Значение жизни: Статья о смысле жизни — Сноб

Содержание

Статья о смысле жизни — Сноб

Это текст о смысле жизни. В нём вряд ли попадутся новые идеи и точно не будет эзотерических откровений. Моя цель — собрать в одном месте и на русском языке несколько очевидностей. Которые, к сожалению, становятся очевидными не сразу. Мне, например, понадобилось лет двадцать, чтобы заметить некоторые из них. И ещё лет десять — чтобы найти для них подходящие слова

Начну с самого очевидного: «В чём смысл жизни?» — стереотип философского вопроса. Он так затаскан, что его трудно воспринимать всерьёз.

Однажды я убедился в этом на практике. Неми Пелгром, с которой я познакомился на курсе по теории моделей, уговорила меня и Софи Мачавариани постоять в центре Уппсалы с табличкой FRÅGA EN FILOSOF/ASK A PHILOSOPHER. 

Фото: Nemi Pelgrom

Люди реально останавливались, задавали нам всякие разные вопросы. Увлечённо спорили. За два сеанса такого социологического представления не менее десятка прохожих спросили о смысле жизни. Но ни один человек не задал этот вопрос без ухмылки. Все поминали смысл жизни в шутку, не ожидая ответа.

Почему этот вопрос затаскан до такой степени? Отчасти потому, что его, в отличие от многих других вопросов, может задать кто угодно.

Некоторые философские проблемы относительно просты. «Просты» не в том смысле, что у них есть одно очевидное решение, с которым согласится любой разумный человек. Нет; разные люди могут решать их по-разному. Они просты в том смысле, что их не так уж трудно сформулировать. Задать вопрос — это же в философии половина дела. А иногда и всё дело. Иногда, если хорошо поставить вопрос, решение приходит само собой и потом кажется очевидным.

В этом значении слова «простой», вопрос о смысле жизни — один из самых простых философских вопросов. Чтобы спросить о смысле чего бы то ни было, надо всего ничего: взять это самое что-бы-то-ни-было и добавить к нему «зачем».

Ходить на выборы — зачем? Учиться — зачем? Вылезать утром из кровати — зачем?

Жить — зачем?

Сравните это с каким-нибудь вопросом позаковыристей. Например: возможны ли априорные синтетические суждения? Или вот ещё вопрос, который Сократ задаёт афинянину Евтифрону в платоновском диалоге:

— Слушай, Евтифрон, — говорит Сократ в вольном переложении на современный русский. — А высшие силы любят всё хорошее, потому что оно хорошее? Или это всё хорошее — хорошее, потому что его любят высшие силы?

— Ты о чём вообще, Сократ? — отвечает Евтифрон. — Я не понимаю.

Вопрос «Зачем мы живём, Евтифрон?» вряд ли вызвал бы недоумение того же рода.

Так или иначе, взрослые люди редко говорят о смысле жизни всерьёз. Грузиться над смыслом жизни — это для подростков, слушающих музыку с большим количеством воплей, подвываний и минорных аккордов. Каждый уважающий себя взрослый уже нашёл себе очевидный ответ на вопрос «Зачем жить?». В свете этого ответа, простого и неизбежного, весь экзистенциальный сыр-бор, все пролитые слёзы, чернила и пикселы кажутся милой детской глупостью.

 

Мне тоже обычно так кажется. У меня тоже есть свой очевидный-простой ответ на вопрос «В чём смысл жизни?». Но ещё мне кажется, что самое важное в вопросе «Зачем жить?» — это не ответы на него как таковые. Самое важное — зачем нам нужны эти ответы.

Об этом первая часть моего текста.

Первая часть. Смыслы смысла жизни

На каждый вопрос философии найдутся метавопросы. Метавопрос — это вопрос о вопросе. Попытка уточнить, о чём речь. Например, то, что выпытывает Сократ у Евтифрона в моём вольном пересказе, — это метавопрос по отношению к любой проблеме, в которой фигурирует понятие «хорошо» или «плохо».

Представьте, что мы взялись спорить на тему «Плохо ли бить детей». За этим вопросом неотвязно плетётся мета-спутник: «А что вообще значит «плохо»?» Ведь «плохо» может означать много чего. Например, «не угодно высшим силам». Или «противоречит Библии». Или «вызывает боль». «Наносит вред развитию личности». «Вызывает у меня отвращение», в конце концов.

Вытащишь на свет эти разные варианты, и сразу видно: спорить о физических наказаниях, не прояснив, какое «плохо» имеется в виду, — занятие сомнительное. Потому что да, одни виды «плохо» включают в себя насилие над детьми. Но другие, мягко говоря, не включают. 

У вопроса «В чём смысл жизни?» тоже есть мета-компания. Можно, например, уточнить, что имеется в виду под словом «жизнь». Биологическая жизнь, т. е. от рождения до смерти организма? Тогда речь идёт о том, зачем жить, пока не умрёшь. Со смертью проблема снимается. Или же имеется в виду биологическая жизнь плюс бесконечное посмертное существование, в которое многие верят? Тогда смерть не освобождает от экзистенциального сыр-бора. Речь уже не просто о том, зачем жить, а зачем жить вечно. Ответы должны быть соответствующие.

Но меня больше интересует другой мета-вопрос, связанный со смыслом жизни. Для ясности я задам этот вопрос в виде маленького диалога:

— Зачем жить?

— А зачем тебе знать, зачем жить?

Причины у желания знать смысл жизни могут быть разные. Например:

— Дочка спросила. Пообещал ей, что скажу, когда с продлёнки заберу.

Или:

— Да курсовую тут пишу по философии.

Или даже:

— Да так, любопытно просто.

Но иногда желание знать смысл жизни объясняют примерно так:

— Мне плохо. Всё кажется бессмысленным. Соберусь делать что-нибудь — и не могу. Вообще ничего не могу.

Эта причина кардинально отличается от прочих. Чтобы увидеть, чем она отличается, надо сделать то, что вообще очень любят делать философы: сделать явным какое-то неявное, но важное различие. Другими словами, надо заметить вот что: когда мы говорим о «смысле жизни», мы часто путаем две очень разные вещи.

Одну из них можно назвать словесным смыслом. Словесный смысл жизни — это какая-то цель, облечённая в слова. «Мы живём, чтобы рожать детей». «Мы живём, чтобы познавать мир». «Мы живём, чтобы помогать другим». «Мы живём, чтобы служить Богу и Отечеству». Всё это примеры словесного смысла жизни. Утверждение «Да нет у жизни никакого смысла» и все многословные вариации на эту тему относятся сюда же.

Иногда, чтобы не наговорить глупостей, этот словесный смысл жизни стоит отличать от бессловесного. Бессловесный смысл жизни — это состояние организма. Если угодно — состояние души, связанной с организмом. Так или иначе, это не набор слов, отвечающий на вопрос «зачем?». Это ощущение. Фоновое чувство оправданности, осмысленности того, что ты делаешь. Когда оно исчезает напрочь, его не вернёшь за пять минут одними словами. Даже самыми умными и верными словами.

Вот банальный пример из моей повседневности. Мне повезло: я из людей, эмоциональное состояние которых почти каждый день следует одной и той же стабильной кривой. Прожить день, будучи мной, — это как скатиться с горки с небольшим бугорком у конца.

Утром, примерно через полчаса после подъёма, чувство осмысленности сущего переполняет меня. За какое из моих дел ни возьмусь — всё кажется интересным или как минимум нужным. Начиная где-то с двух это чувство ослабевает. Смысл начинает выходить из мироздания, как воздух из дырявого воздушного шара.

К вечеру почти всё, что утром казалось таким осмысленным, становится нелепым, никому не нужным. А если ещё не поел нормально днём, то даже самые рутинные действия начинают бесить своей абсурдностью.

Только за пару часов до отбоя мир снова наполняется тихим, усталым смыслом. Долгосрочные цели и большие амбиции по-прежнему кажутся пустыми и жалкими, как в начале вечера, но возвращается ощущение, что моя обыденная жизнь ценна безо всяких сверхзадач, сама по себе, — ценна тем, что принято называть «простыми радостями жизни».

И так изо дня в день. Разумеется, кривую можно сгладить. Например, как следует выспавшись. А также здоровым обедом, послеобеденной прогулкой, каким-нибудь особенно увлекательным делом. Иногда кривая даже превращается в прямую — скажем, если вечером встреча с новыми интересными людьми или с друзьями, которых сто лет не видел. 

Но пытаться выправить эту горку одними словами бесполезно. Я могу (я сто раз пробовал) напоминать себе в районе пяти-шести вечера, как много разных целей у меня есть. Всё впустую. Уровень бессловесного смысла от этих напоминалок не поднимается.

Верно и обратное: пока я на вершине горки, одними словами о бесцельности жизни меня оттуда не спихнёшь. Бессловесный смысл пропитывает всё. Даже рассуждения о том, что жизнь не имеет смысла, кажутся приятным и нужным занятием в длинном ряду приятных и нужных занятий.

Повторюсь: это пример из везучей жизни, в которой приливы и отливы смысла происходят по ежедневному графику. В разговоре с человеком вроде меня можно сколько угодно путать словесный смысл с бессловесным. Какой бы пустой ни казалась мне жизнь в данный момент и как бы ни раздражали меня ваши увещевания, пройдут считанные часы, и кривая всё равно поползет вверх.

Но в других случаях держать в уме разницу между словесным и бессловесным смыслом жизни намного важней. Скажем, женщина с послеродовой депрессией не почувствует никакого смысла от рассуждений о том, что дети — наше всё. Наоборот, ей от подобных нотаций станет только хуже. Смысл жизни, которого не хватает человеку, болеющему депрессией, — бессловесный. Эту нехватку не восполнить списками духоподьёмных целей и простых радостей. Разговоры на тему «Зачем жить?» если и помогают в таких случаях, то благодаря тому, с кем и как ведётся беседа, а не из-за каких-то конкретных тезисов.

Вернёмся к нашему маленькому диалогу:

— Зачем жить?

— А зачем тебе знать, зачем жить?

— Мне плохо. Всё кажется бессмысленным. Соберусь делать что-нибудь — и не могу. Вообще ничего не могу.

— … 

Я поставил многоточие, потому что не знаю, какая реакция здесь наиболее уместна. Что делать в случае хронической утраты чувства смысла — это знают авторы, у которых больше чуткости и несравнимо больше познаний в клинической психологии, а также соответствующего опыта.

Я могу лишь повторить, что рассуждения о смысле жизни, даже самые философские и тонкие, сами по себе здесь не помогут. Не поможет и самодовольное перечисление типовых смыслов жизни, которые известны всем. И тем более не поможет неискреннее, наигранное поддакивание в духе: «Я тоже давно понял, что нет ни в чём никакого смысла».

Итог первой части:

Серьёзный разговор о смысле жизни стоит начинать с разницы между словесным и бессловесным смыслом. Иначе говоря, с разницы между сформулированной целью и состоянием организма. Мы часто путаем эти очень разные вещи. Как следствие, иногда мы говорим и делаем глупости с печальными последствиями.

Но заканчивать разговор на этой разнице не обязательно. Есть у вопроса о смысле жизни и другие грани, о которых стоит поговорить даже очень взрослым, шибко занятым людям. Об одной из таких граней вторая часть моего текста.

Иллюстрация: Наталья Ямщикова

Вторая часть. Всё и так ясно

Задним числом я понимаю, что заразился философией тридцать лет назад, когда прочитал рассказ Лема «Собысчас» (т. е. «Созерцатель бытия счастливый»; в другом переводе — «Блаженный»). В этом рассказе конструктор Трурль пытается создать

совершенное счастье. Начинает он с того, что строит машину, которая впадает в экстаз от любого взаимодействия с окружающим миром:

Присев на трёх металлических ногах, водил [Собысчас] вокруг телескопическими глазами, а когда падал его взгляд на доску заборную, на камень или старый башмак, то безмерно он восторгался, так что даже тихонько постанывал от великой радости, его распиравшей.

Вы бы хотели быть Собысчасом? Подозреваю, что не очень. Безмозглое всеядное блаженство плохо отвечает нашим представлениям о том, что такое подлинное счастье. Как только Трурль приделывает к Собысчасу «небольшую мыслящую приставку», тот бросает стонать от восторга. На вопрос Трурля, нравится ли ему всё как раньше, снабжённый мыслящей приставкой Собысчас отвечает:

Нравиться-то мне по-прежнему всё нравится, но сдерживаю я своё восхищение рассудком, ибо хочется мне сначала понять, почему же мне всё нравится, то есть откуда, а также для чего, то есть с какой целью.

Чувство смысла жизни — это, конечно, не экстаз, не восторг и даже не какая-нибудь умеренная радость. Это фоновое состояние организма, которое позволяет нам изо дня в день держаться на плаву. Однако требования к этому состоянию минимальной необходимой мотивации у нас примерно те же, что и к счастью. Подобно счастью, оно не должно быть всеядным.

Представьте, что уже создан безвредный нейростимулятор, приняв который можно заниматься чем угодно с одинаково крепким чувством осмысленности собственных действий. Вышивать можно крестиком. На бирже играть. Телемаркетингом заниматься. Целый сезон «Игры престолов» досмотреть до конца. Вы бы купили такое средство? Я бы купил. Небольшую дозу, максимум на неделю. Любопытно же.

Но вживлять себе чип с таким стимулятором я бы не стал. Жить в состоянии тотальной осмысленности всего происходящего — всё равно что превратиться в Собысчаса без мыслящей приставки. Нет, спасибо. Мне не нужна универсальная мотивация. Я не хочу тратить жизнь на всё подряд. Я, во-первых, хочу тратить её на что-нибудь достойное. А в промежутках между достойными делами я хочу заниматься безобидными пустяками и глупостями, которые нравятся именно мне — такому, какой есть, — больше, чем другие пустяки и глупости.

Иначе говоря: 

Если тебе повезло — если фоновое чувство смысла никогда не пропадает надолго из твоего организма, то вопрос о смысле жизни переходит-таки из клинической плоскости в философскую. Он становится вопросом о ценностях: о том, что такое хорошо и что такое плохо. Что значит «достойное»? Что значит «безобидное»? Какую пропорцию следует блюсти между достойными делами и безобидными удовольствиями? И почему её вообще следует блюсти?

Пресловутая сложность, «нерешаемость» проблемы словесного смысла жизни отчасти кроется именно здесь. Вопрос «Зачем жить?», если браться за него всерьёз, скоро оборачивается вопросом: «Если уж жить, то как?» А вопрос, как жить, в свою очередь, — это уже вообще вся этика, всё кантовское Was soll ich tun?, а заодно и вся метаэтика, то есть вопросы о сути этических вопросов (включая то, чем Сократ донимал Евтифрона).

Надо ли говорить, что этика с метаэтикой нас в повседневной жизни интересуют мало. У каждого взрослого есть набор стихийных представлений о том, как надо и не надо жить, — так называемая система ценностей. Лидия Гинзбург называла её «моральной рутиной»:

С детства воспитанные привычки, иррациональные остатки, потерявшие содержание и сохранившие форму реликты прошлых моральных систем, самолюбие, естественное стремление к среднему, принятому уровню, болезненное чувство, возникающее у многих при виде чужих страданий…

Наша моральная рутина строится на ходу и перекраивается по обстановке; она полна нестыковок и белых пятен. Но её обычно хватает, чтобы поддерживать статус-кво и отношения с окружающими.

Как следствие, мы склонны считать её адекватной и очевидной. Многие из нас охотно согласятся, что этические проблемы сложны в некоем «абстрактном», «философском» смысле. О них можно заумно спорить в специально отведённых для этого тепличных условиях. Однако и эта уступка — способ лишний раз заверить себя: «на практике», «в настоящей жизни» всё и так ясно.

Если спор о том, зачем жить, — это спор о ценностях, то наше снисходительное отношение к смыслу жизни растёт из того же места. Поэтому я и назвал его сложность «пресловутой». Мы рады признать, что у очкастых личностей на философских семинарах есть резон мусолить эту тему бесконечно. Но «в настоящей жизни» нас полностью устраивает свой стихийный хит-парад ценностей. Мы живы моральной рутиной, наложенный на бессловесный смысл жизни — на тот смысл, которого у людей, не болеющих депрессией, полно по умолчанию.

Наглядней всего это проявляется в таких образцах житейской мудрости:

— Да не парься ты. Нету в жизни никакого смысла. Живи себе, радуйся, пока жив.

В переводе с не совсем честного русского на честный эта реплика звучала бы так:

— Хочешь знать, как надо жить? Смотри на меня. Я уже в курсе.

При этом утверждение, что в жизни «нет никакого смысла», особенно показательно. За ним прячется одна популярная система ценностей, которая нередко роднит самых завзятых атеистов с самыми истовыми верующими. Поскольку эта система не только популярна, но и бесчеловечна, о ней тоже стоит поговорить.

В третьей части.

Третья часть. О Высшем Смысле

Был такой хороший советский философ — Эвальд Ильенков. У него в архиве нашли раннюю работу под названием «Космология духа. Попытка установить в общих чертах объективную роль мыслящей материи в системе мирового взаимодействия».

Впервые опубликовали её в 1991, через 12 лет после самоубийства Ильенкова. Жаль, что так поздно. Выйди она в пятидесятые, когда была написана, — возможно, стала бы одним из священных текстов оттепельной научно-технической интеллигенции. В любом случае, «Космология духа» — вероятно, один из лучших (и точно один из наиболее вменяемых) текстов жанра, который принято называть «русский космизм».

Основная идея такая. Ильенков предлагает допустить, что вселенная имеет циклическую природу. Каждый цикл длится многие миллиарды лет и кончается незадолго до тепловой смерти вселенной. 

(Тепловая смерть вселенной наступает, когда энтропия достигает однородного максимального уровня по всему космосу. Грубо говоря, везде в космосе делается одинаково холодно, темно, мертво и пусто. Те из нынешних космологов, которые считают такой исход возможным, ожидают его примерно через 10100 лет.)

Допустим, продолжает Ильенков, что всякий раз некий механизм не даёт вселенной умереть тепловой смертью до конца. Этот механизм запускает в рассеянной, растраченной энергии космоса цепную реакцию. Он превращает «умирающие, замерзающие миры» «в огненно-раскалённый ураган» рождающейся заново вселенной. Как мы сказали бы сегодня, происходит новый Большой Взрыв. История космоса начинается с чистого листа.

Что же это за механизм? По мнению Ильенкова, от необратимого охлаждения вселенную каждый раз спасает «мыслящая материя». Законы природы, полагает Ильенков, делают возникновение разумной материи неизбежным. Ну, а возникнув, «мыслящий дух» рано или поздно отдаёт «долг перед матерью-природой»:

…в какой-то, очень высокой, точке своего развития мыслящие существа, исполняя свой космологический долг и жертвуя собой, производят сознательно космическую катастрофу — вызывая процесс, обратный «тепловому умиранию» космической материи…

Эта перспектива воодушевляет Ильенкова:

В сознании огромности своей роли в системе мироздания человек найдёт и высокое ощущение своего высшего предназначения — высших целей своего существования в мире. Его деятельность наполнится новым пафосом, перед которым померкнет жалкий пафос религий.

Ильенков, как видите, особо подчёркивает разницу между своим взглядом на космологическое призвание человека и религиозным мировоззрением. Это, с одной стороны, неудивительно: Ильенков был марксистом, причём думающим марксистом. Вряд ли из тех, которые до перестройки ритуально бубнили студентам диамат, а потом враз воцерковились.

С другой стороны, Ильенков не замечает (во всяком случае, не в «Космологии духа»), что изначально играет на чужом поле. Поиск «высшего предназначения» и «высшей цели» за пределами человеческой жизни — очень религиозный подход к проблеме, которую он пытается решить. Религиозная изнанка особенно бросается в глаза там, где Ильенков живописует судьбу разума без сверхзадачи, без «космологического долга»:

В этом случае мышление … оказывается пустоцветом — красивым, но абсолютно бесплодным цветком, распустившимся где-то на периферии всеобщего развития лишь затем, чтобы тотчас увянуть под ледяным или огненно-раскалённым дуновением урагана бесконечной Вселенной…

По сути, это вариация на тему «Если бога нет, то всё зря». Только вместо бога здесь могучее человечество будущего, которое самоотверженно взойдёт на космологический крест во имя спасения вселенной.

«Космология духа» Ильенкова хорошо иллюстрирует ту длинную тень, которую бросают на наш образ мыслей иудаизм, христианство и ислам. В религиозной системе координат есть понятие высшего смысла жизни — грубо говоря, бог. Этот Высший Смысл вынесен за пределы нашего мира и объявлен тайной. Постичь его до конца человеку не дано по определению. (Вот, кстати, и ещё одна причина, по которой вопрос о смысле жизни слывёт «нерешаемым».)

Эта потусторонняя непостижимость — одна из самых психологически привлекательных черт религиозной картины мира. Она гарантирует, во-первых, что смысл есть не только у каких-то отдельных действий, а у всей жизни сразу. Во-вторых, она обещает, что этот смысл превосходит наши самые смелые ожидания. Покуда мы живы, он будет светлой тайной, мерцающей высоко-высоко над нашей мышиной вознёй в сумерках.

Хорош этот смысл жизни и тем, что пытается быть словесным и бессловесным одновременно. Он стремится выйти через язык за пределы языка — в ту сияющую пустоту всех восточных и западных мистиков, которая как забором огорожена известной цитатой из Витгенштейна: Wovon man nicht sprechen kann, darüber muss man schweigen. 

«О чём невозможно говорить, про то надо молчать».

Этим предложением заканчивается единственная книжечка (она тоненькая), которую Витгенштейн, главный Страдающий Гений западной философии XX столетия, издал при жизни. Если вы всецело разделяете религиозную картину мира, считайте это занавесом и моего текста:

ВЫ НАШЛИ ВЫСШИЙ СМЫСЛ!

КОНЕЦ

Если же не разделяете или не всецело, то можно вспомнить другой вклад Витгенштейна в копилку мировой мысли. Поздний Витгенштейн склонялся к мнению (и убедил целое поколение британских философов), что философских проблем как таковых нет. А есть, говорил Витгенштейн, много языковой путаницы. Все так называемые философские вопросы — это туман в голове, возникающий, когда мы употребляем обычные слова необычным образом.

Как это бывает — можно показать на примере понятия «Ничто». Представление о Ничто с большой буквы восходит, надо думать, к банальным выражениям вроде «Там ничего нет», «Я ничего не ломаю», «Мне нечего вам сказать» и так далее. 

В повседневной речи, когда мы говорим «ничего», мы всегда имеем в виду отсутствие чего-то когда-то и где-то. В голове, затуманенной философией, однако, это скромное бытовое ничего превращается в Полное и Абсолютное Отсутствие чего бы то ни было, включая пространство, время, частицы, поля, струны, браны, логосы, эйдосы и законы природы. Как следствие, встают мучительные вопросы: «Как Что-то взялось из Ничего?» и «Почему вообще есть Нечто, а не Ничто?» При этом, стоит ли говорить, никакого Полного и Абсолютного Ничто никто никогда не видел — ни в глаза, ни в Большом адронном коллайдере.

Оговорюсь: Витгенштейн, наверное, погорячился, объявив всю философию языковой терапией для тех, кто запутался в словах. Но местами его подход работает как часы. В частности, он помогает разогнать немалую часть тумана, в котором мы блуждаем, разыскивая Высший Смысл жизни.

Высший Смысл жизни отличается от просто смысла примерно как Абсолютное Ничто от обычного ничего. Абсолютное Ничто добывается путём подставления слова «нет» ко всему, что придёт в голову: денег нет, кошек нет, Земли нет, космоса нет, времени нет — и так до «вообще ничего нет», то есть до упора. Высший Смысл получается при помощи такой же процедуры со словом «зачем». Мы начинаем с обыденных действий (зачем вставать, зачем мыться, зачем идти на работу, зачем пить с Таней после работы) и накручиваем себя до «Зачем человечество». Иными словами, до вопроса: «Зачем мы живём, если всё равно все умрём?»

Увидев это, проще разглядеть и один побочный эффект поисков Высшего Смысла. Вопросы в стиле «Зачем всё на свете?» не так безобидны, как иные упражнения в языковой комбинаторике. Когда мы вытаскиваем слово «зачем» из его естественной среды обитания — из одной человеческой жизни среди других жизней, мы неизбежно начинаем придумывать соответствующие ответы. Ответы, в которых нет ничего человеческого.

Один пример такого ответа — иудео-христиано-исламский бог — уже появлялся несколько абзацев назад. Почитание этой сверхценности служит образцом для культа многих других: Отечества, Нации, Революции или даже Народа (не путать с людьми). На первый взгляд, такие Высшие Смыслы живей и человечней бога. Они, в теории, ближе к источнику нашей тоски по внешним целям: к насущной потребности жить не только для себя, но и для других живых существ. На практике, однако, они сплошь и рядом оказываются такими же бесчеловечными, как и любой бог. Во всяком случае, и мучаются, и мучают, и умирают, и убивают ради них с той же лёгкостью.

Итог третьей части:

Уверенность, что «настоящий» смысл бытия непременно должен быть выше отдельных жизней отдельных людей, — плод игры со словом «зачем», помноженной на тысячи лет монотеизма. Эта уверенность кажется многим из нас естественной. Возможно, большинству из нас.

Показательно при этом даже не то, что её не ставили под сомнение марксисты середины прошлого века, вроде Ильенкова. Им, как говорится, сам Гегель велел верить в поступательный ход истории к великой цели. Нет, поразительней всего, что доктрину Высшего Смысла нередко исповедуют и те, кто не верит ни в бога, ни в чёрта, ни в Гегеля, ни в отечество с нацией. Именно такие люди, снисходительно усмехнувшись, предложат вам не париться, потому что «нету в жизни никакого смысла».

Заключение

В начале этого текста я вспоминал, как стоял с Неми, Софи и табличкой «Спроси философа» в центре Уппсалы. Прохожие регулярно спрашивали нас: «В чём смысл жизни?» Но спрашивали в шутку, в качестве ироничной преамбулы к другим, «солидным» философским вопросам.

Что бы я ответил, если бы хоть один человек задал этот вопрос всерьёз? 

Трудно сказать. У каждого разговора свои участники и своя динамика.

Возможно, я вспомнил бы слова Сьюзен Хаак. Хаак — одна из крупных англоязычных философов нашего времени. «“В чём смысл жизни?”, — посетовала она однажды, — это очень плохой вопрос». В лучшем случае, он предлагает валить в одну кучу достойное и приятное, общие этические ценности и личные удовольствия. В худшем — с порога подменяет жизнь человека судьбой человечества. Тащит за собой Высший Смысл в виде какого-нибудь бога или всеобщего счастья в светлом будущем.

Надеюсь, я бы сказал: вопрос плох уже тем, что слово «смысл» (meningen, the meaning, le sens, der Sinn, il senso и т. д.) вечно фигурирует в нём в единственном числе. Пытается свести тысячи разных дел, которые мы успеваем переделать даже за недлинную жизнь, к единому знаменателю.

Очень надеюсь, что вспомнил бы и фундаментальную разницу между словесным и бессловесным смыслом. Разницу между целями и тем состоянием организма, которое вообще позволяет выбирать и преследовать цели. Позволяет думать в категориях «важно/не важно», «интересно/неинтересно», «сделаю/не сделаю».

Возможно, договорился бы я и до своей любимой темы: до того, что поиски словесного смысла жизни — это, конечно же, роскошь, доступная далеко не всем. Чтобы выбирать цели и в муках «искать себя», нужны здоровье, образование, социальная защищённость, близкие люди и либеральное общество, которое не выбирает всё за тебя.

Впрочем, повторюсь: кто знает, что бы я сказал. И ещё неизвестней, что бы я услышал. Неизвестней и горадо интересней. Интересно поговорить с человеком, который готов на полном серьёзе обсуждать смысл жизни прямо на улице. «Плохой вопрос» ещё не значит «вопрос ни о чём». Иногда, если покопаться, плохой вопрос бывает вообще обо всём.

Может, стоит в следующий раз подкорректировать текст на нашей табличке. Добавить мелким шрифтом: Vi tar alla frågor på största allvar, inkl. meningen med livet.

Мы принимаем всерьёз все вопросы, вкл. смысл жизни.

Четыре способа собрать свой ответ на вопрос о смысле жизни — Нож

За всю историю своего существования человечество изобрело тысячи вариантов ответов на вопрос, в чем же смысл жизни, но по-прежнему продолжает его поиски.

Чуть больше пятидесяти лет назад появилась современная философия смысла в жизни, которая больше не дает готовых рецептов, о которых мы писали в прошлой статье «Удовольствия, познание или долг: в чем философия предлагает поискать смысл жизни», а вместо этого спрашивает, как вообще мы можем размышлять о смысле жизни? на чем основаны наши суждения? что может служить источником смысла? Таким образом, философы учат, как можно самому сконструировать свой смысл жизни, а заодно и проверить, является ли он универсальным, берет ли начало от Бога, или же, наоборот, у каждого свой.

Современные исследователи проанализировали все возможные варианты ответов на вопрос о смысле жизни, чтобы найти в них закономерности. Они обнаружили, четыре общие схемы, куда вписывается любой ответ на «вечный вопрос».

О чем помнить, прежде чем размышлять о смысле жизни?

Во-первых, не забывайте о лингвистической путанице. Мы часто употребляем слово «смысл» (meaning), когда пытаемся узнать определение слова. Например, смысл (или, как сказали бы лингвисты, значение) слова «стол» в том, что это «предмет домашней мебели, представляющий собою широкую поверхность из досок, укрепленных на одной или нескольких ножках и служащий для того, чтобы ставить или класть что-нибудь на него» (Толковый словарь Ожегова). Но мы явно интересуемся не определением слова «жизнь» по словарю, задавая этот вопрос. А чем же тогда?

Современный американский философ Роберт Нозик насчитал восемь других, нелингвистических контекстов в английском языке, когда мы задаем вопрос «В чем смысл Х?». К сожалению, не все их можно удачно перевести на русский язык, а потому перескажем лишь несколько. Например, задавая вопрос про смысл, мы на самом деле можем интересоваться:

  • причинно-следственными связями: «какой смысл был у этой войны?», то есть «что она за собой повлекла? какие были последствия войны?».
  • намерениями другого: «в чем смысл твоей обиды?», то есть «почему ты обиделся, что ты хотел этим показать?».
  • как события вписываются в более широкий контекст: «в чем смысл этой революции?», то есть «почему она возникла именно тогда? как изменила страну и какое влияние оказала на будущую политику?».

Скорее всего, задавая вопрос о смысле жизни, мы интересуемся совокупностью этих контекстов: нам интересны и цель нашей жизни, и то, какое влияние она окажет на будущие поколения. Впрочем, однозначного ответа Нозик так и не дает, заставляя читателя самого выбирать, что же он имеет в виду, когда спрашивает о смысле жизни.

Во-вторых, попробуйте уточнить свой вопрос. Английский философ Рональд Хепборн и его коллеги продолжают мысли Нозика и считают, что вопрос о смысле жизни сам по себе непонятен и на самом деле под ним скрывается множество других вопросов вроде «в чем цель жизни?», «как достичь счастья?», «что я хочу изменить в мире?» и т. д. А потому он советует сразу уточнить, что же вы хотите узнать, как только задумались о смысле жизни:

  • понять свое предназначение?
  • найти способ, как получать удовольствие от жизни?
  • узнать, как сделать так, чтобы вас запомнили потомки?

Ответы на все эти вопросы бывают разными и иногда даже могут противоречить друг другу. Например, мое предназначение может заключаться в том, чтобы стать великим художником, но это не сделает меня счастливой, потому что всю жизнь я проведу в нищете, не получу признания и умру нищим пьяницей. С другой стороны, если я спрошу, что же сделает меня счастливой, то ответ может быть совсем другим: устроиться на хорошо оплачиваемую работу, родить детей, путешествовать, но никогда не писать картины, а значит — и не исполнить свое предназначение.

В общем, помните: правильно поставить вопрос о смысле жизни — это уже 50 % успеха в поиске нужного ответа.

Окей, как найти свой собственный смысл жизни?

Итак, вопрос уточнили, но что делать дальше? Попробуйте проверить, в чем источник вашего смысла жизни: он дан нам от Бога? Или же смысл жизни определяют сами люди и он универсален для всех? А может, смысл жизни, наоборот, настолько индивидуален, что лучше каждого оставить в покое и позволить ему самому решить, в чем он находит мотивацию жить, даже если это просмотр сериалов и поедание пиццы? Или же смысла жизни просто нет?

Современные исследователи поделили все возможные варианты ответа на вопрос о смысле жизни на четыре больших категории в зависимости от того, как люди объясняют источник своего смысла жизни. Такой подход помогает увидеть плюсы и минусы своего взгляда, не критикуя само содержание ответа, а также разобраться, какие могут возникнуть проблемы.

Смысл жизни в том, чтобы прийти к Богу

Все взгляды, согласно которым жизнь становится осмысленной тогда, когда мы наладили отношения с кем-то или чем-то, существующим вне этого мира, называют сверхнатурализмом (supernaturalism). Грубо говоря, осмысленная жизнь — та, в которой мы верим в Бога (или богов) и ведем жизнь, угодную Ему (им).

Нетрудно догадаться, что так смысл жизни определяют большинство религий, некоторые религиозные философы, а также все те, кто верит не только в Бога, но и в судьбу, сверхразум или нечто другое, что существует вне нашего мира, но упорядочивает его.

Как жить? Если ваш смысл жизни в Боге или в том, чтобы следовать какому-либо космическому порядку и провидению, то вам нужно делать всего две вещи:

  1. верить в то, что это существует,
  2. жить так, как ваш Бог или судьба вам указывают.

Например, исполнять христианские заповеди, пять раз в день молиться или становиться художником, потому что судьба у вас такая.

Что может пойти не так? Не все люди верят, что существует нечто за пределами этого мира. А потому не все готовы поверить, что смысл жизни нам указывает кто-то сверху. Ведь если вдруг окажется, что ни Бога, ни провидения нет, то и жизнь тогда сразу лишается смысла.

Кроме того, божество или судьба могут оказаться злыми: например, потребовать от нас жить так, как нам совсем не нравится, или даже так, что мы точно будем несчастны. Например, быть художником, жить в нищете и умереть, так и не узнав о своем вкладе в мировую историю. Французский философ XVII столетия Рене Декарт похоже описывал проблему Злого демона: мы не можем быть на 100 % уверены, что божество (если оно существует) обязательно будет к нам добрым. Оно может оказаться и злым демоном, который специально дурачит нас, насмехается и раздает фальшивые смыслы жизни, заставляя тем самым страдать.

Впрочем, у защитников сверхнатурализма и большинства верующих есть на это отличный ответ: смириться, что бы ни происходило, и не быть настолько самонадеянными, чтобы считать, что нам дано познать всё.

К вере можно подойти и чисто прагматически: как доказал французский философ Блез Паскаль, нам выгоднее верить в Бога и следовать его заповедям, чем в него не верить. Ведь в случае, если Бога нет, мы не много теряем: всего лишь не испробуем часть жизненных удовольствий (и то порой сомнительных). А вот если Бог есть, а мы в него не верим, нас ждет вечное проклятие ада, а не благая жизнь на небесах!

Кого читать, если хочешь обрести смысл жизни в Боге:

Смысл жизни в том, чтобы жить морально

Всех те, кто не хочет надеяться на Бога, но всё-таки верит, что смысл жизни — это нечто заданное нам всем и объективное, но существующее в этом, а не в потустороннем мире, называют объективными натуралистами (objective naturalism). Чаще всего они считают источником смысла мораль и спорят, какая же именно этическая теория самая правильная. Еще один вариант, который не так популярен, — творчество. Оно, так же как и мораль, наполняет наши действия смыслом независимо от того, что думают другие. Творчество ценно для всех культур, а значит, может служить универсальным смыслом жизни для всего человечества.

Как жить? Если вам тоже кажется, что смысл жизни объективен и одинаков для всех, а также состоит в том, чтобы вести нравственную и/или творческую жизнь, то для начала определитесь с теорией, которой будете следовать. Вариантов множество: можно жить как утилитарист и считать, что жизнь наполнена смыслом, когда она делает как можно больше людей счастливыми. А можно следовать Канту и его деонтологической этике, согласно которой смысл жизни в том, чтобы исполнять моральный долг и ценить каждого отдельного человека: видеть в нем цель, а не средство для достижения собственных целей.

В любом случае, какую бы теорию вы ни выбрали, важно помнить, что:

  1. она объективна;
  2. одинакова для всех людей;
  3. ее источник — не что-то за пределами нашего мира, а человеческий разум.

Что может пойти не так? Не всем нравится мысль, что смысл жизни одинаков для всех. Хочется сразу возмутиться: а как же индивидуальность? А как же учитывание личных интересов?

С объективным натурализмом стоит быть поосторожнее: он легко может превратиться в тоталитаризм, при котором всем навязывают одинаковый смысл жизни и от всех требуют одного и того же.

Также непонятно, какую из теорий предпочесть: существует множество вариантов, и все они придуманы людьми — а значит, могут содержать ошибки. Согласно объективному натурализму, смысл жизни может быть только один, а потому пока существует множество разных теорий: слишком велик шанс ошибиться и посвятить свою жизнь чему-то не тому.

Впрочем, некоторые объективисты допускают, что смыслом жизни может быть не только следование правилам одной-единственной морали. Помимо нравственности, смыслом жизни может быть упомянутое выше творчество, познание, любовь и дружба, помощь другим людям, саморазвитие и т. д. Проще говоря, они включают в этот список все те ценности, что были важны для людей во все времена, а потому универсальны.

Однако и тут возникают проблемы: нужно ли исполнять все пункты из этого списка, чтобы достичь осмысленной жизни, или достаточно одного? Может ли этот список со временем меняться? Кто это решает: всё человечество вместе или отдельные люди, но вдруг они ошибутся? И что делать, когда возникают конфликты, когда ценности одной культуры противоречат другой?

Объективисты верят, что во всех существующих культурах можно выделить универсальное моральное ядро вроде «люби других», «не убивай», «живи праведно» и т. д. Его-то они и хотят сделать тем самым объективным смыслом жизни для всех, не углубляясь в частности.

Тем самым они надеются устранить опасность того, что одна культура, которая экономически и политически сильнее остальных, может навязывать свои индивидуальные ценности. Впрочем, смысл жизни — это всегда вопрос практики, и не все готовы мириться с размытыми и общими формулировками.

Кого читать, если хочешь найти объективный смысл жизни:

Смысл жизни у каждого свой

Если вам всё-таки кажется, что объективного смысла жизни нет и каждый человек находит свой собственный, то добро пожаловать в лагерь субъективных натуралистов (subjective naturalism).

Они верят, что смысл жизни — это то, что важно для каждого отдельного человека. Это может быть что угодно: и самосовершенствование, и просмотр сериалов дни напролет.

Субъективный натурализм стал популярным в ХХ веке под влиянием философии экзистенциализма и прагматизма и не утрачивает своих позиций до сих пор. Ему уделяют много внимания на Западе, где развита психотерапия и особенно экзистенциальная психотерапия, которая помогает самостоятельно мыслящему человеку найти собственный смысл жизни, не навязывая готовых решений.

Как жить? Для начала стоит развивать критическое мышление, чтобы научиться мыслить самостоятельно и принимать ответственность за свои решения. Затем нужно отправиться на поиски своего уникального смысла жизни. Для этого хорошо бы изучать разные теории — и думать-думать-думать. Пробовать и ошибаться, но не сдаваться и в конце концов отыскать то самое, что приносит чувство удовлетворенности и помогает полностью раскрыть свой потенциал.

Впрочем, у каждого свой путь, и дать универсальный рецепт невозможно. Да и к тому же не исключено, что со временем смысл жизни может стать другим.

Мы меняемся, а вместе с нами меняются и наши ценности, а потому важно постоянно рефлексировать и не пугаться нового.

Что может пойти не так? Как теория субъективизм всегда сталкивается с проблемой собственного обоснования: если смысл жизни у всех разный и нет одного-единственного правильного ответа, то почему тогда субъективизм верен? Также не совсем понятно, как смысл жизни искать: если у каждого свой путь, как я пойму, что двигаюсь в правильном направлении? Только лишь по тому, что буду счастлива и раскрою свой потенциал? А если я никогда этого не испытаю? Или наоборот: мне нравится делать несколько дел одновременно и времени не хватает на все сразу, как найти то самое? Субъективизм вызывает много вопросов, когда дело касается практики и не очень-то помогает, слишком пугаясь готовых решений.

Он также неизменно натыкается на парадокс толерантности. Если я решу, что мой смысл жизни в убийстве других людей и развязывании третьей мировой войны (именно от этого я счастлива и чувствую, как раскрывается мой потенциал), стоит ли мне позволить его исполнить?

Ответ «да» приведет к страданиям других, но и отвечать «нет» — значит таки допускать существование хотя бы минимального списка объективных ценностей (например, что мой смысл жизни не должен мешать другим людям и не быть насильственным).

Потому от субъективизма многие философы и отказываются: чтобы разрешить свободу и равные права для всех, нужен какой-то универсальный базис, который эту свободу немного ограничивает с той целью, чтобы она существовала. Например, ты можешь быть свободным, но обязан уважать других, принимать их особенности и т. д.

Именно потому даже в демократическом обществе, где свобода и личная точка зрения ценится превыше всего, признают, что у толерантности есть свои границы: нельзя толерантно относиться к тем, кто относится нетолерантно к тебе.

Но утверждать, что у каждого свой смысл жизни, который не мешает остальным, — это ведь и говорить что-то объективное — это возвращает нас к поискам объективного смысла жизни.

Кого читать, если ищешь собственный смысл жизни:

Смысла жизни нет

Те, кто во всем этом запутался и советует не искать смысла в жизни, потому что его попросту нет, называют антинатуралистами (non-naturalism) или иногда пессимистическими натуралистами (pessimistic naturalism).

Это направление в философии смысла жизни появилось благодаря критике религии и кризису веры. Смерть Бога и отрицание потустороннего мира также отрицали и существование смысла, потому что раньше только Бог мог его обеспечить.

Появившиеся позже другие взгляды на смысл жизни, которые считали его объективным или давали нам свободу самим решать, также были раскритикованы антинатуралистами за запутанность и отсутствие готовых решений.

Смысла нет: ни божественного, ни человеческого, ни объективного, ни субъективного.

Как жить, если смысла нет? Отрицать смысл жизни, но всё равно продолжать жить, советуют антинатуралисты. Зачем? Ну просто потому, что так хочется. Или чтобы наслаждаться всем тем хорошим, что есть. Даже если всё это бессмысленно, это не портит наслаждение от вкусной еды, захватывающих путешествий или новой книги. В конце концов, отрицать смысл — это не значит грустить и опускать руки. Можно просто забить и не париться. Это и советует современный американский философ Томас Нагель.

«Даже если в целом жизнь и лишена смысла, то, возможно, по этому поводу не стоит так уж сокрушаться. Наверное, мы можем признать это обстоятельство и просто жить, как жили. Вся штука в том, чтобы трезво смотреть на вещи и не терять почвы под ногами, и пусть оправданием жизни будет сама ваша жизнь и жизнь тех, с кем вас связала судьба. Если вы когда-либо спросите себя: „Какой вообще смысл жить?“ — будь вы студентом, барменом или кем бы то ни было, — вы ответите: „Никакого смысла. Если бы меня вообще не было или если бы все на свете мне было безразлично, это не имело бы никакого значения. Но я существую, и кое-что меня волнует. Только и всего. Это все, что можно сказать“».

— Томас Нагель, «Что все это значит? Очень краткое введение в философию»

Что может пойти не так? Не всем по душе идея, что жизнь бессмысленна. Ведь если это так, то какой смысл добиваться чего-то и развиваться? Всё равно всё исчезнет, и даже то хорошее, что есть в жизни и на чем предлагает сосредоточиться Нагель, быстро заканчивается — и на смену ему частенько приходят страдания и скука.

Этот тип натурализма не зря иногда называют пессимистическим, его следует изучать осторожно: слишком велика опасность впасть в депрессию, потерять мотивацию и ничего не делать.

Самые радикальные современные философы, например Дэвид Бенатар, даже утверждает, что все удовольствия жизни не перевешивают всё то плохое, что с нами случается, а потому смысла в жизни нет, и нам лучше было бы не родиться. Впрочем, Дэвид Бенатар — антинаталист, то есть считает, что рождение новых детей неэтично. Своими идеями он скорее отговаривает от размножения, а не призывает к самоубийству.

Антинатурализм также опасен тем, что может привести к мысли о вседозволенности. Раз всё бессмысленно, то можно делать что угодно.

С одной стороны, это хорошо, потому что позволяет нам жить, так как хочется. Но с другой, это может привести к полной анархии и разрушениям: все плюнут на экологию и будут вести себя аморально. Однако антинатуралисты отрицают такой эффект своих взглядов и напоминают, что все люди разные и необязательно отсутствие смысла должно приводить только к негативным последствиям.

Кого читать, если смысла жизни нет:

Что дальше?

Философия занялась непосредственно смыслом жизни относительно недавно, а потому не стоит воспринимать все эти исследования как устоявшиеся и незыблемые истины. Всё еще может поменяться. Да и вопросы, которыми она обеспокоена, скорее приносят больше пользы теории, чем практике жизни.

Но как нам тогда жить?

Древнегреческий философ Сократ (в пересказе Платона) заметил: «Неисследованная жизнь не стоит того, чтобы жить». А потому не так уж и важно, в чем будет источник вашего смысла жизни или его попросту не будет. Главное — интересоваться своей жизнью, спрашивать, сомневаться, разочаровываться и начинать по новой.

Кого еще из философов почитать в поисках смыслах жизни:

Ценность жизни — обеспечение вопросов детской безопасности

Продолжающийся рост суицидальной активности в большинстве экономически развитых стран мира ставит вопрос о факторах суицидального поведения и выработке системы превентивных средств. В 1999 году ВОЗ приступила к осуществлению программы SUPRE — всемирной инициативы по превенции самоубийств, в связи с чем было рекомендовано странам с высоким и средним уровнем суицидальной активности разрабатывать и внедрять национальные превентивные программы с учетом специфических проявлений данной проблемы, а также культурных традиций, системы ценностей и особенностей социальной структуризации в каждой отдельной стране. По данным Следственного комитета РФ в 2016 году покончили жизнь самоубийством 720 детей». (http://tass.ru/obschestvo/4 018 394)

 

Актуальность проблемы суицидального поведения несовершеннолетних обусловливает необходимость изучения факторов суицидального поведения в подростковой и молодежной среде, а также необходимость разработки системы превентивных средств и их апробации в образовательных организациях Российской Федерации.

 

Страница сайта ФГБНУ «Центр зашиты прав и интересов детей» «Ценность жизни» ориентирована на повышение компетентности педагогов, психологов, родителей и законных представителей детей и подростков в сферах формирования здорового образа жизни, профилактики асоциального, аддиктивного и девиантного поведения несовершеннолетних и молодежи.

Материалы спецстраницы прежде всего направлены на решение следующих задач:

  • предоставить информацию об особенностях детского и подросткового суицидального поведения;
  • ознакомить специалистов, организующих профилактическую работу, с системой мер по предотвращению детского и подросткового суицида, которая реализуется в Российской Федерации;
  • ознакомить педагогов и психологов учреждений образования с опытом организации профилактической работы с детьми, родителями, социальным окружением ребенка.

 

Соответственно, информационные материалы и справочная информация по профилактике суицидального риска среди несовершеннолетних ориентирована как на специалистов, организующих профилактическую работу, так и на родителей несовершеннолетних.

Документы — Правительство России

Распоряжение от 9 ноября 2017 года №2477-р. Утверждён план развития объекта культурного наследия федерального значения «Есенинская Русь – место, связанное с жизнью и творчеством поэта С.А.Есенина» на 2017–2021 годы

Справка

Документ

  • Распоряжение от 9 ноября 2017 года №2477-р

Внесено Минкультуры России в соответствии с перечнем поручений Президента России по вопросам сохранения и развития Государственного музея-заповедника С.А.Есенина (№Пр-2339 от 4 декабря 2016 года, пункт 4).

Подписанным распоряжением утверждён план развития объекта культурного наследия федерального значения «Есенинская Русь – место, связанное с жизнью и творчеством поэта С.А.Есенина» на 2017–2021 годы (далее соответственно – план, объект культурного наследия).

Для повышения туристической привлекательности и развития образовательного потенциала объекта культурного наследия планируется, в частности, создание музейных экспозиций, посвящённых жизни и творчеству поэта, проведение научных конференций, ежегодного Всероссийского есенинского праздника поэзии, цикла литературных гостиных «Есенинская Русь» в музеях Москвы и Рязанской области.

В рамках реализации ФЦП «Культура России (2012–2018 годы)» (входит в государственную программу «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы) планом предусматривается подготовка к изданию каталога музейных коллекций Государственного музея-заповедника С.А.Есенина, Всемирной карты есенинских мест, Есенинской энциклопедии, выпуск книжных изданий, посвящённых жизни и творчеству поэта, переводов его произведений на иностранные языки.

Реализация плана будет способствовать развитию туристического потенциала и инфраструктуры объекта культурного наследия «Есенинская Русь – место, связанное с жизнью и творчеством поэта С.А.Есенина».

пчелы имеют исключительно большое значение для нашей жизни

20 мая 2021 года, Рим — Сегодня в ходе виртуального мероприятия высокого уровня, проводимого под лозунгом «Внимание пчелам — восстановление на качественно новом уровне!» по случаю Всемирного дня пчел, который отмечается уже в четвертый раз, Генеральный директор ФАО Цюй Дунъюй подчеркнул важную роль, которую пчелы и другие опылители играют в обеспечении экосистемных услуг, продовольственной безопасности, питания и средств к существованию.

«В Повестке дня на период до 2030 года содержится призыв к ликвидации голода и бедности», — заявил Генеральный директор. «Нам нужны более эффективные, инклюзивные, невосприимчивые к негативным внешним факторам и устойчивые продовольственные системы. Пчелы играют ключевую роль в этом процессе. Они важны для обеспечения нашей продовольственной безопасности, питания и сохранения окружающей среды».

«По оценкам, стоимость услуг по опылению в глобальной системе производства продуктов питания составляет до 600 миллиардов долларов США в год», — отметил Генеральный директор.

Он добавил, что «ФАО играет ведущую роль в проведении мероприятий по случаю Международного года овощей и фруктов в 2021 году». «[В нынешнем году] особенно важно подчеркнуть роль опылителей в процессе выращивания овощей и фруктов».

Для выращивания трех четвертей основных типов продовольственных культур в мире в той или иной степени необходимы опылители. Вместе с тем во многих регионах наблюдается сокращение численности и разнообразия пчел и прочих диких опылителей, таких как птицы, летучие мыши, бабочки и жуки. Причины этого в основном связаны с деятельностью человека. Отсутствие опылителей будет иметь серьезные последствия для производства кофе, яблок, миндаля, помидоров, какао и многих других культур.

Опыление не только имеет важнейшее значение для обеспечения продовольственной безопасности, но и позволяет разнообразить источники доходов мелких фермеров, серьезно пострадавших в результате последствий пандемии COVID-19.

Мероприятия по восстановлению после COVID-19 позволяют также ограничить факторы утраты биоразнообразия и экосистем, параллельно обеспечивая снижение рисков пандемий и сохранение популяций опылителей. Риски возникновения пандемий обусловлены все более существенным изменением моделей землепользования, деградацией среды обитания, расширением масштабов и неустойчивой интенсификацией сельскохозяйственной деятельности, — то есть факторами, которые также отрицательно сказываются на популяциях опылителей.

Генеральный директор настоятельно призвал участников сегодняшнего мероприятия к коллективной работе под лозунгом «Внимание пчелам — восстановление на качественно новом уровне!».

Последующие ораторы призвали к глобальному сотрудничеству и солидарным усилиям для противодействия обусловленным пандемией COVID-19 угрозам для продовольственной безопасности и источников доходов в сельском хозяйстве с акцентом на восстановлении окружающей среды и защите опылителей. Среди докладчиков высокого уровня были министр сельского хозяйства, лесного хозяйства и продовольствия Республики Словения Йоже Подгоршек, федеральный министр продовольствия и сельского хозяйства Федеративной Республики Германии Юлия Клёкнер, министр животноводства и рыболовства Республики Камерун д-р Тайга, заместитель Исполнительного секретаря Конвенции Организации Объединенных Наций о биологическом разнообразии Дэвид Купер и статс-секретарь Министерства продовольствия, сельского хозяйства и легкой промышленности Монголии Джамбалцерен Тумур-Уя.

Укрепление сотрудничества

После открытия мероприятия Генеральный директор ФАО и президент Международной федерации пчеловодческих ассоциаций «Апимондия» Джефф Петтис подписали Меморандум о взаимопонимании (МоВ). Меморандум о взаимопонимании основан на более чем 60-летнем сотрудничестве и призван укрепить совместную деятельность ФАО и «Апимондии» в области устойчивого пчеловодства. В согласованном плане работы особое внимание уделяется использованию выделяемых на цели развития ресурсов, связанных с пчеловодством, для решения важнейших проблем, с которыми сталкиваются сельские общины, что позволит этим двум организациям объединить усилия и помочь странам в достижении целей в области устойчивого развития (ЦУР), одновременно защищая пчел и других опылителей и создавая для них благоприятные условия.

Увлекательные технические презентации и широкая дискуссия по техническим вопросам с участием всемирно известных экспертов: управляющего директора API-CONGO Оливье Бадибанга, профессора естественных наук Тринити-колледж в Дублине Джейн Стаут, пчеловода из Алжира Мерием Хаммаль, директора аргентинского Научно-исследовательского института природных ресурсов, агроэкологии и сельского развития (ИРНАД) Лукаса Гарибальди, координатора Партнерства коренных народов в поддержку агробиоразнообразия и продовольственного суверенитета и председателя-учредителя Северо-восточного общества за размеренный прием пищи и агробиоразнообразие (НЕСФАС) из Индии Пхранга Роя, а также руководителя компании Hive Tracks и координатора проекта по разработке приложения World Bee Count (запущенного во Всемирный день пчел 2020 года) Макса Рюнцеля, — позволили получить специализированную обновленную информацию о приложении World Bee Count и экологическом пчеловодстве с использованием искусственного интеллекта.

В завершение официальных мероприятий по случаю Всемирного дня пчел с заключительным словом выступила первый заместитель Генерального директора ФАО Бет Бекдол, которая поблагодарила Республику Словения, «Апимондию» и всех выступавших за их ценный вклад. Бет Бекдол повторила слова Генерального директора, подчеркнув, что пчелы оказывают уникальные и незаменимые услуги по опылению, поддерживая средства к существованию людей и здоровье планеты. «Мы все должны внести вклад в дело защиты пчел и других опылителей, чтобы сохранить биоразнообразие и укрепить агропродовольственные системы», — заявила она.

Иван Тарба: понять смысл жизни в динамично меняющемся обществе – вот значение философии

Уважаемый Иван Дорофеевич, благодарю за возможность обменяться мнениями по актуальным проблемам и поговорить о философии, ее месте в современном обществе, о важных вопросах волнующих человека с давних времен: Мир развивается, он велик и есть множество вопросов, на которые человек до сих пор не получил ответов.


А.Ц.:
Иван Дорофеевич, если позволите, а что для Вас философия? Как ее понимать, познавать? Может это некая специфическая, из древних, игра человека – игра в мысль человеческого разума, либо оправданное неизвестностью мироздания жизнепроживание человека? Каково ее место в обществе? Зачем и кому она нужна, помимо самих философов?

 
И.Т.: Для меня философия – это источник мудрости: как и в древности, сегодня она бьется над одними и теми же вопросами – что я могу знать о мире? как я должен жить? на что я могу надеяться? что такое человек?

Сама философия – это мировоззрение, т.е. совокупность взглядов на мир в целом и на отношение человека к этому миру. Постичь ее может лишь тот, кто, отвлекаясь от обыденной, повседневной жизни, размышляет и стремится найти ответы на выше поставленные вопросы.

Наука имеет дело с проблемами, философия – с проблемами и тайнами.

Проблема – это то, что рано или поздно можно разрешить. Но есть такая проблема, как смерть. И это не просто проблема, но тайна, о которой мы сможем узнать, лишь когда будем умирать. Тайной является и любовь: рассказами о ней никого не убедишь, пока не полюбишь сам.

Для философии все вокруг является проблемой и тайной. И разрешает она их с помощью наук, с которыми имеет тесную связь. Очевидно, что и спустя 2500 лет философия нужна обществу – обществу, которое движется, меняется. Как только общество «впадает в анабиоз», так и философия становилась ненужной… – Философия есть критическое осмысление того, что нас окружает, самых его оснований; философия всегда ради смысла жизни – к смыслу жизни. – Философия не поучает, а дает возможность мыслить. И эта возможность мыслить делает человека свободным.

Это очень важно для любого общества, когда внутри люди могут свободно рассуждать и делать свободный выбор. Понять смысл жизни в динамично меняющемся обществе – вот значение философии.


А.Ц.:
Уважаемый Иван Дорофеевич, а какие вопросы и проблемы являются для современного общества, на Ваш взгляд, актуальными – мир ведь модернизируется, экспериментируя, в том числе и с формами.

 
И.Т.: Вы правильно заметили, что мир модернизируется, меняет свои формы. При этом философия также меняет свои приоритеты осмысливает те проблемы, которые вошли в повестку, стали насущными. Это, прежде всего, те противоречия в отношениях человека и природы (экологические), процессов глобализации и локализации, меж-религиозных (-конфессиональных) и межэтнических отношений, неравномерности социально-экономического развития и международного терроризма, и т.д. и т.п.

Но мы не должны забывать, что философия задает «вечные» вопросы: что есть познание и как оно возможно? что есть мир и зачем в этот мир приходит человек? какие нравственные нормы и как формируются и как формируют нас? и т.д. И всякий раз философия контекстуализирует свои вопросы они меняются в зависимости от эпохи.


А.Ц.:
Поле философии весьма обширно – от научных истин и теорий, до проблем, связанных с религиозностью и манипуляциями общественным сознанием и принципами социальной организации. Говоря иными словами, это – широкая палитра проявлений человеческого духа. Границы этого пространства задаются извечными философскими проблемами, на которые мыслящий человек не получает однозначного ответа. Последовательное хронологическое изучение философских воззрений, например, дает нам объективное представление о формах и средствах развития. Следовательно, освоение философии – это не более чем эффективный способ изобретения все более новых эпистем? Как думаете, можно ли открыть новизну в философии?

 
И.Т.: Да, в философии есть «вечные» вопросы, и, как я уже заметил, эти вопросы, в зависимости от того, в какой экономической, социальной, культурной ситуации мы находимся, каждый раз трансформируются.

К примеру, абхазский кодекс чести «апсуара» не может нам дать прямой ответ на наши жизненные вопросы, и, тем не менее, этот кодекс ставит перед нами вопросы именно философского плана. Философия работает в контексте тех изменений, которые происходят в мире: она постоянно ставит одни и те же вопросы, только в каждую эпоху способы и формы вопрошания различны.

В каждую эпоху люди ставят философские вопросы люди стремятся к истине. В том и специфика философского знания, что оно заключается именно в постановке смысложизненных вопросов. Так она возникла, так отмежевалась от мифологии и религии в Древней Греции, Китае и Индии.

Философия позволяет нам сохранять преемственность в мысли, в культуре, в обществе.


А.Ц.:
Нужно / можно ли задавать вопросы верующему человеку? Говоря иначе, можно ли верующему человеку быть «чуть-чуть» философом? Не уверен, что это значимый вопрос, но ведь есть проблема различий в уровнях мышления человека – каждый индивид рассуждает не только в контексте, в рамках своей природы, но и с учетом уровня своего опыта / развития – до того, как сознание достигнет своих творческих, философских начал, базовым основанием для него, своего рода рамкой / границей, выступает катехизис – догматы веры. 


И.Т.:
Я думаю, что даже верующий человек, когда он рассуждает, то выходит за рамки, горизонты веры он становится по отношению к своему религиозному сознанию в критическую позицию. Иначе это будет не философское рассуждение, а теологическое.

Философия это всегда тревога, всегда беспокойство, т.е. как говорил Л. Шестов беспочвенность: философ всю жизнь ищет почву, ищет истину, и в этом искании истины есть путь философа. Думаю, каждый в какой-то мере может быть философом на уровне обыденного сознания, если он ставит перед собой смысложизненные вопросы и самостоятельно ищет на них ответы, рассуждает о них.


А.Ц.:
Философия, как и любая другая мысль, должна развиваться, чтобы помогать людям осознавать важные для жизни вопросы. Одновременно возникает другой существенный вопрос: может ли философия быть только своя, туземная – национальная, этническая? Этот вопрос возник не сегодня – в той или иной мере он касается и «больших», и «малых» народов. Можно ли говорить об африканской философии или автохтонной индейской, абхазской философии или правильнее считать, что в подобных случаях мы имеем дело с теми или иными формами мудрости?


И.Т.:
На этот вопрос можно ответить кратко. Как Вы знаете, нет национальной математики, физики, и т.д., но есть своя национальная философская традиция, национальная философия: греческая, немецкая, английская, есть и абхазская.

Философия ведь возникает в этническом поле у каждого народа есть свой исторический опыт, свои уникальные уклады, культура, которые он привносит в общую мировую сокровищницу культуры и философии. Понятно, что вселенской мудрости тонут, сливаясь, все великие имена, но без них, вне их нет никакой мудрости и ее граней и оттенков.

Поэтому важно развивать слово, национальный язык – инструменты выражения нашего национального мировоззрения, если мы хотим добавить хотя бы каплю абхазской мудрости в общемировое наследие философии. Мы должны заниматься своей культурой, философией на абхазском языке.


А.Ц.:
Уважаемый Иван Дорофеевич, нельзя не упомянуть о феномене Апсуара, о которой нет единой дефиниции. О системе «Апсуара» в абхазоведческой литературе написано одновременно и много, и почти ничего. Понятие «Апсуара» – «Абхазство» – чаще всего толкуется как совокупность самобытных абхазских традиций и обычаев. В частности, В.А. Чирикба и Г.А. Климовой рассматривают Апсуара в качестве совокупности этических и моральных поведенческих норм, которыми охвачены во всем многообразии формы жизни абхазского общества. Историк Е.К. Аджинджал пишет: «Апсуара» – это «сакральный кодекс (конституция) духовного космоса абхазов». Здесь подчеркивается существенная роль религиозно-обрядовой (сакральной) стороны в духовном содержании апсуара. Философ М.Б. Квициния, рассматривая соотношение системы апсуара и национального характера, предлагает следующее определение: «Апсуара – это этносоциологический феномен, сформировавшийся в ходе складывания абхазского этноса (в начале в художественной культуре абхазов), ставший в историческом развитии выше эстетических, религиозно-нормативных представлений, вобравший в себя высшие законы абхазского общества». У Вас, как у историка, несомненно, есть свое представление о данной системе. Так что это такое – Апсуара? Можно ли называть его религиозно-философским учением, или рассматривать это понятие широко неверно?

 
И.Т.: Апсуара это целая философская система, которая является истоком бытия и мышления абхазского этноса, она является национальной «субстанцией»она самоорганизуется и движет абхазский этнос. Она трансформируется в зависимости от исторического и культурного развития абхазского этноса. Мы должны относиться к этому кодексу ответственно – рефлексировать, а не догматизировать его. Мы должны понимать, как Апсуара соотносится с современными реалиями жизни. И при этом не должны относиться к этому кодексу как к религиозной догме.

Мы же хорошо знаем, что из любого учения можно сделать то, что будет являться деморализующим фактором. Наша задача состоит в том, чтобы относиться критически к любому учению, и Апсуара не исключение, поскольку это выраженный на языке наш исторический опыт жизни – опыт жизни абхазского народа. И сегодня мы этот исторический опыт мы осмысляем в экономическом, культурном и политическом контекстах.

 
А.Ц.: Уважаемый Иван Дорофеевич, в завершение нашего разговора хочется услышать Ваш прогноз о будущем. Мир модернизируется, меняет формы, соответственно меняется и сознание социума. Какие, по Вашему мнению, категории будут определять границы мировосприятия, какие существенные изменения в общественном сознании нынешних постиндустриальных обществ, можно ожидать в ближайшие время?


И.Т.:
Как я сказал выше, 2500 лет философия задает одни и те же «вечные» вопросы человека всегда интересует, познаваем ли мир, что есть человек в этом мире и зачем он пришел в этот мир. И каждый философствующий человек находит свои ответы на эти вопросы.

Философские вопросы будут определять человеческую жизнь всегда. И я надеюсь, что именно качественные философские вопросы будут определять жизнь абхазского народа в будущем.

Что есть абхазский народ, и как возможно его сохранение в будущем? – На мой взгляд, вот это и есть настоящий философский вопрос, ответ на который и определит наше будущее как этноса, как государства в глобализирующемся постиндустриальном мире.

 

Уважаемый Иван Дорофеевич, благодарим Вас за этот разговор – творческих Вам и вашим коллегам и ученикам вдохновений.

 

Интервью подготовил:

Цвижба Абзагу Геннадиевич – аспирант 1 года обучения кафедры национальных и федеративных отношений ИГСУ РАНХиГС (научный руководитель – проф. В.В. Шмидт)

ЗНАЧЕНИЕ ПЕРЕНЕСЕННОГО МОЗГОВОГО ИНСУЛЬТА ДЛЯ ПРОГНОЗА ЖИЗНИ ПАЦИЕНТОВ СО СТАБИЛЬНОЙ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА ПО ДАННЫМ РЕГИСТРА ПРОГНОЗ ИБС | Толпыгина

1. Демографические итоги I полугодия 2018 года в России. Часть II. Демоскоп Weekly. Доступно по: http://www.demoscope.ru/weekly/2019/0825/barom01.php

2. Пирадов М.А., Максимова М.Ю., Танашян М.М. Инсульт. Пошаговая инструкция. Библиотека врача‑специалиста. Неврология. Реаниматология. Нейрохирургия. М.: ГЭОТАР‑Медиа, 2019.

3. Толпыгина С.Н., Марцевич С.Ю., Деев А.Д. Влияние сопутствующих заболеваний на отдаленный прогноз пациентов с хронической ишемической болезнью сердца по данным регистра «ПРОГНОЗ ИБС». Рациональная фармакотерапия в кардиологии 2015;11(6):571–6. DOI: 10.20996/1819‑6446‑2015‑11‑6‑571‑6.

4. Бойцов С.А., Лукьянов М.М., Якушин C.С. и др. Амбулаторно‑поликлинический регистр РЕКВАЗА: данные проспективного наблюдения, оценка риска и исходы у больных кардиоваскулярными заболеваниями. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2015;14(1):53–62. DOI: 10.15829/1728‑8800‑2015‑1‑53‑62.

5. Загребельный А.В., Лукина Ю.В., Кутишенко Н.П. и др. Анализ факторов, ассоциированных с госпитальной летальностью, у больных, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения (по данным регистра РЕГИОН‑М). Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2020;19(1):2443. DOI: 10.15829/1728‑8800‑2020‑1‑2443.

6. Марцевич С.Ю., Кутишенко Н.П., Суворов А.Ю. и др. Анализ анамнестических факторов и их роль в определении ближайшего (госпитального) прогноза у больных, перенесших мозговой инсульт или транзиторную ишемическую атаку. Результаты регистра ЛИС‑2. Российский кардиологический журнал 2015;6(122):14–9. DOI: 10.15829/1560‑4071‑2015‑06‑14‑19.

7. Марцевич С.Ю., Кутишенко Н.П., Лукьянов М.М. и др. Госпитальный регистр больных, перенесших острое нарушение мозгового кровообращения (РЕГИОН): портрет заболевшего и исходы стационарного этапа лечения. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2018;17(6):32–8. DOI: 10.15829/1728‑8800‑2018‑6‑32‑38.

8. Cordonnier Ch., Lemesle G., Casolla B. et al. Incidence and determinants of cerebrovascular events in outpatients with stable coronary artery disease. Eur Stroke J 2018;3(3):272–80. DOI: 10.1177/2396987318772684.

9. Марцевич С.Ю., Кутишенко Н.П., Загребельный А.В. и др. Регистр острого нарушения мозгового кровообращения ЛИС‑2: новые данные по отдаленному наблюдению. Рациональная фармакотерапия в кардиологии 2018;14(2):260–5. DOI: 10.20996/1819‑6446‑2018‑14‑2‑260‑265.

10. Sarfo F.S., Akassi J., Kyem G. et al. Longterm outcomes of stroke in a ghanaian outpatient clinic. J Stroke Cerebrovasc Dis 2018;27(4):1090–9. DOI: 10.1016/j.jstrokecerebrovasdis.2017.11.017.13.

11. Pross C., Berger E., Siegel M. et al. Stroke units, certification, and outcomes in German hospitals: a longitudinal study of patient‑based 30‑day mortality for 2006‑2014. BMC Health Services

12. Research 2018;22;18(1):880. DOI: 10.1186/s12913‑018‑3664‑y

В чем смысл жизни? -Школа Жизни Статьи

]]>

Слишком настойчивое размышление о том, что может означать «смысл жизни», выделяет вас как несколько тяжеловесных, странных или просто наивных.

В наши дни люди часто говорят — иногда грустно, иногда более агрессивно и цинично, — что «жизнь просто не имеет смысла».

Для этого часто упоминаются две причины. Первая связана с религией . История гласит, что когда-то давным-давно жизнь имела ясный смысл, данный нам Богом: она заключалась в поклонении Ему и жизни в соответствии с Его велениями.Но поскольку религиозная вера пришла в упадок, не только якобы умер бог, но и вместе с ним — смысл, который он когда-то гарантировал.

Современная наука — вторая причина нынешнего кризиса смысла. Ученые говорят нам, что существование, возникшее в результате случайного взаимодействия химических веществ и газов, действительно имеет смысл, но он довольно мрачный, безжалостный и узкий: для людей — как и для всех других живых существ (например, амеб) — значение жизнь — это выживание и распространение своего генетического материала.Это звучит очень правдиво и в то же время явно бесполезно и меланхолично.

Здесь мы хотим рассуждать следующим образом: размышления о смысле жизни — чрезвычайно важное занятие, жизнь имеет ли существенное значение — и, на самом деле, существует ряд практических шагов, которые мы можем предпринять, чтобы гарантировать, что мы в конечном итоге ведение жизни с максимальной осмысленностью.

Мы должны начать с утверждения, что в жизни нет смысла вне того, что мы можем найти сами как вид.Звезды, священные книги или последовательности ДНК не записывают никакого объективного значения.

Что, кажется, побуждает людей жаловаться на бессмысленность жизни, так это особые виды несчастья. Давайте рассмотрим несколько центральных примеров:

— Вы состоите в отношениях, но интенсивность, которую вы испытывали в начале, давно прошла. Кажется, вы больше не говорите ни о чем важном, не делитесь уязвимыми чувствами и идеями. Это кажется, как вы выразились, «бессмысленным».Или вы одиноки, и, хотя у вас много друзей, каждый раз, когда вы их видите, разговор кажется поверхностным и тривиальным.

— Вы учитесь в университете, чтобы получить ученую степень. Вы записались на курс отчасти потому, что часто не понимаете, кто вы и чего хотите. Вы думали, что чтение книг и посещение лекций прольют свет на вещи, но эти темы скучны и не связаны с вашим замешательством. Вы жалуетесь, что это бессмысленно.

— Вы работаете в крупной прибыльной компании и зарабатываете приличную сумму каждую неделю, но, по большому счету, работа не кажется важной.Под этим вы имеете в виду две вещи: то, что вы, кажется, не сильно меняете чью-либо жизнь, а также то, что в вас нет глубокой части, которую вы могли бы привнести в свою работу или включить в нее. С таким же успехом это может сделать робот.

Исходя из этого, мы можем начать экстраполировать теорию значения.

Значение можно найти, в частности, в трех видах деятельности: Коммуникация, Понимание и Сервис.

Давайте сначала посмотрим на связь .Мы по своей природе изолированные существа, и кажется, что некоторые из наших наиболее значимых моментов связаны с примерами связи: например, с любовником, когда мы раскрываем свое интимное физическое и психологическое «я» или когда мы завязываем дружбу там, где это существенно. можно делиться правдой о наших жизнях. Или в путешествии в новую страну, когда мы заводим разговор с незнакомцем и испытываем захватывающее чувство победы над языковыми и культурными барьерами. Или когда нас трогают книги, песни и фильмы, которые затрагивают глубоко наши собственные эмоции, но которые мы никогда раньше не были свидетелями так ясно и красиво экстернализированными.

Тогда есть смысл, который появляется через понимание . Речь идет об удовольствии, которое можно испытать всякий раз, когда мы исправляем замешательство и недоумение по поводу самих себя или мира. Мы можем быть научными исследователями, экономистами, поэтами или пациентами психотерапевтов; Удовольствие от нашей деятельности проистекает из общей способности отображать и осмысливать то, что когда-то было болезненно незнакомым и странным.

В-третьих, есть сервис . Одна из самых важных вещей, которые мы можем сделать, — это служить другим людям, пытаться улучшить их жизнь, либо устраняя источники страданий, либо создавая новые источники удовольствия.Таким образом, мы можем работать кардиохирургами и каждый день осознавать значение своей работы или же быть в компании, которая вносит скромные, но реальные изменения в жизнь людей, помогая им лучше выспаться, находя ключи или восхищая их эстетикой. с элегантной мебелью или гармоничными мелодиями. Или же мы можем служить друзьям или нашим семьям, или, возможно, самой Земле. Нам часто говорят считать себя эгоистичными по своей природе. Но некоторые из наиболее значимых моментов наступают, когда мы преодолеваем свое эго и ставим себя на службу другим — или планете.Следует добавить, что для того, чтобы служение было значимым, оно должно соответствовать нашим исконным, искренним интересам. Не для всех важны медицина или социальная работа, балет или графический дизайн. Это случай того, чтобы знать о себе достаточно, чтобы найти свой конкретный путь к служению.

Вооруженные такими идеями, мы можем двигаться к определению не что иное, как смысл жизни. Смысл жизни в том, чтобы стремиться к человеческому процветанию через общение, понимание и служение.

Чтобы иметь значимую жизнь, мы также можем видеть, что определенные вещи должны быть в игре.

Нам нужны отношения с другими людьми: не обязательно романтические (в нашем обществе это слишком преувеличено), но какие-то связи, в которых важные вещи делятся. Конечно, это могут быть отношения с книгами или песнями.

Нам также нужна культура, способствующая пониманию себя и мира. Враги этого включают в себя окружение СМИ, которые распространяют хаотичную информацию, или академическую среду, поощряющую мертвые, бесплодные расследования.

И, наконец, нам нужна хорошая работа, что означает мир, наполненный предприятиями и организациями, ориентированными не только на прибыль, но и на помощь и подлинное улучшение человеческого рода. Кроме того, нам нужно помочь людям обнаружить свою особую внутреннюю «мелодию», которую они могут вложить в свою работу, чтобы люди не просто служили сами по себе, но служили так, чтобы они отвечали их искренним интересам.

К сожалению, на пути к осмысленной жизни существует множество препятствий.В области общения: это такие вещи, как чрезмерный упор на секс, недооценка дружбы, отсутствие добрососедства или отсутствие культуры воспитания. Кроме того, на внутреннем уровне ошибки в эмоциональном программном обеспечении человека заставляют его бояться сближаться с другими.

Что касается понимания, то это отсутствие хороших медиа, подозрение к самоанализу и психотерапии, а также напыщенный и разрозненный академический мир.

А в сфере обслуживания это чрезмерно преувеличенная забота о деньгах в частных лицах и компаниях, которая ставит во главу угла финансовую выгоду, а не истинные потребности других.Это слишком большие системы, в которых человек теряется и не видит воздействия своей работы. А внутренне это может быть связано с внутренней робостью, снобизмом или менталитетом следования за стадом, который мешает должным образом познать себя и свои подлинные таланты.

Чтобы построить более значимый мир, мы должны сделать упор на эмоциональное воспитание, на сообщество, на культуру самоанализа и на более честный вид капитализма.

Возможно, у нас еще нет значимой жизни, но важно подтвердить, что концепция значимой жизни в высшей степени правдоподобна и что она включает элементы, которые можно четко обозначить и за которые можно постепенно бороться.

]]>

В чем смысл жизни согласно позитивной психологии [2019]

«В конце концов, человек не должен спрашивать, в чем смысл его жизни, но должен признать, что спрашивают именно его. Одним словом, каждого человека ставит под вопрос жизнь; и он может ответить жизни, только отвечая за свою собственную жизнь; на жизнь он может ответить, только будучи ответственным ».

Виктор Франкл

На протяжении всей современной истории люди чаще всего задают один из вопросов: «В чем смысл жизни?»

Мы все жаждем смысла, цели, ощущения, что наша жизнь стоит больше, чем сумма ее частей.

К счастью, люди находчивы — у нас есть бесконечные способы поиска смысла и бесконечные потенциальные источники смысла. Мы можем найти смысл в каждом сценарии, каждом событии, каждом происшествии, каждом контексте. Мы можем найти смысл в возвышенном, в абсурдном, в унылом и унылом и в совершенно убогой жизни.

Мы интуитивно знаем, что хотим смысла в нашей жизни, и этот смысл помогает нам процветать, но мы редко останавливаемся, чтобы спросить:
«Зачем нам нужен смысл? Как значение влияет на нас? Что вообще ЕСТЬ значение? »

Если вы когда-либо задавали эти вопросы сами, вы попали в нужное место! В этой статье мы рассмотрим, что такое смысл, откуда он может взяться, как его можно найти и другие важные темы, связанные со смыслом жизни.

Прежде чем вы начнете читать, мы подумали, что вы могли бы бесплатно скачать наши 3 упражнения для смысла и ценности для жизни. Эти творческие, научно обоснованные упражнения помогут вам узнать больше о ваших ценностях, мотивациях и целях и дадут вам инструменты, которые вдохновят вас на осознание смысла жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

7 Определения значений

Прежде всего, давайте удостоверимся, что мы находимся на одной странице, когда говорим о значении.

Существует так много способов определения значения, что невозможно сузить его до одного или двух «лучших» определений значения. В конце концов, «значение» может иметь разное значение для всех!

Давайте начнем с самого простого определения.

Мы можем достать наш верный старый словарь (или, в данном случае, www.dictionary.com) и перейти к разделу «M», чтобы получить серьезное определение слова.

Значение (существительное):

  1. Что должно быть или фактически выражено или указано; значение; Импортировать.
  2. Цель, цель или значение чего-либо.

Значение (прилагательное):

  1. Предназначено.
  2. Полный значения; выразительный

Эти определения значений должны быть вам знакомы. Это определения, которые применяются, когда мы говорим что-то вроде «Что он имел в виду, когда сказал это?» или «смысл был потерян для нее».

Конечно, есть более глубокие уровни значения слова.

Например, www.Vocabulary.com дает нам более глубокое определение:

«Значение — это то, что означает слово, действие или понятие — его цель, значение или определение. Если вы хотите узнать значение этого слова, вам просто нужно найти его в словаре ».

Далее на сайте указано:

«Когда вы читаете стихотворение, вы пытаетесь выяснить предполагаемое автором значение, интерпретируя выбранные им слова. Например, если поэт описывает любовь как «тюрьму», вы можете истолковать это значение как его чувство, ограниченное его любовью.”

Теперь мы подходим к сути слова: значение — это то, что мы извлекаем, что-то, что мы разделяем, и что-то, что мы можем создать.

Двигаясь дальше, у слова есть не только разные уровни, но и разные значения. В лингвистике, например, существует как семантическое значение, или фактическое содержание, так и прагматическое значение, или значение, зависящее от контекста (Nordquist, 2017).

Например, фраза «Вы устроили настоящее шоу!» имеет одно и то же семантическое значение независимо от того, в каком контексте оно произносится, но прагматическое значение может широко варьироваться — сказав это ребенку после того, как он увидел их выступление на школьном шоу талантов, скорее всего, он придал бы ему очень положительный и дополнительный прагматический смысл, говоря это для незнакомца, который просто поскользнулся и упал при спуске по лестнице, скорее всего, не будет воспринят как положительный или комплиментарный.

В более популярном смысле значение обсуждалось как «конструкция и опыт, окутанные тайной» (Mattiuzzi, 2015), «то, что люди пытаются создать или найти» (West, 2007), или просто заменены или заменены такими словами, как «Цель» или «призвание».

Значение можно описать, определить и рассмотреть множеством разных способов, и все это происходит еще до того, как мы дойдем до теорий или философий о значении! Если вы не испугались, читайте дальше, чтобы перейти к теме значения в философии.

Философия смысла

«Жизнь не имеет смысла. У каждого из нас есть смысл, и мы воплощаем его в жизнь. Бесполезно задавать вопрос, когда на него отвечаете вы ».

Джозеф Кэмпбелл

Как вы, наверное, догадались, философы потратили бесчисленные часы на рассмотрение концепции значения, а также «значения значения».

Множество теорий значения было выдвинуто за последние пару столетий, поскольку люди изо всех сил пытались прийти к некоторому согласованному пониманию того, что такое значение, как оно создается и как его можно найти.Однако не было предложено никакой теории, которая ответила бы на все важные вопросы. Некоторые отвечают на один или два вопроса, другие могут отвечать на другой, но ни один из них не предлагает исчерпывающего взгляда на предмет.

Ниже описаны некоторые из наиболее важных теорий значения.

Теории смысла

Модернизм

В целом модернизм считается доминирующим взглядом на жизнь и смысл в конце 19 — начале 20 веков («История модернизма», прим.д.). Это был резкий отход от мистицизма и опоры на сверхъестественное, которое доминировало в ландшафте ранее, с его упором на «долой старое, вместе с новым!»

Модернисты подвергли сомнению значение традиций и всего того, что мы приобрели или узнали традиционными способами. Инновации и потрясающие открытия начала 1900-х годов толкают человечество в мир новых возможностей. Теория относительности Эйнштейна только укрепила идею о том, что жизнь и человечество имеют больше нюансов, чем это считалось ранее.

Разум и логика заменили религию и суеверие, и с этими заменами пришло убеждение, что ключи к мирному утопическому существованию можно найти в науке, а не в духовности. Внезапно смысл больше не считался для людей значением по умолчанию, дарованным всемогущим творцом; скорее, это было то, что можно было обнаружить с помощью логических выводов и рассуждений.

Модернизм породил множество новых теорий и перспектив, которые бросили вызов мудрости традиций и конформизма в пользу более новых, инновационных идей.Одним из таких ответвлений был логический позитивизм.

Логический позитивизм

В период с начала до середины 1900-х годов эта теория восстала из пепла Первой мировой войны, чтобы попытаться разобраться в хаотическом и запутанном мире. Логические позитивисты считали, что смысл и знание имеют логические, научные корни; они верили в утверждения, поддающиеся проверке, и избегали того, что было ненаблюдаемым.

Эта теория разделяет предложения на одну из трех групп:

  1. Факты, которые можно проверить.
  2. Аналитические утверждения, смысл которых определяется словами и структурами, их составляющими.
  3. Метафизические, эстетические и этические утверждения, которые обращаются только к эмоциям и не содержат интеллектуального содержания (Holcombe, 2015).

Верификация — жизненно важный компонент логического позитивизма. Идея о существовании универсальных истин лежит в основе большинства современного научного мышления, но логический позитивизм совершенно по-другому относится к тому, что считается эмпирическим доказательством — в основном, все факты поддаются проверке только с помощью органов чувств.

Эта теория, хотя она быстро потеряла популярность у ведущих философов того времени, внесла свой вклад в поиск всеобъемлющей теории значения за счет акцента на проверяемых фактах и ​​наличии по крайней мере некоторых абсолютных истин. Эти факторы были перенесены во многие последующие теории.

Постмодернизм

С другой стороны, некоторые теории утверждали, что значение не является абсолютным и не формируется эмпирическим наблюдением, а является изменчивым и индивидуальным.

Одна из таких теорий — постмодернизм; эта теория (или, точнее, школа мысли) отвергала идею абсолютной истины или проверяемых фактов, полагая вместо этого, что значение может быть обнаружено из самых разных мест и практически из любого источника.

Постмодернисты с подозрением относились к строгому следованию логике и не соглашались с тем, что существует объективная реальность независимо от людей. Эти философы считают, что реальность создается людьми, и что разум — это просто один из многих равнозначных способов открыть свою собственную истину (Duignan, n.д.).

Каждый человек был свободен открыть свое собственное уникальное значение, и каждый человек имел высшую власть над своей собственной реальностью.

Экзистенциализм

Экзистенциализм — это теория, связанная с постмодернизмом, в этом смысле субъективна и не существует универсального кодекса или морального авторитета.

Однако он отходит от постмодернизма, настаивая на отсутствии внутреннего смысла; экзистенциализм утверждает, что каждый человек создает свой собственный смысл, а не находит смысл в окружающем его мире.

Это может показаться тонким различием, но оно имеет некоторые важные последствия: экзистенциалисты задаются вопросом, существует ли какой-либо естественный порядок вещей. В отличие от модернистов, экзистенциалисты не рассматривают науку и технологии как ключи к утопическому обществу; вместо этого они считают, что осмысленные ответы нельзя найти ни в одной единственной модели «бытия».

Они не обязательно отвергают науку или ее открытия, но они могут рассматривать научные теории как больше как «описания» мира, чем объяснения или истинное понимание (Burnham & Papandreopoulos, n.д.).

В этой школе мысли идея о том, что у жизни может быть реальный «смысл», абсурдна. Люди свободны создавать для себя смысл, но вселенная, в которой они обитают, не имеет внутреннего смысла.

Хотя все эти теории значения (или «бытия») внесли свой вклад в наши размышления о значении, большинство современных концептуализаций значения значительно отличаются от каждой из них.

Текущие исследования смысла

В современной психологии значение само по себе больше не подвергается сомнению; Практически все психологи согласны с тем, что смысл существует как концепция для людей, что его можно найти в окружающем нас мире и что мы также можем создать или раскрыть свое собственное уникальное чувство смысла.

В этом смысле мы пришли к «пост-постмодернистскому» пониманию значения. Мы больше не видим отчетливых, дискретных теорий значения; вместо этого нам удобно смешивать, смешивать и сливать идеи из разных теорий (Irvine, 2013). Таким образом, нынешнее понимание значения выглядит примерно так:

«Мы не уверены, откуда именно исходит значение, является ли оно врожденным или вообще« реальным »; что мы действительно знаем, так это то, что люди процветают, когда они есть, и страдают, когда нет.”

Эта идея преобладает, в частности, в позитивной психологии, где исследователи теоретизируют и экспериментируют с тем, как увеличить значение, источники, которые обеспечивают значение, и как мы можем манипулировать нашим собственным опытом смысла, и все это без слишком глубокого погружения в вопросы о том, где значение происходит от, в более широком смысле, независимо от того, присуще ли оно жизни или нет.

Однако ни одна область изучения психологии не будет полна конкурирующих теорий и множества противоположных идей.Ниже приведены некоторые из самых популярных и влиятельных идей о значении в позитивной психологии.

Модель поиска смысла Франкла

«У человека можно отнять все, кроме… последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в любых обстоятельствах».

Виктор Франкл

Работа Виктора Франкла о значении, безусловно, не самая последняя, ​​но заложила основу для исследований значения, которые проводились в последующие десятилетия.

Франкл разработал свой подход к значению и терапию для лечения отсутствия смысла до Второй мировой войны, но усовершенствовал его во время пребывания в нацистских концентрационных лагерях. Его новаторская работа по логотерапии и его опыт в лагерях назван «Человек в поисках смысла» не зря — основная идея его теории состоит в том, что людьми движет их желание смысла.

Основываясь на этой идее, Франкл разработал три основных компонента своей философии:

  1. У каждого человека есть здоровый «стержень».”
  2. У каждого человека есть внутренние ресурсы, чтобы «использовать» свое здоровое внутреннее ядро.
  3. Жизнь предлагает каждому индивидуальную цель и смысл, но она никому не обязана счастьем или удовлетворением (Good Therapy, 2015).

Далее Франкл предположил, что смысл жизни можно открыть тремя способами:

  1. Создавая работу или выполняя какую-то задачу.
  2. Полностью испытать что-то или любить кого-то.
  3. По отношению к неизбежным страданиям (Good Therapy, 2015).

Хотя страдание — неизбежная часть жизни, Франкл побуждает нас упиваться своей способностью выбирать, как мы реагируем на страдание. Действительно, переживание страдания может заставить нас найти смысл, который иначе мы не увидели бы, в зависимости от того, как мы на него реагируем.

Работа

Франкла, хотя и является новаторской, не так глубоко углубляется во внутреннюю работу смысла, как хотят некоторые исследователи. Некоторые исследователи в области позитивной психологии и за ее пределами имеют собственное понимание смысла.

Значение как понимание, цель и значение

Один из таких подходов к пониманию значения принадлежит исследователям Джорджу и Парку. Их концептуализация смысла жизни рассматривает его как трехчастную конструкцию, определяемую как:

«[В] степени, в которой жизнь воспринимается как имеющая смысл, направляемая и мотивируемая ценными целями и имеющая значение в мире».

Это определение можно разбить на три компонента:

  • Понимание, или степень, в которой люди воспринимают чувство согласованности и понимания в отношении своей собственной жизни.
  • Цель, или степень, в которой люди воспринимают жизнь как направленную и мотивированную ценными жизненными целями.
  • Материя, или степень, в которой люди считают свое существование значительным, важным и ценным для мира (George & Park, 2016).

Понимание, цель и значение следует рассматривать не как три отдельных понятия, а как три тесно связанных конструкции, которые вместе составляют смысл жизни. Они будут естественно взаимодействовать и влиять друг на друга; очень низкая степень одного компонента, скорее всего, потянет вниз другие, и наоборот.

На эти три компонента также влияют смысловые рамки или системы представлений о том, как обстоят дела и как они должны быть. Если человек обнаруживает, что вещи больше не имеют смысла в соответствии с их системами мышления, эти рамки могут быть изменены, отброшены или заменены в процессе поддержания смысла или создания смысла.

Эта трехкомпонентная теория смысла жизни все еще нова, но это многообещающий шаг к более всестороннему пониманию того, что значение «означает» для людей.

Значение

Текущие исследования также все больше и больше сосредотачиваются на осмыслении или процессах, в которые вовлечены люди, чтобы уменьшить стресс и восстановиться после стрессовых событий (Park, 2010). Человек может «придавать» несколько значений, в том числе:
  • Глобальное значение — общая ориентировочная система человека, состоящая из его убеждений, целей и чувств; По сути, глобальное значение — это то, как человек смотрит на мир и какие у него представления о том, как все работает.
  • Ситуационное значение — значение в контексте конкретной среды или встречи, обычно вызывающей стресс.
    o Оцениваемое значение — подкомпонент ситуативного значения, оцениваемое значение — это значение, которое человек автоматически приписывает ситуации; это неявный вид смысла, но он может быстро меняться, когда человек пытается придать смысл стрессовому событию.

Существует столько же уникальных способов придания значения, сколько людей в мире, но есть несколько полезных категорий для лучшего понимания наиболее распространенных процессов.Были выявлены и изучены четыре различия между процессами создания смыслов:

Автоматическое против преднамеренного

Значение может быть автоматическим или преднамеренным; человек может участвовать в создании смысла бессознательно, даже не осознавая этого, или он может сознательно участвовать в процессе, чтобы придать смысл своей ситуации.

Автоматическое осмысление происходит, когда, например, человек переживает стрессовое событие, и у него всплывают навязчивые и нежелательные мысли о событии.Хотя этот опыт не является приятным, на самом деле он может помочь человеку осознать свое стрессовое событие и найти смысл в своих страданиях.

Осознанные процессы могут быть задействованы разными способами, включая действия по преодолению трудностей. Люди, которые участвуют в этих действиях по преодолению трудностей, используют позитивную переоценку, пересматривают свои цели и ищут решения своих проблем или активизируют духовные убеждения и опыт, чтобы помочь им пережить свой трудный опыт (Park, 2010).

Ассимиляция vs.Где остановиться

Когда человек столкнулся со стрессовым событием, и его глобальное значение не совпадает с его оценочным значением ситуации, что-то должно измениться. Это изменение может происходить в их глобальном значении (изменение смысловых рамок индивида или в понимании мира), в их оценочном значении ситуации (изменение в том, как они интерпретируют стрессовое событие), или в том и другом.

Когда человек меняет ситуативное значение, чтобы оно больше соответствовало его глобальному значению, он использует ассимиляцию.Когда индивид меняет свое глобальное значение, чтобы освободить место для этой новой ситуации, которая не «вписывается» в его нынешнее понимание, он прибегает к приспособлению.

Обычно считалось, что люди больше использовали ассимиляцию, поскольку она не требовала от них изменения своих общих убеждений; однако приспособление может быть более распространенным явлением, особенно перед лицом огромных событий, изменяющих жизнь (Park, 2010).

Поиск понятности и поиск значимости

Это различие проводится между попыткой привести событие в соответствие с определенной системой правил и стандартов и попыткой найти значение, ценность или ценность в событии.

Например, человек, переживший трагедию, может искать понимания, напоминая себе, что с хорошими людьми часто случаются ужасные вещи. В качестве альтернативы, она могла бы искать значение, задаваясь вопросом, какое влияние утрата окажет на ее жизнь и как она изменит ее личность (Park, 2010).

Когнитивное против эмоционального

Когнитивные процессы — это процессы, которые сосредоточены на обработке информации о стрессовом событии и переоценке или переработке своих убеждений.С другой стороны, эмоциональная обработка больше сосредоточена на переживании и изучении эмоций, связанных со стрессовым событием. Эти эмоции должны быть поглощены и обработаны, прежде чем человек сможет продолжить свою жизнь (Park, 2010).

Исходы

Эти процессы создания смыслов могут привести к обнаружению или усилению смысла во многих различных формах, включая:

  • Ощущение того, что вы «имели смысл» или пришли к пониманию того, почему произошло стрессовое событие (даже если «почему» просто «дерьмо происходит»).
  • Принятие или согласие с событием.
  • Повторная атрибуция и причинное понимание, или приход к выводу о причине события.
  • Восприятие роста или положительных изменений в жизни.
  • Изменение личности / интеграция стрессового опыта в личность.
  • Переоценка значения фактора стресса или приведение опыта в соответствие с текущим глобальным значением.
  • Изменились глобальные (или общие) представления о том, как обстоят дела в мире.
  • Измененные глобальные (или общие) цели, такие как отказ от недостижимых целей или создание альтернативных целей.
  • Восстановленное или измененное чувство смысла жизни (Парк, 2010).

Однако исследователи определяют, различают или анализируют концепцию, но в целом все они согласны с тем, что чем больше смысла мы ощущаем в своей жизни, тем лучше.

25 примеров значимого опыта

Если вы думаете, что хотели бы найти больше смысла в своей жизни, но не знаете, где искать, вероятно, вы уже слишком много думаете об этом!

Значение можно найти в каждой нашей встрече и взаимодействии.

Однако, если вы похожи на меня (т. Е. Из тех, кто ценит списки), просмотрите эти списки самых значимых событий в жизни.

Положительный опыт

Значимый положительный опыт можно найти в самых разных контекстах, но некоторые из наиболее распространенных и эффективных опытов включают:

  • Влюбленность
  • Рождение ребенка
  • Рождение внука
  • Примирение или воссоединение с любимым человеком
  • Погрузитесь в новую культуру или образ жизни
  • Первый раз, когда вы принимаете важное, изменяющее жизнь решение для себя
  • Показать кому-то глубину своих чувств к нему или получить такое выражение чувств

Хотя большие, скорее всего, те, к которым вы обратились в первую очередь, смысл также можно найти во многих маленьких моментах жизни, например:

  • Ребенок, который впервые берет вас за руку или полностью добровольно и с энтузиазмом обнимает вас
  • Встреча с другом, которого давно не видел
  • Познакомиться с новой культурой в отпуске или гуманитарной поездке
  • Любимый человек выражает вам свою благодарность
  • Возвращение домой к счастливому, любящему питомцу
  • Бросить то, что делает вас несчастным
  • Проведите неожиданное время в одиночестве
  • Осознание того, что вы овладели трудным навыком
  • Запрыгивая в машину для спонтанной поездки («9 знаменательных моментов», 2014)

Не забывайте делать паузу и искать смысл в больших и малых моментах.Очень часто это маленькие моменты, которые мы вспоминаем годами после того, как переживаем их.

Негативный опыт

Хотя мы все хотели бы получать максимум положительных впечатлений и избегать отрицательных, это привело бы к невероятной неуравновешенности людей! Часто именно в эти негативные, стрессовые и сложные времена мы узнаем, в чем заключаются наши сильные стороны, как продвинуться дальше, чем мы когда-либо продвигались раньше, и как по-настоящему преуспеть.

Некоторые из значительных негативных переживаний, которые могут привести к глубокому значению, включают:

  • Смерть любимого человека
  • Развод, развод или другой разрыв отношений
  • Потеря работы (увольнение или увольнение)
  • Стихийное бедствие (e.г., наводнение, пожар, лавина)
  • Стать жертвой преступления
  • Получение травмы (например, солдаты в бою или свидетели крайнего насилия)
  • Околосмертные переживания
  • Получение тяжелых травм
  • Диагноз рака или тяжелой болезни

Из всех этих переживаний вы, вероятно, слышали по крайней мере одну или две истории о том, как кто-то находил смысл в своей травме или стрессе.

Важный момент, который следует вынести из этого обсуждения значимого опыта, заключается в том, что определение «значимого» может широко варьироваться; некоторые люди найдут значительный и изменяющий жизнь смысл в ситуациях, в которых другие просто пожмут плечами и продолжат свою жизнь.

Если вы не нашли какие-то впечатления в этих списках значимыми, не волнуйтесь! Значение — очень личная вещь, и все мы находим его в разных местах и ​​в разных формах.

В чем смысл жизни?

«Единственный смысл жизни — служить человечеству».

Лев Толстой

«Ибо смысл жизни различается от человека к человеку, от дня к дню, от часа к часу. Следовательно, значение имеет не смысл жизни в целом, а конкретный смысл жизни человека в данный момент.”

Виктор Франкл

Итак, теперь, когда мы рассмотрели несколько основных теорий и концепций значения в философии и психологии, теперь мы можем ответить на большой вопрос:

В чем смысл жизни?

Каким бы неудовлетворительным ни был этот ответ, кажется, что смысл жизни для каждого из нас различен.

Мы можем найти высший смысл в любви супруга или ребенка.

Мы можем найти это в работе, которую делаем.

Мы можем обнаружить, что волонтерство и отдача в нашем сообществе — это деятельность, которая придает нашей жизни наибольший смысл.

Мы могли бы даже обнаружить, что Виктор Франкл был точным в своей теории значения и что наше отношение к тому, что с нами происходит, является источником смысла в нашей жизни.

Где бы мы ни находили цель и исполнение, кажется, что именно от нас зависит выявлять то, что является самым важным, самым животворным и самым значительным.В этом супе ценностей, опыта, целей и убеждений мы можем собрать воедино то, что дает нам лучшее ощущение смысла нашей собственной жизни.

4 книги о смысле (жизни)

Если вы все еще дико не удовлетворены этим ответом о смысле жизни, возможно, этот список поможет!

Трудно сузить список лучших книг по смыслу; в конце концов, люди писали о смысле жизни столько, сколько существует письменность! По этой теме довольно много материала, так что считайте это очень, очень коротким списком некоторых из самых полезных, проницательных и / или юмористических книг о поиске смысла жизни.

1.

Человек в поисках смысла — Виктор Э. Франкл, Уильям Дж. Уинслейд и Гарольд С. Кушнер

Эта книга, основополагающая работа над моделью смысла Франкла, меняет жизнь многих, кто ее читает. Написанная в форме мемуаров, эта книга знакомит читателя с опытом Франкла в четырех концентрационных лагерях, включая печально известный Освенцим.

Франкл пострадал больше, чем большинство из нас когда-либо потерпит, потеряв, среди прочего, своих родителей, брата и беременную жену.Испытав такую ​​ужасную боль, он разработал теорию значения, которая заложила основу для десятилетий исследований и вдохновила миллионы читателей на поиски смысла для себя.

Первый раздел этой книги в основном представляет собой описание опыта Франкла в лагерях между 1942 и 1945 годами, а второй раздел посвящен его теории: логотерапии. На протяжении всей книги читателю будут представлены свидетельства и анекдоты, показывающие, насколько сильным может быть выбор того, как вы реагируете на страдания.

Если вы хотите прочитать бестселлер Франкла (а я настоятельно рекомендую вам это сделать), вы можете найти ее в продаже.

Найдите книгу на Amazon.

2.

Каждый раз, когда я нахожу смысл жизни, они меняют его: мудрость великих философов о том, как жить — Даниэль Кляйн

Эта книга оформлена в совершенно ином тоне, чем предыдущая, но может быть столь же проницательной.

Во время учебы в колледже, изучая философию, Дэниел Кляйн заполнил тетрадь цитатами из некоторых из лучших и ярких в мире — цитатами, которые вдохновляли его, просветили его или показались ему прекрасным руководством.

В свои 80 лет Кляйн повторно посетил эту записную книжку и добавил, отредактировал и исправил свои записи, предоставив примечания и заметки, чтобы читатель мог следить за ними. Обладая мудростью и опытом, которые может принести только возраст, автор исследует, как он изменился и как он остался прежним, и как каждая цитата применима (или не попадает в цель!) В его жизни.

Если вы ищете увлекательную, юмористическую и познавательную книгу одновременно, эта книга может быть для вас.

Найдите книгу на Amazon.

3.

Размышления — Марк Аврелий

Вероятно, знакомая книга для студентов-философов и преподавателей гуманитарных наук, этот фолиант содержит личные сочинения Марка Аврелия, римского императора с 161 по 180 год нашей эры.

Он содержит двенадцать книг, каждая из которых состоит из нескольких цитат, от одного предложения до длинных абзацев. Хотя эти сочинения никогда не предназначались для публикации и распространения среди масс, они по-прежнему полны некоторых из самых интересных и заставляющих задуматься идей, которые когда-либо были изложены на бумаге.

Медитации включает размышления Марка Аврелия о жизни, философии, религии, добродетели, морали и многом другом. Это непростая задача для чтения, но она, безусловно, стоит затраченных усилий.

Найдите книгу на Amazon.

4.

Библия (Ветхий и Новый Заветы), Коран, Трипитаки и Бхагавад Гита

Независимо от того, являетесь ли вы религиозным, агностиком, атеистом, духовным деятелем или кем-то еще, вы можете кое-что получить, прочитав эти основополагающие труды основных религий.

Если вы христианин, я настоятельно рекомендую прочитать Коран (священную книгу ислама), Трипитаки (буддийские писания) и Бхагавад-гиту (одно из самых важных священных писаний индуизма). Точно так же, если вы принадлежите к одной из других религий в этом списке, я настоятельно рекомендую прочитать священные книги других основных религий.

Так легко застрять в одном образе мышления или бытия и упустить изменяющие жизнь знания и идеи, которые можно найти в тех местах, куда вы даже не подумали бы искать.Даже если вы думаете, что знаете все, что нужно знать о другой религии или деноминации, вы обязательно узнаете что-то новое, расширив свои религиозные чтения.

Хотя вы, скорее всего, не согласитесь со всеми (или даже с большинством!) Правил, законов или морали, изложенных в каждой книге, их чтение даст вам представление о том, что человечество сочло важным, значимым и значимым за последние несколько тысяча лет. Вы заметите интересные совпадения между системами убеждений и заметите, что у них общего (например, знаменитое Золотое правило).

Прочитать каждую книгу будет непросто, но награда — более глубокое понимание каждой религии, самого человечества и своего собственного смысла в мире. Не повредит хотя бы несколько страниц прочитать, правда?

Сообщение о возвращении домой

Надеюсь, вы отошли от этой статьи с более широким пониманием того, что такое «смысл», как люди его понимают и как оно на нас влияет. Я надеюсь, что вы также нашли хотя бы одну новую теорию или рекомендацию по чтению, которые вызвали ваш интерес.

Значение — одна из немногих вещей, которые просто нельзя переусердствовать; иметь более значимую жизнь — всегда стоящее занятие, и вы никогда не сможете стать слишком удовлетворенным или слишком целеустремленным!

Что вы думаете о смысле жизни? Есть ли в жизни цель, которую я полностью упустил? Что вы лично считаете значимым в своей жизни? Дайте нам знать об этом в комментариях!

Спасибо за чтение!

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать бесплатно наши 3 упражнения для смысла и ценности.

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс «Смысл и ценность жизни» © поможет вам понять науку, лежащую в основе смысла и ценности жизни, вдохновит вас подключиться к своим ценностям на более глубоком уровне и сделает вас экспертом в воспитании смысла в жизни. жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

  • «9 знаменательных моментов». (2014). 9 важных моментов, на которые стоит обратить внимание Huffington Post Parents. Получено с https: // www.huffingtonpost.com/2014/08/19/meaningful-moments_n_5537455.html
  • Burnham, D., & Papandreopoulos, G. (нет данных). Экзистенциализм. Интернет-энциклопедия философии. Получено с http://www.iep.utm.edu/existent/#Sh2f
  • Duignan, B. (нет данных). Постмодернизм. Британская энциклопедия. Получено с https://www.britannica.com/topic/postmodernism-philosophy
  • Джордж Л. и Парк К. Л. (2016). Значение в жизни как понимание, цель и значение: к интеграции и новым исследовательским вопросам. Обзор общей психологии, 20 , 205-220.
  • Хорошая терапия. (2015). Логотерапия. Хорошая терапия. Получено с https://www.goodtherapy.org/learn-about-therapy/types/logotherapy
  • «История модернизма». (нет данных). Гуманитарный факультет колледжа Майами Дейд. Получено с https://www.mdc.edu/wolfson/academic/artsletters/art_philosophy/humanities/history_of_modernism.htm
  • Ирвин М. (2013). Подходит к по-мо. Программа коммуникации, культуры и технологий Джорджтаунского университета. Получено с http://faculty.georgetown.edu/irvinem/theory/pomo.html
  • Маттиуцци, П. Г. (2 марта 2015 г.). Смысл и цель жизни: банально или трудно найти? Блог Huffington Post. Получено с https://www.huffingtonpost.com/paul-g-mattiuzzi/meaning-and-purpose-in-li_b_6398216.html
  • Nordquist, R. (3 апреля 2017 г.). Семантика смысла. Глоссарий грамматических и риторических терминов. Получено с https://www.oughttco.com/meaning-semantics-term-16
  • Парк, С.(2010). Осмысление смысла литературы: комплексный обзор создания смысла и его влияния на приспособление к стрессовым жизненным событиям. Психологический бюллетень, 136 , 257-301. DOI: 10.1037 / a0018301
  • Вест Р. (2007). Значение. Городской словарь. Получено с https://www.urbandictionary.com/define.php?term=meaning

Смысл жизни (1983)

Лучшее в «Смысле жизни Монти Пайтона», без сомнения, — это короткометражный фильм, который открывает его.Режиссер Терри Гиллиам и изначально задумал как анимационный эпизод, «Багровая постоянная гарантия» стал решающим шагом в карьере Гиллиама как режиссера. Его предыдущие два сольных проекта в качестве режиссера, несущественный «Jabberwocky» и блестящий по-своему «Time Bandits» позволили ему развить свой визуальный стиль намного дальше, чем в сценах для «Монти Пайтон и Святой Грааль». «Бандиты времени», возможно, были его первым фильмом в стиле Гиллиама. Тем не менее, в «Бандитах времени» его стиль не был полностью развит, а «Багровая постоянная гарантия» — еще более причудливый фильм, но с гораздо более уверенным и четким визуальным стилем.Проще говоря: Гиллиам был готов к «Бразилии». Этот сегмент, без сомнения, лучший в фильме с кинематографической точки зрения, и даже дает некоторым другим сегментам оценку качества комедии, в которой задействованы офисные клерки, которые становятся пиратами. Да, это довольно странно.

Проблема, с которой сталкиваются многие люди с «Смыслом жизни», заключается в том, что он груб, груб и даже глупее, чем стандарт Python. Это шокирующий юмор, но большинство частей фильма настолько хорошо работают и настолько умны даже в отсутствие класса, что я без колебаний поставлю «Смысл жизни» на один уровень с «Жизнью Брайана». , хотя это не так хорошо, как «Монти Пайтон и Святой Грааль».Это не значит, что это не «питон-эск», потому что это очень похоже на то, что они просто полностью освобождены средствами кино, чтобы говорить и делать все, что им заблагорассудится. Действительно, здесь есть что-то, что может обидеть почти любого, но здесь также есть немало, чтобы угодить всем, даже замечательная сцена, в которой «Вспомогательная функция» Гиллиама «Малиновая постоянная гарантия» внезапно вторгается в события фильма.

«Смысл жизни» построен как серия пародий, и хотя многие предполагают, что это не столько повествовательный фильм, сколько их предыдущие два фильма.Я склонен не соглашаться с этой точкой зрения. Да, этот фильм представляет собой серию пародий, но все они тщательно продуманы в рамках всеобъемлющего «комментария» к общей теме фильма, названию. В фильме есть одна часть фильма, которая совершенно не нужна и, честно говоря, довольно плоха — это «Осенние годы», несмешная и мерзкая пьеса, в центре которой Терри Джонс в толстом костюме, который постоянно рвет и в конце концов взрывается. По сути, весь остальной фильм очень, очень забавен, и даже шутки, которые попадают в такие сцены, как «Трансплантация органов вживую» и «Смерть», не сильно ошибаются, потому что общее качество сцен и частей настолько велико. высокий, и концепции, стоящие за ними, очень забавны.Анимации Гиллиама превосходно работают в фильме, и, к сожалению, это был бы последний раз, когда мы видели характерную анимацию Гиллиама в большом фильме.

«Смысл жизни» — большая комедия. Это грубо и грубо, и часто используется дешевый юмор, но в основном это делается с большим остроумием и интеллектом, которые поднимают даже раздел, посвященный самому порнографическому классу сексуального просвещения в мире, на высокий уровень. Возможно, оглядываясь назад, недостатки этого фильма более очевидны, чем те, от которых страдает «Жизнь Брайана», но в конечном итоге оба они находятся на одном уровне.

9/10

Смысл жизни: современные аналитические перспективы

В зависимости от того, кого спрашивают, вопрос: «В чем смысл жизни?» это либо самый глубокий вопрос человеческого существования, либо не что иное, как бессмысленная просьба, построенная на концептуальной путанице, вроде: «Каков вкус красного цвета?» или «Что тяжелее самого тяжелого предмета?» Спросите нефилософа: «Что обсуждают философы?» и вероятный ответ будет: «Смысл жизни.Задайте тот же вопрос философу аналитической традиции, и вы редко получите такой ответ. Источники подозрений в отношении этого вопроса в аналитической философии, особенно в более ранние периоды, разнообразны. Во-первых, вопрос о смысле жизни является концептуально сложным из-за таких терминов, как «смысл» и «жизнь», и особенно с учетом грамматической формы, в которой они расположены. Во-вторых, его часто спрашивают с трансцендентными, духовными или религиозными допущениями о том, каким «должен» быть мир, чтобы в нем был смысл жизни.Поскольку вопрос связан с такими идеями, беспокойство заключается в том, что даже если концепция смысла жизни последовательна, скорее всего, ее нет.

Несмотря на такие подозрения и относительную незаинтересованность в вопросе смысла жизни среди философов-аналитиков на протяжении большей части двадцатого века, примерно за последние два десятилетия количество работ по этой теме постоянно растет. Большая часть этой работы сосредоточена на разработке и защите теорий значения в жизни (см. Раздел 2.d. для получения дополнительной информации о различии между значением в жизни и значением в жизни) посредством концептуального анализа необходимых и достаточных условий для осмысленной жизни. Меньшая, но не менее важная часть работы в этой растущей области сосредоточена на том, почему мы вообще используем «значение» в первую очередь, чтобы озвучивать наши вопросы и опасения по поводу основных аспектов человеческого существования.

В этой статье рассматриваются важные траектории в дискуссиях о смысле жизни в рамках современной аналитической философии.Он начинается с представления ключевых аспектов человеческого контекста, в котором задается вопрос. Затем в статье исследуются три идеи, которые проливают свет на то, что означает , означающее в данном контексте: осмысление, цель и значение. Статья продолжается обзором важных тем, которые позволяют лучше понять, что входит в наши запросы смысла. После краткого обзора теорий значения в жизни, он завершается обсуждениями смерти и тщетности, за которыми следуют важные области исследований, которые остаются недостаточно исследованными.

Содержание

  1. Человеческий контекст
  2. Современный аналитический контекст: пролегомены
    1. Значения «смысла»
      1. Осмысление
      2. Назначение
      3. Значение
    2. Слово «Жизнь»
    3. Определенная статья
    4. Значение из Жизнь по сравнению со значением из Жизнь
    5. Что означает x?
    6. Стратегии интерпретации
      1. Подход амальгамы
      2. Подход с единым вопросом
  3. Теории смысла в жизни
    1. Сверхъестественное
    2. Субъективный натурализм
    3. Объективный натурализм
    4. Гибридный натурализм
    5. Пессимистический натурализм: нигилизм
    6. Структурные контуры смысла жизни
  4. Смерть, тщетность и полноценная жизнь
  5. Недостаточно исследованные участки
  6. Ссылки и дополнительная литература

1.Человеческий контекст

Человеческое стремление к смыслу находит яркое выражение в рассказах, которые мы рассказываем, дневниках, которые мы ведем, и в наших самых глубоких надеждах и страхах. По словам фрейдистского психоаналитика двадцатого века Бруно Беттельхейма, «наша самая большая потребность и самое трудное достижение — найти смысл в нашей жизни» (Bettelheim 1978: 3). Психиатр Виктор Франкл, переживший Холокост, сказал, что человеческая воля к смыслу предшествует либо нашей воле к удовольствию, либо воле к власти (Frankl 2006: 99).

Вопросы о значении возникают и обретают форму в различных контекстах: когда вы пытаетесь принять важное решение о том, что делать со своей жизнью, когда оказываемся в ловушке работы, которую ненавидим, когда задаетесь вопросом, есть ли что-то большее, чем ежедневный гул, когда поставлен диагноз неизлечимой болезни, когда вы переживаете потерю любимого человека, когда чувствуете себя маленьким, глядя в ночное небо, когда задаетесь вопросом, есть ли эта вселенная и почему она вообще существует, когда спрашиваете, есть ли жизнь и любовь займут прочное место во вселенной или все шоу закончится полным и вечным опустошением и тишиной.

За многими нашими вопросами о значении скрывается наша способность выйти за пределы самих себя, взглянуть на нашу жизнь с более широкой точки зрения, точки зрения, с которой можно понять обстановку нашей жизни и задать вопрос «почему?» того, что мы делаем. Люди обладают самосознанием и могут принимать наблюдательную, саморефлексивную точку зрения на нашу жизнь. Таким образом, мы можем перейти от простого автоматического взаимодействия к наблюдению и оценке. Мы делаем больше, чем просто реагируем на потоки стимулов.Мы отступаем и задаемся вопросом, кто мы и чем занимаемся. Смещая наше внимание на самую широкую точку зрения — sub specie aeternitatis (буквально, с точки зрения вечности; универсальная перспектива) — мы задаемся вопросом, как такие бесконечно маленькие и мимолетные существа, как мы, вписываются в общую схему вещей, в пределах огромного пространства и пространства. время. Мы беспокоимся о том, заботится ли о нас реальность таких ошеломляющих масштабов на самом глубоком уровне (соответствующие обсуждения см. В Fischer 1993; Kahane 2013; Landau 2011; Nagel 1971, 1989; и Seachris 2013).

Поучительно, что наши опасения по поводу смысла часто сфокусированы на космосе. Несмотря на нынешний теоретический акцент в аналитической философии на более земную идею значения в жизни , вопросы о значении очень часто имеют космический масштаб. По словам социолога Питера Бергера, в поисках смысла жизни многие пытаются поместить его «в священную и космическую систему координат», пытаясь установить связь «между микрокосмом и макрокосмом» (Berger 1967: 27).Это важная причина, по которой Бог, трансцендентность и другие идеи, воплощенные и выраженные в религии, так часто считаются имеющими отношение к смыслу жизни.

2. Современный аналитический контекст: пролегомены

Условно говоря, не так давно многие философы-аналитики с подозрением относились к вопросу о смысле жизни непоследовательности. Подобные взгляды нашли выражение и в массовой культуре, например, в широко читаемой книге Дугласа Адамса « Автостопом по галактике ».Главные герои истории посещают легендарную планету Магратея и узнают о расе сверхразумных существ, построивших компьютер под названием Deep Thought. Цель Deep Thought состояла в том, чтобы ответить на главный вопрос о жизни, вселенной и всем остальном, и этот ответ был ошеломляющим 42. Deep Thought объяснил, что этот ответ непонятен, потому что существа, которые его создали, хотя и сверхразумные, на самом деле не знали, что они спрашивали в первую очередь. Вопрос о смысле жизни может быть таким, и в этом случае 42 будет таким же хорошим ответом, как и любой другой.

Некоторые аналитические философы двадцатого века на волне логического позитивизма разделили подозрения Deep Thought. Их особенно утомила традиционная формулировка: В чем смысл жизни? Считалось, что значение принадлежит языковой сфере. Слова, предложения и другие лингвистические конструкции являются надлежащими носителями значения, а не объекты, события или положения дел, и уж тем более не жизнь сама по себе. Некоторые философы думали, что, спрашивая о смысле жизни, мы используем плохо выбранное выражение, чтобы озвучить что-то реальное, возможно, эмоциональную реакцию трепета или удивления перед ошеломляющим фактом, что что-то вообще существует.Тем не менее, испытать такие чувства и задать значимый вопрос — это две разные вещи.

Однако вопрос о том, что что-то означает, не обязательно должен быть строго семантическим действием. Мы спрашиваем о значениях всех видов вещей и используем «значение» в самых разных контекстах повседневной жизни, лишь некоторые из которых являются узкоязыковыми. Пристальное внимание к значениям слова «смысл» дает важные подсказки о том, что такое смысл жизни . Здесь особенно поучительны три коннотации: осмысление, цель и значение.

а. Значения «смысла»

Обсуждение смысла — обычное дело в повседневном дискурсе. Большинство обычных употреблений «значения» имеют тенденцию группироваться вокруг трех основных идей: (1) смысловое создание (которое может включать идеи разборчивости , разъяснения или согласованности ), (2) цель и (3) значение (которое может включать идею значения значения ). Следующий список утверждений и вопросов отражает самые разнообразные способы, которыми мы регулярно используем понятие значения.

Значение как создание смысла

  1. То, что вы сказали, ничего не значило .
  2. Что вы, , имели в виду под этим заявлением?
  3. Вы знаете, что я имею в виду ?
  4. Что вы имели в виду, , под этим лицом? (перекрывается по назначению)
  5. Что означает в этой книге? ( что это за ?)
  6. Что означает , это ? (например, когда по возвращении домой спрашивают, что чей-то дом обыскан)

Значение как цель

  1. Что вы имели в виду, , под этим лицом? (перекрывается с разборчивостью)
  2. Истерика означала , чтобы привлечь внимание отца.
  3. Что означает в этой книге? ( почему было написано ?)
  4. я правда имею ввиду это!
  5. Я не имел в виду , чтобы сделать это. Обещаю!

Значение

  1. Вот такая была значащая
  2. Эти часы действительно что-то значат для меня.
  3. Это очень важное событие в жизни этого города.
  4. Что означают его первые шесть месяцев в офисе для страны (вероятно, перекрывается с разборчивостью)
  5. Это значит
  6. То есть бессмысленно
  7. Ты ничего не значишь для меня .
и. Осмысление

Эта категория является важным обычным смыслом и ассоциируется с такими понятиями, как ясность, ясность и согласованность. Что-то имеет смысл, если имеет смысл; в этом нет смысла, если это не так. Один из способов понимания смысла — это идея правильного соответствия . Слова, концепции, предложения, а также события и положения дел имеют смысл и имеют значение, если и когда они правильно сочетаются друг с другом; если они не подходят, они бессмысленны и бессмысленны.Это применимо в узком смысле. Например, нет смысла спрашивать: «Что ярче самого яркого источника света?» Это не соответствует концепции ярчайшего , чтобы спросить, что ярче, но у него есть и более широкое применение. Мы говорим что-то вроде:

  1. Президенту не имеет смысла вводить войска с учетом геополитической ситуации в регионе.
  2. Нет смысла просить студентов, изучающих философию, выполнять продольное деление на промежуточных курсах.

В каждой из этих ситуаций мы ощущаем несоответствие — несоответствие между решением и обстоятельствами, окружающими это решение, или между разумными ожиданиями относительно того, что вы найдете на экзамене по философии, и того, что вы действительно обнаружите.Здесь есть какая-то нелепость. Восприятие этого более слабого несоответствия будет результатом убеждений, норм и других эпистемических, оценочных и социальных обязательств. Следовательно, определение того, действительно ли что-то связано с несоответствием в этом более широком смысле, часто будет более сложной задачей, чем в случаях узкого смысла.

Таким образом, установление значения часто сводится к встраиванию чего-либо в более широкий контекст или целое: слова в предложения, абзацы, романы или монографии; музыкальные ноты в такты, движения и симфонии (т.е., переход от простого звука к музыке), части фотографии внутри всей фотографии. Смысл заключается в разборчивости в более широком контексте, в «вставке мелких деталей в более крупный интегрированный контекст» (Svendsen 2005: 29). Точно так же мы можем правдоподобно рассматривать наши запросы о смысле жизни как попытки закрепить всеобъемлющий контекст, через который можно осмыслить нашу жизнь во Вселенной (см. Thomson 2003: 132–138). В центре нашего внимания находятся экзистенциально важные вопросы, которые определяют и отражают состояние человека: вопросы и проблемы, связанные с происхождением, целью, значением, ценностями, страданиями, смертью и судьбой.Нам нужны ответы на наши вопросы по этим вопросам, и мы хотим, чтобы эти ответы согласовывались друг с другом, обеспечивая экзистенциальное удовлетворение. Мы хотим, чтобы жизнь имела смысл, а когда это не так, нас преследует призрак бессмысленности.

ii. Назначение

Запросы о значении очень часто являются запросами с определенной целью. Мы хотим знать, есть ли у нас цель (цели), и если да, то какова она. Многие полагают, что существует космическая цель, вокруг которой можно упорядочить нашу жизнь. Космическая цель, вероятно, потребовала бы трансцендентности или Бога.Кто-то должен все это задумать, чтобы у всего этого была цель. Однако можно отвергнуть идею космической цели и все же сформулировать вопрос о смысле жизни как вопрос о цели. В этом случае значимая жизнь (или значение в жизни) заключается в том, чтобы упорядочить свою жизнь вокруг самоопределенных целей.

Мы также различаем действия, совершенные намеренно, от действий, совершенных случайно. Мы используем , означающее (или , означающее ), чтобы противопоставить умышленное действие непреднамеренному.Мы говорим что-то вроде: «Я действительно серьезно», чтобы указать на «полную» работу нашей воли. Как вариант, наш ребенок может сказать: «Я не это имел в виду, обещаю!» чтобы указать, что она не собиралась проливать стакан молока. Это чувство «подразумеваемого» также актуально для смысла жизни. Мы хотим достаточной автономии, и когда она отсутствует или сильно смягчается, мы беспокоимся о значимости нашей жизни (см. Mawson 2016; Sartre 1973). Большинство из нас не хотят идти по жизни бессистемно или так, чтобы это во многом определялось без нашего согласия.Таким образом, вероятно, одним из аспектов осмысленной жизни является жизнь, прожитая с достаточно задействованной волей, человек прожил с целью . Эти два оттенка цели, вероятно, связаны. Мы действительно хотим иметь это в виду, выбирая и согласовывая свою жизнь с целями, которые будут обеспечивать основные структурные ритмы нашей повседневной жизни. Другими словами, мы не хотим отчуждаться от целей, которыми мы руководствуемся в жизни.

Цель и смысл часто связаны. Сама цель через нацеленные на будущее цели, которые формируют деятельность, предшествующую достижению цели, обеспечивает важные аспекты структуры, которая служит основой, в которой жизнь объединяется и имеет смысл.Жизни, которые соответствуют друг другу и имеют смысл — значимые жизни — это те, которые в достаточной степени телеологичны. Работа над достижением целей на различных уровнях жизненной важности, вероятно, является той стороной жизни, которая правильно сочетается друг с другом и, следовательно, имеет смысл. Тогда для прочного осмысления жизни необходимы телеологические нити, связывающие скрытые жизненные эпизоды. Жизни, лишенные этого, находятся под угрозой своего рода непонятливости, которая возникает из-за того, что они недостаточно структурированы телосом телос .По словам философа Аласдера Макинтайра:

Когда кто-то жалуется … что его или ее жизнь бессмысленна, он или она часто и, возможно, характерно жалуются на то, что повествование об их жизни стало для них непонятным, что в нем нет смысла, какого-либо движения к кульминации или телосу (Макинтайр 2007: 217).

iii. Значение

Значение часто передает идею значимости, а значимость отслеживает связанный кластер понятий, таких как значение, важность, влияние, значимость, предмет заботы и заботы и ценность, в зависимости от контекста.Мы противопоставляем банальные дискуссии о повседневных вещах глубоким обсуждениям важных вопросов, считая последние значимыми или значимыми. Физические объекты, глубоко запутанные в наших жизненных историях, имеют значение. Мы рассматриваем действия и события, которые имеют существенные последствия, как значимые, а в случаях, когда это значение имеет положительное значение, как значимые (может ли человек вести значимую жизнь в силу оказания значительных отрицательных воздействий, становится все более обсуждаемой темой. field пытается понять связь между смыслом и моралью; см. Campbell and Nyholm 2015).Было важно найти лекарство от этой болезни, потому что оно оказало огромное положительное влияние в рамках определенных забот и забот. Этот оттенок значения также учитывается в тех случаях, когда некоторая часть или набор данных пересекает порог значимости на фоне исходной информации. То, что такой большой процент населения, живущего в определенных условиях, заболевает определенным заболеванием, является статистически значимым или статистически значимым. Таким образом соединяются смысловые и значимые смыслы.

В качестве альтернативы, когда что-то не имеет для нас значения, мы можем сказать: «Это ничего не значит для меня». Это был просто бессмысленный разговор; это было несущественно. Эта игра не имела значения, потому что плей-офф уже был назначен. Оберточная бумага не имеет значения, важно то, что находится внутри упаковки. Эта информация не имеет смысла и не имеет отношения к целям и вопросам, по которым проводится расследование. Сидеть на диване и смотреть повторные показы ситкома на Netflix бессмысленно; вы не делаете ничего важного, вы не делаете ничего важного или ценного и так далее.

Значение чего-либо часто и в значительной степени определяется по отношению к перспективе, горизонту или точке отсчета, которые могут быть динамичными. То, что важно с одной точки зрения, может, и часто теряет свое значение, если смотреть с более широкого горизонта. Царапать колено в четыре года важно, по крайней мере, с точки зрения четырехлетнего ребенка. Если оглянуться на десятилетия спустя, его значение ослабевает. Большинство событий, достаточно важных, чтобы их можно было отнести к местным знаниям, не будут иметь достаточного значения для включения в национальную историю, не говоря уже о мировой и, особенно, космической истории.Можно быстро увидеть доступные ресурсы, из которых можно генерировать пессимистический смысл жизни, озабоченности по поводу человеческого значения, поскольку он расширяет горизонты, в конечном итоге заканчиваясь самой широкой космической перспективой.

Значение часто носит чисто нормативный и личный характер. Когда мы говорим, что что-то имеет смысл в смысле значимости, важности или значимости, мы делаем своего рода оценочное заявление о том, что хорошо или ценно. Кроме того, значимость часто связана с тем, что человек оценивает, заботится и беспокоит его.Вещи, естественно, имеют значение для кого-то .

Поскольку считается, что значение имеет аффективное измерение, это измерение, вероятно, пересекается со значением. Если ожерелье моей бабушки имеет для меня значение, оно имеет значение, оно имеет значение, и аффективные состояния, соответствующие определенному психологическому профилю, например, сильное волнение или волнение, часто сопровождают такие оценки ценности и значения. Хотя это может не превращать такие аффективные состояния в дополнительный тип значения или составляющую значения, эти состояния надежно отслеживают случаи значимости или воспринимаемой значимости.

Подобно осмыслению и цели, значение имеет отношение к смыслу жизни. В широком смысле, один из способов осмысления жизни — это жизнь, которая имеет значение и имеет положительную ценность. Это, конечно, допускает различное понимание значения, которое на одном уровне могло бы отслеживать дебаты объективных натуралистов, субъективных натуралистов, гибридных натуралистов и сверхъестественных (см. Раздел 3 ниже): имеет значение для кого и в соответствии с каким стандартом? Кроме того, некоторым трудно разделить личные и космические заботы по важности.Космические заботы для многих также очень личные. Если Вселенная в целом не имеет значения, некоторые беспокоятся о том, что их индивидуальная жизнь не имеет значения или, по крайней мере, того, что, по их мнению, требует глубоко осмысленная жизнь.

г. Слово «Жизнь»

Понимание смысла жизни сложно не только из-за обширного семантического диапазона «значения», но и из-за того, что не сразу понятно, как мы должны понимать слово «жизнь» в вопросе.Спрашивая о смысле жизни, мы, по крайней мере, большинство из нас, не спрашиваем о значении слова «жизнь». Мы также не спрашиваем, чем живое отличается от неживого или чем органическое отличается от неорганического. Что же тогда мы спрашиваем и каков объем этого запроса? Наши вопросы о смысле жизни, вероятно, варьируются в следующих вариантах:

Life1 = индивидуальная человеческая жизнь (смысл моя жизнь)

Life2 = человечество в целом (смысл человеческого существования )

Life3 = вся биологическая жизнь (значение всех живых организмов вместе )

Жизнь4 = все пространство-время существования (имеется в виду из всего )

Life5 = грубый маркер тех аспектов человеческой жизни, которые имеют своего рода экзистенциальную значимость, вызывают огромную озабоченность и являются предметом интенсивных вопросов со стороны людей (см. Раздел 2.е. ниже)

Каждый из этих вариантов понимания «жизни» в традиционной формулировке отслеживает возможные интерпретации вопроса. Цели наших вопросов и опасений по поводу смысла различны по объему. Мы задаем вопросы о нашем собственном, личном существовании, а также вопросы обо всем шоу, и можно подумать, что вопросы о личном значении связаны с вопросами о космическом значении. Life5 позволяет объединить важные аспекты каждого из них (см. Раздел 2.е.)

г. Определенная статья

Еще одна сложная проблема традиционной формулировки — это включение в нее определенного артикля — и . Это подразумевает, что существует только один смысл жизни, который нарушает общие склонности, что смысл — это то, что варьируется от человека к человеку. То, что делает значимой одну жизнь, отличается от того, что делает значимой другую. Один человек может извлечь много смысла из своей карьеры, другой — из садоводства. По этой причине многие с подозрением относятся к определенному артикулу.

Однако есть веские основания сомневаться в этом подозрении. Во-первых, это может выявить путаницу в том, что вообще такое значение. Действительно, одна из целей тех, кто работает в этой области, — прояснить, что такое значение. Здесь стоит отметить, что у многих правдоподобных теорий значения есть объективный компонент, указывающий на то, что не все имеет смысл. Однако, даже если бы смысл был исключительно вопросом, скажем, выполнения, обратите внимание, что следующие два утверждения все еще согласуются: (1) смысл жизни заключается в исполнении и (2) источников выполнения чрезвычайно разнообразный.Смысл жизни в этом случае — быть реализованным (одинаковым для разных людей), но источники реализации варьируются от человека к человеку.

Во-вторых, можно было бы также разумно подумать, что существует единственное значение из жизни на космическом уровне, которое само по себе согласуется с богатым разнообразием способов вести осмысленную жизнь (имеется в виду в жизни на земном, личном уровне) . Обдумывание таких возможностей будет связано с утверждениями о том, что верно в отношении мира, например, существует ли Бог с планом для космоса и есть ли во всем этом всеобъемлющий смысл.В подобном случае может быть один смысл жизни, но смысл , означающего , в котором есть одно значение, может отличаться от смысла , означающего , в котором есть разные значения. Несмотря на всю сложность, суть в том, что не следует слишком быстро отбрасывать конкретный предмет, поскольку он способствует возникновению трудноразрешимых теоретических и практических проблем, связанных с осмыслением смысла жизни.

г. Значение

из жизни по сравнению со значением из жизни

В том, что стало стандартным различием в этой области, философы различают две идеи: смысл жизни (M из L) и смысл жизни (M в L).Преобладают утверждения вроде следующего: «Можно найти смысл в ее жизни, даже если нет великого космического смысла у жизни». M из L имеет более глобальный или космический масштаб и часто переплетается с такими идеями, как Бог, трансцендентность, религия или духовное, священное царство. Спрашивая о смысле жизни, человек часто спрашивает о каком-то космическом значении, хотя она также может спрашивать о смысле своей индивидуальной жизни с точки зрения космоса , поскольку многие думают, что смысл их индивидуальной жизни связан с есть ли во всем этом смысл.

M в L ориентированы на личное значение; смысл нашей индивидуальной жизни, находящейся в сети человеческих усилий и отношений sub specie humanitatis — в рамках человеческих забот и забот. Многие думают, что мы можем законно говорить о жизни, имеющей смысл в этом смысле, независимо от того, что верно в отношении значения Вселенной в целом.

Можно увидеть, как различные смысловые значения, обсуждавшиеся ранее в этой записи, пересекаются на обоих уровнях — M на L и M на L.Например, если создание смысла находится в поле зрения на космическом уровне, мы можем задать такие вопросы, как: «О чем все это?» или «Как все это сочетается?» На земном, личном уровне наши осмысляющие вопросы могут, скорее, принять следующую форму: «О чем моя жизнь?» «Как моя жизнь сочетается друг с другом?» или «Связана ли моя жизнь?» Если значение имеет значение на космическом уровне, мы можем спросить: «Действительно ли наша жизнь имеет значение в великой схеме вещей?» тогда как на земле, лично мы можем спросить: «Имеет ли значение моя жизнь для меня, моей семьи, друзей или моего сообщества?»

e.Что означает x?

Изречение: «Что означает x ?» не нужно понимать узко как запрос чего-то семантического, скажем, определения или описания. Есть дополнительные неязыковые контексты, в которых этот запрос имеет смысл (см. Nozick 1981). Некоторые из них даже имеют поразительное сходство в вопросе о смысле жизни. Одно особенно актуально.

Иногда мы сталкиваемся с обстоятельствами, которые еще недостаточно понимаем, и в этом случае мы можем естественным образом ответить, спросив: «Что все это значит?» или «Что здесь происходит?» или «Что случилось?» или «Что происходит?» или «Что это значит?» или «Что это значит?» Задавая такие вопросы, мы стремимся к осмыслению и ясности.Мы видим, как наши дети дерутся, и спрашиваем: «Что это значит?» Мария Магдалина и Мария, мать Иакова, находят камень, отваленный от охраняемой римлянами гробницы. Погребальное белье есть, но тела Иисуса нигде нет. Можно представить, как они думают: «Что все это значит?»

Мы, естественно, используем формулу «Что означает x ?» в ситуациях, когда x — это какой-то факт, событие, явление или совокупность таких вещей и о которых мы хотим знать, по словам новозаветного ученого и богослова Н.Т. Райт, его «значение в более широком мире, в котором это понятие имеет смысл» (Wright 2003: 719). Такие запросы отслеживают наше желание разобраться в ситуации, сделать ее понятной с дальнейшей целью действовать соответствующим образом в ответ — своего рода эпистемическая карта для помощи в практической нормативной навигации.

Исходя из этих обычных примеров, вопрос о смысле жизни правдоподобно понимается как вопрос, аналогичный нашим запросам о значении драки наших детей или пустой гробницы Иисуса.В течение нашего существования мы сталкиваемся с аспектами мира, которые имеют своего рода экзистенциального тяготения в силу их роли в определении и изображении человеческого состояния. Они уникальным образом привлекают наше внимание. Слово «жизнь», таким образом, является приблизительным маркером этих экзистенциально значимых аспектов (Life5 в разделе 2.b. выше), аспектов жизни, которые вызывают глубокие вопросы, для которых мы ищем объяснительную основу (возможно, даже ). повествования ), чтобы разобраться в них.Эти аспекты мира сродни той части драки и пустой гробницы, к которой у нас уже есть ограниченный информационный доступ: крики и метание в случае драки, а также различные фрагменты и подсказки, наблюдаемые в пустой гробнице. Подобно родителю или Марии Магдалине в этих ситуациях, нам не хватает важных частей жизненного контекста , и мы хотим заполнить эти экзистенциально релевантные пробелы в наших знаниях, а затем жить соответственно. Мы находимся в поисках смысла жизни, где этот смысл находится в центре, своего рода всеобъемлющая смысловая структура для ответов и согласования ответов на наши вопросы о происхождении, цели, значении, ценности, страдании и судьбе.

ф. Стратегии интерпретации

и. Подход амальгамы

Популярная в настоящее время стратегия интерпретации традиционной формулировки вопроса — В чем смысл жизни? — амальгамный подход. С этой плюралистической точки зрения этот вопрос вообще не считается отдельным вопросом, а скорее смесью множества других вопросов, большинство из которых имеют семейные сходства. С этой точки зрения вопрос — это просто заполнитель (некоторые думают, что это непродуманный) для этих других вопросов, и сам на него нельзя ответить в такой форме.Хотя у него нет ответа в этой форме, другие вопросы о цели, значении, ценности, ценности, происхождении и судьбе могут. Мы, по крайней мере, знаем, о чем спрашиваем, когда спрашиваем их, так что мысль идет. Подозрение в отношении традиционной формулировки часто сопровождает точку зрения амальгамы, поскольку в этой формулировке используется определенный артикль («the»), слово «значение» и слово «жизнь», которые вместе в грамматической форме, в которой они встречаются, вносят свой вклад к сложному интерпретационному вызову. Возможно, лучшая стратегия, по мнению многих сторонников интерпретации амальгамы, — это просто отказаться от традиционной формулировки и сосредоточиться на попытке ответить на некоторые из этого другого кластера вопросов, которые в совокупности воплощают то, что нас беспокоит, когда мы исследуем смысл жизни.

ii. Подход с использованием единого вопроса

Хотя интерпретация амальгамы является наиболее популярной точкой зрения среди тех, кто пишет о смысле жизни в рамках аналитической философии, некоторые другие предпочли подход, который рассматривает традиционную формулировку как отдельный вопрос, на который можно ответить в такой форме (см. Seachris 2009, 2019; Томсон 2003). Многообещающая стратегия здесь — сделать упор на смысловую коннотацию значения. В этой версии интерпретирующего подхода вопрос о смысле жизни — это, прежде всего, поиск смыслового объяснения (возможно, даже повествовательного объяснения) наших вопросов и опасений по поводу происхождения, цели, значения, ценности, страдания и судьбы.Вопреки интерпретации амальгамы, с этой точки зрения, вопрос о смысле жизни требует единственной вещи, — смыслового объяснения. Это, конечно же, объяснение, сфокусированное на всей этой «ерунде» другого значения жизни. Это объяснение можно рассматривать как мировоззрение или метанарратив. Этот подход представляет собой органическую стратегию интерпретации, которая ищет единственный ответ (например, повествовательное объяснение), который объединяет или объединяет ответы на все подвопросы, которые определяют и изображают состояние человека.Он предоставляет концептуальные ресурсы для объяснения как M из L, так и M в L. Космическое и личное, эпистемологическое и нормативное, а также теоретическое и практическое неразделимы в нашем поиске смысла. Структура смысла, которую мы ищем, связывает все это, поскольку мы ведем значимую жизнь в свете нашего места в общей общей схеме.

Эта версия подхода с одним вопросом с упором на осмысление тесно связана с концепцией мировоззрения.Мировоззрение дает ответы на экзистенциально весомый набор вопросов, которые облегчают положение человека. Как отмечает философ Милтон Мюнниц:

. . . [люди] могут сказать, что то, что они ищут [задавая вопрос о смысле жизни], — это описание «большой картины», с помощью которой они смогут увидеть не только свою собственную личную жизнь, но и жизни других людей. всех остальных, действительно всего конечного или ограниченного, человеческого или нет. . . . Выражение такой озабоченности в своей основе подразумевает обращение к «мировоззрению» или «картине мира».Это дает описание наиболее инклюзивного окружения, в котором находится человеческая жизнь. . . (Munitz 1993: 30).

Таким образом, предлагать мировоззрение — значит предлагать предполагаемый смысл жизни — структуру смысла, сфокусированную непосредственно на наборе вопросов и проблем, связанных с происхождением, целью, значением, ценностями, страданиями и судьбой.

Более глубокий взгляд на происхождение концепции мировоззрения укрепляет связь между мировоззрением и смыслом жизни и предлагает важные ключи к разгадке того, что мировоззрение обеспечивает своего рода смысловое значение.Немецкий историк и философ XIX века Вильгельм Дильтей говорил о мировоззрении как о концепции, которая «. . . представляет собой общий взгляд на жизнь, который суммирует то, что мы знаем о мире, как мы оцениваем его эмоционально и как мы на него реагируем добровольно ». Мировоззрение обладает тремя различными, но взаимосвязанными измерениями: когнитивным, аффективным и практическим. Они обращаются к M из L и M из L. Мировоззрение мотивировано желанием ответить на то, что он называет «загадкой существования»:

Загадка существования встречает все возрасты человечества с одним и тем же таинственным лицом; мы замечаем его черты, но должны угадывать душу, стоящую за ним.Эта загадка всегда органически связана с загадкой самого мира и с вопросом, что я должен делать в этом мире, почему я в нем и чем моя жизнь в нем закончится. Откуда я взялся? Зачем я существую? Что будет со мной? Это самый общий вопрос из всех вопросов, который меня больше всего беспокоит (Dilthey 1980: 81-82).

Кластер вопросов Дильтея, которые мотивируют построение мировоззрения, — это те же самые вопросы, на которые мы хотим получить ответы в поисках смысла жизни.Таким образом, смысл жизни может быть просто смысловой рамкой. Не будет преувеличением сказать, что смысл жизни — это то, что стремится обеспечить мировоззрение.

3. Теории смысла

в жизни

Помимо важных предварительных дискуссий о природе самого вопроса и его составных частей, можно найти конкурирующие теории значения в жизни . Здесь спор идет о том, что делает жизнь человека осмысленной, а не о том, есть ли во всем этом космический смысл (хотя, опять же, некоторые думают, что эти два понятия не так легко разделить).Четыре наиболее влиятельных взгляда на значение в жизни : (1) сверхъестественное, (2) объективный натурализм, (3) субъективный натурализм и (4) гибридный натурализм. (5) Нигилизм — это не теория значения, а, скорее, отрицание смысла, космического или личного. Объективный, субъективный и гибридный натурализм — все это оптимистических форм натурализма. Они допускают возможность осмысленного существования в мире, лишенном конечных и бесконечных духовных реальностей. Пессимистический натурализм, или то, что обычно называют «нигилизмом», обычно, хотя и не всегда, считается следствием полностью натуралистической онтологии, хотя ведутся активные дебаты о том, влечет ли натурализм за собой нигилизм.

а. Сверхъестественность

Грубо говоря, сверхъестественное утверждает, что существование Бога, наряду с «надлежащим отношением» к Богу, необходимо и достаточно для обеспечения осмысленной жизни, хотя мнения расходятся в деталях. Среди бесчисленного множества других исторические представители сверхъестественного в ближневосточном древнем мире и в последующей истории включают Кохелет (тот, кого называют «Учителем» в ветхозаветной книге Экклезиаста), Иисуса, апостола Павла, Августина, Фомы Аквинского, Ионафана. Эдвардс, Блез Паскаль, Лев Толстой, К.С. Льюис и многие современные философы-аналитики.

С точки зрения сверхъестественного, осмысленная жизнь состоит из притязаний на метафизическую, эпистемологическую и аксиологическую оси. Метафизически значимая жизнь требует существования Бога, потому что, например, условия, при которых основные свойства, необходимые для такого значения, как объективная ценность, считаются наиболее правдоподобно закрепленными в таком существе, как Бог (см. Cottingham 2005; Craig 2008). Это также требует на некотором уровне ортодоксии, (правильное убеждение) и ортопракции, (правильной жизни и практики), хотя, опять же, по поводу деталей ведется много споров.В дополнение к существованию Бога, смысл жизни требует, чтобы человек был соответствующим образом связан с Богом, возможно, как это выражается в его убеждениях и особенно в его преданности, поклонении и качестве своей жизни, прожитой с другими и среди других, как, например, воплощенная в заявлении Иисуса о величайших заповедях (ср. Мф. 22: 34-40).

Паскаль передает дух сверхъестественного в этом отрывке из Pensées :

Что еще провозглашает эта жажда и эта беспомощность, как не то, что когда-то в человеке было истинное счастье, от которого все, что осталось, — это пустой след и след? Он тщетно пытается заполнить все вокруг себя, ища в вещах, которых нет, помощи, которую он не может найти в тех, которые есть, хотя ничто не может помочь, поскольку эту бесконечную бездну можно заполнить только бесконечным и неизменным объектом; другими словами, самим Богом (Паскаль 1995: 45).

Как и святой Августин в начале своей Исповедей :

. . . ты создал нас для себя, и наше сердце беспокойно, пока не почивает в тебе (Св. Августин 1963: 17).

Стоит отметить, что существуют версии сверхъестественного, которые не считают Бога необходимым для осмысленной жизни, но, тем не менее, утверждают, что Бог и соответствующие отношения с Богом значительно улучшат смысл жизни. Эта более умеренная форма сверхъестественного допускает возможность осмысленной жизни, в некоторой степени, на основе натурализма (полезную таксономию концептуального пространства см. В Metz 2019).

Взгляды сверхъестественных, более сильные или более умеренные, связаны с вопросами и озабоченностью по поводу проблемы зла, посмертного выживания и высшей справедливости. Часто думают, что существо, подобное Богу, необходимо, чтобы «создавать и направлять» повествование о вселенной и, в некотором смысле, повествования о наших индивидуальных жизнях до хорошего и благословенного конца (включая как закрытие , и телеологический смыслов окончания, хотя и не абсолютное ощущение завершения смысла; см. Seachris 2011).Многие беспокоятся о том, что с точки зрения натурализма жизнь бессмысленна или абсурдна (своего рода смысловой смысл; см. Раздел 2.ai выше), если не будет окончательной справедливости и искупления болезней этого мира, и если последнее слово — смерть и разложение, за которым следует тишина, навсегда .

г. Субъективный натурализм

Субъективный натурализм — это оптимистический натуралистический взгляд на то, что жизнь может иметь прочный смысл, даже если нет Бога, загробной жизни или трансцендентного царства.В этом он похож на объективные и гибридные формы натурализма. Согласно субъективному натурализму, то, что составляет значимую жизнь, варьируется от человека к человеку и является функцией того, что человек получает то, чего он сильно хочет, или путем достижения поставленных перед собой целей, или путем выполнения того, что он считает действительно важным. Некоторые считали, что забота о чем-то или глубокая любовь придают смысл жизни (см. Франкфурт, 1988). Некоторые субъективистские взгляды сосредотачиваются на аффективных состояниях определенного психологического профиля, например, на удовлетворении или удовлетворении, как на составляющих сущности осмысленной жизни (см. Taylor 1967).Субъективизм привлекателен для некоторых в свете предполагаемых неудач в обосновании объективной ценности, естественной, неестественной или сверхъестественной, а также в связи с широко распространенным мнением о том, что смысл и исполнение тесно связаны.

Беспокойство за субъективный натурализм, аналогичное этическим опасениям по поводу морального релятивизма, состоит в том, что эта точка зрения слишком снисходительна, позволяя причудливым или даже аморальным действиям обосновывать смысл жизни. Многие протестуют против того, что одной только глубокой заботы и любви недостаточно, чтобы придать жизни смысл.Что, если кто-то утверждает, что нашел смысл, измерив и повторно измерив травинки или запомнив весь каталог шоу Netflix, или, что еще хуже, пытая людей ради развлечения? Может ли жизнь, сосредоточенная на таких занятиях, иметь смысл? Сильная, широко распространенная здесь интуиция склоняет многих к требованию условия объективной ценности или ценности смысла. Тем не менее, у субъективизма все еще есть вдумчивые защитники, и некоторые предложения направлены на интерсубъективное обоснование ценностей — в сообществе и его общих ценностях — в отличие от исключительно индивида.Также стоит отметить, что можно быть субъективистом в отношении значения , в то время как объективистом в отношении морали . Таким образом, опытный мучитель может вести осмысленную, хотя и аморальную жизнь. С этой точки зрения смысл и мораль — разные ценности, которые в принципе могут вступать в противоречие.

г. Объективный натурализм

Объективный натурализм, как и субъективный натурализм, утверждает, что осмысленная жизнь возможна в чисто физическом мире, лишенном конечных и бесконечных духовных реальностей.Однако он отличается тем, что требуется для смысла жизни. Объективные натуралисты утверждают, что осмысленная жизнь — это функция надлежащего соединения с независимыми от разума реальностями объективной ценности ( против субъективизма), и что это совершенно естественно ( против сверхъестественного). Существуют разные теории о природе этой связи. Некоторые требуют простой ориентации на объективную ценность, в то время как другие требуют более сильной причинно-следственной связи с хорошими результатами (см. Smuts 2013).Опять же, объективный натурализм отличается от субъективного натурализма своим акцентом на независимой от разума, объективной ценности . Один из способов сформулировать эту точку зрения — сказать, что желания или выбора недостаточно для осмысленной жизни. Например, решение проводить часы бодрствования за запоминанием инвентаря в местном магазине Target, даже если это действие приводит к удовлетворению, скорее всего, недостаточно для значения объективного натурализма. Скорее, смысл — это функция связи жизни человека с объективно ценными, независимыми от разума условиями, которые сами по себе не являются единственными продуктами того, что человек хочет и выбирает.Что касается объективного натурализма, то можно ошибаться в том, что придает смысл жизни — что-то имеет смысл, по крайней мере частично, в силу своей внутренней природы, независимо от того, что о нем думают. Вот почему тратить значительную часть своей жизни на запоминание инвентаря в универмагах не имеет смысла с точки зрения объективного натурализма, даже если человек сильно этого хочет.

Объективный натурализм беспокоит то, что ему может быть труднее учесть случаи нейронной атипичности, например, человека с РАС, который глубоко удовлетворен деятельностью, которая, кажется, лишена внутренней ценности или ценности.Разве человек, который не является водопроводчиком, и для которого трубы и взаимодействие с ними обеспечивают выдающиеся цели, некую согласованность в его жизни и приятные впечатления, не обретает смысла, потому что все это в значительной степени вращается вокруг увлечения трубами ? Могут ли субъективистские взгляды лучше объяснить жизнь тех из нас, чьи интересы и взаимодействие с миром разительно отличаются, и для кого такие интересы являются результатом нейронной атипичности?

Критики объективного натурализма могут также настаивать на том, что сторонники этой точки зрения объединяют , имея в виду , и мораль , или, по крайней мере, объединяют важные аспекты этих двух предположительно различных видов ценностей.Одна ценность может быть сформирована объективно, а другая — нет.

г. Гибридный натурализм

Многие исследователи думают, что и в объективистских, и в субъективистских взглядах есть что-то правильное, но что каждая из них сама по себе неполна. Сьюзан Вольф разработала то, что стало одной из наиболее влиятельных теорий смысла жизни за последнее десятилетие или около того, — взгляд на соответствие и исполнение . Ее точка зрения включает в себя как объективные, так и субъективные условия и выражается в слогане: «Смысл возникает, когда субъективное влечение встречается с объективной привлекательностью» (Wolf 1997: 211).Смысл не присутствует в жизни, в которой вы верите, выполняете или заботитесь о бесполезных проектах, но и не присутствует в жизни, потраченной на стоящие, объективно ценные проекты, не веря в них, не будучи реализованными ими или не заботясь о них. . Многие думают, что гибридистские взгляды отражают лучшее в объективизме и субъективизме, избегая ловушек каждого из них.

В своих натуралистических формах такие теории значения несовместимы со сверхъестественностью.Однако можно представить себе сверхъестественные формы каждого из этих взглядов. Кто-то может быть сверхъестественным, который думает, что смысл полностью или в значительной степени состоит в субъективном исполнении в Божественном — разновидности субъективизма, или этот смысл состоит в ориентации на объективную ценность, опять же , основанную на Божественном — разновидности объективизма. Можно также сформулировать отчетливо гибридные сверхъестественные взгляды.

e. Пессимистический натурализм: нигилизм

Вопреки всем оптимистическим взглядам на возможность осмысленной жизни, это пессимистический натурализм , чаще называемый нигилизмом .Грубо говоря, нигилизм — это точка зрения, которая отрицает возможность полноценной жизни, потому что буквально ничто не имеет ценности. Нигилизм можно понимать как комбинацию тезисов и предположений, взятых как из сверхъестественного, так и из натурализма: (i) Бог или какое-то сверхъестественное царство, вероятно, необходимы для ценности и осмысленной жизни, но (ii) такой сущности или царства не существует, и, следовательно, ( 3) в конечном итоге нет ничего ценного и, следовательно, нет смысла. Другие формы нигилизма сосредоточены на таких состояниях, как скука или неудовлетворенность, утверждая, что скука достаточно характеризует жизнь, чтобы сделать ее бессмысленной, или что человеческие жизни не имеют необходимого количества удовлетворения, чтобы придать им смысл.

ф. Структурные контуры смысла жизни

Если значение — это особый вид ценности, которую может иметь жизнь, и если три приведенных выше смысловых смысла (см. Раздел 2.a. выше) охватывают диапазон идей, охватываемых смыслом, то эти идеи могут помочь осветить концептуальную форму. смысла в жизни . Каждое из обычных значений «значения» обеспечивает стратегии для концептуализации широких структурных контуров осмысленной жизни.

Осмысление: Разумная жизнь; тот, который имеет смысл (широкий смысл), который соответствует

вместе должным образом и демонстрирует некую согласованность (например, в отношениях, профессионально, морально, духовно и т. Д.), Возможно, даже повествовательная связность.

Цель: Жизнь, четко ориентированная на цели, задачи и задачи и проживаемая с определенной целью, при которой личность в достаточной степени задействована.

Значение: Жизнь, которая имеет значение (и имеет положительную ценность) — внутренне в силу того вида жизни, которым она является, и внешне в силу ее последствий и последствий, особенно в узком (например, семейном) и широком (например, , культурные) сети отношений, частью которых является человек.

Хотя можно рассматривать это как в значительной степени различные способы мышления о том, что такое значимая жизнь, можно подумать, что между ними существует более органическая взаимосвязь.Вот одна стратегия, с помощью которой все три смысловых смысла могут объединиться и единым образом выявить полные структурные контуры осмысленной жизни:

Осмысленная жизнь = Жизнь, которая имеет смысл, которая соответствует друг другу ( смыслообразование ) благодаря соответствующей ориентации вокруг целей ( цель ), других (ателических) видов деятельности (см. Сетья 2017) и отношений, которые имеют значение и имеют положительное значение ( значение ).

Философы, возможно, захотят последовать примеру социологов в размышлениях об этой трехсторонней концепции значения.Психологи, например, все чаще используют аналогичные отчеты при планировании экспериментов и тестировании. Один выдающийся психолог, работающий в области смысла, предлагает определение смысла жизни, включающее аналогичную триаду, которая отдает приоритет осмыслению:

Значение — это сеть связей, понимания и интерпретаций, которые помогают нам осмыслить наш опыт и сформулировать планы, направляющие нашу энергию на достижение желаемого будущего. Смысл дает нам ощущение того, что наша жизнь имеет значение, что она имеет смысл и что она больше, чем сумма наших секунд, дней и лет (Steger 2012: 165).

4. Смерть, тщетность и полноценная жизнь

Смысл жизни тесно связан с целым рядом связанных вопросов, включая смерть, тщетность и окончание в целом. Это важные темы в литературе о значении, которые можно найти в самых разных источниках, от книги Экклезиаста Ветхого Завета до Толстого и Камю до современных аналитических работ по этой теме. Беспокойство о том, что смерть в понимании натурализма угрожает смыслу, приводит к дискуссиям о бесполезности.Принято считать, что жизнь бесполезна, если все, что мы есть и делаем, в конечном итоге заканчивается ничем. Если натурализм верен, а смерть — это конец. . . период . . . тогда жизнь бесполезна, так утверждают. При отсутствии разработки не совсем понятно, что люди имеют в виду под этим, хотя настроения, стоящие за этой идеей, сильны и преобладают.

Чтобы глубже изучить проблему, важно уяснить, что подразумевается под бесполезностью . В обычных случаях что-то бесполезно, когда достижение или выполнение того, на что нацелено или желаемое, невозможно .Примеры бесполезности включают:

Для человека бесполезно пытаться одновременно существовать и не существовать в одном и том же смысле.

Бесполезно пытаться прыгнуть на Марс.

Бесполезно пытаться написать целый 300-страничный роман от начала до конца за один час.

Согласно предыдущему описанию бесполезности, экзистенциальная тревога, сопровождающая некоторый случай тщетности, пропорциональна тому, как человек думает о том, что является бесполезным. Степень, в которой человек заинтересован — например, эмоционально и в отношениях — в попытке достичь какой-то желаемой цели, будет влиять на то, как он реагирует на реальную или воспринимаемую тщетность («воспринимаемую», потому что можно ошибаться относительно того, действительно ли что-то есть. , бесполезно).Представьте, что у человека есть любопытство испытать полет, как летит сокол. Было бы бесполезно пытаться летать , как сокол летит . Хотя этот человек может быть минимально обеспокоен из-за того, что не сможет испытать это, сомнительно, что он испытает душераздирающую тоску. Сравните это с ситуацией, когда человек годами тренировался по триатлону айронмен, но за неделю до соревнований он парализован от шеи до нижнего края в результате трагической автомобильной аварии. Теперь бесполезно пытаться соревноваться в триатлоне без механической помощи.Учитывая важность этой цели в жизни человека, он, соответственно, почувствовал бы существенную экзистенциальную тревогу из-за того, что не сможет конкурировать. Годы обучения не будут вознаграждены. Глубокие надежды рухнут. Центральная жизненная цель теперь навсегда не достигнута. Таким образом, уровень экзистенциальной тревоги, сопровождающей тщетность, пропорционален уровню вложений в какую-то желаемую цель и относительной желательности этой цели.

Предыдущий анализ имеет отношение к тщетности и смыслу жизни.Что могут иметь в виду люди, когда говорят, что жизнь бесполезна, если натурализм истинен, а смерть — последнее слово нашей жизни и Вселенной? Несоответствие, из которого возникает чувство тщетности, возникает между центральными стремлениями человеческого сердца и миром, лишенным Бога, и загробной жизнью, миром, неспособным удовлетворить такие стремления. Существует полное несоответствие между тем, что мы действительно хотим (даже то, что мы можем сказать, что нам нужен ) и полностью и совершенно безмолвной вселенной, которой все равно.Существует также несоответствие между окончательным положением дел, где буквально ничего не имеет значения, и текущим положением дел, когда многие вещи, кажется, имеют значение (например, отношения, личные и культурные достижения, научные достижения, среди прочего). Трудно представить себе, что вещи с такой экзистенциальной гравитацией — всего лишь пар в великой схеме вещей. Мы могли бы также назвать это абсурдом , поскольку абсурдность и тщетность связаны между собой, причем оба эти понятия частично заключены в идее глубокого несоответствия или несоответствия.

Бесполезность, таким образом, соединяется с надеждами и ожиданиями в отношении самореализации и долголетия. В некоторых обстоятельствах мы склонны думать, что что-то характеризуется бесполезностью, если оно не длится так долго, как мы думаем, что оно должно длиться с учетом того, что оно есть. Если вы потратите полдня на строительство снежного форта, а ваши дети разрушат его за пять минут, вы будете склонны думать, что ваши усилия были тщетными, даже если вы достигли своей цели строительства форта. Однако вы не подумаете, что ваши усилия были напрасными, если форт продлится несколько дней и предоставит вам и вашим детям несколько веселых приключений и классическую битву снежками.Он должен прослужить достаточно долго, , чтобы служить своей цели .

Некоторые говорят, что средняя продолжительность жизни человека со средним человеческим опытом достаточна для удовлетворения основных человеческих стремлений и для нас для достижения основных целей (см. Trisel 2004). Другие, однако, думают, что только вечности достаточно, чтобы отдать должное тем аспектам превосходной ценности человеческого состояния, в первую очередь и особенно счастью и любви, последние понимаются примерно как приверженность истинному благу или благополучию другого человека.Некоторые вещи имеют такой возвышенный характер, что их угасание даже спустя эоны за эонами поистине трагично, — так считают. Все, что меньше вечности, — это меньше, чем достаточно времени, и это ведет к чувству тщетности. Мы хотим, чтобы самые важные вещи в жизни — особенно счастье, любовь и отношения — длились бесконечно . Но если натурализм верен, все растворяется в смерти нас самих и вселенной; будет так, как будто ничего этого не произошло. Если важная составляющая жизни, в которую мы так вкладываемся, длится недолго, многие беспокоятся о том, что сама жизнь глубоко и в конечном итоге бесполезна.

Таким образом, тщетность иногда связана с тем, чем что-то кончается. Имея в виду смысл жизни, многие опасаются, что его смысл окажется под угрозой, если в конце концов все сойдет на нет. Такие опасения сформулированы в том, что некоторые называют Final Outcome Arguments (см. Wielenberg 2006). Аргумент окончательного результата состоит в том, что жизнь в некоторой степени или полностью бессмысленна, абсурдна или бесполезна из-за «плохого» конца. Такие аргументы могут приводить к более слабым и более сильным выводам, начиная от «плохого», заканчивая лишь слегка смягчающим смысл, вплоть до полного уничтожения смысла.Однако их всех объединяет то, что они придают окончанию важное значение в оценке смысла жизни.

Почему ты думаешь, что концовки обладают такой силой? Многие утверждали, что предоставление им этой власти произвольно отдает предпочтение будущему перед прошлым. Томас Нагель однажды сказал, что «. . . сейчас не имеет значения, что через миллион лет все, что мы делаем сейчас, не будет иметь значения »(Nagel 1971: 716). Почему мы должны думать, что будущее важнее прошлого и настоящего или вообще имеет отношение к нему? Но, возможно, Нагель ошибается.На самом деле могут быть веские причины полагать, что то, как заканчивается жизнь, имеет значение для оценки ее значения (см. Seachris 2011). Какой бы вывод ни был сделан, необходимо предложить принципиальные причины для решения вопроса о том, какая точка зрения — далекое будущее, или , ближайшее настоящее, — имеет приоритет при оценке смысла жизни.

5. Недостаточно исследованные территории

В рамках теории ценностей малоизученная область — это то, как значение вписывается в общий нормативный ландшафт.Как это связано, если вообще связано, например, с этической, эстетической и эвдемонистической ценностью? Какие виды отношений, концептуальные, причинные или иные, существуют между различными ценностями? Некоторые сводятся к другим? Может ли глубоко неэтичная жизнь по-прежнему считаться значимой? А как насчет глубоко несчастной жизни? Эти и другие вопросы обсуждаются по мере того, как их исследует все большее число исследователей.

Еще одна область, требующая повышенного внимания, — это отношения между смыслом и страданием.Страдания пересекаются с нашими попытками осмыслить нашу жизнь в этой вселенной, мотивируют наши вопросы о том, почему мы здесь, и порождают наши опасения по поводу того, действительно ли мы в конечном итоге значимы. Мы задаемся вопросом, существует ли понятное, экзистенциально удовлетворяющее повествование, в котором можно найти — понять — наше внутреннее переживание страдания и дать нам утешение и надежду. Зло в осмысленной вселенной не перестает быть злом, но может быть более терпимым в этих гостеприимных условиях.Возможно, проблема значения более фундаментальна, чем проблема зла. Также актуально то, что можно назвать эсхатологическим и измерением проблемы зла — есть ли какая-то надежда перед лицом боли, страдания и смерти, и если да, то в чем эта надежда? Обращение к размышлениям о страданиях, ориентированных на будущее, естественно, будет связано с вечным смыслом жизни, такими как смерть и тщетность. Кроме того, это будет мотивировать дальнейшие дискуссии о том, является ли врожденное человеческое стремление к удачному окончанию повествования жизни, включая, например, посмертное выживание и наслаждение блаженным видением или каким-либо другим благословенным состоянием, просто принятием желаемого за действительное или родственником нашего желание воды и, следовательно, действительно естественное желание, указывающее на объект, способный его удовлетворить.

Столь же недостаточно исследовано, как концепция нарратива (и мета-нарратива ) может пролить свет на смысл жизни, и особенно на то, о чем часто говорят разговоры о смысле жизни. Исторически сложилось так, что большинство удовлетворительных повествований, в некотором роде рассказывающих о смысле жизни, также были религиозными или квазирелигиозными. Кроме того, многие из этих нарративов считаются нарративами в парадигматическом смысле, в отличие от ненарративных форм дискурса. Однако с ростом натурализма на Западе эти нарративы и заложенные в них религиозные или квазирелигиозные мировоззрения начали терять популярность в определенных секторах.Из этой среды возникли более тревожные сомнения относительно смысла жизни, сопровождаемые страхом, что натуралистический мета-рассказ о вселенной не может быть экзистенциально удовлетворительным. Ученым-когнитивистам, теологам и философам требуется дополнительная работа над нашими повествовательными склонностями как человеческих существ и над тем, как эти склонности формируют и освещают наше стремление к смыслу.

Наконец, более пристального внимания заслуживает ряд актуальных практических и этических вопросов, особенно касающихся маргинализированных групп населения.Например, как реальная жизнь и опыт людей с ограниченными возможностями могут влиять на теорию о значении в жизни и ограничивать их существование? Подвергает ли их жизнь сомнению определенные теории смысла? Что практика одиночного заключения говорит о человеческой потребности в смысле? Дает ли полное отсутствие смысла в таких обстоятельствах повод для более строгих ограничений на его использование? Как можно использовать человеческую потребность в значении (см. Bettelhiem 1978; Frankl 2006) для понимания и затем решения системных социальных проблем, таких как бездомность и опиоидная зависимость? Как может понимание кажущихся патологическими выражений нашего стремления к смыслу помочь понять смысл национализма и терроризма и отреагировать на них?

Аналитическая философия, когда-то глубоко скептически относившаяся к смыслу жизни и равнодушная к нему, теперь стала источником важных и интересных новых теоретических рассуждений по этой теме.Возникает даже что-то вроде подполя, состоящего из исследователей, тратящих много времени и энергии на понимание концептуальных и практических аспектов смысла жизни. К этой теме подходят с аналитической строгостью, которая ведет к прогрессу и открывает захватывающие возможности для многообещающих новых открытий. Философские воды, хотя и остаются мутными, проясняются.

6. Ссылки и дополнительная литература

  • Адамс, Э. М. «Смысл жизни». Международный журнал философии религии 51 (апрель 2002 г.): 71-81.
  • Энтони, Луиза М., изд. Философы без богов: размышления об атеизме и светской жизни. Оксфорд: Oxford University Press, 2007.
  • .
  • Audi, Роберт. «Внутренняя ценность и значимая жизнь». Философские статьи 34 (2005): 331-55.
  • Августин. Исповедь святого Августина. Пер. пользователя Rex Warner. Нью-Йорк: Наставник, 1963.
  • Баггини, Джулиан. Что это такое? Философия и смысл жизни. Оксфорд: Oxford University Press, 2004.
  • .
  • Баумейстер, Рой Ф.Смыслы жизни. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс, 1991.
  • Баумейстер, Рой Ф., Кэтлин Д. Вохс, Дженнифер Аакер и Эмили Н. Гарбински. «Некоторые ключевые различия между счастливой жизнью и полноценной жизнью». Журнал позитивной психологии 8: 6 (2013): 505-516.
  • Бенатар, Дэвид. Лучше никогда не быть: вред появления на свет. Оксфорд: Oxford University Press, 2009.
  • .
  • Бенатар, Дэвид. Человеческое затруднение: откровенный справочник по важнейшим жизненным вопросам. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2017.
  • Бенатар, Дэвид, изд. Жизнь, смерть и смысл: ключевые философские чтения по важным вопросам. Лэнхэм, Мэриленд: Rowman & Littlefield Publishers, 2004.
  • .
  • Бергер, Питер. Священный балдахин. Нью-Йорк: Даблдей, 1967.
  • Бернштейн, Дж. М. «Великие повествования». в Поль Рикур: повествование и интерпретация, изд. Дэвид Вуд, 102–23. Лондон: Рутледж, 1991.
  • Беттельхайм, Бруно. Использование чар. Нью-Йорк: Кнопф, 1978.
  • Бельскис, Андрюс.Существование, значение, совершенство: аристотелевские размышления о смысле жизни. Лондон: Рутледж, 2017.
  • .
  • Благословение, Кимберли А. «Атеизм и смысл жизни». в Оксфордском справочнике атеизма. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2013: 104-118.
  • Бортолотти, Лиза, изд. Философия и счастье. Хэмпшир, Великобритания: Palgrave Macmillan, 2009.
  • .
  • Брэдли, Бен. «Экзистенциальный террор». Журнал этики 19 (2015): 409-18.
  • Бриттон, Карл. Философия и смысл жизни.Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1969.
  • Калхун, Чешир. «Географии осмысленной жизни». Журнал прикладной философии 32: 1 (2015): 15-34.
  • Кэмпбелл, Стивен М. и Свен Нихольм. «Анти-смысл и почему это важно». Журнал Американской философской ассоциации 1: 4 (зима 2015 г.): 694-711.
  • Камю, Альбер. Миф о Сизифе и другие очерки. Перевод Джастина О’Брайена. Нью-Йорк: Vintage International, 1983.
  • Чаппелл, Тимоти. «Бесконечность идет на испытание: должно ли бессмертие быть бессмысленным?» Европейский философский журнал 17 (март 2009 г.): 30-44.
  • Коттингем, Джон. О смысле жизни. Лондон: Рутледж, 2003.
  • .
  • Коттингем, Джон. Духовное измерение: религия, философия и человеческая ценность. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2005.
  • Крейг, Уильям Лейн. «Абсурд жизни без Бога». in Разумная вера: христианская истина и апологетика, 3-е изд., 65-90. Уитон, Иллинойс: Crossway Books, 2008.
  • Кран, Тим. Значение веры: религия с точки зрения атеиста. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2017.
  • Дэвис, Уильям Х. «Смысл жизни». Метафилософия 18 (июль / октябрь 1987 г.): 288-305.
  • Дильтей, Вильгельм. Gesammelte Schriften, 8: 208-9, цитирует Теодор Плантинга, Историческое понимание в мысли Вильгельма Дильтея. Торонто: University of Toronto Press, 1980.
  • Иглтон, Терри. Смысл жизни. Оксфорд: Oxford University Press, 2007.
  • .
  • Книга Экклезиаста.
  • Эдвардс, Пол. «Жизнь, значение и ценность». в Энциклопедии философии, Vol.4, изд. Пол Эдвардс, 467-477. Нью-Йорк: Macmillan Publishing Company, 1967.
  • Эдвардс, Пол. «Почему.» в Энциклопедии философии, тт. 7 и 8, изд. Пол Эдвардс, 296-302. Нью-Йорк: Macmillan Publishing Company, 1972 г.
  • Полет, Антоний. «Толстой и смысл жизни». Этика 73 (январь 1963 г.): 110-18.
  • Фишер, Джон Мартин. «Свобода воли, смерть и бессмертие: роль повествования». Философские статьи 34 (ноябрь 2005 г.): 379-403.
  • Фишер, Джон Мартин.«Недавние работы о смерти и смысле жизни». Философские книги 34 (апрель 1993 г.): 65-74.
  • Фишер, Джон Мартин. «Почему бессмертие не так уж и плохо». Международный журнал философских исследований 2 (сентябрь 1994 г.): 257-70.
  • Фланаган, Оуэн. Действительно сложная проблема: смысл в материальном мире. Кембридж, Массачусетс: Массачусетский технологический институт, 2007.
  • Форд, Дэвид. В поисках смысла: краткая история. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 2007.
  • Франкфурт, Гарри. Важность того, о чем мы заботимся.Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1988.
  • Франкл, Виктор. Человек в поисках смысла. Бостон: Beacon Press, 2006.
  • Друг, Дэвид и редакторы LIFE. Больше размышлений о смысле жизни. Бостон: Little Brown and Company, 1992.
  • Froese, Paul. О цели: как мы создаем смысл жизни. Оксфорд: Oxford University Press, 2016.
  • .
  • Гиллеспи, Райан. «Космический смысл, трепет и абсурд в светскую эпоху: критика религиозного нетеизма». Гарвардское богословское обозрение 111: 4 (2018): 461-487.
  • Гетц, Стюарт. Цель жизни: теистическая перспектива. Лондон: Continuum, 2012.
  • .
  • Гетц, Стюарт и Джошуа В. Сичрис. Что это называется смыслом жизни? Нью-Йорк: Рутледж, 2020.
  • Goldman, Алан Х. Жизненные ценности: удовольствие, счастье, благополучие и смысл. Оксфорд: Oxford University Press, 2018.
  • .
  • Гуденаф, Урсула В. «Религиозные аспекты биологического повествования». Zygon 29 (декабрь 1994): 603-18.
  • Гордон, Джеффри.«Имеет ли значение существование Бога для смысла жизни?» Modern Schoolman 60 (май 1983): 227-46.
  • Гордон, Джеффри. «Нагель или Камю об абсурде?» Философия и феноменологические исследования 45 (сентябрь 1984): 15-28.
  • Холдейн, Джон. В поисках смысла и осмысления. Эксетер, Великобритания: Imprint Academic, 2008.
  • Гамильтон, Кристофер. Живая философия: размышления о жизни, смысле и нравственности. Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета, 2009.
  • Haught, Джон Ф.Достаточно ли природы? Смысл и правда в век науки. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2006.
  • Хепберн Р. В. «Вопросы о смысле жизни». Религиоведение 1 (апрель 1966 г.): 125-40.
  • Химмельманн, Беатрикс, изд. О смысле жизни. Бостон: Де Грюйтер, 2013.
  • .
  • Голландия, Алан. «Дарвин и смысл жизни». Экологические ценности 18: 4 (2009): 503-518.
  • Холли, Дэвид М. Значение и тайна: что значит верить в Бога. Молден, Массачусетс: Wiley-Blackwell, 2010.
  • Кахане, Гай. «Наше космическое ничтожество», №№ (2013): 1-28.
  • Карлссон, Никлас, Джордж Левенштейн и Джейн Маккафферти. «Экономика смысла». Северный журнал политической экономии 30: 1: 61-75.
  • Кауппинен, Антти. «Осмысленность и время». Философия и феноменологические исследования 84 (2012): 345-77.
  • Кекес, Джон. «Смысл жизни.» Средние западные исследования в философии 24 (2000): 17-34.
  • Кекес, Джон. Состояние человека. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2010.
  • Кинг, Лаура А., Саманта Дж. Хайнцельман и Сара Дж. Уорд, «За пределами поиска смысла: современная наука об опыте смысла в жизни», Current Directions in Psychological Science, 25: 4 (2016): 211-216.
  • Klemke, E. D., and Steven M. Cahn, eds. Смысл жизни. 4-е изд. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2017.
  • .
  • Краай, Клаас Дж. Имеет ли значение Бог? Очерки аксиологических последствий теизма. Нью-Йорк: Рутледж, 2018.
  • Лейси, Ален.«Смысл жизни» в «Оксфордском компаньоне философии», 2-е изд., Изд. Тед Хондерих. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2005.
  • .
  • Ландау, Иддо. В поисках смысла в несовершенном мире. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2017.
  • .
  • Ландау, Иддо. «Жизнь, смысл» в Международной этической энциклопедии. Wiley-Blackwell, 2013: 3043-3047.
  • Ландау, Иддо. «Значение жизни Sub Specie Aeternitatis». Австралазийский философский журнал 89: 4 (2011): 727-734.
  • Закон, Стивен.»Смысл жизни.» Подумайте 11 (2012): 25-38.
  • Лич, Стивен и Джеймс Тарталья, ред. Смысл жизни и великие философы. Лондон: Рутледж, 2018.
  • .
  • Левин, Майкл. «Какое отношение смерть имеет к смыслу жизни?» Религиоведение 23 (1987): 457-65.
  • Леви, Нил. «Дауншифтинг и смысл жизни». Соотношение 18 (июнь 2005 г.): 176-89.
  • Lewis, C. S. «De Futilitate». в христианских размышлениях. Гранд-Рапидс, Мичиган: Издательство Уильям Б. Эрдманс, 1995.
  • Льюис, К. С. «О жизни в атомную эпоху», в журнале «Проблемы настоящего». Сан-Диего: Harcourt, Inc., 1986.
  • Люпер-Фой, Стивен. «Абсурд жизни». Философия и феноменологические исследования 52 (1992): 85-101.
  • Лурье, Юваль. Отслеживание смысла жизни: философское путешествие. Колумбия, Миссури: University of Missouri Press, 2006.
  • MacIntyre, Alasdair. После добродетели, 3-е изд. Нотр-Дам, IN: University of Notre Dame Press, 2007.
  • Маккрил, Рудольф А.«Дильтей, Вильгельм» в Кембриджском философском словаре под ред. Роберт Ауди. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2001.
  • Маркус, Арьян. «Оценка взглядов на жизнь: субъективное дело?» Религиоведение 39 (2003): 125-43.
  • Мартела, Франк и Майкл Ф. Стегер, «Три значения смысла в жизни: различение согласованности, цели и значения», Журнал позитивной психологии, 11: 5 (2016): 531-45.
  • Мартин, Майкл. Атеизм, мораль и смысл.Амхерст, Нью-Йорк: Книги Прометея, 2002.
  • Моусон, Тимоти. Бог и смысл жизни: что Бог мог и не мог сделать, чтобы сделать нашу жизнь более значимой. Лондон: Блумсбери, 2016.
  • .
  • Моусон, Тимоти. «Последние работы о смысле жизни и философии религии». Философский компас 8 (2013): 1138-1146.
  • Моусон, Тимоти. «Источники неудовлетворенности ответами на вопрос о смысле жизни». Европейский журнал философии религии 2 (осень 2010 г.): 19-41.
  • Мэй, Тодд. Значимая жизнь: человеческий смысл в безмолвной Вселенной. Чикаго: University of Chicago Press, 2016.
  • Макдермотт, Джон Дж. «Зачем беспокоиться: стоит ли жить?» The Journal of Philosophy 88 (ноябрь 1991 г.): 677-83.
  • МакГрат, Алистер Э. Удивлен смыслом. Луисвилл, Кентукки: Вестминстер Джон Нокс, 2011.
  • Мец, Фаддей. «Концепция полноценной жизни». American Philosophical Quarterly 38 (апрель 2001 г.): 137-53.
  • Мец. Фаддей.«Может ли замысел Бога быть источником смысла жизни?» Религиоведение 36 (2000): 293-313.
  • Мец, Фаддей. «Божья цель не имеет отношения к смыслу жизни: ответ Affolter». Религиоведение 43 (декабрь 2007 г.): 457-64.
  • Мец, Фаддей. Бог, душа и смысл жизни (элементы философии религии). Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2019.
  • Мец, Фаддей. «Требование бессмертия для смысла жизни». Соотношение 16 (июнь 2003 г.): 161-77.
  • Мец, Фаддей.Смысл в жизни. Оксфорд: Oxford University Press, 2016.
  • .
  • Мец, Фаддей. «Смысл жизни», Стэнфордская философская энциклопедия (издание летом 2007 г.), Эдвард Н. Залта (ред.).
  • Мец, Фаддей. «Новые изменения в смысле жизни». Философский компас 2 (2007): 196-217.
  • Мец, Фаддей. «Недавние исследования смысла жизни», «Этика» 112 (июль 2002 г.): 781-814.
  • Мец, Фаддей. «Утилитаризм и смысл жизни». Utilitas 15 (март 2003 г.): 50-70.
  • Моррис, Томас В. Осмысливая все: Паскаль и смысл жизни (Гранд-Рапидс: Издательство Уильям Б. Эрдманс, 2002.
  • )
  • Мозер, Пол К. «Божественное сокрытие, смерть и смысл», в «Философии религии: классические и современные проблемы», под ред. Пол Копан и Чад Мейстер, 215-27. Молден, Массачусетс: Blackwell Publishers, 2008.
  • .
  • Munitz, Milton K. Есть ли в жизни смысл? Буффало, Нью-Йорк: Книги Прометея, 1993.
  • Нагель, Томас. «Абсурд». Журнал философии 68 (1971): 716-27.
  • Нагель, Томас. Светская философия и религиозный темперамент: очерки 2002-2008 гг. Оксфорд: Oxford University Press, 2010.
  • .
  • Нозик, Роберт. «Философия и смысл жизни». в философских объяснениях. Кембридж, Массачусетс: Belknap, 1981. 571-79; 585-600.
  • О’Брайен, Венделл. «Смысл и значение». Южный философский журнал 34 (1996): 339-60.
  • Олива, Мирела. «Герменевтика и смысл жизни». Epoché 22: 2 (весна 2018): 523-39.
  • Паскаль, Блез.Pensées. Перевод А. Дж. Крайлсхаймера. Лондон: Penguin Books, 1995.
  • .
  • Perrett, Roy W. «Толстой, смерть и смысл жизни». Философия 60 (апрель 1985 г.): 231-45.
  • Причард, Дункан. «Абсурд, тревога и смысл жизни». Монист 93 (январь 2010 г.): 3-16.
  • Розенбург, Алекс. Путеводитель атеиста по реальности: наслаждаться жизнью без иллюзий. Нью-Йорк: Нортон, 2011.
  • .
  • Розенберг, Алекс и Тамлер Соммерс. «Нигилистическая идея Дарвина». Биология и философия 18 (2003): 653-68.
  • Русе, Михаил. Значение для жизни. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2019.
  • .
  • Русе, Михаил. Нарочно. Princeton: Princeton University Press, 2017.
  • .
  • Рассел, Бертран. «Поклонение свободного человека». в «Почему я не христианин» и «Другие статьи о религии и смежных предметах». Нью-Йорк: Touchstone, 1957. 104–16.
  • Рассел, Л. Дж. «Смысл жизни». Философия 28 (январь 1953 г.): 30-40.
  • Сартр, Жан-Поль. Экзистенциализм и гуманизм. Перевод Филиппа Майре.Лондон: Метуэн, 1973.
  • Сартр, Жан-Поль. Тошнота. Перевод Ллойда Александра. Нью-Йорк: Новые направления, 1964.
  • Шопенгауэр, Артур. Очерки и афоризмы. Перевод Р. Дж. Холлингдейла. Лондон: Penguin Books, 2004.
  • .
  • Сичрис, Джошуа. «Смерть, тщетность и пролептическая сила концовки повествования». Религиоведение 47: 2 (июнь 2011 г.): 141-63.
  • Сичрис, Джошуа. «От триады смысла к смысловому холизму: объединение смысла жизни» Human Affairs 49: 4 (2019).
  • Сичрис, Джошуа В. «Смысл жизни как повествование: новое предложение для интерпретации« основного »вопроса философии». Philo 12 (Весна-Лето 2009): 5-23.
  • Сичрис, Джошуа В. «Перспектива Sub Specie Aeternitatis и нормативные оценки осмысленности жизни: более пристальный взгляд», Этическая теория и нравственная практика 16 (2013): 605-620.
  • Сичрис, Джошуа, изд. Изучение смысла жизни: антология и руководство. Молден, Массачусетс: Блэквелл, 2012.
  • Сичрис, Джошуа и Стюарт Гетц.ред. Бог и смысл: новые очерки. Нью-Йорк: Bloomsbury Academic, 2016.
  • .
  • Сетьия, Киран. Средний возраст: философское руководство. Princeton: Princeton University Press, 2017.
  • .
  • Шарп Р. А. «Хвала бессмысленной жизни». Philosophy Now 25 (лето 1999): 15.
  • Шерри, Патрик. «Забытый аргумент в пользу бессмертия». Религиоведение 19 (март 1983 г.): 13-24.
  • Сигрист, Майкл Дж. «Смерть и смысл жизни». Философские статьи 44: 1 (март 2015 г.): 83-102.
  • Певец, Ирвинг. Создание ценности. Том 1 смысла в жизни. Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 1996.
  • Смарт, Дж. Дж. К. «Смысл и цель». Philosophy Now 24 (лето 1999): 16.
  • Смит, Майкл. «Это все что есть?» The Journal of Ethics 10 (январь 2006 г.): 75-106.
  • Смэтс, Аарон. «Хорошее дело, изложение смысла жизни». Южный философский журнал 51: 4 (2013): 536-62.
  • Стегер, Майкл Ф. «Ощущение смысла жизни: оптимальное функционирование на стыке благополучия, психопатологии и духовности» (стр.165-184) в «Человеческих поисках смысла», под ред. П. Т. П. Вонг. Нью-Йорк: Рутледж, 2012.
  • .
  • Suckiel, Эллен Каппи. «Уильям Джеймс о познании чувств, религиозном пессимизме и смысле жизни». Журнал спекулятивной философии 17 (2003): 30-39.
  • Свендсен, Ларс. Философия скуки. Пер. пользователя John Irons. Лондон: Reaktion Books, 2005.
  • .
  • Тарталья, Джеймс. Философия в бессмысленной жизни. Лондон: Bloomsbury Academic, 2015.
  • .
  • Тейлор, Ричард.«Время и смысл жизни». Обзор метафизики 40 (1987): 675-86.
  • Тейлор, Ричард. «Смысл жизни.» в добре и зле. Нью-Йорк: Macmillan Publishing, 1967.
  • .
  • Томас, Джошуа Льюис. «Осмысленность как осознанность». Философия (2019): https://doi.org/10.1007/s11406-019-00063-x.
  • Томсон, Гарретт. О смысле жизни. Лондон: Wadsworth, 2003.
  • .
  • Толстой, Лев. «Признание». в духовных писаниях. Мэрикнолл, Нью-Йорк: Orbis Books, 2006.
  • Трисел, Брук Алан.«Дебаты о бесполезности и смысле жизни». Sorites 14 (2002): 70-84.
  • Трисел, Брук Алан. «Вымирание человечества и ценность наших усилий». Философский форум 35 (осень 2004 г.): 371-91.
  • Трисел, Бурк Алан. «Вымирание человечества, окончание повествования и смысл жизни». Журнал философии жизни 6: 1 (апрель 2016 г.): 1-22.
  • Вернон, Марк. После атеизма: наука, религия и смысл жизни. Нью-Йорк: Palgrave Macmillan, 2008.
  • .
  • Вагхорн, Николас.Ничто и смысл жизни: философские подходы к конечному значению через ничто и рефлексивность. Лондон: Блумсбери, 2014.
  • .
  • Белый, Пустошь. «Материя и механизм: должна ли механистическая Вселенная быть депрессивной?» Соотношение 24 (сентябрь 2011 г.): 326-39.
  • Виленберг, Эрик Дж. Ценность и добродетель в безбожной Вселенной. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2006.
  • Уильямс, Бернард. «Дело Макропулоса: размышления о скуке бессмертия». в «Метафизике смерти», изд.Джон Мартин Фишер, 73–92. Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 1993.
  • Вишневски, Дж. Дж. «Стоит ли жить бессмертная жизнь?» Международный журнал философии религии 58 (2005): 27-36.
  • Вольф, Сьюзен. «Счастье и смысл: два аспекта хорошей жизни». Социальная философия и политика 14 (декабрь 1997 г.): 207-25.
  • Вольф, Сьюзен. Значение в жизни и почему это важно. Princeton: Princeton University Press, 2010.
  • .
  • Вольф, Сьюзен. «Осмысленная жизнь в бессмысленном мире», Quaestiones Infinitae 14 (июнь 1997 г.): 1-22.
  • Райт, Н. Т. Воскресение Сына Божьего. Vol. 3. Истоки христианства и вопрос о Боге.
  • Миннеаполис: Fortress Press, 2003.
  • Янг, Джулиан. Смерть Бога и смысл жизни. Лондон: Рутледж, 2004.
  • .
  • Янг, Джулиан. «Нигилизм и смысл жизни». в Оксфордском справочнике континентальной философии, ред. Брайан Лейтер и Майкл Розен. Оксфорд: Oxford University Press, 2007.
  • .

Информация об авторе

Джошуа Сичрис
Электронная почта: jseachris @ nd.edu
Университет Нотр-Дам
США

В чем смысл жизни?

WIRED

Это один из самых больших вопросов человечества, и на него нет простого ответа, но давайте все равно попробуем: в чем смысл жизни? Мы попросили философа и физика пролить свет на тьму.

«Определить смысл жизни в философии сложно, — говорит Эмили Томас, заместитель директора по философии Даремского университета. «Вы можете спрашивать о цели жизни — например, Бог создал нас, чтобы поклоняться Ему или производить потомство.Или ценность жизни — например, жизнь ценна, потому что она делает нас счастливыми, приносит красоту или нравственное благо ».

«Как бы то ни было, я не думаю, что у жизни есть цель, но я считаю, что она имеет ценность». Смысл жизни также поднимает вопрос о том, существует ли жизнь где-либо еще во Вселенной. «Я был бы удивлен, если бы этого не произошло, — говорит Томас. «Кажется очень маловероятным, что мы — единственная счастливая случайность».

Подпишитесь на WIRED

Благодаря современным переписям планет в нашем галактическом окружении, таким как миссия НАСА «Кеплер», мы знаем, что планеты обычны и что маленькие, размером с Землю, не исключение, а правило.

Большинство ученых сегодня согласны с тем, что жизнь в Млечном Пути и других галактиках является обычным явлением. Однако большая часть этой жизни находится в простейшей форме — микробах. Другие галактики, такие как Андромеда, настолько огромны, что, по статистике, в них почти наверняка есть жизнь. С этой точки зрения жизнь на Земле может показаться неуместной.

«Созерцая масштабы Вселенной и крошечность нашего мира, легко отбросить человечество как незначительное в« большой картине ».Мы похожи на крошечный мазок кисти или случайный пиксель на этом изображении, — говорит Джейми Мэтьюз, профессор астрономии и астрофизики в Университете Британской Колумбии. Но Мэтьюз объясняет, почему это не так.

«Когда я был Студент, начинающий астрономию, рецепт Вселенной был прост, — говорит она. — Все было сделано из частиц, которые составляют нас, нашу планету, наше Солнце, все солнца, газ и пыль в межзвездном пространстве. Мы входили в состав основного ингредиента блюда.

Теперь, однако, открытие темной материи и темной энергии полностью отбросило это. Сегодня рецепт Вселенной состоит из 75 процентов темной энергии, 21 процента темной материи и четырех процентов нормальной материи — вещества, из которого мы сделаны. Вдобавок к этому фактические элементы, из которых состоит Земля и жизнь на Земле, составляют лишь крошечную долю процента от состава Вселенной.

Смысл жизни — взгляд психолога

Поиск смысла жизни — знакомая задача для многих из нас.Некоторые ученые-материалисты и философы считают это тщетным поиском. Известный атеист Ричард Докинз, например, утверждает, что люди — это просто «ненужные машины выживания», единственная цель которых — выжить и воспроизвести гены.

В остальном, согласно теории, в нашей жизни очень мало смысла. Мы можем пытаться создать другие смыслы, например, посредством религии или попыток альтруизма, но на самом деле все, что мы делаем, — это следуем нашему генетическому и неврологическому программированию.Даже наше сознание, ощущение наличия опыта в наших головах на самом деле может не существовать или существовать только как своего рода тень активности нашего мозга.

Но я придерживаюсь довольно немодной точки зрения, что в жизни есть смысл. Как я предлагаю в своей книге «Духовная наука», абсурдно сводить человеческую жизнь и поведение к чисто генетическим факторам.

Мы не просто призрачные существа, живущие внутри машиноподобных тел в безразличном мире. Человеческая жизнь — это не бессмысленное пространство между рождением и смертью, проведенное в попытках развлечься и забыть о нашем затруднительном положении.

Я считаю, что человеческая жизнь и мир значат гораздо больше. И это не потому, что я религиозен — я не религиозен.

Напротив, моя точка зрения основана на моих научных исследованиях за последние десять лет с людьми, которые пережили то, что я называю «трансформационным опытом, вызванным страданием».

Эти события включают в себя диагноз неизлечимого рака, тяжелую утрату близких, серьезную инвалидность, потерю всего из-за зависимости или близкое столкновение со смертью во время боя.

Общим для всех этих людей было то, что после сильных страданий они почувствовали, что «проснулись». Они перестали воспринимать жизнь, мир и других людей как должное и получили огромное чувство признательности за все.

Они говорили о чувстве ценности жизни, своего собственного тела, других людей в их жизни, а также о красоте и чудесах природы. Они почувствовали новое чувство связи с другими людьми, миром природы и вселенной.

Они стали менее материалистичными и более альтруистическими.Обладание и карьерный рост стали тривиальными, тогда как любовь, творчество и альтруизм стали намного важнее. Они чувствовали себя очень живыми.

Одна женщина, у которой рак находился в стадии ремиссии, сказала: «Мне так, так повезло, что я жива на этой планете. Мне просто повезло быть на этой Земле и получить это осознание ».

Выздоравливающий алкоголик рассказал мне о чувстве утешения и сил, «зная, что вы являетесь частью чего-то гораздо более прекрасного, гораздо более загадочного».

Человек, который чуть не утонул, описал, что приобрел «большое чувство признательности к мелочам, не только к захватывающей красоте цветущего дерева, но и к красоте даже самых незначительных предметов».

Мужчина, переживший трансформацию из-за тяжелой утраты, обратился к теме смысла конкретно, описав, как его «цели изменились от желания иметь как можно больше денег к желанию быть лучшим человеком из возможных». Он добавил: «Раньше я бы сказал, что на самом деле не понимал смысла жизни.Однако [сейчас] я чувствую, что смысл жизни — учиться, расти и получать опыт ».

Пробуждение

Важно отметить, что никто из этих людей не был (и не стал) религиозным. У них не было того опыта «рождения свыше», о котором говорят некоторые христиане, хотя многие люди действительно чувствовали себя так, как будто у них была новая идентичность, даже до такой степени, что они ощущали себя таковыми, как выразился один человек, другой человек, живущий в том же теле.

Кроме того, изменения были не просто временными, и в большинстве случаев оставались стабильными в течение многих лет.В целом трансформацию можно описать как обретение нового смысла жизни.

К счастью, нам не нужно просто пройти через сильные страдания, чтобы испытать эти эффекты. Есть также определенные временные состояния бытия, когда мы можем ощущать смысл. Я называю это «переживанием пробуждения».

Обычно эти переживания происходят, когда наш разум довольно спокойный и мы чувствуем себя непринужденно. Когда мы гуляем по сельской местности, купаемся в океане или после медитации или секса.

Просыпаться. Shutterstock / Эстрада Антон

В такие моменты есть чувство «правильности» в отношении вещей. Мы можем смотреть на небо над собой и ощущать в нем что-то доброжелательное, гармоничную атмосферу. Мы можем чувствовать некое сияние, наполняющее окружающий нас пейзаж, исходящее от деревьев и полей. Мы можем ощущать, как это течет между нами и другими людьми — как лучистая связь, чувство тепла и любви. Мы рады, что живы, и испытываем всестороннюю признательность и благодарность.

Другими словами, мы находим смысл жизни, когда «просыпаемся» и более полно переживаем жизнь и мир. В этих терминах ощущение бессмысленности жизни — это искаженное и ограниченное представление, которое возникает, когда мы слегка «спим».

В наших высших и наиболее ясных состояниях бытия мы воспринимаем смысл, который, как мы ощущаем, всегда присутствует и который мы каким-то образом упускали раньше. Когда наше осознание усиливается и наши чувства открываются, возникает чувство возвращения домой — к смыслу.Так в чем смысл жизни? Проще говоря, смысл жизни — это сама жизнь.

В чем истинный смысл жизни? Исследование нашло ответ

Значение жизни: Никто не может сказать его настоящего определения. Для некоторых это все о счастье, создании семьи и том, как жить такой жизнью. Для некоторых это связано с накоплением богатства, тогда как для многих жизнь — это деньги любви и т. Д.

Многие думают о смысле и цели жизни с философской точки зрения, но смысл жизни связан с улучшением здоровья, благополучия и, возможно, долголетия.

Новое исследование, проведенное Медицинской школой Калифорнийского университета в Сан-Диего, показало, что смысл жизни важен для здоровья и благополучия, хотя отношения у взрослых моложе и старше 60 лет различаются.

Исследование показало, что смысл жизни связан с лучшим физическим и психическим благополучием, в то время как поиск смысла жизни может быть связан с ухудшением психического благополучия и когнитивного функционирования.

Дилип В. Йесте, доктор медицины, старший заместитель декана Центра здорового старения и заслуженный профессор психиатрии и неврологии Медицинской школы Калифорнийского университета в Сан-Диего сказал: «Когда вы находите больше смысла в жизни, вы становитесь более удовлетворенными, тогда как если у вас нет цели в жизни и вы безуспешно ее ищете, вы будете испытывать гораздо больший стресс.”

«Присутствие смысла в жизни» демонстрирует перевернутую U-образную связь, в то время как поиск смысла жизни демонстрирует U-образную связь с возрастом. Аналитики обнаружили, что 60 лет — это время, когда наличие цели в жизни достигает пика, а поиск важности жизни находится на ее абсолютном дне.

Джесте сказал: «Когда вы молоды, например, вам около двадцати, вы не уверены в своей карьере, спутнике жизни и в том, кем вы являетесь как личность. Вы ищете смысл жизни.Когда вам за тридцать, сорок или пятьдесят, у вас более устоявшиеся отношения, возможно, вы состоите в браке, у вас есть семья, и вы сделали карьеру. Поиск уменьшается, а смысл жизни увеличивается ».

«После 60 лет все начинает меняться. Люди уходят с работы и начинают терять свою идентичность. У них начинают появляться проблемы со здоровьем, и некоторые из их друзей и родственников умирают. Они снова начинают искать смысл жизни, потому что смысл, который у них когда-то был, изменился.”

Всего в исследовании приняли участие 1042 взрослых в возрасте от 21 до 100 лет. Их оценивали с помощью интервью, включая вопросник о смысле жизни. Затем участников попросили оценить такие вопросы, как «Я ищу цель или миссию в своей жизни» и «Я обнаружил удовлетворительную цель жизни».

Аваис Афтаб, доктор медицины, первый автор статьи и бывший научный сотрудник отдела психиатрии Калифорнийского университета в Сан-Диего, сказал: «Медицинская сфера начинает осознавать, что смысл жизни является клинически значимым и потенциально изменяемым фактором, который может быть нацелены на улучшение самочувствия и функциональности пациентов.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *