эффекта, им нужно «продать» миссию компании. Они должны в нее поверить и руководствоваться ей в своей повседневной работе.

Задайте себе несколько вопросов:

  • Корпоративная культура вашей организации позволяет сотрудникам открыто участвовать в обсуждениях?
  • К их мнению прислушиваются, когда принимают какое-либо решение?
  • Имеют ли они полномочия?
  • Осознают ли они цели своего подразделения и компании в целом?

Если всего этого нет, то не нужно удивляться, что люди будут постоянно требовать повысить им зарплату. Сколько бы вы им не платили, если в вашей компании нет корпоративной культуры, которая построена на взаимном доверии и уважении, ваши сотрудники будут все время недовольны.


Читайте также



Чтобы оставить комментарий, нужно войти.

Скидки, скидки и еще раз скидки. Акции — это лучший мотиватор к активным действиям. Инструменты для экстраординарной подачи

В период приближающихся праздников все мы предпринимаем различные маркетинговые приемы для увеличения прибыли.

Неотъемлемой частью бизнеса у многих крупных компаний является использование и применение акций в праздничные дни. Магазины проводят специальные дни, такие как «Мир, труд, май», «День Победы»,«Черная пятница», «Киберпонедельник» и многое другое. В такие дни большинство предпринимателей используют к празднику особый интерес и стараются использовать их по-максимуму.

Чего мы добьемся с помощью акций:

  • В короткий срок увеличим объем продаж;
  • Расширим клиентскую базу;
  • Переманим покупателей от конкурентов;
  • Избавимся от залежавшихся товаров;
  • Увеличим рост числа постоянных клиентов;
  • Поможем захватить новую целевую аудиторию.

Существует множество способов, чтобы заинтересовать покупателей — скидки, купоны, бесплатная доставка и многое другое.

Большинство наших модулей предназначено для реализации разного рода акций, как известных многим, так и новых нестандартных приемов.

1. Использование модулей для регистрации на сайте. Хорошо подойдут для сбора контактных данных посетителей своего сайта. Люди неохотно заполняют различные формы, для этого их нужно подтолкнуть, предложить какую-либо дополнительную выгоду, пусть не значительную, но приятную:

Подходящие решения:

Полученная информация о посетителях очень важна. Заполучив email или номер телефона, вы сможете в дальнейшем напрямую работать с покупателем.


2. Данные о пользователе можно получить без регистрации, предложить посетителю подписаться на новости вашего сайта. Если на сайте активно публикуются статьи, лайфхаки, организуются интересные акции и распродажи или иные мероприятия, о которых было бы неплохо информировать своих потенциальных покупателей, то будет здорово их подписать на соответствующие события. А как это сделать? Как и в примере выше, по принципу «мы вам, а вы нам», например, предложить подарок на будущую покупку, если посетитель оставит свой email.

Наши Подходящие модули для этих целей:

3. Модуль «Покупай больше-плати меньше. Нарастающие скидки».

Примеров использования модуля множество. Вы можете реализовать нестандартные, но к тому же популярные акционные программы, очень подробно об этом мы писали в предыдущей статье «Как увеличить средний чек заказа в интернет-магазине», но и на странице самого решения не мало сказано.

«Купи больше — заплати меньше» — полезный инструмент в умелых руках. При правильной подаче, уверены, не оставит равнодушными Ваших покупателей.


4. Модуль «Уведомления / Скидки на День рождения».

Каждый год у каждого из нас наступает радостное событие — это «День рождения».

Почему бы не использовать «Дни рождения» покупателей как инструмент для реализации товаров?

Поздравив клиентов с их знаменательной датой, мы можем предложить подарок в виде скидки, товара или бесплатной доставки, а также приложить перечень продуктов или услуг, которые их могут заинтересовать.

С появлением нового продукта 1С-Битрикс « Интернет магазин + CRM» это стало особенно актуально. Решение позволяет выполнять рассылку контактам и лидам в CRM Битрикс24 автоматически в Дни рождения, а также до и после праздника.

5. Модуль «Брошенные купоны / Забытые скидки».

Полезное решение, чтобы сообщить забывчивым клиентам об окончании активности услуги.

Например: «скоро скидка будет просрочена, успейте воспользоваться».

Решение позволяет напоминать пользователям о сроке активности купона за несколько дней, ( при желании недель, месяцев).

Модуль может работать как самостоятельно, так и может стать отличным вспомогательным инструментом для других наших решений.

Мы зачастую забываем воспользоваться всеми привилегиями сайта. Чтобы этого не случилось, модуль «Брошенные купоны / Забытые скидки» об этом нам напомнит.


6. Модуль «Игры в маркетинге и SEO».

Геймификация позволяет внедрять новые элементы в наш бизнес, вызывать у покупателей положительные эмоции, и, возможно, ностальгию.

Многие крупные компании успешно внедрили игры в свой бизнес и получают хороший доход от игровой аудитории.

Принцип метода прост: поиграв и победив, покупатель получает дополнительную выгоду для своей покупки. Таким образом, например, можно избавиться от залежавшихся товаров, распродать старые коллекции перед появлением новинок.

Пользователь будет чаще заходить на Ваш интернет-ресурс, чтобы еще раз получить выигрыш, тем самым он все сильнее привяжется к вашему сайту.

7. Модуль «Произвольное PHP условие правил работы с корзиной» — универсальное решение для реализации скидок на сайте. Возможность применения или отмены скидок в корзине с помощью дополнительного произвольного условия, которого нет в стандартной поставке, существенно расширяет спектр задач, решаемых правилами работы с корзиной.

Например, на странице модуля мы описали некоторые из них, которые на наш взгляд, чаще всего востребованы. 


Не упускайте ГОРЯЧУЮ пору праздников. Правильно подойдя к задаче, можно добиться больших высот.


Жизнь как приключение — LiveJournal

Сижу тут на днях в ленте ФБ читаю:

Я уверена, среди моих fb-друзей очень много тех, кто поймет, о чем я скажу. Даже самый героический герой в какой-то момент своей жизни нуждается в помощи, чтобы найти новый вызов, который он примет. Даже самому опытному фридайверу нужно время от времени выныривать на поверхность, чтобы глотнуть живительного воздуха. Даже самый сильный атлет иногда не хочет понимать очередную штангу, и ему требуется тренер и мотивация.

Что уж говорить об обычных людях…

И понимаю, что вот оно — про меня сейчас. Это мне требуется глоток воздуха. Это я что-то не хочу поднимать очередную штангу и жду поддержки, ободрения и немного — волшебного пинка.

А дальше там было так

Мы нуждаемся в глубоком, содержательном и перезагружающем нас общении. Если мы хотим чего-то в жизни — нет, не достичь, а ПОЧУВСТВОВАТЬ — нам нужно время от времени выходить за рамки привычных действий. Если мы хотим что-то менять — надо начинать с людей, которые нас на это воодушевят. И с ними надо говорить, и слушать, и задавать вопросы, и понимать, что именно они пробуждают в вас. Только это — истинно ваше. Все остальное — бесконечные бега по социуму без шансов удовлетворить его притязания полностью.

И только я подумала, что да-да-да! Как же мне нужен мотиватор, чтобы взять себя в руки, чтобы перестать нюниться…
Как тут же поняла, что это анонс предстоящей встречи, где я буду выступать в качестве мотивационного спикера.

И знаете, что самое смешное?
Ведь так оно и будет.
Я буду три часа вдохновлять, перезагружать, мотивировать.
Я это могу, умею. И в общем-то, мне это нравится. Несмотря на то, что к концу таких выступлений я чувствую себя как выжатая тряпочка.

В данном случае встреча будет для руководителей ритейла (что бы это не значило).
Я буду рассказывать про:

— Зачем человеку придумывать для себя сверхзадачи
— Как приходят новые идеи и откуда брать энергию на их осуществление?
— Как объединить команду в экстремальных условиях?
— Какие мечты не разочаровывают?
— Как современному человеку расширить границы своих возможностей?
— Женский взгляд: почему женщинам все еще приходится разбивать стереотипы?
— Одиночество — ресурс или слабость?

Мне очень нравятся такие организаторы встреч, которые точно знают, что хотят услышать. И сами за тебя придумывают все тезисы.

Но я вот о чём. Я тут задумалась, а что меня мотивирует?
Я не хожу ни на какие встречи, не слушаю пламенные речи (о, прям стих получился).
Наверное потому, что рядом со мной по жизни столько вдохновляющих людей. Я смотрю на них и пытаюсь что-то делать, чтобы хоть немного дотянуться до их уровня. В жизни, работе, знаниях, умениях и многом прочем.

А ещё книги.
Вот пока мы ездили в Тибет прочитала книгу Чарли Энгла «Running Man. Как бег помог мне победить внутренних демонов».
Человек, который в компании двух друзей пробежал через Сахару 7200 километров. Ультрамарафонец, победитель марафона «Марш Гоби» на 250 км, участник десятков триатлонов. Бывший наркоман. Человек, который даже в тюрьме умудрился пробежать ультрамарафон. Он просто сутки бегал по кругу.

Ну, там долгая история. И не всем будет интересно читать про такое. Но воспоминания об этой книге помогают мне сейчас, когда на улице холодно, слякотно, ветренно и в семь утра ещё темно, выходить каждый день на пробежки. Потому что я мастер придумывать причины не делать этого. И находить себе оправдания. Когда надо просто взять и сделать. При чём это касается не только пробежек.

Делитесь теперь — а что вас мотивирует? И вообще — нужны ли они вам эти мотиваторы в жизни?

А, да. Фотография из Тибета как бы намекает на то, что по прошествию трёх месяцев (рекорд со знаком минус) я закончила разбирать фотографии с Курил. И практически закончила писать свои рассказы про эту экспедицию. И наконец можно будет приступить к разбору Тибетских фотографий. И к рассказам про Тибет. Пока ещё не всё забылось.

Педагог — это мотиватор. Эксперты обсудили способы решения конфликта «родители-учителя»

Александр Милкус и Дарья Завгородняя в эфире программы «Родительский вопрос» на Радио «Комсомольская правда» вместе с экспертами искали компромиссы в родительско-учительских отношениях, а также обсуждали особенности современной образовательной системы.

Скачать передачу [mp3, 42.8 МБ]

В студии — автор telegram-канала о подростках Зинаида Лобанова и начальник управления развития кадрового потенциала системы образования Департамента образования и науки города Москвы Илья Новокрещенов.

Нас не понимают

Александр Милкус: В последнее время слышу много жалоб: родителей на учителей — они нас не понимают, не слушают. А с другой стороны, учителя говорят, что родители непонятно, зачем приходят и вообще, кто они такие, они все знают, знают, как учить, зачем они детей тогда в школу отдают.

Дарья Завгородняя: Я не могу сказать, что это страшная проблема. В основном у родителей есть претензии к содержанию того, что делают учителя на уроках, особенно в преддверии ОГЭ и ЕГЭ. У меня, как у репетитора, есть несколько учеников, которые в этом году будут сдавать ОГЭ, и обнаружилось, что их учительница по русскому не учила их писать ни изложения, ни сочинения.

Александр Милкус: Мы говорим о том, что учителя сейчас низкой квалификации?

Дарья Завгородняя: Когда к психологу приходят с проблемами, он их находит. К репетитору приходят люди, у которых нехорошие учителя. Может быть, репетитору кажется, что все учителя плохие. Но я работала в школе, с учителями все нормально, они в основном хорошие, но некоторые иногда научить не могут.

Александр Милкус: Илья Владимирович, могут ли, вправе ли родители оценивать работу учителя? Все у нас умеют учить и лечить, но мы же не указываем хирургу, в какой руке ему держать скальпель.

Илья Новокрещенов: Родители у нас считают себя экспертами в области образования, и не в последнюю очередь потому, что сами учителя, к сожалению, провоцируют родителей на это.

Когда в первом классе моей дочери задали подготовить презентацию по окружающему миру, она пришла домой и сказала, что учитель не объяснил, как. То есть он фактически свалил на меня часть своей работы.

И так постепенно родитель втягивается в образование ребенка, в его учебу, и начинает считать себя экспертом. Раз учителя сваливают на нас, родителей, часть своей работы, и мы начинаем эту работу работать, то почему бы нам не обратиться с претензией к его квалификации. Вот то, что провоцирует такое экспертное отношение.

С другой стороны, есть сюжет, связанный с тем, что сейчас мы находимся в обществе большого, высокого потребления. Все мы научились быть хорошими и довольно придирчивыми потребителями. Вопрос в том, какой сферой является образование.

Уже много копий было сломано на тему того, что образование — это не услуга. Я, например, в слове услуга не вижу проблемы, но когда начали говорить об образовательной услуге, случилась подмена. Родитель-потребитель начинает требовать с учителя высокого качества услуги, а учителя к этому оказались не готовы.

У меня есть третий сюжет, очень важный. Когда мы, утверждаем, что родители против учителей, мы у себя сами отбираем возможность договориться. Если мы позиционируем себя как люди, находящиеся по разные стороны баррикад, то это война, враг будет разбит и все такое прочее. А говорить надо не об этом. А о том, что и родитель, и учитель — это люди, которые вместе должны помогать нашим детям получать качественное образование.

Научите учиться!

Дарья Завгородняя: Мне кажется, учитель как профессионал, педагог и в каком-то смысле психолог должен налаживать этот диалог первым. Когда родитель к тебе приходит и говорит, мой мальчик чего-то плохо успевает, ты первым делом ему отвечаешь: я заодно с вами и с вашим ребенком.

Зинаида Лобанова: Не должно доходить до того, что родитель приходит в школу. Значит, какой-то косяк у учителя. 90% родителей работают, и для того, чтобы прийти в школу, им надо в рабочий полдень отпроситься.

Как мне понять, что моего ребенка учат так, чтобы потом не пришлось нанимать репетитора? Учителя говорят, вы не вникайте особо в процесс образования, потому что мы, учителя, врачи, журналисты, водители автобусов, мы делаем свою работу, вам не надо.

Я не вникаю, пока в четверти не выходит отрицательная отметка, и тут я хочу прийти к учителю и спросить, почему вы не учите. И мне, и массе моих знакомых мам говорят, это ваш ребенок не учится. И тут возникает искра. Вы же учителя, научите его, научите его учиться!

Илья Новокрещенов: Существуют разные системы оценки качества образования: и внешние и внутренние.

Существует портал «Мои достижения», он доступен всем школьникам, Москвы по крайней мере, где любой ученик на основании материалов всех диагностик, всех ЕГЭ, ОГЭ, олимпиадных задач прошлых лет может посмотреть и реально оценить свой уровень. Там будет автоматическая проверка с разбором тех заданий, которые не удались.

С другой стороны, мы должны понимать, что ребенок — не пустой сосуд, в который учитель что-то должен вливать. И вот этот подход, мол, вы же школа, научите, тут без ребенка не получится никак.

Если он не хочет, тут хоть как перед ним пляши, хоть как организовывай образовательную деятельность, ничего не выйдет. И в этом смысле я согласен, что главная задача учителя —мотивировать ребенка. Родители тоже, конечно, должны включаться, в том плане, чтобы мотивацию поддерживать, с ребенком об этом говорить.

Почему орут учителя

Илья Новокрещенов: Тут есть две вещи. Первое — это чисто профессиональная тема. Представьте себе человека, который каждый день на протяжении многих лет приходит, встает в доске и вещает с позиций абсолютной истины. Учитель уверен, ребенок не может знать, а учитель может, потому что он получил образование и расскажет, как правильно.

А вторая ситуация связана с тем, что позиция учителя сейчас резко меняется. С появлением интернета учитель и школа в целом утеряли право говорить с позиций абсолютной истины, потому что любое высказывание учителя ребенок тут же может проверить. Поэтому большой вопрос, если учитель — не единственное окно в мир знаний, то кто он?

Очевидно, ответ на этот вопрос подразумевает какое-то действие, учитель должен перейти на другую позицию по отношению к ребенку, а это сделать очень тяжело.

Вот из-за этого учителя чувствуют себя очень не комфортно, и всякий раз, когда педагогу на это указывают, его это ранит, и в качестве защитной реакции он перестает себя сдерживать.

Особенно это происходит у учителей, которые не понимают, как по-другому можно работать. Учитель на сегодняшний день — это не информатор, учитель — это мотиватор прежде всего.

Самый сильный мотиватор – это страх

Тут недавно спорила с приятелем до кровавого поноса, я искренне убеждена, что самый сильный мотиватор, который мотивирует нас на какое-либо действие – это страх. Страх заставит нас сделать самые невероятные вещи, на которые в другой ситуации мы бы никогда не решились. Из страха за своего ребёнка, мать решится на самые низменные вещи, вплоть до убийства. Из страха за любимого человека, мы отдадим последнее, лишь бы с ним всё было хорошо. Мы оторвём свои жопы и полетим делать всё возможное, даже если всегда считали, что это не в наших силах. В эти моменты в нас открываются скрытые возможности, тайный потенциал, мы сможем и глыбы сдвигать. Да что далеко ходить, многие из нас лучше работают из страха быть уволенными, а не из любви к компании.

Оппонент же мой утверждал, что самый сильный мотиватор – это любовь. Любовь придаёт тебе сил, окрыляет тебя, вдохновляет на действия, даёт энергию и силы. Хорошо, согласилась я. Любовь – действительно сильный мотиватор, влюбляясь, мы определённо способны на многое. Но страх… его сила мощнее во много-много раз.

Представь, говорю. Ты любишь девушку. Она живёт далеко, в другой стране. И ты готов ради неё на всё, ведь ты так её любишь. Она просит тебя приехать и привезти ей какой-нибудь редкий подарок, который трудно достать. А теперь почувствуй, закрой глаза и представь ту энергию, силу, с который ты помчишься выполнять её желание, руководствуясь силой любви. Да, ты будешь окрылён, ты будешь очень стараться, выполняя её просьбу, ты будешь звонить друзьям и обращаться за помощью. Рядом с тобой будет чувство и сильное вдохновение, неуёмное желание будет руководствовать тобой.

А теперь представь, что девушку похитили террористы. И теперь это они просят тебя достать что-то редкое и срочно приехать туда, в другую страну. Иначе её убьют. А ты, напомню, любишь её больше своей жизни и готов ради неё на всё. А теперь представь ту силу, энергию, а главное, СКОРОСТЬ, с который ты возьмёшься за дело. Да ты жопу порвёшь, наизнанку вывернешься, чтобы спасти любимого человека. И будешь на месте в несколько раз быстрее, чем при мотивации любовью.

Да, страх – это энергия разрушения. Негатив. Это плохая энергия, я её не люблю и ни в коем случае не оправдываю, я считаю, что от плохого в жизни нужно всячески избавляться. Но что бы я там себе не считала, страх был и остаётся для человека сильнейшим мотиватором к действию.

P/S Безусловно, есть тупиковые ситуацию, которые мы можем натянуть здесь в качестве исключений. Из чувства страха обычный человек вряд ли не сможет доказать теорему Ферма, например. Но если взять абстрактное действие, которое нам нужно совершить и попытаться «измерить» силу мотиваций, которые могут подтолкнуть нас к выполнению, всегда будет побеждать страх.

Лучшие мотиваторы для тебя

Угадайте, какой вопрос чаще всего задают те, кто как бы захотел успеха? Пусть это не будет для вас смешным, ибо на самом деле, это — грустно. Ибо эти слова я слышала ни один раз. Значит, есть тенденция. И она не благоприятна, так как показывает реальный настрой людей.

Можно сказать, что 90% людей задают себе этот пресловутый вопрос, в той или иной формулировке.

Интересно о чем идет речь? Давайте посмотрим на сам вопрос. А вопрос этот звучит так:

Как смотивировать себя на работу? или
Как перестать лениться? или
Где найти самые лучшие мотиваторы?

Дочитайте до конца эту статью и вы поймете, что вопрос этот пустой. Задачка решается очень и очень просто.

Первый постулат звучит так: Хочешь куда-то прийти, чему-то научиться – всегда используй чужой опыт. И особенно это актуально для тех, кто хочет добиться успеха.

Чего-чего, а опыта успешных людей на земном шаре хватает. Он есть в библиотеках, в Интернете и в кинематографе. Я говорю об историях успешных людей. Начните их изучать.

 

Что это может вам дать?

 

  1. Вы можете проследить, как мыслят успешные люди. Никто уже не спорит с тем, что мысли формируют нашу реальность. Так что перво-наперво надо научиться ПРАВИЛЬНО  МЫСЛИТЬ.
  1. Вы увидите путь, что прошли эти люди до того, как стали успешными. Поверьте, ни у кого из них дорога не была выстлана красной ковровой дорожкой. И глядя на их пройденный путь со стороны, вы можете ЗНАЧИТЕЛЬНО СОКРАТИТЬ свой путь.
  1. Вы поймете, в чем сила этих людей, какие навыки им пришлось развить, какие привычки выработать. И это подскажет вам, в каком направлении РАЗВИВАТЬСЯ  САМОМУ.
  1. Реальная история всегда может вселить в вас уверенность, что ЭТО ДОСТИЖИМО. А как вы знаете, настрой – один из самых важных моментов в достижении успеха.
  1. Последнее и, наверное, самое главное. Очень часто среди множества историй других людей можно НАЙТИ СВОЮ историю. Мать-одиночка может найти такую же одинокую мать. Молодой человек может найти историю стремительного взлета в юности. Бездомные увидят, что и они могут стать богатыми. А люди в возрасте всегда найдут примеры успеха, достигнутого далеко за…
Если они ЭТО смогли.
то
чем я ХУЖЕ?!

 

Вот такие вопросы и есть самые лучшие мотиваторы человека. Именно они заставляет его встать с дивана и начать что-то делать.

 

Чьи истории выбирать?

 

Берите истории тех людей, которые уже достигли то, к чему вы стремитесь.

Если вы хотите стать великим спортсменом, читайте истории спортсменов. Хотите стать великим поваром, читайте о том, как другие повара стали известными. Хотите построить бизнес, ищите истории миллионеров и миллиардеров.

Читайте и начинайте моделировать их путь

 

Еще по теме:
Тем, кто ищет отговорки

 

 

 

Что такое мотивация страха? 4 Позитивные мотивационные техники, которые можно использовать вместо

Страх неудачи может быть сильным мотиватором, подталкивая вас к тому, чего вы хотите, и от сценария, которого вы хотите избежать. Однако это также отрицательная эмоция, которая может вызывать стресс и вредить для долгосрочной мотивации. Для определения позитивного подхода к поощрению и мотивации себя и вашей команды может потребоваться время и исследования. В этой статье мы объясним, что такое мотивация страха, а затем поделимся некоторыми другими, более здоровыми типами мотивации, которые помогут вам вдохновить свою команду.

Что такое мотивация страха?

Мотивация страха — это внутренний процесс ухода от того, чего вы не хотите. Страх — мощный мотиватор, потому что он доставляет нам дискомфорт, и мы хотим уйти от этого дискомфорта в нашу зону комфорта. Хотя это и действенно, проблема с мотивацией страха в том, что со временем она может стать стрессовой. Это может вызвать паралич у сотрудников, чей страх быть уволенным, например, препятствует их способности работать с максимальной отдачей.

Положительные теории мотивации на рабочем месте

Вместо использования страха, вот несколько положительных теорий мотивации, которые вы можете использовать, чтобы вдохновить членов вашей команды на рабочем месте:

  • Теория мотивации защиты
  • Мотивация аффилированности
  • Теория ожидания мотивации
  • Силовая мотивация

Теория защитной мотивации

Эта теория относится к тому, как люди справляются или принимают решения, когда они переживают стрессовые события. Теория объясняет, что побуждает людей изменить свое поведение, чтобы защитить себя от предполагаемых угроз. Решение об изменении поведения определяется двумя когнитивными процессами: оценкой угрозы и оценкой преодоления трудностей. На первом этапе человек оценивает, сколько страха было вызвано серьезностью угрозы.

Есть три отдельных набора убеждений, которые подпадают под второй когнитивный процесс оценки совладания. Человек должен верить, что другое поведение снизит угрозу, что он способен к такому поведению и что цена, связанная с новым поведением, не выше, чем сама угроза.

Например, если вы знаете, что вам нужно преодолеть свой страх публичных выступлений, чтобы претендовать на повышение, ваш страх пропустить повышение должен быть больше, чем ваш страх публичных выступлений. Хотя эта теория похожа на мотивацию страха, сотрудник не остается в стрессовом, вызванном страхом состоянии. Они преодолевают свои страхи или проходят мимо них, чтобы достичь более здорового места.

Узнайте, что ценят члены вашей команды, и побудите их честно рассказывать вам о любых проблемах на рабочем месте, которые могут у них возникнуть.Поощряйте их выходить из зоны комфорта, зная, что их работа безопасна. Работайте с ними, чтобы определить цели и действия, которые им необходимо предпринять для достижения этих целей.

Теория мотивации принадлежности

Эта теория относится к убеждению, что большинство людей хотят принадлежать к группе или организации. Он предполагает, что люди руководствуются тремя основными потребностями: принадлежностью, властью и достижениями. Руководители используют эту теорию, чтобы определить, насколько хорошо сотрудник будет способствовать достижению цели команды.Люди, которых мотивирует принадлежность, обычно формируют прочные межличностные отношения, соглашаются с групповыми решениями и идентифицируют себя с положительными характеристиками членов команды.

Вы можете использовать эту теорию мотивации, ставя успехи группы выше индивидуальных. Вы также можете создать систему вознаграждений, в которой будете отмечать успехи команды.

Связано: Руководство по мотивации аффилированности

Теория ожидания и мотивация

Теория ожидания относится к убеждению, что сотрудник выберет свое поведение на основе того, что, по его мнению, приведет к наилучшему результату.В конечном итоге этот человек выберет путь, который, по его мнению, принесет ему наилучший результат и величайшее вознаграждение. Примените эту теорию, установив четкую связь между производительностью ваших сотрудников и получаемыми ими вознаграждениями. Распределяя награды, убедитесь, что они соответствуют усилиям членов команды.

Связано: Руководство по теории мотивации ожидания

Теория мотивации власти

Согласно этой теории, некоторые люди мотивированы престижем и властью.Они хотят произвести впечатление и мотивировать окружающих. Хотя эта теория может применяться не ко всем членам вашей команды, вы можете использовать ее, чтобы определить тех, кто мотивирован властью, и убедиться, что вы размещаете их на должностях, где они наиболее эффективны.

Например, члены команды, которые мотивированы властью, идеально подходят для руководящих ролей, где они могут поднять моральный дух всей команды и мотивировать их прилагать больше усилий для достижения своих целей. Они отлично умеют делегировать задачи, чтобы лучше достигать целей в команде.

Зная, что люди, движимые властью, движимы престижем, вы должны убедиться, что празднуете все победы публично, как большие, так и маленькие. Ставьте достижимые, но сложные цели, чтобы улучшить моральный дух всей команды, когда эти цели будут достигнуты.

Связано: Руководство по мотивации силы

Советы по управлению страхом на рабочем месте

Научиться управлять своими страхами и преодолевать их — это навык, который можно развить, чтобы сделать нас сильнее и устойчивее. Вот несколько эффективных методов, которые помогут вам справиться со своими страхами на рабочем месте:

Нормализация страха

Один из самых действенных методов преодоления страха — это осознание того, что то, чего вы боитесь, совершенно нормально и что вы не один. Разговоры с коллегами или руководителями, которые испытали и преодолели страхи, которые у нас есть, могут помочь повысить нашу уверенность и облегчить движение вперед.

Оглянитесь на свои предыдущие достижения

То, чего вы боитесь, может показаться незначительным при сравнении с некоторыми из невероятных достижений, которых вы достигли.Составьте список своих достижений и просматривайте этот список всякий раз, когда к вам подкрадывается страх.

Подумайте, каким может быть результат. достигнуть этой цели. Как бы вы себя чувствовали? Как бы изменилась твоя жизнь? Результатом может быть повышение зарплаты или повышение с вашей нынешней должности. Это также может сделать вас отличным кандидатом на более высокую должность в другой компании.

Признать, что это часть процесса

Вспомните другие вещи, которые вы пробовали.В детстве, когда вы падаете, вы снова встаете. Это часть процесса роста. Переосмыслите страх в своем сознании и поймите, что страх и даже неудачи временны, даже на рабочем месте. Провал рабочего проекта может привести к появлению возможностей для нового и лучшего обучения, потенциально создавая новые возможности. Волонтерство для проведения презентации, даже если она не проходит, демонстрирует инициативу и желание совершенствоваться — все, что впечатлит ваших руководителей.

Новые рубежи в исследованиях самоопределения

Front Hum Neurosci.2017; 11: 145.

Стефано И. Ди Доменико

1 Институт позитивной психологии и образования, Австралийский католический университет, Стратфилд, Новый Южный Уэльс, Австралия

Ричард М. Райан

1 Институт позитивной психологии и образования, Австралийский католический университет, Стратфилд, Новый Южный Уэльс, Австралия

2 Департамент клинических и социальных наук в психологии, Университет Рочестера, Рочестер, штат Нью-Йорк, США

1 Институт позитивной психологии и образования, Австралийский католический университет, Стратфилд, Новый Южный Уэльс, Австралия

2 Департамент клинических и социальных наук в психологии, Университет Рочестера, Рочестер, Нью-Йорк, США

Отредактировал: Кэрол Сегер, Университет штата Колорадо, США

Рецензент: Элизабет Трикоми, Университет Рутгерса, СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ; Хиллари Вехе, Государственный университет Армстронга, США

Поступила в редакцию 20 декабря 2016 г . ; Принята в печать 13 марта 2017 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение и воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Внутренняя мотивация относится к спонтанным склонностям людей проявлять любопытство и интерес, искать проблемы, а также упражняться и развивать свои навыки и знания, даже при отсутствии функционально разделимых вознаграждений. За последние четыре десятилетия экспериментальные и полевые исследования, проводимые на основе теории самоопределения (SDT; Ryan and Deci, 2017), выявили внутреннюю мотивацию для прогнозирования улучшения обучения, производительности, творческих способностей, оптимального развития и психологического благополучия. Однако лишь недавно начали изучать нейробиологические основы внутренней мотивации. В настоящей статье мы прослеживаем историю исследований внутренней мотивации, сравниваем и противопоставляем внутреннюю мотивацию тесно связанным темам (поток, любопытство, пластичность черт), связываем внутреннюю мотивацию с ключевыми выводами сравнительных аффективных нейробиологий и рассматриваем растущие исследования в области нейробиологии на тему внутренняя мотивация. Мы рассматриваем сходные доказательства, предполагающие, что внутренне мотивированные исследовательские и мастерские формы поведения являются филогенетически древними тенденциями, которые обслуживаются дофаминергическими системами.Исследования также предполагают, что внутренняя мотивация связана с моделями активности в крупномасштабных нейронных сетях, а именно с теми, которые поддерживают обнаружение значимости, контроль внимания и самореференциальное познание. Мы предлагаем новые направления исследований и рекомендации по применению методов нейробиологии в изучении внутренней мотивации.

Ключевые слова: любопытство, дофамин, поток, внутренняя мотивация, система PLAY, сеть значимости, система SEEKING, теория самоопределения

Внутренняя мотивация относится к спонтанной тенденции «искать новизну и проблемы, расширять и упражнять свои способности, исследовать и учиться »(Ryan and Deci, 2000, p.70). Когда люди внутренне мотивированы, они занимаются тем или иным делом, потому что находят его интересным и приносящим удовлетворение. Напротив, когда люди имеют внешнюю мотивацию, они участвуют в деятельности, чтобы получить некоторые инструментально разделимые последствия, такие как получение награды, избежание наказания или достижение какого-либо ценного результата. Ранние доказательства различия между этими типами мотивации были получены в результате экспериментальных исследований, демонстрирующих, что ощутимое вознаграждение может подорвать внутреннюю мотивацию (Deci, 1971).То есть, вопреки представлениям о том, что внутренняя и внешняя мотивация являются аддитивными или синергетически позитивными (например, Аткинсон, 1964; Портер и Лоулер, 1968), исследования показывают, что люди испытывают меньший интерес и проявляют меньше спонтанного участия в деятельности, для которой они были первоначально. внутренне мотивирован после получения ощутимого вознаграждения за выполнение действий (Deci et al., 1999).

Теория самоопределения (SDT; Ryan and Deci, 2000, 2017) возникла в качестве принципиальной основы для изучения внутренней мотивации.Внутренняя мотивация часто оценивается поведенчески с точки зрения свободно выполняемой деятельности и экспериментально с помощью опросников самоотчета, которые исследуют причины вовлеченности человека в деятельность, а также конкретные аффективные состояния, такие как интерес, любопытство и веселье. Внутренняя мотивация также оценивалась в лаборатории посредством кодирования конкретных исследовательских и манипулятивных форм поведения и выражения лица заинтересованного участия (Reeve and Nix, 1997). С момента первых демонстраций подрывающего эффекта многие экспериментальные и полевые исследования показали, что внутренняя мотивация связана с улучшенным обучением, производительностью, творчеством и эмоциональным опытом.Кроме того, в рамках большого объема исследований в рамках SDT были изучены ситуационные факторы (например, типы вознаграждений, обратная связь, стили общения), которые подрывают или способствуют выражению внутренней мотивации (Ryan and Deci, 2017). Эти исследования показали, что, хотя внутренняя мотивация является функцией психологического роста на протяжении всей жизни, ее выражение ни в коем случае не происходит автоматически; скорее, внутренняя мотивация зависит от окружающей среды для удовлетворения основных психологических потребностей, особенно в отношении компетентности (чувство эффективности) и автономии (чувство воли).

Несмотря на то, что тема мотивации является давней темой, исследователи только недавно начали использовать методы нейробиологии для изучения внутренних мотивационных процессов (Ryan and Di Domenico, 2016). Использование методов нейробиологии — важный новый рубеж для исследования внутренней мотивации, по крайней мере, по трем взаимосвязанным причинам. Во-первых, чтобы констатировать очевидное, опыт и поведение опосредуются мозгом, и поэтому полный учет внутренней мотивации требует понимания нейронных систем, которые ее поддерживают.Во-вторых, нейробиология позволяет изучать внутренние процессы, недоступные из самоотчетов об опыте или поведенческих наблюдений. Таким образом, нейробиология внутренней мотивации обещает новые идеи, которые не могут позволить себе только интроспективные и поведенческие методы. Наконец, методы нейробиологии могут использоваться для исследования мотивационных процессов на более высоком уровне разрешения, чем эмпирические и поведенческие методы. Таким образом, методы нейробиологии обладают потенциалом для уточнения концептуальных представлений о внутренней мотивации путем определения составляющих ее гранулярных процессов.В соответствующем обсуждении Ochsner (2007; стр. 51) заявил, что «сочетание нескольких потоков данных позволяет исследователям сходиться на теоретических объяснениях, которые являются надежными и гибкими и не привязаны к одной конкретной экспериментальной методологии». Внутренняя мотивация кажется особенно актуальной темой для нейробиологии именно из-за большого объема эмпирических данных, которые уже были собраны на эмпирическом и поведенческом уровнях анализа.

Наша цель этой обзорной статьи — оценить прогресс нейробиологических исследований внутренней мотивации.Поскольку внутренняя мотивация не является исключительно человеческой способностью (Harlow, 1953; Wilson, 2000; Ryan and Deci, 2017), мы рассматриваем концептуальные разработки в сравнительных аффективных нейронауках (Panksepp, 1998; Panksepp and Biven, 2012), которые формируют концепцию внутренней мотивация. Такие соображения необходимы для оценки внутренней мотивации как основной способности организма и для выяснения ее уникальных компонентов у людей (Ryan and Di Domenico, 2016). Основываясь на этих выводах, мы отображаем феноменологию внутренней мотивации на нейронные субстраты мотивационных процессов, которые охватываются внутренней мотивацией.На фоне этих предварительных идей мы затем рассмотрим недавние исследования, в которых изучались нейронные корреляты внутренней мотивации. Чтобы предвосхитить наши основные выводы, аффективная нейробиология предполагает, что внутренняя мотивация человека основана на системах древних млекопитающих, которые управляют исследованием и игрой. Исследования нейровизуализации, которые до сих пор были сосредоточены на склонностях к любопытству и мастерству, показывают, что внутренне мотивированные состояния обслуживаются нервными регионами, которые являются центральными для дофаминовых систем.Эти исследования также намекают на возможную роль динамического переключения между крупномасштабными мозговыми сетями, участвующими в обнаружении значимости, контроле внимания и самореферентном познании. На основе этих идей мы предлагаем новые направления исследований и рекомендации по применению методов нейробиологии в изучении внутренней мотивации.

Внутренняя мотивация: процесс роста организма

Задолго до экспериментов Деци (1971), посвященных внутренней мотивации у людей и ее подрыву вознаграждением, Харлоу (1950) задокументировал этот эффект у макак-резусов.Он ввел термин внутренняя мотивация , чтобы описать свое наблюдение, что эти приматы будут настойчиво играть с механическими головоломками даже в отсутствие внешних наград. В самом деле, он заметил, что введение вознаграждений за игру привело к тому, что эти приматы уменьшили свои спонтанные манипулятивные исследования по сравнению с теми, кто не подвергался внешним вознаграждениям. Эти и связанные с ними наблюдения спонтанного исследовательского и игрового поведения опровергают некоторые бихевиористские представления о том, что намеренное поведение неизменно контролируется подкрепляющими обстоятельствами в окружающей среде (например,г., Скиннер, 1953).

Ранние работы как с приматами, так и с крысами также выявили некоторые ограничения теории эмпирических влечений (Hull, 1943), которая утверждала, что мотивированное поведение направлено на снижение внутренних влечений, которые проистекают из дефицита физиологических потребностей. Поскольку внутренняя мотивация часто возникает в отсутствие, а иногда и независимо от таких деприваций, она плохо объяснялась традиционными методами снижения влечения (White, 1959). Ранние попытки внести поправки в теорию влечений привели исследователей к постулату о существовании различных исследовательских влечений в качестве основы, казалось бы, спонтанного любопытства, исследовательского и манипулятивного поведения (например,г., Батлер, 1953; Харлоу, 1953; Монтгомери, 1954; Майерс и Миллер, 1954). Помимо отсутствия экономичности, этот подход «называния влечений» не мог быть согласован с наблюдениями, что исследовательская деятельность не похожа на завершающуюся реакцию и что животные часто ведут себя к увеличению , а не уменьшению таких исследовательских побуждений (White, 1959). ; Deci and Ryan, 1985). Как мы увидим, эти моменты, соответственно, находят отражение в современных исследованиях роли дофамина в мотивации, в частности, в проведенном Берриджем (2007) различении между побудительным «желанием» и непреодолимой «симпатией» и в работе Панксеппа (1998), посвященной исследованию ИСКУССТВ у млекопитающих. система.

Варианты теории психодинамического влечения (Фрейд, 1927/1960) оказались столь же неадекватными. Например, Фенихель (1945) предположил, что исследовательское и мастерское поведение обусловлено желанием уменьшить тревогу перед лицом новых стимулов. Пересмотр этой гипотезы может быть приближен с точки зрения септо-гиппокампальной теории тревоги Грея и Макнотона (2000). Обширная программа исследований установила, что новые стимулы — на основе a priori — представляют собой потенциальные источники как наказания, так и вознаграждения, вызывают тенденции как к избеганию, так и к приближению, и поэтому часто вызывают тревожную неуверенность и побуждают к осторожному исследовательскому поведению.Исследовательское поведение, инициированное септо-гиппокампальной системой, включает оценку риска и сканирование окружающей среды и памяти для разрешения мотивационного конфликта, то есть для определения того, должно ли преобладать приближение или избегание.

Внутренне мотивированное любопытство, исследование и мастерство поведения, однако, относятся к определенным типам новых стимулов, а именно к тем, которые представляют оптимальные проблемы или оптимальные несоответствия с имеющимися знаниями и, соответственно, стимулируют тенденции к приближению (White, 1959; Csikszentmihalyi, 1990 ; Loewenstein, 1994; Ryan, Deci, 2017).В соответствии с работой Грея и Макнотона (2000) исследователи внутренней мотивации давно отметили, что если слишком много новизны по отношению к навыкам и знаниям человека вызывает тревогу, то слишком мало новизны вызывает скуку. Во время внутренней мотивации чувство интереса и положительного возбуждения преобладает над тревогой и скукой. Действительно, такие исследовательские состояния влекут за собой поиск новинок и проблем и, более того, воздействие на мир для выявления новинок и открытия новых проблем (Harlow, 1953; White, 1959; Deci and Ryan, 1985).Эти наблюдения показывают, что внутренне мотивированное исследовательское и мастерское поведение в первую очередь подпитывается интересом и стремлением к овладению аппетитом, а не уменьшением тревожности.

Учитывая недостатки оперантного бихевиоризма и теории влечений в отношении внутренней мотивации, Уайт (1959) предложил эффектную мотивацию как общую поведенческую и развивающую склонность многих организмов. Казалось бы, предвидение более поздних событий в аффективной нейробиологии (например,г., Панксепп, 1998; Panksepp and Biven, 2012), Уайт (1959) утверждал, что мотивация эффекта присуща деятельности центральной нервной системы, и описал ее как «то, что нервно-мышечная система хочет делать, когда она в остальном не занята (например, из-за сильных гомеостатических движений). или мягко стимулируется окружающей средой »(стр. 321). Согласно Уайту (1959), удовлетворение, связанное с мотивом эффекта, не связано с завершающей деятельностью, а, напротив, является неотъемлемой частью возбуждения и поддержания деятельности, которая из него проистекает.В том же духе ДеЧармс (1968) предположил, что внутренняя мотивация основана на «первичной склонности» людей воспринимать себя как причинных агентов, то есть переживать свои действия как имеющие внутренний воспринимаемый локус причинности . Проницательное теоретизирование ДеЧармса (1968) помогло подготовить почву для самых ранних экспериментов по подрывному эффекту, поскольку оно предполагало, что внешние соблазны и давление, отвлекающие человека от ощущения себя центром инициации своего собственного поведения, подрывающего автономию, могут уменьшить внутреннюю мотивацию. (Деси и Райан, 1985).

К середине 1980-х годов в многочисленных исследованиях изучалось влияние различных ситуационных факторов на выражение внутренней мотивации (Deci and Ryan, 1985). Это исследование показало, что такие события, как предоставление положительной обратной связи (например, Fisher, 1978; Boggiano and Ruble, 1979; Ryan, 1982) и выбор (например, Zuckerman et al., 1978), усиливают внутреннюю мотивацию и эту отрицательную обратную связь (например, Deci and Cascio, 1972; Vallerand and Reid, 1984), крайние сроки (например, Amabile et al., 1976) и другие внешние ограничения (e.г., наблюдение; Lepper and Greene, 1975) в целом уменьшали внутреннюю мотивацию. Чтобы учесть разнообразие результатов этих и других исследований, Деси и Райан (1985), опираясь на идеи Уайта (1959) и ДеЧармса (1968), предположили, что внутренняя мотивация — это функция психологического роста на протяжении всей жизни, основанная на основные психологические потребности в компетентности и автономии. Компетенция относится к ощущению результативности, чувству растущего мастерства в деятельности, которая оптимально сложна и способствует дальнейшему развитию способностей. Автономия относится к опыту воли и целостности, ощущению того, что поведение является подлинным и самоорганизованным, а не внутренним конфликтом, давлением или внешним принуждением. В рамках ОДТ компетентность и автономия рассматриваются как важные элементы активной склонности людей к поиску проблем, проявлению любопытства и интереса, а также к развитию и выражению своих способностей: когда эти потребности поддерживаются, может возникнуть внутренняя мотивация; когда этим потребностям препятствуют, внутренняя мотивация подрывается (Ryan and Deci, 2017).

С точки зрения как эволюции, так и развития внутренняя мотивация имеет множество адаптивных последствий для организмов (Ryan and Deci, 2017). Например, внутренняя мотивация подвергает организмы новым ситуациям и, следовательно, вызывает развитие различных навыков и компетенций, позволяющих справляться с неопределенными будущими ситуациями. Внутренняя мотивация особенно важна для тех видов, которые имеют длительный период постнатального развития и занимают сложные среды обитания (Wilson, 2000).В этом ключе Деси и Райан (2000, с. 252) указали, что:

Если люди не испытывали удовлетворения от обучения ради самого обучения (а вместо этого им требовалось внешнее подкрепление), они с меньшей вероятностью задействовать унаследованные от предметной области навыки и способности, чтобы развить новые возможности для адаптивной занятости, или и то, и другое … например, помогая в открытии альтернативных источников пищи, картируя сложности миграции диких животных или проявляя интерес к навыкам, ритуалам, и социальные правила, передаваемые другими членами группы.

Расширяя это эволюционное мышление, Райан и Хоули (2016) рассмотрели эмпирические данные о том, что удовлетворение компетентностью и автономией обеспечивает непосредственную поддержку внутренне мотивированной деятельности, даже если адаптивные последствия такой деятельности не являются феноменальными целями лиц, их разыгрывающих.

На уровне функционирования личности внутренняя мотивация дает людям стимул узнавать о конкретных предметных областях и дифференцировать свои интересы, способствуя развитию личной идентичности, которая придает чувство подлинности, смысла и цели (Деци и Райан, 1985; Райан, Деси, 2012).Например, метаанализ и полевые исследования указывают на внутреннюю мотивацию как на, возможно, наиболее важную форму мотивации в школьной успеваемости (например, Taylor et al., 2014; Froiland and Worrell, 2016). В том же ключе Петерсон (1999) утверждал, что самоотверженное и смелое преследование своих интересов оптимизирует развитие личности, постепенно открывая человеку новые идеи и проблемы, тем самым предотвращая идеологическую жесткость и способствуя обучению, росту и осмыслению жизни. Действительно, различные ученые предположили, что внутренне мотивированная самоанализ играет ключевую роль в развитии высших человеческих добродетелей, включая мудрость (например,г., Хабермас, 1972; Csikszentmihalyi and Rathmunde, 1990; Vervaeke and Ferraro, 2013).

Нейроэтологические перспективы исследования млекопитающих: отправная точка для концептуализации внутренней мотивации в мозге

Ранее мы указывали (Райан и Ди Доменико, 2016), что концепция исследования с внутренней мотивацией согласуется с «аффективной нейроэтологической» точкой зрения Панксеппа. и его коллеги (Панксепп, 1998; Икемото, Панксепп, 1999; Алькаро и др., 2007; Алькаро, Панксепп, 2011; Панксепп, Бивен, 2012).Эти исследователи утверждали, что млекопитающие зашиты с универсальной системой SEEKING , которая активизирует многие виды поиска пищи и исследовательской деятельности. Хотя система SEEKING исправляет гомеостатический дисбаланс и отвечает за активизацию усвоенного аппетитного поведения, она постоянно работает, чтобы держать животных в состоянии исследовательского взаимодействия с окружающей их средой. Иными словами, система ИСКЛЮЧЕНИЯ, как полагают, функционирует как безобъектная аппетитная система — «стимул без цели» — до тех пор, пока исследовательский настрой, который она производит, не приведет к открытию и изучению полезных закономерностей.

Система SEEKING — это генератор спонтанного, безусловного поведения, который активно и любознательно переносит животных в места, где соответствующие механизмы обучения позволяют им развивать структуры знаний, направлять их основные инструменты эволюционного действия (встроенные эмоциональные системы) для создания большего количества структур. — более высокие психические процессы, способствующие выживанию (Панксепп и Бивен, 2012, с.135).

Стоит отметить, что даже в рамках радикального бихевиоризма эту врожденную активность организмов нельзя было полностью игнорировать, хотя она была маргинализована концепцией Скиннера «оперант».Скиннер признал, что организмы действительно «действуют» в своей среде, но рассматривал такую ​​исследовательскую деятельность как случайное поведение, которое находится под контролем внешнего подкрепления.

Основными структурами, которые составляют систему SEEKING у крысы, являются вентральная тегментальная область (VTA), прилежащее ядро ​​(NAcc), вентромедиальная префронтальная кора (VMPFC) и дофаминергические проекции, исходящие из VTA, которые иннервируют эти области ( Панксепп, 1998; Панксепп, Бивень, 2012).Эти области часто называют «сетью вознаграждения мозга», потому что, как обнаружили Олдс и Милнер (1954), крысы научатся получать электрическую стимуляцию в этой области с помощью инструментов. Однако бодрые поиски и обнюхивание после таких электрических стимуляций выглядят скорее как состояния бодрого любопытства, чем состояния спокойного насыщения (см. Уайт, 1959): «Самое драматичное наблюдение… , обращая внимание на все новые стимулы, с которыми они сталкиваются »(Панксепп, Бивен, 2012, с.126). Эти базовые побуждения ИСКАТЬ развиваются в более сложные формы исследования у сложных в поведении и когнитивном отношении животных: наша ловкость позволяет манипулировать и исследовать сложные объекты, а наши когнитивные способности вызывают интерес к идеям, абстрактным объектам и возможностям, которые мы можем исследовать и манипулировать с помощью наших умы. Таким образом, считается, что система SEEKING активизирует «многие психические сложности, которые люди испытывают как постоянные чувства интереса, любопытства, поиска ощущений и, в присутствии достаточно сложной коры головного мозга, поиск высшего смысла» (Panksepp, 1998, p.145).

Первые экспериментальные исследования внутренней мотивации были проведены на нечеловеческих животных (Harlow, 1950), и поэтому вполне уместно, что первые выводы о нейробиологии внутренней мотивации были получены в исследованиях на животных. Хотя обобщения, основанные на исследованиях на животных, следует делать с осторожностью, аффективная нейробиология предполагает, что внутренняя мотивация человека является развитием мотивации древних млекопитающих для исследовательского ПОИСКА. Аффективная нейроэтологическая точка зрения, с которой концептуализируется эта система, согласуется с организмической перспективой, с которой развивалась SDT (Ryan and Deci, 2017).Примечательно и показательно, что независимые направления исследований, вытекающие из таких методологически разнообразных традиций, должны сходиться на схожих точках зрения.

Связанные точки зрения на внутреннюю мотивацию

Аспекты внутренней мотивации также были исследованы с других точек зрения, помимо SDT. Поскольку некоторые из эмпирических исследований, которые мы рассмотрим в следующих разделах, основаны на этих связанных темах, мы кратко резюмируем эти точки зрения здесь, чтобы отметить сходства и различия с SDT.Мы также кратко рассматриваем темы, которые имеют важные концептуальные отношения с внутренней мотивацией, и отмечаем их полезность для информирования возникающей нейробиологии о внутренней мотивации.

Тесная связь между концепцией внутренней мотивации SDT и концепцией потока Чиксентмихайи (1990) отмечена давно (Deci and Ryan, 1985, 2000). Поток относится к эмпирическим состояниям полного погружения, оптимального вызова и бессознательного удовольствия от деятельности.Подобно внутренней мотивации, когда люди испытывают поток, удовлетворение, которое они испытывают, присуще самой деятельности, и их поведение является «автотеличным» ( auto, = self, telos = цель) или осуществляется ради самого себя. Как и SDT, теория потока подчеркивает феноменологию внутренней мотивации. Теория потока особенно четко сформулирована в своем описании оптимальных проблем и вытекающих из них удовлетворений от компетентности, связанных с внутренней мотивацией. Например, Накамура и Чиксентмихайи (2014; стр.90) описывают состояние потока как субъективный опыт решения «легко решаемых задач путем решения ряда целей, непрерывной обработки отзывов о прогрессе и корректировки действий на основе этой обратной связи». Однако, помимо признания автотелических (т. Е. Внутренне мотивирующих) аспектов потоковой деятельности, теория потока формально не признает автономию как существенный компонент потока (Deci and Ryan, 2000).

Левенштейн (1994) предложил гипотезу любопытства «информационного разрыва», согласно которой любопытство возникает, когда люди испытывают несоответствие между тем, что они знают, и тем, что они хотят знать.Хотя это расхождение в знаниях якобы воспринимается как отвращение, удовлетворение любопытства доставляет удовольствие, и поэтому люди добровольно стремятся вызвать любопытство. Есть некоторые очевидные связи между SDT и гипотезой любопытства о недостатке информации (Loewenstein, 1994). Во-первых, чувство любопытства регулярно упоминается в описаниях внутренней мотивации в рамках SDT, и Левенштейн (1994; стр. 87) соответственно описал любопытство как «внутренне мотивированное желание получить конкретную информацию».Во-вторых, как внутренняя мотивация, так и поиск любопытства — это процессы, описывающие типы самостоятельного обучения. Наконец, хотя теория Ловенштейна формально не включает концепцию автономии, его представление о том, что составляет «информационный пробел», хорошо согласуется с понятием компетенции SDT. В частности, один из способов концептуализации информационных пробелов в знаниях — это оптимальное несоответствие между существующими структурами знаний и неизвестным (Deci and Ryan, 1985). Внутренне мотивированные действия, действия, которые подпитываются потребностью в компетентности и которые влекут за собой ориентацию на новые стимулы и оптимальные задачи, могут, таким образом, рассматриваться как процесс постоянного поиска и сокращения информационных пробелов в знаниях.

Пожалуй, наиболее заметное расхождение между SDT и отчетами Левенштейна связано с его описанием любопытства как непрерывного процесса уменьшения влечения, то есть закрытия информационных пробелов. Близкий вариант этого несоответствия между организмической теорией и теорией влечений о внутренней мотивации был разрешен в самых ранних критических анализах подхода именования влечений к исследованию с внутренней мотивацией. И Уайт (1959), и Деци и Райан (1985) указали, что, хотя любопытство к определенным объектам или местам может насыщать тенденцию исследовать эти конкретные объекты или области, тенденция исследовать себя не удовлетворяется.Таким образом, организменное объяснение внутренней мотивации в SDT и исследование поиска любопытства по сокращению влечения Лёвенштейном (Loewenstein, 1994) можно согласовать, признав, что любопытство — это более ограниченный феномен, подпадающий под действие внутренне мотивированного исследования. Пиаже (1971) в своем организационном описании когнитивного развития высказал аналогичную точку зрения. Он предположил, что когнитивно-поведенческие схемы обладают неотъемлемыми функциями для усвоения новой информации и развития ранее существовавших навыков, неотъемлемых функций, которые можно продуктивно описать как внутренне мотивированные (Ryan and Deci, 2017).Таким образом, Пиаже (1971) рассматривал любопытство как непрерывный процесс, который «проходит через различные этапы в том смысле, что всякий раз, когда решается одна проблема, открываются новые проблемы. Это новые возможности для любопытства »(Evans, 1973, стр. 68–69).

Концепция, связанная с внутренней мотивацией, также появилась в рамках модели исследования личности «пять факторов» или «большая пятерка» (John et al., 2008; McCrae and Costa, 2008). В частности, ДеЯнг (2010, 2013) утверждал, что признак более высокого порядка, пластичность (т.е.д., общая дисперсия экстраверсии и открытости / интеллекта) представляет устойчивые межиндивидуальные различия в исследовательских тенденциях людей. Помимо очевидной разницы в том, что внутренняя мотивация относится к мотивационным состояние , тогда как пластичность относится к диспозиционному признаку , эти два явления имеют некоторые общие черты. Как и внутренняя мотивация, пластичность предполагает «активное взаимодействие с возможностями окружающей среды, как создание, так и внимание к новым аспектам опыта» (DeYoung, 2010, p.27, и хотя пластические исследования формально не описывались с использованием концепции автономии, предполагается, что люди с высокой пластичностью «желают исследования ради самих себя (т. Е. Они рассматривают его как самоцель) и вовлекаются в него даже время от времени. когда разведка явно не будет способствовать достижению их целей »(ДеЯнг, 2013, стр. 8). Эти концептуальные связи между пластичностью и внутренней мотивацией важны, поскольку в последние годы наблюдается заметный рост понимания нейробиологии пластичности, в частности ее связи с дофамином (DeYoung, 2013).Эти идеи дают представление о некоторых идеях текущей презентации.

Сопоставление феноменологии с функцией мозга: на пути к нейробиологической модели человека внутренней мотивации

Самая большая проблема, с которой сталкиваются исследователи, желающие изучить нейронные субстраты внутренней мотивации, — это отсутствие всеобъемлющей нейробиологической основы, с помощью которой можно было бы вывести и проверить конкретные гипотезы . Исследовательские исследования, хотя и потенциально полезные для продвижения исследований в новых направлениях при проведении с достаточно большими выборками, обычно имеют более низкую статистическую мощность и поэтому подвержены как ошибкам типа I (ложноположительные результаты), так и ошибкам типа II (ложноотрицательные результаты).Это ограничение исследовательских исследований особенно проблематично в исследованиях нейровизуализации, которые не определяют априори интересующих областей и нуждаются в корректировке нескольких статистических тестов при сравнении нейронной активности в нескольких областях мозга (Allen and DeYoung, 2016). В отсутствие руководящей теории также трудно разработать экспериментальные парадигмы, которые оптимально подходят для изучения конкретных компонентов внутренней мотивации.

Признавая, что даже предварительное нейробиологическое описание внутренней мотивации может облегчить теоретические исследования и предоставить полезную точку зрения для согласования разрозненных эмпирических исследований на сегодняшний день, мы предлагаем начальную итерацию, отображая феноменологию внутренней мотивации на нейронные субстраты мотивационные процессы, которые охватываются внутренней мотивацией.Мы систематизируем эти идеи в виде сводных предложений. На фоне этих предположений мы рассматриваем исследования, в которых изучались нейронные корреляты внутренней мотивации.

Утверждение I: Внутренняя мотивация поддерживается дофаминергическими системами

Внутренняя мотивация — это сложный когнитивный, аффективный и поведенческий феномен, который, вероятно, опосредуется множеством нейронных структур и процессов. По этой причине полезной отправной точкой для выяснения нейробиологии внутренней мотивации является рассмотрение широких систем нейротрансмиттеров, которые могут лежать в ее основе.

Три линии доказательств предполагают, что дофамин является ключевым субстратом внутренней мотивации. Во-первых, как следует из приведенного выше обзора, внутренняя мотивация у людей является развитием исследовательской деятельности, обеспечиваемой системой SEEKING млекопитающих, и дофамин является центральным в нейрохимии этой системы (Panksepp, 1998; Panksepp and Biven, 2012). Во-вторых, как и внутренняя мотивация, дофамин связан с усилением положительного аффекта, когнитивной гибкостью, творчеством (Ashby et al., 1999), поведенческой настойчивости (Salamone, Correa, 2016) и исследования перед лицом новизны (DeYoung, 2013). Важно отметить, что положительно аффективные состояния, связанные с дофамином, отражают возбужденное «желание», а не потребляемое «пристрастие», гедонические эффекты которого опосредуются опиоидами (Berridge, 2007; Kringelbach and Berridge, 2016). В-третьих, есть некоторые свидетельства прямой связи между внутренней мотивацией и дофамином. Используя позитронно-эмиссионную томографию, de Manzano et al. (2013) обнаружили, что люди, которые склонны испытывать внутренне мотивированные состояния потока в своей повседневной деятельности, имеют большую доступность дофаминовых D2-рецепторов в полосатом теле, особенно скорлупе.Это открытие предполагает, что способность людей к внутренней мотивации связана с количеством мишеней в полосатом теле, на которые действует дофамин. Совсем недавно Gyurkovics et al. (2016) обнаружили, что носители генетического полиморфизма, который влияет на доступность стриарного D2-рецептора, более склонны к потере крови во время учебы и деятельности, связанной с работой. Таким образом, в целом кажется разумным выдвинуть первоначальную рабочую гипотезу о том, что дофамин является ключевым субстратом внутренней мотивации.

Дофаминовые нейроны образуются в среднем мозге и имеют два режима активности: тонический и фазический (Grace, 1991). В тоническом режиме нейроны демонстрируют стабильную базовую скорость возбуждения, при которой дофамин стабильно выделяется в целевые структуры. Эта тонизирующая активность способствует нормальному функционированию соответствующих нервных цепей (Schultz, 2007) и может отражать общую силу исследовательских поисковых тенденций животных (Alcaro and Panksepp, 2011). В фазовом режиме дофаминовые нейроны демонстрируют короткие всплески активности или неактивности (выше или ниже их исходного уровня) в ответ на определенные события, что приводит к увеличению или уменьшению дофамина в структурах-мишенях, продолжающихся несколько секунд.Поэтапный способ передачи дофамина может «временно активировать паттерны ПОИСКА в совпадении с конкретной информацией, зависящей от реплики или контекста, приписывая такой информации побудительный мотивационный, ориентирующий на действие эффект» (Alcaro and Panksepp, 2011, p.1810). Конечно, тонический и фазический способы передачи дофамина, вероятно, сложным образом взаимодействуют, регулируя внутреннюю мотивацию. Например, Alcaro et al. (2007) выдвинули гипотезу о том, что умеренно высокие уровни тонического дофамина оптимизируют ИСКУССТВЕННОЕ поведение, стимулируемое фазовым высвобождением дофамина: когда тонические уровни дофамина слишком низкие, фазовые сигналы не обладают достаточной эффективностью, чтобы способствовать исследованию; но когда тонические уровни слишком высоки, фазические сигналы теряют свою информационную ценность, и исследовательские модели поведения не связаны с соответствующими контекстными стимулами.Однако, учитывая зарождающееся состояние этой области, вопросы о том, как тонический и фазический режимы высвобождения дофамина взаимодействуют, чтобы повлиять на внутреннюю мотивацию, остаются за рамками настоящего исследования. Вместо этого мы сосредоточимся на менее конкретном случае общей связи между дофамином и внутренней мотивацией.

Bromberg-Martin et al. (2010) недавно предложили модель дофаминергической функции, которая основана на распознавании двух типов дофаминовых нейронов, которые проявляют различные типы фазовой активности: кодирующих значение нейронов и кодирующих значимость нейронов.Мы рассмотрим свойства этих нейронов и их отношение к внутренней мотивации ниже.

Нейроны, кодирующие ценности, фазически возбуждаются неожиданными положительными событиями и тормозятся неожиданными отвращающими событиями; полностью ожидаемые события не вызывают почти никакой реакции. Кодирующие значения дофаминовые нейроны обнаруживаются в вентромедиальной компактной части черной субстанции (SN) и на всем протяжении VTA. Из этих областей среднего мозга эти нейроны проецируют аксоны, которые иннервируют оболочку NAcc, дорсальное полосатое тело (хвостатое и скорлупное) и VMPFC, где они посылают сигналы о наличии вознаграждений, оценке результатов и обучении.Фазические сигналы, испускаемые нейронами, кодирующими значение, классически признаются «ошибками предсказания вознаграждения» в рамках необихевиористских теорий и считаются важным механизмом, с помощью которого животные узнают о непредвиденных обстоятельствах внешнего подкрепления (Schultz, 2007).

Однако Трикоми и ДеПаск (2016) недавно утверждали, что даже при отсутствии внешнего вознаграждения этот дофаминергический путь регистрирует эндогенные сигналы положительной и отрицательной обратной связи, которые возникают во время выполнения многих действий.Типы действий, которые люди считают внутренне мотивирующими, обеспечивают легко решаемые задачи, четкие ближайшие цели и немедленную обратную связь (Накамура и Чиксентмихайи, 2014; Райан и Деси, 2017). Например:

Когда люди работают над кроссвордами, они получают обратную связь от самой задачи (т. Е. Подходят ли буквы), и они, вероятно, будут испытывать чувство радости от прогресса в разгадывании сложных головоломок … Нет внешней обратной связи требуется, и, безусловно, положительная обратная связь, присущая задаче, доставляет удовольствие и помогает поддерживать интерес и настойчивость (Ryan and Deci, 2017, p.154).

Другой способ описания этой оптимально сложной природы внутренне мотивированной деятельности — сказать, что положительная и отрицательная обратная связь, которую люди получают во время выполнения такой деятельности, не является полностью неожиданной — перформативный контекст, который предполагает фазовую дофаминергическую передачу сигналов. Следуя Tricomi and DePasque (2016), мы предполагаем, что высокая скорость передачи дофаминергических сигналов в рамках системы ценностей является неотъемлемой частью выполнения внутренне мотивирующей деятельности.

Помимо нейронов, кодирующих значения, Bromberg-Martin et al. (2010) идентифицировали нейроны, кодирующие характерные черты. Эти дофаминовые нейроны поэтапно возбуждаются как неожиданными, приносящими, так и наказывающими событиями. Эти нейроны обнаруживаются в дорсолатеральном SN и медиальном VTA и проецируются в ядро ​​NAcc, дорсальный стриатум и дорсолатеральный PFC (DLPFC). Области, иннервируемые нейронами, кодирующими характерные особенности, поддерживают ориентацию внимания, когнитивную обработку и активизацию действий.Соглашаясь с гипотезой любопытства Лёвенштейна (1994) о нехватке информации, ДеЯнг (2013) предположил, что дофаминергическая активность, связанная с характерными особенностями, стимулирует исследования «в ответ на стимулирующую ценность возможности получения информации, т. Е. Возбуждает любопытство и стремление к информации. »(Стр.4). Любопытство и интерес, конечно, давно признанные компоненты внутренней мотивации. Например, опросник внутренней мотивации (Ryan et al., 1983), самоотчетный показатель внутренней мотивации для экспериментальных условий, который используется для прогнозирования поведенческой настойчивости свободного выбора, включает такие элементы, как «Я нашел задачу очень интересной» и «Я думал, что задание было очень скучным (обратная оценка)».Эти элементы описывают тип нетерпеливой внимательности и поведенческой вовлеченности, которые могут быть связаны с дофаминергической сигнализацией значимости. Таким образом, основываясь на DeYoung (2013), мы предполагаем, что система кодирования значимости также поддерживает внутреннюю мотивацию.

Помимо вышеупомянутых исследований de Manzano et al. (2013) и Gyurkovics et al. (2016), эмпирические исследования напрямую не изучали связь между дофамином и внутренней мотивацией. Однако, если внутренняя мотивация связана с дофаминергической передачей, тогда внутренне мотивированная активность должна быть связана с активацией основных регионов дофаминергических систем, идентифицированных Bromberg-Martin et al.(2010). В следующих параграфах мы сосредоточимся на результатах нейровизуализации, связывающих внутреннюю мотивацию с активностью в регионах дофаминергической системы ценностей. Исследования, связывающие внутреннюю мотивацию с активностью в регионах дофаминергической системы значимости, рассматриваются отдельно, потому что такие результаты также согласуются с дополнительным предположением о том, что внутренняя мотивация связана с моделями активности в конкретных крупномасштабных нейронных сетях.

Мураяма и др.(2010) исследовали нейронные корреляты эффекта подрыва с помощью фМРТ. Студентов университета попросили выполнить задание секундомера, похожее на игру, в котором их попросили нажать кнопку в течение 50 мс после отметки 5 с. В серии пилотных тестов авторы определили, что студенты сочли эту задачу сложной и интересной и, следовательно, подходящей для изучения внутренней мотивации. Как и в классических исследованиях эффекта подрыва (например, Deci, 1971), участники были разделены на две группы: группа вознаграждения, которая получала вознаграждения, зависящие от производительности за каждый успешный след, и контрольная группа, которая не получала никаких платежей.Во время начального сеанса сканирования участники обеих групп продемонстрировали большую активность в среднем мозге и хвостатое развитие после получения обратной связи об успехе по сравнению с обратной связью о неудаче. После экспериментальной манипуляции и в соответствии с предыдущими поведенческими исследованиями эффекта подрыва, участники группы вознаграждения с меньшей вероятностью добровольно выполняли задачу в течение периода времени свободного выбора по сравнению с участниками контрольной группы. Важно отметить, что это поведенческое подрыв внутренней мотивации сопровождалось снижением активности хвостатого и среднего мозга во время второго сеанса сканирования, когда денежное вознаграждение больше не предоставлялось группе вознаграждения.Напротив, группа без вознаграждения сохранила свои предыдущие уровни активации. Это различие в активности между контрольной и экспериментальной группами согласуется с идеей о том, что дофаминергическая система ценностей реагирует на сигналы, которые сигнализируют о прогрессе, связанном с заданием, во время внутренне мотивированной деятельности.

В более позднем исследовании фМРТ Murayama et al. (2015) участники выполнили адаптированную версию задания секундомера (Murayama et al., 2010) в двух условиях: условие автономии, в котором они могли свободно выбирать внешний вид секундомера в соответствии со своими предпочтениями, и условие принудительного выбора. в котором они должны были продолжить работу с секундомером, выбранным компьютером.Результаты показали, что активность внутри VMPFC (двусторонняя прямая и медиальная орбитофронтальная извилина) была выше при получении обратной связи об успехе, чем при обратной связи при неудаче. Однако этот эффект был модулирован типом условий испытаний. С одной стороны, VMPFC продемонстрировал одинаково высокие уровни активности в ответах на успех и неудачу после испытаний со свободным выбором (автономией). С другой стороны, в этой области наблюдалось заметное снижение активности после испытаний по принудительному выбору. Важно отметить, что эта устойчивая активность в VMPFC в ответ на обратную связь отказа была связана с улучшенной производительностью в условиях свободного выбора.Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что ценностное кодирование дофаминовых нейронов в среднем мозге проецируется на VMPFC и что эта структура участвует в обучении на ошибках прогнозирования отрицательного вознаграждения и обновлении ожидаемых результатов во время обучения (Bromberg-Martin et al., 2010). Таким образом, эти результаты согласуются с идеей о том, что внутренняя мотивация и воспринимаемая автономия, которая феноменально поддерживает ее, связаны с активностью в рамках дофаминергической системы ценностей.

Концептуально с этими исследованиями фМРТ связано исследование внутренней мотивации с помощью электроэнцефалографии (ЭЭГ).Две специфические формы волны ЭЭГ, которые были связаны с внутренней мотивацией, — это «связанная с ошибкой негативность» (ERN) и «связанная с обратной связью негативность» (FRN). Обе эти формы волны представляют собой отрицательные отклонения в записях ЭЭГ, возникающие при выполнении задач с ускоренным откликом. В то время как ERN появляется в течение 100 мс после совершения ошибки, FRN появляется между 200 мс и 350 мс после получения отрицательной обратной связи. Holroyd и Coles (2002) предположили, что и ERN, и FRN возникают как следствие фазового снижения дофаминергической передачи сигналов в среднем мозге к ACC, предполагаемому нейронному генератору этих форм волны.Считается, что эти фазовые сокращения передачи дофамина в ACC и, как следствие, ERN и FRN представляют собой обучающий сигнал, который настраивает ACC для оптимизации поведенческих характеристик, учет, который аналогичен сигналу предсказания вознаграждения кодирующих значения дофаминовых нейронов (Schultz , 2007; Бромберг-Мартин и др., 2010).

В выборке школьников Fisher et al. (2009) обнаружили, что внутренняя академическая мотивация была связана с большими амплитудами ERN во время выполнения фланкерного задания.В исследовании, которое проводилось параллельно с разработкой Murayama et al. (2010), Ма и др. (2014) обнаружили, что участники, получившие денежное вознаграждение в зависимости от результатов при выполнении сложной деятельности, продемонстрировали снижение амплитуды FRN, тогда как участники контрольной группы продемонстрировали постоянно выраженные FRN. В другом исследовании, на этот раз параллельном дизайну Meng and Ma (2015) и Murayama et al. (2015) обнаружили, что возможность выбора упражнений во время выполнения внутренне мотивирующей задачи была связана с более высокими амплитудами FRN.Важным недостатком этих исследований является их небольшой размер выборки ( N = 17, 36 и 18, соответственно), что порождает неопределенность в отношении достоверности сообщаемых ими эффектов. К этому моменту Jin et al. (2015; N = 16) обнаружили более низкие амплитуды FRN, когда участники получали отрицательные отзывы о предположительно интересной задаче по сравнению с скучной задачей. В свете этих небольших размеров выборки и разнообразия результатов очевидно, что необходимы более решительные исследования на более крупной выборке.Тем не менее, имеющиеся данные этих исследований ЭЭГ в целом согласуются с идеей о том, что внутренняя мотивация связана с дофаминергической передачей сигналов.

Другое свидетельство связи между внутренней мотивацией и дофаминергической системой получено в исследованиях, изучающих нейронные корреляты любопытства. Канг и др. (2009; Исследование 1) использовали фМРТ для изучения любопытства в соответствии с теорией информационного разрыва Лёвенштейна (1994). Ранее мы указывали, что информационные пробелы в структурах знаний людей и вытекающее из них чувство любопытства, которое вызывают такие пробелы, могут быть продуктивно сформулированы с точки зрения ориентации людей на оптимальные задачи.Участники размышляли над рядом пустяковых вопросов (например, какой инструмент был изобретен, чтобы звучать как человеческое пение?) И оценили свое любопытство по каждому из них. Во время представления пустяковых вопросов предметы, которые вызвали большее любопытство, были связаны с активациями в левой хвостатой и парагиппокампальной извилинах (PHG). Кроме того, когда после неправильных ответов были обнаружены пустяковые ответы, уровень любопытства участников был связан с большей активностью в среднем мозге и левом PHG.Хотя Bromberg-Martin et al. (2010) не идентифицировали PHG как ключевой компонент дофаминовой системы, Kang et al. (2009) отмечают, что эта область участвует в успешном кодировании памяти, и поэтому ее активность во время состояний любопытства согласуется с идеей о том, что внутренняя мотивация связана с улучшенным обучением.

Последующее исследование Gruber et al. (2014) более точно оценили связь между любопытством и обучением. В этом исследовании использовались простые вопросы, аналогичные Kang et al.(2009), чтобы проверить, улучшают ли состояние любопытства память на информацию, относящуюся к задаче, и на информацию, которая не связана с основной задачей. Случайная информация состояла из стимулов лица, которые предъявлялись участникам, когда они ожидали пустяковых ответов. Во время представления пустяковых вопросов любопытство было связано с активностью в левом SN / VTA, двустороннем NAcc и двустороннем тыльном полосатом теле. Кроме того, повторяя поведенческие результаты Kang et al. (2009; Исследование 2), как в тестах на немедленную, так и в отложенную память, участники вспоминали больше ответов на вопросы с высоким или низким уровнем любопытства.Расширяя эти предыдущие поведенческие данные, Gruber et al. (2014) также обнаружили усиленное запоминание случайных раздражителей лица, представленных во время вопросов с большим любопытством. Эти эффекты памяти были связаны с большей активностью в SN / VTA и гиппокампе во время представления пустяковых вопросов и повышенной функциональной связью между этими областями, когда участники ожидали ответов на пустяковые вопросы.

Утверждение II: Внутренняя мотивация влечет за собой динамическое переключение между мозговыми сетями для обнаружения значимости, контроля внимания и самореференциального познания

Дополнительный подход к теоретическому построению нейронных систем, поддерживающих внутреннюю мотивацию, состоит в сопоставлении ее феноменологии с активностью большого числа людей. масштабные нейронные сети (Райан и Ди Доменико, 2016).Исследования структурной и функциональной организации мозга выявили множество крупномасштабных мозговых сетей, которые поддерживают различные когнитивные функции (Bressler and Menon, 2010). Среди них — так называемая сеть значимости , которая, как считается, поддерживает обнаружение субъективно важных событий и мобилизацию ресурсов внимания и рабочей памяти на службе целенаправленного поведения (Menon and Uddin, 2010; Menon, 2015 ). Сеть выступов закреплена в передней островке (AI) и дорсальной ACC и включает основные подкорковые узлы в миндалине, NAcc, SN и VTA.Считается, что эти подкорковые узлы посылают сигналы ИИ о мотивационной значимости стимулов; ИИ, в свою очередь, как полагают, интегрирует эту информацию с входящими сенсорными данными как из внешней среды, так и из внутренних органов для восходящего обнаружения контекстуально важных событий. Считается, что благодаря своим взаимным связям с dACC, ключевой структурой исполнительного контроля, ИИ избирательно усиливает нейронные сигналы о важных событиях для эффективного использования когнитивных ресурсов.

В настоящее время мало что известно об особой роли дофамина в функционировании сети значимости. Однако ИИ действительно получает входные данные от миндалины, вероятного источника сигналов мотивационной значимости, посылаемых к дофаминовым нейронам среднего мозга, от вентрального полосатого тела, который получает дофаминергические проекции от среднего мозга, и от SN и VTA, областей среднего мозга. из которых происходят дофаминовые нейроны (Bromberg-Martin et al., 2010; Menon, Uddin, 2010; Menon, 2015).Кроме того, AI имеет реципрокные связи с dACC, который, вероятно, получает прямой ввод от нейронов допамина, кодирующих значения и значимость (Bromberg-Martin et al., 2010). Эти связи подразумевают, что ИИ может играть роль в контекстуализации сигналов мотивационной значимости, передаваемых как ценностными, так и кодирующими значимость дофаминовыми нейронами. Наиболее актуальным в этом отношении является предположение, что ИИ функционирует как динамический центр для модуляции активности двух других крупномасштабных сетей мозга (Menon and Uddin, 2010; Menon, 2015).Первая, известная как сеть режима по умолчанию , имеет основные узлы в MPFC и задней поясной коре головного мозга (PCC). Эти области демонстрируют высокий уровень активности во время пассивных состояний покоя (Gusnard and Raichle, 2001), задач, связанных с внутренне сфокусированным, самореферентным познанием (Northoff et al., 2006) и блужданием разума (Mason et al., 2007). . Вторая, известная как центральная исполнительная сеть , включает DLPFC и заднюю теменную кору (PPC). Области этой сети, которые являются важными субстратами рабочей памяти и исполнительных функций, обычно демонстрируют повышенную активность во время когнитивно сложных и ориентированных на внешнюю деятельность задач.Важно отметить, что активность в режиме по умолчанию и в центральных исполнительных сетях часто колеблется в антагонистической манере, так что активность в одной часто сопровождается подавленной активностью в другой.

Антагонистическая динамика между режимом по умолчанию и центральными исполнительными сетями, наряду с ролью переключения, опосредующего значимость, инициированного ИИ, может определять три характеристики внутренней мотивации. Во-первых, в своем наиболее обильном на опыте состоянии внутренняя мотивация влечет за собой когнитивное поглощение и несознательное удовольствие от деятельности (Csikszentmihalyi, 1990; Nakamura and Csikszentmihalyi, 2014).Эта феноменология предполагает снижение активности в регионах сети режима по умолчанию, которые обычно активируются во время сосредоточенной на себе умственной деятельности (например, саморефлексии, размышления) и блуждания ума, а также повышенную активность в центральной исполнительной сети, которая задействована во время приступы внешнего внимания. Во-вторых, внутренняя мотивация надежно связана с повышенной производительностью, когнитивной гибкостью и более глубоким концептуальным обучением (например, Grolnick and Ryan, 1987).Эта связь между внутренней мотивацией и улучшенным выполнением задач согласуется с большей мобилизацией центральной исполнительной сети во время выполнения внутренне мотивирующих задач и может быть частично объяснена ею (Ryan and Di Domenico, 2016). В-третьих, классические точки зрения, которые описывают автономию или аутентичность как состояние «организменной конгруэнтности» (например, Rogers, 1961), характеризуют его как воплощенный когнитивный процесс, посредством которого сенсорной и висцеральной информации разрешается получать доступ и направлять внимание человека снизу вверх. к событиям субъективной важности и значения (см. также Peterson, 1999).Сеть значимости и, в частности, ИИ, с его получением сенсорной и висцеральной информации и своими интероцептивными функциями (Craig, 2009; Menon and Uddin, 2010; Menon, 2015), казалось бы, хорошо подходят для поддержки этого аспекта автономии. особенно во время внутренней мотивации, когда люди ориентируются на стимулы, которые спонтанно захватывают их внимание и интерес.

Исследования нейровизуализации сообщили о паттернах нейронной активности, согласующихся с идеей о том, что внутренняя мотивация задействует значимость и центральные исполнительные сети, подавляя при этом сеть режима по умолчанию.В вышеупомянутом исследовании Murayama et al. (2010), ослабление внутренней мотивации было связано со снижением латеральной активности PFC в ответ на сигналы начала задания. В исследовании Murayama et al. (2015) обнаружили повышенную активность в среднем мозге, ACC и двустороннем островке в ответ на сигналы свободного выбора (автономии) по сравнению с сигналами принудительного выбора в начале пробных заданий. Исследования любопытства Канга и др. (2009) и Gruber et al. (2014) обнаружили большую активность в латеральном ПФК во время вопросов, вызывающих любопытство.Совсем недавно Марсден и др. (2015) наблюдали нейронную активацию в нескольких структурах, составляющих SN. В частности, их исследование показало, что участники, которые тратили больше времени на свободный выбор, решая проблемы с удаленными ассоциированными словами (т. Е. Поведенческий маркер внутренней мотивации), показали большую активность в ACC, миндалине, передней и задней островке, PHG и хвостатом ядре после испытания. приступы, которые сразу же последовали за отрицательными отзывами о предыдущих испытаниях. Jepma et al. (2012) исследовали нейронные корреляты перцептивного любопытства.Участники рассматривали размытые изображения легко узнаваемых объектов, которые вызывали чувство любопытства, и впоследствии им были показаны четкие изображения объектов, чтобы удовлетворить их любопытство. Результаты показали, что возбуждение любопытства было связано со значительными активациями в AI и ACC, основных регионах сети значимости и значительными деактивациями в регионах, связанных с сетью режима по умолчанию. Кроме того, это исследование показало, что разрешение перцептивного любопытства было связано с активностью в левой хвостатой части, скорлупе и NAcc, областях, которые составляют ядро ​​дофаминергической системы.

В серии исследований (Lee et al., 2012; Lee and Reeve, 2013) изучались нейронные корреляты внутренней мотивации путем сравнения моделей нейронной активности, когда студенты старших курсов представляли себя выполняющими внутренне мотивирующую деятельность (например, «написание приятной статьи» ») И внешне мотивирующие действия (например,« написание статьи с дополнительным баллом »). Наиболее заметно то, что эти исследования выявили преимущественную активность в островных регионах, когда участники представляли себе разыгрывание внутренней мотивирующей деятельности.Основываясь на этой первоначальной работе, Ли (2016) недавно описал результаты исследования фМРТ, в котором изучалась функциональная связь между полосатыми областями и ИИ, когда участники пытались задать простые вопросы и анаграммы. Результаты показали, что, когда участники работали над внутренне мотивирующими проблемами (вопросы, вызывающие любопытство, и анаграммы, повышающие компетентность), они наблюдали большую активность и функциональную взаимосвязь между этими регионами.

Klasen et al. (2012) исследовали нейронные корреляты потока, используя записи фМРТ, полученные во время свободной игры в видеоигру.Авторы разработали объективную систему кодирования для изучения различных компонентов потока данных на основе контента видеоигр, созданного игроками. В соответствии с идеей, что внутренняя мотивация связана с дофаминергической передачей сигналов, оптимальная проблема была связана с большей активностью в хвостатом отростке, скорлупе и NAcc. В соответствии с идеей, что внутренняя мотивация связана с подавленной активностью в регионах режима по умолчанию, концентрированный фокус и ясность цели были связаны со сниженной активностью в орбитофронтальной коре и ACC.Кроме того, связанный с задачей сбой был связан с повышенной активностью в cuneus, структуре, включенной в сеть режима по умолчанию.

В другом исследовании фМРТ Ulrich et al. (2014) исследовали нейронные корреляты потока, попросив участников поработать над математической задачей в уме и сравнив экспериментально сложные уровни с условиями скуки и перегрузки. Результаты показали, что состояния потока были связаны с повышенной активностью левой скорлупы и левой IFG, снова затрагивая основные области как дофаминергической системы, так и центральной исполнительной сети.Результаты также показали, что поток был связан с деактивацией в MPFC, предполагая подавленную сетевую активность в режиме по умолчанию. В другом исследовании Yoshida et al. (2014) использовали функциональную ближнюю инфракрасную спектроскопию (fNIRS) для изучения динамики нейронных активаций в префронтальной коре во время состояний потока и скуки, когда участники играли в тетрис ® . Опять же, в соответствии с идеей, что внутренне мотивированные государства привлекают центральные исполнительные регионы, результаты указывают на увеличение двусторонней активности в боковых областях PFC во время потока.Однако последующее исследование fNIRS, проведенное Harmat et al. (2015), сравнивавшие префронтальную активность на легком, оптимально сложном и сложном уровнях тетриса, не выявили никаких различий. Несмотря на эти неоднозначные выводы, результаты существующих исследований в целом предполагают, что будущие исследования выиграют от явной проверки предположения о том, что внутренняя мотивация связана с моделями активности в сетях значимости, центральной исполнительной власти и режима по умолчанию.

Обсуждение

В последние годы наблюдается рост интереса к нейробиологическим системам, которые поддерживают внутренние мотивационные процессы.Хотя эта область исследований является молодой, концептуальные и эмпирические данные указывают на роль дофаминергических систем в поддержке внутренне мотивированного поведения. У разных видов млекопитающих, по-видимому, существует связь между дофамином и положительным опытом, связанным с исследованиями, новым обучением и интересом к окружающей среде (Panksepp, 1998; Panksepp and Biven, 2012). Основываясь на различии Бромберга-Мартина и др. (2010) между дофаминергическим кодированием ценностей и значимости и на предыдущей работе, соответственно отображении этих систем на феноменологию компетентности (Tricomi and DePasque, 2016) и интереса (DeYoung, 2013), мы предполагаем, что внутренняя мотивация влечет за собой дофаминергическую передачу обоих типов.Поскольку эти дофаминовые системы влекут за собой различные нейронные структуры, будущие исследования нейровизуализации имеют прочную концептуальную основу для определения различных a priori областей интереса. Помимо этого, данные свидетельствуют о том, что внутренняя мотивация включает в себя изменения между нейронными сетями обнаружения значимости, контроля внимания и самореферентного познания (Menon, Uddin, 2010; Menon, 2015). Лучшее понимание этой крупномасштабной нейронной динамики может обеспечить большее разрешение процессов, которые поддерживают высокое качество обучения и производительности.

Несмотря на четкую концептуальную взаимосвязь между внутренней мотивацией и дофаминергической передачей, только два существующих исследования предоставляют прямые доказательства связи между этими двумя процессами (de Manzano et al., 2013; Gyurkovics et al., 2016). Большая часть существующих исследований косвенно подтверждает гипотезу о том, что дофамин является субстратом внутренней мотивации, поскольку основные области, иннервируемые дофаминовыми нейронами, активируются во время внутренней мотивации. Таким образом, фармакологические манипуляции с дофамином представляют собой важное новое направление исследований.Действительно, такие манипуляции уже плодотворно применялись при изучении диспозиционных черт (например, Wacker and Smillie, 2015), и их применение при изучении мотивационных состояний могло бы показаться естественным продолжением. Фармакологические манипуляции с дофамином могут, например, позволить исследователям более точно расшифровывать нейронные механизмы, которые опосредуют подрывающий эффект внешне обусловленных вознаграждений на внутреннюю мотивацию.

Связь между дофаминергическими системами и внутренней мотивацией также может оказаться полезной для специалистов по робототехнике, занимающихся развитием, для которых тема внутренней мотивации недавно попала в поле зрения (например,г., Gottlieb et al., 2013, 2016). Заявленная цель развивающей робототехники — разработать воплощенных агентов, которые самоорганизуются в своем развитии, создавая сенсомоторные, когнитивные и социальные навыки в ходе их взаимодействия с окружающей средой. Робототехники предположили, что для того, чтобы воплощенные агенты обладали внутренней мотивацией, они должны быть оснащены не только вычислительными системами, которые ориентируют их на новые, неожиданные или неопределенные стимулы, но также и процессами мета-мониторинга, которые отслеживают их прогресс в обучении. их исследование таких стимулов (Gottlieb et al., 2013, 2016). Без процессов мета-мониторинга, которые отслеживают обучение, агенты, скорее всего, попадут в ловушку, исследуя стимулы, которые являются случайными или иным образом не поддаются усвоению, что исключает возможность самостоятельного развития. Существование дофаминергических систем, кодирующих значимость и ценность, соответственно способных отслеживать новизну и вознаграждать обратную связь, может частично представлять собой органическое воплощение типа вычислительной системы, которую Gottlieb et al. (2013, 2016) предполагают, что это требование внутренней мотивации.Мы считаем, что робототехники имеют все возможности для обнаружения типов вычислительных задач, которые необходимо решить для полного понимания нейронных субстратов внутренней мотивации. Таким образом, мы надеемся, что некоторые из представленных идей помогут стимулировать исследования в области внутренней мотивации в робототехнике.

Дальнейшие исследования также необходимы для непосредственной проверки гипотезы о том, что внутренне мотивированные состояния влекут за собой динамическое переключение между сетями значимости, центрального исполнительного и стандартного режимов.Помимо традиционных анализов фМРТ, сравнивающих активность в a priori регионах в внутренне и не внутренне мотивированных состояниях, эта гипотеза особо поощряет использование анализа связности и принятие хронометрических методов, которые могут предоставить информацию о динамике и направленности активности в больших масштабах. масштабные сети (например, Sridharan et al., 2008). Это направление исследований может помочь не только выяснить нейронную основу внутренней мотивации, но также выявить нейронные механизмы, с помощью которых внутренняя мотивация улучшает результаты обучения и производительности, особенно в задачах, требующих глубины обработки и высококачественного взаимодействия.

За пределами исследования, любопытства и мастерства: внутренняя мотивация социальной игры

SDT использует внутреннюю мотивацию как широкий термин для обозначения разнообразия действий, которые по своей сути приносят вознаграждение и способствуют росту (Ryan and Deci, 2017). Это большой класс поведения, минимально включающий в себя тенденции к любопытному исследованию и мастерству, с одной стороны, и социальную игру, с другой (Райан и Ди Доменико, 2016). На сегодняшний день исследования в области нейробиологии человека были сосредоточены на внутренней мотивации, связанной с любопытным исследованием и мастерством, а не на социальной игре, и, соответственно, мы основали наш обзор на этом подмножестве внутренне мотивированного поведения.Тем не менее, сравнительная аффективная нейробиология предполагает, что исследование и социальная игра имеют как различные, так и пересекающиеся нейробиологические и феноменологические основы, причем первая подчиняется системе SEEKING, а вторая — системе PLAY (Panksepp, 1998; Panksepp and Biven, 2012). Подкорковая система PLAY управляет грубыми (R&T) взаимодействиями млекопитающих, побуждая их развивать и совершенствовать свои физические, эмоциональные и социальные компетенции в безопасном контексте (Panksepp, 1998; Pellis and Pellis, 2007; Trezza et al. ., 2010; Панксепп, Бивень, 2012). На раннем этапе развития млекопитающих R&T игры представляют собой тип воплощенного социального познания, обеспечивающего основу для сотрудничества и адаптивной саморегуляции агрессии (Peterson and Flanders, 2005). Люди, конечно, также способны к более изощренным формам игры, помимо R&T, таких как обычные игровые площадки, спортивные игры и дружеский юмор, но такая человеческая игра, тем не менее, может быть организована вокруг основных мотиваций ИГРЫ (Panksepp, 1998; Panksepp and Biven, 2012).

Таким образом, мы можем рассматривать игру как внутренне мотивированную социализацию (Ryan, Di Domenico, 2016), выражение дополнительных тенденций людей к автономии и социальности в процессе развития (Ryan, 1995; Ryan et al., 1997). Действительно, исследования в области SDT показывают, что помимо компетентности и автономии люди имеют базовую психологическую потребность в взаимосвязи , чувстве значимой связи с другими (Ryan and Deci, 2017). В то время как сильные связи между исследовательскими внутренними мотивациями и удовлетворением компетентностью и автономией были ясно продемонстрированы, родство обычно играет более отдаленную роль в выражении этих внутренних мотиваций.В частности, удовлетворение связью дает людям (особенно детям) чувство безопасности, надежную основу, на которой их исследовательские тенденции могут быть более надежно выражены (Ryan and Deci, 2017). Признание социальной ИГРЫ означает центральную роль потребности во взаимосвязи в некоторых внутренне мотивированных действиях.

Интерес к совпадениям и контрастам между внутренне мотивированным исследованием и игрой, таким образом, является важной повесткой дня для будущих исследований, и оба они имеют отношение к внутренней мотивации, поскольку она изучается в рамках SDT (Ryan and Di Domenico, 2016).Поведенческие модели внутренней мотивации человека обычно объединяют исследование и игру, потому что эти действия имеют общие черты, такие как внутренний воспринимаемый локус причинности и воспринимаемая компетентность или мастерство. Действительно, функциональные различия между внутренне мотивированным исследованием и объектной или манипулятивной игрой неуловимы и предполагают, что для многих видов деятельности, признанных «игровыми», соединение уместно и продуктивно. Например, Уилсон (2000) предположил, что «При переходе от исследования к игре животное или ребенок меняет акцент с« Что делает этот объект? »На« Что может I делать с этим предметом? »(Стр.165). Фактически, внутренне мотивированная объектная игра, манипулятивная игра и одиночная игра, вероятно, возникают из-за активности системы ИСКУССТВА (Panksepp, 1998; Panksepp and Biven, 2012). Очевидно, что необходимы дополнительные эмпирические исследования, чтобы дифференцировать эти типы внутренней мотивации у людей.

Методологические предложения

Наша основная цель в этой обзорной статье — стимулировать растущую интеграцию между исследованиями социального поведения, посвященными внутренней мотивации, и нейробиологией мотивации.Мы видим, что открывается много новых и многообещающих путей. В то же время сохраняются методологические вопросы, требующие серьезного рассмотрения. Перечислим лишь некоторые из них.

Во-первых, внутренняя мотивация и связанный с ней подрывающий эффект вознаграждения за такое поведение относятся только к задачам, которые в первую очередь интересны и доставляют удовольствие. Таким образом, исследователи должны провести пилотные испытания целевых мероприятий, чтобы убедиться, что они подходят для изучения подрывающего воздействия. Это особенно важно в неврологии, где современные методы, такие как фМРТ, часто включают процедуры, ограничивающие интересность экспериментальных задач.Исследователи также должны использовать множественные методы оценки внутренней мотивации, чтобы подтвердить свои измерения и убедиться, что правильные поведенческие явления используются. Например, в попытке (и безуспешно) воспроизвести и расширить исследование фМРТ Мураямы и др. (2010) по эффекту подрыва, Альбрехт и др. (2014) использовали задачу распознавания изображений, для которой участники не могли изначально были внутренне мотивированы (о пилотном тестировании не сообщалось) и для которых поведение свободного выбора не рассматривалось как зависимая переменная.В отсутствие этих важных конструктивных характеристик трудно сделать окончательные выводы из их эксперимента. Между прочим, мы отмечаем, что исследование Albrecht et al. (2014) действительно показало, что обратная связь по компетентности увеличивала самооценку участников и что она также была связана с повышенной активацией в среднем мозге, полосатом теле и латеральном ПФК, результаты, которые согласуются с идеей, что компетентность связана с деятельностью, связанной с дофамином.

Во-вторых, воспроизводимость является центральной проблемой, как и во всей социальной и личностной нейробиологии (Allen and DeYoung, 2016).Большинство исследований на сегодняшний день представляют собой исследования на малых выборках, и для получения основополагающих выводов необходимы более крупные выборки. Априорные гипотезы относительно областей интереса также добавят уверенности в интерпретации результатов. С этой целью настоящий обзор должен предоставить будущим исследованиям полезную справочную информацию для четких предсказаний о нейронной основе внутренней мотивации.

Заключение

Внутренняя мотивация — это тема, представляющая интерес как для фундаментальной науки о поведении, так и для прикладных трансляционных исследований и вмешательств (Ryan and Deci, 2000, 2017).Тем не менее, для прогресса эмпирических исследований внутренней мотивации важна интеграция того, что известно из феноменологических и поведенческих исследований, с исследованиями в области нейробиологии. Как мы предположили в самом начале, нейробиология обладает потенциалом для тестирования существующих моделей ситуационных и социальных детерминант внутренней мотивации, а также для обеспечения большего разрешения аффективных и когнитивных процессов, лежащих в основе такой деятельности. Движение к согласованности — центральная задача ОДР, и мы надеемся, что нынешний синтез дает широкую поддержку этой повестке дня.

Вклад авторов

SID разработал концепцию и написал рукопись. RMR помогал в концептуализации и написании рукописи.

Финансирование

SID было поддержано в этом исследовании постдокторской стипендией Совета социальных и гуманитарных исследований Канады.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Альбрехт К., Абелер Дж., Вебер Б., Фальк А. (2014). Мозг коррелирует влияние денежного и вербального вознаграждения на внутреннюю мотивацию. Передний. Neurosci. 8: 303. 10.3389 / fnins.2014.00303 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Алькаро А., Хубер Р., Панксип Дж. (2007). Поведенческие функции мезолимбической дофаминергической системы: аффективный нейроэтологический подход. Brain Res. Ред. 56, 283–321. 10.1016 / j.brainresrev.2007.07.014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Алькаро А., Панксепп Дж. (2011). ИЩУЩИЙ разум: первичные нейроаффективные субстраты для состояний стимулирования аппетита и их патологической динамики в дополнениях и депрессии. Neurosci. Biobehav. Ред. 35, 1805–1820. 10.1016 / j.neubiorev.2011.03.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аллен Т. А., Де Янг К. Г. (2016). «Личностная нейробиология и пятифакторная модель» в Oxford Handbook of the Five Factor Model, ed.Видигер Т. А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета;). [Google Scholar]
  • Amabile T. M., DeJong W., Lepper M. (1976). Влияние установленных извне сроков на последующую внутреннюю мотивацию. J. Pers. Soc. Psychol. 34, 92–98. 10.1037 / 0022-3514.34.1.92 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эшби Ф. Г., Изен А. М., Тюркен А. У. (1999). Нейропсихологическая теория положительного аффекта и его влияние на познание. Psychol. Ред. 106, 529–550. 10.1037 / 0033-295x.106.3.529 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аткинсон Дж.W. (1964). Введение в мотивацию. Принстон, Нью-Джерси: Ван Ностранд. [Google Scholar]
  • Берридж К. К. (2007). Споры о роли дофамина в вознаграждении: аргументы в пользу важности стимулов. Психофармакология 191, 391–431. 10.1007 / s00213-006-0578-x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Боггиано А. К., Рубль Д. Н. (1979). Компетентность и эффект чрезмерного обоснования: исследование развития. J. Pers. Soc. Psychol. 37, 1462–1468. 10.1037 / 0022-3514.37.9.1462 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бресслер С.Л., Менон В. (2010). Крупномасштабные сети мозга в познании: новые методы и принципы. Trends Cogn. Sci. 14, 277–290. 10.1016 / j.tics.2010.04.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бромберг-Мартин Э. С., Мацумото М., Хикосака О. (2010). Дофамин в мотивационном контроле: поощрение, отвращение и настороженность. Нейрон 68, 815–834. 10.1016 / j.neuron.2010.11.022 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Батлер Р. А. (1953). Дискриминационное обучение макак-резусов к мотивации визуального исследования.J. Comp. Physiol. Psychol. 46, 95–98. 10.1037 / h0061616 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Крейг А. Д. (2009). Как ты себя чувствуешь сейчас? Передний островок и человеческое сознание. Nat. Rev. Neurosci. 10, 59–70. 10.1038 / nrn2555 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Csikszentmihalyi M. (1990). Поток: психология оптимального опыта. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу. [Google Scholar]
  • Csikszentmihalyi M., Rathmunde K. (1990). «Психология мудрости: эволюционная интерпретация» в книге «Мудрость: ее природа, происхождение и развитие», изд.Стернберг Р. Дж. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета;), 25–51. [Google Scholar]
  • ДеЧармс Р. (1968). Личная причинность: внутренние аффективные детерминанты поведения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press. [Google Scholar]
  • Deci E. L. (1971). Влияние внешне опосредованного вознаграждения на внутреннюю мотивацию. J. Pers. Soc. Psychol. 18, 105–155. 10.1037 / h0030644 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Deci E. L., Cascio W. F. (1972). «Изменения внутренней мотивации как функция негативной обратной связи и угроз» в документе, представленном на заседании Восточной психологической ассоциации (Бостон, Массачусетс).[Google Scholar]
  • Деси Э. Л., Кестнер Р., Райан Р. М. (1999). Метааналитический обзор экспериментов, изучающих влияние внешних вознаграждений на внутреннюю мотивацию. Psychol. Бык. 125, 627–668. 10.1037 / 0033-2909.125.6.627 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Деси Э. Л., Райан Р. М. (1985). Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press. [Google Scholar]
  • Деси Э. Л., Райан Р. М. (2000). «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения.Psychol. Расследование 11, 227–268. 10.1207 / S15327965PLI1104_01 [CrossRef] [Google Scholar]
  • де Манзано Э., Червенка С., Хукайте А., Хелленес О., Фарде Л., Уллен Ф. (2013). Индивидуальные различия в склонности к переживаниям потока связаны с доступностью дофаминового D2-рецептора в дорсальном полосатом теле. Нейроизображение 67, 1–6. 10.1016 / j.neuroimage.2012.10.072 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • ДеЯнг К. Г. (2010). К теории Большой пятерки. Psychol. Inq. 21, 26–33. 10.1080/10478401003648674 [CrossRef] [Google Scholar]
  • ДеЯнг К. Г. (2013). Нейромодулятор исследования: объединяющая теория роли дофамина в личности. Передний. Гм. Neurosci. 7: 762. 10.3389 / fnhum.2013.00762 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эванс Р. И. (1973). Жан Пиаже: Человек и его. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Э. П. Даттон и компания. [Google Scholar]
  • Фенихель О. (1945). Психодинамическая теория неврозов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.[Google Scholar]
  • Фишер К. Д. (1978). Влияние систем личного контроля, компетентности и внешнего вознаграждения на внутреннюю мотивацию. Орган. Behav. Гм. Выполнять. 21, 273–288. 10.1016 / 0030-5073 (78) -5 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фишер К. Р., Маршалл П. Дж., Нанаяккара А. Р. (2009). Мотивационная ориентация, мониторинг ошибок и успеваемость в среднем детстве: поведенческое электрофизиологическое исследование. Mind Brain Educ. 3, 56–63. 10.1111 / j.1751-228x.2008.01053.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фрейд С. (1927/1960). Эго и Ид. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон. [Google Scholar]
  • Фройланд Дж. М., Уоррелл Ф. К. (2016). Внутренняя мотивация, учебные цели, вовлеченность и достижения в разносторонней средней школе. Psychol. Sch. 53, 321–336. 10.1002 / pits.21901 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gottlieb J., Lopes M., Oudeyer P.-Y. (2016). «Мотивированное познание: нейронные и вычислительные механизмы любопытства, внимания и внутренней мотивации» в книге «Достижения в области мотивации и достижений: последние достижения в области нейробиологических исследований мотивации человека», под редакцией Ким С., Рив Дж., Бонг М. (Бингли: издательство Emerald Group;), 149–172. [Google Scholar]
  • Gottlieb J., Oudeyer P.-Y., Lopes M., Baranes A. (2013). Поиск информации, любопытство и внимание: вычислительные и нейронные механизмы. Trends Cogn. Sci. 17, 585–593. 10.1016 / j.tics.2013.09.001 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Грейс А. А. (1991). Сравнение фазового и тонического высвобождения дофамина и модуляция реакции дофаминовой системы: гипотеза этиологии шизофрении.Неврология 41, 1–24. 10.1016 / 0306-4522 (91)

    -u [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Gray J. A., McNaughton N. (2000). Нейропсихология тревоги: исследование функций системы септо-гиппокампа. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Грольник В. С., Райан Р. М. (1987). Автономность в обучении детей: экспериментальное и индивидуальное исследование различий. J. Pers. Soc. Psychol. 52, 890–898. 10.1037 / 0022-3514.52.5.890 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gruber M.Дж., Гельман Б. Д., Ранганат К. (2014). Состояния любопытства модулируют зависимое от гиппокампа обучение через дофаминергический контур. Нейрон 84, 486–496. 10.1016 / j.neuron.2014.08.060 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gusnard D. A., Raichle M. E. (2001). В поисках исходного уровня: функциональная визуализация и мозг человека в состоянии покоя. Nat. Rev. Neurosci. 2, 685–694. 10.1038 / 35094500 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гюркович М., Котюк Э., Катонай Э. Р., Хорват Э.З., Верецкей А., Секели А. (2016). Индивидуальные различия в предрасположенности к кровотоку связаны с вариантом гена рецептора дофамина D2. Сознательный. Cogn. 42, 1–8. 10.1016 / j.concog.2016.02.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хабермас Дж. (1972). Знания и человеческие интересы. Бостон, Массачусетс: Beacon Press. [Google Scholar]
  • Харлоу Х. Ф. (1950). Изучение и насыщение ответа в комплексном решении головоломок с внутренней мотивацией обезьянами. J. Comp. Physiol. Psychol. 43, 289–294.10.1037 / h0058114 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харлоу Х. Ф. (1953). Мыши, обезьяны, люди и мотивы. Psychol. Ред. 60, 23–32. 10.1037 / h0056040 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хармат Л., де Манзано Э., Теорелл Т., Хёгман Л., Фишер Х., Уллен Ф. (2015). Физиологические корреляты ощущения потока во время компьютерной игры. Int. J. Psychophysiol. 97, 1–7. 10.1016 / j.ijpsycho.2015.05.001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Холройд К. Б., Коулз М.Г. Х. (2002). Нейронная основа обработки человеческих ошибок: обучение с подкреплением, дофамин и связанный с ошибкой негатив. Psychol. Ред. 109, 679–709. 10.1037 / 0033-295x.109.4.679 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Халл К. Л. (1943). Принципы поведения: введение в теорию поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts. [Google Scholar]
  • Икемото С., Панксепп Дж. (1999). Роль дофамина прилежащего ядра в мотивированном поведении: объединяющая интерпретация с особым упором на стремление к вознаграждению.Brain Res. Ред. 31, 6–41. 10.1016 / s0165-0173 (99) 00023-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джепма М., Вердоншот Р. Г., ван Стинберген Х., Ромбоутс С. А. Р. Б., Ньивенхуис С. (2012). Нейронные механизмы, лежащие в основе индукции и облегчения перцептивного любопытства. Передний. Behav. Neurosci. 6: 5. 10.3389 / fnbeh.2012.00005 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джин Дж., Ю Л., Ма К. (2015). Нейронная основа внутренней мотивации: свидетельства связанных с событием потенциалов.Comput. Intell. Neurosci. 2015: 698725. 10.1155 / 2015/698725 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джон О. П., Науманн Л. П., Сото К. Дж. (2008). «Сдвиг парадигмы к интегративной таксономии большой пятерки: история, измерения и концептуальные вопросы», в Справочнике личности: теория и исследования, 3-е изд. ред. Джон О. П., Робинс Р. В., Первин Л. А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд;), 114–158. [Google Scholar]
  • Кан М. Дж., Хсу М., Крайбич И. М., Лёвенштейн Г., МакКлюр С.М., Ван Дж. Т. и др. . (2009). Фитиль в свече обучения: эпистемическое любопытство активирует схему вознаграждения и улучшает память. Psychol. Sci. 20, 963–973. 10.1111 / j.1467-9280.2009.02402.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Класен М., Вебер Р., Кирхер Т. Т., Матиак К. А., Матиак К. (2012). Вклад нейронов в процесс потока во время игры в видеоигры. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7, 485–495. 10.1093 / scan / nsr021 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kringelbach M.Л., Берридж К. С. (2016). «Неврология вознаграждения, мотивации и побуждения», в «Достижения в области мотивации и достижений: последние достижения в области нейробиологических исследований в области человеческой мотивации», ред. Ким С.-И., Рив Дж., Бонг М. (Bingley: Emerald Group Publishing;), 23–35. [Google Scholar]
  • Ли У. (2016). «Активность островковой коры как нейронная основа внутренней мотивации» в книге «Достижения в области мотивации и достижений: последние достижения в области нейробиологических исследований мотивации человека», ред. Ким С.-И., Рив Дж., Бонг М. (Бингли: издательство Emerald Group;), 127–148. [Google Scholar]
  • Ли У., Рив Дж. (2013). Самостоятельная, но не несамоопределенная мотивация предсказывает активацию в передней части коры островка: исследование личной активности с помощью фМРТ. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 8, 538–545. 10.1093 / scan / nss029 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ли У., Рив Дж., Сюэ Ю., Сюн Дж. (2012). Нейронные различия между внутренними причинами действия и внешними причинами действия: исследование фМРТ.Neurosci. Res. 73, 68–72. 10.1016 / j.neures.2012.02.010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Леппер М. Р., Грин Д. (1975). Превращение игры в работу: влияние надзора со стороны взрослых и внешних поощрений на внутреннюю мотивацию детей. J. Pers. Soc. Psychol. 31, 479–486. 10.1037 / h0076484 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лёвенштейн Г. (1994). Психология любопытства: обзор и переосмысление. Psychol. Бык. 116, 75–98. 10.1037 / 0033-2909.116.1.75 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ma Q., Джин Дж., Мэн Л., Шен К. (2014). Темная сторона денежного стимула: как внешнее вознаграждение вытесняет внутреннюю мотивацию. Нейроотчет 25, 194–198. 10.1097 / WNR.0000000000000113 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Марсден К. Э., Ма У. Дж., Деси Э. Л., Райан Р. М., Чиу П. Х. (2015). Снижение нервных реакций предсказывает усиление внутренней мотивации и чувствительности к внешним стимулам. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 15, 276–286. 10.3758 / s13415-014-0324-5 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mason M.Ф., Нортон М. И., Ван Хорн Дж. Д., Вегнер Д. М., Графтон С. Т., Макрэй К. Н. (2007). Блуждающие умы: стандартная сеть и мысль, не зависящая от стимулов. Наука 315, 393–395. 10.1126 / science.1131295 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • McCrae R. R., Costa P. T., Jr. (2008). «Пятифакторная теория личности», Справочник личности: теория и исследования, 3-е изд. ред. Джон О. П., Робинс Р. В., Первин Л. А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд;), 159–181. [Google Scholar]
  • Мэн Л., Ма К. (2015). Живите так, как мы выбираем: роль автономии в стимулировании внутренней мотивации. Int. J. Psychophysiol. 98, 441–447. 10.1016 / j.ijpsycho.2015.08.009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Менон В. (2015). «Сеть значимости» в Brain Mapping: An Encyclopedic Reference Vol. 2, изд. Тога А. В. (Academic Press: Elsevier;), 597–711. [Google Scholar]
  • Менон В., Уддин Л. К. (2010). Важность, переключение, внимание и контроль: сетевая модель функции островка. Структура мозга.Funct. 214, 655–667. 10.1007 / s00429-010-0262-0 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Montgomery K. C. (1954). Роль исследовательского драйва в обучении. J. Comp. Physiol. Psychol. 47, 60–64. 10,1037 / h0054833 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мураяма К., Мацумото М., Идзума К., Мацумото К. (2010). Нейронная основа подрывающего воздействия денежного вознаграждения на внутреннюю мотивацию. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 107, 20911–20916. 10.1073 / pnas.1013305107 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мураяма К., Мацумото М., Идзума К., Сугиура А., Райан Р. М., Деци Э. Л. и др. . (2015). Как самостоятельный выбор способствует производительности: ключевая роль вентромедиальной префронтальной коры. Цереб. Кора 25, 1241–1251. 10.1093 / cercor / bht317 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Майерс А. К., Миллер Н. Э. (1954). Неспособность найти усвоенное влечение, основанное на голоде: свидетельства обучения, мотивированного «исследованием». J. Comp. Physiol. Psychol. 47, 428–436. 10,1037 / h0062664 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Накамура Дж., Csikszentmihalyi M. (Редакторы) (2014). «Концепция потока» в книге «Поток и основы позитивной психологии». (Нидерланды: Springer;), 239–263. [Google Scholar]
  • Northoff G., Heinzel A., de Greck M., Bermpohl F., Dobrowolny H., Panksepp J. (2006). Самореферентная обработка в нашем мозгу — метаанализ визуализационных исследований самого себя. Нейроизображение 31, 440–457. 10.1016 / j.neuroimage.2005.12.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Охснер К. Н. (2007). «Социальная когнитивная нейробиология: историческое развитие, основные принципы и перспективы на будущее», в Социальной психологии: Справочник основных принципов, 2-е изд.ред. Круглански А., Хиггинс Э. Т. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press;), 39–66. [Google Scholar]
  • Олдс Дж., Милнер П. (1954). Положительное подкрепление, производимое электростимуляцией перегородки и других областей мозга крысы. J. Comp. Physiol. Psychol. 47, 419–427. 10.1037 / h0058775 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Панксепп Дж. (1998). Аффективная неврология: основы эмоций человека и животных. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Панксепп Дж., Бивен Л. (2012). Археология разума: нейроэволюционные истоки человеческих эмоций (серия Нортона по межличностной нейробиологии). Разжечь издание. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: У. В. Нортон и компания. [Google Scholar]
  • Пеллис С. М., Пеллис В. К. (2007). Шутка и развитие социального мозга. Curr. Реж. Psychol. Sci. 16, 95–98. 10.1111 / j.1467-8721.2007.00483.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петерсон Дж. Б. (1999). Карты значений: архитектура веры. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.[Google Scholar]
  • Петерсон Дж. Б., Фландерс Дж. (2005). «Игра и регулирование агрессии», в «Истоки агрессии», под ред. Тремблэ Р. Э., Хартуп У. Х., Арчер Дж. (Нью-Йорк: Guilford Press;), 133–157. [Google Scholar]
  • Пиаже Дж. (1971). Биология и знания: эссе о взаимосвязи между органическими правилами и когнитивными процессами. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета. [Google Scholar]
  • Портер Л. В., Лоулер Э. Э. (1968). Управленческие установки и производительность.Хоумвуд, Иллинойс: Ирвин-Дорси. [Google Scholar]
  • Рив Дж., Никс Г. (1997). Выражение внутренней мотивации через акты исследования и демонстрации интереса на лице. Мотив. Эмот. 21, 237–250. [Google Scholar]
  • Роджерс К. Р. (1961). О становлении человеком: взгляд терапевта на психотерапию. Нью-Йорк: Нью-Йорк: Mariner Books. [Google Scholar]
  • Райан Р. М. (1982). Контроль и информация во внутриличностной сфере: расширение теории когнитивной оценки. J. Pers. Soc.Psychol. 43, 450–461. 10.1037 / 0022-3514.43.3.450 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Райан Р. М. (1995). Психологические потребности и содействие интеграционным процессам. J. Pers. 63, 397–427. 10.1111 / j.1467-6494.1995.tb00501.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ryan R.M., Kuhl J., Deci E.J. (1997). Природа и автономия: организационный взгляд на социальные и нейробиологические аспекты саморегуляции поведения и развития. Dev. Psychopathol. 9, 701–728. [PubMed] [Google Scholar]
  • Райан Р.М., Деци Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Являюсь. Psychol. 55, 68–78. 10.1037 / 0003-066x.55.1.68 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Райан Р. М., Деси Э. Л. (2012). «Множественные идентичности внутри одного« я »: взгляд теории самоопределения на интернализацию в контекстах и ​​культурах», в Handbook of Self and Identity, 2nd Edn. редакторы Лири М. Р., Тэнгни Дж. П. (Нью-Йорк: Гилфорд Пресс;), 225–246.[Google Scholar]
  • Райан Р. М., Деси Э. Л. (2017). Теория самоопределения: основные психологические потребности в развитии мотивации и благополучии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press. [Google Scholar]
  • Райан Р. М., Ди Доменико С. И. (2016). «Отличительные мотивации и их дифференцированные механизмы: размышления о зарождающейся нейробиологии человеческой мотивации», в «Достижения в области мотивации и достижений: последние разработки в области нейробиологических исследований в области человеческой мотивации», ред. Ким С., Рив Дж., Бонг М. (Бингли: издательство Emerald Group;), 349–369. [Google Scholar]
  • Райан Р. М., Хоули П. (2016). «Естественно хорошо? Основные психологические потребности и ближайшие и эволюционные основы человеческого доброжелательства », в Психологии гипоэгоического поведения, ред. Лири М., Браун К. У. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press;), 202–222. [Google Scholar]
  • Райан Р. М., Мимс В., Кестнер Р. (1983). Связь случайности вознаграждения и межличностного контекста с внутренней мотивацией: обзор и тест с использованием теории когнитивной оценки.J. Pers. Soc. Psychol. 45, 736–750. 10.1037 / 0022-3514.45.4.736 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саламоне Дж. Д., Корреа М. (2016). «Нейробиология усилий и роль мезолимбического дофамина», в «Достижения в области мотивации и достижений: последние достижения в области нейробиологических исследований в области человеческой мотивации», ред. Ким С., Рив Дж., Бонг М. (Bingley: Emerald Group Publishing;), 229 –256. [Google Scholar]
  • Schultz W. (2007). Поведенческие сигналы дофамина. Trends Neurosci. 30, 203–210. 10.1016 / j.tins.2007.03.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. (1953). Наука и поведение человека. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан. [Google Scholar]
  • Шридхаран Д., Левитин Д. Дж., Менон В. (2008). Важная роль правой лобно-островковой коры в переключении между центрально-исполнительной сетью и сетью по умолчанию. Proc. Natl. Акад. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ 105, 12569–12574. 10.1073 / pnas.0800005105 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Taylor G., Jungert T., Mageau G.А., Шаттке К., Дедич Х., Розенфилд С. и др. (2014). Подход теории самоопределения к прогнозированию успеваемости в школе с течением времени: уникальная роль внутренней мотивации. Contemp. Educ. Psychol. 39, 342–358. 10.1016 / j.cedpsych.2014.08.002 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Трезза В., Баарендсе П. Дж. Дж., Вандершурен Л. Дж. М. Дж. (2010). Удовольствия от игры: фармакологическое понимание механизмов социального вознаграждения. Trends Pharmacol. Sci. 31, 463–469. 10.1016 / j.tips.2010.06.008 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tricomi E., ДеПаск С. (2016). «Роль обратной связи в обучении и мотивации», в «Достижения в мотивации и достижениях: последние достижения в области нейробиологических исследований человеческой мотивации», ред. Ким С., Рив Дж., Бонг М. (Bingley: Emerald Group Publishing;), 175– 202. [Google Scholar]
  • Ulrich M., Keller J., Hoenig K., Waller C., Grön G. (2014). Нейронные корреляты экспериментально вызванного переживания потока. Нейроизображение 86, 194–202. 10.1016 / j.neuroimage.2013.08.019 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Валлеранд Р.Дж., Рид Г. (1984). О причинных эффектах воспринимаемой компетентности на внутренней мотивации: тест теории когнитивной оценки. J. Sport Psychol. 6, 94–102. 10.1123 / jsp.6.1.94 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вервэке Дж., Ферраро Л. (2013). «Актуальность, значение и познавательная наука мудрости», в «Научном исследовании личной мудрости», ред. Феррари М., Вестстрат Н. М. (Дордрехт: Springer Science + Business Media;), 21–51. [Google Scholar]
  • Вакер Дж., Смилли Л. Д. (2015).Экстраверсия черт и функция дофамина. Soc. Личное. Psychol. Компас 9, 225–238. 10.1111 / spc3.12175 [CrossRef] [Google Scholar]
  • White R. W. (1959). Пересмотр мотивации: понятие компетентности. Psychol. Ред. 66, 297–333. 10,1037 / h0040934 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уилсон Э. О. (2000). Социобиология: новый синтез — юбилейное издание к 25-летию. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. [Google Scholar]
  • Йошида К., Савамура Д., Инагаки Ю., Огава К., Икома К., Сакаи С. (2014). Активность мозга во время потока опыта: исследование функциональной ближней инфракрасной спектроскопии. Neurosci. Lett. 573, 30–34. 10.1016 / j.neulet.2014.05.011 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Цукерман М., Порак Дж., Латин Д., Смит Р., Деси Э. Л. (1978). О важности самоопределения для внутренне мотивированного поведения. Чел. Soc. Psychol. Бык. 4, 443–446. 10.1177 / 014616727800400317 [CrossRef] [Google Scholar]

Внутренняя мотивация — обзор

Внутренняя, внешняя и синергетическая модели мотивации

Внутренняя мотивация определяется как мотивация заниматься деятельностью ради самой деятельности.Он вызывает интерес, увлекает и бросает вызов и вызывает чувство удовольствия и удовлетворения. Внешняя мотивация определяется как мотивация к участию в деятельности, основанная на достижении внешней цели, получении похвалы и одобрения, победе в соревновании или получении награды или вознаграждения. Внешняя мотивация не определяется желанием заниматься какой-либо деятельностью ради нее самой. Первоначально Амабайл предложил гипотезу внутренней мотивации, гипотезу, описывающую, как внутренняя мотивация способствует творчеству; тогда как внешняя мотивация ставит под угрозу творчество (Collins & Amabile, 1999).Эта гипотеза больше не считается абсолютной истиной. Безусловно, внутренняя мотивация должна присутствовать, если артист-исполнитель хочет преуспеть, однако соответствующие внешние мотиваторы также могут повысить творческий потенциал (Collins & Amabile, 1999). Все артисты-исполнители предпочитают одобрение публики, что по определению является внешним мотиватором. Многие участвуют в конкурсах, чтобы продвинуть свою карьеру, и все желают финансового вознаграждения, если они хотят добиться успеха в качестве профессионального художника. Внутренняя и внешняя мотивации кажутся дихотомическими факторами, но поддержание бинарной концепции маргинализирует сложность внутренней и внешней мотивации и того, как они действуют в творческих личностях (Collins & Amabile, 1999).

Интегрируя теорию достижения потребностей Аткинсона во внутреннюю и внешнюю мотивацию, она еще больше сводит на нет бинарную концепцию, особенно потому, что эта теория включает в себя такие черты поведения, как приближение к успеху и избегание неудач (Covington & Mueller, 2001). Теория подхода / избегания построена на взгляде на эмоциональный конфликт, согласно которому люди стремятся (приближаются) к успеху вместе с сопутствующими им чувствами гордости и эффективности и страха (избегания) неудач, включая чувство стыда и унижения (Covington & Mueller, 2001). .При повторяющемся опыте люди, склонные к высокой мотивации подхода, могут быть ориентированы на успех или преуспевать; в то время как люди, которые придерживаются низкоуровневых мотивационных стратегий, либо избегают неудач, либо предполагают и принимают, что они потерпят неудачу (принимающие неудачи). С другой стороны, люди, склонные избегать неудач, могут руководствоваться либо необходимостью избегать неудач, либо опасениями, что их чрезмерные усилия могут обернуться неудачей. Люди с низким уровнем избегания будут либо ориентированы на успех, либо, как это ни парадоксально, полностью принять неудачу.Сторонники неудач будут демонстрировать низкую мотивацию как для приближения, так и для избегания; им не хватает мотивации, включая неспособность реагировать на внутренние или внешние цели (Covington & Mueller, 2001).

Модель подхода / избегания по своей сути предполагает, что этими стратегиями движет желание достичь целей (Elliot & Thrash, 2001). Для достижения целей необходимо владение навыками в сочетании с осознанием того, как один работает по сравнению с другими (Elliot & Thrash, 2001). Теория целей достижения определяет три различных типа целей достижения. Первая, цели мастерства, включает в себя приобретение навыков для выполнения задач и вытекающего из этого чувства компетентности, которое следует за овладением навыками. Второй компонент в теории целей достижения — это цели, ориентированные на результат. Это усиливает компетенцию, тогда как цели избегания эффективности указывают на мотивационную стратегию, направленную на желание избежать чувства некомпетентности по отношению к другим (Elliot & Thrash, 2002).Включение мотивации подхода / избегания и стремлений к достижению цели усложняет основные стратегии мотивации. Например, успешный артист-исполнитель должен достичь мастерства, а также осознавать достижения в исполнении. В конце концов, они должны использовать подходящую мотивационную стратегию в большинстве обстоятельств; однако стратегии избегания при разумном использовании могут защитить их от ненужного опыта неудач и ощущения некомпетентности (Elliot & Covington, 2001). Эти стратегии глубоко укоренились в биологии.Аппетитные цели доставляют удовольствие; мы часто приближаемся к ним, не осознавая этого, в то время как враждебные цели инстинктивно избегаем. Артисты-исполнители интуитивно и инстинктивно распознают аппетитные и отталкивающие цели. Например, они охотно прибегают к эстетическим удовольствиям и отказываются от работ, лишенных эстетической привлекательности (Хархурин, 2014; Мартиндейл, 2007; Осипович, 2006).

Возвращаясь к преобладающим теориям внутренней и внешней мотивации, убедительные исследования демонстрируют силу внутренней мотивации в творчестве.Это мощный опосредующий фактор в прогнозировании открытости личностных качеств опыту, а также самооценки и творческих способностей (Прабху и др., 2008). Достижение цели напрямую связано с внутренней мотивацией артистов-исполнителей (Lacaille et al., 2007). В исследовании Lacaille et al. (2007), внутренняя мотивация предсказывала положительные результаты и повышенное удовольствие; тогда как мастерство не оказало существенного влияния на достижение цели. Безусловно, способность ответить на вызов влияет на достижение цели; однако внутренняя мотивация к приобретению навыков для решения задачи влияет на целенаправленную деятельность и, в конечном итоге, на достижение цели (Abuhamdeh & Csikszentmihalyi, 2012).Люди, которые испытывают более положительные, а не отрицательные эмоции, могут поддерживать внутреннюю мотивацию в поисках приятных занятий. Они также могут удовлетворить внешние требования, даже если эти требования временно откладывают их участие в желаемой деятельности. Этот вывод демонстрирует, как внутренняя мотивация может поддерживаться через множество положительных и отрицательных требований (Isen & Reeve, 2005). Внутренняя мотивация, безусловно, улучшается за счет факторов социальной среды, таких как поддержка со стороны семьи, учителей и тренеров; культурные ценности, соответствующие желаемой деятельности; и возможности участвовать в исполнительских видах искусства (Hallam, 2002; Hassandra, Goudas, & Chroni, 2003).Когда исполнителям разрешается следовать своим идеальным стандартам и ставить цели, а не реагировать из-за чувства долга, возможно большее творчество (Zabelina, Felps, & Blanton, 2013). У них есть внутренняя мотивация к успеху.

Внешняя мотивация, с другой стороны, обычно рассматривается как сдерживающий фактор для творчества. Внешнее суждение и ожидания могут ограничивать производительность; в конечном итоге они разделяют внимание и отвлекают. Когда эти внешние силы усиливаются, производительность может быть серьезно снижена; однако, если они конструктивны и информативны, достижение цели улучшается (Collins & Amabile, 1999).Следовательно, соответствующие внешние мотиваторы могут улучшить компетенцию и способствовать как внутренней мотивации, так и достижению цели. В оптимальном случае внешние мотиваторы действуют синергетически с внутренней мотивацией; на умеренных уровнях интенсивности они способствуют постоянным усилиям по овладению навыками и решению проблем (Prabhu et al., 2008). Они могут усилить внутреннюю мотивацию к желаемой деятельности (Collins & Amabile, 1999).

Артисты-исполнители привносят уникальную переменную в синергетическую внутреннюю-внешнюю модель .Поскольку они обычно выступают в рамках группы, их обязательства и ответственность перед группой велики. В этих условиях, хотя обязательство может рассматриваться как внешний мотиватор, оно действует как внутренний мотиватор и усиливает усилия по достижению внешних целей эффективности. Хорошее выступление очень полезно для артистов-исполнителей, поэтому синергетический баланс между внешней, внутренней и обязательной мотивацией способствует достижению такого результата (Cooper & Jayatilaka, 2006).Например, это синергетическое сочетание мотивирующих факторов сильно повлияло на успех таких групп, как Beatles. Они были глубоко внутренне мотивированы, движимы внешними наградами, такими как успех и слава, и они были глубоко обязаны друг другу, даже если они конкурировали друг с другом в конкурентной борьбе (Clyesdale, 2006). Групповое взаимодействие Битлз — один из примеров, который типичен для наиболее успешных коллективов исполнительского искусства, будь то музыка, театр или танец (рис. 12.3).

Рисунок 12.3. «Групповой поток». Исполнители: Дайна Шарлот, Кеннет Мэйфилд, Дионтай Одом, Джанель Уиттакер. Фотограф: Ли Чу.

Создание условий для мотивации студентов

«При обучении следует помнить о трех вещах. Первое — это мотивация. Второй — мотивация. Третий — мотивация ». — Бывший министр образования США Террел Белл

Когда учащиеся чувствуют себя более мотивированными к обучению, они лучше успевают в учебе (PDF, 253 КБ), улучшают поведение в классе и обретают более высокую самооценку.К сожалению, данные — и непосредственный опыт многих преподавателей — показывают, что отсутствие мотивации влияет на многих наших учеников и, похоже, увеличивается с каждым годом от средней школы до средней школы. Учащиеся могут продемонстрировать это отсутствие заинтересованности, воздерживаясь от усилий и «голосуя ногами» через рост хронических прогулов по мере взросления (PDF, 1,4 МБ), а хронические прогулы являются одними из главных предикторов отсева из школы.

Как мы можем эффективно реагировать на этот кризис мотивации?

Условия роста

Один из способов — усилить общую веру в силу внешней мотивации — бонусов, очков, звезд и т. Д.- и его эквиваленты в сфере наказания.

Я бы предложил другую точку зрения, которую лучше всего охарактеризовал сэр Кен Робинсон, автор и докладчик по вопросам образования, который сказал: «Фермеры и садоводы знают, что нельзя заставить растение расти … растение растет само. Что вы можете сделать, так это создать условия для роста ».

Один из ключевых способов создать условия для роста или, как выразился Национальный исследовательский совет, «создать набор обстоятельств», — это подчеркнуть внутреннюю мотивацию (выбор занятия для получения удовольствия или для того, чтобы для достижения внутренней цели) вместо внешней мотивации (выполнение определенного поведения для получения внешнего вознаграждения).

Прежде чем рассматривать, какими могут быть эти условия для роста, давайте быстро рассмотрим некоторые из обширных исследований по подрыву вознаграждения, которые демонстрируют, почему опора на внешнюю мотивацию не должна быть в этом списке:

  • Внешняя мотивация может быть эффективной в краткосрочной перспективе для поощрения механических задач и подчинения, но имеет тенденцию быть разрушительной для развития творческого мышления и мышления более высокого порядка.
  • Внешние мотиваторы, хотя, возможно, эффективны в краткосрочной перспективе для достижения согласия при выполнении задачи, имеют тенденцию уменьшать внутреннюю мотивацию к той же самой деятельности в долгосрочной перспективе (PDF, 4.8 МБ).
  • Недавнее исследование 200 000 сотрудников показало, что те, кто был более внутренне мотивирован, были в три раза больше вовлечены в свою работу, чем те, кто больше ориентировался на внешнее вознаграждение.

Эти критические замечания, однако, не означают, что внешняя мотивация не играет никакой роли дома, в классе или на рабочем месте. Даже доктор Эдвард Деси, возможно, крупнейший в мире исследователь внутренней мотивации, признает, что будут моменты, когда могут понадобиться пряники или кнуты, чтобы поощрить или остановить поведение из-за непосредственности сложной ситуации, но он также подчеркнул, что их недостаточно.После того, как вы справились со сложной ситуацией с помощью кнута или пряника, например: «Вам нужно сесть на следующий день, когда все будут спокойны, обсудить это с обеих сторон, а затем обсудить способы, чтобы такое поведение не повторилось … На следующий день всегда используйте взрыв как учебный момент ».

Кроме того, автор Дэниел Пинк обсуждает необходимость базовых вознаграждений — базовой и справедливой компенсации, которую мы все должны получить, чтобы иметь хоть какую-то мотивацию. В школе это может означать заботливый учитель, чистый класс и увлекательные уроки.

Другими словами, у внешних мотиваторов есть свое место, но они также должны оставаться на своем месте.

Итак, если внешняя мотивация не является одним из вышеупомянутых условий роста, что находится в списке?

Внутренняя мотивация

Многие, если не большинство, исследователи предполагают, что четыре элемента объединяются для развития внутренней мотивации (PDF, 65 КБ):

1. Автономность: имеет степень контроля над тем, что должно происходить и как это может быть сделано;

2.Компетентность: чувство, что у человека есть возможность добиться успеха в этом;

3. Связь: выполнение задания помогает им чувствовать себя более связанными с другими и чувствовать заботу со стороны людей, которых они уважают; и

4. Актуальность: Студенты должны рассматривать работу как интересную и ценную для них, а также полезную для их нынешней жизни и / или надежд и мечтаний на будущее.

Задача для нас, преподавателей, состоит в том, чтобы помочь нашим ученикам мотивировать себя через развитие этих четырех качеств и противостоять тому, что предлагает Национальный исследовательский совет — эти четыре элемента становятся все менее и менее заметными по мере того, как учащиеся переходят в среднюю школу.

Несколько лет назад я жил в доме на возвышении у подножия небольшого холма. На улице перед ним была ливневая канализация. Летом я выливал щепу на небольшой участок земли между тротуаром и бордюром, а во время сильных зимних ливней слив забивался мусором, плывущим по склону. Вода перелетела через бордюр, и вся щепа улетела, оставив грязную местность. Каждый год моя жена настоятельно предлагала мне сажать траву или кусты в этом районе, чтобы они могли выдерживать воду, и каждый год я вместо этого выбирал краткосрочное решение в виде древесной щепы — это казалось мне проще и, казалось, помогало в большинстве случаев. время, по крайней мере, до ненастья.Я выбрал это решение, несмотря на то, что посадка травы и кустов сэкономила бы мне время и деньги в долгосрочной перспективе, улучшила бы внешний вид района и, по сути, могла бы устранить причину проблемы, уменьшив количество мусора. засорение слива. В моем списке дел были и другие дела, которые я считал более важными, и мне было удобнее знакомая проблема, чем решение, которое было новым для меня — наличие зеленого пальца не входило в мое резюме.

Мы не сможем избавиться от древесных стружек внешней мотивации, пока не научимся создавать условия, в которых будут расти хорошие травы и кусты.В следующем посте я расскажу о конкретных стратегиях, как мы это делаем в классе.

Важность мотивации в образовательной среде — видео и стенограмма урока

Мотивация

Эрик и Эндрю учатся в одном классе первого класса. Эрик любит любое занятие, связанное с раскрашиванием, рисованием или иллюстрацией. Он проводит все свое свободное время, занимаясь такими видами деятельности, иногда не обращая внимания на другие вещи, происходящие в классе. Эндрю же не любит рисование и искусство и будет избегать их любой ценой.Оба ученика — отличники и хорошие слушатели, но их мотивируют совершенно разные интересы и занятия. В классе мотивация определяет многие модели поведения, и важно понимать важность мотивации в образовательной среде.

Мотивация описывается как состояние, которое возбуждает, направляет и поддерживает поведение . Мотивация предполагает достижение целей и требует активности. Цели обеспечивают стимул и направление действий, в то время как действие требует усилий: настойчивости для поддержания деятельности в течение длительного периода времени.

Существуют признанные показатели мотивации, о которых важно знать. Индексы обычно определяют ценность или количество идеи; в этом случае мы можем понять ценность или количество мотивации для человека по этим четырем показателям.

Выбор задачи в условиях свободного выбора указывает на мотивацию к выполнению задачи. В нашем предыдущем примере Эрик решил заниматься искусством в свободное время. Это свидетельствует о том, что они мотивированы искусством и видами искусства.

Высокий уровень усилий, особенно при работе над различными задачами и заданиями, также свидетельствует о мотивации. Например, если ученик усердно работает над сложной задачей по алгебре снова и снова, это будет указывать на более высокий уровень мотивации к математической деятельности.

Продолжительная работа, особенно после столкновения с многочисленными препятствиями, также связана с более высокой мотивацией. Например, Джон, ученик класса физкультуры, не смог освоить прыжки со скакалкой, но решил продолжить попытки прыгать через скакалку во время перерыва; это время выполнения задания свидетельствует о высоком уровне мотивации к освоению прыжков со скакалкой.

Показатели мотивации

Наконец, на уровень достижений влияют выбор, усилия и настойчивость. Чем выше эти показатели, тем выше мотивация и тем выше вероятность достижения задачи.

В классе преподаватели должны знать об этих показателях, чтобы усилить деятельность и интересы, к которым учащиеся уже проявляют пристрастие. Для этого есть собственное название — ситуационная мотивация.

Ситуационная мотивация — это феномен, при котором аспекты непосредственного окружения усиливают мотивацию учиться определенным вещам или вести себя определенным образом . Педагоги могут многое сделать для создания атмосферы в классе, которая будет мотивировать учащихся учиться и вести себя так, чтобы способствовать их долгосрочному успеху.

Понимание внутренней и внешней мотивации | Новые лидеры

Внутренняя мотивация предполагает выполнение задачи, потому что она приносит вам личное вознаграждение.

Внешняя мотивация включает выполнение задачи или демонстрацию поведения из-за внешних причин, таких как уклонение от наказания или получение награды.

Основное различие между внутренней и внешней мотивацией состоит в том, что внутренняя мотивация исходит изнутри, а и — внешняя мотивация — извне. Хотя оба типа мотивации важны, они по-разному влияют на то, как вы работаете.

Внешняя мотивация в некоторых случаях полезна.Например, работа над получением какого-либо вознаграждения может быть полезна, когда вам нужно выполнить задачу, которая обычно может показаться вам неприятной.

Внутренняя мотивация, однако, обычно является более эффективным долгосрочным методом достижения целей и выполнения задач таким образом, чтобы вы чувствовали себя удовлетворенными. Хотя внешняя мотивация полезна в определенных ситуациях, со временем она может привести к выгоранию или потере эффективности.

Иногда внутренняя и внешняя мотивация могут работать вместе, чтобы помочь вам выполнить задачу.Например, если у вас есть работа и вы работаете над завершением проекта, у вас может быть внешняя мотивация завершить его, чтобы уложиться в сроки, установленные вашим товарищем по команде. Возможно, у вас есть внутренняя мотивация завершить его, потому что вам нравится проект, вы хотите хорошо поработать.

Использование внутренней мотивации в работе

Есть много способов применить внутреннюю мотивацию на работе. Например, дает и получает положительный отзыв — один из лучших способов повысить мотивацию.

Чтобы поддержать внутреннюю мотивацию в вашей команде, делитесь своими отзывами намеренно.Позитивная критика, конкретная и вдохновляющая, поможет людям понять ваши стандарты и ожидания.

Постоянно делитесь с менеджерами или руководителями, когда и как их отзывы помогают вам быть мотивированными. Кроме того, дайте им положительный отзыв, когда их руководство было полезным. Когда вы даете своим руководителям положительные отзывы о том, что вас мотивирует, вы внешне мотивируете их продолжать успешно управлять вами.

Использование внешней мотивации в работе

В некоторых случаях внешняя мотивация необходима для повседневной работы.

Когда вы в качестве менеджера или лидера хотите использовать внешнюю мотивацию, важно предлагать вознаграждение стратегически. Хотя внешние награды могут эффективно мотивировать вашу команду к решению новой задачи, изучению нового навыка или достижению квартальной цели, вам также следует убедиться, что вы даете им ресурсы, необходимые для реализации проектов, и навыки, которыми они увлечены. .

Работайте ради наград, которые вам нравятся, но помните о своих пределах и делайте перерывы, когда они вам нужны. Удостоверьтесь, что вы также выделяете время для изучения новых навыков и занятий, которые вам интересны, ради удовольствия или для изучения чего-то нового.

Как внутренняя, так и внешняя мотивация являются важными способами управляющего поведения. Когда вы поймете разницу между двумя типами мотивации, вы также сможете лучше понять, как поощрять людей.

Что вы думаете об использовании страха в качестве мотиватора? — MVOrganizing

Что вы думаете об использовании страха в качестве мотиватора?

Страх — мощный мотиватор, потому что он доставляет нам дискомфорт, и мы хотим уйти от этого дискомфорта в нашу зону комфорта.Хотя это и действенно, проблема с мотивацией страха в том, что со временем она может стать стрессовой.

Является ли страх хорошим мотиватором на рабочем месте?

Страх обычно используется в организациях и в межличностных отношениях как источник мотивации. Некоторые исследования подтверждают использование страха для мотивации сотрудников к работе и изменениям. Некоторые исследования показывают, что страх является хорошим мотиватором и, если его разумно использовать, может дать положительные результаты.

Почему страх не является хорошим мотиватором?

Проблема со страхом как мотиватором заключается в том, что его способность создавать мотивацию в долгосрочной перспективе ограничена.Для некоторых людей это может быть полезной искрой, но если это все, что у них есть, очень вероятно, что это приведет к неудаче. Как люди, мы ищем удовольствия или избегаем боли.

Как страх может нас мотивировать?

Есть много вещей, которые нас мотивируют. Но самый сильный мотиватор — страх. Страх вызывает систему «беги или сражайся», и наша первая реакция часто — бежать обратно в свою зону комфорта. Если мы не знаем обратного пути, мы, скорее всего, последуем за тем, кто укажет нам путь.

Что может быть лучшим мотиватором, чем страх?

Гордость — лучший мотиватор, чем страх.

Какая самая большая мотивация в жизни?

Когда вы так увлечены чем-то, вы будете думать об этом все время. Вы захотите проснуться рано и пожертвовать своим сном ради этого. Вот почему страсть важна, потому что она может побуждать вас каждый день добиваться того, чего вы хотите в жизни. К сожалению, у большинства людей никогда не возникает страсти к своей работе.

Что такое хороший мотиватор?

Лучший мотиватор — тот, который работает для вас. Будь то деньги, желание изменить мир к лучшему или личное удовлетворение от того, что вы делаете все возможное каждый день, лучший мотиватор — это тот, который работает на вас.

Какие хорошие мотивы?

Исследователи определили впечатляюще эффективный третий тип мотивации.

  • Внешний. Выполнение действия для достижения или предотвращения отдельного результата.
  • Внутренний. Внутреннее стремление к успеху или целеустремленность.
  • Семья. Мотивирован желанием обеспечить своих близких.

Какие бывают 3 типа мотивов?

Психологи разделили мотивы на три типа — биологические мотивы, социальные мотивы и личные мотивы! Целью здесь может быть удовлетворение желания или потребности.Всякий раз, когда возникает потребность, организм стремится удовлетворить это желание или потребность.

Какие шесть мотиваторов?

Мотивация не универсальна.

  • Награды / поощрения — «Я хочу получить [конкретное вознаграждение], поэтому я собираюсь выполнить [действие]».
  • Страх последствий — «Я хочу избежать [плохого], поэтому я собираюсь совершить [действие]».
  • Достижение — «Я хочу достичь [триумфа, вехи, награды, общественного признания], поэтому я собираюсь совершить [действие]».

Какие есть примеры мотиваторов?

Примеры внешней мотивации

  • Хочешь работать, потому что хочешь заработать.
  • Учишься, потому что хочешь получить хорошую оценку.
  • Помогать другим, потому что вы надеетесь на похвалу.
  • Волонтерство, потому что это хорошо выглядит в резюме.
  • Посещение того же магазина, потому что вы пользуетесь программами лояльности.

Может у кого быть мотивация?

Один человек может быть больше всего мотивирован возможностью внести свой вклад, в то время как коллега мотивируется свободой выбора, как внести свой вклад. Что вы можете сделать и что принесет устойчивые результаты, так это выяснить, что уже мотивирует человека, и воспользоваться этим.Но менеджеры этого не делают.

Как узнать, мотивированы ли вы?

Как определить, что кого-то мотивирует принадлежность:

  1. описывают себя как человек-человек.
  2. считают себя популярными, у них много друзей и знакомых.
  3. имеют сильное желание нравиться другим.
  4. чувствуют себя полными энергии, когда могут взаимодействовать с другими.
  5. Еще
  6. человек считают их командными игроками.

Как узнать, мотивированы ли сотрудники?

Контрольные признаки, которые определяют эффективность и успех организации

  1. Добросовестный и инициативный.
  2. Управление вызовами для улучшения организации.
  3. Поддерживайте и помогайте друг другу.
  4. Минимальное отсутствие на работе, конфликт или уклонение от ответственности.
  5. Обучающаяся организация и поиск отзывов для самосовершенствования.

Как узнать, что у вас есть внутренняя мотивация?

Внутренняя мотивация исходит изнутри, а внешняя мотивация возникает извне. Когда у вас есть внутренняя мотивация, вы занимаетесь делом исключительно потому, что оно вам нравится и вы получаете от него личное удовлетворение.Когда у вас есть внешняя мотивация, вы делаете что-то, чтобы получить внешнюю награду.

Как определить, мотивированы вы внутренне или внешне?

Внутренняя мотивация определяется интересом или получением удовольствия от действий, необходимых для достижения цели, без зависимости от внешнего вознаграждения или давления. Внешняя мотивация противоположна и требует внешнего вознаграждения, такого как деньги, или внешних последствий, таких как понижение в должности.

Как мне стать внутренне мотивированным?

Чтобы повысить вашу внутреннюю мотивацию, рассмотрите возможность включения следующих стратегий:

  1. Оцените свою мотивацию.Начните с оценки ваших текущих мотивов.
  2. Преследуй свою страсть. Ищите проблемы и цели, которые имеют личное значение, чтобы поддерживать интерес с течением времени.
  3. Произвести впечатление.
  4. Забудьте о наградах.

Кто сказал, что стремление к стремлению называется мотивацией?

В 1943 году два психолога, Кларк Халл и Кеннет Спенс, впервые заинтересовались этой идеей мотивации. Они знали, что это чувство их мотивации, побуждений и объяснение всего поведения.После многих лет исследований они создали теорию привода.

Что такое мотивация?

Мотивация — это процесс, который инициирует, направляет и поддерживает целенаправленное поведение. Мотивация включает в себя биологические, эмоциональные, социальные и когнитивные силы, которые активируют поведение. В повседневной жизни термин «мотивация» часто используется для описания того, почему человек что-то делает.

Что такое мотивация и ее необходимость?

Мотивация — это слово, образованное от слова «мотив», которое означает потребности, желания, желания или побуждения внутри людей.Это процесс побуждения людей к действиям для достижения целей. В контексте цели работы психологическими факторами, стимулирующими поведение людей, могут быть — желание денег.

Какие два типа мотивации?

Есть два типа мотивации: внутренняя и внешняя. Оба очень разные и приводят к разным результатам. Вот как максимально использовать мотивацию как для себя, так и для других.

Зачем нужно изучать понятие мотивации?

Мотивация определяет конкретные цели, к которым стремятся люди; таким образом, это влияет на выбор учащихся.Мотивация увеличивает время, затрачиваемое учащимися на задачу, а также является важным фактором, влияющим на их обучение и успеваемость. Мотивация усиливает когнитивную обработку.

Какая мотивационная стратегия самая эффективная?

1. Похвала и признание. Один из самых простых, но наиболее эффективных способов мотивации сотрудников — это признать их за их работу и предоставить положительные отзывы. Признание сотрудников за их усилия покажет, что этих сотрудников ценят и ценят, и что их работа не остается незамеченной.

Сколько у нас мотивации?

Есть два типа мотивации: внутренняя и внешняя.

Какой тип мотивации слабее?

Исследования показывают, что результаты внешней мотивации слабы и могут даже оказаться пагубными в долгосрочной перспективе.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.