Теория дискредитации главная страница: Факультеты, институты — Teaching

История философии. Вып. 5

 

– 35 –

 

 

Теория институтов А.Гелена*

 

Философскую антропологию Арнольда Гелена от других ее вариантов отличает прежде всего ориентация на конкретные науки, антиметафизическая направленность – в духе не Хайдеггера или Витгенштейна, но позитивизма и прагматизма. Гелен не только был хорошо знаком с биологией и психологией, но заслуженно считается одним из оригинальных социологов – первый немецкий послевоенный учебник по социологии вышел под редакцией Гелена, а сам он для него написал большой раздел о первобытных обществах. Спекулятивная антропология Шелера является для него наследницей метафизического дуализма, противопоставляющего душу и тело. Гелен держится научной картины мира, считая несомненно доказанным то, что человек представляет собой итог эволюции живого мира; в послевоенных работах он часто ссылается на поиски missing link Лики и других палеонтологов. Однако отношение человека и животного, по его мнению, неверно рассматривается не только сторонниками идеализма и религии, которые раздувают отличие между ними до противоположности, но и большинством эволюционистов, видящих только количественные различия (рост головного мозга, прямохождение, развитие руки и т.д.). Речь должна идти не о постепенном преображении человекообразной обезьяны в австралопитека или homo habilis, чтобы затем подниматься через homo erectus к homo sapiens. На каком-то этапе (когда именно, мы пока не знаем) произошел резкий разрыв, причем радикальные перемены произошли

 

 

* Работа выполнена в рамках проекта INTAS №9720825.

 

 

– 36 –

 

и на биологическом уровне – уже по своей биологии человек отличается от всех остальных животных, включая и столь близких ему по множеству параметров шимпанзе.

Эти биологические отличия становятся главным объектом исследований Гелена.

К философским теориям своих современников, ставящим в первую очередь проблему человека, Гелен относился иронически. Он сравнивал эти теории с произведениями писателей, которые, конкурируя на рынке, хотят понравиться читателю и ориентируются на вкус публики, вместо того, чтобы познакомиться с фактами науки. Утратив связь с наукой, философия культивирует эстетизированную субъективность. Феноменология Гуссерля сравнивается Геленом с живописью, которая от классицизма перешла к импрессионизму, тогда как у Хайдеггера к этой живописи добавилась литература, использующая секуляризованные понятия христианства: его философия создает у читателей чувство собственной значимости в мире, что не так уж мало в век субъективизма; Хайдеггер наделен настоящим писательским даром и занят детальным описанием переживаний, состояний и ситуаций человека, но все это – литература, а не философия. Об экзистенциализме Сартра Гелен однажды язвительно заметил, что « столько свободы существует только в романах». В отличие от большинства немецких философов своего времени, Гелен высоко оценивает американский прагматизм. Подчеркивая эмпирический характер своих исследований, он противопоставлял их «немецкой философии, в которой Сократ был проглочен Платоном и для которой не существовало ни Гоббса с Юмом, ни У.Джеймса с Дьюи»[1]. Он высоко оценивал, опять-таки вопреки мнению большинства немецких философов, психоанализ Фрейда, хотя считал основные обобщения последнего ложными. Но чаще всего Гелен ссылается не на философов, а на труды физиологов, психологов, этнографов. Он в чем-то соглашается с К.Лоренцем или К.Леви-Строссом, в чем-то с ними расходится, но они для него куда более авторитетны, чем немецкие философы-идеалисты, толкующие о « духе» и «культуре», противопоставляющие « науки о природе» и « науки о культуре» чаще всего по своему полному невежеству в области естествознания. Романтическую критику естествознания, противопоставление « культуры» и «цивилизации» Гелен считал «примитивными и провинциальными».

Это – наследие старой сословной традиции, ставившей созерцание выше практического и технического применения знания. Философская мысль всегда критична и рациональна, а современный иррационализм проистекает из культа субъективности, характерного для нашей эпохи.

 

 

– 37 –

 

Так как в данной статье речь пойдет о социальной теории Гелена, я ограничусь лишь самым общим очерком его философской антропологии. Пользуясь выражением Гердера, Гелен говорит о человеке как «недостаточном существе» (Mangelwesen), отличающимся от всех млекопитающих уже на уровне морфологии и физиологии. У человека отсутствует специализация органов, они не приспособлены для выполнения жизненно важных функций нападения или защиты – у человека нет ни когтей, ни быстрых ног, ни волосяного покрова, способного защищать от холода, ни остроты чувств других млекопитающих. Если бы он жил только с этой «оснасткой» среди опаснейших хищников, то давно бы исчез с лица Земли. Поэтому Гелен отвергает тот вариант дарвинизма, который видит в человеке результат естественного отбора. Удлинившийся период детства или неспециализированность органов никак нельзя считать выгодными приобретениями с точки зрения «борьбы за существование», поскольку они делают его более уязвимым. В онтогенезе человека мы обнаруживаем не дальнейшее развитие и совершенствование того, что было у человекообразных обезьян, но иную линию развития, причем многие органы и функции с чисто биологической точки зрения упрощаются, возвращаются к более ранним ступеням.

Психический аппарат человека также «недостаточен»: он лишен инстинктивных реакций, которые способствуют приспособлению животных к окружающей среде. Но именно эта нехватка требует замещения инстинктов и специализированных органов интеллектом и рукой, способной к орудийной деятельности. Долгое детство предполагает воспитание, социализацию, передачу навыков и умений по традиции, а не биологическим путем. Иначе говоря, эта «недостаточность» предполагает общество и культуру. «Второй природой» человека оказывается система орудийной деятельности и коммуникации, а это и есть культура; «мир культуры и есть человеческий мир»[2]. Без нее у человека нет ни малейших шансов выжить, а потому не существует «естественного человека» – он изначально является социальным существом, и всякое общество предполагает язык, свою технику, формы общения, кооперации и т.д. Потому и нет смысла говорить о «среде» применительно к человеку, ибо он живет в мире культуры, опосредующей его приспособление к практически любой земной среде, независимо от климата или биогеоценоза.

Редукция инстинктов ведет к тому, что поведение человека в минимальной мере определяется врожденными схемами реакций. Между влечениями и действиями появляется «зияние» (Hiatus), в котором и возникает собственно человеческое отношение к миру.

 

 

– 38 –

 

Он реагирует не на стимулы, а на предметы действительности, к которой относится и его внутренний мир. Животное есть замкнутая система, и у него нет «внутреннего» мира, так как нет «внешнего» – у человека оба они являются условиями друг друга. Гелен пользуется выражением Новалиса «внутренний внешний мир» (innere Aussenwelt) для обозначения того, что обычно называется «душой». Изменяется отношение ко времени и пространству: животное живет в « здесь и теперь», тогда как человек открыт и тому, что лежит за горизонтом его видения, и будущему, т.е. тому, чего еще нет. Гелен развивает собственную теорию влечений, о которых он говорит всегда во множественном числе (Antriebe). У человека имеются лишь «остатки инстинктов», но нет ни одного инстинкта, который детерминировал бы то или иное поведение. Конечно, имеются ситуации, когда нас чуть ли не механически «влечет» к чему-то, а голод или сексуальный позыв могут в какой-то ситуации одерживать верх над всеми другими стремлениями.

Но из этого совсем не следует, будто «любовь и голод правят миром» или будто можно вывести из сексуального влечения множество других, как то получалось у Фрейда. Почти автоматические действия могут вызываться и не биологически обусловленными потребностями и интересами. Они как бы стягивают к себе энергию всех других стремлений и захватывают человека целиком. Но все эти влечения кристаллизируются в процессе воспитания и предшествующей деятельности и ни одно из них не является «чисто» природным – все они даны нам в коммуникации с другими людьми и в ситуации, которая всегда включает в себя и «внешний», и «внутренний» мир. Не только человек живет в мире, но и мир проникает в человека, причем это всегда мир культуры. А потому у человека нет заданных лишь инстинктами влечений (Triebe), но имеются побуждения и стремления, в которых к остаткам инстинктов добавляются многообразные мотивы и потребности. Так как у нас исчезла инстинктивная регуляция поведения, то появляется «избыточность» возбуждения. Энергия, которая ранее направлялась инстинктами, теперь направляется на покорение мира умом и руками человека.

Человек выступает у Гелена как Прометей, способный творить свой собственный мир, но это лишь обратная сторона его «недостаточности». Более того, человеческое существование всегда «рискованно», «небезопасно»: утратив инстинкты, человек должен постоянно координировать изменения внешних и внутренних состояний, а избыточность раздражителей ведет к хаосу впечатлений. Одни из них нужно сдерживать и подавлять ради других. Стабильность мышления и деятельности возможна лишь за счет «разгрузки» сознания

 

 

– 39 –

 

от избыточных впечатлений, отбора поступающих данных. Животное от природы гармонично, человек должен сам создавать гармонию и преодолевать угрозу хаоса. Как не устает повторять Гелен, человек является задачей для самого себя.

Эти идеи получили развитие в главном послевоенном труде Гелена «Первочеловек и поздняя культура», который представляет собой социологическую теорию или «философию институтов». Основная идея этой книги состоит в том, что для стабильности человеческой психики, для самосохранения человека вообще ему необходимы социальные институты. То, что Гегель в мистифицированной форме обозначал как «объективный дух», может получить вполне реалистичное объяснение. Ранее Гелен уже писал о том, что в категориях деятельности, действия снимается противоречие между биологическим и духовным, психическим и физическим. Но действие и всегда социально, а потому социология всегда предполагается философией, имеющей в качестве своего предмета не только мир сам по себе, но его соотношение с человеком. Гелен подчеркивает автономию рассматриваемой им области от психологии, которая обращается к индивидуальной психике или, пытаясь все же уловить социальный мир, ударяется в «поэзию архетипов» (имеется в виду К.Г.Юнг). Современный психологизм вообще вызывает у Гелена недоверие и неодобрение. Когда в наскальной живописи кроманьонца отыскивают нечто близкое рисункам Пикассо, когда древние племена и культуры с подозрительной легкостью истолковываются в духе последней модной доктрины (которую завтра сменит другая), то у настоящего исследователя не может не возникнуть сомнений относительно подобного сорта теорий.

Исходный пункт социальной теории Гелена остается прежним: человек есть «недостаточное существо». Животное непосредственно удовлетворяет свои потребности, которые входят в схемы восприятия как стимулы, спускающие крючок врожденного поведения. У человека между потребностями и их удовлетворением стоит разумное практическое действие, труд. Для труда человеку нужны орудия. Хотя орудиями иногда пользуются высшие приматы (как то продемонстрировал своими наблюдениями В.Келер), они их не обрабатывают, не изготовляют. Именно здесь проходит граница между животным и человеческим поведением. Обработанные каменные орудия – вот первые свидетельства о человеке.

Уже первый каменный нож содержит в себе множество различных операций (разделка туши, срезание ветки и т. д.). Чтобы пользоваться ножом и тем более его изготавливать, уже нужна абстрактная

 

 

– 40 –

 

мысль о «резании вообще». Объективно существует просто галька со сколотым краем, но в этом камне уже содержится возможность всех этих операций, что предполагает понятийное мышление. «Уже палеолитические орудия поэтому суть « окаменевшие понятия», в которых потребности и мысли человека соединяются с предметными условиями». Такое разумное действие предполагает экспериментирование с предметами, «незаинтересованное познание» – в том смысле, что тут нет интереса в удовлетворении первичных жизненных потребностей. Когда действие направлено на подготовку инструмента, на его обработку с помощью другого орудия (скажем, удар одним камнем по другому), то происходит разгрузка поведения от мотивов непосредственного удовлетворения влечений. Мотивы действия все больше определяются самим предметом. Действие уже не начинается с непосредственных стимулов, оно начинается и завершается как предметное. Такое экспериментирование освобождает мысль от инстинктивных побуждений, что способствует изобретениям – ножа, лука и стрел, колеса и т.д., а они, в свою очередь, создают новые потребности. Эти вторичные потребности не менее сильны, чем первичные. Они кажутся человеку самоочевидными и естественными, проистекающими из самой природы человека. Отсюда появляются самые различные теории, провозглашающие то стремление к равенству, то теоретико-научный интерес присущими природе человека вообще, хотя речь идет о поздних и редких продуктах культуры.

Гелен подробно описывает механизм появления в сознании неизменных вещей, превосходящих своей объективностью непосредственную данность. Стабильный внешний мир, состоящий из предметов, возникает постепенно, вместе с вытеснением инстинктивных влечений. Вещь есть тождественный себе коррелят множества восприятий, операций, мыслей. Среди этих уже не меняющихся каждое мгновение предметов появляются имеющие «самоценность» (Selbstwert), что способствует дальнейшему торможению и вытеснению влечений. Для того, чтобы можно было приручить животное, оно должно обладать и объективностью, и ценностью – иначе его просто сразу бы съели. Редукция инстинктов, врожденной моторики создает у человека открытость миру и вариабельность поведения. У него появляется избыточное возбуждение, позволяющее ему осваивать и покорять мир, но это возбуждение необходимо дисциплинировать и контролировать. Пластичность влечений, изменчивость действий, множественность аспектов вещей угрожают ему хаосом. Чтобы частные аспекты мира соединялись в устойчивую систему восприятий и понятий, чтобы агрессивные импульсы не вели к истреблению себе подобных, человеку требуются регуляторы и нормы.

 

 

– 41 –

 

По мнению Гелена, вся культура строится на системе стереотипных и стабильных привычек. Каждая из них касается только обособленной группы предметов. Специализация привычек происходит путем их селекции, сохранения наиболее полезных. Привычки обладают огромной силой сопротивления потоку времени. Привычное действие совершается не задумываясь, автоматически – привычки тем самым замещают у человека инстинкты. Привычка освобождает от импровизированного образования мотивов и ведет к разгрузке психики от избыточного возбуждения. Это способствует стабильности предметов внешнего мира, но одновременно и собственные мотивы обретают стабильность и их можно рассматривать как предметы внешнего мира.

Институты возникают уже на основе привычек как сложные их соединения. В любой культуре мы сталкиваемся с ритуалами, которые составляют ансамбль привычных действий. Иногда они образуют сложнейшие подсистемы, охватывающие целую сферу деятельности. Скажем, культ мертвых в Древнем Египте охватывал комплекс « смерть – мертвые тела – души умерших», имевший и « духовную», и вполне материальную стороны. Он составлял важную часть экономики, он требовал бюрократического управления.

Одним из важнейших институтов является язык. Возникновение языка связано с «недостаточностью» человека. Язык появляется в том «пространстве», которое возникло вместе с редукцией инстинктов: между возбуждением и реакцией обнаруживается зияние. Человек дистанцирован от мира, что позволяет ему поместить в этот зазор символический универсум, а это способствует еще большей дистанции. Общение ведет к еще большей «разгрузке» внутреннего мира от влечений. В наш собственный мир входят объективированные представления и мотивы других. Но только вместе с «хабитуализацией» поведения язык становится стабильным институтом. Постоянные значения слов зависят от употребления. Мы понимаем другого прежде всего посредством повторения, подражания. В таком случае наше собственное действие совершается автоматически. Когда мы понимаем действие аналитически, то сами мы не действуем. Опредмеченное действие это всегда уже прошедшее действие. Для того, чтобы стать на дистанцию, необходимо долгое повторение и запечатление в слове. Непрерывность нашей деятельности, возможность ее передачи другим связаны с закреплением словесных значений. Это дает пространство для мысли и целерационального действия: всякая творческая деятельность человека протекает на основе этого прочного фундамента, обеспечивающего психическую стабильность индивида и передачу по традиции.

 

 

– 42 –

 

Вся кооперация людей в обществе зависит от прочности передаваемых формализованных привычек. Культура способна существовать века и тысячелетия благодаря тому, что содержание вливается в прочные формы. Произведения высокой культуры возможны за счет этого формализма: сгущенные содержания скрепляются формами. Forms are food of faith – религиозное поведение также нуждается в привычных действиях, в ритуалах. Это не нравится современному субъективизму, жаждущему непосредственных переживаний и в искусстве, и в религии, ненавидящему формы. Такой субъективизм разрушителен не только для искусства и религии, поскольку на формализованных привычках покоятся и высокая дисциплина труда рабочего, и профессиональные умения, корпоративная ответственность юристов, профессоров, чиновников. Они следуют привычным правилам, и если они перестанут это делать, то общество развалится. Важны даже внешние формы: статус некоторых групп зависит от их традиционного одеяния (у врачей, военных, судей).

У Гелена привычки отделены от целерационального поведения. Это не всегда оправданно, поскольку привычки и обычаи часто являются закрепившимся в результате долгого повторения целерациональным действием. Пожатие руки или приподнимание шляпы при встрече являются наследием действий, имевших смысл, который сегодня уже утерян, поскольку нам не нужно демонстрировать свои мирные намерения или почтение к суверену. Для Гелена важно показать не то, что наши обычаи закрепили древние формы поведения, но то, что социальные институты первоначально возникали не по рациональным мотивам. Такие элементарные институты, как разделение труда – разведение скота, земледелие – возникли из ритуального поведения. Он прав в том отношении, что объяснения разделения труда экономическими интересами (вроде интереса акционера получать доход на акции) являются несостоятельными – homo sapiens времен неолита не был homo oeconomicus современных теорий. Институт правления также возник не из рационального интереса, закрепленного общественным договором. Но склонность находить в основании институтов только ритуализированные привычки расходится с тезисами самого Гелена относительно инструментального понятийного мышления, которое присутствует уже при обработке каменного орудия. Если человек умел целерационально создавать инструменты и оружие, то он мог применять эту рациональность и в других областях.

Разумеется, язык появляется не в результате договора относительно значений слов. Неизменные значения представляют собой основу взаимопонимания, составляют «неоценимый базис уже понятого».

 

 

– 43 –

 

Стоит этим закрепленным долгим употреблением значениям поколебаться, и понимания больше нет. И словесное творчество, и изобразительное искусство зависят от прочности базиса «уже понятого». Все эксперименты в этих областях покоятся на этом фундаменте (иначе их даже нельзя оценить как эксперименты, как нечто новое). Произведение искусства является наследником произведения ремесла: долгое время повторявшиеся действия научили руку и глаз операциям, без которых невозможно изобразительное искусство. Но базис «уже понятого» обеспечивает стабильность всех прочих институтов – без него исчезает безопасность поведения, мы не знаем чего ожидать от других. Затруднительным становится и принятие решений: нам нужно выбирать путь среди неисчислимого количества возможных путей, причем по любому поводу (too much discriminative strain – Гелен приводит формулировку прагматистов). Одними усилиями сознания («идеологическими средствами») бесполезно пытаться создать нечто долговременное и стабильное. Гелен иронически пишет о «магической культуре современных интеллектуалов», верящих в силу слов и «дальнодействие мнений». «Тот, кто хочет образовывать людей, должен создавать корпорации», – отвечает на это Гелен. Индивидуальное быстро растворяется, если оно не входит в прочные формы, не закрепляется и не передается от поколения к поколению.

Гелен отрицает существование особого социального инстинкта. Взаимодействие между людьми лишь в незначительной степени подкрепляется остатками инстинктов (скажем, защита маленьких детей взрослыми). Но эти остатки не гарантируют стабильных отношений и даже прямо не входят в человеческое поведение. Конечно, сексуальный инстинкт предопределяет поиск партнера, но из этого не следует конкретная форма его удовлетворения, не говоря уж об институте семьи. Социальная потребность хорошо известна по своей негативной форме – когда мы испытываем недостаток общения, чувствуем себя одинокими. Но сами формы коммуникации не зависят от биологической к ней предрасположенности. Взаимность (Reziprozität) является фундаментальной антропологической категорией, но она заполняется различным содержанием. Гелен проводит детальный анализ той роли, которую взаимность и обмен играли в первобытных культурах. В частности, он рассматривает ритуалы дарения, которые образовывали один из важнейших институтов архаичных культур (подарки и сегодня имеют не столько экономическое, сколько символическое значение).

В общении с другими происходит распределение прав и обязанностей. Оно всегда опосредовано институтами. Даже при высоком уровне неравенства стабильность такого распределения гарантировала

 

 

– 44 –

 

человеку архаичного общества статус и безопасность. Когда такая система рушится, когда исчезают постоянные правила общения, то под вопросом оказывается статус каждого, ощущающего постоянную опасность со стороны других. Поведение становится менее контролируемым, но это означает не большую свободу (как это представляется сторонникам «эмансипации»), а рост инстинктивности поведения.

В неизменности институтов мы нуждаемся не только в силу того, что без них не было бы внешней безопасности. Наш внутренний мир требует стабилизации. Наши влечения уже не связаны с врожденной программой, а потому наделены избыточным возбуждением. Наша свобода связана с редукцией инстинктов, хотя эта редукция никогда не является полной – человек все же остается животным. Остатки инстинктов входят в поведение, но они недифференцированны, пластичны. Ссылаясь в данном случае на К.Г.Юнга (к «поэзии архетипов» он относится негативно), Гелен говорит о либидо, как о резервуаре всех инстинктов. Вернее, их остатков, которые конкурируют друг с другом и ищут выхода. Сексуальное влечение пронизывает у человека все прочие влечения, но и сама сексуальность несет в себе иные мотивы. Пластичность влечений составляет проблему, поскольку они грозят ввергнуть человека в хаос. Упрощение состояний сознания и уменьшение избыточного внутреннего возбуждения осуществляется за счет привычек и институтов, способствующих «овнешнению», объективации влечений. Гелен не приводит случаев психопатологии, хотя было бы достаточно легко привести примеры из данной области. Если свобода оказывается «плюрализмом в одной голове», то она способствует психическим расстройствам, оборачивается господством влечений и иллюзий (Wünschbilder).

Значительную часть книги Гелена составляет анализ ритуалов, императивов, запретов архаичных обществ. Он очень высоко ставит человека архаичных культур, и если коротко сформулировать основной его тезис, то он примерно таков: веривший в богов и подчинявшийся табу архаичный человек создал основы культуры, тогда как мы, такие рациональные и свободомыслящие люди современности, способны утратить человеческий облик: сделавшись «царями природы», ее властителями, мы можем уничтожить и природу, и самих себя.

Гелен говорит о « трех великих трансформациях» в истории человечества. Первая из них – переход от охоты и собирательства к оседлой жизни, к сельскому хозяйству, который произошел в неолите. «Затем последовал прорыв монотеистических религий, незримых богов, выдающимся последствием чего была культовая нейтрализация внешнего мира. Наконец, примерно 250 лет назад, началась

 

 

– 45 –

 

индустриально-техническая культура. В каждом случае менялись также структуры сознания человечества»[3]. Основное внимание в книге уделяется первой трансформации, появлению архаичных культур с их институтами и структурами сознания.

Эти архаичные структуры сознания недоступны для эмпатии, для герменевтического понимания. Гелен дает резкую критику дильтеевской доктрины понимания других индивидов и культур. Никаким «вчувствованием» не достичь того базиса, который стоит за переживаниями и идеями людей других времен и обществ. Мы можем объективно реконструировать этот базис «давно умершего само собой разумеющегося», но не можем перенести в него свою «субъективность», которой там просто нет места. Поведение людей происходит в институтах, и даже высшие синтезы древних культур, их idees directrices, живут ровно столько, сколько институты, в которых они переживаются и понимаются. Пока «само собой разумеющиеся» нормы и представления действуют, то «пониманием» никто и не занимается, поскольку определенные перспективы четко закреплены привычками и институтами. Когда этот базис рушится, то появляется самообман «понимания», характерный для современной эстетизированной субъективности, ищущей «конгениального понимания». В качестве примера Гелен приводит сегодняшние романы и фильмы об античности, которые просто смехотворны по своей наивной убежденности, будто античный человек был «почти таким же», как современный человек с его гипертрофированной субъективностью. В античных биографиях не случайно почти отсутствует все «личное». Конечно, люди были наделены переживаниями, но они были куда более стереотипными: к ним не стремились ради них самих, за ними не признавали особой реальности и значимости. Сам культ переживания является довольно поздним феноменом западноевропейской культуры. Во времена романтиков начинается эстетское « расширение» мира фактов внутреннего мира. Ранее искусство мыслилось как создание образцов, сегодня оно стало «самовыражением», понимается чисто субъективно, как раскрытие души художника, как его «самореализация». Мельчайшие душевные движения должны представать в своей особенности и частности для рафинированной рефлексии современного человека. Эту рефлексию, эту субъективность, начиная с романтиков, хотят найти во всех культурах и религиях, желают «понять другого», но в результате собственная неукорененность в мире (Weltfremdheit) подсовывается людям других эпох. Романтики и Дильтей задали тот способ получения «эрзац-жизни» (Lebensersatz), который принимается сегодня как нечто само собой разумеющееся.

 

 

– 46 –

 

«Конгениальное» понимание требует «гениальности», желающей понять человека прошлого даже лучше, чем он сам себя понимал. В результате гигантское число посредственных романистов и историков воображают себя гениями и предаются «вчувствованию», не располагая элементарным историческим чутьем и уважением к фактам. Если бы Гелен дожил до появления «постмодернистской» историографии, то у него, наверное, нашлись бы еще более суровые характеристики – он вообще не был скуп на язвительные замечания. Современная субъективность для него « стерильна», а все ее претензии на «всепонимание» ничтожны. Он гневно пишет о той «богеме», которая брезгливо сторонится капитализма и даже с ним воюет, хотя сама эта публика, все эти «свободные творцы», произведена «великаном капитализмом». Все современное искусство находится в зависимости от торговли картинами, производства репродукций, от аукционов, от спекулятивного собирательства, рекламы. Позы «независимых творцов» чаще всего не мешают этим гениям от литературы и искусства вести конкурентную борьбу; сами эти позы являются недурным средством саморекламы. Литература и искусство представляют собой большую отрасль современного индустриально-финансового комплекса.

Психология, если не брать некоторые разделы психофизиологии, вообще не является частью естествознания – она дает портрет человека эпохи. Внутренний мир становится миром позитивистских фактов только в нашей культуре. В других культурах подобной рефлексии по поводу внутреннего мира просто не было, как не было и эмпирического изучения «фактов», которые ничем не отличаются по своему статусу от фактов внешнего мира. Современной эмпирической психологии предшествует долгая предыстория, в которой огромную роль сыграла великая европейская литература, запечатлевшая мир страстей. Данте и Шекспир, Бальзак и Толстой рисуют конфликт разума и сердца; мало кто из психологов столь же точен в передаче этих движений души, как Достоевский, Флобер, Пруст или Т. Манн. В сравнении с этими писателями научная психология бедна. Она появляется вместе с упрощением образа человека, у которого уже нет ни истинной внутренней борьбы, ни больших страстей. Поэтому из поля зрения научной психологии исчезают моральные конфликты – у нынешних психологов для такого рода конфликтов просто отсутствует орган зрения. Нового человека можно контролировать, поставив под контроль внешние обстоятельства. Предмет сегодняшней бихевиористской психологии верифицирует теорию,

 

 

– 47 –

 

поскольку таков современный человек, развивающийся и действующий в соответствии с ее предсказаниями. Психоанализ оказался идеально подходящей теорией, так как он не просто является удачным зеркалом для современного человека, но еще и способствует его лечению. Понятия вытеснения, сопротивления, частичных влечений и т.п. соответствуют «новому человеку». Фрейд сблизил литературу и психологию, он создал репрезентативную теорию «фактов внутреннего мира», да еще с соответствующим терапевтическим применением, целью которого является освобождение от конфликтов. Психоанализ помогает за счет сведения на нет тех страстей и моральных конфликтов, которыми жила личность еще прошлого века. «Человек уменьшенного масштаба» является продуктом упрощения, эмоциональной и моральной скудости, а тем, кто еще не отвечает такому идеалу адаптации, предлагают полечиться у психоаналитика. Такой человек «более вероятен» в том смысле, какой вкладывается учением об энтропии – адаптация осуществляется на более низком уровне организации. Гелен пишет, что это « человек в стиле Луи-Филиппа, о котором Токвиль говорил: cupide et doux.

Мы еще вернемся к пессимистической критике Гелена по адресу современной цивилизации и производимых ею носителей « раскрепощенной» (или даже разнузданной) субъективности. Объектом его исследования в книге «Первочеловек и поздняя культура» являются архаические культуры, возникшие в неолите и предшествующие двум историческим порогам: монотеистической религии и индустриально-технической эпохи. Мир архаической культуры нам совершенно чужд, мы не в состоянии в него проникнуть со своей субъективностью: попытки «вчувствования», перемещения своей души в прошлое, чтобы она заняла позицию другого (чтобы «увидеть его глазами») ведут к тому, что мы просто приписываем людям других времен собственные черты. Мы можем только реконструировать наиболее общие категории этой ментальности, но мы никогда не сможем жить и действовать как ее истинные носители. В качестве примера Гелен берет даже не жизнь какого-то неизвестного нам народа, основавшего первые города в Малой Азии (Чатал-Гуюк и др.), а, казалось бы, хорошо представленную в многочисленных источниках жизнь в полисах Древней Греции. Мы уже не можем считать «само собой разумеющимся» то, что было таковым для древнего эллина или римлянина, полагавшего чем-то несомненным практику гадания, а потому считавшегося с тем, как выглядела печень у принесенного в жертву животного.

 

 

– 48 –

 

Тем не менее мы можем реконструировать основные категории этой ментальности: человека другой культуры мы понимаем прежде всего по тому, с чем он себя соотносит. Высказывание человека о себе самом всегда предполагает отличение от «не-человеческого». Самопонимание задается актом отождествления-различения, который устанавливает «природу человека». Она всегда имеет социально-исторический характер. «Антропологически должно быть ясно, что вообще не существует докультурно улавливаемой человеческой природы. Невозможно ни одно высказывание человека о самом себе, которое было бы независимо от той или иной культурной чеканки»[4]. Если человек понимает себя тотемистически, то он соотносит себя с различными видами животных; анимизм предполагает соотнесение с душами и демонами; монотеистическая религия делает главным объектом соотнесения Бога, тогда как современное естествознание привело к тому, что человек сравнивает себя с машиной. Чтобы отличать, нам нужно сначала хоть как-то отождествлять.

Для архаичного человека характерно то, что Гелен называет «трансцендированием в посюстороннее». Оно отличается от «трансцендирования в потустороннее», которое возможно только вместе с представлением о невидимом и духовном Боге. Такое представление делает осмысленным то, что называется нами «верой», но это слово не имеет никакого референта в жизненном мире архаичного человека, поскольку он не знал сверхъестественного. Боги, демоны, магия – все это принадлежит самой природе как ее измерение, не выходя за ее пределы. Загробное существование души не было предметом упования, но несомненной реальностью – древний египтянин всю жизнь готовился к переходу в это измерение.

Разумеется, для древнего человека не был характерен расколдованный мир современной науки с полем аффективно нейтрализованных фактов внешнего мира и тем более внутренний мир как такое же поле фактов. Они являются плодами последних веков, тогда как первой объективацией человека был мир, населенный богами и демонами. Мир мифа, тотемистической религии, магии тесно связан с институтами, которые имели непосредственно сакральный характер. Человек в ту пору говорил не только с людьми о вещах, но с вещами о людях – интерпретация природы была в то же самое время интерпретацией общества. Мы говорим об «антропоморфизме» древних мифов, хотя в действительности наше собственное миропонимание антропоморфно: для нас человек сделался «мерой всех вещей», тогда как человеку архаических культур такое воззрение не было свойственно. Язык, миф, ритуал были теми институтами, которые составляли основу

 

 

– 49 –

 

существования. Собственно говоря, миф является составной частью ритуала: все стороны жизни были увязаны привычными действиями, а то, что мы называем «душой», выстраивалось по правилам, заданным ритуалом. В этом мире нет пустот, которые можно было бы заполнить субъективными мнениями. Так как в архаичном обществе буквально все пронизано ритуалом и истолковано мифом, то новшества вводятся с огромным трудом, перемены происходят незаметно, вместе с медленным изменением привычек.

Огромным достижением тотемистической религии было упорядочение сексуальных отношений, введение запрета на инцест. Первоначально экзогамная семья еще не была институтом sui generis, она входила в сложную сеть других первобытных институтов. Тотемизм также способствовал преодолению каннибализма, который был присущ предкам человека (не только синантропам и неандертальцам, но и кроманьонцам). Под защитой тотема теперь находятся все члены племени, равно как и представители тех племен, с которыми происходит обмен женами. Ритуальное отождествление с животным способствует его приручению – скотоводство возникает из ритуала.

Первые институты налагают жесткие ограничения-табу, они требуют аскезы, которая еще никак не связана с понятием святости. Божественной силой наделены институты, ради них возможны любые жертвы. Абсолютной значимостью обладает посюстороннее – древние культуры утилитарны. «Первоначально институты были в полном смысле слова трансценденциями в посюстороннее»[5]. Они не просто служат удовлетворению потребностей, а потому по некоему договору сознательно поддерживаются индивидами. Такого автономного индивида пока что просто не существует. Люди отождествляют себя с институтами, действуют от их имени, а потому сами становятся объектами различных регулирующих норм, подчиняются правилам и законам, ограничивают влечения. Мы и сегодня сталкиваемся с такого рода поведением: мать жертвует собой ради ребенка, солдат – ради знамени, верующий – ради своей церкви, тогда как творчески одаренный человек всего себя отдает делу, полагая искусство или науку абсолютной ценностью. Все это форма «посюстороннего трансцендентного» – священным характером тут наделено нечто само по себе мирское. Некий трансцендентный характер пока что сохраняют иные современные институты. Гегель еще мог писать об объективном духе и государстве как о чем-то священном. Но мы имеем дело с остатками прошлого, ибо уже христианство во многом лишило институты божественного характера. Гелен специально не оговаривает того, что власть императора или короля была сакральной в христианском мире. Это было наследием язычества, и в христианском мире

 

 

– 50 –

 

всегда существовало неразрешимое противоречие между таким обожествлением земной власти и строгим монотеизмом. Заметнее всего эти отличия в области собственно религии. Архаичный человек не «верит» в богов или в жизнь после смерти. Вера вообще является чем-то куда более субъективным, чем религиозные переживания древних культур с их ритуализированным сознанием. Скажем, жизнь после смерти для древнего египтянина относилась к вещам само собой разумеющимся – он всю жизнь готовился к собственным похоронам и занимался постройкой усыпальницы или даже гигантской пирамиды.

Гелен возвеличивает древние культуры, которые существовали тысячелетиями и сохраняли свой облик вопреки ходу времени. Неизменность и стабильность являются достоинствами, а не недостатками, которые видит в этих культурах современное сознание. Для этого сознания выше всего стоит «прогресс», экономический рост, скорость перемен во всех областях. Поэтому к древним культурам применяются термины вроде «стагнации», тогда как в ритуалах и обычаях видится нечто мертвенное, лишенное смысла. Мифы этих культур характеризуются как «ложное сознание», как фикции. Гелен отвечает на это, что человек вообще имеет «искусственную природу», а потому всегда создает фикции. Здесь нет принципиальных отличий современного человека от архаичного. Только институциональные фикции древних обществ были чрезвычайно стабильными коллективными представлениями, тогда как фикции современности изменчивы и текучи. Но современные идеологии ничуть не менее фиктивны: идеология равенства держится на нескольких конвенциях, принимаемых за нечто само собой разумеющееся, но демократическое one man, one vote ничуть не более обосновано, чем « божественное право» короля. «Равенство полов» является фикцией совсем недавнего времени, которой не было ни в одной предшествующей культуре, и связана она с экономическими и политическими изменениями, с индустриальным обществом, с бюрократической системой управления и распределения, с обеднением межличностных контактов и многим другим. В эпоху субъективности поменялось само представление о человеческой природе, которое ничуть не менее иллюзорно или фиктивно, чем древние религии. Сегодня мы видим, как ранее исключавшиеся из образа человека черты возвращаются: детское, сновидческое, патологическое вытеснялись и находились под запретом. Сегодня художник просто обязан быть инфантильным и с элементами психопатологии, иначе его просто не признают «творцом» – должен же он хоть чем-то отличаться от владельца лавки или чиновника. Современная идеология учит нас быть терпимыми, считать

 

 

– 51 –

 

всех (включая самих себя) невротиками с плохо изжитыми детскими комплексами. Психоанализ сделался «наукой» о природе человека, даже своего рода религией, именно потому, что поменялись конвенции. То, что ранее считалось само собой разумеющимся, воспринимается только как конвенция, тогда как собственные конвенции незаметны, будучи чем-то самоочевидным. «Естественным» считается то, что совсем не было таковым сравнительно недавно, хотя нынешнее естественное полагалось чем-то искусственным или даже греховным нашими предками.

Гелен явно предпочитает фикции прошлого современным, да и вообще недолюбливает нынешнюю цивилизацию. Но и в оценке христианства он является прямым наследником Ницше. В своих ранних работах (например, «Результаты Шопенгауэра», 1938 г.) он прямо писал о «неестественной религии», «религии бессилия». После войны он не допускает антихристианских высказываний, но этика любви к ближнему вызывает у него нескрываемое раздражение. Древние культуры он хвалит именно за то, что боги тут были племенными, затем государственными, национальными. Он сочувственно замечает, что боги еще в древности делались империалистическими ( ссылаясь на Древний Египет). Гуманизация богов, обретение ими человеческих форм (переход от животных-тотемов к антропоморфным божествам) происходили за счет того, что обожествлялось государство, господство. Тогда же происходил переход от мифологического сознания к историческому. Возникновение письменности было прямо связано с первыми государствами, причем не только с практическими целями экономики и управления, но и с необходимостью передачи истории данного государства, с рассказом о прошлом – о деяниях правителей и героев. Древние религии прямо обожествляли своих властителей. Сегодня нечто подобное делают идеологии с их фанатизмом. Его не было в древних обществах, поскольку «фанатический идеализм» связан с гипертрофией идеального, восходящей к христианству, которое дает возможность оценки действительности с точки зрения абсолютного идеала. Вместе с секуляризацией, с освобождением от традиции и институтов такими идеалами становятся и кровь, и раса, и класс, и демократия. Архаичные культуры ничего этого не знали, у них не было свободы выбора. Они не терпели анархии, боялись хаоса, а потому тут же принимали любого узурпатора – страшным для них было безвластие, а не сомнение в соответствии правителя идеалу. Только вместе с разложением традиционного общества появляется индивид со свободой решений, но за это он платит тем, что у него уже нет прочного фундамента: недоверие, подозрение,

 

 

– 52 –

 

страх становятся частью аффективной атмосферы, поскольку индивид не знает, чего ему ждать от других. Хронический petit peur становится затем grand peur во времена французской революции.

Конечно, Гелен преувеличивает стабильность древних обществ; даже в столь им почитаемой истории Древнего Египта нам известны долгие периоды междуцарствий и гражданских войн, крушения династий и даже революционных нововведений в области религии. Еще больше сведений такого рода дает нам китайская история, тогда как относимая к архаичным (поскольку она является предшествующей монотеизму) античная культура явно расходится с изображаемой Геленом картиной стабильности и порядка.

Именно монотеистическая религия нарушает стабильность древних культур, заменив « посюстороннюю трансценденцию» на непосредственное отношение человеческой души с трансцендентным божеством. Магия тем самым теряет силу, ритуалы минимизируются, сохраняясь только в церковной литургии, тогда как прочие ритуалы утрачивают свой священный характер. Это ведет к аффективной нейтрализации внешнего мира. Он делается профанным: корова становится такой же, как прочие животные, Ганг – такой же рекой, а священный лес можно пустить на дрова. Осуществленное монотеизмом расколдование мира подготавливает поле объектов, рациональной теории и практики, физики и химии, а затем современной технологии. Мир умолкает, уже невозможно отношение Я – Ты с предметами (в мистике оно остается как отношение с Богом), сменяемое на отношение Я – Оно. Использованию телескопа предшествует то, что Луну давно перестали считать богиней. Монотеизм принадлежит к необходимым предпосылкам естествознания: внешний мир должен лишиться божеств и магии, которые его заполняли.

Другой предпосылкой была греческая философия, которая уже была «Просвещением», аффективной и моральной нейтрализацией внешнего мира, что подготавливало мысленный эксперимент, рациональное усмотрение. Природа предстала как «сущее», как «фактичность в себе», как самодостаточная действительность. Гелен крайне резко критикует хайдеггеровскую интерпретацию досократиков, считая ее смесью собственно греческой архаики с совершенно чуждой последней христианской мистикой и даже с «сюрреалистической чувствительностью». Мышление досократиков уже преодолевало миф и «трансценденцию в посюстороннее», оно дескарализировало природу.

В каком то смысле христианство даже вернулось к наполненному духами и демонами миру, но этот мир народного христианства вступал в противоречие со строгим монотеизмом, равно как и с сохраненной

 

 

– 53 –

 

в монастырских школах и университетах греческой философией. Вплоть до индустриальной революции сохранялось противоречивое единство традиционных институтов и значительно большей свободы человека по отношению к миру. Возрождение, Реформация, Просвещение подготовили научные и политические предпосылки революции и общества, где решающей силой сделался комплекс промышленность-техника-наука. Это общество еще не одержало окончательную победу в планетарном масштабе – мы живем в переходную эпоху. Природа становится полем рациональной работы, завоевания, власти. Профанному видению мира способствует и искусство, поскольку, начиная с эпохи Возрождения, в нем происходит десакрализация природы.

Этот мир описывается Геленом пессимистически, так как он видит в нем угрозу самим основаниям человеческого существования. Машинная техника, рост уровня жизни и потребительства имеет своим коррелятом определенный тип человека, стремящегося к комфорту и наслаждению. Интеллектуализация культуры, обилие идей и мнений вовсе не говорит о росте творчества. Создается в основном то, что Гелен относит к Lebensersatz; целые отрасли индустрии создаются для заполнения вакуума в человеческих душах жалкими поделками – поточное производство бессмысленных романов, музыки или фильмов трудно считать свидетельством духовного роста. Человек делается потребителем, который все меньше стремится к каким-то высоким целям, избегает борьбы, ответственности, риска. Личному делу предпочитают teamwork, да еще идеализируют эту безответственность. Повседневная борьба за хлеб насущный, преодоление сопротивления природы придавали достоинство человеку прошлого. Сегодня от жителя большого города требуется все меньше физических усилий, он стремится к минимуму работы и максимуму удовольствий. Высокий уровень роскоши в истории всегда совпадал с ростом испорченности, с декадансом. Конечно, замечает Гелен, в современном мире есть сколько угодно бессмысленных страданий от нужды, включая и самые развитые страны. «Роскошь» вообще есть понятие относительное – она по-разному определялась в разных культурах. Тем не менее для тех слоев населения, у которых работа и борьба за существование падают в своем значении, возникает угроза деградации. Известны некоторые архаичные общества, которые оказывались в чрезвычайно благоприятных природных условиях и у которых обнаруживалась примитивизация ранее более сложной культуры (Гелен указывает на полинезийские племена, населяющие Таити и другие «райские» острова). Эта деградация значительно

 

 

– 54 –

 

лучше видна по высшим социальным слоям некоторых эпох и культур. Однако только современная техника сделала массовое потребление доступным для широких слоев. Правящие элиты Запада считают чуть ли не единственной своей целью рост производства и потребления. Перспективой такого развития является весь мир, сделавшийся удобной кроватью для разленившегося человечества. Гелен пишет о триумфе заложенной в природе человека паразитической составляющей.

Упорядочение опыта достигается как за счет языка и понятийного мышления, так и с помощью социальных институтов. Стоит им ослабеть, и человеческое поведение становится примитивным, он начинает следовать непосредственным стимулам и впечатлениям. Теории, которые изображают человека как подчиненное инстинктам существо, отображают не вечную природу человека, но нынешнюю ситуацию распада традиционных институтов семьи, религии, собственности, нравственности и т.д. Различные группы потребностей автономизируются и вступают в противоречие с другими, завладевая сознанием человека как некое слепое влечение. Гелен использует данные этологов (Лоренц, Тинберген и др.) относительно инстинкта агрессивности, но дает им иную трактовку. Животное устроено так, что агрессия против представителей своего вида ограничивается малым числом ситуаций (брачное соперничество, территория, ранг в стае) и она редко ведет к истреблению противника. У человека нет врожденных «сдержек и противовесов», он не знает предела в проявлении своих стремлений, в том числе и агрессивности[6]. В обществе, где рушатся институты, сразу же заявляет о себе «атомарная агрессивность», приобретающая характер «борьбы всех против всех». Ее нет в животном мире и мы приписываем животным те черты, которые характеризуют человека определенной эпохи.

Институты дают стабильность нашей психике и даже душевное здоровье зависит от прочности институтов – они защищают нас от себя самих. Они необходимы уже для того, чтобы у человека имелась идентичность: «Человек не знает, кем и чем он является, а потому он не может себя реализовывать непосредственно, он должен опосредовать себя институтами»[7]. Сама человеческая личность определяется Геленом как «институт в единственном числе». Не «искусственная» культура подавляет человека и «отчуждает» его от собственной « природы». Культура «естественна» для человека, а ее кризис ведет к примитивизации поведения и к варварству, которые являются прямыми следствиями отказа от традиции, распада системы норм и правил. Нравственность входит в природу человека. Уже для того, чтобы подняться

 

 

– 55 –

 

над уровнем каннибализма и упорядочить половую жизнь ради воспроизводства, человечеству понадобилась религия тотемизма с ее запретами. Человек дорого платит за распад институтов нравственности, семьи, религии.

Эти идеи Гелен развил в ряде работ – «Мораль и гипермораль», «Душа в технический век» и др. Институты предстают в них как « грамматика и синтаксис» общественной жизни, которые придают стабильность как индивидуальной, так и социальной жизни. Доиндустриальные общества обладали стабильностью, поскольку в них традиция пронизывала все области жизни. В них имелось и нечто не подлежащее сомнению, а это создавало основу для взаимного согласия. В индустриальном обществе обособившаяся система инструментального действия начинает разрушать традицию. Современная культура уже на интеллектуальном уровне бомбардирует человека множеством бессвязных данных, которые он не успевает перерабатывать, а тем самым затруднительным оказывается принятие осмысленного решения. Освобождение от бремени тяжелого физического труда («в поте лица своего») ведет к тому, что человеку некуда девать высвобожденную энергию, а потребительское общество не знает высших целей и «освобождается» от запретов и норм. Результатом является « ужасающая естественность» человека, примитивизация его облика. Человеку современного мира требуется аскеза («не как sacrifitium, но как disciplina»), поскольку он принужден к воспитанию, муштре и самодисциплине самими условиями своего существования. Он воспитывается другими, он принадлежит культуре с ее запретами, он формирует сам себя. А это означает, что ему нужно сдерживать одни влечения ради других, контролировать свое поведение, что невозможно без стабильных институтов. Сегодня они находятся в кризисе, а потому « право делается растяжимым, искусство нервным, религия сентиментальной»[8], а «фигляры, дилетанты и безответственные интеллектуалы» с безоглядным безумием разрушают остатки этого фундамента.

Когда рушатся институты, человек оказывается беззащитным перед лицом внешних и внутренних возбудителей. Растет его чувствительность и ранимость, поведение все в большей степени зависит от энергии остаточных инстинктов. Ранее они нейтрализировались институтами, теперь институты хотят заменить дискуссиями по любому поводу, воспитанием, пропагандой, «коммуникацией». Но сами по себе эти идеи и мнения изменчивы, они с легкостью меняются на противоположные. Система идей крепка в том случае, если она отвечает потребностям времени и получает институциональный фундамент.

 

 

– 56 –

 

Множество христианских сект с чрезвычайным разнообразием идей сошли на нет, а католическая церковь остается мощной исторической силой; в XIX веке имелось несколько вариантов социализма, но только марксизм на долгое время закрепился, поскольку получил институциональный базис в виде партий и профсоюзов.

Мы живем в переходную эпоху, последствия которой еще не вполне ясны. Но ни одна область культуры не сможет избежать трансформации. Что сгорит в этом дьявольском огне, что пройдет сквозь него, мы еще не знаем. Во всяком случае, пишет Гелен, «классическое, принадлежавшее поздним фазам доиндустриальной культуры понятие высокого автономного искусства уже оказалось за бортом»[9]. Начавшийся где-то 250 лет назад переход стал зримым уже после первой мировой войны, тогда как после второй мировой войны движение к « пост-историческому» состоянию стало совершенно очевидным[10]. Мировые войны привели к ослаблению национальных государств, возникли мощные транснациональные образования, которые будут усиливаться в ближайшие десятилетия. Это уменьшило риск войны, но за это приходится платить – уменьшается свобода и витальность.

Гелен отталкивался от теории индустриального общества, сформулированной Х.Фрейером еще в конце 20-х гг. Он дополнил эту теорию собственной концепцией техники. Любая техника заменяет отсутствующие у нас органы, и человека во все времена нужно рассматривать вместе с системой этих искусственных органов. Таков «большой человек», природа которого всегда есть nature artificielle. Наш интеллект развивался за счет замены органического неорганическим, а потому логика нашего интеллекта является логикой неорганического, инструментального. По своему происхождению техника не является результатом одной лишь целерациональной деятельности. Уже сверхъестественная техника магии имела своей главной функцией контроль за событиями (пусть воображаемый). У человека имеется потребность в стабильности, в повторении того же самого, и машина восхищает именно тем, что она воспроизводит те же самые движения – ее ритмика вступает в резонанс с нашими внутренними процессами. Иначе говоря, возникала машинная техника не из одних экономических потребностей: занимавшиеся поисками вечного двигателя ученые чаще всего не думали о его применении в промышленности. Качественные изменения происходят вместе с соединением науки, техники и промышленности, которые образуют единый комплекс. Система машин заменяет практически все естественные органы человека.

 

 

– 57 –

 

Человек всегда понимает себя через отождествление-различение с иным. Машина заменила для нас и животное, и Бога: в современных теориях искусственного интеллекта, в когнитивных науках объектом сопоставления становится «умная машина». Объективация собственных организмических функций и интеллекта ведет к автоматизации, которая не просто облегчает труд человека, но делает ненужными физические усилия, прямой контакт с миром.

Это ведет к целому ряду последствий. Одни из них касаются социальной структуры индустриального общества. Интеграция науки, техники, производства и распределения в единый комплекс ведет к постепенному исчезновению противоречий между буржуазией и рабочим классом, который успешно интегрировался в капиталистическое общество; идеологические дебаты о социализме и капитализме утратили всякий смысл, поскольку сам капитализм изменился. Это уже не общество свободной конкуренции, которое, как гражданское общество, можно противополагать государству. Идущее от Гегеля и Маркса учение о гражданском обществе и государстве (базисе и надстройке) осталось в прошлом. Сегодня государственное вмешательство в экономику сделалось совершенно необходимым. Поменялась и легитимизация государства, которое уже не просто обеспечивает «закон и порядок», но выступает как гарант социально-экономического развития, научно-технического прогресса и социальной справедливости, достигаемой за счет перераспределения. «Мир был настолько преображен индустриально-технически-социальной аппаратурой, что человек вдруг с удивлением обнаружил, что сама эта аппаратура сделалась незаменимой»[11]. Находятся ли у власти правые либералы или левые социалисты, они не меняют системы, поскольку любые эксперименты были бы не просто пагубными, но имели бы катастрофические последствия.

Техника делает мир рутинным, привычным, она создает у человека все новые искусственные потребности, она заполняет своими продуктами все « пространство» между человеком и миром. Прямой опыт природы и общества замещается опосредованным. Уже сегодня основной опыт, получаемый индивидом, приходит из «вторых рук»: на него обрушивается поток хаотической информации, он не в силах проследить цепи событий, выяснить их причины. Более того, у индивида нет ни малейших шансов повлиять на ход событий, хотя завтра они могут постучаться к нему в дверь. Разделение труда и специализация делают каждого индивида « винтиком» в огромной машине. Даже наиболее серьезные экономические и политические решения, принимаемые группами лучших экспертов, часто имеют обратные желаемым результаты.

 

 

– 58 –

 

Интеллектуализация культуры ведет к тому, что абстрактные, доступные лишь специалистам математические методы распространяются на психологию, социологию, экономику. Одновременно возникают абстрактная живопись и атональная музыка. Во всех областях культуры мы обнаруживаем абстрактные произведения, а сами науки и искусства делаются «эзотерическими», их языком владеет незначительное меньшинство. В отличие от науки XIX века, современная наука уже не может служить эрзац-религией. Наука утратила свой мировоззренческий характер: сегодня нелепо называть себя «дарвинистом», имея в виду некие мировоззренческие принципы, поскольку нынешняя генетика доступна небольшому числу специалистом. То же самое можно сказать об искусстве, поскольку никому в голову не придет обозначать свое мировоззрение с помощью ссылок на то или иное направление в живописи или в музыке («романтик», «вагнерианец», «экспрессионист» прошлого). Поэтому вновь растет мировоззренческая роль религии, отвечающей на эмоционально значимые вопросы, тогда как наука и искусство стали абстрактными и далекими от жизни. В отличие от прошлых эпох философия уже не способна сделаться синтезом всех специализированных познаний – под «одной крышей» нам не собрать все научные теории, не говоря уж о всей культуре. Реставрация религии в мировоззренческой области уже говорит нам о том, что мы живем в эпоху «после Просвещения».

Массовая культура индустриально-технической цивилизации связана с вложением денег и получением прибыли, она развлекает, она должна «щекотать нервы» все более сильными дозами впечатлений, подобно тому, как сенсационные новости должны «шокировать» – иначе на них просто не обратят внимания. Идеологии становятся все более примитивными, приходит в упадок языковая культура – стилистические тонкости отпадают вместе со сложными структурами мышления. Трудно себе представить, чтобы Канта читала даже самая образованная публика, хотя всякий образованный человек начала XIX века должен был в Германии ознакомиться с тремя «Критиками». Преподаватели жалуются, что студенты-гуманитарии перестают понимать тексты после определенного порога сложности. Это связано с распространением технических моделей мышления, со стремлением к схематическому упрощению. Еще до широкого распространения телевидения (не говоря уж о видеотехнике) Гелен предсказывает тенденцию: для современного человека все должно принимать образную форму, развертываться в картинки и быть утилитарным, применимым на практике.

 

 

– 59 –

 

Модель массового потребления стала универсальной – она обнаруживается и в политике, и в спорте, и в сексуальности. Нам все труднее определить, какое поведение рационально, так как при разделении труда и специализации не видны последствия действий, выходящие из-под нашего контроля. В непонятном мире, где цели и средства расходятся, мало кто может жить и действовать в согласии с неизменными принципами. Приспособление к миру происходит при незначительном контроле сознания. Индивиду остается верить в судьбу или в провидение, тогда как в эмпирическом мире поток событий ему неподконтролен. Следствиями этого являются пассивность, слепое следование образцам, моде, исключение сложных моральных альтернатив. Они доставляют одни мучения, но остаются неразрешимыми. Человек бежит от страстей и конфликтов, он не выносит напряжения и жаждет «расслабиться» с помощью тех или иных средств, предоставляемых «индустрией отдыха». Он постепенно утрачивает чувство реальности, древние мифы сменяются мнениями бульварных газет и телевидения. Квиетизм потребителя ведет к тому, что на события он реагирует ассоциативно и аффективно. Он знаком с броскими заголовками и сенсационными подробностями, но редко имеет представление о действительных политических позициях или экономических программах тех партий, за которые ему предлагается голосовать. По «ящику» ему предъявляются те или иные картинки, и он охотно верит в то, что ему преподносится. Политические процессы им персонифицируются, ставятся в зависимость от моральных качеств лидеров. «Основные координаты для интерпретации мира сделались сомнительными», а потому люди обращаются к псевдо-религиозным верованиям, бегут от мира во всякие секты.

Гелен пишет об эпохе «нового субъективизма», которая связана с упрощением взаимоотношений людей в публичной сфере, с исчезновением сложных форм и аффектов. Обособившиеся специализированные институты понятны только экспертам, они абстрактны и непостижимы. «Комплекс науки, технического применения и индустриального употребления давно сделался надстройкой, которая работает автоматически, а этически совершенно индифферентна»[12]. Семья становится единственным местом, где сохраняются приватные отношения со всей полнотой переживаний, где происходят личностно значимые конфликты. Смысловое опустошение всех прочих институтов приводит к тому, что психологические отношения в приватной сфере приобретают невиданную ранее значимость. Однако человек не может жить в бессмысленном и лишенном личностного участия мире. На распад институтов он реагирует психологизацией

 

 

– 60 –

 

происходящего, переносом на другие сферы межличностных отношений в семье. Психоанализ не случайно получает черты мировоззрения – это признак безграничного субъективизма эпохи[13]. В литературе соответствующей эпохе формой оказывается психологический роман, в истории – биографический жанр (все нужно понять из переживаний «великого человека», идет ли речь о политических решениях или научных открытиях). Происходит субъективизация искусства, религии, права. Но и сам институт семьи разрушается, поскольку в него проникают контрактные отношения и модели потребительского общества. Еще Шпенглер писал об изменении типа женщин: «Вместо детей у них душевные конфликты, а брак есть некое художество, где важнее всего «понять друг друга»»[14]. Взаимопонимание делается идеалом именно потому, что с крушением институтов общение и понимание затруднены, смысловое пространство разорвано. Человек большого города нуждается в «психотехнике», которая восполняет духовную нищету и дает хоть какие-то ориентиры.

Гелен смотрит на современность не менее пессимистически, чем автор «Заката Европы», но если для Шпенглера речь шла об истории одной фаустовской культуры, достигшей этапа упадка, то у Гелена подразумевается всемирно-исторический процесс. Происходит крушение порядков, которые существовали тысячелетиями. Мы являемся свидетелями того, как за несколько десятилетий исчезли институты монархии, а ведь они существовали со времен первых династий фараонов. Приходит конец институтам аграрных доиндустриальных обществ, с их моралью, религией, искусством[15]. Но современная эпоха не менее безжалостно расправляется с Просвещением, поскольку вера в разумность мира и человека исчезла без следа. «Век Просвещения завершился, его предпосылки мертвы, его последствия продолжают действовать»[16]. Просвещение было этапом подготовки оторванного от традиций индивида и уничтожающей священное измерение науки. Картезианское сомнение и научная рациональность подготовили политическую и индустриальную революции, но следствием этого стала технико-экономическая система, распрощавшаяся с идеалами рационализма. Ей не нужен и рациональный индивид с его моральной автономией и идеалом sapere aude. Человек-потребитель не знает ничего субстанциального в области духа, он следует влечениям и капризам. Разрушив древние институты, инструментальный разум Просвещения влился в машину современной цивилизации. Век Просвещения закончился, наступила «пост-история», время «последнего человека».

 

 

– 61 –

 

Можно сравнить эту критику инструментального разума и Просвещения с «Диалектикой Просвещения» Адорно и Хоркхаймера, тогда как теория индустриального общества, интегрировавшего рабочий класс, сопоставима с тем, что писал Маркузе в работе «Одномерный человек», сделавшейся цитатником для «новых левых». Разумеется, выводы были диаметрально противоположными. Для «новых левых» следствием была революция, которую, при отсутствии энергии и желания у рабочих, должны осуществлять интеллектуалы в союзе с разного рода не интегрированными меньшинствами и в чем-то ущемленными группами. Эта революция мыслилась как «эмансипация», как «раскрепощение чувственности», как «сексуальная революция» и как «революция воображения».

Именно эта « революция» эмансипированной субъективности, революция интеллектуалов вызвала самую яростную критику Гелена. Он и ранее недоброжелательно писал об интеллектуалах. Еще в статье 1941 г. о социологии Парето он писал о связи «демократических спекулянтов с интеллектуалами-гуманитариями», о « сущностном сходстве финансовых спекулянтов и интеллектуалов». Плутократия вознаграждает только хитрость, стремление к прибыли, тогда как интеллектуалы являются торговцами идеями и идеологиями. В статьях 60-х гг. Гелен постоянно возвращается к этим характеристикам и называет интеллектуалов торговцами «подержанными идеями», second-hand dealers. Такого рода критика имеет долгую историю, поскольку еще Сократ в платоновских диалогах противопоставлялся софистам, торгующим своей обманчивой «мудростью». Конечно, на это легко возразить, что в современном обществе всякий автор, будь он левым или правым, создает книги, которые выступают как товары, и популярность того или иного творца вознаграждается материально. Критика Гелена направлена не столько на то, что критикующие капиталистические отношения философы Франкфуртской школы умело занимались саморекламой в средствах массовой информации и контролировали ряд вполне капиталистических издательств, вроде Suhrkamp во Франкфурте. Такого рода конкуренция вполне нормальна для современной эпохи, и вопрос заключается в том, какой товар рекламируют и продают «новые левые» – их идеи Гелен считал угрозой для культуры как таковой.

Стоит сказать о проницательности Гелена. Задолго до движения «новых левых» с присущим ему «фрейдо-марксизмом» Гелен в 1952 год у предсказал появление этого движения в статье «О рождении свободы из отчуждения». Здесь он связывает учения Маркса и Фрейда с немецким идеализмом Фихте и Гегеля, где свобода была

 

 

– 62 –

 

понята как снятие отчуждения, как эмансипация и возврат человека к своей сущности. В психоанализе Гелен видит наследие этой идеи эмансипации и предсказывает, что эта «анархическая бацилла, сокрытая в психоанализе, еще ждет своего часа политизации»[17]. В качестве образца опасного соединения марксизма и психоанализа он берет работу Э.Фромма «Человек для самого себя» с ее «анархическим пафосом свободы, направленным против «авторитарного характера»». Гелена должно было особенно раздражать то, что исходные посылки Фромма в этой работе берутся из немецкой философской антропологии и даже близки Гелену (человек как существо без инстинктивной приспособленности к миру и т.д.), но эти дорогие ему идеи оказались в совершенно чуждом ему политическом контексте.

Идея отчуждения кажется Гелену удобным средством для всех тех, кто ставит своей задачей разрушение стабильных институтов. Если всякое опредмечивание понимается как отчуждение, то свобода означает революционное избавление от власти прошлого. Пафос свободы от отчуждения может заявлять о себе в идеалистических или материалистических системах, но он всегда ведет к гильотине. «Голубой цветок» романтизма принадлежит к « ботанике дьявола», поскольку растет рядом с революционными трибуналами и газовыми камерами. Ради «эмансипации» всего человечества все дозволено. Гелен язвительно замечает относительно «продуктивного характера» (т.е. эмансипированного психоаналитиками и проникнутого марксистской идеей революции индивида), что можно лишь догадываться, что произойдет, если дать этому индивиду волю и открыть перед ним все пути. Эмансипированная субъективность способна только разрушать, она лишена всяких корней и готова уничтожать все традиции и институты как помеху для своей «продуктивности». Но именно последняя вызывает у Гелена даже не сомнения, но злую иронию: считающие себя чуть ли не титанами Возрождения интеллектуалы в действительности бесплодны, ибо вся их бурная энергия направлена только на разрушение или высмеивание сущего, но созидать они ничего не могут. Они относятся к тем, кто, словами Ницше, «сам в себе свою пустыню носит». Только одно отрицание является актом свободы: чтобы выйти из животного мира человеку требуется дисциплинировать и контролировать свои инстинктивные побуждения, что предполагает объективированные формы. Для свободы человеку требуются именно прочные институты, а для творчества нужны традиции. Прочные отношения с другими и даже с самим собой возможны только за счет институциональной поддержки, объективации внутреннего во внешнее. Длительные отношения

 

 

– 63 –

 

в обществе, взаимопонимание, встреча Я и Ты зависят от таких стабильных институтов, как семья, собственность, церковь, государство, которые являются объектом нападок эмансипированных «продуктивных характеров».

Гелен отличает революционно-эмансипированных интеллектуалов от «старых левых», которые обладали социальной ответственностью, ибо представляли интересы рабочих. Профсоюзный лидер думает о заработке рабочего, он включен в индустриально-техническую цивилизацию, не думая о ее разрушении. Более того, социалисты всегда прославляли труд, считали своим делом подъем культуры человека труда и немало для этого сделали. Нынешние социал-демократы или лейбористы являются ничуть не менее ответственными политиками, чем либералы или консерваторы. Эмансипированный интеллектуал отовсюду выпадает, он не желает нести никакой ответственности, испытывая ressentiment по отношению ко всем институтам. Наделенный маргинальным сознанием интеллектуал в то же самое время держится «прогрессистской филантропической этики», провозглашающей в качестве цели социально-эвдемонистическую гармонию. Его обмирщенная религия сводится к морали («Gessinungsethik, лишенная Verantwortungsethik»). Он верит в то, что человеческую натуру можно «исправить» проповедями и готов морализировать по любому поводу. Однако весь прогрессизм интеллектуалов лишен какой бы то ни было рациональной оценки сложнейшего комплекса промышленности, техники, финансов и т.д. Публицисты и литераторы ничего в работе этой машины не понимают, они мало что могут прибавить к ее работе. Они критикуют последствия, вроде нынешних экологистов, но возмутились бы, если бы им самим пришлось хоть чуть-чуть ограничить свое потребление или платить большие налоги за экологическую политику – платить и ограничивать себя всегда должны другие. К интеллектуалам у Гелена не принадлежат специалисты, люди труда вообще: по одну сторону находятся инженеры и экономисты, архитекторы и врачи, т.е. квалифицированные работники машины современной цивилизации. По другую оказываются собственно интеллектуалы[18], не имеющие никакого отношения к производству и не несущие никакой ответственности. Эта богема считает себя «совестью нации», «критическими мыслителями». В прошлом университетские профессора Германии оправдывали свое положение «мандаринов» тем, что они были хранителями высокой культуры. Гелен негативно относится к этой традиции, но она была хоть как-то оправдана, поскольку эти профессора худо-бедно вели настоящие исследования и учили студентов истории и филологии.

 

 

– 64 –

 

Представителей Франкфуртской школы, вроде Хабермаса (bête-noire для Гелена) легитимируют свое положение тем, что они являются «критиками общества», а потому духовными отцами эмансипации во всех ее видах. Но сами они являются именно немецкими профессорами, т.е. государственными чиновниками (Beamten), существуют на деньги налогоплательщиков, сталкивающихся с тяжкой силой вещей – с повседневным трудом, конкуренцией и т.п. Студенты с их театральными протестами на время освобождены от этих тягот родителями и государством[19], а «критические философы» заполняют их головы смесью из фрейдизма и марксизма, причем берут даже не то, что было плодотворным у Маркса или Фрейда, но самые сомнительные утопии. «Обновленный марксизм» Франкфуртской школы Гелен просто не выносит: эти марксисты так далеки от всякого «тоталитаризма», они так мило либеральничают, приятно жестикулируют с экрана («нашли себе местечко в Öffentlichkeit», как пишет Гелен, подразумевая, естественно, Хабермаса). Еще Платон называл демократию «аристократиeй болтунов», но Гелен еще более сгущает краски, говоря о шаманском камлании левых интеллектуалов. Они оправдывают свое положение «критиков» тем, что заняты разоблачением привилегий и табу. Но они изображают из себя Вольтеров в условиях, когда демократическое общество давно отменило привилегии рождения, а от прежних викторианских запретов вообще почти ничего не осталось. Их нет ни в литературе, ни в сексе, ни в религии. В действительности лозунги эмансипации просто должны мобилизовывать то легкомысленных студентов, то всякие меньшинства на штурм тех высот, которые занимают нынешние элиты. Такое случалось в истории, и в этом Гелен не видит ничего предосудительного, но «новые маленькие Робеспьеры» разрушают при этом основы культуры, те институты, которые защищают человечество от самоистребления. Да и то, к чему стремятся интеллектуалы, эти « конформисты отрицания», определяется Геленом как «неограниченная свобода для себя, равенство для всех остальных»[20]. Даже если они не ведут прямо в какой-нибудь тоталитарный «рай», мастера Ideologiekritik желают быть пастырями для все растущего стада «продуктивных характеров».

Казалось бы, в этике интеллектуалы предъявляют индивиду высокие моральные требования: он должен любить не только родных и близких, представителей своего народа или своей религии. За всеми признается право на счастье, любить нужно всех, все человечество – такова этика «гуманитаризма», стоящая «на службе у учения о субстанциальном посюстороннем равенстве людей»[21]. Эта этика

 

 

– 65 –

 

ведет свое происхождение из моральных норм небольших групп – семьи, клана, племени; здесь всеобщее благо и счастье выступают как безусловная цель. Начиная с учений киников и стоиков[22], затем в эпоху Просвещения эта мораль обособляется от своих семейных истоков, делается лозунгом всеобщего равенства и орудием ниспровержения авторитета государства, церкви, традиции. Эта эвдемонистическая мораль отвергается Геленом как лицемерная. В качестве объекта любви человечество весьма туманно, поскольку у нас нет прямого опыта человечества и мы пользуемся информацией «из вторых рук». Те или иные идеологии предписывают нам, кого относить к человечеству, а кого считать его злейшими врагами. Mass media превозносят одних в качестве чуть ли не вершины развития рода человеческого, тогда как другие определяются как «нелюдь», каковою могут оказаться капиталисты и коммунисты, арабы и евреи, сербы и хорваты, и т.д. «Человечество» всякий раз оказывается весьма избирательным – такова мораль «из вторых рук». Любовь, счастье, пацифизм – все эти ценности самообожествленного человечества не распространяются на «реакционеров», говорящих о долге, дисциплине, аскезе, традиции. В борьбе против них у «человеколюбцев» все средства хороши, а потому левая «сцена» в Германии по существу поддерживала терроризм в 60–70-е гг.

Гелен прослеживает связь « этики любви» не только с ненавистными ему социализмом, пацифизмом или феминизмом, но также с победой больших империй над национальными государствами и их богами. Этос любви к ближнему в изображении Гелена заставляет вспомнить о яростных нападках на христианство у Ницше. Этика гуманитаризма отрицает то, что особенно дорого Гелену, а именно национально-государственные ценности, причем образцом тут для него является Пруссия времен Бисмарка. В сфере международной политики не действуют нормы этики «любви к ближнему» – побеждает сильнейший, а тем самым навязывает и моральные оценки побежденным. Историю побежденных пишут победители. Realpolitik находится по ту сторону добра и зла.

Гелену можно было бы напомнить о том, что не левые интеллектуалы, а любители Realpolitik были в Германии прямыми предшественниками национал-социализма с трибуналами и газовыми камерами. Собственно говоря, Гитлер без существенных нововведений выполнял ту программу, которую сформулировали идеологи немецкого империализма из «All-deutscher Verband», «Flottenverein», «Kolonialgesellschaft» и других националистических организаций начала

 

 

– 66 –

 

века. Проповеди пацифизма и человеколюбия немецких левых (как во времена Веймарской республики, так и в 60-е гг.) становятся куда понятнее, если учесть содержание той Realpolitik, которая восхвалялась и осуществлялась немецкими правыми.

В критике по адресу интеллектуалов с их морализаторским человеколюбием есть и немало верного (с учетом обстоятельств Германии 60–70-х гг.), но немало здесь и озлобленности представителя старой элиты, да еще с несмываемым ярлыком «нациста». Левые отвечали Гелену не менее резко – достаточно взять статью Хабермаса с саркастическим названием «Консервативная антропология». В этой полемике интересны не инвективы (левые и правые во всех странах не жалеют черной краски), но позиции, которые неожиданно занимают оппоненты. Гелен видит в индустриально-техническом комплексе ту силу, которая разрушает буквально все то, что ему дорого. Он пишет о том, что именно «великан капитализм» породил современную субъективность, а тем самым и низкопробное искусство, и болтунов-интеллектуалов. Но если нет возможности вернуться в прошлое, к «прусскому духу», если не ко временам фараонов, то от «маленьких Робеспьеров» нужно защищать хотя бы институты собственности и семьи. Интеллектуалу противостоит труженик цивилизации, но именно той цивилизации, которая крушит еще сохранившиеся национальные традиции, которая направляется ненавистными либеральными «плутократами», «предателями» Германии времен Версальского договора и Веймарской республики. Гелен с явным неодобрением относится к американизации Европы, к международному финансовому капиталу, но как защитник закона и порядка, уже сложившейся технико-экономической системы, он оказывается вместе с либералами, с той «всемирной плутократией», которая плодит современную субъективность и «торговцев идеями». Безусловный антикоммунист Гелен поддерживает даже ввод советских войск в Прагу в 1968 г. – советская империя действует в духе Realpolitik и не терпит «социализма с человеческим лицом». Любая сила «закона и порядка» хороша в борьбе против нигилистов.

Его критики из «новых левых» тоже занимают двусмысленную позицию. Они быстро отходят от «революции воображения» и занимают сегодня министерские кресла и в федеральном, и в земельных правительствах, места в парламентах и муниципалитетах (вроде бывшего лидера студенческого бунта в Париже Д.Кон-Бендита), высокие посты в банках и корпорациях – ломать капиталистическую машину они не собираются. Более того, бывшие бунтари сделали карьеру в новых, наиболее динамично развивающихся отраслях, связанных

 

 

– 67 –

 

с производством и распространением информации. Они всеми силами поддерживают объединение Европы, они представляют собой Knowledge Class, который иногда вступает в конфликты со старым капиталом, но великолепно вписывается в инфраструктуру международных корпораций. Можно сказать, что и пессимистическая картина будущего у Гелена, и революционные проекты «новых левых» имели своей предпосылкой не вполне точный анализ динамики индустриально-технической цивилизации. Через 30 лет ситуация существенно изменилась, а потому те, в ком Гелен видел ниспровергателей капитализма, оказались самыми динамичными его сторонниками.

Гелен является наследником «консервативной революции», его концепция человека несет на себе следы ницшеанского активизма. Вся его антропология начинается с понятий «действие», «деятельность». Он часто сочувственно ссылается на американский прагматизм, а некоторые главы основного его труда напоминают марксистскую психологию Выготского с центральной идеей praxis. После катастрофы национал-социализма, подобно всем бывшим «революционерам справа», Гелен отходит от активизма. Любопытно то, что у этого противника категории «отчуждения» появляются нотки, которые очень близки его оппонентам. Без объективации в институты невозможно само человеческое существование; однако, создав систему машин и индустриально-техническую цивилизацию, человечество отгораживается от прямого контакта с миром, утрачивает творческую самодеятельность и пребывает в отчуждении от своей собственной сущности. Разве что рецепт прописывается другой – не бунт, но аскеза.

Национальная революция не удалась, под ее лозунгами к власти пришли бандиты, а затем установилась ненавистная власть плутократов, за которыми последовали еще худшие разрушители – левые интеллектуалы. От Фрейера и Юнгера Гелен унаследовал теорию индустриального общества, но это общество пришло в облике soziale Marktwirtschaft, т.е. тех самых социал-демократов и либералов, которые были врагами во времена Веймарской республики. Более того, с ними приходится идти на союз в борьбе с теми, кто покушается на еще оставшиеся институты. Теперь Гелен отстаивает даже христианскую церковь, вместе с той «религией бессилия», которую он предавал анафеме в 30-е гг.

Гелен хранит верность не только Пруссии времен Бисмарка, но всей той эпохе, которая тянется от фараонов к последним монархиям. В возможность реставрации институтов ancien regime он не верит.

 

 

– 68 –

 

Будущее в изображении Гелена выглядит мрачно. Вокруг Земли кружится не одна Луна, считавшаяся некогда богиней, но множество спутников, состоящих в основном из могильников радиоактивного мусора, но в каком-то индейском племени продолжают встречать полнолуние ритуальным танцем «красного петуха». Происходит это в резервации, сохраняемой в научных целях, дабы ученые мужи лучше могли разоблачать века «невежества и предрассудков». Все племенные боги и национальные традиции забыты человеком, говорящим на каком-то эсперанто. История вообще уже не нужна «последнему человеку», считающему себя вершиной эволюции, но являющемуся просто довольным потребителем – Землю населяет « колония паразитов». Такова антиутопия Гелена – «пост-история», первые признаки которой мы наблюдаем уже сегодня.

Философом в эпоху субъективизма и декаденства быть трудно. Философ уже не гонится за призраками всеобъемлющих систем, он уподобляется Сократу, он практикует своего рода аскезу. В век инфляции понятий, бессмысленного шума в средствах массовой информации, идеологических штампов и модных теорий-однодневок философ занят прежде всего критикой всего этого словоблудия. На Сократа вообще любят ссылаться консервативные авторы – он был осужден на смерть согражданами вполне демократической процедурой голосования. Философ дисциплинирует мысль, он является аскетом болтливой эпохи. Аскеза вообще необходима всякому творцу, поскольку без постоянного самоконтроля человек является рабом слепых влечений. В эпоху безудержного потребительства она просто спасительна, только мало кто способен идти по пути самоограничения. Гелен вспоминает слова Тита Ливия о временах, когда люди не могут выносить не только болезнь, но и средства ее лечения.

Со столь нелюбимым им Хайдеггером Гелена роднит взгляд на эпоху субъективизма. Начинается она у Гелена не с метафизики, хотя и греческая философия, и монотеистическая религия сыграли свою роль в возникновении индустриально-технической цивилизации, производящей лишенного корней человека. Объединяет с Хайдеггером неприязнь к эпохе, утратившей связь с почвой, с языком, с традицией. В своем интервью журналу «Шпигель» Хайдеггер без всякой радости комментировал высадку американских астронавтов на Луну: эта экспедиция была для него символом не победы человечества, но ужасающей беспочвенности и забвения Бытия. Не только национал-социализм, но также большевизм и «американский прагматизм» являются для Хайдеггера результатом встречи человека с «планетарной техникой». Обе концепции восходят в трактовке техники

 

 

– 69 –

 

к трактатам как Эрнста, так и Фридриха Юнгера. То, что вдохновляло и ректорские речи Хайдеггера, и прометеевский активизм ранних работ Гелена, оказалось пришествием ничтожной субъективности. Не работник-солдат Юнгера перекраивает мир, созидая технический ландшафт, но удобно устроившийся в искусственной среде « конформист отрицания». Французский писатель Жюль Ромен однажды заметил о консерваторах: «Быть правым – значит испытывать страх за то, что существует». Можно сказать, что политическая философия Гелена порождена таким страхом.

Статьи и публичные выступления Гелена сделали его одним из ведущих теоретиков немецкого неоконсерватизма, но его послевоенное творчество все же никак не сводится к этой идеологической программе. Его концепции индустриального общества и « пост-истории» оказали влияние как на «правых», так и на «левых». Консерватизм Гелена в конечном счете определяется его видением человека и общества, а также перспектив развития западной культуры. Обычно консерваторы ссылаются на неизменность человеческой природы, а реформаторы и революционеры говорят о ее зависимости от социо-культурных условий. Для Гелена как раз «незавершенность» человеческой натуры представляет угрозу, ибо он способен утратить человеческий облик, ввергнуть себя в варварство или даже завершить свою историю самоуничтожением. Упорядоченному «космосу» всегда угрожает хаос, высокая культура менее вероятна, чем варварство или тенденция превращения потребительского общества в «колонию паразитов». Поэтому на место лозунга «Назад к природе!» он предлагал противоположный: «Назад к культуре!». Техническая цивилизация является не только великим благом, но и огромным риском, она требует новых институтов, но возникнуть они могут только на фундаменте уже имеющихся, тогда как разрушение этого фундамента может привести человечество к катастрофе.

 

Примечания

 

 

 


 

[1] Gehlen A. Studien zur Anthropologie und Soziologie, Luchterhand, Neuwied U.Berlin, 1963. S. 9.

[2] Gehlen A. Der Mensch… S. 38.

[3] Gehlen A. Urmensch und Spätkultur. Philosophische Ergebuisse und Ausagen. S. Crufl., «Aula». Wiesbaden, 1986. S. 5.

[4] Gehlen A. Urmensch und Spätkultur. S. 104.

[5] Ibid. S. 18.

[6] В работах 60–70-х гг. Гелен отчасти пересматривает собственную теорию влечений и вслед за К.Лоренцем пишет об «инстинкте агрессивности» и его прямом воздействии на поведение людей. Речь идет, таким образом, не об «остатках инстинктов» (Instinktresiduen) как то было ранее, но о детерминации индивидуального и коллективного поведения унаследованными от животного мира влечениями. См.: A.Gehlen. Moral und Hypermoral. Eine pluralistische Ethik. Athenaum, Fr./M.–Bonn, 1969. S. 42–45.

[7] Gehlen A. Moral und Hypermoral. Eine Pluralistische Ethik. Athenäum, Fr./M.–Bonn, 1969. S. 100.

[8] Gehlen A. Einblicke, Gesamtausgabe, Bd. 7. S. 133.

[9] Gehlen A. Urmensch und Spätkultur, S. 263.

[10] Еще в начале 50-х гг Гелен в ряде статей («О кристаллизации» и др.) выдвинул тезисы, которые впоследствии разрабатывались многими представителями « постмодерна». Однако в большей мере они сопоставимы с концепцией «конца истории» А.Кожева и с трудами некоторых немецких мыслителей, вроде Э.Юнгера («У стены времен», «Мировое государство» и другие послевоенные работы).

[11] Gehlen A. Industrielle Gesellschaft und Staat, Gesamtausgabe. Bd. VII. S. 124.

[12] Gehlen A. Antropologische und Sozielpsychologische Untersuchungen. Rowohlt. Reinbeck bei Hamburg, 1986. S. 195.

[13] Психоанализ Гелен сравнивает с удобной линзой, с помощью которой можно разглядеть многие особенности современного человека, но следует задаться вопросом о происхождении и самой линзы, и наблюдаемого через нее предмета.

[14] O.Spengler. Untergang des Abendlandes, dtv, München, 1972. S. 681.

[15] Гелен был хорошо знаком с трудами Шумпетера, который в работе «Капитализм, социализм и демократия» писал о том, что ранее, когда народ был недоволен папой или королем, то он устраивал бунт против данного конкретного папы или короля, но считал само собой разумеющимся существование института папской или королевской власти. Сегодня вопрос звучит иначе: «Зачем нам папы или короли вообще?» Этот вопрос был поставлен буржуа, которому не сразу стало ясно, что он может быть обращен и против него самого. Шумпетер обратил внимание на то, что капитализм унаследовал от прошлых формаций дисциплинированную и послушную рабочую силу; как независимый предприниматель, так и трудолюбивый рабочий являются наследниками средневекового цеха. Шумпетер связывал социально-экономические структуры с институтом семьи. Когда патриархальная семья разрушается, то предприниматель утрачивает стимулы к накоплению, экономической и политической активности. Одним из самых явных симптомов упадка капитализма для Шумпетера выступает падение рождаемости в высших слоях буржуазии. Либералы XIX века, по его мнению, вообще слишком легко забыли о том, что режим суровой дисциплины на рабочем месте обеспечивался предшествующей эпохой – одни материальные стимулы, стремление больше потреблять недостаточны даже для экономического механизма. Вероятно, среди отцов японского « экономического чуда» были те, кто внимательно читал Шумпетера. Общими с Геленом здесь являются оценки перспектив капитализма. Сам по себе капитализм нестабилен, он возник под защитой старых феодальных элит, тогда как демократизация и рационализация ведут к его подрыву. Замена предпринимателя на менеджера, бюрократическая система перераспределения (т.е. элементы социализма) ведет к появлению новой элиты, которая легитимизирует свое положение исключительно ростом потребления. Принципом образования классов, замечает Гелен, делается уровень жизни, а «новая аристократия» ничем не рискует (в отличие от прежнего предпринимателя). Но в таком случае она утрачивает авторитет, в том числе и моральный. «Творческие элиты», командные слои Запада Гелен прямо обвиняет в том, что они не ставят перед собой иных целей, кроме роста благосостояния и потребления. Но ни одно общество не может долго существовать, имея столь непритязательные идеалы.

[16] Gelen A. Antropologische und sozialpsychologische Untersuchungen, Rowohlt. Reinbeck bei Hamburg, 1986. S. 217.

[17] Gehlen A. Über die Geburt der Freiheit aus der Entfremdung, Gesamtausgabe. Bd. 4 // Vittorio Klostermann. Fr./M., 1983. S. 377.

[18] Следует иметь в виду историю слова «интеллектуал», которое появляется во Франции после дела Дрейфуса и используется прежде всего правыми (из круга Action française и др.) для дискредитации «антинационально» настроенных писателей и журналистов.

[19] Нужно учитывать особенности немецкой системы высшего образования, которая унаследовала от прошлого чрезвычайно либеральную систему обучения. В результате средний срок пребывания в университете на сегодняшний день составляет 18 семестров, и существует огромное число тех, кто продлевает свое «детство» до 35 и более лет, занимаясь исключительно « поисками самого себя». Именно в те годы, когда Гелен яростно спорил с франкфуртцами, складывалась система, при которой основную финансовую нагрузку за эти поиски самореализации стало нести государство. В условиях, когда более 50 процентов выпускников школы поступает в университеты, где они учатся на несколько лет дольше, чем в других развитых странах, это является серьезной проблемой для ФРГ. Каждый год обучения одного студента стоит государству не менее годичной средней заработной платы. Наряду с совершенно справедливыми требованиями демократизации образования в 60-е гг. левыми лозунгами прикрывались и эгоистические требования тех, кто желал продлить свое отрочество за счет общества.

[20] GehIen A. Moral und Hypermoral. S. 139.

[21] Ibid. S. 258–260, 381.

[22] В работе «Мораль и гипермораль» Гелен избирает в качестве главного «виновника» распространения этоса любви к ближнему стоиков, хотя не так уж трудно выявить антихристианскую направленность его критики. Впрочем, стоики были избраны им тоже не случайно: именно у них мораль выходит за пределы полиса или конкретного государства. Вселенная становится отечеством, универсум дает естественные права, признать которые – необходимо, разумно и нравственно, тогда как «малое государство», в котором родился индивид, есть дело случая. Полибий первым заговорил о «всеобщей истории» (хотя у него и сохраняются идеи круговорота, цикличности исторического процесса), а римские стоики стали распространять моральные принципы на рабов и иноземцев.

 


 

Содержание

Факультеты, институты — Teaching

​​​​​​​​​​​​​​​​​​​Специалитет

Кафедра готовит специалистов по специальности:

45.05.01 Специалитет Перевод и переводоведение со специализацией:

Бакалавриат

45.03.02 Лингвистика, профили подготовки: «Перевод и переводоведение», «Теория и практика межкультурной коммуникации».

Магистратура​

По результатам собеседования в магистратуру могут поступить как выпускники бакалавриата, так​ и специалитета соответствующих специальностей на бюджетной или договорной основе.

Основные дисциплины кафедры:

  • практикум по культуре речевого общения первого иностранного языка, 
  • практикум по культуре речевого общения второго иностранного языка​, ​
  • деловой иностранный язык, 
  • лексикология,
  • введение в теорию межкультурной коммуникации, 
  • теоретическая грамматика, 
  • стилистика, 
  • практикум по межкультурной коммуникации, 
  • история и методология науки,
  • история и география стран второго иностранного языка,
  • история литературы стран первого иностранного языка​​,
  • математические методы в лингвистике,​
  • производственная практика магистрантов.​

********************​**********​

Студентка 3 курса Анастасия Степанова взяла золото VI Национального чемпионата «Абилимпикс»​

​В соревнованиях, которые проходили в очно-дистанционном формате по 77 компетенциям, приняли участие более 2000 человек из 81 региона. В испытаниях приняли участие 39 южноуральцев. Эксперты в режиме реального времени следили за ходом соревнований и оценивали работы конкурсантов. По итогам соревнований Анастасия Степанова завоевала золотую медаль чемпионата в компетенции «Переводчик». 

«Мы гордимся каждым участником конкурсного движения «Абилимпикс»​, для которого сила духа — не просто слова, а внутренний стержень, дающий опору в ежедневном труде», – отметила в своем письме И.А. Гехт.

********************​**********​​

Студентка 5 курса Анастасия Коврова стала стипендиатом Законодательного Собрания Челябинской области

За особые успехи в учебе​ ​и научной деятельности Анастасия Коврова была отмечена стипендией, которая назначается решением президиума Законодательного Собрания Челябинской области по итогам учебного года и вручается в канун празднования Международного дня студентов.​ Среди последних достижений Анастасии можно выделить участие в XXVII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» и Международной молодежной научно-практической конференции «Перевод как фактор развития науки и техники в современном мире».

  
  
  

********************​**********​​​

Екатерина Косарева заняла III место в конкурсе художественного перевода

Студентка группы ЛПБА-402 Екатерина Косарева заняла III место в конкурсе художественного перевода в рамках Международной молодежной научно-практической конференции «Перевод как фактор развития науки и техники в современном мире»​, которая прошла в период с 16 по 19 ноября 2020 г. 
«Это был очень интересный опыт, ​потому что с текстом пришлось помучиться. Взять хотя бы его название: «The Art of Elsewhere». Вот и думайте, переводчики, как бы вы это перевели. Но за это я и люблю художественный перевод — пока не прочувствуешь саму историю, подходящих слов не найдёшь. 

Сам текст выложили заранее, где-то за две недели, а во время конференции был уже 2-часовой онлайн-разбор, а потом объявление результатов. Было приятно услышать своё имя среди призёров, английский ведь очень популярный рабочий язык, так что участвовали больше ста человек. ​

Советую всем ребятам с факультета пробовать свои силы в подобных конкурсах, потому что, даже если ничего не займёшь, то мозги-то всё равно поскрипят и много всего интересного узнаешь в процессе 🙂«,​ — делится впечатлениями Екатерина​. 


********************​**********​​​

С​туденты достойно представили ЧелГУ на Международной олимпиаде в Казахстане​

25-26 апреля 2019 года студенты факультета лингвистики и перевода приняли участие в Международной олимпиаде по иностранным языкам на базе Карагандинского государственного университета. ЧелГУ направил участников по английскому, немецкому, французскому и китайскому языку. По направлению «Английский язык» наш вуз​ представляли Сыпачева Мария и Сыпачева Алиса (куратор — Самкова М.А.). По итогам конкурсных работ Алиса была награждена дипломом «Лучший спикер». Экзаменаторы оценили произношение и беглость речи призера. Карагандинский государственный университет выразил благодарность ректору и факультету лингвистики и перевода за высокую подготовку участников. 

Наши студенты также остались довольны Олимпиадой:

«Когда мне сообщили, что я еду на Международную Олимпиаду по иностранным языкам в Карагандинский государственный университет, то я ни секунды не сомневалась, что поездка будет незабываемой. Интуиция меня не подвела. От организации мероприятий до волонтеров КарГУ — все было на высшем уровне. Несомненно, принимающая сторона проделала колоссальную работу, чтобы принять сотни студентов, как из Казахстана, так и из стран ближнего зарубежья. Благодаря этой Олимпиаде, у меня появилась​ возможность проверить мой уровень английского, но что более важно, познакомиться и подружиться с самыми лучшими ребятами из разных стран«, — Мария Сыпачева, участник (английский​ язык).  ​

«Олимпиада в Карагандинском государственном университете показала мне, что везде есть сильные ребята, так же влюбленные в иностранные языки, как и я! Это был запоминающийся опыт; событие, которое дало возможность познакомиться и подружиться с ребятами из соседней страны, но другой культуры«, — Алиса Сыпачева, победитель в номинации «Лучший спикер» (английский язык). 

«Эта поездка помогла мне встретить замечательных людей, с которыми мы все это время учились бок о бок, но при других обстоятельствах никогда бы не заговорили друг с другом. Также мы пообщались с ребятами из Казахстана и поняли, что молодость везде одна — веселая и полная событий. Сама же Олимпиада помогла мне освежить знания, наметить дальнейший фронт работы, вдохновила на усилинное изучение иностранных языков. Караганда, жди нас в следующем году!» — Екатерина Косарева, участник (французский язык).  

 

«Поездка на Олимпиаду по иностранным языкам в г. Караганду (Казахстан) была моим первым опытом участия в университетских олимпиадах. Она дала мне понять, что значит международная олимпиада, как она проводится, насколько высокого уровня подготовки она требует. Мне было приятно стать частью команды, достойно представивше​й ЧелГУ в Карагандинском государственном университете», — Екатерина Варзакова, участник (китайский язык).

********************​**********​​​​

Доцент факультета лингвистики и перевода провела лекцию для школьников

Доцент факультета лингвистики и перевода Ирина Владимировна Кожухова провела встречу с учениками 1-6 классов МАОУ «Образовательный центр № 4 г. Челябинска».​ Школьники узнали об особенностях межкультурной коммуникации и звукоподражании в разных языках: угадывали, как «разговаривают» животные в Италии и англоговорящих странах.
  

********************​**********​​​​

Студент факультета лингвистики и перевода получил диплом победителя I степени

​Илья Марков, студент факультета лингвистики и перевода, получил диплом победителя I степени в группе магистрантов в дистанционной Международной олимпиаде по лингвокультурологии «Язык. Культура. Сознание», которая проходила 1-4 июня 2018 года в Старооскольском филиале Белгородского государственного национального исследовательского университета.​

********************​**********​​​

Факультет лингвистики и перевода ЧелГУ провел вебинар для абитуриентов-магистров 

22 июня 2018 г. на факультете лингвистики и перевода ЧелГУ состоялась виртуальная презентация магистерских программ по направлению 45.04.02 – Лингвистика. 
С приветственным словом к участникам дистанционного собрания обратилась декан факультета лингвистики и перевода Лилия Амиряновна Нефедова. 
Ведущие вебинара – представители факультета от кафедры теории и практики английского языка, кафедры теории и практики перевода, кафедры романо-германских языков и межкультурной коммункации – рассказали об условиях поступления в магистратуру, о программе вступительного испытания, об изучаемых дисциплинах по профилям «Перевод и переводоведение»​. 

По окончании дистанционной встречи представители факультета подробно ответили на вопросы, поступившие от слушателей вебинара в онлайн чате. 

Презентацию вебинара для поступающих в магистратуру факультета лингвистики и перевода можно посмотреть здесь.


********************​**********​​​

        Студентка 4 курса факультета лингвистики и перевода Власян Наринэ выиграла конкурс на стажировку в католическом университете Айхштет-Ингольштадт (Германия) в рамках программы для иностранных студентов в период с ​апреля по июль 2016 года


   

********************​**********​​​​

Лауреаты стипендиальных программ 2015-16 гг.

Стипендия Президента РФ

Власян Наринэ Рубеновна,​ студентка 4 курса 

факультета лингвистики и перевода​

      С 2012 года  Власян Н.Р. обучается на факультете Лингвистики и перевода,  2015 году за отличную учебу и успехи в науке Наринэ удостоена стипенди​​и Президента РФ. Студентка ФЛиП принимала участие в лингвистических конференциях, переводческих конкурсах, выступала с докладами в Челябинске, Москве, Нижнем Новгороде, Ереване (Армения) и Инсбруке (Австрия).  Власян Н.Р. автор шести  статей, две из которых входят в перечень ВАК министерства образования и науки РФ.

     Помимо учебы Наринэ с первого курса активно участвует в жизни факультета: является членом студенческого совета самоуправления факультета, индивидуально или в составе актива представляет факультет на различных мероприятиях («Музыкальная шкатулка», «Весна торжествует в ЧелГУ», «Студенческий Лидер»), принимает участие в организации мероприятий факультета (посвящение в студенты ФЛиП, лингвистический уикенд). Наринэ является активным членом Профсоюзной организации ЧелГУ, на протяжении двух лет она была профоргом ФЛиП.

 ********************​**********​​

Стипендиант законодательного собрания Челябинской области


Шушарина Валентина Андреевна, студентка 4 курса

факультета лингвистики и перевода

     В 2015 году заняла третье место на XXXIX научно-практической конференции «Студент и научно-технический прогресс», секция «Когнитивно-прагматические аспекты дискурса». Выступала на Международном научном форуме «Ломоносов-2015» в МГУ имени М.В. Ломоносова с докладом «Реализация стратегии дискредитации в американском политическом дискурсе». Данный доклад был признан лучшим в подсекции «Текст и дискурс», тезисы по докладу были опубликованы. В октябре 2015 года Валентина приняла участие в 7-й Молодежной научно-практической конференции «Перевод как фактор развития науки и техники в современном мире. Проблемы лингвистической безопасности», которая проходила в Нижнем Новгороде. Студентка выступила с докладом в секции «Проблемы изучения языка и речи» и заняла второе место. По итогам конференции статья Валентины «Реализация стратегии запугивания в американском политическом дискурсе» была опубликована в сборнике научных трудов «Проблемы языка и перевода в трудах молодых ученых». Статья «Реализация стратегии убеждения в американском политическом дискурсе» вошла в сборник научных статей «Актуальные проблемы лингвистики: взгляд молодых исследователей». В 2015 году за успехи в учёбе и научной деятельности Шушарина Валентина Андреевна была удостоена стипендии Законодательного Собрания Челябинской области.​

​​​​​​​​********************​**********​​

Стипендия Губернатора Челябинской области

Халилова Карина Радиковна, студентка 4 курса факультета лингвистики и перевода

     На протяжении всего обучения в университете является одним из ярких представителей студии художественного слова «ГлаголЪ» Центра творчества студентов ЧелГУ. Многократный лауреат I, II и III степени фестиваля «Весна студенческая» (г. Челябинск), «Весна студенческая Челябинской области» , поэтического конкурса «Духовной жаждою томим», участница Международной театральной Универсиады “Unifest-2015”. 

     Карина успешно участвует в научной жизни университета. В 2015 году заняла первое место, как участник  секции «Языковая личность и языковая картина мира» XXXIХ научно-практической конференции «Студент и научно-технический прогресс». Карина также принимала участие в ХХII международной научной конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Студентка имеет  публикации в сборнике «Актуальные проблемы в лингвистике: взгляд молодых ученых» (г. Челябинск), «Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2015» (г. Москва), «Актуальные проблемы современной лингвистики и лингводидактики» (г. Костанай)». Учится только на «отлично». Халилова Карина – лауреат  именной стипендии доктора филологических наук, профессора Александра Ивановича Лазарева,  обладательница стипендии Губернатора Челябинской области за успешную учебу и достижения в творчестве.


Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации

Принята резолюцией 2106 (XX) Генеральной Ассамблеи от 21 декабря 1965 года

Государства — участники настоящей Конвенции,

считая, что Устав Организации Объединенных Наций основан на принципах достоинства и равенства, присущих каждому человеку, и что все государства — члены Организации обязались предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций для достижения одной из целей Организации Объединенных Наций, состоящей в поощрении и развитии всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка или религии,

считая, что Всеобщая декларация прав человека провозглашает, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах и что каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашенными в ней, без какого бы то ни было различия, в частности без различия по признаку расы, цвета кожи или национального происхождения,

считая, что все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту закона от всякой дискриминации и от всякого подстрекательства к дискриминации,

считая, что Организация Объединенных Наций осудила колониализм и любую связанную с ним практику сегрегации и дискриминации, где бы и в какой бы форме они не проявлялись, и что Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 14 декабря 1960 г. (резолюция 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи) подтвердила и торжественно провозгласила необходимость незамедлительно и безоговорочно положить всему этому конец,

считая, что Декларация Организации Объединенных Наций о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 20 ноября 1963 г. (резолюция 1904 (XVIII) Генеральной Ассамблеи) торжественно подтверждает необходимость скорейшей ликвидации расовой дискриминации во всем мире, во всех ее формах и проявлениях, и обеспечения понимания и уважения достоинства человеческой личности,

будучи убеждены в том, что всякая теория превосходства, основанного на расовом различии, в научном отношении ложна, в моральном — предосудительна и в социальном — несправедлива и опасна, и что не может быть оправдания для расовой дискриминации, где бы то ни было, ни в теории, ни на практике,

подтверждая, что дискриминация людей по признаку расы, цвета кожи или этнического происхождения является препятствием к дружественным и мирным отношениям между нациями и может привести к нарушению мира и безопасности среди народов, а также гармоничного сосуществования лиц даже внутри одного и того же государства,

будучи убеждены в том, что существование расовых барьеров противоречит идеалам любого человеческого общества,

встревоженные проявлениями расовой дискриминации, все еще наблюдающимися в некоторых районах мира, а также государственной политикой, основанной на принципе расового превосходства или расовой ненависти, как, например, политикой апартеида, сегрегации или разделения,

преисполненные решимости принять все необходимые меры для скорейшей ликвидации расовой дискриминации во всех ее формах и проявлениях и предупреждать и искоренять расистские теории и практику их осуществления с целью содействия взаимопониманию между расами и создания международного сообщества, свободного от всех форм расовой сегрегации и расовой дискриминации,

принимая во внимание Конвенцию о дискриминации в области найма и труда, утвержденную Международной организацией труда в 1958 году, и Конвенцию о предотвращении дискриминации в области образования, утвержденную Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры в 1960 году,

желая осуществить принципы, изложенные в Декларации Организации Объединенных Наций о ликвидации всех форм расовой дискриминации, и обеспечить для достижения этой цели скорейшее проведение практических мероприятий,

согласились о нижеследующем:

ЧАСТЬ I

Статья 1

1. В настоящей Конвенции выражение «расовая дискриминация» означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни.

2. Настоящая Конвенция не применяется к различиям, исключениям, ограничениям или предпочтениям, которые государства-участники настоящей Конвенции проводят или делают между гражданами и негражданами.

3. Ничто в настоящей Конвенции не может быть истолковано как влияющее в какой-либо мере на положения законодательства государств-участников, касающиеся национальной принадлежности, гражданства или натурализации, при условии, что в таких постановлениях не проводится дискриминация в отношении какой-либо определенной национальности.

4. Принятие особых мер с исключительной целью обеспечения надлежащего прогресса некоторых расовых или этнических групп или отдельных лиц, нуждающихся в защите, которая может оказаться необходимой для того, чтобы обеспечить таким группам или лицам равное использование и осуществление прав человека и основных свобод, не рассматривается как расовая дискриминация, при условии, однако, что такие меры не имеют своим последствием сохранение особых прав для различных расовых групп и что они не будут оставлены в силе по достижении тех целей, ради которых они были введены.

Статья 2

1. Государства-участники осуждают расовую дискриминацию и обязуются безотлагательно всеми возможными способами проводить политику ликвидации всех форм расовой дискриминации и способствовать взаимопониманию между всеми расами, и с этой целью:

а) каждое государство-участник обязуется не совершать в отношении лиц, групп или учреждений каких-либо актов или действий, связанных с расовой дискриминацией, и гарантировать, что все государственные органы и государственные учреждения, как национальные, так и местные, будут действовать в соответствии с этим обязательством;

b) каждое государство-участник обязуется не поощрять, не защищать и не поддерживать расовую дискриминацию, осуществляемую какими бы то ни было лицами или организациями;

c) каждое государство-участник должно принять эффективные меры для пересмотра политики правительства в национальном и местном масштабе, а также для исправления, отмены или аннулирования любых законов и постановлений, ведущих к возникновению или увековечению расовой дискриминации всюду, где она существует;

d) каждое государство-участник должно, используя все надлежащие средства, в том числе и законодательные меры, в зависимости от обстоятельств, запретить расовую дискриминацию, проводимую любыми лицами, группами или организациями, и положить ей конец;

е) каждое государство-участник обязуется поощрять в надлежащих случаях объединяющие многорасовые организации и движения, равно как и другие мероприятия, направленные на уничтожения расовых барьеров, и не поддерживать те из них, которые способствуют углублению расового разделения.

2. Государства-участники должны принимать, когда обстоятельства этого требуют, особые и конкретные меры в социальной, экономической, культурной и других областях, с целью обеспечения надлежащего развития и защиты некоторых расовых групп или лиц, к ним принадлежащих, с тем чтобы гарантировать им полное и равное использование прав человека и основных свобод. Такие меры ни в коем случае не должны в результате привести к сохранению неравных или особых прав для различных расовых групп по достижении тех целей, ради которых они были введены.

Статья 3

Государства-участники особо осуждают расовую сегрегацию и апартеид и обязуются предупреждать, запрещать и искоренять всякую практику такого характера на территориях, находящихся под их юрисдикцией.

Статья 4

Государства-участники осуждают всякую пропаганду и все организации, основанные на идеях или теориях превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения, или пытающиеся оправдать, или поощряющие расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме, и обязуются принять немедленные и позитивные меры, направленные на искоренение всякого подстрекательства к такой дискриминации или актов дискриминации, и с этой целью они в соответствии с принципами, содержащимися во Всеобщей декларации прав человека, и правами, ясно изложенными в статье 5 настоящей Конвенции, среди прочего:

а) объявляют караемым по закону преступлением всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, всякое подстрекательство к расовой дискриминации, а также все акты насилия или подстрекательство к таким актам, направленным против любой расы или группы лиц другого цвета кожи или этнического происхождения, а также предоставление любой помощи для проведения расистской деятельности, включая ее финансирование;

b) объявляют противозаконными и запрещают организации, а также организованную и всякую другую пропагандистскую деятельность, которые поощряют расовую дискриминацию и подстрекают к ней, и признают участие в таких организациях или в такой деятельности преступлением, караемым законом;

с) не разрешают национальным или местным органам государственной власти или государственным учреждениям поощрять расовую дискриминацию или подстрекать к ней.

Статья 5

В соответствии с основными обязательствами, изложенными в статье 2 настоящей Конвенции, государства-участники обязуются запретить и ликвидировать расовую дискриминацию во всех ее формах и обеспечить равноправие каждого человека перед законом, без различия расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, в особенности в отношении осуществления следующих прав:

а) права на равенство перед судом и всеми другими органами, отправляющими правосудие;

b) права на личную безопасность и защиту со стороны государства от насилия или телесных повреждений, причиняемых как правительственными должностными лицами, так и какими бы то ни было отдельными лицами, группами или учреждениями;

с) политических прав, в частности права участвовать в выборах — голосовать и выставлять свою кандидатуру — на основе всеобщего и равного избирательного права, права принимать участие в управлении страной, равно как и в руководстве государственными делами на любом уровне, а также права равного доступа к государственной службе;

d) других гражданских прав, в частности:

i) права на свободу передвижения и проживания в пределах государства;

ii) права покидать любую страну включая свою собственную, и возвращаться в свою страну;

iii) права на гражданство;

iv) права на вступление в брак и на выбор супруга;

v) права на владение имуществом, как единолично, так и совместно с другими;

vi) права наследования;

vii) права на свободу мысли, совести и религии;

viii) права на свободу убеждений и на свободное выражение их;

ix) права на свободу мирных собраний и ассоциаций;

e) прав в экономической, социальной и культурной областях, в частности:

i) права на труд, свободный выбор работы, справедливые и благоприятные условия труда, защиту от безработицы, равную плату за равный труд, справедливое и удовлетворительное вознаграждение;

ii) права создавать профессиональные союзы и вступать в них;

iii) права на жилище;

iv) права на здравоохранения, медицинскую помощь, социальное обеспечение и социальное обслуживание;

v) права на образование и профессиональную подготовку;

vi) права на равное участие в культурной жизни;

f) права на доступ к любому месту или любому виду обслуживания, предназначенному для общественного пользования, как, например, транспорт, гостиницы, рестораны, кафе, театры и парки.

Статья 6

Государства-участники обеспечивают каждому человеку, на которого распространяется их юрисдикция, эффективную защиту и средства защиты через компетентные национальные суды и другие государственные институты в случае любых актов расовой дискриминации, посягающих, в нарушение настоящей Конвенции, на его права человека и основные свободы, а также права предъявлять в эти суды иск о справедливом и адекватном возмещении или удовлетворении за любой ущерб, понесенный в результате такой дискриминации.

Статья 7

Государства-участники обязуются принять немедленные и эффективные меры, в частности, в областях преподавания, воспитания, культуры и информации, с целью борьбы с предрассудками, ведущими к расовой дискриминации, поощрения взаимопонимания, терпимости и дружбы между нациями и расовыми или этническими группами, а также популяризации целей и принципов Устава Организации Объединенных Наций, Всеобщей декларации прав человека, Декларации Организации Объединенный Наций о ликвидации всех форм расовой дискриминации и настоящей Конвенции.

Часть II

Статья 8

1. Должен быть учрежден Комитет по ликвидации расовой дискриминации (в дальнейшем именуемый «Комитет»), состоящий из восемнадцати экспертов, обладающих высокими моральными качествами и признанной беспристрастностью, избираемых государствами-участниками из числа своих граждан, которые должны выполнять свои обязанности в личном качестве, причем уделяется внимание справедливому географическому распределению и представительству различных форм цивилизации, а также главных правовых систем.

2. Члены Комитета избираются тайным голосованием из числа внесенных в список лиц, выдвинутых государствами-участниками. Каждое государство-участник может выдвинуть одно лицо из числа своих граждан.

3. Первоначальные выборы проводятся через шесть месяцев после вступления в силу настоящей Конвенции. Каждый раз по крайней мере за три месяца до даты выборов Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций обращается с письмом к государствам-участникам, приглашая их представить имена выдвигаемых ими лиц в течение двух месяцев. Генеральный секретарь готовит список, в котором в алфавитном порядке внесены все выдвинутые таким образом лица, с указанием государств-участников, которые выдвинули их, и представляет этот список государствам-участникам Конвенции.

4. Выборы членов Комитета проводятся на заседании государств-участников Конвенции, созываемом Генеральным секретарем в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций. На этом заседании, на котором две трети государств-участников составляют кворум, избранными в Комитет членами являются те кандидаты, которые получили наибольшее число голосов и абсолютное большинство голосов присутствующих и участвующих в голосовании представителей государств-участников Конвенции.

5.

а) Члены Комитета избираются на четыре года. Однако срок полномочий девяти членов, избранных на первых выборах, истекает в конце двухлетнего периода; немедленно после первых выборов имена этих девяти членов определяются по жребию председателем Комитета.

b) Для заполнения непредвиденных вакансий государство-участник Конвенции, эксперт которого не состоит более членом Комитета, назначает другого эксперта из числа своих граждан при условии одобрения Комитетом.

6. Государства-участники несут ответственность за покрытие расходов членов Комитета в период выполнения ими обязанностей в Комитете.

Статья 9

1. Государства-участники обязуются представлять Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций для рассмотрения Комитетом доклад о принятых законодательных, судебных, административных или других мерах, с помощью которых проводятся в жизнь положения настоящей Конвенции: а) в течение года после вступления в силу настоящей Конвенции для данного государства; и b) впоследствии каждые два года и всякий раз, когда этого требует Комитет. Комитет может запрашивать у государств-участников Конвенции дополнительную информацию.

2. Комитет ежегодно через Генерального секретаря представляет доклад Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций о своей деятельности и может делать предложения и общие рекомендации, основанные на изучении докладов и информации, полученных от государств-участников Конвенции. Такие предложения и общие рекомендации сообщаются Генеральной Ассамблее вместе с замечаниями государств-участников Конвенции, если таковые имеются.

Статья 10

1. Комитет устанавливает свои собственные правила процедуры.

2. Комитет избирает своих должностных лиц сроком на два года.

3. Секретариат Комитета обеспечивается Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций.

4. Заседания Комитета обычно проводятся в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций.

Статья 11

1. Если какое-либо государство-участник считает, что другое государство-участник не выполняет положений Конвенции, то оно может довести об этом до сведения Комитета. Комитет затем передает это сообщение заинтересованному государству-участнику. В течение трех месяцев получившее уведомление государство представляет Комитету письменные объяснения или заявления, освещающие этот вопрос и меры, которые могли быть приняты этим государством.

2. Если вопрос не урегулирован к удовлетворению обеих сторон путем двусторонних переговоров или каким-либо иным доступным им путем в течение шести месяцев после получения таким государством первоначального уведомления, то любое из этих двух государств имеет право вновь передать этот вопрос на рассмотрение Комитета путем соответствующего уведомления Комитета, а также другого государства.

3. Комитет рассматривает переданный ему вопрос в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи после того, как он установит в соответствии с общепризнанными принципами международного права, что все доступные внутренние средства правовой защиты были испробованы и исчерпаны в данном случае. Это правило не действует в тех случаях, когда применение этих средств чрезмерно затягивается.

4. По любому переданному на его рассмотрение вопросу Комитет может предложить заинтересованным государствам-участникам представить любую относящуюся к делу информацию.

5. Если какой-либо вопрос, вытекающий из положений настоящей статьи, находится на рассмотрении Комитета, то заинтересованные государства-участники имеют право направить своих представителей для участия в заседаниях Комитета без права голоса на период рассмотрения данного вопроса.

Статья 12

1.

а) После того как Комитет получил и тщательно проверил всю информацию, которую он считает необходимой, Председатель назначает специальную Согласительную комиссию (в дальнейшем именуемая «Комиссия») в составе пяти человек, которые могут быть или не быть членами Комитета. Члены Комиссии назначаются с единодушного согласия сторон в споре, и Комиссия предоставляет свои добрые услуги заинтересованным государствам в целях миролюбивого урегулирования данного вопроса на основе соблюдения положений Конвенции.

b) Если между государствами, являющимися сторонами в споре, не будет в течение трех месяцев достигнуто согласия относительно всего состава или части состава Комиссии, то те члены Комиссии, о назначении которых не было достигнуто согласия между государствами, являющимися сторонами в споре, избираются из состава членов Комитета большинством в две трети голосов путем тайного голосования.

2. Члены Комиссии выполняют свои обязанности в своем личном качестве. Они не должны быть гражданами государств, являющихся сторонами в споре, или государства, не участвующего в Конвенции.

3. Комиссия избирает своего председателя и устанавливает свои собственные правила процедуры.

4. Заседания Комиссии обычно проводятся в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций или в любом другом удобном месте по решению Комиссии.

5. Секретариат, который обеспечивается в соответствии с пунктом 3 статьи 10 Конвенции, также обслуживает Комиссию, если спор между государствами-участниками Конвенции приведет к созданию Комиссии.

6. Государства, являющиеся сторонами в споре, в равной мере несут все расходы членов Комиссии в соответствии со сметой, представляемой Генеральным секретарем Организации Объединенный Наций.

7. Генеральный секретарь имеет право оплачивать расходы членов Комиссии, если это необходимо, до их возмещения государствами, являющимися сторонами в споре, в соответствии с пунктом 6 настоящей статьи.

8. Полученная и изученная Комитетом информация предоставляется в распоряжение Комиссии, и Комиссия может предложить заинтересованным государствам представить любую относящуюся к делу информацию.

Статья 13

1. Когда Комиссия полностью рассмотрит вопрос, она должна подготовить и представить Председателю Комитета доклад, содержащий ее заключения по всем вопросам, относящимся к фактической стороне спора между сторонами, и такие рекомендации, которые она признает необходимыми для миролюбивого разрешения спора.

2. Председатель Комитета должен направить доклад Комиссии каждому из государств, участвующих в споре. В течение трех месяцев эти государства должны сообщить Председателю Комитета о том, согласны ли они с рекомендациями, содержащимися в докладе Комиссии.

3. По истечении периода, предусмотренного в пункте 2 настоящей статьи, Председатель Комитета должен направить доклад Комиссии и заявления заинтересованных государств-участников другим государствам-участникам Конвенции.

Статья 14

1. Государство-участник может в любое время заявить, что оно признает компетенцию Комитета в пределах его юрисдикции принимать и рассматривать сообщения от отдельных лиц или групп лиц, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения данным государством-участником каких-либо прав, изложенных в настоящей Конвенции. Комитет не должен принимать никаких сообщений, если они касаются государства-участника Конвенции, не сделавшего такого заявления.

2. Любое государство-участник, которое делает заявление, предусмотренное в пункте 1 настоящей статьи, может учредить или указать орган в рамках своей национальной правовой системы, который будет компетентен принимать и рассматривать петиции отдельных лиц и групп лиц в пределах своей юрисдикции, которые заявляют, что они являются жертвами нарушения какого-либо из прав, изложенных в настоящей Конвенции, и которые исчерпали другие доступные местные средства правовой защиты.

3. Заявление, сделанное в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, а также наименование любого органа, учрежденного или указанного в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, должны быть депонированы соответствующим государством-участником у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, который препровождает их копии остальным государствам-участникам. Заявление может быть в любое время взято обратно путем уведомления об этом Генерального секретаря, но это не должно ни в коей мере отражаться на сообщениях, находящихся на рассмотрении Комитета.

4. Список петиций составляется органом, учрежденным или указанным в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, а заверенные копии этого списка ежегодно сдаются через соответствующие каналы Генеральному секретарю, причем их содержание не должно предаваться гласности.

5. В случае, если петиционер не удовлетворен действиями органа, учрежденного или указанного в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, он имеет право в течение шести месяцев передать данный вопрос в Комитет.

6.

а) Комитет в конфиденциальном порядке доводит любое полученное им сообщение до сведения государства-участника, обвиняемого в нарушении какого-либо из положений Конвенции, но соответствующее лицо или группа лиц не называются без его или их ясно выраженного согласия. Комитет не должен принимать анонимных сообщений.

b) В течение трех месяцев получившее уведомление государство представляет Комитету письменные объяснения или заявления, освещающие этот вопрос и меры, которые могли быть приняты этим государством.

7.

а) Комитет рассматривает сообщения с учетом всех данных, представленных в его распоряжение заинтересованным государством-участником и петиционером. Комитет не должен рассматривать никаких сообщений от какого-либо петиционера, если он не установит, что петиционер исчерпал все доступные внутренние средства правовой защиты. Однако это правило не действует в тех случаях, когда применение этих средств чрезмерно затягивается.

b) Комитет направляет свои предложения и рекомендации, если таковые имеются, заинтересованному государству-участнику и петиционеру.

8. Комитет включает в свой ежегодный доклад резюме таких сообщений и, в случае надобности, краткое изложение объяснений и заявлений заинтересованных государств-участников, а также свои собственные предложения и рекомендации.

9. Комитет компетентен выполнять функции, предусмотренные в этой статье, лишь в тех случаях, когда по крайней мере десять государств-участников Конвенции сделали заявления в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Статья 15

1. До достижения целей Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, содержащейся в резолюции 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1960 г., положения настоящей Конвенции никоим образом не ограничивают право подачи петиций, предоставленного этим народам в силу других международных документов или Организацией Объединенный Наций и ее специализированными учреждениями.

2.

а) Комитет, учрежденный в соответствии с пунктом 1 статьи 8 настоящей Конвенции, получает копии петиций от органов Организации Объединенных Наций, которые занимаются вопросами, непосредственно относящимися к принципам и целям данной Конвенции, и представляет им мнения и рекомендации по этим петициям при рассмотрении петиций от жителей подопечных и несамоуправляющихся территорий и для всех других территорий, в отношении которых применяется резолюция 1514 (XV), касающихся вопросов, предусмотренных настоящей Конвенцией, которые находятся на рассмотрении этих органов.

b) Комитет получает от компетентных органов Организации Объединенный Наций экземпляры докладов, касающихся законодательных, судебных, административных и других мероприятий, непосредственно относящихся к принципам и целям настоящей Конвенции и проводимых управляющими державами в территориях, упомянутых в подпункте а настоящего пункта, а также выражает по этому поводу свое мнение и делает рекомендации этим органам.

3. Комитет включает в свой доклад Генеральной Ассамблее резюме петиций и докладов, полученных им от органов Организации Объединенных Наций, а также мнения и рекомендации Комитета, относящиеся к данным петициям и докладам.

4. Комитет запрашивает у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций всю относящуюся к целям данной Конвенции и находящуюся в его распоряжении информацию относительно территорий, упомянутых в пункте 2, а настоящей статьи.

Статья 16

Положения настоящей Конвенции, касающиеся урегулирования споров или рассмотрения жалоб, применяются без ущерба для других методов разрешения споров или жалоб в области дискриминации, изложенных в основополагающих документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений или в конвенциях, одобренных последними, и не препятствуют государствам-участникам использовать другие методы для разрешения споров в соответствии с общими или специальными международными соглашениями, действующими в отношениях между ними.

Часть III

Статья 17

1. Настоящая Конвенция открыта для подписания любым государством — членом Организации Объединенных Наций или членом любого из ее специализированных учреждений, любым государством-участником Статута Международного Суда и любым другим государством, приглашенным Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций к участию в настоящей Конвенции.

2. Настоящая Конвенция подлежит ратификации. Ратификационные грамоты депонируются у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

Статья 18

1. Настоящая Конвенция будет открыта для присоединения для любого государства, указанного в пункте 1 статьи 17 настоящей Конвенции.

2. Присоединение совершается путем сдачи на хранение документа о присоединении Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Статья 19

1. Настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций двадцать седьмой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства, которое ратифицирует настоящую Конвенцию или присоединится к ней после сдачи на хранение двадцать седьмой ратификационной грамоты или документа о присоединении, настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение его собственной ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Статья 20

1. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций получает и рассылает всем государствам, которые являются или могут стать участниками настоящей Конвенции, текст оговорок, сделанных государствами в момент ратификации или присоединения. Любое государство, возражающее против оговорки, должно в течение девяноста дней со дня вышеуказанного извещения уведомить Генерального секретаря о том, что оно не принимает данную оговорку.

2. Оговорки, несовместимые с целями и задачами настоящей Конвенции, не допускаются, равно как и оговорки, могущие препятствовать работе каких-либо органов, созданных на основании настоящей Конвенции. Оговорка считается несовместимой или препятствующей работе, если по крайней мере две трети государств-участников Конвенции возражают против нее.

3. Оговорки могут быть сняты в любое время путем соответствующего уведомления, направленного на имя Генерального секретаря. Такое уведомление вступает в силу в день его получения.

Статья 21

Каждое государство-участник может денонсировать настоящую Конвенцию путем письменного уведомления о том Генерального секретаря Организации Объединенных Наций. Денонсация вступает в силу через один год со дня получения уведомления об этом Генеральным секретарем.

Статья 22

Любой спор между двумя или несколькими государствами-участниками относительно толкования или применения настоящей Конвенции, который не разрешен путем переговоров или процедур, специально предусмотренных в настоящей Конвенции, передается по требованию любой из сторон в этом споре на разрешение Международного Суда, если стороны в споре не договорились об ином способе урегулирования.

Статья 23

1. Требование о пересмотре настоящей Конвенции может быть выдвинуто в любое время любым государством-участником путем письменного уведомления, направленного на имя Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

2. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций принимает решение о том, какие меры, если таковые необходимы, следует провести в связи с таким требованием.

Статья 24

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций сообщает всем государствам, упомянутым в пункте 1 статьи 17 настоящей Конвенции, следующие сведения:

а) о подписании, ратификации и присоединении, в соответствии со статьями 17 и 18;

b) о дате вступления в силу настоящей Конвенции, в соответствии со статьей 19;

с) о сообщениях и декларациях, полученных в соответствии со статьями 14, 20 и 23;

d) о денонсациях, в соответствии со статьей 21.

Статья 25

1. Настоящая Конвенция, английский, испанский, китайский, русский и французский тексты которой являются равно аутентичными, хранится в архиве Организации Объединенных Наций.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций препровождает заверенные копии настоящей Конвенции всем государствам, принадлежащим к любой из категорий, упомянутых в пункте 1 статьи 17 Конвенции.


Источник: United Nations, Treaty Series, vol. 660, p. 240–266.

Ашкеров Андрей Юрьевич | Философский факультет

 

Преподаватель кафедры, профессор, доктор философских наук.

Анализ публикационной активности смотрите здесь.

Ашкеров начал проявлять себя как исследователь со второй половины 1990-х годов. Первоначально занимался проблемами социально-политической теории. Критиковал праволиберальное представление о Советском Союзе как стране, в которой не существовало среднего класса. Доказывал необходимость сохранения субкультуры советского среднего класса, недопустимость создания нового среднего класса «с нуля». Занимался проблемами социально-экономической и политической модернизации. Параллельно с анализом модернизационных процессов Ашкеров обращается к праксеологической и социально-антропологической проблематике, к текстам по теории структурализма и постструктурализма (К.Леви-Стросс, Р. Барт, М. Фуко, П. Бурдье и другие). Под влиянием идей М.Фуко, приходит к формационному рассмотрению властных отношений, социальных практик, истин и ценностей.

Одновременно Ашкеров исследует феномен социального обмена, сопоставляет формы его осуществления в капиталитических и докапиталистических обществах. 

На рубеже веков Ашкеров обращается к созданию символической праксеологии, под углом зрения которой концептуализирует понятия традиции, ритуала и обычая, а также кондовости и кондового мышления. Применяя элементы метода структуралистского анализа мифов, систематизирует наследие различных школ и направлений социально-антропологического познания. В ситуации повсеместной дискредитации марксизма реактуализирует проблематику труда и производства, публикует серию статей на соответствующие темы. Исследует феномены этноса и этничности, приходит к выводу о диаспоральных взаимосвязях как прообразе сетевой организации общества.

Опираясь на работы Нанси, Ашкеров изучает проблематику человеческой телесности. Подводя итоги деятельности Пьера Бурдье и Жака Деррида, создает жанр философского некролога как жанр герметизации опыта философии. Первым в России обращается к социально-философской интерпретации творчества антрополога Эдварда Саида.

В ряде философско-исторических исследований Ашкеров разрабатывает метод экзистенциальной компаративистики, основывающийся на сравнении способов онтологизации общественных отношений.

Параллельно с этим Ашкеров обращается к проблемам философии образования, занимается эволюцией исследовательского университета (рассматривая её в контексте проблем социального воспроизводства и модернизации образовательной инфраструктуры).

В настоящее время социально-философские и политологические исследования Ашкерова связаны с темой бюрократического господства и феноменом политического фетишизма.

 

Читаемые спецкурсы

  • «Социальная философия человека»,
  • «Феномен сети: комплексный социальный анализ»,
  • «Урбанистика: как города нас обживают»,
  • «Чем занимается рефлексивная социальная философия?»,
  • «Учение Маркса в зарубежной мысли XX-XXI вв.»,
  • «Три поворота в социогуманитарном познании»,
  • «Сон, субъект, действие».

 

Общественная деятельность

Ашкеров является учредителем неправительственной некоммерческой организации «Гильдия исследователей». Как отмечается в Регламенте Гильдии, она является гражданско-политическим объединением экспертов, осуществляющим научно-аналитическую, прогностическую, просветительскую, экспертно-консультационную и правозащитную деятельность. Ашкеров редактирует официальный сайт Гильдии исследователей — Левиафан.орг

В 2011 году Ашкеров подготовил макет обновленной партии «Правое дело», а впоследствии — проект программы этой партии, в котором соединил элементы социал-реформистской и левоконсервативной идеологий.

Ученые степени и звания

  • Кандидат политических наук — защитился в 2001 году, тема диссертации:

«Человеческая идентичность как предмет политической теории (на примере рассмотрения античного „человека политического“)».

  • Доктор философских наук — защитился в 2005 году,
  • Профессор кафедры социальной философии философского факультета МГУ им М.В.Ломоносова

 

Монографии:

  • Дед Мороз мертв. Календарный цикл в системе сравнительной мифологии современности, место издания СкименЪ Москва, 2019, ISBN 978-5-903066-11-7, 199 с.
  • Пятизвездная столица. Генеалогия московского урбанизма в вопросах и ответах, место издания СкименЪ Москва, 2019, ISBN 978-5-903066-09-4, 133 с.
  • Бордель непорочной телесности: десять эссе в жанре «мокъюментари», место издания СкименЪ Москва, 2016, ISBN 978-5-901574-99-7, 104 с.
  • Сурковская пропаганда. Краткий курс, место издания СкименЪ Москва, 2013, ISBN 978-5-4433-0003-0, 160 с.
  • Сумерки глобализации. Настольная книга антиглобалиста (автор-составитель). М.: АСТ, 2004. ISBN 5-17-022175-4
  • Социальная антропология. М., Маркет ДС, 2005. ISBN 5-7958-0114-3
  • Андрей Васнецов: рисунки, живопись (автор, составитель). М., 2005.
  • Основы теории политических партий (соавтор). М., Европа, 2007. ISBN 978-5-9739-0099-1
  • Путиниада: Политические очерки новейшего времени. М., Институт власти, Культура, 2007. ISBN 978-5-902767-28-2
  • По справедливости: эссе о партийности бытия. М., Европа, 2008. ISBN 978-5-9739-0156-1
  • Экспертократия: управление знаниями. Производство и обращение информации в эпоху ультракапитализма. М., Европа, 2009. ISBN 978-5-9739-0170-7
  • Интеллектуалы и модернизация. М., Европа, 2010. ISBN 978-5-9739-0198-1
  • Нулевая сумма. Советское и постсоветское общества глазами антрополога. М., Скименъ, серия «Бармаглот», 2011. ISBN 978-5-901574-88-1

 

Краткая биография

  • Окончил с отличием философский факультет МГУ, где учился на дневном в 1992-97 годах. В 2000 году там же окончил аспирантуру и в 2001 году защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата политических наук по теме «Человеческая идентичность как предмет политической теории (на примере рассмотрения античного „человека политического“)».
  • В 1998-2001 годах — преподаватель кафедры теоретической политологии философского факультета МГУ, с 2001 года доцент кафедры социальной философии того же факультета. Звание доцента по этой кафедре (2006).
  • В 2001-2003 годах — научный сотрудник сектора социальной философии Института философии РАН.
  • В 2003 году по приглашению Лондонской школы экономики и Университета графства Кент стажировался в Великобритании.
  • В 2004-2005 годах — главный редактор информационно-аналитического журнала «Платное образование» (впоследствии — «Качество образования»).
  • В 2005 году защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора философских наук по теме «Философские проблемы современного социально-антропологического познания» (специальность — 09.00.11 «Социальная философия»), став самым молодым на тот момент доктором философских наук.
  • В 2009-м году в рамках кампании по «налаживанию контактов власти и интеллектуалов» участвует в совместной презентации книг с Владиславом Сурковым (тогда — первый заместитель руководителя Администрация президента), где представляет книгу «По справедливости».
  • В 2009-2010 годах становится научным руководителем негосударственного вуза Академия коммуникаций (Workshop), организует там факультет продюсирования.
  • В 2011 году занимается проектом партии «Правое дело», на роль руководителя которой впоследствии приглашается Михаил Прохоров.
  • В том же году становится организатором некоммерческого гражданско-политического и экспертного объединения «Гильдия исследователей».
  • В 2013-2015 годах — колумнист газеты «Известия», где публикует около 70 статей и заметок.
  • В 2015-2016-м годах участвует в переформатировании партии Гражданская платформа, связанном со сменой партийного лидера.
  • В 2016 году выпускает сборник рассказов «Бордель непорочной телесности», написанный в жанре альтернативного масскульта.
  • В том же году публикует книгу «32 проекта для РФ после 2017-го года». Посвященная столетию русской революции, она содержит обоснование концептуальных драйверов по «управлению будущим» в России XXI-го века.
  • В настоящее время — профессор кафедры социальной философии и философии истории философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова.

Автор более 300 публикаций (2018).

Вопросы и ответы Члена Госсовета, Министра иностранных дел Ван И на пресс-конференции, посвященной внешней политике Китая и международным отношениям

7 марта 2021 года на полях четвертой сессии ВСНП 13-го созыва Член Госсовета, министр иностранных дел Ван И в Доме народных собраний в режиме видео-конференции ответил на вопросы китайских и иностранных СМИ, посвященные внешней политике Китая и международным отношениям.

Ван И:Дорогие друзья, корреспонденты, добрый день!

Ежегодная традиционная пресс-конференция, как и в прошлом году, проходит в нетрадиционном онлайн-формате. В Китае удалось эффективно купировать распространение эпидемии, но с ковидом продолжают бороться еще не мало стран в мире. Международные усилия не должны прекращаться до тех пор, пока вирус не будет уничтожен полностью. Каждый обязан протянуть руку помощи всем, кому это нужно, до последнего случая заражения. Сила в единстве, победа в упорстве, рассвет уже не за горами. Китай настроен на продолжение консолидированных усилий к полной победе над эпидемией.

Пожалуйста, ваши вопросы.

CCTV: Как вы оцениваете итоги дипломатической работы в истекшем году? Какие приоритеты и яркие моменты можно ожидать от этого года?

Ван И: В 2020 году все мы прошли очень непростой путь. Под твердым руководством ЦК КПК во главе с его ядром товарищем Си Цзиньпином, дипломатия Китая, разделяя тяготы Родины и народа, проявляя чувство ответственности за судьбу мира, с полной отдачей отреагировала на беспрецедентные вызовы, сыграла достойную роль нашей страны в современном мире.

Самым ярким моментом в прошлом году безусловно стала «облачная дипломатия», осуществлявшаяся на уровне глав государств. С помощью этой новой платформы Председатель Си Цзиньпин обсуждал актуальные темы взаимодействия со своими иностранными коллегами, показал широкую душу как вождя крупной державы, четко наметил направления международного противоэпидемического сотрудничества и дал ему мощный толчок.

У нас самая твердая решимость отстаивать национальные интересы. Мы категорически против гегемонии, тирании и травли в мировых делах, дали жесткий отпор попыткам грубого вмешательства во внутренние дела Китая. Посягательство на суверенитет Китая недопустимо, достоинство китайской нации не подлежит унижению. Законные права китайского народа должны быть защищены.

Максимальные усилия были направлены на дипломатическую работу во имя победы над эпидемией. Мы сделали все от себя зависящее для борьбы с этим недугом, объединившись с международным сообществом в едином порыве, развернули самую крупную экстренную гуманитарную операцию, внесли китайский вклад в глобальную борьбу против пандемии.

Беспредельная забота адресована соотечественникам за рубежом. В условиях эпидемии мы оказали своевременную помощь нуждающимся гражданам за рубежом, предоставили им необходимую поддержку и защиту, достойно исполняя славный долг перед своим народом.

Огромное внимание уделено тренду глобального управления. Китай самым решительным образом противодействует разгулу односторонности, практическими шагами претворяя в жизнь многосторонность в защиту норм международных отношений. В ответ на протекционизм мы последовательно расширяем открытость, раскрывая потенциал огромного рынка Китая для предоставления больше возможностей другим странам.

Для Китая 2021 год пройдет под эпохальным знаком – столетней годовщиной Коммунистической партии Китая, и в этой связи китайская дипломатия отправляется в новый поход.

Мы будем крепко помнить поручения партии и государства, активно развивать дружественные отношения со всеми странами, непрерывно углублять взаимопонимание с внешним миром, чтобы создать благоприятные внешние условия для великого возрождения китайской нации.

Мы будем во главу угла ставить интересы страны, активно закреплять и расширять стратегические возможности развития государства, отдать все силы реализации плана 14-ой пятилетки, содействовать внутренней и внешней циркуляции, вносить вклад в выстраивание новой архитектоники развития.

Мы будем фокусироваться на постковидном периоде, продвигать глобальное противоэпидемическое сотрудничество во имя сообщества здравоохранения человечества, способствовать высококачественному сотрудничеству в рамках ОПОП в интересах скорейшего восстановления мировой экономики, сообща противостоять изменению климата и другим глобальным вызовам.

Мы будем следовать историческому течению, активно работать над формированием международных отношений нового типа, развивать общие ценности человечества, а именно мир, развитие, равенство и справедливость, демократия и свобода, со всеми странами строить сообщество единой судьбы человечества.

Текущий год по лунному календарю – год быка. Бык – символ стойкости и силы. В новом 2021 году внешнеполитическая деятельность Китая под эгидой главы государства непременно откроет новые яркие страницы. Гуманный, стойкий, принципиальный и ответственный Китай несомненно принесет всему миру больше теплоты и надежды, вселит больше уверенности и силы в совместное развитие всех стран.

ТАСС: Китай и Россия – добрые соседи и партнеры всестороннего стратегического взаимодействия. Как эпидемия сказывается на китайско-российских отношениях?

Ван И: В условиях небывалой серьезной эпидемии Китай и Россия плечом к плечу стоят вместе, бок о бок взаимодействуют в борьбе против коронавирусной инфекции и политического вируса. В прочном тандеме Китай и Россия играют стабилизирующую роль в обеспечении мира и стабильности во всем мире.

Чем больше турбулентности и потрясений в мире, тем важнее продвигать вперед китайско-российское сотрудничество. Китай и Россия, как стратегическая опора друг для друга, взаимно предоставляют возможности развития и выступают настоящими партнерами по насущным проблемам мировой повестки дня. Это обусловлено историческим опытом и востребовано велением времени.

В этом году отмечается 20-летие подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Китаем и Россией. Мы с российскими друзьями условились о продлении Договора и наполнении его новым содержанием. Для китайско-российских отношений это будет очередной исторической вехой и новым стартом. Руководствуясь духом Договора – вековая дружба и взаимовыгодное сотрудничество, стороны будут работать энергично и инициативно, чтобы в дальнейшем расширять и углублять китайско-российские отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия в новую эпоху.

Мы готовы выступать эталоном стратегического взаимодоверия, твердо поддерживать усилия друг друга, направленные на защиту коренных интересов, сообща противодействовать попыткам провокации цветных революций, противостоять разным фейкам, отстаивать государственный суверенитет и безопасность власти.

Мы готовы служить образцом взаимовыгодного сотрудничества, углублять сопряжение инициативы ОПОП и ЕАЭС, повышать уровень и качество торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, расширять сотрудничество в таких новых сферах, как научно-техническая инновация, цифровая экономика и т.д.

Мы готовы показывать пример народного сближения, развивать традиционную дружбу, содействовать культурно-гуманитарным обменам, чтобы китайско-российская дружба передавалась в поколениях.

Мы готовы устанавливать стандарт равенства и справедливости, вместе поддерживать многосторонность, защищать авторитет ООН, отстаивать основные нормы международного права и международных отношений, обеспечивать глобальную стратегическую стабильность.

Газета «Жэньминь жибао»: «Руководящая роль компартии – дух китайской дипломатии», конец вашей цитаты. В этом году отмечается 100-летие Компартии Китая. В чем состоит глубокий смысл насчет руководящей роли партии для дипломатии?

Ван И: Китайская дипломатия – дипломатия ради народа под руководством Компартии. Коммунистическая партия Китая – надёжная опора китайского народа и компас китайской дипломатии.

За счастье народа, за возрождение нации – вот в чем изначальная цель и миссия Компартии, что и обусловливает долг и миссии китайской дипломатии. Бережно охранять независимость и самостоятельность, быть гарантом равенства и справедливости – ценности Компартии, которые предопределили и основные принципы китайской дипломатии. Мирное развитие, сотрудничество во имя всеобщего выигрыша, построение сообщества единой судьбы человечества не только закреплены в Уставе Компартии и Конституции, но и служат ориентирами китайской дипломатии.

Всеми важными решениями и достижениями во внешнеполитической работе мы обязаны единому руководству и стратегическому планированию ЦК КПК. В особенности с 18-го съезда КПК Генеральный секретарь Си Цзиньпин с широким глобальным кругозором, стратегической решимостью и глубоким чувством долга привносит новую идею в дипломатическую теорию и практику, обрисовывает план развития дипломатии, ведет страну по веянию времени.

Грандиозные достижения столетия – пролог великого дела на долгие годы. У нас обещается прекрасная перспектива. Практика показывает, что руководящая роль Компартии – важнейшее политическое преимущество китайской дипломатии, самый надежный гарант достижения успехов во внешнеполитической деятельности страны. Мы будем неукоснительно отстаивать руководство со стороны Компартии в дипломатической работе, полноценно претворять в жизнь идею Си Цзиньпина о дипломатии, в приумножении славных традиций партии закалять себя на дипломатическом поприще, пополнять арсенал мудрости с использованием исторического опыта партии, открывать все новые горизонты дипломатии крупной державы с китайской спецификой.

Египетское информационное агентство MENA: В этом году очередной саммит Форума Китая и Африки состоится в Сенегале. Как Китай собирается помогать африканским партнерам в борьбе с пандемией? Какой у вас план на дальнейшее наращивание сотрудничества с африканскими странами?

Ван И: Дружба между Китаем и Африканскими странами скреплена в годы борьбы за независимость и национальное освобождение. Мы – соратники и братья. Наша дружба изо дня в день только крепнет. Мы были и остаёмся хорошими друзьями и надежными партнерами, разделяющими общую судьбу. В прошлом году исполнилось 20-летие форума китайско-африканского сотрудничества. За 20 лет выработано и реализовано «10 программ сотрудничества» и «8 планов действий», товарооборот увеличился в 20 раз, объем прямых инвестиций Китая в Африку вырос в 100 раз. 150 пар городов установили побратимские связи. Китайско-африканское сотрудничество по праву считается эталоном сотрудничества «Юг-юг» и примером для подражания по взаимодействию с Африкой.

Ныне, помочь африканским странам в борьбе с пандемией и восстановлении экономики – один из главных приоритетов китайско-африканского сотрудничества. В прошлом году по инициативе Председателя Си Цзиньпина состоялся Специальный саммит Китай – Африка по солидарности в борьбе с эпидемией, по итогам которого объявлен ряд новых шагов по помощи Африке. На сегодняшний день доставлены в Африку 120 партий экстренной противоэпидемиологических грузов, направлены в 15 африканские страны группы медицинских специалистов, 35 африканских стран и Комиссия Африканского союза получили и будут получать нашу вакцину. При помощи Китая строится здание штаб-квартиры Африканского центра по контролю и профилактике заболеваний, реализуется программа сотрудничества по линии 30 профильных медицинских учреждений Китая и африканских стран. В этом году в контексте упомянутого вами Саммита в Сенегале, мы готовы помогать африканским странам в окончательной победе над пандемией путём укрепления потенциала общественной системы здравоохранения, способствовать ускорению индустриализации с целью повышения возможностей Африки на самостоятельное развитие, стимулировать процесс интеграции в Африке и её участие в экономической глобализации, продвигать политическое урегулирование актуальных тем для обеспечения мира и стабильности на континенте. Пусть эффективная совместная реализация инициативы «Пояса и пути» и формирование сообщества единой судьбы послужат неиссякаемым источником энергии для развития и возрождения Африки!

Информационное агентство China Review:Решение ВСНП о совершенствовании избирательной системы САР Сянгана приковывает большое внимание международного сообщества. Правительства отдельных стран раскритиковали Китай, якобы он нарушил принцип «Одна страна — две системы» и нанес урон демократии в Сянгане. Как вы бы это прокомментировали?

Ван И:Я бы хотел в первую очередь подчеркнуть, что совершенствование избирательной системы САР Сянгана и реализация принципа «Сянган управляется патриотами» обусловлены самим курсом «Одна страна — две системы» и задачами поддержания долгосрочной стабильности в Сянгане, входят в конституционные компетенции ВСНП, что вполне законно и справедливо.

В любой стране мира верность Родине – основополагающая политическая этика, подлежащая соблюдению каждым из госслужащих и тем, кто хочет поступать на госслужбу. Сянган не является исключением. Сянган как специальный административный район является частью территории КНР. Без любви к Родине не может быть любви к Сянгану. Любить Сянган и любить Родину – это одно и тоже.

Во время колониального правления в Сянгане невозможно было и речи о демократии. На протяжении 24 лет с момента возвращения Сянгана в лоно Родины, центральное правительство как никто другой заботится о развитии демократии в Сянгане, как никто другой заинтересовано в его стабильности и процветании. Прекращение хаоса и восстановление порядка в Сянгане выгодно всем, предоставляет больше гарантий прав сянганских жителей и законных интересов иностранных инвесторов. Мы полны решимости придерживаться принципов «Одна страна — две системы», «Сянган управляется самими сянганцами» и высокой степени автономии, и уверены в том, что способны открыть еще более прекрасную перспективу для этого специального административного района.

NBC: Ситуация вокруг Южно-китайского моря, Тайваня, СУАР, Гонконга и Тибета находится в фокусе внимания политики новой администрации США. С точки зрения стабилизации китайско-американских отношений, насколько готов Китай пойти на уступки и найти компромисс с США хотя бы по одной из вышеперечисленных тем?

Ван И: Невмешательство во внутренние дела других государств четко закреплено в Уставе ООН, это основополагающая норма международных отношений, которую обязаны соблюдать все члены международного сообщества, в том числе Китай и США. Большинство упомянутых вами тем относится к внутренним делам Китая. Как идут дела у нас, хорошо или худо, вправе судить только китайский народ. Как должен поступать Китай, решающее слово только за китайским народом. Тем не менее готовы на основе уважения суверенитета наладить открытый диалог со всеми странами для установления истины и факта. При этом никак не можем смириться с попытками беспочвенно обвинить и дискредитировать нашу страну, никому не позволим нанести урон ключевым интересам Китая. США постоянно и нагло вмешиваются во внутренние дела других стран под прикрытием демократии и прав человека, везде и всюду создают проблемы, которые порождают очаги потрясений и конфликтов. Чем скорее вернется Вашингтон к здравомыслию, тем раньше восстановится в мире спокойствие.

Китай и США, как две страны с разными социальными строями, имеют какие-то разногласия и противоречия – это вполне естественно. Самое главное состоит в том, чтобы взять под контроль разногласия путем откровенного диалога во избежание стратегических просчётов, не допустить конфликтов и конфронтации. Нет ничего удивительного, когда между двумя крупнейшими экономиками идёт конкуренция в процессе переплетения интересов. Но конкуренция должна быть здоровой на справедливых и равноправных началах. Вместо перепалок, игр с нулевой сумой, эта конкуренция должна идти в пользу самосовершенствования и освещения пути друг другу. Чрезвычайно важно понять, что ради общих интересов двух стран и всех народов мира сотрудничество должно возобладать в китайско-американских отношениях. Причём сотрудничество вполне возможно, перед нами список вопросов, по которым Китай и США могли бы сотрудничать, в их числе борьба с пандемией, восстановление экономики, противостояние изменению климата и т.д. Мы готовы к откровенному диалогу с США и углублению сотрудничества. Рассчитываем на встречные шаги Вашингтона в пользу снятия необоснованных ограничений на китайско-американское сотрудничество без создания новых искусственных преград.

Буквально месяц назад в канун китайского Нового года по лунному календарю по инициативе американской стороны Председатель Си Цзиньпин провел с Президентом Джозефом Байденом телефонный разговор. Главы двух государств обменялись мнениями по двусторонней повестке дня, определили ориентиры для возвращения китайско-американских отношений в нормальное русло. Мы готовы с американской стороной вместе реализовать итоги разговора на высшем уровне, закрыть прошлое и открыть будущее во имя устойчивого развития отношений между Китаем и Америкой.

CGTN: Текущий год ознаменован 50-летием восстановления законного статуса Китая в ООН. Ваш комментарий, пожалуйста. Реформирование ООН отвечает ожиданиям многих стран мира, какова у Китая позиция на этот счет?

Ван И: 50 лет тому назад, когда на 26-й сессии ГА ООН принята резолюция по восстановлению законных прав КНР в ООН, в зале заседания прозвучали бурные продолжительные аплодисменты и овации. Делегаты из 57 государств наперебой поднимались на трибуну, чтобы высказать слово искреннего поздравления. С этого исторического момента воссоединения четверти населения Земного шара ООН по-настоящему приобрела универсальность. С тех пор к делу мира и развития на планете присоединилась надёжная сила в лице Китайской Народной Республики.

За полвека Китай решительно стоит на страже ооноцентричного мироустройства, твердо отстаивает миропорядок, основанный на международном праве. Китай участвует чуть не во всех многосторонних межгосударственных структурах и в более чем 500 международных конвенциях. Наша страна занимает второе место по вложению в бюджет ооновских миротворческих операций, больше всех направляет контингент миротворцев среди постоянных членов СБ ООН. Незыблемо выступая за справедливость и равенство всех стран, как больших, так и малых, Китай был и останется на стороне развивающихся стран.

В условиях глубокого преобразования мирового процесса международное сообщество заинтересованно в реформировании и совершенствовании ООН по веянию эпохи. По нашему мнению важно руководствоваться следующими моментами вне зависимости от изменения ситуации и хода реформы:

Первый, цели и принципы Устава ООН. В Уставе закреплены основополагающие нормы и принципы межгосударственных общений и урегулирования конфликтов. Любое действие в нарушение Устава считается подрывом международного мира и стабильности.

Второй, центральная роль ООН в международной системе. Роль ООН, имеющей самую широкую универсальность, представительность и авторитетность, нельзя ослаблять, наоборот, нужно укреплять как следует. Защита авторитета ООН – обязательство всех её участников.

Третий, основополагающий принцип равноправных консультаций. ООН – не клуб для крупных держав, тем более тех, у кого денег больше. Все суверенные государства равны, никто не имеет права диктовать в международных делах. Следует расширять представительность и право голоса развивающихся стран в ООН, чье решение прежде всего должно отражать общую волю большинства её участников.

На историческом рубеже Китай намерен претворять в жизнь важные инициативы и предложения Председателя Си Цзиньпина, активно участвовать в делах ООН во имя благородного идеала Организации – «перековать мечи на орала, никогда не воевать».

Агентство Франс Пресс: Байден заявил, что трансатлантический союз вернулся. Как Китай в таких условиях будет развивать отношения в стратегическом треугольнике «Китай — США — Евросоюз»?

Ван И: В прошедшем году Председатель Си Цзиньпин 3 раза проводил онлайновую встречу и поддерживал тесные контакты с руководством Евросоюза. Китайская и европейская стороны углубили взаимодоверие в совместной борьбе с коронавирусом, вывели сотрудничество на новый уровень в контексте 45-летия установления дипломатических отношений. Подписано Соглашение между Китаем и ЕС о географических указаниях. В установленный срок завершены переговоры по инвестиционному соглашению. Китай впервые стал крупнейшим торговым партнером Евросоюза. Демонстрируя прочность и жизнеспособность перед лицом кризисов и вызовов, отношения между Китаем и ЕС дают всему миру позитивные сигналы.

Путь развития китайско-европейских отношений свидетельствует, что Китай и Европу объединяют широкие общие интересы, сотрудничество и общий выигрыш были и остаются лейтмотивом двусторонних отношений. Две великие цивилизации могут вести диалог и обмен. Китай и Евросоюз не являются системными соперниками, взаимодействие на основе самостоятельности позволит той и другой стороне выполнить большие задачи. Мы готовы и впредь поддерживать европейскую интеграцию, единство ЕС, его укрепление и растущую роль в международных делах.

Мы считаем, что Китай и ЕС – две важные силы в многополярном мире. Отношения между ними носят равноправный и открытый характер, не направлены против третьих сторон и не находятся под чьим-либо влиянием. Мы будем только приветствовать, если Евросоюз непрерывно укрепляет свою стратегическую независимость, придерживается многосторонних начал и стремится к взаимодействию и сотрудничеству между крупными державами. Мы готовы вместе с ЕС приложить усилия для преодоления глобальных вызовов, придать дополнительный импульс решению мировых проблем, таких как борьба с пандемией, восстановление экономики и противодействие климатическим изменениям, внести новый вклад в стабилизацию международных отношений.

Международное радио Китая: Многие страны получают вакцины от коронавируса у Китая. Однако ходит некая шумиха, якобы Китай пользуется вакциной для выполнения своих дипломатических амбиций. Как вы бы это прокомментировали?

Ван И: Вакцина — мощнейшее оружие против коронавируса. Она вселяет надежду на спасение жизни, должна служить благом всего мира и всего человечества.

Китай непоколебимо выступаем за общедоступность вакцин как глобального общественного блага. Китай, первым в мире пообещав сделать свою вакцину глобальным благом после завершения ее разработки и испытания, содействует предоставлению доступа на вакцины развивающимся странам.

Китай уверенно идет впереди всех в международном сотрудничестве по вакцинам от коронавируса. Мы осуществляем сотрудничество по совместной разработке и производству вакцины с более чем 10 странами с привлечением порядка 100 тысяч добровольцев из более чем 100 стран. 17 наших вакцин проходят клинические испытания, в 60 с лишним странах уже одобрено применение китайской вакцины, чья безопасность и эффективность получает широкое мировое признание. Мы готовы с иностранными партнерами рассмотреть вопрос взаимного признания результатов вакцинирования и совместно разработать конкретный план.

Китай решительно стоит в первом ряду поставщиков по справедливому распределению вакцин. В рамках инициативы COVAX мы пообещали предоставить 10 миллионов доз вакцин для удовлетворения насущных потребностей нуждающихся развивающихся стран. Китайская вакцина на безвозмездной основе доставляется в 69 развивающиеся страны, экспортируется в 43 страны. По призыву ООН мы передали наши вакцины миротворцам разных стран. Готовы путем взаимодействия с Международным олимпийским комитетом предоставить вакцину спортсменам Олимпийских игр. Надеюсь, что китайские вакцины станут обнадеживающимся фактором в деле глобальной борьбы с ковид-19.

Ныне в мире применяются разные виды вакцин. Какую вакцину выбирать — решение за каждой страной. Вакцина, пусть китайская или иностранная, лишь она докажет свою безопасность и эффективность, то будет хорошая. Мы против вакцинного национализма, не допускаем сугубо несправедливого распределения вакцин, тем более попытки политизировать сотрудничество в этой области. Надеемся, что и другие страны, владеющие вакцинными возможностями, будут предоставлять вакцины нуждающимся странам, прежде всего развивающимся странам, обеспечивать общедоступность вакцины по распределению и цене, делать ее по-настоящему всенародной.

   

China Arab TV: Как вы оцениваете развитие китайско-арабских отношений в прошлом году? Когда пройдет китайско-арабский Саммит?

Ван И: Несмотря на негативное влияние эпидемии, в прошлом году китайско-арабские отношения динамично продвинулись вперед, сохраняя свою жизнеспособность.

По итогам 9 министерского совещания Форума китайско-арабского сотрудничества участники договорились о проведении китайско-арабского Саммита. Открыта новая глава в развитии двусторонних политических отношений.

Король Саудовской Аравии первым из лидеров зарубежных стран позвонил Председателю Си Цзиньпину и выразил поддержку китайских усилий по борьбе с COVID-19. ОАЭ первыми в мире одобрили клинические испытания третьей фазы китайской вакцины. Китайско-арабское взаимодействие в борьбе с пандемией по праву считается образцовым.

Китай прочно сохраняет за собой статус крупнейшего торгового партнера арабских государств, товарооборот у нас в прошлом году уже достиг 240 миллиардов долларов. Планомерно восстанавливается реализация крупных проектов в рамках ОПОП, набирает обороты двустороннее сотрудничество в области 5G, искусственного интеллекта, авиации и космоса. Практическое сотрудничество Китая с арабскими странами вышло на новые рубежи.

Как гласит арабская пословица: «Если уподобить дружбу дереву, то его корень – верность, его ветви – доброта». Китай готов с арабскими партнерами совместными усилиями провести Саммит на самом высоком уровне, чтобы стратегическое партнерство наполнилось новым содержанием в интересах построения китайско-арабского сообщества единой судьбы.

Агентство Синьхуа: Выступление Председателя Си Цзиньпина в 2017 году на тему экономической глобализации и его специальная речь о мультилатерализме с трибуны Всемирного экономического форума 2021 года вызвали широкие позитивные отклики в международном сообществе, стали реальным подтверждением ведущей роли Китая в поддержании многосторонности и глобальном управлении. Как вы это комментируете?

Ван И: Упомянутые Вами два выступления, сделанные Председателем Си Цзиньпином за 4 года, стали важным заявлением в судьбоносный для миропорядка момент, имеют глубокое и далекоидущее значение для всего мира.

4 года назад, когда «глобализация – быть или не быть» стало предметом жарких споров, Председатель Си Цзиньпин в ответ на зов времени смело встал в поддержку экономической глобализации. 4 года спустя, когда мультилатерализм подвергается сомнению, Председатель Си Цзиньпин выдвинул китайскую инициативу о формировании сообщества единой судьбы человечества в духе многосторонности, и тем самым вывел весь мир из заблуждения. Эти два выступления дали четкие ответы на глобальные вопросы нашего времени, заслужили оценки международного сообщества.

Мультилатерализм был и остается для Китая неуклонным и неконъюнктурным выбором. Нарастающие проблемы и вызовы в мире невозможно урегулировать без всеобщего соблюдения истинной многосторонности. Что такое истинная многосторонность? С нашей точки зрения она должна включать в себя строгое соблюдение целей и принципов Устава ООН, отстаивание под ее эгидой международной системы, продвижение демократизации международных отношений, и приверженность принципу открытости и толерантности при недопущении взаимной изоляции и исключительности, поддерживание равного диалога без эксклюзивности. Мультилатерализм – это знамя, а не какая-то вывеска, это мировоззрение, а не пустая риторика. «Узкогрупповой мультилатерализм» – все-таки не избавился от блокового мышления, мультилатерализм под лозунгом «кто-то прежде всего» – скорее односторонний подход, «выборочный мультилатерализм» – выбор неверный. Будем надеяться, что в мировом сообществе к нам присоединятся все больше единомышленников по многосторонности. Пусть факел мультилатерализма осветит путь человечества к будущему.

Сингапурская газета «Lianhe Zaobao»: Многие считают, что на фоне стремительного подъема Китая, идеологическое и системное соперничество между Китаем и Западом становится все острее, а противоречия Китая с США и другими западными странами могут привести к расколу мира. Как вы к этому относитесь?

Ван И: Мир прекрасен в своем многообразии. Развитие и прогресс человеческой цивилизации невозможно осуществлять по одному и тому же пути или модели. Политическую систему нельзя навязывать извне, тем более укладывать в «прокрустово ложе». Верность пути развития страны в конечном счете нужно судить по тому, как он соответствует национальным реалиям. Очернять, сдерживать и давить на страны с неугодной системой, ссылаясь на так называемую свою исключительность – само по себе проявление «институциональной гегемонии».

Бушующая с начала прошлого года пандемия лишний раз доказывает, что интересы и судьбы человечества тесно взаимосвязаны. Современный мир больше не сможет переносить ни раскола, ни катастрофических последствий конфликта. Китай настаивает на том, что разнообразие – свойственный характер развития человеческой цивилизации, различие в политической системе никак не должно стать поводом для конфронтации. Общение и контакты помогают укреплять взаимопонимание и добиться совместного прогресса. Традиционная китайская культура ратует за гармонию при сохранении различий как высшее моральное качество благородства. Согласно западным правилам этикета настоящий джентльмен всегда с уважением относится к другим. Китайская мудрость 2000 лет назад уже дала понять, что все вещи развиваются вместе и не препятствуют друг другу, все принципы осуществляются вместе и не вступают в противоречие друг с другом. Рассчитываем, что с таким же размахом также сумеют достойно себя вести и наши западные партнеры. Пусть взаимоуважение, толерантность воцарятся на нашей планете, где все страны будут жить в мире и согласии во имя совместного процветания.

Телеканал SZTV: 20 лет назад Китай вступил в ВТО, что стало символическим событием в интеграции страны в мировую экономику. Что вы можете сказать на счет этого?

Ван И: Вступление во Всемирную торговую организацию – безусловно историческая веха как для политики открытости Китая, так и для экономической глобализации в мире. Прошедшие 20 лет нас учит:

Во-первых, важно неуклонно руководствоваться основным политическим курсом на внешнюю открытость. За минувшие 20 лет Китай стал второй экономикой мира, встал на первое место по объему торговли товарами и привлеченных инвестиций. Достигнутые результаты были бы немыслимы без открытости внешнему миру, которая непременно послужит предпосылкой высококачественного развития.

Во-вторых, необходимо придерживаться принципа взаимовыгоды в сотрудничестве. На протяжении 20 лет среднегодовой вклад Китая в рост мировой экономики удерживается на уровне 30%. Пошлина снизилась с 15,3% до ниже 7,5%, что намного ниже не только обещанной 10-процентной отметки, но и показателей у ведущих формирующихся рынков мира. Импортные грузы растут двузначными темпами, количество зарегистрированных в Китае иностранных компаний превышает миллион. Эти цифры свидетельствуют о том, что вступление в ВТО – общий выигрыш Китая и мира.

В-третьих, следует обеспечивать движение экономической глобализации в верном русле. Вступление Китая в ВТО стало мощным толчком для экономической глобализации, в результате глобальные производственные цепочки и схема распределения ресурсов получили более оптимальный вариант развития. На фоне нарастающих проблем и вызовов в эпоху глобализации, вместо того чтобы вернуться к пресловутому протекционизму и разъединению, важно объединиться во имя более открытого, инклюзивного, взаимовыгодного, сбалансированного развития глобализации.

В-четвертых, нужно отстаивать центральную роль ВТО, которая служит краеугольным камнем международной торговли и глобального роста. Китай неуклонно соблюдает действующие правила многосторонней торговли, где ВТО должна играть достойную роль, готов вместе со всеми партнерами прилагать неустанные усилия к совершенствованию многосторонней торговой системы в целях повышения эффективности и авторитета ВТО.

Информационное агентство Киодо:В прошлом году появились признаки улучшения двухсторонних отношений. Однако, опубликование Китаем Закона о морской полиции вызвало тревоги в Японии. Как Вы бы это прокомментировали? И насколько возможно сотрудничество Китая с Японией по проведению Олимпиад?

Ван И:Лидеры Китая и Японии вышли на важный консенсус, а именно стороны являются партнерами и не создают угроз друг другу. В совместной борьбе с COVID-19 две страны оставили тёплые эпизоды в летописи сотрудничества, в народе это описывают как «земли отделены, но небо едино». Торгово-инвестиционное сотрудничество Китая и Японии выросло, несмотря на пандемию. Все эти позитивные сдвиги показывают, что улучшение и развитие китайско-японских отношений отвечают интересам народов двух стран, способствуют миру и стабильности в регионе. Это результат большого труда, которым стоит дорожить.

Для того, чтобы китайско-японские отношения стали более зрелыми и прочными, необходимо сохранять твердую решимость, не подверженную конъюнктурным колебаниям. Упомянутый вами Закон о морской полиции лишь запланированная работа внутригосударственного законотворчества, которая не нацелена против другой страны, и полностью соответствует международному праву и международной практике. На самом деле, во многих странах, в том числе и в Японии, давно действует подобный закон. Урегулирование морских споров путём дружеских консультаций без применения или угрозы её применением остается незыблемой позицией Китая, входит в долгосрочный консенсус между Китаем и соседними странами.

Любой вопрос, возникающий в двухсторонних контактах Китая и Японии, стоит урегулировать через диалог и контакты в пользу укрепления взаимопонимания и взаимодоверия. Выражаю надежду, что в японском обществе будет по-настоящему оформлено объективное и рациональное понимание о Китае, заложены прочные основы для долгосрочного и стабильного развития китайско-японских отношений.

Китай и Япония, как хозяева двух поочередных олимпийских игр, вполне могут и должны поддерживать друг друга, чтобы международные спортивные торжества в Токио и Пекине стали площадкой для сближения народов двух стран и возможностью развития двухсторонних отношений. Пусть Олимпиада в Токио станет самым красочным зрелищем для всего мира этим летом и до встречи в Пекине в следующем году!

Газета «Global Times»: На Западе, в том числе в США Китай обвиняют в якобы имевшем место «геноциде» в Синьцзяне, что вызвало резкое возмущение у китайского народа. Как бы вы это прокомментировали?

Ван И: Слово «геноцид» большинство людей, наверняка, сразу ассоциирует с печальной судьбой североамериканских индейцев в 16-м веке, африканских чернокожих рабов в 19-м веке, евреев в 20-м веке, и конечно австралийских аборигенов, которые не прекращают свое сопротивление до сих пор.

Приписанный Синьцзяну «геноцид» – нелепый, донельзя абсурдный. Это абсолютно злоумышленная клевета и полнейшая ложь. В действительности за 40 лет численность уйгуров в Синьцзяне удвоилась, увеличившись от 5,55 млн до 12 млн человек. Объем экономики СУАР на протяжении 60 лет вырос в 200 раз и средняя ожидаемая продолжительность жизни возросла от 30 до 72 лет. Как говорят многие посетившие СУАР иностранные друзья, там в Синьцзяне они видели совсем иную картину, нежели то, что передается через отдельные западные СМИ. Французский писатель Максим Вивас опубликовал книгу под названием «Уйгуры, конец ложным новостям», где автор на примере своего личного опыта в ходе двух поездок в Синьцзян воспроизвел реальную картину в процветающем и стабильном районе, четко дал понять, что всякие фейки сфабрикованы и раздуты теми, кто никогда не побывал в СУАР.

Однако отдельные политиканы на Западе скорее доверяют пустой выдумке горсточки людей, чем прислушиваются к чаяниям 25-миллионного многонационального народа Синьцзяна, скорее выступают напарниками в неуклюжей инсценировке ничтожных антикитайских сил, чем признают элементарные факты о развитии и прогрессе в Синьцзяне. Очевидно, упомянутых политиканов увлекает ничто иное, кроме политической манипуляции, им до лампочки сама истина. Так называемый вопрос Синьцзяна – всего лишь надуманный повод для подрыва стабильности СУАР и сдерживания развития Китая.

Будем рады принимать больших иностранных друзей в Синьцзяне. Как говорится, не верь ушам, а верь глазам, и ложные слухи пусть сами собой развеются!

Информагентство Индонезии «Антара»: В этом году отмечается 30-летие установления диалога между Китаем и АСЕАН. Не могли бы вы поделиться вашими комментариями о перспективе развития отношений Китая и АСЕАН?

Ван И: Ровно 30 лет назад был запущен диалог Китай-АСЕАН, который стал лидирующим в региональном сотрудничестве. Как гласит знаменитое изречение Конфуция: «в возрасте 30 лет человек обретает самостоятельность». Сообща преодолев тридцатилетний весьма непростой путь, Китай и АСЕАН стали тесно объединены общей концепцией солидарности, взаимопомощи и равноправия, общей судьбой, будь то горькой или радушной, и общим стремлением к возрождению и прекрасному будущему Азии.

Напомню, что в прошлом году Председатель Си Цзиньпин первый раз принял участие в ЭКСПО Китай-АСЕАН. Премьер Ли Кэцян присутствовал на саммите Китай-АСЕАН. Это убедительно показывает, что Китай придает большое значение сотрудничеству с АСЕАН и поддерживает асеаноцентричность. На новом старте мы готовы вместе с АСЕАН уверено двигаться по пути сообщества единой судьбы к открытию яркой страницы последующего 30-летия.

Будем продолжать поддержку АСЕАН в борьбе с пандемией. Нынче китайская вакцина доставляется всем странам АСЕАН. При помощи Китая в Индонезии создается центр вакцины в Юго-восточной Азии, удовлетворение запросов стран АСЕАН и дальше будет оставаться в нашем приоритете.

Настроены на дальнейшее углубление взаимовыгодного сотрудничества с АСЕАН. Речь идет о сопряжении работы по формированию новой архитектоники развития с Всеобъемлющей рамочной программой восстановления АСЕАН, достижении скорейшего вступления в силу ВРЭП, раскрытии потенциала формата Ланьцанцзян-Меконг, поиске новых точек роста в сфере цифровой экономики и устойчивого развития.

Готовы к активизации стратегического взаимодействия с АСЕАН. Следует сообща устранять помехи в пользу ускорения согласования Кодекса поведения в Южно-Китайском море, в конструктивном духе развивать практическое сотрудничество на море для поддержания прочного мира и спокойствия в регионе.

Телеканал Феникс: Администрация Трампа сняла ограничения на официальные контакты с Тайванем. По мнению мозговых центров возможный кризис между Пекином и Вашингтоном из-за вопроса Тайваня – чуть не самый серьезный потенциальный кризис в глобальном масштабе. Как Китай оценивает политику США по Тайваню?

Ван И: По вопросу Тайваня хотел бы подчеркнуть следующие 3 момента:

Первый, в мире существует только один Китай, Тайвань является неотъемлемой частью территории Китая. Это общепризнанный факт мирового сообщества, который имеет под собой как историческую, так и юридическую основу.

Второй, воссоединение двух берегов тайваньского пролива необходимо и неизбежно. Оно как необратимая тенденция и единое устремление китайской нации не менялось и не будет меняться. Решимость правительства Китая отстаивать суверенитет и территориальную целостность страны остается непоколебимой. Нам хватает всех возможностей пресекать любые попытки сепаратистов добиться независимости Тайваня.

Третий, принцип одного Китая является политическим фундаментом и красной чертой в китайско-американских отношениях. По вопросу Тайваня правительству Китая отступать некуда, уступать нечего. Мы настоятельно призываем новую администрацию США к полноценному осознанию крайней чувствительности вопроса Тайваня, неукоснительному соблюдению принципа одного Китая и трех китайско-американских совместных коммюнике. Пора кардинально отказаться от авантюр ушедшей администрации, в частности «переступить грань», «играть с огнем», вернуться к благоразумию и здравомыслию по вопросу Тайваня.

Телеканал Казахстана «Хабар 24»: По оценке китайской стороны, как пандемия повлияла на инициативу «Один пояс и один путь»? Каковы приоритетные направления дальнейшей реализации данной инициативы?

Ван И: С начала прошлого года штурм пандемии охватил весь мир. Тем не менее, сотрудничество в рамках ОПОП вместо того, чтобы претерпевать «локдаун», продолжает развиваться по восходящей и новыми плодами доказывает свою стрессоустойчивость и востребованность.

Мы руководствуемся принципом «совместного обсуждения». Благодаря успешному проведению видеоконференции на высоком уровне по международному сотрудничеству в рамках «Пояса и пути» и порядка 30 профильных совещаний, концепция о высококачественном сотрудничестве в рамках ОПОП все глубже укоренилась в сердцах людей.

Мы следуем курсу на «совместное строительство». Комплексно проводится работа по выполнению карантинных требований и восстановлению производства. Ни одного из приоритетных проектов не поставлено на паузу из-за пандемии. Плодотворно реализуются проекты строительства китайско-пакистанского экономического коридора, высокоскоростной железной дороги Джакарта-Бандунг, железной дороги Китай-Лаос, железной дороги Венгрия-Сербия и т.д., что внесло достойный вклад в стабилизацию экономики и повышение благосостояния местных жителей.

Мы сосредоточиваемся на «совместном использовании». В 2020-м году количество поездов и объем грузоперевозок по маршруту Китай-Европа побили исторический рекорд, грузооборот по Новому международному сухопутному и морскому торговому коридору удвоился против аналогичного периода прошлого года, что послужило надежным залогом устойчивого и бесперебойного функционирования международных цепочек производства и поставок.

Эпидемия блокирует людские контакты, но никак не может приостановить вложение и поддержку участников «Пояса и пути». При общих усилиях мы стремимся к построению «Шелкового пути здравоохранения», с помощью международного антиковидного сотрудничества превратить «Пояс и путь» в истинный «коридор жизни». Мы создаем «Цифровой шелковый путь», активно строим «информационный коридор», чтобы «Пояс и путь» всегда были онлайн. Под девизом «Зеленый шелковый путь», мы наращиваем кооперацию в сфере зеленой энергетики, зеленой инфраструктуры и зеленых финансов с тем, чтобы «Пояс и путь» стали основным драйвером глобального низкоуглеродного развития и постковидного зеленого восстановления.

Хотя мир существенно изменился из-за пандемии, но неизменной остается востребованность ОПОП и решительный настрой Китая на международное сотрудничество в рамках данной инициативы. Формирование в Китае новой архитектоники развития откроет новые горизонты для совместной реализации инициативы «Пояса и пути», а ее участникам – больше возможностей. Мы готовы со всеми партнерами общими усилиями обеспечить устойчивую и поступательную динамику сотрудничества ОПОП. Пусть «Пояс и путь» станут для всех столбовой дорогой к совместному развитию и процветанию.

Газета «Beijing Daily»: В Китае формируется новая архитектоника развития, как это повлияет на весь мир?

Ван И: Формирование в Китае новой архитектоники развития ориентировано на потребность страны с наступлением новой стадии развития, призвано способствовать наращиванию потенциала самостоятельного развития, высококачественного роста и внешней открытости, чтобы соединить не только внутренний и внешний рынки, но и импорт и экспорт. Это, безусловно, создает новые возможности для развития стран мира и расширения рыночного пространства, открывает новые горизонты для сотрудничества. Китай будет с более благоприятным бизнес-климатом и более высоким уровнем открытости содействовать формировании открытой мировой экономики сообща с другими странами. Образно говоря, Китай, вступающий в новую стадию развития, словно поезд «экспресс», катящийся с дополнительной мощью и энергией. Давайте ехать вместе на китайском экспрессе вперед к совместному развитию и процветанию.

Агентство PTI: Какой вы видите перспективу мира на китайско-индийской границе. Не могли бы вы прокомментировать, как будут сказываться на развитии китайско-индийских отношений различные взгляды двух стран на пограничные вопросы?

Ван И: Суть китайско-индийских отношений прежде всего в том, насколько две крупнейшие развивающиеся страны сумеют выстраивать добрые отношения между собой во имя совместного процветания.

Будучи двумя великими цивилизациями и соседями, быстро формирующимися экономиками современного мира с миллиардным населением, Китай и Индия обладают широкими общими интересами и огромным потенциалом сотрудничества. Имею в виду возложенную историческую миссию в улучшении благосостояния населения и ускорении развития в стране, славный долг отстаивания общих интересов развивающихся стран и продвижения процесса многополярного мира. Сходность в национальной реалии также предопределила весьма совпадающие и близкие позиции двух стран по широкому кругу актуальных тем. С этой точки зрения Китай и Индия являются отнюдь не какой-то угрозой либо соперником друг для друга, а друзьями и партнерами, которые всегда готовы к взаимной выручке, а не взаимному истощению либо изоляции.

Оставшиеся от истории пограничные споры не могут и не должны представлять собой совокупность китайско-индийских отношений. К пограничным вопросам следует подходить взвешенно и адекватно, создавать благоприятные предпосылки для их решения путем расширения и укрепления сотрудничества.

Что касается прошлогодних столкновений на границе, то кто виноват, каковы вреды – ясно и очевидно. Сами факты лишний раз показывают, что путем односторонней провокации проблем не решишь, верным выбором является возвращение в русло мирных переговоров. У нас позиция об урегулировании пограничных споров исключительно путем диалога и консультаций остается однозначной, при этом наша решимость в защите суверенитета и собственных интересов является достаточно твердой. Обе стороны должны упрочить имеющееся взаимопонимание, активизировать диалог и контакты, усовершенствовать механизмы контроля, сообща обеспечить мир и спокойствие в районе границ.

Рассчитываем на встречный подход индийской стороны в пользу практической реализации в этом году договоренностей лидеров двух стран – «быть друг для друга возможностями для развития, а не угрозой», чтобы принести больше благ населениям двух стран количеством в 2,7 млрд и внести больший вклад в открытие прекрасного века Азии.

Агентство CNS: За минувший год МИД проделал огромную работу по оказанию помощи соотечественникам за рубежом в борьбе с пандемией. Скажите, пожалуйста, каких новых мер еще можно ожидать от вас?

Ван И: Прошедший год действительно был довольно нелегким для китайских соотечественников за рубежом. Внезапная вспышка пандемии не только закрыла путь в родной край, но и поставила жизнь и здоровье человека под серьезную угрозу. Пользуясь случаем, выражаю искреннее чувство солидарности всем нашим соотечественникам, находящимся за пределами Китая. Как говорят, в несчастье живет счастье. Безопасность и здоровье каждого из соотечественников за рубежом ни на минуту не оставались вне внимания и заботы Компартии и правительства Китая. МИД со своими загранучреждениями объявили срочную всеобщую мобилизацию, развернули глобальную противоковидную спецоперацию по круглосуточной консульской защите.

Мидовская забота охватила все уголки мира, санитарные наборы и «пакеты Праздника весны» были доставлены более чем 5 млн согражданам в 100 с лишним стран мира, организована своевременная медпомощь зараженным соотечественникам. Круглосуточно дежурит горячая линия 12308, которая обрабатывает порядка 3000 звонков в день, что примерно в 4 раза больше, чем в обычное время. Мы оперативно отреагировали на крупные консульские дела, такие, как эвакуация китайских граждан из зоны боевых действий в Эфиопии, спасение взятых в заложники морскими пиратами соотечественников. Мы своими действиями доказываем, что никто из соотечественников не оказался вне опеки китайской дипломатии, а дипломаты Китая ни на шаг не отступят перед недугом.

Пользуясь случаем, я бы хотел вас порадовать хорошими вестями:

Первая, будет запущен проект «весенняя кампания» по проведению прививки соотечественникам за рубежом китайской или иностранной вакциной против коронавируса. Сейчас в более чем 50 стран мира наши соотечественники включились в местную программу вакцинации, в соответствии с законодательством страны пребывания также идет прививка наших сограждан китайской вакциной. Планируется создание региональных пунктов вакцинации, который будет обслуживать соотечественников, находящихся в соседних странах.

Вторая, будет применяться практика сертификации о состоянии здоровья для международного путешествия. В рамках реализации инициативы Председателя Си Цзиньпина о взаимном признании международных QR-кодов здоровья будет вводиться китайская версия электронного сертификата о состоянии здоровья для международного путешествия, проводиться взаимная проверка результата тестов и вакцинации при полной защите личных данных, с целью содействовать безопасному и бесперебойному передвижению людей.

Третья, будут запущены онлайновые зарубежные консульские услуги. В мае уже выйдет на свет мобильное приложение «консульские услуги Китая», с помощью которого соотечественники за рубежом могут обратиться к загранучреждениям, таким образом «на ладони» будет открыт самый удобный доступ на консульские услуги.

Агентство ANSA: Администрация Байдена решила вернуться в Парижское соглашение по климату. В этом году в китайском городе Куньмин состоится 15-я Конференция сторон Конвенции по биологическому разнообразию. Как Китай собирается наладить сотрудничество с США и ЕС в области изменения климата и охраны биологического разнообразия?

Ван И: Земной шар – единственный дом человечества. Совместное создание зеленой и уютной для проживания планеты во имя устойчивого развития – общий долг мирового сообщества. Охрана экологии – веление времени и безальтернативная задача, требующая полной отдачи от нас.

Китай был и остается активным сторонником экокультуры, действенным участником в глобальном управлении по климату. «Зеленые горы и изумрудные реки являются несметными сокровищами» как знаменитое видение Председателя Си Цзиньпина давно стало общим устремлением китайского народа. Китай внес достойный вклад в согласование Парижского соглашения по климату, объявил в прошлом году о национальных задачах достижения пика выбросов парниковых газов и углеродной нейтральности как очередное вложение в глобальное климатическое дело, тем самым продемонстрировал твердую решимость на воплощение новой концепции развития и создание чистого и прекрасного мира. Мы будем и впредь руководствоваться принципом общей, но дифференцированной ответственности, прилагать неустанные усилия к борьбе с изменением климата.

Китай, который в этом году примет 15-ую Конференцию сторон Конвенции по биологическому разнообразию в городе Куньмин, готов со всеми партнерами обеспечить плодотворную работу конференции, разработать новые амбициозные планы на следующее 10 лет по глобальной охране биологического разнообразия, идти дальше вперед ради сообщества жизни Земного шара.

Несмотря на различие в стадии развития и имеющихся вызовах, Китай, США и Европа несут на себе общую миссию по противодействию изменению климата, и естественно должны активизировать контакты и взаимодействие между собой, показать пример другим странам. Мы приветствуем возвращение США в Парижское соглашение по климату, при этом рассчитываем на выполнение ими взятых на себя обязательств в рамках этого процесса. Выражаем надежду, что перезагрузка китайско-американского сотрудничества по борьбе с изменением климата также позитивно скажется на «климате» в отношениях между Китаем и США.

CNR: Новая администрация США выразила готовность вернуться в СВПД, однако между Вашингтоном и Тегераном остаются серьёзные разногласия. Как Вы оцениваете текущую обстановку на Ближнем Востоке и в регионе Персидского залива?

Ван И: Иранская ядерная проблема – одна из острейших тем, влияющих на обстановку в регионе Ближнего востока и Персидского залива. За последние 4 года вновь обострилась ситуация в данном регионе из-за одностороннего выхода Вашингтона из СВПД и его политики максимального давления на Тегеран. С учетом того, что теперь новая администрация США заявила о готовности вернуться в ядерную сделку, мы призываем Вашингтон проявить искренность, принять действенные шаги по снятию нелегальных односторонних санкций, в том числе экстерриториальных рестрикций против юридических и физических лиц третьих стран. Иран в свою очередь должен возобновить выполнение обязательств по СВПД и взять ответственность за ядерное нераспространение. США и Иран могли бы двигаться навстречу друг другу поэтапно и на паритете.

СВПД вряд ли позволит раз навсегда решить все проблемы на Ближнем Востоке и в регионе Персидского залива. На основе сохранения иранской ядерной сделки китайская сторона предлагает создать площадку многостороннего диалога между странами Персидского залива для урегулирования остальных проблем, касающихся региональной безопасности. Данная площадка позволила бы заинтересованным сторонам путем коллективной консультации контролировать противоречия и разногласия, смягчить напряженность обстановки в защиту мира и стабильности в регионе.

Сингапурская газета «The Straits Times»: Как Китай и страны АСЕАН будут предотвращать возможные риски конфликтов в Южно-Китайском море путем продвижения консультаций по Кодексу поведения?

Ван И: Для стран региона и международного сообщества стало совсем ясно, что в последние годы факторы нестабильности и угроза безопасности в регионе ЮКМ в основном приходят извне. Сегодня, когда Китай и страны АСЕАН достигли важного консенсуса по поддержанию мира и стабильности в ЮКМ и начали интенсивно продвигать консультации по Кодексу поведения, США и их западные союзники, которых крайне не устраивает спокойствие в этом регионе, все чаще заезжают туда для провокации под предлогом «свободной навигации». ЮКМ едва не стало их самым удобным поводом для разжигания раздора между странами данного региона с целью подорвать мир и стабильность в ЮКМ.

Многолетние усилия Китая и стран АСЕАН убедительно доказывают, что государствам региона хватает уверенности, мудрости и способности адекватно урегулировать разногласия. В будущем по вопросу ЮКМ Китай и страны АСЕАН должны идти «на двух ногах»: с одной стороны, устранять помехи и продвигать консультации по Кодексу поведения в пользу скорейшей выработки юридически обязывающих, содержательных и действенных правил региона, отвечающих международному праву и потребностям вовлеченных сторон; с другой стороны, продолжать полноценное и практическое выполнение Декларации о поведении в ЮКМ для сближения позиций, укрепления доверия и содействия сотрудничеству в интересах стабильности в данном регионе.

Информационный портал «The Paper»: Какова позиция Китая по ситуации в Мьянме?

Ван И: По ситуации в Мьянме хочу от имени китайской стороны выдвинуть следующие три предложения:

Первое, мир и стабильность служат предпосылкой развития государства. Выражаю надежду, что все стороны в Мьянме будут сохранять хладнокровие и сдержанность ради коренных интересов народа, устранять противоречия и разногласия путем диалога и консультаций в рамках Конституции и закона, продвигать демократическую трансформацию страны. Первостепенная задача – недопущение нового кровопролитного конфликта и снижение накала обстановки.

Второе, Мьянма – член большой асеановской семьи. Китай поддерживает приверженность АСЕАН принципам невмешательства и консенсуса, усилия АСЕАН по примирению и сближению позиций сторон. Готовы на основе уважения суверенитета Мьянмы и воли ее народа поддерживать контакт с вовлеченными сторонами, играть конструктивную роль в разрядке ситуации.

Третье, Китай и Мьянма – кровные братья и близкие соседи, разделяющие общую судьбу. Политика Китая о дружбе с Мьянмой ориентирована на весь мьянманский народ. Мы поддерживаем традиционные дружественные контакты со всеми политическими силами Мьянмы, в том числе Национальной лигой за демократию. В Мьянме дружба с Китаем всегда находит единогласную поддержку со стороны широких кругов общественности. Как бы ни изменялась ситуация в Мьянме, решимость Китая в продвижении отношений с ней и курс Китая на дружбу и сотрудничество остаются непоколебимыми.

Кубинское информационное агентство «Пренса Латина»: Какой перспективу китайско-латиноамериканских отношений в постковидную эпоху вы видите? Какие конкретные шаги можно ожидать от Китая для оказания помощи в ликвидации эпидемии?

Ван И: Прошедший год ознаменован 60-летием установления дипотношений между Китаем и странами Латинской Америки. Мы, помогая друг другу в борьбе с эпидемией и сообща преодолевая трудности в восстановлении экономики, на деле показали, что настоящая дружба не знает расстояния.

После вспышки коронавирусной инфекции Председатель Си Цзиньпин и лидеры целого ряда латиноамериканских государств обменялись посланиями и телеграммами, ведут нашу совместную борьбу с ковидом во имя общего процветания. Китай предоставил 30 латиноамериканским странам более чем 34 млн. единиц срочно необходимых медицинских техник, организовал больше 40 онлайн-конференций для обмена опытом, доставляется вакцина от коронавируса в 12 нуждающиеся страны данного региона. В прошлом году были достигнуты новые результаты в торгово-экономическом сотрудничестве между Китаем и Латинской Америкой. Речь идет об увеличении объема экспорта из Латинской Америки в Китай, который уже третий год подряд превышает 300 млрд долларов США. По оценке Экономической комиссии для Латинской Америки и Карибского бассейна при ООН, сотрудничество с Китаем стало важным стимулом устойчивого и динамичного развития экономики Латинской Америки. Хочу констатировать, что пандемия нисколько не помешала китайско-латиноамериканскому сотрудничеству, а только сблизила народы Китая и Латинской Америки, укрепила общие интересы между ними.

Чилийский поэт Пабло Неруда сказал: «То, что заставляет вас верить, что в мире есть действительно хорошие вещи; то, что убеждает вас, что есть дверь, готовая для вас, чтобы открыть ее. Это вечная дружба». Китай будет и впредь с латиноамериканскими друзьями углублять дружбу и сотрудничество в интересах формирования между Китаем и Латинской Америкой сообщества единой судьбы на благо народов наших стран.

Газета «China Daily»: Задам вопрос от имени интернет-пользователей: Мы заметили, что некоторые иностранные, в первую очередь западные СМИ предпочитают делать репортажи о Китае с избирательным подходом. Еще в яньаньские времена американский журналист Эдгар Сноу в своей книге «Красная звезда над Китаем» впервые ознакомил мир с КПК. Как Вы считаете, сегодня можно ожидать «второго Сноу» среди иностранных журналистов?

Ван И: Я, прежде всего, хотел бы воспользоваться случаем, чтобы поблагодарить представителей зарубежных СМИ за усердную работу. Пресса — важный мост для сближения стран мира. С момента вспышки эпидемии коронавирусной инфекции в прошлом году многие иностранные корреспонденты безотлучно находятся на своих вахтах и рассказывают всему миру о том, как китайский народ борется с эпидемией. Ваши усилия заслуживают самой высокой оценки.

80 с лишним лет назад в Яньань, городок на севере провинции Шэньси, приехали иностранные журналисты, в том числе Эдгар Сноу, Анна Стронг и Агнес Смедли. Они объективно и беспристрастно доносили до внешнего мира свои впечатления и мышление о Китае. Эдгар Сноу сам не был коммунистом, тем не менее, он смотрел на КПК без всяких идеологических предрассудков, в своих репортажах всегда исходил из реальных фактов, стремился к истине и справедливости. Его высокий профессионализм и моральное качество заслужили уважения у всех. Он всю жизнь посвятил укреплению взаимопонимания между народами Китая и США, до сих пор остался в сердцах китайского народа.

Сегодня Китаю нужно больше знать мир, а миру — больше знать Китай. Как бы ни изменилось время, СМИ должны строго придерживаться профессиональной этики. Надеюсь, что иностранные журналисты не будут применять к своей камере никаких «фильтров» в отношении Китая, ни украшающего, ни омрачающего. Репортаж будет замечательным и насыщенным, выдержать испытание временем, если только он является истинным, объективным и справедливым. Выражаем надежду, что в новую эпоху из зарубежных журналистов выйдет целая плеяда «Сноу нашего времени».

В завершении сегодняшней пресс-конференции хотел бы Вам сообщить, что через месяц наступает годовщина снятия карантина города Ухань и провинции Хубэй. Героический народ Хубэя и Уханя, понеся огромные потери ради интересов Отчизны и победы Китая над COVID-19, внес весомый вклад в глобальную борьбу с пандемией. МИД Китая планирует провести в весенние дни апреля специальную презентацию провинции Хубэй, где весь мир увидит новый облик провинции, вышедшей окрепшей из пандемии, получит при этом новые возможности для сотрудничества с Хубэем. Будем рассчитывать на ваше внимание и поддержку.

Персональный сайт — Введение в Теорию. Дискредитация

      Что делать? В горах информационного мусора надо уметь находить полезные сведения. А потом сведения эти еще сортировать по степени их нужности. Но сначала надо вновь, а может быть по настоящему впервые, поставить вопросы об истинном образовании, о приоритете интеллекта, о необходимости размышлять, анализировать, взвешивать, просчитывать… Товарное, потребительское общество конечно сместило многие разумные понятия, изменило (т.е. увы, умственно опустило) большинство населения, но люди, умеющие самостоятельно думать, сложно меняются – их здравый смысл вступает в противоречие с действительностью, интеллект и образование мешают процессам личной деградации.

        Да, в обществе есть здравомыслящие люди и им надо указать ориентиры, дать понятные сигналы. Они должны почувствовать, что они не одни; что разум, образование, талант нужны не только на улучшение потребительского статуса, но и на нечто более весомое и необходимое для них и для их народа. Пока якобы мирное сосуществование двух параллельных миров, разделенных по граничной линии здравого смысла почему-то  приводит к победе тех, кто по ту сторону здравомыслия. А причины их побед очевидны. Они агрессивны, беспринципны и значительно лучше финансируются.  Их союзники (вольные или принужденные)- телевидение, интернет, пресса  в их практически полном распоряжении. А с чем работать по эту сторону…Малотиражные и погруженные в себя медиа-ресурсы Здравомыслия похожи на закрытые клубы, но почему-то считают что они знакомы чуть ли не всем интеллектуалам Русскоязычья. Нет, не знакомы. И здравомыслящих людей в Русском мире еще миллионы. Пока миллионы…И ждут они перемен. Очень ждут…Идите, господа в народ…И еще..Надо бы нам учится и у тех кто по ту сторону здравого смысла: просвещать смелее, масштабней, ярче и, извините, с большим шумом.

        При наличии интеллектуальной, научной, моральной и, прости Природа, финансовой поддержки здравомыслящие люди смогут изменить (модернизировать – как сейчас часто слышим) и Россию и мир…Я думаю, историю, политику, культуру, всю деятельность человеческую разумные люди  хотят рассматривать ни с точки зрения эмоций, меры добра или зла, цвета ярлыков или ценников, а с точки зрения стороннего, трезвого, научного наблюдения, анализа ситуации, непредвзятой разумной оценки; а потому и выводы они смогут делать, и решения принимать — взвешенные, продуманные и эффективные.

       На мой взгляд, ни госструктуры, ни многочисленные общественные и политические организации, ни культурные деятели, ни Церковь – призывающие к патриотизму, модернизации, борьбе с коррупцией – не в состоянии в нынешнем их виде провести истинную нравственную и интеллектуальную модернизацию. Всё также коррупционеры будут бороться с коррупцией, богатые с бедностью, полуобразованные с безграмотностью, манипуляторы всех мастей с реальностью.

       Не может Россия опираться на гипотетическое “гражданское общество”,на предвыборные фронты и ополчения- необходим более серьезный, более фундаментальный человеческий материал. Создавая активную общность здравомыслящих людей мы вооружим их (пусть на время, хотя бы для старта, для начала движения)  Теорией понимаемой и принимаемой большинством думающих людей и могущей стать в каком-то смысле и руководством по плаванию в мутном и бурном житейском потоке, и инструментом психологической поддержки, и способом нахождения близких по духу и интеллекту людей.

       Дискредитация- слово, всегда носившее некий отрицательный оттенок, но в нем, в противовес столь полюбившемуся интеллектуальному бездействию, определенно чувствуется движение. Дискредитаторы- люди, которые могут представить любую проблему в виде математической модели- пусть самой упрощенной, но логически и практически осмысленной. И тогда решать ее они могут без столь часто мешающих человеческой взаимосвязи эмоциональных помех- по коренным предпосылкам и объективно. А показав самую суть вопроса, они дискредитируют тех, кто исказил, извратил, усложнил решение и не важно как- намеренно, заблуждаясь или по глупости. Сторонники Теории дискредитации это люди, которые могут обсуждать любые темы, решать самые различные проблемы, анализировать любые интеллектуальные (и не очень) проявления, порожденные человеческой деятельностью, бесстрастно оставаясь при этом на естественно- научных и здраво-осмысленных позициях. Человек, получивший умение различать и разрушать людскую глупость и заблуждения, чувствующий что в тылу у него серьезная поддержка единномышлеников, по определению будет активным пропагандистом и популяризатором научных идей и вкладчиком в банк Эволюции.                                             

Лазерные доплеровские виброметры для анализа вибрации

Бесконтактные. Точные. Инновационные.

 

Анализ вибрации во всех размерах и на любых поверхностях

Лазерные доплеровские виброметры Optomet с использованием новейших источников лазерного излучения и интерферометрии позволяют бесконтактно измерять вибрацию в диапазоне нескольких порядков величины: от атомных размеров до больших зданий.

Простые измерения практически на любой поверхности и без какого-либо воздействия на образец — незаменимый инструмент для анализа даже самых хрупких структур. В оптической лазерной доплеровской виброметрии используется принцип интерферометра Маха — Цендера, который показывает любые изменения в измерительном луче из-за сдвига частоты, вызванного эффектом Доплера, когда лазерный луч измерительного луча отражается от вибрирующей поверхности. Подробное объяснение принципа действия лазерного доплеровского виброметра см. в разделе «Принцип измерения».

Следовательно, для широкого спектра применений в промышленности и исследованиях Optomet применяет передовые и удобные в использовании лазерные доплеровские виброметры, которые соответствуют самым жестким техническим стандартам и являются простыми в эксплуатации.

 

Одноточечный сканирующий лазерный виброметр

В зависимости от сферы применения наши одноточечные лазерные виброметры или сканирующие лазерные виброметры лучше всего подходят для решения ваших задач, связанных с измерениями. Optomet использует превосходные измерительные свойства инфракрасных лазерных систем (SWIR) и различные преимущества полностью цифровой обработки сигнала, которая обеспечивает частоту дискретизации до 160 Мвыб/с. Как следствие, вы получаете непревзойденный высокий динамический диапазон и наилучшее качество сигнала, которое вы только можете пожелать.

У компании Optomet больше всего опыта среди всех доступных производителей, в частности, в разработке лазерных виброметров, сканирующих в коротковолновом ИК-диапазоне. Позвольте убедить вас в нашем профессиональном опыте!

 

Все этапы производства лазерного виброметра на одном предприятии

Все производственные этапы—от разработки программного обеспечения до разработки программного обеспечения, а также реклама, продажи и поддержка клиентов—выполняются в штаб-квартире нашей компании в Дармштадте, Германия. Таким образом, мы всегда на связи, гарантируя высококачественную поддержку и техническую помощь.

Выявление теорий заговора | Европейская комиссия

Пандемия коронавируса стала свидетелем роста вредоносных и вводящих в заблуждение теорий заговора, в основном распространяющихся в Интернете. Для решения этой проблемы Европейская комиссия и ЮНЕСКО публикуют набор из десяти образовательных инфографик, помогающих гражданам выявлять, опровергать теории заговора и бороться с ними.

Будьте осторожны: пандемия COVID-19 привела к росту вредных и вводящих в заблуждение теорий заговора. Их может быть трудно распознать или узнать, как с ними лучше справиться.

Что такое теории заговора? Почему они процветают?

1. Какие они?

Убеждение, что определенные события или ситуации тайно управляются за кулисами могущественными силами с негативными намерениями.

2. Теории заговора имеют эти 6 общих черт

1. Предполагаемый тайный заговор.

2.Группа заговорщиков.

3. «Доказательства», которые, кажется, подтверждают теорию заговора.

4. Они ошибочно предполагают, что ничего не происходит случайно и что совпадений не бывает; ничего не такое, как кажется, и все подключено.

5. Они делят мир на хороший и плохой.

6. Они называют козлами отпущения людей и группы.

3. Почему они процветают?

Они часто появляются как логическое объяснение событий или ситуаций, которые трудно понять, и вызывают ложное чувство контроля и свободы воли.Эта потребность в ясности усиливается во времена неопределенности, такой как пандемия COVID-19.

4. Как они приживаются?

Теории заговора часто начинаются с подозрений. Они спрашивают, кому выгодно событие или ситуация, и таким образом выявляют заговорщиков. Тогда любые «доказательства» вынуждены соответствовать теории.

Как только теории заговора укоренились, они могут быстро развиваться. Их трудно опровергнуть, потому что любой, кто пытается, считается участником заговора.

5. Люди распространяют теории заговора по разным причинам:

Большинство считает, что это правда. Другие намеренно хотят провоцировать людей, манипулировать ими или преследовать их по политическим или финансовым причинам. Остерегайтесь: они могут поступать из многих источников, например интернет, друзья, родственники.

Первый шаг к предотвращению теорий заговора — это знать, что они существуют. Знайте.Остановите распространение.

Это теория заговора? Проверьте перед тем, как поделиться

1. Проверьте автора — кто это пишет и почему?

Вряд ли является теорией заговора Вероятно, является теорией заговора
  • Автор признал квалификацию и полномочия в теме
  • Автор использует проверяемые факты и доказательства научных или академических исследований
  • Автор является самопровозглашенным экспертом и не связан с авторитетной организацией или учреждением
  • Автор утверждает, что у него есть полномочия, но они не выдерживают проверки или приостановлены

2.Проверьте источник — является ли он надежным и авторитетным?

Маловероятно Вероятно
  • Источник цитируется несколькими авторитетными СМИ
  • Информация поддерживается многими учеными / академиками
  • Независимые сайты проверки фактов подтверждают источник и соответствующие утверждения
  • Неизвестен источник информации
  • Информация предоставляется только самопровозглашенным экспертам
  • Независимые сайты проверки фактов не подтверждают источник и опровергли соответствующие утверждения

3.Проверьте тон и стиль — сбалансированный и справедливый или сенсационный и одномерный?

Маловероятно Вероятно
  • Автор не гнушается исследовать сложность, в том числе с разных точек зрения
  • Автор готов признать пределы своих знаний
  • Тон объективный, фактический
  • Автор представляет свою информацию как единственно верную истину
  • Автор задает вопросы вместо ответов
  • Автор демонизирует того, кто, по их мнению, стоит за предполагаемым секретным заговором
  • Тон субъективный, эмоционально заряженный
  • Эмоциональные образы или анекдоты используются для иллюстрации сообщения

Что такое настоящий заговор?

Настоящие заговоры, большие и маленькие, действительно существуют.Чаще всего они сосредоточены на отдельных, замкнутых событиях или отдельном человеке, например, об убийстве или государственном перевороте. Они обнаруживаются информаторами и средствами массовой информации с использованием поддающихся проверке фактов и доказательств.

Ищете настоящий заговор? В 2006 году Окружной суд США в Вашингтоне (США) постановил, что крупные сигаретные компании виновны в сговоре. На протяжении десятилетий у них были скрытые доказательства рисков для здоровья, связанных с курением, чтобы способствовать более высоким продажам. (LA Times, 2006)

Проверьте свои источники.Если сомневаетесь, не делитесь. Остановите распространение.

Теории заговора: как насчет моих собственных убеждений?

Никто не свободен от предубеждений или страхов, которые могут открыть дверь для веры в теорию заговора.
Откуда берутся мои страхи, убеждения и ценности?

Возьмите интервью у себя: Почему я верю в то, во что верю?

  • Каковы мои страхи, убеждения и ценности? Как они влияют на мои решения и как я взаимодействую с людьми?
  • Есть ли у меня предрассудки и верю ли я стереотипам? Почему?
  • Чувствую ли я себя ущемленным? Каким образом?
  • Чувствую ли я необходимость винить кого-то еще? Почему?
  • Как выбрать источники информации?
  • Изменилось ли это после вспышки COVID-19?

COVID-19 пугает.Это нормально — чувствовать себя подавленным и искать ответы.
Помните: никто не несет ответственности за создание вируса, но мы все можем помочь обуздать вспышку.

Помните о перегрузке информации. Положитесь на проверенную информацию. Остановите распространение.

Теории заговора могут быть опасными

Теории заговора часто преследуют цель или дискриминируют целую группу, которая воспринимается как противник, стоящий за реальной или воображаемой угрозой.Они поляризуют общество и разжигают насильственный экстремизм. В то время как большинство людей, распространяющих теории заговора, искренне верят в них, другие цинично используют их для достижения этих результатов.

Как теории заговора наносят ущерб

  1. Они выявляют врага и секретный заговор, который угрожает жизни или убеждениям людей, и запускают защитный механизм , который может подпитывать дискриминацию, оправдывать преступления на почве ненависти и может использоваться воинствующими экстремистскими группами.
  2. Они сеют недоверие к государственным учреждениям , что может привести к политической апатии или радикализации.
  3. Они сеют недоверие к научной и медицинской информации , что может иметь серьезные последствия.

Осторожно: Воспринимаемые «чужие группы» общества особенно склонны становиться объектами теорий заговора, разжигания ненависти и кампаний дезинформации. Сюда входят люди разного происхождения, вероисповедания или сексуальной ориентации. В контексте COVID-19 в распространении вируса в Европе часто ложно обвиняли определенные группы, включая людей предполагаемого азиатского происхождения, евреев, мусульман, рома и людей, которые идентифицируют себя как ЛГБТИ + (FRA, 2020).

Теории заговора могут иметь серьезные последствия. Отнеситесь к ним серьезно. Проверьте перед публикацией. Остановите распространение.

Теории заговора: связь с антисемитизмом

Не все теории заговора нацелены на евреев, но евреи веками были целью теорий заговора. Евреев ложно обвиняют в кризисных моментах, таких как болезни, войны и экономические кризисы.

Некоторые из наиболее распространенных антисемитских нарративов включают утверждения о том, что «евреи» контролируют правительство, СМИ или банки в злонамеренных целях.Несмотря на обширные исторические свидетельства, некоторые антисемиты ложно заявляют, что Холокост был вызван евреями или никогда не имел места.

На что обращать внимание:

  • Откровенно оскорбительные и унизительные выражения
  • Скрытый и закодированный антисемитский язык (например, «элиты Восточного побережья» в США)
  • Связь предполагаемого заговора с еврейскими лицами или группами (например, семьей Ротшильдов или Джорджем Соросом, филантропом) или Государством Израиль
  • Ссылки на Протоколы сионских мудрецов, поддельную брошюру о еврейском плане мирового господства, стоящую за многими антисемитскими нарративами заговора.

Антисемитизм — это форма дискриминации. Проверьте перед публикацией. Остановите распространение.

Разоблачение и разоблачение теорий заговора

Остановить распространение теорий заговора сложно. Не существует универсального подхода. Это зависит от уровня воздействия. С людьми, которые твердо верят в теории заговора, чрезвычайно сложно связаться.

Уровень 1: Низкая подверженность теориям заговора

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСЬ — Люди, обладающие полномочиями, становятся более устойчивыми:

  1. Предупредите людей с самого начала о существовании теорий заговора.
  2. Поощряйте рациональное мышление, задавайте вопросы и проверяйте факты.
  3. Предупредить людей об аргументах, лежащих в основе наиболее распространенных теорий заговора COVID-19 и ключевых чертах конспиративного мышления — подозрительности к официальным сообщениям, невосприимчивости к свидетельствам обратного, переосмыслению случайных событий как части более широкой закономерности.

Уровень 2: Высокая степень подверженности теориям заговора

РАЗБЛОКИРОВКА — Факты и логика

ДО

  1. Сосредоточьтесь на фактах, которые вы хотите сообщить, а не на мифе, который вы хотите развенчать.
  2. Выберите свою цель — автора, источник или логику теории заговора.
  3. Всегда четко заявляйте, что информация неверна, прежде чем цитировать теорию заговора.
  4. Дайте альтернативное объяснение, основанное на фактах.
  5. Если возможно, используйте наглядные пособия для подтверждения своих аргументов.

НЕЛЬЗЯ

  1. Не сосредотачивайтесь в первую очередь на теории заговора. Не подкрепляйте это.
  2. Не перегружайте информацией.

Знайте, как действовать. Остановите распространение.

Как поговорить с человеком, который твердо верит в теории заговора

Многие теоретики заговора глубоко убеждены в своих убеждениях. Вся их жизнь и мировоззрение сосредоточены вокруг них.

При разговоре с кем-то, кто твердо верит в теорию заговора, имейте в виду, что:

  • Любой аргумент, оспаривающий теорию заговора, может быть воспринят как доказательство того, что вы являетесь участником заговора и укрепляете веру.
  • Они, вероятно, верят более чем в одну теорию заговора.
  • Они, вероятно, спорить трудно отстаивать свои убеждения.

Итак, что вы можете сделать?

  • Поощряйте открытые дискуссии и вопросы.
  • Задавайте подробные вопросы об их теории, чтобы вызвать саморефлексию.
  • Зарегистрируйте доверенных бывших теоретиков заговора, которые когда-то верили в то же самое.
  • Будьте осторожны и используйте различные источники по теме.
  • Не высмеивайте. Постарайтесь понять, почему они верят в то, во что верят.
  • Проявите сочувствие. Часто человек действительно может быть напуган и расстроен.
  • Шаг за шагом. Сосредоточьтесь на простых фактах и ​​логике, а не на каждой детали.
  • Не дави. Слишком сильное давление может иметь неприятные последствия. Дайте им время обработать и попробуйте еще раз.

Используйте сочувствие и вопросы. Остановите распространение.

Теории заговора: ссылка на COVID-19

COVID-19 — это новое заболевание, вызванное недавно обнаруженным коронавирусом.Научные данные показывают, что коронавирусы обычно происходят от животных. Животный источник COVID-19 еще не подтвержден (ВОЗ, 2020).

Неопределенность, страх и сложность пандемии COVID-19 подпитывают связанные теории заговора. Они пытаются «объяснить», почему произошла пандемия и кому это выгодно.

Глобальное исследование 28 округов показало, что более 3 из 10 опрошенных считают, что иностранная держава или другая сила намеренно вызывает распространение вируса COVID-19 (Gallup International, март 2020 г.).

Будьте осторожны, теории заговора обманчивы: они игнорируют научные доказательства и ложно обвиняют людей и группы, которые , а не несут ответственность за пандемию. Не делись ими.

Какие красные флажки?

  • Утверждает, что вирус был искусственно создан (например, в лаборатории) людьми, имеющими особый интерес (например, сокращение мирового населения).
  • Утверждает, что вирус распространялся намеренно или его естественное распространение искусственно увеличивалось, чтобы причинить вред как можно большему количеству людей (например,грамм. через сигналы 5G).
  • Утверждает, что вакцины и лекарства намеренно не используются, чтобы не нарушить распространение и не причинить вред как можно большему количеству людей.
  • Утверждает, что определенные санитарные меры для противодействия распространению вируса используются для намеренного вреда или контроля общества (например, вакцины, маски).

Помните: никто не несет ответственности за создание вируса, но мы все можем помочь обуздать эпидемию.

Положитесь на проверенную информацию. Если сомневаетесь, не делитесь.Остановите распространение.

Конкретные меры противодействия теориям заговора

Если вы уверены, что определили теорию заговора, реагируйте, а не игнорируйте. Вот несколько конкретных способов:

В социальных сетях:

  • Комментарий с проверенной информацией (например, с сайтов проверки фактов)
  • Не делитесь постом

На сайтах и ​​в блогах:

  • Свяжитесь с автором или веб-менеджером, предоставив проверенную информацию, и попросите их внести исправления
  • ЗАПРЕЩАЕТСЯ делиться сайтом или записью в блоге

В СМИ:

  • Связаться с редакцией
  • Свяжитесь с вашим местным / национальным советом по прессе или пресс-омбудсменом
  • НЕ делитесь материалом

Положитесь на проверенную информацию.Противодействовать ложной информации. Остановите распространение.

Как журналисты могут освещать теории заговора?

Надежные источники информации необходимы для противодействия распространению теорий заговора и дезинформации. Журналисты должны сообщать о событиях ответственно, используя проверенные источники, стараясь не укреплять теории заговора. Это может быть проблемой.

При освещении теорий заговора журналисты должны:

  • Подчеркните основные факты, а не теории заговора в заголовках
  • Подчеркните основные факты в основном тексте, используя проверенную информацию
  • Предупредить о распространении связанных теорий заговора, прежде чем ссылаться на них
  • Объясните, как они вводят в заблуждение

Будьте качественным журналистом.Положитесь на проверенную информацию. Остановите распространение.

Выражаем благодарность Майклу Баттеру, соавтору COMPACT Guide to Conspiracy Theories , а также Джону Куку и Стефану Левандовски, авторам The Debunking Handbook и The Conspiracy Handbook .

Почему люди верят в теории заговора, с Карен Дуглас, доктор философии

Ким Миллс: За последний год, когда COVID-19 облетел весь мир, теории заговора быстро последовали.Прошлой весной десятки вышек сотовой связи были подожжены по всей Европе на фоне теорий заговора о том, что вышки 5G распространяют COVID-19. В январе фармацевта из Висконсина обвинили в преднамеренном уничтожении сотен доз недавно доступной вакцины от COVID 19, поскольку он верил в теорию заговора о том, что вакцина изменит ДНК человека. Некоторые люди утверждают, что сам вирус был разработан китайцами.

Это не единственные теории заговора, набирающие популярность прямо сейчас.Сентябрьский опрос Pew Research Center показал, что более половины американцев хоть немного слышали о QAnon, сложной сети теорий заговора в поддержку Трампа, зародившихся на доске сообщений 4chan. В ноябре в Конгресс были избраны два кандидата, выразившие поддержку теорий QAnon. Так как же возникают подобные теории заговора и почему они сохраняются?

Кто, скорее всего, им поверит и почему? Есть ли способ бороться с теориями заговора, когда они появятся? И каковы последствия их распространения для отдельных людей и обществ? Добро пожаловать на «Говоря о психологии», ведущий подкаст Американской психологической ассоциации, в котором исследуются связи между психологической наукой и повседневной жизнью.

Я Ким Миллс. Сегодня у нас в гостях доктор Карен Дуглас, профессор социальной психологии Кентского университета в Великобритании. Доктор Дуглас более десяти лет изучал теории заговора, и она присоединяется к нам, чтобы рассказать об их истории, причинах и последствиях. Спасибо, что присоединились к нам, доктор Дуглас.

Карен Дуглас, доктор философии: Привет Ким. Большое спасибо за приглашение. Всем привет.

Mills: Итак, давайте начнем с определения. Это всегда хорошее место для старта.Что считается теорией заговора? Я привел несколько примеров во введении, но как вы определяете теории заговора в своем исследовании? Каковы их общие характеристики?

Дуглас: Что ж, теорию заговора обычно можно определить как предполагаемый заговор, осуществляемый тайно, обычно группой влиятельных людей, преследующих какую-то зловещую цель. Так что они могут получить какую-то выгоду от того, что они делают, и они обычно не заботятся о людских интересах. Обычно свои интересы в глубине души.

Mills: Некоторые люди думают, что вера в теоретиков заговора в последние годы усиливается благодаря социальным сетям, но в статье несколько лет назад вы пришли к выводу, что это не обязательно правда. Вместо этого вы обнаружили, что теории заговора всегда процветали во времена кризисов и социальных потрясений, с примерами, восходящими к сожжению Рима во время отсутствия Нерона, и что последнее десятилетие не было особенно склонным к заговорам, чем прошлое. Можете ли вы рассказать об этом и как исследователи это измеряют?

Дуглас: Конечно.Да, это определенно тот случай, когда теории заговора могут быть с нами. Верить в теории заговора и с подозрением относиться к действиям других людей — это в некотором смысле довольно адаптивная вещь. Мы не обязательно хотим доверять всем и доверять всему, что происходит вокруг нас. И поэтому они всегда были с нами, и до некоторой степени люди есть все, я думаю, вы могли бы назвать любого теоретиком заговора, если вы хотите использовать этот термин в тот или иной момент.

Так что да, они всегда были там.Люди всегда верили в теории заговора. Насколько мы помним, у людей были эти убеждения в заговоре и эти подозрения в отношении действий враждебных коллективов людей. Это просто способ, которым мы в какой-то степени настроены. И с точки зрения того, как мы измеряем степень веры людей в теории заговора, вы можете делать это разными способами. И как сейчас социальный психолог, мы обычно измеряем веру в теории заговора, просто задавая людям вопросы о том, в какой степени они поддерживают определенную идею или насколько они верят в то или иное утверждение.

И вы можете измерить эти виды убеждений по конкретным вопросам. Так, например, если вы хотите узнать, насколько кто-то верит в теории заговора против вакцины, вы можете попросить людей прочитать кучу заявлений о теориях заговора против вакцины. Так, например, фармацевтические компании скрывают информацию об эффективности и безопасности вакцины. А затем вы спрашиваете их, насколько они верят этому утверждению или насколько они согласны с ним, насколько они считают его правдоподобным.Это можно сделать разными способами. И еще один способ использовать то, что некоторые утверждают, — это лежащая в основе тенденция просто верить в теории заговора в более общем плане.

Вы можете задать более общие вопросы или попросить людей оценить степень их веры в такие заявления, как например, правительства часто скрывают от людей секреты для достижения своих целей. Итак, более общие понятия о заговоре вроде этого. Поэтому мы просто попросим участников прочитать такие сегменты и написать, в какой степени они с ними согласны.Обычно по шкале от «категорически не согласен» до «полностью согласен» с такими вещами. И затем обычно мы придумываем среднюю меру веры в заговор или общую оценку, я полагаю, для каждого человека. А затем мы будем искать связи между такими убеждениями и различными другими психологическими факторами.

Mills: Так что вера всегда существует. Со временем заговоры могут измениться, но мне интересно, были ли в истории такие моменты, когда теории заговора резко усиливались?

Дуглас: Не обязательно, это не то, что я действительно исследую в своих собственных исследованиях, но, естественно, многие люди очень обеспокоены в тот момент, когда мы наблюдаем небольшой всплеск и верование теорий заговора во всей ситуации с коронавирусом а также в США с недавними президентскими выборами.И я думаю, время покажет, были ли теории заговора на подъеме в этот конкретный момент времени по сравнению с прошлым или будущим.

Но определенно существует довольно много опасений по поводу появления теорий заговора. Мне сложно сказать, есть они или нет, потому что у меня действительно нет данных, чтобы поддержать так или иначе. Но я думаю, что это определенно так, что даже если мы не можем с уверенностью сказать, что социальные сети увеличили количество теорий заговора, это определенно изменило способ доступа людей к этой информации, способы, которыми они делятся этой информацией, а также Я чувствую, что во многих случаях людям, у которых, как я полагаю, есть скрытая тенденция верить в ту или иную теорию заговора или теории заговора в целом, людям намного легче найти такую ​​информацию сейчас, чем когда-либо прежде. .

И люди могут быть поглощены этой информацией. Они могут искать эту информацию только в Интернете. Таким образом, они могут обращаться к определенным источникам, игнорируя другие источники, которые противоречат их взглядам, так что в конечном итоге их отношение к этим конкретным предполагаемым заговорам может стать еще более поляризованным. Так что отношение людей может стать сильнее. Поэтому я предполагаю, что я пытаюсь сказать, что даже если у нас нет доказательств того, что теоретизирование заговора увеличилось, и время покажет, правда это или нет.Я действительно думаю, что отношение людей стало сильнее в результате взаимодействия, обмена и потребления этой информации в социальных сетях и в Интернете в целом.

Mills: Мне просто интересно, я думаю, что читал, что, возможно, на рубеже 20-го века из-за промышленной революции наблюдался заметный рост теории заговора. А потом также в конце Второй мировой войны в начале холодной войны. Это точно?

Дуглас: Я думаю, что наткнулся на одно исследование, которое предполагает, что это так.Но да, доказательства действительно весьма ограничены и взяты только из источников определенного типа, таких как письма в газеты и тому подобное. Так что действительно трудно сказать, но для меня есть смысл, что в истории были определенные периоды, когда теории заговора были бы более заметными. И лично я думаю, что мы могли бы быть в одном из тех периодов прямо сейчас.

Mills: Давайте немного поговорим о психологических факторах, которые мотивируют людей верить в теории заговора.Я знаю, что в своем исследовании вы выделили три области, которые вы называете эпистемическими, экзистенциальными и социальными мотивами. Вы можете объяснить, что это такое, что означают эти термины?

Дуглас: Да, конечно. Мы утверждаем, что людей привлекают теории заговора, чтобы удовлетворить или в попытке удовлетворить три важных психологических мотива. Первый из этих мотивов — эпистемические мотивы. Вкратце, я полагаю, что эпистемические мотивы на самом деле просто относятся к потребности в знаниях и определенности, и я предполагаю, что мотив или желание иметь информацию.И когда происходит что-то важное, когда происходит большое событие, люди, естественно, хотят знать, почему это произошло. Им нужно объяснение, и они хотят знать правду. Но они также хотят быть уверены в этой истине.

И некоторые психологические данные свидетельствуют о том, что людей привлекают теории заговора, когда они действительно чувствуют себя неуверенно либо в конкретных ситуациях, либо в более общем плане. Есть и другие эпистемологические причины, по которым люди верят в теории заговора в отношении такого рода потребности в знаниях и уверенности.Таким образом, люди с более низким уровнем образования склонны быть привлечены к теориям заговора. И мы не утверждаем, что это потому, что люди неразумны. Просто им не разрешили или не предоставили доступ к инструментам, которые позволили бы им различать хорошие источники и плохие источники или заслуживающие доверия источники и ненадежные источники. Так что они ищут эти знания и уверенность, но не обязательно ищут в нужных местах.

Второй набор мотивов мы бы назвали экзистенциальными мотивами.И на самом деле они просто ссылаются на потребности людей быть или чувствовать себя в безопасности в мире, в котором они живут. А также чувствовать, что у них есть какая-то власть или автономия в отношении того, что с ними происходит. Итак, опять же, когда что-то происходит, людям не нравится чувствовать себя бессильными. Им не нравится выходить из-под контроля. Таким образом, использование теорий заговора может, я думаю, по крайней мере позволить людям почувствовать, что у них есть информация, которая, по крайней мере, объясняет, почему они не контролируют эту ситуацию.Исследования показали, что люди, которые действительно чувствуют себя бессильными и разочарованными, склонны больше тяготеть к теориям заговора.

Последний набор мотивов мы бы назвали социальными мотивами, и они относятся к желанию людей чувствовать себя хорошо как личности, а также чувствовать себя хорошо с точки зрения групп, к которым они принадлежат. И я думаю, что на индивидуальном уровне людям нравится чувствовать … Что ж, им нравится иметь высокую самооценку. Им нравится чувствовать себя хорошо. И потенциально один из способов сделать это — почувствовать, что у вас есть доступ к информации, которой другие люди не обязательно имеют.

И это довольно распространенный риторический инструмент, который люди используют, когда говорят о теориях заговора, что все остальные — какие-то овцы, но они знают правду. У них есть правда. И такая вера, я думаю, ощущение, что вы владеете информацией, которой нет у других, может дать вам чувство превосходства над другими. И мы обнаружили, и другие также показали, что потребность в уникальности и необходимость, я думаю, выделяться среди других связаны с верой в теории заговора.

И это происходит и на уровне группы. Таким образом, люди, у которых есть чрезмерное чувство важности групп, к которым они принадлежат, но в то же время чувство того, что эти группы недооцениваются, а также подобные чувства, привлекают людей к теориям заговора, особенно теориям заговора относительно их группы. Таким образом, имея такого рода убеждения, вы можете поддерживать идею о том, что ваша группа хорошая, нравственная и порядочная, в то время как другие являются злодеями, которые пытаются разрушить ее для всех остальных.

Эти три основных мотива … Эти три психологических мотива, эпистемический, экзистенциальный и социальный, я думаю, можно обобщить психологическую литературу по теориям заговора по этим трем мотивам. Так что да, это то, о чем мы спорим.

Миллс: Какую роль, если таковая имеется, играет нарциссизм в вере в теории заговора? Люди, которые склонны к большему нарциссизму, также верят в эти теории как в средство получения социального капитала?

Дуглас: Да, конечно.Это правда. И это то, о чем я имел в виду. Это также связано с идеей необходимости уникальности. Думаю, это еще одно ваше нарциссическое представление. Вы владеете информацией, которой нет у других людей. Вы отличаетесь от других людей, и это отличает вас от других. Но да, нарциссизм на индивидуальном уровне был связан во многих исследованиях с верой в теории заговора.

А также этот нарциссизм на групповом уровне, поэтому чрезмерно раздутое чувство важности вашей собственной группы.Такое неуверенное чувство в отношении собственной группы также связано с верой в теории заговора. Итак, да, нарциссизм — одно из тех индивидуальных различий, переменных, которые коррелируют с верой в теории заговора.

Mills: Итак, несколько минут назад вы говорили об уровне образования как об одном из факторов. И мне интересно, что насчет других демографических категорий, таких как возраст или пол? Видите ли вы какие-либо ассоциации между ними и тенденцией верить в теории заговора?

Дуглас: Да.Что касается возраста, то да. В нашем исследовании мы обычно обнаруживаем, что пожилые люди верят в теории заговора меньше, чем молодые. Это, как правило, обнаруживается в большинстве проведенных нами исследований. Так что между верой в заговор и возрастом просто есть корреляция. Это отрицательная корреляция, поэтому чем вы старше, тем меньше верите в теории заговора. Или, наоборот, чем вы моложе, тем больше верите в теории заговора. И это, как правило, проявляется почти всегда.Что касается пола, по крайней мере, в исследованиях, проведенных мной и моими коллегами, мы никогда не обнаружили никаких гендерных различий с точки зрения веры в заговор. Поэтому, когда мы измеряем веру в теории заговора с помощью этих психологических шкал, мы никогда не обнаруживали, что мужчины верят больше, чем женщины, или женщины, верят больше, чем мужчины, или кто-то еще. Мы никогда ничего подобного не находили.

Я думаю, что одно или два исследования могли показать гендерные различия для конкретных теорий заговора. Я знаю об этом недавнем исследовании, и я не могу вспомнить, в каком направлении оно развивалось на самом деле, но оно показало, что с точки зрения теорий заговора COVID-19 существует какое-то гендерное различие.Но лично я никогда не находил этого, что, на мой взгляд, очень интересно и в каком-то смысле противоречит интуиции. Потому что, если люди думают о прототипах теоретиков заговора, опять же, если вы хотите использовать этот термин для описания людей, они обычно думают о белом мужчине средних лет. И это может быть случай с выдающимися теоретиками заговора. Ваши известные люди, которые распространяют эти теории заговора, но не обязательно ваш обычный человек, который потребляет эту информацию в Интернете и решает, правда это или нет.Мы действительно не находим там гендерных различий.

Mills: Это действительно интересно. Я имею в виду, потому что это было тогда, когда здесь, в Вашингтоне, был захвачен Капитолий США, и казалось, что там было много мужчин младшего и среднего возраста. Я имею в виду, конечно, в этом были вовлечены женщины, но в этом был смысл. И, конечно же, это теория заговора, согласно которой выборы Трампа были украдены.

Дуглас: Да. Да, это правда. Это очень интересно.И, конечно же, я смотрел это в новостях и думал примерно о том же. Но я думаю, что, вероятно, есть разница в человеке, который сидит дома и читает эту информацию в Интернете, а затем решает, правда это или нет, и в людях, которые готовы пойти и штурмовать здание или выйти и активно выйти. вызывать проблемы, основанные на этих заговорных убеждениях. Так что, вероятно, там много всего происходит, но с точки зрения того, как мы измеряем веру в теории заговора, мы просто этого не делаем, с такими видами гендерных различий, которые могут показаться очевидными, похоже, что в исследованиях действительно не играет роли. я полагаю, что мы делаем с обычным населением.

Mills: Другое ваше исследование показало, что люди, которые верят в одну теорию заговора, с большей вероятностью верят в другие, даже если эти теории прямо противоречат друг другу. Так, например, чем больше ваши участники верят, что принцесса Диана инсценировала свою смерть, тем больше они верят, что она была убита. И, конечно же, в этом нет никакого смысла. Не могли бы вы объяснить это?

Дуглас: Да, конечно. Да. Мы считаем, что это очень интересная находка.Очевидно, мы как бы начали с того, что в литературе часто обнаруживается, что если люди верят в одну теорию заговора, то они, вероятно, поверят в другие. Другими словами, есть что-то, что скрепляет эти убеждения. Итак, нам было интересно узнать, ну что это? Эта лежащая в основе система убеждений или лежащая в основе установка может означать, что эти убеждения о заговоре сохраняются одновременно, даже если они противоречат друг другу.

Итак, мы начали эти исследования, и поэтому мы попросили участников этих исследований оценить степень, в которой они согласны с различными теориями заговора.Например, принцесса Диана была убита королевской семьей. Еще один, что она была убита МИ5, тоже не имеющая ничего общего с королевской семьей или другими, но, что очень важно, я думаю, что она была убита и мертва. И еще, что ей помогли инсценировать собственную смерть, и что она как бы переживает это где-то на острове, прекрасно проводя время. По сути, невозможно быть живым и мертвым одновременно. А также участников —

чел.

Миллс: В отличие от кота Шредингера.

Дуглас: Ага, вот и все. Мы думали, что люди не будут поддерживать эти две теории заговора одновременно, но оказалось, что это так, или, по крайней мере, они были готовы принять идею, что обе эти теории могут быть правдой.

Но мы также измерили, насколько люди верят, я полагаю, в основную теорию заговора о том, что что-то просто не так. Что-то происходит и что-то скрывается. И мы обнаружили, что некоторые люди действительно поддерживали эти противоречивые теории заговора или, опять же, по крайней мере, были склонны поддерживать эти две идеи одновременно.Но как только мы также приняли во внимание степень их уверенности в том, что что-то произошло, эти отношения фактически исчезли. Таким образом, связь между противоречивыми убеждениями объяснялась, я полагаю, лежащей в основе верой в то, что что-то скрывается.

Итак, вы можете объяснить, почему люди будут поддерживать эти противоречивые идеи, потому что обе эти идеи согласуются с основной идеей о том, что есть что-то не совсем правильное. Так что не обязательно говорить, что они определенно поверят, что принцесса Диана мертва, и в то же время верят, что она все еще жива, но они будут счастливы принять идею о том, что эти две вещи возможны, если они также будут развлекать вера в то, что в тех событиях было что-то не так.

Миллс: Ага. Это помогает объяснить это, по крайней мере, немного. Что же делает теорию заговора популярной и стойкой? Существуют ли одни типы теорий, более устойчивые, чем другие, или более устойчивые? Как будто земля плоская, существует с незапамятных времен. Так есть ли характеристики, которые делают их более липкими?

Дуглас: Это не то, что я исследовал на себе, если честно, но я думаю, что это интересный вопрос.Совершенно верно, что некоторые теории заговора выдерживают испытание временем, а другие просто исчезают. Я думаю, что в теориях заговора должны быть определенные черты, те, которые существуют, и те, которые нет. Я лично не знаю, что это такое, но думаю, что одна вещь, которая имеет тенденцию быть очень, очень распространенной, — это то, что мероприятие очень, очень большое. Событие, которое объясняется теорией заговора, очень, очень большое и важное и обычно связано с чем-то большим политическим или социальным значением.Многие другие теории заговора, с которыми вы могли столкнуться, как бы исчезают. Думаю, большую часть времени мы просто не понимаем, почему они не прижились. Но многие из них делают. Ага. Это действительно интересный вопрос.

Mills: Это направление исследований, которым вы должны заниматься.

Дуглас: Да, да. Ах, да. Определенно есть. Ага. Я думаю, что другие исследователи начали задавать такого рода вопросы, и я попытался, я полагаю, не систематизировать, а вроде как, я думаю, даже не классифицировать теории заговора, а попытаться выделить некоторые из этих особенностей.Но на самом деле это очень сложно, потому что их так много о разных событиях.

И вы указали на теорию заговора о плоской Земле, которая существовала всегда, но на долгое время исчезла, а затем в последние годы, кажется, снова стала популярной, и мне действительно довольно трудно это объяснить. Я имею в виду, у меня есть теория по поводу этой теории заговора, согласно которой люди в настоящее время становятся менее доверчивыми к науке и ученым, поэтому мы, возможно, наблюдаем возвращение подобных идей.Но да нет. Я думаю, что это действительно очень интересный вопрос, потому что дело не в том, что даже если некоторые из них исчезают, они уходят, но затем они возвращаются снова или снова возвращаются в другой форме или определенных теориях заговора о конкретных вещах, например, говорят против -вакцины или теории заговора, связанные со здоровьем, могут быть заново изобретены для новых вещей, которые происходят, например, теории заговора 5G о людях, которые заболевают от [неразборчиво 00:25:10] масок и тому подобного.

Итак, такого рода теории заговора существовали всегда.Я полагаю, они как бы видоизменяются, если хотите. Они меняются. Но да, я думаю, что это действительно интересный вопрос, на который я, как социальный психолог, не могу, к сожалению, ответить очень хорошо.

Mills: Есть ли способ эффективно опровергнуть теорию заговора, когда она появится? Я имею в виду, вы можете просто представить факты? Как вы говорили об антиваксерах, о том факте, что статья в Lancet привела к появлению многих убеждений, что дети становятся аутичными в результате вакцинации.А потом выяснилось, что статья фальшивая. Он был основан на неверных данных и был отозван, но некоторые люди до сих пор придерживаются этого мнения. Так есть ли способ остановить распространение этих теорий?

Дуглас: Да. Есть способы сделать это, но, конечно, это очень сложно. Это очень и очень сложно. Как только эти теории заговора появятся и люди поверят им, тогда иногда люди могут очень, очень сильно держаться за эти убеждения и очень, очень сильно их защищать.И если эти установки очень, очень сильны, то, конечно, из других областей психологии мы знаем, что, я полагаю, трудно оспаривать установки, которые очень сильны. Сложно поменять. Такое отношение очень сложно изменить.

Итак, да, это вызов, но есть вещи, которые можно сделать. И появилось много исследований, особенно в последние годы, с точки зрения того, как бороться с дезинформацией? Как вы относитесь к теориям заговора? А предоставление людям фактов действительно работает в определенных ситуациях.В ходе некоторых наших собственных исследований мы действительно обнаружили, что довольно эффективно предоставлять людям фактическую информацию, предоставлять людям факты. И особенно это касалось вакцин, прежде чем они подверглись теориям заговора, а затем теория заговора перестала быть популярной. Но как только люди знакомятся с теорией заговора, они дают им, я думаю, … Извините, соответствующая или правильная информация впоследствии на самом деле не работает. Итак, другие взяли эту информацию и начали искать способы сделать людям прививку от дезинформации и сделать прививку от теорий заговора, фальшивых новостей и всего прочего, что, похоже, тоже работает.Другими словами, вы даете людям либо правильную информацию, либо некоторую слабую дезинформацию до того, как они подвергаются наихудшей из них, а затем это помогает им противостоять ей.

Существуют и другие методы, которые использовали люди, которые также использовали исследователи, и просто чтобы дать вам еще один пример, некоторые исследователи рассматривали идею предоставления людям предварительного предупреждения или предупреждения о том, что они могут быть разоблачены. к дезинформации. И если люди считают, что информация, которую они могут получить, может вводить в заблуждение, и у них есть эта информация заранее, то это иногда также может помочь им противостоять дезинформации.Я думаю, что все это действительно очень ценные инструменты, но, конечно, иногда дезинформация уже готова, так что до людей сложно добраться до людей. Итак, я полагаю, вам придется прибегнуть к традиционным методам опровержения, таким как использование последовательных и сильных контраргументов.

Но я думаю, что эти другие методы предоставляют реальные возможности помочь людям противостоять теориям заговора в целом, с которыми они могут столкнуться в будущем. Итак, если вы дадите людям такие способы, как мне кажется, критически относиться к информации и думать: «Ну, хорошо, я могу подвергнуться дезинформации.Эта дезинформация находится где-то поблизости, поэтому я буду ее искать, «тогда она действительно может помочь людям сопротивляться ей, когда они столкнутся с ней в следующий раз. Если это имеет смысл.

Миллс: Ага. Похоже на методы, которые они пытаются использовать прямо сейчас с вакцинами COVID-19, заранее предупреждая людей, что если у вас есть особая аллергия, у вас может быть реакция. Этого и следовало ожидать. И тем не менее, это похоже на игру в крота, потому что они говорят обо всем этом и стараются быть как можно более прозрачными, и все же приходит кто-то, кто говорит, что мРНК, которая участвует в этом, действительно работает. изменить ДНК в вашем теле.Как с этим бороться?

Дуглас: Ага. Это очень и очень сложно, и все время появляются новые теории заговора. Это в точности как в той игре. У вас есть один, а затем вы постоянно пытаетесь отразить еще один. Это очень и очень сложно. Там много всего происходит, много чего происходит.

Mills: И, конечно же, все это осложняется тем фактом, что иногда заговоры действительно существуют, а иногда у людей могут быть глубоко укоренившиеся веские причины не доверять власти.Так, например, опросы общественного мнения показали, что чернокожие американцы с меньшей вероятностью скажут, что они будут принимать вакцину COVID, и более опасаются ее безопасности, потому что они давно подвергаются жестокому обращению со стороны медицинского истеблишмента. Итак, есть ли способ уравновесить это осознание здоровым скептицизмом теорий заговора?

Дуглас: Да. Опять же, это чрезвычайно сложно, и вы абсолютно правы, что у некоторых людей есть очень веские причины с подозрением относиться к подобным вещам из-за прошлых событий.Таким образом, задача становится еще более сложной. И я не знаю решения этой проблемы, кроме того факта, что люди, которые пытаются бороться с дезинформацией, должны будут чутко относиться к этим опасениям и, возможно, быть более целенаправленными в своих усилиях по опровержению дезинформации, будучи чувствительными к этим историческим событиям. также.

Итак, не обязательно быть универсальным подходом к дезинформации, просто не может быть, потому что обстоятельства у всех разные, и мы знаем, что разные сообщества по-разному относятся к вакцинам и другим вещам, по очень веским причинам. .Так что это, конечно, огромная проблема для любого, кто пытается бороться с потенциальной дезинформацией о вакцинах и других вещах, но также, да, особенно с COVID, с нежеланием принимать вакцину.

Mills: Итак, какие аспекты теории заговора вы рассматриваете сегодня? К чему вы направляетесь?

Дуглас: На самом деле в данный момент происходит довольно много вещей. Думаю, меня действительно интересует преднамеренное использование теорий заговора в качестве политического средства.Итак, я провел некоторое исследование, я думаю, глядя на то, как люди воспринимают других, которые, кажется, используют теории заговора, и видят ли они эти действия как преднамеренные или преднамеренные, а также каковы последствия этого. Я также интересовался самим термином теория заговора и термином теоретик заговора и тем, как люди используют эти термины, используют ли они их, я думаю, специально для выражения идей других людей, или они просто используют эти термины, когда они просто не верю… что они не верят определенной идее, а также влияние этих условий на то, действительно ли кто-то во что-то верит.

Чем еще я занимался? О, довольно много всего происходит. Я довольно много писал о теориях заговора COVID-19, а также, в целом, мои исследования в основном сосредоточены на последствиях веры в теории заговора. Итак, в различных областях, таких как вакцины, изменение климата, политика в различных областях, в частности, какое влияние теории заговора оказывают на отношения, убеждения и поведение людей.Итак, я много занимался подобными вещами.

Mills: Что ж, это потрясающая область для изучения, и мы ценим ту работу, которую вы здесь делаете, и помогаете нам лучше понять некоторые способы работы человеческого разума. Итак, большое спасибо за то, что присоединились к нам сегодня, доктор Дуглас.

Дуглас: Что ж, спасибо. Было приятно.

Mills: Если вы хотите узнать больше о психологических исследованиях теорий заговора и других видов дезинформации, загляните в Monitor on Psychology , журнал Американской психологической ассоциации.Вы можете найти его на сайте www.apa.org/monitor. Вы можете найти предыдущие выпуски «Разговора о психологии» на нашем веб-сайте www.speakingofpsychology.org или там, где вы получаете свои подкасты. Если у вас есть комментарии или идеи для будущих подкастов, напишите нам по адресу [email protected] Это говорит о психологии, все одним словом, @ apa.org. «Говоря о психологии» продюсирует Леа Винерман. Наш звуковой редактор — Роб Анейва. Спасибо, что слушали Американскую психологическую ассоциацию. Я Ким Миллс.

Теория о теориях заговора

«Имейте в виду, личностные тесты не очень хорошо измеряют то, что мы не очень хорошо понимаем», — сказал Боуз. «Вы получите нечеткое изображение, особенно в первый раз».

Черты личности, которые были прочно связаны с убеждениями о заговоре, включали некоторых обычных подозреваемых: права, эгоцентричную импульсивность, хладнокровие (уверенный сборщик несправедливости), повышенный уровень депрессивного настроения и тревожности (угрюмая фигура, ограниченная возрастом или возрастом). обстоятельство). Другой возник из анкеты, направленной на оценку расстройств личности — модель мышления, названная «психотизмом».

Психотизм — это основная черта так называемого шизотипического расстройства личности, которое частично характеризуется «странными убеждениями и магическим мышлением» и «параноидальными идеями». На языке психиатрии это более легкая форма полномасштабного психоза, повторяющегося бредового состояния, которое характерно для шизофрении. Это образец магического мышления, который выходит далеко за рамки суеверий, связанных с разнообразием садов, и обычно воспринимается в обществе как разрозненный, сверхъестественный или непривычный.

Со временем, возможно, какой-нибудь ученый или терапевт попытается поставить диагноз верующим в заговоры Большой лжи, которые кажутся совершенно не соответствующими действительности.На данный момент, сказал доктор Пенникук, достаточно знать, что, когда они отвлечены, люди с гораздо большей вероятностью будут пересылать заголовки и статьи, если вообще не проверяют свои источники.

«Как правило, люди не хотят распространять ложный контент», — сказал он. «Но в такое время, когда люди беспокоятся о вирусе, заголовки вроде« Витамин С лечит Covid »или« Это все обман », как правило, широко разлетаются. В конце концов, эти вещи достигают Сумасшедшего Дядюшки, который затем делится ими »со своими единомышленниками.

Теории заговора о секретных правительственных заговорах, вероятно, никогда не выйдут из моды, и на определенном уровне они служат защитой от реальных заговоров, официальных и иных. Новое исследование предполагает, что что касается кровососущих мультфильмов, то они, вероятно, тоже будут хранителями. У них есть основная аудитория, и в цифровую эпоху ее участники быстро найдут друг друга.

[ Поставьте лайк на странице Science Times на Facebook. | Подпишитесь на информационный бюллетень Science Times. ]

Как реагировать на теории заговора о коронавирусе от вашей семьи

  • Новый коронавирус принес с собой поток теорий заговора.
  • Когда будущее кажется неопределенным или люди чувствуют недостаток контроля, они обращаются к теориям заговора, чтобы понять, что происходит в мире.
  • Эксперты говорят, что всегда лучше понять корень проблемы, как они себя чувствуют, чем пытаться опровергнуть конкретные теории.
  • Посетите домашнюю страницу Insider, чтобы узнать больше.

Из-за того, что о COVID-19 ничего не известно, существует множество теорий заговора. В Интернете существует так много информации, что Всемирная организация здравоохранения объявила «инфодемией» ложной информации о вирусе.

Хотя теории заговора существовали всегда, социальные сети означают необоснованные и даже вредные предположения, которые могут достигнуть миллионов людей за секунды, прежде чем они будут проверены или подвергнуты цензуре.

В ответ сайт проверки фактов Snopes создал специальный сборник теорий заговора COVID-19 и доказательств, которые их оспаривают. Википедия создала специальную команду из 150 редакторов, обладающих знаниями в области здравоохранения и науки, которые внимательно следят за людьми, добавляющими теории заговора в онлайн-энциклопедию.

Но многие из нас чувствуют себя обязанными добавить еще один уровень проверки фактов, когда эти разговоры происходят в автономном режиме между членами семьи. Отказаться от теорий заговора может быть сложно, особенно если вы находитесь на карантине с кем-то, кто им верит.

Вот несколько советов, как противостоять теориям заговора, которые разделяет ваша семья.

Люди обращаются к теориям заговора, чтобы объяснить, что происходит в неопределенные времена

На протяжении всей истории люди обращались к теориям заговора во времена большой неопределенности и стресса. Вера в теории заговора подпитывается «отсутствием уверенности и потерей контроля», — говорит Джоан Миллер, доцент Университета Делавэра, изучавшая теории заговора.

«Очевидно, что во время пандемии многие из нас сталкиваются с неуверенностью в своей работе, наших детях, школе и всем остальном, и для нас вполне естественно пытаться объяснить это событие».

Люди обращаются к теориям заговора, чтобы объяснить, что происходит.

«Вера в то, что коронавирус распространяется через вышки 5G, на самом деле дает нам немного контроля, потому что есть с чем бороться», — сказал Миллер. «Иметь злодея утешительнее, чем говорить, что это естественный вирус, который распространяется, и мы не знаем, как его остановить.

Но вера в теории заговора имеет свою цену.

Один врач, лечащий пациентов с COVID-19, сказал NBC News, что иметь дело с теоретиками заговора, которые полагали, что последствия COVID-19 преувеличивались в СМИ, было «вторым по значимости. болезненная вещь, с которой мне пришлось столкнуться, кроме разлуки семьи с любимым человеком ».

Getty

Первое, что нужно сделать, это подумать о том, откуда исходит теория заговора.

«При разговоре с друзьями и членами семьи вы всегда должны сначала пытаться понять корень того, во что они верят», — сказала Insider терапевт Вина Каллинз.«Люди напуганы. А теории заговора обычно мотивируются страхом».

Попробуйте переместить разговор к корню проблемы, а не к деталям теории. «Поговорите об их страхах и опасениях, вместо того чтобы вдаваться в подробности, с которыми никто не согласен», — сказал Каллинз.

Тогда подумайте, кто разделяет теорию. «Подумайте, это тот, кто действовал в семье как своего рода хулиган или антагонист, или это кто-то просто делился тем, что видел в Интернете», — сказал Insider психотерапевт Мэтт Лундквист из Tribeca Therapy.«Я призываю людей начать с подозрений и сказать, подождите минутку, мы говорим о проблеме или этот человек хочет драки».

Лундквист говорит, что в некоторых случаях лучше вообще не вступать в бой. «Можно сказать, что нам лучше не говорить о политике и прекратить это», — сказал он. «Если кто-то думает, что кучка мировых чиновников общественного здравоохранения замешана в каком-то большом заговоре, у вас не будет разумного разговора с этим человеком».

Просите явного согласия при участии в обсуждении

Если это кто-то, с кем у вас добрые отношения, говорит Лундквист, первое, что вам нужно сделать, это попросить явного согласия.

Вы можете сказать что-то вроде: «Вы упоминаете что-то, что может быть неправдой. Вы открыты для меня, разделяя противоположную точку зрения, которая может внести некоторую ясность в проблему?» Затем другой человек должен решить, хочет ли он участвовать в разговоре.

Если они согласны на разговор, начните с того, что спросите больше фактов. «Спросите своего любимого, какие шаги вы можете предпринять, чтобы получить больше доказательств, подтверждающих ваши утверждения», — предлагает Каллинз.

Подумайте о своих источниках

«Важно понимать, что мы живем в тот момент истории, когда достоверные, хорошо обоснованные факты научных исследований или новостных сообщений не имеют значения для многих», — сказал Лундквист. Это означает, что этого недостаточно, чтобы достоверно опровергнуть теорию заговора; вы должны использовать источники, которые человек, с которыми вы разговариваете, не отвергнет.

Фактически, Миллер говорит, что если, например, вы говорите о том, чьи убеждения больше совпадают с Республиканской партией, лучше обратиться к опровержению консервативными СМИ теории заговора, а не к СМИ, которым они могут не доверять.

«Исследования показали, что если разоблачение исходит из маловероятного источника таким пристрастным способом, оно может быть более эффективным», — сказал Миллер. «Не цитируйте источники, которым люди не доверяют».

Getty

Ваша мелодия должна быть спокойной и удаленной.

«То, что, как мы знаем, не работает, является насмешкой, — сказал Миллер.«Насмешки только толкают людей все дальше и дальше в информационный пузырь с такими же людьми».

Вместо этого она рекомендует аргументы, основанные на фактах, и людям никогда не использовать термин теория заговора в дискуссии, потому что это рассматривается как оскорбление.

«Когда вы разговариваете с любимым человеком, тон должен быть своего рода любящим любопытством», — сказал Лундквист. «Если это кто-то, кто занимает более позицию« Я знаю правду », я думаю, что более интеллектуальный тон — это путь».

«Здесь действует золотое правило, — сказал Каллинз.«Говорите с другими так, как вы хотите, чтобы с вами разговаривали. И независимо от того, насколько вы верите в их теории, вы должны относиться к ним так, как вы бы хотели, чтобы кто-то относился к вам в разговоре».

Если вы обнаружите, что ходите по кругу, пора закончить разговор.

У Лундквиста есть «правило троек».

В первый раз, когда вы пытаетесь что-то обсудить, вы можете дать среднюю или длинную версию своей болтовни, сказанную щедро и подкрепленную фактами. Обсуждая это во второй раз, вы даете им более короткую версию и побуждаете людей еще раз взглянуть на факты.В третий раз признайте, что вы не находитесь на той же странице, и отпустите это.

«Есть определенный момент, когда вы продолжаете пытаться убедить сумасшедшего в том, что он сумасшедший, вы становитесь сумасшедшим», — сказал Лундквист. «Если ваш пульс начинает расти, если вы начинаете злиться и нервничать, пора остановиться».

Вы не обязаны опровергать каждую теорию заговора

Миллер недавно собрал некоторые данные, в которых 3000 взрослых американцев были опрошены об 11 теориях заговора COVID-19.Миллер обнаружил, что люди, которые верили в одну теорию заговора, вероятно, верят еще в четыре или пять, и что эти теории заговора вписываются в общую систему убеждений.

«Это означает, что разоблачение любого индивидуального заговора вряд ли будет настолько эффективным для людей, для которых вся эта система убеждений служит ответом на отсутствие контроля», — сказал Миллер. «Это похоже на игру в удар крота, где вы пытаетесь сбить одного, но затем выскакивает другой».

Это означает, что иногда опровержение теорий заговора бесполезно или бесполезно, и что может быть более полезным, так это сохранение вашего психического здоровья.

«Ничего страшного, если у вас вообще нет возможности обсуждать это», — сказал Лундквист. «Живи, чтобы сражаться в другой день, выбери другую битву».

Loading Что-то загружается.

Сноупов и слухов о коронавирусе: веб-сайт разоблачения не может угнаться за дезинформацией

Они сочли, что дело Сильвии Браун представляет собой «смесь» правды и вымысла. Да, Браун написал более десяти лет назад, что «примерно в 2020 году Заболевание, похожее на пневмонию, распространится по всему земному шару, поражая легкие и бронхи и сопротивляясь всем известным методам лечения.Но команда Snopes определила, что «неясно, было ли« предсказание »Брауна более удачным, учитывая, что книга была написана после вспышки атипичной пневмонии». (Браун также предсказал, что болезнь «внезапно исчезнет», а затем вернется через 10 лет. Жюри еще не решено.)

История продолжается под рекламой

Но с тех пор «Сноупс», который копается во всем, от странных городских легенд до сложная государственная политика, была завалена таким количеством вопросов, связанных с covid-19, что веб-сайт не успевает за ними.Компания сделала то, что кажется нелогичным: она сократила операции, опубликовав меньше статей. Отпусков и увольнений не было; но Сноупс поощряет сотрудников, чьи жизни перевернула пандемия, брать отпуск, если это необходимо.

Дэн Эриксон и Артин Массихи стали восходящими звездами в консервативных кругах после проведения 22 апреля пресс-конференции, ставшей теперь вирусной. (The Washington Post)

Это затруднительное положение, с которым сталкиваются другие проверяющие факты и журналисты: поскольку новый коронавирус охватил весь мир , поэтому есть дезинформация о вирусе.Всемирная организация здравоохранения назвала обилие статей, комментариев и сообщений в социальных сетях по этой единственной теме — некоторые точные, некоторые нет — как «инфодемию», которая «затрудняет людям поиск надежных источников и надежных рекомендаций, когда они в этом нуждаются. Это.»

По сравнению с другими крупными новостями, эта пандемия представляет собой особенно трудную задачу для профессиональных проверяющих факты. Многоголовый кризис имеет свои корни в том, что по сути является научной и медицинской историей, требующей от многих журналистов, а не только репортеров, работающих в сфере здравоохранения, чтобы быстро набраться опыта.Covid-19 остается загадкой даже для многих профессиональных ученых, которые могли бы объяснить его репортеру. И ставки высоки: последствия пропаганды ложного метода диагностики или ложного лечения — например, церкви, которая пыталась продать своих членов, употребляя обычное средство для чистки бассейнов — могут быть смертельными.

История продолжается под рекламой

«Я бы хотел, чтобы мы могли сделать больше, но мы просто не можем, и это потому, что, когда растет спрос, нет экономики, которая поддерживала бы увеличение производства в организации, проверяющей факты», — сказал Винни. Грин, генеральный директор Snopes.com. «Единственный способ сделать больше для нас — переложить это бремя на наших сотрудников и попытаться заставить их соответствовать требованиям, даже если они изо дня в день работали в свободное время».

Поскольку дезинформация о новом коронавирусе продолжает распространяться, вот несколько важных советов, которые следует учитывать при просмотре новостей о вспышке. (The Washington Post)

And Snopes зарегистрировал рекордный объем трафика на свой сайт с самого начала кризиса. Грин со ссылкой на Google Analytics сказал, что с конца февраля до конца марта сайт посетили 37 миллионов человек, что на 43 процента больше, чем за предыдущий 30-дневный период.Но более пристальное внимание на веб-сайте не всегда означает больший доход: в наши дни многие новостные агентства бьют рекорды по читательской аудитории, но в них наблюдается снижение продаж рекламы. Некоторые умоляют читателей стать платными подписчиками; Snopes продает премиум-членство.

История продолжается под рекламой

Управляющий редактор Snopes Дорин Маркионни сказала, что ее беспокоила мораль в ее маленькой удаленной редакции. «Попытки не отставать от слухов и дезинформации о covid собирались утопить нас и причинить вред нашим сотрудникам.«

Читатели отправили в Snopes примерно 10 000 запросов, связанных с covid, в течение последних двух недель марта. Вместо того, чтобы пытаться ответить на лавину вопросов, Snopes заявил, что выберет свои цели и расширит достоверные источники, выделив Центры по контролю за заболеваниями и Профилактика и ВОЗ, в частности. (Они также все еще проводят своевременные проверки фактов, не связанных с коронавирусом, например, о том, что жители Флориды якобы находят заполненные порнухой пасхальные яйца в своих почтовых ящиках). , тем более что информация распространяется не только в социальных сетях, но и на таких платформах, как WhatsApp.«Так много организаций ошеломлены количеством запросов, которые они получают от своей аудитории, — сказал Байбарс Орсек, директор Международной сети проверки фактов в Институте Пойнтера.

История продолжается под рекламой

Сеть, в которую входят более 70 участников, запустила базу данных, содержащую более 3000 проверок фактов со всего мира. «Это самое масштабное сотрудничество между проверяющими фактами, и это само по себе является довольно сильным показателем того, что количество дезинформации вокруг COVID-19 беспрецедентно», — сказал Орсек, который оценивает, что организации по проверке фактов во всем мире видят в 10 раз больше запросов, чем обычно.

Совместное использование работы, направленной на опровержение ложных утверждений, — один из подходов к борьбе с дезинформацией. Мифы о вирусе перемещаются из страны в страну вместе с пандемией; Например, специалисты по проверке фактов в Испании начали видеть те же мифы, которые их итальянские коллеги уже развенчали, сказал Орсек. Среди наиболее распространенных теорий заговора: covid-19 — это биологическое оружие, разработанное в лаборатории.

«Читатели во всем мире спрашивают нас о возможных методах лечения и возможном поведении, которое мы можем предпринять, чтобы не заразиться вирусом», — сказал Маркионни.«Мы также опровергаем изрядное количество комментариев президента», например, о том, являются ли гидроксихлорохин и азитромицин «кардинальными изменениями» в борьбе с covid-19.

История продолжается под рекламой

Сайт никогда не переставал заниматься этими видами вопросов, но с годами ребрендинг «Сноупс» превратился в надежного арбитра в сортировке фактов и вымысла в Интернете. «Ну, Сноупс говорит, что это ложь» может стать поводом для дебатов в Интернете.

При нормальных обстоятельствах, Сноупс разоблачает множество странных вещей, например, является ли квокка настоящим животным (да, и это очень мило) и действительно ли спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси использовала ручки на сумму 15000 долларов, чтобы подписать статьи об импичменте президенту Трампу (ложь).

История продолжается под рекламой

«Когда у нас есть целая группа людей, которые задают нам вопрос, независимо от того, какой это, мы не осуждаем вопрос», — сказал Маркионни. «Мы смотрим на это и попробуй дать ответы по этому поводу ».

В наши дни Сноупс поглощен множеством вопросов о COVID-19. Например:

Во многих отношениях пандемия — это беспрецедентное новостное событие. По словам Маркионни, наиболее близким эквивалентом для многих американских журналистов были террористические акты 11 сентября, которые «при всей своей сложности и глубине не обязательно включали в себя научную и медицинскую информацию, свойственную covid».

История продолжается под рекламой

«У этого есть очень специфические научные аспекты, которые значительно усложняют его опровержение, а сам масштаб этого глобального кризиса отличается от 9/11», — добавила она. «Я не думаю, что в моей жизни было что-нибудь подобное».

И 11 сентября 2001 г. предшествовали социальным сетям — сейчас они являются наиболее распространенным средством распространения дезинформации. «В центре внимания [в 2001 г.] были рассылки электронной почты и группы Yahoo, и все еще оставалось проблемой обращаться с городскими легендами и теории заговора », — сказал Оршек.«Но, учитывая поток информации сейчас, это совершенно другая проблема для всех в этой области прямо сейчас».

Сейчас проверяющим фактам особенно трудно определить источник дезинформации, чтобы понять, является ли что-то безобидным слухом или частью скоординированная кампания плохих актеров с повесткой дня. Это особенно касается мифов, которые впервые появляются на китайских платформах социальных сетей, которые не передают данные, сказал Орсек.

История продолжается под рекламой

Грин также сказал, что платформы, такие как Google и Facebook нужно вкладывать больше денег в оплату проверок фактов.

«Индустрия проверки фактов настолько недооценена и недостаточно инвестирована, — сказал он, — что даже с этим бумом трафика и ростом известности и ответственности в этот момент, когда люди так сильно полагаются на проверяющих фактов для получения достоверной информации, мы нет никаких надежд на расширение нашего бизнеса ».

2.2 Теории воздействия средств массовой информации — понимание средств массовой информации и культуры

Ранние исследования средств массовой информации были сосредоточены на использовании средств массовой информации в пропаганде и убеждении. Однако вскоре журналисты и исследователи обратились к поведенческим наукам, чтобы выяснить влияние средств массовой информации и коммуникаций на общество.Ученые разработали множество различных подходов и теорий, чтобы понять это. Вы можете ссылаться на эти теории, исследуя и рассматривая влияние СМИ на культуру.

Широко распространенное опасение, что сообщения СМИ могут перевесить другие стабилизирующие культурные факторы, такие как семья и сообщество, привело к так называемой модели прямого воздействия исследований СМИ. Эта модель предполагала, что аудитория пассивно принимает сообщения СМИ и будет демонстрировать предсказуемую реакцию в ответ на эти сообщения.Например, после радиопередачи Войны миров в 1938 году (которая была вымышленным новостным репортажем о вторжении инопланетян) некоторые люди запаниковали и поверили, что эта история правдива.

Вызов теории прямых эффектов

Результаты исследования «Выбор народа» опровергли эту модель. В исследовании, проведенном в 1940 году, была сделана попытка оценить влияние политических кампаний на выбор избирателей. Исследователи обнаружили, что избиратели, которые потребляли больше всего средств массовой информации, как правило, уже решили, за какого кандидата проголосовать, в то время как не определившиеся избиратели обычно обращались за помощью к членам семьи и общины за помощью.Таким образом, исследование дискредитировало модель прямого воздействия и повлияло на множество других теорий СМИ (Hanson, 2009). Эти теории не обязательно дают всеобъемлющую картину медиаэффектов, но скорее работают, чтобы осветить конкретный аспект влияния СМИ.

Влияние Маршалла Маклюэна на исследования СМИ

В начале 1960-х годов английский профессор Маршалл Маклюэн написал две книги, оказавшие огромное влияние на историю исследований СМИ. Опубликованные в 1962 и 1964 годах, соответственно, Gutenberg Galaxy и Understanding Media прослеживают историю медиа-технологий и иллюстрируют то, как эти инновации изменили как индивидуальное поведение, так и культуру в целом. Understanding Media представил фразу, которой стал известен Маклюэн: «Средство — это сообщение». Это представление представляет собой новый взгляд на отношение к средствам массовой информации — что средства массовой информации сами по себе играют важную роль в формировании человеческого и культурного опыта.

Его смелые заявления о средствах массовой информации привлекли к Маклюэну большое внимание, поскольку и его сторонники, и критики откликнулись на его утопические взгляды на то, как средства массовой информации могут изменить жизнь 20-го века. Маклюэн говорил о вдохновленной СМИ «глобальной деревне» в то время, когда паранойя холодной войны была на пике, а война во Вьетнаме была предметом горячих споров.Хотя утописты 60-х годов положительно восприняли эти утверждения, соцреалисты сочли их поводом для презрения. Несмотря на эти противоречия или, возможно, благодаря им, Маклюэн стал иконой поп-культуры, часто упоминается в телевизионной комедийной программе Laugh-In и появляется как он сам в фильме Вуди Аллена Annie Hall .

Интернет и сопровождающая его культурная революция сделали смелые утопические видения Маклюэна пророчествами. Действительно, в последние годы его работе уделяется большое внимание.Интересно, что анализ работ Маклюэна не сильно изменился с тех пор, как его работы были опубликованы. Его сторонники указывают на надежды и достижения цифровых технологий и утопические утверждения, которые сулят такие инновации. Однако нынешняя критика Маклюэна немного более раскрывает состояние современных медиа-исследований. Специалистов в области медиа сейчас намного больше, чем в 1960-е годы, и многие из них критикуют Маклюэна за отсутствие методологии и теоретических основ.

Несмотря на отсутствие научного усердия, Маклюэн оказал большое влияние на исследования СМИ.Профессора Фордхэмского университета сформировали ассоциацию ученых, находящихся под влиянием Маклюэна. Другое большое достижение Маклюэна — популяризация концепции медиа-исследований. Его работа вывела идею медиа-эффектов на общественную арену и открыла для публики новый способ рассмотреть влияние медиа на культуру (Stille, 2000).

Теория постановки повестки дня

В отличие от крайних взглядов на модель прямого воздействия, теория средств массовой информации, устанавливающая повестку дня, утверждает, что средства массовой информации определяют вопросы, которые волнуют общественность, а не мнения общественности.Согласно этой теории, проблемы, которым уделяют наибольшее внимание СМИ, становятся проблемами, которые общественность обсуждает, обсуждает и требует действий. Это означает, что СМИ определяют, о каких проблемах и историях думает общественность. Поэтому, когда средства массовой информации не обращают внимания на конкретную проблему, она становится маргинальной в сознании общественности (Хэнсон).

Когда критики заявляют, что у определенного средства массовой информации есть повестка дня, они опираются на эту теорию. Повестки дня могут варьироваться от предполагаемого либерального предубеждения в средствах массовой информации до пропаганды беспощадной капиталистической этики в фильмах.Например, теория установления повестки дня объясняет такой феномен, как рост общественного мнения против курения. До того, как средства массовой информации стали выступать против курения, курение считалось проблемой личного здоровья. Пропагандируя антикурительные настроения через рекламу, кампании по связям с общественностью и различные средства массовой информации, средства массовой информации вывели курение на общественную арену, сделав его проблемой общественного здравоохранения, а не личным здоровьем (Dearing & Rogers, 1996). Совсем недавно в новостях широко освещались стихийные бедствия.Однако по мере того, как ослабевает освещение новостей, уменьшается и интерес широкой публики.

Рисунок 2.7

Благодаря различным кампаниям по борьбе с курением, опасность курения для здоровья стала предметом общественной повестки дня.

Куинн Домбровски — Оружие массового поражения — CC BY-SA 2.0.

Медиологи, специализирующиеся на исследованиях по определению повестки дня, изучают значимость или относительную важность проблемы, а затем пытаются понять, что делает ее важной.Относительная значимость вопроса определяет его место в общественной повестке дня, что, в свою очередь, влияет на формирование государственной политики. Исследования по определению повестки дня прослеживают государственную политику от ее корней как повестки дня через ее продвижение в средствах массовой информации и, наконец, до ее окончательной формы в виде закона или политики (Dearing & Rogers, 1996).

Теория использования и удовлетворения

Практики теории использования и удовлетворения изучают способы, которыми общественность потребляет медиа. Эта теория утверждает, что потребители используют СМИ для удовлетворения определенных потребностей или желаний.Например, вы можете наслаждаться просмотром шоу типа Dancing With the Stars , одновременно публикуя твиты об этом в Твиттере со своими друзьями. Многие люди используют Интернет в поисках развлечений, информации, общения с единомышленниками или для самовыражения. Каждое из этих видов использования удовлетворяет конкретную потребность, и потребности определяют способ использования носителей. Изучая факторы, влияющие на выбор средств массовой информации различными группами, исследователи могут определить мотивы использования средств массовой информации (Papacharissi, 2009).

В исследовании типичного использования и вознаграждения исследуются мотивы потребления медиа и последствия, связанные с использованием этих медиа. В случае Dancing With the Stars и Twitter вы используете Интернет как способ развлечения и общения с друзьями. Исследователи выявили ряд общих мотивов потребления медиа. К ним относятся расслабление, социальное взаимодействие, развлечения, возбуждение, побег, а также множество межличностных и социальных потребностей.Изучая мотивы потребления той или иной формы медиа, исследователи могут лучше понять как причины ее популярности, так и ту роль, которую она играет в обществе. Например, изучение мотивов взаимодействия конкретного пользователя с Facebook может объяснить роль Facebook в обществе и причины его привлекательности.

Теории использования и удовлетворения медиа часто применяются к современным медиа. Примером этого является анализ взаимосвязи между СМИ и насилием, о котором вы читали в предыдущих разделах.В этом случае исследователи использовали теорию использования и удовлетворения, чтобы выявить нюансированный набор обстоятельств, связанных с насильственным потреблением средств массовой информации, поскольку люди с агрессивными тенденциями были привлечены к агрессивным средствам массовой информации (Papacharissi, 2009).

Символический интеракционизм

Другая широко используемая теория медиа, символический интеракционизм, утверждает, что «я» происходит от человеческого взаимодействия и развивается через него. Это означает, что ваше поведение по отношению к кому-то или чему-то основано на том значении, которое вы имеете для человека или предмета.Для эффективного общения люди используют символы с общими культурными значениями. Символы могут быть созданы из чего угодно, включая материальные блага, образование или даже то, как люди говорят. Следовательно, эти символы способствуют развитию личности.

Эта теория помогает исследователям СМИ лучше понять эту область, поскольку СМИ играют важную роль в создании и распространении общих символов. Благодаря силе СМИ они могут создавать символы сами по себе.Используя теорию символического интеракционизма, исследователи могут взглянуть на то, как СМИ влияют на общие символы общества и, в свою очередь, на влияние этих символов на человека (Jansson-Boyd, 2010).

Одним из способов, которыми СМИ создают и используют культурные символы для воздействия на самоощущение человека, является реклама. Рекламодатели работают над тем, чтобы придать определенным продуктам общий культурный смысл, чтобы сделать их желанными. Например, когда вы видите кого-то за рулем BMW, что вы думаете об этом человеке? Вы можете предположить, что этот человек успешен или силен из-за машины, которую он ведет.Владение роскошными автомобилями означает принадлежность к определенному социально-экономическому классу. Точно так же технологическая компания Apple использовала рекламу и связи с общественностью, чтобы попытаться стать символом новаторства и несоответствия. Таким образом, использование продукта Apple может иметь символическое значение и может посылать особое сообщение о владельце продукта.

СМИ также распространяют другие некоммерческие символы. Национальные и государственные флаги, религиозные изображения и знаменитости приобретают общее символическое значение благодаря их представлению в средствах массовой информации.

Спираль безмолвия

Теория спирали молчания, которая утверждает, что те, кто придерживается мнения меньшинства, замалчивают себя, чтобы предотвратить социальную изоляцию, объясняет роль средств массовой информации в формировании и поддержании доминирующих мнений. По мере того как мнения меньшинства замалчиваются, растет иллюзия консенсуса, а вместе с ним и социальное давление с целью занять доминирующую позицию. Это создает самораспространяющуюся петлю, в которой голоса меньшинства сводятся к минимуму, а воспринимаемое общественное мнение полностью разделяет мнение большинства.Например, до и во время Второй мировой войны многие немцы выступали против Адольфа Гитлера и его политики; однако они хранили свою оппозицию в молчании, опасаясь изоляции и стигмы.

Поскольку СМИ являются одним из наиболее важных индикаторов общественного мнения, эту теорию часто используют для объяснения взаимодействия между СМИ и общественным мнением. Согласно теории спирали молчания, если СМИ пропагандируют определенное мнение, то это мнение фактически заставит замолчать противоположные мнения через иллюзию консенсуса.Эта теория особенно относится к публичным опросам и их использованию в СМИ (Папачарисси).

Медиа-логика

Теория логики медиа утверждает, что общие форматы и стили медиа служат средством восприятия мира. Сегодня глубокая укорененность средств массовой информации в культурном сознании означает, что потребителям средств массовой информации необходимо лишь на несколько мгновений погрузиться в ту или иную телевизионную программу, чтобы понять, что это новостное шоу, комедия или реалити-шоу. Распространенность этих форматов означает, что наша культура использует стиль и содержание этих шоу как способы интерпретации реальности.Например, подумайте о новостной телепрограмме, которая часто показывает жаркие дебаты между противоборствующими сторонами по вопросам государственной политики. Такой стиль обсуждения стал шаблоном для разрешения разногласий для тех, кто постоянно смотрит этот тип программ.

Медиа-логика влияет как на организации, так и на отдельных людей. Современный телеевангелист эволюционировал от принятия религиозными деятелями пропаганды в телевизионном стиле, в то время как использование телевидения в политических кампаниях побудило кандидатов рассматривать свой физический имидж как важную часть кампании (Altheide & Snow, 1991).

Анализ выращивания

Теория анализа совершенствования утверждает, что интенсивное воздействие средств массовой информации заставляет людей развивать иллюзорное восприятие реальности, основанное на наиболее повторяющихся и последовательных сообщениях определенного средства массовой информации. Эта теория чаще всего применяется к анализу телевидения из-за уникального повсеместного и повторяющегося характера этого средства массовой информации. Согласно этой теории, тот, кто много смотрит телевизор, может сформировать картину реальности, не соответствующую реальной жизни.Передаваемые по телевидению акты насилия, например, сообщаемые в новостных программах или показываемые в телевизионных драмах, значительно превосходят количество актов насилия, с которыми большинство людей сталкивается в своей повседневной жизни. Таким образом, человек, который много смотрит телевизор, может начать рассматривать мир как более жестокий и опасный, чем он есть на самом деле.

Проекты анализа совершенствования включают ряд различных областей исследования, таких как различия в восприятии между активными и легкими пользователями СМИ.Чтобы применить эту теорию, медиа-контент, который обычно смотрит человек, должен быть проанализирован на предмет различных типов сообщений. Затем исследователи должны учитывать культурное происхождение данного потребителя СМИ, чтобы правильно определить другие факторы, влияющие на его или ее восприятие реальности. Например, социально стабилизирующее влияние семьи и сверстников влияет на просмотр детьми телевидения и то, как они обрабатывают сообщения средств массовой информации. Если семья или общественная жизнь человека играет важную роль в его жизни, социальные сообщения, которые он получает от этих групп, могут конкурировать с сообщениями, которые он получает по телевидению.

Ключевые выводы

  • В настоящее время в значительной степени дискредитированная модель прямого воздействия исследований СМИ предполагает, что аудитория СМИ пассивно принимает сообщения СМИ и демонстрирует предсказуемые реакции в ответ на эти сообщения.
  • Достоверные теории средств массовой информации, как правило, не придают средствам такой силы, как теория установления повестки дня, и не отводят более активную роль потребителю средств массовой информации, например, теория использования и удовлетворения.
  • Другие теории сосредотачиваются на конкретных аспектах влияния средств массовой информации, таких как сосредоточение теории спирали молчания на силе мнения большинства или исследование общей культурной символики теорией символического интеракционизма.
  • Теории медиа-логики и анализа культивирования имеют дело с тем, как медиа-сообщения могут влиять на восприятие реальности потребителями медиа.

Упражнения

  1. Теории медиа имеют множество применений и приложений. Изучите одну из следующих тем и ее влияние на культуру. Изучите тему, используя как минимум два подхода, обсуждаемых в этом разделе. Затем напишите одностраничное эссе на выбранную вами тему.

    • Смещение СМИ
    • Интернет-привычки
    • Влияние телевидения на концентрацию внимания
    • Реклама и самооценка
    • Расовые стереотипы в кино
  2. Многие теории, обсуждаемые в этом разделе, были разработаны десятилетия назад.Определите, как каждую из этих теорий можно использовать сегодня? Как вы думаете, актуальны ли эти теории для современных СМИ? Почему?

Дэвид Алтейде и Роберт Сноу, Медиа-миры в эпоху постжурналистики (Нью-Йорк: Вальтер де Грюйтер, 1991), 9–11.

Уважаемый, Джеймс и Эверетт Роджерс, Установление повестки дня (Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж, 1996), 4.

Хэнсон, Ральф. Массовая коммуникация: жизнь в мире СМИ (Вашингтон, округ Колумбия: CQ Press, 2009), 80–81.

Хэнсон, Ральф. Массовая связь , 92.

Янссон-Бойд, Кэтрин. Психология потребителей (Нью-Йорк: McGraw-Hill, 2010), 59–62.

Папачариси, Зизи. «Использование и вознаграждения», 153–154.

Папачариси, Зизи. «Использование и вознаграждения», в Комплексный подход к теории и исследованиям коммуникации , изд. Дон Стакс и Майкл Салвен (Нью-Йорк: Рутледж, 2009), 137.

Теории заговора и психология, которая толкает людей к ним

ЗАКРЫТЬ

Президент Обама преследовал представителей движения «роды», в том числе президента Трампа.У Натана Руссо Смита (@FantasticMrNate) есть история.

Психологи говорят, что вера в теории заговора имеет тесную связь «со спектром паранойи». (Фото: RapidEye, Getty Images)

Проснись, овца.

Прямо сейчас по всему миру существуют сети увлеченных и преданных делу людей, работающих над тем, чтобы ниспровергнуть некоторые из наших глубочайших убеждений и разрушить установленный мировой порядок.

Их называют теоретиками заговора. Они ходят среди нас. Это могут быть ваши друзья, соседи или любимые.Кто знает? Вы даже можете быть одним из них.

Кажется, что заговор все время «раскрывается» в наши дни, и какими бы диковинными они ни казались, у них, похоже, нет проблем с привлечением пылких верующих.

Несмотря на преобладание и повсеместное распространение теорий заговора, причины, по которым люди тянутся к ним, являются относительно новой областью изучения психологов.

Ян-Виллем ван Проойен, доцент кафедры социальной и организационной психологии Университета Амстердама, сказал, что исследования этого явления действительно начались только в последние семь лет.

По данным профессоров политологии Чикагского университета Эрика Оливера и Томаса Вуда, в любой конкретный год примерно половина американцев верят по крайней мере в одну теорию заговора. Их исследование 2014 года показало, что 19% американцев считали, что правительство США спланировало теракты 11 сентября, чтобы развязать войну на Ближнем Востоке, 24% считали, что бывший президент Барак Обама не родился в Соединенных Штатах, а 25% полагали, что банкиры с Уолл-стрит сговорились вызвать финансовый кризис, начавшийся в 2008 году.Это высокие цифры, учитывая, что нет никаких доказательств в поддержку любой из этих теорий.

И колоссальные 61% заявили, что не верят официальному выводу Комиссии Уоррена о том, что Ли Харви Освальд действовал один при убийстве президента Джона Ф. Кеннеди, согласно опросу Gallup 2013 года. Это число не опускалось ниже 50% с тех пор, как Gallup начал опросы на эту тему сразу после трагедии 1963 года.

Сам президент Трамп в то или иное время выражал веру как минимум в два из вышеупомянутых заговоров.Он был самым активным сторонником безосновательного утверждения, что Обама родился не в Америке, и во время праймериз республиканцев в 2016 году Трамп намекал, что отец сенатора Теда Круза был связан с Освальдом и убийством Кеннеди. Трамп также заявил, что изменение климата — это обман китайского производства, призванный нанести ущерб промышленности США. Его характеристика российского вмешательства в выборы как «выдуманная история», призванная дискредитировать его победу на выборах, на прошлой неделе была признана ложью 2017 года проверяющим факты Политифакт.

Все подозреваются

Теоретики заговора могут быть консерваторами, либералами или представителями любой другой политической ориентации — мужчинами или женщинами, богатыми или бедными, хорошо образованными или нет.

В некоторой степени человеческий мозг настроен на то, чтобы находить теории заговора привлекательными. Люди очень развиты, когда дело касается способности делать выводы и предсказывать последствия на основе сенсорных данных и наблюдений. Но иногда те же самые процессы могут привести к чрезмерному упрощению и неправильному восприятию из-за того, что психологи называют «когнитивной предвзятостью», — сказал Ван Проойен.

Среди когнитивных предубеждений, которые, по мнению Ван Проойена и других психологов, способствуют привлекательности теорий заговора, находятся:

  • Предвзятость подтверждения: готовность людей принимать объяснения, которые соответствуют тому, во что они уже верят.
  • Ошибка пропорциональности: склонность полагать, что большие события должны иметь серьезные причины.
  • Восприятие иллюзорного паттерна: тенденция видеть причинно-следственные связи там, где их может и не быть.

Тем не менее, есть факторы, которые заставляют некоторых людей более или менее склоняться к теориям заговора.

Люди с большим знанием средств массовой информации с меньшей вероятностью верят в теории заговора, согласно новому исследованию «Информационная грамотность и поддержка теории заговора» в текущем выпуске журнала Communication and the Public .

«Примечательно, что знание о средствах массовой информации — не представления о них, а знание основных фактов о структуре, содержании и эффектах — связано с меньшей вероятностью того, что кто-то станет жертвой теории заговора, даже теории, которая соответствует со своей политической идеологией », — сказала соавтор статьи Стефани Крафт, профессор журналистики Университета Иллинойса, Columbia Journalism Review .

Оливер считает, что величайшим фактором, предсказывающим вероятность принятия людьми теорий заговора, является степень, в которой они полагаются на свою интуицию, а не на аналитическое мышление.

«Они руководствуются своим чутьем. Они очень восприимчивы к символам и метафорам», — сказал он.

Теории заговора как механизм выживания?

Одна из причин широкого распространения теорий заговора заключается в том, что они выполняют важную психологическую функцию для людей, пытающихся справиться с крупными стрессовыми событиями, такими как террористический акт.

Люди «должны винить в своей тревоге разные группы, и результатом часто становятся теории заговора», — сказал ван Проойен, определяя этот термин как убеждение в том, что «группа действующих лиц тайно вступает в сговор для достижения целей, которые считаются злыми или недоброжелательными «.

«Людям не нравится, когда вещи действительно случайны. Случайность опаснее, чем наличие врага. Вы можете подготовиться к врагу, вы не можете подготовиться к совпадениям».

Теории заговора также апеллируют к потребности людей чувствовать себя особенными и уникальными, потому что это дает им ощущение обладания секретными знаниями, согласно исследованию, опубликованному в июльском выпуске журнала Social Psychology за 2017 год.

Настоящие заговоры

Конечно, иногда заговоры оказываются реальными.

Президент Никсон пытался скрыть вторжение в Уотергейт; администрация Рейгана продавала оружие Ирану, чтобы незаконно финансировать повстанцев контрас в Никарагуа, а ЦРУ действительно испытывало ЛСД на ничего не подозревающих гражданах США.

Но все эти заговоры в конце концов раскрылись. И это почти наверняка случится с любым крупным заговором, подобным тем, которые придумали теоретики заговора.

Настоящие заговоры обычно не соответствуют голливудскому образцу таких фильмов, как Параллакс , Маньчжурский кандидат или JFK Оливера Стоуна.

Они представляют себе «секретное правительство, в котором работают сотни людей, которые действуют с высочайшей эффективностью, каждый обладает способностями Джеймса Бонда и никогда не совершает ошибок», — сказал Джеральд Познер, автор книги «Дело закрыто: Ли Харви Освальд и убийство Джона Кеннеди». . Познер начал книгу, будучи убежденным, что за убийством стоит мафия, но его исследования привели его к выводу, что Комиссия Уоррена была права и Освальд действовал в одиночку.

«Спустя 54 года вы спросите:« Где предсмертное признание? »», — сказал Познер об убийстве Кеннеди. «Где виновный с нечистой совестью, который выходит наружу? Где дневник, оставленный кем-то, который теперь был обнаружен?

« Есть ли там такие, о которых мы так и не узнали? Я уверен, — сказал Познер. — Но на уровне убийства президента Соединенных Штатов, с таким уровнем сложности и количеством людей, которые должны были быть задействованы, чтобы это сработало? Нет.»

Долгожданная публикация в этом году почти 2900 ранее засекреченных записей, связанных с убийством Кеннеди, также не предоставила никаких доказательств заговора с целью убийства президента. Но некоторые документы остаются засекреченными, что является более чем достаточной тайной, чтобы сохранить теории заговора вокруг убийства живым.

ЗАКРЫТЬ

Национальный архив опубликовал более 35 500 записей об убийстве президента Джона Ф. Кеннеди. Некогда засекреченные записи очаровывали исследователей и десятилетиями подпитывали теоретиков заговора.

Файлы JFK: Вот самые интересные записи об убийстве Кеннеди, аннотированные

Подробнее: Файлы JFK: Удержанные документы только поощряют новые теории заговора, говорит эксперт

Деяние веры

Отсутствие доказательств никогда помешал хорошей теории заговора. Независимо от того, насколько маловероятен данный воображаемый заговор и сколько фактов приведено для его опровержения, истинные верующие никогда не сдвинутся с места.

Например, даже когда Обама обнародовал свое свидетельство о рождении, многие «родные братья» все еще были уверены, что он не является прирожденным гражданином Америки.Тот факт, что множество напуганных людей стали свидетелями того, как самолеты влетели во Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года, не помешал сторонникам теории заговора настаивать на том, что башни рухнули из-за контролируемого сноса.

А что вы скажете людям, которые до сих пор не уверены, что мы полетели на Луну или что Земля плоская?

«Я узнал, что не существует такой вещи, как доказательства, которые убеждают сторонника теории заговора», — сказал Познер. «Отчасти это своего рода психорелигиозное убеждение.Они просто знают, что это правда, даже если не могут полностью это доказать ».

Ван Проойен также назвал теории заговора« формой веры ».

« Неважно, сколько доказательств обратного вы приведете, эти хардкорные Теории заговора дискредитируют источник доказательств, — сказал ван Проойен. — Очень легко отклонить доказательства как часть заговора, как часть сокрытия. Так что очень трудно опровергнуть теорию заговора ».

Социальные сети ухудшают положение?

Социальные сети часто становятся козлом отпущения для многих болезней современной цивилизации, но, к удивлению, пока нет доказательств того, что они увеличивают число теорий заговора. единомышленники.

«Я еще не уверен, что число людей, которые действительно верят в них, увеличилось благодаря социальным сетям», — сказал ван Проойен, добавив, что люди в огромных количествах верили в заговоры задолго до появления Facebook и Twitter.

Но ван Проойен и Оливер считают, что эти сайты, а также анонимные платформы, такие как 4Chan, увеличили количество теорий заговора и позволили им быстрее распространяться.

«50 лет назад было труднее довести теории заговора до вашего порога, чем сейчас», — сказал Оливер.

Человек, который в прошлом мог раздавать листовки на углу улицы, чтобы выразить свои идеи, сегодня может иметь 200 000 подписчиков в социальных сетях, сказал Оливер.

Итак, в чем вред?

Иррациональные теории заговора могут побудить людей не вакцинировать своих детей, отрицать научные доказательства изменения климата или отвергать массовые расстрелы, подобные той, что произошла в начальной школе Сэнди Хук, как операции «под ложным флагом», направленные на усиление контроля над огнестрельным оружием.

Дико иррациональная теория заговора о том, что кандидат в президенты Хиллари Клинтон была связана с детским секс-шайкой, которая была выведена из вашингтонской пиццерии, даже привела к тому, что мужчина открыл огонь в ресторане из полуавтоматической винтовки.К счастью, он стрелял в потолок, а не в покровителей.

ЗАКРЫТЬ

Нападение на пиццерию в округе Колумбия было результатом того, что на человека повлиял онлайн-заговор о том, что ресторан помогал Хиллари Клинтон управлять детским секс-рингом.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *