Память человечества – Память человечества — Журнальный зал

Содержание

Память человечества — Журнальный зал

На исходе XX века с появлением электронных носителей все чаще звучит вопрос о роли книги как источника информации и – шире – о ее роли в культуре. Однако энциклопедия “последних” смыслов книги начата литературой уже давно. Точкой отсчета, открывающей тему книги в современной литературе, можно считать написанный в 1953 году роман Рэя Брэдбери “451º по Фаренгейту”, в котором книга не только становится самостоятельным и значимым образом-символом, но несет и сюжетообразующую нагрузку.

Со второй половины XX века приобретает широкое распространение сюжет, связанный с поиском книги (Умберто Эко, Милан Кундера, Клиффорд Д. Саймак, Артуро-Перес Реверте). На современном этапе литература развивает его по-своему – итогом безысходного духовного отчаяния человека становится гибель книги и книжной культуры.

В отечественной литературе последних десятилетий эта тема прослеживается особенно отчетливо. Вслед за “Кысью” Татьяны Толстой появляется ряд произведений, погружающих читателя в мир, сокрушенный катастрофой, – во имя его пробуждения: романы “Метро-2033” Дмитрия Глуховского, “Библиотекарь” Михаила Елизарова и проч.

Названные произведения выстраиваются в ряд неслучайно. Несмотря на существенную разность по художественному значению, замыслу и месту, которое они занимают в литературе, их объединяет парадоксальный тематический узел, появившийся под увеличительным стеклом антиутопии.

 

Утопия: оправдание книги

Традиционное восприятие книги как источника святого образа, светлого слова о человеке росло тысячелетиями. В ней начиная со Священного писания определены границы добра и зла. Она помогает человеку выразиться, воплотиться в слове: “Молчаливый одиночка, читая, придает своему духу звук и смысл” (С. Малларме. “Книга – духовный инструмент”). Книга сама по себе – идеал культуры, его воплощение.

Восприятие книги было предельно утопичным. И утопию, и антиутопию роднит намеренно упрощенный способ видения мира, разделение на черное и белое. Граница между плохим и хорошим была видна издали, предельно четка (как у Брэдбери). Но мир ориентирован на усложнение, рассыпание традиционной картины, на размывание четких цветовых границ. Символ книги постепенно теряет свое аксиологическое наполнение, “жить, как в книге” становится немодным, современное общество забывает не только Библию, но даже и “Как закалялась сталь”. Идеал рассыпается на глазах.

Утопия книги пытается утвердить идеал книги, укорененный в основополагающих образах-символах: память, познание, духовная опора.

Начало книги – память. Книга – память не только о мире “до” катастрофы, это ее органическая сущность. Это ее назначение: “Книга – памятник ушедшим в вечность умам” (У. Давенант).

Классическая интерпретация образа книги у Брэдбери делает память одним из основных и едва ли не самым значимым ее смыслом. Люди в “сейчас”, “после” – беспамятны, убоги. Монтэг, герой “451”, не может вспомнить, когда он познакомился со своей женой. А она и не задумывается об этом, окруженная говорящими стенами. Памятью обладают хранители книг, запрещенных в новом мире. Безошибочной памятью обладает Механический пес – она настроена только на разрушение, на убийство, и эта память никогда не подводит.

Сюжет романа можно представить как конфликт двух видов памяти – механической и человеческой, хранящей в себе память культуры. Идеалист Брэдбери верил в победу последней.

Герои из мира “до” хранят книги в своих головах (“Я – это “Республика” Платона”, – провозглашает один из героев). Жажда развлечений, умноженная на бесконечную скорость жизни, не оставляет времени задуматься, гонит прочь тревогу. “Ведь человек только для того и существует. Для удовольствий, для острых ощущений. И согласитесь, что наша культура щедро предоставляет ему такую возможность”, – странно знакомыми словами говорит инспектор Битти главному герою. Уравнивание на основе отречения от духовного развития означает беспамятство – то, что воспитывает в людях антиутопическая цивилизация Брэдбери.

Такое прочтение мотива памяти (“книга – память человечества”) почти без изменений оставляет и Глуховский в своем романе “Метро 2033”. Как и у Брэдбери, в этом произведении человечество беспамятно. Разница только в том, что люди мира “Метро” отвергают книги не потому, что они под запретом, а потому, что думают лишь о выживании, – стало быть, книга никогда не будет оценена выше шашлыка из крысы или чая из грибов.

Но едва только общество переходит от “первобытно-общинного” строя к кастовому (Полис), книга сразу приобретает новое значение. Она превращается в Спасение, в панацею от бед человечества. Легенда оставлена в наследство мировой культурой: Посланник должен найти Книгу, которая подскажет исход. Так возвращается сказочное ее назначение: она превращается в “магический предмет”, который должен найти герой. Обретение книги также представлено в мифологическом ключе: “Как я ее найду?” – “Ты должен почувствовать ее. Она спрятана от всех”. Однако чуда не случается, и рационалист герой лишний раз убеждается в том, что никакого “надмирного”, внерационального смысла происходящего не существует.

В мрачной полусказке-полубыли Т. Толстой “Кысь” память культуры в мире, который о ней не имеет ни малейшего понятия, возрождает Никита Иванович, Истопник, понаставивший столбов “в память о славном прошлом”, самодельный памятник Пушкину: “Тут был Пушкин”. Герой-антагонист Лев Львович смеется вслед за главным героем, Бенедиктом: “Память у вас плохая! Тут Витя был”. Но в смехе больше слез: ни деяния Истопника, ни книги не могут подарить людям память, отрезанную ломтем, несбереженную, утраченную навсегда. На реплику Истопника “чтоб память была” Лев Львович горячо восклицает: “О чем? Чья? Пустой звон! Сотрясение воздуха!”

У Бенедикта своя память (“на память никогда не жаловался”), порой не менее образная, – о яичном квасе, Последствиях, санитарах. Но культура “прежних” в эту память никогда не войдет. Комичная сцена, в которой Прежние пытаются объяснить Бенедикту, что “память может существовать на разных уровнях”, разбивается о его искреннее непонимание: “Ежели он дылда стоеросовая, так у него и уровень другой! Он на самой маковке вырежет!” Горький смех – о нынешнем конфликте поколений, о том, как вроде бы одинаковые “голубчики”, говоря на одном языке, могут никогда не понять друг друга. И если в романе Толстой причина случившегося – техногенная катастрофа, то в реальности названной, поименованной причины не существует – разве что катастрофа гуманитарная, в которой человек по капле теряет свой внутренний облик, по шагу продвигаясь к духовной гибели.

В пространстве антиутопии книга открывает человеку новые территории, новый мир, дотоле неведомый (Брэдбери). Мир, о котором Гай Монтэг ничего не знает. Книга распахивает дверь, за которой становится ясно, что здание (действительности) выстроено из картона.

Книга не только несет в себе познание, она пробуждает в человеке потребность думать. Монтэга она заставляет впервые задуматься об окружающем мире и о том, что было “когда-то, давным-давно” – познание связывает человека с памятью. В том числе и с памятью тысячелетий, с духовной памятью: “Человек думал, вынашивал в себе мысли”. Монтэг понимает, горько и остро, что за каждой книгой стоит человек. Чтение книги означает познание: преодолев автоматизм восприятия, узнаешь человека, открываешь в нем то, чего обычно не видишь. Книга пробуждает в герое стремление к активному познанию, жизнетворчеству, воплощению мысли, порыва – в жизнь: “Ибо эти руки вздумали жить и действовать по своей воле, независимо от Монтэга, в них впервые проявило себя его сознание, реализовалась его тайная жажда схватить книгу и убежать, унося с собой Иова, Руфь или Шекспира”.

Однако власть книги, по Брэдбери, не делает человека одержимым. Мир, который дарит человеку книга, не отнимает у человека внутренней свободы: “Вы можете закрыть книгу и сказать ей: «Подожди». Вы ее властелин”.

Как предмет идеальный, принадлежащий области человеческого духа, книга всегда противостоит антиидеалам, утверждая необоримость и неизбывность “внутреннего запаса” человечества. В антиутопическом мире Брэдбери идеальным предметом является лишь усовершенствованное ружье: “превосходный образчик того, что может создать человеческий гений”, – без тени сомнения говорит Битти, начальник Монтэга. Книга – антагонистична этому антиидеалу, она – идеал истинный, и позицию автора и героя сразу определяет метафора “книга-голубь” (“Вот книга, как белый голубь, трепеща крыльями, послушно опустилась ему на руки”).

У Глуховского книга-идеал – мера остатка человеческого в человечестве: “К книгам относились как к святыне, как к последнему напоминанию о канувшем в небытие прекрасном мире. И взрослые, дорожившие каждой секундой воспоминаний, навеянных чтением, передавали это отношение к книгам своим детям, которым и помнить уже было нечего, которые никогда не знали и не могли узнать иного мира, кроме нескончаемого переплетения угрюмых и тесных туннелей, коридоров и переходов”.

Идеалом для героя Глуховского становится пришедший из книг образ юного борца за справедливость, который невзирая на личные привязанности, безопасность и самую сохранность жизни идет до конца – ради блага человечества и его спасения.

Интересна здесь связь с мотивом избранничества: найти в конце пути герой должен именно книгу. Однако он не только ее не находит, что дискредитирует “потаенный”, внерациональный смысл книги, но и полностью разуверяется в человеке и человечестве. Разочарование в Книге и разочарование в Человеке приходят вместе, одно за другим, оседают в его душе горькой черной пылью сожженных существ. Замкнутость и всеохватность этой идеи выделяется и композиционно: “путь взросления” главного героя начинается и заканчивается на станции метро “ВДНХ”, во имя родимой станции и всего человечества. Но если в начале в сердце его горела надежда, в конце бьются отвращение, разочарование, опустошенность.

Идеальный образ книги сопряжен с высоким идеалом человека. Сохранить внутреннюю независимость, духовную силу и свободу герою антиутопии удается только в борьбе с безлично-всеобщим – подавляющим личность началом, властвующем в антиутопическом мире.

В классической антиутопии Брэдбери книга становится символом и знаменем этой непростой борьбы – толчком к тому, что Гай перестает быть пожарником (то есть сжигателем книг) и объявляет войну государству. “Если человек думает, что может обмануть правительство и нас, он сумасшедший”, – холодно констатирует инспектор Битти. Гай Монтэг явственно отходит в сторону от рационально выверенных поступков: “Он сам невольно взглянул на свои руки – что они еще натворили? Позже, вспоминая все, что произошло, он никак не мог понять, что же, в конце концов, толкнуло его на убийство: сами ли руки или реакция Битти на то, что эти руки готовились сделать?” Внутренняя воля, пробуждающаяся в человеке-механизме, толкает его на разрушение и преступление: освобождение и право жизненного выбора в антиутопическом мире дается только такой ценой.

Современная русская литература уходит в сторону от канонов классики антиутопии, наполняя новыми смыслами идею противостояния Личности безлично-всеобщему, развивая ее. У Толстой личность обречена на подавление безличным, неперсонифицированным началом (у Брэдбери в этой роли выступает правительство). Отчетливо слышен мотив экзистенциального ужаса человека, нежелания (Я кысь? Я ли?) становиться его частью. Герои антиутопии Толстой не просто не могут вырваться из-под власти всеобщей подавленности, малодушия как способа жизни, они ее даже не осознают – лишь смутное, словесно не выражаемое чувство пробуждается в Бенедикте. Книга превращается в мостик к миру Личности, она дарит мысль и Слово – то, чего лишен мир посткатастрофический: “…а то чувство какое бессловесное в груди ворочается, стучит кулаками в двери, в стены: задыхаюся! выпусти! – а как его, голое-то, шершавое, выпустишь? Какими словами оденешь? Нет у нас слов, не знаем! Как все равно у зверя дикого, али у слеповрана, али русалки, – нет слов, мык один! А книгу раскроешь, – и там они, слова, дивные, летучие”. Но зависимость от книги главный герой чувствует исключительно животную, и ни одну из них он никогда не сможет понять… В слепом бунте Бенедикт готов перегрызть горло, пойти на крамолу – только бы вырваться из-под власти томящих пустотой безличности, бессмысленности мира.

 

Антиутопия: книга vs человека

Книга в мире фантастического зла становится, вопреки традиции, его средством, орудием и символом. Люди порабощаются книгой, которая заменяет им собственную память (“Книга Памяти”). Замещенная память – воплощение “измененного сознания”, искусственно созданного в человеке, на что нынешний век богат. Сохранение собственного духовного мира – одна из тех задач, с которой человек может и должен справиться только сам, и верить в этих условиях нельзя даже книге.

Литературная антиутопия раскрывает внутреннюю противоречивость книжного мира (“морока”): попав в руки человека, книга порой запускает сложные и страшные процессы, изменяющие не только внешнюю жизнь, но, что важнее – внутренний облик человека.

Книга теряет свою главную роль, перестает быть “кастальским ключом”, источником знания и вдохновения. Впервые реализуется образ человеческой зависимости от книги: не решения великой судьбы человечества (Глуховский) или образа его будущего, сохранения культурной памяти (Брэдбери), а личной зависимости человеческого существа, при этом ничего в самой книге не понимающего: “Вот лежишь. Лежишь. Лежишь. Без божества, без вдохновенья. Без слез, без жизни, без любви. Может, месяц, может, полгода, и вдруг: чу! Будто повеяло чем. А это сигнал”. У Толстой Бенедикт зависит от книги, но приобретает ее как странно необходимую вещь; книга превращается в источник словосочетаний – никакого понимания, тем более проникновения и беседы с книгой у героя быть не может, он – зеркало, отражатель, Кысь.

Елизаров развивает эту злую иронию, внося в нее бесчеловечный социальный контекст, осложняя саму идею. У него книга превращается в инструмент воздействия, сопоставимый с гипнозом, наркотиком, НЛП (нейро-лингвистическим программированием). Сквозь нее передается даже не информация, не набор символов, а определенное состояние, рабом которого становится человек. Но при этом в дилемме “книга-человек” Елизаров начинает с человека. Для того чтобы поддаться влиянию вторгающегося в тебя состояния, нужно иметь особый склад души, особый характер, ключом к которому могло бы стать слово “беззащитность”. Из общей массы людей библиотекари отыскивают “тех, кого наступившие перемены (перестройка. – А.К.) запугали и морально подавили”, “отчаявшихся, измученных нищетой людей”, “бессловесных, грязных, замученных существ”. Да и сам главный герой, библиотекарь Алексей Вязинцев, – человек-былинка, “перекати-поле”, которое несется, не зная, за что зацепиться, с пустотой внутри. Такие люди нуждаются в заменителе жизни; им и становится книга.

Проводником отрицательной энергии, воздействия на человеческое сознание книга становится не сама по себе – такой ее делают люди. Елизаров для выражения этой идеи создает образ некоего писателя Громова. Разрушительная, стирающая личность человека власть его книги подана как мистическая сила, как условие игры. Однако существует нечто, остающееся за пределом этой условности, сопротивляющееся ей.

Прежде всего – это те люди, которых Толстая метко назвала – “прежние”. Книжная культура в процессе развития приходит к самоотрицанию, к изживанию себя, к краху. У Брэдбери и Толстой “прежние” – носители культуры, у Глуховского – вымирающее человечество, у Елизарова – секта людей, зависящих от книги, как от наркотика. Кризис книжной культуры определяется измененным сознанием человека. Духовный союз с книгой разрушен, человек больше неспособен на него. У Елизарова книгами живут сектанты: в этом образе сочетаются извращаемая природа книги с уже извращенной – человеческой. Та же тема прослеживается в постмодернистском “ГенАциде” Всеволода Бенигсена, романе о жителях русского селения, однажды насильственно погруженного в литературу. Получились – те же елизаровские секты, два враждующих лагеря – “рифмачи” и “заики”, готовые убить друг друга во имя “этих, типа, трех страниц”. (Обе книги, “Библиотекарь” и “ГенАцид”, замечу, появились почти одновременно.)

Усталость от книжной культуры – это усталость от вопросов, давать ответы на которые новым людям, сменяющим “прежних”, становится неинтересно. Прежние для них – сомнительные графоманы (Елизаров, Бенигсен) или каста жрецов (Глуховский), утративших способность беречь культуру и жить ею. Прежние – это мы, не сберегшие свои святыни.

У Толстой мир людей изначально связан с утраченными идеалами, потерянными человечеством в погоне за прогрессом. И хотя в запале Никита Иванович говорит о том, что “провидит искру человечности” в Бенедикте, он все чаще повторяет слово “неандертал”, знаменующее то, что новое человечество к прежнему мышлению, к системе гуманистических идеалов не придет никогда. Идеалы – область ушедшего, область мира “до”. Хотя, надо отметить, и у Бенедикта есть свои “идеалы”: например, книгу по вязанию он находит “скучным чтением”, а Пушкина – наоборот. Более того, бессловесный Бенедикт, страшная “кысь”, в которую он превращается, сочиняет истинную молитву книге, в которой звучит узнаваемая гоголевская поэтика: “Ты, Книга! Ты одна не обманешь, не ударишь, не обидишь, не покинешь! Тихая, – а смеешься, кричишь, поешь; покорная, – изумляешь, дразнишь, заманиваешь; малая – а в тебе народы без числа”.

“Рабочий человек должен глубоко понимать, что ведер и паровозов можно наделать сколько угодно, а песню и волнение сделать нельзя. Песня дороже вещей…” – с сокрушающей ироничной серьезностью Елизаров ставит эпиграфом к книге платоновские слова об идеале, красным заревом отзвучавшие в истории русской культуры XX века. В его “Библиотекаре” проблема идеалов, даруемых книгой человеку, приобретает особенно полемический характер. Идеалы, даруемые книгой, – навязанные, пришедшие извне. Трагедия “прежнего” человека в том, что эти идеалы ему милее пустоты, окружающей его, что он готов принять их на веру и, более того, нуждается в них.

Так в образной системе своего романа Елизаров развенчивает два идеала – идеал книги и идеал человека – одновременно.

Каждому из героев елизаровской фэнтезийной эпопеи книга дарит свое: молодые гибнут в схватке, напоминающей ролевую игру или сцену из игры компьютерной, старухи обретают могущество и силу, которую в реальном мире им ничто не вернуло бы, а главный герой – бессмертие: “Я не умру никогда. И зеленая лампа не погаснет”. До этого он становится лидером, вожаком – тем, кем бы никогда не стал в реальности. Книга превращается в Чудо, ей дарована сила Бога. Только смысл ее тотально искажен: на место Слова поставлено Воздействие, на место опоры – зависимость, на место восхождения – трясина.

Сам идеальный образ книги развенчан еще более гротескно, с жестокой насмешкой: во имя книги не только убивают, она сама становится орудием убийства. Именно книгой в сцене битвы с гореловцами главный герой убивает своего соперника, вызывая тем шумное одобрение соратников: “А цепь так удобно легла в ладонь <…> Я, как пращу, раскрутил книгу и обрушил на голову Марченко”. Белый голубь превращается в обитое железом орудие убийства. То же происходит у Бенигсена: “Брызнула кровь. Завизжали бабы. Поднялся дикий гвалт. Один из “рифмачей” выхватил из-под себя стул и, прежде чем его успели обезвредить, умудрился проломить им голову только-только вставшему на ноги Денису. Денис снова рухнул на пол, а дальше началась форменная потасовка. В ход пошла мебель, пустые бутылки и даже книги. Впрочем, последние были малоэффективны, если не считать увесистого тома “Войны и мира” в руках доярки Гали, которым та орудовала вполне умело — по крайней мере двум оппонентам она посадила по внушительному синяку”.

Молодые русские антиутописты полностью переворачивают классическую парадигму “плохое-хорошее” (безличное/личность). У Глуховского безлично-всеобщее начало, воплощенное в образе “черных”, становится избавлением от заразы индивидуализма, от той нечистоты и гнили в человеке, которую, как понимает в конце своего мессианского пути главный герой, надо изжить. Но побеждает в конфликте антиутопического мира личность с идеей выживания во имя торжества человеческого и человека. Книга же остается частью личного прошлого, которое тянется за выжившим, но, по Глуховскому, не несет ему спасения.

В “Библиотекаре” акценты смещаются еще дальше: на место индивидуальности поставлен коллектив. Утопические черты ушедшего коммунистического рая, с любовью отображенные автором, развиваются в страшных законах “библиотек”, где смерть рядового “товарища” – героическое и вполне обыкновенное дело, где все – и духовная, и материальная жизнь – кладется на алтарь служения Книге – тотему, идолу. Однако мир каждой отдельной личности при этом оказывается на удивление беден (антитеза духовному богатству читающего человека), а слабина, которая чувствуется в каждой ипостаси жизни главного героя, особенно наглядно проявляет себя в завершении романа.

Печать необычности на человека читающего накладывается уже с портрета, с облика. Читающий книгу – частица прошлого, носитель того, что было “до” апокалипсиса, того, что мы называем духовностью и культурой. “Прежних, почитай, и нет почти, – говорит Бенедикт, главный герой романа “Кысь”, – …прежние наших слов не понимают, а мы ихних”. В романе “451╟ по Фаренгейту” Гай сравнивает лицо Клариссы, девушки из “прежнего” мира, с лунным светом и снегом, ее глаза – с “двумя блестящими капельками прозрачной воды”. Последнее сравнение особенно символично: оно связывает “прежнего человека” с миром природы, которого, как и мира культуры, в пространстве антиутопии уже не существует.

И в “Библиотекаре” безудержная преображающая сила прочитанной книги проявится в изменении внешнего облика. “Странная эмоция, совсем не похожая на счастье или удовлетворение, осветила его лицо. В этом мимическом сиянии была смесь неброского, светлого восторга и гордой надежды. Нечто подобное умели изображать актеры в старых советских фильмах, когда смотрели в индустриальную даль”, – в описании звучит горькая ирония, почти сарказм. Странность, обособленность, отчужденность книголюбителей у Елизарова становится своеобразным мрачным предсказанием: спустя какое-то время читающие книгу люди могут превратиться в секту.

У Глуховского в романе “Метро 2033” ирония сменяется пародией: он уничижительно-сатирически изображает “библиотекарей” – тех, в кого они переродились после взрыва. “Так это звери или люди?” – “Не звери, это точно”. “Серая сгорбленная фигура, длинная, поросшая жесткой серебристой шерстью, костлявая рука”, – портрет монстра свидетельствует, что отношения с библиотекарями у Глуховского были не самыми теплыми. Равно как и у его героев, которые иногда забывают, что “выстрелы, как и любые громкие звуки… привлекают и раздражают библиотекарей”.

Однако куда более значимы изменения, происходящие во внутреннем мире героев. В осмыслении отношений между человеком и книгой это – самый важный этап. Именно здесь как в фокусе собраны воедино “смыслы” книги, семантические константы ее образа. Веками они определяли ее отношения с человеком, но теперь их отражает зеркало антиутопии, открывая в них порой совсем иное значение.

Книга: прошлое или будущее?

Образ книги у современных писателей противоречив. Она – часть мира старой культуры (книги в “Метро-2033”) и основание культуры (или антикультуры) новой (“Библиотекарь”). Книга, согласно литературной традиции, оказывается символом тайного знания, власти, могущества. Книга (книги) необходима, ее (их) ищут с тем, чтобы узнать тайну мира и его судьбу (Глуховский), чтобы уберечь страну от порабощения и уничтожения (Елизаров) – книга необходима для спасения. Но при этом в самом ее поиске есть что-то отталкивающее; она – знамение мира антиутопии, чуждого гуманности и традициям старой культуры. Книга в антиутопическом мире – искаженный талисман, ложное спасение, за которое платят жизнями и которое сродни идолу, ждущему кровавых жертв. В этом прочтении книга становится образом духовного зла современной цивилизации.

Авторы антиутопии дискредитируют книгу, лишают ее изначального назначения и смысла. Она перестает быть вместилищем и хранительницей идеалов, перестает служить духовному совершенствованию человека. И все же – вот парадокс! – именно к книге обращается современный герой. К непонимаемой, проклинаемой, потерявший свой облик и ставшей орудием зла, но все-таки – книге. Уходит из мира вещей и бежит к книге – ущербный к ущербной, изменившей свой облик и сущность.

Материалом для построения литературой последовательно плохого мира становятся господствующие формы мира ныне здравствующего. Черты исторической и современной культурной действительности авторы антиутопии доводят до крайности, до абсурда. Но антиутопия всегда прежде всего – зоркое видение ситуации и критика во имя будущего развития.

Во имя конца книги – или ее нового начала.

 

magazines.gorky.media

свойства, способности, работа и процессы, улучшение, особенности, виды как называется, развитие

Как у компьютера есть блок памяти, так и у человека есть своеобразный диск в мозге и психике. Он записывает информацию, в независимости помнит или нет субъект, промелькнувшие мимо фрагменты. Запечатление и сохранение происходит автоматически. Она является тем фактором, который помогает воспроизводить то, что было в прошлом и в настоящем.

память человека

Определение термина

Память – это комплекс познавательных способностей и психологических функций, которые способствуют сохранению, воспроизведению и накоплению знаний. Умению и приобретению навыков.

Свойства и функции памяти в психологии

Свойства:

  1. Хранение информации (объем)
  2. Запоминание
  3. Воспроизведение
  4. Узнавание
  5. Забывание

Функции

  • Хранение и объем. Память устроена так, что может хранить огромный объем информации. Даже на подсознательном уровне. Во многих культурах, есть предположение, что она с прошлых жизней переходит с новым рождением. В генах человека и в его клетках также есть эта функция.
  • Запоминание – способность точно фиксировать мельчайшие детали, факты и события, пароли, даты, номера и много другое. Это функция закрепляет в психике информацию и знания.
  • Воспроизведение. Этот процесс помогает воспроизводить, все что увидели и услышали, добавляя мелкие детали. Оживлять и озвучивать ранее приобретенную информацию.
  • Узнавание. Эта функция помогает вспоминать то, что промелькнуло мельком или случайно увиденное.
  • Забывание. Оно помогает человеку не держать в своей памяти ненужную информацию. Если психика испытала шок, стресс, то подсознание блокирует и отключает воспоминания об этом событии.

Виды и типы

Виды памяти отличаются по характеру и деятельности психической активности человека. Типы определяются по особенностям памяти человека.

  1. Двигательная – запоминание происходит за счет механических движений мышечно-двигательного процесса. Мышечная память легко запоминает движения в танце, игре на музыкальных инструментах, спортивные движения, вязание и т.д.
  2. Эмоциональная – напрямую зависит от эмоций и чувств. Она прочнее всех других типов. Опытом запоминаются все эмоциональные события, как хорошие, так и негативные. Это помогает человеку достигать целей на подсознательном уровне. Так как является ярко выраженным толчком к действию.
  3. Словесная – воспроизводит услышанные или произнесенные слова, прочитанное или написанное произведение.
  4. Наглядно-образная — сохраняет и воспроизводит зрительные, двигательные и слуховые образы, а также их качества, действия и обозначения.
  5. Зрительная, слуховая, обонятельная, осязательная и вкусовая – эти виды сенсорной памяти ответственны за сохранение и воспроизведение зрительных и слуховых образов. Человек с точностью может повторить увиденное событие или услышанное. Также запоминает вкус пищи. Узнает людей, запахи парфюма и тела, музыку и т.д. При прикосновении испытывает удовольствие или отвращение.
  6. Целевая — произвольная и непроизвольная. То, что человек запоминает специально и сознательно называется — произвольной. Правила, дорогу, стихотворение и многое другое. Запоминание образов помимо его воли или случайно увиденных – непроизвольной. Мимо проходящий прохожий может показаться знакомым или мелодия, которую раньше слышал субъект. Вспомнить маршрут и его достопримечательности и т.д.
  7. Сохраненная по времени — кратковременная и долговременная.

Кратковременная – с помощью сенсорных ощущений информация поступает на короткий срок. Человек ее запоминает не более чем на 30 секунд. Это психический процесс ограничивает хранение полученных данных. Как только субъект утрачивает интерес, он сразу забывает. Остаются фрагменты актуальные для него, и они переходят в долгосрочную память.

Долговременная – еще ее называют генетической памятью. Вся информация хранится на подсознательном уровне. Именно она и определяет характер и поведение человека. Является надежной базой хранения информации, при необходимости всплывает в памяти и используется людьми.

Развитие, тренировки и упражнения

Если память не развивать и не тренировать она угасает или исчезает совсем, и человек теряет свою личность. Для жизни это необходимая задача. Функционирует в быту, в творчестве и любых сферах деятельности. Развивать ее надо с самого детства, а уже взрослым продолжать тренировать.

  • Для развития зрительной памяти подойдёт таблица немецкого психотерапевта Шульте. Суть метода развития такова: пять минут смотреть на таблицу, затем закрыть ее и воспроизвести содержание по памяти.
  • Для развития памяти есть еще метод «Айвазовского» — выбрать любой объемный объект, смотреть внимательно на него 5 минут, закрыть глаза и мысленно воспроизвести увиденное.
  • Учить стихи наизусть. Этот метод тренирует как зрительную, так и слуховую память.
  • Есть техника с использованием образов и ассоциаций. Так называемая «мнемоническая» (искусство запоминания). На доске или на листке, кто-то посторонний должен написать несколько разных слов. Изучив их, отвернитесь и повторите.
  • Симулировать воспроизведение помогает произношение слов наоборот.
  • Еще один способ воспроизведения игры со словами «Города» и «Слово из слов».
  • Кроссворды, ребусы, сканворды и т.д.
  • Повседневные дела. Составлять в уме список покупок. Считать в уме покупки в магазине. Пересказывать фильмы и книги. Ходить разными маршрутами и сохранять в памяти дорогу (магазины, парки и т.д.). Запоминание новых слов и терминов.

Заключение

Память — важнейший инструмент в нашей жизни. Она помогает в развитии и обучении. Доказанный факт, что человек использует возможности памяти, только на 5%. Это говорит о том, что возможности безграничны. Врожденную память можно сделать феноменальной и использовать ее на благо себе и всему миру.

onona.online

Как устроена память | Журнал Популярная Механика

Загадка человеческой памяти — одна из главных научных проблем XXI века, причем разрешать ее придется совместными усилиями химиков, физиков, биологов, физиологов, математиков и представителей других научных дисциплин. И хотя до полного понимания того, что с нами происходит, когда мы «запоминаем», «забываем» и «вспоминаем вновь», еще далеко, важные открытия последних лет указывают правильный путь.

На сегодняшний день даже ответ на базовый вопрос — что собой представляет память во времени и пространстве — может состоять в основном из гипотез и предположений. Если говорить о пространстве, то до сих пор не очень понятно, как память организована и где конкретно в мозге расположена. Данные науки позволяют предположить, что элементы ее присутствуют везде, в каждой из областей нашего «серого вещества». Более того, одна и та же, казалось бы, информация может записываться в память в разных местах.

Например, установлено, что пространственная память (когда мы запоминаем некую впервые увиденную обстановку — комнату, улицу, пейзаж) связана с областью мозга под названием гиппокамп. Когда же мы попытаемся достать из памяти эту обстановку, скажем, десять лет спустя — то эта память уже будет извлечена из совсем другой области. Да, память может перемещаться внутри мозга, и лучше всего этот тезис иллюстрирует эксперимент, проведенный некогда с цыплятами. В жизни только что вылупившихся цыплят играет большую роль импринтинг — мгновенное обучение (а помещение в память — это и есть обучение). Например, цыпленок видит большой движущийся предмет и сразу «отпечатывает» в мозге: это мама-курица, надо следовать за ней. Но если через пять дней у цыпленка удалить часть мозга, ответственную за импринтинг, то выяснится, что… запомненный навык никуда не делся. Он переместился в другую область, и это доказывает, что для непосредственных результатов обучения есть одно хранилище, а для длительного его хранения — другое.

Запоминаем с удовольствием

Но еще более удивительно, что такой четкой последовательности перемещения памяти из оперативной в постоянную, как это происходит в компьютере, в мозге нет. Рабочая память, фиксирующая непосредственные ощущения, одновременно запускает и другие механизмы памяти — среднесрочную и долговременную. Но мозг — система энергоемкая и потому старающаяся оптимизировать расходование своих ресурсов, в том числе и на память. Поэтому природой создана многоступенчатая система. Рабочая память быстро формируется и столь же быстро разрушается — для этого есть специальный механизм. А вот по‑настоящему важные события записываются для долговременного хранения, важность же их подчеркивается эмоцией, отношением к информации. На уровне физиологии эмоция — это включение мощнейших биохимических модулирующих систем. Эти системы выбрасывают гормоны-медиаторы, которые изменяют биохимию памяти в нужную сторону. Среди них, например, разнообразные гормоны удовольствия, названия которых напоминают не столько о нейрофизиологии, сколько о криминальной хронике: это морфины, опиоиды, каннабиноиды — то есть вырабатываемые нашим организмом наркотические вещества. В частности, эндоканнабиноиды генерируются прямо в синапсах — контактах нервных клеток. Они воздействуют на эффективность этих контактов и, таким образом, «поощряют» запись той или иной информации в память. Другие вещества из числа гормонов-медиаторов способны, наоборот, подавить процесс перемещения данных из рабочей памяти в долговременную.

Механизмы эмоционального, то есть биохимического подкрепления памяти сейчас активно изучаются. Проблема лишь в том, что лабораторные исследования подобного рода можно вести только на животных, но много ли способна рассказать нам о своих эмоциях лабораторная крыса?

Мечта вегана: омлет без яиц

Если мы что-то сохранили в памяти, то порой приходит время эту информацию вспомнить, то есть извлечь из памяти. Но правильно ли это слово «извлечь»? Судя по всему, не очень. Похоже, что механизмы памяти не извлекают информацию, а заново генерируют ее. Информации нет в этих механизмах, как нет в «железе» радиоприемника голоса или музыки. Но с приемником все ясно — он обрабатывает и преобразует принимаемый на антенну электромагнитный сигнал. Что за «сигнал» обрабатывается при извлечении памяти, где и как хранятся эти данные, сказать пока весьма затруднительно. Однако уже сейчас известно, что при воспоминании память переписывается заново, модифицируется, или по крайней мере это происходит с некоторыми видами памяти.

Мечта вегана: омлет без яиц

Не электричество, но химия

В поисках ответа на вопрос, как можно модифицировать или даже стереть память, в последние годы были сделаны важные открытия, и появился целый ряд работ, посвященных «молекуле памяти».

На самом деле такую молекулу или по крайней мере некий материальный носитель мысли и памяти пытались выделить уже лет двести, но все без особого успеха. В конце концов нейрофизиологи пришли к выводу, что ничего специфического для памяти в мозге нет: есть 100 млрд нейронов, есть 10 квадрильонов связей между ними и где-то там, в этой космических масштабов сети единообразно закодированы и память, и мысли, и поведение. Предпринимались попытки заблокировать отдельные химические вещества в мозге, и это приводило к изменению в памяти, но также и к изменению всей работы организма. И лишь в 2006 году появились первые работы о биохимической системе, которая, похоже, очень специфична именно для памяти. Ее блокада не вызывала никаких изменений ни в поведении, ни в способности к обучению — только потерю части памяти. Например, памяти об обстановке, если блокатор был введен в гиппокамп. Или об эмоциональном шоке, если блокатор вводился в амигдалу. Обнаруженная биохимическая система представляет собой белок, фермент под названием протеинкиназа М-зета, который контролирует другие белки.

Мечта вегана: омлет без яиц Одна из главных проблем нейрофизиологии — невозможность проводить опыты на людях. Однако даже у примитивных животных базовые механизмы памяти схожи с нашими.

Молекула работает в месте синаптического контакта — контакта между нейронами мозга. Тут надо сделать одно важное отступление и пояснить специфику этих самых контактов. Мозг часто уподобляют компьютеру, и потому многие думают, что связи между нейронами, которые и создают все то, что мы называем мышлением и памятью, имеют чисто электрическую природу. Но это не так. Язык синапсов — химия, здесь одни выделяемые молекулы, как ключ с замком, взаимодействуют с другими молекулами (рецепторами), и лишь потом начинаются электрические процессы. От того, сколько конкретных рецепторов будет доставлено по нервной клетке к месту контакта, зависит эффективность, большая пропускная способность синапса.

Белок с особыми свойствами

Протеинкиназа М-зета как раз контролирует доставку рецепторов по синапсу и таким образом увеличивает его эффективность. Когда эти молекулы включаются в работу одновременно в десятках тысяч синапсов, происходит перемаршрутизация сигналов, и общие свойства некой сети нейронов изменяются. Все это мало нам говорит о том, каким образом в этой перемаршрутизации закодированы изменения в памяти, но достоверно известно одно: если протеинкиназу М-зета заблокировать, память сотрется, ибо те химические связи, которые ее обеспечивают, работать не будут. У вновь открытой «молекулы» памяти есть ряд интереснейших особенностей.

Мечта вегана: омлет без яиц

Во-первых, она способна к самовоспроизводству. Если в результате обучения (то есть получения новой информации) в синапсе образовалась некая добавка в виде определенного количества протеинкиназы М-зета, то это количество может сохраняться там очень долгое время, несмотря на то что эта белковая молекула разлагается за три-четыре дня. Каким-то образом молекула мобилизует ресурсы клетки и обеспечивает синтез и доставку в место синаптического контакта новых молекул на замену выбывших.

Во-вторых, к интереснейшим особенностям протеинкиназы М-зета относится ее блокирование. Когда исследователям понадобилось получить вещество для экспериментов по блокированию «молекулы» памяти, они просто «прочитали» участок ее гена, в котором закодирован ее же собственный пептидный блокатор, и синтезировали его. Однако самой клеткой этот блокатор никогда не производится, и с какой целью эволюция оставила в геноме его код — неясно.

Третья важная особенность молекулы состоит в том, что и она сама, и ее блокатор имеют практически идентичный вид для всех живых существ с нервной системой. Это свидетельствует о том, что в лице протеинкиназы М-зета мы имеем дело с древнейшим адаптационным механизмом, на котором построена в том числе и человеческая память.

Конечно, протеинкиназа М-зета — не «молекула памяти» в том смысле, в котором ее надеялись найти ученые прошлого. Она не является материальным носителем запомненной информации, но, очевидно, выступает в качестве ключевого регулятора эффективности связей внутри мозга, инициирует возникновение новых конфигураций как результата обучения.

Мечта вегана: омлет без яиц

Внедриться в контакт

Сейчас эксперименты с блокатором протеинкиназы М-зета имеют в некотором смысле характер «стрельбы по площадям». Вещество вводится в определенные участки мозга подопытных животных с помощью очень тонкой иглы и выключает, таким образом, память сразу в больших функциональных блоках. Границы проникновения блокатора не всегда ясны, равно как и его концентрация в районе участка, выбранного в качестве цели. В итоге далеко не все эксперименты в этой области приносят однозначные результаты.

Подлинное понимание процессов, происходящих в памяти, может дать работа на уровне отдельных синапсов, но для этого необходима адресная доставка блокатора в контакт между нейронами. На сегодняшний день это невозможно, но, поскольку такая задача перед наукой стоит, рано или поздно инструменты для ее решения появятся. Особые надежды возлагаются на оптогенетику. Установлено, что клеткой, в которой методами генной инженерии встроена возможность синтеза светочувствительного белка, можно управлять с помощью лазерного луча. И если такие манипуляции на уровне живых организмов пока не производятся, нечто подобное уже делается на основе выращенных клеточных культур, и результаты весьма впечатляющи.

Автор — доктор биологических наук, член-корреспондент РАН, профессор, директор ИВНДиНФ РАН

Статья «Химический ключ памяти» опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2013).

www.popmech.ru

Человеческая память

Человеческая память

ВВЕДЕНИЕ

Память — самая долговечная из наших способностей. В старости мы помним события детства восьмидесятилетней, а то и большей давности. Случайно оброненное слово, может воскресить для нас, казалось, давно забытые черты лица, имя, морской или горный пейзаж. Память определяет нашу индивидуальность и заставляет действовать тем или иным способом в большей степени, чем любая другая отдельно взятая особенность нашей личности. Вся наша жизнь есть не что иное, как путь из пережитого прошлого в неизвестное будущее, освящаемый лишь в то ускользающее мгновение, тот миг реально испытываемых ощущений, который мы называем » настоящим «. Тем не менее настоящие — это продолжение прошлого, оно вырастает из прошлого и формируется им благодаря памяти. Именно память спасает прошлое от забвения, не дает ему стать таким же непостижимым, как будущее. Иными словами, память придает направленность ходу времени.

Для каждого из нас память уникальна. Память позволяет нам осознавать и собственную индивидуальность, и личность других людей. Лишившись памяти, человек утрачивает собственное » я «, перестает существовать. Вот почему так бесконечно интересны и пугающи клинические случаи потери памяти. Человеческая память закодирована в десяти миллиардах нервных клеток, образующих наш мозг, и в десяти триллионах связей между этими клетками. Следы памяти — это живые процессы, которые трансформируются и наполняются новым содержанием всякий раз, когда мы их оживляем.

Многие люди жалуются на плохую память. Но ведь объем и продолжительность запоминания информации поистине удивительны.

Самый важный вопрос: как мы запоминаем? Каким образом мельчайшие подробности повседневного существования, пережитые в детстве радости и унижения, прозаические детали ужина или случайный набор цифр на номере промелькнувшего автомобиля остаются запечатленными в смеси молекул, ионов, белков и липидов, из которых состоят десять миллиардов клеток нашего мозга? Такое количество клеток трудно даже вообразить. Но представьте себе, что число нейронов в мозгу любого человека втрое больше числа живущих на Земле людей, а если подсчитывать связи между этими нейронами со скоростью одна связь в секунду, то потребуется от трех до тридцати миллионов лет, чтобы завершить подсчет. Этого вполне достаточно, чтобы хранить воспоминания о всей прошедшей жизни…

Есть еще одна проблема. На протяжении нашей жизни каждая молекула тела многократно изменяется, клетки отмирают и тоже заменяются новыми, связь между ними устанавливается и рвутся тысячи, а возможно, и миллионы раз. Тем не менее в ходе этого всеобъемлющего процесса, который и составляет существо биологической жизни, память сохраняется. Любая компьютерная память перестает существовать, если все детали машины подвергаются такой же замене. Память, связанная со структурами мозга и происходящими в них процессами, сохраняется так же, как сохраняются формы тела, несмотря на непрерывный круговорот его молекулярных компонентов.

Мы принимаем наш технологизированный мир и использование в нем памяти как что-то само собой разумеющееся. Мы оставляем друзьям послания автоответчиках или в компьютерах, справляемся по памятным книжкам относительно еще не занятых дней и посылаем записки коллегам, организуя обед, посещение театра или собрания, наконец, отмечаем, что у нас есть в холодильнике и что необходимо купить. Все эти факты индивидуальной памяти, но акты, в которых мы прибегаем к средствам, лежащим вне нас, для того чтобы дополнить или заменить внутреннюю систему памяти, связанную с мозгом. Так было не всегда. Наши воспоминания индивидуальны, но они формируются в процессе коллективной, общественной жизни людей, которая влияет и на сами механизмы мозговой деятельности. У каждого из нас и у общества в целом разнообразные технические средства — от таких древних, как письмо, до новейших электронных устройств — трансформируют восприятие и способы использования памяти. Чтобы понять работу памяти, необходимо понять природу и динамику процесса этой трансформации.

Большая часть истории человечества протекла до появления современных технологий, даже до появления письменности. В первобытных сообществах память о жизни отдельных людей, истории семей и племен передавалась в устной форме. То, что не удерживалось в индивидуальной памяти или не передавалось в процессе устного общения, навсегда забывалось. Воспоминания людей, внутренние следы их прошлого опыта должны были быть самыми хрупкими сокровищами. В таких бесписьменных культурах памяти подлежала постоянному упражнению, а воспоминания — сохранению и обновлению. Особые люди — старейшины, барды — становились хранителями общественной культуры, способными пересказывать эпические повествования, в которых запечатлевается история любого общества. При этом каждый пересказ в те времена становился уникальным — это был неповторимый продукт сиюминутного взаимодействия между рассказчиком, его способностью помнить прошлые пересказы и конкретной аудиторией.

Хотя еще жива концепция памяти в этом глубоком, коллективном смысле, новые технические средства меняют природу запоминания. Магнитофоны и видеомагнитофоны, а также письменная регистрация событий не только усиливают память, но и замораживают ее, придают ей фиксированный, линейный характер; они закрепляют ее и в то же время не дают ей развиваться и трансформироваться во времени, подобно тому как жесткий наружный скелет насекомых или ракообразных одновременно защищает и стесняет его обладателя. Вспомним, например, как в 1990 году лидеры мирового европейского движения собрались в Ваннзе — вилле на берегу озера, где Гитлер, Гейдрих и прочие почти пятьдесят лет назад подготовили план » окончательного решения европейской проблемы «. Как писал тогда Элие Визель, нужно было продемонстрировать, что » память сильнее чем ее враги…, о которых многие немцы и немки в прошлом старались не говорить и не помнить «. Это был акт групповой памяти одной стороны, противостоящий акту общественной амнезии у другой; но этот акт памяти не ограничивался устными выступлениями: он был подкреплен письменными текстами, звуковыми записями и прежде всего видимыми образами на фотографиях и кинопленке — потрясающими до ужаса изображениями, которые теперь в умах и памяти даже тех, кто был далек от запечатленных событий. Контраст со старыми, основанными на устной традиции культурами не мог бы быть более явным.

Разумеется, многие современные национальные и этические конфликты порождены аналогичными, многократно усиленными коллективными воспоминаниями и коллективной амнезией.

Древнее искусство запоминания

Древние философы относились к достоинствам письменной культуры с явным скепсисом. Платон приписывает Сократу утверждение об античеловеческой природе письма: оно выносит за пределы нашего духа то, что на самом деле может существовать только в нем самом. Как отмечает Онг, письмо материализует психические процессы, превращает их произведенный продукт. Записи разрушают память; те, кто пользуется ими ( как говорил, по свидетельству Платона, Сократ ), становятся забывчивыми, полагаются на внешние источники, когда им не хватает внутренних ресурсов. Письмо ослабляет ум. Память следует упражнять, чтобы она была все помнящей. Система приемов, улучшающих использование памяти, — так называемая мнемотехника — по-видимому, не один раз независимо возникала и разрабатывалась во многих культурах.

Главное условие хорошей памяти — это способность упорядоченно располагать в мыслях все то, что требуется запомнить. Такое правило предназначено для соотнесения набора объектов, не имеющих видимой логической связи, с другим набором, структура которого логически ясна или хотя бы легко запоминается благодаря каким-то характерным признакам. В таких мнемотехнических системах воспоминания можно сохранять путем » привязки » их к элементам хорошо знакомого окружения — обычно дома с его комнатами или общественного места с заметными зданиями и монументами: подлежащие запоминанию предметы мысленно размещаются вдоль цепочки таких элементов. После этого их легко вспомнить. В древних текстах этот метод запоминания называют » искусственной » памятью в противовес врожденной, или природной, нетренированной памяти; изобретение новых систем памяти, по-видимому, представлялось древним столь же заманчивым делом, как и нынешним энтузиастам создания компьютеров.

Постепенно, особенно с XIV века, мнемотехника стала набирать силу. Место » записи » запоминаемых образов стали уподоблять театру особому » театру памяти » с символическими скульптурами, подобными статуям древнеримского форума, у основания которых можно было располагать объекты, подлежащие запоминанию. С начала эпохи Возрождения эти воображаемые театры становились сложнее, в них появились проходы, ярусы кресел, классические статуи, олицетворявшие пороки, добродетели и другие ключевые понятия. Но если раньше демонстраторы искусства мнемотехники были как бы зрителями такого театра, смотревшими на сцену как на собрание тщательно отобранных образов-напоминаний, то в эпоху Возрождения мнемотехник смотрел со сцены,подобно актеру, и ряды зрителей в зале служили для него последовательностью знаков, облегчавших работу памяти.

Новый вид памяти

Естественно, со временем происходило развитие письменности, » театры памяти » дойдя до наивысшей степени развития сошли на нет, постепенно происходит развитие науки ( кибернетики ), появляются изобретения, которые способны перевернуть представление о устройстве памяти.

Качественная новизна компьютерной техники была очевидна с самого начала. Разумеется, и раньше существовали электромеханические счетные машины и подобные им аппараты. Но компьютеры общего назначения представляли собой нечто большее, чем быстродействующие устройства и хранилища информации: они могли сравнивать и преобразовывать информацию, манипулировать ею, что делало возможным создание принципиально новых технологических процессов и инструментов и даже постановку любых мыслимых научных проблем, касающихся познания Вселенной. На протяжении двух последних десятилетий компьютеры постепенно, но во все нарастающем темпе изменяют способы, которыми мы познаем мир и воздействуем на него. Не удивительно, что столь велик идеологический резонанс компьютеризации. Перед создателями компьютерной техники с самого начала во весь рост встала проблема взаимодействия между компьютером и мозгом. Это нашло даже отражение в их языках. Так, цифровая ЭВМ фон Неймана состояла из центрального процессора, выполнявшего арифметические и логические операции, и блока хранения информации, который был тут же наречен его конструкторами памятью.

mirznanii.com

Механизмы и принципы работы памяти головного мозга человека / Habr

Поводом написания данной статьи послужила публикация материала американских неврологов на тему измерения емкости памяти головного мозга человека, и представленная на GeekTimes днем ранее.

В подготовленном материале постараюсь объяснить механизмы, особенности, функциональность, структурные взаимодействия и особенности в работе памяти. Так же, почему нельзя проводить аналогии с компьютерами в работе мозга и вести исчисления в единицах измерения машинного языка. В статье используются материалы взятые из трудов людей, посвятившим жизнь не легкому труду в изучении цитоархитектоники и морфогенетике, подтвержденный на практике и имеющие результаты в доказательной медицине. В частности используются данные Савельева С.В. учёного, эволюциониста, палеоневролога, доктора биологических наук, профессора, заведующего лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАН.

Прежде, чем преступить к рассмотрению вопроса и проблемы в целом, мы сформулируем базовые представления о мозге и сделаем ряд пояснений, позволяющих в полной мере оценить представленную точку зрения.

Первое что вы должны знать: мозг человека — самый изменчивый орган, он различается у мужчин и женщин, расовому признаку и этническим группам, изменчивость носит как количественный (масса мозга) так и качественный (организация борозд и извилин) характер, в различных вариациях эта разница оказывается более чем двукратной.

Второе: мозг самый энергозатратный орган в человеческом организме. При весе 1/50 от массы тела он потребляет 9% энергии всего организма в спокойном состоянии, например, когда вы лежите на диване и 25% энергии всего организма, когда вы активно начинаете думать, огромные затраты.

Третье: в силу большой энергозатраты мозг хитер и избирателен, любой энергозависимый процесс невыгоден организму, это значит, что без крайней биологической необходимости такой процесс поддерживаться не будет и мозг любыми способами старается экономить ресурсы организма.

Вот, пожалуй, три основных момента из далеко не полного списка особенностей мозга, которые понадобится при анализе механизмов и процессов памяти человека.

Что же такое память? Память – это функция нервных клеток. У памяти нет отдельной, пассивной эноргонезатратной локализации, что является излюбленной темой физиологов и психологов, сторонников идеи нематериальных форм памяти, что опровергается печальным опытом клинической смерти, когда мозг перестает получать необходимое кровоснабжение и примерно через 6 минут после клинической смерти начинаются необратимые процессы и безвозвратно исчезают воспоминания. Если бы у памяти был энергонезависимый источник она могла бы восстановиться, но этого не происходит, что означает динамичность памяти и постоянные энергозатраты на ее поддержание.

Важно знать, что нейроны, определяющие память человека, находятся преимущественно в неокортоксе. Неокортекс содержит порядка 11млрд. нейронов и в разы больше глии. (Глия – тип клеток нервной системы. Глия является средой для нейронов глиальные клетки служат опорным и защитным аппаратом для нейронов. Метаболизм глиальных клеток тесно связан с метаболизмом нейронов, которые они окружают.

Неокортекс:

Глии, связи нейронов:

Хорошо известно, что в памяти информация хранится разное время, существуют такие понятия как долговременная и кратковременная память. События и явления быстро забываются, если не обновляются и не повторяются, что очередное подтверждение динамичности памяти. Информация определенным образом удерживается, но в отсутствии востребованности исчезает.

Как говорилось ранее, память – энергозависимый процесс. Нет энергии – нет памяти. Следствием энергозависимости памяти является нестабильность ее содержательной части. Воспоминания о прошедших событиях фальсифицируются во времени вплоть до полной неадекватности. Счета времени у памяти нет, но его заменяет скорость забывания. Память о любом событии уменьшается обратно пропорционально времени. Через час забывается ½ от всего попавшего в память, через сутки – 2/3, через месяц – 4/5.

Рассмотрим принципы работы памяти, исходя из биологической целесообразности результатов ее работы. Физические компоненты памяти состоят из нервных путей, объединяющих одну или несколько клеток. В них входят зоны градуального и активного проведения сигналов, различные системы синапсов и тел нейронов. Представим себе событие или явление. Человек столкнулся с новой, но достаточно важной ситуацией. Через определенные сенсорные связи и органы чувств человек получил различную информацию, анализ события завершился принятием решения. При этом человек доволен результатом. В нервной системе осталось остаточное возбуждение – движение сигналов по сетям, которые использовались при решении проблемы. Это так называемые «старые цепи» существовавшие до ситуации с необходимостью запоминать информацию. Поддержания циркуляции разных информационных сигналов в рамках одной структурной цепи крайне энергозатратно. Потому сохранение в пямяти новой информации обычно затруднительно. Во время повторов или схожих ситуациях могут образоваться новые синаптические связи между клетками и тогда полученная информация запомнится на долго. Таким образом, запоминание – это сохранение остаточной активности нейронов участка мозга.

Память мозга – вынужденная компенсаторная реакция нервной системы. Любая информация переходит во временное хранение. Поддержка стабильности кратковременной памяти и восприятия сигналов от внешнего энергетически крайне затратна, к тем же клеткам приходят новые возбуждающие сигналы и, накапливаются ошибки передачи и происходит перерасход энергетических ресурсов. Однако ситуация не так плоха, как выглядит. Нервная система обладает долговременной памятью. Зачастую она так трансформирует реальность, что делает исходные объекты неузнаваемыми. Степень модификации хранимого в памяти объекта зависит от времени хранения. Память сохраняет воспоминания, но изменяет их так, как хочется обладателю. В основе долговременной памяти лежат простые и случайные процессы. Дело в том, что нейроны всю жизнь формируют и разрушают свои связи. Синапсы постоянно образуются и исчезают. Довольно приблизительные данные говорят о том, что этот процесс спонтанного образования одного нейронного синапса может происходить у млекопитающих примерно 3-4 раза в 2-5 дней. Несколько реже происходит ветвление коллатералей, содержащих сотни различных синапсов. Новая полисинаптическая коллатераль формируется за 40-45 дней. Поскольку эти процессы происходят в каждом нейроне, вполне можно оценить ежедневную емкость долговременной памяти для любого из животных. Можно ожидать, что в коре мозга человека ежедневно будет образовываться около 800 млн. новых связей между клетками и примерно столько же будет разрушено. Долговременным запоминанием является включение в новообразованную сеть участков с совершенно не использованными, новообразованными контактами между клетками. Чем больше новых синаптических контактов участвует в сети первичной (кратковременной) памяти, тем больше у этой сети шансов сохраниться надолго.

Запоминание и забывание информации. Кратковременная память образуется на основании уже имеющихся связей. Её появление обозначено оранжевыми стрелками на фрагменте б. По одним и тем же путям циркулируют сигналы, содержащие как старую (фиолетовые стрелки), так и новую (оранжевые стрелки) информацию. Это приводит к крайне затратному и кратковременному хранению новой информации на базе старых связей. Если она не важна, то энергетические затраты на её поддержание снижаются и происходит забывание. При хранении «кратковременной», но ставшей нужной информации образуются новые физические связи между клетками по фрагментам а-б-в. Это приводит к долговременному запоминанию на основании использования вновь возникших связей (жёлтые стрелки). Если информация долго остаётся невостребованной, то она вытесняется другой информацией. При этом связи могут прерываться и происходит забывание по фрагментам в-б-а или в-a (голубые стрелки).»

Из выше сказанного ясно, что мозг динамическая структура, постоянно перестраивается и имеет определенные физиологические пределы, так же мозг чрезмерно энергозатратный орган. Мозг не физиологичен, а морфогенетичен, потому его активности некорректно и неправильно измерять в системах, используемых и применимых в информационных технологиях. Из за индивидуальной изменчивости мозга не представляется возможным делать какие либо выводы обобщающие различные функциональные показатели мозга человека. Математические методы так же не применимы в расчете структурного взаимодействия в работе мозга человека, из за постоянного изменения, взаимодействия и перестраивания нервных клеток и связей между ними, что в свою очередь доводит до абсурда работу американских ученых в исследовании емкости памяти головного мозга человека.

habr.com

Как работает память человека: механизмы и способы улучшения

Если бы память человека была подобна Интернету и выдавала бы нужную информацию по первому запросу, это сильно облегчило бы жизнь. Впрочем, неизвестно, смогли бы мы правильно пользоваться ею и не утонули бы в море сведений.

Человеческий мозг способен работать настолько эффективно, что до сих пор разработчикам искусственного интеллекта не удалось его превзойти. Во многом это связано с уникальным устройством памяти.

Что такое память и как она работает

Что такое память

Память позволяет нам снова пережить прошлое

Памятью называется способность нервной системы сохранять и транслировать информацию, получаемую человеком ежесекундно.

Изучением того, как работает память человека, занимаются нейрофизиологи, психологи и другие ученые.

Благодаря памяти перед нашим сознанием встают в подробностях события и образы прошлого.

Также мозг запоминает, как мы реагировали на эти события, и позволяет впоследствии при необходимости воспроизвести эту реакцию лучше и точнее. Эти свойства памяти лежат в основе обучения.

Нервная система обрабатывает сигналы, полученные органами чувств, а также работает с мыслями и воображаемыми картинами. Поначалу они запечатлеваются, а затем сохраняются на уровне рефлексов и связей между нейронами в мозгу.

Механизм памяти связан не только с запоминанием, узнаванием и воспроизведением фрагментов опыта, но и с забыванием ненужной или малозначимой информации, вытеснением травмирующего опыта.

Впрочем, ученые считают, что абсолютно вся информация, полученная в течение жизни, хранится в голове, даже если сознание неспособно припомнить ее.

Память максимально эффективно работает в первые 5 лет, когда ребенок учится говорить и познаёт мир впервые. В дальнейшем происходит постепенное ухудшение памяти, причём в старческом возрасте это может стать причиной недееспособности.

Память, с помощью которой мы взаимодействуем с собственным жизненным опытом, лежит в основе всех когнитивных функций, таких, как мышление и речь.

Виды памяти

Основных видов памяти два — кратковременная и долговременная. Классификация других видов памяти зависит от функции и типов обрабатываемой информации.

Кратковременная память

Кратковременная память (другие названия – первичная, активная) отвечает за запоминание событий, произошедших в течение 20-30 секунд. Она основана на временных нейронных связях фронтальной и теменной коры головного мозга.

С помощью этих связей фиксируется информация, поступающая от органов чувств. Ресурсов кратковременной памяти достаточно, чтобы запомнить и воспроизвести отрывок текста во время диктанта или набрать номер телефона, вычитанный в справочнике.

Объем кратковременной памяти установил психолог Джордж Миллир – он составляет 7 элементов (плюс-минус 2). Если информация повторяется, то она может сохраняться дольше – на этом основано зазубривание текстов.

Долговременная память

Если содержание информации, поступающей в кратковременную память, имеет особую ценность, то она переходит в долговременную память.

Согласно теории физиолога Дональда Хебба, при этом нейронные схемы, ранее связанные только электрофизиологическими механизмами, получают закрепление посредством химической трансформации клеток мозга.

Например, из ежедневного потока телевизионных новостей в долгосрочную память попадают только самые значимые (для истории или конкретного человека) факты. Лучше всего запоминаются сведения, находящиеся в начале и в конце информационного блока.

Также выделяют следующие типы памяти:

  1. Сенсорная (ультракратковременная) — сохраняет ощущения доли секунды.
  2. Оперативная — связывает кратковременную и долговременную память, отвечает за мыслительные операции.
  3. Процедурная — позволяет запоминать действия.
  4. Декларативная — хранит информацию о названиях.
    Долговременная память

    Лучше всего мы запоминаем, что нам говорили в начале разговора и в конце

  5. Иконическая — сохраняет визуальные образы.
  6. Эхоическая — запечатлевает звуки.
  7. Тактильная — хранит данные о положении тела и воздействиях на органы осязания.
  8. Вкусовая — сохраняет ощущение вкуса продуктов.
  9. Обонятельная — хранит впечатления от запахов.
  10. Пространственная — помогает ориентироваться на местности.
  11. Болевая — хранит переживания боли.

Кратковременная и долговременная память – основные. Другие виды памяти являются своего рода их разделами, хранящими данные различных типов.

Память человека: новейшие исследования

Ученые постоянно проводят эксперименты, позволяющие узнать новые факты о функционировании человеческой памяти.

Почему не запоминаются сны

Ученые австралийского университета Монаша выяснили, почему содержание снов так быстро выветривается из памяти. Как оказалось, это связано с малой активностью гиппокампа — части головного мозга, отвечающей за передачу сведений из кратковременной памяти в долгосрочную.

Во время сна эта область работает автономно и не передает сведения в долговременную память. Лучший способ запомнить содержание сна — сразу же записать его после пробуждения, пока информация сохраняется в кратковременной памяти.

Именно так, согласно популярной легенде, поступил химик Менделеев, которому приснилась периодическая система элементов.

Забывчивость необходима

Нейробиологи и психологи из Канады подтвердили, что для эффективной работы с информацией важно не только запоминать ее, но и забывать. Выяснилось, что данное свойство памяти позволяет оптимизировать принятие решений, отбрасывая лишние детали и фокусируясь на главном.

Таким образом, содержание событий, бесед и прочитанных страниц «конспектируется» в мозгу. Ранее же считалось, что человек не может что-то запомнить дословно из-за отказа механизмов хранения информации.

Настоящий интеллектуал запоминает не всё подряд, но лишь то, что имеет действительную ценность и позволяет ориентироваться в быстро меняющемся мире.

При запоминании пространства в мозгу создаётся его карта

Пониманию механизмов памяти способствуют исследования над животными. Во Фрайбургском университете в Германии был проведён эксперимент над лабораторной мышью.

Исследователи модифицировали гены грызуна так, чтобы его нервные клетки во время работы светились. После этого мышь была помещена в виртуальную реальность посредством пенопластового мяча на воздушной подушке и нескольких мониторов.

Изучение мышью компьютерных лабиринтов стимулировалось соевым молоком, капли которого давались животному при прохождении определенных участков.

Пока грызун путешествовал по новому для себя пространству, исследователи с помощью микроскопа наблюдали за его гиппокампом, в котором зажигались и потухали определённые нейроны.

Выяснилось, что каждый задействованный нейрон отвечал за конкретную точку пространства, а в мозгу мыши создавалась своего рода копия виртуального лабиринта.

Депрессия стирает воспоминания

Ученые из немецкого Рурского университета создали вычислительную модель, которая прояснила влияние депрессии на когнитивные способности человека.

Они смоделировали процессы, происходящие в мозгу, и установили, что депрессия мешает формированию связей между нейронами. При этом большое значение имеет продолжительность данного расстройства.

Люди, долгое время страдающие депрессией, плохо запоминают происходящие с ними в настоящее время события, а также постепенно утрачивают старые воспоминания.

Возня с внуками помогает бабушкам сохранить память

Присматривающие за внуками пожилые люди сохраняют качества краткосрочной и долговременной памяти дольше, чем их сверстники, не занимающиеся с малышами. Это выяснили австралийские исследователи, которые сравнили способности 200 бабушек, у части которых были внуки, а у других нет.

Выяснилось, что пожилые женщины, которые раз в неделю возятся с внуками, лучше запоминают новые сведения и демонстрируют более логичное мышлению. Более частое общение с подрастающим поколением не столь эффективно, поскольку бабушки испытывают слишком большие нагрузки.

Новейшие исследования показали сложность устройства памяти у людей и животных и связь механизмов запоминания со многими факторами.

Что вредит памяти

Разумеется, память по естественным причинам ухудшается с возрастом, однако сохранить способность запоминать нужную информацию вполне возможно, если соблюдать определённые правила и избегать рисков.

Памяти вредит рассеянность. Если мы усилием воли не концентрируем внимание на необходимых сведениях, они не задерживаются в голове.

Страдают от забывчивости те, кто не высыпается. Исследования показали, что если бодрствовать в течение 36 часов, то способность к воспроизведению информации снижается на 40%. 

Гиппокамп, имеющий ключевое значение для откладывания сведений в долговременной памяти, хуже работает из-за стрессов. Адренокортикотропный гормон и кортизол, выплеском которых организм реагирует на неприятную ситуацию, препятствуют консолидации воспоминаний.

Если стрессовая ситуация продолжается долгое время, то ткани гиппокампа деградируют (у детей, переживших жестокое обращение, ухудшение структуры составило 12%).

Неправильная диета

Неправильное питание не идет на пользу мозгу и памяти

Вредит работе мозга неправильная диета:

  • алкоголь;
  • фаст-фуд;
  • избыток сахара, фруктозы и подсластителей;
  • мучное, жареное и жирное;
  • красное мясо, колбасы и сосиски;
  • сильно соленая еда.

Таким образом, несоблюдение норм здорового образа жизни и слишком бурная реакция на происходящее подрывают память.

Как улучшить память

Чтобы улучшить способность к запоминанию, регулярно занимайтесь физическими упражнениями.

По данным американских исследователей, даже 20 минут физической активности в день повышает содержание в нервной системе глутаминовой и гамма-аминомасляной кислот, участвующих в механизмах памяти.

Также улучшить память можно с помощью особых когнитивных упражнений:

  1. Целлюлярный токинг. Назовите предметы, находящиеся напротив Вас в комнате (ноутбук, музыкальный центр, лампа, ключи и т.д.) Через некоторое время Вы почувствуете, что затрудняетесь быстро вспомнить, как называется та или иная вещь и охарактеризовать ее. Однако регулярное повторение упражнения повышает скорость мышления и заставляет нейроны работать с полной отдачей.
  2. Дом памяти. Назовите конкретные предметы или имена людей, объединённых в какую-либо категорию. Например, вспомните пару десятков поэтов или знаменитых спортсменов. Подходят для упражнения названия компьютерных игр и фильмов, перечисление животных, растений, продуктов питания и предметов интерьера.
  3. Слова-перевертыши. Отличным упражнением для тренировки зрительной и словесной памяти является проговаривание слов задом наперёд (коса-асок, трава-аварт и тому подобное). Здесь принципиально важно не читать слова по бумаге, а представлять их в своём сознании. От коротких слов постепенно переходите к длинным (поначалу, возможно, придется дробить их на отдельные слоги).

Старайтесь в повседневной жизни обходиться без записей, например, при составлении списка покупок перед походом в супермаркет или при поздравлении родных и друзей с именинами.

Для более эффективного запоминания применяйте методы мнемотехники, пользуйтесь ассоциациями и разбивайте большие блоки информации на части. Не витайте в облаках, а в каждый конкретный момент концентрируйтесь на выполнении стоящей перед вами задачи.

Полезные продукты

Есть и продукты, которые наоборот улучшают память

Улучшают память эфирные масла мяты, розмарина и лимона, а также некоторые продукты:

  • черника;
  • рыба жирных сортов;
  • яйца;
  • куркума;
  • грецкие орехи;
  • брокколи;
  • апельсины;
  • горький шоколад.

Выполнение простых упражнений, здоровое питание и физическая активность сохранят память надолго и позволят вам оставаться в здравом уме до глубокой старости.

Хорошая память – не только условие эффективного функционирования дома, в школе, институте и на работе. Она позволяет получать полноценное удовольствие от каждого прожитого дня, ведь воспоминания о радостных событиях и драгоценных мгновениях – сокровище, которое всегда остается с вами.

В этом видео вы узнаете много интересного о мозге и памяти:

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.

vyuchit.work

Память: психология, интересные факты | NUR.KZ

Изучением памяти занимались еще в давние времена. На исследование феномена брошено много сил, однако до сих осталось больше вопросов, чем ответов. Попытаемся разобраться, что такое память. Психология считает ее наиболее таинственной способностью мозга человека.

Фото: YAUSTAL.com

Память: психология, свойства и классификация

Память — это особенный процесс, благодаря которому происходит накапливание и хранение информации: человек переживает события, случившиеся в прошлом, анализирует ситуацию, переосмысливает чувства и эмоции.

Любая жизнедеятельность невозможна без памяти, так как именно прошлый опыт помогает познать себя, расширить восприятие информации, научиться чему-то новому. Поэтому важно понимать, что такое память и какой она бывает.

Существует несколько теорий, которые раскрывают понятие по-своему. Например, ассоциативная концепция говорит о том, что память — это воссоединение материала через ассоциации, а вот когнитивная теория утверждает, что накопление и совмещение информации происходит с помощью блоков.

Фото: Мои правила

Память классифицируют по нескольким признакам:

  • По времени хранения материала выделяют:
  1. Сенсорную память (очень короткое время хранения информации).
  2. Кратковременную (информация хранится около 30 секунд).
  3. Долговременную (информация сохраняется неограниченный срок).

Также многие задаются вопросом, что такое оперативная память. Этот вид хранения материала ассоциируется исключительно с электронными гаджетами и носителями информации, однако у человека она также присутствует. Оперативная память — это сохранение образа, который необходим для следующего действия. Обычно информация держится в памяти несколько минут или дней, после чего стирается.

  • По смыслу определяют:
  1. Образную память — способность человека запоминать и воссоздавать образы в мыслях.
  2. Двигательную. Этот вид памяти отвечает за основы движений, которые закладываются один раз и не забываются. Например, умение писать, ездить на велосипеде, плавать.
  3. Эмоциональную. Такая память основывается на переживаниях, чувствах и эмоциях.
  4. Словесно-логическую. С ее помощью человек способен запоминать мысли и высказывания других людей, анализировать, выстраивать логические цепочки.
  5. Автобиографическую. Как понятно из названия, такой вид помогает человеку помнить информацию о себе.

Фото: BioFile.ru

Также выделяют слуховую, вкусовую и зрительную память.

  • По степени опосредованности выделяют такие виды памяти:
  1. Непроизвольную. Представляет вид запоминания информации, для которого не прилагают никаких усилий: материал откладывается непроизвольно. Такую память еще называют генетической.
  2. Произвольную. Ее часто тренируют во время учебы в школе или институте. Чтобы удержать в мозгу какую-либо информацию, человеку необходимо приложить усилия: заучить, прочитать несколько раз, прослушивать в течение долгого времени.
  3. Метапамять. Вид встречается достаточно редко — это умение человека пользоваться знаниями о возможностях своей памяти и успешно воплощать их в жизнь.

Человеческая память работает достаточно стандартно: сначала идет запоминание, затем сохранение, воспроизведение и забывание информации. Некоторые воспоминания остаются на всю жизнь, другие же легко стираются.

Психологи и врачи рекомендуют постоянно развивать память с помощью чтения книг, учебы и выполнения специальных упражнений. Мозг человека нуждается в нагрузке и напряжении, поэтому уделяйте внимание не только внешности, но и развитию внутреннего мира.

Читайте также: Как развить память ребенка?

Память: интересные факты

Феномен человеческой памяти настолько уникален, что собралось немало фактов об этой способности. Расскажем о наиболее интересных:

  • Память можно тренировать.

Конечно же, память не улучшится от физических нагрузок (хотя они тоже важны для нормального функционирования мозга).

Для тренировки памяти необходимо делать специальные упражнения и правильно питаться. Причем развивать память можно в любом возрасте, даже в преклонном.

Фото: Anisima.ru

  • Умение забывать — важная особенность.

Чтобы человек выжил, ему необходимо умение забывать — таким образом, мозг освобождает место для новых воспоминаний. Также способность помогает человеку справиться с переживаниями, потерями, страхами. Поэтому не расстраивайтесь, если не помните многих деталей: так нужно. Если речь, конечно же, не идет о постоянной забывчивости.

Кстати, умение забывать также поддается тренировке.

  • Можно создать ложные воспоминания.

Однажды психолог Элизабет Лофтус провела эксперимент: студентам выдали рассказы с воспоминаниями из их детства, якобы написанные родственниками. Практически вся группа испытуемых ответила, что они помнят истории, которые с ними происходили, хотя на самом деле такого не было.

Подсознание человека легко поддается обману — достаточно придерживаться определенного этапа имплементации, и он воспримет ложную информацию под видом собственного воспоминания.

  • Существуют люди с феноменальной памятью.

Некоторые личности обладают особым даром — запоминать огромный объем информации, восприняв его на слух или увидев воочию.

Например, Моцарт точно определял услышанное музыкальное произведение и записывал его по нотам. Жительница Австралии выучила телефонную книгу, которая состояла из 130 тысяч номеров. Причем свой телефон женщина запомнить так и не смогла. А вот Доминик О’Брайен с легкостью точь-в-точь повторил 152 слова из китайского языка, хотя слышал речь впервые.

Фото: Anisima.ru

  • Человек запоминает информацию, еще находясь в утробе матери.

Ученые проводили эксперимент, в ходе которого выяснилось, что с 20-й недели маленький эмбрион уже запоминает информацию. Также считается, что некоторые люди способны вспомнить, что делали, когда находились в животе у мамы.

  • Память нужно включать.

Ученые доказали, что иногда память нуждается в том, чтобы ее активизировали. Проводили такой эксперимент: группе людей оглашали информацию, а затем без предупреждения просили их повторить услышанное. Так как люди не настроились на то, что их будут спрашивать, они не запомнили информацию.

  • Память находится везде.

Доказано, что воспоминания находятся во всей нейронной сети мозга. Причем каждая информация хранится в определенном участке. Например, говоря о хлебе, мы помним его запах, цвет, форму и вкус: общее воспоминание состоит из множества маленьких, которые разбросаны в разных частях мозга.

  • Так называемое дежавю может возникать из-за генетической памяти.

С каждым хоть раз случалось ощущение того, что вы уже когда-то были в этом месте или уже делали что-либо. Ученые утверждают, что такое явление может происходить из-за воспоминаний, которые живут на генетическом уровне и иногда прорываются в современную жизнь.

Фото: Дикий Дикий Мир

  • Человек использует память только на 10%.

Возможности памяти, как и человеческого мозга, практически безграничны. Вот только использовать способность на 100% не может ни один человек. С чем это связано, неизвестно.

Память — уникальная человеческая особенность. То и дело ученые раскрывают новые факты и приводят множество примеров людей, которые способны запоминать тонны информации.

Хотите войти в число уникальных личностей или облегчить свою жизнь? Тогда внимательно относитесь к своему организму и не забывайте о тренировке памяти.

Читайте также: Как тренировать мозг и память

www.nur.kz

Читайте также:

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о