Синдром дисморфофобии: причины, симптомы, лечение и психотерапия дисморфофобии у женщин

Содержание

причины, симптомы, лечение и психотерапия дисморфофобии у женщин

Синдром дисморфофобии проявляется чрезмерной обеспокоенностью своей внешностью, желанием улучшить ее, что впоследствии переходит в болезненное состояние. Человек ощущает неудовлетворенность своей внешностью, несмотря на любые изменения. Причины развития расстройства заключаются в генетической предрасположенности заболевшего. Дисморфофобии подвержены как женщины, так и мужчины. Для многих внешность – это главная ценность, от которой зависит успех у противоположного пола и личное счастье. Также симптомы синдрома нередко проявляются в подростковом возрасте независимо от пола, когда человек оценивает себя максимально критически.

Дисморфофобия напрямую связана с нарушениями психики. Лечение должно осуществляться под контролем специалиста. Наблюдение у врача-психиатра и психотерапия поможет справиться с маниакальным желанием улучшить свою внешность, позволит полюбить себя и признать свою уникальность.

Содержание статьи

 

Описание болезни

Синдром дисморфофобии – это состояние психики, при котором человек чересчур озабочен своей внешностью, не может адекватно оценивать особенности собственного тела, и делает все для исправления надуманных недостатков. При расстройстве мужчины и женщины начинают увлекаться пластической хирургией и диетами. Нередко это приводит к булимии и анорексии.

При расстройстве существует страх, что не получится достичь идеальной фигуры. В этом случае развиваются симптомы серьезной депрессии, появляются суицидальные мысли. Так как все проблемы в психике, то восприятие внешности больным и окружающими очень сильно отличается. Лечение расстройства у женщин и мужчин требует глубокой психотерапии.

Очень важно научить пациента ценить себя, потому как при дисморфофобии не существует конечной точки в преображениях – пациент постоянно находит новые несовершенства.

 

 

Дисморфофобия у подростков

Чаще всего страдают дисморфофобией именно подростки.

Во время взросления внешности уделяется повышенное внимание. Любые особенности собственного тела и недостатки воспринимаются психикой подростка негативно. Синдром часто относят к бредовым, ипохондрическим, сверхценным или навязчивым расстройствам. Он развивается на страхах, которые связаны с особенностями психики человека.
Решение о лечении дисморфофобии основывается на наличии трех признаков:

  • болезненная уверенность в наличии недостатка – реально существующего и преувеличенного, или надуманного;
  • идея отношения;
  • подавленное настроение.

Основная сложность состоит в том, что подростки скрывают свои мысли и страхи, поэтому часто лечение начинается уже после серьезных попыток изменить свою внешность.
Если у подростка обнаружены симптомы болезни, то ему срочно требуется консультация врача-психиатра и лечение с помощью психотерапии. Заметить синдром возможно, если внимательно наблюдать за ребенком, фиксировать странные изменения в поведении, привычках, стиле одежды.

Заболевший чаще всего перестает делиться своими переживаниями с близкими, не отвечает на вопросы о плохом настроении.
Родные могут заметить косвенные симптомы:

  • чрезмерное внимание к себе, поиск ракурса, при котором недостатки будут незаметны – человек постоянно носит с собой зеркало;
  • болезненное отношение к фотографированию – фото убираются с видных мест, потому что, якобы служат доказательством несовершенств.

Заболевание необходимо лечить у психиатра, пациенту необходима и психотерапия, без лечения болезнь может прогрессировать. В будущем, взрослые женщины могут столкнуться с проблемами в личной жизни и стрессом на фоне дисморфофобии.

 

Способы диагностики

Как правило, пациенты не видят проблемы и необходимости в психотерапии. Симптомы болезни могут заметить близкие и родственники.

Согласно МБК-10 для дисморфофобии у пациента должны быть выявлены следующие признаки:

  • озабоченность несовершенством или заболеванием физической природы, которое быстро прогрессирует;
  • сосредоточивание внимания на одном или двух органах;
  • имеющиеся расстройства используются для манипулирования окружающими;
  • самостоятельное лечение, увлечение различными диетами.

При обнаружении симптомов необходимо разобраться в причинах их появления. Специалисту потребуется исключить наличие других психических расстройств.

 

Симптомы болезни

Синдромом чрезмерного беспокойства проявляется постоянным желанием рассматривать свое отражение, оценивая внешность, страхом фотографироваться. Женщины, чрезмерно озабоченные своим внешним видом, постоянно спрашивают близких о своих дефектах и пытаются их скрыть.

Развитие синдрома дисморфофобии сказывается на всех сферах жизни, потому как пациент теряет интерес к учебе, работе, стремится к социальной изоляции. При отсутствии лечения, как правило, появляется чрезмерное увлечение спортом, диетами. Женщины начинают копить деньги на хирургические операции. Могут наблюдаться такие проблемы, как:

  • злоупотребление алкоголем;
  • потеря концентрации;
  • панические атаки;
  • поиск способов избавления от имеющихся дефектов.

У женщин к симптомам можно отнести использование большого количества косметики, выбор одежды больших размеров, чтобы скрыть недостатки.

Важно как можно скорее начать лечение. Необходимо применять психотерапию, а иногда потребуется и медикаментозная помощь.

 

Причины возникновения

Существует прямая зависимость эффективности лечения психотерапией с точным пониманием, почему появился синдром дисморфофобии. У мужчины или женщины болезнь может развиваться по следующим причинам:

  • биологические – нарушение обмена нейромедиаторов, аномалии развития мозга, наличие генетической предрасположенности женщины или мужчины;
  • психологические – травмы, связанные с критикой, недостатком любви и внимания;
  • социальные – давление со стороны СМИ, пропаганда нездоровых параметров тела, активизация страхов, связанных с одиночеством;
  • личностные – синдром дисморфофобии характерен для людей с такими качествами, как робость и неуверенность, перфекционизм, невроз, повышенная чувствительность к критике.

В редких случаях женщинам или представителям противоположного пола лечение синдрома необходимо из-за шизофрении.

 

Лечение дисморфофобии

Для лечения дисморфофобии у подростков, женщин и мужчин применяется узконаправленная психотерапия. Как правило, во время обострения депрессии назначается медикаментозная терапия. Возможно использование антидепрессантов, транквилизаторов, чтобы исключить попытки суицида, уменьшить тревогу и стабилизировать состояние.

На втором этапе лечения начинаются сеансы психотерапии. Специалисты говорят, что переубедить женщину, мужчину в неправильности мыслей невозможно. Поэтому проводится работа по принятию своего облика. Категорически нельзя разрешать пластические операции или строгие диеты, так как это приводит к обострению синдрома.

Лечение дисморфофобии чаще всего проводится амбулаторно, в запущенных случаях возможна госпитализация. Это необходимо, если психотерапия не помогает, были попытки суицида, больной тайно продолжает попытки себя изменить. Лечение в стационаре позволяет изолировать пациента от воздействия негативных факторов и устранить риски ухудшения состояния.

 

Когнитивно-поведенческая терапия

Чтобы вылечить женщину или мужчину, нередко используется когнитивно-поведенческая терапия. Данный подход направлен на то, чтобы помощь больному избавиться от ритуалов, связанных с постоянной оценкой своих недостатков. В процессе лечения необходима саморефлексия:

  • отслеживание своего состояния;/li>
  • фиксирование появления негативных мыслей;/li>
  • преодоление негатива.

Когнитивно-поведенческая терапия направлена на осознание больным своего состояния в полной мере и опасных последствий для здоровья. Это является главным условием успешного выздоровления. Данный метод допустимо сочетать с приемом медикаментов или другими видами терапии.

 

Групповая и индивидуальная терапия

При различных нарушениях адекватного восприятия собственного тела важно сочетать индивидуальную работу с занятиями в группе. Такой подход дает следующие преимущества:

  • важные инсайды, когда общение с психотерапевтом тет-а-тет зашло в тупик;
  • возможность посмотреть на проблему со стороны;
  • развитие эмпатии, дружеской поддержки;
  • получение сил для борьбы с недугом от людей, столкнувшихся с той же проблемой;
  • объединение с тем, кто уже вернулся в социум к нормальному образу жизни;
  • получение дополнительных ресурсов и помощи для предотвращения рецидивов.

Группы можно посещать и по окончанию основного курса лечения в качестве закрепительной терапии или профилактической меры.

 

Прогнозы

При развитии синдрома больные обычно обращаются за помощью к дерматологам, диетологам, пластическим хирургам. Это не только не приносит облегчения, но и усугубляет течение заболевания. Выздоровление возможно только при работе с квалифицированным психиатром и психологом. Грамотно используемая психотерапия позволяет получить заметный эффект в 82% случаев, если пациент продолжает лечиться. Поддержка близких людей способствует более быстрому выздоровлению. Возможно использование мультисемейной терапии.

Многим пациентам помогает использование антидепрессантов. Выбор препарата и дозировки должны назначаться лечащим врачом.

 

Обращение к профессионалам

ЦИРПП специализируется на помощи пациентам с дисморфофобией. Мы используем британские руководства по диагностике и лечению, применяем только современные методы для борьбы с анорексией, булимией и другими расстройствами.
Мы предлагаем профессиональную амбулаторную и стационарную помощь. Полное понимание проблемы без осуждения и давления. В клинике работают лучшие специалисты, проходящие супервизию, регулярно повышающие квалификацию за рубежом. Чтобы записаться на консультацию в Москве, звоните по телефону +7(499) 703-20-51 или заполняйте онлайн-форму.

Автор: Чупеев Владислав Андреевич

Заведующий амбулаторным отделением.

Врач-психиатр, психотерапевт

Общая психопатология | Обучение | РОП

Дисморфофобия и дисморфомания — синдромы, включающие идеи своего физического (телесного) несовершенства или уродства.

Физическое несовершенство, по мнению больных, может заключаться в каких-либо «неправильных», уродливых чертах лица — некрасивом носе, подбородке, слишком больших ушах; некрасивой фигуре — чрезмерно полной (лежит в основе заболевания нервная анорексия) или, напротив, чрезмерно худой, малом росте и пр.

При дисморфофобии эти переживания имеют характер навязчивых, в основе лежит боязнь, что некие особенности или незначительные дефекты внешности станут заметны окружающим людям, привлекут их внимание (социофобия), стараются особенностями макияжа, прически, одежды скрыть свои мнимые дефекты, могут долгое время проводить у зеркала, рассматривая себя, испытывают в связи с этими переживаниями подавленное настроение и сниженную самооценку. Преходящая (транзиторная) дисморфофобия характерна практически для всех людей в подростковом возрасте, когда человек впервые начинает воспринимать себя как субъект межперсональных взаимоотношений, рефлексировать в отношении своих качеств. Со временем, по мере накопления опыта общения с другими людьми, в том числе с противоположным полом, большинство людей привыкают воспринимать себя такими, какие они есть, и эти переживания в значительной степени теряют свою актуальность. Однако у части людей дисморфофобические переживания той или иной степени выраженности могут сохраняться на протяжении всей жизни.

В таких случаях эти люди становятся постоянными клиентами косметологов, диетологов, пластических хирургов. Общение с врачами происходит примерно так же, как и при ипохондрии: врачебное вмешательство (будь то разубеждение или выполнение неких манипуляций) существенно облегчает состояние пациента, на некоторое время уменьшая его страх, но в дальнейшем страх вновь возвращается и пациент снова и снова идет к врачам.

При дисморфомании переживания своего телесного несовершенства приобретают характеристики сверхценных или бредовых. Представляет собой более тяжелое расстройство, чем дисморфофобия, в некоторых случаях постепенно развиваясь из него, а в некоторых неожиданно возникает без предшествующей стадии фобий. Здесь у больного уже нет сомнений, но есть четкая убежденность в том, что именно во внешности «не так» и как именно внешность влияет на отношение к нему окружающих (бред отношений — убежденность в том, что нейтральные или относящиеся к другим лицам замечания окружающих на самом деле относятся к больному, намекают на него). Приходя к врачам, больные требуют проведения определенных вмешательств, проведения их таким образом, как это следует из их бредовой фабулы (обычно это странные, нелепые пожелания). Если врач соглашается выполнить такое вмешательство, то после него больному не становится лучше (ведь бред, в отличие от навязчивых идей, не поддается коррекции с помощью внешних вмешательств — будь то беседа с врачом, будь то пластическая операция). В некоторых случаях после подобных пластических операций больные, у которых по-прежнему остается фиксация на тех же мнимых дефектах своей внешности, теперь уже считают врачей повинными в этих дефектах (бредовая фабула расширяется идеями ущерба), требуют от них новых исправлений внешности или возмещения вреда, иногда проявляют в адрес врачей агрессию.

Сверхценная дисморфомания обычно заключается в увлечении изменениями своей внешности в контексте какого-либо субкультурального течения, но доведенные до предела эти изменения начинают нести негативные последствия для социальной жизни и здоровья индивида (полное покрытие себя татуировками, расщепление языка, имплантированные рога, введение масляных растворов в мышцы для создания иллюзии их больших размеров и пр. ).







Выявим причины дисморфофобии и назначим грамотное лечение — ЦМЗ «Альянс»

Редко встретишь человека полностью довольного своей внешностью. Всегда есть что-то, над чем бы не мешало поработать. Но иногда нелюбовь к собственному телу или какой-то его части достигает масштабов психического расстройства. Называется такое заболевание дисморфофобией.

Дисморфофобия (дисморфобия, дисморфия, дисморфическое расстройство) — психическое расстройство, при котором человек чрезмерно тревожится по поводу изъяна в своем теле.

Причиной тревог могут быть как общие признаки (лишний вес или худоба, высокий или низкий рост, «широкая кость», угреватая кожа), так и более конкретные (форма и размер носа, груди или ягодиц, состояние талии или живота, наличие родимого пятна, форма ног и многое другое).

Синдром дисморфофобии значительно ухудшает качество жизни — пациент думает о своем изъяне по несколько часов в день, стесняется его, старается скрыть, может избегать контактов с людьми вплоть до отказа выходить из дома. Страдает работа, учеба, общение с друзьями, не ладятся личные отношения. Человеку кажется, что все смотрят на его недостаток, смеются над ним или испытывают отвращение (хотя люди не замечают того, что беспокоит больного или не придают этому такого значения).

При дисморрфическом расстройстве «причинный» орган может выглядеть вполне эстетично, иметь незначительный изъян или даже быть очень привлекательным. Потому часто окружающие воспринимают дисморфофобию как блажь или желание привлечь внимание. Однако это расстройство не зависит от воли пациента и без вмешательства врача не проходит, присоединяя к себе другие заболевания (генерализованное тревожное расстройство, депрессию, анорексию, вплоть до бреда физического недостатка).

Для развития дисморфофобии причин обычно несколько. Характерные особенности личности (мнительность, эмоциональная лабильность) в сочетании с особенностями воспитания, дразнениями или критикой, сексуальной или другой эмоциональной травмой могут привести к данному расстройству. Также определенную роль играет влияние медиасреды.

Симптомы и лечение

При дисморфическом расстройстве наблюдаются следующие симптомы:

  • симптом зеркала — постоянное стремление смотреться в зеркало и другие отражающие поверхности, поиск выгодного ракурса, при котором изъян не так заметен; иногда — полное избегание зеркал;
  • симптом фотографии — категорический отказ фотографироваться. В эпоху селфи появилась другая вариация, созвучная с симптомом зеркала — навязчивое желание делать селфи-снимки в поиске наиболее выгодного ракурса, компенсирующего недостаток;
  • чрезмерное внимание к собственной внешности — диета и физические упражнения, косметологические процедуры вплоть до пластических операций, злоупотребление косметикой, использование вызывающей одежды и аксессуаров с целью отвлечь внимание от дефекта; иногда — бесформенная одежда, отпускание волос на лицо, чтобы скрыть изъян;
  • постоянные разговоры об изъяне, выспрашивание близких, поиск информации в интернете, сравнение себя с другими людьми;
  • депрессия, социальная изоляция.

Если у больного с дисморфофобией лечение не будет проведено своевременно, возможно присоединение других расстройств и заболеваний. Лечить дисморфическое расстройство должен врач психотерапевт. К сожалению, из-за насмешек часто больные не верят в то, что кто-то поймет их и сможет помочь. На самом деле это не так. Важно не тянуть с обращением к врачу, ведь само по себе состояние дисморфофобии не пройдет, а попытки исправить недостаток не будут приносить удовлетворения.

Мы знаем, как помочь человеку с дисморфофобией. Наши специалисты помогут найти причину расстройства и проработать ее. Изменение негативных установок, работа с самооценкой и индивидуально подобранная медикаментозная схема дадут исцеление, а комфортная обстановка сделает путь к исцелению приятным и спокойным.


Дисморфофобия

Дисморфофобия

← Нервная анорексия ← | ↑ К оглавлению ↑ | → Психопатии →


ДИСМОРФОФОБИЯ (ДИСМОРФОМАНИЯ)



Дисморфофобия (дисморфомания) — патологическое состояние, включающее в себя триаду расстройств: 1) идею физического недостатка, объективно отсутствующего, или необоснованно преувеличенного; 2) идеи отношения и 3) депрессивный фон настроения. Идея физического недостатка чаще бывает сверхценной или бредовой (паранойяльный бред), реже проявляется в рамках монотематических обсессий, поэтому синдром более правомерно называть дисморфоманией (М. В. Коркина).

Дисморфомания чаще возникает у девочек-подростков, но в отдельных случаях может манифестировать и в зрелом возрасте.

Эпидемиология. Эпидемиологические данные отсутствуют, истинная распространенность неизвестна.

Этиология и патогенез. Природа заболевания, по-видимому, различна и зависит прежде всего от нозологической принадлежности синдрома. Различают дисморфоманию при шизофрении (вялотекущей или в рамках затяжного пубертатного приступа, а также как инициальный этап юношеской параноидной шизофрении) и при пограничных состояниях.

В генезе заболевания переплетаются психогенные и эндогенные факторы, что дает основание для выделения синдрома в отдельное заболевание — эндореактивную подростковую дисморфоманию (А. Е. Личко).

Клиника и течение. Центральное расстройство — подозрение со страхом (дисморфофобия) или убежденность (дисморфомания) в наличии физического недостатка — может развиваться медленно, постепенно или возникнуть внезапно, по типу «озарения». Иногда подобные мысли приходят под влиянием психогений — после замечаний окружающих относительно внешности подростка. В основе переживаний могут лежать действительные физические недостатки — крупный нос, полноватая фигура и т. д. Однако то доминирующее место, которое занимают переживания своего «уродства», «дефекта», не соответствует ни реально имеющимся особенностям внешности, ни интенсивности нанесенной психической травмы. Часто связь с психогенией вообще отсутствует.

Темой дисморфофобических переживаний чаще всего служат «недостатки» лица — уродливый нос, торчащие уши, слишком круглое лицо, то или иное строение рта, форма губ или фигуры — чрезмерная полнота или худоба и т. д.

У девочек синдром возникает преимущественно на фоне ускоренного развития, они болезненно переживают высокий рост, крупные молочные железы, а у мальчиков дисморфофобические переживания чаще наблюдаются на фоне задержанного развития и касаются малого, роста, евнухоидных пропорций тела, строения гениталий.

Темой болезненных переживаний может быть не только строение тела, но и различные функции, в частности неприятный запах (кишечные газы, запах от гениталий, изо рта). Подобные опасения могут иметь реальную основу, но они сильно преувеличены; нередко такой основы нет.

Тема болезненных переживаний сохраняется в неизменном виде на протяжении всей болезни. Однако по мере развития болезни число мнимых уродств иногда возрастает или наблюдается смена содержания дисморфомании. Вначале подросток считает уродливым свой рот, затем это переживание становится неактуальным, и возникают мысли о безобразно широком носе.

Дисморфомании не поддаются психотерапевтической коррекции, они целиком овладевают больным и определяют его поведение. Больные обращаются за косметологической помощью, настаивают на операции, отказ воспринимают как трагедию, начинают сами корригировать мнимый физический недостаток и могут покалечить себя. Известны случаи, когда больные сами себе надрезали ушные раковины, долго носили на носу бельевую прищепку («широкий нос»), меняли разрез глаз путем подшивания кожи. Стеничные личности активно стремятся к исправлению мнимого, уродства, астеничные склонны скрывать его, избегают общества. У последних легче возникают идеи отношения, глубже депрессивный фон настроения, возможны суицидальные мысли.

Больные могут скрывать свои переживания, и тогда о дисморфомании свидетельствуют лишь особенности поведения. Подростки много времени проводят перед зеркалом, стараясь изучить свой «дефект» и научиться его маскировать (симптом зеркала), или избегают смотреть в зеркало. У многих выражен «симптом фотографии» (по М. В. Коркиной) — они упорно отказываются фотографироваться даже для документов.

Дифференциальная диагностика. Нестойкие, эпизодические дисморфофобические переживания пубертатного возраста встречаются и в норме. Они возникают в связи с реальными, но незначительными недостатками (невысокий рост, некрасивые ноги, нос с горбинкой и т. д.) и никогда не достигают бредовой убежденности, не определяют все поведение подростка, поддаются психотерапевтической коррекции, а по миновании пубертатного периода бесследно проходят.

Необходимо различать дисморфоманию как симптом пограничных состояний (затяжные реактивные состояния, эндореактивная подростковая дисморфомания, особые развития личности) и как проявление шизофрении. В пользу пограничных состояний свидетельствует монотематичность, сверхценность или навязчивость дисморфофобических идей без склонности к переходу на бредовой уровень. Они психологически понятны, без вычурности и нелепости, часто можно выявить психогенный момент в их возникновении, они не сопровождаются стойким бредом отношения. Дисморфофобические расстройства хотя и влияют на поведение подростка, но не подменяют всех сторон жизни и не приводят к стойкой социальной декомпенсации. Больные стесняются своего «дефекта», но не бросают учебу, при необходимости появляются в обществе и т. п. Они настаивают на косметической операции, но отказ встречают не слишком драматично, с годами начинают успешно скрывать свои болезненные переживания (компенсаторная диссимуляция), а затем забота о внешности теряет актуальность. При шизофрении (вялотекущая форма, юношеская приступообразная или параноидная шизофрения) дисморфомания бредовая, со стойкими идеями отношения, а иногда и вербальными иллюзиями. Тематика дисморфоманических идей имеет тенденцию к расширению или смене одних «дефектов» другими. Содержание болезненных переживаний и способы их коррекции вычурны, нелепы. О шизофренической природе дисморфомании свидетельствует присоединение других симптомов: явлений психического автоматизма, бредовой настроенности, характерных нарушений мышления, эмоциональных изменений.

Вариантом синдрома дисморфофобии (дисморфомании) является синдром нервной анорексии (см.).

Лечение симптоматическое. В периоды большого эмоционального напряжения или усиления депрессивного фона настроения назначают транквилизаторы, антидепрессанты (седуксен, тазепам, азафен, лудиомил). Психотерапия, направленная на разубеждение, неэффективна. Психотерапевт должен ставить перед собой иную цель — склонить подростка смириться с воображаемым или преувеличенным недостатком, научить его скрывать от окружающих болезненные переживания (добиться компенсаторной диссимуляции).

Косметические операции категорически не показаны. Они не устраняют дисморфофобических переживаний, более того, психическое состояние может ухудшиться. При дисморфомании шизофренической природы проводят лечение основного заболевания.

Госпитализация показана в редких случаях — при депрессии и суицидальном риске, при склонности больных к самоповреждениям.


← Нервная анорексия ← | ↑ К оглавлению ↑ | → Психопатии →

Психическое расстройство: подростковый синдром дисморфофобии

В этом возрасте телесные (рост, внешность, первичные половые признаки) показатели являются определяющими, так как влияют на две основные линии поведения и психики подростка.

Мальчики-акселераты становятся лидерами, а полные — изгоями

Во-первых, это — социальный статус. Ведь мальчик-акселерат, который обгоняет своих сверстников в физическом развитии, без труда становиться лидером, которого слушают и которому подражают. Ведь со стройным, мускулистым телом ассоциируются качества вожака: сильного, агрессивного, энергичного и более социально зрелого.

А вот полный подросток часто становиться предметом насмешек или игнорирования. Такие подростки ограничены в выборе друзей и больше других нуждаются в поддержке. К сожалению, такая оценка устойчиво сохраняется довольно долго.

У девочек, которые быстро созревают, есть свои сложности, они порой бывают выше своих одногодок, и из-за этого возникает множество негативных переживаний. Но одни девчонки начинают общаться с более старшими парнями, таким образом, ощущая свою привлекательность. А другие мучительно переживают свою «непривлекательность» и «несуразность».   

Во-вторых, через внешность к личности предъявляются особые требования и ожидания. И вот тут и происходит формирования образа «Я», в котором соотносятся собственные возможности и способности с восприятием и оценкой их окружающими.

Многое зависит от самосознания. Одни, осознав свою физическую непривлекательность, смиряются с ней и испытывают чувство собственной неполноценности. Другие начинают усиленно заниматься своей внешность (заниматься спортом, тщательно следят за своей кожей) и достигают успеха в этом. А третьи – компенсируют свою физическую непривлекательность достижениями в учебе или творчестве. И многое в это время зависит от поддержки взрослых, родителей и учителей.

Исходя из вышесказанного становится понятно, откуда у подростков озабоченность своими внешностью и телом. Последняя часто перерастает в недовольство своим внешним видом – подростковый синдром дисморфофобии.   

Дисморфофобия у мальчиков связана с ростом, а у девочек — с грудью

Дисморфофобия – это психическое расстройство, при котором человек чрезмерно обеспокоен своей внешностью или вынашивает идею дефекта и/или изъяна своего тела. При этом расстройстве человек недоволен своей внешностью и хотел бы изменить ее. При этом в реальности это — довольно симпатичные люди, и часто беспокоящий их недостаток отсутствует, или сильно преувеличен. Окружающие же не замечают его и вовсе. Люди, страдающие дисморфофобией, стараются меньше бывать в обществе, меньше выходить из дома, лишь бы никто не увидел их дефекта, не засмеял.    

У девочек подобный синдром связан с высоким ростом, ростом молочных желез, а у мальчиков – наоборот с малым ростом и эндоморфным (полным) строением тела.

К сожалению, за помощью к специалисту с подобным расстройством обращается очень мало подростков, так как сами они стесняются или бояться, а взрослые не понимают глубину проблемы.  Но если оперативно не вмешаться, тогда на фоне дисморфофобии развивается депрессия и суицидальное поведение.  

К счастью, к периоду юности подростковый синдром дисморфофобии обычно проходит. Ведь если подростку для самоутверждения достаточно роста и внешней привлекательности, то позже на первый план выступают волевые и интеллектуальные показатели. Но если у Вас или у Вашего ребенка наблюдаются определенные симптомы этого расстройства, срочно обращайтесь к специалисту (психиатру, психологу, психотерапевту), во избежание беды.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Дисморфомания в подростковом и юношеском возрасте››

Влияние факторов, определяющих тот или иной возрастной период, на клинику очень многих заболеваний (в том числе и психических) известно давно. Однако лишь в последние годы в связи с достижениями не только клинической медицины, но и таких дисциплин, как биология, психология, микросоциология и др., ранее лишь эмпирически отмечаемые факты получили более конкретное объяснение, приобрели более адекватное толкование.

Естественно, что какой-то определенный период жизни человека накладывает отпечаток на весь характер болезни в целом. Тщательное изучение возрастных влияний на формирование начальных проявлений и дальнейшую динамику болезни составляет важнейшую задачу медицины вообще и психиатрии в частности.

Вместе с тем в настоящее время актуальное значение имеет и изучение влияний возрастного фактора в более локальном (но не менее важном) смысле — определении его роли в развитии того или иного клинического симптомокомплекса, в механизмах так называемого синдромогенеза. Известно, в частности, что для пресенильного периода весьма характерны такие патологические расстройства, как синдром Котара или бред ущерба, а бредовые идеи ревности или любовный (эротический) бред возникают предпочтительно у лиц среднего возраста.

В ряду патологических явлений, характерных преимущественно для подросткового и юношеского периодов жизни, в числе первых надо, вероятно, назвать болезненные переживания, касающиеся своей внешности, ибо данная патология наиболее тесно, интимно связана с особенностями именно этого возраста.

Очень большое внимание к своим внешним данным, так же как и к мнению о них окружающих,— одно из важнейших свойств подросткового и юношеского периодов.

Влияние возрастных моментов (мощная перестройка эндокринно-вегетативной системы, появление новых, ранее не испытанных соматических ощущений, характерные для данного возрастного отрезка особенности интеллектуального развития, выражающиеся в формировании понятийного мышления, изменении способа переработки информации, обусловливающие переход на иной уровень самосознания) делает указанный возрастной период чрезвычайно сложным и ответственным.

Кроме того, именно в этот период (после 12—13 лет) происходит, по данным многих авторов, переход от сознания индивидуального к сознанию общественному, что помогает по-новому, на более высоком уровне воспринимать и перерабатывать получаемую информацию, касающуюся, в частности, определения своего места в обществе, самооценки, трактовки своих внешних данных и пр.

Основоположник эволюционной теории Чарльз Дарвин впервые наглядно показал, что внимание к своей наружности и главным образом к лицу, имеющее наиболее важное значение в молодом возрасте, является фактом, эволюционно обусловленным, тесно связанным с особенностями филогенетического развития.

В своем труде «О выражении ощущений у человека и животных» при объяснении природы таких явлений, как стыд, застенчивость, скромность и покраснение, Чарльз Дарвин писал; «… люди в течение бесчисленных поколений обращали частое и серьезное внимание на свою наружность и в особенности на лицо», подчеркивая в то же время, что эти особенности значительно сильнее выражены у молодых. Кроме того, Ч. Дарвин. указывал и на чрезвычайное значение в оценке собственной внешности мнения о ней других людей: «… мысль о том, что думают о нас другие, вызывает краску на нашем лице».

П. Б. Ганнушкин, отмечая, что «жизнь есть постоянное развитие» и что «преобразование личности происходит большей частью не только путем равномерной эволюции, но и как следствие ряда сдвигов, прерывающих от времени до времени спокойное и медленное ее развитие», указывал, что эти сдвиги прежде всего соответствуют тем возрастным периодам, которые характеризуются значительными изменениями функций эндокринных желез,— так называемым возрастным кризисам; наиболее важными из них являются период полового созревания и климактерический период. Давая характеристику периода полового созревания, П. Б. Ганнушкин писал: «… сдвиг в моторике делает подростка неуклюжим и создает у него одновременно ощущение растущей силы и чувства острого недовольства собой».

Свойственное подростковому и юношескому возрасту внимание к своей внешности, чувство недовольства собственной наружностью очень ярко описаны Л. Н. Толстым во второй и третьей книгах его автобиографической трилогии («Отрочество» и «Юность»). В частности, свое состояние в пору отрочества Л. Н. Толстой описывает следующим образом: «Я был стыдлив от природы, но стыдливость моя еще увеличивалась убеждением в моей уродливости. А я убежден, что ничто не имеет такого разительного влияния на направление человека, как наружность его, и не только самая наружность, сколько убеждение в привлекательности или непривлекательности ее».

Надо сказать, что недовольство своей внешностью, теми или иными чертами лица или фигуры — явление, довольно частое среди психически здоровых лиц подросткового и юношеского возраста, наблюдающееся иногда эпизодически, иногда более или менее перманентно в течение всего отмеченного периода. Но у здоровых людей эти мысли не занимают доминирующего положения в иерархии ценностей и не определяют все их поведение, весь их жизненный уклад. В других же случаях убежденность в наличии какого-то физического недостатка может носить характер патологии, нередко очень тяжелой. Такие случаи свойственны преимущественно подростковому и юношескому возрасту (возникновение указанной патологии не исключено и в любые другие периоды жизни: препубертатном, молодом, среднем и позднем возрасте).

Патология в виде болезненных мыслей о каком-то мнимом или действительно имеющемся, но чрезвычайно переоцениваемом физическом недостатке довольно часто, особенно на ранних стадиях заболевания, вызывает большие диагностические затруднения главным образом ввиду внешней схожести ее (подобно, например, уже упоминавшимся бредовым идеям ревности или любовному бреду) с обычными, психологически понятными способами реагирования и поведения.

Патология эта под названием «дисморфофобия» впервые была описана в конце XIX века итальянским психиатром Е.  Morselli как навязчивая идея о телесной деформации, как «страх быть измененным» (от лат. dis — приставка, означающая отделение, отрицание, нарушение; греч. morphe — форма и греч. phobos страх; в психиатрии— навязчивое состояние страха).

Страдающие фобиями, как известно, относятся к ним обычно (исключая острые приступы) критически, но не могут с ними справиться, ибо это—«интенсивный и непреодолимый страх, охватывающий больного, несмотря на понимание его бессмысленности и попытки с ним справиться». Однако в очень многих исследованиях, посвященных (после работ Е. Morselli) болезненной оценке своей внешности, описывалась патология, весьма отличающаяся от фобий в собственном смысле этого понятия. Именно поэтому, вероятно, могли появиться такие несовместимые по своей сути термины, как «бредовая дисморфофобия», «сверхценная дисморфофобия», «дисморфофобический бред», «дисморфофобическая идея бредового характера» и т. д.

От несоответствия термина «дисморфофобия» наблюдаемым клиническим фактам возникли такие определения этого понятия, как «паранойя уродства» [Ротштейн Г.  А., 1961], «психоз безобразной внешности»—«La psychose de laideur» [Koupernik С., 1962], «бредовые идеи безобразия, асимметричности и деформации тела» [Parazzoli Sel-vini, 1965], «комплекс безобразной внешности»—«complex de laideur» [Schlochter M., 1971], «дисморфическая тревога» — «1angoisse de dysmorphie» [Peruchon M., Destru-haut J., Leger J. M., 1981] и т. д.

Предлагается также [Bishop E. R, 1980] вместо термина «дисморфофобия» применять такое определение, как «бред дисморфоза», а в отношении больных с идеями испускания неприятных запахов—«бред бромоза» (вместо применяемых иногда в таких случаях терминов «аутодисосмофобия» или «бромидрозифобия»). Характеризуя состояние больных с идеями физического уродства, ряд авторов прибегает и к различным поэтическим сравнениям, таким, например, как «синдром Квазимодо», «синдром Сирано де Бержерака», «синдром Терсита», «синдром Ван-Гога» и т. д. Считая основой дисморфофобии (Mifigestaltfurcht— боязнь безобразия) страх показаться «неприятным» при наличии сверхценной идеи об изменении внешности, Н.  Dietrich (1962) пишет: «В художественной литературе подобные фобии часто описываются у горбатых, уродов, карликов, известный пример тому — «Сирано де Бержерак» Э. Ростана».

Весьма разноречива и трактовка механизмов возникновения болезненных мыслей о воображаемом или чрезвычайно переоцениваемом физическом уродстве. Среди западноевропейских и особенно американских психиатров довольно широкое распространение имеют психоаналитические объяснения происхождения этой патологии. Так, проводя феноменологическую интерпретацию данного синдрома, В. Finkelstein (1963) объясняет ее как результат подсознательных конфликтов, вызывающих «развитие панического состояния дисморфофобии, когда отдельные комплексы в условиях напряжения фактических жизненных конфликтов прорывают «барьер защиты» «Эго» в форме подсознательного вопля о виновности и призыва к помощи». Этот же автор говорит о дисморфофобии как о вторичном нарциссизме с сильно выраженным супер-Эго. Пишется об «амбисексуальности либидо» в пубертатном возрасте [Tomkiewicz S. , Finder J., 1967, 1971], о том, что дисморфофобия —«область подсознательного» [Corbel-la Т., Rossi L., 1967), что она является «подсознательной установкой на наказание» [Hay G. G., Heather В. В., 1973], о том, что дисморфофобия — одно из проявлений «комплекса кастрации» [Liberman P., 1974] и т. д.

В статье Franco Basaglia «Тело, взгляд и спокойствие» (1965) идеи физического недостатка трактуются с позиций экзистенциального анализа, предлагаемого в качестве единственного метода изучения. Рекомендуется, в частности, «интуитивное исследование», а «натуралистическое изучение» определяется как «безвыходное».

Отмечается также тенденция объяснять происхождение дисморфофобии с позиций психодинамической теории [Palazzoli, Selvini, 1965, 1967], а также на основе антропофеноменологической экзистенциальной концепции [No-to-Campanella F., Zuccoli E, 1968; Giannini G. C., Giannini A., 1975].

Однако для большинства работ, посвященных дисморфофобии, характерен клинический метод исследования, хотя при этом даются самые различные трактовки как феноменологической сущности патологической убежденности в наличии физического недостатка, так и ее нозологической принадлежности.

Особое внимание к этой патологии, впервые описанной, как уже отмечалось, почти столетие назад, объясняется как сложностью ранней диагностики, так и феноменологической и нозологической неоднородностью ее. Все больший интерес, проявляемый в последнее время к рассматриваемой патологии, связан с рядом причин и прежде всего с развитием возрастной психиатрии, в том числе подростковой. «Подростковая психиатрия — это раздел психиатрической науки, изучающей особенности проявления, течения, причин и механизмов развития психических нарушений (как при психических заболеваниях, так и при непсихических расстройствах) в период полового созревания, а также особенности их лечения и предупреждения в данном возрасте и научные основы организации психиатрической помощи подросткам»,— так характеризует эту область науки А. Е. Личко — автор первой специальной монографии на эту тему в нашей стране, предложивший систематическое изложение курса подростковой психиатрии».

Немаловажное влияние на повышение интереса к патологии, касающейся болезненной оценки своей внешности, оказало и развитие такого раздела медицинской науки, как суицидология, ибо стойкая, не поддающаяся критике патологическая убежденность в наличии какого-то физического дефекта весьма нередко, особенно на самых ранних, а поэтому часто не распознанных этапах болезни, сопровождается выраженными суицидальными тенденциями и попытками.

Внимание к вопросам патологии, касающейся оценки своей внешности, наиболее ранней ее диагностики и выработки соответствующей тактики по отношению к этим больным связано с развитием еще одной науки, казалось бы, весьма далекой от психиатрии — совершенствованием пластической хирургии. Именно к этим специалистам прежде всего обращаются больные, требуя сделать им необходимую, по их мнению, косметическую операцию: «укоротить нос», «исправить губы», «сделать приемлемыми уши» и т. д.

Интерес к рассматриваемой проблеме усилился и в связи с таким до конца еще не изученным феноменом, как акселерация физического развития. Например, у подростков-акселератов женского пола с ускоренным половым созреванием значительно чаще возникают идеи физического недостатка [Лебединская К.С., Ротинян Н. С., Немировская С. В., 1970], чем у подростков с нормальным развитием [Сосюкало О. Д., Большаков А. Г., Кашникова А. А., 1978]. У подростков мужского пола, напротив, благоприятным фоном для возникновения дисморфофобии или дисморфомании часто является ретардация с задержанным или недостаточным сексуальным развитием [Личко А.  Е., 1979].

Изучение синдромологической структуры и нозологической принадлежности рассматриваемой патологии представляется чрезвычайно важным прежде всего потому, что нарушения этого рода нередко являются содержанием самых ранних, инициальных проявлений психических заболеваний, долгое время протекающих скрыто и незаметно для окружающих, в то время как речь уже идет о несомненно болезненном состоянии со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Теоретическое и практическое значение имеет и выяснение связи болезненной убежденности в физическом недостатке с клиникой другого, очень сложного и во многом также неясного страдания — нервной (синоним — психической) анорексии.

Помимо возможности выработки диагностических и прогностических критериев, необходимость тщательного изучения больных с описываемыми расстройствами диктуется и требованиями непосредственной клинической практики: поисками наиболее адекватных терапевтических воздействий на больных с этим трудно поддающимся лечению видом патологии.

Наше многолетнее динамическое изучение (собственное непрерывное наблюдение до 26 лет) больных с патологическими мыслями о том или ином физическом недостатке показало, во-первых, что пациентами врачей (и не только психиатров) преимущественно являются лица не с навязчивыми, а сверхценными или бредовыми идеями, и, во-вторых, что эта патология чаще всего представлена не одним симптомом, а характерным синдромом. Изучение этих больных проводилось в условиях разнопрофильных отделений психиатрической клиники, психоневрологическом Диспансере и в Московском научно-исследовательском институте косметологии МЗ РСФСР (до 1966 г. называвшемся Институтом врачебной косметики), куда эти пациенты очень часто обращаются в первую очередь.

Обобщая литературные данные и свои многолетние наблюдения, мы наряду с уже давно известным термином «дисморфофобия» предложили и такое определение, как «дисморфомания», подробное обоснование чему будет приведено в тексте монографии.

Для более четкого разграничения дисморфофобии и дисморфомании приводим краткое определение того и другого термина.

Дисморфофобия — навязчивый страх невротического характера (т. е. протекающий на непсихотическом уровне с отсутствием грубых изменений психической деятельности), связанный с якобы имеющимся тем или иным физическим недостатком.

Больные с собственно дисморфофобией наблюдались нами главным образом в условиях диспансера и частично — в Московском научно-исследовательском институте косметологии МЗ РСФСР. Весьма вероятно, что значительное число больных, страдающих навязчивыми мыслями по поводу якобы «неправильного» строения той или иной части тела (не говоря уже о людях, просто недовольных своей внешностью), никогда к врачам не обращаются.

Иное дело — больные с дисморфоманией, требующие самого серьезного внимания не только психиатров, но и врачей многих других специальностей (педиатров, хирургов, дерматологов, эндокринологов, терапевтов и т. д.).

Дисморфомания — болезненная (психотического свойства, чаще всего в виде сверхценной идеи или бреда) убежденность в наличии какого-либо воображаемого или чрезвычайно переоцениваемого физического недостатка, наиболее часто касающаяся видимых частей тела (формы или величины носа, ушей, зубов, размеров рук, ног, туловища и т.  д.).

Дисморфомания может лежать в основе такого заболевания пубертатного и юношеского возраста, как нервная анорексия.

К дисморфоманическим расстройствам относится и патологическая убежденность в распространении неприятных запахов (кишечных газов, мочи, спермы, пота, запаха изо рта). Дисморфомания — психопатологический феномен, как правило, очень стойкий и не поддающийся коррекции. Обычно дисморфомания сопровождается подавленным настроением, тщательной маскировкой своих переживаний и выраженным стремлением к исправлению мнимого дефекта любым путем. Характерна для больных с дисморфоманией также весьма твердая уверенность, что их «дефект» очень неприятен всем окружающим.

Отсутствие соответствующих обобщающих монографических исследований, характеризующих дисморфоманию в различных ее вариантах, побудило нас взяться за описание этого вида патологии, особенно типичной для возрастного периода от 13 до 20 лет.

Дисморфофобия: синдром недовольства собой — : деловой новостной сайт Дело Украина

Чувство беспокойства по поводу того, как мы выглядим, может появиться в разном возрасте, но больше всего оно затрагивает взрослеющих детей. Желание изменить какую-то особенность своего тела, переживания из-за прыщей или неумелое сравнение себя со звездами и сверстниками — все это проявления подросткового возраста. Однако бывает, что эти проявления становятся слишком навязчивыми и экстремальными. Ребенок может использовать фразы, типа «я — чудовище», «я — бельмо на глазу», «я — урод» и т.п. Это симптомы дисморфического расстройства.

Dysmorphic означает уродливый или деформированный, и дети, борющиеся с дисморфическим расстройством тела (BDD), одержимы тем, что они считают уродливым физическим недостатком. Этот недостаток может быть незначительным и, даже, воображаемым. И хотя считается, что девочки-подростки больше заботятся о своей внешности, чем мальчики, расстройство затрагивает оба пола в равной степени.

Это расстройство опасно тем, что люди постоянно борются с чувствами безнадежности и глубокого страдания. Согласно одному из исследований, у 80% людей с BDD появлялись суицидальные мысли, а 27% пытались покончить с собой.

Многие люди с BDD стремятся сделать пластическую операцию, чтобы исправить свои недостатки. Однако эти операции могут еще больше усугубить их страдания, как следствие — операции и процедуры будут повторяться, поскольку желаемый результат невозможно достичь.

Симптомы дисморфофобии:

Озабоченность одним или несколькими недостатками, например, размер мышц, вес, цвет лица, шрамы, волосы на определенных частях тела, таких как бедра, нос, уши, икры или гениталии. Дети с BDD могут проводить несколько часов в день в мыслях о своей внешности. Им может быть трудно сосредоточиться в школе или выполнять домашнее задание — они поглощены мыслями о своей внешности или изучают операции или процедуры, которые, как они надеются, могут исправить их недостатки. В следствие этого ребенок может изолировать себя от общения, а в некоторых случаях даже перестать выходить из комнаты.

Повторяющееся поведение. Например, многократные подходы к зеркалу, ковыряние кожи и чрезмерный уход за волосами или макияж. Дети с BDD могут часами маскировать свои «недостатки», опаздывая в школу или на встречу с друзьями.

Вера в то, что недостатки реальны. Люди с BDD склонны верить в то, на чем они зациклены. Психологи называют это «плохим пониманием». Доктор Бубрик объясняет: «Мы иногда говорим о том, что дисморфическое расстройство тела похоже на то, как мы видим мир через зеркала бокового обзора», — говорит доктор Бубрик. «То, что они видят в зеркале, они считают реальным представлением того, как они выглядят. То, что видят другие люди, отличается от этого, но им трудно это принять».

Средства массовой информации и общество значительно усиливают беспокойство по поводу внешности. Фото моделей, селфи в соцсетях, актеры на экранах — всегда выглядят безупречно. Поэтому для лечения дисморфического расстройства важно, в дополнение к лекарствам от тревожности, которые обычно назначают из-за тяжести симптомов, испытываемых людьми с BDD, помочь подростку расширить взгляд на то, что значит быть привлекательным, достойным человеком.

«Речь идет о том, чтобы заставить их мышление быть более гибким», — объясняет доктор Бубрик. «Может быть, найти больше привлекательных черт, которые перекроют недостатки. У каждого человека масса достоинств, которые могут проявляться как на физическом, так и на эмоциональном уровне».

Однако следует помнить, что дисморфофобия — хроническое заболевание. Его симптомы, даже при удачном лечении, могут периодически повторяться. Поэтому человеку с BDD нужно учиться справляться с симптомами и преодолевать их.

Читайте также: Жизнь, как в «сказке»: Как проявляется синдром Алисы в стране чудес

Дисморфическое расстройство тела, дисморфофобия или бредовое расстройство — соматический подтип?

Индийская психиатрия. 2006 октябрь-декабрь; 48 (4): 260–262.

В.К. Аравинд

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница и институт Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

V.D. Кришнарам

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница Рам, Мадурай 625020

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование , распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Чрезмерная забота о внешнем виде своего тела является признаком дисморфического расстройства тела (BDD). Представлен случай повторяющейся навязчивой озабоченности и беспокойства по поводу внешнего вида лица, ритуального поведения, связанного с этой озабоченностью, приводящего к социальным и межличностным трудностям. Подчеркивается трудность проведения четкой границы между БДР и бредовым расстройством соматического типа.

Ключевые слова: Дисморфическое расстройство тела, изменение внешности, бредовое расстройство, соматический тип

ВВЕДЕНИЕ

Телесное дисморфическое расстройство (ДЗР), ранее известное как «дисморфофобия», определяется как озабоченность воображаемым дефектом своего внешнего вида. . Озабоченность связана со многими трудоемкими ритуалами, такими как созерцание в зеркало или постоянное сравнение. 1 Один из пациентов Фрейда, которого впоследствии проанализировал Брауншвейг, был известен как «Человек-волк», и его беспокоили воображаемые дефекты носа. 2

В 1886 году Морселли описал дисморфофобию. В 1997 г. Р. Лохарн сообщил о дисморфофобии по доверенности — пациентку волновала не собственная внешность, а то, как могло бы выглядеть ее потенциальное потомство. 3

При BDD часто встречается сопутствующая патология, особенно при депрессии, социофобии, обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) и бредовом расстройстве. 4 Представления о дефектах внешнего вида обычно несут в себе сильные личные значения и последствия.Убеждение, что его нос слишком велик, заставило одного пациента почувствовать, что он в конечном итоге останется один, нелюбимый и может выглядеть как мошенник. Кроме того, такие пациенты, вероятно, будут демонстрировать иллюзорные представления, полагая, что окружающие замечают их недостаток и оценивают их негативно или унижают их как следствие их уродства. 5

Еще одним аспектом BDD является трудоемкое поведение, применяемое пациентами для повторного изучения дефекта или для его маскировки или исправления.Примеры включают пристальный взгляд в зеркало, чтобы сравнить одни черты с другими; и некоторые другие особенности, такие как чрезмерный уход, который может быть весьма вредным, особенно в отношении кожи, маскировка дефекта одеждой или макияжем, диета и дерматологическое лечение или косметическая хирургия.

Бредовое расстройство включает разнородную группу расстройств неизвестной этиологии, отличительной чертой и основными чертами которых является наличие единой бредовой системы.Основными способами проявления соматического бредового расстройства, «моносимптоматического ипохондрического психоза» являются заражение насекомыми, червями и инородными телами с неприятным запахом (неприятный запах изо рта) или уродство. 6

ДЕЛО

37-летнему хорошо образованному мужчине из среднего социально-экономического класса было предъявлено убеждение, что его лицо превращается в лицо «евнуха» с акцентом на лице. , губы, уши и его голос в артикуляции, а также люди, комментирующие его как евнуха (число девять) — девять — это социально-культурный термин, данный евнуху.Общая продолжительность болезни составила 7 лет. Болезнь, вероятно, началась в 1997 году, когда он был на своем рабочем месте, разговаривая со своими клиентами. Он внезапно начал чувствовать, что его клиенты называют и говорят о нем как о «евнухе», смело и неоднократно подчеркивая слова «девять». Шли дни, и он был чрезмерно озабочен тем, что его лицо приобрело «евнухоподобный» вид. Изменение лица на «евнуха» было замечено другими людьми и членами его семьи — женой, матерью и другими — в результате чего они в основном избегали его.Он чувствовал, что они с отвращением и стыдом замечают его лицо «евнуха». Он не мог продолжать свою работу и подал в отставку, поскольку все люди вокруг него целенаправленно указывали на него словами девять и подобными числами. Ему было стыдно покидать свой дом, общаться с другими и общаться. Он чувствовал себя неловко и был озабочен своим воображаемым обликом евнуха.

В ходе болезни он стал более озабоченным, подозрительным и стал проводить много времени перед зеркалом.Там, где он когда-то тратил 10 минут на бритье, после болезни он проводил от получаса до часа перед зеркалом, глядя на воображаемые изменения в своем лице. Точно так же, расчесывая волосы, он проводил слишком много времени. Из-за этой озабоченности у него были серьезные расстройства, нарушения в социальной, профессиональной и других важных сферах жизнедеятельности.

Все эти годы вместе с вышеперечисленными симптомами у него было чувство страха и печали. Первоначально он испытывал суицидальные мысли, но никогда не пытался.У него тоже были нарушения сна в течение последних 6 лет, но с помощью лекарств он неплохо сохранял сон. За эти 7 лет он консультировался у разных психиатров и андролога. В разные периоды болезни ему назначали имипрамин, кломипрамин, флуоксетин, дотеипин. В некоторой степени его симптомы уменьшились.

Подробный анамнез показал, что он мог заметить неприятный запах от собственного тела (? Галитоз), и что его друзья тоже чувствовали его запах, и что это был запах спермы.Этот симптом длился 6–8 месяцев. Он проконсультировался с врачом по поводу этой жалобы, и врач заверил его, что от его тела нет неприятного запаха. Причина вышеупомянутого симптома была интерпретирована врачом как результат его привычки к чрезмерной мастурбации.

Психиатрическая экспертиза выявила бред обращения, соматический бред (моносимптоматический ипохондрический бред), нарушение суждения и понимания. Не было никаких причудливых иллюзий, галлюцинаций или других первоклассных симптомов шизофрении.ЭЭГ и КТ головного мозга были нормальными и не вносили вклад. Психометрическая оценка с помощью теста Роршаха не выявила никаких показателей шизофренического мышления или восприятия. Пациенту начали принимать оланзапин 5 мг в течение 2 недель, а затем дозу увеличили до 10 мг и 15 мг и поддерживали на уровне 15 мг в течение 4 недель. Через 2 месяца после начала лечения у пациента было минимальное улучшение.

ОБСУЖДЕНИЕ

Пациенты с BDD чрезмерно озабочены небольшим или воображаемым дефектом определенной части тела, что приводит к нарушению социальной, академической или профессиональной деятельности.В этом случае пациент был чрезмерно озабочен тем, что его лицо превратилось в лицо евнуха, что не позволяло ему ходить на работу, и он стал прикованным к дому. Он был убежден, что у него дефект телосложения, особенно лица.

Люди с BDD проводят много часов, сосредотачиваясь на своих физических характеристиках и вовлекая себя в повторяющееся и отнимающее много времени поведение. Классические описания того, как проводить слишком много времени перед зеркалом во время бритья, расчесывания и проверки отражающих поверхностей, а также постоянного поиска поддержки у врачей, являются отличительной чертой BDD.Исследования показали, что пациенты с BDD обычно думают о своей предполагаемой деформации не менее часа (в среднем 3–8 часов в день). 7 Это верно в данном конкретном случае, когда в среднем 1 час стоит перед зеркалом и успокаивает себя воображаемым обликом евнуха.

Лица с BDD могут получить дополнительный диагноз бредового расстройства — соматического типа, если их озабоченность воображаемым дефектом внешности сохраняется с бредовой интенсивностью. 8 Примерно 50% пациентов с BDD соответствуют критериям DSM-IV для бредового расстройства соматического типа. Де Леон и др. указывают на трудности в определении того, является ли дисморфофобия бредом. 9 Филлипс и Холландер утверждают, что в BDD кажется, что существует континуум между озабоченностью и бредом, и поэтому трудно, если не невозможно, провести дискретную границу между BDD и бредовым расстройством соматического типа. Более того, кажется, что отдельные пациенты движутся по континууму. 10

Продолжаются споры о том, является ли BDD дискретным заболеванием. По-разному утверждают, что он представляет собой вариант серьезных расстройств, включая социальную фобию, расстройство настроения, ОКР, ипохондрию и психоз, особенно бредовое расстройство. Эти аспекты хорошо проиллюстрированы в настоящем деле.

Хотя пациенты с BDD по определению сосредотачиваются на внешнем виде, существуют данные о пациентах с BDD, у которых есть подозрение на запах. Учитывая значительное совпадение между неприятным запахом изо рта и BDD, можно предположить, что неприятный запах изо рта является вариантом BDD, и диагностические критерии BDD должны быть расширены, чтобы включить запах. 11 Вопрос о том, является ли неприятный запах изо рта или обонятельный эталонный синдром действительно уникальным заболеванием или просто частью симптоматики других психических состояний, остается спорным. 12

Нейролептики и антидепрессанты рекомендованы как фармакотерапевтические. Ответ на лечение нейролептиками был предложен в качестве диагностического теста, чтобы отличить BDD от бредового расстройства соматического типа. 13 Бредовый синдром, как правило, может поддаваться лечению нейролептиками, тогда как при BDD, даже когда телесная озабоченность носит психотический характер, вероятность успеха меньше.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Бредовый BDD может быть дважды закодирован как бредовое расстройство и BDD, компромисс, который подчеркивает неуверенность в том, являются ли они одинаковыми или разными расстройствами. Понимание BDD показывает спектр от хорошего до отсутствующего и может меняться со временем, иногда колеблясь между небредовым и бредовым мышлением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Фрейд С. Три истории болезни: человек-волк, человек-крыса и психотическое расстройство. Лондон: Шребер; 1959 г.[Google Scholar] 3. Кэмпбелл Психиатрический словарь. 8-е изд. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar] 4. Филлипс К.А., Диас С.Ф. Гендерные различия при дисморфическом расстройстве тела. J Nerv Ment Dis. 1997; 185: 570–7. [PubMed] [Google Scholar] 5. Veale D, Boocock A, Gournay K и др. Дисморфическое расстройство тела: обзор пятидесяти случаев. Br J Psychiatry. 1996; 169: 196–201. [PubMed] [Google Scholar] 6. Манро А. Бредовые расстройства. Br J Psychiatry. 1988. 153: 44–6. [Google Scholar] 7. Филлипс К.А. Качество жизни пациентов с дисморфическим расстройством тела.J Nerv Ment Dis. 2000. 188: 170–5. [PubMed] [Google Scholar] 8. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: 1994. Американская психиатрическая ассоциация. [Google Scholar] 9. Де Леон Дж., Ботт А., Симпсон ГМ. Дисморфофобия, дисморфофобия или бредовое расстройство соматического типа? Компр Психиатрия. 1989; 30: 457–72. [PubMed] [Google Scholar] 10. Филлипс К.А., Холландер Э. Дисморфическое расстройство тела. В: Widger TA, Frances AJ, Pincus HA, et al., Редакторы. Справочник DSM-IV. Vol.2. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press; 1966. С. 949–60. [Google Scholar] 11. Hollander E, Aronowitz BR. Коморбидная социальная тревога и дисморфическое расстройство тела: ведение сложного пациента. J Clin Psychiatry. 1999; 60: 27–31. [PubMed] [Google Scholar] 12. Lochner C, Stein DJ. Обонятельный эталонный синдром: диагностические критерии и дифференциальный диагноз. Психиатрия первичного звена. 2001; 7: 55–9. [Google Scholar] 13. Riding J, Munro A. Пимозид в лечении моносимптоматического ипохондрического психоза.Acta Psychiatr Scand. 1975; 52: 23–30. [PubMed] [Google Scholar]

Дисморфическое расстройство тела, дисморфофобия или бредовое расстройство — соматический подтип?

Индийская психиатрия. 2006 октябрь-декабрь; 48 (4): 260–262.

В.К. Аравинд

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница и институт Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

V.D. Кришнарам

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница Рам, Мадурай 625020

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование , распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Чрезмерная забота о внешнем виде своего тела является признаком дисморфического расстройства тела (BDD). Представлен случай повторяющейся навязчивой озабоченности и беспокойства по поводу внешнего вида лица, ритуального поведения, связанного с этой озабоченностью, приводящего к социальным и межличностным трудностям. Подчеркивается трудность проведения четкой границы между БДР и бредовым расстройством соматического типа.

Ключевые слова: Дисморфическое расстройство тела, изменение внешности, бредовое расстройство, соматический тип

ВВЕДЕНИЕ

Телесное дисморфическое расстройство (ДЗР), ранее известное как «дисморфофобия», определяется как озабоченность воображаемым дефектом своего внешнего вида. . Озабоченность связана со многими трудоемкими ритуалами, такими как созерцание в зеркало или постоянное сравнение. 1 Один из пациентов Фрейда, которого впоследствии проанализировал Брауншвейг, был известен как «Человек-волк», и его беспокоили воображаемые дефекты носа. 2

В 1886 году Морселли описал дисморфофобию. В 1997 г. Р. Лохарн сообщил о дисморфофобии по доверенности — пациентку волновала не собственная внешность, а то, как могло бы выглядеть ее потенциальное потомство. 3

При BDD часто встречается сопутствующая патология, особенно при депрессии, социофобии, обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) и бредовом расстройстве. 4 Представления о дефектах внешнего вида обычно несут в себе сильные личные значения и последствия.Убеждение, что его нос слишком велик, заставило одного пациента почувствовать, что он в конечном итоге останется один, нелюбимый и может выглядеть как мошенник. Кроме того, такие пациенты, вероятно, будут демонстрировать иллюзорные представления, полагая, что окружающие замечают их недостаток и оценивают их негативно или унижают их как следствие их уродства. 5

Еще одним аспектом BDD является трудоемкое поведение, применяемое пациентами для повторного изучения дефекта или для его маскировки или исправления.Примеры включают пристальный взгляд в зеркало, чтобы сравнить одни черты с другими; и некоторые другие особенности, такие как чрезмерный уход, который может быть весьма вредным, особенно в отношении кожи, маскировка дефекта одеждой или макияжем, диета и дерматологическое лечение или косметическая хирургия.

Бредовое расстройство включает разнородную группу расстройств неизвестной этиологии, отличительной чертой и основными чертами которых является наличие единой бредовой системы.Основными способами проявления соматического бредового расстройства, «моносимптоматического ипохондрического психоза» являются заражение насекомыми, червями и инородными телами с неприятным запахом (неприятный запах изо рта) или уродство. 6

ДЕЛО

37-летнему хорошо образованному мужчине из среднего социально-экономического класса было предъявлено убеждение, что его лицо превращается в лицо «евнуха» с акцентом на лице. , губы, уши и его голос в артикуляции, а также люди, комментирующие его как евнуха (число девять) — девять — это социально-культурный термин, данный евнуху.Общая продолжительность болезни составила 7 лет. Болезнь, вероятно, началась в 1997 году, когда он был на своем рабочем месте, разговаривая со своими клиентами. Он внезапно начал чувствовать, что его клиенты называют и говорят о нем как о «евнухе», смело и неоднократно подчеркивая слова «девять». Шли дни, и он был чрезмерно озабочен тем, что его лицо приобрело «евнухоподобный» вид. Изменение лица на «евнуха» было замечено другими людьми и членами его семьи — женой, матерью и другими — в результате чего они в основном избегали его.Он чувствовал, что они с отвращением и стыдом замечают его лицо «евнуха». Он не мог продолжать свою работу и подал в отставку, поскольку все люди вокруг него целенаправленно указывали на него словами девять и подобными числами. Ему было стыдно покидать свой дом, общаться с другими и общаться. Он чувствовал себя неловко и был озабочен своим воображаемым обликом евнуха.

В ходе болезни он стал более озабоченным, подозрительным и стал проводить много времени перед зеркалом.Там, где он когда-то тратил 10 минут на бритье, после болезни он проводил от получаса до часа перед зеркалом, глядя на воображаемые изменения в своем лице. Точно так же, расчесывая волосы, он проводил слишком много времени. Из-за этой озабоченности у него были серьезные расстройства, нарушения в социальной, профессиональной и других важных сферах жизнедеятельности.

Все эти годы вместе с вышеперечисленными симптомами у него было чувство страха и печали. Первоначально он испытывал суицидальные мысли, но никогда не пытался.У него тоже были нарушения сна в течение последних 6 лет, но с помощью лекарств он неплохо сохранял сон. За эти 7 лет он консультировался у разных психиатров и андролога. В разные периоды болезни ему назначали имипрамин, кломипрамин, флуоксетин, дотеипин. В некоторой степени его симптомы уменьшились.

Подробный анамнез показал, что он мог заметить неприятный запах от собственного тела (? Галитоз), и что его друзья тоже чувствовали его запах, и что это был запах спермы.Этот симптом длился 6–8 месяцев. Он проконсультировался с врачом по поводу этой жалобы, и врач заверил его, что от его тела нет неприятного запаха. Причина вышеупомянутого симптома была интерпретирована врачом как результат его привычки к чрезмерной мастурбации.

Психиатрическая экспертиза выявила бред обращения, соматический бред (моносимптоматический ипохондрический бред), нарушение суждения и понимания. Не было никаких причудливых иллюзий, галлюцинаций или других первоклассных симптомов шизофрении.ЭЭГ и КТ головного мозга были нормальными и не вносили вклад. Психометрическая оценка с помощью теста Роршаха не выявила никаких показателей шизофренического мышления или восприятия. Пациенту начали принимать оланзапин 5 мг в течение 2 недель, а затем дозу увеличили до 10 мг и 15 мг и поддерживали на уровне 15 мг в течение 4 недель. Через 2 месяца после начала лечения у пациента было минимальное улучшение.

ОБСУЖДЕНИЕ

Пациенты с BDD чрезмерно озабочены небольшим или воображаемым дефектом определенной части тела, что приводит к нарушению социальной, академической или профессиональной деятельности.В этом случае пациент был чрезмерно озабочен тем, что его лицо превратилось в лицо евнуха, что не позволяло ему ходить на работу, и он стал прикованным к дому. Он был убежден, что у него дефект телосложения, особенно лица.

Люди с BDD проводят много часов, сосредотачиваясь на своих физических характеристиках и вовлекая себя в повторяющееся и отнимающее много времени поведение. Классические описания того, как проводить слишком много времени перед зеркалом во время бритья, расчесывания и проверки отражающих поверхностей, а также постоянного поиска поддержки у врачей, являются отличительной чертой BDD.Исследования показали, что пациенты с BDD обычно думают о своей предполагаемой деформации не менее часа (в среднем 3–8 часов в день). 7 Это верно в данном конкретном случае, когда в среднем 1 час стоит перед зеркалом и успокаивает себя воображаемым обликом евнуха.

Лица с BDD могут получить дополнительный диагноз бредового расстройства — соматического типа, если их озабоченность воображаемым дефектом внешности сохраняется с бредовой интенсивностью. 8 Примерно 50% пациентов с BDD соответствуют критериям DSM-IV для бредового расстройства соматического типа. Де Леон и др. указывают на трудности в определении того, является ли дисморфофобия бредом. 9 Филлипс и Холландер утверждают, что в BDD кажется, что существует континуум между озабоченностью и бредом, и поэтому трудно, если не невозможно, провести дискретную границу между BDD и бредовым расстройством соматического типа. Более того, кажется, что отдельные пациенты движутся по континууму. 10

Продолжаются споры о том, является ли BDD дискретным заболеванием. По-разному утверждают, что он представляет собой вариант серьезных расстройств, включая социальную фобию, расстройство настроения, ОКР, ипохондрию и психоз, особенно бредовое расстройство. Эти аспекты хорошо проиллюстрированы в настоящем деле.

Хотя пациенты с BDD по определению сосредотачиваются на внешнем виде, существуют данные о пациентах с BDD, у которых есть подозрение на запах. Учитывая значительное совпадение между неприятным запахом изо рта и BDD, можно предположить, что неприятный запах изо рта является вариантом BDD, и диагностические критерии BDD должны быть расширены, чтобы включить запах. 11 Вопрос о том, является ли неприятный запах изо рта или обонятельный эталонный синдром действительно уникальным заболеванием или просто частью симптоматики других психических состояний, остается спорным. 12

Нейролептики и антидепрессанты рекомендованы как фармакотерапевтические. Ответ на лечение нейролептиками был предложен в качестве диагностического теста, чтобы отличить BDD от бредового расстройства соматического типа. 13 Бредовый синдром, как правило, может поддаваться лечению нейролептиками, тогда как при BDD, даже когда телесная озабоченность носит психотический характер, вероятность успеха меньше.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Бредовый BDD может быть дважды закодирован как бредовое расстройство и BDD, компромисс, который подчеркивает неуверенность в том, являются ли они одинаковыми или разными расстройствами. Понимание BDD показывает спектр от хорошего до отсутствующего и может меняться со временем, иногда колеблясь между небредовым и бредовым мышлением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Фрейд С. Три истории болезни: человек-волк, человек-крыса и психотическое расстройство. Лондон: Шребер; 1959 г.[Google Scholar] 3. Кэмпбелл Психиатрический словарь. 8-е изд. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar] 4. Филлипс К.А., Диас С.Ф. Гендерные различия при дисморфическом расстройстве тела. J Nerv Ment Dis. 1997; 185: 570–7. [PubMed] [Google Scholar] 5. Veale D, Boocock A, Gournay K и др. Дисморфическое расстройство тела: обзор пятидесяти случаев. Br J Psychiatry. 1996; 169: 196–201. [PubMed] [Google Scholar] 6. Манро А. Бредовые расстройства. Br J Psychiatry. 1988. 153: 44–6. [Google Scholar] 7. Филлипс К.А. Качество жизни пациентов с дисморфическим расстройством тела.J Nerv Ment Dis. 2000. 188: 170–5. [PubMed] [Google Scholar] 8. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: 1994. Американская психиатрическая ассоциация. [Google Scholar] 9. Де Леон Дж., Ботт А., Симпсон ГМ. Дисморфофобия, дисморфофобия или бредовое расстройство соматического типа? Компр Психиатрия. 1989; 30: 457–72. [PubMed] [Google Scholar] 10. Филлипс К.А., Холландер Э. Дисморфическое расстройство тела. В: Widger TA, Frances AJ, Pincus HA, et al., Редакторы. Справочник DSM-IV. Vol.2. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press; 1966. С. 949–60. [Google Scholar] 11. Hollander E, Aronowitz BR. Коморбидная социальная тревога и дисморфическое расстройство тела: ведение сложного пациента. J Clin Psychiatry. 1999; 60: 27–31. [PubMed] [Google Scholar] 12. Lochner C, Stein DJ. Обонятельный эталонный синдром: диагностические критерии и дифференциальный диагноз. Психиатрия первичного звена. 2001; 7: 55–9. [Google Scholar] 13. Riding J, Munro A. Пимозид в лечении моносимптоматического ипохондрического психоза.Acta Psychiatr Scand. 1975; 52: 23–30. [PubMed] [Google Scholar]

Дисморфическое расстройство тела, дисморфофобия или бредовое расстройство — соматический подтип?

Индийская психиатрия. 2006 октябрь-декабрь; 48 (4): 260–262.

В.К. Аравинд

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница и институт Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

V.D. Кришнарам

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница Рам, Мадурай 625020

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование , распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Чрезмерная забота о внешнем виде своего тела является признаком дисморфического расстройства тела (BDD). Представлен случай повторяющейся навязчивой озабоченности и беспокойства по поводу внешнего вида лица, ритуального поведения, связанного с этой озабоченностью, приводящего к социальным и межличностным трудностям. Подчеркивается трудность проведения четкой границы между БДР и бредовым расстройством соматического типа.

Ключевые слова: Дисморфическое расстройство тела, изменение внешности, бредовое расстройство, соматический тип

ВВЕДЕНИЕ

Телесное дисморфическое расстройство (ДЗР), ранее известное как «дисморфофобия», определяется как озабоченность воображаемым дефектом своего внешнего вида. . Озабоченность связана со многими трудоемкими ритуалами, такими как созерцание в зеркало или постоянное сравнение. 1 Один из пациентов Фрейда, которого впоследствии проанализировал Брауншвейг, был известен как «Человек-волк», и его беспокоили воображаемые дефекты носа. 2

В 1886 году Морселли описал дисморфофобию. В 1997 г. Р. Лохарн сообщил о дисморфофобии по доверенности — пациентку волновала не собственная внешность, а то, как могло бы выглядеть ее потенциальное потомство. 3

При BDD часто встречается сопутствующая патология, особенно при депрессии, социофобии, обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) и бредовом расстройстве. 4 Представления о дефектах внешнего вида обычно несут в себе сильные личные значения и последствия.Убеждение, что его нос слишком велик, заставило одного пациента почувствовать, что он в конечном итоге останется один, нелюбимый и может выглядеть как мошенник. Кроме того, такие пациенты, вероятно, будут демонстрировать иллюзорные представления, полагая, что окружающие замечают их недостаток и оценивают их негативно или унижают их как следствие их уродства. 5

Еще одним аспектом BDD является трудоемкое поведение, применяемое пациентами для повторного изучения дефекта или для его маскировки или исправления.Примеры включают пристальный взгляд в зеркало, чтобы сравнить одни черты с другими; и некоторые другие особенности, такие как чрезмерный уход, который может быть весьма вредным, особенно в отношении кожи, маскировка дефекта одеждой или макияжем, диета и дерматологическое лечение или косметическая хирургия.

Бредовое расстройство включает разнородную группу расстройств неизвестной этиологии, отличительной чертой и основными чертами которых является наличие единой бредовой системы.Основными способами проявления соматического бредового расстройства, «моносимптоматического ипохондрического психоза» являются заражение насекомыми, червями и инородными телами с неприятным запахом (неприятный запах изо рта) или уродство. 6

ДЕЛО

37-летнему хорошо образованному мужчине из среднего социально-экономического класса было предъявлено убеждение, что его лицо превращается в лицо «евнуха» с акцентом на лице. , губы, уши и его голос в артикуляции, а также люди, комментирующие его как евнуха (число девять) — девять — это социально-культурный термин, данный евнуху.Общая продолжительность болезни составила 7 лет. Болезнь, вероятно, началась в 1997 году, когда он был на своем рабочем месте, разговаривая со своими клиентами. Он внезапно начал чувствовать, что его клиенты называют и говорят о нем как о «евнухе», смело и неоднократно подчеркивая слова «девять». Шли дни, и он был чрезмерно озабочен тем, что его лицо приобрело «евнухоподобный» вид. Изменение лица на «евнуха» было замечено другими людьми и членами его семьи — женой, матерью и другими — в результате чего они в основном избегали его.Он чувствовал, что они с отвращением и стыдом замечают его лицо «евнуха». Он не мог продолжать свою работу и подал в отставку, поскольку все люди вокруг него целенаправленно указывали на него словами девять и подобными числами. Ему было стыдно покидать свой дом, общаться с другими и общаться. Он чувствовал себя неловко и был озабочен своим воображаемым обликом евнуха.

В ходе болезни он стал более озабоченным, подозрительным и стал проводить много времени перед зеркалом.Там, где он когда-то тратил 10 минут на бритье, после болезни он проводил от получаса до часа перед зеркалом, глядя на воображаемые изменения в своем лице. Точно так же, расчесывая волосы, он проводил слишком много времени. Из-за этой озабоченности у него были серьезные расстройства, нарушения в социальной, профессиональной и других важных сферах жизнедеятельности.

Все эти годы вместе с вышеперечисленными симптомами у него было чувство страха и печали. Первоначально он испытывал суицидальные мысли, но никогда не пытался.У него тоже были нарушения сна в течение последних 6 лет, но с помощью лекарств он неплохо сохранял сон. За эти 7 лет он консультировался у разных психиатров и андролога. В разные периоды болезни ему назначали имипрамин, кломипрамин, флуоксетин, дотеипин. В некоторой степени его симптомы уменьшились.

Подробный анамнез показал, что он мог заметить неприятный запах от собственного тела (? Галитоз), и что его друзья тоже чувствовали его запах, и что это был запах спермы.Этот симптом длился 6–8 месяцев. Он проконсультировался с врачом по поводу этой жалобы, и врач заверил его, что от его тела нет неприятного запаха. Причина вышеупомянутого симптома была интерпретирована врачом как результат его привычки к чрезмерной мастурбации.

Психиатрическая экспертиза выявила бред обращения, соматический бред (моносимптоматический ипохондрический бред), нарушение суждения и понимания. Не было никаких причудливых иллюзий, галлюцинаций или других первоклассных симптомов шизофрении.ЭЭГ и КТ головного мозга были нормальными и не вносили вклад. Психометрическая оценка с помощью теста Роршаха не выявила никаких показателей шизофренического мышления или восприятия. Пациенту начали принимать оланзапин 5 мг в течение 2 недель, а затем дозу увеличили до 10 мг и 15 мг и поддерживали на уровне 15 мг в течение 4 недель. Через 2 месяца после начала лечения у пациента было минимальное улучшение.

ОБСУЖДЕНИЕ

Пациенты с BDD чрезмерно озабочены небольшим или воображаемым дефектом определенной части тела, что приводит к нарушению социальной, академической или профессиональной деятельности.В этом случае пациент был чрезмерно озабочен тем, что его лицо превратилось в лицо евнуха, что не позволяло ему ходить на работу, и он стал прикованным к дому. Он был убежден, что у него дефект телосложения, особенно лица.

Люди с BDD проводят много часов, сосредотачиваясь на своих физических характеристиках и вовлекая себя в повторяющееся и отнимающее много времени поведение. Классические описания того, как проводить слишком много времени перед зеркалом во время бритья, расчесывания и проверки отражающих поверхностей, а также постоянного поиска поддержки у врачей, являются отличительной чертой BDD.Исследования показали, что пациенты с BDD обычно думают о своей предполагаемой деформации не менее часа (в среднем 3–8 часов в день). 7 Это верно в данном конкретном случае, когда в среднем 1 час стоит перед зеркалом и успокаивает себя воображаемым обликом евнуха.

Лица с BDD могут получить дополнительный диагноз бредового расстройства — соматического типа, если их озабоченность воображаемым дефектом внешности сохраняется с бредовой интенсивностью. 8 Примерно 50% пациентов с BDD соответствуют критериям DSM-IV для бредового расстройства соматического типа. Де Леон и др. указывают на трудности в определении того, является ли дисморфофобия бредом. 9 Филлипс и Холландер утверждают, что в BDD кажется, что существует континуум между озабоченностью и бредом, и поэтому трудно, если не невозможно, провести дискретную границу между BDD и бредовым расстройством соматического типа. Более того, кажется, что отдельные пациенты движутся по континууму. 10

Продолжаются споры о том, является ли BDD дискретным заболеванием. По-разному утверждают, что он представляет собой вариант серьезных расстройств, включая социальную фобию, расстройство настроения, ОКР, ипохондрию и психоз, особенно бредовое расстройство. Эти аспекты хорошо проиллюстрированы в настоящем деле.

Хотя пациенты с BDD по определению сосредотачиваются на внешнем виде, существуют данные о пациентах с BDD, у которых есть подозрение на запах. Учитывая значительное совпадение между неприятным запахом изо рта и BDD, можно предположить, что неприятный запах изо рта является вариантом BDD, и диагностические критерии BDD должны быть расширены, чтобы включить запах. 11 Вопрос о том, является ли неприятный запах изо рта или обонятельный эталонный синдром действительно уникальным заболеванием или просто частью симптоматики других психических состояний, остается спорным. 12

Нейролептики и антидепрессанты рекомендованы как фармакотерапевтические. Ответ на лечение нейролептиками был предложен в качестве диагностического теста, чтобы отличить BDD от бредового расстройства соматического типа. 13 Бредовый синдром, как правило, может поддаваться лечению нейролептиками, тогда как при BDD, даже когда телесная озабоченность носит психотический характер, вероятность успеха меньше.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Бредовый BDD может быть дважды закодирован как бредовое расстройство и BDD, компромисс, который подчеркивает неуверенность в том, являются ли они одинаковыми или разными расстройствами. Понимание BDD показывает спектр от хорошего до отсутствующего и может меняться со временем, иногда колеблясь между небредовым и бредовым мышлением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Фрейд С. Три истории болезни: человек-волк, человек-крыса и психотическое расстройство. Лондон: Шребер; 1959 г.[Google Scholar] 3. Кэмпбелл Психиатрический словарь. 8-е изд. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar] 4. Филлипс К.А., Диас С.Ф. Гендерные различия при дисморфическом расстройстве тела. J Nerv Ment Dis. 1997; 185: 570–7. [PubMed] [Google Scholar] 5. Veale D, Boocock A, Gournay K и др. Дисморфическое расстройство тела: обзор пятидесяти случаев. Br J Psychiatry. 1996; 169: 196–201. [PubMed] [Google Scholar] 6. Манро А. Бредовые расстройства. Br J Psychiatry. 1988. 153: 44–6. [Google Scholar] 7. Филлипс К.А. Качество жизни пациентов с дисморфическим расстройством тела.J Nerv Ment Dis. 2000. 188: 170–5. [PubMed] [Google Scholar] 8. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: 1994. Американская психиатрическая ассоциация. [Google Scholar] 9. Де Леон Дж., Ботт А., Симпсон ГМ. Дисморфофобия, дисморфофобия или бредовое расстройство соматического типа? Компр Психиатрия. 1989; 30: 457–72. [PubMed] [Google Scholar] 10. Филлипс К.А., Холландер Э. Дисморфическое расстройство тела. В: Widger TA, Frances AJ, Pincus HA, et al., Редакторы. Справочник DSM-IV. Vol.2. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press; 1966. С. 949–60. [Google Scholar] 11. Hollander E, Aronowitz BR. Коморбидная социальная тревога и дисморфическое расстройство тела: ведение сложного пациента. J Clin Psychiatry. 1999; 60: 27–31. [PubMed] [Google Scholar] 12. Lochner C, Stein DJ. Обонятельный эталонный синдром: диагностические критерии и дифференциальный диагноз. Психиатрия первичного звена. 2001; 7: 55–9. [Google Scholar] 13. Riding J, Munro A. Пимозид в лечении моносимптоматического ипохондрического психоза.Acta Psychiatr Scand. 1975; 52: 23–30. [PubMed] [Google Scholar]

Дисморфическое расстройство тела, дисморфофобия или бредовое расстройство — соматический подтип?

Индийская психиатрия. 2006 октябрь-декабрь; 48 (4): 260–262.

В.К. Аравинд

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница и институт Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

V.D. Кришнарам

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница Рам, Мадурай 625020

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование , распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Чрезмерная забота о внешнем виде своего тела является признаком дисморфического расстройства тела (BDD). Представлен случай повторяющейся навязчивой озабоченности и беспокойства по поводу внешнего вида лица, ритуального поведения, связанного с этой озабоченностью, приводящего к социальным и межличностным трудностям. Подчеркивается трудность проведения четкой границы между БДР и бредовым расстройством соматического типа.

Ключевые слова: Дисморфическое расстройство тела, изменение внешности, бредовое расстройство, соматический тип

ВВЕДЕНИЕ

Телесное дисморфическое расстройство (ДЗР), ранее известное как «дисморфофобия», определяется как озабоченность воображаемым дефектом своего внешнего вида. . Озабоченность связана со многими трудоемкими ритуалами, такими как созерцание в зеркало или постоянное сравнение. 1 Один из пациентов Фрейда, которого впоследствии проанализировал Брауншвейг, был известен как «Человек-волк», и его беспокоили воображаемые дефекты носа. 2

В 1886 году Морселли описал дисморфофобию. В 1997 г. Р. Лохарн сообщил о дисморфофобии по доверенности — пациентку волновала не собственная внешность, а то, как могло бы выглядеть ее потенциальное потомство. 3

При BDD часто встречается сопутствующая патология, особенно при депрессии, социофобии, обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) и бредовом расстройстве. 4 Представления о дефектах внешнего вида обычно несут в себе сильные личные значения и последствия.Убеждение, что его нос слишком велик, заставило одного пациента почувствовать, что он в конечном итоге останется один, нелюбимый и может выглядеть как мошенник. Кроме того, такие пациенты, вероятно, будут демонстрировать иллюзорные представления, полагая, что окружающие замечают их недостаток и оценивают их негативно или унижают их как следствие их уродства. 5

Еще одним аспектом BDD является трудоемкое поведение, применяемое пациентами для повторного изучения дефекта или для его маскировки или исправления.Примеры включают пристальный взгляд в зеркало, чтобы сравнить одни черты с другими; и некоторые другие особенности, такие как чрезмерный уход, который может быть весьма вредным, особенно в отношении кожи, маскировка дефекта одеждой или макияжем, диета и дерматологическое лечение или косметическая хирургия.

Бредовое расстройство включает разнородную группу расстройств неизвестной этиологии, отличительной чертой и основными чертами которых является наличие единой бредовой системы.Основными способами проявления соматического бредового расстройства, «моносимптоматического ипохондрического психоза» являются заражение насекомыми, червями и инородными телами с неприятным запахом (неприятный запах изо рта) или уродство. 6

ДЕЛО

37-летнему хорошо образованному мужчине из среднего социально-экономического класса было предъявлено убеждение, что его лицо превращается в лицо «евнуха» с акцентом на лице. , губы, уши и его голос в артикуляции, а также люди, комментирующие его как евнуха (число девять) — девять — это социально-культурный термин, данный евнуху.Общая продолжительность болезни составила 7 лет. Болезнь, вероятно, началась в 1997 году, когда он был на своем рабочем месте, разговаривая со своими клиентами. Он внезапно начал чувствовать, что его клиенты называют и говорят о нем как о «евнухе», смело и неоднократно подчеркивая слова «девять». Шли дни, и он был чрезмерно озабочен тем, что его лицо приобрело «евнухоподобный» вид. Изменение лица на «евнуха» было замечено другими людьми и членами его семьи — женой, матерью и другими — в результате чего они в основном избегали его.Он чувствовал, что они с отвращением и стыдом замечают его лицо «евнуха». Он не мог продолжать свою работу и подал в отставку, поскольку все люди вокруг него целенаправленно указывали на него словами девять и подобными числами. Ему было стыдно покидать свой дом, общаться с другими и общаться. Он чувствовал себя неловко и был озабочен своим воображаемым обликом евнуха.

В ходе болезни он стал более озабоченным, подозрительным и стал проводить много времени перед зеркалом.Там, где он когда-то тратил 10 минут на бритье, после болезни он проводил от получаса до часа перед зеркалом, глядя на воображаемые изменения в своем лице. Точно так же, расчесывая волосы, он проводил слишком много времени. Из-за этой озабоченности у него были серьезные расстройства, нарушения в социальной, профессиональной и других важных сферах жизнедеятельности.

Все эти годы вместе с вышеперечисленными симптомами у него было чувство страха и печали. Первоначально он испытывал суицидальные мысли, но никогда не пытался.У него тоже были нарушения сна в течение последних 6 лет, но с помощью лекарств он неплохо сохранял сон. За эти 7 лет он консультировался у разных психиатров и андролога. В разные периоды болезни ему назначали имипрамин, кломипрамин, флуоксетин, дотеипин. В некоторой степени его симптомы уменьшились.

Подробный анамнез показал, что он мог заметить неприятный запах от собственного тела (? Галитоз), и что его друзья тоже чувствовали его запах, и что это был запах спермы.Этот симптом длился 6–8 месяцев. Он проконсультировался с врачом по поводу этой жалобы, и врач заверил его, что от его тела нет неприятного запаха. Причина вышеупомянутого симптома была интерпретирована врачом как результат его привычки к чрезмерной мастурбации.

Психиатрическая экспертиза выявила бред обращения, соматический бред (моносимптоматический ипохондрический бред), нарушение суждения и понимания. Не было никаких причудливых иллюзий, галлюцинаций или других первоклассных симптомов шизофрении.ЭЭГ и КТ головного мозга были нормальными и не вносили вклад. Психометрическая оценка с помощью теста Роршаха не выявила никаких показателей шизофренического мышления или восприятия. Пациенту начали принимать оланзапин 5 мг в течение 2 недель, а затем дозу увеличили до 10 мг и 15 мг и поддерживали на уровне 15 мг в течение 4 недель. Через 2 месяца после начала лечения у пациента было минимальное улучшение.

ОБСУЖДЕНИЕ

Пациенты с BDD чрезмерно озабочены небольшим или воображаемым дефектом определенной части тела, что приводит к нарушению социальной, академической или профессиональной деятельности.В этом случае пациент был чрезмерно озабочен тем, что его лицо превратилось в лицо евнуха, что не позволяло ему ходить на работу, и он стал прикованным к дому. Он был убежден, что у него дефект телосложения, особенно лица.

Люди с BDD проводят много часов, сосредотачиваясь на своих физических характеристиках и вовлекая себя в повторяющееся и отнимающее много времени поведение. Классические описания того, как проводить слишком много времени перед зеркалом во время бритья, расчесывания и проверки отражающих поверхностей, а также постоянного поиска поддержки у врачей, являются отличительной чертой BDD.Исследования показали, что пациенты с BDD обычно думают о своей предполагаемой деформации не менее часа (в среднем 3–8 часов в день). 7 Это верно в данном конкретном случае, когда в среднем 1 час стоит перед зеркалом и успокаивает себя воображаемым обликом евнуха.

Лица с BDD могут получить дополнительный диагноз бредового расстройства — соматического типа, если их озабоченность воображаемым дефектом внешности сохраняется с бредовой интенсивностью. 8 Примерно 50% пациентов с BDD соответствуют критериям DSM-IV для бредового расстройства соматического типа. Де Леон и др. указывают на трудности в определении того, является ли дисморфофобия бредом. 9 Филлипс и Холландер утверждают, что в BDD кажется, что существует континуум между озабоченностью и бредом, и поэтому трудно, если не невозможно, провести дискретную границу между BDD и бредовым расстройством соматического типа. Более того, кажется, что отдельные пациенты движутся по континууму. 10

Продолжаются споры о том, является ли BDD дискретным заболеванием. По-разному утверждают, что он представляет собой вариант серьезных расстройств, включая социальную фобию, расстройство настроения, ОКР, ипохондрию и психоз, особенно бредовое расстройство. Эти аспекты хорошо проиллюстрированы в настоящем деле.

Хотя пациенты с BDD по определению сосредотачиваются на внешнем виде, существуют данные о пациентах с BDD, у которых есть подозрение на запах. Учитывая значительное совпадение между неприятным запахом изо рта и BDD, можно предположить, что неприятный запах изо рта является вариантом BDD, и диагностические критерии BDD должны быть расширены, чтобы включить запах. 11 Вопрос о том, является ли неприятный запах изо рта или обонятельный эталонный синдром действительно уникальным заболеванием или просто частью симптоматики других психических состояний, остается спорным. 12

Нейролептики и антидепрессанты рекомендованы как фармакотерапевтические. Ответ на лечение нейролептиками был предложен в качестве диагностического теста, чтобы отличить BDD от бредового расстройства соматического типа. 13 Бредовый синдром, как правило, может поддаваться лечению нейролептиками, тогда как при BDD, даже когда телесная озабоченность носит психотический характер, вероятность успеха меньше.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Бредовый BDD может быть дважды закодирован как бредовое расстройство и BDD, компромисс, который подчеркивает неуверенность в том, являются ли они одинаковыми или разными расстройствами. Понимание BDD показывает спектр от хорошего до отсутствующего и может меняться со временем, иногда колеблясь между небредовым и бредовым мышлением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Фрейд С. Три истории болезни: человек-волк, человек-крыса и психотическое расстройство. Лондон: Шребер; 1959 г.[Google Scholar] 3. Кэмпбелл Психиатрический словарь. 8-е изд. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar] 4. Филлипс К.А., Диас С.Ф. Гендерные различия при дисморфическом расстройстве тела. J Nerv Ment Dis. 1997; 185: 570–7. [PubMed] [Google Scholar] 5. Veale D, Boocock A, Gournay K и др. Дисморфическое расстройство тела: обзор пятидесяти случаев. Br J Psychiatry. 1996; 169: 196–201. [PubMed] [Google Scholar] 6. Манро А. Бредовые расстройства. Br J Psychiatry. 1988. 153: 44–6. [Google Scholar] 7. Филлипс К.А. Качество жизни пациентов с дисморфическим расстройством тела.J Nerv Ment Dis. 2000. 188: 170–5. [PubMed] [Google Scholar] 8. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: 1994. Американская психиатрическая ассоциация. [Google Scholar] 9. Де Леон Дж., Ботт А., Симпсон ГМ. Дисморфофобия, дисморфофобия или бредовое расстройство соматического типа? Компр Психиатрия. 1989; 30: 457–72. [PubMed] [Google Scholar] 10. Филлипс К.А., Холландер Э. Дисморфическое расстройство тела. В: Widger TA, Frances AJ, Pincus HA, et al., Редакторы. Справочник DSM-IV. Vol.2. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press; 1966. С. 949–60. [Google Scholar] 11. Hollander E, Aronowitz BR. Коморбидная социальная тревога и дисморфическое расстройство тела: ведение сложного пациента. J Clin Psychiatry. 1999; 60: 27–31. [PubMed] [Google Scholar] 12. Lochner C, Stein DJ. Обонятельный эталонный синдром: диагностические критерии и дифференциальный диагноз. Психиатрия первичного звена. 2001; 7: 55–9. [Google Scholar] 13. Riding J, Munro A. Пимозид в лечении моносимптоматического ипохондрического психоза.Acta Psychiatr Scand. 1975; 52: 23–30. [PubMed] [Google Scholar]

Дисморфическое расстройство тела, дисморфофобия или бредовое расстройство — соматический подтип?

Индийская психиатрия. 2006 октябрь-декабрь; 48 (4): 260–262.

В.К. Аравинд

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница и институт Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

V.D. Кришнарам

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

* Консультант-психиатр, Психиатрическая больница Рам, Мадурай 625020

** Профессор психиатрии (VRS), главный психиатр и директор Института психиатрической больницы Рам, Мадурай 625020, Тамил Наду

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование , распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Чрезмерная забота о внешнем виде своего тела является признаком дисморфического расстройства тела (BDD). Представлен случай повторяющейся навязчивой озабоченности и беспокойства по поводу внешнего вида лица, ритуального поведения, связанного с этой озабоченностью, приводящего к социальным и межличностным трудностям. Подчеркивается трудность проведения четкой границы между БДР и бредовым расстройством соматического типа.

Ключевые слова: Дисморфическое расстройство тела, изменение внешности, бредовое расстройство, соматический тип

ВВЕДЕНИЕ

Телесное дисморфическое расстройство (ДЗР), ранее известное как «дисморфофобия», определяется как озабоченность воображаемым дефектом своего внешнего вида. . Озабоченность связана со многими трудоемкими ритуалами, такими как созерцание в зеркало или постоянное сравнение. 1 Один из пациентов Фрейда, которого впоследствии проанализировал Брауншвейг, был известен как «Человек-волк», и его беспокоили воображаемые дефекты носа. 2

В 1886 году Морселли описал дисморфофобию. В 1997 г. Р. Лохарн сообщил о дисморфофобии по доверенности — пациентку волновала не собственная внешность, а то, как могло бы выглядеть ее потенциальное потомство. 3

При BDD часто встречается сопутствующая патология, особенно при депрессии, социофобии, обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) и бредовом расстройстве. 4 Представления о дефектах внешнего вида обычно несут в себе сильные личные значения и последствия.Убеждение, что его нос слишком велик, заставило одного пациента почувствовать, что он в конечном итоге останется один, нелюбимый и может выглядеть как мошенник. Кроме того, такие пациенты, вероятно, будут демонстрировать иллюзорные представления, полагая, что окружающие замечают их недостаток и оценивают их негативно или унижают их как следствие их уродства. 5

Еще одним аспектом BDD является трудоемкое поведение, применяемое пациентами для повторного изучения дефекта или для его маскировки или исправления.Примеры включают пристальный взгляд в зеркало, чтобы сравнить одни черты с другими; и некоторые другие особенности, такие как чрезмерный уход, который может быть весьма вредным, особенно в отношении кожи, маскировка дефекта одеждой или макияжем, диета и дерматологическое лечение или косметическая хирургия.

Бредовое расстройство включает разнородную группу расстройств неизвестной этиологии, отличительной чертой и основными чертами которых является наличие единой бредовой системы.Основными способами проявления соматического бредового расстройства, «моносимптоматического ипохондрического психоза» являются заражение насекомыми, червями и инородными телами с неприятным запахом (неприятный запах изо рта) или уродство. 6

ДЕЛО

37-летнему хорошо образованному мужчине из среднего социально-экономического класса было предъявлено убеждение, что его лицо превращается в лицо «евнуха» с акцентом на лице. , губы, уши и его голос в артикуляции, а также люди, комментирующие его как евнуха (число девять) — девять — это социально-культурный термин, данный евнуху.Общая продолжительность болезни составила 7 лет. Болезнь, вероятно, началась в 1997 году, когда он был на своем рабочем месте, разговаривая со своими клиентами. Он внезапно начал чувствовать, что его клиенты называют и говорят о нем как о «евнухе», смело и неоднократно подчеркивая слова «девять». Шли дни, и он был чрезмерно озабочен тем, что его лицо приобрело «евнухоподобный» вид. Изменение лица на «евнуха» было замечено другими людьми и членами его семьи — женой, матерью и другими — в результате чего они в основном избегали его.Он чувствовал, что они с отвращением и стыдом замечают его лицо «евнуха». Он не мог продолжать свою работу и подал в отставку, поскольку все люди вокруг него целенаправленно указывали на него словами девять и подобными числами. Ему было стыдно покидать свой дом, общаться с другими и общаться. Он чувствовал себя неловко и был озабочен своим воображаемым обликом евнуха.

В ходе болезни он стал более озабоченным, подозрительным и стал проводить много времени перед зеркалом.Там, где он когда-то тратил 10 минут на бритье, после болезни он проводил от получаса до часа перед зеркалом, глядя на воображаемые изменения в своем лице. Точно так же, расчесывая волосы, он проводил слишком много времени. Из-за этой озабоченности у него были серьезные расстройства, нарушения в социальной, профессиональной и других важных сферах жизнедеятельности.

Все эти годы вместе с вышеперечисленными симптомами у него было чувство страха и печали. Первоначально он испытывал суицидальные мысли, но никогда не пытался.У него тоже были нарушения сна в течение последних 6 лет, но с помощью лекарств он неплохо сохранял сон. За эти 7 лет он консультировался у разных психиатров и андролога. В разные периоды болезни ему назначали имипрамин, кломипрамин, флуоксетин, дотеипин. В некоторой степени его симптомы уменьшились.

Подробный анамнез показал, что он мог заметить неприятный запах от собственного тела (? Галитоз), и что его друзья тоже чувствовали его запах, и что это был запах спермы.Этот симптом длился 6–8 месяцев. Он проконсультировался с врачом по поводу этой жалобы, и врач заверил его, что от его тела нет неприятного запаха. Причина вышеупомянутого симптома была интерпретирована врачом как результат его привычки к чрезмерной мастурбации.

Психиатрическая экспертиза выявила бред обращения, соматический бред (моносимптоматический ипохондрический бред), нарушение суждения и понимания. Не было никаких причудливых иллюзий, галлюцинаций или других первоклассных симптомов шизофрении.ЭЭГ и КТ головного мозга были нормальными и не вносили вклад. Психометрическая оценка с помощью теста Роршаха не выявила никаких показателей шизофренического мышления или восприятия. Пациенту начали принимать оланзапин 5 мг в течение 2 недель, а затем дозу увеличили до 10 мг и 15 мг и поддерживали на уровне 15 мг в течение 4 недель. Через 2 месяца после начала лечения у пациента было минимальное улучшение.

ОБСУЖДЕНИЕ

Пациенты с BDD чрезмерно озабочены небольшим или воображаемым дефектом определенной части тела, что приводит к нарушению социальной, академической или профессиональной деятельности.В этом случае пациент был чрезмерно озабочен тем, что его лицо превратилось в лицо евнуха, что не позволяло ему ходить на работу, и он стал прикованным к дому. Он был убежден, что у него дефект телосложения, особенно лица.

Люди с BDD проводят много часов, сосредотачиваясь на своих физических характеристиках и вовлекая себя в повторяющееся и отнимающее много времени поведение. Классические описания того, как проводить слишком много времени перед зеркалом во время бритья, расчесывания и проверки отражающих поверхностей, а также постоянного поиска поддержки у врачей, являются отличительной чертой BDD.Исследования показали, что пациенты с BDD обычно думают о своей предполагаемой деформации не менее часа (в среднем 3–8 часов в день). 7 Это верно в данном конкретном случае, когда в среднем 1 час стоит перед зеркалом и успокаивает себя воображаемым обликом евнуха.

Лица с BDD могут получить дополнительный диагноз бредового расстройства — соматического типа, если их озабоченность воображаемым дефектом внешности сохраняется с бредовой интенсивностью. 8 Примерно 50% пациентов с BDD соответствуют критериям DSM-IV для бредового расстройства соматического типа. Де Леон и др. указывают на трудности в определении того, является ли дисморфофобия бредом. 9 Филлипс и Холландер утверждают, что в BDD кажется, что существует континуум между озабоченностью и бредом, и поэтому трудно, если не невозможно, провести дискретную границу между BDD и бредовым расстройством соматического типа. Более того, кажется, что отдельные пациенты движутся по континууму. 10

Продолжаются споры о том, является ли BDD дискретным заболеванием. По-разному утверждают, что он представляет собой вариант серьезных расстройств, включая социальную фобию, расстройство настроения, ОКР, ипохондрию и психоз, особенно бредовое расстройство. Эти аспекты хорошо проиллюстрированы в настоящем деле.

Хотя пациенты с BDD по определению сосредотачиваются на внешнем виде, существуют данные о пациентах с BDD, у которых есть подозрение на запах. Учитывая значительное совпадение между неприятным запахом изо рта и BDD, можно предположить, что неприятный запах изо рта является вариантом BDD, и диагностические критерии BDD должны быть расширены, чтобы включить запах. 11 Вопрос о том, является ли неприятный запах изо рта или обонятельный эталонный синдром действительно уникальным заболеванием или просто частью симптоматики других психических состояний, остается спорным. 12

Нейролептики и антидепрессанты рекомендованы как фармакотерапевтические. Ответ на лечение нейролептиками был предложен в качестве диагностического теста, чтобы отличить BDD от бредового расстройства соматического типа. 13 Бредовый синдром, как правило, может поддаваться лечению нейролептиками, тогда как при BDD, даже когда телесная озабоченность носит психотический характер, вероятность успеха меньше.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Бредовый BDD может быть дважды закодирован как бредовое расстройство и BDD, компромисс, который подчеркивает неуверенность в том, являются ли они одинаковыми или разными расстройствами. Понимание BDD показывает спектр от хорошего до отсутствующего и может меняться со временем, иногда колеблясь между небредовым и бредовым мышлением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Фрейд С. Три истории болезни: человек-волк, человек-крыса и психотическое расстройство. Лондон: Шребер; 1959 г.[Google Scholar] 3. Кэмпбелл Психиатрический словарь. 8-е изд. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar] 4. Филлипс К.А., Диас С.Ф. Гендерные различия при дисморфическом расстройстве тела. J Nerv Ment Dis. 1997; 185: 570–7. [PubMed] [Google Scholar] 5. Veale D, Boocock A, Gournay K и др. Дисморфическое расстройство тела: обзор пятидесяти случаев. Br J Psychiatry. 1996; 169: 196–201. [PubMed] [Google Scholar] 6. Манро А. Бредовые расстройства. Br J Psychiatry. 1988. 153: 44–6. [Google Scholar] 7. Филлипс К.А. Качество жизни пациентов с дисморфическим расстройством тела.J Nerv Ment Dis. 2000. 188: 170–5. [PubMed] [Google Scholar] 8. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: 1994. Американская психиатрическая ассоциация. [Google Scholar] 9. Де Леон Дж., Ботт А., Симпсон ГМ. Дисморфофобия, дисморфофобия или бредовое расстройство соматического типа? Компр Психиатрия. 1989; 30: 457–72. [PubMed] [Google Scholar] 10. Филлипс К.А., Холландер Э. Дисморфическое расстройство тела. В: Widger TA, Frances AJ, Pincus HA, et al., Редакторы. Справочник DSM-IV. Vol.2. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press; 1966. С. 949–60. [Google Scholar] 11. Hollander E, Aronowitz BR. Коморбидная социальная тревога и дисморфическое расстройство тела: ведение сложного пациента. J Clin Psychiatry. 1999; 60: 27–31. [PubMed] [Google Scholar] 12. Lochner C, Stein DJ. Обонятельный эталонный синдром: диагностические критерии и дифференциальный диагноз. Психиатрия первичного звена. 2001; 7: 55–9. [Google Scholar] 13. Riding J, Munro A. Пимозид в лечении моносимптоматического ипохондрического психоза.Acta Psychiatr Scand. 1975; 52: 23–30. [PubMed] [Google Scholar]

Дисморфическое расстройство тела — симптомы и причины

Обзор

Дисморфическое расстройство тела — это психическое расстройство, при котором вы не можете перестать думать об одном или нескольких предполагаемых дефектах или изъянах своей внешности — недостатке, который кажется незначительным или не может быть замечен другими. Но вы можете чувствовать себя настолько смущенным, пристыженным и тревожным, что избегаете многих социальных ситуаций.

Когда у вас дисморфическое расстройство тела, вы сильно сосредотачиваетесь на своей внешности и образе тела, неоднократно сверяясь с зеркалом, ухаживая за собой или ища успокоения, иногда по много часов каждый день.Ваш предполагаемый недостаток и повторяющееся поведение причиняют вам серьезный стресс и влияют на вашу способность функционировать в повседневной жизни.

Вы можете поискать множество косметических процедур, чтобы попытаться «исправить» свой предполагаемый недостаток. После этого вы можете почувствовать временное удовлетворение или уменьшение своего беспокойства, но часто беспокойство возвращается, и вы можете возобновить поиск других способов исправить свой предполагаемый недостаток.

Лечение дисморфического расстройства тела может включать когнитивно-поведенческую терапию и прием лекарств.

Продукты и услуги

Показать больше товаров от Mayo Clinic

Симптомы

Признаки и симптомы дисморфофобии включают:

  • Чрезвычайно озабочен кажущимся недостатком во внешности, который другим не виден или кажется незначительным
  • Твердое убеждение в том, что у вас есть дефект внешнего вида, который делает вас уродливым или деформированным
  • Убеждение, что окружающие особенно негативно обращают внимание на вашу внешность или издеваются над вами
  • Участие в поведении, направленном на исправление или сокрытие предполагаемого недостатка, которому трудно сопротивляться или контролировать, например, частый осмотр зеркала, уход за телом или сбор кожи
  • Попытка скрыть видимые недостатки с помощью стиля, макияжа или одежды
  • Постоянно сравнивая свою внешность с другими
  • Часто ищите подтверждения своей внешности у других
  • Перфекционистские наклонности
  • Обращение за косметическими процедурами без особого удовлетворения
  • Избегание социальных ситуаций

Забота о своей внешности, чрезмерные мысли и повторяющееся поведение могут быть нежелательными, трудно поддающимися контролю и отнимать так много времени, что они могут вызвать серьезный стресс или проблемы в вашей социальной жизни, работе, школе или других сферах жизнедеятельности.

Вы можете чрезмерно сосредоточиться на одной или нескольких частях тела. Функция, на которой вы сосредоточены, может со временем измениться. Наиболее распространенные особенности, на которых люди зацикливаются, включают:

  • Лицо, например нос, цвет лица, морщины, прыщи и другие пятна
  • Волосы, такие как внешний вид, истончение и облысение
  • Внешний вид кожи и вен
  • Размер груди
  • Размер и тонус мышц
  • Гениталии

Озабоченность своим телосложением слишком маленьким или недостаточно мускулистым (мышечная дисморфия) встречается почти исключительно у мужчин.

Представления о дисморфофобии различаются. Вы можете признать, что ваши убеждения в отношении ваших предполагаемых недостатков могут быть чрезмерными или неверными, или подумать, что они, вероятно, верны, или быть абсолютно убежденными в том, что они верны. Чем больше вы убеждены в своих убеждениях, тем больше страданий и потрясений вы можете испытать в своей жизни.

Когда обращаться к врачу

Стыд и смущение по поводу своей внешности могут удерживать вас от обращения за лечением дисморфического расстройства тела.Но если у вас есть какие-либо признаки или симптомы, обратитесь к своему лечащему врачу или психиатру.

Дисморфическое расстройство тела обычно не проходит само по себе. Если не лечить, это может со временем ухудшиться, что приведет к беспокойству, большим медицинским счетам, тяжелой депрессии и даже суицидальным мыслям и поведению.

Если у вас есть мысли о самоубийстве

Суицидальные мысли и поведение часто встречаются при дисморфофобии. Если вы думаете, что можете пораниться или совершить самоубийство, немедленно обратитесь за помощью:

  • Немедленно позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи.
  • Позвоните на горячую линию для самоубийц. В США позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255) или воспользуйтесь веб-чатом по адресу suicidepreventionlifeline.org/chat.
  • Позвоните своему специалисту по психическому здоровью.
  • Обратитесь за помощью к своему основному лечащему врачу.
  • Обратитесь к близкому другу или любимому человеку.
  • Свяжитесь со служителем, духовным лидером или кем-нибудь еще из вашей религиозной общины.

Причины

Причины дисморфофобии в организме неизвестны.Как и многие другие состояния психического здоровья, дисморфическое расстройство тела может быть результатом сочетания факторов, таких как семейный анамнез расстройства, аномалии мозга и негативные оценки или переживания в отношении вашего тела или самооценки.

Факторы риска

Дисморфическое расстройство тела обычно начинается в раннем подростковом возрасте и поражает как мужчин, так и женщин.

Определенные факторы, по-видимому, увеличивают риск развития или запуска дисморфического расстройства организма, в том числе:

  • Кровные родственники с дисморфическим расстройством тела или обсессивно-компульсивным расстройством
  • Негативный жизненный опыт, например, поддразнивание в детстве, пренебрежение или жестокое обращение
  • Определенные черты личности, например перфекционизм
  • Социальное давление или ожидания красоты
  • Наличие другого психического расстройства, такого как тревога или депрессия

Осложнения

Осложнения, которые могут быть вызваны или связаны с дисморфическим расстройством организма, включают, например:

  • Большая депрессия или другие расстройства настроения
  • Суицидальные мысли или поведение
  • Тревожные расстройства, в том числе социальное тревожное расстройство (социофобия)
  • Обсессивно-компульсивное расстройство
  • Расстройства пищевого поведения
  • Злоупотребление психоактивными веществами
  • Проблемы со здоровьем в результате такого поведения, как вздыбление кожи
  • Физическая боль или риск обезображивания из-за повторных хирургических вмешательств

Профилактика

Не существует известного способа предотвратить дисморфическое расстройство тела.Однако, поскольку дисморфическое расстройство организма часто начинается в раннем подростковом возрасте, раннее выявление расстройства и начало лечения могут оказаться полезными.

Длительное поддерживающее лечение также может помочь предотвратить рецидив симптомов дисморфического расстройства организма.

29 октября 2019 г.

Дисморфофобия | DermNet NZ

Автор: Ванесса Нган, штатный писатель, 2013 г.


Что такое дисморфофобия?

Дисморфофобия, также известная как дисморфическое расстройство тела (BDD), представляет собой психическое расстройство, характеризующееся фиксацией на воображаемом недостатке внешнего вида. Хотя это психическое заболевание, большинство пациентов не осознают этого и обращаются за помощью к пластическим хирургам и дерматологам. В дерматологических условиях это состояние называют дерматологическим ипохондрием.

Пациенты с дисморфофобией могут беспокоиться о любой части своего тела, но чаще всего жалуются на кожу, волосы и нос.Многие озабочены морщинами, прыщами, отметинами и крупными порами.

У кого возникает дисморфофобия и какова причина?

Причина дисморфофобии неизвестна, но может иметь место наследственный фактор, поскольку вероятность дисморфофобии в четыре раза выше у родственников первой степени родства людей с этим заболеванием. Это также связано с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР), поскольку часто встречается у людей с ОКР и их родственников.

Более поздние исследования функции мозга показали, что у людей с дисморфофобией могут быть отклонения в области обработки изображений, обработки эмоций и передачи визуальной информации.

Дисморфофобия поражает мужчин и женщин, хотя каждый пол имеет тенденцию фокусироваться на различных типах воспринимаемых дефектов. Заболевание обычно начинается в подростковом возрасте, однако средний возраст тех, кто обращается за дерматологической помощью, составляет около 33 лет. Было обнаружено, что частота дисморфофобии намного выше среди пациентов, получающих дерматологическую помощь, чем среди населения в целом.

Каковы признаки и симптомы дисморфофобии?

Людям, страдающим дисморфофобией, часто не хватает чувства собственного достоинства, они могут стесняться окружающих и обращаться за медицинской помощью по поводу определенных физических особенностей, которые обычно не были бы замечены, пока не были бы указаны.

Характерные симптомы включают:

  • Пациенты, обращающиеся за многочисленными мнениями врачей, особенно дерматологов или косметических хирургов, часто недовольны тем, что им говорят, что дефект не существует или является незначительным. Отказ признать, что у них основное психическое заболевание.
  • Агонизировать из-за предполагаемых дефектов до такой степени, что они не могут нормально функционировать на работе или в обществе.
  • Часто развивают компульсивные привычки, такие как частый просмотр зеркала и тщательный уход за собой.
  • Может появиться шелушение кожи, чтобы попытаться удалить или замаскировать дефект, но только ухудшить ситуацию.
  • Замаскируйте или скройте свой дефект, используя такие предметы, как парики и шиньоны, головные уборы и маскирующий макияж.

Как лечить дисморфофобию?

Ведение пациентов с дисморфофобией часто бывает трудным, поскольку они часто отказываются от направления к психиатру из-за плохого понимания основного психического заболевания. В некоторых случаях, даже если пациенты могут осознавать, что их опасения чрезмерны, они все равно продолжают мучиться из-за своего предполагаемого дефекта.Другие пациенты могут быть бредовыми и не понимать своего необычного поведения.

При лечении пациента необходимо учитывать следующие моменты.

  • Чтобы завоевать доверие пациента, необходимы значительный такт и неоднократные посещения, прежде чем говорить о том, что у него нет физических дефектов, и отмечать, что проблема заключается в психическом заболевании.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *