Жить здесь и сейчас ведет к любви: Жить здесь и сейчас — Стихи

Содержание

Умеете ли вы жить «здесь» и «сейчас»? — СКБ Контур

Не ищите прошлого, не ищите будущего; прошлое исчезло, будущее еще не настало. Но наблюдайте здесь ту вещь, что зовется «сейчас».
Будда

Путешествие в настоящее

Современный темп жизни заставляет нас бежать по кругу ежедневных забот, в перерыве между которыми мы тоскуем по упущенным возможностям и мечтаем о будущих успехах. Но то, что прошло, уже не вернуть, а достижение желаемого мы все откладываем в долгий ящик, что нас не радует. Как понять в этой суете, в каком времени мы живем и часто ли бываем здесь и сейчас? Психолог, теле- и радиоведущий Михаил Лабковский приводит такой пример:

— Человек идет по улице, светит солнышко, поют птицы, а он не может насладиться этой радостью, потому что в его голове или переживания из прошлого, или беспокойство за будущее, не связанное с сегодняшней реальностью.

Люди, которые живут прошлым, склонны к депрессии. Они не приспособлены к жизни в настоящем времени. Люди, которые живут будущим, это тревожные люди. Они боятся будущего. Сегодняшним днем могут жить психологически благополучные, счастливые, в общем-то беззаботные люди, которые получают от жизни удовольствие.

Станция «Прошлое»

Прошлое… — просто набор обстоятельств и событий, которые уже завершились, как закончилась камра в этом кувшине. Хороши мы будем, если попытаемся выпить ее еще раз! Нечего там пить, в кувшине пусто.

Макс Фрай

— Многие из нас сначала представляют, как бы им хотелось поступить в будущем, например провести ближайшую встречу, — рассказывает аналитический психолог Татьяна Каблучкова. — Когда встреча проходит и не получается сделать так, как хотелось, в голове снова прокручивается уже произошедшая ситуация. Проигрывается, как можно было повернуть все, чтобы был другой исход. В итоге — самонападения, тоска и резкое снижение самооценки.

Здесь очевиден бессознательный барьер в проявлении себя настоящего при контакте с другими людьми. Когда человек один на один с собой — до встречи или после — он хорошо чувствует, чего хочет, какова его выгода и цель в предстоящем контакте. Например, переговоры с начальником по поводу повышения зарплаты или даже разговор с подругой о своих, а не о ее делах. Человек может отчетливо себе представлять, как говорит о своих потребностях другому и что делает, чтобы их удовлетворить.

Но образы и представления — это еще не воплощенная реальность, — продолжает Татьяна Каблучкова. — Образы никто из окружающих не видит. Потому в воображаемой ситуации не страшно говорить о себе и показывать себя такого, какой ты есть. При реальном контакте с другим человеком теряется собственное желание и на его место ставится желание другого, которому можно просто поддакнуть, и тогда тебя не заметят — не обесценят, не отвергнут.

Именно страх обесценивания и отвержения лежит в основе таких конформных реакций. Коренится он, конечно, в детском опыте. Родители на каждое индивидуальное проявление ребенка — просьбу или активное спонтанное действие — реагировали либо обесцениванием потребности: «Ишь чего захотел!», либо унижением его самого: «Ты кто такой, чтобы такие вещи родителям говорить!», либо угрозой: «Будешь так делать, оставим тебя здесь!»

Время идет, а страх того, как другие отреагируют на самопроявление, остается. И каждый, с кем предстоит общаться так, чтобы сказать что-то о своих желаниях, автоматически воспринимается как критикующая, «заколачивающая» фигура, — поясняет Татьяна. — Паттерн усвоенного в семье взаимодействия очень стоек оттого, что был единственным вариантом: он воспринимается как нормальный и других образцов поведения в представлении просто нет.

Одни скучают по своему беззаботному детству, их тянет в город или во двор, в котором они выросли. Другие постоянно вспоминают время, когда их дети были малышами и родители им были жизненно необходимы, постоянно пересказывают «детские истории». Третьи постоянно думают о прошедшей любви. Почему же людям так хочется вернуться в свое прошлое?

— Как правило, такие люди склонны к депрессии, — считает Михаил Лабковский. — Им не нравится та жизнь, которая есть у них сейчас, и они вспоминают прошлую жизнь. Те, кому тяжело жить, будучи взрослыми, вспоминают детство, какие они были беззаботные, счастливые и как все было удобно. Пожилые люди вспоминают, как они жили в другое время, ну, скажем, в советское. Потому что они приспособлены к той жизни, не могут себя найти в другой, чувствуют себя лишними людьми.

Татьяна Каблучкова,


аналитический психолог
Четыре шага к победе над «детскими» страхами самопроявления

Первый шаг — вам нужно засечь момент, когда появляется тот самый страх. Менять можно только то, что видно, то, что человек осознает! Пока это происходит незаметно для сознания, ничего сделать невозможно.

Второй шаг — почувствовать себя наравне с тем человеком, с которым предстоит общаться. Даже если это директор, он просто занимает одну из должностей в данной организации, а как личность, как индивидуальность он имеет точно такие же права на свои желания, как и любой другой человек. Должность выше, а не человек, люди все рождены равными.

Третий шаг — четко сформулировать свою выгоду в данной ситуации, в конкретном разговоре и делать и говорить только то, что приведет к ее реализации.

Четвертый шаг — после встречи обрывать мысли «Почему я сделал так, а не эдак» единственным аргументом: в прошлое вернуться невозможно, это физический закон. Потому эти мысли нужно перевести в разряд планирования, то есть превратить в пошаговую инструкцию, как действовать в дальнейшем исходя из итогов встречи.

Станция «Будущее»

90 % наших забот касается того, что никогда не случится.
Маргарет Тэтчер

Героиня одноименной сказки братьев Гримм Умная Эльза, когда за нее посватался Ганс, спустилась в погреб за пивом к столу, заметила кирку на стене и стала думать о будущем.

Она тут же представила, как выйдет замуж за Ганса, как родится у них ребенок, как пошлют они его в погреб за пивом и как ему на голову упадет эта кирка и убьет его, и стала плакать по поводу предстоящего несчастья. Часто так происходит и в реальной жизни: люди переживают о самых негативных сценариях развития предстоящих событий, которые только могло нарисовать их воображение.

— У человека сейчас ничего не происходит плохого, никто не умер, а он уже начинает об этом думать, вместо того чтобы просто продолжать жить, искать возможности избежать негативного сценария. Этим невротик отличается от здорового человека. Здоровый человек реагирует на реальные вещи, а невротик — на несуществующие, — поясняет Михаил Лабковский.

В советское время многих воспитывали так. Нужно было думать о завтрашнем и послезавтрашнем дне. Многие привыкли, отказывая себе в самом необходимом в настоящем, откладывать все лучшее на потом: чайный сервиз — для больших праздников, деньги — ради какого-то предстоящего события или на тот случай, если они потребуются в будущем, — на черный день.

— Люди, которые живут будущим — тем, что когда-нибудь что-нибудь произойдет, это тревожные люди, — продолжает Михаил Лабковский. — Тревога заставляет их все время беспокоиться о завтрашнем дне. Они боятся будущего, боятся, что будут старые и денег не будет, или что появятся дети и нечем будет их кормить, или что работу потеряют.

Хотите поволноваться — спросите себя, что вам угрожает сию секунду. В жизни, конечно, случаются катастрофы, болезни и финансовые кризисы, но это не повод всю жизнь жить трусливым зайцем. Придет кризис, тогда и будете бороться с ним мгновение за мгновением, считает Эндрю Мэтьюз, автор книги «Счастье здесь и сейчас».

Михаил Лабковский,


психолог, теле- и радиоведущий
Просто живите и радуйтесь жизни здесь и сейчас

Удовольствие от жизни — это и есть смысл жизни. Когда люди не могут радоваться жизни, они придумывают себе мировые революции, карьеру, зарабатывание денег, еще что-нибудь. Многие все время просто что-то делают. Они не живут, они все время проблемы решают и затыкают дыры. Так бывает, когда молодая семья как-то живет-живет в проблеме, потом раз — деньги появились, дом появился. Что дальше-то делать? И тут кто-то из них понимает, что не любит супруга, жить с ним не хочет и вообще они разные люди.

Когда жить так просто не получается, одна из основных причин — это тревога. Она напрочь отбивает способность человека получать от жизни удовольствие. Поэтому первое, что нужно сделать, — разобраться с тревогами и страхами. Если у них поведенческий характер, идите к психологу, если клинический — к психиатру. Если ваша проблема в том, что нет никаких желаний, это астения — снижение жизненного тонуса. Это тоже требует какого-то лечения у психолога или у врача.

Пункт назначения «Здесь и сейчас»

Если ты собираешься в один прекрасный день создать что-то великое, помни, один прекрасный день — это сегодня.
Cтивен Спилберг

Те, кто уверен в себе, внутренне спокоен, у кого все в порядке с самооценкой, вспоминают свое прошлое без чувства вины и тоски по ушедшим дням, а будущее воспринимают спокойно и реалистично.

— Сегодняшним днем могут жить счастливые, в общем-то беззаботные люди, которые наслаждаются жизнью, получают от нее удовольствие. Такие люди психологически благополучны: не склонны ни к депрессии, ни к тревожности. Они могут жить здесь и сейчас, — считает Михаил Лабковский.

Для начала попробуйте хотя бы 15–30 минут в день практиковать состояние «здесь и сейчас»: радоваться солнечному утру, вкусной еде. Научитесь наслаждаться процессом здесь и сейчас, видеть, слышать и ощущать все, что происходит вокруг и внутри вас, тогда вы все реже будете бояться будущего и сожалеть о прошлом. Допустим, вы готовите ужин. Прогоните из головы все мысли и переживания. Ощутите запахи овощей, которые вы нарезаете, полюбуйтесь сочетанием овощей разных цветов на блюде. Прислушайтесь к звукам, которые доносятся из других комнат. Что это: приятная музыка или детские голоса? А что вы ощущаете в этот момент?

Единственное волшебное слово, позволяющее жить текущим моментов, — СЕЙЧАС. Научитесь наслаждаться процессом здесь и сейчас, тогда вы все реже будете бояться будущего и сожалеть о прошлом. Изменить свою жизнь мы можем, только вкладывая силы и энергию в текущий момент.

Когда вы работаете, погрузитесь и в этот процесс «с головой», без остатка, даже если именно эта работа не приносит вам радости или раздражает. Эндрю Мэтьюз считает, что так вы будете лучше относиться к себе, повысите свою квалификацию, заработаете хорошую репутацию, и это обязательно поможет вам в будущем найти достойную и интересную работу. А пока, раз вы выбрали это дело, уважайте свой выбор. Если это не то, чем бы вы хотели заниматься в жизни, подумайте, что вы можете сделать сейчас, чтобы приблизиться к работе своей мечты в будущем.

Попробуйте хотя бы неделю записывать все свои дела и занятия. Скорее всего, очень быстро вы поймете, что уделяете очень мало времени тому, что считаете действительно важным для себя. Часто мы круглосуточно только решаем проблемы, и у нас совершенно не остается ресурсов на реализацию желаемого будущего. И многое из того, чего мы хотим достичь в жизни, так и остается в мечтах, потому что сегодня мы ничего не делаем для того, чтобы приблизиться к желаемому хоть на шаг.

Ну что, начнем действовать? Выполним вместе первое упражнение. Что вы делаете прямо сейчас? Читаете наш журнал. Прогоните все остальные мысли. Рассмотрите иллюстрации, погрузитесь в смысл статьи. Вам интересно? А как вы сидите, удобно ли вам? Насладитесь моментом — и пусть весь мир подождет!

— Единственное волшебное слово, позволяющее жить текущим моментом, — СЕЙЧАС, — считает Татьяна Каблучкова. — Да, я сделал что-то не так в прошлом, но что СЕЙЧАС я могу изменить? Да, я хочу это иметь, а что я могу СЕЙЧАС для этого сделать? Ловите себя на детском страхе перед «большими другими» и действуйте СЕЙЧАС, зная, что сейчас вы все взрослые равные люди. И никто, кроме вас самих, не будет жить вашей жизнью. Каждый живет в своей и СЕЙЧАС.

«Изменить свою жизнь мы можем, только вкладывая силы и энергию в текущий момент. А мечтая о чем-то, мы отправляемся мыслями в будущее. В итоге чем больше мы чего-то только желаем, тем глубже загоняем себя в тупик… Ставьте перед собой цель, вырабатывайте план действий, представляйте себе результаты и трудитесь над реализацией поставленной задачи», — пишет Эндрю Мэтьюз в своей книге о счастье здесь и сейчас.

Помните, идеального момента не будет! Хотите что-то сделать — начните прямо сейчас: откройте свой календарь, выберите день и время, когда вы сделаете первый шаг. Например, вы хотите свободно разговаривать на английском, чтобы работать бухгалтером в международной компании или просто свободно общаться во время отпуска Запланируйте время, когда вы проанализируете языковые курсы и учебные пособия и выберете что-то для себя, составите график занятий.

Заполнили календарь? А теперь поделитесь своим впечатлениями о статье и первых шагах, которые вы сделали навстречу настоящему, в комментариях к этой статье. Мы будем ждать!

«Жизнь она здесь и сейчас.

Жить нужно не оставляя черновиков» – THE BUSINESS COURIER

 Есть люди, после общения с которыми хочется летать, работать с удвоенной силой и достигать целей. После интервью с Максимом Авериным у меня буквально выросли крылья. Безумная энергетика просочилась даже через телефон, сквозь многие города и расстояния. И я боюсь представить, как будет искрить и закручиваться пространство на его спектакле-откровении в Лондоне “Все начинается с любви”. 

Максим, вы пришли к очень личному проекту, «спектаклю-откровению». Насколько для вас имело значение, чтобы это была именно театральная постановка, и что для вас важнее как для актёра – кино или театр?

Это две разные статьи, две разные профессии. Нельзя сказать, что, например, театр для меня важнее. Просто театр интересен больше по существу, ведь это такое искусство, где нельзя переиграть заново, переделать. Он открывает больше возможностей для артиста, дает отличную школу. Это живая энергия, которой вы обмениваетесь с публикой, и где происходит настоящее волшебство.

А моя актерская жизнь началась в пять лет именно с кино, а не с театра (первую роль Максим сыграл шестилетним мальчиком, в фильме «Похождения графа Невзорова»,  в девять играл в Театре миниатюр, в спектакле «Бранденбургские ворота», а параллельно обучался актерскому мастерству в театральной студии при Доме кино. -Прим.ред.).

Как часто мы слышим фразу “Смотри-ка, кино, ну прям как в жизни!”

Но жизнь – это не кино. Здесь невозможно сделать еще один дубль.

Невозможно!

Здесь, как под поезд – раз и навсегда! Жить нужно не оставляя черновиков.

Жизнь надо писать нАчисто, нАбело.

Прошлое… Ну что в нем копаться? Было и было. Прошло.

Будущее… Ну мы же с вами знаем, как оно призрачно.

Жизнь – она здесь и сейчас!

Я терпеть не могу фразу, когда говорят: “Хорошо там, где нас нет”.

Нет! Там, где мы есть прекрасно! Там, где мы есть хорошо!

Полюбите координаты эти и вы увидите, как вам откроются новые горизонты.

Будьте счастливы СЕГОДНЯ!

И любите друг друга каждую минуту, каждую секунду.

(Максим Аверин, монолог из моноспектакля “Все начинается с любви”)

«Будьте счастливы сегодня. И любите друг друга каждую минуту, каждую секунду». Вы очень много говорите о любви. А что такое для вас «любовь»?

Именно отношение к жизни, отношение к тому, что ты сегодня делаешь. То есть для меня это не охи-ахи под луной, а сама жизнь.

В монологе вы также говорите “Жизнь она здесь и сейчас. Жить нужно не оставляя черновиков”. Что нужно делать, чтобы это получалось?

Просто жить, но здесь и сейчас! А чтобы получалось, работать и работать над собой. Увидеть этот мир и сходить с ума от того, что ты это видишь.

А люди все время пытаются жить в кредит, откладывая счастье и свои отношения на завтрашний день. Живут либо в прошлом, либо в будущем, когда на самом деле самое главное — это то, что происходит сейчас. Вот мы сейчас с вами говорим, и это ценно, этой секундой надо дорожить и наслаждаться прямо сейчас, а не когда-нибудь потом. Потом этого уже не будет, оно уступит место чему-нибудь другому — другому разговору, другим эмоциям, но того, что происходит в данный момент, уже не будет. Вот такое отношение должно быть у человека к жизни.

Люди все время пытаются кого-то обвинить — власти, погоду, все что угодно, но только не себя. А сами ничего не делают для того, чтобы быть счастливыми. Прежде чем чего-то требовать от этого мира, надо ему что-то дать. Надо не ждать чего-то от кого-то, а работать над собой, своими ошибками, любить, уважать, путешествовать и наслаждаться моментом.

Есть хороший анекдот на эту тему. Едет мужчина в трамвае и мрачно размышляет: жена у меня стерва, дети — паразиты, начальник плохой. Ангел сидит у него на плече и думает: “Надо же, какие странные желания у этого человека, но надо исполнять”.

Как относитесь к своим ошибкам? Для вас это опыт?

Когда я работаю со студентами, всегда им говорю: смело ошибайся и робко побеждай. Перестаньте относиться к себе серьёзно, запас??тесь самоиронией, и тогда все получится. Мы же боимся сойти с ума от того, какие мы стали деловые, прячемся от себя, пытаемся закрыться, чтобы нас лишний раз не обидели, боимся упасть, потому что падать больно. Но падать нужно — это прекрасный опыт и великолепная возможность начать всё сначала. Это тем более необходимо человеку, который занимается искусством. Ведь упасть — не страшно, важно — подняться. Вместо вопроса “за что мне это?” лучше спросите себя: “Для чего мне это?”. Это важнее и интереснее.

Вот например, моя профессия очень зависимая, я завишу от многих людей — от оператора, режиссера, гримера. И тут всякое бывает, любые ошибки могут быть, но, допустив их, я понимаю, что в следующий раз уже буду более сложно подходить к этому вопросу. Из-за этого может даже показаться иногда, что я капризный. Но я не капризный, а профессиональный. Фаина Раневская, великая женщина, как-то сказала: “Характер у меня не плохой, он просто есть”.

Если не актер, то кто? Могли бы вы себя представить в другой профессии?

Не могу. Я артист, и сколько себя знаю и помню, у меня не было другого предназначения. Я не мечтал стать космонавтом, танкистом, в жизни ничего не коллекционировал. Ведь кто-то, например, находит свою энергию в собирании марок, а я пробовал в детстве, и мне не понравилось. Две недели позанимался спортом и подумал: какая тоска. А приходишь в театр или киностудию и понимаешь — мне все это нравится! Но если вдруг что-то изменится, я, конечно, найду себе применение, сидеть сложа руки точно не буду.

Самым главным достижением в своей жизни считаю то, что я заставляю публику улыбнуться. Развеселить человека — это самая сложная задача, потому что комедия — самый сложный жанр. Трагедий в нашей жизни и так много.

Можно сказать, что вы объездили со своим моноспектаклем практически весь мир. Публика везде разная? 

Такого не бывает. Зритель, будь он в Лондоне, Лабытнанги или Салехарде, везде мне важен, и я не могу сказать, что где-то публика была плохая. Не публика плохая, а, наоборот, я что-то не так сделал.

Публика, которая на меня приходит, делится на разных людей — тех, кто любит мое творчество, и кто просто заинтересовался, кого-то жена заставила, а кто-то узнал по сериалу, по телевизору и решил — давай посмотрим. Но мне все равно важен каждый человек. Важно, каким он придет в начале, и что с ним будет в конце. И мне безумно нравится это превращение. Театр в этом смысле обладает удивительной энергией. Как и в жизни, он — это здесь и сейчас, невозможно повторить, сделать еще один дубль, нельзя сказать — ой, подождите, сейчас не получилось, сделаем еще раз. Такого не бывает.

Вы как-то сказали, что мечтаете сыграть в пьесе по произведению Салтыкова-Щедрина, и что ваш любимый персонаж – Иудушка Головлёв. Почему?

Мне кажется, что Салтыков-Щедрин — это сегодняшний день. Почему Головлев? Потому что у зла должно быть обаятельное лицо. Мне интересно не просто сыграть злодея, а отыскать природу того, что творится с человеком, как происходит его деградация. Мне это так же интересно как, скажем, врачу любопытен какой-то уникальный случай. Не потому что ему интересно искромсать человека, а потому что он заинтересован в самой работе, в познании.

Чего много, а чего не хватает сегодня нашему поколению в культурном плане? 

Когда вы откроете какой нибудь браузер, там в основном будет политика, общество, спорт, и только в самом конце — культура, искусство. В самом начале будут какие-нибудь скандалы, новости разной степени важности, и только потом про какую-нибудь выставку Ренуара. Это грустно. Вот прошел год поэзии, а произошло хоть одно открытие нового поэта для всех для нас? Я специально ищу, собираю, мне присылают какие то выдержки, и вот открыл для себя нового поэта — Катарину Султанову. Мне интересно ее читать.

Вы же тоже пишете книгу? Как она называется?

Да. Издательство предлагало разные пафосные названия вроде «Спектакль без антракта» и всё в таком духе. А в итоге название придумала Катя Рождественская, с которой я очень дружу. Она мне говорит: “Ну что ты мучаешься, это же Евтушенко про моего отца сказал: не Аверин — не обгоняй”. Нашли фотографию подходящую под название — я там в таком клоунском виде. Есть в этом какая-то самоирония и, я бы даже сказал, вызов.

А в целом я знаю, что способен на большее, и многого еще могу достичь. Жаль, что в сутках всего 24 часа. Я никогда не ленился, и между диваном и гастролями выберу всегда гастроли. Диван никуда не денется.

А как восстанавливаетесь после тяжелого графика?

Меня восстанавливает сама смена обстановки, люблю аэропорты, взлет самолёта. Театры, выставки, музеи. Вот недавно был в Мадриде, там проходила выставка Ренуара, где были собраны его картины со всего мира. Такое удовольствие на всё это смотреть. Люблю музыку и балет, этот язык тела, — например, Эйфмана обожаю, он уникален. Получаю от всего этого наслаждение и, соответственно, вдохновение и восстановление.

Яркая личность. Какие качества ей присущи и кто из ярких личностей ваш кумир?

Мне интересна личность Владимира Маяковского. Прочел сейчас книгу Дмитрия Быкова о Маяковском под названием “Тринадцатый апостол”. С такой замечательной энергией он о нем рассказал, было очень интересно читать.

Евгения Павловича Леонова тоже часто вспоминаю — как он играл, как ему верили! Вот я однажды снимался в горах Адлера — там по сценарию я должен был сидеть в плену в вырытой яме. И хозяин дома, у которого проходили съемки, посмотрел на меня и вдруг говорит: а вот я ему верю, ему больно. После таких слов понимаешь, что вот так и надо жить — чтобы тебе верили.

Ваш рецепт успеха

Улыбайтесь. Как я уже говорил, своим главным достижением в жизни считаю то, что заставляю людей улыбаться.

Читать дальше   Блиц-интервью

Советы психологов — Советы психологов

Правила для родителей, препятствующие употреблению алкоголя и наркотиков

Как родители, мы ответственны за установление правил для наших детей, которым они должны следовать. Это касается также употребления алкоголя и наркотиков, поскольку они являются серьезной угрозой благополучию ребенка. Однако наличие таких правил — только половина дела; мы должны быть готовы провести в жизнь наказание,когда правила будут нарушены.

1. Будьте реалистичны при установлении правил, объясните причины их неукоснительного соблюдения. В чем они состоят и какое поведение ожидается. Объясните последствия нарушения правил: какое будет наказание, как оно будет применяться, и сколько времени будет действовать и что будет достигаться этим наказанием.

2. Будьте последовательны. Объясните ребенку, что правило не употреблять алкоголь и наркотики остается в силе постоянно — дома, в гостях, на улице, где бы ребенок ни был.

Будьте разумны и последовательны. Не добавляйте новых последствий, которые не обсуждались до того, когда правило было нарушено. Избегайте нереалистичных угроз типа «Отец убьет тебя, когда придет…». Старайтесь реагировать спокойной и осуществите наказание, которое ребенок ожидает получить за нарушение правил.

Как родители, мы должны иметь точную и современную информацию о наркотиках с тем, чтобы передать ее детям. Нашего мнения о том, что «это ужасно, губительно», недостаточно, чтобы помочь ребенку. У нас есть знания об обычных лекарствах, их действии на психику и человека — это уже повод для разговора и обсуждения с детьми. Хорошо информированные родители способны лучше распознать симптомы проблем, связанных с алкоголем или наркотиками, если они появляются у ребенка.

Родитель должен:

1. иметь представление о типах наркотиков и алкоголя, наиболее распространенных в настоящее время, и опасностях, связанных с каждым из них;

2. уметь распознавать средства, приспособления и детали для употребления наркотиков;

3. знать уличные, жаргонные названия наркотиков;

4. знать, как они выглядят;

5. знать косвенные признаки употребления алкоголя и других психоактивных веществ и быть начеку в отношении изменений поведения и внешнего вида ребенка;

6. знать, как оказать помощь, если Вы подозреваете, что Ваш ребенок употребляет алкоголь или наркотики.

Причины и признаки

Почему люди употребляют наркотики?

· Потому что доступно (очень выгодный бизнес играть на человеческих слабостях).

· Потому что подчиняемся давлению, не умеем сопротивляться.

· Потому что нет своего решения.

· Потому что не хватает критического мышления.

· Потому что не умеем справляться со стрессом.

· Потому что кажется безобидным, неопасным.

· Потому что не понимает своих проблем, в частности не умеем общаться.

· Потому что не умеем оценивать степень риска, не умеем заботиться о себе.

· Потому что не умеем понять свои чувства и чувства других и тд.

Когда это можно заметить?

· Когда нарастает безразличие ко всему, что было интересно.

· Когда видим уходы из дома и прогулы в школе по непонятным причинам.

· Когда видим чрезмерно болезненную реакцию на любую критику.

· Когда видим избегание контакта с домашними.

· Когда резко снизилась успеваемость в школе.

· Когда просьба дать денег на одну цель постоянно подменяется другой.

· Когда из дома пропадают ценности.

· Когда по телефону часто раздаются звонки неизвестных людей.

· Когда пребывание в ванной или туалете становится чрезмерно длительным.

· Когда разговоры по телефону становятся насыщенными специфическим жаргоном.

· Когда резко меняются музыкальные предпочтения.

· Когда видим ухудшение памяти, невозможность сосредоточится.

· Когда видим частую и резкую смену настроения и активности.

· Когда повышенная утомляемость сменяется неукротимой энергичностью.

· Когда видим чрезмерную бледность кожи.

· Когда видим расширенные или суженные в точку зрачки.

· Когда видим покрасневшие веки и глаза.

· Когда слышим замедленную или резко ускоренную речь.

· Когда видим резкую потерю веса с колебанием аппетита.

· Когда время от времени наблюдаем быстро проходящие симптомы, похожие на простуду или грипп.

· Когда появился хронический кашель.

· Когда наблюдаем расстроенную координацию движений.

· Когда видим следы от инъекций, порезы, синяки, инфильтраты и нарывы в местах инъекций.

· Когда находим шприцы, непонятные порошки, маленькие коробочки, капсулы, бумажки, свернутые в трубочки, обожженную металлическую посуду и ложки.

· Когда лабораторный анализ свидетельствует о положительном результате.

Чего делать?

Внимательно наблюдать, если не уверены — накапливать факты, обсудить их с ребенком, обратитесь к специалисту самостоятельно или вместе. Найти, что можно изменить в своем поведении, чтобы воздействовать на ситуацию. Постарайтесь быть предельно последовательными. Привлеките к решению проблемы возможных союзников.

Чего не делать!!!

Не впадать в панику, не читать нотаций, не угрожать, не запугивать, не демонстрировать чрезмерного волнения, не терять самообладания. Не требовать обещаний, «что это в последний раз». Не рассчитывать на полную искренность. Не ожидать немедленных изменений в поведении ребенка. Не обвинять себя и окружающих. Не обещать применения нереальных мер.

Педагог- психолог Иванова А.В.

21.04.2015

Как научиться жить здесь и сейчас: 5 cоветов

Стать успешным сегодня проще, чем когда-либо. В свободном доступе — миллионы часов образовательного видео, соцсети с прямым и в основном бесплатным доступом к любой аудитории. Почему же тогда мы продолжаем ходить на нелюбимую работу, где задыхаемся под бетонными плитами запáр и дедлайнов, которые не имеют смысла и никуда не ведут?

Ответ на поверхности: сначала нужно обуздать самого себя, свои страхи, стереотипы, неумение расставлять приоритеты и эффективно расходовать время. Придется непросто — хотя бы потому, что сначала нужно тщательно изучить свои неприятные стороны и деструктивные привычки.

Бросаясь в погоню за продуктивностью, мы перенимаем чужие кейсы из бизнес-книг, чтобы воспрянуть духом: у Дэйва из Долины получилось — и у меня получится! Но через месяц покупаем все тот же ролл с курицей в фургончике напротив офиса с привычной мыслью: «Пора все менять» и привычным злорадствующим внутренним голоском: «Десять раз ты уже собирался все менять! Жуй бутерброд и не выпендривайся!»

Хочется сбежать из застывшего настоящего в светлое будущее,где ты — суперчеловек, не висишь в фейсбуке и планируешь свою работу на месяцы вперед. Но глупо отрицать очевидное: чтобы стать продуктивным, нужно научиться жить и принимать решения здесь и сейчас. Как это сделать?

1. ОСОЗНАЙТЕ СВОЮ ГЛАВНУЮ ЦЕЛЬ

В обществе до сих пор принято противопоставлять продуктивность и умение жить здесь и сейчас. «Мне некогда расслабляться, у меня много работы», — говорим мы в запáре и к вечеру падаем без сил, так и не придумав ничего интересного. На самом деле успех и умение жить в настоящем связаны, как правая и левая рука, ведь служат одной цели — повышать наше качество жизни.

«Если у вас есть возможность выбора, гораздо важнее сказать нет, чем да»

Когда продуктивность вырождается в погоню за баллами, значит, мы забыли, куда шли. Конечная цель тренировок ума и тела — это ведь не миллион, не кубики на животе, не уважение буддистских монахов. Конечная цель — это головокружительное удовольствие от наших реализованных возможностей.

Наловчившись фиксировать свое состояние в настоящем, вы привыкнете задавать проверочные вопросы: зачем я делаю это? мне оно точно надо? Так мы учимся говорить нет лишним движениям, освобождаем время для трезвых мыслей и успешных решений. Инвестор, миллиардер и благотворитель Уоррен Баффет рекомендует: «Если у вас есть возможность выбора, гораздо важнее сказать нет, чем да». Так вы оставляете энергию себе, а не продаете ее за первую предложенную цену.

«Ловушка усердия» — чувствовать себя виноватым, когда решил сложную задачу за два часа 

2. ВЫНЕСИТЕ МУСОР

Избавиться от нашего страха не успеть на последний поезд нам мешает мусор стереотипов о продуктивности и умении жить настоящим. Их королева — «ловушка усердия». В западном, а тем более постсоветском обществе укоренилась привычка оценивать продуктивность работы степенью усталости в конце рабочего дня. «Ловушка усердия» — это чувствовать себя виноватым, когда решил сложную задачу за два часа и погнал кататься на скейте, но испытывать гордость, когда весь день разгребал ненужные письма и отвечал на ненужные звонки. В глубине души каждый знает: продуктивная работа заряжает, а бессмысленная деятельность или ее имитация приносит одну
лишь усталость.

С другой стороны, желание жить настоящим часто воспринимается как отказ от ответственности. Свое нежелание взрослеть молодые люди могут прикрывать восточной мудростью, призывающей к созерцанию. Они убеждают себя и окружающих, что выбирать жизненные цели и планировать пути к их достижению — значит разрушать магию момента. Но оставаясь вечным ребенком, вы оказываете себе медвежью услугу. Психологи отмечают: юноши и девушки двадцати с лишним лет, отказывающиеся взрослеть, к тридцати страдают от подавленности, гнева и депрессии.

3. СОХРАНЯЙТЕ ЭНЕРГИЮ

Для повышения продуктивности нам не нужно больше времени — нам нужно больше энергии. Осознавая настоящее, не застревая в сожалениях о прошлом или фантазиях о будущем, мы сохраняем силы.

Борьба за продуктивность — это борьба с автоматическими реакциями мозга. Если в прошлом мозг признал оптимальным приспосабливаться к той или иной ситуации, он будет включать эту модель поведения снова, даже если его «помощь» теперь приносит только вред.

У вас есть привычка набирать больше задач, чем вы можете решить? Вы осознаёте, что копаете себе яму, когда отзываетесь на очередную просьбу, но ничего не можете с собой поделать? Если вы научитесь воспринимать свои желания в реальном времени, то сумеете взломать и переписать код «вредных» автоматизмов.

4. ТРЕНИРУЙТЕ УМ

Большой миф о медитации гласит, что ее главная задача — дарить расслабление. На самом же деле расслабление — только первый шаг на пути к цели. Настоящая цель медитации — достижение осознанности через концентрацию. По-настоящему больших успехов достигают люди, способные к предельной концентрации, — то есть те, кто может вырваться из потока мыслей и направить все внимание на текущую задачу.

Проветрить голову и освободиться от автоматических реакций помогает не только классическая поза лотоса. Выберите удобную для себя
форму (ведение дневника, игру на любимом инструменте, занятия спортом) и сделайте это своей ежедневной привычкой.

Запишите большую цель в блокнот, а потом забудьте о ней

5. ДВИГАЙТЕСЬ НЕ ДВИГАЯСЬ

Вспоминаем знаменитую стрелу Зенона, которая одновременно летит и стоит на месте: не существует момента времени, в котором стрела совершает движение. Но мы-то знаем — стрела движется. Бизнес-коучи используют этот принцип, чтобы научить нас сдвигать дело с мертвой точки, каким бы неподъемным оно ни казалось. Раздробите большую цель на мелкие кусочки (моменты времени). Хотите написать книгу —
пишите по одной странице в день, хотите накачать пресс — выделите в день десять минут, хотите открыть кофейню — совершайте в день по
одному звонку.

Запишите большую цель в блокнот, а потом забудьте о ней. Билл Коул, автор книги «Отчет тренера, руководящего мысленной игрой», подсказывает: «Тайгер Вудс не направляет взгляд на цель. Вместо этого он сосредоточивается на процессе игры… Тайгер превосходно умеет концентрироваться на том, что происходит здесь и сейчас».

Комментировать

Любовь и ненависть «в одном флаконе»

Татьяна Ткачук: Приблизительно столетие назад швейцарский психиатр Блейлер, работавший в Цюрихе и писавший в соавторстве с Зигмундом Фрейдом, ввел термин «амбивалентность чувств» — то есть двойственность в отношении к человеку или явлению, одновременное его принятие и отвержение. Блейлер полагал, что если противоречивые чувства сменяют друг друга немотивированно быстро – мы имеем дело с шизофреником. А вот его коллега Фрейд считал, что любовь и ненависть одновременно – это врожденное свойство любой человеческой натуры, и лишь когда оно слишком ярко выражено, это свидетельствует о невротическом складе психики.

О том, как уживаются любовь и ненависть «в одном флаконе», сегодня говорят философ, психолог, ректор Института психоанализа и социального управления профессор Павел Семенович Гуревич и системный семейный психотерапевт, член Европейской Ассоциации психотерапевтов Ольга Березкина.

Давайте сразу начнем с того, о чем спорили Фрейд и Блейлер: на ваш взгляд, способность испытывать амбивалентные чувства – то есть, двойственные чувства – говорит о том, что человек, мягко скажем, неуравновешен, а если еще конкретнее – болен? Павел Семенович…




Павел Гуревич

Павел Гуревич: Я полагаю, что Блейлер, который больше всего работал с людьми с пограничной психикой, полагал, что сама двойственность чувств выражает расщепленность сознания, — поэтому это является свидетельством патологии. А у Фрейда совсем другая трактовка. Он считает, что это наше антропологическое свойство. Чувства животных всегда одновалентны. А вот у человека есть такая странность: в изнанке любого чувства — будь то любовь, будь то страх или бесстрашие – всегда таится противоположность этому чувству. Поэтому я присоединяюсь к точке зрения Фрейда.


Татьяна Ткачук: Вы ближе к Фрейду?


Павел Гуревич: Да. Я полагаю, что можно очень легко проследить, как каждый человек демонстрирует эту полярность чувствований.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Ольга, каков ваш взгляд?




Ольга Березкина

Ольга Березкина: Ну, на самом деле, я тоже согласна с Фрейдом. Более того, проблема возникает не оттого, что человек демонстрирует полярные чувства, а с их осознанием. Потому что существуют некие запреты. Например: «Ты должен этого человека любить, если ты любишь». Если ты вдруг чувствуешь, что ты его вот в эту данную секунду не любишь, он тебя безумно раздражает, или еще с ним что-то такое происходит, то ты можешь себя казнить, и осознавать это очень сложно. Причем, очень часто люди, которых мы действительно любим, делают нам очень больно, но мы все равно, типа, не должны на них злиться. И это, наверное, основная проблема, которая ведет ко всяким психологическим бедам, вплоть до патологических расстройств и заболеваний.


Татьяна Ткачук: Но, в принципе, вы тоже согласны с тем, что если человек такие противоречивые чувства испытывает, ему не надо, услышав сейчас наш эфир, сразу обеспокоиться необходимостью бежать к психиатру и как-то исследовать свою психику. То есть это, в общем, нормально. Другой вопрос – как ты к этому относишься, и что с этим делать, да?


Ольга Березкина: Да. Более того, я могу поспорить с Павлом Семеновичем, потому что и животные испытывают противоречивые чувства. Вот, например, собака, которая кормит щенков, она их, с одной стороны, безумно любит и кормит, но когда они ее кусают, она говорит «гав».


Татьяна Ткачук: Да, она защищает себя. И иногда даже на третий день собаки стряхивают с себя этих несчастных малюсеньких щенков и «говорят»: «Хватит! Кормите сами, как хотите», — и уходят.


Ольга Березкина: «Хотя бы полчасика подождите».


Татьяна Ткачук: Спасибо. Павел Семенович, прошу.


Павел Гуревич: Я думаю, что, в общем, приписывание амбивалентности чувств для животных – это чисто человеческий взгляд, когда мы, по меркам человеческой психики, оцениваем поведение животных.


Татьяна Ткачук: Но так делают все «собачники», скажу вам по секрету…


Павел Гуревич: Ради Бога! Но все-таки специфика человеческих чувствований состоит в том, что всегда они имеют в своей изнанке противоположность. И на уровне здравого смысла… Я хотел бы это пояснить, ну, скажем, Катуллом, римским поэтом, V век до нашей эры: «Я ненавижу и люблю. «Почему?», – ты спросишь, быть может. Не знаю, но так чувствую я». То есть, если бы мы приписали Фрейду только одно открытие – что каждое чувство может смениться противоположным, то есть, вот есть верность, и есть предательство, есть любовь, и есть ненависть, — то тогда Фрейд был бы малоинтересен. Вот именно парадокс заключается в том, что эти два чувствования, как вы правильно сказали, «в одном флаконе» в человеке. Он любит, и в то же время – ненавидит.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Социологи, исследуя стереотипы поведения современной женщины, в числе множества других вопросов задавали и такой вопрос: «Можно ли любить и ненавидеть одновременно?». Меня немного удивили их выводы: те женщины, кто на этот вопрос ответил «нет» — то есть, нельзя любить и ненавидеть одновременно, — продемонстрировали, по мнению социологов, косность, отсутствие гибкости во взглядах, суждениях и стереотипах поведения.

Ольга, неужели для того, чтобы тебя не сочли косным и негибким, обязательно нужно хоть чуть-чуть да хотеть задушить того, кого любишь ты любишь?


Ольга Березкина: Ну, в принципе, да, иногда бывает. Не то, что ты все время испытываешь безумную любовь и безумную ненависть, но иногда ты, действительно, испытываешь эти чувства одновременно. Вот представьте: тебя схватили в объятия и крепко-крепко и долго держат. В какой-то момент тебе хочется вздохнуть, и ты эти объятия уже должен разжать. Я имею в виду не обязательно сильные объятия, а эмоциональные, психологические. Человек с трудом выдерживает (ну, в зависимости от человека) очень близкие отношения долго, и он должен себя как-то от них, от очень близких отношений, от растворения в другом, иногда защитить.


Татьяна Ткачук: То есть, Павел Семенович, иными словами, если любовь не имеет вот такой окраски… То есть, если объятия не хочется скинуть с себя и не хочется «приправить перчиком» такую вот любовь, то это говорит о том, что, в общем, чувство более примитивное, правильно я понимаю?


Павел Гуревич: Вряд ли. Вы знаете, вот на уровне бытовой лексики мы часто слышим такие фразы: «Я так его люблю, что просто убила бы его!». Вот вам и весь фокус! То есть, одновременно эти чувства испытывает каждый человек. Он может быть славным, бесстрашным, но в душе его гнездится страх. И это так причудливо сочетается в наших человеческих чувствах, что, например, когда во французском фильме рассказывают о том, как мужчина и женщина разводятся, и их адвокаты спрашивают друг друга… Один задает вопрос: «Неужели эти люди когда-то любили друг друга?!..», — другой отвечает: «Еще как любили! Иначе откуда эта ненависть?..».

То есть, я не склонен рассматривать проявление двойственности как выражение патологии или примитивности. Другое дело, что дальше, наверное, наше изложение, наш разговор затронет тему и в невротическом варианте, когда вот эта двойственность проявляется более рельефно. Но это уже другая плоскость темы.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

И прошу вас, Ольга, вы хотели что-то добавить к тому, о чем говорил Павел Семенович.


Ольга Березкина: Я хотела бы обратить внимание еще на один аспект чувств, которые расположены на шкале «любовь – ненависть». Я это воспринимаю, действительно, как некую шкалу. Одно и то же чувство, окрашенное по-разному. Если человек кого-то очень любит и думает все время о нем, он находится с ним в близких отношениях. Если он кого-то также сильно ненавидит, то он вкладывает туда столько же эмоциональной энергии, и тоже находится в этих близких отношениях. Фактически это говорит о том, что люди безумно связаны и друг для друга очень много значат.


Татьяна Ткачук: Или один для другого? Это ведь может быть не взаимно.


Ольга Березкина: Может быть не взаимно. Но обычно настоящее чувство взаимно.


Татьяна Ткачук: Ну, мы поговорим о взаимности и невзаимности в контексте этой программы чуть позднее.

А сейчас я хотела бы задать такой вопрос. Амбивалентность чувств, ну, в самом ярком проявлении (это то, о чем сейчас говорила Ольга) – сочетание любви и ненависти – проявляется, на самом деле, в самых разных взаимоотношениях – взаимоотношениях мужчины и женщины, матери и ребенка, подростка и учителя, подростка с его друзьями.

Павел Семенович, вот права ли я, полагая, что в тех отношениях, которые мы не выбираем, которые являются данностью для нас, вот которые даются один раз и на всю жизнь, то есть я имею ввиду, конечно, пары «родитель – ребенок» – вот такие любовь и ненависть могут цвести одновременно ярче всего?


Павел Гуревич: Я думаю, что да. Потому что об этом достаточно ясно свидетельствует криминальная хроника. Самые большие преступления обычно совершаются в семье, между людьми, которые, казалось бы, повязаны самыми глубокими и нежными чувствами.


Татьяна Ткачук: Должны быть повязаны.


Павел Гуревич: Да, должны быть повязаны. Но, на самом деле, происходит быстрая смена. Но я еще раз подчеркиваю, что речь идет не о смене состояний, а о том, что каждая любовь содержит в себе початок ненависти. Это очень полезно знать каждому человеку, родственникам. Потому что иногда думают: «Если есть любовь, то исключена ненависть. Если мама нежно относится к своему ребенку, то ненависти быть не должно». Или если ребенок по определению любит своих родителей, то он не будет беседовать с киллерами… Вот недавно в какой-то передаче я слышал. Девочка заказывает киллеру убийство своих родителей, которые запрещают ей ходить на дискотеку. И при этом, когда ее спрашивают: «А как бы вы хотели, чтобы состоялась эта смерть? Вы хотите, чтобы их зарезали, удушили?», — она сказала: «Это все равно. Но чтобы было не очень больно».


Татьяна Ткачук: Да… Ну, и потом вот этот подростковый бунт, когда начинаются первые конфликты с родителями, и первые серьезные конфликты, когда подросток первый раз пишет в свой дневник, пугаясь сам этих слов: «Я ненавижу свою мать!», — это одно из самых ярких, наверное, проявлений того, о чем мы говорим.

Ольга, прошу.


Ольга Березкина: Я хочу обратить внимание на то, что эти отношения в паре «родитель – ребенок», конечно, там чувства самые сильные вначале, потому что они жизненно важны и для ребенка, и для матери, даже биологически. Но если взрослый человек говорит, что он ненавидит своих родителей, это означает, что он недостаточно зрелый. Потому что по мере взросления, после прохождения этого подросткового возраста чувства должны становиться спокойнее – человек становится более эмоционально независимым. И если он испытывает по-прежнему такие бешеные чувства к своим родителям…


Татьяна Ткачук: …значит, не произошла сепарация.


Ольга Березкина: Правильно, да. Хотя вы мне говорили, что не надо терминов употреблять (смеется)


Татьяна Ткачук: Я прошу прощения… (смеется)

Мы принимаем первые звонки. Сергей из Москвы дозвонился. Сергей, добрый день.


Слушатель: Добрый день. Я врач по специальности. И мне кажется, что конфликт возникает не из-за наличия вот этих противоположностей, а тогда, когда некий механизм взвешивания вот этих противоположностей устает, перенапрягается. Вот мне так кажется. Спасибо.


Татьяна Ткачук: «Механизм взвешивания противоположностей» — мне кажется, это близко к тому, о чем говорила Ольга в начале программы, что важен не сам конфликт чувств, а то, как мы осознаем этот конфликт.

Ольга, прошу – несколько слов.


Ольга Березкина: Что это значит – «механизм взвешивания»? Он у зрелого человека должен сформироваться, когда один и тот же человек воспринимается как плохой и как хороший. И это нормально – это один и тот же человек. Это некая психологическая работа, которую совершает каждый человек, взрослея. И у меня есть много таких случаев. Если он вдруг осознает, что он страшно не любит свою маму, а должен любить (я говорю уже о взрослых людях, со своими детьми), то люди очень часто болеют – у них плохо с сердцем становится или какая-то другая патология. Они себя, таким образом, наказывают. Если же ты понимаешь, что тебе что-то в маме не нравится, но ты все равно к ней относишься нормально, или она не та самая гадина, из-за которой у тебя не сложилась вся жизнь, а тебе 40 лет, вместо того, чтобы что-то делать, можно бесконечно… Знаете, люди почитают психоаналитические статьи сами – и теперь понимают, почему у них в жизни так все плохо, и очень сильные такие чувства испытывают.


Татьяна Ткачук: Главное – найти виноватого, а дальше уже по отношению к этому виноватому развить целый спектр негативных чувств.


Ольга Березкина: Ну да.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Еще звонок принимаем. Александр Иванович из Московской области, добрый день.


Слушатель: Добрый день, уважаемые господа. У вас такая передача, претендующая на серьезный научный уровень. Поэтому надо определиться. Ведь на Западе слова «любовь» нет. Там эти отношения опустили до скотского уровня и обозвали «сексом». Что вы имеете в виду под любовью и под сексом? В чем (хотя бы в двух-трех словах) их принципиальная разница? И что вы имеете в виду, когда говорите «это секс и ненависть» либо «любовь и ненависть»? Тут надо четко определиться. Потому что произошло смешение понятий. Это первое.

Второе. Пример из другой области…


Татьяна Ткачук: Александр Иванович, давайте мы на первый вопрос сразу вам ответим, а потом вы второй вопрос зададите.

Павел Семенович, можно было бы попросить нашего слушателя объяснить, что он имеет в виду под словом «Запад», потому что это очень обширное понятие. Насколько я помню, во всех языках «любовь» и «секс» называются разными словами, для этого есть разные слова.


Павел Гуревич: Безусловно.


Татьяна Ткачук: Ну, прошу – несколько слов буквально, и мы передадим слово слушателю.


Павел Гуревич: Дело в том, что, конечно, «сексуальная революция» прошла в европейских странах. Но мы сегодня видим уже некоторое противостояние этой революции. Опять в моде любовные отношения, нежные, семейные, румянец на щеках. К чему же так обобщать?..


Татьяна Ткачук: Другое дело, что, может быть, наш слушатель клонит к тому, я так думаю, что, наверное, в страсти наиболее ярко проявляется амбивалентность человеческих эмоций.


Павел Гуревич: Наверное, да.


Татьяна Ткачук: Но мы чуть позже об этом поговорим.

Александр Иванович, задавайте свой второй вопрос.


Слушатель: Это не вопрос, а комментарий. Например, Мейерхольд, великий русский режиссер, он выбирал только то, что он искренне, истинно любил – те пьесы. И работая над этой пьесой, он доводил и коллектив, и себя до изнеможения. И когда его спрашивали близкие люди: «Как дела с вашей пьесой?», — он говорил: «Эта сволочь-пьеса меня уложит в гроб». То есть, любовь и ненависть – это когда кто-то любит человека, и он хочет, чтобы этот человек был у него навечно, он хочет, чтобы это была, в конце концов, его собственность. Пример – гарем. Вот посадить его, чтобы не было страха, что это уйдет. А это, естественно, как говорится, у одного вызывает страсть, а у другого – ненависть. А по поводу того, что…


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр Иванович. Теперь уже мы вас прервем, потому что у нас еще один слушатель на линии. А потом мы прокомментируем ваше мнение.

Валентин из Рязани, прошу вас. Здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Первый вопрос. Может ли быть сильное чувство без эмоций, скажем, ненависть и любовь, так сказать, на уровне головы?


Татьяна Ткачук: А как это – чувство без эмоций? Это тогда уже не чувство.


Слушатель: Я поэтому и спросил. И второй вопрос. Вот если психология берется лечить психические заболевания, то по определению она может справляться, видимо, и с чувствами, если она берет на себя такие обязанности. Спасибо.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Валентин.

Ну, что касается звонка предыдущего слушателя. Я думаю, что с Мейерхольдом – это блестящий пример, который полностью комментирует то, о чем мы сейчас в студии говорим. Что касается гарема… ну, там была другая тема затронута – тема страха потерять. Мне кажется, что это чуть-чуть в другую сторону.

Теперь два вопроса. Первый вопрос – «чувство без эмоций». И второй… Немножко упустила я формулировку вопроса, но мне кажется, психиатрия занимается психическими заболеваниями, а не психология. Ольга, прошу.


Ольга Березкина: Что касается чувств и их осознания – это связано очень сильно с той средой, в которой человек рос, и как он учился свои чувства опознавать, не бояться и как к ним относиться. Многие люди так боятся чувств, любых чувств, что когда они их осознают, то им становится плохо. Им легче рассуждать. То есть такая защита, что «любовь – это тогда, когда я…», и так далее. В принципе, каждый человек пытается как-то с чувствами справиться, их осознавая. Это один из первых шагов.


Татьяна Ткачук: Но ведь еще есть такой тип людей, у которых понятия любви подменяются какими-то другими понятиями. То есть, любовь к родителям – это, прежде всего, чувство долга и какие-то обязанности по отношению к ним. Любовь к ребенку – это желание воспитать по какой-то системе. Но вот, видимо, слушатель говорил об отсутствии какого-то тепла и каких-то сильных всплесков эмоциональных.


Ольга Березкина: Может быть, и об этом он говорил. Но, в принципе, люди все равно испытывают эмоции, потому что они живые, и это – физиологический процесс. Другое дело, что они с ними делают, с этими эмоциями.

А что касается того, как они выражают свою любовь. .. Они могут выражать ее как угодно, даже деньгами, если они по-другому не могут. Понимаете? Или вниманием. Просто люди разные, и они по-разному выражают свою любовь. Есть такие пары, которые всю жизнь так ругаются – и это составляет смысл их любви и смысл их жизни. И при этом их разорвать невозможно. Как только они куда-то разъезжаются на час – они тут же друг к другу стремятся.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Павел Семенович, а как вообще амбивалентность чувств, двойственность, о которой мы сегодня говорим, связана с типом личности?


Павел Гуревич: Ну, я думаю, что, действительно, можно выделить некоторые типы личности, которые в большей степени подвержены этой двойственности. Скажем, истерический характер, безусловно. Настасья Филипповна или какой-то другой персонаж ярче выражает этот переход от одного состояния к другому. А если мы возьмем, скажем, человека мыслительного типа, то страстность его натуры выражена меньше. Вот я так понял вопрос нашего радиослушателя, что чувства могут быть без эмоций. То есть, на самом деле, если это – эмоции, то это страсть. Страсть – это то, что выделяет человека и возвышает над животным миром. Потому что это другая система ориентаций для человека, которых нет у животных.


Татьяна Ткачук: Говорят, что у дельфинов есть…


Павел Гуревич: Возможно. Властолюбие, корыстолюбие, любовь, преданность, верность, фанатизм – вот это все мир наполненных, полнокровных человеческих чувств. И если мы имеем дело с эмоциональным человеком, то, конечно, он больше подвержен демонстрации этой полярности. Истерический тип, наверное, больше подвержен этому.

Но если мы говорим о патологических состояниях, то там, конечно, прав Блейлер, который накопил достаточный эмпирический материал, когда он видел эту расщепленность.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Еще примем один звонок. Георгий из Московской области, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Огромное спасибо за передачу. У меня такой вопрос. Почему бы не перейти к сути – политкорректность цивилизации, которая после «рок-революции» наступила? Это было открытием для бизнес-владык, что политкорректность, воспитанная рок-Митрофанушками, она… новый лозунг: «Митрофанушки всех стран, объединяйтесь!».


Татьяна Ткачук: Георгий, готова Ольга вам отвечать.

Ольга, пожалуйста.


Ольга Березкина: Я думаю, что политкорректность – это тот способ, которым в определенных культурах скрывают негативные чувства. И если в этом покопаться, то, обычно, это такой способ культурный – скрыть негативные чувства к кому-то, это культурное явление.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Больше всего тема «любви — ненависти» обсуждается, как я выяснила, готовясь к этой программе, на различных интернет-форумах, а их буквально сотни. То есть, практически во всех городах России, от малых до великих, в женских и мужских (что меня удивило!) чатах, — споры кипят нешуточные. Вот несколько мнений пишущих: «Ненависть может быть к любимому в двух случаях: если любишь безответно, и если простить что-то глобальное не можешь». И тут же этому человеку возражают: «Нет, это уже не высшая любовь, потому что в ненависти всегда есть эгоизм, а высшей любви он неизвестен». «Если спутницей любви становится боль, то ненавидишь именно эту боль, а не человека, которого любишь». И последнее высказывание, мужчина пишет: «Несмотря на всю шизоидность моей натуры, не раздвоиться мне настолько, чтобы ненавидеть того, кого я хоть как-то люблю. Господа, вы путаете ненависть с раздражением, обидой, завистью – с настоящей же ненавистью любовь не совместима никак и никогда».

Ольга, прошу ваш комментарий, если какая-то реплика вас зацепила.


Ольга Березкина: На самом деле, мне понравилась последняя реплика. Потому что, действительно, вот такие очень сильные чувства – любовь и ненависть одновременно – испытывают, наверное… Все равно они сменяются, вот в этот момент одно чувство не осознается. Действительно, не очень уравновешенные люди, которые… Вот Павел Семенович сказал, что они пограничные, но у меня немножко другая терминология. Обычно эти чувства, кстати говоря, если истерическая личность, они не очень глубокие, поэтому они очень быстро сменяются.


Татьяна Ткачук: То есть, и то, и то поверхностное, получается?


Ольга Березкина: Ну, в общем, мне кажется, что в значительной степени… Конечно, люди разные, но вот истерической личности свойственно не очень… Я понимаю, что вы со мной не согласны. Но я высказываю свое мнение.


Татьяна Ткачук: Ольга, а я вот сразу Павла Семеновича спрошу. Павел Семенович, тогда, действительно, может быть, мы говорим об обиде, о зависти, о раздражении (Ольга часто сегодня это слово упоминала – «раздражает человек»), может быть, это не ненависть, на самом деле?


Павел Гуревич: Ради Бога, можно говорить о том, что любящие ссорятся, можно говорить о том, что они эгоистичны. Но я лично считаю, опираясь на собственную клиническую практику, что чем глубже любовь, тем больше в ней заложено противоположностей. Каждый любящий человек должен быть готов к тому, что его любовь может обернуться изнанкой.


Татьяна Ткачук: Павел Семенович, а вот что это значит – «любовь может обернуться изнанкой»? То есть, может обернуться, а может и не обернуться? Кто или что этот конфликт провоцирует? Это ведь внутренний конфликт личности некий…


Павел Гуревич: Да, это внутренний конфликт. Но для того, чтобы выразить существо этого конфликта, нужна конкретность. Вот о чем идет речь. В одном случае, как я уже пытался вспомнить «Демона» Лермонтова, который любит Тамару, и объясняя свои чувства – глазами, конечно, романтического поэта Лермонтова: «В любви, как в злобе, верь, Тамара, я неизменен и велик…». То есть, речь не идет о том, что «немножко любил» и «немножко ненавидел».


Татьяна Ткачук: То есть, если велик, то во всем – и в том, и в том.


Павел Гуревич: Если велик, то во всем! И чем больше чувство любви, тем больше разного рода предостережений должно быть. Когда говорят: «Я тебя безумно люблю!», — то это может немножечко и насторожить. Потому что тогда надо очень бережно…


Татьяна Ткачук: Но это же идиома. Ведь люди же не вкладывают прямой смысл в эти слова, а особенно, если чувство взаимное.


Павел Гуревич: Да, это идиома, а чувства-то реальные существуют.


Татьяна Ткачук: Ольга, прошу.


Ольга Березкина: Каждое слово, оно, действительно, отражает значительно глубже нашу психологию, чем нам кажется. Вот мы говорим, что безумно любим, то есть, действительно, теряем разум. А вообще, я слышала такое определение психиатров, что такое любовь – это невроз навязчивых состояний.


Татьяна Ткачук: Да-да, в этой студии это тоже звучало не раз…

Звонок принимаем. Алексей Петрович из Москвы. Добрый день.


Слушатель: Добрый день. Вот вы сказали очень хорошо по поводу отношений взрослых детей и родителей: «Она – гадина, из-за которой не сложилась жизнь», — а тебе 40 лет. Но эта ситуация не заканчивается этим, она развивается и дальше. То есть, стремление наказать родителей за то, что они сделали в детстве, за то, что они заставляли тебя ходить, скажем, в немецкую школу (или в английскую школу), в музыкальную школу, на спортивное плавание и так далее.


Татьяна Ткачук: Отыграться, да?


Слушатель: Да. А потом отвергается это все. Скажем, если учился в немецкой школе – немецкий язык забрасывается, учится английский язык, а к немецкому не прикасаются. К музыкальному инструменту не прикасаются.

А что касается родителей, то наказывать их можно, например, так. Раза три выбросить библиотеки или выбросить три пишущих машинки, потому что, скажем, один из родителей занимается творчеством. Вот такие моменты. И в то же самое время…


Татьяна Ткачук: Алексей Петрович, а вы нас хотите спросить что-то –это нормально или нет?


Слушатель: Я просто говорю, что вы остановились, но по моим жизненным наблюдениям, этот процесс продолжается еще в другом русле.


Татьяна Ткачук: То есть, происходит некое сведение счетов с родителями за то, что было в детстве?


Слушатель: Да, сведение счетов. И я согласен, что взросления нет. Потому что человеку 38 лет, а он продолжает играть в компьютерные игры, показывать свою ненависть к родителям, хотя одновременно и с заботой, но забота – скорее всего, показать, что они от него зависят материально.


Татьяна Ткачук: Понятно, Алексей Петрович. Я просто добавлю сюда как бы другую сторону медали. Вот очень сложные отношения родителей к выросшим детям, в которых смешивается и какое-то разочарование, потому что не все получилось, и какое-то отчаяние, потому что ребенок вырос, и вдруг тебе кажется, что ты ему не нужен уже больше совсем. Ведь это тоже очень противоречивые чувства, и они тоже могут долго длиться. Уже этому ребенку, может быть, в свою очередь, 35-40 лет, а мать (или отец) может переживать очень сложные чувства по отношению к тому, кого растил с пеленок, и который казался до какого-то момента таким понятным, теплым, родным и простым, а потом оказался совсем непростым.

Ольга, прошу… Вот такое продление на всю жизнь неких сложных эмоций…


Ольга Березкина: Я могу сказать, что я таким людям очень сочувствую. Причем, я сочувствую как родителям, так и детям. Потому что вот то, что этот… Я так представила, у меня такая фантазия есть, что это родитель рассказывает о своем ребенке или о ребенке своих знакомых. И смысл жизни обоих родителей и детей до 38 лет, он в борьбе. Они друг от друга не могут отступиться. Причем, не только ребенок, но и родители. Понимаете, они же должны жить какой-то другой жизнью. А они же его все время тюкают, наверняка, все время ему что-то говорят. Это об очень глубоких отношениях, которые патологичны сами по себе, потому что, ну, в 38 лет нельзя так друг к другу относиться. Скорее всего, этот человек никогда не заведет семью…


Татьяна Ткачук: Вот смотрите, мы все время сами себе противоречим. С одной стороны, мы уже 40 минут в студии говорим о том, что никакой патологии в этом нет, что свойственно это всем людям, что мы с этим рождаемся. Вы оба склонились к точке зрения Фрейда, а не его швейцарского коллеги. И в то же время каждый раз, когда мы рассматриваем какие-то конкретные примеры, звучат слова, что это значит, что не произошло сепарации, то есть отделения вовремя от родителей, что отношения патологические, что вам таких людей жалко…

Павел Семенович, я такой вопрос задам. Вот в паре «мать — ребенок» мать может испытывать какие-то сиюминутные гнев и раздражение по отношению к ребенку, но это всегда происходит на фоне любви и беспокойства за его судьбу, за его здоровье. В паре «мужчина — женщина» один из партнеров может испытывать и гнев, и стыд, и досаду, но на фоне зачастую обожания и преклонения перед партнером. Всегда ли одна из этих противоречивых эмоций – устойчива, и она как бы является базисной, а вторая – ситуативна, она мелькает молнией на небе и исчезает? Или же они могут быть совершенно равноправны, и обе быть базисными?


Павел Гуревич: Они не ситуативны. И если вы мне позволите, то давайте вернемся к ситуации, когда Фрейду понадобилось слово «двойственность», «амбивалентность». Имеется в виду работа «История маленького Ганса». Фрейд показывает сложный замес этих чувствований на материале 5-летнего ребенка, который желает устранить своего любимого отца и занять его место. То есть, когда вы задаете вопрос – является ли это нормой или патологией? – то, на самом деле, с одной стороны, это – норма, потому что это обычная ситуация, комплекс Эдипа, который существует во всех культурах, и это родовая судьба каждого человека…


Татьяна Ткачук: Это психоаналитик в вас сейчас заговорил…


Павел Гуревич: Да. А с другой стороны, конечно, это кажется патологией. Потому что все зависит от того, как мы рассматриваем этого ребенка. Если мы рассматриваем его руссоистски, о чем мы все время… Вот так мне как-то показалось, что у нас представлена такая благостная интонация: «Ребенок должен, родитель должен испытывать полноценные чувства». А ведь на самом деле каждый проходит через этот Эдипов комплекс. И поэтому, с другой стороны, это кажется абсолютно болезненным процессом, абсолютно патологичным. То есть, я бы это таким образом выразил: да, это антропологическая данность, да, это качество человека, но кто сказал, что человек – это идеальное существо?..


Татьяна Ткачук: Любопытный ход! Вот этого я от вас не ожидала.

Звонки примем. Олег из Москвы, добрый день.


Слушатель: Добрый день. Здесь приводился пример (кажется, в предыдущем звонке) огромной нагрузки на ребенка, и вследствие этого – недовольство родителями. Но, по-моему, это вообще частный случай любой нагрузки на человека влюбленного. Потому что если человек не просто кого-то соблазнил, а именно влюблен, то он уважает свой объект любви. И ему кажется, что он недостоин его, и что его успехи недостаточны. И таким образом, это вызывает стресс, огромную нагрузку психологическую. И в сущности, это связано не с тем, что человека любимого ты ненавидишь, а ты ненавидишь те усилия, которые, как тебе кажется, ты должен приложить, чтобы быть его достойным.


Татьяна Ткачук: Вы знаете, Олег, мне кажется, что там даже более сложный механизм. Ты ведь встаешь на цыпочки для того, чтобы быть выше, красивее, лучше, достойнее, и какое-то время ты ходишь на этих цыпочках, пока ты получаешь как бы за это, как тебе кажется, внимание своего партнера. Но на цыпочках долго ходить невозможно, и рано или поздно ты встанешь на всю стопу. И вот в этот момент ты будешь ненавидеть подспудно человека, который заставил тебя столько времени в столь уродской и в столь неестественной позе проходить.

Продолжайте вашу мысль. Извините, что прервала.


Слушатель: То есть, значит, я правильно понимаю, что, на самом деле, ненависть не к объекту, а к тем усилиям и к тем разочарованиям, возможно, которые связаны с процессом любви.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Олег. Вот на форуме (я приводила одну из цитат) человек утверждает, что это — ненависть к боли, которую любовь вызывает. В общем, примерно близко. Павел Семенович, так все-таки ненависть к объекту или к тому, что с тобой с самим происходит, когда ты находишься в состоянии любви к этому объекту?


Павел Гуревич: Нет, я все-таки продолжаю настаивать на том…


Татьяна Ткачук: Настаивать на своем.


Павел Гуревич: …что это глубинное, трудноутолимое чувство, труднонасыщаемое чувство. И тщетно искать здесь педагогический аспект. Потому что вот любил ли Алеко Земфиру? Да, конечно, любил. А открылась ли она ему в том, что она любит другого человека? Да, открылась. А зачем он ее убил? Он мог и не убивать ее.

Вот почему так бывает, что в семье, где существуют благостные отношения, на самом деле вдруг совершается бытовое преступление, люди убивают друг друга? И не потому, что это некое поверхностное чувство, а глубинное чувство, на чем я и настаиваю.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Ольга…


Ольга Березкина: Я хочу все-таки… я начинаю уже спорить с Павлом Семеновичем. Потому что если в семье все время благостные отношения, то, значит, все конфликты и все отрицательные чувства, они вытесняются. И в какой-то момент человек не знает, что делать с собственной агрессией, со своими чувствами. И в какой-то момент они просто выходят, как платину прорывает, из-под контроля. И человек, в принципе, способен справиться и со своей любовью, и со своей ненавистью, ну, заплатив какую-то цену.


Павел Гуревич: Я не понял, а в чем спор-то? Да, конечно, чувства накапливаются и дают исход, безусловно.


Ольга Березкина: Это связано с тем, какие отношения в семье, и как в семье, где он усваивает, обращаются с чувствами.


Павел Гуревич: Конечно. Там существует особая эмпирика, существуют особые социальные условия, поэтому, может быть, ненависть к человеку – это, может быть, ненависть к боли, разочарование по поводу того, что не получилось так, как хотелось. Но это всегда органика.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Спасибо, Ольга.

И нам дозвонился Сергей из Москвы. Сергей, добрый день.


Слушатель: Здравствуйте. Хотел бы напомнить вам один физический принцип: если есть два тела (или два заряда, например), то на дальних расстояниях они притягиваются, но если мы их близко-близко сдвинем, то они будут отталкиваться, будут включены силы отталкивания. Так вот, оптимальное состояние двух тел — когда они одинаково притягиваются и одинаково отталкиваются. И для этого нужна дистанция, то есть, пространство некое, у каждого должно быть личное пространство. Это первый мой комментарий…


Татьяна Ткачук: То есть, вы против слияния полного, да?


Слушатель: Да.


Татьяна Ткачук: …которое неизбежно приведет к отторжению, к отталкиванию.


Слушатель: Конечно.


Татьяна Ткачук: Давайте второй тезис.


Слушатель: Зашла речь о великовозрастных «детях», и тут, мне кажется, вы не учитываете или забыли о специфике нашей страны. То есть, все наши перипетии советские, постсоветские, все сложности наших десятилетий, все они успешно преодолевались только семьей. И это уже у нас в генах, что ни партия, ни власть, ни государство не даст человеку того… и не даст способности выживать, кроме как семья, внутрисемейные отношения. И войну так пережили. И поэтому мои бабушка с дедушкой пестовали мою маму, и также это распространяется, например, и на наше поколение.


Татьяна Ткачук: Ну, Сергей, это очень спорный вопрос. А как же кризис традиционного понятия «семья» сегодняшний, растущее число разводов?.. С одной стороны, вы правы, конечно, а с другой стороны, все немножко сложнее, чем ваш взгляд такой.


Слушатель: Мне кажется, что как раз ушли вот эти прежние установки, и они как-то разрушаются, но если бы они, может быть, были бы более мудрыми, более гибкими, то, как в Италии, как во всех романских, латинских странах, был бы культ семьи, который помог бы и нам пережить эти времена.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Поняла идею. Вот не думаю я, не будучи психологом все-таки сама по образованию, что даже если бы семья была крепка как никогда, то это сняло бы проблему того, о чем мы сегодня говорим. Потому что проблема-то коренится в психике конкретного человека, каждого из нас с вами. Но, тем не менее, Ольге передаю слово.

Ольга, ваш комментарий.


Ольга Березкина: Хочу сказать, что такие не выросшие «дети» есть не только у нас, а в той же Италии и в Америке есть, и так далее. И это не говорит о том, что это хорошо или плохо, то, насколько крепка семья в какой-то момент. Во-первых, надо понять, что люди имеют в виду под крепостью семьи. Она может быть внешне крепка, а внутри там могут быть всякие скандалы, и при этом они тоже очень крепкие.

Я бы хотела немножко вернуться к тому комментарию, когда притягиваются и отталкиваются…


Татьяна Ткачук: …плюсы и минусы на расстоянии и вблизи.


Ольга Березкина: Действительно, что у каждого человека есть оптимально комфортная ему в данный момент эмоциональная дистанция. И если ему эту дистанцию в данный момент пережать, ну, например, слишком близкие отношения – это зависит тоже от истории его и от особенностей его психического строения, — он не может выдерживать, он пытается вырваться. Вы же знаете, что есть безумное количество пар влюбленных, когда один убегает, а другой его преследует, а потом это может точно так же поменяться. Потому что это спектр – от любви до ненависти и от далеких расстояний до близких расстояний. Поэтому мне кажется, что и норма, и патология, она тоже лежит где-то на этом спектре. Это не дискретно.


Татьяна Ткачук: Спасибо.

Принимаем еще звонок. Любовь Николаевна из Московской области, добрый день.


Слушатель: Добрый день. Я бы хотела сказать еще вот о чем. Вот любовь и ненависть, они зависят еще и не от самого человека, а от объекта, на который это распространяется. Например, моя мама была добрым и умным человеком, и поэтому у меня никогда не было к ней никаких двойственных чувств. А также и окружающие меня люди. Если человек умный и добрый, то у меня к нему нет двойственных чувств никогда.


Татьяна Ткачук: Любовь Николаевна, спасибо вам за звонок. Я уже поняла вашу мысль. Очень важный момент, на самом деле, вы затронули.

Павел Семенович, сейчас буду вас пытать. Вот смотрите: Фрейд объяснял, что амбивалентность чувств развивается там, где мы имеем дело со сложным объектом, чьи отдельные особенности, как он писал, по-разному влияют на наши потребности и ценности. Скажем, можно любить человека за доброту и ненавидеть его за вспыльчивость. В то же время он утверждал, что в любой сильной привязанности за нежной любовью кроется враждебность, и проявляется она именно к самым любимым лицам, в тех случаях, где ее меньше всего можно было бы ожидать…

Я вот до конца не могу понять: все-таки любой ли человек может вызвать у меня вспышку любви и ненависти одновременно, или только какой-то конкретный, какого-то особого склада характера и личности, какой-то особо сложный человек? То есть, в конце концов, от него это зависит или от меня, от особенностей его психики или от моих особенностей психики?


Павел Гуревич: Мы все время говорим об одном и том же – мы говорим об антропологической природе человека, о том, каков он, этот человек. Мы пытаемся создать некоторый силуэт этого человека, у которого, действительно, существует двойственность чувств. Храбрый полководец, как писал Иосиф Бродский, который одержал массу побед, возвращается в столицу в страшном страхе. Что здесь – ситуативный страх, страх перед объектом, перед Сталиным, или это все-таки какой-то дефект его смелости? Если этот человек смелый по определению, то он должен войти в столицу тоже мужественным, а он боится. Такова природа человека.

Поэтому я каждый раз, когда мы возвращались к этому вопросу, пытался сказать о том, что Фрейд показывает, прежде всего, как мы обнаруживаем наши чувствования.


Татьяна Ткачук: Павел Семенович, извините, вот прерву вас сейчас. То есть, если вернуться к звонку слушательницы, независимо от того, какая мама – добрая, простая, заботливая, ласковая, не вызывает она сложных чувств у слушательницы. И слушательница говорит о том, что, на ее взгляд, это зависит очень от того, какие люди нас окружают. А вы все-таки считаете, что это не зависит от того, с кем мы имеем дело, а это зависит только от нас, только от нашей психики, от нашей антропологической такой особенности?


Павел Гуревич: Весь фокус в том, что когда человек говорит о том, что у него нет этой двойственности, то в ходе клинического анализа она все-таки обнаруживается.


Татьяна Ткачук: Вот тут большой вопрос: стоит ли ее обнаруживать, если сам человек ее не чувствует и не страдает от этого?


Павел Гуревич: Нет, это не увлечение психиатра, который вытаскивает эту двойственность, а это по жизни так получается. Когда мы говорим: «Испытывали ли вы ненависть к своей маме?», — «Что вы, как можно?!.. Моя мама чудная, великолепная!». А почему же совершается такое количество преступлений?.. Почему, например, — вот мы затронули тему сепарации, — французы ругают нас за то, что у нас дети живут с родителями? Они говорят: «Это доэдипальное состояние. Вы должны отделить детей. Они должны жить отдельно». К вопросу о дистанции, притяжении и отталкивании.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Ольга, прошу.


Ольга Березкина: В общем-то, в принципе, наверное, я согласна, прежде всего, с тем, что взрослые дети должны жить отдельно, если есть для этого условия. Потому что они тогда смогут сформироваться так, чтобы как-то по-своему начать свою жизнь. Не потому, что мама так считала…


Татьяна Ткачук: Это другая тема. Ольга, не уходите от темы.


Ольга Березкина: Хорошо. А что касается того, от чего зависит, вызывает у нас любовь или ненависть какой-то человек, то чаще всего это, во-первых, зависит от того, в насколько близких эмоциональных отношениях мы с ними находимся. Потому что сильные чувства вызывают у нас те люди, к которым мы по каким-то причинам (которые мы сейчас не будем рассматривать) находимся в близких эмоциональных отношениях, они для нас эмоционально очень много чего значат.


Татьяна Ткачук: И тогда не важно – простой человек или сложный сам по себе, по своему…


Ольга Березкина: Я в своей жизни ни разу простого человека не встречала. Понимаете? Другое дело, что самые сильные чувства человек испытывает, когда он маленький, и он пытается овладеть окружающим миром, окружающими чувствами. И часто у него может вызвать необоснованно, казалось бы, безумное чувство какой-то человек, который мимо него прошел и что-то сказал. Если это начать исследовать, то выяснится, что он похож на его старшего брата, который чего-то у него в детстве отобрал. Или так всегда делала тетя, которая его унижала, когда к нему приезжала в гости. А при этом это некая проекция чувств.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

И последний вопрос успею вам обоим задать. Конфликтные эмоции, взаимодействуя между собой, они друг друга изменяют? То есть, примитивно говоря, становится ли моя любовь меньше, хуже и слабее оттого, что иногда к ней примешивается ненависть?


Павел Гуревич: Ну, разумеется. Хотя я бы все-таки позволил себе двоякий ответ. В некоторых случаях замес ненависти усиливает любовь, а в некоторых – ослабляет это чувство.


Татьяна Ткачук: Но влияние происходит, безусловно, да?


Павел Гуревич: Безусловно.


Татьяна Ткачук: Ольга, каков ваш взгляд?


Ольга Березкина: Чувства вообще эволюционируют. Человек меняется… И то, как мы любим маму, когда нам 3 года, и то, как мы ее любим, когда нам 16 лет, и то, когда мы ее любим, когда нам 50 лет, — это разные чувства. Поэтому, естественно, что любовь и ненависть…


Татьяна Ткачук: Кстати, видимо, и пропорция любви и ненависти может меняться?


Ольга Березкина: Ну, вот мы же взяли, что есть любовь, и есть ненависть. На самом деле, если мы будем рассматривать эти чувства, то в них тоже есть куча всяких аспектов разных. Пропорции любви… Ну, нельзя сказать, что наше отношение к человеку – это смесь любви и ненависти, такой коктейль. В нем есть много чего другого.


Татьяна Ткачук: Ну, и слава Богу. У нас есть еще много эфиров впереди, чтобы о другом тоже успеть поговорить. Но, к сожалению, сегодня подошло к концу наше время.

Если чувствуешь ненависть – значит, не любишь. Если любишь – значит, не можешь ненавидеть. Это – только на первый взгляд… Почему-то многие литературные герои известных писателей в тот или иной сложный момент своей жизни размышляли именно на эту тему: как это возможно – отвращение и удовольствие одновременно? Похоже, не зря об амбивалентности наших чувств написаны целые трактаты психологами и психиатрами. Потому что, как мы выяснили еще раз сегодня в течение этой программы, простыми созданиями нас с вами никак не назовешь…

Я благодарю за участие в эфире философа, психоаналитика Павла Гурев ича и семейного психотерапевта Ольгу Березкину.


«Сейчас время жить» – Огонек № 16 (5611) от 27.04.2020

30 апреля в сетевой прокат выходит новый фильм Анны Меликян «Фея». Накануне премьеры режиссер рассказала «Огоньку» о том, почему решила пощадить своих героев, а также о рецептах спасения кино во время пандемии.

Беседовала Мария Лащева

Когда эгоистичный владелец крупной компании по производству кибер-игр (Константин Хабенский) встречает смешную и наивную Таню (Екатерина Агеева), неудавшуюся художницу, дальнейший сюжет представляется очевидным — сейчас девушка будет положительно влиять на главного героя, и все закончится большой любовью. Однако внезапно романтическое повествование меняет свое течение: герои погружаются в мистические сферы и начинают бороздить прошлые жизни, чтобы в финале вынырнуть в детектив и вступить в борьбу с реальным злом.

Стилистически и интонационно фильм продолжает драматическую «женскую линию», начатую режиссером в фильмах «Русалка» (2007) и «Звезда» (2014). Анна Меликян известна, кроме прочего, своей привычкой выбирать на главные роли ранее не знаменитых, необычных, «странных» актрис и затем, отталкиваясь от их индивидуальности, выстраивать штучный, персональный сюжет. Так было и с предыдущими героинями ее фильмов — Марией Шалаевой («Русалка») и Тиной Далакишвили («Звезда»). В новом фильме эти актрисы вновь появляются в кадре, замыкая тем самым меликяновский цикл перерождений трагического женского характера, который, меняясь, остается верен своей природе.

В «Фее» впечатляющий хронометраж — два с половиной часа — и замысловатый сюжет. Здесь и феминистские акции, и профашистские группировки, и компьютерная игра с патриотическим уклоном, и детская травма (в роли дочери главного героя дебютировала Александра Дишдишян, дочь Анны Меликян), христианство и реинкарнация, Андрей Рублев и экуменизм.

— Сюжет вашего фильма запутанный, многоуровневый, водит зрителя за нос: обещает романтическую историю, потом неожиданно вступает мистика, затем все превращается в детектив…

— Да, фильм сложный получился и сложно придумывался. Оттуда еще пришлось выбросить одну историческую линию — уже при монтаже, потому что все впихнуть невозможно. Сценарий я писала долго — начала в 2016 году, а вошли мы в съемочный процесс в конце 2017-го. Меня всегда завораживает этот первый, мистический момент, когда вдруг внутри тебя зарождается идея нового фильма. Ты вроде живешь как обычно, ходишь как обычно, но вдруг начинаешь чувствовать, как внутри какая-то история начинает жить собственной жизнью. И ты уже знаешь, что начало положено. Это волшебство.

Мне вначале хотелось написать про предназначение человека, а потом, когда мы стали снимать и на площадке появилась Катя (исполнительница главной роли Екатерина Агеева.— «О») со своим обаянием, мне вдруг показалось, что это история о любви. Хотя изначально мысли о любви между героями не было.

Когда я смонтировала фильм, то увидела, что там — не любовь, а встреча родственных душ; а это не обязательно перерастает в любовь. Сейчас мне кажется, что это — «про все вместе».

Главное — человек соприкоснулся с тайной, понимаете?.. Мы можем ее только попытаться постичь. Я предвижу совершенно разную реакцию на фильм, и агрессивную в том числе, потому что у людей совершенно разные взгляды на мистику и веру.

— Фильм начинается с кадров жестокого нападения скинхедов на мигрантов. В фильме вообще много жестокости, ранее вам не свойственной.

— Чтобы показать свет — а этот фильм про божественное чудо — надо пройти через темные, жестокие моменты. Сложностей не было. Какие-то кадры даже снимались без меня, у нас были классные каскадеры, мы давали им ручную камеру, и для молодых ребят это было счастье. Им только дай возможность поснимать, побить друг друга фальшиво — они, счастливые, бегали в ночи и бесконечно делали дубли. Насилия в реальности никакого не было, было море радости.

Это все реконструкция реальных акций, в интернете их можно найти. Мне понравилась акция против убийства животных, она подготовлена очень красиво, кинематографично; девушки скрючились в огромных лотках под пленкой, подобно кускам мяса. Другая акция, рядом с Венерой Милосской, была в Лувре, я ее тоже воссоздала. С активистками я не общалась, глубоко не копала, потому что кино не про это. У меня героиня лишена любви, поэтому ее кидает из стороны в сторону — то она хочет быть актрисой, то идет в активистки. Там ведь тоже театрализованное шоу, можно сказать — выступление. Но моя героиня благодаря этим жизненным метаниям открывает в себе призвание художницы. Ее разочарование связано только с тем, что у нее нет любви. Без этого смысла нет ни в чем, только обломанные крылья.

— Заявлено, что «Фея» составляет трилогию с вашими предыдущими работами «Звезда» и «Русалка». Что, как вы сами считаете, объединяет эти фильмы?..

Неудавшаяся художница Таня (Екатерина Агеева) способна, однако, сделать мир добрее

Фото: Кинокомпания «Магнум»

— Героиня, та самая фея — она продолжает череду восторженных, смешных, трогательных, в чем-то наивных девичьих портретов. Я этого, опять же, не планировала, это вышло абсолютно бессознательно. Только когда мне на это указали, я поняла, что действительно — мои героини из разных фильмов очень похожи. Я надеюсь, что с этим фильмом у Кати Агеевой также откроется собственный путь в кино, так же как это случилось у Маши Шалаевой (исполнительница главной роли фильма «Русалка».— «О») и у Тины Далакишвили (исполнительница главной роли фильма «Звезда».— «О»). Я надеюсь, что на нее после этого фильма обратят внимание продюсеры и режиссеры.

Вообще с Катей получилась очень смешная история. Когда я собиралась снимать фильм «Звезда» и писала сценарий, ее ко мне привели на первый кастинг. Она мне сразу очень понравилась, я захотела ее снимать, она идеально подходила для главной роли — такой нелепой девчонки, которая очень хочет стать красавицей и актрисой. Но Катя как раз в это время поступила на актерский факультет в ГИТИС, в мастерскую Олега Кудряшова. Кудряшов — прекрасный мастер, но очень строгий. И у него в том числе абсолютное правило: на первом курсе актеры не имеют права сниматься в кино. И бедная девочка оказалась перед страшным выбором: либо оставить институт, в который она с таким трудом попала, и сниматься у меня, либо отказаться от роли. И она, умница большая, решила учиться дальше. Но это решение ей далось очень тяжело, она приходила каждый день ко мне в офис, сидела и плакала, потому что изменить ничего не могла и просто хотела показать мне свое отношение. Она сидела и рыдала. Я, конечно, тоже была расстроена и на тот момент считала, что она категорически не права. Я ей даже сказала: «Тебя в этой стране, кроме меня, никто снимать не будет». Такую страшную фразу ей бросила. И потом мы полтора года искали актрису для «Звезды» и нашли в итоге прекрасную, чудо-девочку Тину Далакишвили… Спустя много лет я вспомнила про Катю, о том, что не сняла ее и обязательно должна это сделать. Так что сценарий фильма «Фея» я писала специально под нее.

— В итоге вы оказались правы — ее никто до вас не приглашал сниматься?..

— Она снималась, но эти фильмы остались незамеченными. В России много всего снимают, но мало что становится значимым событием. В этом нет вины актера, просто идет большой поток кино, и в нем легко потеряться.

— У актрисы действительно нетипичная внешность…

— …Это очень хорошая примета времени. Я на карантине начала смотреть разные сериалы, сегодня посмотрела «Неортодоксальная» (Unorthodox — немецкий сериал, производство Netflix, режиссер Мария Шрадер.— «О») и как раз об этом подумала — как классно, что главные героини стали другими, не с внешностью классической красавицы, как раньше, а как в том же сериале «Неортодоксальная», как у исполнительницы главной роли Ширы Хаас. Еще пару лет назад ей бы сказали: зачем, мол, с такой внешностью идти в актрисы?

А сегодня мы видим — главная роль, блестящая роль, актриса прекрасная. И ты влюбляешься в нее, начинаешь жить, сопереживать. В кино пришли разные герои, и за этим интересно наблюдать. Собственно, тут как в жизни теперь, ведь и люди все разные. Современные артисты ближе к нам, обычным людям. Нет больше торжества эталона — в духе «И бог создал женщину», когда тебе сложно соотнести себя с героиней, совершенной, неземной красавицей. А новые артисты — у них есть недостатки, они нелепые, смешные, трогательные, но они — живые.

— Екатерина Агеева в жизни похожа на свой образ в фильме?

— Да, конечно. Мало того, в фильме она произносит собственный же монолог, однажды услышанный мною. Я позвала ее перед съемками поговорить в офис; она приехала и начала болтать без умолку, как испорченное радио. Так родился монолог о том, как она хотела стать моделью, поехала в Париж, потому что похожа на Кейт Мосс, как написала письмо Ларсу фон Триеру…

Было очень смешно, я просто валялась под столом. И я ей сразу сказала: я весь этот текст беру в фильм, ты это произнесешь в фильме, так же сбивчиво и стремительно, потому что ничего лучшего я не напишу. Такое не придумаешь. Эту фразу – «я улыбаюсь, потому что у меня рот не закрывается, мне зубы мешают» – ну как это можно придумать?.. Да, она похожа на свою героиню.

— А чем она, по-вашему, отличается от двух других героинь трилогии?

— Тем, что она остается жить. Я сразу так решила… Нет. На самом деле я ничего не решила. Когда я садилась писать сценарий фильма «Звезда», то сказала себе: «героиня точно не умрет». Потому что на тот момент у меня вышло уже два фильма, в которых героиня умирает. И мне казалось, что, если это повторится вновь, надо мной будут смеяться. «Героиня не умрет», сказала я себе — и в итоге в сценарии она умирает.

Я верю, что творчество во многом — бесконтрольный процесс, оно само тебя выведет куда надо. И так вышло на этот раз, в «Фее», что умирать героине не надо. Сейчас время жить.

Более того, я воскрешаю в этом фильме двух других героинь — Шалаевой и Далакишвили; они втроем снимают квартиру. И больше никто не умирает. Зритель, может быть, вообще не поймет, что это героини из моих прошлых фильмов, я прекрасно понимаю, что никому это не интересно. Да зритель и не должен, честно говоря, считывать все эти истории — кино не про это.

— …Втроем, в одинаковых позах они почему-то смотрят турецкую мыльную оперу о любви.

— Мало того, они сидят в тех же одеждах, которые у них были в предыдущих фильмах. Тина — в своем свитере, это единственный предмет, который у меня сохранился со съемок, когда-то мы сами ей его связали. А Маша — в полосатой рубашке, как она ходила в «Русалке». Так что все не просто так. Эта сцена — мои маленькие «семейные радости», как я это называю. Она не имеет прямого отношения к фильму — ее можно было и выбросить. А смотрят они этот дурацкий сериал потому, что у них, активисток, нет личной жизни, нет любви. Они ведут борьбу со всем сразу, против всего понемножку. А недостающих чувств они добирают из сериала.

— В другой центральной роли у вас снялся Константин Хабенский. Причем на этот раз он сыграл циничного и жесткого человека…

Владельца крупной компании по производству кибер-игр (Константин Хабенский) ждет встреча с настоящим чудом

Фото: Кинокомпания «Магнум»

— Хабенский — актер большого дарования, и я, честно говоря, даже не знаю, у кого есть такой же артистический диапазон, как у него. Сейчас мы сняли фильм «Трое», где он играет совершенно противоположную роль, комедийную, и меня поражает, как он в разных ролях даже внешне меняется, безо всякого грима. Это магия перевоплощения, какой-то дар. В одном случае он — милый, смешной, трогательный, в другом — жесткий и неприятный. Я считаю, что Константин, несмотря на огромную популярность, совершенно не раскрыт у нас в кино. Его используют совершенно стандартно, плоско, без экспериментов. А он — человек, готовый к большим экспериментам. Если он верит в идею, он заряжается сам и заряжает режиссера.

— Зачем герой Хабенского в конце фильма выходит на неравный бой со злом, хотя делать это совсем не обязательно, полиция уже вот-вот схватит всех злодеев?

— Это и есть то, ради чего задумана история. В начале фильма герой ни за что бы не вступил в битву со злом, не спустился бы в самое пекло. Но весь его жизненный путь, встречи и события, его внутренняя трансформация приводят его в конце концов к такому выбору. Он изменился, он стал другим человеком.

— В фильме есть и актерский дебют — вы впервые сняли свою дочь.

— Да, причем мы едва успели поймать этот детский момент — буквально через несколько месяцев она резко рванула и выросла, превратилась в девушку. Решение ее снимать было спонтанное, незапланированное. Ей было очень интересно на площадке, но, слава богу, у нее не возникло желания посвятить этому всю жизнь. Я ее поставила, бедную, рядом с такой махиной, как Хабенский, и волновалась, чтобы она не подвела. Я пережила стресс. Сложнее всего во время съемок ей было молчать — в жизни она очень разговорчивая девочка, болтушка.

— «Фея» выходит в прокат не на широких экранах, а на цифровой площадке в интернете. Что вы чувствуете по этому поводу?

— Вы знаете, я поначалу так расстроилась — из-за того, что «Фея» выходит не на широком экране… Очень жаль, например, что зрители не смогут оценить звук 5.1 (surround sound — «обволакивающий звук».— «О») — звукорежиссер сделал совершенно гениальную работу. Было очень обидно, конечно. С другой стороны, для меня это символ перехода в новое время. Позже я поняла, что это может быть даже плюсом для фильма. Все-таки на такое кино у нас в прокате не очень ходят люди. А в такое время, в вынужденной изоляции у такого кино быть увиденным шансов намного больше. И я как-то приняла эту новую реальность. Сейчас я думаю: возможно, что мы теперь всегда будем смотреть фильмы вот так, на цифровых платформах. Я перестала испытывать огорчение, я просто принимаю то, что приходит. Все хорошо.

111 причин любить Россию — Журнал

Йенс Зигерт, немецкий журналист, который с 1993 года живет и работает в России, написал книгу «111 причин любить Россию».

Сама концепция принадлежит издательству Schwarzkopf & Schwarzkopf: там уже вышли многочисленные книги под названием «111 причин любить…» (Канаду, Францию, футбол, грибы и т.п.). Так как Йенс Зигерт уже давно живет в России и ведет блог, посвященный стране, издательство предложило ему написать книгу для этой серии. После продолжительного обсуждения того, насколько сложное это чувство и как непросто оно проявляется, журналист в итоге взял заказ. И ему удалось показать Россию одновременно и с большой симпатией, и критически.

Господин Зигерт, вы написали книгу под названием «111 причин любить Россию». Вы любите Россию?

Й. Зигерт: Я просто-напросто не в состоянии на сто процентов любить нечто столь огромное, как целая страна. Я могу любить отдельных людей, еду, определенную музыку — можно даже сказать, я люблю музыку в целом, но нельзя сказать, что люблю всю музыку. Дело всегда в каких-то отдельных вещах. В итоге я, конечно, задумался, а что для меня значит «любить», и один из важнейших инсайтов, посетивших меня, был таков: когда люди говорят и думают о любви, обычно в голове у них возникает романтический образ любви — ее прекрасная сторона. Но я думаю, что настоящая, истинная любовь имеет также и негативную сторону. Тут меня в некотором смысле вдохновляет Томас Манн. Я, конечно, апеллирую к серьезному авторитету. Причем я имею в виду не размышления Томаса Манна о любви, а его размышления о красоте. На первой странице второго тома «Иосифа и его братьев» он пишет о том, что настоящая красота никогда не бывает совершенной. То, что мы считаем поистине прекрасным, всегда имеет изъяны. То же справедливо и для любви: то, что мы любим, всегда имеет изъяны. Нельзя любить нечто, лишенное недостатков, ведь объект без недостатков — это что-то нечеловеческое, искусственное. А искусственное мы не любим. Мы любим жизнь, живое. И вот так я отношусь и к России. Я люблю витальность этой страны, но когда кто-то пытается сделать из нее нечто искусственное, объект искусства, продукт идеологии — это уже не то, что я люблю.

Вы живете здесь уже очень давно, больше 25 лет, и вы повидали разные времена и разные стороны России. Какая Россия описана в книге?

Й. Зигерт: Моя Россия. Это очень личная книга о той России, которая внутри меня. Я убежден, что другой человек написал бы другую книгу, приводил бы другие рассуждения, по-другому расставлял бы акценты. Так что это очень индивидуальная книга. И, разумеется, речь в ней идет о стране, которая претерпела очень сильные изменения, уже хотя бы чисто визуальные. Сегодняшнюю Москву просто не узнать. Это совершенно не тот город, что 25 лет назад. Тогда я приехал в серый город, красок в нем почти не было. Сегодня он столь многоцветен, что, как говорится, иногда уже почти в глазах рябит. Настолько многоцветен, что уже практически невозможно выносить. Это с одной стороны. С другой стороны, некоторые вещи отличаются постоянством. Езжайте в сибирскую глубинку, и там вы найдете места, где время замерло. Внешним изменениям, разумеется, соответствуют изменения внутренние. Некоторые вещи не меняются или меняются очень, очень медленно. То есть не настолько быстро, чтобы за 25 лет можно было заметить разницу. Разумеется, сегодняшняя Россия отличается от себя столетней давности. Но это видно только на таком большом отрезке времени.
 

«Умом Россию не понять,
 Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить».
 
Федор Тютчев, 1866
(существует перевод стихотворения на немецкий язык, выполненный И. В. Гёте*

*«Я думаю, что те, кто в наше время цитирует Тютчева*, утверждая, что Россию понять невозможно, не поняли Тютчева». (Йенс Зигерт)

Говорят, язык определяет нашу картину мира. Может ли человек, совершенно не говорящий по-русски, понять Россию? Российскую действительность, российский менталитет?

Й. Зигерт: В принципе да, но это будет невероятно сложно. Я знаю, наверное, двух-трех людей, не владеющих русским языком, про которых могу сказать, что они довольно хорошо разобрались, как это страна устроена. Но это исключения. Почти все иностранцы, про которых я бы сказал, что они хорошо знают Россию, давно живут здесь и очень хорошо знают язык. Без языка крайне сложно — если получится, то это, скорее, везение, а не результат целенаправленных действий. Язык очень многое говорит о стране и о складе ума ее жителей. Об этом я пишу и в книге. Например, слово «обида» в русском используется совсем не так, как в других языках. В диапазоне от «ой, обидно, что это не получилось» до «мне за державу обидно», как в фильме «Белое солнце пустыни». Использование концепта «обида» в целом вообще своеобразно. Это то, что нельзя увидеть извне и прочувствовать без языка. Что же касается понимания, то, я думаю, что те, кто в наше время цитирует Тютчева*, утверждая, что Россию понять невозможно, не поняли Тютчева. Не могу себе представить, чтобы многозначительную фразу о том, что Россию нельзя постичь разумом, Тютчев сформулировал без (само)иронии. Он, «западник», страдал от этой ситуации.

Есть ли у вас любимые слова и выражения, которые особенно хорошо характеризуют Россию?

Й. Зигерт: Не такие, которые относились бы ко всей стране. Несколько, конечно, есть. Мне нравится много цитат из фильмов. Например: «Сейчас мы поглядим, какой это Сухов», — говорит Павел Луспекаев в фильме «Белое солнце пустыни». Я бы сказал, что в языках мне симпатичны определенные особенности. В русском мне нравится его чудесная лаконичность. Она состоит, например, в том, что можно опускать личные местоимения. Необязательно формулировать «он сказал», можно просто «сказал». Кроме того, формы настоящего времени глагола «быть» опускаются. И я просто обожаю русские деепричастия. Это такие слова, которые на немецкий переводятся только целым придаточным предложением. И потом, конечно, в каждом языке есть какие-то моменты, которые оказываются более точными, лучше выражают мысль говорящего, чем в других языках. Иногда это зависит от жизненных реалий, иногда так складывается случайно. Моя жена — русская, она прекрасно говорит по-немецки, и есть вещи, которые ни я, ни она никогда не говорим друг другу по-русски, а только в немецком варианте, потому что так быстрее — и наоборот. Например, русское слово «зануда» намного прекраснее, объемнее, чем немецкие аналоги, и одновременно благодаря своей «объемности» — намного конкретнее и понятнее.

Йенс Зигерт | © Dekabristen e.V В книге есть глава о том, что русские обычно легко делятся на две категории: одни любят Достоевского, чай и сыр, другие Толстого, кофе и колбасу. А кого предпочитаете вы — Толстого или Достоевского?

Й. Зигерт: Признаюсь, что эта идея исходит от моей жены. Она — однозначно из категории любителей Достоевского. Разумеется, она признает, что Толстой был великий писатель. Но просто не любит его. Я теперь тоже к этому склоняюсь, но вышло на самом деле интересно. Я попытался найти экспериментальное подтверждение выдвинутому тезису, но пока не нашел. Признаю, что число опрошенных было слишком мало, чтобы можно было делать какие-то достоверные статистические выводы. Но по моим наблюдениям, большинство людей в России действительно отдают предпочтение либо Достоевскому, либо Толстому. Пока что мне встречались очень немногие, которые бы симпатизировали обоим. Это интересно, ведь оба писателя были современниками, и в какой-то период даже жили в одном городе. Кстати, еще один интересный факт — нет свидетельств тому, что они когда-либо встречались. Для меня это из области фантастики. Два настолько значимых интеллектуала, в одной стране, в какой-то момент даже в одном городе — и не встречались. Это действительно странно.

Вы говорите, что для вас главная причина любить Россию — это люди. В книге приведен очень интересный список людей, каждый из которых для вас тоже причина любить Россию. По каким критериям вы их выбирали? Есть ли и другие, которые могли бы войти в этот список, но в итоге не были включены?

Й. Зигерт: Да, их много. Можно было бы вообще составить книгу из 111 «маленьких портретов». Так что окончательный список, конечно, не получился полным. Частично выбор очень личный — в этом списке люди, которые были и есть очень важны лично для меня. Но, конечно, я думал и о своих читателях, которыми наверняка будут по большей части немцы. Я ведь писал не для российских читателей, хотя я могу понять, что им тоже любопытно. Но в первую очередь задача заключалась в том, чтобы сделать Россию немного ближе к людям в Германии, и особенно к людям, которые не очень много о ней знают. Поэтому я часто выбирал людей из обычной жизни. В моей книге фигурируют, например, Петр Юрьевич — врач, практикующий китайскую медицину, или Макс Ефремович Гинденбург, человек, который застал весь Советский Союз от начала до конца. Но есть в книге и люди, которые совершали нечто не вполне обыденное. Которые хотели сподвигнуть свою страну на изменения. Хорошие люди, на примере которых можно показать, какой у этой страны потенциал. Также я включил в книгу несколько представителей так называемой «творческой интеллигенции»: немного российской культуры за рамками мейнстрима, который и так проникает в Германию и на Запад.

Если говорить о Советском Союзе, советском наследии — чувствуете ли вы границу между российским и советским?

Й. Зигерт: Нет, советское — это часть российского. Я бы не сказал, что советское существует отдельно от российского. Советский Союз был государством, где русское было определяющим, — то есть, он был русским, или, точнее, российским государством. В немецком языке есть такая проблема, что обычно понятия «русский» и «российский» передаются одним словом. Меж тем «русский» обозначает все этнически русское, например, язык и культуру, а «российский» относится к государству. Специальное слово «российский» в немецком языке фигурирует по большей части в научных текстах. В течение 70 лет Россия была советской, и это до сих пор часть жизни людей, которые родились или росли в Советском Союзе. Для всех, кто родился позже, это часть их истории. Поэтому я не противопоставляю эти два понятия друг другу. Советское — часть того, что сегодня называется российским. В Германии дело обстоит аналогичным образом: она вобрала в себя как Западную Германию, так и Восточную — то есть, ГДР и целый пласт марксизма. А если «отмотать» еще дальше, то мы увидим и совсем другой пласт. Я думаю, разделение тут было бы искусственным.
 

Причина 37: Потому что суеверия – всё ещё обычное дело
Причина 44: Потому что традиционный новогодний фильм идёт 3 часа
Причина 47: Потому что есть гранёные стаканы
Причина 49: Потому что купальный сезон не ограничивается летом
Причина 59: Потому что на столе всегда есть хлеб
Причина 65: Потому что клюквенным соком можно вылечить всё
Причина 78: Потому что в России женщины — сильный пол
Причина 83: Отчества и как их употребляют
Причина 91: Потому что поэт Александр Пушкин – это русское всё
Причина 108: Потому что московское метро – больше, чем транспорт

Вы сказали, что эта книга написана для немецкой публики. Так как она вышла год назад, наверняка уже последовали реакции. Какие отклики поступили от русских, и какие от немцев? Может быть, какая-то реакция вас поразила, оказалась неожиданной?

Й. Зигерт: Меня поразило, что реакции были преимущественно положительными. Имидж России в современной Германии довольно неоднозначен. Большинство считает, что с Россией надо ладить. И одновременно есть и определенное беспокойство, и страх. И есть то, что произошло в последние годы: российская аннексия Крыма и война на востоке Украины, в результате чего снова оживают старые страхи: действительно ли эта страна, этот восточный сосед, так безопасна, как казалось в течение многих лет, опасна ли она сейчас или, может быть, не опасна вообще. Но в целом, я бы сказал, реакции были очень положительными. Как раз на фоне того, что многие, кому знакома моя критическая публицистика или мой блог, были несколько удивлены, что я написал книгу с таким названием. Но по прочтении отношение стало благосклонным; мне говорили: хорошо, что эта книга не рисует Россию исключительно в розовых тонах. Она показывает положительные стороны, но не обходит и проблемные. Я рад, что мне, видимо, удалось немножко пошатнуть стереотипы. Такие вещи заставляют людей задуматься. Жизнь не черно-белая, она всегда полна противоречий. Я очень страдаю от того, что в России многие, в том числе мои друзья, так приветствовали аннексию Крыма. Но это не значит, что вся страна внезапно превратилась в империю зла или империю тьмы или что-то такое. Это по-прежнему страна, где можно жить. Кто-то — кажется, Черчилль или Бисмарк — сказал, что Россия наш сосед, и через 50 лет будет нашим соседом, и через 100 тоже будет. Эта страна существует, и это надо принять как факт.

Возможно, после этой книги вы стали иначе смотреть на другие страны — возможно, и на Германию тоже?

Й. Зигерт: Да, разумеется. Мне кажется, если бы я писал такую книгу о Германии, она удалась бы мне значительно хуже. Несмотря на то, что я уже так давно в России и у меня столько русских друзей, русская жена. Я думаю, что все равно у меня в России сохраняется способность немного отстраниться, взглянуть на вещи со стороны. Моя способность смотреть на Германию столь же критически, как я смотрю на Россию, меньше. Это разная оптика, и, я думаю, об этом нужно просто поговорить в слух. Возможно, удастся понять что-то новое.

В итоге, вы смотрите на Россию извне или изнутри?

Й. Зигерт: С обеих сторон. Иногда, когда я в Германии рассказываю про Россию, я начинаю защищать Россию или критиковать ее сильнее, чем я делал бы это здесь. Ведь поведение любого человека всегда зависит от ситуации. Мы никогда не ведем себя так или иначе беспричинно, мы адаптируем свою коммуникационную стратегию к собеседнику. Поэтому я постоянно спрашиваю себя: насколько я уже обрусел? Есть пара характерных мелочей. Например, вот такая ситуация. Сидим за столом, что-то разливается по бокалам — вино, пиво, крепкие напитки. В Германии принято, что кто-то говорит «Прост!», или ничего не говорит, и все берут и пьют. Естественно, в России это совершенно невозможно. Кто-то обязательно произносит маленький тост или подводит к тосту. И в Германии в таких ситуациях я уже удивляюсь, почему никто ничего не сказал — я уже так к этому привык. Жизнь в России оставила следы и во мне. Если бы не оставила, это было бы нехорошо.

И в завершение — небольшой блиц-опрос. Я называю категорию, а вы в ответ называете человека, предмет или просто слово, которое, на ваш взгляд, хорошо характеризует Россию.
Музыка

Й. Зигерт: Надо отвечать спонтанно? Рахманинов. И Шнуров!

Место

Й. Зигерт: Соловки.

Еда

Й. Зигерт: Селедка под шубой.

Кино

Й. Зигерт: Балабанов.

Человеческие качества.

Й. Зигерт: Душевное тепло.

Слово

Й. Зигерт: «Зануда», хотя, в принципе, «обида».

Искусство

Й. Зигерт: Верещагин.

Все его картины или какая-то определенная?

Й. Зигерт: Нет, не все. Больше всего меня впечатляет свет на тех его картинах, которые были написаны в Центральной Азии. Прозрачность воздуха совершенно невероятная. Кроме того, меня очень тронули две его картины, которые, что самое забавное, висят в Бруклинском музее в Нью-Йорке. В России их в свое время не пропустила цензура. Одна называется «Дорога военнопленных». На ней изображена зимняя дорога, которую можно узнать только по телеграфным столбам на обочине и воронам на проводах. Это зимний пейзаж, написанный после русско-турецкой войны 1877-1878 годов. На обочинах лежат пленные, некоторые из них уже мертвы. Это картина огромного отчаяния. Она меня потрясла. Эта безнадежность. Верещагин интересен и в том смысле, что он был профессиональным военным. Он участвовал во многих войнах — не в качестве солдата, а уже в качестве живописца, и в более поздний период пришел к пацифизму. Именно из-за жестокостей войны, которые он повидал. Поэтому его творчество с одной стороны старо и традиционно, а с другой — невероятно современно.

Большое спасибо!

Книга «111 причин любить Россию» есть в нашей библиотеке.

 

Истинный смысл жизни в настоящем моменте

Самый простой способ объяснить жизнь в настоящем — начать с объяснения того, что значит не присутствовать, поскольку это состояние, к которому мы привыкли.

Когда вы не присутствуете, вы становитесь жертвой времени. Ваш разум погружен в прошлое или будущее, или в то и другое вместе.

Ваши мысли остались в прошлом: что было, что могло быть, что, по вашему мнению, произошло, по сравнению с тем, что произошло на самом деле.Или вы думаете о будущем: что будет, что могло бы быть, что могло бы быть, если…

Конечно, естественно проводить моменты размышлений в прошлом или в мечтах о будущем. Выявление надвигающихся опасностей через ассоциации с тем, что произошло в прошлом, важно для самосохранения.

Но когда наша жизнь диктуется мыслями и эмоциями, связанными с прошлыми событиями и потенциальными будущими результатами, мирно укореняться в настоящем становится все реже.

Наш распорядок, наша привычка — быть где-то в голове, размышляя над негативом и борьбой прошлого, или становиться тревожным и бояться будущего. Редко мы полностью «здесь»; нейтрально сосредоточен на том, чтобы смотреть сквозь призму жизни с ясностью и неприкрытой осознанностью — состояние, которое помогает нам найти удовлетворение и понимание в самих себе.

Привычки быстро становятся нормой, и, как мы знаем из многих других пороков жизни, то, что мы привыкли делать что-то регулярно, не означает, что это хорошо для нас или правильный образ жизни.

Простой способ избавиться от этой привычки быть жертвой времени — определить время таким, какое оно есть. Время — это человеческое понятие. Часы на твоем запястье и настенные часы ничего не значат для матери-природы.

Для нее жизнь — это один развивающийся момент — бесконечный цикл взаимозависимого непостоянства. Время — это показатель, который мы используем в качестве ориентира для организации нашей жизни и документирования истории. На самом деле его не существует. На самом деле это не так. Спросите ученого.

Время — это иллюзия, из-за которой управление временем становится иллюзией.Прошлого не существует, как и будущего. Единственная истинная точка отсчета, которая у нас есть в этот момент времени, и на то, что мы называем «существованием», — это ощущение присутствия, пребывания здесь, в этом теле, видения мира этими глазами.

Это все, что может существовать, потому что это то, что вы чувствуете прямо сейчас. Вы не можете почувствовать прошлое или будущее, но вы можете почувствовать, что значит прикоснуться к чему-то прямо сейчас, что-то увидеть, что-то услышать.

Концепция времени вводит нас в заблуждение, заставляя задуматься о его прохождении и приближающемся прибытии.Это мешает нам наслаждаться этим «присутствием», которое мы чувствуем. Нас обманывают, заставляя оставаться в одном из двух состояний: первое, в котором мы живем в прошлом и размышляем о том, что произошло. Второй — ожидание и постоянное ожидание того, что произойдет, если и когда…

Например:

— Как часто вы получаете удовольствие от своей работы? Или вы слишком заняты мыслями о том, чтобы закончить работу в срок, чтобы дать себе возможность насладиться этим?

— Вы так нервничаете, пытаясь изо всех сил стараться произвести впечатление на начальника, что в любом случае не можете проявить себя с максимальной отдачей?

— Вы настолько отвлекаетесь мыслями о утреннем понедельнике, что портите время, проведенное с детьми на выходных?

— Вы настолько увлечены сожалениями о прошлом, что препятствуете раскрытию возможностей в настоящем?

— Мнения других, сформированные в результате действий, которые вы совершали в прошлом, мешают вам быть тем, кем вы (есть) хотите быть в настоящем?

Мы все в какой-то степени неизбежно являемся жертвами времени, потому что оно стало общепринятым состоянием нормы в нашем быстро меняющемся, высокомотивированном и нервном обществе.И по этой причине важно, чтобы мы понимали, что отсутствие настоящего — это разрыв между двумя мирами, прошлым и будущим, ни один из которых не существует. Постоянное пребывание в этом состоянии мешает нам наслаждаться жизнью и обретать счастье.

Если вы позволите себе стать жертвой времени — жертвой прошлого и рабом будущего, которое еще предстоит разгадать, — вы унесете с собой чувство беспокойства. Вы будете подвержены стрессу, возбуждению и будете чувствовать себя некомфортно в жизни.

Нет искупления вовремя.

Итак, сдайтесь тому, что есть прямо сейчас.

Где бы вы ни были, полностью посвятите себя тому, чтобы быть там. Об остальном позаботится жизнь.

5 причин жить настоящим и перестать планировать слишком много

Благополучие — это термин, который часто используется в психологической литературе для описания здоровых людей. Это часто ассоциируется с удовлетворением, счастьем или удовлетворением. Тем не менее, есть споры о том, что такое благополучие на самом деле и даже как его записать.Из-за такой путаницы в определении, люди часто задаются вопросом, что такое благополучие и как его достичь.

Эта статья откроет ответы на три вопроса:

  • Что такое благополучие?
  • Как это измеряется?
  • Как это улучшено?

Что такое благополучие?

Благополучие включает в себя сочетание состояний чувств и факторов образа жизни. Состояния чувств, связанные с этим, могут включать в себя счастье и удовлетворенность.Факторы образа жизни могут включать чувство удовлетворения, раскрытие своего потенциала, некоторый контроль над жизнью и участие в значимых отношениях. Благополучие также связано с положительным психическим здоровьем. Проще говоря, это конструкция, используемая для описания многих аспектов жизни, включая психологическое, физическое и социальное здоровье. Его синонимы включают счастье, здоровье, положительные эмоции, благополучие и благополучие.

Его также можно определить как состояние баланса или гомеостаза. Этот баланс достигается за счет наличия достаточных ресурсов, чтобы справиться с жизненными проблемами.И проблемы, и ресурсы могут преобладать в трех областях: физическом, психологическом и социальном.

Когда есть много проблем и не хватает ресурсов, благополучие теряется. Однако люди созданы для достижения состояния равновесия. Благополучие связано с успехом в межличностном, профессиональном и личном отношениях. Это часто приводит к большей продуктивности на работе, более активному обучению и творчеству, просоциальному поведению и полноценным отношениям.

Почему сложно определить благополучие? Скорее всего, потому, что он включает в себя разнообразный жизненный опыт и состояния чувств, которые могут различаться у разных людей.Чтобы помочь людям оценить себя, было разработано несколько мер.

Как измеряется благополучие?

Исследователям необходимо согласовать стандартизированное определение благополучия, чтобы точно его измерить. Следовательно, адекватная мера должна охватывать все аспекты благополучия, в том числе как состояние чувств, так и образ жизни. Другими словами, эффективное измерение учитывает как удовлетворенность жизнью, так и функционирование.

Благополучие можно разделить на две категории: объективное и субъективное.

Объективное благополучие

Объективное благополучие смотрит на уровень жизни. Это полезно для исследования культур, стран или групп людей. Он включает в себя измерение образования, дохода, безопасности и продолжительности жизни.

Организация экономического сотрудничества и развития, Национальная программа развития США и Статистическое бюро Италии определили шесть областей для исследования, связанных с объективным благополучием:

  1. Здравоохранение
  2. Вакансии
  3. Социально-экономическое развитие
  4. Политика
  5. Безопасность
  6. Окружающая среда

Субъективное благополучие

Субъективное благополучие включает эмоциональную и психологическую оценку жизни человека.Двумя важными субъективными показателями являются удовлетворенность жизнью и счастье. Измерение субъективного благополучия полезно для прогнозирования моделей психического здоровья. Это внутренне определяется человеком. Независимо от того, как их жизнь может быть воспринята другими людьми снаружи, это измерение того, как люди чувствуют себя внутри.

Субъективное благополучие можно разделить на две категории: гедонистическое и удовлетворение. Гедонический компонент относится к чувствам, эмоциям и настроениям. Компонент удовлетворенности относится к мыслям и к тому, чувствует ли человек свою жизнь полноценной.Люди часто сравнивают свои мысли и удовлетворенность жизнью с социальными и культурными особенностями.

Другими словами, важно учитывать контекст, в котором живет человек. Люди могут по-разному воспринимать свою жизнь в зависимости от социальных и культурных ожиданий. Кроме того, людей невозможно измерить, не принимая во внимание их окружающую среду.

В 2013 году Организация экономического сотрудничества и развития определила субъективное благополучие как важный фактор при оценке благополучия.Поскольку это воспринимается индивидуумом, оно часто оценивается с помощью самоотчетов. Другими словами, люди оценивают свой уровень благополучия с помощью психологических тестов.

Есть пять областей, связанных с субъективным благополучием:

  1. Генетические факторы
  2. Основные и психологические потребности
  3. Социальная среда
  4. Экономика и доход
  5. Политическая обстановка

Как улучшить самочувствие

Есть много способов улучшить чувство благополучия.Это сложная конструкция, в которой задействовано множество факторов. Поэтому для нее нет единого, идеального решения. Вместо этого цель должна заключаться в применении целостного подхода, учитывающего множество факторов.

Следующие ниже методы не являются исчерпывающими. То, что хорошо работает для одного человека, может не подходить для других. Вместо этого эти подходы следует рассматривать как предложения по улучшению самочувствия.

Лицам, которым требуется действительно всесторонняя оценка самочувствия, следует подумать о записи на прием к психологу, терапевту или врачу.Эти люди могут также предоставить ресурсы, прописать лекарства или поделиться советами по изменению образа жизни, чтобы помочь в общем улучшении.

1. Проводите время на природе

Есть доказательства, подтверждающие утверждение о том, что взаимодействие с природой улучшает благополучие. Это включает увеличение положительных эмоций, счастья и субъективного благополучия. Время, проведенное на природе, также связано с обострением смысла и цели жизни, а также со способностью справляться с жизненными трудностями.

Одно исследование показало, что если проводить на природе не менее 120 минут каждую неделю, это улучшает здоровье. В исследовании не имело значения, было ли это время потрачено сразу или растянуто на неделю. Пик улучшения самочувствия наблюдался между 200 и 300 минутами естественного отдыха в неделю.

2. Практикуйте благодарность

Люди, которые воспринимают благодарность как черту, улучшают самочувствие. Признательная благодарность означает готовность видеть незаслуженную ценность в собственном опыте.Государственная благодарность — это чувство, которое возникает после того, как люди переживают акт доброты и, следовательно, чувствуют мотивацию ответить взаимностью.

Одно исследование оценивало государственную благодарность во время Covid-19 в Китае. Людей проинструктировали вести дневник, практикуя благодарность, в течение 14 дней, включая последующее наблюдение в течение одного месяца. Исследование показало, что проявление благодарности в естественной обстановке во время повышенного стресса и беспокойства приводит к усилению положительных эмоций и повышению удовлетворенности жизнью.Однако через месяц повышение удовлетворенности жизнью не получилось.

В результате вышеупомянутого исследования есть доказательства, подтверждающие ежедневную практику ведения дневника и благодарности за улучшение самочувствия. По возможности люди должны проявлять как черту, так и государственную благодарность. Со временем эти практики станут привычкой и приведут к устойчивому улучшению.

3. Развивать повышенную осведомленность

Повышение осведомленности связано с улучшением положительного субъективного опыта, усилением саморегуляции и целенаправленного поведения, а также успешным взаимодействием с другими.

Повышение осведомленности может быть достигнуто посредством мета-осведомленности. Мета-осознание — это способность сознательно замечать эмоцию, мысль или чувственный опыт. Это навык, которому можно научить. Медитация, основанная на осознанности, и психотерапия — это два способа обучения мета-осознанию. Медитации доброты и сострадания связаны с улучшением самочувствия. И когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), и терапия принятия и приверженности (ACT) могут помочь повысить осведомленность.

4.Достижение баланса между работой и личной жизнью

Рабочее место человека может как помочь, так и навредить ему. Факторы на рабочем месте, которые негативно влияют на благополучие, включают:

  • Рабочее давление или требования
  • Отсутствие автономии или гибкости
  • Плохие отношения с коллегой и руководителем
  • Посменная работа
  • Увеличенная продолжительность рабочего дня

Работодатели могут напрямую улучшить благосостояние своих работников, предоставляя оплачиваемый отпуск, возможности для роста заработной платы, поддержку людей с ограниченными возможностями или тех, кто возвращается после травмы, а также доступ к медицинскому обслуживанию.Также могут быть полезны улучшения в рабочей среде и структуре должностей.

Благополучие работников выгодно как работникам, так и их работодателям. Это связано с улучшением:

  • Производительность на работе
  • Как справиться со стрессом и саморегуляция
  • Удовлетворительные отношения, просоциальное общение и сотрудничество
  • Функционирование иммунной системы
  • И физическое и психологическое здоровье

Хорошее самочувствие на рабочем месте также связано со снижением уровня выгорания, стресса и проблем со сном.

5. Ищите позитивные отношения

Люди с заботливыми и позитивными связями часто имеют более высокий уровень благополучия. С другой стороны, плохие социальные отношения могут быть более разрушительными, чем чрезмерное употребление алкоголя и курение. Позитивные социальные отношения также помогают защитить от психических расстройств, таких как депрессия и беспокойство.

Просоциальное поведение важно для формирования социальных связей, ведущих к повышению благосостояния. И признательность, и благодарность — просоциальные черты.Например, сосредоточение внимания на положительных качествах и поступках других. Сочувствие к другим также способствует более высокому уровню благополучия. Наконец, щедрость также является важным показателем удовлетворенности жизнью.

6. Сохраняйте надежду

Надежда — это понятие, часто связанное с духовными и религиозными традициями. Однако в мир психологии он вошел примерно в 20 веке. Сейчас это важный конструкт в позитивной психологии. В широком смысле надежду можно определить как веру в то, что все может стать лучше и что цели достижимы.

Надежда связана с увеличением:

  • Эмоциональная корректировка
  • Положительные чувства
  • Удовлетворенность жизнью и качество жизни
  • Социальная поддержка
  • Целеустремленность

На вынос

Благополучие — это конструкция, которую трудно определить, но она широко цитируется в психологической литературе. Это связано с чувством счастья и удовлетворенности. Это также можно описать как чувство цели или удовлетворение жизнью.

Для точного измерения необходимо согласованное определение. В целом он разделен на объективные и субъективные категории. Объективное благополучие рассматривает социальные и культурные конструкции. Субъективное благополучие относится к ощущениям человека и собственной внутренней оценке.

Есть несколько вещей, которые люди могут сделать для улучшения своего благосостояния. Однако ничто не улучшит все. Скорее, это требует целостной практики психического и физического здоровья.Тем не менее, люди, которые проводят время на природе, развивают позитивные связи, проявляют благодарность, сохраняют надежду и развивают осведомленность, имеют больше шансов на улучшение самочувствия.

Дополнительные советы для вашего благополучия

Изображение предоставлено: Мор Шани через unsplash.com

6 способов жить в данный момент

1. Сосредоточьтесь на настоящем

Чтобы жить настоящим моментом, вам нужно сосредоточиться на настоящем моменте. Сосредоточьтесь на том, что делаете. Выключите телевизор, выключите компьютер, притормозите и наслаждайтесь подарком.

Джей Диксит, старший редактор журнала «Психология сегодня», называет это внимательностью или пребыванием со своими мыслями такими, какие они есть. По словам Диксита, жизнь на данный момент, практикуя осознанность, снижает стресс, укрепляет вашу иммунную систему, снижает кровяное давление и имеет другие полезные физические и психические эффекты. Диксит добавляет, что внимательные люди более безопасны, имеют более высокую самооценку и более счастливы.

По словам Сони Любомирски, доктора философии, психолога и преподавателя из Калифорнийского университета в Риверсайде и автора книги «Как счастья», смаковать и получать удовольствие от жизни в данный момент — будь то еда, чашка кофе или ходить в магазин — вызывает счастье и другие положительные эмоции.

2. Обратите внимание на мелочи

Обратите внимание на мир вокруг вас: на мелочи. Будьте за них благодарны. Живя настоящим моментом и обращая внимание на мелочи, вы сможете получить больше положительных впечатлений.

Шерил Рейнфилд, художник и писатель, рекомендует уделять внимание мелочам, которые делают вас счастливыми, например, есть мороженое, пускать мыльные пузыри или слушать музыку, поскольку эти вещи могут иметь огромное значение для вашего самочувствия.

3.Улыбка

Если вы хотите знать, как жить настоящим моментом, вам просто нужно посмотреть в зеркало и улыбнуться. Улыбайтесь — это может повлиять на то, как вы себя чувствуете.

Журнал

Scientific American Mind сообщает, что эмоциональное выражение лица влияет на то, как мы себя чувствуем. Журнал добавляет, что в нашем сознании существует связь между тем, как мы себя чувствуем, и тем, как мы реагируем. Если мы счастливы, мы улыбаемся. Если мы улыбаемся, мы чувствуем себя счастливыми. Наше лицо сообщает о нашем душевном состоянии другим и самим себе. Так что улыбайтесь — это сделает вас счастливее и поможет ценить жизнь в данный момент.

4. Совершать случайные добрые дела

Случайные добрые поступки, те бескорыстные действия, которые помогают другим, помогают вам жить, заставляя других улыбаться, а также заставляя вас улыбаться. Случайные добрые поступки просто случайны. Они происходят спонтанно, в данный момент и являются отличным дополнением к вашей повседневной жизни.

В следующий раз, когда вы увидите этого человека, идущего под дождем, предложите ему свой зонтик. Тот застрявший автомобилист? Звать на помощь. Пожилая женщина пытается достать продукты? Носите их для нее.Один из самых простых уроков того, как жить настоящим моментом, — это делать что-то для кого-то, не ожидая ничего взамен. Это не только помогает вам жить настоящим моментом, но и улучшает этот момент для вас и кого-то еще.

5. Поблагодарить

Будьте благодарны. Звучит просто, не правда ли? Но так бывает не всегда. Это не обязательно должен быть День Благодарения, чтобы вы чувствовали благодарность и выражали эту благодарность.

Время от времени не забывайте останавливаться и оценивать, насколько хорошо он у вас есть.Когда подруга заставляет вас улыбнуться, поблагодарите ее за то, что она есть в вашей жизни. Когда начальник дает вам новое задание, скажите спасибо, помня, что у вас все еще есть работа и вы можете положить еду на стол. Когда вы думаете об этом или чувствуете это, скажите это прямо сейчас. Живите настоящим моментом, выражая благодарность, когда вы это чувствуете.

6. Не волнуйтесь

Это намного сложнее, чем кажется, но постарайтесь помнить, что беспокойство сегодня не изменит того, что произойдет завтра. Каждая секунда, которую вы тратите на беспокойство о будущем, — это потраченная впустую секунда настоящего.Поскольку беспокойство выводит вас из этого момента и переносит в царство будущих возможностей, невозможно жить настоящим моментом и одновременно беспокоиться.

Вместо этого, если обстоятельства вызывают беспокойство, сосредоточьтесь на том, как вы можете решить существующую проблему сейчас или иным образом улучшить текущий момент. Сосредоточение времени на том, что может произойти в будущем, лишает вас возможности полностью ощутить то, что происходит сейчас. Жизнь в данный момент движется быстро — не упускайте ее.

Что стоит за растущим уровнем самоубийств среди чернокожих детей — ПОЧЕМУ

Эта история взята из еженедельного подкаста о здоровье и науке The Pulse.

Следите за пульсом в Apple Podcasts, Spotify или где угодно, где вы получаете подкастов.


Это был тяжелый год для всех, особенно для детей. Больницы по всей стране сообщают о всплеске кризисов психического здоровья среди детей. Одна детская больница в Колорадо даже объявила «чрезвычайное положение» в отношении психического здоровья детей.

Это может происходить по множеству причин — от финансовых трудностей в семье до изоляции, вызванной дистанционным обучением.Но по мере того, как вы снимаете слои того, что происходит с психическим здоровьем детей, становится ясно, что бедствие выходит за рамки пандемии коронавируса. Фактически, в сенсационном отчете, опубликованном в сентябре 2020 года, Центры по контролю и профилактике заболеваний объявили, что уровень самоубийств среди лиц в возрасте от 10 до 24 лет увеличился почти на 60% в период с 2007 по 2018 год.

Психические заболевания и самоубийства не влияют на всех людей одинаково. В течение многих лет эксперты знали, кто наиболее уязвим — например, риск суицида начинает резко возрастать в подростковом возрасте.Мальчики страдают от этого больше, чем девочки, хотя девочки делают больше попыток. А с точки зрения демографии белые молодые люди намного опережают почти всех остальных (их превосходят только американские индейцы или коренная молодежь Аляски).

По крайней мере, так думали эксперты. Для Ариэль Шефталл, главного исследователя Центра по предотвращению самоубийств и исследований при Национальной детской больнице в Колумбусе, штат Огайо, осознание того, что может происходить что-то еще — нечто, выходящее за рамки общепринятого мнения о том, кого затрагивает самоубийство, — началось в 2015 году с телефона. вызов.

«СМИ сообщили нам о самоубийстве, которое произошло с младшим ребенком, — сказал Шефталл — ребенку 11 или 12 лет. ? И, честно говоря, мы не были уверены ».

Итак, Шефталл и ее коллега — эпидемиолог Джефф Бридж, который также руководит Центром по предотвращению самоубийств и исследований — загрузили некоторые данные с веб-сайта CDC, чтобы провести анализ и выяснить, был ли рост самоубийств среди детей в возрасте от 5 до 11 лет. .На первый взгляд ответ казался ясным.

«Нет, не было», — сказала она. «Это было очень плоско».

До тех пор, пока они не добавили гонку в уравнение. Именно тогда они поняли, что на самом деле есть две очень поразительные тенденции, которых никто раньше не замечал. Они обнаружили, что среди белых детей в возрасте от 5 до 11 лет уровень самоубийств снижался. Но среди чернокожих детей того же возраста они наблюдали неуклонный рост. Причина, по которой никто раньше не замечал, сказал Шефталл, заключается в том, что никто не разбивал данные по расам — и когда вы удалили этот фактор, две тенденции нейтрализовали друг друга.

«Итак, он [Джефф Бридж] запускал его пять раз — снова, снова и снова, — сказала она. «Потому что, знаете ли, когда вы находите такую ​​находку, это просто открывает глаза, и у вас отвисает челюсть.

Это было шокирующее открытие. Это противоречило всему, что эксперты годами говорили о том, как раса влияет на суицидальный риск.

Бридж, Шефталл и другие коллеги позже закрепили результаты в статье 2018 года, в которой было обнаружено, что чернокожая молодежь в возрасте 5-12 лет примерно в два раза чаще умирает от самоубийства, чем их белые коллеги.

«К сожалению, когда вы смотрите на молодежь, самоубийства были очень ориентированы на белых, и объектив не фокусировался конкретно на меньшинствах и молодежи меньшинств», — сказал Шефталл. «Так что за это время мы как бы подумали:« Хорошо, что происходит на самом деле? »»

Итак, Шефталл вместе с Майклом Линдси из Нью-Йоркского университета, исследователями Юнью Сяо и Шоном Джо решили изучить данные и посмотреть, что они смогут узнать. На этот раз они посмотрели на старшую группу — подростков.Они обнаружили, что у чернокожей молодежи, как у мальчиков, так и у девочек, наблюдалось увеличение количества попыток самоубийства, о которых сообщали сами, а у чернокожих мужчин — увеличение количества попыток самоубийства, о которых сообщали сами, которые привели к травмам.

С тех пор Шефталл и другие исследователи пытались выяснить, что вызывает рост депрессии и самоубийств среди чернокожих детей и подростков — проблема, которая продолжает расти. Сегодня самоубийства являются второй по значимости причиной смерти среди чернокожих детей в возрасте от 10 до 19 лет. И этот показатель для них растет быстрее, чем для любой другой расовой или этнической группы.

(Подробнее об этих тенденциях см. Отчет Конгресса чернокожих в 2019 году «Звоните тревогу: кризис самоубийств среди чернокожей молодежи в Америке», отслеживающий рост самоубийств среди чернокожей молодежи и расовые различия в лечении психических расстройств.)

Хотя эта тенденция привлекла внимание совсем недавно, она не нова. Согласно проведенному Линдси и Шефталлу анализу данных CDC, рост числа попыток самоубийства среди чернокожих подростков растет с 1991 года — за последние 25 лет он вырос на ошеломляющие 73%..

«Честно говоря, мы теряли мяч», — сказал Шефталл. «Это изменение происходит, но мы не замечали его до недавнего времени. И я действительно верю, что мы находимся в чрезвычайном положении ».

Шефталл сказал, что первым шагом в решении этой чрезвычайной ситуации является осознание того, что к ней нужно подходить с нуля.

«Нам действительно нужно начать с самого начала», — сказала она. «Нам нужно начать с — хорошо, каковы факторы риска? Чем по-разному выглядят факторы риска? Как они выглядят одинаково? Какие защитные факторы? Как они выглядят в особенности в чернокожей молодежи по сравнению с другой молодежью другой расовой и этнической принадлежности? »

Другими словами, исследователи должны забыть то, что, по их мнению, они знают о причинах самоубийств среди молодежи и о том, кто наиболее уязвим — потому что эта общепринятая точка зрения по большей части основана на исследованиях, касающихся белых детей и подростков.И, как наука начинает показывать, самоубийство чернокожей молодежи — это совсем другое.

«Как это конкретно выглядит в чернокожей молодежи?» — сказал Шефталл. «И, к сожалению, мы обнаруживаем, что это не то, что мы думаем».

Обнаружение ребенка в кризисной ситуации

Для многих семей обнаружение ребенка в кризисной ситуации может стать шоком. Для Лизы (которая попросила нас использовать псевдонимы для защиты частной жизни ее семьи) новость пришла через групповое сообщение от ее сестры. Ее племянник Джейден, которому в то время было 17 лет, лежал в больнице.Его сослуживцы заметили, что ему казалось, что он не в себе, работая на полставки.

«Он просто пытался дышать», — сказала она. «И просто полностью вне этого».

В какой-то момент он либо кивнул, либо потерял сознание. Коллеги Джейдена позвонили в службу 911.

В больнице семья узнала, что Джейден принял передозировку опиоида. Вот тогда все хлынуло. Джейден признался, что принимает опиоиды с седьмого класса, что у него депрессия … и что он хочет умереть.

«Так что это было первое знакомство с его глубокой депрессией и суицидальными мыслями», — сказала Лиза.

Это то, чего Лиза никогда не ожидала от своего племянника, который, как она помнит, начинал как маленький лучик солнца.

«В детстве он был очень разговорчивым, очень общительным, — сказала она. «Он был очень веселым и дружелюбным».

Это начало меняться, когда Джейден стал старше. Он стал тише — почти замкнутым. Но Лиза решила, что для подростков это нормально.

«Я просто подумала, что это было так, когда ты был подростком», — сказала она. «У тебя просто есть отношение».

Лиза сказала, что были проблемы в семье. Ей всегда казалось, что муж ее сестры, мягко говоря, слишком строг. Но ничего, что подготовило ее к этой новой реальности: что Джейден был в депрессии, что он был в депрессии много лет, что у него пятилетняя опиоидная зависимость — и что он хотел умереть.

В больнице Джейден лечился от передозировки, но, насколько известно Лизе, ему не предложили ни оценки психического здоровья, ни рекомендаций, ни последующего наблюдения.

Обращение за помощью — и влияние COVID-19

За последние полтора года многие семьи испытали подобные расплаты, когда они обнаружили, что их дети находятся в кризисе: не только вопросы: «Как это произошло?» но также: «Что нам теперь делать?»

Тами Бентон, главный психиатр детской больницы Филадельфии (известной как CHOP), каждый день видит такие семьи.

«В CHOP работает большое количество поставщиков психиатрических услуг, но мы все еще пытаемся удовлетворить спрос», — сказала она.«И это верно для всего города».

Так было и до того, как COVID-19 поразил, сказал Бентон, но пандемия ухудшила положение в геометрической прогрессии как из-за закрытия программ психического здоровья, так и из-за дополнительного стресса, испытываемого семьями и детьми.

Они стали видеть больше детей — как детей, которые уже боролись, так и тех, для кого борьба была совершенно новой.

«Мы начали видеть детей, которые были довольно далеко до пандемии, которые были потрясены, — сказала она, — из-за социальной изоляции, изоляции, страха, семейного стресса, всего того, что произошло во время пандемии.”

В результате в CHOP и детских больницах по всей стране произошел резкий всплеск кризисов психического здоровья — больше, чем многие из них могли справиться. Бентон сказал, что ресурсов просто не хватало, что привело к широко разрекламированной борьбе родителей за помощь своим детям.

«Большему количеству этих детей потребовалась госпитализация, — сказала она, — и именно здесь в прошлом году действительно выделялись большие проблемы… длинные очереди детей, ожидающих в отделениях неотложной помощи для стационарных больничных коек.”

Ожидание само по себе может быть утомительным — и, в зависимости от окружающих их пациентов, даже травматическим — опытом, который отговаривает родителей обращаться за помощью.

Влияние на чернокожие семьи и препятствия на пути к помощи

Стресс-факторы, влияющие на детей, и препятствия на пути к лечению особенно усугубляются для чернокожих семей. Афроамериканцы сильно пострадали от пандемии как с точки зрения их здоровья, так и с точки зрения их кошельков.

За последние полтора года были и другие факторы стресса, более явно связанные с расой — например, убийства Джорджа Флойда и Бреонны Тейлор, которые благодаря социальным сетям стали неизбежными для многих детей.

Но семьи чернокожих не просто сталкиваются с уникальными проблемами, они сталкиваются с уникальными препятствиями на пути к получению помощи.

Тами Бентон сказала, что одной из проблем является отсутствие культурных знаний среди медицинских работников, из-за чего чернокожие родители могут чувствовать, что к ним относятся не с добротой, пониманием или даже уважением.

Она процитировала опыт другого черного доктора, которого она знает, который доставил ее дочь в отделение неотложной помощи. Сразу же сотрудники скорой помощи начали расспрашивать мать о том, была ли она когда-либо в заключении или у нее когда-либо были проблемы с наркотиками.

«Прежде чем они даже задали ей все вопросы о психическом здоровье ее ребенка, это были некоторые из вопросов, которые ей задавали», — сказал Бентон. «Это было невероятно неуважительно, и это подорвало их доверие с самого начала оценки».

Для некоторых родителей этот культурный разрыв выражается в чувстве отчуждения — даже в осуждении, — сказала Иша Мецгер, клинический психолог, преподающий в Университете Джорджии и чья работа частично сосредоточена на сокращении различий в психическом здоровье среди афроамериканской молодежи и молодежи. семьи.

«Я думаю, что две главные вещи: во-первых, неудобно обращаться со слоном в комнате, и, во-вторых, не принимать во внимание культуру и происхождение родителей», — сказал Мецгер. «И почему-то это передается так, как вы понимаете, родители чувствуют, что им говорят, что они плохие родители».

«Например, если опекун говорит, что шлепает своего ребенка, часто то, что мы, как врачи, делаем, — это рассказываем опекунам множество, множество причин, по которым мы не должны шлепать наших детей и почему это плохо», — сказал Мецгер.«Они собираются сказать:« Ну, вы, очевидно, ничего не знаете обо мне и моей семье ». Так что лучше всего спросить воспитателей, почему они шлепают своих детей».

Клиницисты, по ее словам, должны изучать историю рабства, борьбы за гражданские права и жестокости полиции.

«История, которая заставит чернокожих родителей почувствовать, что им нужно более строго воспитывать своих детей, — сказал Мецгер, — потому что они знают, что если они непослушны, агрессивны или не отвечают на запросы в обществе, то они могут быть избиты, что они могут быть застрелены полицией, что их могут записать в школу.Итак, воспитатели теперь заботятся о своих детях, чтобы выжить, не так ли? Таким образом, врачи могут сказать что-то не то или не обязательно спросить о ценностях семьи, что может привести их к мысли: «Хорошо, ты не знаешь, как со мной разговаривать» или «Ты не понимаешь». не знаю о своей культуре ».

Не имея возможности зарабатывать на жизнь в заливе Кука, молодые коммерческие рыбаки направляются на запад, в Бристольский залив

Тейлор Эвенсон происходит из рыбацкой семьи Кук-Инлет.В прошлом году он принял трудное решение перевезти свою лодку на другую сторону полуострова Аляска в поисках лучшей рыбалки. (Sabine Poux / KDLL)

F / V Nedra E меньше других лодок, покачивающихся в доке в Накнеке на юго-западе Аляски.

Тор Эвенсон не имел в виду Бристольский залив, когда проектировал лодку для своих родителей, поселенцев Никиски Джима и Недры Эвенсон. До прошлого года Nedra E была лодкой Cook Inlet, капитаном которой был Джим, затем его племянник, а теперь его внук, 32-летний Тейлор Эвенсон.

Тейлор Эвенсон сказал, что вырос, слыша о расцвете рыбной ловли на заливе Кука от своего отца и друзей.

«И просто вставать утром каждый день и слышать их голоса по радио, голоса, на которых я вырос с первого раза, когда я был на лодке, мне было 3 месяца», — сказал он. «И особенно слышать голос моего отца, выходить на улицу и рыбачить с моим отцом… вот почему я никогда не покидал залив, хотя я всегда знал, что будет дальше».

В результате сократился вылов лосося и изменился подход к рыболовству в заливе Кука.

СВЯЗАННЫЕ: Лица, проживающие в Юконе, идут на новые пути в поисках еды после того, как кеты не возвращаются

Промысел лосося в заливе, который когда-то был двигателем экономики Кеная, больше не является прибыльным. Многие рыбаки, тесно связанные с заливом, уходят на пенсию или переезжают в другое место, потому что они могут больше зарабатывать на жизнь.

Послушайте эту историю :

Эвенсон сказал, что его переломный момент наступил в прошлом году. Он больше не мог ловить рыбу в заливе Кука.

Итак, с помощью первоначального строителя лодки, Кевина Морина из Касилофа, он распотрошил все, что находится за каютой, отрезал несколько дюймов от носа и кормы и установил совершенно новую палубу, чтобы привести Nedra E в соответствие со стандартами Бристольского залива. .

Теперь, сказал он, пора творить дни своей славы.

«И это единственное место, где действительно можно это сделать, если это будет жаберная сеть на Аляске», — сказал он.

Тейлор Эвенсон рыбачил со своим отцом Тором с детства.Его отец все еще ловит рыбу в заливе Кука. (Тейлор Эвенсон)

Суперкубок рыбалки

Солнечным днем ​​в середине июля команда Nedra E кастовала, должно быть, их 500-й сет в этом сезоне. Их руки болели от сбора такого количества лосося из сети, иногда до 28 000 фунтов за 24 часа.

Матрос Райли Рэндлис из Солдотны, 22 года, никогда не видел ничего подобного.

«Вы живете за счет сна и никогда не отдыхаете», — сказал он.«В тот момент время просто ничего не значит».

[Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей Alaska Public Media, чтобы получать наши главные новости на свой почтовый ящик.]

Он сказал, что это Суперкубок рыбалки — то, что вы больше не можете получить в заливе Кука.

Ученые не смогли определить одну причину изменения длины входного патрубка. Рыболовство стало чревато политикой по мере нарастания конфликта между менеджерами и группами пользователей.

Между тем бизнес упал и на входе.Тридцать лет назад среднее разрешение на вылов лосося для промысла в заливе Кука стоило более 200 000 долларов. По данным Комиссии по допуску коммерческого рыболовства Аляски, в прошлом году он стоил всего 25000 долларов.

Почему Эвенсоны ловили рыбу

Но рыбалка на заливе Кука никогда не была для Эвенсонов только деньгами.

Джим и Недра, которые оба умерли в прошлом году, начали ловить рыбу в заливе, когда они переехали в Кенай в 1955 году. Джим был первым президентом местной ассоциации дрифта, и он и его сын — известные художники Кенай, которые сделали рыбалка большая тема в их творчестве.

Тейлор Эвенсон сказал, что он убит горем, оставив позади рыболовное наследие своей семьи. Но он тоже был бы убит горем, если бы остался.

«Что касается моего переезда сюда на запад, это то, что я должен делать, чтобы зарабатывать на жизнь, что я должен делать, чтобы чувствовать себя хорошо, ловя рыбу, потому что я бы остановился», — сказал он. «Рыбачить в Кенаи слишком удручающе. Это удручает ».

СВЯЗАННЫЙ : Почему нерка в Бристольском заливе бьет рекорды, в то время как другие районы борются?

Это день и ночь из энергичного Бристольского залива, который бьет рекорды лосося.В этом сезоне был зафиксирован самый большой вылов нерки за всю историю наблюдений — почти 66 миллионов особей.

«Вы приходите сюда, и все молоды, все молоды, все счастливы, все тратят деньги», — сказал Эвенсон. «Приятно, 100 процентов».

Зарабатываем деньги, наконец

Рыбаки в Накнеке находятся в изнеможении, когда они заходят в док в один из последних раз в этом сезоне, наводненные рыбой.

Группа рыбаков Кук-Инлет, собравшаяся в местном баре, также ощутила задумчивость.

Уильям Олсен живет в Вашингтоне и почти два десятилетия ловил рыбу в заливе Кука по собственному разрешению.

Он сказал, что видел одни из лучших лет рыболовства. Было весело быть рыбаком в заливе Кука: он вспоминает, как ночью стыковался с друзьями и шел в город, чтобы посмотреть выступление Бродяги Джима.

«Когда я восемь лет работал матросом, мы видели лучшие времена», — сказал он. «И мы думали, что этого будет больше».

Но этот бум длился недолго.А три года назад Олсен и его сын купили Бристольский залив.

«Наконец-то мы впервые заработали деньги на рыбалке на Аляске», — сказал он.

Это было тяжело для его дяди, который также ловил рыбу в заливе в течение четырех десятилетий.

«Он действительно не хотел, чтобы я приехал в Бристольский залив», — сказал Олсен. «Он очень сильно любил Кук Инлет. И когда я сказал ему, что собираюсь в залив, он почти во мне разочаровался. И когда я вернулся в тот первый год и рассказал ему, как у нас дела, он передумал.И он знал, что это деловое решение ».

Бруно Ратке, Джорджи Хиверли, Тейлор Эвенсон и Райли Рэндлис имеют корни в заливе Кука. Этим летом они ловили рыбу в Бристольском заливе на судне Nedra E во время рекордного для этого промысла вылова. (Sabine Poux / KDLL)

Я хочу, чтобы они были детьми рыбаков

Эти невероятные уловы мешают Джорджи Хиверли из Никиски снова представить себе только рыбалку на заливе Кука. После почти трех недель работы матросом на судне Nedra E 33-летний рыбак улетел обратно в Анкоридж с чемоданом грязной рыболовной одежды и новой перспективой.

СВЯЗАННЫЙ : Когда запасы кеты на реке Юкон резко сократились, пожертвованная рыба прибыла из Бристольского залива

«В этом сезоне и увидеть, что собой представляет Бристольский залив, и увидеть, как на самом деле выглядит рыбалка… Я просто не понимаю, как я не могла быть в Бристольском заливе», — сказала она.

Это был первый сезон Хиверли без отца с тех пор, как она стала коммерческим рыбаком. Они с Эвенсоном говорили о своих отцах, когда были в лодке.

«Это то, что он видел, когда ловил рыбу», — сказала она.«Он видел, как рыба вот так попадает в сеть. Раньше он так ловил рыбу. Мол, папа это видел ».

Хиверли какое-то время сопротивлялся направлению в Бристольский залив. Она не хотела оставлять семью, и между получением разрешений и модернизацией лодки она знала, что для того, чтобы что-то изменить, потребуются большие инвестиции.

Но прошлый год в заливе Кука был настолько плохим, что испортил ее отношения с отцом. Она чувствовала, что пора последовать за другими молодыми рыбаками на запад.

«И когда-нибудь у меня будут дети, и я хочу, чтобы они были детьми рыбаков», — сказала она.«И как мы это делаем? Подходим к Бристольскому заливу. Потому что это все, что осталось. И я хочу, чтобы мы могли быть рыбаками в заливе Кука. Потому что это дом. Но мы просто не можем ».

Джорджи Хиверли какое-то время сопротивлялась рыбной ловле в Бристольском заливе. Но после того, как этим летом она перешла на «Недру Е», она подумывает о том, чтобы купить там собственное разрешение. (Sabine Poux / KDLL)

Преодоление рыбных войн

Тем не менее, она хочет бороться за рыбалку в заливе Кука. Это было горько, из-за судебных процессов и битв Board of Fish, когда группа пользователей боролась с группой пользователей, и каждая пыталась отыскать кусок ресурса.

Эвенсон сказал, что менталитет «мы против них» отчасти привел к упадку рыболовства в заливе Кука и к упадку образа жизни местного населения в области коммерческого рыболовства.

«Я думаю, что наше поколение, такие люди, как Джорджи и я, выросшие в самом сердце рыбных войн… увидели, что это наносит ущерб всем», — сказал он. «И действительно, в ущерб ресурсу. Вот к чему все сводится в конечном итоге «.

И Эвенсон, и Хиверли заявили, что они хотят, чтобы новое поколение наводило мосты между группами пользователей, чтобы найти лучший баланс.Эвенсон является частью группы лососевых стипендиатов Гуманитарного форума Аляски. Хиверли внимательно изучает политику штата в области рыболовства и призывает молодых рыбаков тоже присоединиться к разговору.

Еще она поэт. Ее стихотворение «Человек за цент» посвящено заливу Кука. Она написала его с лодки в конце прошлогоднего сезона.

«И есть этот стих, и он подводит итог», — сказала она. «Это так:« А теперь дети мигрируют на запад / в воды, богатые золотом / сети, которые они забрасывают, теперь быстро наполняются / Лодки и разрешения проданы.”

Она тоже подумывает о покупке бухты, сказала она. Но она не совсем готова отказаться от Cook Inlet. Еще нет.

Rolling Stones делятся неизданным треком эпохи «Tattoo You» «Living in the Heart of Love»

The Rolling Stones выпустили «Living In The Heart Love», первый из девяти ранее не издававшихся треков в честь 40 годовщины годовщины группы, расширенное роскошное издание их мультиплатинового альбома 1981 года Tattoo You ( Polydor / Interscope / UMe). ), выходит окт.22. Релиз состоится через 40 лет с тех пор, как Stones впервые выпустили альбом 24 августа 1981 года.

В ремастере оригинального альбома из 11 треков, посвященного 40 -й годовщине , сохранилось все, включая вступление «Start Me Up» и такие песни, как «Hang Fire» и «Waiting On A Friend» с участием джазового саксофониста Сонни Роллинза. Делюкс-форматы также будут включать Lost & Found: Rarities , в который также входят девять треков, записанных в эпоху Tattoo You , но так и не выпущенных.Невыпущенные песни, в том числе «Living In The Heart Of Love», недавно были дополнены вокалом и гитарой для 40-го релиза.

Дополнительные потерянных треков на Lost & Found включают исполнение Stones «Shame, Shame, Shame», впервые записанное в 1963 году Джимми Ридом, проникновенное прочтение «Drift Away» Доби Грея и регги Stones. объединенная версия «Start Me Up».

Натюрморт: Стадион Уэмбли 1982 — это 26-трековый снимок концерта группы 8 июня того же года, в том числе вступительный «Under My Thumb», а также сет-лист «Let’s Spend The Night Together», «Honky» Tonk Women »и« Brown Sugar »с каверами« Just My Imagination »группы Temptations,« Going To A Go Go »The Miracles,« Chantilly Lace »Big Bopper,« Twenty Flight Rock »Эдди Кокрана и другими .

Ta ttoo You (40 th Anniversary Edition) следует за переизданием в 2020 году переиздания The Stones 1973 года переиздания Goats Head Soup и за роскошным выпуском 2010 года их основного продукта 1972 года Exile On Main St.

The Rolling Stones планируют продолжить свой тур No Filter с 13 концертами, которые начнутся 26 сентября и продлятся до 20 ноября. Стив Джордан заменит барабанщика Чарли Уоттса, который недавно объявил, что не присоединится к группе. этот этап тура, чтобы оправиться от медицинской процедуры.

Rolling Stones выпускают ранее неиздававшуюся песню из «Tattoo You»

The Rolling Stones пересматривают один из своих классических альбомов, Tattoo You 1981 года, для специального роскошного издания, посвященного 40-летию, и поклонники могут узнать немного больше об истории, проверив выпустили недавно выпущенный «Living in the Heart of Love» в качестве первого тизера трека.

Эта песня — одна из девяти ранее не издававшихся песен эры Tattoo You , которые появятся в предложении к 40-летию.Это часть дополнения к сборнику «Lost & Found», поражающая Stones в их лучшем сладком пятне ловких гитарных фраз с фортепьяно, подчеркивающих общее ощущение. Послушайте в проигрывателе ниже.

Диск «Lost & Found» также включает кавер на песню Джимми Рида «Shame, Shame, Shame», чтение «Drift Away» Доби Грея и версию «Start Me Up» с оттенком регги.

В грядущем роскошном переиздании группа ремастерировала материал, убедившись, что он звучит так же свежо и актуально сегодня, как это было, когда слушатели впервые включили свои проигрыватели в 1981 году.Первоначально альбом возглавил чарт Billboard 200 Album в 1981 году и был четырежды платиновым в США.

Первый альбом был выпущен 24 августа 1981 года, породив культовый «Start Me Up» в качестве ведущего сингла с » Hang Fire »и« Waiting on a Friend »также широко транслировались по радио во время цикла оригинального альбома. Эта новая коллекция, посвященная 40-летнему юбилею, включает не только ранее упомянутую коллекцию «Lost & Found», но также дополнена хриплым выступлением группы на стадионе Уэмбли 1982 года.Полный трек-лист можно посмотреть ниже.

Среди предметов, предлагаемых в рамках этого юбилейного релиза, — издание диска с картинками Tattoo You и 124-страничная книга, содержащая более 200 редких фотографий с сессий звукозаписи, всемирного тура и интервью с продюсером Крисом Кимси и фотографом Хьюбертом Крецскмаром.

Набор Tattoo You 40th Anniversary от Rolling Stones будет представлен в нескольких форматах. Посмотрите обложку и трек-лист для 5LP в конце этого поста.Все выпуски будут выпущены 22 октября, и вы можете разместить свои предварительные заказы здесь.

The Rolling Stones, «Living in the Heart of Love»

Rolling Stones,

Tattoo You 40th Anniversary Box Set Обложка + трек-лист

Сторона A
1. Start Me Up — 2021 Remaster
2. Повесить Fire — 2021 Remaster
3. Slave — 2021 Remaster
4. Little T&A — 2021 Remaster
5. Black Limousine — 2021 Remaster
6. Соседи — 2021 Remaster

Сторона B
7.Worried About You — Ремастер 2021 года
8. Топы — Ремастер 2021 года
9. Небеса — Ремастер 2021 года
10. Нет смысла в Crying — Ремастер 2021 года
11. Ожидание от друга — Ремастер 2021 года

Сторона C
1. Жизнь В сердце любви
2. Фиджи Джим
3. Неприятности приближаются
4. Позор, позор, позор
5. Дрейф,

Сторона D
6. Это ложь
7. Приходите к делу
8. Быстро Talking Slow Walking
9. Start Me Up (ранняя версия)
3-й, 4-й и 5-й винил — Wembley Stadium Live 1982

Сторона E
1.Под большим пальцем
2. Когда кнут упадет
3. Проведем ночь вместе
4. Разрушенный
5. Соседи

Сторона F
6.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *