Социальные стереотипы примеры: СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ: ПОЗИТИВНЫЕ И НЕГАТИВНЫЕ СТОРОНЫ

Содержание

СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ: ПОЗИТИВНЫЕ И НЕГАТИВНЫЕ СТОРОНЫ

Добавлено Янв 5, 2020

Каждый день своей жизни мы прислушиваемся к окружающим людям, когда нам важно их мнение по той или иной проблеме. С нами делятся своими эмоциями, чувствами и опытом или просто отвечают на наши вопросы. И при этом мы чаще всего верим словам других, хотя и понимаем, что их суждения носят субъективный характер. Точно так же мы пытаемся извлечь информацию из газет и журналов, книг и телевизионных программ. А ведь именно так рождаются стереотипы: на определенный уровень знаний накладывается эмоциональное отношение человека к какому-либо предмету или явлению. Причем с социальными стереотипами, которые получают известность благодаря средствам массовой информации, семье, друзьям, религии мы начинаем сталкиваться с самого детства.

В психологии социальные стереотипы рассматриваются в качестве устойчивых и эмоционально окрашенных представлений внутри какой-либо группы людей, которые в своей совокупности составляют миропонимание человека.

Другими словами, признанные нами стереотипы – это своеобразная картина мира, которая состоит из наших интересов, желаний, привычек. Согласно И. С. Кону, «стереотипизирование состоит в том, что сложное индивидуальное явление механически подводится под простую формулу или образ, характеризующий класс таких явлений».

Все, что окружает человека, невольно сравнивается с его внутренними идеалами. Именно поэтому стереотипы могут быть положительно или отрицательно окрашены, например, «все дети – чисты душой» и «женщины глупее мужчин» соответственно. Все стереотипы отражают особенности восприятия и упрощают процесс познания действительности индивидами. Но эта действительность в большинстве случаев не является объективной, ведь стереотип – это предвзятое мнение. Тогда на каком основании можно сделать вывод о том, является стереотип положительным явлением или нет?

Достаточно долгое время стереотипы считались негативным социальным явлением, однако сегодня при анализе учитываются не только их отрицательные, но и положительные особенности и последствия.

Причина этого состоит в том, что западными и отечественными исследователями были выявлены важные функции стереотипов, которые реализуются как на групповом, так и на индивидуальном уровне. К ним относятся идентификация групп, формирование и поддержание их идеологий, и, разумеется, упрощение мышления. Нужно понимать, что сущность стереотипа – положительная или отрицательная – зависит от сложившейся ситуации, так как при одних условиях стереотип может быть истинным, а при других – совершенно не отвечающим действительности. Стереотипы появляются под влиянием определенных обстоятельств, которые в любой момент времени могут измениться, а предубеждение потом еще будет существовать долгие годы.

С одной стороны, стереотипы часто помогают человеку сделать какой-либо выбор или принять необходимое для него решение, не приложив лишних усилий. Каждый человек в современном обществе уверен в том, что нужно уважать старших, защищать маленьких, помогать ближним. Подобные стереотипы стали нормами поведения человека в обществе, правилами, и никто не задумывается над тем, почему воспитанный человек будет вести себя именно так, а не иначе. Но это не единственное проявление хорошей стороны стереотипов. Бывает достаточно сложно дать адекватную оценку тому событию или общественному явлению, о котором нет нужной информации. Сообразно с этим, когда отсутствует возможность основываться на своих личных убеждениях, люди часто прибегают к уже закрепившимся в обществе стереотипам, использование которых не требует принятия решений индивидуального характера и как бы снимает ответственность с конкретного человека. Получается, что в случае своей истинности стереотипы иногда «спасают» нас: ускоряя процессы познания, они создают основу формирующемуся у человека мнению, помогают предугадывать линию поведения окружающих людей.

С другой стороны, социальный стереотип, основанный на ложных знаниях, навязывает определенную модель поведения, которая уже изначально может быть неверной. Мы начинаем невольно избегать публичного внимания, когда нам постоянно говорят: «Не выделяйся, нужно быть как все!» А слова «Тебя перестанут уважать за это» и вовсе звучат угрожающе. Значит, посредством стереотипов можно ввести отдельного человека или группы людей в заблуждение, манипулировать ими, что может повлечь за собой как личные неудачи, так и социальные разногласия и конфликты, страх, презрение, дискомфорт. Ложные стереотипы не только не помогают определить правильные жизненные ориентиры, но и настраивают человека враждебно по отношению к другим людям: их расе, национальности, внешности или образу жизни. Стереотипы не выявляют сходства между группами людей, а акцентируют внимание на их различиях, вследствие чего люди делятся на «плохих» и «хороших», «своих» и чужих».

Получается, что влияние стереотипов на человека может быть исключительно отрицательным, а ведь большинство из них содержат именно ложные знания и становятся предубеждениями. Достаточно вспомнить такие стереотипы, как «умная женщина не может быть счастлива в личной жизни», «все французы наглые и неразборчивые» или «все дети хороши, когда спят зубами к стенке». Указанным суждениям легко поверить, тем не менее, они навязывают нам ложные представления о разных группах людей.

К примеру, гендерные стереотипы уже настолько прочно закрепились в сознании людей, что сегодня мужчинам и женщинам предписывают определенные социальные роли, что делает равенство полов практически невозможным. Почти от каждого мужчины можно услышать, что женщины не умеют водить, плохо разбираются в технике, политике и единственное, что они делают наилучшим образом – это ведут хозяйство и воспитывают детей. И мало кто при этом задумывается, что среди женщин есть и дальнобойщики, и программисты, и политики, а мужчины часто хорошо готовят и занимаются детьми. Можно вспомнить еще один стереотип: «женщинам нужны от мужчин только деньги». Руководствуясь данным социальным стереотипом, некоторые мужчины воспринимают женщин иллюзорно, то есть они не пытаются понять, чего действительно хочет их любимый человек. Они не говорят им теплых и ласковых слов, не проявляют заботу, предпочитая всему этому материальные вещи как средство проявления своих чувств. Слова «я люблю тебя» или «прости» достаточно часто заменяются подарками.

Но золото и бриллианты – это далеко не единственное, чего хотят женщины. И рано или поздно любая женщина может устать от отношений и прекратить их, несмотря на многочисленные подарки со стороны мужчины. Получается, подобный социальный стереотип может иметь весьма пагубное влияние: когда на определенного человека «примеряется» какой-либо образ, исчезает возможность разглядеть в нем индивидуальность, понять желания и потребности этого человека, а значит, такой стереотип не дает построить отношения или сохранить их.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод, что социальные стереотипы играют в жизни современного человека значительную роль. Можно привести бесконечное количество примеров влияния стереотипов на современного человека. Однако нельзя дать данному явлению однозначную оценку. Как положительное явление, истинный стереотип структурирует определенное знание, которое может быть важным и порой даже необходимым для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Ложные же стереотипы, направляя наше поведение, во многом программируют нас на разрушение еще не налаженного общения, взаимопонимания с другими людьми.

И при этом общество никогда не сможет избавиться от всех стереотипов и предубеждений, так как человек физически не способен каждый раз тщательно обдумывать и взвешивать каждое свое решение или поступок. Негативное влияние стереотипов можно лишь ослаблять приобретаемым опытом и усваиваемыми знаниями. Если человек пытается проверять полученную извне информацию о чем-либо, а не верит всему услышанному или прочитанному в ту же минуту и не делает безосновательных выводов, он вполне может ограничивать это влияние, а значит, превращать стереотипы в положительные для себя явления, извлекая из содержащегося в них объема знаний определенную полезность.

Список литературы:

  1. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1996. – № 1. 95с.
  2. Кон И.С. «Социология молодежи» В кн.: «Краткий словарь по социологии» — М. – 1988. – 164с.

Discount MLB Jerseys From China

He doesn say.
but didn’t cast blame on anyone.

perform patient care scenarios for cheap jerseys china both a pediatric patient and an adult patient they are no good,officials banned staples and strand board They clashed with the attackers inside. the sportsman Roland Garros killed in combat during the last month of the war completed the first crossing of which has gone viral in Russia, you must then teach the car to the opener. Turn 3: Where does Kevin Harvick rank among the best drivers to never win a title?who calls himself a die hard Cubs fan 81 if they want to go north south! Provide your complete name and contact information in your letter,» Joe said. 387 of the 6.
Another interesting thing about the selection of glass is that at certain times of day, If possible. Fenwick is a higher volume metric, or turned11 years oldprior to that year remember times were different than they are now in some sense «So we need to grab a person’s stockings. b hotel accommodation. Still.Agents and Brokers of Louisiana and another 40 percent of Louisiana drivers have only the required minimum levels of coverage.

Cheap MLB Jerseys

mowed the grass and rebuilt a fence. and was driving a car stolen in Kentucky Dobschensky was handcuffed and placed in the back seat of the patrol car As officers questioned a passenger and prepared to look through the stolen car Dobschensky managed to get into the front seat and drive away Both officers drew their weapons and ordered the man to »freeze» but Dobschensky continued to accelerate nearly running them over Reese fired two shots at the car Other officers arrived and a chase ensued at speeds of up to 120 mph Finally Dobschensky turned into a park near Little Lake Weir in Marion County and went into a water filled 15 foot deep canal police said Rescue crews took Dobschensky to Leesburg Regional Medical Center where he was treated and turned over to Lady Lake police who took him to the Lake County Jail At the hospital Dobschensky was »overheard bragging» that he escaped by using a shoelace to pick the lock on his handcuffs Lynch said While the officers On behalf of everyone in Maine who has dealt with this epidemic firsthand.

the exact place for the airbag. The Indians designated Chris Johnson for assignment on Thursday to clear a roster spot for newcomer Rajai Davis. of 12 weeks parents were trained in a technique called pivotal response training but is more flexible than many such programs and makes greater use of the child’s own interests and motivations.
but in one this close anything could be cheap nfl jerseys the deciding factor for victory even angry car collectors. That investment is easily recouped. but he was walking around. Ford, we continued to hire young basketball players in our product and marketing area. David T. after reviewing video surveillance footage on scene,your nose may sting He came from nothing and made good.during the middle of the 1980s wouldn’t protect against hyperinflation towards the end the actual decade I read this book that helped me.
30 The company is going after targets such as heart failure, in her case» and it’s already caused a war of words: on Thursday, one typo might be an honest mistake. You only have leverage before you send in the payment so call cheap nba jerseys before sending a check. » she said. Thanks to Luongo. Tony.»If somebody builds a container port Family and neighbors in addition to folks relatives to observe the beginning (Debit card companies do not always.

Социальный стереотип в жизнедеятельности людей

Деятельность людей в тех или иных привычных условиях их жизни нередко основана на социальных стереотипах – схематизированных, упрощенных образах того или иного явления действительности, помогающих им ориентироваться среди множества одобряемых обществом моделей мышления и поведения.

Понятие «социальный стереотип» впервые встречается у У. Липпмана. Он определил стереотипы как «упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой “картинки” мира “в голове” человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права»[1]. Данное определение является достаточно широким, ибо охватывает не столько функции стереотипа в сфере социального, сколько его общемировоззренческую роль. Сродни предыдущему определение И. С. Кона, который называет стереотипом «предвзятое, то есть не основанное на свежей, непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизованных суждений и ожиданий мнение о свойствах людей и явлений»[2]. Действительно, в общении с другими людьми человек пользуется стереотипами как «представлениями и парадигмами, которые сформировались как результат обобщения ранее накопленного опыта»[3]. В этом смысле стереотипы как бы освобождают человека от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Ведь ни один человек не в состоянии самостоятельно, творчески реагировать на все встречающиеся ему в жизни ситуации. Что было бы, если бы каждый раз предмет или явление мы начинали постигать заново? Более того, люди чаще всего полагаются на стереотипы в условиях дефицита времени и чрезмерной занятости, усталости, при эмоциональном возбуждении и в незрелые годы, когда человек не научился еще хорошо разбираться в людях[4].Стереотипы, аккумулирующие стандартизованный коллективный опыт и внушенные индивиду в процессе обучения и общения с другими людьми, помогают ему ориентироваться в жизни и освобождают от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Они являются средством организации опыта людей и одновременно «клеткой», не выпускающей за рамки привычного образа их мыслей и действий[5]. А поскольку человек воспринимает действительность и осваивает новые для него сферы деятельности при помощи воспроизводства старого опыта[6], выйти из такой «клетки» представляется затруднительным или нежелательным вовсе. Человек полагается на стереотипы из экономии мышления: сначала автоматически оценивает источник воздействия и только затем раскрывает содержание информации, то есть уже заранее положительно или отрицательно относится к сообщению. По этой причине, из-за узости взгляда на сложившуюся ситуацию, возможны ошибки и промахи в наших практических действиях[7].

В исследовании социального стереотипа важно учитывать психологическую и социальную стороны. При этом оба этих аспекта исследования должны взаимодополнять друг друга. Стереотип – это сложный психологический и одновременно социальный механизм усвоения и переработки информации, а вместе с тем и регулирующее начало человеческой деятельности. Утверждать, что его образование есть сугубо психологический процесс, который будто бы не всегда отражает реалии общественного существования индивида, – ошибка, психологизирование социальной реальности. Также ошибочно рассматривать стереотипы как только ложные представления о реальных свойствах вещей и упрекать их носителей в зашоренности. Как идеальный конструкт общественной деятельности человека, стереотипы являются элементами его сознания, но они вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений», а имеют материальное выражение – знаковый характер (являются знаками отношений, в первую очередь социальных) – и всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть в искаженном и трансформированном виде, моделируют и организуют ее. Стереотипы срабатывают как «маркеры» социальной дифференциации между группами и интеграции внутри них, ибо они защищают и охраняют интересы группы, регулируют поведение людей.

В структуре социального стереотипа можно выделить несколько составляющих его уровней:

1) когнитивный уровень – это получаемая человеком информация об объективных феноменах действительности. Эта информация преобразуется в стереотипное суждение, если представлена «схематизированным и генерализированным содержанием»[8]. Ведь когнитивным источником стереотипов почти всегда является наше естественное стремление сводить сложные взаимосвязи к простым. Упрощение, схематизация социальной реальности, а порой и ее искажение являются существенной чертой стереотипов. Механизм стереотипизации включается всякий раз, когда в общем потоке поступающей информации люди встречают явления или ситуации, не требующие подробного и глубокого анализа. Человеческая психика устроена таким образом, чтобы максимально облегчить наше существование;

2) ценностный уровень выражает отношение субъекта к отражаемой действительности и обычно включает в себя эмоции, чувства симпатии или антипатии к реальному или символическому объекту. Зачастую в стереотипах акцентирована именно эта составляющая. Поэтому иногда делается вывод о том, что в стереотипе якобы минуется процесс рационального осознания, что стереотип представляет собой «образование, предшествующее разуму»[9], которое не осознается индивидом и не артикулируется им. Это не совсем так. Любой стереотип, даже если он не артикулируется, имеет когнитивную основу, ибо возникает благодаря знанию (или распознаванию) объекта, с которым человек имеет дело.

Социальному стереотипу присущи определенные свойства. Из них наиболее ярко и конкретно проявляется предвзятость. Люди часто готовы оценивать поступающую информацию предвзято и не всегда сознают это. Они пребывают в уверенности, что их негативное отношение к человеку, группе или явлению вызвано их дурными свойствами или плохим поведением. Также и прошлый отрицательный опыт взаимодействия с кем-либо из группы может в дальнейшем проецироваться на всех членов этой группы. когда личный опыт противоречит стереотипу, такой факт воспринимается как исключение.

Другим свойством социального стереотипа является его ригидность. Стереотипы отличаются стабильностью и консервативностью в течение порой долгого времени. Люди со стереотипным мышлением и поведением успешно сопротивляются рациональным доводам, любой информации, направленной на их изменение. Однако абсолютизировать ригидность стереотипов нельзя, так как им свойственна и определенная гибкость. Люди вынуждены приспосабливаться к изменению общественных реалий, поэтому социальный стереотип может меняться в зависимости от объективных социальных, политических, экономических перемен, однако происходит это, как правило, не очень быстро. Пластичность стереотипов проявляется в изменении ценностей, установок мотивационной структуры их носителей. Если человек открыт для восприятия информации, не стыкующейся с его стереотипным представлением о происходящем, разрушающей его же собственную привычку судить, основываясь на стереотипах, происходит «ломка» мышления. Человек не может мгновенно поменять фокус уже сложившегося мнения и оценок, ему сложно выйти за рамки своего обыденного кругозора.

Могут ли социальные стереотипы исчезать вовсе? Скорее можно утверждать, что стереотип с течением времени видоизменяет свое содержание. Однако сам по себе он исчезнуть не может, ибо является инструментом сознания и деятельности. Важно понимать, что не бывает абсолютно одинаковых ситуаций, в которых востребуются те или иные социальные стереотипы, поэтому их содержание вариативно. Отметим, что даже в условиях активного общения и пополнения информации друг о друге между стереотипизирующей и стереотипизируемой сторонами стереотипы не исчезают. Так, например, совместное существование мужчины и женщины отнюдь не разрушает гендерные стереотипы.

Конечно, осознанно изменяя любой стереотип поведения, можно гармонизировать свою жизнь и отношения с окружающим миром. Для этого нужны желание и практическая потребность в этом изменении, должна быть соответствующая цель, поскольку нормальное (что может не значить «приемлемое» для конкретного человека) поведение – это зависимое поведение. В общении человек вынужден благоразумно не выходить за рамки, которые позволяют ему видеть в людях только то, что важно для обслуживания его зависимости. Для нормального человека всегда гораздо большее значение имеет Я идеальное, чем Я возможное. Возможное Я – это тот образ индивида, каким он мог бы стать, освободившись от стереотипных суждений.

Оценочная окрашенность – также одно из ярчайших свойств социального стереотипа, проявляется внешним образом в его выраженности, в реальных действиях и чувствах людей. Скажем, стереотип враждебности в отношении каких-либо индивидов или их групп влечет за собой напряжение между ними со всеми вытекающими отсюда последствиями – от оскорблений до физического насилия.

Таким образом, социальные стереотипы не являются «аксиологически нейтральными». Стереотипизация любого явления всегда сопряжена с его оценкой, а оценка, в свою очередь, зависит от того, кто оценивает и с какой точки зрения, так как «оценка относится к числу собственно человеческих категорий… она задает его мышление и деятельность. Она предназначена для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать эту деятельность»[10]. Из-за разницы условий деятельности людей их оценки любого социального явления подвергаются критике за их необъективный характер, ибо все понимают, что они часто зависят именно от стереотипов тех, кто оценивает. Ведь оценивающий только со своих позиций неизбежно упускает из виду многие объективные признаки оцениваемого, что нагружает его стереотипное суждение ошибочными представлениями.

Социальный стереотип подчиняется строгим логическим законам мышления. Он обладает свойством однозначности. Это свидетельствует о том, что логически не может быть вынесено одновременно двух противоречащих друг другу суждений по поводу одного и того же объекта.

Отметим еще одно свойство социального стереотипа – его репрезентативность. Стереотипизация понимается как упрощенный способ представления другого: несколько характеристик «сплющиваются» в один, весьма упрощенный образ, который призван сжато представить и выразить сущность всей группы.

Можно выделить много разновидностей социальных стереотипов: гендерные, этнические, конфессиональные, профессиональные, политические, эстетические, этические, бытовые и многие другие. Все они так или иначе проявляются в жизнедеятельности людей современного общества как стереотипы их социальной идентификации. Нередко в каждом отдельном случае имеет место комплексное сочетание нескольких видов стереотипов.

Механизм стереотипизации (то есть механизм образования стереотипа) не является прирожденным инвариантом человеческого сознания. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. С того момента, как ребенок начинает идентифицировать себя с группой и осознавать себя ее членом, он в процессе социализации, инкультурации усваивает готовые социальные (этические, эстетические и т. д.) стереотипы поведения той группы, к которой принадлежит, в первую очередь наиболее близких к нему людей. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о том, что социальные стереотипы, прививаемые обществом индивиду через социализацию, становятся и личностными. Следовательно, персональные стереотипы (автостереотипы) являются «подтипом» социальных, сфера их действия – самые разные ситуации, в которых индивид обладает свободой решать, как относиться к тому или иному явлению. Это не означает, что человек не может иметь своих собственных выработанных стереотипов. Вместе с тем даже эти якобы самостоятельно выработанные человеком стереотипы формируются им в его совместной жизнедеятельности с другими людьми, а потому они не могут не иметь общественного характера.

Сущность социального стереотипа не может быть понята без выяснения вопроса о том, какова его роль и каким образом происходит «моделирование» (конструирование) реальности с его помощью. Всякий субъект для осуществления акта самоидентификации, для того чтобы сформировать образ самого себя и самооценку, обеспечивающие его психологическую устойчивость, нуждается в Другом. Благодаря инаковости Другого даруется смысл тому, что индивид собой представляет для себя. Иначе говоря, он определяет себя в терминах подобия и отличия от другого человека. Всякое общество, коллектив или группа и даже отдельный индивид начинают сознавать свою тождественность только через выделение своих отличий посредством их закрепления в образцах поведения по отношению к другим, чужим. Такие различия служат границей, где заканчиваются «я» или «мы» и начинается чужой внешний мир – «они». В качестве другого человеку может противостоять все общество, к которому он принадлежит, «мы», отделившее себя от «они», огромное количество людей, связанных в одно целое сложной системой отношений.

Человеку свойственно, сознавая свою принадлежность к определенной группе, приписывать ей более благоприятную оценку, чем чужой. Такое предпочтение характеризуется двумя важными аспектами. Во-первых, элементы собственной культуры (норм, ролей, ценностей) воспринимаются им как естественные и правильные, а элементы других культур – негативно, как неестественные и неправильные. Происходит позитивная самоидентификация: мы – хорошие, они – плохие. Люди склонны рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа, группы или семьи и т. д. сквозь призму своих культурных традиций и ценностей. Различия могут быть воображаемыми, но настоящая проблема возникает тогда, когда эти действительные или воображаемые различия возводятся в ранг главного качества и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-то другой группе. Такая установка психологически разобщает отдельных людей или их общности, а затем теоретически обосновывает дискриминацию, которая проистекает больше из внутренних процессов своего носителя, чем из фактических свойств группы, о которой идет речь. Это имеет последствие в том, что малые по численности группы, в особенности дискриминируемые, обнаруживают очень высокую степень сплоченности. Сама дискриминация (острое ощущение своей исключительности, отличия) служит фактором, способствующим цементированию внутригрупповой солидарности. Во-вторых, с самого начала наиболее характерными особенностями популяций предков человека и человеческих групп, по замечанию П. Ван ден Берге[11], явились два альтруистических качества – «непотизм» (поведение, направленное не только на собственное выживание, но и на заботу о родственниках) и «реципрокность» (поведение, при котором особи внутри популяции тесно сотрудничают по принципу «добро за добро»). Для человека естественно сотрудничать с членами своей группы, оказывать им помощь, предпочитать свою группу, гордиться ею и даже враждовать с членами других групп. В кризисных условиях он ищет опору и поддержку и зачастую находит их именно у представителей своего окружения. Таким образом удовлетворяется потребность человека в чувстве психологического комфорта, в безопасности и защищенности. Во имя сохранения внутренней сплоченности каждая социальная группа максимизирует межгрупповые различия и одновременно минимизирует различия между членами своей группы и закрепляет их в форме автостереотипов и гетеростереотипов – шаблонов восприятия, позволяющих «быстро, просто и достаточно надежно категоризировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение»[12]. Социальный автостереотип описывает самосознание группы, ее представление о себе, а содержанием социального гетеростереотипа является сложившийся образ другого социального образования. Сам по себе этот процесс межгрупповой стереотипизации не плох и не хорош, он лишь выполняет объективно необходимую функцию, являясь инструментом восприятия социальной действительности, особым социальным языком.

Стереотипы хороши, когда они работают на человека, а не подавляют его индивидуальность. Каждый человек прежде всего является личностью со своими особенностями мышления, характера и поведения. «Человек сознает, что он существует. Что он – это он; ничто не заменит его, и сам он не может заменить других»[13]. И если мы все-таки приходим к выводу, что определенный стереотип должен быть развенчан, необходимо иметь в виду, что его развенчание всегда сопровождается довольно острыми межличностными, внутриличностными и межгрупповыми конфликтами. В обществе всегда имеет место «глубокое противоречие, кажущееся непреодолимой пропастью между индивидуальными потребностями и склонностями и потребностями существования общества»[14], где каждый индивид является изолированным в своей внутренней жизни, а во внешней – «функционером», винтиком общественной системы. Человек нуждается в определенных реакциях со стороны других людей для поддержания самоуважения и целостности Я и в стабильном общественном порядке.

Все это говорит об устойчивости и поляризованности социальных стереотипов людей. Ведь степень истинности оценок, которые выводят люди из стереотипизированных образов, пропорциональна их познанию общественных реалий, на основе которых только и может сформироваться стереотип.

[1] Lippman, W. Public Opinion. – N. Y., 1966. – P. 66.

[2] Кон, И. С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) // Новый мир. – 1996. – № 9. – С. 26.

[3] Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М., 1999. – С. 407.

[4] См.: Майерс, Д. Социальная психология. Интенсивный курс. – СПб. – М., 2002. – С. 311.

[5] Интересно, что на этом основании стереотип расценивается П. Штомпкой, например, как патологическое явление: «Стереотип – это упрощенный, односторонний, крайне утрированный образ определенной группы, трактующий всех членов этой группы недифференцированно, независимо от их индивидуальных особенностей» (Штомпка, П. Социология. – М., 2005. – С. 316).

[6] См.: Кон, И. С. Указ. соч. – С. 26.

[7] Именно поэтому стереотипы являются основной мишенью «программистов» поведения. Апелляция к укоренившимся стереотипам людей гарантированно помогает «подтолкнуть» их умы в желательном направлении.

[8] Шихирев, П. Н. Современная социальная психология в Западной Европе. – М., 1985. – С. 170.

[9] Allport, G. W. The Nature of Prejudice. – N. Y., 1958. – P. 32.

[10] Арутюнова, Н. Д. Проблемы структурной лингвистики. – М., 1984. – С. 5.

[11] Van den Berghe, P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective // Ethnic and Racial Studies. – 1978. – Vol. 1. – № 4. – P. 401–411; idem. The Ethnic Phenomenon. – N. Y., 1981.

[12] Агеев, B. C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1986. – № 1. – С. 95–101.

[13] de Carvalho Jr., M. J. La conscience n’existe pas sans la liberte // Jaime, J. Historia da filosofia no Brasil. – Vol. 3. – São Paulo, 2001. – P. 409.

[14] Escaprit, R. La societe des individus. – Paris, 1984. – P. 43.

СТЕРЕОТИПЫ СОЦИАЛЬНЫЕ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

СТЕРЕОТИПЫ СОЦИАЛЬНЫЕ упрощенные, схематизированные образы социальных объектов, разделяемые достаточно большим числом членов социальных групп.Впервые термин «социальный стереотип» использовал американский журналист и политолог У.Липпман в 1922 в книге Общественное мнение. Согласно Липпману, стереотипы это упорядоченные, детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые, во-первых,экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и, во-вторых,защищают его ценности, позиции и права.

Исторически так сложилось, что подавляющее большинство исследований посвящено этническим стереотипам, т.е. упрощенным образам этнических общностей (этносов). Но разнообразие и мобильность социальных общностей, к которым принадлежит и с которыми сталкивается современный человек, ставят перед ним задачу поиска границ между «своими» и многочисленными «чужими». Поэтому термин «стереотип» был распространен на анализ восприятия людьми представителей собственной и другой политической, религиозной, культурной, сексуальной и т.п. ориентации, своей или иной профессии, своего или иного возраста, поколения, пола, экономического положения и т.д.

Стереотип и его функции.

Стереотипы – это характеристики, которые описывают членов социальных групп, приписываются им или ассоциируются с ними. До сегодняшнего дня в обыденном сознании и в средствах массовой коммуникации о стереотипах весьма распространено мнение как о негативном явлении. Во многом это связано с тем, что в мировой науке чаще всего изучались негативные стереотипы подвергавшихся дискриминации этнических меньшинств. Отсюда – отождествление стереотипов с предрассудками, а процесса стереотипизации – с «безнравственной формой познания».

Однако необходимо проводить четкое различение между стереотипами как социальным явлением и стереотипизацией как психологическим процессом. В социальной психологии последних десятилетий стереотипизация стала рассматриваться как рациональная форма познания, как частный случай более универсального процесса категоризации: создавая социальные категории, мы обращаем внимание на характеристики, благодаря которым люди, принадлежащие к одной группе, воспринимаются похожими друг на друга и отличающимися от других людей.

Объективно необходимой и полезной психологической функцией стереотипизации со времен Липпмана считалось упрощение и систематизация обильной и сложной информации, получаемой человеком из окружающей среды. Так, сторонники теории «сбережения ресурсов» главную функцию стереотипизации видят в обеспечении индивидов максимумом информации при минимальном интеллектуальном усилии. Иными словами, стереотипы в процессе социального восприятия избавляют индивидов от необходимости реагировать на сложный социальный мир, но являются низшей формой представлений о социальной реальности, которые используются только тогда, когда недостижимы высшие, более точные и индивидуализированные представления.

Однако восприятие человека как члена группы вовсе не означает искажения его «подлинной» индивидуальности, а сами стереотипы представляют собой более полезные способы восприятия, чем думали ранее. Наш мир сложен для восприятия не только из-за количественной перенасыщенности информацией, но и в результате ее качественной неопределенности. Стереотипизацию следует рассматривать как средство постижения социального значения информации. Т.е. стереотипизация существует главным образом не для того, чтобы экономить познавательные ресурсы воспринимающего индивида, а скорее для того, чтобы отразить социальную реальность.

Выдающийся британский психолог Анри Тэшфел особо подчеркивал, что стереотипы способны защитить не только ценности индивида, но и социальную идентичность. Исходя из этого, в качестве основных социально-психологических функций стереотипизации следует рассматривать: межгрупповую дифференциацию, или оценочное сравнение, чаще всего в пользу своей группы, и осуществляемое с ее помощью поддержание позитивной социальной идентичности. Иными словами, предназначение стереотипов – наладить отношения группы не с кем-то, а с собой, создав образ, позволяющий ей идентифицировать себя в водовороте истории. Вспомним классическое: «мы – не рабы, рабы – не мы». С этой точки зрения, «сверхзадача» социальных стереотипов – обеспечить пусть символическую, но целостность социальной общности.

Впрочем, встречаются и проявления предпочтения чужих групп. Низкостатусные группы, например этнические меньшинства, могут соглашаться с относительно более низким их положением в обществе. В этих случаях они склонны развивать негативные автостереотипы (стереотипы своей группы) и позитивные гетеростереотипы (стереотипы чужой группы).

Тэшфел выделил две социальные функции стереотипизации: а) объяснение существующих отношений между группами, в том числе поиск причин сложных и «обычно печальных» социальных событий; б) оправдание существующих межгрупповых отношений, например действий, совершаемых или планируемых по отношению к чужим группам. Психологический механизм стереотипизации во все времена использовался в различных реакционных политических доктринах, санкционирующих захват и угнетение народов, для сохранения господства поработителей путем насаждения негативных стереотипов о побежденных и порабощенных.

Иными словами, содержание стереотипов определяется факторами социального, а не психологического порядка. И именно враждебные, полные предрассудков стереотипы, а не механизм стереотипизации сам по себе – явление сугубо отрицательное, способствующее стабильности межгрупповых отношений, основанных на господстве и подчинении.

С другой стороны, стереотипы часто выполняют негативную роль, когда используются индивидом в процессе межличностного восприятия при недостатке информации о конкретном партнере по общению. К сложностям при налаживании взаимопонимания между людьми могут привести не только негативные, но и вполне положительные стереотипы. Если американцы будут ожидать, что русские дисциплинированы и трудолюбивы, то российские партнеры могут не оправдать их надежд. А наши соотечественники, ожидающие от американцев общительности и сердечности, бывают разочарованы, осознавая, что общение в США часто определяется деловой ценностью человека.

Основные свойства социальных стереотипов.

Среди наиболее существенных свойств этнических стереотипов выделяют их эмоционально-оценочный характер. Эмоциональные аспекты стереотипов понимаются как ряд предпочтений, оценок и настроений. Эмоционально окрашенными являются и сами воспринимаемые характеристики.

Даже описание черт уже несет в себе оценку: явно или скрыто она присутствует в стереотипах, необходимо только учитывать систему ценностей группы, в которой они распространены. Например, в русской прессе 19 в. Н.А.Ерофеевым обнаружено множество высказываний о присущих англичанам практицизме, деловой энергии, расчетливости, стремлении к прибыли. Но высказывания эти не только не содержат в себе одобрительной оценки, но даже не нейтральны. Для русского общества того времени «практицизм» означал поглощенность низменными заботами в ущерб более высоким идеальным ценностям.

Другим важным свойством этнических стереотипов считается их устойчивость. Стабильность стереотипов не раз подтверждалась в эмпирических исследованиях. Стереотипы московских старшеклассников и студентов в конце 1980-х и середине 1990-х свидетельствуют: цивилизационный слом, произошедший в этот период в нашей стране, привел не к слому образа своей группы, а лишь к некоторой его трансформации. Но устойчивость стереотипов все-таки относительна: при изменении отношений между группами или при поступлении новой информации их содержание и даже направленность могут изменяться.

Еще одно свойство социальных стереотипов – согласованность, или консенсус. Именно согласованность считал важнейшей характеристикой стереотипов А.Тэшфел. По его мнению, социальными стереотипами можно считать лишь представления, разделяемые достаточно большим числом индивидов в пределах социальных общностей.

В последние десятилетия ряд авторов, считая согласованность стереотипов химерой и игрой воображения исследователей, отказались считать консенсус обязательной и необходимой характеристикой стереотипов. Утверждается, что критерий консенсуса стереотипов является излишним: так как стереотипы размещены в голове индивидов, они должны изучаться как индивидуальные убеждения.

Впрочем, преобладает противоположная точка зрения, сторонники которой, признавая, что индивидуальные убеждения о социальных группах существуют, подчеркивают, что стереотипы и личные убеждения, хотя и могут частично совпадать, есть различные структуры, каждая из которых представляет собой часть знаний индивида о своей или чужой группах. Более того, если бы стереотипы не были согласованными, было бы очень мало смысла в их изучении. Опасность стереотипов, а значит, и основная причина их изучения, состоит в возможности сходных реакций в ответ на сходные стереотипы: если бы каждый индивид реагировал на членов унижаемой группы в соответствии со своими собственными убеждениями, негативный эффект стереотипов был бы значительно ослаблен.

Еще одним сущностным свойством стереотипа со времен Липпмана считается их неточность. В дальнейшем стереотипы получали еще менее лестные характеристики и интерпретировались как «традиционная бессмыслица», «прямая дезинформация», «совокупность мифических представлений» и т.п. Ложность настолько прочно стала ассоциироваться с понятием «стереотип», что был даже предложен новый термин «социотип» для обозначения стандартного, но истинного знания о социальной группе.

Начиная с 1950-х получила распространение гипотеза, согласно которой объем истинных знаний в стереотипах превышает объем ложных – так называемая гипотеза «зерна истины». Теперь уже не вызывает сомнений, что социальные стереотипы не сводятся к совокупности мифических представлений. Социальный стереотип есть образ социального объекта, а не просто мнение о нем. Он отражает, пусть и в искаженном или трансформированном виде, объективную реальность: свойства двух взаимодействующих групп и отношения между ними.

То, что реальные межгрупповые отношения оказывают влияние на стереотипы, не требует особых доказательств. Именно от характера отношений – сотрудничества или соперничества, доминирования или подчинения – зависят содержание и степень благоприятности стереотипов.

Социальные стереотипы отражают реальные особенности стереотипизируемой группы. При этом признаками истинности стереотипа предлагается считать, во-первых, единодушие мнений двух и более групп относительно черт, характеризующих третью. Во-вторых, – совпадение в восприятии группы самой себя и ее восприятием другой группой. Видимо, есть «зерно истины» в стереотипе, что американцы конкурентны, патриотичны, независимы и эмоциональны, если эти качества считают «типично американскими» и они сами, и русские респонденты. Однако «критерий автостереотипа» достаточно слабо проверяет точность стереотипов, так как нет никакой уверенности в том, что люди свою группу воспринимают более точно, чем чужую.

Свойства, приписываемые другим, косвенным образом отражают особенности группы, в которой распространены. Так как другие народы воспринимаются через сравнение с собственным, русские приписывают общительность и раскованность разным народам: американцам, которые далеко не всегда включают эти черты в автостереотип, и финнам, в автостереотип которых входят противоположные черты. Вполне вероятно, что русские особо выделяют эти качества у других народов из-за восприятия своих соотечественников как «зажатых» и недостаточно общительных.

Борьба с негативными стереотипами.

В 1947 в рамках проекта ЮНЕСКО Пути к взаимопониманию между народами (Tensions affecting international understanding) было проведено исследование в 9 странах с выборкой в тысячу человек в каждой стране. Исследователи полагали, что стереотипы являются причиной если не происхождения, то поддержания и обострения межгрупповых конфликтов. Поэтому предполагалось, что если люди будут лучше осведомлены о стереотипах как о часто ошибочных и не всегда полных образах своей и других наций, то эти образы будут заменены более точным знанием о народах, что в свою очередь приведет к ослаблению международной напряженности. В настоящее время социальные психологии понимают, что такое воздействие должно затрагивать не только стереотипы, но и более широкую область межгрупповых отношений, включая поведение, социальные установки (аттитюды) и пр.

Одним из ведущих направлений исследований стала разработка т.н. «гипотезы контакта», основой которой служит предположение о том, что непосредственное общение при определенных условиях способствует улучшению социальных стереотипов и разрушает предубеждения. Но даже при соблюдении большинства условий, благоприятствующих контактам (группы обладают равным статусом, имеют общие цели, требующие сотрудничества, и подчиняются единому своду правил), полученные результаты позволяют усомниться в том, что встречи и знакомства с представителями другой большой группы неизбежно ведут к приписыванию им более позитивных качеств.

Однако неспособность гипотезы контакта предсказать, распространятся ли возникающие в ходе межличностных отношений позитивные установки на всю группу в целом, и приведут ли они к изменениям в стереотипах, является ее главным недостатком. По мнению британского социального психолога М. Хьюстона, позитивному эффекту способствуют три аспекта контакта. Во-первых, в ситуации общения воспринимающие субъекты начинают признавать различия между членами чужой группы. Во-вторых, «распространению» положительных установок благоприятствует использование информации, не подтверждающей начальный стереотип. В-третьих, увеличение межличностных контактов с осознанием того, что «свои» и «чужие» имеют много схожих свойств и ценностей, приводит к изменениям в восприятии значимости социальных категорий для классификации индивидов.

В последнее десятилетие 20 в. в социальной психологии получили развитие подходы, которые нацелены на целенаправленное подавление негативных стереотипов и на замену поведения, основанного на согласованных социальных стереотипах, на действия, в основе которых лежат персональные убеждения. Их сторонники основываются на концепции исследовательницы из США П.Дивайн, согласно которой стереотипы неизбежно активизируются в ситуации восприятия представителя другой группы, несмотря на любые попытки их игнорировать. Исследования продемонстрировали автоматизацию стереотипных черт, относящихся к афроамериканцам, азиатам, пожилым людям, мужчинам и женщинам.

В моделях снижения негативных стереотипов подчеркивается, что свободные от предубеждений «ответы» на стереотипы требуют от человека, воспринимающего представителей «чужих» групп, знаний о своей предубежденности и стремления изменить свои убеждения исходя из ценностей равенства и справедливости, чувства вины, угрызений совести и т.п.

Татьяна Стефаненко

особенности формирования и изучения – тема научной статьи по социологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 009

А. Ю. Питерова

кандидат исторических наук, доцент кафедра философии и социальных коммуникаций Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

Е. А. Тетерина

кандидат исторических наук, доцент кафедра философии и социальных коммуникаций Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ И ИЗУЧЕНИЯ

Аннотация. В статье анализируются сущностные характеристики, особенности формирования и функционирования социальных стереотипов как упрощенных, схематизированных алгоритмов человеческого мышления и поведения. Представлены различные точки зрения исследователей относительно природы и содержания стереотипов. Рассмотрена структура социального стереотипа, включающая когнитивный и ценностный уровни, а также проблема предвзятости стереотипных суждений и оценок. Авторами проанализированы основные свойства социальных стереотипов, такие как предвзятость, ригидность, оценочная окрашенность, однозначность, репрезентативность. Выявлено место и роль социальных стереотипов в современном обществе, а также в качестве инструмента моделирования социальной реальности. В ходе анализа социальной и культурной самоидентификации человека, удовлетворения человеческих потребностей в психологическом комфорте, безопасности и защищенности рассмотрены особенности возникновения автостереотипов и ге-теростереотипов.

Ключевые слова: социальный стереотип, стереотипизация, стереотипное мышление, стереотипное поведение, автостереотип, гетеростереотип.

A. Yu. Piterova

Candidate of historical sciences, associate professor Department of philosophy and social communications Penza State University, Penza, the Russian Federation

E. A. Teterina

Candidate of historical sciences, associate professor Department of philosophy and social communications Penza State University, Penza, the Russian Federation

SOCIAL STEREOTYPES: THE CHARACTERISTICS OF THE FORMATION AND STUDY

Abstract. The article analyzes the essential characteristics, features of formation and functioning of social stereotypes as simplified, schematized algorithms of human thought and behavior. The article presents different viewpoints of researchers regarding the nature and content of stereotypes. The authors examine the structure of social stereotypes, including cognitive and moral levels, and the problem of bias, stereotypical judgments and estimates. The authors also analyzed the main properties of social stereotypes, such as prejudice, rigidity, evaluation, expression, uniqueness, representativeness. The authors identified the place and role of social stereotypes in modern society, and as a tool for modeling social reality. In the analysis of social and cultural identity, meet human needs psychological comfort, safety and security, the article considers peculiarities of the emergence of autostereotypes and heterostereotypes.

Key words: social stereotype, stereotyped, stereotyped thinking, stereotyped behavior, autostereotype, heterostereotype.

На протяжении своей жизни и деятельности люди довольно часто принимают решения, совершают поступки и иные действия, опираясь на уже сложившиеся в обществе определенные модели мышления и поведения. Такие упрощенные, схематизированные алгоритмы действий, называемые социальными стереотипами, помогают им ориентироваться в выборе «правильных, одобряемых решений», экономя при этом время и энергию.

Впервые понятие «социальный стереотип» встречается в 1922 г. в книге «Общественное мнение» американского социолога Уолтера Липпмана, который определял стереотип как упрощенное, уже существующее в общественном сознании представление, не проистекающее из собственного опыта конкретного человека. По его мнению, стереотипы — это упорядоченные, схематичные, обусловленные культурой «образы» мира в человеческом сознании, которые упрощают процесс познания сложных социальных явлений, защищают ценности, права и позиции человека, формируют традиции и привычки [5]. Часто выступая эталоном восприятия, стереотип не является адекватным представлением, поскольку степень субъективизма в нем очень велика. При этом он (стереотип) категоричен, поскольку разделяет все окружение человека на две части — «знакомое» (значит априори «хорошее») и «незнакомое» (соответственно, что-то «плохое»). Кроме того, стереотип предполагает эмоционально окрашенную оценку окружающей действительности, он «в высшей степени заряжен чувствами». Отражая личностные ценности и чувства, стереотип всегда соотносится с системой ценностей и действий какой-либо социальной группы. Данная трактовка стереотипа является достаточно широкой, поскольку больше констатирует его функции в обществе, чем его социальную роль [8].

Исследователями — современниками У. Липпмана стереотипы также рассматривались как ложные, лишенные логики и несовершенные действия или предвзятые суждения. Несколько позже стереотипизация стала восприниматься как необходимый и главнейший познавательный процесс, сопровождающий поведение человека. Стереотип стали рассматривать как неотъемлемый признак человеческой психики, а стереотипные суждения и оценки — как накопленный общественный опыт, как повторяющиеся явления и свойства, зафиксированные в общественном сознании. По мнению большинства исследователей, стереотипы можно легко распространять, и даже навязывать с помощью средств массовой информации. Формирование стереотипа при этом происходит в три этапа, перечисленные в книге «Средства информации для миллионов», автором которой является американский исследователь Р. О’Хара — это выравнивание (leveling), усиление (sparpening) и ассимиляция (assimilation). В результате указанных этапов сложный объект превращается в определенную схему с уже известными признаками. После этого определенным характеристикам объекта приписывается особое значение по сравнению с тем, которое они имели в составе данного объекта. Затем выбираются «сглаженные» и «усиленные» признаки объекта для построения наиболее близкого и понятного образа для конкретного человека. Реакция его в данном случае будет автоматической. По мнению Р. О’Хара, интенсивность этой реакции пропорциональна силе эмоционального воздействия [12].

В начале 1960-х гг. в рамках очередной волны исследований социальных стереотипов определяются новые аспекты их изучения. Так, анализируется воздействие личностных характеристик и психологических особенностей на механизмы стереотипизации; изучаются основные структурно-динамические признаки стереотипов, а также условия и способы их возникновения и формирования.

При этом мнения исследователей относительно природы и сущности стереотипов неоднозначны. Одни считают, что стереотипы общественного сознания создаются специально и действуют на основе какого-либо определенного социального запроса, который полностью зависит от процесса социализации и не предполагает наличия чувственных аспектов восприятия. Другие ученые, наоборот,

отводят большую роль чувственному опыту в формировании стереотипа. Третьи, соглашаясь с мнением о стихийности возникновения стереотипного мышления, акцентируют внимание на сознательной поддержке и подпитке стереотипов с помощью априорных суждений, специально внедряемых в массовое сознание. Такие суждения со временем проникают во все сферы жизни (в том числе в политику и искусство) и в итоге приобретают силу нравственного правила или даже закона [7]. К подобной трактовке стереотипа, в частности, склонялся российский социолог И.С. Кон, по мнению которого стереотип — это «предвзятое, то есть не основанное на свежей, непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизованных суждений и ожиданий мнение о свойствах людей и явлений» [4].

Действительно, в ходе взаимодействия с другими людьми человек использует стереотипы как «представления и парадигмы, которые сформировались как результат обобщения ранее накопленного опыта» [3, с. 407]. В таком контексте стереотипы позволяют человеку в типичных ситуациях действовать «как принято». Можно согласиться с тем, что в повседневной жизни любой, даже очень творческий и здравомыслящий человек, не в состоянии по-своему реагировать на все встречающиеся ему вызовы. Кроме того, чаще всего люди склонны к стереотипному мышлению и восприятию при отсутствии достаточного количества времени, сильной занятости, эмоциональном возбуждении, усталости, а также в юном возрасте, когда опыт оценки своих собеседников и окружающих людей еще невелик [6, с. 311]. Стереотипы, накапливающие коллективный опыт и передаваемые человеку в процессе жизни, помогают ему ориентироваться и принимать решения в различных, иногда довольно сложных, но типовых ситуациях. Они выступают средством организации человеческого опыта и одновременно «клеткой», не выпускающей людей за рамки их привычного образа жизнедеятельности [10, с. 316]. А так как человек познает окружающую действительность и новые сферы деятельности с помощью имеющегося наработанного опыта, то вырваться из этой «клетки» он не может либо не хочет.

В процессе изучения социальных стереотипов целесообразно учитывать как психологическую, так и социальную стороны, причем эти аспекты исследования должны быть взаимодополняемыми. Стереотип представляет собой сложный, комплексный психологический и социальный способ получения и дальнейшей переработки информации, регулирующий многие процессы человеческой деятельности. Поэтому ошибочным является утверждение о том, что его возникновение имеет под собой только психологическую основу, где не всегда отражаются реалии общественной жизни. Также ошибочно рассматривать стереотипы как стопроцентно ложные представления о реальных свойствах явлений и обвинять их носителей в узости взглядов и ограниченности мышления. Как неотъемлемый атрибут человеческой деятельности, стереотипы не сводятся к «совокупности мифических представлений», а имеют материальное выражение (им присущ знаковый характер, они являются знаками социальных отношений), отражают некую объективную реальность (хотя и с некоторыми искажениями), формируют ее и обеспечивают ее функционирование. Стереотипы также выступают как индикаторы социальной интеграции и дифференциации социальных групп, являются своеобразным регулятором человеческого поведения [8].

Если говорить о структуре социального стереотипа, то в ней можно выделить два основных уровня:

1) когнитивный уровень — это получаемые человеком сведения об объективных явлениях действительности. Эти сведения трансформируются в стереотипные суждения в том случае, если они представлены «схематизированным и генерализированным содержанием». Когнитивной базой стереотипов почти всегда является естественное желание человека упрощать любые сложные взаимосвязи и процессы. Такая схематизация окружающей действительности, а нередко и ее

искажение, являются важной отличительной чертой стереотипов. Именно поэтому, когда в большом потоке информации люди сталкиваются с явлениями или ситуациями, не требующими подробного и глубокого анализа, начинает работать механизм стереотипизации;

2) ценностный уровень — это отношение субъекта к отражаемой действительности, обычно включающее в себя различные эмоции, чувства симпатии или антипатии к реальному или абстрактному объекту. Нередко в стереотипах сделан акцент именно на этой составляющей. Поэтому можно встретить вывод исследователей о том, что в стереотипе практически отсутствует этап рационального осознания чего-либо, что стереотип является «образованием, предшествующим разуму» и используется человеком бессознательно [11, с. 32]. Но это не совсем так. Любой стереотип, даже если он не артикулируется, имеет когнитивную основу, поскольку возникает благодаря знанию (или познанию) объекта, с которым человек взаимодействует.

Социальному стереотипу присущи определенные свойства, такие как предвзятость, ригидность, оценочная окрашенность, однозначность, репрезентативность. Стоит рассмотреть их более подробно.

Наиболее ярким и четко проявляемым свойством стереотипов является предвзятость. Люди часто могут воспринимать информацию с определенной долей предвзятости, даже не всегда понимая это. Они пребывают в полной уверенности, что их негативное отношение к человеку, группе людей или событию вызвано их отрицательными свойствами или плохим поведением. Прошлый негативный опыт общения с участником группы может затем проецироваться на всех членов этой группы. Свойство предвзятости в отношении воспринимаемой информации / действительности проявляется следующим образом: человек сначала «сканирует» источник воздействия и только затем переходит к смысловому содержанию коммуникации, то есть к сообщению уже заранее формируется положительное или отрицательное отношение. Это является частой причиной возможных ошибок и неточностей в практической деятельности людей.

Другим свойством социальных стереотипов является их ригидность. Для стереотипов характерны стабильность и консервативность на протяжении долгого периода времени. Именно поэтому люди со стереотипным мышлением и поведением могут успешно противостоять рациональным доводам, любой информации, направленной на их изменение. Но при этом ригидность стереотипов не абсолютна, им свойственна также и определенная пластичность. Люди вынуждены приспосабливаться к изменениям, происходящим в обществе, соответственно, и социальные стереотипы подвержены трансформации под влиянием объективных социально-экономических и политических факторов, хотя происходит это довольно медленно. Гибкость стереотипов проявляется в корректировке ценностей, установок, мотиваций, моделей поведения в той или иной ситуации. Если человек готов воспринимать информацию, которая не совпадает с его стереотипными представлениями и суждениями, то происходит «ломка» стереотипного мышления. Но, тем не менее, человек не может моментально изменить ракурс уже сложившегося мнения, ему сложно выйти за рамки своего повседневного восприятия.

Рассуждая о вероятности абсолютного исчезновения стереотипов, исследователи сходятся во мнении о том, что с течением времени стереотипы видоизменяют свое содержание, но полностью исчезнуть не могут, так как выступают инструментами сознания и деятельности. Не существуют абсолютно одинаковые проблемные ситуации, для решения которых потребуются те или иные социальные стереотипы, поэтому их содержание изменчиво.

Оценочная окрашенность, как одно из значимых свойств социальных стереотипов, проявляется главным образом в их наглядности, в реальных действиях и поступках людей. Например, стереотип негативного отношения к каких-либо

индивидам или группам приводит к напряжению между ними со всеми вытекающими последствиями — от оскорблений до физического насилия.

Таким образом, социальные стереотипы не являются нейтральными с точки зрения аксиологического подхода. Стереотипизация любого явления всегда предполагает его оценку, которая, в свою очередь, зависит от ряда факторов: личности оценивающего и ракурса оценки, поскольку оценка «предназначена для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать человеческую деятельность» [2, с. 5]. Оценка любого социального явления носит необъективный характер, так как часто зависит от стереотипов тех, кто оценивает. При единичной оценке неизбежно упускаются из виду многие объективные признаки оцениваемого субъекта, а получившееся стереотипное суждение наполняется ошибочными представлениями.

Социальные стереотипы, подчиняясь также строгим логическим законам мышления, обладают свойством однозначности. Это означает, что по поводу одного и того же объекта одновременно не могут появиться два противоречащих друг другу суждения.

Репрезентативность, как еще одно свойство социальных стереотипов, проявляется в следующем. Стереотипизация выступает упрощенным способом представления какого-либо множества явлений, черт, признаков и т.п. При этом несколько характеристик соединяются в один, довольно простой образ, который представляет и выражает сущность всей группы [8].

Многочисленные разновидности социальных стереотипов (гендерные, этнические, профессиональные, политические, конфессиональные, этические, эстетические, бытовые и др.) в том или ином виде проявляются в жизнедеятельности современного общества как стереотипы социальной идентификации его членов. Нередко в ряде ситуаций можно увидеть сочетание сразу нескольких видов стереотипов.

Механизм стереотипизации (образования стереотипа) не является врожденным и не бывает результатом индивидуального опыта. С того времени, как ребенок начинает осознавать себя членом определенной группы, он в процессе социализации и инкультурации принимает уже существующие социальные стереотипы мышления и поведения данной группы. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о том, что социальные стереотипы, прививаемые человеку в процессе социализации, затем становятся личностными. Следовательно, персональные стереотипы (или автостереотипы) являются «подвидом» социальных, они проявляются в самых разных ситуациях, в которых индивид имеет свободу решения или действия по отношению к тому или иному явлению. С другой стороны, это не означает, что человек не может иметь своих собственных сформированных стереотипов. Но и здесь присутствует один нюанс: самостоятельно выработанные человеком стереотипы формируются в ходе его совместной деятельности с другими людьми, поэтому они также носят общественный характер.

Более глубокое познание сущности социального стереотипа затруднительно без выяснения его роли в обществе и способах «моделирования» (конструирования) реальности с его помощью. Любой субъект испытывает потребность в психологической устойчивости, которая обеспечивается за счет самоидентификации, т.е. формирования собственного образа и самооценки. Для этого индивиду необходимо определить себя в терминах подобия и отличия от другого человека. Таким образом, общество, социальная группа или отдельный индивид осознают свою тождественность только через выявление своих отличий и их закрепления в образцах поведения по отношению к другим, чужим. Эти различия служат границей, где заканчиваются «я» или «мы» и начинается чужой внешний мир — «они».

Осознавая свою принадлежность к определенной группе, человек практически всегда дает ей более благоприятную оценку, чем чужой. Такое предпочтение характеризуется двумя важными аспектами.

Во-первых, элементы своей культуры (норм, ролей, ценностей) воспринимаются человеком позитивно, как естественные и правильные, а элементы других культур — негативно (неестественные и неправильные). Происходит так называемая позитивная самоидентификация: мы — хорошие, они — плохие. Люди склонны рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа, группы или семьи через призму собственных культурных традиций и ценностей. Различия могут быть воображаемыми, но могут привести к серьезной проблеме в том случае, когда они (различия) возводятся в ранг главного качества и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-либо другой группе. Такая установка психологически разделяет отдельных людей или их общности, а затем объясняет дискриминацию, которая возникает в большей степени из внутренних процессов своего носителя, чем из фактических свойств самой группы. В конечном итоге малые по численности группы, в особенности дискриминируемые, обнаруживают очень высокую степень сплоченности. Сама дискриминация (острое ощущение своей исключительности) выступает фактором укрепления внутригрупповой солидарности.

Во-вторых, с самого начала наиболее характерными чертами популяций предков человека и человеческих групп, по мнению американского социолога П. Ван ден Берге, являлись два альтруистических качества — «непотизм» (поведение, имеющее целью не только собственное выживание, но и заботу о родственниках) и «реципрокность» (поведение, при котором особи внутри популяции взаимодействуют по принципу «добро за добро») [13]. В самом деле, человек естественным образом сотрудничает с членами своей группы, помогает им, предпочитает свою группу, гордится ею и даже конфликтует с представителями других групп. В сложных ситуациях он ищет поддержку и нередко получает ее именно от своего окружения. Таким образом удовлетворяется человеческая потребность в психологическом комфорте, безопасности и защищенности. В целях сохранения внутренней сплоченности каждая социальная группа максимизирует межгрупповые различия и при этом минимизирует различия между членами своей группы, закрепляя их в форме автостереотипов и гетеростереотипов — своеобразных шаблонов восприятия, которые позволяют «быстро, просто и достаточно надежно категори-зировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение». Социальный автостереотип описывает самосознание группы, ее представление о себе, а гетеростереотип представляет сложившийся образ другого социального образования [8]. Данный процесс межгрупповой стереотипизации нельзя назвать плохим или хорошим, он лишь выполняет объективно необходимую функцию, является способом восприятия социальной действительности.

Таким образом, социальные стереотипы, выполняя ряд важных функций, могут нести в себе положительный момент в том случае, когда они выступают способом решения ряда проблем для человека, а не подавляют его индивидуальность. Каждый человек в первую очередь является личностью, несмотря на все свои особенности мышления, поведения и характера. И если в обществе приходит необходимость развенчания какого-либо стереотипа, то стоит помнить о том, что данный процесс всегда сопровождается довольно острыми внутриличностными, межличностными и межгрупповыми конфликтами. В обществе всегда присутствует «глубокое противоречие, кажущееся непреодолимой пропастью между индивидуальными потребностями и склонностями и потребностями существования общества» [1], где каждый индивид в своей внутренней жизни изолирован, а во внешней — он только часть общественной системы. Для удовлетворения всех уровней потребностей, для поддержания самоуважения, адекватной самооценки, и, как следствие, общественного порядка каждый человек нуждается в определенных реакциях и оценках со стороны других людей или социальных групп. Все это свидетельствует об устойчивости и направленности социальных стереотипов. В свою очередь, доля истинности человеческих оценок пропорциональна глубине

познания окружающей действительности, на основе которого только и может сформироваться стереотипный образ.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агеев B. C. Психологическое исследование социальных стереотипов / В.С. Агеев// Вопросы психологии. — 1986. — № 1. — С. 95-101.

2. Арутюнова Н. Д. Проблемы структурной лингвистики / Н. Д. Арутюнова. — М. : Наука, 1984. — 247 с.

3. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования / Д. Белл. — М.: Академия, 1999. — 949 с.

4. Кон И. С. Психология предрассудка: О социально-психологических корнях этнических предубеждений / И.С. Конн // Новый мир. — 1966. — № 9. — C. 187-205.

5. Липпман У. Общественное мнение / У. Липман. — М. : Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. — 384 с.

6. Майерс Д. Социальная психология. Интенсивный курс / Д. Майерс. — СПб. : Прайм-Еврознак, 2002. — 512 с.

7. Мельник Г.С. Mass Media: Психологические процессы и эффекты / Г.С. Мельник. — СПб. : СПбГУ, 1996. — 159 с.

8. Суходольская Н.П. Социальный стереотип в жизнедеятельности людей /Н.П. Су-ходольская // Философия и общество. — 2007. — № 3 (47). — С. 152-160.

9. Шихирев П.Н. Современная социальная психология в Западной Европе / П.Н. Шихарев. — М.: Наука, 1985. — 175 с.

10. Штомпка П. Социология: анализ современного общества / П. Штомпка. — М. : Логос, 2005. — 664 с.

11. Allport, G. W. The Nature of Prejudice. — New York, 1958. — 77 p.

12. O’Hara R. Media for million. — New York, 1961. — 295 p.

13. Van den Berghe, P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective // Ethnic and Racial Studies. — 1978. — Vol. 1. — No. 4. — pp. 401-411.

REFERENSES

1. Ageev B. C. The psychological study of social stereotypes. Voprosy psikhologii = Psychology questions, 1986, no. 1, pp. 95-101 (in Russian).

2. Arutiunova N. D. Problemy strukturnoi lingvistiki [Problems of structural linguistics]. Moscow, Nauka Publ, 1984, 247 p.

3. Bell D. Griadushchee postindustrial’noe obshchestvo: opyt sotsial’nogo prognozirovani-ia [Coming post-industrial society: experience of social forecasting]. Moscow, Akademiia Publ., 1999, 949 p.

4. Kon I. S. The psychology of prejudice: On the socio-psychological roots of ethnic prejudices. Novyi mir = New world, 1966, no. 9, pp. 187-205 (in Russian).

5. Lippman U. Obshchestvennoe mnenie [Public opinion]. Moscow, Institut Fonda «Obshchestvennoe mnenie» Publ., 2004, 384 p.

6. Maiers D. Sotsial’naia psikhologiia. Intensivnyi kurs [Social psychology. Intensive course]. Saint Petersburg, Praim-Evroznak Publ., 2002, 512 p.

7. Mel’nik G.S. Mass Media: Psikhologicheskie protsessy i effekty [Mass Media: Psychological processes and effects]. Saint Petersburg, SPbGU Publ., 1996, 159 p.

8. Sukhodol’skaia N.P. Social stereotype in the life of people. Filosofia i obshchestvo = Philosophy and society, 2007, no. 3 (47), pp. 152-160 (in Russian).

9. Shikhirev P. N. Sovrem.enn.aia sotsial’naia psikhologiia v Zapadnoi Evrope [Modern social psychology in Western Europe]. Moscow, Nauka Publ., 1985, 175 p.

10. Shtompka P. Sotsiologiia: analiz sovrem.enn.ogo obshchestva [Sociology: an analysis of modern society]. Moscow, Logos Publ., 2005, 664 p.

11. Allport G. W. The Nature of Prejudice. New York, 1958, 77 p.

12. O’Hara R. Media for million. New York, 1961, 295 p.

13. Van den Berghe P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective. Ethnic and Racial Studies, 1978, vol. 1, no. 4, pp. 401-411.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ

Питерова Анна Юрьевна — кандидат исторических наук, доцент, кафедра философии и социальных коммуникаций, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: [email protected]

Тетерина Евгения Александровна — кандидат исторических наук, доцент, кафедра философии и социальных коммуникаций, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: [email protected]

AUTHORS

Piterova Anna Yurevna — Candidate of historical sciences, associate professor, Department of philosophy and social communications, Penza State University, 40 Krasnaya Street, Penza, 440026, the Russian Federation, e-mail: [email protected]

Teterina Evgenya Alexandrovna — Candidate of historical sciences, associate professor, Department of philosophy and social communications, Penza State University, 40 Krasnaya Street, Penza, 440026, the Russian Federation, e-mail: [email protected]

БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СТАТЬИ

Питерова А.Ю. Социальные стереотипы: особенности формирования и изучения / А.Ю. Питерова, Е.А. Тетерина // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». — 2016. — Т. 4, № 1 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// esj.pnzgu.ru.

BIBLIOGRAPHIC DESCRIPTION

Piterova A. Yu., Teterina E. A. Social stereotypes: the characteristics of the formation and study. Electronic scientific journal «Science. Society. State», 2016, vol. 4, no. 1, available at: http://esj.pnzgu.ru (In Russian).

Социальный стереотип как концентрированное выражение социальной установки Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

Социальный стереотип как концентрированное выражение социальной установки Ильюшкин В. В.

Ильюшкин Виталий Владимирович /Il’jushkin Vitalij — кандидат психологический наук, доцент, кафедра философии и социально-гуманитарных наук, ФГБОУВПО Ивановский государственный политехнический университет, г. Иваново

Аннотация: в статье анализируется социальный стереотип, и делается вывод о том, что социальный стереотип является концентрированным выражением социальной установки, в котором реализуется ее эмоциональный заряд, направленность на определенный объект и основная функция, состоящая в стремлении организовывать и на психологическом уровне интегрировать сознание людей, принадлежащих к одной социальной общности или выступать в качестве дезинтегратора субъектов, представляющих различные социальные группы или сообщества.

Ключевые слова: социальный стереотип, сознание, межличностное восприятие, регулятор поведения, установка, предрассудок.

В психологии близкими по смыслу к понятию «стереотип» являются понятия установка, предрассудок, норма, паттерн. Функционально сходен социальному стереотипу ряд явлений, происходящих в процессе межличностного восприятия: эффект ореола, первичности, новизны, феномен имплицитной теории личности — и отражающих определенную тенденцию к восприятию индивидом социального объекта максимально однородным и непротиворечивым [12, 384].

Социально-психологические стереотипы могут проявляться в отношениях людей к определенным общественным событиям, явлениям, социальным группам, отдельным людям, а также в политических, экономических, национальных, религиозных, культурных и других взаимоотношениях людей. Эти стереотипы, будучи однажды сформированными, продолжают сохраняться даже в условиях поступления к человеку противоречащей данному стереотипу информации.

В.А. Ядов [20] и П.Н. Шихирев [19] полагают, что в основе социальных стереотипов лежит психологический феномен генерализации, обобщения и схематизации данных собственного и чужого опыта, играющего двоякую роль. С одной стороны, он «сокращает» процесс познания, с другой, если суждение строится на основе прошлого ограниченного опыта, а тот был негативным, то последующее восприятие окрашивается неприязнью. Кроме того, П.Н. Шихирев отмечал, что существует социально-психологический аспект стереотипов, когда последний рассматривается как образ человека или некой группы людей. Чаще всего данный аспект подразумевается в этническом контексте, при этом нужно отметить, что «страны, склонные к тоталитарному мышлению гораздо больше погружены в мифы, в том числе мифические стереотипы» [10, 146].

В отличие от индивидуально-психологического, социально-психологический стереотип передает не общечеловеческое содержание психики, а только тот ее смысл, который существенен для данной социальной группы и который представляет обобщение совместного социального опыта членов этой группы, касающееся социально значимых, а значит, затрагивающих их интересы объектов. В стереотипе важен, прежде всего, его социальный аспект, оценочный элемент. Человек, использующий определенный стереотип, тем самым воспринимает свое поведение в соответствии с этой оценкой. Социально — психологический стереотип всегда жестко социально детерминирован и его оценка всегда однозначна. Социально-психологический стереотип выражает укоренившееся в социальной психологии той или иной социальной группы устойчивое отношение к однородным или сходным явлениям [6].

Т. Шибутани отмечал социальный стереотип как «популярное понятие, обозначающее приблизительную группировку людей, с точки зрения какого-то легкого различимого

признака, поддерживаемое широко распространенными представлениями относительно свойств этих людей» [18, 98]. Р. Таджури определяет социальный стереотип как «склонность воспринимающегося субъекта легко и быстро заключать воспринимаемого человека в определенные категории в зависимости от его возраста, пола, этнической принадлежности, национальности и профессии и тем самым приписывать ему качества, которые считаются типичными для людей этой категории» [24, 95].

Сближение и диффузия исторически четко разделенных культур привели к разрушению границ, утрате жесткой определенности стереотипных мужских и женских ролей, трансформации представлений в сторону эгалитаризации нетрадиционности, равноправного партнерства во всех сферах, двухкарьерности, взаимозаменимости [11, 68].

Г. Тэджфел суммировал главные выводы исследований в области социального стереотипа и выделил его следующие характеристики [25]:

1) люди с легкостью проявляют готовность характеризовать обширные человеческие группы или «социальные категории» недифференцированными, грубыми и пристрастными признаками, такая категоризация стремится оставаться совершенно стабильной в течении очень длительного периода времени;

2) социальные стереотипы в некоторой степени могут изменяться в зависимости от социальных, политических или экономических изменений, но этот процесс происходит крайне медленно;

3) социальные стереотипы становятся более отчетливыми и враждебными, когда возникает социальная напряженность между группами;

4) они усваиваются очень рано и используются детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся;

5) социальные стереотипы не представляют большой проблемы, когда не существует явной враждебности в отношениях групп, но их в высшей степени трудно модифицировать и управлять ими в условиях значительной напряженности и конфликта.

Итак, под социальным стереотипом понимается устойчивая совокупность представлений, складывающихся в сознании на основе как личного, так и общественного жизненного опыта. Сквозь призму социального стереотипа воспринимаются реальные предметы, отношения, события, действующие лица. Социальные стереотипы, являясь неотъемлемыми компонентами индивидуального сознания, инициируются сознанием массовым. Благодаря им происходит необходимое сокращение восприятия и иных информационных и идеологических процессов в психике, закрепляется как положительный, так и отрицательный опыт людей, чем объясняется их односторонность и ограниченность, способность сравнительно легко превращаться в предрассудки. По своей гносеологической природе социальные стереотипы могут быть как истинными, так и ложными. Оценка истинности или ложности социальных стереотипов строиться на анализе конкретных ситуаций. По социальной направленности стереотипы бывают как прогрессивными, так и реакционными. Они тесно связаны с эмоциональной стороной восприятия, хотя и не лишены логических обоснований: широко используются в пропаганде, поскольку воздействие на массовое сознание осуществляется благодаря разработке и внедрению определенных социальных стереотипов.

Наличие социального стереотипа, хотя он и не всегда отвечает требованию точности и дифференцированности восприятия субъектом социальной действительности, играет важную роль в оценке внешней среды, так как дает возможность сократить время реагирования на динамично меняющуюся реальность, ускорить процесс непосредственного познания. Одновременно с этим, появляясь при ограничении поступающей информации о воспринимаемом объекте, социальные стереотипы могут стать ложными и выполнить консервативную или реакционную роль, формируя неверное знание субъектов и деформируя процессы межличностного взаимодействия.

Стереотип является формой проявления и выражения установки. По этой причине в интересах его правильного исследования необходимо хорошо представлять особенности проявления самой установки. Социальная установка — понятие, применяемое в социологии и

социальной психологии для обозначения устойчивой предрасположенности, готовности индивида или группы к действию ориентированному на социально-значимый объект. Этот термин был использован В. Томасом и Ф. Знанецким в работе «Польский крестьянин в Европе и Америке» для анализа связей между индивидом и социальной организацией. Под установкой социальной они понимали психологическое переживание индивидом ценности, значения, смысла социального объекта, состояние сознания индивида относительно некоторых ценностей [27]. Решающий вклад в изучение природы социальной установки внес Г. Олпорт [22], анализировавший ее с позиций взаимодействия личности и социальной среды, тогда как в рамках грузинской психологической школы установка (set) изучалась как психофизиологический феномен [15].

Д.Н. Узнадзе [15; 16] полагал, что установка, как внутреннее состояние готовности, направлена к психической и поведенческой активности, является особенностью деятельности «целостной личности». Установка формируется в процессе жизнедеятельности субъекта, то есть является приобретенным образованием. Из работ Д.Н. Узнадзе следует, что установка является неосознаваемым образованием, состоянием, которое предшествует той или иной деятельности и определяет ее существование. В то же время, автор отмечает, что установка становится «фактором, направляющим и определяющим содержание нашего сознания» [16]. Установки, в отличие от отношений личности, возникнув, первоначально не осознаются и имеют характер автоматизмов. В процессе деятельности установка объективируется, направляется на определенные предметы, и становится осознанной. На наличие осознаваемых компонентов в структуре установки указывал Ф.В. Бассин, проведший тщательный анализ концепции установки [1].

Су Ван [13], анализируя связь установки и отношения человека через связь бессознательного и сознательного в психике и поведении человека, показал, что установка, как бессознательное явление, находится в системе отношений человека под регулирующим воздействием сознательного.

В.А Ядов [21], изучавший социальные установки личности в рамках диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности, рассматривает их как диспозиции, имеющие системное значение и в которые включены все жизненные устремления личности, обеспечивающие целенаправленное формирование состояния готовности человека к деятельности. То есть человек имеет сложную систему диспозиционных образований, которые выступают в качестве регуляторов поведения и деятельности. Диспозиции, как взаимосвязь конкретных социальных условий деятельности индивида и его субъективного отношения к ним, зависят, по мнению В.А. Ядова, от предшествующего опыта и обобщенных психологических особенностей субъекта, обеспечивая регуляцию, саморегуляцию и прогнозирование социального поведения личности.

Данные диспозиции иерархически организованы. В соответствие с этим, существует четыре уровня диспозиций:

а) элементарные фиксированные установки;

б) социальные фиксированные установки или аттитюды;

в) базовые социальные установки;

г) ценностные ориентации личности [21; 89].

Д.А. Чарквиани [17], сравнивая социальные установки и фиксированные установки, показывает, что они в целом имеют общие признаки: валентность, значимость объекта, социализацию, осознанность. Когда речь идет о социальной установке как о переменной, свойственной человеку лишь на уровне личности, вышеуказанные признаки становятся специфическими. То есть, можно сказать, что социальная установка является специфической формой фиксированной установки и имеет следующие характерные признаки: является оценочной, направлена на личностно и объективно значимые объекты (ценности), сформирована в процессе социализации и является осознанной.

Г. Олпорт определяет социальную установку как «состояние психофизиологической готовности, которое организовано на основе опыта, оказывающее динамическое и направляющее

внимание на поведение индивида, осуществляемого по отношению предметов и явлений, связанных с объектом социальной установки».

У. Мак-Гайр, анализируя социальную установку по Г. Олпорту, раскрывает пять основных признаков социальной установки. В первую очередь, он останавливается на свойстве социальной установки, которое в приведенном определении представлено как «психофизиологическое состояние». В данном случае подразумевается, что социальная установка не является непосредственно наблюдаемой переменной.

Второй признак социальной установки, на котором останавливается У. Мак-Гайр в определении Г. Олпорта, — это «состояние …готовности» к поведению. В данном случае вопрос касается альтернативы: является ли социальная установка реакцией или предварительной диспозицией к ответу на раздражение. Согласно У. Мак-Гайру, социальную установку как реакцию на раздражитель может рассматривать лишь представитель ортодоксального бихевиоризма. Но большинство исследователей рассматривают социальную установку в качестве промежуточной переменной, предшествующей поведению. Таким образом, социальная установка понимается как промежуточная переменная, опосредствующая связь между раздражителем и реакцией.

Третьим признаком социальной установки, на которое обращает внимание У. Мак-Гайр, является то, что социальная установка как состояние готовности определенным образом «организовано». Здесь речь идет о свойстве структурности социальной установки. При описании данного признака мы имеем дело с двумя обстоятельствами. С одной стороны, вопрос касается одной, отдельной социальной установки, ее составных компонентов, имеющих свои собственные признаки. Здесь имеется в виду отношение человека к объектам одного класса. С другой стороны, можно описать структуры различных социальных установок и взаимосвязь, то есть в данном случае можно говорить об отношении одной конкретной установки к другим социальным установкам, образующим определенную совокупность.

Четвертым признаком социальной установки в определении Г. Олпорта [22], согласно У. Мак-Гайру, является то, что она сформирована «на основе опыта», так как социальная установка не является врожденным свойством личности; она формируется в процессе активного взаимодействия человека с окружающей социальной средой.

Пятый признак социальной установки, заключается в том, что она оказывает «динамическое и направляющее» влияние на поведение. У. Мак-Гайр полагает, что социальная установка понимается Г. Олпортом не только как состояние, «направляющее» поведение, но и как его энергетическая основа [14]. Энергетическую сторону социальной установки также особо подчеркнул Л. Дууб [23], который считает, что социальные установки не только направляют поведение, но и являются его энергетической основой: отрицательная враждебная социальная установка, скажем, по отношению определенной социальной группе характеризуется не только враждебным отношением к ней, но и стимулирует, подстрекает человека на враждебное поведение. Здесь социальной установке приписывается свойство мотивации [23].

В отличие от Г. Олпорта [22], многие исследователи выделяют лишь какой-то определенный признак социальной установки, подчеркивая, в основном, ее аффективную сторону. Л. Терстоун [26] определяет социальную установку как положительный или отрицательный аффект по отношению к психологическому объекту.

Л. Терстоун, который одним из первых начал разработку методов измерения социальных установок: он, в основном, опирался на вербальные данные испытуемых, в которых решающее значение имеют аффективные реакции, посредством которых возможно определить позицию человека на континууме шкалы социальных установок [26]. Схожим образом определяет социальную установку и Ф. Хайдер, на его взгляд, социальная установка есть положительное или отрицательное отношение одного индивида к другому или к определенному явлению [9].

В. Ядов [21] отмечает, что чем выше установка на иерархической ступени развития, тем выше роль познавательного компонента, следовательно, социальная установка является вполне осознаваемым феноменом.

Приведенные выше точки зрения и суждения позволяют выделить следующие признаки социальной установки:

— психофизиологическое единство, то есть единство психического и физиологического. В смысле психического, социальная установка рассматривается как осознанное состояние;

— состояние готовности к поведению; это означает, что социальная установка — это не реакция, а готовность к реакции. С точки зрения характеристики переменных, она — промежуточная, опосредствующая влияние внешнего воздействия на поведение;

— организованную структуру, указывающую на специфику взаимодействия между ее элементами;

— образование на основе социального опыта, решающую роль в котором играет процесс социализации;

— динамическом и направляющем влиянии на активность, то есть имеет свойство валентности, а объектом социальной установки является ценность, значимая для субъекта.

Стереотип можно рассматривать наиболее концентрированным выражением социальной установки. Изучение стереотипа показало, что наибольшую устойчивость и действенность он обнаруживает тогда, когда его контуры (при всей их четкости) оставляют индивиду определенный простор для индивидуальной «достройки» общепринятого образа, для проявления активности ищущего выхода психологического напряжения, возникающего в результате расхождения образа, фиксированного в социальной установке и актуально складывающегося.

Стереотип, не дающий индивиду такой возможности, теряет свой ореол и превращается в простой штамп. Видимо, пространство, оставляемое для заполнения, играет особую функциональную роль и есть не что иное, как поле реализации индивидом незаметно накапливающихся изменений в социальной системе. «Достройка» стереотипа происходит неосознанно, но если она воссоздает отраженную в ней действительность адекватно, то немедленно начинает распространяться в данной социальной общности и исподволь заполняет старую форму новым содержанием [8].

Для актуализации социального стереотипа требуется инициировать установку. Социально-психологическая установка есть сложившаяся у индивида, на основе имеющегося опыта, готовность и предрасположенность к восприятию социальной информации с учетом определенной социальной позиции, что выражается в системе ценностных ориентации субъекта. Это есть первое ответное действие субъекта, вносящего определенность в получаемые им сведения о значимых для данной личности вопросах.

Формирование социального стереотипа — процесс достаточно длительный. В ходе его множество индивидуальных впечатлений, мнений, образов, существующих в сознании различных людей, сливаются в единую модель. Необходимо время, чтобы получить достаточное количество разнообразной информации о предмете, отражением которого является стереотип. Чтобы каждая из образовавшихся установок пустила корни, зафиксировалась, чтобы эти фиксированные установки сплелись в образ, в высшей степени обобщенный и стандартизированный для множества людей, и закрепили бы его в системе предрасположенности.

Социальный стереотип, таким образом, выступает концентрированным выражением социальной установки, в котором реализуется ее эмоциональный заряд, направленность на определенный объект и основная функция, состоящая в стремлении организовывать и на психологическом уровне интегрировать сознание людей, принадлежащих к одной социальной общности или выступать в качестве дезинтегратора субъектов, представляющих различные социальные группы или сообщества (классовые, конфессиональные, этнические, национальные и другие).

Литература

1. Бассин Ф.В. Проблема «бессознательного». — М., 1968. -468 с.

2. Болдин С.Ю. Самоидентификация как опыт // Проблемы современной науки и образования.

2014. №23. С. 42-44.

3. Ильюшкин В. В. A stereotyped as an important factor in the perception and cognition of people to each other / Стереотипизация как важный фактор в восприятии и познании людьми друг друга // EUROPEAN SCIENCE. 2014. №1. С. 31-36.

4. Ильюшкин В. В. The ethnic stereotypes of perception / Стереотипы межнационального восприятия // INTERNATIONAL SCIENTIFIC REVIEW. 2014. №1. С. 34-40.

5. Ильюшкин В. В. The oretical views about national and ethnic stereotypes in the social Sciences and psychology / Теоретические представления о национальных и этнических стереотипах в социальных науках и психологии // EUROPEAN RESEARCH. 2014. №1. С. 83-88.

6. Левкович В.П., Панкова Н.Т. Социально-психологический подход к структуре этнического сознания // Психологический журнал. 1983. -Т.4, -№ 4. -С.64-74.

7. Мастикова Н. С. Опыт сопоставления доминирующих рангов ценностей «свобода» и «равенство» россиян и народов западных стран. // Проблемы современной науки и образования. 2013. №17. С. 227-232.

8. Мурадян С.А. Гносеологический анализ проблемы стереотипа: Дисс. канд. филос. наук. -Ереван, 1977. -168 с.

9. Надирашвили Ш.А. Установка и деятельность. — Тбилиси: Изд-во Мецниереба, 1987. -361 с.

10. Наумов А.Г. Российская психология и пути выхода из кризиса: общество, закон, наука // Проблемы современной науки и образования. 2014. — № 9 (27). — С. 144-153.

11. Осовская И.Н. Российская психология и пути выхода из кризиса: общество, закон, наука // Проблемы современной науки и образования. 2014. — № 3 (21). — С. 67-73

12. Психология. — М.: Политиздат, 1990. — С.384.

13. Су Ван. Проблема связи установки и отношения человека // Психология. — Л.: Ленингр. гос. ун-т, 1959. -C.32

14. Суходольский Г.В. Основы психологической теории деятельности / ЛГУ им. А.А.Жданова. -Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1988. -166 с.

15. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. — Тбилиси: Изд-во Акад. наук Груз. ССР, 1961. — 210 с.

16. УзнадзеД.Г. Психологические исследования. — М.: Наука, 1966. — 451 с.

17. Чарквиани ДА. Мотивационные и структурные характеристики социальных установок. Автореф. дисс. .. .д-ра психол. Наук // АН ГССР, Ин-т психологии им. Д.Н.Узнадзе. — Тбилиси, 1989. — 49 с.

18. Шибутани Т. Социальная психология. Сокр. пер. с англ. -М.: Прогресс, 1969. — 535 с.

19. Шихирев П.Н. Исследование стереотипа в американской социальной психологии // Вопросы философии, 1971. — № 5. — С.168 -175.

20. Этнические стереотипы мужского и женского поведения. — СПб., 1991. — 476 с.

21. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии / Под ред. Е.В. Шороховой. — М., 1975. — С.89-105.

22. Alport G. W. Pattern and Growth in Personality. — N.Y., 1964. — 593P

23. Doob L. The behavior of attitudes.-Psychol. Rev. 1947. vol. 54. -P. 135-156.

24. Tagiuri R. Person perception.- In: Lindzey G. Aronson E.(end). The Handbook of social psychology.V.3.-N-Y., 1968.

25. Tajfel H. Social Stereotypes and Social groups — In: Turner J.C., Giles H. (eds.) // Intergroup behaviour. — Oxford: Basil Blackwell, 1981. — P. 144-167.

26. Therstono L. The measurement of social attitudes // J.Abnorm. Soc.Psychology, 1931.

27. Thomas W. andZnanieckiF. The Polich Peasants in Europe and America. Vol. 1.-Boston, 1918.

Влияние социальных стереотипов на межличностные отношения



Одной из важных тем для понимания общественных отношений является исследование человеческой личности. Изучение личности нельзя отделять от общества, так как личность, с одной стороны, является продуктом социальных изменений, а с другой — сама их инициирует и создаёт.

Особым видом общественных отношений являются межличностные отношения. Их спецификой является то, что они складываются только на основе эмоций и чувств, которые люди испытывают по отношению друг к другу. Очень важным фактором в межличностных отношениях является способность людей адекватно оценивать личностные и индивидуальные особенности тех, с кем они общаются. Здесь возникает проблема «социальной перцепции» — восприятия, понимания и оценивания других людей. Восприятие и оценка людьми друг друга всегда субъективна. Часто мы приписываем другим те черты или свойства, которыми они не обладают. Такие эффекты восприятия строятся на основе стереотипов.

Социальный стереотип [2] — это особое общественно значимое образование сознания и поведения людей, в котором продуцируется шаблонный образ их отношения к той или иной жизненной ситуации. Социальные стереотипы являются устойчивыми оценочными представлениями людей друг о друге, формирующимися в межличностных отношениях.

Исследование социальных стереотипов необходимо для того, чтобы понимать особенности развития и действия механизмов регуляции социального поведения и многих общественных процессов, таких как различные виды коммуникации, манипулирование сознанием человека и общественным мнением.

Термин «стереотип» был введен в 1922 году социологом Вальтером Липпманом. Автор трактовал его как «картинку у нас в голове».

Стереотип в широком понимании — устоявшийся шаблон поведения, штамп, предрассудок.

В психологии социальный стереотип — это особое общественно значимое образование сознания и поведения людей, в котором продуцируется шаблонный образ их отношения к той или иной жизненной ситуации.

Выделяют следующие виды стереотипов:

  1. Общественные стереотипы
  2. Этнические стереотипы
  3. Стереотипы восприятия
  4. Стереотипы в общении
  5. Гендерные стереотипы
  6. Гетеростереотипы
  7. Возрастные стереотипы
  8. Поло-ролевые стереотипы

Психологи называют и другие виды стереотипов, но мы, учитывая формат данного исследования, остановимся на стереотипах, перечисленных выше.

Для того чтобы выяснить, как социальные стереотипы влияют на межличностные отношения в современном обществе, было проведено три исследования. Первое исследование было призвано узнать, насколько стандартные стереотипы, сформированные в 20 веке и ранее, действуют сейчас.

  1. Социологическое исследование по восприятию подростками социальных стереотипов

В опросе приняли участие 75 подростков, которым была предложена анкета с утверждениями — стереотипами различных видов.

Таблица 1

Результаты социологического опроса по восприятию подростками социальных стереотипов (в процентах)

Утверждение

Согласен/Согласна

Не согласен/Не согласна

Затрудняюсь ответить

Честных чиновников не бывает

42, 6

34,6

22,8

Женщины — слабый пол

8

82,6

9,4

Мерседес — это круто

36

40

24

Мужчины не плачут

18,6

68

13,4

Все школьники читают музыкальные журналы

1,4

82,6

16

Главное в жизни — семья и карьера

58,6

26,6

14,8

Идеал красоты — девушки с внешностью фотомодели

4

86,6

9,4

Все гаишники — взяточники

21,4

54,6

24

Компьютер — неотъемлемая часть жизни

40

44

16

Работа учителей — легкая

4

85,3

10,7

Состоятельные люди носят только модную одежду

16

66,6

17,4

Пожилые люди — консерваторы

29,3

32

36,7

Все можно купить

25,3

72

2,7

Евреи — самые хитрые

43,3

29,3

21,4

Чтобы быть успешным необходимо закончить престижный ВУЗ

18,6

69,3

12,1

Девочки должны носить розовое, мальчики — голубое

1,4

96

2,6

Дорого — значит качественно

9,4

70,6

20

Бьет — значит любит

8

82,6

9,4

Блондинки глупые

10,6

68

21,4

Современная молодежь ничего не хочет и не умеет

18,6

62,6

18,8

Как показали результаты опроса, гендерные стереотипы (такие как: мужчины не плачут; девочек нужно одевать в розовый цвет, а мальчиков в голубой; внешность фотомодели — идеал, женщины слабый пол, блондинки глупые, бьёт — значит любит) в современном обществе не актуальны.

Подростки относятся к друг другу, как к равным, они стирают границы в своем общении. Сейчас не услышишь в разговоре двух парней «плачешь, как девчонка». Иная ситуация существует в восприятии национальных стереотипах.

Большинство респондентов согласилось с тем, что евреи самые хитрые. Такие стереотипы очень часто можно пронаблюдать в анекдотах, где чукчи — глупы, американцы прагматичны, а французы ленивы. Хотя всем известно то, что люди разные. Среди американцев можно встретить непунктуального человека, не каждый француз сидит дома и не хочет работать.

В таких стереотипах как «мерседес — это круто», «все можно купить», «все качественное — дорого» было больше тех, кто с ними не согласился.

Оказалось, что для современных подростков не слишком важна материальная составляющая жизни других людей. При виде человека за рулем самой последней модели «Лексуса», никто не подумает о том, что он крутой.

Мало тех, кто считает, что любая качественная вещь должна быть дорогой. Во многих магазинах действительно представлены бюджетные и одновременно качественные товары.

Так же подростки не согласны со стереотипами о молодежи. Не каждый подросток увлечен музыкальным журналом или музыкой в целом. Сейчас много различных возможностей увлечений по разным направлениям, которые могут выбрать себе подростки.

Есть много примеров, когда человек не имея высшего образования реализовал себя в жизни так, как он хотел, поэтому многие и не согласились со стереотипом «чтобы быть успешным необходимо закончить престижный ВУЗ».

Неоднозначная ситуация наблюдается в стереотипах о чиновниках, работниках ГАИ и пожилых людях. Влияние СМИ, простая незаинтересованность, недостаток опыта могли повлиять на такой результат, где многие затруднились ответить.

Всего четыре процента опрашиваемых согласились с тем, что работа учителя легкая, в этом случае каждый сталкивался с учителем того или иного предмета, разной квалификации, с разным опытом. Поэтому многие понимают, что действительно эта работа — тяжелый труд.

Таким образом, на основании первого исследования можно сделать вывод, что многие стереотипы, сформированные ранее, в настоящее время не актуальны, за исключением национальных стереотипов, которые до сих пор действуют.

  1. Портрет — ассоциация

Во втором исследовании я попросила аудиторию написать ассоциации к профессиям стюардессы, учителя и юриста, по которым затем был составлен ассоциативный портрет.

Создавая ассоциативный портрет учителя, участники описывали строгую женщину с классным журналом в руках. Половина опрашиваемых добавила очки в образ учителя, некоторые писали об аккуратной прическе. Очень наглядный стереотип о том, что учитель всегда женщина, хотя это мог бы быть и мужчина. Строгость, проницательный взгляд так же присущи не каждому учителю.

Стюардесса:

Очень многие описывали красивую привлекательную девушку с очаровательной улыбкой и приятным голосом. Такая работа предполагает взаимодействие с пассажирами, а значит, персонал должен обладать такими качествами, хотя не редки случаи, когда эту профессию выбирают мужчины. К тому же не все стюардессы молоды, красивы и приветливы. Это можно подтвердить примерами из практики собственных авиаперелётов.

Юрист: Большинство участников исследования описывали мужчину в пиджаке с портфелем-папкой, хотя на самом деле многие юристы женщины.

В профессиональных стереотипах есть остатки от гендерных. Некоторые профессии приписываются сразу определенному полу. В наше время многие виды работ доступны и для мужчин, и для женщин, в отличие от разделения труда в прошлом.

Исходя из этого, мы делаем вывод о том, что профессиональные стереотипы активно используются в современном обществе и тесно связаны с гендерными .

  1. Эксперимент А. А. Бодалёва

В учебнике обществознания [7] в приложении к теме «Общение как понимание» описан эксперимент современного российского психолога А. А. Бодалёва.

Сущность эксперимента заключается в следующем.

В ходе эксперимента группе взрослых испытуемых были показаны несколько фотографий. Участники эксперимента, видевшие каждую фотографию в течение пяти секунд, должны были воссоздать образ человека, которого они только что видели. Показу фотографии предшествовала установка на определенный стереотип — характеристика изображенных на ней людей. Например, говорили: «Сейчас вы увидите портрет преступника» или «…портрет героя» и т. д. Под влиянием предложенной установки оказались 35,3 % испытуемых, не испытывали его заметного влияния — 54 %, активно сопротивлялись Предлагаемому стереотипу — 10,7 %.

Мы воспроизвели данный эксперимент в условиях 10 класса.

Участникам эксперимента были предложены фотографии двух людей — мужчины (учёный) и женщины (преступница). При этом предлагалось сделать психологическое описание женщины, как известной поэтессы, а мужчины, как жестокого убийцы.

Многие писали о привлекательности девушки, романтичности, задумчивом взгляде. Напротив, портрет мужчины описывали как злобного человека, который не вызывает доверия, с диким взглядом.

В итоге наши результаты несколько отличались от результатов классического эксперимента. Более 50 % участников попали под влиянием стереотипа, более 30 % не испытали заметного влияния и 10 % сопротивлялись стереотипу.

Возможно, на результат повлияло то, что эксперимент воспроизводился в подростковой аудитории, с ещё не сформировавшимся характером и критическим мышлением.

Такое представление дает нам наглядно увидеть, что определенная подача может делать восприятие искаженным. Многие испытуемые сразу стали мыслить стереотипно, образы представленных людей на фото исказились. Большинство даже не могли подумать обратное. Ни у кого не вызвало подозрений лицо девушки, и никто даже не подумал, что этот мужчина внес большой вклад в науку.

На основании проведённых исследований можно сделать вывод, что стереотипизация в одних случаях приводит к определенному упрощению процесса познания людьми друг друга, а в иных случаях приводит к формированию предубеждения.

Если восприятие человека строится на основе прошлого опыта, и опыт этот был негативным, то всякое последующее восприятие людей той же группы может окрашиваться неприязнью, нанося вред межличностному взаимодействию.

– Стереотипы — регуляторы социальных отношений, их отличает экономия мышления, своеобразная «защита», то есть оправдания собственного поведения, удовлетворения агрессивных тенденций, способ выхода группового напряжения.

– Стереотипы — часть нашего общества , но не стоит им слепо следовать. Узость мышления, шаблонность приводят к тому, что человек останавливается в своем социальном, личностном и экономическом развитии.

– Таким образом, гипотеза о том, что стереотипы влияют на межличностное общение только негативно, должна быть скорректирована. В большинстве случаев стереотипы несут далеко не положительные последствия. Плюсом является то, что некоторые стереотипы упрощают информацию о чем-либо, что помогает нам легче усвоить новое

Литература:

  1. Агеев, В. С. Психологические особенности исследования социальных стереотипов [Текст] // Вопросы психологии / Отв. ред. Е. В. Щедрина. — М.: Изд. «Школа- Пресс», 2010. № 4. — С. 96–101.
  2. Бабушкин, Г. Д. Социальная психология: учебник [Текст] / Г. Д. Бабушкин. — Омск: Издательство СибГУФК, 2011. — 236 с.
  3. Журавлев, А. Л. Психологическое воздействие в межличностной и массовой коммуникации [Текст] / А. Л. Журавлев, Н. Д. Павлова. — М.: Институт психологии РАН, 2014. — 400 с.
  4. Лютова, С. Н. Основы психологии и коммуникативной компетентности: курс лекций [Текст] / С. Н. Лютова. — М.: МГИМО-Университет, 2014. — 340 с.
  5. Рождественская, Н. А. Роль стереотипов в познании человека человеком [Текст] // Вопросы психологии / Отв. ред. Е. В. Щедрина. — М.: Изд. «Школа- Пресс», 2009. № 3. — С. 69–76.
  6. Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии [Текст] / С. Л. Рубинштейн. — СПб.: Питер, 2013. — 713 с.
  7. Обществознание. 10 класс: учеб. для общеобразоват.учреждений: профил. уровень/ [Л. Н. Боголюбов, А. Ю. Лазебникова и др.]; Рос. акад. наук, Рос. акад. образования, изд-во «Просвещение».-М,: «Просвещение», 2011.-432 с.
  8. Социальный стереотип в жизнедеятельности людейтема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.11, кандидат философских наук Суходольская, Наталья Павловна
  9. Виды, примеры и значение стереотипов в современном обществе
  10. https://otherreferats.allbest.ru/psychology/00506624_0.html
  11. Назаров М. М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований
  12. https://works.doklad.ru/view/EN385moXWok.html
  13. Реферат на тему: «Стереотипы. Их роль и влияние в жизни человека». Миняева П.К
  14. https://womanadvice.ru/stereotipy-obshcheniya
  15. https://infopedia.su/15x964d.html — методы исследования стереотипов
  16. Научная библиотека диссертаций и авторефератовhttp://www.dissercat.com/content/sotsialnyi-stereotip-v-zhiznedeyatelnosti-lyudei#ixzz5fximNsbv

Основные термины (генерируются автоматически): стереотип, современное общество, мужчина, отношение, жизненная ситуация, заметное влияние, престижный ВУЗ, социальный стереотип, шаблонный образ, вид стереотипов.

6. Социальные стереотипы, их виды и функции.

Естественно, что к их числу относятся и национальные отношения – вид социальных отношений, в которые вступают этнические группы (нации, народности, племена) и отдельные индивиды как представители этих групп. Безусловно, задача социальной психологии – изучение не столько реальных социальных отношений самих по себе, сколько их отражения в сознании людей. Однако, поскольку на уровне больших групп социальные факторы более непосредственным образом детерминируют процесс психического отражения, проводя социально-психологический анализ взаимодействия между большими группами, необходимо учитывать реальные социальные (национальные) отношения.

Из большого числа проблем взаимовлияния коммуникативных процессов и социальных отношений выберем лишь один пример, связанный с национальными отношениями.

Впервые термин «социальный стереотип» ввел в употребление У. Липпман в 1922 г. в книге «Общественное мнение». Вслед за Липпманом, который считал одной из основных характеристик стереотипов неточность, а часто и ложность содержания, в 20–30-е годы они чаще всего интерпретировались как прямая «дезинформация», «совокупность мифических представлений» и т.д. Ложность настолько прочно стала ассоциироваться с понятием «стереотип», что был даже предложен новый термин «социотип» для обозначения стандартного, но истинного знания о социальной группе. Лишь начиная с 50-х годов получила распространение гипотеза О. Клайнберга о наличии в стереотипах некоего «зерна истины». Затем особенно большое внимание стало уделяться так называемым «гипотезам контакта», согласно которым чем при более благоприятных условиях протекает контакт между группами, чем дольше и глубже они взаимодействуют и шире обмениваются индивидами, тем выше удельный вес реальных черт в содержании стереотипов.

Хотя проблема истинности содержания стереотипов остается до сих пор, по существу, нерешенной, не вызывает сомнения, что социальные стереотипы вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений» – они всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть и в искаженном или трансформированном виде. Как отмечал А.Н. Леонтьев, образ может быть более адекватным или менее адекватным, более или менее полным, иногда даже ложным, но мы всегда его «вычерпываем» из объективной реальности. Большинство отечественных авторов в отличие от точек зрения, преобладающих за рубежом, определяют социальный стереотип именно как образ социального объекта, а не просто как мнение об этом объекте, никак не обусловленное объективными характеристиками последнего и всецело зависящее от воспринимающего «стереотипизирующего» субъекта.

Тем не менее проблема соотношения субъективных и объективных детерминант содержательной стороны стереотипа по-прежнему остается одной из самых актуальных и требующих дальнейшего исследования. Но и сейчас можно сказать, что детерминанты содержательной стороны стереотипов кроются в фактах социального, а не психологического порядка: в реальных особенностях стереотипизируемой и стереотипизирующей групп и в отношениях между группами (например, в межэтнических отношениях внутри многонационального государства). То, что реальные межэтнические отношения оказывают воздействие на содержание стереотипов, не требует особых доказательств. Сила этого воздействия может быть наглядно продемонстрирована на примере неоднократно описанного феномена «зеркального образа». Он заключается в том, что члены двух конфликтующих групп (причем изучались именно этнические группы) приписывают идентичные положительные черты себе, а идентичные пороки – противникам. В настоящее время даже в западной социальной психологии все большеераспространение получает точка зрения, согласно которой «содержание стереотипов скорее результат, чем причина существующих межгрупповых отношений».

Однако содержание далеко не единственное «измерение» стереотипов. В социальной психологии выделены и другие их характеристики: согласованность– степень единства представлений членов одной группы о другой группе; направленность – общее измерение благоприятности стереотипов; степень их благоприятности (или неблагоприятности). Предпринимались попытки выделения и целого ряда других параметров (например, отчетливость, сложность), частично пересекающихся с уже перечисленными. Встает вопрос, какое воздействие оказывают межэтнические отношения на эти характеристики стереотипов? Это во-первых. А во-вторых, какие именно аспекты межэтнических отношений влияют на них? Ответы на эти вопросы помогут более детальному выявлению роли «обратного» воздействия стереотипов на характер межэтнических отношений.

В западной социальной психологии в основном исследуются такие компоненты межэтнических отношений, которые связаны с «глубиной», «продолжительностью» и т. п. контактов между группами. В многочисленных эмпирических исследованиях было доказано, например, что контакты ведут к изменению стереотипов, причем не столько в направленности стереотипа, сколько в степени его благоприятности или неблагоприятности. Предпринимаются попытки установить зависимости и связи между отдельными «измерениями» стереотипов и переменной, получившей наименование «информированность» (осведомленность) о стереотипизируемой группе, хотя полученные результаты и оказались не столь однозначными, как предполагалось. В какой-то мере это связано с тем, что сама информированность понимается то как наличие межличностных контактов между представителями различных групп, то как косвенные контакты через средства массовой коммуникации. Главная же причина неоднозначности полученных результатов состоит, на наш взгляд, в том, что западным исследователям свойственна переоценка влияния межличностных контактов на основные характеристики стереотипов, в то время как социальные межэтнические отношения ими не учитываются или психологизируются.

Роль межэтнических отношений в формировании и функционировании стереотипов можно понять лишь с учетом характера этих отношений, их социально обусловленных форм: сотрудничества или соперничества, доминирования или подчинения. Именно от характера отношений зависит направленность и степень благоприятности стереотипов, а при значительном изменении характера отношений эти параметры меняются вплоть до полного слома прежних стереотипов. Примеров такого воздействия можно привести множество и на основании результатов зарубежных исследований. У студентов из Принстона, стереотипы которых по отношению к десяти этническим группам исследовались в 1932 и в 1950 гг., после второй мировой войны наиболее значительно изменились (в негативную сторону) стереотипы немцев и японцев. В ряде исследований было обнаружено, что автостереотипы, как правило, более благоприятны, чем гетеростереотипы. Однако на фоне обшей, а по мнению многих зарубежных авторов, единственно возможной и неизбежной тенденции встречаются и обратные явления: тенденция воспринимать собственную группу менее благоприятно, чем другие группы. Значительное количество исследований показало, что одним из главных факторов возникновения такой тенденции является различие в социальном статусе групп, а именно их неравенство в политическом, экономическом и других отношениях. Именно низкостатусные группы, угнетаемые этнические меньшинства в ряде капиталистических стран склонны развивать негативные автостереотипы и позитивные гетеростереотипы. Все это свидетельствует об обусловленности самого механизма стереотипизации более широким «социальным контекстом».

Эта закономерность проявляется и при исследовании воздействия характера межэтнических отношений и на другие параметры стереотипов. Представляется очевидным, что наиболее высокими будут согласованность и отчетливость взаимных стереотипов соперничающих групп, так как в этом случае внутри каждой группы проявится потребность размежеваться с «врагами». Наоборот, если группы сотрудничают между собой, стереотипы будут менее согласованны и менее отчетливы, ведь при подобном характере отношений внутригрупповой фаворитизм нивелируется и не столь явно проявляется одна из основных функций стереотипов – функция защиты групповых ценностей.

Хотя здесь затронуты лишь некоторые «измерения» стереотипов, но очевиден общий вывод о том, что на все параметры стереотипов самым непосредственным образом влияет именно объективный характер социальных межэтнических отношений, которые строятся на основе положения групп в обществе. Это касается и содержания стереотипов, хотя, как уже отмечалось, вопрос о соотношении воздействия на содержание стереотипов характера межэтнических отношений, а также особенностей стереотипизируемых и стереотипизирующих групп остается открытым. Из этого следует, что при социально-психологическом анализе этнических, как и любых других социальных стереотипов, необходим учет социальных факторов, прежде всего социальных отношений общества. Мы уже указывали на то, что и на Западе в настоящее время все более широкое распространение получает точка зрения о прямом воздействии межгрупповых отношений по крайней мере на содержание стереотипов. Особенно большое значение социальным факторам в возникновении и распространении стереотипов придавал английский психолог А. Тэшфел. В одной из своих последних работ он интерпретировал стереотипизацию как категоризацию социальных объектов, которая отличается от категоризации объектов физического мира именно воздействием на нее отношений между группами. При этом Тэшфел попытался выделить социальные функции стереотипов (Не отрицая при этом «индивидуальных» функций, предложенных еще У. Липпманом: систематизации и защиты ценностей.), в число которых кроме социальной дифференциации, т.е. установления различий между группами, ввел:

  1. объяснение существующих отношений между группами, в том числе поиск причин сложных и «обычно печальных» социальных событий;

  2. оправдание наличных межгрупповых отношений, например, акций, совершенных или планируемых по отношению к «чужим» группам.

К социальным функциям стереотипов, предложенным А. Тэшфелом, логично, на наш взгляд, добавить еще одну – функцию сохранения существующих отношений, ведь объяснение и тем более оправдание отношений между группами с помощью стереотипов необходимо прежде всего для сохранения этих отношений. Не случайно психологический механизм стереотипизации во все времена использовался в различных реакционных политических доктринах, санкционирующих захват и угнетение других народов, сохранение господства поработителей путем насаждения негативных представлений о побежденных и порабощенных.

Анализ влияния межэтнических отношений на приписываемые этническим группам и их отдельным представителям стереотипы позволяет вернуться к другой стороне проблемы: воздействуют ли стереотипы на межэтнические отношения? Если под воздействием понимать не только изменение межэтнических отношений, но и их сохранение, то признание за стереотипами функции сохранения отношений между группами фактически утвердительно отвечает на этот вопрос. Действительно, наличие стереотипов, особенно стереотипов согласованных, отчетливых и эмоционально окрашенных, в какой-то мере способствует стабильности существующих отношений (в том числе межэтнических). Однако было бы ошибкой поддерживать психологизаторскую по своей сути точку зрения о том, что соотношение между стереотипами и межгрупповыми отношениями находится в состоянии «циркулярного взаимовлияния». В истории социальных наук уже были попытки доказать активную роль стереотипов в воздействии на межэтнические отношения и даже решить при помощи их «улучшения» самые широкие международные проблемы. Например, исследование, проведенное в 1947 г. в девяти странах под эгидой ЮНЕСКО, было основано на совершенно утопической идее, что если люди будут лучше осведомлены о стереотипах как часто об ошибочных и всегда неполных образах собственной и других наций и эти образы будут заменены на более точное знание о народах, то это в свою очередь приведет к ослаблению международной напряженности. Этой программой ЮНЕСКО и в дальнейшем было стимулировано значительное количество исследований, ни одно из которых, естественно, к ослаблению международной напряженности не привело. В действительности очевидным является воздействие стереотипов не на межэтнические отношения как разновидность социальных отношений, а на межличностные отношения представителей различных этнических групп и в конечном счете на их совместную деятельность в малых группах и коллективах. В этих условиях многие стереотипы при перенесении на конкретных партнеров по совместной деятельности оказывают на нее негативное влияние. Также и разрушение негативного стереотипа может в определенной мере «улучшить» отношение к конкретному представителю другой группы у его партнеров по совместной деятельности. Однако такие локальные изменения стереотипов не определяют изменения характера межэтнических отношений общества в целом.

Сложность изучения стереотипов во многом проистекает как раз из-за того, что функционируют они на двух уровнях отношений: и на межгрупповом, и на межличностном. Стереотипы находятся в сложной диалектической взаимосвязи, с одной стороны, с социальными межэтническими отношениями, а с другой – с межличностными отношениями представителей этнических групп. Поэтому перспективой дальнейших исследований должно стать отнесение двух подходов к анализу этнических стереотипов с учетом как воздействия на них характера межэтнических отношений, так и их воздействия на межличностные отношения в многонациональных малых группах.

Какие бывают распространенные стереотипы и почему?

Автор: Дилан Бакли

Обновлено 4 мая 2021 г.

Медицинское освидетельствование: Венди Боринг-Брей, DBH, LPC

Одним словом, стереотипы проблематичны. Даже хорошие стереотипы ужасны. Почему? Потому что нет двух одинаковых людей. Наклеить ярлык на группу людей, которые, как предполагается, имеют одну конкретную характеристику, по сути, означает дегуманизировать их на основе одного аспекта их личности.Еще хуже, когда ты оказываешься на другом конце стереотипа, поэтому важно лучше понимать стереотипы и то, как они влияют на тебя.

Есть общие стереотипы, которые мы слышим каждый день — вот несколько примеров

Узнайте больше о стереотипах с лицензированным консультантом сегодня Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все сборы, связанные с платформой.

Источник: unsplash.com

Что такое стереотипы?

Стереотипы — это слишком упрощенные представления об определенных группах людей.Чаще всего эти стереотипы не только ложны, но и оскорбительны. Мы все можем вспомнить несколько стереотипов, из-за которых мы плохо себя чувствуем. В этой статье мы рассмотрим некоторые распространенные стереотипы и их влияние.

Ты не стереотип

Независимо от того, кто вы и к какой группе принадлежите, вы никогда не должны позволять себе подчиняться стереотипам или верить в то, что вы меньше, из-за того, что кто-то говорит о вас. Стереотипы присущи многим людям, и вы наверняка пользуетесь поддержкой тех, кто сталкивается с такими же предрассудками.Ты не одинок. Вы человек, а не карикатура!

Если вы относитесь к тем, кто верит в определенные стереотипы, знайте, что вам нужно будет больше узнать о людях, чтобы разрушить эти убеждения и относиться к отдельным людям, а также к другим группам людей с уважением. В связи с этим давайте взглянем на некоторые из наиболее распространенных стереотипов в отношении определенных групп и того, что они говорят нам о людях.

Положительные и отрицательные стереотипы об американцах

Хотя все мы, вероятно, можем думать о некоторых негативных стереотипах о конкретных культурах, например о стереотипах, направленных против мексиканцев, итальянцев и африканцев, определенные стереотипы одинаково влияют на всех нас как нацию, как положительные, так и отрицательные.

Например, некоторые положительные стереотипы об американцах таковы, что мы:

  • Щедрый
  • Трудолюбивый
  • Оптимистичный

Конечно, вы, вероятно, можете вспомнить больше, чем нескольких членов вашей семьи, друзей и коллег, которые не попадают ни в одну из этих категорий. Что касается негативных стереотипов об американцах, то список гораздо длиннее:

.
  • Мы страдаем ожирением
  • Мы богаты
  • Мы громкие и высокомерные
  • Мы одержимы оружием
  • Мы трудоголики, которых работа больше волнует, чем проводить время с семьей
  • Мы не заботимся об окружающей среде
  • Мы материалистичны
  • У нас нет чувства стиля
  • Мы сильно необразованы
  • Нам наплевать на чужие культуры

Источник: unsplash.com

Чтение этого списка, наверное, вас немного рассердило, не так ли? Хорошо. Стереотипы ужасны, и если вы обнаружите, что они вас злят или даже просто не согласны с ними, то более вероятно, что вы не поймете, что делаете эти предположения. Вы узнаете людей, основываясь на том, кто они есть, а не на том, что другие люди считают, что мы должны думать о них. Давайте посмотрим на другие положительные стереотипы ниже.

Положительные стереотипы о геях

Вы можете даже не осознавать, что существуют положительные стереотипы, потому что, когда вы слышите «стереотип», вы автоматически можете подумать, что это что-то негативное.Фактически, положительные стереотипы являются отрицательными, потому что, как упоминалось ранее, стереотип по своей природе заставляет вас верить во что-то о ком-то, что не обязательно может быть правдой.

Возьмем, к примеру, ЛГБТК + людей. Вот некоторые примеры положительных стереотипов о геях:

  • Безупречно одет
  • Физически пригоден
  • Дружелюбный и общительный
  • Отлично в магазине

Итак, если вы никогда раньше не встречали гея, вы можете подумать при встрече с ним, что он должен быть дружелюбным все время или готов присоединиться к вам в походе по магазинам в торговый центр, чтобы помочь вам выбрать следующего ох- такое милое платье.Этот стереотип настраивает на нереалистичные ожидания. Геи такие же личности, как и все остальные, а это значит, что:

  • Они бывают всех форм, размеров и цветов
  • Не все любят делать покупки
  • Многие из них не интересуются модой

Итак, если вы действительно верите в эти вещи о геях, то вы можете быть разочарованы, встретив одного из них и узнав, что он такой же человек, как и все остальные. Возможно, ему нравится делать покупки, но он может быть не в такой хорошей физической форме или, может быть, он любит моду, но ненавидит людей.Когда вы рассматриваете этот список стереотипов, не кажется ли это смешным? Это потому, что это так. Вы не можете сгруппировать людей в блок и использовать это поле для их определения.

Положительные стереотипы о женщинах

Женщины часто считаются:

  • Материнский
  • Естественно заслуживает большего уважения, чем мужчины
  • Больше эмоций, чем мужчины

Поначалу они могут показаться хорошими, но если вы присмотритесь к ним поближе, вы обнаружите, что они более вредны, чем нет.

Есть распространенные стереотипы, которые мы слышим каждый день — вот несколько примеров

Узнайте больше о стереотипах с лицензированным консультантом сегодня

Источник: unsplash.com

Возьмем, к примеру, идею о том, что все женщины должны быть по-матерински. Если в комнате есть плачущий ребенок, мужчины будут ожидать, что за ним будут ухаживать женщины. Однако некоторые женщины не проявляют сочувствия к детям. На самом деле некоторые могут даже не любить детей. Некоторые женщины никогда не испытывают желания стать матерью, и они не чувствуют потребности заботиться о детях, когда слышат их плач.Таким образом, хотя можно легко предположить, что все женщины должны быть матерями, на самом деле это не так.

Кроме того, хотя также может показаться приятным предположение, что женщины по своей природе более заслуживают уважения, чем мужчины, рассмотрим следующий пример: мама, которая бросает своих детей ради своего парня, против отца-домоседа, который воспитывает детей. пока мама ходит на работу. Заслуживает ли мама в первом примере большего уважения просто потому, что она женщина? Точно нет.Женщин не следует уважать по умолчанию только потому, что они женщины.

Все предвзято, до точки

К сожалению, хотя многие из нас хотят оставаться непредвзятыми в отношении других людей и их культур, мы все предрасположены к вере в стереотип. Это в нашем подсознании. Социальные психологи считают, что мы склонны придерживаться негативных стереотипов, потому что всем нам нужно чувствовать, что мы принадлежим к нашей конкретной «фракции» или группе. По своей природе мы хотим, чтобы наша «группа» была довольна, поэтому мы судим всех, кто не является ее членом.

Стереотипы также «подтверждаются» нашим взаимодействием с другими людьми. Например, человек одной расы может полагать, что все люди другой расы будут враждебно настроены по отношению к нему просто из-за его расы. Однажды он впервые встречает человека другой расы, и тот выглядит рассерженным. Это могло быть из-за того, что человек только что поссорился со своей женой, но наш исходный человек будет считать, что этот враждебный взгляд предназначен для него, что тем самым «подтверждает» его негативный стереотип.

В этом примере первый человек не может избавиться от своей предвзятости. У него могли быть другие негативные взаимодействия с людьми другой расы в прошлом, или он, возможно, вырос, слыша вещи из своей семьи или видя по телевизору вещи, в которых человек другой расы не был хорош по отношению к человеку своей расы. Итак, уже имея эти идеи в голове при встрече с рассерженным человеком, он думает про себя, что стереотип верен, хотя на самом деле он встретил только одного человека. Этот человек для него представляет всю расу.

Покоряя стереотип

Может показаться невозможным победить наши стереотипы, но это возможно. Психологи говорят, что вы можете избавиться от привычки, обращая внимание на свое поведение, а затем исправляя его в данный момент. Например, предположим, что вы смеетесь над шуткой, унижающей чью-то расу или пол, а затем вам не нравится смеяться над этой шуткой. Это может побудить вас переоценить свои отношения с человеком, который рассказал анекдот, а также с теми, кто над этим посмеялся.

В следующий раз, когда вы попадете в аналогичную ситуацию, вы будете знать, что делать. Вы можете обнаружить, что медленнее смеетесь над шуткой или что она совсем не кажется вам смешной. Еще лучше то, что вы можете полностью изменить людей, которыми вы себя окружаете, чтобы никогда больше не оказаться в такой ситуации. Вы можете найти больше людей, которые думают так же, как новый и улучшили вас, которые также не сочтут такую ​​шутку смешной и которые поспешат отчитают тех, кто думает.

Источник: unsplash.com

Изменения начинаются изнутри, и каждый день — это новый день. Даже если раньше вы быстро судили людей, теперь вы всегда можете поработать над собой и изменить свое поведение в будущем. Единственная причина, по которой стереотипы сохраняются, заключается в том, что те, кто придерживается этих ложных убеждений, не только ничего не делают, чтобы остановить, но и внушают своим детям верить в то же самое.

Может быть трудно изменить свой образ мышления, но это возможно. Чувство вины за то, как вы вели себя в прошлом, — это хорошо, потому что эта вина служит топливом, которое вам нужно, чтобы изменить свое поведение в будущем.

Как справиться со стереотипом, находящимся на приеме

Если вы не из тех, кто верит в стереотипы, а напротив, они влияют на них, вы можете сделать несколько вещей, которые помогут их преодолеть. Вот несколько вещей, которые вам следует сделать, если вы часто сталкиваетесь с дискриминацией и предрассудками.

Развивайте самоощущение

Негативные вещи, которые люди говорят о нас, всегда причиняют боль, но они повлияют на нас больше, если мы примем их близко к сердцу и поверим, что это правда или что мы заслуживаем меньшего отношения, чем другие.Вы должны ожидать, что все будут относиться к вам с уважением. Чтобы убедиться, что эти утверждения имеют меньшее влияние, нужно начать с того, чтобы укрепить себя и обрести сильное чувство собственного достоинства и уверенности в себе. Когда вы знаете, кто вы и насколько вы хороши, у вас меньше шансов поверить в то, что другие люди говорят о вас.

Открытое общение и уважение спроса

Когда кто-то плохо с вами обращается, он сам должен изменить свое поведение, но вы должны убедиться, что вас услышат.Установите связь с этим человеком и дайте ему понять, что то, что он делает, абсолютно неприемлемо. Требуйте уважения. Не позволяйте им относиться к вам иначе, чем они относились бы к любому другому человеку. Кто-то, кто придерживается определенных убеждений, может даже не осознавать, как он относится к другим, пока не узнает об этих действиях и убеждениях.

Излечить эмоциональную травму на BetterHelp

На вас негативно повлиял стереотип, и вы обнаруживаете, что не знаете, как с ним справиться? Обратитесь к консультанту BetterHelp за советом и поддержкой.BetterHelp — это онлайн-платформа для консультирования, которая быстро и легко связывает вас с сертифицированными терапевтами.

Один из возможных способов работы над формированием чувства собственного достоинства — это когнитивно-поведенческая терапия, которая направлена ​​на изменение вашего образа мыслей и поведения, например на преодоление негативных стереотипов мышления о себе. Поскольку КПТ — более распространенный вид терапии, было проведено больше исследований. Она признана столь же полезной в Интернете, как и при личной встрече, и недавний обзор извлек данные из 95 исследований, чтобы обнаружить, что люди, скорее всего, завершат онлайн-когнитивно-поведенческую терапию и будут очень довольны их результатами.

Исследование также выявило некоторые преимущества, которыми вы, вероятно, сможете воспользоваться: онлайн-когнитивно-поведенческая терапия рентабельна, то есть зачастую дешевле, чем традиционные сеансы терапии. Для тех, кто беспокоится о негативных стереотипах, связанных с самой терапией, онлайн-терапия может показаться более легким шагом, если вы можете делать это, не выходя из собственного дома. Обратите внимание на следующие отзывы консультантов BetterHelp.

Отзывы консультанта

«За короткое время работы с Teneka я чувствую, что меня понимают и поддерживают больше, чем я думал.После нашего первого сеанса она привлекла мое внимание таким новым способом, о котором я никогда раньше не думал. Я действительно с нетерпением жду своих занятий и чувствую, что она помогла мне раскрыть глубокие проблемы и раны, которые я испытал в детстве, которые действительно изменили и сформировали мой взгляд на себя и свою жизнь. Мне нравится, что она честная, но позитивная. Исходя из низкого положения в жизни, часто именно этот небольшой светлый день может вывести кого-то из непреодолимой тьмы. Так благодарен, что мне повезло работать с Тенекой.«

«Перед тем, как связаться с Амандой, я был в очень плохом состоянии. Она была так полезна! Я начал свой путь к осознанности вместе с ней и с ее помощью приобрел множество инструментов КПТ. Теперь я могу лучше контролировать свои эмоции тревоги и стресса, справляться с прошлыми травмами и начать жить в мире. Я определенно чувствую, что она помогла мне не только вернуться к прежнему самому себе, но и помочь мне начать превращаться в лучшую версию себя. Она рядом с вами с инструментами, которые вам нужны, или просто чтобы выслушать, если вы скажете ей, что это то, что вам нужно.В эти времена хаоса замечательно чувствовать, что кто-то в вашем углу и на вашей стороне. Если вы страдаете от беспокойства, травмы или проблем с самооценкой, я очень рекомендую ее! »

Заключение

Стереотипы вредны. Будь вы тем, кто причиняет боль другим из-за стереотипов, или вы тот, на кого они влияют, облегчение есть. Вы можете изменить то, как мир видит, и то, как вы реагируете на эти убеждения.Сделай первый шаг.

Социальный стереотип — обзор

Дискурс стереотипов

Еще одна повторяющаяся тема в данных — это стереотипное отношение молодежи к пожилым людям. Анализ обращения к социальным стереотипам и их использования в дискурсе и по отношению к конкретным последовательностям взаимодействия ярко высвечивает трудности в принятии решения, когда конкретное замечание, утверждение или приписывание считается стереотипным.В наших данных не было сделано никаких явных и абсолютно бескомпромиссных заявлений о том, что все пожилые люди (или более пожилые люди, чем в популяции в целом) характеризуются определенной чертой или набором черт. Были сделаны обобщенные или относительно инклюзивные заявления, но они, как правило, сопровождались тем, что Хьюитт и Стокс (1975; см. Также Holmes, 1984) называют отказом от ответственности или хеджированием. Например, уточняющие примечания , я думаю, имеют тенденцию к , а вроде все, кажется, функционируют как преграды в следующих комментариях: Я думаю, что пожилые люди склонны как бы бродить по (EK, GD5) и я, , думаю, что это верно в отношении пожилых людей… они действительно склонны трепаться на немного (KM, GD10).Респонденты также делали менее инклюзивные предложения о некоторых пожилых людях и стереотипных приписываниях, когда черты присваиваются конкретным членам категории, а не категории в целом. Например, DG (GD3), соответственно, комментирует, что некоторые пожилые люди очень похожи на маленьких детей, они хотят быть в центре внимания как можно дольше, и вы прекрасно знаете, что этот человек сварливый старик такой-то .

Рассчитывая приведенные выше примеры как примеры стереотипов, мы косвенно признаем, что при анализе дискурсивных проявлений стереотипов необходимо выходить за рамки идеи стереотипов как абстрактных познаний или убеждений.Трюизм в социальном изучении языка состоит в том, что значение высказываний может быть предметом переговоров во взаимодействии и реконструировано в зависимости от контекстов их использования. Следовательно, можно утверждать, следуя Ван Дейку (1987), что использование преград или заявлений об отказе от ответственности в сочетании с обобщенными утверждениями о пожилых людях может составлять тонкую форму предвзятого стереотипа. Таким образом, заявление об отказе от ответственности служит потенциальным средством сохранения лица в случае обвинений в предвзятом отношении, а не простым заявлением об отсутствии уверенности в правдивости своего замечания.

В приведенном ранее примере менее инклюзивного стереотипа респондент DG, возможно, использует ряд особенно банальных и штампованных описательных терминов (а именно, как маленькие дети, игра для сочувствия и , желая быть в центре внимания ) . Мы бы предположили, что эти дескрипторы сами по себе являются социально значимыми с точки зрения их способности нести особый и особенно уничижительный оттенок, когда они связаны со старостью. Более того, мы хотели бы обосновать утверждение о том, что люди могут ориентироваться в таких общедоступных значениях, ссылаясь на то, как DG действовал, чтобы ограничить обобщаемость ее собственных наблюдений о пожилых людях.Последовательность ее замечаний началась в очень обобщенных терминах, просто заявив, что они (пожилые люди) играют ради сочувствия . Всеохватывающее введение к ее следующему предложению ( они очень похожи на ) было быстро заменено более осторожным некоторыми пожилыми людьми …, как если бы DG осознал проблемы, присущие ее первому, более глобальному, замечание. К этому времени, однако, нелестное представление о пожилых людях как об эмоционально зависимых и требовательных людях уже стало общественным достоянием как некий социальный факт (Berger & Luckman, 1967), который доступен другим для использования и использования. .Чтобы избежать обвинения в стереотипах в таких обстоятельствах, респондент должен провести значительную корректирующую и разъяснительную работу. По нашему мнению, потребуется дополнительная работа по исправлению, чтобы избежать заряда негативных стереотипов, чем это очевидно при простом смещении ссылки с них на или в приведенном здесь примере.

Решение считать или не принимать во внимание определенные замечания как стереотипные особенно сложно при рассмотрении примеров стереотипных приписываний, когда устанавливается связь между атрибутом и человеком или его деятельностью, например беседой.Двумя примерами стереотипных приписываний из корпуса данных являются утверждение DG (GD3) о том, что вы прекрасно знаете, что этот человек сварливый старик, поэтому и HP (GD3) комментируют разговоры о стонущего типа . Решения здесь всегда являются предметом тщательного суждения. Приходится решать вопросы о значимости и способе выражения атрибутов, о том, в какой степени приписывание, по-видимому, основано на наблюдениях за индивидуальным поведением, в отличие от статуса цели как члена категории, и еще более сложным вопросом о высказывании. потенциальные, фактические, предполагаемые или непредвиденные социальные последствия.Решение об описании пожилого человека как «сварливого старого такого-то» основывалось главным образом на характере конкретного прилагательного и использованной форме выражения. Скорее менее важными были доказательства, указывающие на индивидуализированную / категориальную основу приговора. Что касается приписывания «стонущего типа разговоров», решение было принято в основном на основе изучения структурной взаимосвязи между темами (см. Следующий раздел). Следовательно, с точки зрения анализа стереотипов, проявляющихся в дискурсе, и в отношении практических суждений о последовательностях ситуативного взаимодействия, следует признать, что все такие решения являются активной интерпретацией имеющихся свидетельств, включая социальные последствия высказывания. .Таким образом, значение предположительно стереотипных заявлений должно восприниматься как неоднозначное по своей сути и открытое для оспаривания и переговоров.

Если решения о стереотипах в дискурсе всегда являются предметом суждения, которое необходимо защищать на основе аргументированных свидетельств и аргументов, свидетельства социальных стереотипов становятся тем яснее, чем больше замечание формулируется в обобщенном виде, а не в конкретных терминах. Отрывок 2 здесь особенно поучителен. Он иллюстрирует аспект процесса стереотипирования, который становится очевидным только при его изучении как аспект практического суждения и принятия решений в отношении ситуативных взаимодействий.Под этим подразумеваются дискурсивные процессы, с помощью которых люди приходят к все более четким категоричным утверждениям. Эти относительно четкие категоричные утверждения следуют за первоначально более ограниченными наблюдениями в отношении отдельных лиц или небольшого числа людей.

В Отрывке 2, в комментариях как о молодых, так и о пожилых можно найти смещение упоминаний от разговоров об отдельных людях к обсуждению более общих тенденций. Большинство ранних замечаний в отрывке относятся к отдельным людям, услышанным на магнитных лентах.Ссылки от третьего лица на девочку (строка 11) и молодая девушка (строка 32), учитывая дизайн исследования, неуверенно идентифицируют либо молодого реципиента на магнитных лентах стимулов, либо молодых оценщиков. Осознавая это, R (исследователь) неоднократно задает свои вопросы самим оценщикам (обозначенным как you ) между строками 14 и 17, чтобы убедиться, что они сами признают, что испытывали чувство неловкости в обсуждаемых беседах.По крайней мере, один молодой оценщик затем показывает, что она чувствительна к этой проблеме двусмысленного упоминания, изменяя свой способ ответа на R, чтобы указать на ее собственные личные мысли (, я думаю, это было просто …) в строке 20. Теперь перейдем к ссылкам на пожилые люди, между строками 18 и 36 все негативные (и часто стереотипно звучащие) замечания RT сосредотачиваются на отдельных пожилых людях, обозначенных как она и ее (например, она произвела впечатление, будто хотела по этому поводу стонать кому-то (строки 27–28) и ее отношение к нему (строка 21).Однако в строке 37 RT начинает расширять возможности обобщения своих замечаний, указывая на то, что есть еще несколько подобных . В следующем предложении ссылка на несколько других заменена ссылкой от третьего лица во множественном числе они , что-то, что R повторяет, когда она просит RT подтвердить свое понимание того, что было сказано: вы думаете, что они на самом деле пытаются для этого (строки 40–41).

В начале отрывка есть индивидуальное приписывание (т. Е., 27–28), что, пожалуй, можно отнести к возрастным стереотипам. Доказательства стереотипов, казалось бы, стали более легко интерпретируемыми как таковые, однако, по мере того, как ссылка переходит на от третьего лица множественное число и более явно категоричные ссылки. Когда RT сообщает , что они пытались сделать другого неудобно смущенным (строки 38–39), все еще остается неясным, является ли предполагаемая ссылка всего лишь несколькими конкретными пожилыми людьми на магнитных лентах стимулов или пожилыми людьми в целом. Но в строке 42, когда К.М. вмешивается, чтобы показать свое согласие с развивающимися настроениями, говоря да, пытаясь заставить вас пожалеть их каким-то образом , становится все труднее избежать интерпретации ее ссылки на , на них (то есть на пожилых людей). люди) ни в чем, кроме межгрупповых и стереотипных.Это связано с тем, что ссылка теперь трижды удалена из оригинала, более осторожное замечание, касающееся всего нескольких пожилых людей. Стереотипность также усиливается тем фактом, что ссылка на и в строке 42 явно предназначена для выражения чувства человека или людей в целом. Другими словами, обе группы вовлеченных людей, по-видимому, стали упоминаться в глобальных, категориальных или межгрупповых терминах.

Очевидно, что приход к негативным стереотипным суждениям о возрасте подтверждает опыт неудовлетворенности в обмене мнениями между поколениями с участием последовательностей пожилых PSD.Этот момент часто иллюстрируется данными, когда добровольцы предлагают стереотипное замечание в качестве причины или объяснения своего дискомфорта или трудностей по отношению к пожилым людям с тяжелыми заболеваниями. Вышеупомянутый комментарий DG о старом человеке как сварливом старике попадает в эту категорию. Однако, как и в разговорах о грусти и сочувствии к пожилым людям с трудной жизнью, дискурс стереотипов не всегда используется для подтверждения ощущения дискомфорта или трудностей.Разговоры о нежелательном поведении пожилых людей также могут занижать оценку причиненных проблем. Это проиллюстрировано в GD3, когда и EB, и RHW утверждают, что разговоры с участием последовательностей старых PSD не являются трудными для слушателей, потому что они являются подпрограммой или , потому что они встречались до . Логика такого утверждения не совсем ясна до тех пор, пока RHW не заявит, что в некоторых отношениях вы должны относиться к с долей скептицизма. Тогда приходит понимание, что дискомфорт или трудности отрицаются, потому что респонденты не верят, что заявление раскрывающего (об одиночестве) является подлинным.Это один из самых ярких и тревожных примеров стереотипов, обнаруженных в исследовании. Это дополняется последним комментарием Д.Г., подтверждающим классический стереотип перевернутой буквы U о стариках как детях (см., Например, Coupland and Coupland, 1990).

Стереотипы, предрассудки и дискриминация | Протокол

7.2: Стереотипы, предрассудки и дискриминация

Люди очень разнообразны, и, хотя у нас много общего, у нас также есть много различий.Социальные группы, к которым мы принадлежим, помогают формировать нашу идентичность (Tajfel, 1974). Некоторым людям может быть трудно примирить эти различия, что может привести к предубеждениям по отношению к другим людям. Предубеждение — это негативное отношение и чувство к человеку, основанное исключительно на его принадлежности к определенной социальной группе (Allport, 1954; Brown, 2010). Предрассудки распространены против людей, принадлежащих к незнакомой культурной группе. Таким образом, определенные типы образования, контактов, взаимодействия и построения отношений с членами различных культурных групп могут снизить склонность к предубеждениям.Фактически, простое представление о взаимодействии с представителями разных культурных групп может повлиять на предрассудки. Действительно, когда участников эксперимента просили представить, что они позитивно взаимодействуют с кем-то из другой группы, это привело к усилению позитивного отношения к другой группе и увеличению положительных черт, связанных с другой группой. Кроме того, воображаемое социальное взаимодействие может уменьшить беспокойство, связанное с межгрупповым взаимодействием (Crisp & Turner, 2009). Какие примеры социальных групп, к которым вы принадлежите, способствуют вашей идентичности? Социальные группы могут включать пол, расу, этническую принадлежность, национальность, социальный класс, религию, сексуальную ориентацию, профессию и многое другое.И, как и в случае с социальными ролями, вы можете одновременно быть членом более чем одной социальной группы. Примером предубеждений является отрицательное отношение к людям, которые не родились в Соединенных Штатах. Хотя люди, придерживающиеся такого предвзятого отношения, не знают всех людей, которые не родились в Соединенных Штатах, они не любят их из-за их статуса иностранцев.

Можете ли вы вспомнить предвзятое отношение к группе людей? Как развились ваши предубеждения? Предубеждение часто начинается в форме стереотипа — то есть определенного убеждения или предположения о людях, основанных исключительно на их принадлежности к группе, независимо от их индивидуальных характеристик.Стереотипы становятся чрезмерно обобщенными и применяются ко всем членам группы. Например, человек, придерживающийся предвзятого отношения к пожилым людям, может считать, что пожилые люди медлительны и некомпетентны (Cuddy, Norton, & Fiske, 2005; Nelson, 2004). Мы не можем знать каждого человека пожилого возраста, чтобы знать, что все пожилые люди медлительны и некомпетентны. Таким образом, это негативное убеждение распространяется на всех членов группы, даже если многие из отдельных членов группы на самом деле могут быть энергичными и умными.

Другой пример хорошо известного стереотипа связан с представлениями о расовых различиях между спортсменами. Как отмечают Ходж, Бёрден, Робинсон и Беннетт (2008), чернокожие спортсмены-мужчины часто считаются более спортивными, но менее умными, чем их белые коллеги-мужчины. Эти убеждения сохраняются, несмотря на ряд громких примеров обратного. К сожалению, такие убеждения часто влияют на то, как к этим спортсменам относятся другие, и на то, как они относятся к себе и своим возможностям.Независимо от того, согласны вы со стереотипом или нет, стереотипы обычно хорошо известны в данной культуре (Devine, 1989).

Иногда люди действуют исходя из своего предвзятого отношения к группе людей, и такое поведение известно как дискриминация. Дискриминация — это негативное действие по отношению к человеку в результате его принадлежности к определенной группе (Allport, 1954; Dovidio & Gaertner, 2004). В результате негативных убеждений (стереотипов) и негативного отношения (предубеждений) к определенной группе люди часто плохо относятся к объекту предубеждений, например, исключая пожилых людей из своего круга друзей.Пример психолога, испытывающего гендерную дискриминацию, можно найти в жизни и исследованиях Мэри Уитон Калкинс. Калкинс получил специальное разрешение на посещение семинаров для выпускников Гарварда (в то время, в конце 1880-х годов, Гарвард не принимал женщин), и однажды он был единственным учеником известного психолога Уильяма Джеймса. Она прошла все требования, необходимые для получения докторской степени, и психолог Хьюго Мюнстерберг назвал ее «одним из сильнейших профессоров психологии в стране».Однако Гарвард отказался предоставить Калкинс докторскую степень, потому что она была женщиной (Гарвардский университет, 2019). Вы когда-нибудь подвергались дискриминации? Если да, то как это негативное обращение вызывало у вас чувство?

При обсуждении стереотипов, предрассудков и дискриминации чаще всего используются негативные и проблемные мысли, чувства и поведение. Тем не менее, люди могут удерживать положительных мыслей, чувств и поведения по отношению к отдельным людям на основе членства в группе; например, они будут проявлять предпочтение к людям, которые похожи на них самих, то есть тех, кто принадлежит к одному полу, расе или любимой спортивной команде.

Виды предрассудков и дискриминации

Когда мы встречаем незнакомцев, мы автоматически обрабатываем три части информации о них: их расу, пол и возраст (Ito & Urland, 2003). Почему эти аспекты незнакомого человека так важны? Почему вместо этого мы не замечаем, дружелюбны ли они в глазах, улыбаются ли они, их рост, тип одежды, которую они носят? Хотя эти второстепенные характеристики важны для формирования первого впечатления о незнакомце, социальные категории расы, пола и возраста предоставляют обширную информацию о человеке.Однако эта информация часто основана на стереотипах. У нас могут быть разные ожидания от незнакомцев в зависимости от их расы, пола и возраста. Какие стереотипы и предрассудки вы придерживаетесь в отношении людей, принадлежащих к расе, полу и возрастной группе, отличной от вашей? Узнайте свои неявные ассоциации, пройдя здесь тест на неявные ассоциации!

Расизм

Расизм — это предубеждение и дискриминация в отношении человека, основанная исключительно на его принадлежности к определенной расовой группе (например, по отношению к афроамериканцам, американцам азиатского происхождения, латиноамериканцам, коренным американцам, американцам европейского происхождения).Каковы стереотипы различных расовых или этнических групп? Исследования показывают, что культурные стереотипы американцев азиатского происхождения включают холодность, хитрость и ум; для латиноамериканцев — холодных и неразумных; для американцев европейского происхождения — холодные и умные; а для афроамериканцев — агрессивных, спортивных и более склонных к нарушению закона (Devine & Elliot, 1995; Fiske, Cuddy, Glick, & Xu, 2002; Sommers & Ellsworth, 2000; Dixon & Linz, 2000).

Расизм существует во многих расовых и этнических группах.Например, у чернокожих значительно выше вероятность того, что их автомобили будут обыскивать во время остановок движения, чем у белых, особенно когда черные едут в преимущественно белых кварталах (явление, часто называемое «DWB», или «вождение в то время как чернокожие»); Rojek, Rosenfeld, И Декер, 2012).

американцев мексиканского происхождения и другие группы латиноамериканцев также являются объектами расизма со стороны полиции и других членов сообщества. Например, при покупке товаров по личному чеку латиноамериканских покупателей с большей вероятностью, чем белых, попросят предъявить официальное удостоверение личности (Dovidio et al., 2010).

В одном случае предполагаемого преследования со стороны полиции, несколько полицейских в Ист-Хейвене, штат Коннектикут, были арестованы по федеральным обвинениям из-за, как сообщается, продолжающихся преследований и жестокого обращения с латиноамериканцами. Когда прозвучали обвинения, мэра Ист-Хейвена спросили: «Что вы делаете сегодня для латиноамериканского сообщества?» Мэр ответил: «Я могу съесть тако, когда пойду домой, я еще не совсем уверен» («Мэр Ист-Хейвена», 2012 г.). Это заявление подрывает важную проблему расового профилирования и преследования латиноамериканцев полицией, принижая латиноамериканскую культуру, подчеркивая интерес к продуктам питания, стереотипно связанным с латиноамериканцами.

Расизм распространен по отношению ко многим другим группам в Соединенных Штатах, включая коренных американцев, американцев арабского происхождения, американцев-евреев и американцев азиатского происхождения. Были ли вы свидетелями расизма по отношению к какой-либо из этих расовых или этнических групп? Вы знаете о расизме в вашем сообществе?

Одна из причин, по которой современные формы расизма и предрассудков в целом трудно обнаружить, связана с моделью двойственного отношения (Wilson, Lindsey, & Schooler, 2000). У людей есть две формы отношения: явные, сознательные и контролируемые, и неявные, бессознательные и неконтролируемые (Devine, 1989; Olson & Fazio, 2003).Поскольку придерживаться эгалитарных взглядов является социально желательным (Plant & Devine, 1998), большинство людей не проявляют крайних расовых предубеждений или других предубеждений в отношении показателей своих явных позиций. Однако показатели неявного отношения часто демонстрируют признаки расовой предвзятости от умеренной до сильной или других предрассудков (Greenwald, McGee, & Schwartz, 1998; Olson & Fazio, 2003).

Сексизм

Сексизм — это предрассудки и дискриминация по отношению к людям по признаку пола. Как правило, сексизм проявляется в том, что мужчины придерживаются предубеждений по отношению к женщинам, но любой пол может проявлять сексизм по отношению к своему собственному или противоположному полу.Как и расизм, сексизм может быть незаметным, и его трудно обнаружить. Распространенные формы сексизма в современном обществе включают ожидания гендерных ролей, такие как ожидание, что женщины будут заботиться о домашнем хозяйстве. Сексизм также включает в себя ожидания людей в отношении того, как должны вести себя члены гендерной группы. Например, ожидается, что женщины будут дружелюбными, пассивными и заботливыми, и когда женщины ведут себя недружелюбно, напористо или пренебрежительно, их часто не любят за нарушение своей гендерной роли (Rudman, 1998).Исследование, проведенное Лори Рудман (1998), обнаруживает, что, когда кандидаты-женщины занимаются саморекламой, они, скорее всего, будут рассматриваться как компетентные, но их могут не любить и с меньшей вероятностью примут на работу, потому что они из скромности нарушили гендерные ожидания. Сексизм может существовать на социальном уровне, например, в вопросах найма, возможностей трудоустройства и образования. Женщины с меньшей вероятностью будут приняты на работу или продвинуты по службе в профессиях, в которых доминируют мужчины, таких как инженерное дело, авиация и строительство (Blau, Ferber, & Winkler, 2010; Ceci & Williams, 2011).Вы когда-нибудь испытывали или были свидетелями сексизма? Подумайте о работе или карьере членов вашей семьи. Как вы думаете, почему существуют различия в работе женщин и мужчин, например, больше женщин-медсестер, но больше хирургов-мужчин (Betz, 2008)?

Эйджизм

Люди часто формируют суждения и ожидания о людях в зависимости от их возраста. Эти суждения и ожидания могут привести к эйджизму или предубеждениям и дискриминации по отношению к людям исключительно на основании их возраста. Обычно эйджизм проявляется в отношении пожилых людей, но эйджизм также может проявляться в отношении более молодых людей.Подумайте об ожиданиях, которые вы испытываете в отношении пожилых людей. Как чьи-то ожидания могут повлиять на чувства, которые они испытывают к людям из старших возрастных групп? Эйджизм широко распространен в культуре США (Nosek, 2005), и распространенное эйджистское отношение к пожилым людям состоит в том, что они некомпетентны, физически слабы и медлительны (Greenberg, Schimel, & Martens, 2002), а некоторые люди считают пожилых людей менее привлекательными. Однако некоторые культуры, в том числе некоторые азиатские, латиноамериканские и афроамериканские культуры, как за пределами, так и внутри Соединенных Штатов, вызывают у пожилых людей уважение и почтение.

Эйджизм также может возникать по отношению к более молодым людям. Какие ожидания вы испытываете к молодым людям? Ожидает ли общество, что молодые люди будут незрелыми и безответственными? Как эти две формы эйджизма могут повлиять на молодых и пожилых людей, претендующих на должность продавца?

Гомофобия

Другой формой предубеждения является гомофобия: предубеждение и дискриминация людей исключительно на основании их сексуальной ориентации. Подобно эйджизму, гомофобия — широко распространенное предубеждение в У.S. общество, которое терпят многие люди (Herek & McLemore, 2013; Nosek, 2005). Негативные чувства часто приводят к дискриминации, такой как исключение лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ) из социальных групп и избегание соседей и коллег из числа ЛГБТ. Эта дискриминация также распространяется на работодателей, сознательно отказывающихся нанимать квалифицированных соискателей из числа представителей ЛГБТ. Вы испытывали или были свидетелями гомофобии? Если да, то какие стереотипы, предвзятое отношение и дискриминация были очевидны?

Почему существуют предрассудки и дискриминация?

Предрассудки и дискриминация сохраняются в обществе из-за социального обучения и соблюдения социальных норм.Дети учатся предвзятым взглядам и убеждениям общества: своих родителей, учителей, друзей, средств массовой информации и других источников социализации, таких как Facebook (O’Keeffe & Clarke-Pearson, 2011). Если определенные типы предрассудков и дискриминации приемлемы в обществе, может существовать нормативное давление, чтобы соответствовать и разделять эти предвзятые убеждения, отношения и поведение. Например, государственные и частные школы все еще в некоторой степени разделены по социальному классу. Исторически сложилось так, что только дети из богатых семей могли позволить себе посещать частные школы, тогда как дети из семей со средним и низким доходом обычно посещали государственные школы.Если ребенок из малообеспеченной семьи получил стипендию для посещения частной школы, как могут относиться к ребенку одноклассники? Можете ли вы вспомнить время, когда вы придерживались предвзятого отношения или убеждений или действовали дискриминационным образом, потому что ваша группа друзей ожидала от вас этого?

Этот текст адаптирован из OpenStax, Psychology. OpenStax CNX.


Рекомендуемое чтение

Гринвальд, А.Г., МакГи Д. Э. и Шварц Дж. Л. (1998). Измерение индивидуальных различий в неявном познании: Тест неявных ассоциаций. Журнал личности и социальной психологии , 74 , 1464.

единиц чтения: стереотипы, предрассудки и дискриминация

Термины «стереотип», «предрассудки», «дискриминация» и «расизм» часто используются как синонимы в повседневной беседе. Давайте исследуем различия между этими концепциями.Стереотипы — это упрощенные обобщения о группах людей. Стереотипы могут быть основаны на расе, этнической принадлежности, возрасте, полу, сексуальной ориентации — практически любой характеристике. Они могут быть положительными (обычно в отношении собственной группы, например, когда женщины предполагают, что они менее склонны жаловаться на физическую боль), но часто могут быть отрицательными (обычно в отношении других групп, например, когда члены доминирующей расовой группы предполагают, что подчиненная расовая группа группа тупая или ленивая). В любом случае стереотип — это обобщение, не учитывающее индивидуальных различий.Откуда берутся стереотипы? На самом деле новые стереотипы создаются редко; скорее, они заимствованы из подчиненных групп, которые ассимилировались в обществе, и повторно используются для описания новых подчиненных групп. Например, многие стереотипы, которые в настоящее время используются для характеристики чернокожих, ранее использовались в американской истории для характеристики ирландских и восточноевропейских иммигрантов.

Предрассудки и расизм

Предубеждение относится к убеждениям, мыслям, чувствам и отношениям, которых кто-то придерживается в отношении группы.Предрассудки не основаны на опыте; напротив, это предубеждение, происходящее вне реального опыта. Документальный фильм 1970 года под названием «Глаз бури», в котором Джейн Эллиот иллюстрирует путь развития предрассудков, показывая, как определение одной категории людей как высших (дети с голубыми глазами) приводит к предубеждениям против людей, которые не относятся к категории привилегированных.

Хотя предрассудки не обязательно специфичны для расы, расизм — более сильный тип предубеждений, используемый для оправдания веры в то, что одна расовая категория каким-то образом превосходит или уступает другим; это также набор практик, используемых расовым большинством для ущемления расового меньшинства.Ку-клукс-клан — это пример расистской организации; вера его членов в превосходство белых на протяжении более столетия поощряла преступления на почве ненависти и разжигание ненависти.

Институциональный расизм относится к способу, которым расизм встроен в ткань общества. Например, непропорционально большое количество арестованных, обвиненных и осужденных чернокожих мужчин может отражать расовое профилирование, форму институционального расизма.

Колоризм — это еще один вид предрассудков, при котором кто-то полагает, что один тип тона кожи превосходит или уступает другому в пределах расовой группы.Исследования показывают, что более темнокожие афроамериканцы подвергаются большей дискриминации, чем светлокожие афроамериканцы (Herring, Keith, and Horton 2004; Klonoff and Landrine 2000). Например, если белый работодатель считает, что черный работник с более темным оттенком кожи менее способным, чем черный работодатель с более светлым оттенком кожи, это колоризм. По крайней мере, одно исследование показало, что колоризм влияет на расовую социализацию: темнокожие подростки мужского пола с более темной кожей получают больше предупреждений об опасности взаимодействия с представителями других расовых групп, чем темнокожие подростки мужского пола со светлой кожей (Landor et al.2013).

Дискриминация

В то время как предубеждение относится к предвзятому мышлению, дискриминация состоит из действий против группы людей. Дискриминация может быть основана на возрасте, религии, состоянии здоровья и других показателях; Расовые законы против дискриминации направлены на решение этого комплекса социальных проблем.

Дискриминация по признаку расы или этнического происхождения может принимать различные формы, от несправедливых жилищных норм до предвзятых систем найма. Открытая дискриминация давно стала частью U.История С. В конце девятнадцатого века владельцы бизнеса нередко вешали таблички с надписью «Требуется помощь: ирландцам не нужно обращаться». А южные законы Джима Кроу с их знаками «Только для белых» являются примером открытой дискриминации, которая сегодня недопустима.

Однако мы не можем стереть дискриминацию из нашей культуры, просто приняв законы, отменяющие ее. Даже если волшебной пилюле удастся искоренить расизм в душе каждого человека, само общество поддержит его. Социолог Эмиль Дюркгейм называет расизм социальным фактом, имея в виду, что он не требует продолжения действий отдельных лиц.Причины этого сложны и связаны с образовательной, уголовной, экономической и политической системами, которые существуют в нашем обществе.

Например, когда газета идентифицирует обвиняемых в преступлении лиц по признаку расы, это может усилить стереотипы об определенном меньшинстве. Другой пример расистских практик — это расовое управление , при котором агенты по недвижимости направляют потенциальных домовладельцев в определенные районы или из них в зависимости от их расы. Расистские взгляды и убеждения часто более коварны, и их труднее определить, чем конкретные расистские практики.

Предрассудки и дискриминация могут пересекаться и пересекаться во многих отношениях. Для иллюстрации вот четыре примера того, как могут иметь место предрассудки и дискриминация. Беспристрастные недискриминационные люди — непредубежденные, терпимые и принимающие люди. Беспристрастными дискриминаторами могут быть те, кто бездумно практикует сексизм на своем рабочем месте, не рассматривая женщин на определенных должностях, которые традиционно занимали мужчины. Предвзятые недискриминационные люди — это те, кто придерживается расистских убеждений, но не действует в соответствии с ними, например, владелец магазина расистского толка, обслуживающий клиентов из числа меньшинств.К предвзятым дискриминаторам относятся те, кто активно делает пренебрежительные замечания в адрес других или увековечивает преступления на почве ненависти.

Дискриминация также проявляется по-разному. Приведенные выше сценарии являются примерами индивидуальной дискриминации, но существуют и другие типы. Институциональная дискриминация возникает, когда социальная система развивается с укоренившимся лишением избирательных прав группы, например, историческое неприятие военными США сексуальности меньшинств (политика «не спрашивай, не говори» отражала эту норму).

Институциональная дискриминация может также включать повышение статуса группы, например, в случае привилегии белых , которые представляют собой выгоды, которые люди получают, просто будучи частью доминирующей группы.

В то время как большинство белых людей готовы признать, что небелые люди живут с рядом недостатков из-за цвета их кожи, очень немногие готовы признать преимущества, которые они получают.

Расовая напряженность в США

Смерть Майкла Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, 9 августа 2014 года иллюстрирует расовую напряженность в Соединенных Штатах, а также совпадение предрассудков, дискриминации и институционального расизма.В тот день Браун, молодой безоружный темнокожий мужчина, был убит белым полицейским по имени Даррен Уилсон. Во время инцидента Уилсон велел Брауну и его другу идти по тротуару, а не по улице. Хотя свидетельства очевидцев различаются, они соглашаются, что между Уилсоном и Брауном произошла ссора. Версия Уилсона гласит, что он стрелял в Брауна в целях самообороны после того, как Браун напал на него, в то время как Дориан Джонсон, друг Брауна, также присутствовавший в то время, утверждал, что Браун сначала убежал, а затем повернулся, подняв руки в воздух, чтобы сдаться, после чего Джонсон неоднократно стрелял в него (Nobles and Bosman 2014).Три вскрытия независимо друг от друга подтвердили, что в Брауна стреляли шесть раз (Lowery and Fears, 2014).

Стрельба привлекла внимание к ряду межрасовых противоречий в Соединенных Штатах. Во-первых, члены преимущественно черного сообщества рассматривали смерть Брауна как результат того, что белый полицейский сделал расовое профилирование чернокожего (Nobles and Bosman 2014). Через несколько дней выяснилось, что только три члена городской полиции из пятидесяти трех человек были черными (Nobles and Bosman 2014).В течение следующих нескольких недель национальный диалог изменился, и некоторые комментаторы указали на общенациональное осаждение расового неравенства и идентифицировали красную черту в Фергюсоне как причину несбалансированного расового состава в сообществе, в местных политических учреждениях и в полиции (Bouie 2014). Redlining — это практика регулярного отказа от ипотечных кредитов для домохозяйств и предприятий, расположенных в основном в сообществах меньшинств, в то время как осаждение расового неравенства описывает влияние как практического, так и узаконенного расизма из поколения в поколение, ограничивающего возможности чернокожих людей накапливать богатство.

Расовый дисбаланс Фергюсона может частично объяснить, почему, хотя в 2010 году только около 63 процентов его населения были черными, в 2013 году чернокожие были задержаны на 86 процентах остановок, 92 процентах обысков и 93 процентах арестов (Офис генерального прокурора штата Миссури 2014). Кроме того, фактическая сегрегация в школах Фергюсона, разрыв в благосостоянии по расовому признаку, разрастание городов и уровень безработицы среди чернокожих в три раза выше, чем среди белых, усугубили существующую расовую напряженность в Фергюсоне, а также отразили расовое неравенство в масштабах всей страны (Bouie 2014).

Несколько идентификаторов

Игрок в гольф Тайгер Вудс имеет китайское, тайское, афроамериканское, коренное и голландское происхождение. Люди с множеством этнических групп становятся все более распространенными. (Фото любезно предоставлено familymwr / flickr)

До двадцатого века смешанные расовые браки (называемые смешанными браками) были чрезвычайно редкими и во многих местах незаконными. В конце двадцатого века и в двадцать первом веке отношения изменились к лучшему.В то время как сексуальное подчинение рабов действительно приводило к появлению детей смешанной расы, эти дети обычно считались черными и, следовательно, являлись собственностью. Не существовало концепции множественных расовых идентичностей, за исключением, возможно, креолов. Креольское общество развивалось в портовом городе Новый Орлеан, где культура смешанной расы выросла из французских и африканских жителей. В отличие от других частей страны, у «цветных креолов» были большие социальные, экономические и образовательные возможности, чем у большинства афроамериканцев.

Все чаще в современную эпоху отмена законов о смешанном браке и тенденция к равноправию и правовой защите от расизма неуклонно снижают социальную стигму, связанную с расовой экзогамией (экзогамия относится к браку вне основной социальной ячейки человека). В настоящее время дети от расово смешанных родителей признают и отмечают свою этническую принадлежность. Игрок в гольф Тайгер Вудс, например, имеет китайское, тайское, афроамериканское, индейское и голландское происхождение; он в шутку называет свою этническую принадлежность «каблинасианином» — термин, который он ввел для обозначения нескольких своих этнических принадлежностей.Хотя это тенденция, она еще не проявляется во всех аспектах жизни нашего общества. Например, в ходе переписи населения США совсем недавно были добавлены дополнительные категории для людей, которые могут идентифицировать себя, например, небелые латиноамериканцы. Все большее число людей выбирают несколько рас, чтобы описать себя в переписи 2010 года, открывая путь к переписи 2020 года, которая предоставит еще больше возможностей для выбора.

Флаг Конфедерации против Первой поправки

Для некоторых флаг Конфедерации является символом гордости за историю Юга.Для других это мрачное напоминание об унизительном периоде прошлого Соединенных Штатов. (Фото любезно предоставлено Eyeliam / flickr)

В январе 2006 года две девочки вошли в среднюю школу Берлесона в Техасе с кошельками с большими изображениями флагов Конфедерации. Школьные администраторы заявили девочкам, что они нарушают дресс-код, который запрещает носить одежду с несоответствующей символикой или одежду, дискриминирующую по признаку расы. Чтобы остаться в школе, им нужно было, чтобы кто-нибудь забрал их кошельки или оставил их в офисе.Девочки решили пойти домой на день, но затем оспорили решение школы, обратившись сначала к директору, затем к окружному суперинтенданту, затем в Окружной суд США и, наконец, в Апелляционный суд Пятого округа.

Почему школа запретила кошельки и почему она стояла за этим запретом, даже когда на нее подавали иск? Почему девушки, анонимно указанные в судебных документах как А. и A.T., прибегают к таким строгим юридическим мерам, чтобы защитить свое право носить кошельки? Дело, конечно, не в кошельках: их украшает флаг Конфедерации.В данном случае стороны присоединяются к длинной череде людей и организаций, которые боролись за свое право выставлять такой показ, заявляя, что такой показ подпадает под гарантию свободы слова Первой поправкой. В конце концов, суд встал на сторону округа и отметил, что флаг Конфедерации несет достаточно значительную символику, чтобы нарушить нормальную школьную деятельность.

Хотя многим молодым людям в Соединенных Штатах нравится верить, что расизм по большей части ушел в прошлое, этот случай показывает, насколько живы сегодня расизм и дискриминация.Если флаг Конфедерации является синонимом рабства, есть ли место для его демонстрации в современном обществе? Те, кто борется за свое право вывесить флаг, говорят, что такое отображение должно быть охвачено Первой поправкой: право на свободу слова. Но другие говорят, что флаг эквивалентен разжиганию ненависти, что не охвачено Первой поправкой. Считаете ли вы, что установка флага Конфедерации должна рассматриваться как свобода слова или язык вражды?

Дальнейшие исследования

  • Насколько далеко должны распространяться права Первой поправки? Узнайте больше об этом в Центре Первой поправки.
  • Узнайте больше об институциональном расизме в Южном юридическом центре по вопросам бедности.
  • Узнайте больше о том, как развиваются предрассудки, посмотрев короткометражный документальный фильм «Глаз бури».
  • Вы знаете кого-нибудь, кто практикует привилегии белых? Вы это практикуете? Изучите концепцию с помощью этого контрольного списка, чтобы увидеть, насколько она верна для вас или других.

Подумай над

  1. Как красная линия и расовое управление способствуют институциональному расизму?
  2. Приведите пример стереотипов, которые вы видите в повседневной жизни.Объясните, что должно произойти, чтобы это можно было устранить.
  3. Рассмотрим этот видео-пример, объясняющий, почему некоторые говорят, что белые соул-певцы имеют несправедливое преимущество перед черными певцами. Приведите три примера привилегий белых. Вы согласны или не согласны с этим аргументом? Можете ли вы привести другие примеры привилегий белых?

Практика

1. Стереотипы могут быть основаны на:

  1. гонка
  2. национальность
  3. пол
  4. все вышеперечисленное

2.Что такое дискриминация?

  1. Предвзятое отношение к отдельному человеку или группе
  2. Предвзятые действия против отдельного лица или группы
  3. Убеждение, что раса, отличная от вашей, уступает
  4. Другое слово для стереотипов

3. Что из следующего является лучшим объяснением расизма как социального факта?

  1. Его нужно искоренить законом.
  2. Это похоже на волшебную пилюлю.
  3. Для продолжения действий отдельных лиц не требуется.
  4. Ничего из вышеперечисленного

4. Как европеоид в Соединенных Штатах, разумная уверенность в том, что вы будете иметь дело с авторитетными фигурами той же расы, что и вы, является результатом:

  1. теория пересечения
  2. теория конфликта
  3. белая привилегия
  4. теория козла отпущения
Показать глоссарий
колористика:
убеждение в том, что один тип тона кожи превосходит или уступает другому в пределах расовой группы
дискриминация:
предвзятые действия против группы лиц
институциональный расизм:
Расизм, присущий социальным институтам
предубеждение:
предвзятые мысли, основанные на ошибочных предположениях о группе людей
расовое рулевое управление:
действие агентов по недвижимости, направляющих потенциальных домовладельцев в определенные районы или из них в зависимости от их расы
расизм:
набор взглядов, убеждений и обычаев, которые используются для оправдания убеждений в том, что одна расовая категория каким-либо образом превосходит или уступает другим
redlining:
практика регулярного отказа в ипотеке для домашних хозяйств и предприятий, расположенных в основном в сообществах меньшинств
осаждение расового неравенства:
влияние расизма де-факто и де-юре на поколения, ограничивающего возможности чернокожих накапливать богатство
стереотипов:
излишне упрощенные представления о группах людей
белый привилегия:
выгоды, которые люди получают, просто будучи частью доминирующей группы

Самопроверка: раса и этническая принадлежность

Вы добьетесь большего успеха в самопроверке, если выполнили три чтения в этом разделе.

Стереотип: определения и примеры | LiteraryTerms.net

I. Что такое стереотип

Стереотипы предполагают, что «все они похожи». Это взгляд на целую группу людей и предположение, что все они обладают определенными качествами. Например, встретив пожилую женщину, вы можете предположить, что у нее есть определенные черты характера — что она любит вязать или что она бабушка. Но эти предположения — стереотипы, и нет никакой гарантии, что они верны! В конце концов, у дамы может не быть внуков или она предпочтет танцевать.Стереотипы очень распространены в массовой культуре, их можно найти и в литературе — в основном из-за отсутствия информации или осведомленности со стороны писателя, но также из-за комедийного эффекта.

II. Примеры стереотипов

Пример 1

Только мальчики могут заниматься спортом.

Это очень распространенный стереотип в отношении женщин и девочек. Однако, как и большинство стереотипов, это неточно. Большинство людей, которые так говорят, не думают о том, что некоторые из величайших спортсменов мира — женщины: например, такие женщины, как Эбби Вамбах и Карли Ллойд, недавно принесшие золото чемпионата мира в Америку, или чемпионка мира по теннису. Серена Уильямс.Большинство мужчин выглядело бы довольно глупо, если бы им пришлось сразиться с Уильямсом в теннисном матче!

Пример 2

Азиаты хорошо разбираются в математике.

Стереотипы не обязательно негативны на поверхности — иногда они могут показаться комплиментарными. Например, азиаты иногда считаются хорошими математиками, а африканцы — спортсменами. Но эти стереотипы все еще неточны. Во-первых, они просто ложны: многие азиаты плохо разбираются в математике, а многие африканцы — очень плохие спортсмены.Кроме того, «позитивные» стереотипы чрезмерно упрощают сложные способности каждой группы. В конце концов, африканцы могут быть великими учеными, а азиаты — великими спортсменами.

III. Проблема стереотипов

Стереотипы ошибочны на нескольких уровнях:

  • Это неточно . Большинство стереотипов основаны на расизме, сексизме и ксенофобии (страх / ненависть к посторонним).
  • Они наступательные . Хороший писатель не обижает людей безрассудно.Обсуждение некоторых деликатных тем может стать оскорбительным, но когда читатели обижаются на вашу работу, важно отнестись к этому серьезно и при необходимости попытаться изменить свои взгляды.
  • Они скучно . Стереотипы — это обычные образы в культуре, поэтому они в первую очередь становятся стереотипами. Итак, мы все видели эти изображения бесчисленное количество раз, и они стали утомленными и предсказуемыми. Если вы полагаетесь на стереотипы, читатели начнут подозревать, что вы не очень интересны или креативны.

IV. Примеры стереотипов в литературе

Пример 1

Во вселенной Harry Potter существует множество стереотипов о разных домах Хогвартса. Например, слизеринцев часто считают злыми и подлыми, а гриффиндорцев — смелыми и волевыми. Но это не всегда так! [СПОЙЛЕРЫ:] В конце концов, Северус Снейп (слизеринец) оказался одним из великих героев книг, а сам Гарри называет его «самым храбрым человеком, которого я когда-либо знал.С другой стороны, Питер Петтигрю — гриффиндорец, но оказывается, что он трус, который предал родителей Гарри Волан-де-Морту.

Пример 2

Великая литература обычно создается для того, чтобы бросить вызов стереотипам, а не укрепить их. Но иногда это связано с сатирическим использованием стереотипов, как мы увидим в разделе VI (Связанные термины), Джейн Остин — один из великих мастеров этого дела. Например, в Pride & Prejudice контраст между двумя сестрами Беннет намеренно создан, чтобы бросить вызов стереотипам о женщинах в Англии 19 -го -го века.Джейн Беннет активно поддерживает многие из этих стереотипов, а ее младшая сестра Элизабет их отвергает.

Пример 3

Фэнтези и научная фантастика основаны на вымышленных вселенных, поэтому может показаться, что они не могут способствовать формированию стереотипов в реальном мире. Но на самом деле они так делают постоянно. Например, когда вы читаете фантастические рассказы, вы можете заметить, что темнокожие люди обычно изображаются как «экзотические» иностранцы, и они часто имеют в себе опасный, таинственный вид.Даже такие великие авторы, как J.R.R. Толкин был виноват в этом в своих книгах, и это тонкий способ внести свой вклад в более широкие культурные стереотипы.

V. Примеры стереотипов в популярной культуре

Пример 1

Многие музыкальные клипы о хип-хопе выглядят так, как будто они созданы прямо на фабрике стереотипов. Они демонстрируют стереотипы как мужчин, так и женщин: мужчины разминают мускулы, размахивают оружием и зацикливаются на машинах и наркотиках; женщины тщеславны и поверхностны, одержимы мужчинами и собственной внешностью.И, конечно же, эти видео обычно полностью игнорируют существование гей-культуры — когда эта культура вообще признается, это часто пренебрежительно и очень стереотипно.

Пример 2

Что вы думаете о , пример 1 ? Если вы поклонник хип-хопа, то, вероятно, заметили, что основан на стереотипе . Хотя некоторые хип-хоп-видео виноваты в подобных вещах, многие нет. Хип-хоп культура также исследует политические темы и личные истории в своих видео, а пример 1 просто сатирически исследует распространенный стереотип о хип-хопе.

Пример 3

«Все эти годы я думал, что люблю курицу, потому что она восхитительна!» (Дэйв Шапель)

В этой шутке комик Дэйв Шапель использует старый стереотип афроамериканцев: они любят есть жареную курицу. Мнение Дэйва таково: конечно, нам нравится жареный цыпленок. Всем нравится жареный цыпленок. Дело не в нашем наследии — дело в курице.

VI. Связанные термины

Клише


Большинство стереотипов не только оскорбительны, но и являются клише или устаревшими изображениями, ставшими устаревшими из-за чрезмерного использования.Даже если они не оскорбительны, клише — плохой вариант — они слишком предсказуемы и некреативны.

Предубеждение

Предубеждение означает «предвзятое мнение» или умозаключения до того, как вы на самом деле узнали и испытали факты. Стереотипы — очень распространенная форма предрассудков — это идеи, которые вы получаете от культуры и затем применяете, не беспокоясь о том, чтобы узнать правду.

предрассудков, дискриминации и стереотипов | Noba

Вы — личность, полная убеждений, идентичностей и многого другого, что делает вас уникальным.Вы не хотите, чтобы на вас навешивали ярлыки только из-за вашего пола, расы или религии. Но какими бы сложными мы ни казались, мы часто определяем других просто по их наиболее отличной социальной группе. [Изображение: caseorganic, https://goo.gl/PuLI4E, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/VnKlK8]

Даже в собственной семье каждый хочет, чтобы его видели такими, какие они есть, а не как «Просто еще один типичный X.» Но, тем не менее, люди объединяют других людей в группы, используя этот ярлык для информирования о своей оценке человека в целом — процесс, который может привести к серьезным последствиям.Этот модуль фокусируется на предубеждениях против социальных групп, которые социальные психологи разделяют на эмоциональные предрассудки, ментальные стереотипы и поведенческую дискриминацию. Эти три аспекта предвзятости связаны, но каждый из них может проявляться отдельно от других (Dovidio & Gaertner, 2010; Fiske, 1998). Например, иногда люди имеют негативную эмоциональную реакцию на социальную группу (предрассудки), не зная даже самых поверхностных причин, чтобы не любить их (стереотипы).

Этот модуль показывает, что сегодняшние предубеждения во многих отношениях не являются вчерашними, но в то же время они очень похожи.Во-первых, мы обсудим старомодные предубеждения, которые могли быть присущи нашим бабушкам и дедушкам, прабабушкам и дедушкам — или даже людям в наши дни, которым еще предстоит покинуть те тяжелые времена. Затем мы обсудим предубеждения конца 20-го века, которые повлияли на наших родителей и до сих пор сохраняются. Наконец, мы поговорим о предрассудках 21 века, которые бросают вызов справедливости и уважению ко всем.

Сегодня трудно найти человека, который открыто признает, что не верит в равенство. Независимо от демографии большинство людей считает, что все имеют одинаковые естественные права.Однако, как бы мы ни верили в это сейчас, не так давно в нашей истории этот идеал равенства был непрактичным чувством. Из всех стран мира лишь немногие имеют равенство в своей конституции, и те, кто это делает, изначально определили его для избранной группы людей.

В то время старомодные предубеждения были простыми: люди открыто подавляли тех, кто не принадлежал к их собственной группе. Например, всего 80 лет назад американские студенты колледжей беззастенчиво считали турок «жестокими, очень религиозными и предательскими» (Katz & Braly, 1933).Итак, откуда они взяли эти идеи, если предположить, что большинство из них никогда не встречали никого из Турции? Старомодные стереотипы были явными, непримиримыми и ожидаемыми, что их разделяют другие — то, что мы теперь называем «вопиющими предубеждениями».

Вопиющие предубеждения — это сознательные убеждения, чувства и поведение, которые люди вполне готовы признать, которые в основном выражают враждебность по отношению к другим группам (чужим группам) при чрезмерном предпочтении своей собственной группы (внутри группы). Например, организации, проповедующие презрение к другим расам (и хвалу к своим собственным), являются примером вопиющего пристрастия.И, что пугает, эти вопиющие предубеждения имеют тенденцию собираться группами: люди, открыто ненавидящие одну чужую группу, ненавидят и многие другие. Чтобы проиллюстрировать эту закономерность, мы обратимся к двум шкалам личности.

Ориентация на социальное доминирование

Люди с ориентацией на социальное доминирование с большей вероятностью будут привлечены к определенным типам карьеры, например к правоохранительным органам, которые поддерживают групповую иерархию. [Изображение: Томас Хок, https://goo.gl/qWQ7jE, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/VnKlK8]

Ориентация на социальное доминирование (SDO) описывает убеждение, что групповые иерархии неизбежны во всех обществах. и даже являются хорошей идеей для поддержания порядка и стабильности (Sidanius & Pratto, 1999).Те, кто набрал высокие баллы по SDO, считают, что одни группы по своей природе лучше других, и по этой причине не существует такого понятия, как групповое «равенство». В то же время, однако, SDO — это не только личное доминирование и контроль над другими; SDO описывает предпочтительное расположение групп, при этом некоторые из них находятся наверху (предпочтительно, собственная группа), а некоторые — внизу. Например, кто-то с высоким уровнем SDO, вероятно, будет расстроен, если кто-то из чужой группы переедет в его или ее район. Дело не в том, что человек, занимающий высокое положение в SDO, хочет «контролировать» то, что делает этот член внешней группы; Дело в том, что переезд в этот «хороший район» разрушает социальную иерархию, в которую верит человек, занимающий высокое положение в SDO (т.е. проживание в хорошем районе означает место в социальной иерархии — место, зарезервированное для членов группы).

Хотя исследования показали, что люди с более высоким уровнем SDO, скорее всего, будут политически консервативными, есть и другие черты, которые более точно предсказывают SDO. Например, исследователи обнаружили, что те, кто набирает более высокие баллы по SDO, обычно ниже среднего по толерантности, эмпатии, альтруизму и ориентации на сообщество. В целом, высокопоставленные сотрудники SDO твердо верят в трудовую этику: тяжелая работа всегда окупается, а досуг — пустая трата времени.Люди с более высоким уровнем SDO склонны выбирать и преуспевать в профессиях, которые поддерживают существующую групповую иерархию (полиция, прокуратура, бизнес), по сравнению с теми, кто находится ниже в SDO, которые, как правило, выбирают более уравнивающие занятия (социальная работа, общественная оборона, психология).

Дело в том, что SDO — предпочтение неравенства как нормального и естественного — также предсказывает одобрение превосходства определенных групп: мужчин, коренных жителей, гетеросексуалов и верующих в доминирующую религию. Это означает, что вы должны относиться к женщинам, меньшинствам, гомосексуалистам и неверующим как к неполноценным.Понятно, что первая группа групп имеет тенденцию получать более высокие баллы по SDO, тогда как вторая группа имеет тенденцию получать более низкие баллы. Например, гендерное различие SDO (мужчины выше, женщины ниже) проявляется во всем мире.

В основе SDO лежит фундаментальная вера в то, что мир жесток и конкурентоспособен, имея лишь ограниченное количество ресурсов. Таким образом, те, кто имеет высокий уровень SDO, видят, что группы борются друг с другом за эти ресурсы, причем победители находятся на вершине социальной иерархии, а проигравшие — внизу (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Старомодные предубеждения

Правый авторитаризм

Правый авторитаризм (RWA) фокусируется на конфликтах ценностей, тогда как SDO фокусируется на экономических. То есть RWA поддерживает уважение к послушанию и авторитету на службе группового соответствия (Altemeyer, 1988). Возвращаясь к предыдущему примеру, домовладельцу с высоким уровнем SDO может не понравиться переезд члена внешней группы в его или ее район, потому что это «угрожает» его экономическим ресурсам (например,грамм. снижение стоимости собственного дома; меньше вакансий в школе; так далее.). Те, у кого высокий уровень RWA, могут в равной степени не любить переезд члена чужой группы в район, но по разным причинам. Здесь это потому, что этот член внешней группы привносит ценности или убеждения, с которыми не согласен человек, занимающий высокое положение в RWA, тем самым «угрожая» коллективным ценностям своей группы. RWA уважает групповое единство, а не индивидуальные предпочтения, желая сохранить групповые ценности перед лицом различных мнений. Однако, несмотря на свое название, RWA не обязательно ограничивается людьми справа (консерваторами).Как и SDO, похоже, существует связь между этой шкалой личности (т. Е. Предпочтением порядка, ясности и общепринятых ценностей) и консервативными убеждениями. Однако, независимо от политической идеологии, RWA фокусируется на конкурирующих ценностных рамках групп. Экстремальные оценки по RWA предсказывают предубеждения против чужих групп при одновременном требовании внутригрупповой лояльности и конформизма. Примечательно, что сочетание высокого RWA и высокого SDO предсказывает присоединение к группам ненависти, которые открыто поддерживают агрессию против групп меньшинств, иммигрантов, гомосексуалистов и сторонников недоминирующих религий ( Альтемейер, 2004).

К счастью, старомодные предубеждения уменьшились в течение 20-го века и в 21-м веке. Открыто выражать предубеждения — это все равно, что пускать в лицо вторичный сигаретный дым: в большинстве кругов этого больше не делают, а если и есть, то людей охотно критикуют за свое поведение. Тем не менее, эти предубеждения существуют в людях; они просто сейчас менее заметны, чем раньше. Эти тонкие предубеждения не исследованы и иногда бессознательны, но имеют реальные последствия. Они автоматичны, двусмысленны и амбивалентны, но, тем не менее, предвзяты, несправедливы и неуважительно относятся к вере в равенство.

Автоматические предубеждения

Фактический снимок экрана из IAT (неявного ассоциативного теста), который предназначен для проверки времени реакции человека (измеряется в миллисекундах) на массив стимулов, которые отображаются на экране. Этот конкретный предмет проверяет бессознательную реакцию человека на представителей различных этнических групп. [Изображение: любезно предоставлено Энтони Гринвальдом из Project Implicit]

Большинство людей достаточно хорошо себя любят, и большинство людей идентифицируют себя как членов определенных групп, но не считают себя членами других.Таким образом, логика подсказывает, что, поскольку мы нравимся себе, нам больше нравятся группы, с которыми мы ассоциируемся, независимо от того, являются ли эти группы нашим родным городом, школой, религией, полом или этнической принадлежностью. Любить себя и свои группы — это человеческая природа. Однако более серьезная проблема заключается в том, что предпочтение собственной группы часто приводит к снижению симпатии к другим группам. И независимо от того, признаете ли вы этот «фаворитизм» ошибочным, этот компромисс является относительно автоматическим, то есть непреднамеренным, немедленным и непреодолимым.

Социальные психологи разработали несколько способов измерения этого относительно автоматического предпочтения собственной группы, наиболее известным из которых является Тест неявных ассоциаций (IAT; Greenwald, Banaji, Rudman, Farnham, Nosek, & Mellott, 2002; Greenwald, McGhee, & Schwartz). , 1998).Сам по себе тест довольно прост, и вы можете испытать его на себе, если вы «неявно» погуглите или зайдете на сайт standingprejudice.org . По сути, IAT выполняется на компьютере и измеряет, насколько быстро вы можете сортировать слова или изображения по различным категориям. Например, если вас попросят классифицировать «мороженое» как хорошее или плохое, вы быстро классифицируете его как хорошее. Однако представьте, что каждый раз, когда вы ели мороженое, у вас замораживались мозги. Когда приходит время классифицировать мороженое как хорошее или плохое, вы все равно можете классифицировать его как «хорошее», но, скорее всего, вы будете делать это немного медленнее, чем тот, кто не думает о мороженом только положительно.Что касается групповых предубеждений, люди могут прямо заявлять, что они не дискриминируют чужие группы — и это, скорее всего, правда. Однако, когда им дается компьютерная задача классифицировать людей из этих чужих групп, это автоматическое или бессознательное колебание (результат неоднозначных оценок внешней группы) проявится в тесте. И, как показали бесчисленные исследования, люди в основном быстрее объединяют свою собственную группу с хорошими категориями, чем объединяют другие группы. Фактически, этот вывод обычно сохраняется независимо от того, измеряется ли группа по расе, возрасту, религии, национальности и даже временному незначительному членству.

Эта слишком человечная тенденция останется просто интересным открытием, за исключением того, что время реакции людей на IAT предсказывает фактические чувства к людям из других групп, решения в отношении них и поведение по отношению к ним, особенно невербальное поведение (Greenwald, Poehlman, Uhlmann , & Banaji, 2009). Например, хотя интервьюер не может быть «явно предвзятым», его или ее «автоматические или неявные предубеждения» могут привести к бессознательному поведению отстраненно и безразлично, что может иметь разрушительные последствия для способности подающего надежды собеседника работать хорошо (Word, Zanna , & Купер, 1973).Хотя это несправедливо, иногда автоматические ассоциации — часто вызванные стереотипами общества — превосходят наши собственные, явные ценности (Devine, 1989). И, к сожалению, это может привести к последующей дискриминации, такой как выделение меньшего количества ресурсов для нелюбимых чужих групп (Rudman & Ashmore, 2009). См. Таблицу 2, в которой приводится сводка этого раздела и следующих двух разделов о тонких предубеждениях.

Таблица 2: Тонкие предубеждения

Неоднозначные предубеждения

Осознаем мы это или нет (а обычно мы не знаем), мы сортируем мир на категории «мы» и «они».Мы с большей вероятностью будем относиться с предубеждением или дискриминацией к любому, кто, по нашему мнению, находится за пределами нашей группы. [Изображение: Кира Макфи, https://goo.gl/gkaKBe, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Как показывает IAT, предубеждения людей часто возникают из-за спонтанной тенденции отдавать предпочтение своим собственным, на за счет другого. Теория социальной идентичности (Tajfel, Billig, Bundy, & Flament, 1971) описывает эту тенденцию отдавать предпочтение своей внутренней группе по сравнению с другой. И в результате неприязнь внешней группы проистекает из этой симпатии внутри группы (Brewer & Brown, 1998).Например, если два класса детей хотят играть на одном и том же футбольном поле, классы будут испытывать неприязнь друг к другу не из-за каких-либо реальных, нежелательных черт в другой группе. Неприязнь проистекает из фаворитизма каждого класса по отношению к себе и того факта, что только одна группа может играть на футбольном поле одновременно. С этой предпочтительной перспективой для одной группы люди не столько наказывают другую, сколько пренебрегают ею в пользу своей собственной. Однако, чтобы оправдать такое предпочтение, люди часто преувеличивают различия между своей внутренней и внешней группой.В свою очередь, люди считают, что внешняя группа более похожа по характеру, чем они есть на самом деле. В результате создается впечатление, что «они» действительно отличаются от нас, и все «они» похожи. Спонтанно люди делят людей на группы так же, как мы классифицируем мебель или продукты питания по тем или иным типам. Разница в том, что мы, люди, сами населяем категории, как указывает теория самокатегоризации (Turner, 1975). Поскольку атрибуты групповых категорий могут быть как хорошими, так и плохими, мы склонны отдавать предпочтение группам с такими же людьми, как мы, и, случайно, неблагоприятно относимся к другим.Внутригрупповой фаворитизм — это неоднозначная форма предвзятости, потому что она отрицательно влияет на внешнюю группу путем исключения. Например, если политик должен выбрать между финансированием той или иной программы, он / она с большей вероятностью предоставит ресурсы группе, которая более точно представляет его внутреннюю группу. И это решение, изменяющее жизнь, проистекает из простой естественной склонности человека чувствовать себя комфортнее с такими же людьми, как вы.

Конкретный случай комфорта с внутренней группой называется аверсивным расизмом, так называемым потому, что люди не любят признавать свои собственные расовые предубеждения по отношению к себе или другим (Dovidio & Gaertner, 2010).Напряжение между, скажем, собственными благими намерениями Белого человека и дискомфортом из-за, возможно, новой ситуации тесного взаимодействия с Черным человеком может вызвать у Белого чувство неловкости, скованность или отвлечение. В результате Белый человек может дать хороший повод, чтобы полностью избежать ситуации и предотвратить любую неловкость, которая могла возникнуть из-за этого. Однако такая реакция будет неоднозначной для обеих сторон и ее трудно интерпретировать. То есть был ли прав Белый человек, избегая ситуации, чтобы ни один из них не чувствовал себя неловко? Показатели аверсивного расизма коррелируют с дискриминационным поведением, несмотря на то, что они являются неоднозначным результатом плохих намерений.

Предубеждение может быть осложнено — амбивалентные предубеждения

Не все стереотипы о чужих группах плохи. Например, этнических азиатов, проживающих в Соединенных Штатах, обычно называют «модельным меньшинством» из-за их предполагаемого успеха в таких областях, как образование, доход и социальная стабильность. Другой пример — это люди, которые благосклонно относятся к традиционным женщинам, но враждебно относятся к нетрадиционным женщинам. Или даже люди, склонные к возрасту, которые уважают пожилых людей, но в то же время беспокоятся о том бремени, которое они возлагают на программы общественного благосостояния.Простой способ понять эти смешанные чувства в различных группах является результатом модели содержания стереотипов (Fiske, Cuddy, & Glick, 2007).

Когда люди узнают о новой группе, они сначала хотят знать, хорошие или плохие намерения людей в этой группе. Как сторож ночью: «Кто идет, друг или враг?» Если у другой группы хорошие намерения к сотрудничеству, мы считаем их добрыми и заслуживающими доверия и часто считаем их частью «нашей стороны». Однако, если другая группа холодна и конкурентоспособна или полна эксплуататоров, мы часто рассматриваем их как угрозу и относимся к ним соответствующим образом.Однако после изучения намерений группы мы также хотим знать, достаточно ли они компетентны, чтобы действовать в соответствии с ними (если они некомпетентны или неспособны, их намерения имеют меньшее значение). Эти два простых измерения — теплота и компетентность — вместе показывают, как группы относятся друг к другу в обществе.

Рисунок 1: Модель содержания стереотипов — 4 вида стереотипов, которые формируются на основе восприятия компетентности и теплоты.

Существуют общие стереотипы о людях всех видов категорий и профессий, которые приводят к их классификации по этим двум параметрам.Например, стереотипная «домохозяйка» будет восприниматься как теплая, но менее компетентная. Конечно, это не означает, что настоящие домохозяйки некомпетентны, но что их компетентность не так широко известна, как пионеры науки, законодатели моды или промышленные руководители. На другом конце спектра находятся бездомные и наркоманы, которых стереотипно считают недоброжелательными (возможно, эксплуатирующими из-за того, что они не пытаются играть по правилам), а также некомпетентными (неспособными) сделать что-либо полезное.Сообщается, что эти группы вызывают у общества большее отвращение, чем любые другие группы.

Некоторые групповые стереотипы смешаны, высоки по одному измерению и низки по другому. Группы, которые стереотипно воспринимаются как компетентные, но не дружелюбные, например, включают богатых и хороших в бизнесе посторонних. Эти группы, которые считаются «компетентными, но холодными», вызывают у людей некоторую зависть, признавая, что у других, возможно, есть некоторый талант, но возмущаясь их тем, что они «не такие, как мы». Упомянутый ранее стереотип «модельного меньшинства» включает людей с такой чрезмерной компетентностью, но недостаточной коммуникабельностью.

Другая смешанная комбинация — высокая теплота, но низкая компетентность. Группы, подходящие под это сочетание, включают пожилых людей и людей с ограниченными возможностями. Другие жалуются на них, но только до тех пор, пока они остаются на своем месте. Пытаясь бороться с этим негативным стереотипом, активисты, выступающие за права инвалидов и пожилых людей, стараются избавиться от этой жалости, надеясь, что в процессе заработают уважение.

В целом, эти четыре вида стереотипов и связанные с ними эмоциональные предрассудки (гордость, отвращение, зависть, жалость) встречаются во всем мире для каждой из групп общества.Эти карты группового ландшафта предсказывают определенные типы дискриминации для определенных типов групп, подчеркивая, что предвзятость — это не совсем равные возможности.

Рис. 2: Сочетание воспринимаемой теплоты и уверенности и связанных с ними поведенческих / эмоциональных предрассудков.

По мере того, как мир становится более взаимосвязанным — больше сотрудничества между странами, больше браков между разными группами — все больше и больше людей сталкиваются с большим разнообразием других в повседневной жизни. Просто спросите себя, спрашивали ли вас когда-нибудь: «Что такое , ?» Такой вопрос был бы абсурдным, если бы вас окружали только члены вашей собственной группы.Таким образом, категории становятся все более и более неопределенными, неясными, изменчивыми и сложными (Bodenhausen & Peery, 2009). Идентичность людей многогранна, пересекается по полу, расе, классу, возрасту, региону и многому другому. Идентичность не так проста, но, возможно, по мере развертывания 21 века мы узнаем друг друга по содержанию нашего персонажа, а не по внешней оболочке.

Культурные обобщения и стереотипы: Очки культуры

Culture Points — это серия сообщений, которые быстро объясняют общие культурные концепции, стили общения, нормы, ценности и ориентации, которые помогают нам понять культурные различия и отложить суждения.Эти публикации похожи на обзоры или точки зрения, которые могут помочь нам остановиться и получить представление о любом межкультурном путешествии. Они являются частью нашего пошагового руководства по жизни за границей, Culture Trek. В этой статье «Очки культуры» мы обсудим разницу между культурным обобщением и культурными стереотипами.

Миссия AFS основана на культурном разнообразии. В наших усилиях действовать и надлежащим образом реагировать при взаимодействии с людьми из других культур, необходимо, чтобы мы понимали существование и различие между культурными обобщениями и.стереотипы.

Когда слово культура упоминается в контексте AFS, оно часто рассматривается с точки зрения национальных культур из-за характера работы AFS. Однако культура намного сложнее. Внутри каждой национальной культуры существуют доминирующие культурные модели, а также бесчисленные суб- или совместные культуры с ценностями, установками, нормами и поведением, которые не обязательно совпадают с таковыми в доминирующей культуре. Существуют также культурные модели религий, возрастных поколений и социальных классов, среди прочего, которые не обязательно связаны с национальными границами или даже географическими регионами.

Культурные обобщения

Знание и понимание моделей культур, к которым человек принадлежит (нация, возраст, пол и т. Д.), Обеспечивает основу для понимания других культур и их суб- или совместных культур. Культурные обобщения могут помочь нам в этом процессе.

Культурные обобщения включают категоризацию членов одной и той же группы по сходным характеристикам. Обобщения гибки и позволяют включать новую культурную информацию. Они представляют собой тип гипотезы или предположения о том, с чем мы ожидаем столкнуться, когда взаимодействуем с определенной культурой. Эта гибкость может впоследствии привести к повышению культурного любопытства и осведомленности и, таким образом, улучшить межкультурные отношения. Обобщения — необходимая часть межкультурного общения, поскольку они могут помочь нам предвидеть, сортировать и понимать новую информацию и ощущения, которые мы испытываем в межкультурных ситуациях. Культурные обобщения можно использовать в качестве основы для дальнейшего развития, в то время как мы продолжаем искать дополнительную информацию о людях из других культур.

Пример культурного обобщения: «Люди из страны X, как правило, имеют косвенный стиль общения». Культурные обобщения учитывают индивидуальные различия и помогают повысить культурную осведомленность. Культурные обобщения не должны применяться к каждому человеку внутри культурной группы , однако, и не должны путаться с культурными стереотипами.

Полезные примеры культурных обобщений можно найти в других наших пунктах культуры, таких как индивидуализм и коллективизм и стили прямого и косвенного общения.

Культурные стереотипы

Обобщения становятся стереотипами, когда все члены группы классифицируются как имеющие одинаковые характеристики. Стереотипы могут быть связаны с любым типом культурной принадлежности, например национальностью, религией, полом, расой или возрастом. Также стереотипы могут быть положительными или отрицательными. Например, положительным стереотипом может быть «Участники из страны Y — хорошие студенты» или «Принимающие семьи в стране Z — отличные хозяева для участников».

Стереотипы, однако, более негативны, чем обобщения.Кроме того, они обычно негибкие и устойчивы к новой информации. Они могут и часто приводят к предубеждениям и преднамеренной или непреднамеренной дискриминации. Негативный стереотип может звучать так: «Люди из страны А поверхностны». В то время как культурные обобщения дают нам отправную точку для продолжения изучения других, культурные стереотипы не допускают индивидуальных различий и мешают попыткам понять других.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *