Тест на восприятие девушка склон камни: Склон, девушка, дерево и камни

Содержание

Пойманные одной сетью. Социально-психологическое исследование представлений детей и взрослых об Интернете

%PDF-1.3 % 549 0 obj >]/PageLayout/OneColumn/Pages 498 0 R/Type/Catalog/ViewerPreferences>>> endobj 550 0 obj >/Font>>>/Fields[]>> endobj 545 0 obj >stream uuid:9c4e6a73-e461-4dbe-9d62-8b03413b82c2adobe:docid:indd:02d456a6-ef55-11e0-97d6-b42cc26f0f74proof:pdf98f7afd4-ef50-11e0-97d6-b42cc26f0f74adobe:docid:indd:a15b648c-ee65-11e0-ab3c-f7e24622245c

  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:B139C4C653EFE0118982FE7A3E44E1B3uuid:F0C097AE4FCDE0118B078D270192B36D
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:28B1B31654EFE0118982FE7A3E44E1B3uuid:1051E97FF2C7E0118189A925B5F8E7D3
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:7EBCE7FFE0C7E0118189A925B5F8E7D3uuid:D246799DE0C7E0118189A925B5F8E7D3
  • ReferenceStream300. 00300.00Inchesuuid:306968BA53EFE0118982FE7A3E44E1B3
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:AE39C4C653EFE0118982FE7A3E44E1B3
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:2BB1B31654EFE0118982FE7A3E44E1B3
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:231E306454EFE0118982FE7A3E44E1B3
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:261E306454EFE0118982FE7A3E44E1B3uuid:78E04ACA68CDE0118B078D270192B36D
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:B439C4C653EFE0118982FE7A3E44E1B3uuid:C4D860FF6DCDE0118B078D270192B36D
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:B439C4C653EFE0118982FE7A3E44E1B3uuid:C4D860FF6DCDE0118B078D270192B36D
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:CC15FBCA89CDE0118B078D270192B36Duuid:CB15FBCA89CDE0118B078D270192B36D
  • ReferenceStream300. 00300.00Inchesuuid:3A4E8F3831CEE011BDE4FD449B107D77uuid:394E8F3831CEE011BDE4FD449B107D77
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:CA7EB75035CEE011BDE4FD449B107D77uuid:F67147BE31CEE011BDE4FD449B107D77
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:39EC8F0A36CEE011BDE4FD449B107D77uuid:38EC8F0A36CEE011BDE4FD449B107D77
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:EE81186B37CEE011BDE4FD449B107D77uuid:ED81186B37CEE011BDE4FD449B107D77
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:09B32B3D3BCEE011BDE4FD449B107D77uuid:08B32B3D3BCEE011BDE4FD449B107D77
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:B0E106C554EFE0118982FE7A3E44E1B3uuid:986C6F913FCEE011BDE4FD449B107D77
  • ReferenceStream300.00300.00Inchesuuid:9D6C6F913FCEE011BDE4FD449B107D77uuid:9C6C6F913FCEE011BDE4FD449B107D77
  • 2011-10-05T17:22:51+04:002012-09-27T18:39:54+03:002012-09-27T18:39:54+03:00Adobe InDesign CS3 (5. 0)
  • JPEG256256/9j/4AAQSkZJRgABAgEASABIAAD/7QAsUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNA+0AAAAAABAASAAAAAEA AQBIAAAAAQAB/+4AE0Fkb2JlAGQAAAAAAQUAApRg/9sAhAAMCAgICAgMCAgMEAsLCxAUDg0NDhQY EhMTExIYFBIUFBQUEhQUGx4eHhsUJCcnJyckMjU1NTI7Ozs7Ozs7Ozs7AQ0LCxAOECIYGCIyKCEo MjsyMjIyOzs7Ozs7Ozs7Ozs7Ozs7OztAQEBAQDtAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQEBAQED/wAARCAEA AKYDAREAAhEBAxEB/8QBQgAAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAwABAgQFBgcICQoLAQABBQEBAQEBAQAA AAAAAAABAAIDBAUGBwgJCgsQAAEEAQMCBAIFBwYIBQMMMwEAAhEDBCESMQVBUWETInGBMgYUkaGx QiMkFVLBYjM0coLRQwclklPw4fFjczUWorKDJkSTVGRFwqN0NhfSVeJl8rOEw9N14/NGJ5SkhbSV xNTk9KW1xdXl9VZmdoaWprbG1ub2N0dXZ3eHl6e3x9fn9xEAAgIBAgQEAwQFBgcHBgI7AQACEQMh MRIEQVFhcSITBTKBkRShsUIjwVLR8DMkYuFygpJDUxVjczTxJQYWorKDByY1wtJEk1SjF2RFVTZ0 ZeLys4TD03Xj80aUpIW0lcTU5PSltcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9ic3R1dnd4eXp7fh2+f3/9oADAMB AAIRAxEAPwDrfqx9WPq3kfVvpN9/ScG223Bxn2WPxqnOc51TC5znFkkkpKdL/mn9Vf8Aym6f/wCw tP8A6TSUr/mn9Vf/ACm6f/7C0/8ApNJSv+af1V/8pun/APsLT/6TSUr/AJp/VX/ym6f/AOwtP/pN JSv+af1V/wDKbp//ALC0/wDpNJSv+af1V/8AKbp//sLT/wCk0lK/5p/VX/ym6f8A+wtP/pNJSv8A mn9Vf/Kbp/8A7C0/+k0lK/5p/VX/AMpun/8AsLT/AOk0lK/5p/VX/wApun/+wtP/AKTSUr/mn9Vf /Kbp/wD7C0/+k0lK/wCaf1V/8pun/wDsLT/6TSUr/mn9Vf8Aym6f/wCwtP8A6TSUr/mn9Vf/ACm6 f/7C0/8ApNJSv+af1V/8pun/APsLT/6TSUr/AJp/VX/ym6f/AOwtP/pNJSv+af1V/wDKbp//ALC0 /wDpNJSv+af1V/8AKbp//sLT/wCk0lK/5p/VX/ym6f8A+wtP/pNJSv8Amn9Vf/Kbp/8A7C0/+k0l K+qf/iV6N/6b8X/zzWkp1klKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSU5P 1T/8SvRv/Tfi/wDnmtJTrJKUkpyuuXdfq9H9h0V3zv8AW9QtERt2RusZ5pKcv7Z9fv8AuDj/AOcz /wBLpKV9s+v3/cHH/wA5n/pdJSvtn1+/7g4/+cz/ANLpKV9s+v3/AHBx/wDOZ/6XSUr7Z9fv+4OP /nM/9LpKV9s+v3/cHH/zmf8ApdJSvtn1+/7g4/8AnM/9LpKV9s+v3/cHH/zmf+l0lK+2fX7/ALg4 /wDnM/8AS6SlfbPr9/3Bx/8AOZ/6XSUr7Z9fv+4OP/nM/wDS6SnX6Lb1u2mw9bpZRYHAVisggtj+ S9/dJTpJKUkpSSlJKUkpyfqn/wCJXo3/AKb8X/zzWkp1klKSU879bsl+P9k29Rd07d6k7Wvdvj0/ 3PCfxSU87+07v/nis/7bt/uSUr9p3f8AzxWf9t2/3JKV+07v/nis/wC27f7klK/ad3/zxWf9t2/3 JKV+07v/AJ4rP+27f7klK/ad3/zxWf8Abdv9ySlftO7/AOeKz/tu3+5JSv2nd/8APFZ/23b/AHJK V+07v/nis/7bt/uSUr9p3f8AzxWf9t2/3JKV+07v/nis/wC27f7klOl0X6xYeBZa7qPVn5jXtAY0 12e0g6nUJKd/p31i6T1W842FabLA0vILHN0EDlwHikp00lKSUpJSklOT9U//ABK9G/8ATfi/+ea0 lOskpSSnF+sfUOn4P2f7dgfb/U37PY1+yNk/TBiZSU4v7f6B/wCUI/7Yr/8AIpKV+3+gf+UI/wC2 K/8AyKSlft/oH/lCP+2K/wDyKSlft/oH/lCP+2K//IpKV+3+gf8AlCP+2K//ACKSnp/2J0b/ALgY v/bLP/IpKV+xOjf9wMX/ALZZ/wCRSUr9idG/7gYv/bLP/IpKV+xOjf8AcDF/7ZZ/5FJSv2J0b/uB i/8AbLP/ACKSlfsTo3/cDF/7ZZ/5FJSv2J0b/uBi/wDbLP8AyKSkmP07p+I/1cXFpoeRt3V1tYYP aWgJKbKSlJKUkpSSnJ+qf/iV6N/6b8X/AM81pKdZJSklInVWOcSLntB7AMgfewpKW9C3/uRZ91f/ AKTSUr0Lf+5Fn3V/+k0lK9C3/uRZ91f/AKTSUr0Lf+5Fn3V/+k0lK9C3/uRZ91f/AKTSUr0Lf+5F n3V/+k0lK9C3/uRZ91f/AKTSUr0Lf+5Fn3V/+k0lK9C3/uRZ91f/AKTSUwua+il9zr7SK2l5DRWS Q0Tp+jSU4H/PHD/c6j/21SkpX/PHD/c6j/21SkpX/PHD/c6j/wBtUpKdbo/UGdVoOVS7IYxjzWWX traSQGmfYDp7vFJTpJKUkpSSnJ+qf/iV6N/6b8X/AM81pKdZJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSkl KSUgzbbaMS66hu+1jC5jIJkgaCG6pIkSA5OR1rNY9wrrlm6KH7D+mhj2uhro4t2nn6KTHKcgiHWe tNc1ltVfqNtbXextTyGNMBzt3qcefbzSRxzoJsPqXWMmkENqDx6bSXA7Xh5dW61jgQCA6DHcfEJJ hKcnTwci3IrsfaGgttexu3UFrToZ7psJEtnLAQIrs2U5jUkpSSnJ+qf/AIlejf8Apvxf/PNaSnWS UpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklNTqt9uP06+2kltoZFbmgOLXO9rXQ6BAJkyn4gDMWsyEiJp 4vG+tvULeoHH9S2GPBJhjnObWQHgsLGgFzZ4jVXZ8tARtq4805SetzMm9mSWVuvaNogMo9RpJ7hy qQiCOn2tmUiCzorzrqRYMp7J/NfS1rhBjUIExB2SASN21j13VMLb7fWcTIdtDYEDSAmSIOwXAEJU EqSUpJTk/VP/AMSvRv8A034v/nmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSkWVj15eNbi2yGX MdW7aYMOEGCjGRibRKIkKcWr6oYjM1+U+5zm76rGBoDLJrId+ktEl+5zZ7KY8yTGlkcQBda3Brtu Nxsta4wCGWOaNPJpCiEyBS4wBLGnpzKXts9fIeW9n2ucDxyJjsiZ30ChCurbTFyklKSUpJTk/VP/ AMSvRv8A034v/nmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpyfqn /wCJXo3/AKb8X/zzWkp1klKSU5PW/rFidCdS3Jrss9cOLfTjTbHO5w8UlOZ/44PS/wDuPkfcz/ya Slf+OD0v/uPkfcz/AMmkpX/jg9L/AO4+R9zP/JpKV/44PS/+4+R9zP8AyaSlf+OD0v8A7j5h4M/8 mkpX/jg9L/7j5h4M/wDJpKV/44PS/wDuPkfcz/yaSlf+OD0v/uPkfcz/AMmkpX/jg9L/AO4+R9zP /JpKV/44PS/+4+R9zP8AyaSlf+OD0v8A7j5h4M/8mkpX/jg9L/7j5h4M/wDJpKV/44PS/wDuPkfc z/yaSnW6J17G66y1+NXZWKSGu9SNd08bSfBJTppKUkpSSnJ+qf8A4lejf+m/F/8APNaSnWSUpJTC ymm2PVY18cbgDh4pKYfZMX/Q1/5g/uSUr7Ji/wChr/zB/ckpX2TF/wBDX/mD+5JSvsmL/oa/8wf3 JKV9kxf9DX/mD+5JSvsmL/oa/wDMH9ySlfZMX/Q1/wCYP7klK+yYv+hr/wAwf3JKV9kxf9DX/mD+ 5JSvsmL/AKGv/MH9ySlfZMX/AENf+YP7klK+yYv+hr/zB/ckpX2TF/0Nf+YP7klM66qqp9JjWTzt AE/ckpmkpSSlJKcn6p/+JXo3/pvxf/PNaSnWSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklK SUpJSklKSUpJTk/VP/xK9G/9N+L/AOea0lOskpSSnP6r1O3p1uBTVS245+T9lBc81hh9K67dox8/ zUJKcnF+ujcnp/2/7GWirCx+oZNYs3FteS6wNbV+j/SOAqM6N7BJTUp+vHULci9lXT237WXuqqbb tO/GymYTqt5Ydznmxrx7WgSBJ1hKbY+vOFZT1DLx6HW4uDj4+RTYHtByftPqgNY3ttNRBk8zp4pS TM+twx884lGML63Hp4ruFjgHN6ja+lrjFLgNu2edUlNSz69WMx77/sAP2fGzsog3OAIwMhuMWhxx 4O/dMjjhJSe/66MbfkVYmM3IZj24dDn+o9p9TLvtxXtNfoF4Nb6jIiSkpt5v1k+xU2Wux9xxsAdS yW7yIr925tRcwb3DY7Q7e3ikppW/XS2p2QBhMe3HNMFt7iXC/Nt6dq30JDmmrcRr4JKT431sdluN NeIBcDnENfYWtNeBa2hx3OqB3OLgQ3bp3KSmp0/66XdS6zj4dOLtxsm044LyQ9n6q3PZY+RoXMJb s28gku4BSm9n/Wa3F6b1DqlOK22jpzr63Nfaanvdjg7ob6TtCWmNeNeElL2/WHPZl42I3BrJyasm 4F172w3FfUx/tdjA6i2RMcJKaN31/wASrpOF1X7MbBkMLsmljnF9BGI7PDYdU3fLANdBrMwkp3um 9QOe3IDq/Ssxbjj2AEuaXBrH7mPLW7hteO3KSm6kpSSlJKcn6p/+JXo3/pvxf/PNaSnWSUpJSG/E xco1uyaa7jS7fUbGh3x0Fu5u4GDBhJTBnTenVsqrrxaWMxxtpa2toFYBmGAD26jskpx3Z/1Ia4Nc 3DBqJ2/oB7SXi50fo9P0g3f1teUlL/tX6l+sMicT1RAFnojcNrXsb7vTnRtjh8CfFJTFuf8AUZgA Y3CaG+mABQBHondVH6P8wn2+HZJSxz/qMWlhZhFpa9hBoEFtjt9jf5vhztT4lJS5z/qMZJbhHcWE zQNTWS5n+D/NJJHgkpKet/VJwqa63HIoG2kGuQwCNGezTgcJKazcn6iNf6kYpcQQ4urJ3E2evufL PcRZ7gTwZjkpKTjq/wBTRX6Qdiisvdbs9L273zvfGz6Tp1KSlDq/1OFovDsUWiw3CwVe4Wub6Zs3 bJ3FoieYSUq/q/1Nyt5yXYt3qjbZ6lW7cOIduYZ4SUodX+pocxwdih2bXsYRVq1tutjW+zQO/O8U lOnT0vpAqpFGHjtrq99AbUwBm5uyWDb7Zbpp2SU2aaacesVUVtqYOGMAa0T5BJTNJSklKSU5P1T/ APEr0b/034v/AJ5rSU6ySlJKUkpZx2tLuYBMfBJTwLup9Ac4ud0F5JMk73cn5JKW/aP1f/8AKF/+ e7+5JSv2j9X/APyhf/nu/uSUr9o/V/8A8oX/AOe7+5JSv2j9X/8Ayhf/AJ7v7klK/aP1f/8AKF/+ e7+5JSv2j9X/APyhf/nu/uSUr9o/V/8A8oX/AOe7+5JSv2j9X/8Ayhf/AJ7v7klK/aP1f/8AKF/+ e7+5JSv2j9X/APyhf/nu/uSU9zg2tvwse9rDW2ypjww8tDmg7fkkpOkpSSlJKUkpyfqn/wCJXo3/ AKb8X/zzWkp1klKSUpJSDN+1fZLvsUfaNjvRmI3x7ZnRJTzf/rwP+B/8DSUr/wBeB/wP/gaSlf8A rwP+B/8AA0lK/wDXgf8AA/8AgaSlf+vA/wCB/wDA0lK/9eB/wP8A4GkpX/rwP+B/8DSUr/14H/A/ +BpKV/68D/gf/A0lK/8AXgf8D/4GkpX/AK8D/gf/AANJT0uJ9o+y0/a4+0emz1oiN8DfEeaSkySl JKUkpSSnJ+qf/iV6N/6b8X/zzWkp1klKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJ SklKSU5P1T/8SvRv/Tfi/wDnmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSS lJKUkpyfqn/4lejf+m/F/wDPNaSnWSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSkl KSUpJTk/VP8A8SvRv/Tfi/8AnmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpS SlJKUkpyfqn/AOJXo3/pvxf/ADzWkp1klKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSU pJSklKSU5P1T/wDEr0b/ANN+L/55rSU6ySlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJ KUkpSSlJKcn6p/8AiV6N/wCm/F/881pKdZJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJS klKSUpJSklOT9U//ABK9G/8ATfi/+ea0lOskpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUk pSSlJKUkpSSnJ+qf/iV6N/6b8X/zzWkp1klKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklK SUpJSklKSU5P1T/8SvRv/Tfi/wDnmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKU kpSSlJKUkpyfqn/4lejf+m/F/wDPNaSnWSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUp JSklKSUpJTk/VP8A8SvRv/Tfi/8AnmtJTrJKUkpSSlJKUkpSSlJKUkpzOt4nVcquv9l5YwywuNjn cEQI7HhJTi/YPrL/AOXtP+cP/IpKdfouF1nFdY7qmY3La8DZtnT/AKISU6ySlJKUkpSSlJKUkpSS lJKUkpyfqn/4lejf+m/F/wDPNaSnWSUpJSklKSUpJSklKSUpJTC6pt9L6HztsaWOjmHCCkpwP+Yn Q/8Ahv8APH/kUlPQVsFdba28MAaJ8BokpkkpSSlJKUkpSSlJKUkpSSlJKcn6p/8AiV6N/wCm/F/8 81pKdZJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklKSUpJSklPL/Vj6z/VvH+rfSaL+ rYNVtWDjMsrfk1Nc1zamBzXNL5BBSU6X/Oz6q/8Alz0//wBiqf8A0okpX/Oz6q/+XPT/AP2Kp/8A SiSlf87Pqr/5c9P/APYqn/0okpX/ADs+qv8A5c9P/wDYqn/0okpX/Oz6q/8Alz0//wBiqf8A0okp X/Oz6q/+XPT/AP2Kp/8ASiSlf87Pqr/5c9P/APYqn/0okpX/ADs+qv8A5c9P/wDYqn/0okpX/Oz6 q/8Alz0//wBiqf8A0okpX/Oz6q/+XPT/AP2Kp/8ASiSlf87Pqr/5c9P/APYqn/0okpX/ADs+qv8A 5c9P/wDYqn/0okpX/Oz6q/8Alz0//wBiqf8A0okpX/Oz6q/+XPT/AP2Kp/8ASiSlf87Pqr/5c9P/ APYqn/0okpX/ADs+qv8A5c9P/wDYqn/0okpX/Oz6q/8Alz0//wBiqf8A0okpX/Oz6q/+XPT/AP2K p/8ASiSlf87Pqr/5c9P/APYqn/0okpX/ADs+qv8A5c9P/wDYqn/0okp//9k=
  • application/pdf
  • Пойманные одной сетью. Социально-психологическое исследование представлений детей и взрослых об Интернете
  • Г. Солдатова, Е. Зотова, А. Чекалина, О. Гостимская
  • Файл загружен с http://www.ifap.ru
  • Adobe PDF Library 8.0UnknownФайл загружен с http://www.ifap.ruPDF/X-1:2001PDF/X-1a:2001False endstream endobj 498 0 obj > endobj 499 0 obj > endobj 530 0 obj > endobj 531 0 obj > endobj 537 0 obj > endobj 543 0 obj > endobj 544 0 obj > endobj 389 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/TrimBox[0.
    0 0.0 368.504 566.929]/Type/Page>> endobj 391 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Rotate 0/TrimBox[0.0 0.0 368.504 566.929]/Type/Page>> endobj 392 0 obj >stream HVM6+r4″-:=$%˲mc$|Oh?//~syHle\+r-~|rgv]w9YLȖMLaEž’:;;5Dz7~$%yNyL.2o,M

    Страница не найдена |

    Страница не найдена |

    404. Страница не найдена

    Архив за месяц

    ПнВтСрЧтПтСбВс

    21222324252627

    282930    

           

           

           

         12

           

         12

           

          1

    3031     

         12

           

    15161718192021

           

    25262728293031

           

        123

    45678910

           

         12

    17181920212223

    31      

    2728293031  

           

          1

           

       1234

    567891011

           

         12

           

    891011121314

           

    11121314151617

           

    28293031   

           

       1234

           

         12

           

      12345

    6789101112

           

    567891011

    12131415161718

    19202122232425

           

    3456789

    17181920212223

    24252627282930

           

      12345

    13141516171819

    20212223242526

    2728293031  

           

    15161718192021

    22232425262728

    2930     

           

    Архивы

    Июл

    Авг

    Сен

    Окт

    Ноя

    Дек

    Метки

    Настройки
    для слабовидящих

    Верстка_4

    %PDF-1. 6 % 1 0 obj > endobj 984 0 obj >stream GPL Ghostscript 9.02014-01-21T11:17:38+06:002014-01-20T15:39:22+06:00PDFCreator Version 1.2.02014-01-21T11:17:38+06:004b69c21b-8412-11e3-0000-7475e0ba15e0uuid:7d827b76-637a-46ba-87b7-44246748333dapplication/pdf

  • Верстка_4
  • Zileva
  • ()
  • endstream endobj 962 0 obj >/Encoding>>>>> endobj 3 0 obj > endobj 944 0 obj > endobj 943 0 obj > endobj 983 0 obj > endobj 59 0 obj >/Type/Page>> endobj 63 0 obj >/Type/Page>> endobj 67 0 obj >/Type/Page>> endobj 71 0 obj >/Type/Page>> endobj 75 0 obj >/Type/Page>> endobj 79 0 obj >/Type/Page>> endobj 83 0 obj >/Type/Page>> endobj 87 0 obj >/Type/Page>> endobj 91 0 obj >/Type/Page>> endobj 95 0 obj >/Type/Page>> endobj 99 0 obj >/Type/Page>> endobj 103 0 obj >/Type/Page>> endobj 107 0 obj >/Type/Page>> endobj 111 0 obj >/Type/Page>> endobj 115 0 obj >/Type/Page>> endobj 119 0 obj >/Type/Page>> endobj 123 0 obj >/Type/Page>> endobj 127 0 obj >/Type/Page>> endobj 131 0 obj >/Type/Page>> endobj 135 0 obj >/Type/Page>> endobj 139 0 obj >/Type/Page>> endobj 143 0 obj >/Type/Page>> endobj 147 0 obj >/Type/Page>> endobj 151 0 obj >/Type/Page>> endobj 155 0 obj >/Type/Page>> endobj 159 0 obj >/Type/Page>> endobj 163 0 obj >/Type/Page>> endobj 167 0 obj >/Type/Page>> endobj 171 0 obj >/Type/Page>> endobj 175 0 obj >/Type/Page>> endobj 179 0 obj >/Type/Page>> endobj 183 0 obj >/Type/Page>> endobj 187 0 obj >/Type/Page>> endobj 191 0 obj >/Type/Page>> endobj 195 0 obj >/Type/Page>> endobj 199 0 obj >/Type/Page>> endobj 203 0 obj >/Type/Page>> endobj 207 0 obj >/Type/Page>> endobj 211 0 obj >/Type/Page>> endobj 215 0 obj >/Type/Page>> endobj 219 0 obj >/Type/Page>> endobj 223 0 obj >/Type/Page>> endobj 227 0 obj >/Type/Page>> endobj 231 0 obj >/Type/Page>> endobj 235 0 obj >/Type/Page>> endobj 239 0 obj >/Type/Page>> endobj 243 0 obj >/Type/Page>> endobj 247 0 obj >/Type/Page>> endobj 251 0 obj >/Type/Page>> endobj 255 0 obj >/Type/Page>> endobj 259 0 obj >/Type/Page>> endobj 263 0 obj >/Type/Page>> endobj 267 0 obj >/Type/Page>> endobj 271 0 obj >/Type/Page>> endobj 275 0 obj >/Type/Page>> endobj 279 0 obj >/Type/Page>> endobj 283 0 obj >/Type/Page>> endobj 287 0 obj >/Type/Page>> endobj 291 0 obj >/Type/Page>> endobj 295 0 obj >/Type/Page>> endobj 299 0 obj >/Type/Page>> endobj 303 0 obj >/Type/Page>> endobj 307 0 obj >/Type/Page>> endobj 311 0 obj >/Type/Page>> endobj 315 0 obj >/Type/Page>> endobj 319 0 obj >/Type/Page>> endobj 323 0 obj >/Type/Page>> endobj 327 0 obj >/Type/Page>> endobj 331 0 obj >/Type/Page>> endobj 335 0 obj >/Type/Page>> endobj 339 0 obj >/Type/Page>> endobj 343 0 obj >/Type/Page>> endobj 347 0 obj >/Type/Page>> endobj 351 0 obj >/Type/Page>> endobj 355 0 obj >/Type/Page>> endobj 359 0 obj >/Type/Page>> endobj 363 0 obj >/Type/Page>> endobj 367 0 obj >/Type/Page>> endobj 371 0 obj >/Type/Page>> endobj 375 0 obj >/Type/Page>> endobj 379 0 obj >/Type/Page>> endobj 383 0 obj >/Type/Page>> endobj 387 0 obj >/Type/Page>> endobj 391 0 obj >/Type/Page>> endobj 395 0 obj >/Type/Page>> endobj 399 0 obj >/Type/Page>> endobj 403 0 obj >/Type/Page>> endobj 407 0 obj >/Type/Page>> endobj 411 0 obj >/Type/Page>> endobj 415 0 obj >/Type/Page>> endobj 419 0 obj >/Type/Page>> endobj 423 0 obj >/Type/Page>> endobj 427 0 obj >/Type/Page>> endobj 431 0 obj >/Type/Page>> endobj 435 0 obj >/Type/Page>> endobj 439 0 obj >/Type/Page>> endobj 443 0 obj >/Type/Page>> endobj 447 0 obj >/Type/Page>> endobj 451 0 obj >/Type/Page>> endobj 455 0 obj >/Type/Page>> endobj 459 0 obj >/Type/Page>> endobj 463 0 obj >/Type/Page>> endobj 467 0 obj >/Type/Page>> endobj 471 0 obj >/Type/Page>> endobj 475 0 obj >/Type/Page>> endobj 479 0 obj >/Type/Page>> endobj 483 0 obj >/Type/Page>> endobj 487 0 obj >/Type/Page>> endobj 491 0 obj >/Type/Page>> endobj 495 0 obj >/Type/Page>> endobj 499 0 obj >/Type/Page>> endobj 503 0 obj >/Type/Page>> endobj 507 0 obj >/Type/Page>> endobj 511 0 obj >/Type/Page>> endobj 515 0 obj >/Type/Page>> endobj 519 0 obj >/Type/Page>> endobj 523 0 obj >/Type/Page>> endobj 527 0 obj >/Type/Page>> endobj 531 0 obj >/Type/Page>> endobj 535 0 obj >/Type/Page>> endobj 539 0 obj >/Type/Page>> endobj 543 0 obj >/Type/Page>> endobj 547 0 obj >/Type/Page>> endobj 551 0 obj >/Type/Page>> endobj 555 0 obj >/Type/Page>> endobj 559 0 obj >/Type/Page>> endobj 563 0 obj >/Type/Page>> endobj 567 0 obj >/Type/Page>> endobj 571 0 obj >/Type/Page>> endobj 575 0 obj >/Type/Page>> endobj 579 0 obj >/Type/Page>> endobj 583 0 obj >/Type/Page>> endobj 587 0 obj >/Type/Page>> endobj 591 0 obj >/Type/Page>> endobj 595 0 obj >/Type/Page>> endobj 599 0 obj >/Type/Page>> endobj 603 0 obj >/Type/Page>> endobj 607 0 obj >/Type/Page>> endobj 611 0 obj >/Type/Page>> endobj 615 0 obj >/Type/Page>> endobj 619 0 obj >/Type/Page>> endobj 623 0 obj >/Type/Page>> endobj 627 0 obj >/Type/Page>> endobj 631 0 obj >/Type/Page>> endobj 635 0 obj >/Type/Page>> endobj 639 0 obj >/Type/Page>> endobj 643 0 obj >/Type/Page>> endobj 647 0 obj >/Type/Page>> endobj 651 0 obj >/Type/Page>> endobj 655 0 obj >/Type/Page>> endobj 659 0 obj >/Type/Page>> endobj 663 0 obj >/Type/Page>> endobj 667 0 obj >/Type/Page>> endobj 671 0 obj >/Type/Page>> endobj 675 0 obj >/Type/Page>> endobj 679 0 obj >/Type/Page>> endobj 683 0 obj >/Type/Page>> endobj 687 0 obj >/Type/Page>> endobj 691 0 obj >/Type/Page>> endobj 695 0 obj >/Type/Page>> endobj 699 0 obj >/Type/Page>> endobj 703 0 obj >/Type/Page>> endobj 707 0 obj >/Type/Page>> endobj 711 0 obj >/Type/Page>> endobj 715 0 obj >/Type/Page>> endobj 719 0 obj >/Type/Page>> endobj 723 0 obj >/Type/Page>> endobj 727 0 obj >/Type/Page>> endobj 731 0 obj >/Type/Page>> endobj 735 0 obj >/Type/Page>> endobj 739 0 obj >/Type/Page>> endobj 743 0 obj >/Type/Page>> endobj 747 0 obj >/Type/Page>> endobj 751 0 obj >/Type/Page>> endobj 755 0 obj >/Type/Page>> endobj 759 0 obj >/Type/Page>> endobj 763 0 obj >/Type/Page>> endobj 767 0 obj >/Type/Page>> endobj 771 0 obj >/Type/Page>> endobj 775 0 obj >/Type/Page>> endobj 779 0 obj >/Type/Page>> endobj 783 0 obj >/Type/Page>> endobj 787 0 obj >/Type/Page>> endobj 791 0 obj >/Type/Page>> endobj 795 0 obj >/Type/Page>> endobj 799 0 obj >/Type/Page>> endobj 803 0 obj >/Type/Page>> endobj 807 0 obj >/Type/Page>> endobj 811 0 obj >/Type/Page>> endobj 815 0 obj >/Type/Page>> endobj 819 0 obj >/Type/Page>> endobj 823 0 obj >/Type/Page>> endobj 827 0 obj >/Type/Page>> endobj 834 0 obj >/Type/Page>> endobj 838 0 obj >/Type/Page>> endobj 842 0 obj >/Type/Page>> endobj 846 0 obj >/Type/Page>> endobj 850 0 obj >/Type/Page>> endobj 854 0 obj >/Type/Page>> endobj 858 0 obj >/Type/Page>> endobj 862 0 obj >/Type/Page>> endobj 866 0 obj >/Type/Page>> endobj 870 0 obj >/Type/Page>> endobj 874 0 obj >/Type/Page>> endobj 878 0 obj >/Type/Page>> endobj 882 0 obj >/Type/Page>> endobj 966 0 obj >/Type/Page>> endobj 981 0 obj >stream xZ[ݶFM}p^؆kqɱdrHɴOE_b:C. DvLTW~$JE%ܪ#y*=|,mo3J`’0\i3EfUX܇ kR’ҭV؍ }ٲWIs2? h;&fEEH NMoyCn~/zbCmOi%g$qڜu&ĉpf5Kb»*`-D’иb»ʹusץ/Prc8ԠFC\읮5ZV:>O+u*|т`P» 6oɱ@A0!8ܸA]U3]Hm)4mT_䛇% J\/7 e

    Средства выразительности. Тест. Практика ЕГЭ. Задание 26. » Рустьюторс

    26 задание ЕГЭ по русскому языку 2019. Практика. Тесты созданы на основе демоверсии ФИПИ 2020.
    (1)От нашего класса у меня остались воспоминания и одна фотография. (2)Групповой портрет с классным руководителем в центре, девочками вокруг и мальчиками по краям. (3)Фотография поблёкла, края, смазанные ещё при съёмке, сейчас окончательно расплылись; иногда мне кажется, что расплылись они потому, что мальчики нашего класса давно отошли в вечность, так и не успев повзрослеть, и черты их растворило время. (4)Из сорока пяти человек, закончивших когда-то 7 «Б», до седых волос дожило девятнадцать. (5)Мне почему-то сейчас не хочется вспоминать, как мы убегали с уроков, устраивали толкотню в раздевалке, чтобы хоть на миг прикоснуться к той, которую любили настолько тайно, что не признавались в этом самим себе.  
    (6)А ещё мы с детства играли в то, чем жили сами. (7)Классы соревновались не за отметки или проценты, а за честь написать письмо папанинцам или именоваться «чкаловским», за право побывать на открытии нового цеха завода или выделить делегацию для встречи испанских детей. 
    (8)И ещё я помню, как горевал, что не смогу помочь челюскинцам, потому что мой самолёт совершил вынужденную посадку где-то в Якутии, так и не долетев до ледового лагеря. (9)Самую настоящую посадку: я получил «плохо», не выучив стихотворения. (10)Потом-то я его выучил: «Да, были люди в наше время…» (11)А дело заключалось в том, что на стене класса висела огромная самодельная карта и каждый ученик имел свой собственный самолёт. (12)Отличная оценка давала пятьсот километров, но я получил «плохо», и мой самолёт был снят с полёта. (13)«Плохо» было не просто в школьном журнале: плохо было мне самому и немного – чуть-чуть! – челюскинцам, которых я так подвёл. 
    (14)Я часами смотрю на выцветшую фотографию, на уже расплывшиеся лица тех, кого нет на этой земле: я хочу понять. (15)Ведь никто же не хотел умирать, правда? 
    (16)А мы и не знали, что за порогом нашего класса дежурила война. (17)Мы были молоды, а незнания молодости восполняются верой в собственное бессмертие. (18)Но из всех мальчиков, что смотрят на меня с фотографии, в живых осталось четверо. 
    (19)Улыбнись мне, товарищ. (20)Я забыл, как ты улыбался, извини. (21)Я теперь намного старше тебя, у меня масса дел, я оброс хлопотами, как корабль ракушками. (22)По ночам всё чаще и чаще слышу всхлипы собственного сердца: оно уморилось. (23)Устало болеть. 
    (24)Я стал седым, и мне порой уступают место в общественном транспорте. (25)Уступают юноши и девушки, очень похожие на вас, ребята. (26)И тогда я думаю, что не дай им Бог повторить вашу судьбу. (27)А если это всё же случится, то дай им Бог стать такими же. 
    (28)Между вами, вчерашними, и ими, сегодняшними, лежит не просто поколение. (29)Мы твёрдо знали, что будет война, а они убеждены, что её не будет. (30)И это прекрасно: они свободнее нас. (31)Жаль только, что свобода эта порой оборачивается безмятежностью… 
    (32)В девятом классе Валентина Андроновна предложила нам тему свободного сочинения «Кем я хочу стать?». (33)И все ребята написали, что они хотят стать командирами Красной Армии. (34)Да, мы искренне хотели, чтобы судьба наша была суровой. (35)Мы сами избирали её, мечтая об армии, авиации и флоте: мы считали себя мужчинами, а более мужских профессий тогда не существовало. 
    (36)В этом смысле мне повезло. (37)Я догнал в росте своего отца уже в восьмом классе, а поскольку он был кадровым командиром Красной Армии, то его старая форма перешла ко мне. (38)Гимнастёрка и галифе, сапоги и командирский ремень, шинель и будёновка из тёмно-серого сукна. 
    (39)Я надел эти прекрасные вещи в один замечательный день и не снимал их целых пятнадцать лет. (40)Пока не демобилизовался. (41)Форма тогда уже была иной, но содержание её не изменилось: она по-прежнему осталась одеждой моего поколения. (42)Самой красивой и самой модной.  
    (43)Мне люто завидовали все ребята. (44)И даже Искра Полякова. 
    – (45)Конечно, она мне немного велика, – сказала Искра, примерив мою гимнастёрку. – (46)Но до чего же в ней уютно. (47)Особенно, если потуже затянуться ремнём. 
    (48)Я часто вспоминаю эти слова, потому что в них – ощущение времени. (49)Мы все стремились затянуться потуже, точно каждое мгновение нас ожидал строй, точно от одного нашего вида зависела готовность этого общего строя к боям и победам. (50)Мы были молоды, но жаждали не личного счастья, а личного подвига. (51)Мы не знали, что подвиг надо сначала посеять и вырастить. (52)Что зреет он медленно, незримо наливаясь силой, чтобы однажды взорваться ослепительным пламенем, сполохи которого ещё долго светят грядущим поколениям.

    «Борис Львович Васильев рассуждает о различиях между довоенным и послевоенным поколениями, поэтому ведущим становится приём – (А)__________ (предложения 28, 29, 50). Светлой грустью пронизаны его воспоминания о довоенной юности, описать которую помогает такое синтаксическое средство, как (Б)__________ (предложения 2, 38). Выразить своё отношение к ровесникам, не вернувшимся с войны, помогает лексическое средство – (В)__________ («отошли в вечность» в предложении 3, «до седых волос» в предложении 4), а подчёркивает боль утраты троп – (Г)__________ (предложения 16, 22)». 

    Список терминов: 
    1) цитирование 
    2) фразеологизмы 
    3) эпитеты 
    4) ряды однородных членов предложения 
    5) противопоставление 
    6) олицетворение 
    7) парцелляция 
    8) сравнение 
    9) синонимы 

    5426

     
    (1)Это было утром. (2)Командир батальона Кошелев позвал к себе Семёна Школенко и объяснил, как всегда без долгих слов: 
    – «Языка» надо достать. 
    – (3)Достану, – сказал Школенко. 
    (4)Он вернулся к себе в окоп, проверил автомат, повесил на пояс три диска, приготовил пять гранат, две простые и три противотанковые, положил их в сумку, потом огляделся и, подумав, взял припасённую в солдатском мешке медную проволочку и спрятал её в карман. (5)Идти предстояло вдоль берега. (6)После утреннего дождя земля ещё не просохла, и на тропке были хорошо видны уходившие в лес следы.  
    (7)Впереди были заросли. (8)Школенко пополз через них налево; там виднелась яма, кругом неё рос бурьян. (9)Из ямы, в просвете между кустами бурьяна, был виден стоявший совсем близко миномёт и на несколько шагов подальше – ручной пулемёт: один немец стоял у миномёта, а шестеро сидели, собравшись в кружок, и ели из котелков. 
    (10)Торопиться было незачем: цель была на виду. (11)Он прочно упёрся левой рукой в дно ямы, вцепился в землю так, чтобы рука не скользнула, и, приподнявшись, швырнул гранату. (12)Когда он увидел, что шестеро лежат неподвижно, а один, тот, который стоял у миномёта, продолжает стоять около него, удивлённо глядя на изуродованный осколком гранаты ствол, Школенко вскочил и, вплотную подойдя к немцу, не сводя 
    с него глаз, знаками показал, чтоб тот отстегнул у себя парабеллум и бросил на землю, чтоб взвалил пулемёт на плечи. (13)Немец послушно нагнулся и поднял пулемёт. (14)Теперь у него были заняты обе руки. 
    (15)Так они и пошли обратно – впереди немец со взваленным на плечи пулемётом, сзади Школенко.  
    (16)На командный пункт батальона Школенко добрался только после полудня. 
    – (17)Хорошо, – сказал командир полка, – одну задачу, – он кивнул на капитана Кошелева, – вы выполнили, теперь выполните мою: вы должны узнать, где стоят их остальные миномёты. 
    – (18)Узнаю, – коротко сказал Школенко, – один пойду? 
    – (19)Один, – сказал Кошелев. 
    (20)Школенко посидел примерно с полчаса, вскинул автомат и, уже не добавляя гранат, снова пошёл в ту сторону, что и утром. 
    (21)Теперь он взял правее деревни и ближе к реке, прячась в росших по обочинам дороги кустах. (22)Идти пришлось по длинной лощине, пробираясь сквозь густой, царапавший руки и лицо орешник, через мелколесье. (23)Возле большого куста были хорошо видны три миномёта, стоявшие в балке. 
    (24)Школенко лёг плашмя и вытащил бумагу, на которой он заранее решил начертить для точности, где именно стоят миномёты. (25)Но в ту секунду, когда он принял это решение, семеро немцев, стоявших у миномётов, подошли друг к другу и сели у ближнего к Школенко миномёта, всего в восьми метрах от него. (26)Решение родилось мгновенно, может быть, так мгновенно оттого, что только сегодня, в точно такой же обстановке, ему уже один раз повезло. (27)Взрыв был очень сильным, и немцы лежали убитые. (28)Неожиданно в двух десятках шагов от него в кустах сильно зашуршало. (29)Прижав к животу автомат, Школенко пустил туда длинную очередь веером, но из кустов вместо немцев выскочил его хороший знакомый Сатаров, боец 2-го батальона, несколько дней тому назад взятый в плен. (30)Вслед за ним из кустов вышли ещё шестнадцать человек. (31)Трое были окровавлены, одного из них поддерживали на руках. 
    – (32)Ты стрелял? – спросил Сатаров. – (33)Вот, поранил их, – показал Сатаров рукой на окровавленных людей. – (34)А где же все? 
    – (35)А я один, – ответил Школенко. – (36)А вы тут что? 
    – (37)Мы могилу себе рыли, – сказал Сатаров, – нас двое автоматчиков стерегли, они, как услышали взрыв, убежали. (38)А ты, значит, один? 
    – (39)Один, – повторил Школенко и посмотрел на миномёты. – (40)Скорее миномёты берите, сейчас к своим пойдём.  
    (41)Он шёл сзади вырученных им из плена и видел окровавленные тела раненых, и горькое выражение появлялось на его лице. 
    (42)Через полтора часа они дошли до батальона. (43)Школенко отрапортовал и, выслушав благодарность капитана, отошёл на пять шагов и ничком лёг на землю. (44)Усталость сразу навалилась на него: открытыми глазами он смотрел на травинки, росшие около, и казалось странным, что он вот живёт, и кругом растёт трава, и всё кругом такое же, как было. 
    (По К.М. Симонову*)

    «Константин Симонов рассказывает о жизни солдата на войне так, что читатель становится сопричастным судьбе героя. Читатель видит картину военных событий, понимает состояние людей. Всё это показать писателю помогают лексическое средство – (А)__________ («швырнул» в предложении 11) и троп – (Б)__________ («горькое выражение» в предложении 41). Синтаксическое средство – (В)__________ (в предложениях 4, 11, 20) и приём – (Г)__________ («мгновенно» в предложении 26, «кругом» в предложении 44) помогают понять мысли автора».  

    Список терминов: 
    1) эпитет 
    2) диалектизм 
    3) лексический повтор 
    4) олицетворение 
    5) разговорное слово 
    6) анафора 
    7) индивидуально-авторское слово 
    8) вводные слова 
    9) ряды однородных членов предложения 

    5193

     
    (1)Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! (2)Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? (3)Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений… 
    (4)Набегавшись досыта, сидишь, бывало, за чайным столом, на своём высоком креслице. (5)Уже поздно, давно выпил свою вечернюю чашку молока с сахаром, сон смыкает глаза, но не трогаешься с места, сидишь и слушаешь. (6)Maman говорит с кем-нибудь, и звуки голоса её так сладки, так приветливы. (7)Одни звуки эти так много говорят моему сердцу! 
    (8)Отуманенными дремотой глазами я пристально смотрю на её лицо, 
    и вдруг она сделалась вся маленькая, маленькая – лицо её не больше пуговки. (9)Но оно мне всё так же ясно видно: вижу, как она улыбнулась мне. (10)Мне нравится видеть её такой крошечной. (11)Я прищуриваю глаза ещё больше, 
    и она делается ещё меньше. (12)Но я пошевелился – и очарование разрушилось. (13)Я суживаю глаза, поворачиваюсь, всячески стараюсь возобновить его, но напрасно. (14)Я встаю, с ногами забираюсь и уютно укладываюсь на кресло. 
    – (15)Ты опять заснёшь, Николенька, – говорит мне maman, – ты бы лучше шёл наверх. 
    – (16)Я не хочу спать, maman, – ответишь ей, и неясные, но сладкие грёзы наполняют воображение, здоровый детский сон смыкает веки, и через минуту забудешься и спишь до тех пор, пока не разбудят. 
    (17)Чувствуешь, бывало, впросонках, что чья-то нежная рука трогает тебя; по одному прикосновению узнаёшь её и ещё во сне невольно схватишь эту руку и крепко, крепко прижмёшь её к губам. 
    (18)Все уже разошлись; одна свеча горит в гостиной; maman сказала, что сама разбудит меня. (19)Это она присела на кресло, на котором я сплю, своей чудесной нежной ручкой провела по моим волосам, и над ухом моим звучит милый знакомый голос: «Вставай, моя душечка: пора идти спать».  
    (20)Ничьи равнодушные взоры не стесняют её: она не боится излить на меня всю свою нежность и любовь. (21)Я не шевелюсь, но ещё крепче целую её руку. 
    – (22)Вставай же, мой ангел. 
    (23)Она другой рукой берёт меня за шею, и пальчики её быстро шевелятся и щекочут меня. (24)В комнате тихо, полутемно; мамаша сидит подле самого меня; я слышу её голос. (25)Всё это заставляет меня вскочить, обвить руками её шею, прижать голову к её груди. 
    (26)Она ещё нежнее целует меня. 
    (27)После этого, как, бывало, придёшь наверх и начнёшь укладываться 
    в своем ваточном халатце, какое чудесное чувство испытываешь, говоря: «Люблю папеньку и маменьку». 
    (28)Помню, завернёшься, бывало, в одеяльце; на душе легко, светло 
    и отрадно; одни мечты гонят другие, но о чём они? 
    (29)Они неуловимы, но исполнены чистой любовью и надеждами на светлое счастие. (30)Вспомнишь любимую фарфоровую игрушку – зайчика или собачку – уткнёшь её в угол пуховой подушки и любуешься, как хорошо, тепло и уютно ей там лежать. (31)Ещё подумаешь о том, чтобы было счастие всем, чтобы все были довольны и чтобы завтра была хорошая погода для гулянья, повернёшься на другой бок, мысли и мечты перепутаются, и уснёшь тихо, спокойно. 
    (32)Вернутся ли когда-нибудь та свежесть, беззаботность, потребность любви и сила веры, которыми обладаешь в детстве? (33)Какое время может быть лучше того, когда две лучшие добродетели – невинная весёлость и беспредельная потребность любви – были единственными побуждениями в жизни? 
    (По Л.Н. Толстому*)

    «Рассказывая о детстве героя, автор нередко использует приём – (А)__________ («счастливая» в предложении 1). С этой порой у героя связаны тёплые воспоминания, что выражает троп – (Б)__________ («сладкие грёзы» в предложении 16, «нежная рука» в предложении 17, «чистой любовью и надеждами на светлое счастие» в предложении 29). Синтаксическое средство – (В)__________ («Николенька» в предложении 15, «моя душечка» в предложении 19, «мой ангел» в предложении 22) – помогает создать образ мамы героя. Использованное в конце текста синтаксическое средство – (Г)__________ (предложения 32 и 33) – позволяет автору обратиться напрямую к читателям». 

    Список терминов: 
    1) эпитет 
    2) олицетворение 
    3) восклицательные предложения 
    4) вопросительные предложения 
    5) фразеологизм 
    6) лексический повтор 
    7) противопоставление 
    8) разговорная лексика 
    9) обращение

    6194


    (1)В наше время чтение художественной литературы, по сути, привилегия. (2)Слишком много времени отнимает этот род занятий. (3)Недосуг. (4)Да и чтение – это тоже работа, и в первую очередь – над собой. (5)Пусть незаметная, не столь обременительная, но у человека, потратившего день на решение проблем, требующих физической или интеллектуальной и душевной отдачи, порой просто не остаётся сил поинтересоваться новинками литературы. (6)Это никого не оправдывает, но причины очевидны, а стойкую привычку к серьёзному чтению, к сожалению, выработали не все. 
    (7)Для большей части взрослых и пожилых людей в наши дни телевидение заменяет чтение, они если и знакомятся с новинками книжного рынка, то за редким исключением в примитивном телевизионном изложении. (8)Молодёжь же всё чаще познаёт мир слова через наушники плееров и интернет-ресурсы, посредством смартфонов и планшетов, которые всегда под рукой. (9)Возможно, я сгущаю краски и кто-то сумеет нарисовать более оптимистичную картину, но, на мой взгляд, реалии времени именно таковы. 
    (10)Себя отношу к категории людей, занятых делом, но мой пример нетипичен. (11)Я умудряюсь читать и писать. (12)Выпустил четвёртый сборник стихов. (13)Не останавливаюсь на этом, папки рукописей и черновиков пополняются, хотя перелёты, поездки и ночное бодрствование – вот весь писательский ресурс, который у меня остаётся. (14)С чтением ещё сложнее, паузы выпадают редко. 
    (15)Если попытаться охарактеризовать всё отобранное и недавно прочитанное мною, то первое, что приходит на ум: это написали личности! (16)Люди, сделавшие себя сами. (17)Им веришь. (18)Сама история их жизни не позволяет усомниться в выводах и формулировках. (19)А ведь это очень важно – верить автору, что бы мы ни читали: научную литературу, роман или мемуары. (20)Знаменитое «Не верю!» Станиславского проникает сейчас во все жанры и виды искусства. (21)И если в кино динамика кадра и лихость сюжета могут отвлечь внимание зрителя от нестыковок и откровенной фальши, то печатное слово сразу выталкивает на поверхность всякое враньё, всё, что написано ради красного словца, высосано из пальца. (22)Воистину написанное пером не вырубишь топором. 
    (23)Проверяя читательский багаж прошлых лет, прихожу к выводу, что я всегда неосознанно тянулся к авторам, которые не только отмечены писательским талантом, но и обладают выдающейся личной историей. (24)Биографией, как тогда говорили. (25)В советское время информация о личной жизни популярных авторов была дозированной, а порой и недоступной, о пиаре тогда никто и не догадывался. (26)Но крупицы их дел и поступков были у всех на слуху, оживляли образ и увеличивали наши симпатии и степень доверия. (27)Так было с Маяковским, так было с Высоцким и Визбором, с Солженицыным и Шаламовым. (28)И многими другими, чьи тексты мы разбирали на цитаты, чьи высказывания становились самыми убедительными аргументами в спорах.  
    (29)Что же является критерием настоящей литературы? (30)Для меня главным мерилом был и остаётся результат: чтобы тебе поверили. 
    (По А.Н. Соболеву*)

    «А.Н. Соболев стремится поделиться своими размышлениями с читателями, привлекая их внимание к поднятой проблеме. С этой целью автором использованы разнообразные средства выразительности, в том числе приём – (А)__________ (предложения 29, 30). Авторская речь образна и эмоциональна, характеризуется использованием такого лексического средства выразительности, как (Б)__________ («под рукой» в предложении 8, «сгущаю краски» в предложении 9). Синтаксические средства: (В)__________ (предложение 15) и (Г)__________ (в предложениях 6, 9) – обнаруживают неравнодушие писателя к поставленной проблеме и в то же время готовность понять другую точку зрения». 

    Список терминов: 
    1) сравнительный оборот 
    2) диалектизм 
    3) восклицательное предложение 
    4) книжная лексика 
    5) фразеологизмы 
    6) вводные слова 
    7) противопоставление 
    8) диалог 
    9) вопросно-ответная форма изложения 

    9536


    (1)Вечером опять сошлись у Старкиных. (2)Говорили только о войне. (3)Кто-то пустил слух, что призыв новобранцев в этом году будет раньше обыкновенного, к восемнадцатому августу, и что отсрочки студентам будут отменены. (4)Поэтому Бубенчиков и Козовалов были угнетены: если это верно, то им придётся отбывать воинскую повинность не через два года, а нынче. 
    (5)Воевать молодым людям не хотелось: Бубенчиков слишком любил свою молодую и, казалось ему, ценную и прекрасную жизнь, а Козовалов не любил, чтобы что бы то ни было вокруг него становилось слишком серьёзным. (6)Козовалов говорил уныло: 
    – Я уеду в Африку. (7)Там не будет войны. 
    – (8)А я во Францию, – говорил Бубенчиков, – и перейду во французское подданство. (9)Лиза досадливо вспыхнула. (10)Закричала: 
    – И вам не стыдно! (11)Вы должны защищать нас, а думаете сами, где спрятаться. (12)И вы думаете, что во Франции вас не заставят воевать? 
    (13)Из Орго призвали шестнадцать запасных. (14)Был призван и ухаживающий за Лизою эстонец, Пауль Сепп. (15)Когда Лиза узнала об этом, ей вдруг стало как-то неловко, почти стыдно того, что она посмеивалась над ним. (16)Ей вспомнились его ясные, детски чистые глаза. (17)Она вдруг ясно представила себе далёкое поле битвы – и он, большой, сильный, упадёт, сражённый вражескою пулею. (18)Бережная, жалостливая нежность к этому, уходящему, поднялась в её душе. (19)С боязливым удивлением она думала: «Он меня любит. (20)А я, что же я? (21)Прыгала, как обезьянка, и смеялась. (22)Он пойдёт сражаться. (23)Может быть, умрёт. (24)И, когда будет ему тяжело, кого он вспомнит, кому шепнёт: „Прощай, милая”? (25)Вспомнит русскую барышню, чужую, далёкую». 
    (26)Призванных провожали торжественно. (27)Собралась вся деревня. (28)Говорили речи. (29)Играл местный любительский оркестр. (30)И дачники почти все пришли. (31)Дачницы принарядились. 
    (32)Пауль шёл впереди и пел. (33)Глаза его блестели, лицо казалось солнечно-светлым, – он держал шляпу в руке, – и лёгкий ветерок развевал его светлые кудри. (34)Его обычная мешковатость исчезла, и он казался очень красивым. (35)Так выходили некогда в поход викинги и ушкуйники. (36)Он пел. (37)Эстонцы с воодушевлением повторяли слова народной песни. 
    (38)Дошли до леска за деревнею. (39)Дачницы стали возвращаться. (40)Призываемые начали рассаживаться в экипажи. (41)Набегали тучки. (42)Небо хмурилось. (43)Серенькие вихри завивались и бежали по дороге, маня и дразня кого-то. 
    (44)Лиза остановила Сеппа: 
    – Послушайте, Пауль, подойдите ко мне на минутку. 
    (45)Пауль отошёл на боковую тропинку. (46)Он шёл рядом с Лизою. (47)Походка его была решительная и твёрдая, и глаза смело глядели вперёд. (48)Казалось, что в душе его ритмично бились торжественные звуки воинственной музыки. (49)Лиза смотрела на него влюблёнными глазами. (50)Он сказал: 
    – Ничего не бойтесь, Лиза. (51)Пока мы живы, мы немцев далеко не пустим. (52)А кто войдёт в Россию, тот не обрадуется нашему приёму. (53)Чем больше их войдёт, тем меньше их вернётся в Германию. 
    (54)Вдруг Лиза очень покраснела и сказала: 
    – Пауль, в эти дни я вас полюбила. (55)Я поеду за вами. (56)Меня возьмут в сёстры милосердия. (57)При первой возможности мы повенчаемся. 
    (58)Пауль вспыхнул. (59)Он наклонился, поцеловал Лизину руку 
    и повторял: 
    – Милая, милая! 
    (60)И когда он опять посмотрел в её лицо, его ясные глаза были влажны. 
    (61)Анна Сергеевна шла на несколько шагов сзади и роптала: 
    – Какие нежности! (62)Он Бог знает что о себе вообразит. (63)Можете представить: целует руку, точно рыцарь своей даме! 
    (64)Бубенчиков передразнивал походку Пауля Сеппа. (65)Анна Сергеевна нашла, что очень похоже и очень смешно, и засмеялась. (66)Козовалов сардонически улыбался. 
    (67)Лиза обернулась к матери и крикнула: 
    – Мама, поди сюда! 
    (68)Она и Пауль Сепп остановились у края дороги. (69)У обоих были счастливые, сияющие лица. 
    (70)Вместе с Анною Сергеевною подошли Козовалов и Бубенчиков. (71)Козовалов сказал на ухо Анне Сергеевне: 
    – А нашему эстонцу очень к лицу воинственное воодушевление. (72)Смотрите, какой красавец, точно рыцарь Парсифаль. 
    (73)Анна Сергеевна с досадою проворчала: 
    – Ну уж красавец! (74)Ну что, Лизонька? – спросила она у дочери.  
    (75)Лиза сказала, радостно улыбаясь: 
    – Вот мой жених, мамочка. 
    (76)Анна Сергеевна в ужасе воскликнула: 
    – Лиза, что ты говоришь! 
    (77)Лиза проговорила с гордостью: 
    – Он защитник Отечества. 
    (По Ф. Сологубу*)

    «Описывая события, происходившие летом 1914 года в эстонской деревушке, Ф. Сологуб акцентирует внимание прежде всего на действиях персонажей и их поведении, вследствие чего нередко использует синтаксическое средство выразительности – (А)__________ (предложения 1, 2, 26, 28, 38). Но не менее важны автору и сами герои: их внешний вид, чувства, мысли. Так, в создании образов Лизы и Пауля важную роль играют тропы: (Б)__________ (в предложении 9, «ритмично бились… звуки» в предложении 48) и (В)__________ («ясные, детски чистые глаза» в предложении 16, «бережная, жалостливая нежность» в предложении 18, «счастливые, сияющие лица» в предложении 69), на которые автор скупится при описании остальных героев. И троп, встречающийся в речи Анны Сергеевны и Козовалова, – (Г)__________ («точно рыцарь своей даме» в предложении 63, «точно рыцарь Парсифаль» в предложении 72), – несмотря на сарказм, с которым это произносится, лишь подчёркивает контраст между Лизой и Паулем, с одной стороны, и её родными и знакомыми – с другой».  

    Список терминов: 
    1) ряд однородных членов предложения 
    2) сравнение 
    3) односоставные неопределённо-личные предложения 
    4) гипербола 
    5) фразеологизм 
    6) метафора 
    7) противопоставление 
    8) разговорная лексика 
    9) эпитет 

    3692


    (1)Толстой вошёл в мою жизнь, не представившись. (2)Мы с ним уже активно общались, а я всё ещё не подозревал, с кем имею дело. 
    (3)Мне было лет двенадцать, то есть после войны прошло около двух лет, когда маму на лето назначили директором пионерского лагеря. 
    (4)И однажды к нашему дому подвезли на грузовичке и горой вывалили 
    в комнате прямо на пол книги – основательно бывшие в употреблении, но весьма разнообразные по тематике. (5)Кто-то заранее побеспокоился, не без маминого, думаю, участия, чтобы для детей была создана библиотека. 
    (6)«Ваше любимое занятие?» – (7)«Рыться в книгах». (8)Это и про меня. (9)Тогда, в детстве, тоже рылся. (10)Пока в один счастливый момент не выудил из этой горы потрёпанный кирпичик: тонкая рисовая бумага, старинные буквы «еры» и «яти», обложек нет, первых страниц нет, последних нет. (11)Автор – инкогнито. 
    (12)Глаз упал на начало, которое не было началом, а дальше я оторваться от текста не смог. (13)Я вошёл в него, как в новый дом, где почему-то всё оказалось знакомым: никогда не был, а всё узнал. (14)Поразительно! (15)Казалось, неведомый автор давно подсматривал за мной, всё обо мне узнал и теперь рассказал: откровенно и по-доброму, чуть ли не по-родственному. 
    (16)Написано было: «По тому инстинктивному чувству, которым один человек угадывает мысли другого и которое служит путеводною мыслью разговора, Катенька поняла, что мне больно её равнодушие…» (17)А ведь сколько раз и мне случалось, как и неведомой Катеньке, в разговоре инстинктивно угадывать «мысли другого»! (18)Как точно… 
    (19)Или в другом месте: «Глаза наши встретились, и я понял, что он понимает меня и то, что я понимаю, что он понимает меня…» (20)Опять лучше не скажешь! (21)«Я понимаю, что он понимает…» 
    (22)И так на каждой странице. (23)«В молодости все силы души направлены на будущее. .. (24)Одни понятные и разделённые мечты о будущем счастье составляют уже истинное счастье этого возраста». (25)Опять моё! (26)Так и есть: каждый день твоих детства-отрочества, если они нормальны, будто сплавлен с солнцем и светом ожидания, чтобы твоё предназначение состоялось. (27)Но как выразить вслух это снедающее тебя предчувствие, можно ли передать его словами? (28)Пока ты мучим неодолимой немотой, этот автор-инкогнито всё за тебя успел рассказать. 
    (29)Но кто он был – неведомый автор? (30)Чья такая волшебная книга оказалась у меня в руках? 
    (31)Надо ли говорить, что ни в какую библиотеку она не поехала: 
    с обглоданными своими началом и концом она осталась у меня лично. 
    (32)Позже я узнал её и в переплёте: «Детство», «Отрочество», «Юность» Льва Николаевича Толстого. (33)Вот так Толстой вошёл в мою жизнь, не представившись. 
    (34)Иллюзия узнавания – непременная особенность классических текстов. (35)Их авторы – классики, потому что пишут для всех. (36)Это верно. (37)Но они ещё и потому вечные классики, что пишут для каждого. (38)Это верно в не меньшей степени. 
    (39)Юный простак, я «купился» именно на последнее. (40)Эксперимент был проведён чисто: автора скрыли. (41)Магия имени не довлела над восприятием текста. (42)Текст сам отстоял своё величие. 
    (43)Толстовская «диалектика души», впервые отмеченная нелюбезным Владимиру Набокову Николаем Чернышевским, как шаровая молния в форточку, сияя, влетела в очередное неопознанное читательское сердце. 
    (По Д.К. Орлову*)

    «Даль Константинович Орлов предельно искренен в своих размышлениях. Троп – (А)__________ («Толстой вошёл в мою жизнь…» 
    в предложении 1), а также синтаксическое средство – (Б)__________ (предложения 14, 20, 25) – помогают автору выразить свою оценку появления в его жизни произведений Л.Н. Толстого. Стремясь познакомить читателя с теми фрагментами произведений Л.Н. Толстого, которые произвели на него особое впечатление, автор использует приём – (В)__________ (в предложениях 16, 19, 23–24). Яркость впечатлений автору помогает передать троп – (Г)__________ («как в новый дом» 
    в предложении 13, «как шаровая молния в форточку» в предложении 43)».  

    Список терминов: 

    1) сравнение 
    2) парцелляция 
    3) метонимия 
    4) книжная лексика 
    5) фразеологизм 
    6) вводные слова 
    7) восклицательные предложения 
    8) диалог 
    9) цитирование 

    3791

     
    (1)Я знала замечательную писательницу. (2)Её звали Тамара Григорьевна Габбе. (3)Она сказала мне однажды: 
    – В жизни много испытаний. (4)Их не перечислишь. (5)Но вот три, они встречаются часто. (6)Первое – испытание нуждой. (7)Второе – благополучием, славой. (8)А третье испытание – страхом. (9)И не только тем страхом, который узнаёт человек на войне, а страхом, который настигает его в обычной, мирной жизни. 
    (10)Что же это за страх, который не грозит ни смертью, ни увечьем? (11)Не выдумка ли он? (12)Нет, не выдумка. (13)Страх многолик, иногда он поражает бесстрашных. 
    (14)«Удивительное дело, – писал поэт-декабрист Рылеев, – мы не страшимся умирать на полях битв, но слово боимся сказать в пользу справедливости». 
    (15)С тех пор как написаны эти слова, прошло много лет, но есть живучие болезни души.  
    (16)Человек прошёл войну как герой. (17)Он ходил в разведку, где каждый шаг грозил ему гибелью. (18)Он воевал в воздухе и под водой, он не бегал от опасности, бесстрашно шёл ей навстречу. (19)И вот война кончилась, человек вернулся домой. (20)К своей семье, к своей мирной работе. (21)Он работал так же хорошо, как и воевал: со страстью отдавая все силы, не жалея здоровья. (22)Но когда по навету клеветника сняли с работы его друга, человека, которого он знал, как себя, в невиновности которого он был убеждён, как в своей собственной, он не вступился. (23)Он, не боявшийся ни пуль, ни танков, испугался. (24)Он не страшился смерти на поле битвы, но побоялся сказать слово в пользу справедливости. 
    (25)Мальчишка разбил стекло. 
    – (26)Кто это сделал? – спрашивает учитель. 
    (27)Мальчишка молчит. (28)Он не боится слететь на лыжах с самой головокружительной горы. (29)Он не боится переплыть незнакомую реку, полную коварных воронок. (30)Но он боится сказать: «Стекло разбил я». 
    (31)Чего он боится? (32)Слетая с горы, он может свернуть себе шею. (33)Переплывая реку, может утонуть. (34)Слова «это сделал я» не грозят ему смертью.(35)Почему же он боится их произнести? 
    (36)Я слышала, как очень храбрый человек, прошедший войну, сказал однажды: «Бывало страшно, очень страшно». 
    (37)Он говорил правду: ему бывало страшно. (38)Но он умел преодолеть свой страх и делал то, что велел ему долг: он сражался. 
    (39)В мирной жизни, конечно, тоже может быть страшно. 
    (40)Я скажу правду, а меня за это исключат из школы… (41)Скажу правду – уволят с работы… (42)Уж лучше промолчу. 
    (43)Много пословиц есть на свете, которые оправдывают молчание, и, пожалуй, самая выразительная: «Моя хата с краю». (44)Но хат, которые были бы с краю, нет. 
    (45)Мы все в ответе за то, что делается вокруг нас. (46)В ответе за всё плохое и за всё хорошее. (47)И не надо думать, будто настоящее испытание приходит к человеку только в какие-то особые, роковые минуты: на войне, во время какой-нибудь катастрофы. (48)Нет, не только в исключительных обстоятельствах, не только в час смертельной опасности, под пулей испытывается человеческое мужество. (49)Оно испытывается постоянно, в самых обычных житейских делах. 
    (50)Мужество бывает одно. (51)Оно требует, чтобы человек умел преодолевать в себе обезьяну всегда: в бою, на улице, на собрании. (52)Ведь слово «мужество» не имеет множественного числа. (53)Оно в любых условиях одно. 
    (По Ф.А. Вигдоровой*)

    Прочитайте фрагмент рецензии, составленной на основе текста, который Вы анализировали, выполняя задания 20–23. В этом фрагменте рассматриваются языковые особенности текста. Некоторые термины, использованные в рецензии, пропущены. Вставьте на места пропусков (А, Б, В, Г) цифры, соответствующие номеру термина из списка. Запишите последовательность цифр без пробелов, запятых и других дополнительных символов. 
    «Ф.А. Вигдорова говорит о сложных явлениях в нашей повседневной жизни, неслучайно ведущим приёмом в тексте становится (А)_________ (предложения 24, 29–30). Акцентировать внимание читателей на важных мыслях автору помогает ещё один приём – (Б)_________ (предложения 17–18, 28–29). Искреннюю взволнованность автора и неравнодушное отношение к проблеме, поставленной в тексте, передают синтаксическое средство – (В)_________ («как себя», «как в своей собственной» в предложении 22) и троп – (Г)_________ («головокружительной горы» в предложении 28, «коварных воронок» в предложении 29)». 

    Список терминов: 

    1) книжная лексика 
    2) эпитет 
    3) противопоставление 
    4) разговорная лексика 
    5) анафора 
    6) олицетворение 
    7) вводное слово 
    8) синонимы 
    9) сравнительный оборот 

    3592

     
    (1)С глазами, полными слёз, Иван глядел в снег под собою: подступал конец его сказки. (2)Правда, добрая половина Облога стояла нетронутой, 
    но в сознании мальчика бор перестал существовать одновременно с гибелью той могучей хвойной старухи, что осеняла Калинову кровлю. (3)Оставлять её было немыслимо: в первую же пургу, при падении, она раздавила бы Калинову сторожку, как гнилой орех. 
    – (4)Теперь раздайсь маленько, – тусклым голосом сказал Кнышев. – (5)Дакось и мне погреться чуток! 
    (6)Неожиданно для всех он сбросил с себя поддёвку и остался в белой рубахе, опоясанной кавказским ремешком с серебряным набором. (7)Десяток рук протянули ему пилы; он выбрал топор у ближайшего, прикинул на вес, одобрительно, на пробу, тронул ногтем лезвие, прозвеневшее, как струна, 
    и притоптал снежок, где мешал, – прислушался к верховому шелесту леса 
    и неторопливо, как на эшафоте, с маковки до пяты оглядел свою жертву. (8)Она была неслыханно хороша сейчас, старая мать Облога, в своей древней красе, прямая, как луч, и без единого изъяна; снег, как розовый сон, покоился на её отяжелевших ветвях. (9)Пока ещё не в полную силу, Кнышев размахнулся и с оттяжкой на себя, как бы дразня, ударил в самый низ, по смолистому затеку у комля, где, подобно жилам, корни взбегали на ствол, 
    а мальчик Иван чуть не ахнул от удивления, что кровка не забрызгала ему рук. 
    – (10)Вот как её надоть, – наставительно промолвил Золотухин. – (11)Учитеся! 
    (12)И хотя Кнышев действовал без передышки, все понимали: он несколько подзатягивает своё удовольствие, чего простые люди никогда не прощали и заправским палачам.  
    – (13)Пошла-а… – придушенно шепнул кто-то над головой Ивана. 
    (14)Еле заметное движение родилось в ветвях, что-то деловито хрустнуло внизу и мелкой дрожью отозвалось в вершине. (15)Нет ничего медленней и томительней на земле, чем падение дерева, под чьей сенью посещали тебя смутные грёзы детства! 
    (16)Не дождавшись конца, весь содрогаясь, Иван отправился побродить по оголённому пространству. (17)Он вернулся, когда миновал приступ отчаяния. 
    (18)Непонятно по прошествии стольких лет, откуда у тихого крестьянского отрока взялась такая ярость, но следует допустить одно для понимания всего дальнейшего: призвание смолоду ведёт человека по искусно подобранным зрелищам бытия, чтобы воспитать в нём сноровку и волю на осуществление его исторических целей. (19)Можно только гадать, каким чудом оказалась у Ивана рогатка, кто вложил ему камень в руку посреди зимы. 
    (20)Кнышев успел выпустить первое облачко дыма, когда в щёку ему угодил Иванов гостинец. (21)Произошло замешательство, скверная брань вспыхнула. (22)Подоспевший помощник Кнышева Титка псом бросился на обидчика, пустившегося к лесу по снежной целине. (23)Молодому было легче перескакивать завалы, зато на одном из них у Ивана соскочил валенок, и он со всего маху распорол себе ногу о сук, спрятанный под сугробом. (24)Уже не больше десятка шагов разделяло их, и ходить бы Ивану – будущему профессору Вихрову – век с надорванным ухом, если бы не подвернулась та спасительная, под отлогим углом наклонённая берёза. (25)Мальчик с ходу взбежал до развилины и сидел там, как в седле, обнажив зубы, страшный в своём недетском озлоблении, а Титка похаживал внизу, длинным языком лизал снег с ладошки, перстом грозился, пока во всём снаряжении не подоспел сам Кнышев. 
    – (26)Слазь, волчонок, – глухо сказал большой, еле переводя дух. 
    – (27)Гнилой барин! – повторил маленький, словно знал, что для Кнышева, гордившегося своим здоровьем и плебейским происхождением, нет клички обидней. 
    (28)Тут за дело взялся Титка: 
    – (29)Покарауль его, сейчас мы его жердиной оттеда сковырнём! 
    (30)Кнышев щурко смотрел на мальчонку, на его под рваным треушком сверкающие глаза, на босую, в крови, слегка посиневшую ступню. (31)Что-то изменилось в его намерениях: вряд ли пожалел человеческого зверька в лохмотьях, но подивился, наверное, что за целое десятилетие его злодейской деятельности лишь один этот, во всей России, крестьянский паренёк с кулаками вступился за русские леса. 
    – (32)Ступай отсюда, дурак! – приказал Кнышев Титке. – (33)Нет, погоди, валенок ему сперва отыщешь… 
    (По Л.М. Леонову*)

    «Л.М. Леонов – мастер психологической прозы. Образ старой сосны показан глазами мальчика Ивана. Красота и величие дерева переданы с помощью таких тропов, как (А)__________ («как луч», «как розовый сон» в предложении 8), (Б)__________ («могучей хвойной старухи» в предложении 2) и (В)__________ («без единого изъяна» в предложении 8, «лишь один этот, во всей России, крестьянский паренёк с кулаками вступился за русские леса» в предложении 31). Особенности речи персонажей писатель передаёт с помощью такого лексического средства, как (Г)__________ («маленько» в предложении 4, «чуток» в предложении 5, «жердиной» в предложении 29)». 

    Список терминов: 

    1) литота 
    2) сравнение 
    3) восклицательные предложения 
    4) метафора 
    5) фразеологизм 
    6) лексический повтор 
    7) разговорная и просторечная лексика 
    8) гипербола 
    9) ряд однородных членов предложения 

    2487


      
    Капитан Сумсков бегло оглядел построившихся красноармейцев и, слегка волнуясь, сказал: Товарищи! (2)Получен приказ: занять оборону на высоте, находящейся за хутором, на скрещении дорог. (З)Оборонять высоту до подхода подкреплений. (4)3адача ясна? (5)3а последние дни мы много потеряли, но сохранили знамя полка, надо сохранить и честь полка. (6)Держаться будем до последнего! (7)Пехотный полк выступил из хутора. (8)3вягинцев толкнул Николая локтем и, оживлённо блестя глазами, сказал: В бой идти со знаменем — это подходяще, а уж отступать с ним — просто не дай бог! (9)Как предполагаешь, устоим? (10)Николай решительно кивнул. (11)Надо устоять! (12)Около ветряной мельницы босой белоголовый мальчик лет семи, который пас гусей, подбежал поближе к дороге, остановился, чуть шевеля румяными губами, восхищённо рассматривая проходивших мимо красноармейцев. (13)А Николай пристально посмотрел на него и в изумлении широко раскрыл глаза: до чего же похож! (14)Такие же, как у старшего сынишки, широко поставленные голубые глаза, такие же льняные волосы… (15)Неуловимое сходство было и в чертах лица, и во всей небольшой плотно сбитой фигурке. (16)Где-то он теперь, его маленький, бесконечно родной Николенька Стрельцов? (17)Захотелось ещё раз взглянуть на мальчика, так разительно похожего на сына, но Николай сдержался: перед боем не нужны ему воспоминания, от которых размякает сердце. (18)И он вспомнит и подумает о своих осиротелых детишках не в последнюю минуту, а после того, как отбросят немцев от безымянной высоты. (19)А сейчас автоматчику Николаю Стрельцову надо плотнее сжать губы и постараться думать о чём-либо постороннем, так будет лучше… (20)Николай всё же не выдержал искушения, оглянулся: мальчик, пропустив колонну, всё ещё стоял у дороги, смотрел красноармейцам вслед и робко, прощально помахивал поднятой над головой загорелой ручонкой. (21)И снова, так же как и утром, неожиданно и больно сжалось у Николая сердце, а к горлу подкатил трепещущий горячий клубок. (22)Жара ещё не спала. (23)Солнце по-прежнему нещадно калило землю. (24)И вот наступили те предшествующие бою короткие и исполненные огромного внутреннего напряжения минуты, когда учащённо и глухо бьются сердца и каждый боец, как бы много ни было вокруг него товарищей, на миг чувствует ледяной холодок одиночества и острую, сосущую сердце тоску. (25)Танки повели с ходу пушечный огонь. (26)Снаряды ложились, не долетая высоты. (27)Первый танк остановился, не дойдя до группы терновых кустов, второй вспыхнул, повернул было обратно и стал, протянув к небу дегтярно-чёрный, чуть колеблющийся дымный факел. (28)На флангах загорелись ещё два танка. (29)Бойцы усилили огонь, стреляя по пытавшейся подняться пехоте противника, по щелям, по выскакивавшим из люков горевших машин танкистам. (30)Придавленная пулемётным огнём, пехота противника несколько раз пыталась подняться и снова залегала. (31)Наконец она поднялась, короткими перебежками пошла на сближение, но в это время танки круто развернулись, двинулись назад, оставив на склоне шесть догорающих и подбитых машин. (32)Откуда-то, словно из-под земли, Николай услышал глухой ликующий голос Звягинцева: — Здорово мы их! (ЗЗ)Пускай опять идут, мы их опять! (34)Николай зарядил порожние диски, попил немного противно тёплой воды из фляги, посмотрел на часы. (35)Ему казалось, что бой длился несколько минут, а на самом деле с начала атаки прошло больше получаса, заметно склонилось на запад солнце, и лучи его уже стали утрачивать недавнюю злую жгучесть. (З6)Ещё раз глотнув воды, Николай с сожалением отнял от пересохших губ фляжку, осторожно выглянул из окопа. (37)В ноздри его ударил тяжёлый запах горелого железа и бензина, смешанный с горьким, золистым духом жжёной травы. (38)Около ближайшего танка выгорала трава, по верхушкам ковыля метались мелкие, почти невидимые в дневном свете язычки пламени, на склоне дымились обугленные, тёмные остовы неподвижных танков. (39)Николай не услышал потрясшего землю, обвального грохота взрыва, не увидел тяжко вздыбившейся рядом с ним большой массы земли. (40)Сжатая, тугая волна горячего воздуха смахнула в окоп насыпь переднего бруствера, с силой откинула голову Николая. (41)Очнулся Николай, когда самолёты, с двух заходов ссыпав свой груз, давно уже удалились и немецкая пехота, начав третью по счёту атаку, приблизилась к линии обороны почти вплотную, готовясь к решающему броску. (42)Вокруг Николая гремел ожесточённый бой. (43)Из последних сил держались считаные бойцы полка; слабел их огонь: мало оставалось способных к защите людей; уже на левом фланге пошли в ход ручные гранаты; оставшиеся в живых уже готовились встречать немцев последним штыковым ударом. (44)Настигнув у самого оврага бежавших немцев, начали работать штыками Звягинцев и остальные, далеко отстав от устремившихся вперёд красноармейцев, тяжело припадая на раненую ногу, шёл сержант Любченко, держа в одной руке знамя, другой прижимая к боку выставленный вперёд автомат; выполз из разбитого снарядом окопа раненый капитан Сумсков… (45)Опираясь на левую руку, капитан полз вниз с высоты, следом за своими бойцами. (46)Ни кровинки не было в его известково-белом лице, но он всё же двигался вперёд и, запрокидывая голову, кричал ребячески тонким, срывающимся голоском: — Орёлики! (47)Родные мои, вперёд!.. (48)Дайте им жизни! 
    (По М.А. Шолохову)

    Прочитайте фрагмент рецензии, составленной на основе текста, который Вы анализировали, выполняя задания 21-24. В этом фрагменте рассматриваются языковые особенности текста. Некоторые термины, использованные в рецензии, пропущены. Вставьте на места пропусков (А, Б, В, Г) цифры, соответствующие номерам терминов из списка. Запишите в таблицу под каждой буквой соответствующую цифру. 
    Последовательность цифр запишите в окно ответа без пробелов, запятых и других дополнительных символов. 
    «М.А. Шолохов особое внимание обратил на рядовых солдат, преодолевающих все неимоверные трудности и лишения войны. В тексте нередко используются синтаксические средства выразительности: 
    (А)__ (предложения 6, 11, 13) и (Б)___(предложения 9, 16). Особая роль в тексте принадлежит изображению реалий войны. И здесь важную роль играют тропы: (В)__________ («злую жгучесть» в предложении 35) и (Г)_________ («метались…язычки пламени» в предложении 38)». 

    Список терминов:
    1) диалог 
    2) эпитет 
    3) метафора 
    4) гипербола 
    5) парцелляция 
    6) анафора 
    7) восклицательные предложения 
    8) сравнение 
    9) вопросительные предложения 

    7923

     
    (1)Тогда у нас ещё был только один ребёнок – старший сын. (2)Мы были замечательно бедны. (3)Питались жареной капустой и гречкой. (4)Новогодние подарки ребёнку начинали покупать за полгода, не позже, так как точно знали, что накануне Нового года денег на все заказанные им у Деда Мороза сюрпризы точно не хватит. (5)Так вот и жили, приобретая один подарок в месяц: на него иногда уходила треть моей нехитрой зарплаты. 
    (6)Старший очень долго верил в Деда Мороза, чуть ли не до восьми лет. (7)По крайней мере, я точно помню, что в первом классе он реагировал на одноклассников, которые кричали, что никакого Деда Мороза нет, как на глупцов. 
    (8)Каждый год он составлял списки: что он желает заполучить к празднику. (9)Мы по списку всё исполняли, иногда добавляя что-либо от себя. 
    (10)И вот, помню, случился очередной Новый год. (11)Мы с женою глубоко за полночь выложили огромный мешок подарков под ёлку. (12)Легли спать в предвкушении – нет же большей радости, как увидеть счастье своего ребёнка. 
    (13)Утром, часов в 9, смотрим – он выползает из своей комнатки. (14)Вид сосредоточенный, лоб нахмурен: может, Дед Мороз забыл зайти. (15)Заприметил мешок, уселся рядом с ним и давай выкладывать всё. (16)Там был аэроплан на верёвочке. (17)Там был пароход на подставочке. (18)Солдаты трёх армий в ужасающей врага амуниции. (19)Книга с роскошными картинками. (20)Щит и меч. (21)Первый, ещё игрушечный мобильник. 
    (22)Когда он всё это выгрузил, нам с кровати стало не видно нашего ребёнка. (23)Мы даже дыхание затаили в ожидании его реакции. (24)И тут раздался оглушительный плач! (25)Сын рыдал безутешно. 
    (26)Жена вскочила с кровати: что, мол, что такое, мой ангел? 
    (27)Вы знаете, я врать не буду – я не помню точно, чего именно ему не хватило в числе подарков. (28)Но, поверьте, это была сущая ерунда. (29)Допустим, он хотел чёрный танк, а мы купили ему зелёный броневик. (30)Что-то вроде того. 
    (31)Но обида и некоторый даже ужас были огромны. 
    – (32)Он забыл танк! – рыдал ребёнок. – (33)Он забыл! (34)Он забыл! 
    (35)Сидит, понимаете, этот наш маленький гномик под горой игрушек, купленных на последние деньги родителями, отказывающими себе во всём, невидимый за ними, – и рыдает. 
    (36)Реакция наша была совершенно нормальная. (37)Мы захохотали. (38)Ну, правда, это было очень смешно. 
    (39)Он от обиды зарыдал ещё больше – мы кое-как его утешили, пообещав написать Деду Морозу срочную телеграмму, пока он не уехал 
    к себе в Лапландию… (40)Я до сих пор уверен, что мы себя вели правильно. 
    (41)Может, у кого-то поведение моего ребёнка вызовет желание воскликнуть: «(42)Набаловок! (43)Кого вы воспитываете! (44)Он вам ещё покажет!»  
    (45)Как хотите, я не спорю. (46)Я ж знаю, что он не набаловок. (47)Он отреагировал как ребёнок, которому ещё неведомы несчастье и обман. (48)Этого всего ему вдосталь достанется потом. (49)Уже достаётся. 
    (50)Но дитя, у которого было по-настоящему счастливое детство, когда сбывалось всё, что должно сбыться, всю жизнь обладает огромным иммунитетом. (51)Я в этом убеждён. 
    (52)Мой отец говорил мне эту любимую мою фразу: «(53)Как скажешь – так и будет». (54)Я всё жду, кто мне ещё в жизни может такие слова сказать. (55)Больше никто не говорит. (56)Так как никто не может мне повторить эти слова, я сам часто их говорю своим близким. 
    (57)Мой старший подрос, и теперь у нас детей уже четверо. (58)Старший свято блюдёт тайну Деда Мороза. (59)Дед Мороз есть, факт. (60)Каждый год наши младшие пишут ему свои письма. 
    (61)Старший самым внимательным образом отслеживает, чтобы броневик был зелёный, чтобы вместо мушкетёров в мешок не попали пираты, чтобы вместо Гарри Поттера не была куплена Таня Гроттер (или наоборот) и чтобы воздушные шарики были правильной воздушно-шариковой формы. 
    (62)Насколько я вижу (а я вижу), опыт детства научил моего старшего сына не безответственности и наглости, а желанию самолично доводить чудеса до конца для тех, кто ждёт этих чудес и верит в них. 

    (По З. Прилепину*)

    «Рассуждения З. Прилепина очень эмоциональны. Наряду с яркими тропами, такими как (А)__________ («нехитрой зарплаты» в предложении 5, «оглушительный плач» в предложении 24) 
    и (Б)__________ (предложение 35), используются такие приёмы, как (В)__________ (предложения 16, 17) и (Г)__________ (предложения 42-44, 53)». 

    Список терминов: 

    1) цитирование 
    2) эпитеты 
    3) парцелляция 
    4) синтаксический параллелизм 
    5) фразеологизм 
    6) синонимы 
    7) градация 
    8) метафора 
    9) олицетворение 

    2841


    (1)Реклама, предлагая множество самых разных товаров, формирует такое же множество всяческих желаний. (2)И неизбежно возникает вопрос: а нужно ли человеку хотеть слишком многого? (3)В сущности, это старый спор Толстого и Чехова. (4)Лев Николаевич писал, что человеку нужно лишь две сажени земли для счастья. (5)На что Антон Павлович ответил, что две сажени это для мертвеца, как раз на могилу хватит, а живому человеку нужен весь земной шар. (6)Я склонен согласиться с Чеховым. (7)Однако это не решает вопроса рекламы. 

    (8)Мне кажется, что тут все зависит от человека. (9)Тот, кто по природе своей склонен к вещизму, и нынешнее наводнение рекламы воспримет как призыв к потребительству, свое счастье начнет измерять в банках модного пива, в популярных тарифах на мобильные телефоны и т.д. (10)Тот же, кто знает, что вещи и деньги лишь одно из условий счастья, причем не самое важное, обилие предлагаемых товаров воспримет просто как расширение своих возможностей, это не затмит ему истинного смысла жизни. 

    (11)Но приведенное рассуждение верно лишь для сформировавшихся людей. (12)Как быть с теми, кто еще не определился? (13)На мой субъективный взгляд, на молодежь реклама влияет значительно больше. (14)Обладание некоторыми вещами (теми же мобильными телефонами, дубленками, модными туфлями), наличие некоторых привычек (пить пиво такой-то марки, курить такие-то сигареты, жевать такие-то жвачки, играть в боулинг и т.д.) означает принадлежность к своим, к «нашим», гарантирует качество, продвинутость данного человека. (15)Тогда как отсутствие этих вещей и привычек зачастую автоматически определяет человека как чужака, даже как отсталого. (16)Таким образом, внутреннее подменяется внешним, понятие души выхолащивается, человек сам превращается в вещь. 

    (17)Однако виновата ли в этом реклама? (18)Сложный вопрос. (19)Виноват ли владелец винного магазина в том, что живущий поблизости человек спился? (20)Вряд ли. (21)Ведь множество его соседей не имеют проблем с алкоголем. (22)А виноват ли распространитель наркотиков в том, что его клиенты становятся наркоманами? (23)Безусловно. 

    (24)Куда отнести рекламу в таком метафорическом понимании? (25)К алкоголю или к наркотикам? 
    (По В.М. Черновецкому*)

    Приглашая читателя поразмышлять над предложенной проблемой, В.Черновецкий использует А__(в предложениях 24-25). Динамику его рассуждениям придает такое синтаксические средство, как Б___(в предложениях 14,9) , а В__(в предложениях 19-20, 22-23 помогает самому автору разобраться в сути тех явлений, которые происходят в современном мире. Для того, чтобы показать, противоречивость человеческой натуры, автор использует такое лексическое средство, как Г__(«внутреннее» , «внешнее» в предложении 16). 

    Список терминов:
    1) восклицательные предложения 
    2) диалог 
    3) риторический вопрос 
    4) фразеологизмы 
    5) ряды однородных членов 
    6) сравнение 
    7) вопросно-ответная форма 
    8) архаизмы 
    9) антонимы 

    3579


     
    (1)Сразу поймешь человека, когда он стоит перед вашими книжными полочками! (2)Приходит к вам: «здрасте – здрасте», сядет в кресло около самых книг, глазом покосится и начнет разговор про то, что читали ли нынче, какая вышла катастрофа в метро и нордсюде, и что Дон-Аминадо пишет по индийскому вопросу свои стихи. (3)Разговариваем, а мне удивительно, как это, около самых книг сидя, человек не взглянет пристально на редкости. (4)У меня, например, в первом издании сказки Афанасьева, и в отличных переплетах, на уровне самого его носа, и хоть бы чихнул! 
    (5)И вижу – человек не настоящий. (6)То есть, конечно, хороший человек и в своих интересах весьма обстоятельный, при синем галстуке, носки с должной просинью и пробор на волосах, все отлично, – но не нашего полета, не из книголюбов. (7)Иной раз стараюсь занять разговором, что вот у Березина-Ширяева неправильно указан год издания, – и сразу человек начинает как бы внутренне позевывать, зачем пришел; я, говорит, очень тороплюсь домой, извините. (8)Ну что же – до свиданья! 
    (9)Другой же человек, только вошел – сразу ко мне спиной – и прилип к полкам. (10)«Неужто, – говорит, – у вас есть третий том словаря Геннади?» (11)И тут я весь как бы в сиянье счастья, потому что этого человека я скоро не отпущу, дам ему понюхать и Губерти, и Бурцева, и Сопикова, и Обольянинова, и какая у меня грамматика издания Академии, и стопочка песенников от Ильинских ворот, и найдется гравюрка великого Уткина, и снегиревское писанье о лубочных картинках, и кое-что по части книжного знака, а в заключенье развяжу бантики самодельной папочки и поражу человека моей гордостью – «Щеголеватой аптекой». 
    (12)Мало у меня, сущие пустяки – но обвеяно любовью и скреплено в корешочках душевною привязанностью, потому что рождено до нас и нас переживет, а радости в мире так мало. (13)Показываю книжку за книжкой, а в горле моем дрожит комочек нервных переживаний, – и, ясно вижу, он тоже волнуется, спешит рассказать, какая у него была редкость в бытность его в Москве, когда посещал книготорговлю Шибанова. (14)И ему хочется больше порассказать, и я тороплюсь выложить свое, – и не можем наговориться, так что в дверь мне тихо постукивают и спрашивают: «Что же он, гость-то, останется обедать или как?» (15)Но даже и такое предупреждение не 
    может сразу облагоразумить. 
    (16)Вот это, значит, попался свой человек, книголюб сумасбродный! 
    (17)Так и расцениваю человека. 
    ( По М.А. Осоргину*)

    Эмоциональность своего состояния автор передает при помощи А___(в предложениях 1,4,8,16). Использование Б___(«понюхать и Губерти, и Бурцева, и Сопикова, и Обольянинова» в предложении 11) и В___(«великий» в предложении 11, «сумасбродный» в предложении 16) помогает писателю наиболее точно передать свои мысли. А свое трепетное, «отеческое» отношение к книгам Осоргин передает посредством Г___(«стопочка», «папочки», «гравюрка», «корешочках»). 

    Список терминов:
    1) эпитеты 
    2) диалектизмы 
    3) восклицательные предложения 
    4) анафора 
    5) гипербола 
    6) оксюморон 
    7) метонимия 
    8) цитирование 
    9) слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами 

    3719


     
    (1)Жалость к человеку. (2)Боль за человека. (3)Жалость выше справедливости, но справедливость долговечней. (4)Вспоминая момент проявления жалости к человеку уже с некоторого временного расстояния, мы можем осознать, что, пожалуй, переборщили. (5)Этот человек был недостоин этой степени жалости. 
    (6)Но вспоминая справедливое решение по отношению к человеку, мы не можем себе сказать, что переборщили по части справедливости. 
    (7)Жалость, я уверен, необъяснима никакими рациональными соображениями, она идет к человеку сверху, от Бога. 
    (8)Однако почти всякий человек иногда мучительно вспоминает случаи из своей жизни, где должен был проявить жалость, но не проявил. (9)В чем дело, где был в тот миг наш Бог? (10)Думаю, сигналы сверху были, но мы сами в то время были настолько расчеловечены, что не могли их принять. (11)Однако человек нравственно не тупой сохраняет этическую память и, восстанавливая картину своего равнодушия, мучается, кается и тем самым прочищает приемник своей души. 
    (12)Но в каком соотношении между собой чувство жалости и чувство справедливости? (13)Чувство справедливости, можно сказать, более горизонтальное, оно больше требует нашего личного соображения. (14)Пытаясь найти справедливое решение по отношению к человеку, мы как бы мысленно перебегаем от этого человека ко многим другим и от многих – как вывод – к этому одному. 
    (15)Первоначальным толчком к чувству справедливости может быть жалость к человеку, но в развитом виде чувство справедливости – это жалость к истине, любовь к ней. (16)Но человек в сложных случаях жизни, отталкиваясь от жалости, может так запутаться в поисках формулы добра, что приходит к самым безжалостным и несправедливым выводам. 
    (17)Таким был наш социализм на практике. (18)Можно со всей безусловностью утверждать, что первоначальным толчком всех социалистических теорий была жалость к обездоленному человеку. (19) Как же могло получиться, что учение, в основе которого лежала жалость к человеку, породило самое безжалостное общество? (20)И не совсем случайные слова Горького стали его лозунгом: жалость унижает человека. (21)Ведь, кроме прирожденных палачей, были же среди революционеров искренние, желающие добра люди? (22)Неужели они не видели противоречия между объявленным идеалом этого государства – любви к народу и самым безжалостным отношением к нему в  жизни? (23)Безусловно, видели, но оправдывали по нескольким достаточно серьезным причинам. 
    (24)Представим себе пассажира, в ожидании поезда сидящего на вокзале с буханкой хлеба. (25)Это нормальный, добрый человек без склонности к теоретизированию. (26)К нему подходит голодный ребенок. (27)(Кажется, мы приближаемся к такой реальности.) 
    (28) – Дяденька, дай кусок хлеба. 
    (29)Он отрезает ломоть и отдает ребенку. (30)Потом подходит другой ребенок с такой же просьбой. (31)Он и ему отрезает ломоть. (32)Потом третий, четвертый, пятый. (33)В конце концов буханка роздана. (34)Может подойти еще один или несколько детей, заметивших, что он раздает хлеб. (35)И он вынужден, как это ни больно, развести руками и сказать: 
    – (36)Больше нету. (37)Попробуйте попросить у других. 
    (38)Но возможен и другой вариант. (39)Здесь пассажир с буханкой хлеба достаточно нравственный человек, но с несчастной склонностью к теоретизированию. (40)К нему подходит голодный ребенок, он отдает ему кусок хлеба. (41)Потом второй, потом третий. (42)И вдруг он догадывается, что хлеба на всех голодных детей у него все равно не хватит. 
    (43)Надо решить вопрос в корне. (44)Надо дать окончательное решение вопроса о голодных детях. (45)Потрясенный грандиозностью и благородством своей задачи, он прячет остатки хлеба в портфель, вынимает ручку и блокнот и начинает лихорадочно вычислять, как спасти всех голодных детей от голода. (46)Он как бы продолжает задачу помощи детям, но направление его внутреннего пафоса изменилось. 
    (47)Теперь он не замечает или даже отгоняет подходящих к нему детей. (48)И не испытывает ни жалости, ни стыда, потому что уверен, что старается для их же пользы. (49)Теперь живые дети мешают ему помогать теоретическим детям, мешают окончательному и справедливому решению вопроса о детском голоде. 
    (50)Кто правильней действовал из этих двух пассажиров на вокзале? (51)По-моему, ясно, что первый пассажир. (52)Как говорится, теория мертва, но вечно зелено древо жизни. 
    (по Ф.А. Искандеру*) 

    Ф.А. Искандер, как умелый хирург, вскрывает нарывы общества. Рассказывая о природе и последствиях жалости, писатель использует такие синтаксические средства, как А___(в предложениях 28-38) и Б___(в предложениях 1,3,7), придающие тексту эмоциональность и реалистичность. В попытках дойти до самой сути такого жизненного явления, как жалость, автор обращается к самому себе, прибегая к В___(в предложениях 9-10, 22-23). Образность и выразительность текста достигается при помощи многочисленных Г___(«древо жизни» в предложении 52, «приемник души» в предложении 11 и «формула добра» в предложении 16). 

    Список терминов:
    1) анафора 
    2) эпитет 
    3) вопросно-ответная форма изложения 
    4) метафора 
    5) ряды однородных членов 
    6) диалог 
    7) олицетворение 
    8) восклицательные предложения 
    9) разговорная лексика 

    6134

     
    (1)B одном романе Милан Кундера называет вопрос мостом понимания, перекинутым от человека к человеку. (2)Это сравнение работает в обе стороны. (3)Вопрос похож на мост, а мост похож на вопрос, обращённый человеком ко времени и пространству – что на другой стороне? (4)Но бывают мосты, больше похожие на ответы. 
    (5)Когда мне было двенадцать лет, я каждый день садился на велосипед и ехал по шоссе к каналу, когда-то построенному зэками ГУЛАГА. (6)Дойдя до канала, шоссе перепрыгивало через него, превращаясь в мост, который держали две металлических дуги – мост был похож на лук, повёрнутый тетивой вниз. (7)Под ним была полоса желтого речного песка, которая и была моей целью. (8)Я строил из песка дома, которые разрушались каждый раз, когда мимо проходил речной теплоход или большая баржа. (9)Часами лёжа на берегу, я видел отблеск солнца в стёклах с той стороны канала, далёкие деревянные заборы, пыльную зелень фруктовых садов. (10)Странно, но я никогда не пересекал этот мост, хотя иногда хотел. 
    (11)Через пятнадцать лет я снова оказался на этом шоссе – и опять на велосипеде. (12)Я вспомнил мост, который собирался когда-то пересечь. (13)Мысль о том, что я сделаю это сейчас, наполнила меня неожиданной радостью. (14)Я понял: сделав это, я пересеку границу между собой нынешним и собой прошлым, и это будет значить, что тот мальчик и я – один и тот же человек. (15)Это было бы самым настоящим алхимическим актом. (16)Предвкушая его, я поехал медленно. (17)Уже почти добравшись до цели, я заметил странность: шоссе расширялось и уходило вправо от того места, где лежало раньше. (18)А потом я увидел новый бетонный мост, по которому оно теперь шло. (19)Старый стоял в сотне метров слева – он ничуть не изменился, только участки дороги перед ним были разрушены, и с обеих сторон он обрывался в пустоту. (20)Это было хорошим ответом. 
    (21)Но у меня есть подозрение, что Лета – это не те воды, в которые мы вступаем после смерти, а река, через которую мы переплавляемся при жизни. (22)Мост у нас под ногами. (23)Но есть ли берега? (24)Границы, по которой я иду, я не помню. (25)Границы, к которой приближаюсь, не вижу. (26)Можно ли говорить, что я иду откуда-то или куда-то? (27)И всё же меня утешает сходство жизни с прогулкой по мосту, который я отчаялся пересечь. (28)В сущности, думаю я иногда, я ведь не делал в жизни ничего иного, а только мерил шагами этот висящий в пустоте отрезок никуда не ведущей дороги – мост, который я так хотел перейти. 
    по В.О. Пелевину

    Необычное название знаменитого эссе «Мост, который я хотел перейти» задает тон рассуждениям талантливого писателя. В.Пелевин пытается найти ответы на мучающие его вопросы,но, понимая всю противоречивость жизни, прибегает к частому использованию А___(«вопрос»-«ответы», «смерти» – «жизни»). Наибольшую выразительность тексту придает использование лексического средства Б___( «шоссе перепрыгивало»). Писатель проводит параллели между всеми событиями и явлениями, что достигается частым использованием В___(в предложениях 3,4,6). Синтаксический прием Г___ (в предложениях 22-23) придает его рассуждениям большую эмоциональность и динамичность. 

    Список терминов:
    1) парцелляция 
    2) анафора 
    3) антонимы 
    4) олицетворение 
    5) сравнение 
    6) эпитеты 
    7) литота 
    8) фразеологизмы 
    9) книжная лексика 

    3451

     
    (1)Богатая у нас страна, много всего, и ничего не жалко. (2)Но главное наше богатство люди. (3)С такими людьми, как у нас, любые трудности нипочем, и я не преувеличиваю. 
    (4)Судно новое построили. (5)Только отошли от родного завода – котел вышел из строя. (6)Не возвращаться же. (7)Только ведь вышли. (8)Два паренька, обмотав друг друга чем попало и непрерывно поливая один другого и вдвоем сами себя, влезли в котел, в невыносимый жар, и спасли престиж тех, кто ставил этот котел. (9)В огонь и воду идут наши ребята, если надо. (10)К сожалению – надо. (11)Очень надо. 
    (12)Читали? (13)В городе N. (14)Прорвало водопровод. (15)Потому что сколько он может действовать? (16)Он же был свидетелем восстания Спартака. (17)Единственное, чего он не видел, так это ремонта. (18)И прорвало его. (19)Но мимо водопровода шел солдат. (20)Простой парень из-под Казани. (21)Разделся, влез и заткнул, что надо в ледяной воде и дал городу воду. (22)Врачи долго боролись за жизнь солдата, но он остался жив. 
    (23)Недавно снова прорвало. (24)Теперь кинохроника заранее подъехала. (25)Водопровод бьет фонтаном. (26)Юпитера горят. (27)К девяти солдата привезли. (28)Скромный паренек, опять заткнул. (29)Господи, когда такие люди – хочется петь. (30)Непрерывно, не прекращая пения петь и плевать на все – сделают. (31)Вот пожилая женщина, домохозяйка. (32)И оказалась в новом районе. (33)Бывает. (34)Жизнь нас забрасывает. (35)Случалось вам удивиться: весной в центре города сухо, чисто и вдруг толпа в грязи, в тине, в болотных сапогах. (36)Это они – жители новых районов. 
    (37)Если уж попал туда, то либо там сиди, либо отсюда не выезжай. (38)Так вот, бредет наша скромная женщина, простая домохозяйка и слышит: «Помогите. (39)Помогите.» – Уже слабо, слабо. (40)Глядь, у самого дома стонет старичок. (41)У самого порога. (42)Он открыл дверку, ступил ножкой и сразу ушел под воду. (43)Забыл, что выходить-то нельзя, его ж с этим условием вселяли. (44)Скромная женщина подгребла на доске, обхватила его рукой, обогрела. (45)Корреспонденты набежали. (46)Она стоит мокрая, счастливая, держит старичка за воротничок. (47)Потому что, если ты герой, оглянись вокруг, и тебе всегда найдется работа. 
    (48)Казалось бы, совсем не романтическая профессия – водитель троллейбуса. (49)Но это смотря мимо чего ездишь. (50)А он мимо нового дома ездил, любовался им и не знал, что дом прославит его. (51)Всем известно, что раствор хорошо держит, если в нем есть цемент. (52)А если с каждой машины килограмм по двести украсть, раствор будет держать хуже. (53)А если утянуть пятьсот, раствор можно будет перемешивать, но держать он не сможет: на одном песке долго не простоишь. (54)Но дом стоял. (55)Почти неделю. (56)Ну а потом ветер рванул или машина проехала – и дом сложился, как домино. 
    (57)И кто, вы думаете, разгреб кирпич и вытащил приемо-сдаточную комиссию с отличными оценками за качество строительства? (58)Наш водитель троллейбуса. 
    (59)Где-то сорок тонн зерна горело в складе, электрики концы голые оставили. (60)Так кладовщик на себе килограмм триста вынес. (61)А другой ему кусок кожи дал своей. (62)Той, что ближе рубахи. 
    (63)Вы слушаете и думаете: где-то рвануло, где-то упало, где-то сломалось. (64)И всегда найдется он. (65)Он вытащит. (66)Он влезет. (67)Он спасет. (68)Хорошо, если заметят. (69)А сколько их, безвестных, лежит под машинами в снег, в дождь на дорогах наших. (70)Конечно, с запчастями, слесарями, с передвижными мастерскими каждый дурак сумеет, а ты так – в холод, в зной. (71)За пятьсот километров от Усть-Улыча, за триста до Магадана один с гаечным ключом. (72)Вот ты и опять герой. (73)Только ты этого не знаешь и не знаешь, сколько всего разного держится на твоем героизме. (74)Потому что иногда подвиг одного – это преступление другого. (75)Жаль только, нет фотографий подлинных «виновников торжества». 
    (По М.М. Жванецкому*)

    С известной долей иронии известный сатирик Жванецкий М.М. затрагивает важные для общества проблемы. Описывая привычные ситуации из жизни, он пытается привлечь внимание к обычным людям, которые самоотверженно изо дня в день исполняют свой гражданский долг. Использование такого синтаксического средства, как А___(1-2, 14-15, 33-34, 40-41) позволяет автору погрузить читателя в реальность и ускорить повествование. Яркость и красочность речи добавляют многочисленные тропы: Б___( ««богатая» в предложении 1, «невыносимый» в предложении 8, «романтическая» в предложении 48), В___(«был свидетелем восстания Спартака» в предложении 16), а Г___( «дал городу воду» в предложении 21) позволяет сделать мысль более яркой, лаконичной, выразительной и придает изображаемому предметную наглядность. 

    Список терминов:
    1) парцелляция 
    2) назывные предложения 
    3) метонимия 
    4) эпитеты 
    5) сравнение 
    6) риторический вопрос 
    7) термин 
    8) литота 
    9) гипербола 

    1493

     
    (1)Я знала замечательную писательницу. (2)Её звали Тамара Григорьевна Габбе. (3)Она сказала мне однажды: 
    – В жизни много испытаний. (4)Их не перечислишь. (5)Но вот три, они встречаются часто. (6)Первое – испытание нуждой. (7)Второе – благополучием, славой. (8)А третье испытание – страхом. (9)И не только тем страхом, который узнаёт человек на войне, а страхом, который настигает его в обычной, мирной жизни. 
    (10)Что же это за страх, который не грозит ни смертью, ни увечьем? (11)Не выдумка ли он? (12)Нет, не выдумка. (13)Страх многолик, иногда он поражает бесстрашных. 
    (14)«Удивительное дело, – писал поэт-декабрист Рылеев, – мы не страшимся умирать на полях битв, но слово боимся сказать в пользу справедливости». 
    (15)С тех пор как написаны эти слова, прошло много лет, но есть живучие болезни души. 
    (16)Человек прошёл войну как герой. (17)Он ходил в разведку, где каждый шаг грозил ему гибелью. (18)Он воевал в воздухе и под водой, он не бегал от опасности, бесстрашно шёл ей навстречу. (19)И вот война кончилась, человек вернулся домой. (20)К своей семье, к своей мирной работе. (21)Он работал так же хорошо, как и воевал: со страстью отдавая все силы, не жалея здоровья. (22)Но когда по навету клеветника сняли с работы его друга, человека, которого он знал, как себя, в невиновности которого он был убеждён, как в своей собственной, он не вступился. (23)Он, не боявшийся ни пуль, ни танков, испугался. (24)Он не страшился смерти на поле битвы, но побоялся сказать слово в пользу справедливости. 
    (25)Мальчишка разбил стекло. 
    – (26)Кто это сделал? – спрашивает учитель. 
    (27)Мальчишка молчит. (28)Он не боится слететь на лыжах с самой головокружительной горы. (29)Он не боится переплыть незнакомую реку, полную коварных воронок. (30)Но он боится сказать: «Стекло разбил я». 
    (31)Чего он боится? (32)Ведь летя с горы, он может свернуть себе шею. (33)Переплывая реку, может утонуть. (34)Слова «это сделал я» не грозят ему смертью. (35)Почему же он боится их произнести? 
    (36)Я слышала, как очень храбрый человек, прошедший войну, сказал однажды: «Бывало страшно, очень страшно». 
    (37)Он говорил правду: ему бывало страшно. (38)Но он умел преодолеть свой страх и делал то, что велел ему долг: он сражался. 
    (39)В мирной жизни, конечно, тоже может быть страшно. 
    (40)Я скажу правду, а меня за это исключат из школы… (41)Скажу правду – уволят с работы… (42)Уж лучше промолчу. 
    (43)Много пословиц есть на свете, которые оправдывают молчание, и, пожалуй, самая выразительная: «Моя хата с краю». (44)Но хат, которые были бы с краю, нет. 
    (45)Мы все в ответе за то, что делается вокруг нас. (46)В ответе за всё плохое и за всё хорошее. (47)И не надо думать, будто настоящее испытание приходит к человеку только в какие-то особые, роковые минуты: на войне, во время какой-нибудь катастрофы. (48)Нет, не только в исключительных обстоятельствах, не только в час смертельной опасности, под пулей испытывается человеческое мужество. (49)Оно испытывается постоянно, 
    в самых обычных житейских делах. 
    (50)Мужество бывает одно. (51)Оно требует, чтобы человек умел преодолевать в себе обезьяну всегда: в бою, на улице, на собрании. (52)Ведь слово «мужество» не имеет множественного числа. (53)Оно в любых условиях одно. 
    (По Ф.А. Вигдоровой*)

    «Ф.А. Вигдорова говорит о сложных явлениях в нашей повседневной жизни, неслучайно ведущим приёмом в тексте становится(А)__________ (предложения 24, 29–30). Акцентировать внимание читателей на важных мыслях автору помогает ещё один приём – (Б)__________ (предложения 17–18, 28–29). Искреннюю взволнованность автора и неравнодушное отношение к проблеме, поставленной в тексте, передают синтаксическое средство – (В)__________ («как себя», «как в своей собственной» 
    в предложении 22) и троп – (Г)__________ («головокружительной горы» 
    в предложении 28, «коварных воронок» в предложении 29)». 

    Список терминов: 
    1) вводное слово 
    2) книжная лексика 
    3) анафора 
    4) олицетворение 
    5) противопоставление 
    6) разговорная лексика 
    7) синонимы 
    8) эпитет 
    9) сравнительный оборот 

    5398

     
    (1)Человек создан на столетия, если судить по огромной, ни с чем не сравнимой трате сил. (2)Лев, убив антилопу, в сытой дрёме отдыхает сутки. (3)Могучий сохатый после часового боя с соперником полдня отстаивается в чащобе, судорожно поводя проваленными боками. (4)Айтматовский Каранар год копил силы, чтобы буйствовать, неистовствовать и торжествовать полмесяца. (5)Для человека подобные подвиги − блеск мгновения, за который он платит столь малой толикой своих запасов, что вообще не нуждается в отдыхе. 
    (6)Цель зверя − прожить отпущенный природой срок. (7)Сумма заложенной в нём энергии соотносима с этим сроком, и живое существо тратит не столько, сколько хочется, а столько, сколько надо, будто в нём предусмотрено некое дозирующее устройство: зверю неведомо желание, он существует по закону необходимости. (8)Не потому ли звери и не подозревают, что жизнь конечна? 
    (9)Жизнь зверей – это время от рождения до смерти: звери живут во времени абсолютном, не ведая, что есть и время относительное, в этом относительном времени может существовать только человек. (10)Его жизнь никогда не укладывается в даты на могильной плите. (11)Она больше, она вмещает в себя ведомые только ему секунды, которые тянулись, как часы, и сутки, пролетевшие, словно мгновения. (12)И чем выше духовная структура человека, тем больше у него возможностей жить не только в абсолютном, но и в относительном времени. (13)Для меня глобальной сверхзадачей искусства и является его способность продлевать человеческую жизнь, насыщать её смыслом, учить людей активно существовать и во времени относительном, то есть сомневаться, чувствовать и страдать. 
    (14)Это − о духовности, но и в обычной, физической жизни человеку отпущено «горючего» заведомо больше, чем нужно, для того чтобы прожить по законам природы. (15)Зачем? (16)С какой целью? (17)Ведь в природе всё разумно, всё выверено, испытано миллионолетиями, и даже аппендикс, как выяснилось, для чего-то всё-таки нужен. (18)А многократно превышающий потребности огромный запас энергии для чего дан человеку? 
    (19)Я задал этот вопрос в пятом или шестом классе, когда добрёл до элементарной физики, и решил, что она объясняет всё. (20)И она действительно всё мне тогда объяснила. (21)Кроме человека. (22)А его объяснить не смогла. (23)Именно здесь кончалась прямолинейная логика знания и начиналась пугающе многовариантная логика понимания. 
    (24)Я тогда, разумеется, этого не представлял, однако энергетический баланс не сходился, и я спросил отца, зачем-де человеку столько отпущено. 
    − (25)Для работы. 
    − (26)Понятно, − сказал я, ничего не поняв, но не стал расспрашивать. 
    (27)Это свойство − соглашаться с собеседником не тогда, когда всё понял, а когда ничего не понял, − видимо, заложено во мне от природы. (28)Житейски оно мне всегда мешало, ибо я не вылезал из троек, сочиняя свои теории, гипотезы, а зачастую и законы. (29)Но одна благодатная сторона в этой странности всё же была: я запоминал, не понимая, и сам докапывался до ответов, сейчас уже не столь важно, что чаще всего ответ был неверным. (30)Жизнь требует от человека не ответов, а желания 
    искать их. 
    (31)Я пишу об этом только ради двух слов отца, определивших для меня весь смысл существования. (32)Это стало главной заповедью, альфой и омегой моего мировоззрения. (33)И стал я писателем, вероятно, совсем не потому, что рождён был с этаким блеском в очах, а потому лишь, что свято веровал в необходимость упорного, ежедневного, исступлённого труда. 
    (По Б.Л. Васильеву*)

    «Речь Б.Л. Васильева полемична. Автор словно приглашает читателя к разговору, обсуждению важных для него вопросов. Синтаксическое средство – (А)__________ (предложения 15, 16, 18) – привлекает внимание читателя к проблеме текста, заставляет задуматься. Понять ход мыслей автора помогают разнообразные средства выразительности, среди которых приём – (Б)__________ (предложения 20–21), синтаксическое средство – (В)__________ (предложения 30, 33), а также троп – (Г)__________ («исступлённоготруда» в предложении 33)». 

    Список терминов: 

    1) ирония 
    2) эпитет 
    3) парцелляция 
    4) ряды однородных членов 
    5) синтаксический параллелизм 
    6) вопросительные предложения 
    7) диалог 
    8) цитирование 
    9) метафора 

    6342

     
    (1)Нежность – самый кроткий, робкий, божественный лик любви. (2)Любовь-страсть – всегда с оглядкой на себя. (3)Она хочет покорить, обольстить, она хочет нравиться, она охорашивается, подбоченивается, мерит, всё время боится упустить потерянное. (4)Любовь-нежность всё отдаёт, и нет ей предела. (5)И никогда она на себя не оглянется, потому что «не ищет своего». (6)Только она одна и не ищет. (7)Но не надо думать, что чувство нежности принижает человека. (8)Наоборот. (9)Нежность идёт сверху, она заботится о любимом, охраняет, опекает его. (10)А ведь опекать и охранять можно только существо беззащитное, нуждающееся в опеке, поэтому слова нежности – слова уменьшительные, идущие от сильного 
    к слабому. 
    (11)Нежность встречается редко и всё реже. (12)Современная жизнь трудна и сложна. (13)Современный человек и в любви стремится прежде всего утвердить свою личность. (14)Любовь – единоборство. 
    – (15)Ага! (16)Любить? (17)Ну ладно же. (18)Засучили рукава, расправили плечи – ну-ка, кто кого? 
    (19)До нежности ли тут? (20)И кого беречь, кого жалеть – все молодцы и герои. (21)Кто познал нежность – тот отмечен. 
    (22)В представлении многих нежность рисуется непременно в виде кроткой женщины, склонившейся к изголовью. (23)Нет, не там нужно искать нежность. (24)Я видела её иначе: в обликах совсем не поэтических, 
    в простых, даже забавных. 
    (25)Мы жили в санатории под Парижем. (26)Гуляли, ели, слушали радио, играли в бридж, сплетничали. (27)Настоящий больной был только один – злющий старик, поправлявшийся от тифа. 
    (28)Старик часто сидел на террасе в шезлонге, обложенный подушками, укутанный пледами, бледный, бородатый, всегда молчал и, если кто проходил мимо, отворачивался и закрывал глаза. (29)Вокруг старика, как трепетная птица, вилась его жена. (30)Женщина немолодая, сухая, лёгкая, 
    с увядшим лицом и тревожно-счастливыми глазами. (31)И никогда она не сидела спокойно. (32)Всё что-то поправляла около своего больного. (33)То переворачивала газету, то взбивала подушку, то подтыкала плед, то бежала греть молоко, то капала лекарство. (34)Все эти услуги старик принимал с явным отвращением. (35)Каждое утро с газетой в руках она носилась от столика к столику, приветливо со всеми беседовала и спрашивала: 
    – Вот, может быть, вы мне поможете? (36)Вот здесь кроссворд: «Что бывает в жилом доме?». (37)Четыре буквы. (38)Я записываю на бумажке, чтобы помочь Сергею Сергеевичу. (39)Он всегда решает кроссворды, и, если затрудняется, я ему прихожу на помощь. (40)Ведь это единственное его развлечение. (41)Больные ведь как дети. (42)Я так рада, что хоть это его забавляет. 
    (43)Её жалели и относились к ней с большой симпатией. 
    (44)И вот как-то он выполз на террасу раньше обычного. (45)Она долго усаживала его, укрывала пледами, подкладывала подушки. (46)Он морщился и сердито отталкивал её руку, если она не сразу угадывала его желания. (47)Она, радостно поёживаясь, схватила газету. 
    – (48)Вот, Серёженька, сегодня, кажется, очень интересный кроссворд. 
    (49)Он вдруг приподнял голову, выкатил злые жёлтые глаза и весь затрясся. 
    – (50)Убирайся ты наконец к чёрту со своими идиотскими кроссвордами! – бешено зашипел он. 
    (51)Она побледнела и вся как-то опустилась. 
    – (52)Но ведь ты же… – растерянно лепетала она. – (53)Ведь ты же всегда интересовался… 
    – (54)Никогда я не интересовался! – всё трясся и шипел он, со звериным наслаждением глядя на её бледное, отчаянное лицо. – (55)Никогда! (56)Это ты лезла с упорством дегенератки, каковая ты и есть! 
    (57)Она ничего не ответила. (58)Она только с трудом проглотила воздух, крепко прижала руки к груди и огляделась кругом с такой болью и с таким отчаянием, точно искала помощи. (59)Но кто же может отнестись серьёзно к такому смешному и глупому горю? (60)Только маленький мальчик, сидевший за соседним столиком и видевший эту сцену, вдруг зажмурился и горько-горько заплакал. 
    (По Н.А. Тэффи*)

    «В тексте анализируется проблема, волнующая людей на протяжении веков. Чтобы выразить своё понимание любви и нежности, автор использует приём – (А)__________ (предложения 2, 3 – 4, 5) и синтаксическое средство – (Б)__________ (в предложениях 1, 9). Создать образ нежной жены писательнице помогает троп – (В)__________ 
    («тревожно-счастливыми глазами» в предложении 30) и синтаксическое средство – (Г)__________ («как трепетная птица» в предложении 29)». 

    Список терминов: 
    1) сравнительный оборот 
    2) эпитет 
    3) разговорные слова 
    4) ряды однородных членов предложения 
    5) противопоставление 
    6) литота 
    7) фразеологизмы 
    8) парцелляция 
    9) риторические вопросы 

    5421

     
    1)Любовь – трудная душевная работа, её не каждый осилит. (2)Но каждый мечтает о ней, ищет её. (3)Чего мы ищем в любви? (4)Мы ищем в ней ухода от одиночества, душевной опоры. (5)Нам важно знать, что любящему человеку важно и дорого всё, что происходит с нами, всё, что касается нас. (6)И с другой стороны, этот человек нуждается в нас, в нашей заботе, помощи, в нашем понимании. (7)Друзья – даже самые близкие – могут только любить нас. (8)А мы ищем того, кто разделит нашу жизнь, с кем у нас будут общими не только радости, но и боли, и обиды… 
    (9)Но когда рождается любовь, как растить её, чтобы она выжила? (10)Чем удержать себя, чем держать того, кого любишь, чтобы оставаться одной-единственной среди всех женщин, как роза Маленького принца осталась одной-единственной в саду, где было пять тысяч таких же роз? 
    (11)Много лет назад, когда я была ещё подростком, немолодая женщина открыла мне тайну: завоевать любовь нетрудно, трудно её удержать. (12)Тогда я не могла понять житейскую мудрость этого секрета: мне виделось что-то постыдное в слове «удержать». (13)Я ведь читала Пушкина: «Кто в силах удержать любовь?» и Блока: «О да, любовь вольна, как птица». (14)А на самом-то деле есть, существуют тайны и законы любви, 
    и Сент-Экзюпери был одним из тех, кто знает эти тайны. 
    (15)Когда Маленький принц только начал своё путешествие, он посетил планету, на которой жил старый король. (16)Увидев, что его гость устал и потому зевает, правитель не обиделся, а приказал ему зевать. 
    «(17)С каждого надо спрашивать то, что он может дать. (18)Власть должна быть разумной», – сказал король. 
    (19)В молодости мы не задумываемся о пределах нашей власти над любимым и любящим человеком и очень часто нарушаем мудрый закон старого короля: «власть должна быть разумной». (20)Молодые жёны, вчерашние девочки, ощутив на пальце кольцо – символ абсолютной власти, – вдруг начинают требовать от ошарашенных мужей ничуть не меньше, чем знаменитая старуха требовала у золотой рыбки. 
    (21)А в любви никто никому ничего не должен. (22)Главный и неоспоримый закон любви – её добровольность: я стою здесь, под твоими окнами, не потому, что ты мне приказала, а потому, что не могу иначе. 
    (23)И с другой позиции: я варю тебе суп и глажу твои рубашки, потому что для меня радость служить тебе. 
    (24)Когда знаешь, что всё перетерпишь и выдержишь ради того, кого любишь, тогда и начинается любовь. (25)Когда знаешь, что твоя власть над ним терпелива, ты не станешь приказывать ему обернуться морской чайкой, ты будешь терпеливо приручать его, а он будет приручать тебя, пока вы не станете друг для друга единственными в целом свете. 
    (По Н. Долининой*)

    «В ходе своих размышлений над волнующей её проблемой Н. Долинина стремится не только опереться на высказывания литературных персонажей, используя при этом приём – (А)__________ (предложения 13, 17–18), но и заставить мыслить своих читателей, используя с этой целью синтаксическое средство – (Б)__________ (предложения 9, 10). Ещё одно синтаксическое средство – (В)__________ (в предложениях 4, 5, 6, 8), а также троп – (Г)__________ («как роза Маленького принца осталась одной-единственной в саду, где было пять тысяч таких же роз» в предложении 10) – помогают создать представление о том, чего ожидают от любви люди». 

    Список терминов: 
    1) парцелляция 
    2) диалог 
    3) восклицательные предложения 
    4) фразеологизм 
    5) вопросительные предложения 
    6) цитирование 
    7) сравнение 
    8) синонимы 
    9) ряды однородных членов предложения 

    6579


    Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России • Arzamas

    Расшифровка

    В 1904 году петербургский журнал «Мир искусства» перестал выходить. На не­которое время русские модернисты утратили печатный орган, который помо­гал знакомить заинтересованного читателя с тем, что происходило в современ­ном зарубежном художественном мире. Но процесс не остановился. Мирис­кус­ники познакомили в своем журна­ле читающую русскую публику с очень широ­ким спектром имен. Это было поразительное время, когда происходило откры­тие того, что Грабарь называл абсолютной terra incognita, того огромного мира совре­менной живописи, который в России знали, по признанию того же Граба­ря, ну, дюжина-полторы художников — те, кто путешествовал за рубеж, и те, у кого был живой интерес к актуальному, необычному, революционному ис­кус­ству. Это десятилетие — своего рода десятилетие некрологов. Если мы по­смотрим периодику той поры, то очень многие явления современ­ной западной живописи приходят к русско­му читателю поначалу как некролог того или ино­го ху­дож­ника. Первый номер жур­нала «Мир искусства» в 1898 году открывался стилизованным в духе модер­на, в духе ар-нуво объявле­нием о смерти «велико­го французского художника» Пьера Пюви де Шаванна. Назвать этого символи­ста «великим» было само по себе уже дерзостью для русского журналиста.

    К концу выхода журнала «Мир искусства» русская публика, в общем, более или менее была осведомлена о том, что тво­рится в современном художе­ственном мире Европы, и нача­лось постепенное выстраива­ние стержневой линии разви­тия современной живописи, и ключевую роль здесь сыграла Всемирная выстав­ка 1900 года в Париже, «выставка столетия», когда на ретро­спективной экспо­зи­ции стало понятно, что именно из импрес­сиониз­ма растет современное ис­кусство и что импрессионизм — столь же великая живопись, как живопись XVI или XVII ве­ков, знако­мая каждому евро­пейцу по собранию Лувра. «Мир искус­ства» не успел опубликовать те фотографии, кото­рые были сделаны в коллек­ции Сергея Ивановича Щукина. Эти фотографии, эти иллюстрации были изда­ны в 1905 году в недолго жившем московском журнале «Искусство». Перед тем как они там появились, Игорь Грабарь написал Мстиславу Добужинскому в личном письме:

    «„Мир искусства“ снимал в прошлом году массу фотографий из кол­­лек­ции картин Щукина. Теперь их покупает, кажется, „Искусство“. Ей-богу, это большее событие, чем все последние политические».

    Это письмо датировано 20 фев­раля 1905 года, и очень просто вспомнить, что последнее политическое собы­тие — это массовый расстрел царскими войсками на петер­бургских улицах мирной рабо­чей демонстра­ции, Кровавое воскре­сенье, 9 янва­ря 1905 го­да. Это письмо помогает нам понять, чем же для совре­менников были картины импрессионистов и постим­прессионистов в русском контексте. Это был переворот устояв­шейся системы ценностей, сопоста­вимый с тем, что начиналось в Рос­сии, — с социальной революцией.

    Первые годы ХХ века для Европы — это не просто эпоха принятия импрессио­низма как канонического искусства, как искусства, равного искусству прошло­го. Это время открытия того, что приходит на сме­ну импрессионизму, что вы­растает как бы из него и что пока не имеет имени. Мы сейчас называем твор­чество Сезанна, Гогена, Ван Гога постимпрессионизмом, но в годы, о кото­рых идет речь, этот термин еще не появился. Его придумал английский искус­ствовед Роджер Фрай в 1910 году, когда ему понадобилось как-то обозначить то искусство, которое пришло после импрессионизма, после Эдуарда Мане. Поэтому выставка в Grafton Gallery в Лондоне, организованная Фраем, назы­валась «Мане и художники-постимпрессионисты». Пока же эти люди не имеют единого имени, но всем понятно, что на фоне импрессионизма, внутри импрес­сионизма, в полемике с ним появи­лось некое новое явление, которое сейчас выходит, как Атлантида. Для нас эти три имени — это три кита живописи кон­ца XIX века, но для людей начала ХХ сто­летия каждый из них был неоткры­тым континентом и каждый из них представлял проблему, которую нужно решать, потому что живопись Сезанна, Гогена и Ван Гога разрушала огромное количе­ство конвенций, с которыми массовой публике XIX века было очень комфортно в выставочных залах.

    В 1903 году в Париже откры­лась новая прогрессивная большая художественная выставка, к этому моменту уже четвертый мегасалон. Он по­лу­чил название Осеннего, поскольку открывался в октябре и длился месяц. Он был своего рода альтер­нативой двум огромным официальным салонам — Салону Елисейских Полей и Салону Марсова поля, а также альтернативой всеядному Салону неза­ви­симых, который был создан в 80-е годы XIX века и куда можно было при­нести, по сути дела, любую картину и выставить ее там. Жюри там не было, что по­зволяло, с одной стороны, показывать живопись совершенно непри­год­ную для официальных выставок, а с другой стороны, открывало ворота для огром­ного количества дилетантов. В этих салонах интересное терялось. Осен­ний салон должен был, сохранив модель, создать некую площадку, где было бы комфортно современным живописным исканиям. Собственно, эта задача была успешно решена, поскольку, в частности, жюри создавалось участниками Сало­на, выбиралось из худож­ников, и, кроме того, этот Салон поставил своей зада­чей не только показать совре­менное искусство, его прогрес­сивные искания, но и создать очень важную вещь — генеалогию современного искусства. Сей­час, когда мы имеем дело с безбрежным contemporary art, мы почти не стал­киваемся с очень важной проблемой, с которой столкнулось начало ХХ века. Тот абсолютно новый художе­ственный язык, которым заговорила живопись начиная с импрессионизма, должен был быть объяснен и понят — прежде всего той публикой, которая привыкла к классиче­скому искусству, но не была удо­вле­творена искусством официальным, искусством, которое следовало услов­ностям и стерео­типам. Для того чтобы это сделать, был один очень действен­ный ход — показать, что новая живопись на самом деле укоренена в традиции. 

    В 1903 году в конце октября в Осен­нем салоне была открыта комната, посвя­щенная Гогену — художнику, о кото­ром слышали, которого время от времени видели, сочинения которого, посвященные таитянскому мифу, читали. Это была очень маленькая выставка, восемь картин. Но через несколько дней у Ам­бруаза Воллара, одного из са­мых предпри­имчивых и реши­тельных, смелых дилеров современного искусства, была открыта большая выставка — 50 картин с рисунками и моноти­пиями. Через год в Осеннем салоне прошла большая рет­роспектива Сезанна — 31 полотно. В 1906 году Осенний салон показал большую ретроспек­тиву Гогена — 227 картин из 24 частных коллекций. И вот эти вы­став­­ки перевора­чивали представ­ле­ние европейца о современной живопи­си. Во-первых, они показы­вали, что радикальные поиски той поры имеют от­цов и дедов. А во-вторых, они открывали для широкого зрителя тех художников, про которых люди в основном слышали, но очень мало видели. Это действи­тельно были поворотные годы, когда созда­валась мифология великих отцов современной живописи — Сезанна, Гогена и Ван Гога.

    Уже тогда стало понятно, что каждый из этих мастеров представляет собой большую проблему. Особенно труд­ным в России было усвоение Сезанна, как это ни странно, потому что мы знаем, что нет страны, более благодарной Се­занну за художествен­ную науку, чем наша. В общем, нигде, кроме как в России, не сложи­лось явление, которое мы называем русским сезан­низмом. Но первый подход к весу, первая попытка осо­знать Сезанна русской критикой была драма­тичной. Степан Яремич, член мирискуснического движения, приятель Бенуа, в своем отзыве на выставку Сезанна писал:

    «Что за ужасный глаз! Как портре­тист он не пишет своих персонажей, а оплевывает их и бьет по щекам. Невоз­мож­но без боли смотреть на искривленные в каких-то судорогах лица со ско­шенными глазами и сбитыми черепами. Это коллекция исключительных уродов, грязных и безжизненных, которые собраны и законопачены в банки таким же вялым и без всякой жизнеспособности любителем невозможного».

    Игорь Грабарь, который был одним из самых осведомлен­ных в совре­мен­ных художе­ственных поисках русским критиком, признавался в своем разочарова­нии. Сезанн для него был самым серьезным разочаро­ванием за длительную европейскую поездку 1904 го­да. Он видел его экспозицию в берлинской галерее Пауля Кассирера: 

    «Никогда Сезанну не встать рядом не только с такими ги­гантами, как Моне, Мане и Дега, но и с такими большими мастерами, как Ре­нуар. Во всем искусстве Сезанна есть одно огромное необычайное досто­ин­ство — это его искренность. Искренность — гораздо более редкая гостья в со­временном искусстве, чем это принято думать. Энергичные натюр­мор­ты с су­ровыми и почти металлическими контурами, бодрыми, не ком­­­промиссны­ми, а смело говорящими за себя красками, — в них есть какая-то откровенная наго­та природы, та слегка циническая наго­та, которая в тысячу раз милее и драго­ценнее ханжеских и лицемерных нарядов, в которых щеголяет орди­нарное выставочное искусство. И вот, несмотря на все то хорошее, что я наговорил по адресу Сезанна, я все же ушел с его выставки совершенно разочарованным. Я не нашел в ней само­го главного — того grand art, большого искусства, перед которым преклоняется столько людей, мнением которых я искренне дорожу. Он интересный, но не великий художник». 

    Александр Шервашидзе, рус­ский живописец и театраль­ный художник, кото­рый также известен под своей абхазской фамилией Чачба — он был потомком последних правите­лей независимой Абхазии, — человек, укорененный в па­риж­­­ской художе­ственной жизни, проведший десяти­летие в столице Франции, был пер­вым, кто попытался создать симпа­тичный образ Сезанна:

    «Между всеми художниками, принимавшими участие в движении живо­писи последней чет­верти XIX столетия, Сезанн остался до сих пор наиболее неизвестным, неоце­ненным и непонятым. Нет колебания, нет сомнения, вся жизнь — долгий труд, посвященный преследованию од­ной цели, одной химеры: воспроизвести точ­ные впечатления… окру­жаю­щей жизни. Он не имел учителей, он один, он един­ственный, и судь­ба подарила ему величайшее благо, которое можно по­желать каждому выдающемуся человеку, — одиночество».

    Шервашидзе поста­рался объ­яснить Сезанна единственным возможным в этот момент, как ему кажется, способом — он представил его в образе одинокого романтического гения, чело­века, одержимого одной задачей — правдивая пе­редача собствен­ного впечат­ления, и таким образом поста­рался приблизить его к пони­манию читателей. Как бы то ни было, язык этих художников представ­лял поначалу очень серьез­ную проблему для понимания, усвоения, оправдания. Но сра­зу стало понятно, что эти три мастера начинают выполнять примерно ту самую роль, которую импрес­сионизм выполнял в 1890-е годы: еще не совсем было понятно, про что это, но было ясно, что это разрыв с прошлым и что это свобода.

    Очень хорошо показывают, чем искусство постимпрес­сионистов было для мо­лодых живописцев той поры, письма Кончаловского из Парижа к своему другу Илье Машкову. Для него творчество откры­ваемых там Сезанна, Ван Гога, а по­том Матисса знаменовало прежде всего освобождение от условностей и откры­тие целого мира возможно­стей, которые были совершенно непредставимы для человека, про­шедшего художественную школу с ее неизбежной рутиной, пусть даже в очень мягком варианте Москов­ского училища живописи, ваяния и зод­чества. Вот что пишет Конча­ловский из столицы современной живописи:

    «Дей­ствительно, если Сезанн и Ван Гог показали, что самое ценное в ис­кус­стве — сохранение ребяческого чувства, не забитого условностя­ми, создан­ны­ми дол­гими веками, если они показали, что освобожде­ние от всех этих традиций есть истинный смысл настоящего искусства, этим одним они открыли для нас це­лый мир образцов в тех самых фресках, которые теперь перед Вами».

    А Машков едет в это время изучать фрески раннего итальянского Возрожде­ния, и здесь очень интересно получается, что для этого поколения нет принци­пиаль­ного различия между тем, что называлось «итальянские примитивы», и живописью Сезанна и Гогена. Собственно говоря, идея простоты как осво­бождение от условностей, как возвращение к подлин­ности проступает здесь с осо­бой силой. Это же стержневая идея европейской культуры как минимум с XVIII века, если не даль­ше. То, что мы вос­принимаем как искусство, ориенти­рованное в буду­щее, или искусство современности, людьми той поры понима­лось как резуль­тат сложного вза­имо­действия между абсо­лютно новым художе­ственным язы­ком и тради­цией, причем традицией максимально глубокой, той тради­цией, кото­рая очищена от школы, рутины, которая уводит нас к перво­зданной про­стоте.

    Зачерпнувший французской худо­жественной свободы Кончаловский не раз­деляет свой опыт художника, приобщающегося к револю­цион­ной живописи, и чело­века, борющегося с рутиной русской жизни. Он пишет другу:

    «Мое разгоряченное вооб­ражение скверно рисует мне мою родину. Я так тоскую, что скоро из меня сделают серого раба, лишь только я перееду границу. Раб начинается в таможне, когда жандарм спросит паспорт. Вы не подумайте, что я затрагиваю наше политическое поло­жение — мы уже далеко двинулись в этом отношении, и скорее не мы, а народ. Но сидит где-то это тихое рабство. Разве можно в России любить Сезанна или Гогена? Вы должны любить свое, русское, а эти шалости надо бросить. Не буду больше расстраивать Вас и себя, вдохну, что есть здесь светлого и высокого, и постараюсь прибыть с маской презрения на лице — другого выхода нет. И колоссальная выдержка, и колос­сальная вера, и любовь должны сопровождать въезжающего в Россию. Надо быть гранитным!» 

    Напоминаю, что в это время русский человек почти не мог увидеть Гогена. Один Гоген был куплен Михаилом Моро­зовым, первым русским коллек­цио­нером, собиравшим постимпрес­сионистов, но в целом как феномен он мог быть скорее почувствован, чем узнан. Но уже в ноябре 1905 го­да Валерий Брюсов в своем журнале «Весы» в статье «Свобода слова» поле­мизирует не с кем-нибудь, а с гос­подином Лениным и его статьей «Партийная органи­зация и партийная литера­тура», которая впоследствии стала одной из основ совет­ской теории культуры. Эта классическая статья требует от ху­дож­ника сознательно социально-политического выбора, заявленной пози­ции. Она выступает против того, что большевики называли бур­жуазным пони­манием свободы творчества. В этой статье, очень точно бьющей в слабые места ле­нинской прагматики, касающейся художественного творчества, Брюсов не­ожи­дан­но прибегает к имени Гогена:

    «„Свободны ли вы от Вашего буржуазного издателя, господин писатель, от Вашей буржуазной публики, которая требует от Вас порногра­фии?“ — спрашивает господин Ленин. Я думаю, что на этот вопрос не один кто-нибудь, а многие твердо и смело ответят: да, мы свободны. Разве Артюр Рембо не писал своих стихов, когда у него не было никако­го изда­теля, ни буржуазного, ни небуржуазного, и никакой публики, которая могла бы потребовать от него порнографии или чего-нибудь другого? И разве не писал Поль Гоген своих картин, которые упорно отвергались разными жюри и не на­ходили себе до самой смерти худож­ника никаких покупателей?» 

    Есть ощуще­ние, что Брюсов немно­жечко бравирует этим именем, он демон­стри­рует свою прича­стность, свою осведомленность, и можно быть уверен­ным, что, если Вла­димир Ильич прочитал ответ Брюсова, имя Гогена осталось для него совершен­но пустым звуком. Но это тоже знак того, о чем писал Добу­жин­ский: в художе­ственном сознании на фоне политиче­ских перемен происхо­дит очень важный концептуаль­ный переворот — новая живопись выстраивает свою иерар­хию, свою последова­тель­ность и выявляет логику развития. Эта живо­пись, стреми­тельно откры­ваемая в России, как и во всей остальной Европе, узнается сразу. Еще современный историк искусства Марина Бессонова в свое время очень хорошо показала, что русские молодые художники, которых мы еще даже авангардом не можем назвать, усваи­вали то, что мы сейчас счи­таем эволюцией со­временной живописи, растянувшейся на десяти­летия, в очень конденсиро­ван­ный период — несколько лет, если не месяцев. Гоген и Сезанн узнава­лись прак­тически одновременно с Матиссом, и это тоже спо­соб­ствовало особой живо­пис­ной проблематике и энергии развития молодой русской живописи 1900–10-х годов.

    Павел Муратов, который был офи­цером, уйдя с военной службы, после поездки в Европу вернулся убежден­ным поклонником совре­менной французской живо­писи, и в первое десятилетие ХХ века он начал вырастать в самого, одного из са­мых влиятельных модернистских крити­ков. Именно ему было суждено подвести итог деся­тилетию откры­тий. В одной из своих статей 1907 года он на­писал:

    «Лет семь или восемь тому назад русская живопись переживала хоро­шее, бодрое время. Тогда, познавая свое, мы широко распахнули дверь навстре­чу всему, что было новым или, вернее, казалось нам новым на Западе. В широ­ко распахнутую дверь хлынул целый поток всевоз­можных влияний и в один миг сокрушил бытовую живопись передвиж­ников. Наша живопись уже при­надле­жит общему потоку живописи всеевропейской. Это, пожалуй, единствен­ное из наших искусств, кото­рое может быть полно воспринято иными культу­ра­ми… Приобщение к всеевропейской живописи было едва ли не главной при­чиной подъ­ема, испытанного в конце прошлого столетия. Да и тихое разочаро­вание последних дней дано нам тоже как мера близости и связи с живопис­ным искусством Запада».

    Помимо замечательно точно и твердо сформулированного смысла новой от­кры­­тости русской живописи миру, здесь есть несколько стран­ных для совре­менного читателя утверждений. Во-первых, например, о том, что русская живопись действительно является тем из русских искусств, которые могут быть поняты другими нациями. Мы обычно считаем, что к такого рода искус­ствам относится у нас великая литература Толстого и Достоев­ского, музыка Чайковского и Мусоргского и театр. Но русская живопись, с точки зрения современ­ни­ка-наблюдателя, действительно за несколько лет усвоила уроки современной французской живописи и начала разгова­ривать на языке, адек­ватном тому, на котором гово­рили художники Европы этого времени, она не нуждалась в пе­ре­воде. Второе — это некое разоча­ро­вание, высказанное человеком 1907 года. Мы-то понимаем, что это время расцвета русского изо­бразительного искусства: это «Мир искусства», это «Голубая роза», это, нако­нец, готов­ность, беремен­ность русского искусства тем, что мы назо­вем потом русским авангардом. Но со­временник говорит о некоем разочаровании. Дей­ствительно, это надо немного пояснить, чтобы стало более понятным, что происходило затем в рус­ской живописи, да и в ми­ровой тоже.

    На интернациональных евро­пейских выставках за авангард, за радикаль­ные поиски отвечал в основном пуанти­лизм, дивизионизм, неоим­прес­сионизм; то явление, которое было ответвлением импрессионизма, то явление, которое вослед Жоржу Сёра постаралось превратить мир в мозаику из мазков, сделан­ных чистым цветом, которая собирается в глазу зрителя, что превращает и ху­дожника, и зрителя в такую оптиче­скую машину, механизм, некую мечту философов XVIII века. Эта манера живописания была очень привлекательна, очень популярна, очень распростра­нена, но одновре­менно она утомляла очень быстро. И, если мы почитаем обзоры русских критиков, посвящен­ные фран­цуз­ским выставкам начала века, напри­мер Дягилева, мы увидим, что Дяги­лев заговорил очень рано о полупе­редовом искусстве. То есть речь идет о том, что открытия революционной живописи XIX века тиражи­руются и превращаются в свою противопо­ложность. Тот же Муратов написал замеча­тельно:

    «Француз­ский импрессионизм поразительно быстро приспособился к заурядной, без­вкусной салонной живописи. Кто же не пишет теперь светлыми красками и кто не видит окрашенных теней?»

    А Шарль Морис, соратник Го­гена, французский литератор-символист, прямо говорил:

    «Импрессионизм не способен ни к ка­кому развитию. Художник-импрессионист является не человеком, а скорее прекрасным механиз­мом. Для него существует только окрашенный свет, погло­щаемый и отражаемый предметами».

    Напомню, что для современ­ника импрес­сионизм — это вот эти вот красочные мозаики, это не вдох­новенные картины Клода Моне или Огюста Ренуара 1870-х годов. Поэтому чуткий наблюдатель вроде Александра Шервашидзе, пишущего в русских журналах, журналах из Па­рижа, говорит в эти годы: «В Париже гото­вятся перемены. Что это за пе­ремены — не знает пока никто». На самом деле теперь мы понимаем, что пово­ротной точкой на пути современной живописи стал Осенний салон 1905 года, когда там в одном из залов были показаны по­лотна движения, сложивше­гося вокруг Анри Матисса, известного нам теперь как фовизм, когда на смену дроб­ному мировидению пуантили­стов пришел очень цельный колористический взгляд. Собственно говоря, проблема пуанти­лиз­ма была решена. Мириады точек слились в огромные пятна, и эти пятна не давали отойти, эти картины все еще были результатом диалога художника с приро­дой. Но очень важно, что художник взял на себя активную роль — не просто аналитика, а синтетика. Теперь это был индивидуальный образ при­роды, ис­ключитель­но интенсивный и совер­шенно живописный. Это живопись, которая говорила сама о себе собственным язы­ком. Она не рассказывала исто­рий, она не уносила в символистские запредельные миры. Эта картина была здесь и сей­час, но при этом она открывала колоссальную свободу худож­ни­ка и требовала от зрителя умного соучастия.

    Обложка журнала «Золотое руно». Январь 1906 годаWikimedia Commons

    Исключительно важную роль в зна­комстве русского художе­ственного мира и русского чита­теля с совре­менным художественным процессом, в выстраива­нии системы новых приоритетов, в объ­яснении русскому человеку, откуда бе­рется совре­менная живопись, сыграл символи­стский журнал «Золотое руно». Сим­волизм к этому времени, к первому десятилетию ХХ ве­ка, стал, по сути дела, авангардом русского литера­турного и театрального развития. В 1904 году Валерий Брюсов, претендовавший на роль, в сущности, единоличного лидера русского символизма, стал издавать в Москве журнал «Весы». Это был новатор­ский для России журнал, базирующийся на модели французского литератур­ного издания Mercure de France. Брюсов отошел от любимой русской интел­лигенцией модели толстого журнала, который содержит и бел­летристику, и статьи о текущем политиче­ском моменте, эконо­ми­ческую аналитику, рецен­зии на лите­ратуру. «Весы» были журналом поджарым, элегантным и космопо­литическим. Там был колоссальный раздел культурной хроники, писав­шийся корреспондентами, которые жили в Париже, как Волошин, в Берлине, в других европейских центрах. В то же время эта претензия на объек­тив­ность была ма­ской, потому что «Весы» были вопию­ще партийным журналом, который от­стаи­вал принципы, именуемые передовой русской критикой, точнее, критикой, раз­деляв­шей либеральные и народно-демократические взгляды, декадент­ством. Брюсов категори­чески отстаивал абсолютную свободу художни­ка. Это был по-своему эстет­ский журнал, который пропаганди­ровал в изобрази­тель­ном искусстве довольно узкий круг художественных явлений. Например, если бы гипоте­тический читатель «Весов» не откры­вал никакого другого изда­ния, он был бы твердо убежден, что главный художник современности в Евро­пе — французский символист Одилон Редон, настолько большое внимание журнал Брюсова уделял ему.

    «Золотое руно» появилось в конце 1906 года как альтер­натива «Весам». Сим­волизм — это была небольшая относи­тельно семья художников, литераторов, театральных деятелей, такие сообщающие­ся, переливаю­щиеся сосуды. Как мы понимаем, это история постоянной дружбы, вражды, соревнования и кон­курен­ции. И, наверное, правы те исследо­ватели литературы, которые говорят о том, что в литера­турном и теорети­ческом отношении «Золотое руно» нахо­дилось в негативной зависи­мости от журнала Брюсова. Причем там, где Брю­сов отстаивал идею абсолютной свободы худож­ника от общества, «Золотое руно» пропа­гандировало идеи мистического анархизма, реалистического сим­волизма и разработанной Вячеславом Ивановым концепции собор­ного твор­чества, которая пыталась прими­рить интел­лигентскую индивидуа­листичность и национальные и социальные задачи, стояв­шие перед русским обществом. Но в нашем контексте роль «Золотого руна» совершенно исключительна. Это снова роль троянского коня. Симво­ли­стский журнал пронес в своем брюхе ту живопись, которая на самом деле опро­вер­гала символизм. И это непростая и любопытная история.

    Художественный отдел «Золо­того руна» контролиро­вался сначала молодыми живопис­цами из группы «Голубая роза», которые видели в худож­нике Викторе Борисове-Мусатове пример для подражания, которые вдохновлялись его жи­вописью и которые пожалуй что первыми в нашем искусстве оконча­тельно уничтожили связный сюжетный рассказ. Их живописные произведения подра­жали скорее музыке, чем слову, тому самому совершен­ному искусству, которое мо­жет выражать наши душевные состояния гораздо более истинно, чем вер­баль­ные, потому что «мысль изреченная есть ложь», а мысль, почув­ствован­ная, услышанная и перелитая в музыку, остается подлинностью. И это, конеч­но, очень большое искушение для живописи. Но в то же время внутри худо­же­ственного отдела «Золотого руна» крылась измена, и молодой очень одарен­ный живописец Михаил Ларионов, один из отцов русского авангарда, именно в среде «Золотого руна» стал тем, кем мы его теперь знаем, — худож­ником, который стремительно от соб­ственного варианта импрес­сионизма перешел к живопи­си, вдохновленной Ван Гогом, Гогеном и Сезанном, то есть к тому, что теперь в русском искусствознании называется неопримитивизм.

    Этот журнал в своей худо­же­ственной политике стремился естественным об­разом отстра­ниться от «Мира искусства». «Мир искусства» — космопо­лити­ческий, европейский, петербургский журнал — подчер­кивал в русском ис­кус­стве его западную составляю­щую. И вот русский художник-симво­лист Василий Милиоти, когда он пытался склонить Александра Николаевича Бенуа, к тому моменту уже не моло­дого дерзкого критика и искусство­веда, а, в сущ­ности, арбитра вкуса русской живо­пи­си и критики, человека, сформировав­шего свой авто­ритет, — когда он пытался склонить Бенуа к сотрудниче­ству с «Золотым руном», он писал:

    «…мы должны идти к самоутверждению вне подражания и слепого по­клонения, к национальному выявлению, поглотив нашей ориен­тально-славянской натурой западную утонченность, вернуться к своей земле, источнику силы, оставаясь самими собой, вырастить цветы общеевро­пей­ской культуры; на вене­циановской почве  То есть на почве живописи национальной, народной, живописи Алексея Венецианова., удобренной Западом, прийти к самоутверждению, которое, верю, будет грандиоз­ным откро­ве­нием. Одним словом, не только „западное“ русское, но и русско-русское нужно вспомнить… В этом вижу я задачу журнала нашего времени». 

    Нетрудно догадаться, что эта проповедь утончен­ного ин­тел­лигентского поч­вен­ничества, вполне логичная после космополи­тизма «Мира искус­ства», не встретила большого энтузиазма со стороны Александра Бенуа. И его можно понять, потому что «Золотое руно» поначалу особенно было символом всего того, что претило утончен­ному петербургскому эстету. «Золотое руно» выгля­дело вызывающе дорого. Если мы бы могли раскрыть номер этого журнала, мы были бы поражены тем, насколько плотная и одно­временно фактурная бу­мага использо­вана. Там были вальяжно ши­рокие, совершенно ненужные поля, изысканный шрифт, и первые полгода этот журнал с наклеенными иллюстра­циями под тонкой папи­росной бумагой издавался на двух языках — русском и француз­ском. Это очень интересные амбиции, потому что, если «Мир искус­ства» транслировал в Россию то, что происходило на Западе, «Золотое руно» пыталось транслировать на Запад то, что происходило в моло­дом искусстве в России. То, что этот двуязычный жур­нал продержался только полгода, совер­шенно понятно: реально спроса на «Зо­лотое руно» в Париже не было. Но сама по себе задача научить европейцев рус­скому искус­ству, познакомить их с ним — задача, в общем, очень актуальная, очень показатель­ная. Русские маль­чики, как говорил Достоевский, вернут тебе карту звездного неба исправ­ленной. И вот русские мальчики, усвоившие пер­вые уроки импрессионизма, постимпрес­сио­низ­ма и символизма, постарались показать себя на Западе.

    Андрей Рублев. Троица. XV век Государственная Третьяковская галерея / Wikimedia Commons

    Надо сказать, что именно в 1906 году состоялось событие, к которому «Золотое руно» прямого отношения не имело, но которое действительно знаменует пер­вый очень важный и решительный шаг похода на Запад: Сергей Дягилев орга­низовал в Осен­нем салоне огромную ретроспективу русской живописи. Соб­ственно говоря, теперь по модели этой ретроспективы строятся все большие выставки русского искусства за гра­ницей. Дягилев начал с иконописи, и то, что для нас звучит более чем естественным, для современников было новатор­ством. Я напомню, что русское интеллигентное общество открывало икону как искусство и как символ национальной идентичности очень постепенно. Для образо­ван­ного русского человека XIX века икона была частью обихода, она была повсюду, поскольку наша страна была официально православной, это была государственная религия. Но то, что повсюду, то вызы­вает меньше всего внимания. Кроме того, старые русские иконы записывались, а не расчищались, когда они теряли свой цвет и их нужно было как-то поновить. Они были скры­ты окладами, лики коптились свечами, и вот та праздничная одухо­тво­ренная радость, которую мы переживаем в Третьяков­ской галерее или Русском музее сейчас, она не была доступна человеку XIX века. Расчистки икон начались до­статочно поздно: в 1905 году была частично раскрыта «Троица» Андрея Рубле­ва. И вот 1913 год, когда прошла выставка к 300-летию дома Романовых, стал точкой невозврата, после которой икона действительно превратилась, с одной стороны, в символ русской национальной идентичности, умо­зрение в красках, а с другой стороны, оказалась чрезвычайно актуальной для современных худо­жественных поисков.

    Вот Дягилев интуитивно ощутил эту целостность рус­ского искусства, начав его генеалогию с иконописи, а дальше он сделал не­сколько очень важных ударе­ний. В дягилевской концепции русской живописи очень большую роль играл XVIII век, и мы знаем, что Сергей Дягилев действи­тельно сделал огромные уси­лия для того, чтобы преодолеть то прене­брежи­тельное отношение, которое было воспитано народно-демократической ин­теллиген­цией XIX века к этому аристократическому творчеству, чуждому русскому национальному духу. Дягилев уделял очень большое внимание русской живописи первой половины XIX века и относительно мало показал парижанам передвижников. Зато он раз­вернул очень впечатляющую картину молодых поисков русской живописи, он привез нескольких из этих молодых людей в Париж: Михаил Ларионов, Сергей Судейкин смогли увидеть то, что творится во Франции, в режиме реаль­ного времени. Они видели Осенний салон, и я напомню, что именно в этом Осеннем салоне была колоссальная ретро­спектива Гогена. Гоген был первым постимпрес­сионистом, который был довольно адекватно понят рус­скими художниками. Из всех постимпрессио­нистов самым чуждым нашей традиции остался Ван Гог с его открытым драматизмом, с его совершенно индивидуалисти­ческой взрывной манерой живописи. Наиболее плодотворным оказался Сезанн, но для понимания Сезанна нужна была привычка и нужны были усилия. А вот Гоген оказался русско­му человеку, молодому живо­писцу очень, полагаю, понятным. Он ярок, цветист, экзотичен, поэтому привле­ка­телен. Он содержателен, потому что, в отличие от на­тюр­мортов Сезанна, где драма абсолютно живо­писная — это отношения между яблоком и кофейни­ком, — у Гогена нам рассказана архети­пическая мифология на фоне беско­нечно привлекательной утопии Таити. Неслучайно Гончарова потом давала понять, что для того, чтобы в России найти Таити, нужно сесть на приго­род­ный поезд. Гоген действительно ока­зался очень близок русскому человеку, и здесь совпа­дение нашей экспозиции с его ретроспективой в Осеннем салоне действитель­но является тем, что при­нято называть провиденциальным совпадением.

    «Золотое руно» смогло привлечь к сотрудничеству несколько очень важных французских критиков. Это прежде всего Александр Мерсеро, который писал под псевдонимом Эсмер-Вальдор. Это человек, который был одним из центров «Кретей­ского аббатства» — своего рода коммуны в окрестностях Парижа, кото­рая объединяла таких литераторов, как Жорж Дюамель, Шарль Вильдрак, Жюль Ромен, Рене Аркос и других. Затем Мерсеро был очень важным участни­ком кубистического движе­ния и организовывал выставки Мондриана и Бран­кузи. И вот именно Мерсеро, его дружба с теми художниками, которые в эту пору являются участни­ками, являются членами фовистской фаланги, а затем начнут формировать кубизм, позволило «Золотому руну» высту­пить органи­затором нескольких очень важных выставок. Помимо Мерсеро, на страницах «Золотого руна» публиковались статьи Шарля Мориса, это символистский литератор, который был фактически соавтором Гогена в его знаменитой книге «Ноа Ноа», к этому моменту быстро приобретающей статус культовой, по­скольку она воплощала драгоценные для европейского человека инду­стриаль­ной эпохи идеи первобытного эскапизма, побега к естественному человеку в перво­быт­ный рай. И третьим важным уча­­стником «Золотого руна» с фран­цузской стороны был живописец Морис Дени.

    Морис Дени был одним из стол­пов группы «Наби» — движения в постимпрес­сио­низ­ме, которое сформирова­лось во Франции в конце XIX века и которое нам особенно дорого, потому что «На­би» поставило перед собой проблему не со­циаль­ной функции искусства впря­мую, а проблему функции искусства как терапии. Дело в том, что «Наби» на исходе XIX века постарались решить ту проб­­лему, которая была осознана романтиками в нача­ле XIX века. Эта проблема — нарастающий распад целост­ности. Искусство XIX века — искусство станковое, а станковая картина произ­во­дится на рынок, когда художник, в общем, не знает, кто ее купит, а может, не ку­пит и никто. И вот это ощуще­ние ненужности художника от момента непроданной картины до экзистен­циаль­ной проблемы художнического одино­чества, отчуж­дения, исключения из прагматичного буржуазного общества, это переживание требовало от искус­­ства решения фундамен­тальной задачи — возвращения искусства в жизнь. Искусство должно формировать среду. XIX век хорошо помнил, что великое искусство — это искусство стиля, где матерью является архитектура и все искусства встроены в единую модель, в единую систему синергети­ческую, которая воздействует на человека целостно. И воз­действие это, в общем, воспи­тательное, преобразующее. Из не­мецкого языка история искусства заимствовала выражение, которое, в общем, используется без пере­вода — Gesamtkunstwerk, то есть цело­стное, интегральное произ­веде­ние искус­ства, в котором различные художества действуют солидарно, но сверх­за­дачей является преображение человеческой души и человеческой на­туры. И вот «Наби», что по-еврейски означает «пророки» — это сознательно приня­тое на себя имя, — по-разному решали эту задачу интегральной худо­жествен­ной среды. Они зани­мались монументально-декоративной живопи­сью, они пыта­лись сформировать монументально-декоративные ансамбли для конкрет­ных квартир и особняков. Собственно говоря, это было немножко парадоксаль­ное решение проблемы, потому что искусство, преобразую­щее человека, — это, в общем, искусство социальное — это искус­ство церкви, театра, вокзала, тех пространств, где собираются массы. «Наби» работали с кланами и семьями, они создавали декорации, и это не приниженное слово. Декоратив­ная эстетика этой поры — одна из центральных художе­ствен­ных и социальных проблем. Декорации для особняков и апартаментов, где человеку должно было быть удобно, где человек чувствовал себя дома, легко, комфортно, где он мог от­дохнуть и одновременно, в случае с Морисом Дени, восстановить потерян­ную символическую традицию. Морис Дени был человеком, который отреф­лекси­ровал идеологию французского национализма и традиционализма. Он попы­тался создать искусство, базирующееся на принципах Раннего Воз­рождения, хри­стианства, воспитывающее представление о великой Франции и ее куль­туре как культуре разума и ясности. И вот этот вот революционер-консерватор был одним из важ­ных участников журнала «Золотое руно».

    Из того, что писали русские критики журнала и французы, мы можем понять, что задача на самом деле в художествен­ной области перед «Золотым руном» стояла крайне амби­циозная. Шарль Морис писал на страницах «Золотого руна»:

    «Новые течения французского искусства настоятельно взывают к ини­циа­тиве поэта. Именно слово всегда должно повелевать хаосом. Пла­стические ис­кусства после чудных технических открытий, от которых, однако, они погиб­ли бы, оставаясь их зачарованными рабами, ну­жда­ют­ся в порядке, как и само общество. Надо привести в порядок смуту сомне­ний, надо сделать это, и с из­бытком богатства».

    Критики и теоретики симво­лизма стремятся здесь адапти­ровать к своим зада­чам тот художественный язык, кото­рый был выработан Гогеном, Сезанном и Ван Гогом. Они стремятся подчинить художе­ственную стихию и художе­ствен­ный механизм, то есть импрессиони­стическое видение, ненавистное им, потому что они видят в импрессио­низме выражение позити­визма, воплощение позитивизма, мироощу­щения, отрицающего трансцендент­ность. Вот в творче­стве Сезанна, Ван Гога и Гогена импрессионисты прочиты­вают прежде всего стоящее за этими холстами мистическое содер­жание. Они пытаются тот абсо­лютно новаторский живописный язык, который они чув­ствуют в полотнах этих живописцев, поста­вить на службу своему мироощуще­нию, своему мировиде­нию. Проблема заключается в том, что развитие совре­менной живописи Евро­пы отрицало этот символистский подход, отрицало вне живописи стоя­щие задачи. И в этом отноше­нии роль «Золотого руна» дей­ствительно парадок­саль­на. Символистская проповедь, символистское стрем­ление создать цело­стную иерархию и превратить современный художе­ствен­ный язык в сред­ство выра­жения универсаль­ных, но не принадлежа­щих живо­писи ценностей, столк­ну­лось с интересами молодого художе­ственного поколе­ния, которое все даль­ше уходило от задач символизма.

    Поль Сезанн. Портрет мадам Сезанн в желтом кресле. 1888–1890 годыArt Institute of Chicago

    Благодаря усилиям русской худо­жественной редакции и связям Александра Мерсеро в 1908 году, 5 апреля, в Москве открылась выставка «Салон „Золотого руна“». И эта выстав­ка была следующим важнейшим шагом в формиро­вании новой картины миро­вого художе­ственного развития и в приобщении молодой русской живописи к этому развитию после выставки Дягилева в Петер­бур­ге в 1899 году. Она вклю­чала 250 произведений 14 русских и более чем 50 евро­пейских художников, в основном французов. Среди русских мастеров большая часть принадлежала к симво­листам, к «Голубой розе», это были Павел Кузне­цов, Мартирос Сарьян, Василий Милиоти, а также будущие лидеры авангарда Михаил Ларионов и Ната­лия Гончарова. А вот французский отдел представлял собой ретроспек­тиву современной живописи, и в ней достаточно отчетливо прочитывалась импрессионистская составляющая: от Дега и Писсарро к пуан­тилизму — Синьяк, Тео ван Риссельберг, а затем — символизм, там был очень широкий символи­стский спектр — от Одилона Редона к Морису Дени. Что не ме­нее важно, может быть, более важно: впервые на этой выставке были публично показаны в России произведе­ния Сезанна, например «Портрет мадам Сезанн в желтом кресле» из Чикаг­ского художественного института, Гогена и Ван Гога.

    Винсент Ван Гог. Ночное кафе в Арле. 1888 годYale University Art Gallery

    Ван Гог, например, был пред­ставлен совершенно уникаль­ным ше­девром «Ноч­ное кафе в Арле», который тогда принадлежал Ивану Абрамо­вичу Морозову, а с 1933 года — Стивену Кларку, который, купив его во время ста­линских рас­продаж  Сталинские распродажи — продажа в 1929—1934 годах картин из коллекции Эрмитажа правительством СССР, которая была пред­при­нята, чтобы пополнить бюджет. Всего из запасников и экспозиций было отобрано 2880 картин и другие ценности; 48 картин были проданы безвозвратно (часть впослед­ствии возвращена), в частности полотна Яна ван Эйка, Рембрандта, Рафаэля, Тициана, карт­ины из коллекции фламандской и ни­дерландской живописи. наряду с тре­мя другими произведениями из московского музея нового западного искусства, затем подарил это полотно музею своего родного Йель­ского университета. Кроме того, эта выставка по­казывала про­изве­дения фран­цузского авангарда. Французским авангардом были фовисты, и они были пред­ставлены здесь произве­дениями Матисса (четыре полотна), Брака, Дерена, Ле Фоконье, Метценже, ван Донгена и многих других. Собствен­но говоря, мос­ков­ский зри­тель получил очень представитель­ный срез совре­мен­ного искус­ства, которое одновременно было встроено в ис­торическую последова­тель­ность. Это был уни­каль­ный случай, когда можно было просле­дить живо­пис­ную логику развития от импрес­сиони­стов через постимпрес­сио­нистов к нашим современникам. 

    Русская критика отреагировала на эту выставку достаточно разнообразно. Нет смысла приводить комические отклики от журналистов, которые писали о во­пиющих поисках фран­цузской живописи и комических усилиях русских ху­дожников. Правда, можно отметить, что здесь звучал характерный для русской журнали­стики лейтмотив: французы, конеч­но, ужасны, они кочевряжатся, но тем не менее делают это гораздо лучше русских, потому что у них хорошая художественная выучка, а у наших и этого нет. Но было еще два существенных мотива, связанных с тем, чтó русский человек увидел на выставке 1908 года. С одной стороны, русские критики, даже очень симпатизирующие современ­ной французской живописи, продолжали повторять, что фран­цузское искус­ство в основе своей  прежде всего технично и лишено русской одухотворенно­сти. Как говорил Муратов, «лучшие черты русского искусства — его религиоз­ность, его глубина и его лиризм. Главному нам нельзя научиться и не надо учиться у современного Запада — может быть, сейчас и лучше поберечь себя от той технической пустоты, которая теперь там господствует». Собственно говоря, этот отклик вполне в русле общей политики «Золотого руна», а именно придания смысла изо­щренной технике постимпрес­сионистов. Еще один очень важный мотив — это попытка сделать то революционное искусство, которое увидел москвич в 1908 году, понятным образованному читателю. Вот что пи­шет Игорь Грабарь по поводу постимпрессионистов:

    «Недаром деды и отцы новейшего поколения Сезанн и Гоген с Ван Гогом так часто предательски „клас­сичны“. Помню, как, придя одна­жды на гогеновскую выставку прямо из Лувра, я был поражен близо­стью того и этого искусства. Хороший Сезанн — почти старый вене­цианец, и первоклассный Ван Гог недалек от Рембрандта. Его „Ночное кафе“, бывшее на выставке, — потрясающее произведение, могущее стать рядом с великими созданиями прошлого. Этот зелено-оранжевый холст, — может быть, лучшее из всего, что было здесь выставлено, — прямо непостижим своей властной, гипнотизирующей убеди­тель­ностью».

    Русские модернисты, таким образом, выбрали един­ствен­ную верную стратегию для того, чтобы сделать искусство понятным относительно широкой образо­ван­ной аудитории: нужно было акцентировать в нем то, что соединяет его с при­­выч­ными ценностями — ценностями великой европейской живописи, искусства музеев.

    Эта модель выставки, которая одно­временно показывает современность и пред­­­ставляет родословную этой современ­ности, оказалась исклю­чительно актуальной. Ровно этот самый принцип и положил в основу своей новаторской экспозиции в Лондоне в 1910 году Роджер Фрай. Вторая выставка «Золотого руна», в которой участвовали современные западные художники, прошла через год, в январе и феврале 1909 года. У нее была хорошая публика — около восьми тысяч человек, что для Москвы того времени много. И орга­низато­ры ставили своей задачей «ярче осветить особенности развития молодой русской живопи­си и ее новые задачи… подчеркнуть черты развития, общие русскому и запад­ному искусству… Здесь — преодо­ление эстетизма и историзма, там — реакция против неоакаде­мизма, в который выродился импрес­сионизм». Мы видим сно­ва, что здесь сформулирована символи­стская повестка дня, однако показ совре­менной француз­ской живописи саму эту повестку опровергал. В этот раз ретро­спективного отдела не было. Здесь было 152 кар­тины русских и француз­ских живописцев, десять участни­ков французского отдела были поголовно фови­ста­ми. Это были Вламинк, Дерен, ван Донген, Ле Фоконье, Марке и дру­гие. Матисс был представлен относительно невыразительно, потому что в этот момент у не­го в Берлине проходила персональная экспозиция. Но что особенно инте­рес­но — на этой вы­ставке мы впервые увидели явление, опровергаю­щее уже и фовизм.

    Жорж Брак. Большая обнаженная. 1908 годMusée National d’Art Moderne

    Жорж Брак выставил несколько картин, среди которых были, в сущ­но­сти, фор­мулирующие пробле­матику кубизма, трансформирующие фови­стскую красоч­ность и фови­стскую плоскостность в трехмерные моно­хром­­ные объемы, где главной проб­лемой художника становилась струк­тура, стано­ви­лась самодов­лею­щая конструкция произведения, стремительно при­бли­жаю­щаяся к тому, чтобы стать независимой от внешней реальности объ­екта. И наи­­более эффект­ным примером этой тенденции была так назы­ваемая «Большая обнаженная» Жоржа Брака, которую типологически можно сопо­ста­вить с центральным про­из­веде­нием европейского авангарда начала ХХ века — со знаменитой картиной Пабло Пикассо «Авиньонские девки», которой рус­ский зритель, как и евро­пейский зритель этой поры, видеть практически не мог.

    Пабло Пикассо. Авиньонские девки. 1907 годMoMA / © Estate of Pablo Picasso  

    Символистские критики жур­нала и этот тренд охарактери­зовали со своей коло­кольни. Вот один из них писал:

    «Везде выражается это стремление к син­тезу, к упрощению, к подчер­киванию типических черт в противоположность импрессионизму. Ри­сунки Брака похожи на геометрические чертежи. Брак сводит центр картины к нескольким априорно схваченным им комбинациям. Вокруг этой архитектурной схемы и группируются все детали».

    Критик очень точно определил за­дачу Брака, описал впечатле­ние от этой кар­тины, но от не­го укрылось то обстоятельство, что ни Брак, ни его соратник Пикассо не ставили перед жи­во­писью трансцендентных задач. Эта символи­стская по­вестка дня развитием евро­пейской живо­писи, как фран­цузской, так и моло­дой рус­ской, была очень скоро опро­вергнута. Но роль «Золотого руна» в приобщении рус­ского искус­ства к мировому художе­ственному процессу от этого меньше не ста­новится.   

    Взаимодействие между лексической и перцептивной анимацией в референтном выборе

    Vogels et al. Перцептивная одушевленность в референтных выборах

    должна быть прономинализована, сущности, которые не были упомянуты (и

    , таким образом, не были вероятными темами), с большей вероятностью будут прономинализированы

    , когда они были перцептивно одушевленными. Во-вторых, целевой референт

    всегда представлялся непосредственно перед каждой анимацией, а также

    был первым объектом, который появлялся на экране в начале каждой анимации.Мы предполагаем, что это сделало все целевые референты одинаково вероятными

    кандидатов на тему дискурса в разных условиях.

    Что касается агентства, это еще один фактор, который может повлиять на концептуальную доступность референта (например, Van Nice and Dietrich, 2003b),

    , но его трудно отделить от анимации, поскольку агенты

    часто оживляют. В наших экспериментах мы поддерживали активность

    объектов постоянным в том смысле, что всегда была целевая фигура

    , которая двигалась в интересующем эпизоде ​​(переходное действие), в то время как

    конкуренты оставались неподвижными.Таким образом, хотя сам факт того, что

    перемещенных объектов, возможно, уже повысил их концептуальную доступность

    , это было, по крайней мере, одинаково как для одушевленных, так и

    неодушевленных движущихся объектов. Однако веский аргумент против

    состоит в том, что агентство само по себе является понятием градиента (например, Dowty, 1991).

    То есть неодушевленные движения в наших экспериментах могли иметь

    по своей природе менее агентивны, чем одушевленные движения. Даути

    (1991) предложил иерархию следования агентивности, в которой

    сущностей считаются более агентивными, чем больше свойств прототипного агента

    они обладают.Иерархию возглавляют

    свойств протоагента: воля (то есть наличие воли) и разумность

    (то есть сознательность, способность воспринимать), оба из которых влекут за собой

    одушевленности. С этой точки зрения мы не можем исключить возможность того, что наши

    перцептуально одушевленные объекты были также более прототипными агентами

    , чем наши перцептуально неодушевленные объекты. Поскольку было бы сложно полностью отделить перцептивную анимацию от перцептивной деятельности

    , используя только движение, будущие исследования могли бы найти

    различных способов манипулирования перцептивной анимацией, чтобы отделить эти два фактора

    друг от друга.

    Несмотря на эти проблемы, настоящее исследование

    показало, что на выбор ссылок в голландском языке могут влиять факторы

    , которые выходят за рамки лингвистического контекста и могут даже быть воспринимаемыми по своей природе. Мы сосредоточились на взаимодействии между двумя источниками анимации

    , и хотя многие исследования показали, что анимация

    не сводится к эпифеномену какого-то другого фактора, связанного с доступностью

    , очевидно, что он взаимодействует со многими

    другие факторы (например,г., Комри, 1989; Ван Найс и Дитрих, 2003а;

    Розенбах, 2008). В будущих исследованиях следует изучить больше интер-

    действий между факторами, связанными с доступностью, в референтном выборе,

    , особенно между лингвистическими и перцептивными факторами, и между

    дискурсивными и референтными факторами, возможно, также с использованием

    дополнительных онлайн-показателей, таких как как движения глаз.

    Таким образом, настоящее исследование предоставляет доказательства различных эффектов перцепционных и лексических сигналов для анимации на выбор ссылочных

    .Перцептивная одушевленность, по-видимому, преобладала над лексической одушевленностью

    при выборе отсылающего выражения, расширяя предыдущие выводы.

    С другой стороны, выбор референта для позиции субъекта

    оказался затронутым только лексической одушевленностью. Результаты поднимают

    новых вопросов о природе эффектов анимации для ссылочных

    выборов в частности и доступности в целом.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Второй автор благодарит Нидерландскую организацию научных исследований (NWO) за грант VICI «Преодоление разрыва между

    Компьютерная лингвистика и психолингвистика: пример

    ссылающихся выражений» (277-70-70). 007).

    ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти

    в Интернете по адресу http://www.frontiersin.org/Language_Sciences/10.3389/

    fpsyg.2013.00154 / abstract

    ССЫЛКИ 1997 г. ). О «анимации

    максимизация» в Fox (Мескаки).

    Внутр. Варенье. Лингвист. 63, 227–247.

    Ариэль, М. (1990). Доступ к существительной-фразе

    Антецеденты. Лондон: Рутледж.

    Арнольд, Дж.Э. (2008). Справочное производство

    : производственно-внутренние и

    адресно-ориентированные процессы. Lang.

    Позн. Процесс. 23, 495–527.

    Арнольд, Дж. Э. (2010). Howspeakers ссылаются на:

    роль доступности. Lang. Лин-

    гист. Компас 4, 187–203.

    Бок, Дж. К., и Ирвин, Д. Э. (1980). Syn-

    тактические эффекты доступности информации

    способность в производстве предложений. J.

    Вербальное обучение Вербальное поведение.19,

    467–484.

    Bock, J. K., Loebell, H., and Morey,

    R. (1992). От концептуальных ролей

    к структурным отношениям: преодоление синтаксической трещины

    . Psychol. Ред. 99,

    150–171.

    Бок, Дж. К., и Уоррен, Р. К. (1985).

    Концептуальная доступность и синтаксис —

    тиковая структура в формуле предложения —

    ция. Познание 21, 47–67.

    Бородицкий Л., Шмидт Л. А. и

    Филлипс В.(2003). «Секс, синтаксис и

    семантика», в Language in Mind:

    Advances in the Study of Language

    and Thought, ред. Д. Гентнер и С.

    Голдин-Мидоу (Кембридж, Массачусетс, Массачусетс:

    MIT Press ), 61–79.

    Браниган, Х. П., и Фелеки, Э. (1999).

    «Концептуальная доступность и порядковый номер

    в производстве греческой речи»,

    в Трудах Двадцать первой

    Ежегодной конференции Общества когнитивной науки

    (Ванкувер).

    Браниган, Х. П., Пикеринг, М. Дж., И

    Танака, М. (2008). Вклад

    анимации в грамматические функции —

    назначение и порядок слов

    во время производства. Lingua 118,

    172–189.

    Кристиансон, К., и Феррейра, Ф. (2005).

    Концептуальная доступность и отправка

    Производство на свободном слове

    на языке заказа (Odawa). Познание

    98, 105–135.

    Комри, Б. (1989).Language Univer-

    sals and Linguistic Typology, 2nd

    Edn. Чикаго: Чикагский университет

    Press.

    Croft, W. (1994). «Голос: вне контроля

    троль и эмоциональность», в «Голос: форма

    и функция», ред. Б. А. Фокс и П.

    Дж. Хоппер (Амстердам: Джон Бен-

    джаминов), 89–118.

    Dabrowska, E. (1998). Как метафора

    влияет на грамматическое кодирование: саксонский родительный падеж

    в компьютерном человеке —

    уалов.Англ. Lang. Лингвист. 2,

    121–127.

    Даль, О (2000). «Анимация и понятие семантического рода

    », Gen-

    der in Grammar and Cognition,

    eds B. Unterbeck and M. Rissa-

    nen (Берлин: Mouton de Gruyter),

    99–115 .

    Даль, Ö (2008). Анимация и

    эгофоричность: грамматика, онтол-

    огия и филогения. Lingua 118,

    141–150.

    Даль, О., и Фроруд, К. (1996). «Ani-

    macy in grammar and discourse»,

    in Reference and Referent Accessibil-

    ity, ред. Т.Fretheim and J. Gun-

    del (Амстердам: Джон Бенджаминс),

    47–64.

    Даути, Д. (1991). Тематические прото-роли

    и выбор аргументов. Язык

    67, 547–619.

    Феррейра В. С. и Йошита Х. (2003).

    Учитывая новые эффекты упорядочивания

    , производство зашифрованных предложений

    на японском языке. J. Психолингвист. Res. 32,

    669–692.

    Фроруд, К. (1996). «Когнитивный онтол-

    и форма НП», в справочнике и

    референтная доступность, ред. Т.Фретхейм

    и Дж. К. Гундель (Амстердам: Джон

    Бенджаминс), 65–87.

    Фукумура, К., и ван Гомпель, Р. П. Г.

    (2011). Влияние анимации на выбор ссылочного выражения

    . Lang.

    Позн. Процесс. 26, 1472–1504.

    Гельман Р., Дургин Ф. и Кауфман,

    Л. (1995). «Различие между

    и

    одушевленных и неодушевленных: не только по движению

    », в «Причинное познание

    : многодисциплинарные дебаты», ред.

    D.Спербер, Д. Премак и А. Дж.

    Премак (Оксфорд: ClarendonPress),

    150–184.

    Живон, Т. (1983). Преемственность темы в дискурсе

    . Амстердам: Джон Бен-

    джаминов.

    Гордон П. К., Гросс Б. Дж. И

    Гиллиом Л. А. (1993). Местоимения,

    имен и сосредоточение внимания в дискурсе. Cogn. Sci. 7,

    311–347.

    Гросс Б. Дж., Джоши А. К. и Вайнштейн,

    С. (1995).Центрирование: каркас

    www.frontiersin.org Апрель 2013 г. | Том 4 | Статья 154 | 13

    Гендерный стереотип среди детей начальной школы

    Одежда. Половые роли, 65,1–12. DOI: 10.1007 / s11199-011-

    9966-8

    Графф К., Мурнен С. К. и Смолак Л. (2012). Слишком сексуально, чтобы воспринимать всерьез? Восприятие девушки в

    детской и сексуальной одежде. Половые роли, 66, 764–775.

    doi: 10.1007 / s11199-012-0145-3

    Grauerholz, E., И Кинг, А. (1997). Прайм-тайм сексуальные домогательства

    . Насилие в отношении женщин, 3, 129–148.

    DOI: 10.1177 / 1077801297003002003

    Гамильтон, М. К., Андерсон, Д., Броддус, М., & Янг,

    К. (2006). Гендерные стереотипы и недопредставленность женских персонажей в 200 популярных детских книжках с картинками:

    детских книг: обновление XXI века. Sex Roles, 55,

    757–765. DOI: 10.1007 / s11199-006-9128-6

    Hatton, E., & Trautner, M.Н. (2011). Равные возможности

    объективация? Сексуализация мужчин и женщин

    на обложке журнала Rolling Stone. Сексуальность и культура, 15,

    256–278. DOI: 10.1007 / s12119-011-9093-2

    Herbozo, S., Tantleff-Dunn, S., Gokee-Larose, J., &

    Thompson, J. K. (2004). Сообщения о красоте и худобе

    в детских СМИ: контент-анализ. Питание Dis-

    заказов, 12,21–34. DOI: 10.1080 / 106402604

    742

    Джонс, Д. К., И Кроуфорд, Дж. К. (2006). Появление сверстников —

    Культура предков в подростковом возрасте: пол и тело

    вариации массы. Журнал молодежи и подростков, 35,

    257–269. DOI: 10.1007 / s10964-005-9006-5

    Джонс, Л. К., и Биглер, Р. С. (1996). Когнитивно-развивающие механизмы

    в пересмотре гендерных стереотипных представлений. Pos-

    ter представлен на двухгодичном заседании конференции

    по человеческому развитию, Бирмингем, Алабама.

    Кейн, М. Дж., ЛаВой, Н., Визе-Бьорнсталь, Д., Дункан, М.,

    Николс, Дж., Петти, К., и Эйнсворт, Б. (2007). 2007

    Центр Такера по исследованиям девочек и женщин в спорте. Uni-

    Разнообразие Миннесоты по охране окружающей среды. Получено

    с http://purl.umn.edu/48566

    Kuhn, D., Nash, S.C, & Brucken, L. (1978). Секс-ролевые контакты

    детей двух- и трехлетнего возраста. Развитие ребенка,

    49, 445–451. DOI: 10.2307/1128709

    Лакруа, К. (2004). Образы анимированных персонажей: Ориентация

    героинь мультфильмов Диснея от Русалочки

    до Горбунья из Нотр-Дама. Популярное

    Связь, 2, 213–229. DOI: 10.1207 / s15405710pc0

    204_2

    Leaper, C., & Brown, C. S. (2014). Сексизм в школе кон-

    текстов. В Л. С. Либен и Р. С. Биглер (ред.), Роль gen-

    der в образовательных контекстах и ​​результатах: достижения в развитии и поведении ребенка

    .Лондон, Великобритания: Эльзевир.

    Лерум, К., и Дворкин, С. Л. (2009). «Плохие девчонки правят»: междисциплинарный феминистский комментарий

    к отчету

    целевой группы APA о сексуализации девочек. Журнал

    Половых исследований, 46, 250–263. DOI: 10.1080 / 002244

    079542

    Леви, Г. Д. (1994). Схема освобождения детей высокого и низкого пола

    детей от упреждающего вмешательства. Sex Roles, 30,

    93–108. DOI: 10.1007 / BF01420742

    Либень, Л.С., Биглер Р. С. и Крог Х. Р. (2001). Розовая и

    рабочих мест для синих воротничков: суждения детей о статусе работы и

    стремлений к работе в зависимости от пола работника. Журнал

    Экспериментальная детская психология, 79, 346–363. DOI: 10.1006 /

    jecp.2000.2611

    Линдберг, С. М., Грабе, С., и Хайд, Дж. С. (2007). Пол,

    пубертатное развитие и сексуальные домогательства предсказывают

    объективированного телесного сознания в раннем подростковом возрасте.

    Журнал исследований подросткового возраста, 17, 723–742.

    doi: 10.1111 / j.1471-6402.2007.00350.x

    Mahalik, JR, Morray, EB, Coonerty-Femiano, A., Lud-

    low, LH, Slattery, SM, & Smiler, A. ( 2005). Разработка-

    Инвентаря соответствия женским нормам.

    Sex Roles, 52, 417–435. DOI: 10.1007 / s11199-005-3709-7

    Мартин, К. Л., и Халверсон, К. Ф. (1981). Схематическое изображение модели отказа от

    определения пола и стереотипов у детей

    dren. Развитие ребенка, 52, 1119–1134.DOI: 10.2307 /

    1129498

    Маккенни, С. Дж., и Биглер, Р. С. (2014a). Высокие каблуки, низкие

    класса: Внутренняя сексуализация и академическая ориентация —

    у девочек подросткового возраста. Журнал исследований

    Подростковый возраст. Предварительная онлайн-публикация. DOI: 10.1111 /

    jora.12179

    McKenney, S., & Bigler, R. S. (2014b). Интернализованная сексуальная

    и ее связь с сексуализированной внешностью, наблюдением за телом

    и позором перед телом среди девочек раннего подросткового возраста

    .Журнал ранней юности. Предварительная онлайн-публикация

    катион. DOI: 10.1177 / 0272431614556889

    Мак-Кинли, Н. М. (1999). Женщины и объективированное тело

    сознание: матери и дочери переживают

    опыт в культурном, развивающем и семейном контексте.

    Психология развития, 35, 760–769. DOI: 10.1037 /

    0012-1649.35.3.760

    Миллер, К., Лурье, Л. Э., Зосулс, К. М., и Рубль, Д. Н.

    (2009). Доступность доменов гендерных стереотипов:

    Возрастные и гендерные различия у детей.Пол

    Роли, 60, 870–881. DOI: 10.1007 / s11199-009-9584-x

    Muehlenkamp, ​​J. J., Swanson, J. D., & Brausch, A. M.

    (2005). Самооценка, принятие риска и членовредительство у

    студенток колледжа

    . Psychology of Women Quarterly, 29,24–

    32. DOI: 10.1111 / j.1471-6402.2005.00164.x

    Near, C.E. (2013). Пол продаж: ассоциации бокс-арта

    представлений женских персонажей с продажами для подростков

    и видеоигр для взрослых.Половые роли, 68, 252–269.

    DOI: 10.1007 / s11199-012-0231-6

    Piaget, J., & Inhelder, B. (1969). Психология ребенка.

    Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

    Робнетт Р. Д. и Липер К. (2013). Группы дружбы,

    личная мотивация и пол в связи с высоким карьерным интересом

    школьников в STEM. Journal of

    Research on Adolescence, 23, 652–664. DOI: 10.1111 /

    jora.12013

    Рудман, Л.А., & Боргида, Э. (1995). Послесвечение

    создает доступность: поведенческие последствия

    , заставляющие мужчин рассматривать женщин как сексуальные объекты. Журнал

    экспериментальной социальной психологии, 31, 493–517.

    DOI: 10.1006 / jesp.1995.1022

    Смолак, Л., Мурнен, С. К., и Майерс, Т. А. (2014). Sexuali-

    zing the self: Что думают и делают мужчины из колледжа

    , чтобы быть «сексуальными». Психология женщин, квартал

    terly, 38, 379–397.doi: 10.1177 / 0361684314524168

    18 Стоун, Браун и Джуэлл

    Нейронные корреляты взаимодействия эмоций и внимания: от восприятия, обучения и памяти до социального познания, индивидуальных различий и тренировочных мероприятий

    Основные моменты

    Взаимодействие эмоций и внимания влияет на многие аспекты повседневной жизни.

    Эти взаимодействия включают взаимодействие между эмоциональной и исполнительной системами мозга.

    Индивидуальные различия (возраст, пол, личность) могут влиять на эмоции и внимание.

    Неадаптивные взаимодействия эмоции и внимания часто встречаются при аффективных расстройствах.

    Тренировки и вмешательства могут оптимизировать взаимодействие эмоций и внимания.

    Abstract

    Из-за своей способности привлекать внимание эмоциональные стимулы, как правило, выигрывают от улучшенной обработки восприятия, что может быть полезно, когда такие стимулы актуальны для задачи, но мешают, когда они не имеют отношения к задаче.Измененные взаимодействия эмоций и внимания были связаны с симптомами аффективных расстройств, и новые исследования сосредоточены на улучшении взаимодействия эмоций с вниманием для предотвращения или лечения аффективных расстройств. В соответствии с акцентом проекта Human Affectome Project на лингвистических компонентах, мы также проанализировали язык, используемый для описания аспектов эмоций, связанных с вниманием, и выделили термины, относящиеся к таким областям, как сознательное осознание, мотивационные эффекты внимания, социальное внимание и эмоции. регулирование.Эти термины обсуждались в рамках более широкого обзора имеющихся данных, касающихся нейронных коррелятов (1) взаимодействий эмоций и внимания в восприятии , (2) взаимодействий эмоций и внимания в обучении и памяти , (3) индивидуальных различий в эмоциях. -Взаимодействие с вниманием и (4) Обучение и вмешательства для оптимизации взаимодействия эмоций и внимания . Этот комплексный подход позволил сделать комплексный обзор текущих знаний о механизмах взаимодействия эмоций и внимания на нескольких уровнях анализа и определить новые направления для будущих исследований.

    Сокращения

    ABC

    Соревнование с предвзятым возбуждением

    ABM

    Модификация смещения внимания

    ACC

    передняя поясная кора

    ACT

    Теория контроля внимания

    AMs

    автобиографические воспоминания

    DES

    Дифференциальная исполнительная система

    Frontference dlPFC20002 в память

    EBA

    экстра-полосатая область тела

    ЭЭГ

    электроэнцефалография

    ERP

    потенциалы, связанные с событием

    фМРТ

    функциональная магнитно-резонансная томография

    IPL

    нижняя теменная долька

    LPC

    латеральная теменная корка 30003 латеральная магнитофагия

    LPP2000 положительный потенциал 9000

    mPFC

    медиальная префронтальная кора

    pSTS

    задняя верхняя височная борозда

    PTSD

    посттравматическое стрессовое расстройство

    STS

    верхняя височная борозда

    TEC

    контроль с воздействием травмы

    TMS

    транскраниальная магнитная стимуляция

    временная магнитная стимуляция

    TPJ ро-теменное соединение

    UCS

    безусловный стимул

    VAS

    вентральная аффективная система

    vmPFC

    вентромедиальная префронтальная кора

    vlPFC

    вентролатеральная префронтальная кора

    Ключевые слова

    Эмоции

    000

    0002 Воспоминание

    Воспоминания Учебные мероприятия

    Психофизиология

    Нейровизуализация

    Аффективная нейробиология

    Здоровье и благополучие

    Лингвистика

    Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

    Просмотреть аннотацию

    © 2019 Авторы.Опубликовано Elsevier Ltd.

    Рекомендуемые статьи

    Цитирование статей

    Видеоигры и психосоциальное благополучие детей: продольное исследование

  • Adachi, P. J., & Willoughby, T. (2012). Способствуют ли видеоигры позитивному развитию молодежи? Журнал исследований подростков , 28 , 155–165.

    Артикул Google Scholar

  • Адачи, П. Дж. К. (2015). Преодоление конкуренции: ассоциация между соревновательными играми в видеоигры и агрессией среди подростков и молодых людей (докторская диссертация).Получено из библиотеки Университета Брока.

  • Андерсон, К. А., и Бушман, Б. Дж. (1997). Внешняя валидность «тривиальных» экспериментов: случай лабораторной агрессии. Обзор общей психологии , 1 , 19–41.

    Артикул Google Scholar

  • Андерсон К. А. и Дилл К. Э. (2000). Видеоигры и агрессивные мысли, чувства и поведение в лаборатории и в жизни. Журнал личности и социальной психологии , 78 , 772–790.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Андерсон, К. А., Сибуя, А., Ихори, Н., Свинг, Э. Л., Бушман, Б. Дж., И Сакамото, А. и др. (2010). Жестокие эффекты видеоигр на агрессию, сочувствие и просоциальное поведение в странах Востока и Запада: метааналитический обзор. Психологический бюллетень , 136 , 151–173.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Anguera, J. A., Boccanfuso, J., Rintoul, J. L., Al-Hashimi, O., Faraji, F., & Janowich, J., et al. (2013). Обучение видеоиграм улучшает когнитивный контроль у пожилых людей. Nature , 501 , 97–101.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Бауэр, Д. Дж., И Карран, П.Дж. (2005). Исследование взаимодействий в фиксированной и многоуровневой регрессии: методы вывода и графические методы. Многомерное исследование поведения , 40 , 373–400.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Биулак, С., Арфи, Л., и Бувар, М. П. (2008). Синдром дефицита внимания / гиперактивности и видеоигры: сравнительное исследование гиперактивных и контрольных детей. Европейская психиатрия , 23 , 134–141.DOI: 10.1016 / j.eurpsy.2007.11.002.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Burk, W. J., & Laursen, B. (2010). Отчеты матери и подростков о связи между проблемами поведения ребенка и качествами взаимоотношений между матерью и ребенком: разделение общей и индивидуальной дисперсии. Журнал аномальной детской психологии , 38, , 657–667.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Бушман, Б.Дж. И Хьюсманн Л. Р. (2006). Краткосрочное и долгосрочное влияние агрессивных СМИ на агрессию у детей и взрослых. Архив педиатрии и подростковой медицины , 160 , 348–352.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Карнаджи, Н. Л., и Андерсон, К. А. (2004). Жестокое разоблачение и агрессия в видеоиграх. Минерва Психиатрика , 45 , 1–18.

    Google Scholar

  • Дэвис, Д.(2010). Развитие ребенка: Практическое пособие . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

  • Долгов И., Грейвс У. Дж., Неаренц М. Р., Шварк Дж. Д. и Брукс Фолькман К. (2014). Влияние совместной игры и настройки аватара на последующее спонтанное поведение при оказании помощи. Компьютеры в поведении человека , 33 , 49–55.

    Артикул Google Scholar

  • Истин, М.С. (2007). Влияние соревновательной и кооперативной групповой игры на враждебность государства. Исследования человеческого общения , 33 , 450–466.

    Артикул Google Scholar

  • van den Eijnden, R.J., Meerkerk, G.J., Vermulst, A.A., Spijkerman, R., & Engels, R.C. (2008). Интернет-общение, компульсивное использование Интернета и психосоциальное благополучие среди подростков: лонгитюдное исследование. Психология развития , 44 , 655–665.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Эриксон, Э. Х. (1977). Игрушки и причины: этапы ритуализации опыта . Нью-Йорк, Нью-Йорк: WW Norton & Company.

    Google Scholar

  • Эволдсен, Д., Ино, К. А., Окди, Б. М., Велес, Дж. А., Гуаданьо, Р. Э., и ДеКостер, Дж. (2012). Влияние совместной или соревновательной игры в жестокие видеоигры на последующее совместное поведение. Киберпсихология, поведение и социальные сети , 15 , 277–280.

    Артикул Google Scholar

  • Фергюсон, К. Дж. (2013). Жестокие видеоигры и верховный суд: уроки для научного сообщества после дела Браун против ассоциации торговцев развлечениями. Американский психолог , 68 , 57–74.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Фергюсон, К.J. (2015). Разве злые птицы превращаются в злых детей? Мета-анализ влияния видеоигр на агрессию, психическое здоровье, просоциальное поведение и успеваемость детей и подростков. Перспективы психологической науки , 10 , 646–666.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Фишер, Э. П. (1992). Влияние игры на развитие: метаанализ. Игра и культура , 5 , 159–181.

    Google Scholar

  • Фуллертон, Т. (2014). Мастер-класс по игровому дизайну: игровой подход к созданию инновационных игр . Бока, Ратон, Флорида: CRC.

    Google Scholar

  • Джентиле, Д., Свинг, Э., Лим, К., и Ху, А. (2012). Видеоигры, проблемы с вниманием и импульсивность: свидетельства двунаправленной причинности. Психология популярных СМИ и культуры , 1 , 62–70.

    Артикул Google Scholar

  • Джентиле, Д. А., Андерсон, К. А., Юкава, С., Ихори, Н., Салим, М., и Минг, Л. К. и др. (2009). Влияние просоциальных видеоигр на просоциальное поведение: международные данные корреляционных, лонгитюдных и экспериментальных исследований. Бюллетень личности и социальной психологии , 35 , 752–763.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Джентиле, Д.А., и Джентиле, Дж. Р. (2008a). Жестокие видеоигры как примерные учителя: концептуальный анализ. Журнал молодежи и подростков , 37 , 127–141.

    Артикул Google Scholar

  • Джентиле, Д. А., Джентиле, Дж. Р. (2008b). Жестокие видеоигры как примерные учителя: концептуальный анализ. Журнал молодежи и подростков , 37 , 127–141.

    Артикул Google Scholar

  • Джентиле, Д.А., Свинг, Э. Л., Лим, К. Г., и Кху, А. (2012). Видеоигры, проблемы с вниманием и импульсивность: свидетельства двунаправленной причинности. Психология массовой медиа культуры , 1 , 62–70.

    Артикул Google Scholar

  • Гудман Р. (1997). Анкета о сильных сторонах и трудностях: исследовательская записка. Журнал детской психологии и психиатрии , 38, , 581–586.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Гранич, И., Лобель А. и Энгельс Р. К. М. Э. (2014). Преимущества видеоигр. Американский психолог , 69 , 66–78.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Грин, К. С., и Бавелье, Д. (2012). Обучающие, контролирующие внимание и боевые видеоигры. Current Biology , 22 , R197 – R206.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Грейтмейер, Т., & Оссвальд, С. (2011). Просоциальные видеоигры снижают агрессивные когнитивные способности. Журнал экспериментальной социальной психологии , 45 , 896–900.

    Артикул Google Scholar

  • Гастингс, Э. К., Карас, Т. Л., Уинслер, А., Уэй, Э., Мэдиган, А., и Тайлер, С. (2009). Использование видео / компьютерных игр маленькими детьми: связь с успеваемостью и поведением в школе. Проблемы ухода за психическим здоровьем , 30 , 638–649.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Хромек Р. и Роффи С. (2009). Содействие социальному и эмоциональному обучению с помощью игр: «Это весело, и мы учимся». Моделирование и игры , 40 , 626–644.

    Артикул Google Scholar

  • Джерабек, Дж. М., и Фергюсон, К. Дж. (2013). Влияние одиночной и совместной агрессивной видеоигры на агрессивное и просоциальное поведение. Компьютеры в поведении человека , 29 , 2573–2578.

    Артикул Google Scholar

  • Джонсон П. О. и Фэй Л. С. (1950). Техника Джонсона-Неймана, ее теория и применение. Психометрика , 15 , 349–367.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Кусс, Д. Дж., И Гриффитс, М. Д. (2012). Зависимость от интернет-игр: систематический обзор эмпирических исследований. Международный журнал психического здоровья и зависимости , 10 , 278–296.

    Артикул Google Scholar

  • Lenhart, A., Kahne, J., Middaugh, E., Macgill, A., Evans, C., & Vitak, J. (2008). Подростки, видеоигры и обществоведение. Вашингтон, округ Колумбия: Pew Internet & American Life Project.

  • Лобель А., Гранич И. и Энгельс Р. К. (2014a). Связь между детской видеоигрой и психосоциальным здоровьем: информация из отчетов родителей и детей. Киберпсихология, поведение и социальные сети , 17 , 639–643.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Лобель А., Гранич И. и Энгельс Р. К. (2014b). Стрессовые игры, интероцептивная осведомленность и тенденции регуляции эмоций: новый подход. Киберпсихология, поведение и социальные сети , 17 , 222–227.

    Артикул Google Scholar

  • Марас, Д., Фламент, М. Ф., Мюррей, М., Бухгольц, А., Хендерсон, К. А., Обейд, Н., и Голдфилд, Г. С. (2015). У канадской молодежи экранное время ассоциируется с депрессией и тревогой. Профилактическая медицина , 73 , 133–138.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Mazurek, M.O., & Engelhardt, C.R. (2013). Использование видеоигр у мальчиков с расстройством аутистического спектра, СДВГ или типичным развитием. Педиатрия , 132 , 260–266.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Мессиас, Э., Кастро, Дж., Сайни, А., Усман, М., и Пиплс, Д. (2011). Печаль, самоубийство и их связь с чрезмерным использованием видеоигр и Интернета среди подростков: результаты исследования рискованного поведения молодежи 2007 и 2009 гг. Суицид и поведение, угрожающее жизни , 41 , 307–315.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Никкен, П., & Янс Дж. (2006). Родительское посредничество в детских видеоиграх: сравнение отчетов родителей и детей. Обучение, СМИ и технологии , 31 , 181–202.

    Артикул Google Scholar

  • Олсон, К. К. (2010). Мотивация детей к видеоиграм в контексте нормального развития. Обзор общей психологии , 14 , 180–187.

    Артикул Google Scholar

  • Паркес, А., Свитинг, Х., Уайт, Д., и Хендерсон, М. (2013). Предсказывают ли телевидение и электронные игры психологическую адаптацию детей? Продольное исследование с использованием исследования UK Millennium Cohort. Архив детских болезней , 98 , 341–348. DOI: 10.1136 / archdischild-2011-301508.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Пиаже, Дж. (1962). Игра, мечты и подражание (Том 24).Нью-Йорк, Нью-Йорк: WW Norton & Company.

    Google Scholar

  • Прот, С., Джентиле, Д. А., Андерсон, К. А., Сузуки, К., Свинг, Э., и Лим, К. М. и др. (2014). Долгосрочные отношения между использованием просоциальных СМИ, сочувствием и просоциальным поведением. Психологические науки , 25 , 358–368.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Przybylski, A.К. (2014). Кто считает, что электронные игры вызывают агрессию в реальном мире? Киберпсихология, поведение и социальные сети , 17 , 228–234.

    Артикул Google Scholar

  • Przybylski, A. K., Deci, E. L., Rigby, C. S., & Ryan, R. M. (2014). Электронные игры, препятствующие развитию компетенции, и агрессивные чувства, мысли и поведение игроков. Журнал личности и социальной психологии , 106 , 441–457.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Пшибыльски А.К., Мишкин А.Ф. (2016). Как количество и качество электронных игр соотносятся с академической активностью подростков и психологической адаптацией. Психология массовой медиа-культуры, 5 , 145.

  • Пшибыльски А. К. и Ван Дж. К. (2016). Крупномасштабная проверка гипотезы игрового улучшения. PeerJ , 4 , e2710.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • R Основная команда. (2013). R: язык и среда для статистических вычислений . Вена, Австрия: Фонд R для статистических вычислений. http://www.R-project.org/.

    Google Scholar

  • Риттер Д. и Эсли М. (2005). Острый соус, игрушечные пистолеты и граффити: критический анализ современных парадигм лабораторной агрессии. Агрессивное поведение , 31 , 407–419.

    Артикул Google Scholar

  • van Rooij, A.J., Schoenmakers, T. M., Vermulst, A. A., Van Den Eijnden, R., & Van De Mheen, D. (2011). Зависимость от онлайн-видеоигр: выявление зависимых геймеров-подростков. Наркомания , 106 , 205–212.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Россель, Ю.(2012). lavaan: пакет R для моделирования структурных уравнений. Журнал статистического программного обеспечения , 48 , 1–36.

    Артикул Google Scholar

  • Райан, Р. М., Ригби, С. С., и Пшибилски, А. (2006). Мотивационная тяга видеоигр: подход теории самоопределения. Мотивация и эмоции , 30 , 344–360.

    Артикул Google Scholar

  • Селигман, М.Э. (2007). Оптимистичный ребенок: проверенная программа защиты детей от депрессии и повышения их жизнестойкости на протяжении всей жизни . Бостон, Массачусетс: Houghton Mifflin Harcourt.

  • Стоун Л., Оттен Р. и Энгельс Р. (2010). Психометрические свойства вариантов опросника для родителей и учителей о сильных сторонах и трудностях для детей от 4 до 12 лет: обзор. Обзор клинической детской семейной психологии , 13 , 254–274.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Стоун, Л.Л., Янссенс, Дж. М., Вермулст, А. А., ван дер Матен, М., Энгельс, Р. К., & Оттен, Р. (2015). Анкета «Сильные стороны и трудности»: Психометрические свойства версии для родителей и учителей у детей 4–7 лет. BMC Psychology , 3 , 4.

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • Sweetser, P., & Wyeth, P. (2005). GameFlow: модель для оценки удовольствия игрока от игры. Компьютеры в индустрии развлечений , 3 , 3.

    Артикул Google Scholar

  • Тортолеро, С., Пескин, М., Баумлер, Э., Куккаро, П. М., Эллиотт, М. Н., и Дэвис, С. Л. и др. (2014). Ежедневные жестокие видеоигры и депрессия в подростковом возрасте. Киберпсихология, поведение и социальные сети , 17 , 609–615.

    Артикул Google Scholar

  • Велес, Дж.А., Грейтемейер, Т., Уитакер, Дж. Л., Эволдсен, Д. Р., и Бушман, Б. Дж. (2014). Жестокие видеоигры и взаимность: ослабляющие эффекты совместной игры на последующую агрессию. Коммуникационные исследования , 43 , 1–21.

  • Вереникина И., Харрис П. и Лисагт П. (2003, июль). Детские игры: компьютерные игры, теории игр и развитие детей. В Труды международной федерации по обработке информации рабочая группа 3.5 открытая конференция «Дети младшего возраста и технологии обучения» — Том 34 (стр. 99–106). Австралийское компьютерное общество, Inc.

  • Л. Выготский (1978). Разум в обществе: развитие высших психологических функций . Кембридж, Массачусетс: Гарвард.

    Google Scholar

  • ван Виденфельт, Б. М., Годхарт, А. В., Трефферс, П. Д., и Гудман, Р. (2003). Голландская версия вопросника о сильных сторонах и трудностях (SDQ). Европейская детская и подростковая психиатрия , 12 , 281–289.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Зинбарг Р., Ревелл В., Йовель И. и Ли В. (2005). Α Кронбаха, β Ревелла и ωh Макдональдса: их отношения друг с другом и две альтернативные концепции надежности. Psychometrica , 70 , 1–11.

    Артикул Google Scholar

  • Когда слова непреднамеренно расистские или сексистские | BU Сегодня

    «Микроагрессии», знакомые студентам BU цветного, женщины

    Лаура Ча слышала комментарий на протяжении большей части своей жизни, иногда от студентов и преподавателей университета: «Вы одна из самых откровенных азиатских женщин, которых я встречала.«Да, Ча (CAS’15, CFA’15) является президентом Коалиции цветных женщин BU, и« не так много азиатских женщин вовлечены в то, чем я занимаюсь в университетском городке ». Она добавляет, что впечатление, что она идет под свою собственную мелодию, могло быть подчеркнуто ее кольцом в носу или частично выбритой стрижкой, которую она когда-то носила.

    Но даже несмотря на то, что она знает, что комментарий является комплиментом, он раздражает, по ее словам, из-за стереотипа «азиатские женщины очень покорные, очень тихие, не говорят сами за себя».”

    Такие непреднамеренные правонарушения, основанные на расе, поле, сексуальной ориентации или других факторах, в 1970-е годы были названы академиком «микроагрессией». Теперь это слово просачивается в разговоры о вежливости в средствах массовой информации. Но эта концепция знакома, пожалуй, наиболее известна в комментарии Джо Байдена в 2007 году о Бараке Обаме, тогдашнем его сопернике по выдвижении в президенты от Демократической партии, как о «первом мейнстримовом афроамериканце, который красноречиво говорит, умен, чистоплотен и симпатичен. ”

    Позже Байден сказал, что сожалеет о содеянном, но такая грубая ошибка продолжает жить.Страница в Facebook, BU Micro / Aggressions, дебютировала в конце марта как «место, где маргинальные студенты BU могут поделиться своим опытом». Среди сообщений:

    • Белый профессор сказал студенту, «какой я« ​​умный »и« умный ». Ух, он казался таким снисходительным, неужели черная гомосексуальная женщина может спокойно пойти в класс? »
    • «В моем классе мой профессор социологии сказал мне, что я не могу быть настоящей феминисткой, потому что я не такая мужественная, как он ожидает от феминисток».
    • «Ты слишком хорошенькая, чтобы быть инженером-женщиной!»
    • Официантка GSU сообщила об ответе белой покупательницы средних лет, которую она встретила с улыбкой: «Ты такой приятный!»… Я не мог не думать, что она сказала то, что сделала, потому что не ожидала черные женщины в реальной жизни были «милыми».’»
    • «Мне грустно, когда мне говорят, что я не совсем точно представляю Южную Америку, потому что я« белее и образованнее большинства американцев ». Это не комплимент».

    Страница Facebook показывает, что некоторые люди не понимают истинного значения микроагрессии. Некоторые сообщения сообщают о явных и, вероятно, преднамеренных оскорблениях, а не о непреднамеренных споткнувшихся. С другой стороны, в одном посте упоминалось обсуждение класса аборта, в котором студент мужского пола выступал против процедуры даже в случаях изнасилования.«Меня все еще тошнит от этого», — написал автор сообщения. Возможно, но «кто-то, кто не согласен с вами или категорически говорит вам что-то, не является микроагрессией», — говорит Кристиан Чо, помощник директора Центра взаимопонимания Говарда Турмана.

    Чо говорит авторитетно. Ему часто задают вопрос: «Ты откуда?» Когда он отвечает, Нью-Йорк, иногда «люди отвечают:« Нет, нет, вы не здесь; откуда ты на самом деле? »Это определенно микроагрессия, — говорит он, — потому что это означает, что я не мог быть из Нью-Йорка.В прошлом году Чо вела дискуссию о микроагрессии в Центре Турмана, в которой приняли участие восемь студентов, в основном афроамериканцы. Одна из участниц, Ребекка Деммеллаш (CGS’14), говорит, что некоторые люди в BU говорили ей: «Ого, ты такой красноречивый… Ты очень уравновешен». Это комментарии, в которых, я уверен, много моих белых коллег, вероятно, не получат, потому что от них этого просто ждут больше ».

    Коалиция «Цветные женщины» провела один из нескольких недавних форумов, на которых изучались непреднамеренно оскорбительные комментарии, сделанные в университетском городке.В начале этого месяца Коалиция цветных женщин

    Ча также обсуждала микроагрессию. По ее словам, цветные студенты, студенты-геи и женщины часто обсуждают эту тему между собой, «потому что все мы сталкиваемся с ними».

    Есть скептики. Один из них, в статье The Atlantic, процитировал исследование, показывающее, что неприязнь к другим людям существует даже в пределах расовых и этнических групп, а не только между ними, и предположил, что люди оставляют свою обиду за явные, преднамеренные оскорбления.Деммеллаш возражает, утверждая, что стереотипы о других возникают «из подсознательного отношения к вещам с расистской точки зрения», насаждаемого обществом и воспитанием человека. Она и Ча также согласны с Чо, который утверждает, что в микроагрессии мы пожинаем плоды политической корректности: в стране, история которой делает ее гиперактивной к расизму, энергичные попытки избежать расизма могут привести к оскорблению на расовой почве. , как комментарий Байдена об Обаме.

    «Я думаю, что микроагрессия — это прямой результат слишком большого количества компьютеров», — говорит Чо.И вообще, такие непреднамеренные оскорбления, говорят ему студенты, исходят «в классе от профессоров». В его дискуссионной группе часто слышна история, в которой профессора специально интересовались мнениями студентов из числа меньшинств или часто поглядывали на них в разговорах о расовых вопросах, таких как использование рэп-музыкой расистских оскорблений. Чо говорит, что студенты воспринимают такое выделение как символизм.

    Учитывая, что черных людей исторически очерняли словом n, профессор не просто преследует очевидное расследование и, возможно, пытается убедиться, что ее класс не причиняет неудобств темнокожим студентам, когда она спрашивает афроамериканца о его взгляде на музыку лицензия на использование этого оскорбления? «Было бы здорово, если бы было больше студентов-афроамериканцев», — говорит Чо.«Но если один темнокожий ученик расскажет о своем собственном опыте, то в результате этот человек станет представителем всей расы». Он советует профессорам дать понять, что они спрашивают личное мнение студента, а не заявление, отражающее то, что думают все чернокожие.

    Кэте Дарр, председатель собрания факультета / совета факультета, знакома с проблемой в BU; она говорит, что преподаватели Школы теологии, где она является профессором, справились с этим путем как саморефлексии, так и бесед с разными расовыми группами, единственными способами, которые, по ее мнению, можно решить.

    «Вероятно, все мы время от времени используем язык способами, которые нам знакомы, которые мы слышим с детства, которые возникают из предубеждений и предубеждений, которые мы, возможно, не исследовали», — говорит Дарр. «Перед всеми нами стоит задача критически осмыслить себя и… поговорить с другими людьми, которые могут помочь нам понять, почему слова, которые мы используем, могут быть обидными или вредными, чего мы не понимаем. Виновны ли в этом преподаватели? Что ж, я полагаю, что, будучи людьми, преподаватели могут быть столь же уязвимы к этому типу вещей, как и любая другая часть населения.”

    Если из-за вышеприведенного обсуждения микроагрессия звучит как грех, люди неизбежно совершат что-то, что неизбежно совершит ошибочный, — соглашается Чо. «В этом коварство микроагрессии», — говорит он. «Вы не знаете, что совершаете один. Вот почему мы должны вести эти разговоры. Мы не можем перестать говорить об этом из-за страха, что это никогда не закончится ».

    Но даже если эти оскорбительные спотыкания неизбежны, говорит Дарр, «это не оправдание для продолжения использования языка нерефлексивным образом.”

    Ча предлагает простое практическое правило: «Не говори никому, какая она на самом деле».

    Паула Сокольска (COM’15) способствовала написанию этой статьи.

    Изучите связанные темы:

    Лист учителя Темпл Грандин — Science NetLinks

    Введение

    Студенты должны использовать свои листы для учащихся Temple Grandin, чтобы направлять слушание в детали, делать заметки или делать наброски.Таким образом они смогут легко ответить на три вопроса для сочинения — словами и картинками — потому что у них будет перечень идей.


    Перед тем, как просмотреть этот лист, скажите студентам: «После каждой главы мы будем обсуждать эти вопросы, чтобы проверить ваше понимание, уточнить и углубить идеи книги. По мере нашего обсуждения вы должны иметь свой лист ученика в управляемом аудировании. упражнение, чтобы делать заметки, которые помогут вам написать по два абзаца к каждому из трех вопросов на листе для студентов Темпл Грандин, в которых вам предлагается обобщить основные положения книги.Книга состоит из 13 глав и двух вопросов на главу, а также случайного Бонуса Храма Истины. Наша цель — раскрыть великие идеи и большую личность, лежащие в основе этой книги ».

    Глава 1: Семья. А . Назовите несколько отличий Храма от других младенцев и детей младшего возраста. Что бы вы подумали о таком поведении, если бы вас позвали нянчить с Темпл Грандин? Как бы вы отреагировали?
    Она не улыбалась; не обнимал; разжеванные кусочки пазла; не любил, когда его щекочут; любил смотреть на развевающиеся флаги; песчинки текут сквозь ее пальцы и вертятся часами.

    Б . Темпл Грандин говорит, что думает картинками. Что это обозначает? Какие картинки у тебя в голове?
    Это означает, что образы, а не слова или тихий рассказчик, излагающий мысли, доминируют в ее душевной жизни. Она видит очень подробные изображения.

    Глава 2: Животные. А . Почему Темпл Грандин так любит животных и что у них общего? Как вы относитесь к животным? Почему?
    Они думают одинаково, в картинках, а потому понимают друг друга без слов.В детстве она развивала язык на много лет позже других детей и чувствовала себя сбитой с толку потоком слов, которые говорили люди, как и животные. (стр.16)

    Б . Какова роль эмоций в жизни животных и как Темпл использует эмоции животных? Приведите несколько примеров эмоциональной реакции животного, свидетелем которой вы были, и расскажите, как вы взаимодействовали с животным в этом эмоциональном состоянии. Например, большинство из нас встречает у дверей счастливую собаку. Но знаете ли вы когда-нибудь «веселое животное», обладающее чувством юмора? Или хитрое животное, нечестное? Животное с обиженными чувствами? Смущенное животное? Как вы восприняли эти эмоции?
    Животные не только обладают эмоциями, эмоции являются мощными движущими силами всего поведения животных, особенно страха, например, страха перед хищниками или другими опасностями.Темпл говорит, что если кто-то может выяснить, какая эмоция движет поведением любого животного, «вы сможете узнать, как дать животному лучшую жизнь». Она использует науку, чтобы понять поведение животных. (стр. 15.)

    Дополнительная Храмовая правда : Как Темпл Грандин называет сырые устрицы? (Китовые болваны. [Стр. 12.])

    Глава 3: Аутизм. A. Что такое аутизм? Назовите некоторые черты характера или манеры.
    Аутизм — это заболевание мозга, которое может быть тяжелым или легким и промежуточным, при котором человеку кажется, в зависимости от тяжести состояния, что он живет в своем собственном мире.Префикс слова aut- происходит от «авто», означающего «я». Никто не знает причины. Что они действительно знают, так это то, что это, по-видимому, связано с аномальным развитием мозга, когда части мозга растут исключительно быстро, но в неподходящее время, поэтому стимулы не обрабатываются, как при нормальном развитии. В результате аутичные люди могут быть сверхчувствительными к раздражителям, которых нет у других. Пожарная сигнализация может вызывать панические атаки у аутичных людей, когда другие просто напуганы. Многие вещи слишком колючие, чтобы их не могли носить аутичные люди.Их чувства легко перегружаются. Некоторые даже не могут находиться в комнате с мерцающим флуоресцентным светом, который большинство других людей не может обнаружить. Многие аутичные люди не любят, когда их обнимают или смотрят в глаза. В детстве они склонны к истерикам и не любят перемен. (стр. 20-121 .)

    Подумайте: как животное может отреагировать на пожарную тревогу?

    B. Что является самым большим «дефицитом», то есть отсутствием навыков у аутичных людей? Почему это инвалидность? Каковы их самые сильные стороны? Почему Темпл Грандин использует сильные стороны своего аутизма?
    Аутичным людям не хватает способности читать эмоции, выражения или язык тела других людей.(стр. 23). Это усложняет их социальную жизнь, потому что они не знают, как легко приспособиться, потому что они не могут интерпретировать то, что другие люди думают о них. Их сильные стороны — способность видеть детали и визуализировать решения, а также уделять повышенное внимание теме, проекту или проблеме. Способность Темпл Грандин концентрироваться на наблюдении за деталями поведения животных, а затем создавать и проектировать системы, поддерживающие комфортное поведение, позволяет ей использовать науку для достижения этических отношений с животными.(стр. 24-25.)

    Глава 4: Школа. А . Какой была Темпл в школе и какое задание в 4-м классе показало ее аутичные черты?
    Она все время называла детей по имени и фамилии; она любила искусство и любила строить. Ей нравилось задание четвертого класса изготавливать орудия каменного века без использования современных инструментов, особенно охотиться за камнями и палками в местном карьере, а затем привязать камень к палке травой, чтобы сделать дубинку. (п.35.)

    Б . Какая книга Храма была любимой в 4-м классе? Как это подходящее выражение того, кем она является?
    Ее любимой книгой была книга об изобретениях. Темпл разработала типичный для ее изобретателя воздушный змей, который хорошо летал, но не был похож на другие воздушные змеи. Это была надутая форма медузы. (стр. 37.)

    Глава 5: Дразнить. A. . Что в физическом окружении школы было тяжелым для Темпл, когда она перешла в среднюю школу?
    В залах было шумно, стучали шкафчики, всякие движения и свет.Это было очень запутанно. И люди обижались на нее, обзывали ее по имени, как «дебил». Ей приходилось менять учителей в каждом классе.

    Б . Что в школьной социальной среде было для нее трудным?
    Дети считали ее странной и дразнили ее за странное поведение, например: Она повторяла слова, которые ей нравились, такие как желе и сиськи, не понимая, как это должно быть звучало для других детей. Иногда она так расстраивалась, что била людей и впадала в истерику; у нее была странная манера говорить, с ровной интонацией, не синхронизировавшейся с обычными взаимными уступками в разговоре.Она была тупой. Все это привлекло столько негативного внимания и насмешек, что она, наконец, взорвалась, ударила девушку, которая назвала ее «дебилой», и была исключена из школы.

    Bonus Temple Truth: Что такое нейроразнообразие и почему Темпл Грандин является ярким примером того, как нейроразнообразие обогащает науку?
    Нейроразнообразие (страницы после стр. 43) — это концепция, согласно которой мозг и образ мышления людей сильно различаются, и хотя некоторые «разные мозги» в прошлом считались инвалидами, нейроразнообразие стремится оценить, как новые концепции возникают из этой способности. думать иначе.Темпл Грандин воплощает в себе сильные стороны нейроразнообразия. Она рассматривала мясокомбинат с точки зрения скота, который должен пройти через него. Ученый в ней сформулировал это как проблему поведения животных, при которой животные были напуганы и подвергались стрессу из-за многих незнакомых визуальных сигналов, таких как угрожающие тени или прямые линии, когда они привыкли ходить по изогнутым дорожкам. Темпл Грандин применила свои знания о поведении животных и врожденную аутичную способность «думать как корова» — картинками, а не словами — чтобы спроектировать все пугающие элементы мясокомбината.В ее конструкциях зданий животные могут чувствовать себя спокойно, приближаясь к безболезненной, мгновенной бойне; процесс эффективен; и это безопаснее для людей, которые работают с животными, потому что животные не прыгают и не кидаются в страхе. Все эти улучшения — результат нейроразнообразия в действии!

    Глава 6: Новая школа. A. Директор приемной комиссии новой школы Темпл сказал о своих учениках: «Их проблемы — часть их способностей». Как вы думаете, что он имел в виду? Как вы думаете, почему Темпл преуспела в своей новой школе, Хэмпширской?
    Он имел в виду, что их проблемы были в основном социальными, поскольку их способности неправильно понимались другими людьми.Но «проблема» Темпл в том, что она тупая, одержима деталями, дома с животными и упрямо привержена своим идеям и тому, что, по ее мнению, было правильным действием, — все это в совокупности делает ее уникально эффективной — быть единственным человеком, который изменит глобальное мясо. -упаковочная промышленность.

    B. Опишите два проекта, которые Темпл очень понравилось выполнять в школе Хармпшир, и объясните, что ей понравилось в них.
    Вместе со своим другом Марком и несколькими другими мальчиками она построила бугельный подъемник, чтобы им больше не приходилось подниматься на снежный холм, чтобы кататься на лыжах.Вместо этого механический подъемник поднимал их на холм, и они могли кататься на лыжах снова и снова. Темпл была очарована НЛО и хотела вызвать трепет у своей подруги Джеки, приготовив блюдо из блюда DairyQueen, надеясь убедить ее, что это реально. (стр. 54) Обе они раскрывают ее естественный ум, решающий проблемы: он беспокойный и всегда ищет решения через дизайн.

    Глава 7: Спасители. A. Что спасло Темпл и почему ее нужно было спасти?
    Когда Темпл достигла половой зрелости и ее тело начало меняться, у нее начались приступы паники, которые становились все более серьезными.Животные спасли ее. Лошади в школе давали ей покой, а позже коровы стали ее настоящей любовью — они были так похожи. «У меня нервная система хищного животного», — сказала она. «Я вижу мир очень сильно, как корова». (стр. 60.)

    B. Когда она училась в младшем классе средней школы, на ранчо ее тети в Аризоне произошли большие перемены. Что это было?
    Внимательно понаблюдав за скотом во время обработки или вакцинации, она увидела, что телята мгновенно успокаиваются под давлением ограничивающего желоба для скота.Она задавалась вопросом, случится ли это и с ней. Поэтому она заползла внутрь и убедила тетю закрыть ей парашют. Темпл чувствовал себя спокойно, безопасно и умиротворенно и пробыл там 30 минут. (стр. 63-64). Когда она вернулась в Хэмпшир, Темпл построила себе «машину для выжимания», и школьный психолог, который этого не понимал, не мог отговорить от ее использования. Но ее учитель естествознания мистер Карлок все понял. Вместо того, чтобы пытаться заставить ее отказаться от машины для отжима, он сформулировал ее как научную проблему: «Давайте построим машину для отжима получше, испытаем ее на других людях и посмотрим, успокоит ли она их.»Это было началом деятельности ученого Темпл Грандин, который стремился наблюдать и собирать доказательства влияния на поведение ее сжимающей машины.

    Глава 8: Эксперименты. A. Как отжимная машина повлияла на ее жизнь в Хэмпширской школе?
    Это вдохновило ее применить научный метод к его использованию, чтобы увидеть, действительно ли он успокаивает широкий круг людей. Она зациклилась на доработке машины и ее научных испытаниях на поведении одноклассников.Это возобновило ее интерес к занятиям. Внезапно все, что когда-то было таким скучным, теперь обещало помочь ей наблюдать, собирать данные, оценивать доказательства и интерпретировать результаты.

    B. Что научного в работе Темпл с ее отжимной машиной в колледже?
    Она систематически модифицировала его, чтобы можно было протестировать большое количество студентов, а затем задала исследовательский вопрос: «Каковы сенсорные эффекты сжимающей машины?» Она проверила его на 40 студентах колледжа.Результаты показали, что 62% нашли это расслабляющим.

    Бонусная правда храма: Храм считает, что, когда одна дверь закрывается, открывается другая. Как это случилось с ней в аспирантуре?
    Ее советник отклонил ее идею испытать различные виды желобов для скота на животных. Он не видел ценности эпексеримента. Фокус Темпл сослужил ей хорошую службу, потому что она оставалась верной этой идее. Она закрыла дверь, когда вышла из его офиса, прошла через кампус и вошла в новую дверь.Это привело ее к двум другим профессорам на разных факультетах: строительства и промышленного дизайна. Они восприняли ее идею, и дело ее жизни было начато: ей помогли с научной точки зрения оценить конструкции желобов для скота на поведение животных с целью достижения этичного обращения с животными.

    Глава 9: Сексизм. A. Темпл Грандин и ее аспирантура по изучению желобов для крупного рогатого скота не приветствовались всеми в мире животноводства. Как ее аутизм был сверхспособностью — а не инвалидностью — в этой ситуации?
    Темпл сильно отличалась от других людей, которые работали в мясной промышленности в то время: она была женщиной и ученым.На месте не было других женщин, и не было ученых, которые стояли у желобов, наблюдали за скотом и регистрировали данные об их реакции на дизайн и стимулы окружающей среды. (стр. 79). С животными в то время относились больше как к инвентарю — как если бы они были объектами, такими как бочки, для перемещения по системе. Привязанность Темпл к крупному рогатому скоту и ее аутичная способность сосредоточиться на одной доминирующей идее — получении научных данных о том, как конструкция желоба влияет на поведение крупного рогатого скота, — позволили ей пережить сексистское и неуважительное обращение для достижения своей цели.Ее аутизм также был сверхспособностью в том смысле, что по своей природе она нечувствительна к чувствам других людей. Так что ей действительно было наплевать на мужчин, которые ее не любили! У нее была высшая цель и работа!

    Б . Опишите, как мужчины в этом мире, где доминируют мужчины, отреагировали на нее. Как отреагировал Темпл Грандин? Что в ней позволило ей это сделать? Как вы думаете, почему мужчины так поступили?
    Чтобы обескуражить Темпл Грандин и подорвать его, люди на различных предприятиях по переработке животных вандализировали ее машину, покрыв ее кровавой плотью; вместо того, чтобы взять ее на экскурсию по учреждению, они взяли ее посмотреть на «грузовик для кишок», полный кишечных отходов от убоя животных и кровавых ям; изменил ее проекты, чтобы они не могли быть должным образом протестированы или допущены к работе.Во всех случаях Темпл Грандин отказывалась быть «замученной» и продолжала проводить научные испытания своего дизайна. Когда на ее лобовом стекле были яички, она включила дворники и поехала домой (стр. 82). Когда мужчины трижды отводили ее к кровавой яме, во время последней поездки она стояла посреди самой глубокой лужи крови. и наступил на него, чтобы забрызгать людей. Сказал Темпл: «Они просто хотели, чтобы меня вырвало. Они хотели вывести меня из себя». Это не сработало. Почему? В значительной степени потому, что у Темпл сверхспособность к аутизму: она плохо читает человеческие эмоции, язык тела или выражения лица.Это заставляет ее пропускать социальные сигналы о том, что к ней думают люди. Кроме того, она сосредоточила свое внимание на получении научных данных, на которых можно было бы основать гуманный замысел своих «лучших друзей», крупного рогатого скота, когда они встретили свою смерть. Ей было все равно, что думают мужчины. Она заботилась о скоте. (стр.83: «Когда я вижу, что кто-то слишком сильно сжимает прицел в выжимном желобе, мне становится больно во всем».) Мужчины отреагировали так, вероятно, потому, что им угрожали перемены, особенно перемены, вызванные женщиной, которая это сделала. не смотрите, не действуйте или не реагируйте, как их стереотип женского поведения.Роль Темпл в качестве агента перемен угрожала их власти: у нее была возможность изменить всю физическую структуру здания и шаги, которые предпринимали дрессировщики, чтобы перемещать животных по нему — их самую работу! До недавнего времени в истории человечества сексизм был настолько укоренившимся и принятым в большинстве обществ и культур, что мужчины сопротивлялись разделению власти с женщинами. В одном случае с Темпл, ревность была определена как их мотивация сопротивляться Темпл (стр. 83). Эмоция, которую она действительно не понимает!

    Глава 10: Дизайн.A. Как естественная угроза скоту в 1970-х годах продвинула исследования Темпла Грандина?
    Владельцы ранчо в Аризоне столкнулись с проблемой потери денег из-за заражения клещами крупного рогатого скота, из-за чего они теряли вес или даже умирали от вызванного ими зуда и инфекции. В то время принято решение заставлять животных проходить через лужу с лекарством для уничтожения клещей, называемую чанами для погружения. Но животные не любили заходить в чаны для погружения, и владельцы ранчо теряли еще больше денег из-за паникующих животных, которые сопротивлялись чанам, тонули в панике или отказывались заходить в них, что усугубляло заражение стада клещами.(стр. 89.)

    B. Как Темпл Грандин уникально подходит для решения проблемы входа в погружную ванну? Назовите некоторые элементы ее революционного дизайна.
    Обладая сверхспособностью к аутизму, Темпл имеет «коровий взгляд» на проблему. Она воспринимает свет, тень, звуки и угрозы окружающей среды как хищное животное, а не как владелец ранчо. Взглянув на дизайн, она сразу поняла проблему, которая так пугала скот: скользкий крутой спуск металлической рампы.Они не чувствовали себя в безопасности на этом. Темпл сказал: «Мне бы тоже не понравился скользкий металлический пандус. Этот скот, должно быть, чувствовал себя так, как будто его сбрасывают с самолета в океан». (стр. 90). С таким пониманием, она могла бы исправить проблему с помощью дизайна: дать им бетонную основу, чтобы они могли безопасно входить в воду, гуськом, как в природе. Другими элементами прорывного дизайна были сплошные стены, чтобы они не могли видеть предметы, которые могли бы их напугать, и изогнутые дорожки, приспособленные к поведению крупного рогатого скота, стремящемуся «идти домой», движущемуся по кругу с другим скотом, единым целым.В ее дизайне особое внимание уделяется тому, чтобы скот чувствовал себя комфортно и безопасно (см. Чертеж на стр. 96.)

    Глава 11: Бойня, ад и рай. A. Из всех ужасных вещей, которые пришлось пережить Темпл Грандин — дразнить в школе, исключить из школы, сексизм в начале своей карьеры — почему ее визит на продовольственный комбинат в Спенсере, штат Айова, был самым худшим?
    Это была кошерная бойня, где еврейские законы о еде требовали, чтобы животных убивали, перерезая им глотки, и существовала архаичная система для этого: живых животных поднимали за задние лапы, которые часто ломались в процессе, и они кричали и мычали все время, общение стада пугало всех животных, ожидающих подъема.«Вы могли услышать это на стоянке», — сказала Темпл (стр. 102) и записала в своем дневнике: «Если ад существует, я в нем». (стр. 103). Применяя свои научные знания о поведении крупного рогатого скота и об успехе своего дизайна чанов для погружения, она могла облегчить их страдания.

    B. Как может человек, который любит крупный рогатый скот и считает его своими лучшими друзьями, разработать системы для их убийства или съесть стейк?
    Храм реалистка и рациональна. Она смотрит на данные, как настоящий ученый.И она видит, что, несмотря на культурную популярность вегетарианцев в США, большинство людей все еще едят мясо, и она не видит, что это быстро меняется (стр. 104). Сказал Темпл: «Если бы у меня были мои алкоголики, люди бы эволюционировали как едят растения и вообще не стали бы убивать животных ради еды. Но я не вижу, чтобы в ближайшее время все человечество перешло в вегетарианство «. Темпл считает, что если люди едят мясо, она может помочь скоту немедленно, сделав их смерть гуманной, а не пытаясь изменить вкус людей к мясу.(стр. 105.)

    Bonus Temple Truth: Какой должна быть гуманная и достойная смерть для животных, употребляющих пищу? Посмотрите на ее план после стр. 107 для «Лестницы в небеса» и опишите, как это служит этим целям.
    Смерть животного-корма должна быть спокойной, безопасной, без боли, страха, криков дрессировщиков, тычков электрическими стержнями. «Лестница в небеса» позволяет им подняться наверх, что им удобнее, чем спускаться по скользкой рампе, к быстрой и безболезненной смерти от удара по мозгу оглушающим болтом.(стр. 106-107.)

    Глава 12: Измерения. А . Наука управляется данными. Он основан на получении повторяемых доказательств, подтверждающих выводы и предлагаемые стандарты. Как Темпл предложила провести научную оценку поведения крупного рогатого скота, чтобы определить, были ли они спокойны или боязливы при проектировании ее бойни?
    Она велела директору завода «считать мычание» мерой бедствия скота. Из своего опыта поведения с животными она знала, что крупный рогатый скот мычит, мычит и поет, как говорят ученые, когда им неудобно.Довольная корова — тихая корова. Подсчет мычаний — это мера дистресса, которую можно использовать для составления индекса комфорта и системы подсчета очков. Темпл сказал: «Давайте посмотрим на животных. Давайте посмотрим, что они на самом деле делают, и найдем то, что мы можем измерить. Например, считать мычание». (стр. 116.)

    B. Как и все ученые, работа Темпла продолжает расти и развиваться в новых направлениях. На чем сейчас сосредоточена ее работа?
    Она меньше конструирует и больше учит. Ее преподавание направлено на обучение людей более гуманному обращению с животными.Она может указать на свои схемы обращения с животными, которые используются во всем мире, как доказательство того, что гуманное обращение является правильным обращением. Темпл рассказала о том, почему она сосредотачивается на обучении: «Я думала, что могу исправить все с помощью инженерного дела. Но вы знаете, что инженерное дело может решить только половину проблем. Другая половина — это менеджмент, и это меня очень расстроило». (стр. 117.)

    Глава 13: Сегодня. A. . Опишите дом Темпл Грандин. Визуализируйте это! Затем расскажите о имеющихся у нее наградах, мемориальных досках и статуэтках.Что она делает с зеркалами? Как вы думаете, почему она это делает?
    Офис завален книгами и журналами, сотнями пропусков для прессы и значками на стенах — даже на занавесках. Зеркала — лишь еще одна поверхность для развешивания вещей, а не для отражения ее образа. Вероятно, она делает это, потому что ее аутичный мозг не так заинтересован в ее внешнем «я»: ей нравится ее внутренняя жизнь; мышление в картинках, жизнь ума, решение проблем, использование науки для этичного обращения с животными.(стр. 123-125.)

    B. Темпл Грандин невероятно успешен. Благодаря ей жизнь животных стала намного лучше. Означает ли это, что она излечилась от аутизма?
    Нет. Человек никогда не «выздоравливает» от аутизма. Это не инфекционное заболевание. Это условие развития мозга и нейроразнообразия. У нее аутизм, и она успешна — и во многом из-за своего аутизма! Эта так называемая инвалидность — это ее способность сосредоточиться, довести до конца и целенаправленно решить проблему, чтобы использовать науку для ее решения.Ее аутичные черты все еще очевидны. У нее проблемы с произношением определенных слов; ей неудобно смотреть в глаза людям, но она приучила себя к этому; она учится обниматься и читать выражения лиц людей; она приучила себя заботиться о гигиене так же, как и другие люди (обратите внимание, что у нее пятна на зубах). Большинство людей могут обратиться за косметической стоматологией. Но среди этих людей Темпл чувствует себя «антропологом на Марсе». (стр. 128). Она, вероятно, задается вопросом, зачем человеку тратить деньги на косметическую стоматологию, если его зубы все еще работают и не болят.Каков ответ на это с вашей точки зрения?

    Этот лист учителя является частью урока Темпл Грандин.

    Как Оксфорд и Питер Сингер привели меня от атеизма к Иисусу — Форум Veritas

    Я вырос в Австралии, в любящей светской семье, и поступил в Сиднейский университет как критик «религии». Мне не нужна была вера, чтобы обосновать свою личность или свои ценности. С восьми лет я знал, что хочу изучать историю в Кембридже и стать историком.Моя идентичность заключалась в академических достижениях, а мой светский гуманизм был основан на самоочевидных истинах. Будучи студентом, я выиграл университетскую медаль и стипендию Содружества, чтобы защитить докторскую диссертацию. Кандидат исторических наук в Королевском колледже в Кембридже. King’s известен своей светской идеологией, и мое восприятие христианства хорошо соответствовало взглядам моих однокурсников: христиане были антиинтеллектуальными и самодовольными.

    После Кембриджа я был избран в младшую научную стипендию Оксфорда.Там я посетил три гостевые лекции философа мирового уровня и публичного атеиста Питера Сингера. Сингер признал, что философия сталкивается с неприятной проблемой в связи с вопросом о ценности человека. Мир природы не дает эгалитарной картины человеческих способностей. А как насчет ребенка, чья инвалидность или болезнь ставят под угрозу его способность рассуждать? Тем не менее, без ссылки на некоторый набор способностей как основу человеческого достоинства, внутренняя ценность всех людей становится необоснованным утверждением; посылка, которую необходимо согласовать до того, как состоится какой-либо разговор.

    Я помню, как уходил с лекций Зингера со странным интеллектуальным головокружением; Я был убежден в том, что универсальные человеческие ценности — это нечто большее, чем просто благонамеренное самомнение либерализма.

    Я помню, как уходил с лекций Зингера со странным интеллектуальным головокружением; Я был убежден в том, что универсальные человеческие ценности — это нечто большее, чем просто благонамеренное самомнение либерализма. Но из своего собственного исследования истории европейских империй и их встреч с культурами коренных народов я знал, что в обществах всегда были разные концепции человеческого достоинства или отсутствия такового.Предпосылка человеческого равенства не является самоочевидной истиной: она глубоко исторически обусловлена. Я начал понимать, что последствия моего атеизма несовместимы почти со всеми ценностями, которыми я дорожил.

    Однажды днем ​​я заметил, что мой обычный стол в библиотеке колледжа был перед отделом теологии. С неуклюжей, но скромной неохотой я открыл книгу проповедей философа и теолога Пауля Тиллиха. Читая, я был поражен тем, насколько интеллектуально убедительным, сложным и глубоким было Евангелие.Меня привлекло, но не убедило.

    Несколько месяцев спустя, ближе к концу моего пребывания в Оксфорде, меня пригласили на обед в Международное общество изучения науки и религии. Я сел рядом с профессором Эндрю Бриггсом, профессором наноматериалов, который оказался христианином. Во время обеда Бриггс спросил меня, верю ли я в Бога. Я возился. Может, я был агностиком? Он ответил: «Вы действительно хотите вечно сидеть на заборе?» Этот вопрос заставил меня понять, что если для меня имеют значение вопросы, касающиеся человеческих ценностей и этики, то ответ о том, что, возможно, существует Бог, а возможно, нет, был неудовлетворительным.

    Обладая свободой быть аутсайдером американской культуры, я смог увидеть активное христианство в людях, которые жили своей жизнью, руководствуясь Евангелием: еженедельно кормить бездомных, организовывать общественные центры, а также обеспечивать жильем и защищать интересы сельскохозяйственных рабочих-мигрантов. .

    Летом 2008 года я начал новую работу в качестве доцента в Университете штата Флорида, где продолжил свои исследования, посвященные взаимосвязи между историей науки, христианством и политической мыслью.Обладая свободой быть аутсайдером американской культуры, я смог увидеть активное христианство в людях, которые жили своей жизнью, руководствуясь Евангелием: еженедельно кормили бездомных, открывали общественные центры, жилище и защищали сельскохозяйственных рабочих-мигрантов.

    Однажды в воскресенье, незадолго до моего 28 -го дня рождения , я впервые вошел в церковь как человек, искренне ищущий Бога. Вскоре я был ошеломлен. Наконец-то меня полностью узнали, увидели и, как я понял, безоговорочно полюбили — возможно, я испытал облегчение от того, что больше не убегал от Бога.Друг подарил мне книгу К.С. Льюиса «Простое христианство» , и однажды ночью, после пары месяцев посещения церкви, я опустился на колени в своем туалете в своей квартире и попросил Иисуса спасти меня и стать Господом моей жизни.

    С этого момента я начал строгую теологическую диету, читая Библию и изучая таких богословов, как Рейнхольд Нибур, Пол Рэмси и Ф.Д. Морис. Оказалось, что христианство совсем не похоже на карикатуру, которую я когда-то держал. Я нашел историю Иакова, борющегося с Богом, особенно убедительной: Бог хочет всего , но бездумная вера, которую я когда-то предполагал, характеризует христианство.Бог хочет, чтобы мы боролись с Ним; бороться сомнением и верой, печалью и надеждой. Более того, Бог хочет сломленных людей, а не самодовольных. И спасение — это не то, чтобы мы добрыми делами добирались до какого-то места в облаках. Напротив; мы ничего не можем сделать, чтобы примириться с Богом. Для меня, как историка, это имело глубокий смысл. Я был слишком осведомлен о циклах бедности, насилия и несправедливости в истории человечества, чтобы думать, что какой-то наш собственный утопический замысел, научный или какой-то другой, может спасти нас.

    Став полностью человеком в Иисусе, Бог повел себя совершенно непохожим на бога.

    К моему удивлению, христианство было также радикальным — гораздо более радикальным, чем левые идеологии, которыми я раньше был очарован. Любовь к Богу была непохожа на все, чего я ожидал или чего мог понять. Став полностью человеком в Иисусе, Бог повел себя совершенно непохожим на бога. Зачем соизволить идти по темной долине смерти или держать плачущих конечностей прокаженных, если ты Бог? Зачем подчиняться унижению и крестной смерти, чтобы спасти ненавидящих вас? Бог понес наказание за нас из-за радикальной любви.Эта жертвенная любовь полностью противоположна индивидуализму, потреблению, эксплуатации и объективации нашей культуры.

    Жить по-христиански — это призыв стать частью этого нового радикального творения. Я не жду пассивно места в облаках.

    Я понял, что столь же радикальным было и новое творение, которое начал инициировать Христос. Это перевернуло сентиментальную карикатуру на «небеса», которую я когда-то считал атеистом. Я узнал, что воскресение Иисуса положило начало Царству Божьему, которое «принесет благую весть бедным, освободит пленников, вернет зрение слепым, освободит угнетенных.(Луки 4:18). Жить по-христиански — значит быть частью этого нового, радикального творения. Я не жду пассивно места в облаках. Я искуплен Христом, так что теперь у меня есть работа. С Божьей благодатью я был избран служить — так, как Бог считает нужным, — созидать Его Царство. У нас есть твердая надежда, что Бог преобразует этот сломленный, несправедливый мир в Царство Христа, Новое Творение.

    Сара Ирвинг-Стоунбрейкер — старший преподаватель (со стажем) современной европейской истории в Западном Сиднейском университете в Австралии.

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *