Феноменальная память психология: Что такое феноменальная память? — Блог Викиум

Содержание

Что такое феноменальная память? — Блог Викиум

Многие уверены в том, что запомнить большой поток информации могут только уникальные люди. Однако обучиться феноменальному запоминанию под силу всем психически здоровым людям, при этом интеллект не играет абсолютно никакой роли. Феноменальная память представляет собой умение запоминать большие объемы информации, которые не имеют никакой смысловой связи. Данный феномен характеризуется тем, что человек способен удерживать в своей голове любую зрительную информацию. Феноменальной памяти могут способствовать:

  • наследственная предрасположенность;
  • наличие каких-либо особенностей в развитии мозга;
  • обучение по ранним методикам, которые предназначены для развития детей;
  • феноменальная работа головного мозга.

Каждый человек может иметь особенности в запоминании информации. У кого-то лучше развита визуальная память и способность запомнить какой-то большой текст, посмотрев на него несколько минут.
Другие же, наоборот, отличаются абсолютным слухом. К людям с подобными способностями необходимо искать особый подход, так как даже уникальный ученик, способный запоминать все на раз, не всегда может похвастаться отличными отметками и успеваемостью в школе. Часто это возникает по причине того, что человек просто чувствует себя не в своей тарелке.

Реально ли развить феноменальную память?

Бывают ситуации, когда человек уже рождается с подобными задатками, но в большинстве случае нужно потрудиться, чтобы развить в себе феноменальную память. Для этого необходимо делать следующее:

  1. При тренировках не следует перегружать мозг и нужно давать ему время отдохнуть.
  2. Выбранная для тренировок программа должна соответствовать возрасту.
  3. Начинать занятие необходимо с более простой информации, а уже после изучать сложное.

Идеальным для запоминаний является яркий и простой образ. Но он должен обладать и мелкими деталями, с помощью которых человек будет развивать концентрацию внимания. Также следует обратить внимание на чтение, с помощью которого можно хорошо натренировать мозг. Литература может быть на любом понятном языке.

Методы запоминания информации

Существует достаточно большое количество методов, направленных на удержание информации в голове. Специалисты рекомендуют наиболее популярные психологические методы:

  • Ассоциативный метод направлен на то, чтобы запомнить информацию с помощью каких-либо ассоциаций.
  • Мнемотехника направлена на то, чтобы в голове задержать перечень слов, которые не связаны друг с другом. Далее мнемонисту следует составить из представленных слов предложение.
  • Создание запоминающегося образа на основе услышанного.
  • Отработка скорости чтения.

Представленные методы можно использовать поочередно в зависимости от определенной ситуации.

Развитие памяти у детей

Чтобы натренировать ребенка, следует уделять время регулярным занятиям. Начать заниматься можно уже с трех месяцев, показывая малышу яркие предметы и описывая их. Несмотря на то, что ребенок еще не в состоянии разговаривать, он способен держать в голове достаточно большой объем информации. Отличные результаты показывают также занятия иностранными языками, ведь чем ребенок младше, тем легче он запоминает. Однако следует заметить, что подобные уроки должны проходить исключительно с профессионалом.

Школьникам полезно читать быстро произведения, так как именно с помощью скорочтения ребенок хорошо усваивает информацию. Подобный подход не подойдет тем детям, которые имеют нарушения в письме и речи.

Книги по теме

Понять психологию и методику запоминания помогают специализированные книги. Одним из самых подходящих изданий является книга Станислава Матвеева, где он подробно описывает, как можно натренировать память. Его произведение можно найти и в онлайн доступе. Лучше всего начинать тренировку с раннего возраста, однако, можно начать упражняться в запоминании в подростковом и более зрелом возрасте. Курс Викиум «Мнемотехники» поможет развить память и научиться запоминать большие объемы информации.

Читайте нас в Telegram — wikium

ФЕНОМЕНАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ. Твои возможности, человек!

ФЕНОМЕНАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ

Запоминать умеет тот, кто умеет быть внимательным.

С. ДЖОНСОН

Несколько лет назад крупнейший современный математик и кибернетик фон Нейман сделал сенсационное сообщение. По его расчетам получилось, что в принципе человеческий мозг может вместить примерно 1020 единиц информации. В переводе на общепонятный язык это означает – каждый из нас может запомнить всю информацию, содержащуюся в миллионах томов крупнейшей в мире Библиотеки имени Ленина.

На первый взгляд, такое заявление, такие подсчеты кажутся фантастическими. Но обратимся к фактам, к фактам существования феноменальной памяти, поражающей воображение, кажущейся немыслимой. Они взяты из разных эпох, это разные люди, в разных ситуациях и запоминали они разное.

Историки утверждают, что Юлий Цезарь и Александр Македонский знали в лицо и по имени всех своих солдат – до 30 000 человек. Этими же способностями обладал и персидский царь Кир. По имени и в лицо знал каждого из 20 000 жителей греческой столицы знаменитый Фемистокл. А Сенека был способен повторить 2000 не связанных между собой совершенно отдельных слов, услышанных лишь раз.

Гениальный математик Леонард Эйлер поражал всех необыкновенной памятью на числа. Он помнил, например, шесть первых степеней всех чисел до ста. Академик А. Ф. Иоффе по памяти пользовался таблицей логарифмов. Другой наш замечательный ученый академик С. А. Чаплыгин мог безошибочно назвать номер телефона, по которому он звонил лет пять назад случайно всего один раз. А великий русский шахматист Алехин мог играть по памяти «вслепую» с 30 – 40 партнерами.

Все это примеры памяти людей, так сказать, оставивших след в истории.

Но и обыкновенные люди тоже регистрируют в течение жизни миллионы событий, впечатлений; и именно это накопление воспоминаний делает необъятным наше интеллектуальное богатство.

Человек прекрасно сохраняет в памяти и краски заходящего солнца в какой-то из вечеров, и едва заметные события жизни, и слова, и звуки – все, что оставляет след, что его трогает, все, что невольно отмечает и выбирает из океана быстротекущей жизни. Причем и здесь можно отметить множество удивительного.

Профессор В. В. Солодовников в одной из лекций привел такой пример. Шесть каменщиков под гипнозом ответили через полгода на вопрос, какую форму имела трещина в шестнадцатом кирпиче в пятом ряду восточной стены дома номер такой-то по улице такой-то. И это через полгода после кладки! После того как через их руки прошли тысячи разных кирпичей!

Некто Э. Гаон заучил наизусть все 2500 книг, которые прочитал за свою жизнь. Мало того. Он мог, не задумываясь, вспомнить из них любой отрывок. Рассказывают, что кассир польского футбольного клуба «Гурник» Леопольд Хелд помнил не только все результаты, но и все подробности игр клуба. Однажды во время телевизионной передачи комментатор спросил Хелда: «Чем кончился матч «Гурника» и «Одра» из Ополе четыре года назад?» Ответ последовал моментально: «Мы выиграли 4:0, встреча состоялась 18 августа, было 27 тысяч болельщиков, общая сумма дохода 235.тысяч злотых. Три гола забил Поль и один Цзолтисик…» 50-летний житель Иокогамы Хидаки Тамойро знает наизусть число «пи» вплоть до 15151-го знака после запятой. Попробуйте напишите: ? = 3,141… и так до 15151-го знака! Тамойро «вынимает» из своей памяти цифры группами по тысяче. Вся демонстрация числа «пи» занимает у него 3 часа 10 минут. Правильность ответа контролируется на стоящей тут же ЭВМ, поэтому подлог или ошибка исключается.

Не так давно печать многих стран облетело известие о феноменальной памяти некоего Иктадора Хусейна Куадри. Он мгновенно отвечает на любой вопрос относительно дат, исторических событий и лиц, с ними связанных. Куадри хранит в своей необъятной памяти даты рождения и смерти множества знаменитых личностей из истории человечества.

Что уж совсем не поддается воображению, так это то, что он составил для себя особый календарь в исламском летосчислении. В нем два периода. Один охватывает время в 100 лет и фиксирует по месяцам дни недели, числа с 1901 по 2000 год вместе со всеми важными событиями. Другой период начинается с 1501 года и завершается 2070 годом. Здесь числа, дни недели, месяцы и даты рождений и смерти наиболее выдающихся личностей. Еще один период начинается с первого года нашей эры и уже по дням и месяцам рассчитан до 3000 года!

Интересны случаи феноменальной образной памяти людей художественного склада.

Французскому рисовальщику Гюставу Доре (автору широко известных иллюстраций к книге Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль») издатель однажды поручил сделать рисунок с фотографии какого-то альпийского вида. Доре ушел, забыв взять с собой фотографию. На следующий день он принес совершенно точную копию. Известно также, что самый удачный портрет президента Линкольна нарисовал его провинциальный почитатель, неизвестный художник из штата Нью-Джерси. Восторженный поклонник видел президента всего один раз. Узнав об убийстве Линкольна, он был охвачен горем и нашел утешение, нарисовав по памяти портрет.

Русский художник Николай Николаевич Ге по памяти изобразил абсолютно точно комнату одного из петергофских дворцов. «Я в голове, в памяти принес домой весь фон картины «Петр I и Алексей» – с камином, с карнизами, с четырьмя картинами голландской школы, со стульями, с потолком и освещением, – был всего один раз в этой комнате, и был умышленно один раз, чтобы не разбивать впечатления, которое я вынес», – писал об этом художник.

Память творца-художника способна на чудеса. Всем известно: оглохший Бетховен писал музыку, а русский актер Остужев, потеряв слух, остался на сцене, и его помнят как выдающегося актера. Но вот мало кто знает удивительного скульптора Лину По – нашего современника. Она умерла сравнительно недавно – в 1948 году. Полностью потеряв зрение, Лина По лепила замечательные портреты, статуэтки, создала более ста скульптур. Ей удавалось извлекать из памяти в полной сохранности, не упустив ни одной детали, ни одного штриха, задуманное произведение и воплощать его на ощупь в натуре.

А музыканты? Моцарт мог точно записать большую, сложную пьесу, слышанную лишь однажды. Композитор А. К- Глазунов легко восстанавливал утраченные партитуры музыкальных произведений.

Интересный случай из биографии замечательного русского пианиста и композитора Сергея Васильевича Рахманинова приводят многие авторы. Однажды к Танееву должен был приехать Глазунов, чтобы сыграть только что написанную пьесу. Любивший подшутить Танеев спрятал в другой комнате молодого Рахманинова – тогда студента консерватории. Через некоторое время после того как Глазунов окончил играть, Танеев позвал Рахманинова. Юноша сел за рояль и к величайшему удивлению Глазунова повторил полностью его сочинение. Композитор был озадачен: откуда студент мог знать произведение – ноты автор никому не показывал.

И все же столь поражающие примеры памяти – не предел для человека. Известен репортер одной из московских газет, Шерешевский, которого психолог профессор А. Р. Лурия имел возможность наблюдать в течение почти 30 лет. Выдающаяся память этого человека безусловно относится к самым сильным из всех описанных в литературе. У него границы памяти практически отсутствовали.

Шерешевский внимательно вглядывался в написанную на доске мелом таблицу цифр, закрывал глаза, на мгновение снова открывал, отворачивался в сторону и по сигналу воспроизводил написанный ряд, заполняя пустые клетки соседней таблицы, или быстро называл подряд заданные числа. Ему не стоило никакого труда заполнять пустые клетки нарисованной таблицы цифрами, которые указывали ему вразбивку, или называть предъявленный ряд цифр в обратном порядке. Он легко мог назвать цифры, входящие в ту или другую вертикаль, «прочитывать» их по диагонали или, наконец, составлять из единичных цифр одно многозначное число.

Таблицу в 20 цифр Шерешевский запомнил в 35 – 40 секунд, а таблицу в 50 цифр – за 2,5 – 3 минуты. Через несколько месяцев Шерешевский с той же полнотой и почти за те же сроки «доставал» из памяти эти таблицы.

Как же все делал этот человек? Он заявил, что, закрыв глаза, продолжает видеть запечатлеваемую таблицу, написанную на доске, и должен лишь «считывать» ее, перечисляя последовательно входящие в ее состав цифры. А это он делает не так, как делают все, глядя на написанное. Он «смотрит» просто в свою память. Как смотрит?

Шерешевский, оказывается, относится к той группе людей, в которую, между прочим, входил и композитор Скрябин. У них в особенно яркой форме сохранилась комплексная, так называемая «синестезическая» чувствительность: каждый звук непосредственно рождает переживания света и цвета и даже вкуса и прикосновения. Эти «синестезии» создавали фон запоминания, неся дополнительно «избыточную» информацию и обеспечивая точность запоминания.

«…Я узнаю не только по образам, а всегда по всему комплексу чувств, которые этот образ вызывают».

Когда Шерешевский что-либо слышал или прочитывал, оно тотчас же превращалось у него в наглядный образ соответствующего предмета. Образ был ярким и стойко сохранялся в памяти.

«Даже цифры напоминают мне образы… «7» – человек с усами, «8» – очень полная женщина… а вот «87» – я вижу полную женщину и человека, который крутит усы».

Случались ли у Шерешевского «забывания?» Да, случались, но весьма своеобразные. Оказывается, достаточно было ему «поставить» данный образ в такое положение, что его трудно было «разглядеть», например «поместить» в плохо освещенное место, как при «считывании» этот образ пропускался. Шерешевский «проходил» мимо него – «не замечал».

Однажды Шерешевский шел из института вместе с профессором Лурия. «Вы не забудете, как потом пройти в институт?» – спросил профессор.

«Нет, что вы, – ответил он, – разве можно забыть? Ведь вот этот забор – он такой соленый на вкус и такой шершавый, и у него такой острый и пронзительный звук…»

Весь каскад примеров в этой главе обрушен на читателя умышленно. Необходимо было не только показать широкий диапазон феноменальной памяти, но и подвести к некоторым выводам.

Память – основа, на которой творит мозг. Люди еще в древности прекрасно понимали роль памяти для человека. Эсхил в «Прикованном Прометее» писал:

…Послушайте, что смертным сделал я.

Число им изобрел.

И буквы научил соединять.

Им память дал, матерь муз –

Всему причину.

Без матери муз нет плодотворной умственной деятельности. Выдающиеся таланты и гении в большинстве обладали великолепной памятью. Ученые утверждают: между степенью талантливости и объемом памяти всегда существует соответствие.

«…В памяти такая скрыта мощь, что возращает образы и множит…» – изрек один поэт, наш современник.

Говорят, «беспамятных гениев» не существует. Хотя, замечу в скобках, известны люди, – и вы об этом знаете, – обладающие удивительной памятью, но не обогатившие человечество выдающимися творениями. И наоборот, известны гениальные творцы, память которых оставляла желать много лучшего. Как видим, прямолинейной, однозначной зависимости нет: память – талант, талант – память.

Конечно, здесь показаны «пики» на шкале возможностей человеческой памяти. Но хотелось бы, чтобы вы отнеслись к ним и без мистического испуга, и без снисходительных улыбок. Не просто делать все, что делали эти люди. А главное, если взять да соединить все вершины в единую цепь гор – получим весьма убедительное, хотя и своеобразное представление о верхних пределах возможностей нашей памяти.

Каждый понимает – феномен есть феномен. Но хотелось бы заметить сразу же – на первых страницах книги: наша задача – подниматься вверх по лестнице способностей. Понятно, к вершинам смогут приблизиться не все – лишь единицы. Но вот углубить, улучшить, расширить – и не надо бояться этого слова – «феноменизировать», да, не удивляйтесь – разбудить скрытые в каждом возможности, достичь необычного для себя – это по плечу каждому.

Станислав Матвеев «Феноменальная память. Методы запоминания информации» — рецензия — Психология эффективной жизни

Автор

Станислав Матвеев — эксперт, тренер, автор курсов по развитию способностей и быстрому запоминанию. Его достижение в виде запоминания 8332 знаков после запятой в числе π внесено в раздел «Феноменальная память» Книги рекордов России.

Сложность изложения

3 из 5.

Целевая аудитория

Те, кому сложно вспоминать важную информацию, а также те, кто желает эффективнее использовать возможности памяти.

Зачем читать

В этом практическом руководстве предложено рассмотрение самых известных сложных приемов мнемотехники, которые можно применять в повседневной жизни. Автор уверен, что при тренировке памяти можно легко запоминать многие вещи.

Читаем вместе

Существует ряд факторов, оказывающих негативное влияние на нашу способность к запоминанию:

1. Неверие в личные силы является психологическим барьером, когда люди не могут удерживать в памяти новую информацию. Те, кого память однажды подвела, укрепляются в убеждении, что они по жизни забывчивы. Либо бывает так, что мы довольны нашей памятью и не хотим ее улучшать. Но все-таки нужно верить в личные возможности, чтобы добиться успеха.

2. Отсутствие интереса негативно сказывается на запоминании информации. Если она малоинтересна и непонятна, запомнить ее вызывает мучения. Для облегчения работы памяти нужно превратить скучную информацию в увлекательный материал: например, обратиться к человеку, который хорошо разбирается в данной тематике, тогда сведения будут восприниматься по-новому. То, что мы узнаем в процессе диалога, становится более познавательным и доступным для понимания, лучше усваивается. Либо можно самим досконально изучить тему, чтобы увлечься ею и сделать информацию удобоваримой.

3. Неиспользование усвоенной информации можно перевести на другой полюс, многократно воспроизводя что-то заученное. Повторение помогает закрепить осознанное воспоминание и обеспечить его более высокий уровень. Для этого необходимо делиться новыми знаниями, записывать своими словами то, что запомнили, можно написать статью на основе усвоенного материала, а также попробовать мысленно донести информацию до воображаемого пятилетнего ребенка.

4. Неправильное питание пагубно влияет на мозг, поскольку дефицит важных микроэлементов замедляет передачу импульсов между клетками. Мы начинаем плохо себя чувствовать, становимся обессиленными, невнимательными, медленно реагируем и плохо запоминаем. В пище должны присутствовать витамины группы В, ненасыщенные жирные кислоты, магний, цинк, селен, хром.

5. Курение и алкоголь лишают нервные клетки кислорода и убивают нейроны. Никотин воздействует на мозговое кровообращение и ухудшает память.

6. Плохой сон затуманивает мышление, замедляет мыслительные процессы, ослабляет внимание и концентрацию. Соответственно, наступает ухудшение памяти, потому что мозг не может полноценно обрабатывать и «складировать» полученную ранее информацию. Чем дольше сон, тем больше мы запоминаем. Для его улучшения мы должны снизить потребление сахара и кофеина, алкоголя, отдыхать днем, уменьшать освещение.

Все эти факторы необходимо устранить, чтобы не мешать памяти развиваться, а также дать возможность раскрыть потенциал мозга и высвободить мощную энергию.

Запоминание информации часто происходит с помощью качественных образов, но не все они являются правильными. В правильные образы входят цветные, крупные, детальные, яркие и объемные. Мысленно мы умеем делать почти все, что творят современные программы для трехмерного моделирования, потому что мозг является потрясающим графическим редактором с безграничными возможностями.

Когда мы объединяем образы в сюжет, у нас появляются картинки, и для полезного запоминания они должны быть необычными, динамичными, эмоциональными и обладать четкими связями.

Когда у нас нет зримого образа, нам сложно привязать абстрактные существительные к чувствам или истории. Образы к абстрактным словам можно подобрать с помощью ассоциаций, и здесь подключается воображение. Их можно выстраивать по принципу сходного звучания или в соответствии с личным опытом.

Иногда мы имеем дело с информацией, в которой встречаются слова, смысл которых нам неизвестен. Если этих терминов насчитывается больше семи, нам сложно удержать их в памяти, поэтому суть текста может ускользать от нас. Нам сложно запомнить термин, потому что он является не просто новым словом, но и содержит некое значение. Для этого разработана методика по созданию образов не только для терминов, но и для их дефиниций. Абстрактные слова запоминаются посредством тех же образов и складываются в общую картину. Образы, которые мы подбираем самостоятельно, обычно работают эффективнее. Целесообразнее использовать из них те, которые сразу приходят в голову.

Чтобы правильно разместить образ, нужно выбрать для него прилагательные, три места для размещения и подключить воображение. Есть четыре метода, позволяющие сделать запоминание легким:

  1. Метод мест, когда мы выделяем в помещении предметы с известным нам расположением и на них размещаем образы.
  2. Метод выделения деталей — мы обособляем их в каком-то определенном предмете или образе. Их среднее количество варьируется от трех до семи, детали при этом обладают несходными образами.
  3. Метод путешествий, когда мы выделяем места не в помещении, а на знакомых нам маршрутах. Места или локации являются якорями памяти, позволяющими нам передвигаться во времени. Это метод является одним из основных инструментов развития памяти. Здесь важно выбирать известные и значимые для нас маршруты, а также такие, которые предполагают разнообразие локаций.
  4. Комбинированный метод позволяет сочетать все перечисленные способы и создавать большое количество локаций, с помощью которых мы запоминаем информацию.

Многие из нас боятся публичных выступлений, потому что опасаются ошибиться или забыть текст. Но выступления можно зачитывать, пользуясь текстами как шпаргалками. Автор предлагает элементарный алгоритм для запоминания различных текстов и выступлений, для этого необходимо:

  1. Прочесть полностью текст, вникнув в его содержание.
  2. Перечитать его еще раз, выделив главное.
  3. Разделить каждую ключевую мысль на пару-тройку предложений, в новом абзаце выделить основную мысль.
  4. Подобрать для нее слово или словосочетание, которыми можно описать ее.
  5. Подобрать для них определенный образ и запомнить его.
  6. Точно так же обработать весь текст.

Этот алгоритм позволяет запомнить любой доклад и ощущать себя более уверенно, а живое общение с аудиторией будет намного увлекательнее и эффективнее, чем прочитанный по бумажке текст.  

Лучшая цитата

«Большинство людей настолько не верят в свою способность запоминать, что даже не пытаются удержать в памяти новую информацию».

Чему учит книга

— Прочность и доступность нейронной сети зависят от того, насколько часто мы используем ее. Чем активнее тренируется память, тем меньше нейронов задействуется для этого.

— Существуют два мифа о памяти: первый говорит о том, что у нее есть пределы, второй — что на память влияет возраст. На самом деле память обладает потрясающей вместимостью, а поддержание мозга в хорошей форме способствует избеганию возрастных изменений.

 

От редакции

Чтобы быстро и качественно обрабатывать большие объемы необходимой информации, нужна хорошо развитая оперативная память. Несколько приемов для ее развития подскажет статья эксперта в области эффективных технологий обучения и преподавателя Нины Шевчук: https://psy.systems/post/zachem-nuzhna-operativnaya-pamyat-i-kak-ee-razvivat.

При изучении иностранного языка главное не только запоминать новую лексику, но и пользоваться ею в нужный момент. Преподаватель, лингвокоуч Тата Кононова предлагает восемь простых работающих способов, с которыми вы не просто запомните нужные слова, но и по-настоящему освоите их, создадите активный словарный запас: https://psy.systems/post/vosem-proverennyx-sposobov-zapominat-inostrannye-slova.

Как помочь ребенку выучить заданный в школе материал, если он никак не может с этим справиться? Возможно, все дело в том, что его мозг устроен по-другому! Кто такой амбидекстр и как его обучать, читайте в статье педагога и психолога Марины Таланиной: https://psy.systems/post/problemy-s-ucheboj-mozhet-vash-rebenok-ambidekstr.

Недостаток и плохое качество сна ведут к ухудшению памяти. Но что делать, если нормальный сон для вас — несбыточная мечта, а первые ощущения после пробуждения — как будто всю ночь пахали не разгибаясь? Как просыпаться полными энтузиазма и энергии, читайте в нашем материале: https://psy.systems/post/magiya-utra-kak-prosnutsya-bodrym-i-otdoxnuvshim.

 

Феноменальная память: специфические особенности, как развивать

Феноменальная память – это удивительное явление. Под данным определением имеется в виду способность исключительно быстрого запоминания информации, и её последующего воспроизведения. При том материал может иметь поразительные объёмы при полном отсутствии смысловой связи между его компонентами. То есть если человеку с такой способностью дать листок со случайным набором букв, чисел, изображений и символов, он его запомнит, несмотря ни на что.

Мнение специалистов

Интересно, что для учёных феноменальная память является такой же загадкой, как и для всех остальных людей. Механизм сверхвысокой скорости усваивания человеческим мозгом информации, которую в таком темпе может запомнить лишь компьютер, понять невозможно.

Есть лишь предположение. Якобы электрические импульсы производят нечто вроде «кодировки» серого вещества мозга – по аналогии с записью нолей и единиц в компьютере. О чём это говорит? О том, что мозг человека системой «записи» информации аналогичен компьютеру. Отличается только два нюанса. Это скорость «записи» и объём памяти. Но, всё же, у некоторых людей наблюдается феноменальная память. И их скорость «записи» превосходит обычную.

Фотографическая память

Это наиболее часто встречающаяся «разновидность» обсуждаемой феноменальной способности. Люди, которым она свойственна, ничем не отличаются от остальных. Они могут забыть о дне рождения родственника, о том, что надо купить хлеб по дороге домой, или заплатить за Интернет.

Но вот, допустим, такой человек очутился в незнакомом городе. Он пробыл там всего день, а после – уехал. И спустя многие годы ему вновь довелось там очутиться. Что тогда? Ему не составит ни малейшего труда вспомнить все дороги, автобусные остановки, местонахождение магазинов и т. д. Закрыв глаза, и попытавшись воспроизвести свой давно пройденный путь в этом городе, он сможет «увидеть» не только улицы, но даже названия на табличках, номера домов, лица встречавшихся прохожих.

Другие виды сверхспособности

Теперь можно рассказать о видах феноменальной памяти, встречающихся реже фотографической. В частности, о слуховой.

Люди, которым она свойственна, с лёгкостью запоминают в огромном объёме аудиоинформацию. Обычно такой способностью могут похвастаться музыканты. Причём многие. Им достаточно единожды услышать музыкальную композицию, чтобы потом воспроизвести её на своём инструменте. А некоторые композиторы и вовсе сразу же переписывают понравившуюся на слух музыку в нотную тетрадь. Им даже не нужно перепроверять правильной композиции, предварительно проигрывая её. Музыканты прекрасно знают, как звучат ноты и регистры. Поэтому, перенося услышанное на бумагу, мысленно они заново проигрывают композицию.

Ещё есть люди с феноменальной памятью математического характера. И её действительно можно назвать сверхспособностью. Потому что такие личности способны выполнить в уме сложнейшие вычисления. И даже вспомнить в подробностях те, которые были сделаны ими ранее.

Люди с текстовой памятью тоже не могут не удивлять. Ведь им достаточно один раз прочитать или услышать текст (будь то повесть, стих, роман и т. д.), чтобы потом его воспроизвести.

Развитие способности посредством образности

Многие восхищаются теми, кому свойственна феноменальная память. Развитием данной способности одержимо немалое количество людей, и их можно понять. Что ж, если такого дара нет, то отчаиваться не следует. Нужно настроиться на самосовершенствование и начать тренироваться.

Нужно запомнить первое правила. Всю информацию надо трансформировать в образы (как правило, в визуальные). Они должны быть:

  • Цветными. Чем ярче будут цвета, тем легче окажется запомнить то, что в них окрашено.
  • Большими. Образ должен быть крупным, вне зависимости от действительных габаритов воображаемого объекта.
  • Детальными. Подробности важны, и надо научиться акцентировать на них своё внимание.
  • Яркими. Тут даже объяснять не нужно. Всем понятно, что тусклые образы запоминаются крайне плохо.
  • Объёмными. Пытаясь рассмотреть образ у себя в голове со всех сторон, удаётся не только детализировать его, но и поспособствовать развитию воображения, что тоже немаловажно.

Данный способ подойдёт даже для занятых людей. Феноменальную память развивать образами очень удобно, ведь они окружают нас повсюду.

Ассоциации и мнемотехника

Это, пожалуй, самые популярные способы, посредством которых можно развить память. Вот, например, чтобы запомнить длинный номер мобильного телефона, многие пытаются найти в нём важную дату, свой день рождения, почтовый индекс и т. д. Некоторые поступают иначе. Они создают образы: двойка похожа на лебедя, единица напоминает свечку, пятёрка смахивает на английскую S, и т. д.

Что касательно мнемотехники? Данная совокупность приёмов подразумевает создание человеком событийных цепочек. Тут способность мыслить образно играет не последнюю роль. Например, нужно запомнить цепочку следующих слов, никак между собой не связанных: автобус, змея, шляпа, бутылка, дождь, жёлтый. Как это сделать? Легко! Достаточно представить, как змея в жёлтой шляпе едет в автобусе в дождливую погоду. Яркая получается картинка, не так ли? О том-то выше и говорилось. Чем ярче образ – тем проще будет что-либо запомнить.

Чтение

Его значение и важность в процессе самообразования невозможно переоценить. Чтение является сложным когнитивным процессом декодирования символов, который направлен на понимание текста. Люди с феноменальной памятью, как правило, усваивают немало литературы.

Чтобы развить в себе эту способность, надо читать. Только делать это нужно правильно. Выбрав «правильную» литературу (с достаточной смысловой нагрузкой), можно приступать к вдумчивому и основательному чтению.

Человек должен будто бы «цеплять» каждое написанное в книге слово взглядом, и сразу же анализировать его. Наверняка многие оказывались в ситуации, когда вроде бы прочитал целую страницу, но ничего не понял. Это из-за отсутствия концентрации и основательного подхода. А вот подмечая каждое написанное слово, человек научится осмысливать всё, что он читает. А впоследствии и запоминать. В дальнейшем удастся также развить скорость чтения. Феноменальная память (как способность), неразрывно связана с умением в темпе знакомиться с текстовой информацией и усваивать её.

Феноменальная память

Любого человека память может как выручить в критический момент, так и неожиданно сильно подвести. Возможности человеческой памяти до сих пор остаются предметом исследований ученых.

Феномен Соломона Шеришевского

Москва. Июль 1926 года. В лабораторию молодого, тогда еще неизвестного психолога Александра Лурии пришел мужчина лет тридцати. Он представился: «Соломон Шеришевский». И попросил проверить его память. Проведя стандартное обследование, Лурия не мог поверить результатам. Казалось, молодой человек запоминает любой объем информации.

Соломон Шерешевский работал газетным репортером. На утренней летучке редактор обратил внимание, что Шеришевский не записывает его поручения: ни адреса, ни фамилии, ни телефоны. Он решил сделать Шеришевскому выговор и вызвал к себе в кабинет. Репортер слово в слово повторил длинный список поручений. После этого редактор отправил Шеришевского на обследование. Сам репортер не видел ничего необычного в том, что помнил все: он думал, так происходит со всеми.

Доктор Лурия изучал феномен Шеришевского больше тридцати лет. Его память не имела границ не только в объеме, но и во времени. Обычный человек может запомнить за раз не больше десяти несвязанных слов, Шеришевский запоминал тысячи и делал это без всякого усилия. Он мог воспроизводить любой длинный ряд слов, данный ему неделю, месяц, год и даже пятнадцать лет назад.

Синестезическая память

Шеришевский воспринимал услышанное синестезически — этот термин означает, что он чувствовал запах, цвет, вкус каждого слова. Шеришевский буквально видел всю длинную цепочку слов, но представлял их совсем не так, как мы. И часто образы не совпадали со значением слова.

«У моего дедушки была особая система запоминания цифр. Цифры у него вызывали ассоциации определенного вида человека. Единица — это что-то высокое, худое, как человек с тростью. Семерка — это мужчина с усами, восьмерка — это полная женщина», — говорит Ирина Барабаш — внучка Соломона Шеришевского

Слишком много

Но феноменальные способности не были Соломону Шеришевскому в радость, ему было трудно общаться с людьми. Голос, произносивший слова, тоже имел свои образы. Когда Шеришевский ел, он не мог читать. Читать газету за завтраком для него было просто физически невозможно, вкус слов перебивал вкус пищи. Чтение вообще было пыткой для Соломона, он с трудом пробирался через зрительные образы, которые помимо его воли вырастали вокруг каждого слова. Это его очень утомляло, смысл текста постепенно ускользал.

«Он не мог складывать слова в тексте вместе. То есть у него не получалось все сложить и охватить единым взором, для того чтобы понять, о чем шла речь», — рассказывает Зураб Кекелидзе, врач-психиатр, доктор медицинских наук.

Шеришевскому с трудом давались обобщения. Однажды в большой аудитории ему прочитали длинный ряд слов и попросили воспроизвести их. С этой задачей он справился безукоризненно. Затем его спросили, было ли в этом ряду слово, обозначающее инфекционное заболевание. При этом зрители с обыкновенной памятью мгновенно вспомнили — «тиф». Шеришевскому же потребовалось целых две минуты, чтобы выполнить задание, — в течение этого времени он перебирал в уме по порядку все заданные слова.

Трудно забыть

У Шеришевского была еще одна серьезная проблема. Как объясняла Наталья Бехтерева, нейрофизиолог, доктор медицинских наук: «Очень плохое забывание. Очень плохое вытеснение их из памяти. Получается так, что человек может запомнить все, но радости это ведь ему не приносило».

Шеришевский пытался придумать специальные приемы забывания. Обычные люди записывают то, что хотят запомнить, а он делал наоборот: записывал то, что хотел забыть. Это не помогло. Тогда он начал сжигать листочки с записями, но и эти действия лишь оставляли дополнительные следы в памяти.

Демонстрируя феноменальную память, Шеришевский выступал с концертами. Однажды после третьего подряд выступления произошло чудо. Шеришевский очень устал, но ему нужно было четвертый раз выходить на сцену, и он боялся, что перед глазами всплывет информация предыдущих выступлений, а он этого очень сильно не хотел. И… старые картинки ушли из памяти. Тогда Шеришевский понял: чтобы что-то забыть, ему нужно очень сильно этого захотеть и сконцентрироваться.

Как в детстве

В детстве мы все запоминали, как Шеришевский. Синестезическая память — это память детская. Детям она необходима, чтобы быстрее адаптироваться в незнакомом мире. В детстве человек получает огромный поток информации, которым потом бессознательно будет пользоваться всю жизнь. На помощь приходит все: запахи, звуки, цвета, ощущения. Новая информация словно записывается на матрицу, на подкорку, запоминается абсолютно все. Даже то, как человек должен себя чувствовать в нормальных условиях.

«Здоровый человек может не думать о здоровье. В нервной системе и прежде всего в мозгу существует матрица поддержания вот этого устойчивого состояния здоровья», — рассказывала Наталья Бехтерева.

Так идет запоминание до трех-пяти лет. Затем память начинает преобразовываться, становится логической, избирательной — памятью интеллекта. Ребенок начинает связывать слова в рассказы, понимать смысл, вычленять суть. У Шеришевского не произошло этого преобразования. Его память осталась детской, и именно поэтому он не мог ничего забыть.

Память гениев

Феноменальной памятью обладали Юлий Цезарь и Александр Македонский. Они помнили имена всех своих воинов, около тридцати тысяч солдат. Моцарту достаточно было услышать музыкальное произведение один раз, чтобы исполнить его и записать на бумаге. Духовенство 17-го века в строжайшей тайне хранило партитуру «Мизерере», аллегро в девяти частях — считалось, что это божественное произведение не должно стать достоянием простых смертных. Моцарт услышал мелодию один раз и по памяти записал всю партитуру. Позднее за этот проступок композитор будет долго подвергаться гонениям церкви, но записанные им ноты на века сохранили «Божественную музыку». Память родного брата Пушкина, Льва Сергеевича, сыграла спасительную роль в судьбе пятой главы «Евгения Онегина». Александр Сергеевич потерял ее по дороге из Москвы в Петербург, там он собирался отдать пятую главу в печать. Как назло все черновики были уничтожены. Поэт послал письмо брату на Кавказ и рассказал о случившемся — в ответ он получил полный текст потерянной главы с точностью до запятой. Лев Сергеевич один раз слышал ее и один раз читал.

Феноменальная память. Методы запоминания информации

Возможности вашей памяти – безграничны. Реализовать их полностью – не такая уж и сложная задача.

Наукой доказано: наша память подвластна тренировке ещё в большей степени, чем наши мышцы. Если вы часто что-то забываете, значит ваша память просто не натренирована. И это легко исправить с помощью книги Станислава Матвеева, рекордсмена России по запоминанию. Он опробовал на себе все известные приемы мнемотехники, отобрал самые эффективные и теперь делится своими знаниями с читателями.

Эта книга придет на помощь всем, кто устал записывать важную информацию, а потом забывать, зачем или куда ее записал; а также всем тем, кто хочет эффективнее использовать возможности своей памяти.

  • Автор – практик, и написал максимально практическое руководство: все описанное в нем можно (и нужно!) сразу же начать применять в повседневной жизни.
  • Сложные приемы мнемотехники изложены в популярной форме на многочисленных примерах;
  • Книга содержит прекрасные иллюстрации;
  • Прочитав эту книгу и начав тренировать свою память, вы будете с легкостью запоминать: многостраничные доклады и презентации, пароли и ПИН-коды, имена людей, номера телефонов, иностранные слова, стихи, исторические даты и многое другое, благодаря чему сможете гораздо эффективнее распоряжаться своим временем и успевать больше.

Станислав Матвеев – эксперт в области развития памяти, тренер, автор курсов по развитию способностей и быстрому запоминанию. Запомнил 8332 знака после запятой в числе «Пи». Это достижение внесено в раздел «Феноменальная память» Книги рекордов России.

Издательство: Альпина Паблишер, 2012 г.

ISBN 978-5-9614-1876-7

Количество страниц: 160.

Содержание книги «Феноменальная память. Методы запоминания информации»:

  • 7 Введение
  • 13 ЧАСТЬ I НЕМНОГО О ПАМЯТИ
  • 13 1. Клетки и сети
  • 15 2. Что мешает запоминать и помнить?
    • 15 Фактор №1. Неверие в собственные силы
    • 17 Фактор №2. Отсутствие интереса
    • 19 Фактор №3. Неиспользование усвоенной информации
    • 21 Фактор №4. Неправильное питание
    • 23 Фактор №5. Употребление алкоголя и курение
    • 25 Фактор №6. Плохой сон
  • 27 3. Мифы о памяти
    • 27 Миф №1. Существуют пределы памяти
    • 29 Миф №2. Возраст влияет на память
    • 31 Миф №3. Лекарства способны улучшить память
    • 32 Миф №4. Мы используем мозг на 10%
  • 35 4. Память и переработка информации
    • 35 Регистрация
    • 36 Сохранение
    • 36 Воспроизведение
  • 41 ЧАСТЬ II УЧИМСЯ ЗАПОМИНАТЬ И ТРЕНИРУЕМСЯ
  • 41 1. Три кита мнемотехники
    • 41 Ассоциации
    • 42 Размещение
    • 42 Воображение
  • 45 2. Как запоминать слова
    • 45 Магия памяти уз «магическое число»
    • 46 Метод «Сочинение истории»
    • 49 Метод «Цепочка»
  • 51 3. Кодирование в образы
    • 51 Секрет успеха
    • 52 Как выбрать качественный образ
    • 53 Картинки и требования к ним
    • 55 Абстрактные слова
      • 55 Когда нет зримого образа
      • 56 Термины
  • 59 4. Размещение образов
    • 60 Метод мест
    • 60 Метод выделения деталей
    • 61 Метод путешествий
    • 62 Комбинированный метод
    • 63 Как создавать маршруты
    • 63 Как выбрать наилучший маршрут
  • 67 5. Работаем с текстами
    • 67 Доклады
    • 70 Стихи
      • 70 Инструкция по запоминанию
      • 71 Поэзия мнемонических образов
  • 75 6. Усвоение иностранных слов
    • 75 Основной метод
    • 78 О чем молчат учебники
  • 81 1. Легион имен в памяти
    • 81 Самый сладкий звук речи
    • 82 Приятно познакомиться
  • 87 8. Запоминаем численную информацию
    • 87 Метаморфозы цифр
    • 89 Буквенно-цифровой код
      • 90 Запоминание БЦК
      • 92 Упражнения для усвоения БЦК
      • 93 Фейк-техники
  • 95 9. Числа, буквы и… звезды
    • 96 Техника ЧДП
      • 98 Создание ЧДП-образов
      • 100 Таблица ЧДП-образов
      • 101 ЧДП-образы для чисел от 00 до 99
      • 107 Размещение ЧДП-образов
      • 108 Разбивка чисел на группы
      • 108 Длина чисел и ЧДП
  • 111 10. Без узелков на память
    • 111 Запоминаем номера телефонов
    • 112 Успеть поздравить
    • 113 Исторические даты: где и когда?
    • 113 Как запоминать пароли
      • 114 Азбука в картинках
      • 115 Русский алфавит в образах
      • 116 Английский алфавит в образах
      • 117 Пароли платежных систем
  • 119 11. Тройка, семерка или туз?
    • 119 Кодирование игральных карт
      • 120 ЧДП для карт
      • 123 52 образа для карт: учим назубок
    • 124 Маршруты для игральных карт
    • 125 Последний этап
  • 127 12. Календарь в голове
    • 127 Точка отсчета — воскресенье
    • 131 Определяем день недели
  • 133 13. Заключительные рекомендации
  • 137 ЧАСТЬ II ЧЕМПИОНАТЫ ПО ЗАПОМИНАНИЮ
    • 137 1. Состязания и участники
    • 141 2. Новые веяния
  • 147 ЧАСТЬ IV ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА: ГОВОРЯТ КОРИФЕИ МНЕМОТЕХНИКИ
    • 145 Интервью с Борисом Конрадом
    • 147 Интервью с Нельсоном Деллисом
  • 151 Послесловие

Инструкция как скачать книгу Станислав Матвеев: Феноменальная память. Методы запоминания информации в форматах DjVu, PDF, DOC или fb2 совершенно бесплатно.

Феноменальная память человека – примеры уникальных людей

Человеческий мозг еще долго будет удивлять ученых и исследователей. Например, такой феномен как память все еще является недостаточно изученным, а потому и довольно интересным и загадочным.

Перед вами несколько удивительных примеров того, как может работать наш мозг и к каким результатом может привести его правильное использование.

1. Доминик О’Брайнен — английский гений, специализирующийся на карточных играх и иностранных языках. Этому мужчине категорически запрещали заходить в казино — он с легкостью запоминал всю колоду и обыгрывал любого противника. Также, О’Брайнен был силен в языках — он запоминал 300 новых слов за один час, а для полного освоения языка ему требовалось всего пара дней. Англичанин даже поставил рекорд: в 1994-ом году он выучил 152 слова на китайском всего за 15 минут!

2. Коллегой О’Брайнена по праву стал Дэниел Таммет. Вот только этот молодой человек, который, кстати, тоже был англичанином, орудовал не языками, а цифрами. После приступа эпилепсии что-то изменилось в сознании Таммета — он начал проводить сложнейшие арифметические расчёты в уме.

3. Еще одним уникальным человеком был выходец из США Ким Пик. Он обладал уникальной фотографической памятью: запоминал с одного взгляда целые страницы текста, помнил все прочитанные книги (12000 штук!), а также с легкостью мог нарисовать прототип карты Америки с точностью до автомобильных дорог. Ким Пик удивительно ориентировался в датах — он мог соотнести любую дату, начиная с 0 года нашей эры, в календаре с днем недели.

4. В семье Пушкиных гением был не только Александр Сергеевич, но и его младший брат Лев Сергеевич. Однажды поэт случайно потерял одну из глав своего произведения «Евгений Онегин». По памяти он ее не помнил, и так глава бы была на веки уничтожена, если бы не помощь брата Льва, по памяти восстановившего роман. Оказалось, что ему достаточно было один раз прочитать и один раз услышать стихотворение, чтобы запомнить его на долгое время.

5. Еще двумя гениальными людьми являются Гу Янлинь и Паула Прентис. Оба могут запомнить гигантское количество телефонных номеров. А Паула работает справочным оператором — она по памяти может подсказать любой из 120000 номеров, адресов и названий компаний и фирм. Удивительно, но в школе у девушки таких способностей не было — она даже не смогла сдать экзамены по математике.

6. О древнегреческом философе Сократе также слагали легенды. По некоторым данным, он знал абсолютно всех жителей своего города и помнил их по именам. В те времена в Афинах проживало более 30 тысяч человек.

Фото: blog.mann-ivanov-ferber.ru

Еще по теме:

Люди-загадки: обладатели феноменальной памяти

Человек, который не умеет забывать

Бабуины обладают феноменальной зрительной памятью

Сверхчеловек живет в каждом из нас

Как обычный человек развил удивительные навыки запоминания: Хили, Фрэнк: 9780595450954: Amazon.com: Книги

Нажмите кнопку «Подписаться» выше, чтобы первым узнавать обо всех моих обновлениях и новостях.

Если вы хотите просмотреть все мои продукты, включая лайф-коучинг, блоги и т. Д., Зайдите на феноменальную память.

Фрэнк Хили — 58-летний мужчина из Нью-Джерси, который помнит каждый день своей жизни с пятилетнего возраста. Он помнит день недели, погоду в своем районе, новости и личные впечатления.В 2011 году Фрэнк был объектом исследования в Калифорнийском университете и является одним из примерно 90 человек, которых они отнесли к категории «очень совершенной автобиографической памяти». Вы можете задать ему любую дату за последние 49 лет, и он скажет вам день недели, погоду и то, что он делал. Его первая книга «Жизнь с феноменальной памятью»; это отчет о умственной гимнастике, которую он использовал для развития своей памяти, а также несколько забавных историй. Фрэнк работает лицензированным профессиональным консультантом и коучем по жизни, который помогает людям улучшить свои навыки памяти.Фрэнк был показан на каналах CBS и NBC Health в местных новостях в Филадельфии. Он трижды был гостем ток-шоу на радио Майкла Смеркониша. Майкл заявил: «Я шесть раз брал интервью у президента Обамы, у бывшего президента Буша в ночь, когда он был избран, и у бывшего президента Джимми Картера. Однако Фрэнк Хили — самый интересный гость, который у меня когда-либо был на моем шоу ». Он был частым гостем на шоу & quot; Be The Star You Are & quot; с Синтией Брайан, телеведущей Опры и гостем австралийского ток-шоу «Восход солнца».Недавно он дал интервью в «Академии Истинной Жизни». с Кларенсом Колдуэллом.

Фрэнк написал трилогию самопомощи под названием «Исцели свои воспоминания». Эти книги включают «Исцелите свои воспоминания, измените свою жизнь»; «Полное руководство по исцелению вашего прошлого» и «Empower. Себя через свои воспоминания » — это книги по самопомощи, в которых рассказывается, как избавиться от плохих чувств из прошлых воспоминаний. Он включает упражнения для исцеления вашего прошлого.Он взял интервью у людей, которые преодолели негативные последствия издевательств в школе, травм головы, прошлых отношений и жестокого обращения в детстве. Как человек, который помнит каждый день своей жизни, ему пришлось научиться освобождать чувства от всех неприятных воспоминаний. Теперь он советует людям поступать так же.

Фрэнк также опубликовал еще одну книгу по kindle «Упражнения для мозга». Эта книга предназначена для улучшения вашей памяти и развития умственных способностей. Он написан с точки зрения коучинга.Фрэнк направляет вас и учит, как быть сообразительным. Тест памяти — первая из серии книг по улучшению памяти. Недавно он опубликовал исправленное издание своего сочинения. «Кто мог забыть». follow.amazon.com/author/frankhealy

Границы | Визуальные перспективы в эпизодической памяти и самосознании

Введение

Когда мы вспоминаем событие, которое мы пережили в прошлом, задействуется особое чувство «я»: мы не только переживаем то, что являемся субъектом сознательного эпизода, но мы также ощущаем себя главными героями сцены воспоминаний.То есть свидетельствующий в настоящем и свидетельствующий в прошлом воспринимаются как один и тот же человек. Это «феноменальное присутствие себя» (Rowlands, 2017). Как можно идентифицировать себя в эпизодической симуляции во время восстановления автобиографической памяти?

Связь между памятью и самосознанием была центральной темой философии памяти; роль памяти в формировании личностной идентичности, психологического «я» и нарратива долгое время была основной областью исследований (Schechtman, 1996; Locke, 2008; Klein and Nichols, 2012; Klein, 2014; Hutto, 2017).В последнее время все больше внимания уделяется самосознанию (Thompson, 2010), самооценке (Klein, 2012; Rowlands, 2017) и иммунитету (Fernández, 2014; Bermudez, 2017) в памяти. Однако я считаю, что вопрос о том, что составляет феноменальное присутствие «я», остается малоизученным. Настоящая статья призвана решить эту проблему.

Одной из важных концепций является концепция «феноменальной единицы идентификации (UI)», которая была недавно введена Метцингером (2013a, b, 2017) для характеристики феноменального свойства, порождающего сознательное переживание «Я есть это».Кандидатами на рассматриваемое феноменальное свойство являются размеры минимального феноменального «я» (MPS), а измененные состояния сознания, такие как внетелесные переживания, иллюзии полного тела, сны и блуждание разума, имели решающее значение. насколько мы понимаем их (Metzinger, 2004, 2013b, 2017; Blanke, Metzinger, 2009; Windt, 2015). Эта статья призвана привлечь внимание к взглядам поля и наблюдателя в эпизодической памяти и предположить, что изучение этих явлений может обеспечить интересный подход к исследованию феноменального присутствия себя и UI в памяти.

Работа начинается с представления феномена смещения точки зрения, а затем разрабатывается целевой вопрос о том, что составляет феноменальное присутствие «я». Затем я утверждаю, что запоминание с точки зрения наблюдателя — это стабильное состояние сознания, которое отличается от автоскопических явлений в отношении размеров MPS и как таковое может обеспечить интересный подход к исследованию идентификации в памяти и ее степени. В документе также отмечается, что изучение перспектив в эпизодической памяти может выявить эмпирические и концептуальные вопросы, касающиеся взаимоотношений между MPS и расширенным «я».

Стоит отметить, что «память» — двусмысленный термин и используется для обозначения полученной информации в этой статье. Кроме того, обсуждение здесь ограничивается «эпизодической памятью», своего рода декларативной памятью, содержание которой является реконструкцией события в прошлом с временным, пространственным и самореференциальным контекстом (Tulving, 1983; Klein, 2015). Феноменально мы ощущаем, как будто мысленно путешествуем во времени и «заново переживаем» событие, которое когда-то пережили. Более того, память рассматривается как своего рода сознательная или эпизодическая симуляция.Согласно «каркасу конструктивной памяти» Schacter et al. (1998) репрезентации переживаний концептуализируются как «паттерны черт», которые представляют различные грани переживаний. Извлечение реализуется посредством процесса завершения шаблона, который позволяет подмножеству функций включать прошлый опыт (Schacter, 1999, 2001; Schacter and Addis, 2007; Schacter et al., 2011). Предполагается, что механизм построения памяти является общим для других ментальных феноменов, включая мышление будущего и контрфактическое мышление (Buckner and Carroll, 2007; Schacter et al., 2008; Де Бригар, 2013).

Перспективы поля и наблюдателя при моделировании эпизодов

Я вижу себя танцующим на вечеринке в университете. Я помню свою одежду и свои ноги (то, как они двигались). Внезапно я оказываюсь «внутри своего тела» и смотрю наружу. Парень, которого я немного знаю, проходит мимо меня и говорит: «Ты сегодня хорошо выглядишь» (Бернтсен и Рубин, 2006, стр. 1193).

Восприятие визуальных образов обычно используется при запоминании события, и при воспоминании могут быть приняты две точки зрения: поле и наблюдатель.Когда кто-то вспоминает что-то с полевой точки зрения, событие рассматривается с визуальной точки зрения от первого лица представленного я. Визуально-пространственное изображение происходит с той же точки зрения, что и при кодировании. Напротив, тот, кто помнит, может принять точку зрения наблюдателя, в которой событие визуализируется с внешней точки зрения. Перспективы наблюдателя расположены за пределами изображаемого тела и могут варьироваться в зависимости от пространственного положения в зависимости от нескольких факторов. В приведенном выше отчете о воспоминаниях субъект сначала испытал воспоминание с точки зрения наблюдателя, а затем переключился на полевую перспективу.

Несмотря на трудность установления фактического соотношения воспоминаний с точки зрения наблюдателя и воспоминаний с точки зрения поля, было высказано предположение, что точка зрения наблюдателя может быть более распространенной, чем первоначально предполагалось (Rice and Rubin, 2011). Межкультурное исследование преобладания двух визуальных точек зрения в воображаемых событиях во время блуждания мыслей показало, что почти половина (46%) участников сообщили, что чаще всего используют визуальную перспективу от третьего лица (Christian et al., 2013). Кроме того, McDermott et al. (2016) показали, что будущие события с большей вероятностью можно представить с точки зрения наблюдателя. Хотя склонность к восприятию точки зрения наблюдателя может отличаться в памяти, эти исследования показывают, что точки зрения наблюдателя можно найти в значительном меньшинстве ментальных событий.

В последнее время тема визуальной перспективы в памяти привлекла внимание в когнитивной психологии. Исследования зрительно-пространственных перспектив были сосредоточены на его влиянии на эмоциональную интенсивность (Berntsen, Rubin, 2006), содержание воспоминаний (Mcisaac, Eich, 2002), личную преемственность (Libby and Eibach, 2002; Libby et al., 2005), самопроекции (D’Argembeau and Van Der Linden, 2004), правдивости (или точности) памяти (Heaps and Nash, 2001) и связи с клиническими расстройствами, такими как посттравматическое стрессовое расстройство (Porter и Birt, 2001; Berntsen et al., 2003; Mcisaac and Eich, 2004) и дисморфофобия (Osman et al., 2004). Райс и Рубин (2009) изучали взаимосвязь между взглядами поля и наблюдателя в данном эпизоде ​​памяти. Можем ли мы пережить один вспоминаемый опыт более чем с одной точки зрения? Взаимоисключающая структура, которая предполагается во многих исследованиях перспективы в памяти (например,g., Nigro and Neisser, 1983), предполагает, что мы воспринимаем либо поле, либо точку зрения наблюдателя, но не то и другое одновременно, при одной попытке поиска. Однако дополнительные и независимые подходы предполагают, что обе точки зрения могут быть реализованы. Более широкое принятие одной точки зрения требует меньшего принятия другой в соответствии с дополнительной структурой, в то время как две точки зрения независимы друг от друга в независимой структуре. То, как концептуализируются их отношения, определяет, как следует оценивать перспективу в памяти.Используя различные методы измерения и исследуя, как две точки зрения соотносятся с оценками яркости, Райс и Рубин (2009) предоставляют доказательства в поддержку независимой концепции.

Феноменальное присутствие себя в эпизодической памяти

Каждое эпизодическое воспоминание — с точки зрения поля или наблюдателя — влечет за собой ощущение себя (Tulving, 1985; Klein, 2012, 2015). Каждый помещает одного — субъекта, который вспоминает — в контакт с событием, в котором участвует он сам — кого вспоминают — и приводит к вопросу: как можно идентифицировать себя в эпизодической симуляции во время восстановления автобиографической памяти? Чтобы проиллюстрировать проблему, попробуйте вспомнить общественное событие в прошлом, например недавнее воссоединение семьи.Весьма вероятно, что вы вспоминаете событие с точки зрения поля (если нет, пожалуйста, переключитесь на полевую перспективу; я буду называть это «запоминанием с точки зрения поля»). Как вы идентифицируете себя среди других людей, представленных в вашей памяти? Этот вопрос может показаться абсурдным при рассмотрении случая, когда человек вспоминает событие с точки зрения поля. Вы «заново переживаете» с точки зрения ваших смоделированных глаз, аналогично исходному опыту во время кодирования; вы, вероятно, также воплощены в смоделированном теле.Эгоцентрический центр совпадает с положением вашего тела. Давайте тогда попробуем вспомнить событие с точки зрения наблюдателя. (Не стесняйтесь вспоминать любое событие, если опыт исходит из точки наблюдения наблюдателя. Здесь это будет упоминаться как «запоминание с точки зрения наблюдателя».) И снова несколько человек представлены в вашем эпизодическом воспоминании, как если бы они появлялись в вашем поле зрения, но на этот раз один из них — вы. Что позволяет вам успешно идентифицировать себя?

Сравните опыт запоминания с точки зрения наблюдателя с запоминанием себя на групповой фотографии.Они различаются по нескольким причинам: во-первых, вы, вероятно, узнаете себя на фотографии по своему лицу, прическе, старому предмету одежды или другим внешним свойствам или комбинации свойств. Однако при запоминании с точки зрения наблюдателя, даже иногда без репрезентаций узнаваемых черт, которые могли бы позволить идентификацию, этот человек воспринимается как вы непосредственно и непосредственно. Кроме того, субъективно вы не испытываете многих — если вообще какие-либо — различий в способах идентификации при запоминании с точки зрения наблюдателя по сравнению с запоминанием с точки зрения поля.Во-вторых, узнавая себя на фотографии, вы можете усомниться в том, что человек на этом изображении действительно был вами; однако в автобиографическом воспоминании нет такого сомнения. В-третьих, такая идентификация прочна во всех переживаниях эпизодической автобиографической памяти. Это считается необходимым для эпизодической памяти Тулвингом (1983, 1985), который считал запоминание выражением автономного сознания.

Отождествление с этими чертами также присутствует в некоторых формах будущего мышления, воображения, блуждания разума и сновидений (Rosen and Sutton, 2013).Обращаясь к проблеме идентификации, Метцингер (2013a, b, 2017) представил концепцию феноменального UI для характеристики феноменального свойства, которое порождает сознательное переживание «Я есть это», то есть феноменального присутствия себя. Я исследую идентификацию и UI в памяти с точки зрения наблюдателя после следующего раздела, в котором я утверждаю, что запоминание с точки зрения наблюдателя само по себе является интересным явлением с точки зрения измерений MPS.

Размеры MPS в памяти

Что такое минимальная форма самосознания и каковы ее условия? Многие исследования МПС и телесного самосознания были сосредоточены на аутоскопических явлениях, особенно на внетелесных переживаниях.Для характеристики различных форм аутоскопических явлений предлагаются три измерения MPS: самоопределение, самоидентификация и слабая перспектива от первого лица (слабая 1PP) (Blanke and Metzinger, 2009). Само-расположение означает нахождение в пространственно-временной точке или пространстве, которое в стандартной ситуации было бы локализовано внутри представленного тела; самоидентификация — это глобальная идентификация тела в целом; а слабый 1ПП — геометрическое происхождение эгоцентрической зрительно-пространственной модели реальности.

Эти концепции позволяют четко охарактеризовать аутоскопические явления, такие как аутоскопические галлюцинации, геаутоскопия и внетелесные переживания (Blanke and Mohr, 2005; Blanke and Metzinger, 2009). Люди с аутоскопическими галлюцинациями видят иллюзорного двойника своего тела во внеличностном пространстве, в то время как их зрительно-пространственная перспектива (слабый 1PP) и место их переживания воплощения остаются неизменными (самоопределение и самоидентификация). Во время внетелесных переживаний самооценка и слабый 1ПП находятся вне физического тела, тогда как отождествление с физическим телом теряется, и вместо этого он отождествляется с иллюзорным телом.Геоскопия считается промежуточной формой между аутоскопическими галлюцинациями и внетелесными переживаниями. Лица с геаутоскопией, испытывающие иллюзорное тело и внеличностное пространство, не могут определить свое местоположение и самоидентификацию, а происхождение их слабого 1PP, как сообщается, либо чередуется между реальным и иллюзорным телами, либо существует в обоих местах одновременно. . В последнее время бестелесные переживания, такие как асоматические внетелесные переживания и бестелесные сны, были призваны аргументировать необходимость самоидентификации для феноменальной минимальной самости и предполагать, что требуется только переживание пространственно-временного самоопределения (Windt , 2010; Метцингер, 2013б).

Следует отметить одно существенное различие между запоминанием и аутоскопическим феноменом, прежде чем исследовать три измерения МПС в эпизодической памяти. Что касается запоминания, то наличие эпизодической памяти означает наличие опыта, подобного восприятию: мысленно моделируется виртуальный мир, в котором находится виртуальное тело человека. Напротив, иллюзорное тело переживается во внеличностном пространстве реального мира в автоскопических явлениях. Кроме того, в отличие от аутоскопических явлений, запоминание включает в себя опыт временного самоопределения в прошлом, что способствует автономному сознанию.Автоноэтическое сознание позволяет мысленно проецировать себя назад к пережитым событиям и обеспечивает знакомый феноменальный привкус воспоминаний, характеризующихся «прошлым» (Tulving, 1983, 1985).

Каким образом самооценка, самоидентификация и слабая 1ПП проявляются в запоминании? Во время воспоминания с точки зрения поля в эпизодическом смоделированном мире три измерения MPS совпадают и локализованы в границах виртуального тела. Напротив, когда мы вспоминаем событие с точки зрения наблюдателя, источник нашей зрительно-пространственной перспективы по определению находится вне виртуального тела; его расположение зависит от содержания воспоминаний и ряда других факторов (Rice, 2010).Но как насчет самоидентификации и самоопределения?

Можно предположить, что несвязанная зрительно-пространственная перспектива приводит к снижению самоидентификации; однако некоторые исследования в области спортивной психологии оспаривают эту идею. Перспективы важны при исследовании того, как образные перспективы влияют на выполнение данного навыка. Предполагалось, что опыт в спорте связан с более широким использованием внутренних образов (т. Е. Изображений с полевой точки зрения; например, Mahoney and Avener, 1977) и кинестетических образов — i.е., моделирование соматосенсорных последствий воображаемого движения, таких как проприоцепция (Stinear, 2010), может быть выполнено или будет более легко выполнено только с внутренним образом (например, Hale, 1982). Однако Дана и Гозалзаде (2017) обнаружили, что внешние образы более эффективны для открытых форм выполнения навыков, которые включают «изменение условий окружающей среды, межпробную изменчивость, перемещение тела и манипулирование объектами» (стр. 4) в теннисе (например, точность удара справа), но внутренние образы для закрытых форм (например,г., точность подачи). Кроме того, Каллоу и Харди (2004) исследовали силу взаимосвязи между визуальными образами и кинестетическими образами и не обнаружили значительной корреляции, когда испытуемым предлагалось представить, как они наблюдают за кем-то с внешней точки зрения. Тем не менее, наблюдалась значительная корреляция между внешними и кинестетическими образами, когда испытуемых просили представить, как они «наблюдают за собой» с внешней точки зрения, но не между внутренними и кинестетическими образами.Авторы предполагают, что корреляция была связана с формой выполнения, задействованной в этом исследовании, которая требует большего «пространственного позиционирования движения» и «визуальной привязки его местоположения». Эти исследования показывают, что диссоциированный слабый 1PP может вызвать более сильную идентификацию с виртуальным телом в определенных ситуациях.

Что касается самообслуживания, остается неясным, где оно находится; это, конечно, вопрос, открытый для экспериментального исследования. Согласно вышеупомянутым исследованиям, открытые формы выполнения навыков больше выигрывают от изображений с точки зрения наблюдателя, и этот тип навыков включает в себя мониторинг постоянно меняющихся факторов окружающей среды и их пространственных отношений с внешними объектами.Предполагается, что опыт с точки зрения наблюдателя может привести к более точному зрительно-пространственному расположению себя — где точность относится к степени, в которой пространственное отношение между собственным местоположением и виртуальным телом в эпизодической симуляции соответствует пространственному отношению между собой. местоположение и физическое тело или объекты в реальности, и что такой эффект также может быть обнаружен в памяти. Предполагается, что при запоминании с точки зрения наблюдателя самооценка остается в пределах границ тела.

Если анализ верен, запоминание с точки зрения наблюдателя — это феномен, в котором слабый 1PP отделяется от самоидентификации и самоопределения, что вряд ли можно найти в аутоскопических явлениях. Учитывая, что такое разделение также присутствует в сновидениях (Rosen and Sutton, 2013), запоминание с точки зрения наблюдателя может служить стабильным состоянием сознания, отличным от автоскопических явлений и которым можно легко манипулировать и оценивать.

Идентификация в памяти с точки зрения наблюдателя

Возвращаясь к вопросу о том, как мы идентифицируем себя в памяти (а также в будущем мышлении и снах) с точки зрения наблюдателя, UI — определяемый как феноменальное свойство, которое дает начало сознательному переживанию «Я есть это» — может быть связаны с рядом различных феноменальных свойств и используются для характеристики различных состояний сознания, таких как блуждание разума (Metzinger, 2013a, 2017) и сны (Metzinger, 2013b).Согласно теории пользовательского интерфейса (Metzinger, 2013b), пользовательский интерфейс может динамически изменяться, поскольку мы «постоянно ищем источник максимальной инвариантности» (стр. 5) и отождествляем себя с ним. В стандартной ситуации, в которой мы воспринимаем себя как воплощенных агентов, кандидаты UI — это содержимое нашего тела в целом и агентивный опыт контроля над своими телесными действиями (Metzinger, 2013a, p. 10), тогда как когда мы переживаем как эпистемический агент UI — это «эпистемическая агентная модель» (EAM), определяемая как сознательная саморепрезентация наличия эпистемического самоконтроля (например,g., поддерживая отношение знания к определенным частям реального / виртуального мира, телу и самому себе) (Metzinger, 2013b, 2015). Во многих случаях, включая запоминание с точки зрения наблюдателя, пользовательский интерфейс может быть их комбинацией.

Концепция UI позволяет нам охарактеризовать эпизодическую память с точки зрения поля и наблюдателя. Как и блуждание разума (Metzinger, 2013a), каждое начало и конец эпизодической автобиографической симуляции — от реального мира и модели себя до виртуального (прошлого) мира, а также модели самого себя или обратно — это сдвиг пользовательского интерфейса. .Однако, в отличие от блуждания разума, которое включает в себя причинно обусловленные бессознательные процессы, эпизодическое моделирование также может быть инициировано намеренно, и, следовательно, смещения пользовательского интерфейса не обязательно сопровождаются кратковременной потерей самосознания, т. Е. «Саморепрезентационным морганием» (SRB ) (Метцингер, 2013а). Кроме того, в эпизоде ​​памяти может быть больше сдвигов UI.

Проблема здесь в том, смещается ли пользовательский интерфейс при изменении точки обзора, с которой он вспоминает, — с поля зрения на точку зрения наблюдателя или наоборот.В связи с этим мы могли бы спросить: что представляет собой UI при запоминании с точки зрения наблюдателя? Для учета пользовательского интерфейса в этом особом случае, когда происхождение слабого 1PP не связано с самоопределением и самоидентификацией, доступны три варианта.

Первая возможность — отождествить себя с «наблюдателем» — чтобы UI совпадал либо с зрительно-пространственной перспективой, либо с EAM. Это интуитивно понятно при рассмотрении ссылок на себя в отчете о памяти, например, «Я вижу себя танцующим на вечеринке в университете» (Бернтсен и Рубин, 2006, стр.1193). Местоимение от первого лица относится к «наблюдателю» как к эпистемическому агенту. В этом случае UI переключается с воплощенного агента на бестелесного эпистемического агента при изменении точки обзора с поля на точку зрения наблюдателя. Однако можно также идентифицировать себя с «главным героем»; здесь пользовательский интерфейс может быть содержанием виртуального образа тела или ощущением телесной активности. Открытие того, что образы с точки зрения наблюдателя в значительной степени связаны с кинестетическими образами только тогда, когда субъекты представляют, что наблюдают за собой (Callow and Hardy, 2004), предполагает, что мы можем ощущать себя отождествляющими себя с воплощенным агентом, и никакое переключение пользовательского интерфейса не сопровождает визуальное изменение перспективы.

Рассмотрим третью возможность: UI формируется как феноменальным воплощенным агентством, так и эпистемическим агентством, а также отношениями между ними, такими как пространственные отношения (например, расстояние, спереди / сзади и высота). Райс и Рубин (2011) обнаружили, что расположение точки обзора, с которой человек вспоминает с точки зрения наблюдателя, надежно связано с вспоминаемыми событиями. Например, запоминание разговора лицом к лицу и группового выступления, соответственно, создавало образы рядом с главным героем и изображения на расстоянии, тогда как воспоминание о проведении индивидуальной презентации и воспоминание о несчастном случае, соответственно, создавало образы с точки зрения перспективы в перед главным героем и изображениями сзади.

Чтобы быть более конкретным, в запоминании с точки зрения наблюдателя, если отношения между наблюдающим агентом и воплощенным агентом — главным героем — вносят свой вклад в UI, предполагается, что существует связь между отношениями и степенью UI. Ни одно известное мне эмпирическое исследование не позволило оценить такую ​​связь. Однако, если мы рассматриваем запоминание с полевой точки зрения как одну из крайностей такой взаимосвязи, некоторые имеющиеся в настоящее время данные косвенно подтверждают такую ​​гипотезу.Связь между перспективами и личной оценкой самоизменения изучалась Либби и Эйбахом (2002) и Либби и др. (2005). Они обнаружили, что совместимость между текущими представлениями о себе (например, религиозными убеждениями, политическими взглядами и характером их отношений) и действиями, визуализируемыми в памяти, влияет на точки зрения, с которых субъекты рассматривают сцену: как правило, рассматриваются конфликтующие действия. с точки зрения наблюдателя, в то время как совместимые действия рассматриваются с точки зрения поля (Libby and Eibach, 2002).UI в запоминании предлагает интересную перспективу понимания феноменального присутствия себя в памяти и чувства идентичности, которое я проиллюстрирую далее.

Степень феноменального присутствия себя и чувство идентичности

Одно из следствий третьей концептуальной возможности, согласно которой UI частично конституируется отношениями между эпистемическим агентом и воплощенным агентом в памяти, состоит в том, что наше феноменальное чувство себя может проявляться постепенно. Факторы, влияющие на определение степени идентификации, могут повлиять на рассматриваемые отношения.В степени идентификации учитывается ряд различий между чертами и состоянием. Что касается различий в чертах, некоторые люди более способны формировать UI, чем другие (D’Argembeau and Van Der Linden, 2006). Между тем, различия в состоянии иллюстрируют различную вероятность интеграции возможной модели в текущую. Некоторые возможные модели с большей вероятностью будут интегрированы в текущую самомодель, чем другие. Разница во многом зависит от текущего состояния системы и совместимости автобиографического и эмоционального содержания текущего состояния и данного возможного состояния.Поскольку система постоянно стремится к максимальной согласованности, для успешной интеграции доступна форма интеграции, позволяющая «дистанцироваться» между текущей и прошлой (или будущей) моделью себя; в этом случае запоминание (или мышление о будущем) с точки зрения наблюдателя сопровождается ослаблением чувства идентичности. С другой стороны, в некоторых конкретных случаях, когда информация, полученная с точки зрения наблюдателя (например, о местонахождении человека в группе), требуется или может способствовать успешной интеграции, запоминание с точки зрения наблюдателя может вызвать усиленное чувство идентичности.

Этот взгляд перекликается с понятием «самоудаление» в когнитивной терапии (Kross and Ayduk, 2016). Процесс самоудаления относится к механизму, который позволяет субъектам анализировать свой прошлый опыт с точки зрения самоотстраненности, а не с точки зрения погружения. Основная идея заключается в том, что побуждение субъектов к анализу негативных переживаний с иммерсивной точки зрения заставит их сосредоточиться на эмоционально возбуждающей особенности переживания, в то время как отстраненная от себя перспектива сместит акцент на реконструкцию эпизода способами, которые предлагают чувство проницательности и замкнутости.Сдвиг визуальной перспективы — распространенная техника: испытуемых просят «сделать несколько шагов назад» и наблюдать за происходящим с ними «с точки зрения мухи на стене» (эпизодическое моделирование с точки зрения наблюдателя; Кросс и Айдук, 2016, с. 87). Существуют различные типы доменов дистанцирования (например, разговор с самим собой не от первого лица в лингвистической области), и все они связаны между собой, поскольку увеличение расстояния в одной области приводит к увеличению расстояния в других областях.

Кроме того, степень UI в памяти — как опыт степени, в которой человек отождествляет себя с смоделированным прошлым «я» — может использоваться для понимания чувства идентичности или непрерывности.Следует отметить, что существует различие между чувством идентичности (или чувством непрерывности) и метафизическими отношениями идентичности; здесь вызывает беспокойство только первое. В отличие от метафизических отношений, чувство идентичности — это феноменологическая концепция: поскольку мы ощущаем себя существующими не только в настоящий момент, но также и в прошлом и потенциально в будущем, концепция относится к нашему ощущению, что мы являемся расширенным во времени. бытие (ср. автобиографическое «я» в Damasio, 1999).Дело здесь в том, чтобы указать, что изучение перспектив и измерений MPS в эпизодической симуляции (воспоминание, будущее и контрфактическое мышление) может открыть новые возможности для понимания связи между MPS и расширенным «я» (Gallagher, 2000).

Заключение

Вместе понятие UI и особый случай запоминания с точки зрения наблюдателя предлагают способ понимания феноменального присутствия себя в эпизодической памяти и того, как оно связано с нашим чувством идентичности.Я показал, насколько конкретный стиль запоминания имеет отношение к исследованиям феноменальной самости и идентификации в памяти. Анализ может быть расширен для изучения будущего мышления и косвенных снов (Rosen and Sutton, 2013) и может дать информацию по различным вопросам, от теоретических исследований философии памяти до клинических применений в когнитивной терапии.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Я благодарен редакторам и двум рецензентам за их полезные комментарии к более ранним версиям этой статьи.

Сноски

  1. Термин «память» может относиться к нейрокогнитивной способности, гипотетическому хранилищу, сохранению информации, поиску информации или феноменальному осознанию запоминания (Tulving, 2000).
  2. Обратите внимание, что «оживление» здесь используется в широком смысле, поскольку допускается искажение памяти и переключение перспективы. В соответствии с Саттоном (2010), конструктивная память и память с точки зрения наблюдателя считаются подлинными.
  3. Построение памяти ограничено различными факторами, включая текущую цель организма (Conway, 2005), текущую среду (Anderson and Schooler, 1991) и предшествующие знания (Hemmer and Steyvers, 2009).
  4. Однако это не означает, что семантическая память не может быть референциальной или относящейся к самому себе. Контекстно зависимая личная информация может находиться в семантической памяти: «личной семантической памяти» (Копельман и др., 1989).
  5. Отсутствие узнаваемых особенностей может быть связано с пониженной яркостью или точностью восстановления памяти (Marcotti and St. Jacques, 2018) или принятой точкой обзора, которая предотвращает некоторые или любые внешние свойства, представленные в визуальной сцене.

Список литературы

Андерсон Дж. Р. и Скулер Л. Дж. (1991). Отражения окружающей среды в памяти. Psychol. Sci. 2, 396–408. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1991.tb00174.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бермудес, Дж. Л. (2017). «Память и самосознание», в Справочник Рутледжа по философии памяти , ред. С. Бернекер и К. Микаэлиан (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж), 180–191.

Google Scholar

Бернтсен, Д., Мортен, В., и Рубин, Д.С. (2003). Разрозненные воспоминания или яркие ориентиры? Качества и организация травматических воспоминаний с посттравматическим стрессовым расстройством и без него. Прил. Cogn. Psychol. 17, 675–693. DOI: 10.1002 / acp.894

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бланке О. и Мор К. (2005). Вне тела, геаутоскопия и аутоскопические галлюцинации неврологического происхождения: последствия для нейрокогнитивных механизмов телесного осознания и самосознания. Brain Res.Ред. 50, 184–199. DOI: 10.1016 / j.brainresrev.2005.05.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каллоу, Н., и Харди, Л. (2004). Взаимосвязь между использованием кинестетических образов и различными перспективами визуальных образов. J. Sports Sci. 22, 167–177. DOI: 10.1080 / 02640410310001641449

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристиан, Б. М., Майлз, Л. К., Паркинсон, К., и Макрей, К.Н. (2013). Визуальная перспектива и характеристики блуждающего ума. Фронт. Psychol. 4: 699. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00699

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дамасио, А. (1999). Чувство происходящего: тело и эмоции в создании сознания. Психиатрические службы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харкорт Брейс.

Google Scholar

D’Argembeau, A., and Van Der Linden, M. (2004). Феноменальные характеристики, связанные с проецированием себя назад в прошлое и вперед в будущее: влияние валентности и временной дистанции. Сознательное. Cogn. 13, 844–858. DOI: 10.1016 / j.concog.2004.07.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Д’Аргембо А. и Ван дер Линден М. (2006). Индивидуальные различия в феноменологии мысленных путешествий во времени: эффект ярких визуальных образов и стратегий регулирования эмоций. Сознательное. Cogn. 15, 342–350. DOI: 10.1016 / j.concog.2005.09.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Бригар, Ф.(2013). Память для воспоминаний? Воспоминание как форма эпизодического гипотетического мышления. Synthese 191, 155–185. DOI: 10.1007 / s11229-013-0247-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернандес, Дж. (2014). Память и невосприимчивость к ошибкам из-за неправильной идентификации. Rev. Philos. Psychol. 5, 373–390. DOI: 10.1007 / s13164-014-0193-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлахер, С. (2000). Философские представления о себе: значение для когнитивной науки. Trends Cogn. Sci. 4, 14–21. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (99) 01417-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейл, Б. Д. (1982). Влияние внутренних и внешних образов на мышечные и глазные сопутствующие заболевания. J. Sport Psychol. 4, 379–387. DOI: 10.1123 / jsp.4.4.379

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хутто, Д. Д. (2017). «Память и повествование», в Справочник Рутледжа по философии памяти , ред.Бернекер и К. Михаэлиан (Абингдон: Рутледж), 192–204. DOI: 10.4324/9781315687315

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кляйн, С. Б. (2012). Я, память и эффект самоотнесения: исследование концептуальных и методологических вопросов. чел. Soc. Psychol. Ред. 16, 283–300. DOI: 10.1177 / 1088868311434214

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кляйн, С.Б., Николс, С. (2012). Память и чувство индивидуальности. Mind 121, 677–702. DOI: 10.1093 / mind / fzs080

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Копельман, М. Д., Уилсон, Б. А., и Баддели, А. Д. (1989). Интервью с автобиографической памятью: новая оценка автобиографической и личной семантической памяти у пациентов с амнезией. J. Clin. Exp. Neuropsychol. 11, 724–744. DOI: 10.1080 / 01688638

0928

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Айдук, О.(2016). Самодистанцирование: теория, исследования и текущие направления. Достижения экспериментальной социальной психологии , 1-е изд. Амстердам: Elsevier Inc, DOI: 10.1016 / bs.aesp.2016.10.002

CrossRef Полный текст

Либби, Л. К., и Эйбах, Р. П. (2002). Оглядываясь назад во времени: изменение самооценки влияет на визуальную перспективу в автобиографической памяти. J. Pers. Soc. Psychol. 82, 167–179. DOI: 10.1037 / 0022-3514.82.2.167

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либби, Л.К., Эйбах Р. П. и Гилович Т. (2005). Вот посмотрите на меня: влияние точки зрения памяти на оценку личных изменений. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 50–62. DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.1.50

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Локк, Дж. (2008). Очерк о человеческом понимании. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Махони М. Дж. И Авенер М. (1977). Психология спортсмена высокого уровня: исследовательское исследование. Cogn. Ther. Res. 1, 135–141. DOI: 10.1007 / BF01173634

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маркотти П. и Сен-Жак П. Л. (2018). Сдвиг визуальной перспективы во время поиска в памяти снижает точность последующих воспоминаний. Память 26, 330–341. DOI: 10.1080 / 09658211.2017.1329441

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макдермотт, К. Б., Вулдридж, К. Л., Райс, Х. Дж., Берг, Дж. Дж., И Шпунар, К.К. (2016). Визуальная перспектива в запоминании и эпизодическая мысль о будущем. Q. J. Exp. Psychol. 69, 243–253. DOI: 10.1080 / 17470218.2015.1067237

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mcisaac, H. K., and Eich, E. (2002). Преимущество в эпизодической памяти. Психон. Бык. Ред. 9, 146–150. DOI: 10.3758 / BF03196271

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Метцингер, Т. К. (2004). Быть никем: Самомодельная теория субъективности. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Метцингер, Т. К. (2013b). Чем интересны сны философам? Пример минимальной феноменальной самости плюс повестка дня для будущих исследований. Фронт. Psychol. 4: 746. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00746

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Метцингер, Т. К. (2015). М-Автономия. J. Сознание. Stud. 22, 270–302.

Google Scholar

Метцингер, Т.К. (2017). «Почему блуждание разума интересно философам», в Оксфордский справочник спонтанной мысли: блуждание разума, творчество, сновидения и клинические состояния, , ред. С. Р. Киран, Фокс и К. Кристофф (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Оксфордский университет Press), 1–27.

Google Scholar

Нигро, Г., Нейссер, У. (1983). Точка зрения в личных воспоминаниях. Cogn . Psychol. 15, 467–482. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (83)

-6

CrossRef Полный текст

Осман, С., Купер, М. Дж., Хакман, А., и Вил, Д. (2004). Спонтанно возникающие образы и ранние воспоминания у людей с дисморфическим расстройством тела. Память 12, 428–436. DOI: 10.1080 / 09658210444000043

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Портер С. и Бирт А. Р. (2001). Является ли травматическая память особенной? Сравнение характеристик травматической памяти с воспоминаниями о других эмоциональных переживаниях. Прил. Cogn. Psychol. 15, S101 – S117.DOI: 10.1002 / acp.766

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райс, Х. Дж. (2010). «Видеть, где мы находимся: обзор визуальной перспективы и восстановления памяти», в New Perspectives in Cognitive Psychology. Акт воспоминания: к пониманию того, как мы вспоминаем прошлое , изд. Дж. Х. Мейс (Нью-Джерси, Нью-Джерси: Уайли-Блэквелл), 228–258. DOI: 10.1002 / 9781444328202.ch20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райс, Х. Дж., И Рубин, Д.С. (2009). Я могу видеть это в обоих направлениях: визуальные перспективы от первого и третьего лица при извлечении. Сознательное. Cogn. 18, 877–890. DOI: 10.1016 / j.concog.2009.07.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райс, Х. Дж., И Рубин, Д. К. (2011). Воспоминание под любым углом: гибкость визуальной перспективы во время поиска. Сознательное. Cogn. 20, 568–577. DOI: 10.1016 / j.concog.2010.10.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розен, М., и Саттон, Дж. (2013). Саморепрезентация и перспективы во сне. Philos. Комп. 8, 1041–1053. DOI: 10.1111 / phc3.12082

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роулендс, М. (2017). Память и личность: феноменология, наука и автобиография. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Шактер, Д. Л. (1999). Семь грехов памяти: выводы из психологии и когнитивной нейробиологии. Am. Psychol. 54, 182. DOI: 10.1037 / 0003-066X.54.3.182

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шактер, Д. Л. (2001). Семь грехов памяти: как разум забывает и помнит. Бостон, Массачусетс: Houghton Mifflin.

Google Scholar

Шактер, Д. Л., Норман, К. А., и Кутсталь, В. (1998). Когнитивная нейробиология конструктивной памяти. Annu. Rev. Psychol. 49, 289–318. DOI: 10.1146 / annurev.psych.49.1.289

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шехтман, М.(1996). Конституция Я. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета.

Google Scholar

Стинеар, К. М. (2010). «Кортикоспинальное облегчение во время воображения движений», в Нейрофизиологические основы ментальных и моторных образов , ред. А. Гийо и К. Колле (Oxford: Oxford University Press), 47–61. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199546251.003.0004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Саттон, Дж. (2010). Перспектива наблюдателя и сосредоточенная память: некоторые загадки о точке зрения в личной памяти. Philos. Stud. 148, 557–568. DOI: 10.1016 / j.jep.2011.11.008.An

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томпсон, Э. (2010). «Память и рефлексивное осознавание», в «Я, не я?»: Перспективы аналитических, феноменологических и индийских традиций, , ред. М. Сидериц, Э. Томпсон и Д. Захави (Oxford: Oxford University Press).

Google Scholar

Тулвинг, Э. (1983). Элементы эпизодической памяти. Оксфорд: Clarendon Press.

Google Scholar

Тулвинг, Э. (2000). «Концепции памяти», в Оксфордский справочник по памяти , ред. Э. Тулвинг и Ф. И. М. Крейк (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 33–43.

Google Scholar

Виндт, Дж. М. (2010). Иммерсивная пространственно-временная модель сновидения галлюцинаций. Phenomenol. Cogn. Sci. 9, 295–316. DOI: 10.1007 / s11097-010-9163-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виндт, Дж.М. (2015). Сновидение: концептуальная основа философии разума и эмпирических исследований. Сновидения 31, 150–154. DOI: 10.1080 / 09515089.2017.1338342

CrossRef Полный текст | Google Scholar

BBS278 481..548

% PDF-1.3 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > транслировать Acrobat Distiller 7.0.5 (Windows) 3B2 Total Publishing System 8.07f / W2008-03-12T20: 37: 23 + 05: 012017-04-11T01: 54: 08 + 00: 00application / pdf

  • BBS278 481..548
  • Не для дальнейшего распространения, если это не разрешено Лицензией или письменным разрешением Cambridge University Press.
  • https://doi.org/10.1017/S0140525X07002804
  • Библиотека UCLA
  • Загружено с https://www.cambridge.org/core. Библиотека UCLA, 11 апреля 2017 г. в 01:54:08, в соответствии с условиями использования Cambridge Core, доступно по адресу https: /www.cambridge.org/core/terms.
  • uuid: f99a0cf2-3e59-45e5-a7ac-57bd3c1e9ea7uuid: 7bf587e9-4d5f-4e82-a893-ad6198cedeb1 конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > эндобдж 33 0 объект > эндобдж 34 0 объект > эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > эндобдж 37 0 объект > эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект > эндобдж 40 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 42 0 объект > эндобдж 43 0 объект > эндобдж 44 0 объект > эндобдж 45 0 объект > эндобдж 46 0 объект > эндобдж 47 0 объект > эндобдж 48 0 объект > эндобдж 49 0 объект > эндобдж 50 0 объект > эндобдж 51 0 объект > эндобдж 52 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 65 0 объект > эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 69 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 72 0 объект > эндобдж 73 0 объект > эндобдж 74 0 объект > эндобдж 75 0 объект > эндобдж 76 0 объект > эндобдж 77 0 объект > эндобдж 78 0 объект > эндобдж 79 0 объект > эндобдж 80 0 объект > эндобдж 81 0 объект > эндобдж 82 0 объект > транслировать x +

    МОЗГ ВЕРХ ВНИЗ


    Обучение Как возбудить любопытство

    Когда Вы заходите в комнату и забываете, что собирались там делать

    Если показать гроссмейстера по шахматам шахматная доска, на которой идет игра, он может запоминать точные позиции всего за несколько секунд.Но если взять столько же штук, распределите их в случайном порядке на шахматной доске, затем попросите его запомнить их он не сделает лучше, чем вы или я. Почему? Потому что в первом случае он использует его отличное знание правил игры для быстрого устранения любых позиций что невозможно, и его многочисленные воспоминания о прошлых играх проводить аналогии с текущей ситуацией на доске.


    Обучение — это процесс что позволяет нам сохранять полученную информацию, аффективные состояния и впечатления, которые может повлиять на наше поведение.Обучение — это основная деятельность мозга, в которой этот орган постоянно изменяет свою структуру, чтобы лучше отражать переживания что у нас было.

    Обучение тоже можно приравнять с кодировкой, первый шаг в процессе запоминания. Его результат — память — настойчивость автобиографических данные и общие знания.

    Но памяти нет полностью верный. Когда вы воспринимаете объект, группы нейронов в разных части вашего мозга обрабатывают информацию о его форме, цвете, запахе, звуке, и так далее.Затем ваш мозг рисует связи между этими различными группами нейронов, и эти отношения составляют ваше восприятие объекта. Впоследствии, когда вы захотите вспомнить объект, вы должны восстановить эти отношения. Параллельная обработка, которая ваша кора головного мозга, однако, может изменить вашу память об объекте.

    Кроме того, в системах памяти вашего мозга отдельные фрагменты информации запоминаются менее эффективно, чем те, которые связаны с существующими знания.Чем больше ассоциаций между новой информацией и тем, что вы уже знаете, тем лучше вы это узнаете. Например, вам будет проще время вспомнить, что энторинальная кора связана с гиппокампом через зубчатая извилина, если у вас уже есть базовые знания анатомии мозга.

    Психологи определили ряд факторов, которые могут повлиять на то, насколько эффективно функции памяти.

    1) Степень бдительности, бдительности, внимательности и концентрации

    Внимательность часто называют инструментом, который запечатлевает информацию в объем памяти.Таким образом, дефицит внимания может радикально снизить производительность памяти. Ты может улучшить объем вашей памяти, прилагая сознательные усилия для повторения и интеграции Информация.

    2) Интерес, сила мотивации и потребность или необходимость

    Это проще чтобы узнать, когда предмет увлекает вас. Таким образом, мотивация является фактором что улучшает память. Некоторые молодые люди, которые не всегда преуспевают в предметы, которые они вынуждены изучать в школе, часто имеют феноменальную память на статистика о любимых видах спорта.

    3) Аффективные ценности, связанные с запоминаемым материалом, и индивидуальные настроение и интенсивность эмоций

    Ваше эмоциональное состояние при событии может сильно повлиять на вашу память о нем. Таким образом, если событие очень огорчает, у вас останется особенно яркое воспоминание о нем. Например, многие люди помнят, где они были, когда узнали о президенте. Кеннеди, или о терактах 11 сентября 2001 года.В обработка эмоционально заряженных событий в памяти включает норадреналин, нейромедиатор, который выделяется в больших количествах, когда мы возбуждены или напряжены. По словам Вольтера, то, что трогает сердце, запечатлено в памяти.

    4) Местоположение, свет, звуки, запахи … короче говоря, весь контекст, в котором запоминание происходит записывается вместе с запоминаемой информацией.

    Таким образом, наши системы памяти контекстные .Следовательно, когда у вас проблемы вспоминая конкретный факт, вы можете получить его, вспомнив где вы этому научились, или книгу, из которой вы этому научились. Была ли картина на этой странице? Информация была вверху или внизу? Такой элементы называются «индексами отзыва». И потому что ты всегда запоминаешь контекст вместе с информацией, которую вы изучаете, вспоминая в этом контексте вы очень часто можете вспомнить информацию сам.

    Забывание — еще одна важная вещь. аспект феномена запоминания. Забывание позволяет избавиться от огромного объем информации, который вы обрабатываете каждый день, но решает ваш мозг не понадобится в будущем.

    «Цель памяти — не дать нам вспомнить прошлое, но чтобы мы могли предвидеть будущее.объем памяти инструмент для прогнозирования ».

    — Ален Бертос



    Когда Вы заходите в комнату и забываете, что собирались там делать


    Алан Баддели, специалист по рабочей памяти, предлагает модель рабочей памяти. с несколькими компонентами: системой управления, центральным процессором и определенным количество вспомогательных «ведомых» систем.Одна из этих рабских систем, фонологический или артикуляционный цикл, специализируется на обработке языковой информации, а другой специализируется на обработке зрительно-пространственной информации.


    Фонологическая или артикуляционная петля играет важная роль в повседневной жизни. Например, когда вы повторяете номер телефона себе в голове, вы активируете этот цикл. Этот цикл тоже сильно участвует в чтении и письме.Наличие в рабочей памяти другого раба система, которая может манипулировать мысленными образами визуальных объектов, предлагается тестами где испытуемых просят повернуть такие изображения. Пожалуй, самое главное, но наименее понятным компонентом в модели рабочей памяти Баддели является центральный процессор, задачей которого будет выбор, запуск и остановка подпрограмм выполняются его ведомыми системами.

    СЕНСОРНАЯ, КРАТКОВРЕМЕННАЯ И ДОЛГОСРОЧНАЯ ПАМЯТЬ

    Сенсорная память это память, которая возникает в результате нашего восприятия автоматически и обычно исчезает менее чем за секунду.Он включает две подсистемы: иконическая память визуальных восприятий. и эхо-память слухового восприятия.

    Краткосрочные память зависит от внимания, уделяемого элементам сенсорной памяти. В ближайщем будущем память позволяет сохранять часть информации менее минуты и извлекать это за это время. Типичным примером его использования является задача повторения список элементов, которые вам только что прочитали, в их исходном порядке. В основном, можно оставить от 5 до 9 предметов (или, как часто говорят, 7 ± 2 предметов) в краткосрочной перспективе объем памяти.

    Оперативная память больше недавнее расширение концепции кратковременной памяти. Как техники для изучения память стала более тонкой, становилось все более очевидным, что первоначальная концепция кратковременной памяти как временного вместилища долговременной память слишком упрощенна. Фактически, становится все более очевидным, что там нет четкой границы между воспоминаниями и мыслями. Чтобы проверить некоторые гипотезы, которые могут помочь лучше понять это сложное явление, поэтому была продвинута концепция рабочей памяти.

    Используется рабочая память для выполнения когнитивных процессов над элементами, которые в нем временно хранятся. Следовательно, он будет активно участвовать в процессах, требующих рассуждений, таких как как чтение, или запись, или выполнение вычислений. Один типичный пример использование рабочей памяти — это задача повторения списка элементов, которые только что были читать вам, но в обратном порядке. Еще один хороший пример это задача синхронного перевода, где переводчик должен хранить информацию на одном языке с устным переводом на другой.

    Рабочий память, по-видимому, состоит из нескольких независимых систем, что подразумевает что мы не знаем всей информации, которая хранится в нем в любой момент время. Например, управляя автомобилем, вы выполняете несколько сложных задач. одновременно. Маловероятно, что все различные типы вовлеченной информации обрабатываются единой системой кратковременной памяти.

    Долговременная память включает в себя как нашу память недавних фактов, которые часто довольно хрупки, а также наша память о более старых факты, которые стали более консолидированными.Долговременная память состоит из трех основные процессы, которые происходят последовательно: кодирование, хранение и извлечение (отзыв) информации.

    Целью кодирования является придать смысл информации, которую нужно запомнить. Например, вы можете кодируйте слово «лимон» как «фруктовый, округлый, желтый». Если вы не могли бы спонтанно вспомнить слово «лимон», а затем вызвать один из индексов, которые вы использовали для его кодирования (например, «фрукт»), должен помочь вам получить его.Насколько эффективно вы сможете получать информацию, зависит от от того, насколько глубоко вы его закодировали, и, следовательно, от того, насколько хорошо вы его организовали в твоей памяти. Процесс кодирования касается не только информации, запоминается, но также и с учетом окружающего, когнитивного и эмоционального контекста. Также, используя мнемонику устройства для связывания идей и изображений помогают нам создавать ссылки, которые облегчают кодирование. (Классический пример — акростих «Каждый хороший мальчик заслуживает благосклонности», для музыкальных нот на линиях скрипичного ключа.) Но даже когда информация был хорошо закодирован, его все еще можно забыть.

    Хранение можно рассматривать как активный процесс консолидации, который делает воспоминания менее уязвимы для забвения. Именно эта консолидация отличает воспоминания о недавних фактах из воспоминаний более старых. Последние были связаны с большим количеством ранее существовавших знаний. Сон, особенно быстрое движение глаз. (REM) фаза сна вместе с повторением (например, подготовка к экзаменам) играет большая роль в консолидации.

    Наконец, поиск (отзыв) воспоминаний, добровольных или добровольных, включает в себя активные механизмы, которые используют индексов кодирования. В этом процессе информация временно копируется из долгосрочных память в рабочую, чтобы ее можно было там использовать. Чем больше в памяти были закодированы, проработаны, организованы и структурированы, тем легче будет забрать.
    Таким образом, мы видим, что забвение может быть вызвано сбоями на любом из эти стадии: плохое кодирование, недостаточная консолидация или трудности поиска.

    Извлечение Информация, закодированная в долговременной памяти, традиционно делится на две категории: отзыв и признание. Напоминание предполагает активное восстановление информации, тогда как признание требует только решения относительно того, является ли что-то одно среди других встречался раньше. Напомнить труднее, потому что для этого требуется активация всех нейронов, задействованных в рассматриваемой памяти. Наоборот, в распознавании, даже если часть объекта изначально активирует только часть соответствующей нейронной сети, этого может быть достаточно для активации всей сети.


    Взятие Фотографии на память о собственной жизни

    Is Существует эволюционная преемственность между пространственной навигацией и Декларативная память?

    Семантическую память можно рассматривать как остаток переживаний, хранящихся в эпизодической памяти.Семантическая память вмещает общие черты различных эпизодов и извлекает их из контекста. Постепенный переход происходит от эпизодической к смысловой памяти. В этом процессе эпизодическая память снижает его чувствительность к определенным событиям, так что информация о них можно обобщить.

    И наоборот, наше понимание наш личный опыт обязательно обусловлен концепциями и хранимыми знаниями в нашей семантической памяти. Таким образом, мы видим, что эти два типа памяти не изолированы. сущностей, а постоянно взаимодействуют друг с другом.


    При болезни Альцгеймера у пациентов быстро развивается сложность восстановления отдельных слов и общих знаний. Исследования показано, что в таких задачах, как описание и наименование предметов, эти пациенты отображают потеря знания специфических характеристик семантических категорий. Изначально, они теряют способность различать тонкие категории, такие как виды животных или типы объектов. Но со временем это отсутствие дискриминации распространяется на более широкие, более общие категории.Во-первых, если вы покажете таким пациентам спаниеля, они могут скажите: «это собака». Позже они могут просто сказать «это животное».
    РАЗЛИЧНЫЕ ТИПЫ ДОЛГОСРОЧНОЙ ПАМЯТИ

    Как показано на диаграмме ниже показывает, долговременную память можно разделить на явную и неявная память, и неявная память, в свою очередь, можно разделить на различные подтипы. Но всегда помните, что в реальной работе человеческой памяти эти различные подсистемы постоянно взаимодействуют.Взаимодействие между эпизодическая и семантическая память — две разные формы явной памяти — могут предложить лучший пример (см. врезку).

    Эпизодический память (иногда называемая автобиографической памятью) позволяет запоминать события которые вы лично испытали в определенное время и в определенном месте. Он включает в себя воспоминания например, еда, которую вы ели вчера вечером, или имя старого одноклассника, или свидание какого-то важного публичного мероприятия.

    Самая яркая Особенностью эпизодической памяти является то, что вы видите себя действующим лицом в событиях. ты помнишь.Таким образом, вы запоминаете не только сами события, но и весь окружающий их контекст.

    Эпизодическая память наиболее часто поражаются различные формы амнезии. Также эмоциональный заряд, который вы испытываете во время событий, обуславливает качество ваше запоминание эпизода.

    Семантический memory — это система, которую вы используете для хранения своих знаний о мире. Это это база знаний, которая есть у всех нас и к большей части которой мы можем быстро и быстро получить доступ. легко.Он включает в себя нашу память о значениях слов — своего рода память, позволяющая вспомнить не только названия великих столиц мира, но также социальные обычаи, функции вещей, их цвет и запах.

    Семантическая память также включает нашу память правила и концепции, которые позволяют нам построить мысленное представление мира без каких-либо непосредственных восприятий. Таким образом, его содержание является абстрактным и относительным. и связан со значением словесных символов.

    Семантический память не зависит от пространственного / временного контекста, в котором она была приобретена. Поскольку это форма справочной памяти, которая содержит информацию, многократно накапливаемую на протяжении всей нашей жизни семантическая память обычно сохраняется, когда люди страдают от амнезии, но на него могут повлиять некоторые формы деменции (см. врезку).


    Возрастные различия в феноменальных характеристиках долговременных воспоминаний о террористическом нападении 11 марта 2004 г.

    За последнее десятилетие несколько европейских столиц подверглись нападениям, серьезно затронувшим их население.Стамбул и Ницца недавно подверглись нападению. Нападениям подвергались Брюссель, Париж, Лондон и Мадрид. Изучение того, как люди (особенно наиболее уязвимые) запоминают эти события с течением времени, может быть полезным для предотвращения психологического ущерба, связанного с виктимизацией (Muñoz, 2013). Воспоминания о травматических событиях — главный симптом таких заболеваний, как посттравматическое стрессовое расстройство. Часто эти воспоминания представляются особенно яркими, что приводит к так называемой флэш-памяти (FBM).

    FBM — это подробные и яркие воспоминания, которые хранятся по одному случаю, обычно связаны со значительным событием и сохраняются на всю жизнь (тип автобиографической памяти).Событие не обязательно должно быть серьезным бедствием; FBM также могут возникать в результате событий личной важности (слышание о смерти члена семьи или свидетеля необычного события), которые превышают критический уровень неожиданности и последствий (Brown & Kulik, 1977; McCloskey, Wible, & Cohen, 1988), другими словами. , эмоционально возбуждающие события. Чтобы создать FBM, событие должно быть новым, неожиданным и вызывать удивление. Эмоциональное наполнение события усилит сформировавшуюся память.FBM глубоко детерминированы реконструктивными процессами памяти и склонны к распаду, как и любой другой тип памяти. FBM могут вызывать как положительные, так и отрицательные события. Брюэр (1986) утверждал, что FBM — это «особая» форма личной памяти. По его словам, высокий уровень запоминания, связанный с FBM, можно понимать как результат таких факторов, как эмоции, репетиция и самобытность.

    Браун и Кулик (1977) утверждали, что существует «особый» механизм памяти, который представляет собой постоянную запись деталей и обстоятельств, окружающих событие.Они предложили теоретическую модель формирования и обслуживания FBM. Как указано выше, чтобы вызвать формирование FBM, событие должно быть новым и неожиданным и вызывать неожиданность. Не обращают внимания на обычные, рутинные события, и они не вызывают удивления; таким образом, именно новизна события определяет степень неожиданности. Затем событие оценивается с точки зрения личных последствий или важности, что, с точки зрения Брауна и Кулика, приравнивается к эмоциональному возбуждению. Как неожиданность, так и последствия считаются необходимыми для формирования FBM.

    Не все исследователи одинаково относятся к природе FBM (см. Wright, 2009; Wright and Gaskell, 1995). Некоторые авторы даже утверждают, что эти воспоминания — всего лишь тип травматической или суперизодической памяти, другие указывают, что эти воспоминания являются мощным типом автобиографической памяти и что они формируются после необычного события, являются более яркими, более контекстными. детали и запоминаются с большей уверенностью, чем другие типы автобиографических воспоминаний (Talarico & Rubin, 2003).

    Флэш-память — это тип памяти, характеризующийся высокой доступностью и уверенностью в точности того, что вспоминается, «как если бы это только что произошло» спустя долгое время после того, как события произошли. В формировании и поддержании этого типа памяти последствия события играют фундаментальную роль (Curci, Lanciano, Maddalena, Mastandrea, & Sartori, 2015). По методологическим причинам исследования обычно проводятся на публичных мероприятиях, общих для многих людей, но это не та характеристика, которую событие обязательно должно иметь (Talarico & Rubin, 2007).Эти воспоминания могут возникать как после положительных, так и после отрицательных событий, потому что эмоциональная интенсивность события является лучшим предиктором формирования воспоминаний вспышки, чем их валентность, согласно этим авторам.

    Террористические атаки, произошедшие в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, вне всяких сомнений, удовлетворяют критериям событий для производства FBM. Многие люди могут подробно вспомнить, когда и как они слышали новости, что они делали, события, произошедшие накануне или после, их беседу, погоду на улице, музыку по радио и так далее.По этой причине было проведено несколько исследований характеристик воспоминаний об этом событии (Conway, Skitka, Hemmerich, & Kershaw, 2009; Hirst et al., 2015; Kvavilashvili, Mirani, Schlagman, Erskine, & Kornbrot, 2010; Lee & Brown, 2003; Luminet et al., 2004; Pezdek, 2003; Schmidt, 2004; Talarico & Rubin, 2003, 2007; Tekcan, Ece, Gülgöz, & Er, 2003; Wolters y Goudsmit, 2005), и мы также выбрали подобное мероприятие. в настоящем исследовании (11 млн атак, произошедших в Мадриде в 2004 году).

    Большинство исследований подтвердили характерные черты FBM. Например, Шмидт (2004) обнаружил, что центральные факты запоминаются с большей последовательностью, чем второстепенные факты, тогда как воспоминания об этом событии содержат много ошибок из-за неправильной реконструкции событий. Те участники, которые были наиболее эмоционально затронуты, показали худшую память и больше несоответствий в периферийных деталях, чем те, кто был менее эмоционально затронут.

    При продольном исследовании FBM и сохранения памяти событий после длительной задержки Hirst et al.(2015) продемонстрировали, что уверенность оставалась высокой на протяжении 10-летнего периода, даже при заметном уровне забывания. Из 5 факторов, рассмотренных в их исследовании (внимание к средствам массовой информации, количество дискуссий, место жительства, личные потери и / или неудобства, а также эмоциональная напряженность), ни один не оказал никакого влияния на последовательность FBM. Они заметили, что с точки зрения внешних воздействий, скорее, исправляют воспоминания, чем искажают их. Эти авторы проводят различие между FBM, который в основном относится к памяти обстоятельств, при которых были получены новости о фактах, и памятью для событий вспышки, которая относится к памяти событий, которые вызывают FBM.В любом случае, не все воспоминания о событиях большой социальной или эмоциональной трансценденции могут привести к формированию FBM. Таким образом, некоторые авторы в целом говорят о воспоминаниях о событиях (Hirst et al., 2015).

    Есть ли специальный механизм для FBMs?

    Существует большая дискуссия о том, следует ли формирование FBMs другим процессам, чем формирование других типов воспоминаний. Тинти, Шмидт, Теста и Левин (2014) провели исследование, чтобы попытаться вникнуть в эту тему. Они предложили проверить две гипотезы: а) что память событий и FBM имеют разные детерминанты и б) что память событий не обязательно является прямым причинным детерминантом FBM.В этом отношении они взяли за образец память о важном и позитивном событии — победе Италии на чемпионате мира по футболу 2006 года. Результаты показали значительные различия в обоих типах памяти, поэтому они пришли к выводу, что каждый тип памяти возникает в результате разных процессов. Этот вывод также предполагает, что процессы, участвующие в поддержании памяти, также различаются: память о событиях поддерживалась простым воздействием на средства массовой информации, тогда как FBMs могли поддерживаться только после размышлений и обсуждения с другими о пережитом событии.Таким образом, эти авторы показали, что оба типа памяти не обязательно должны быть связаны. Более того, согласно их модели, единственным прямым определяющим фактором в поддержании FBM было восстановление личных обстоятельств, связанных с событием, в то время как сохранение памяти событий зависело от предшествующих знаний и воздействия средств массовой информации.

    В отличие от этого, Kraha, Talarico и Boals (2014), взяв за основу положительное событие для американцев (убийство Усамы бен Ладена), провели исследование, результаты которого показали, что воспоминания о положительном событии не так хороши. яркое, и при этом оно не вспоминается с такой уверенностью, как негативное событие.По мнению этих авторов, эти результаты предоставляют дополнительные доказательства против существования особого механизма памяти, участвующего в формировании FBMs.

    Также Curci et al. (2015), ссылаясь на отставку Папы Бенедикта XVI, d память трех групп с разным уровнем религиозной вовлеченности (практикующих католиков, непрактикующих католиков и евангелистов) и пришли к выводу, что существует значительная разница в процессах активируется, когда человека просят вспомнить исходную новость или контекст, в котором он / она получил эту новость.

    Феноменальные качества воспоминаний о самооценке

    На память о сложном событии влияют многие переменные. Эти переменные можно сгруппировать в зависимости от их влияния на кодирование, сохранение и восстановление информации. Двумя важными аспектами автобиографической памяти являются качественные (или феноменальные) аспекты памяти и субъективная точка зрения, ведущая к запоминанию (Argembeau, Comblain, & Van der Linden, 2003; Larsen, 1998). Феноменальные характеристики (например, количество сенсорных деталей или четкость местоположения) дают человеку ощущение, что конкретное ментальное представление является воспоминанием о реальном событии, в отличие от воображаемого события или любого другого ментального представления (Джонсон, Хаштроуди и Линдси, 1993).Кроме того, точка зрения припоминания (Crawley & French, 2005; Robinson & Swanson, 1993) является одной из характеристик, которые указывают на степень участия субъекта в событии, а также на ухудшение качества памяти: большее участие и временная задержка, как правило, вызывают воспоминания с точки зрения наблюдателя, а не с точки зрения поля.

    Чтобы изучить феноменальные характеристики эмоциональных воспоминаний, в нескольких исследованиях использовался ряд анкет, позволяющих исследовать определенные особенности памяти (обзор этих исследований см. В Manzanero & Recio, 2012).Одно из самых ранних исследований, посвященных феноменальным характеристикам воспоминаний о негативных событиях (Tromp, Koss, Figueredo, & Tharan, 1995), пришло к выводу, что по сравнению с другими типами памяти эти воспоминания были менее ясными и яркими, менее хорошо запоминающимися. , думал и говорил о большем, и в нем было меньше визуальных деталей. Напротив, другое исследование (Byrne, Hyman, & Scott, 2001) обнаружило, что воспоминания о негативных событиях различались только в том смысле, что в них сообщалось, что они содержат меньше сенсорной информации.

    В любом случае характеристики воспоминаний о травмирующих событиях могут зависеть от культурных факторов и / или факторов устойчивости, как показано в недавнем исследовании, посвященном оценке положительных и отрицательных воспоминаний среди людей в секторе Газа (Мансанеро, Лопес, Арозтеги и Эль -Асталь, 2015). Таким образом, одно и то же негативное событие можно было запомнить ярко и последовательно или, наоборот, фрагментарно, а может и не вспомнить вовсе.

    Влияние возраста на память

    Феноменология негативных воспоминаний у детей и подростков изучалась лишь в нескольких исследованиях.Немногочисленные существующие, связанные с феноменальными качествами и старением, привели к неоднозначным результатам: некоторые из них обнаружили возрастные эффекты в яркости или специфичности запоминаемых деталей (Denver, Lane, & Cherry, 2010; Kensinger, Krendl, & Corkin, 2006) и другие не обнаружили никаких возрастных различий (Conway et al., 2009; Kvavilashvili et al., 2010).

    В исследовании аспектов развития FBMs Winograd и Killinger (1983) попросили 338 старшеклассников и студентов высказать свои личные воспоминания о семи основных событиях.Этим испытуемым было от 1 до 7 лет на момент события, и для наиболее известных событий было показано, что воспоминания неуклонно улучшаются с увеличением возраста. Виноград и Киллинджер утверждали, что различия, обнаруженные между студентами колледжа и старшеклассниками, могут быть связаны с их неврологической незрелостью или их неспособностью осознавать важность события или удивляться ему.

    Уоррен и Свартвуд (1992) обнаружили, что среди детей, которые находились в детском саду до восьмого класса во время взрыва космического корабля «Челленджер», только те, кто сообщил о высокой эмоциональной реакции на это событие, могли много вспоминать о нем два года спустя. .Используя данные, собранные за две недели, два месяца и два года, и принимая во внимание всех детей с различной интенсивностью их эмоциональных реакций, они обнаружили, что многое было забыто или искажено с течением времени.

    С другой стороны, существует некоторая вариативность феноменологии детских воспоминаний о негативных событиях, как показано в некоторых исследованиях детей, подвергшихся сексуальному насилию (Burgess, Hartman, & Baker, 1995), и маленьких детей, переживших землетрясение ( Азарян, Липситт, Миллер и Скрипченко-Грегориан, 1999).Кенсинджер, О’Брайен, Сванберг, Гарофф-Итон и Шактер (2007) предположили, что есть основания полагать, что молодые люди сохраняют более яркие и подробные воспоминания о негативном опыте, чем о позитивном. Другие исследования показали, что пожилые люди склонны обрабатывать информацию, уделяя особое внимание их эмоциональной реакции на информацию (Comblain, D’Argembeau, & Van der Linden, 2005), что, в частности, может способствовать сохранению памяти с эмоциональной релевантностью.

    Коэн, Конвей и Мэйлор (1994) и Кенсингер и др. (2006) обнаружили значительное влияние возраста на воспоминания об отставке Маргарет Тэтчер и взрыве космического корабля «Колумбия» соответственно.

    Настоящая работа была разработана с целью изучения влияния возраста на феноменальные характеристики долговременной памяти. Была выдвинута гипотеза, что люди, которые на момент возникновения событий были в возрасте, который не позволял им рассматривать трансцендентность события, будут генерировать воспоминания об этом событии, которые не будут соответствовать характеристикам FBM.

    Участники метода

    В этом перекрестном исследовании приняли участие сто девяносто шесть человек, все из которых на момент событий проживали в Мадриде, знали о нападениях и были старше 8 лет в 2004 году. Для выборки студентов первых двух курсов факультета психологии Мадридского университета Комплутенсе и их родственников (родителей, дядей и т. д.) попросили добровольно принять участие в исследовании. Таким образом, мы могли бы контролировать влияние факторов за пределами объекта исследования, максимизируя однородность выборок, поскольку каждый младший участник будет иметь старшего родственника из их собственного окружения.Их участие никак не было оплачено.

    Впоследствии участниками были 92 студента (68 женщин), которым на момент мероприятия было в среднем 9,60 лет (SD = 2,44), и 104 родственника этих студентов (65 женщин), которые были на момент проведения мероприятия. средний возраст участников — 39,41 года (SD = 9,46).

    Как правило, участники с неврологическим лечением из-за патологий, влияющих на их когнитивные способности, были исключены (в инструкциях было указано, что люди с этой характеристикой не могут участвовать в исследовании, поскольку это может повлиять на их память о фактах).

    Процедура

    Рассмотренным событием были террористические акты, произошедшие в Мадриде (Испания) 11 марта 2004 года. Эти атаки затронули четыре поезда, при десяти одновременных взрывах, в результате которых 191 человек погиб и 1858 человек получили ранения.

    Участников попросили вспомнить событие через двенадцать лет после нападения, а затем заполнить анкету, чтобы указать, как они запомнили нападения. Им сообщили, что эксперимент направлен на изучение характеристик воспоминаний, касающихся личного опыта.Нет необходимости предоставлять рассказы ни в устной, ни в письменной форме. Анкеты заполнялись анонимно, запрашивая только необходимые данные для характеристики выборки (возраст и пол).

    Феноменологический опросник автобиографической памяти (Manzanero & López, 2007) использовался для сбора данных (см. Приложение A). Психометрические свойства этой анкеты в данной выборке с учетом 32 заданий, которые были заданы, были следующими: альфа Кронбаха была.901; корреляция между пунктами составила 0,220; Скорректированная корреляция между предметами и общим количеством предметов превысила значение 0,35 во всех предметах, кроме импликации (0,27), валентности (-24), цвета (0,17), тактильной информации (0,30), вкуса (0,23), проблем говорить о событии (.15), предыдущих событиях (.32) и вспомнить перспективу (.23), хотя ни в одном из них надежность не была изменена, если эти элементы были удалены.

    Результаты

    В таблице 1 показаны средние оценки для каждой переменной памяти в зависимости от возраста. Был проведен t-тест (двусторонний) для оценки влияния возраста на каждую характеристику памяти.Этот анализ выявил ряд значительных различий в зависимых переменных d, для многих из которых оценки, полученные взрослой группой, были выше, чем оценки, полученные молодой группой. Эти результаты согласуются с идеей, что существует связь между памятью человека о событии и его / ее возрастом, когда это событие имело место. Результаты показывают, что характеристики воспоминаний о событиях вспышки меняются в зависимости от возраста человека на момент события.

    Переменные, которые оказались затронутыми, были следующими:

    Качество памяти: определение, яркость, детализация, сенсорная и контекстная информация, фрагментация, понимание, сложность, сомнения и перспектива воспоминаний были оценены при изучении этой переменной.В результате молодые воспоминания об атаках имели меньшую четкость, меньшую яркость, меньше деталей, меньшую фрагментацию, меньше визуальной, слуховой информации и информации о запахах, а также были менее сложными и понятными. Они также сообщили о более короткой продолжительности события и хуже запомнили место, где произошло событие, а также точный год и час, когда оно произошло. Когда рассматривается изменение перспективы, взрослые склонны запоминать событие в наблюдаемой перспективе больше, чем молодые люди. Не было обнаружено влияния на сенсорные характеристики цвета, осязания и вкуса из-за эффектов пола.Единственная переменная, по которой молодая группа получила более высокий балл, — это сомнения относительно собственной памяти.

    Ассоциированные эмоции: при оценке ассоциированных эмоций учитывались такие переменные, как последствия, валентность, интенсивность чувств, релевантность, чувства во время события и сейчас, а также мысли во время события. Молодая группа придавала событию те же значения, что и взрослые, но имела меньшую отрицательную валентность, сильные чувства и меньшую значимость, связанные с событием.По сравнению со взрослой группой у них также было меньше памяти о своих мыслях и чувствах в момент, когда происходило событие, а также в настоящее время.

    Доступность: данные показали, что молодые люди были склонны говорить и думать о событии реже и прилагать меньше усилий при поиске. Также молодые люди хуже запомнили связанные с ними события, которые произошли до и после нападений. Между двумя группами не было обнаружено различий в отношении проблем, с которыми можно было бы поговорить о мероприятии.

    HDV Graphs

    HDV Graphs упрощают визуализацию сложных данных. Этот метод отображает все данные сразу, что позволяет исследователям графически исследовать их в поисках схем распределения данных (Manzanero, El-Astal, & Aróztegui, 2009; Manzanero, López, & Aróztegui, 2016). Графики похожи на точечные диаграммы. Различные переменные, соответствующие ответам испытуемого на вопросы анкеты, представлены в виде точки в многомерном пространстве. Когда существует более трех переменных, как в этом исследовании, для построения трехмерного графика используются математические методы уменьшения размерности (Buja et al., 2008; Кокс и Кокс, 2001). Каждая точка в гиперпространстве имеет расстояние до каждой из других точек. При многомерном масштабировании выполняется поиск трехмерных точек, максимально сохраняя расстояния между точками (Barton & Valdés, 2008). Ошибка Саммона (Barton & Valdés, 2008) используется для вычисления ошибки трехмерного преобразования.

    трехмерных точек представлены с использованием языка моделирования виртуальной реальности (VRML). Файлы VRML позволяют графическое вращение и исследование для облегчения графического анализа данных.Трехмерные графики позволяют визуально исследовать данные в поисках закономерностей их распределения.

    На рисунке 1 показаны два разных вида графика, полученного с использованием трехмерных точек, которые были построены из точек для 24 измерений (в математическом смысле), соответствующих тем измеренным переменным, в которых были показаны значительные различия. Полный график показывает 3749 точек данных в сжатом виде. Ошибка Саммона составила 0,12, что позволяет толковать ее с осторожностью.

    При исследовании графика можно заметить следующее:

    • 1.

      Данные по двум группам в значительной степени частично совпадают.

    • 2.

      Данные для взрослой группы смещены вправо от данных для молодой группы.

    • 3.

      Эти две группы имеют одинаковое распределение данных (конусообразный с вершиной, направленной вправо).

    • 4.

      Данные для молодой группы показывают более высокий разброс, чем данные для взрослой группы.

    Перекрытие данных (наблюдение 1) согласуется с теориями, представляющими развитие УОБ как непрерывный и сходный процесс между молодыми людьми и пожилыми людьми.Смещение вправо данных для взрослой группы (наблюдение 2) согласуется с теориями развития FBM, которые постепенно меняются с возрастом. Сходство распределения данных (наблюдение 3) также согласуется с теориями, представляющими развитие FBM как непрерывный и похожий процесс между молодыми и взрослыми.

    Изменчивость данных наблюдается и используется для описания и проверки гипотез (см. Приложение B). Уменьшение вариабельности данных с возрастом (наблюдение 4) может быть связано с более надежным процессом памяти у пожилых людей.Это согласуется с теорией развития FBM, согласно которой молодые люди приобретают надежность, точность и стабильность воспоминаний по мере того, как они становятся взрослыми. Отношение изменчивости, полученное для переменных, по которым были показаны значимые различия, составило rv = 0,0969. Выраженное в процентах, это означает, что, по сравнению с молодыми людьми, результаты взрослых были на 9,69% менее изменчивыми. Пожилые люди оказались более надежными. С другой стороны, повышение надежности, проявляющееся в снижении вариабельности, является значительным, но не экстремальным.

    Обсуждение

    Целью данного исследования было изучить возрастные различия в феноменальных характеристиках долговременных воспоминаний о террористических атаках, произошедших в Мадриде (Испания) 11 марта 2004 года.

    Различия между двумя группами ( взрослые и молодежь) определялись с точки зрения качества памяти, эмоций, связанных с событием, и доступности запоминаемой информации. Группа взрослых получила более высокие баллы, чем группа младшего возраста, по следующим параметрам: четкость, яркость, количество запоминаемых деталей, фрагментация поискового события, понимание, сложность, точка обзора, визуальная информация, звук, запах, где и когда произошло событие. имело место, продолжительность, год и час, когда произошло событие, валентность, интенсивность чувств, актуальность, чувства во время события и сейчас, связанные мысли, усилие вспомнить, вспомнить связанные события, которые имели место до и после атак, многократное извлечение и проблемы говорить о мероприятии.С другой стороны, молодая группа получила более высокий балл только по одной переменной: сомнениям в своих воспоминаниях о событии. Как показывают графики HDV, во взрослой группе было меньше количественной изменчивости (различий).

    Многие эмпирические исследования продемонстрировали существующую взаимосвязь между объемом извлечения FBM и способностью предоставить подробный и достоверный отчет по прошествии длительного периода времени (Bohn & Bernsten, 2007; Conway et al., 1994; Curci & Luminet, 2006, 2009; Finkenauer et al., 1998; Таларико и Рубин, 2003, 2007; Тинти и др., 2014). По этой причине становится очевидным то большое значение, которое извлечение имеет для сохранения этого типа воспоминаний.

    В обзоре Gordon, Baker-Word и Ornstein (2001), посвященном прошлому опыту детей, результаты показали, что простого воздействия на событие недостаточно, чтобы вызвать FBM. С возрастом некоторые когнитивные эксперименты меняются, что влияет на получение и сохранение информации в системах памяти.То есть то, что мы уже знаем, может определять, что мы можем вспомнить или нет. По мнению этих авторов, кажется, что есть некоторые факторы, которые влияют на силу репрезентации в памяти: вовлеченный уровень активного участия человека, возраст или уровень развития и время воздействия на событие. Таким образом, предыдущие знания человека и природа самого события будут влиять на детали кодификации события и включения в систему долговременной памяти. Это объяснило бы результаты, полученные в настоящем исследовании.

    С другой стороны, некоторые исследования показали, что способ обработки информации пожилыми людьми с особым упором на их аффективную реакцию на информацию (Comblain, D’Argembeau, & Van der Linden, 2005), в частности, способствует тому, что сохранение памяти с эмоциональной значимостью. Эмоционально-интегративная модель FBM также предполагает, что эмоциональное воздействие и личная важность события являются факторами, решающими для кодирования и сохранения FBM (Luminet & Curci, 2009).Эмоциональная реакция человека побуждает доработку и репетицию после события, которые служат для улучшения воспоминаний, яркости и уверенности в точности памяти (Finkenauer et al., 1998). Согласно модели, основанной на важности, предложенной Эр (2003), личные последствия будут определять интенсивность эмоциональной реакции. Эмоциональное возбуждение будет разным в зависимости от последствий, которые, по мнению человека, могло иметь это событие. Чем выше степень важности и сильнее эмоциональная реакция, тем детальнее и точнее память.Исследование, проведенное Kensinger et al. (2006) обнаружили, что в некоторых случаях эмоциональное наполнение может принести пользу воспоминаниям пожилых людей больше, чем молодых. Эмоциональные реакции могут повысить вероятность того, что пожилые люди будут репетировать основную информацию о событии (детали, связанные с событием), а также личные детали эмоциональных событий. Кажется, что эмоциональная значимость события улучшает воспоминания пожилых людей. В другом исследовании, проведенном Tekcan и Peynircio? Lu (2002) по анализу возможных возрастных эффектов в формировании FBMs, эти авторы обнаружили положительную корреляцию между полученной информацией о событии, которое произошло давно, и пожилыми людьми: чем старше они были в момент проведения мероприятия они предоставили больше информации.Эта разница может быть связана, как мы указывали в предыдущем абзаце, с существующей разницей в способности измерять последствия событий между обеими возрастными группами и большим игнорированием реальной важности события младшими участниками (Winograd & Киллинджер, 1983).

    Учитывая, что степень последствий может быть ключевым фактором, определяющим интенсивность эмоциональной реакции человека (эмоционального возбуждения), по нашему мнению, молодым людям труднее определить значимость события (события данного события). сложность, по крайней мере), поскольку они, вероятно, не придают ему такое же личное значение, как взрослые.Тот факт, что эмоциональное содержание события усиливает сформировавшуюся память, может быть наиболее вероятной причиной того, что детская группа получила более низкие баллы по релевантности, пониманию, яркости и интенсивности чувств. В будущих исследованиях следует рассмотреть этот вопрос путем сравнения событий, вызывающих эмоции одинаковой интенсивности как у детей, так и у взрослых.

    Финансовая поддержка

    Этот документ является частью исследовательского проекта по оценке воспоминаний и психологических расстройств, связанных с травмами у беженцев и жертв войны, разработанного Исследовательской группой UCM по свидетельским показаниям очевидцев (исх.971672) в рамках проекта, финансируемого Santander-Universidad Complutense de Madrid (PR26 / 16-20330).

    Конфликт интересов

    Авторы статьи заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    Сколько ваших воспоминаний поддельные?

    Однажды днем ​​в феврале 2011 года семеро исследователей из Калифорнийского университета в Ирвине сидели за длинным столом напротив Фрэнка Хили, 50-летнего гостя из Южного Джерси, с ясными глазами, и по очереди расспрашивали его о его необыкновенной памяти.

    Наблюдая за пределами круга, я записал на пленку разговор, когда один исследователь наугад выбрал дату: 17 декабря 1999 года.

    «Хорошо», — ответил Хили, — «Что ж, 17 декабря 1999 г., джаз велик. Гровер Вашингтон-младший умер во время выступления на концерте ».

    «Что вы ели в то утро на завтрак?»

    «Специальное блюдо« К »на завтрак. Печеночная колбаса и сыр на обед. И я помню, как по радио играла песня «You Have Got Personality», когда я приехал на работу », — сказал Хили, один из 50 подтвержденных людей в Соединенных Штатах с высочайшей автобиографической памятью, сверхъестественной способностью запоминать даты и События.«Я помню, как пришел на работу, и один из клиентов распевал пародию на Jingle Bells:« О, как это весело ездить на разбитом Chevrolet »».

    «Искажения памяти являются основными и широко распространенными у людей, и маловероятно, что кто-то застрахован ».

    Это особые детали, о которых мечтают писатели мемуаров, истории и журналистики, когда они прочесывают воспоминания, чтобы рассказать правдивые истории. Но такая работа всегда сопровождалась предупреждением о том, что человеческая память подвержена ошибкам. Теперь у ученых есть представление о том, насколько ненадежным он может быть на самом деле.Новое исследование, опубликованное на этой неделе, показало, что даже люди с феноменальной памятью подвержены «ложным воспоминаниям», предполагая, что «искажения памяти являются основными и широко распространенными у людей, и маловероятно, что кто-то застрахован от них», согласно авторам исследование опубликовано в Proceedings of the National Academy of Sciences (PNAS).

    Центр нейробиологии обучения Калифорнийского университета в Ирвине, где профессор Джеймс Макгоу обнаружил, что у первого человека с подтвержденной высочайшей автобиографической памятью, находится всего в нескольких минутах ходьбы от здания, где я преподаю в рамках Программы литературной журналистики, где студенты читают некоторые книги. из самых известных документальных произведений нашего времени, включая Hiroshima, In Cold Blood, и Seabiscuit , все из которых основаны на исчерпывающей документации и исследовании воспоминаний.

    В другом офисе неподалеку на территории кампуса вы можете найти профессора Элизабет Лофтус, которая провела десятилетия, исследуя, как воспоминания могут загрязняться, когда люди вспоминают — иногда довольно ярко и уверенно — события, которых никогда не происходило. Лофтус обнаружил, что воспоминания могут поселиться в чьей-либо голове, если они подвергаются дезинформации после события или если им задают наводящие на размышления вопросы о прошлом. Одним из известных случаев был случай с Гэри Рамоной, который подал в суд на терапевта своей дочери за то, что якобы внушил ей ложные воспоминания о том, что Гэри ее изнасиловал.

    Исследования Лофтуса уже потрясли нашу систему правосудия, которая так сильно полагается на показания очевидцев. Теперь результаты, показывающие, что даже кажущиеся безупречными воспоминания также подвержены манипуляциям, могут иметь «важные последствия в областях юридической и клинической психологии, где загрязнение памяти имело особенно важные последствия», — пишут авторы исследования PNAS.

    Мы, пишущие и читающие научную литературу, тоже можем найти все это нервирующим. По мере того, как наши воспоминания становятся более проницаемыми, насколько мы можем доверять историям, в которые мы привыкли верить, но определенно, о нашей жизни? Научно-популярный список бестселлеров New York Times изобилует известными рассказами, такими как Unbroken Лауры Хилленбранд, и мемуарами, такими как 12 лет рабства Соломона Нортапа , Элизабет Смарт Моя история и Пайпер Керман Оранжевый — новый .Что происходит с правдой, скрывающейся за рассказами о детских невзгодах, которые побудили некоторых проявить настойчивость? В чем заслуга значимых моментов, которые привели к поворотам в жизни? Эмоциональные переживания, которые сформировали личности и системы убеждений?

    Вся память, как объяснил Макгоу, окрашена кусочками жизненного опыта. Когда люди вспоминают, «они реконструируют», — сказал он. «Это не значит, что это полная ложь. Это означает, что они рассказывают историю о себе и объединяют то, что действительно помнят в деталях, с тем, что в целом является правдой.

    Исследование PNAS, возглавляемое Лоуренсом Патихисом, — первое, в котором люди с высочайшей автобиографической памятью проверялись на ложные воспоминания. Такие люди могут запоминать детали того, что происходило каждый день их жизни с детства, и когда эти детали проверяются с помощью журналов, видео или другой документации, они верны в 97% случаев.

    Двадцати людям с такой памятью были показаны слайд-шоу, в которых мужчина крадет бумажник у женщины, делая вид, что помогает ей, а затем мужчина врывается в машину с помощью кредитной карты и крадет банкноты и ожерелья на 1 доллар.Позже они прочитали два рассказа об этих слайд-шоу, содержащих дезинформацию. Когда позже их спросили о событиях, испытуемые с превосходной памятью указали на ошибочные факты как на правду примерно с той же скоростью, что и люди с нормальной памятью.

    В другом тесте испытуемым сказали, что есть кадры новостей о авиакатастрофе United 93 в Пенсильвании 11 сентября 2001 года, хотя фактических материалов не существует. На вопрос, помнят ли они, что видели эти кадры раньше, 20 процентов испытуемых с высочайшей автобиографической памятью ответили, что да, по сравнению с 29 процентами людей с обычной памятью.

    «Несмотря на то, что это исследование посвящено людям с превосходной памятью, оно действительно должно заставить людей остановиться и подумать о своей собственной памяти», — сказал Патихис. «Прошли те времена, когда люди думали, что [только], может быть, 20, 30 или 40 процентов людей уязвимы перед искажениями памяти».

    Лофтус, которому удалось успешно убедить обычных людей в том, что они заблудились в торговом центре в детстве, указал, что ложные воспоминания также встречаются среди известных людей.Однажды Хиллари Клинтон заявила, что она попала под снайперский огонь во время поездки в Боснию в 1996 году. «Итак, я совершил ошибку», — позже сказала Клинтон о ложных воспоминаниях. «Что происходит. Это доказывает, что я человек, что, знаете ли, для некоторых людей является откровением ».

    «Это так мощно, когда кто-то что-то говорит вам, и у них много деталей», — сказал Лофтус. «Особенно, когда они выражают эмоции. Сказать просто: «Боже мой, это должно быть правдой». Но все эти характеристики также верны и в отношении ложных воспоминаний, особенно тех, которые тщательно отрепетированы, над которыми вы размышляете.Они могут быть очень подробными. Вы можете быть уверены. Вы можете быть эмоциональным. Так что вам нужно независимое подтверждение ».

    * * *

    Когда в этом месяце я брал интервью у Фрэнка Хили о том, что он вспомнил о своем визите два года и девять месяцев назад в Калифорнийский университет в Ирвине, он понял многое, но не все.

    Он вспомнил, что среда, 9 февраля 2011 года, была для него знаменательным днем. Он был взволнован тем, что стал участником высшего исследования памяти в кампусе Калифорнийского университета в Ирвине. С детства он был очарован расписанием телепередач, расписанием поездов и автобусов, погодой и новостями.Он делал мысленные заметки, которые он запомнил спустя десятилетия, например: «Сегодня 16 марта, солнечно и необычно тепло для марта, а папа играет альбом Clancy Brothers, потому что завтра День Святого Патрика». Но он не всегда знал, как использовать свою память для чего-то стоящего.

    Иногда его воспоминания были больше неприятностью, чем подарком. Его разум был бы заполнен таким количеством деталей одновременно, что он пропустил бы уроки в классе, или его родители рассердились бы, что он их не слушал.Хили не раскрывал свои уникальные способности одноклассникам до 8-го класса, когда он решил продемонстрировать свою память на шоу талантов. 6 июня 1974 года, в четверг, как вспоминал Хили, дети целый день подходили к нему и расспрашивали его о днях рождения и других датах. Учитель обществознания даже вышел из класса, чтобы рассказать директору о поразительных воспоминаниях Хили.

    Воспоминания, которые остаются с нами, окрашены эмоциями.

    Когда Хили стал старше, он осознал, что болезненные события, произошедшие 20 или 30 лет назад, вернутся к нему с той же эмоциональной интенсивностью, как если бы он снова пережил эти моменты, например, когда он пообещал стать братством в колледже, но не получил в, потому что он был коренастым и застенчивым.Или когда его уволили с первой работы после окончания колледжа всего через два месяца. Но он научился жить с негативными воспоминаниями и придавать им положительный оттенок. Он продолжал работать консультантом, помогая другим делать то же самое, даже писал книги о своем опыте жизни с феноменальной памятью.

    Когда 9 мая 2008 года он увидел серию 20/20 , посвященную исследованиям Макгоу. Хили отправил исследователям Калифорнийского университета в Ирвине свои мемуары и начал отвечать на вопросы викторин, проводимых аспирантами по телефону, что привело к возможному визиту в Калифорнийский университет в Ирвине.Вспоминая тот день, Хили сказал мне, что снова может представить Макгоу, у которого затуманилось левое стекло. Он описал длинный стол, невзрачную комнату и увидел меня, сидящего слева от него.

    «Первое, что они попросили меня сделать, — это написать серию букв и цифр», — сказал Хили. Он вспомнил, как вошел в комнату, и его сразу же попросили подойти к доске, которую он видел так ясно, что описал мне ее как зеленую, а не черную. Он сказал, что писал мелом. Затем ему сказали повернуться спиной к доске и вспомнить, что он написал.

    «Я не очень хорошо разбирался в письмах, — сказал Хили. Но он все еще помнил числа, например, 1, 9, 6 и 4. После демонстрации доски он вспомнил, что отвечал на длинную серию дополнительных вопросов.

    Часть того, что он написал в тот день на доске, действительно была цифрой 1, 9, 6 и 4 в таком порядке, согласно моему магнитофону и записям. Но зеленая доска на самом деле была доской. И он использовал цветные маркеры, а не мел.

    Кроме того, Хили попросили написать на доске через 46 минут после ответа на серию вопросов о памяти — не в первую очередь.И я сидел справа от него, за пределами круга, а не слева от него за столом. В моем репортаже насчитывалось семь человек плюс я в комнате, а Хили назвал цифру «15 или около того».

    Кажется «загадочным, почему люди (высшая автобиографическая память) запоминают некоторые тривиальные детали, такие как то, что они ели на обед 10 лет назад, но не другие, такие как слова в списке слов или фотографии в слайд-шоу», Патихис и коллеги отметили в исследовании PNAS. «Ответ на это может заключаться в том, что они могут извлечь какое-то личное значение только из некоторых тривиальных деталей и вплести их в повествование для данного дня.

    Для всех нас, чем сильнее эмоция, связанная с моментом, тем больше вероятность того, что те части нашего мозга, которые задействованы в памяти, будут активированы. Как сказал мне Макгоу, вы не запомните каждую ежедневную поездку на работу на работу. Но если на одном из них вы стали свидетелями смертельной аварии, вы, вероятно, вспомните об этом. Воспоминания, которые остаются с нами, окрашены эмоциями.

    «Почему эволюция сделала это?» — сказал Макгоу. «Потому что это было важно для нашего выживания. Животное идет к ручью и его укусил тигр, но выживает, животное знает, что лучше не ходить в этот ручей снова.

    Теперь мы знаем, что животные, вероятно, тоже подвержены искажениям памяти, поскольку недавно исследователи Массачусетского технологического института смогли успешно внедрить у мышей ложные воспоминания.

    Исследование PNAS не противоречило тому, что люди с превосходной памятью обладают «обильной и точной памятью», как отметили авторы. Действительно, Хили вспомнил множество других дискуссий в тот день, которых я бы никогда не провел без диктофона. Он вспомнил, как его спросили о 26 марта 1990 года и как он ответил, что вспомнил, что это была ночь вручения премии Оскар, и он работал в психиатрической клинике, когда пациент сказал ему, что он плохо себя ведет, потому что единственное внимание, которое он получил взросление было отрицательным.

    Он также вспомнил, как его спросили о 8 октября 2007 года, на что он ответил, что это был день с 90 градусами, и он вспомнил, как утром собирался купаться в океане и болтал с человеком, который сказал: «Здесь как июль. . »

    В конце теста памяти Макгоу спросил Хили: «Что бы ты хотел нас спросить?»

    Хили хотел знать, как будут использоваться результаты исследования.

    «В мире очень мало людей, обладающих этой способностью», — сказал ему Макгоу. «Мы хотим знать, что происходит в вашем мозгу, что позволяет вам это делать.

    «Я действительно взволнован идеей использования этого, возможно, для дальнейшего образования и психологии», — сказал Хили группе. «Это как бы трясло меня в течение многих лет, что у вас есть эта особая способность, но я никогда не мог использовать ее в своей карьере».

    Хили несколько раз сказал мне и другим, что надеется, что это будет использовано на благо мира. В прошлом году исследователи выпустили отчет, основанный на интервью с Хили и другими людьми с превосходной памятью, показывающий, что у всех было более прочное белое вещество, связывающее среднюю и переднюю части их мозга, по сравнению с людьми с обычной памятью.

    Когда я недавно разговаривал с Хили и рассказал ему об ошибочных воспоминаниях, доказанных у людей с превосходной памятью, исследовании, в котором он не участвовал, он был разочарован, узнав, что его память на самом деле может быть такой же податливой, как и у обычного человека. .

    Он вспомнил, что чувствовал после того, как тесты памяти были завершены: «Смесь удовлетворения от того, что я смог продолжить исследования и использовать данный Богом дар … для добрых дел».

    Из всех своих воспоминаний Хили вырезал личный рассказ об этом дне, который вписался в сложность его жизненной истории и закончился на искупительной ноте.

    «У всех нас есть нарративы», — сказал Макгоу, объясняя, что люди формируют убеждения и ценности, а затем развивают в своей памяти объяснения этих убеждений и ценностей. «Мы все создаем истории. В этом смысле наша жизнь — это истории ».

    Все эти обсуждения заставили меня задуматься о журналистике, которую я практикую и преподаю. Рассказы репортеров часто считались первыми черновиками истории. Как написала Кэролайн Китч из Университета Темпл в академическом журнале Memory Studies , возможно, «журналистика не занимает верхушки иерархической кучи правды, как предполагают многие исследователи журналистики.Журналистика в памяти; это в его основе ».

    На протяжении многих лет я брал интервью у свидетелей терактов 11 сентября и спешил на место происшествия, чтобы получить анекдоты от свидетелей катастрофического крушения поезда или резни со стрельбой в Технологическом институте Вирджинии. Совершенно очевидно, что люди, с которыми я разговаривал, хорошо помнили такие шокирующие, эмоционально заряженные события. Некоторые называют это «памятью вспышки».

    Даже они могут быть ненадежными. В 1977 году 60 очевидцев авиакатастрофы, в результате которой погибли девять человек, дали интервью журналу Flying .Но у них были разные воспоминания. Один из свидетелей пояснил, что самолет «направлялся прямо к земле — прямо вниз». Тем не менее, фотографии показали, что самолет врезался в землю и под достаточно низким углом, чтобы занести почти тысячу футов.

    Правдивая история всегда фильтруется через то, как ее понимает кассир.

    Для журналистов «неисправная память — определенно проблема. Так как же защититься от этого? » — сказал Ричард Э. Мейер, двукратный финалист Пулитцеровской премии. Для одной из этих статей о женщине, оказавшейся внутри своего тела после инсульта, Мейер взяла интервью у нее с помощью доски для писем, потому что она не могла говорить.Большая часть ее рассказа была из ее разума, когда никто другой не знал, что она жива внутри. Многие части тела невозможно было проверить иным образом, например, когда она пыталась утопиться, направив душевую струю в трахеостомическое отверстие на шее. «Я должен был полагаться на ее память», — сказал он. «Я знал, что это происходит». Но чтобы проверить свою уверенность в ее воспоминаниях после инсульта, он сначала поговорил с ее мужем, сестрой, дочерью и медсестрами и сверил их воспоминания о ее жизни до инсульта. Они выехали.

    Директор Программы литературной журналистики Калифорнийского университета в Ирвине имел потрясающий опыт, когда сообщил о Смерть в Белом Медвежьем озере . Чтобы восстановить сцену, он взял интервью у людей, которые присутствовали на похоронах. В одном из этих интервью человек вспомнил кое-что странное: маленький мальчик, о котором рассказывалось, был одет в красные пластиковые солнцезащитные очки. «В контексте истории я знал значение, — сказал Барри Сигел. «У него был синяк под глазом». Когда Сигел вместе с 10 другими посетителями похорон подошел к месту происшествия, он постарался не задавать им вопросы.Никто больше не упомянул солнцезащитные очки. Затем он взял интервью у 12-го. И вот, сказал Сигел, этот человек также запомнил мальчика в красных пластиковых солнцезащитных очках.

    Нет абсолютной гарантии, что все в документальной литературе является абсолютной истиной, «но вы, как писатель, обязаны приблизиться к истине, насколько это возможно, — сказал Мейер, — и единственный способ сделать это. то есть доложить об этом до чертиков ».

    Он призвал любого, кто хочет написать свои собственные мемуары, рассказать об этом и посмотреть, как часто они ошибаются в том, что они помнят.Некоторые журналисты поступили именно так, в том числе Дэвид Карр из The New York Times и Уолт Харрингтон, бывший репортер The Washington Post Magazine .

    Харрингтон, ныне профессор литературной журналистики в Университете Иллинойса, однажды сказал: «Истина — это документальная физическая реальность, равно как и значение, которое мы придаем этой реальности, наши представления о ней».

    Правдивая история всегда фильтруется через то, как ее понимает кассир.

    Разум и его память не только записывают и извлекают информацию и переживания, но также делают выводы, заполняют пробелы и конструируют, — писал Брайан Бойд в книге «О происхождении историй ».«Неспособность эпизодической памяти обеспечить точные копии переживаний, по-видимому, является не ограничением памяти, а адаптивным дизайном».

    Повествование, как объясняет Сигель, формирует смысл и порядок из существования, которое в противном случае было бы просто тревогой и хаосом. Это один из выводов, который могут принять во внимание энтузиасты научной литературы, размышляя о пересечении историй и воспоминаний. В обоих есть гармония.

    Возрастные различия феноменальных характеристик долговременных воспоминаний о теракте 11 марта 2004 г.

    https: // doi.org / 10.1016 / j.apj.2017.03.002Получить права и контент

    Abstract

    Целью данного исследования было изучить возрастные различия в феноменальных характеристиках долговременных воспоминаний о террористических атаках, произошедших в Мадриде (Испания). ) 11 марта 2004 г. В эксперименте приняли участие 96 человек: 92 человека были в среднем 9,60 лет, а 104 — 39,41 года на момент события. Чтобы оценить их настоящие воспоминания об этом событии двенадцатью годами позже, была использована Феноменологическая анкета автобиографической памяти . Различия между двумя группами были показаны с точки зрения качества памяти, эмоций, связанных с событием, и доступности запоминаемой информации. Результаты также были представлены с использованием графиков визуализации высокого разрешения (HDV), подтверждающих утверждение о том, что долговременные воспоминания о событиях имеют разные характеристики в зависимости от возраста человека в то время, когда событие имело место. Воспоминания у взрослых людей соответствуют критериям, которые можно рассматривать как воспоминания вспышки, в то время как у более молодых людей такого рода воспоминания, похоже, не возникают.Молодые люди, вероятно, менее способны оценивать последствия события, которое приводит к снижению эмоционального возбуждения и иному развитию памяти событий по сравнению с пожилыми людьми.

    Resumen

    El objetivo del presente estudio fue analizar las diferencias, relacionadas con la edad, en las características fenomenológicas del recuerdo a largo plazo de los atentados que tuvieron lugar en el Madrid, 11 (Испания), 11 человек, участвующих в 2004 г. (Испания), 19 человек (Испания) : 92 con una media de 9.60 лет и 104 с уна СМИ де 39,41 года ан эль моменто дель сусесо. Для оценки су recuerdo real del suceso doce años después, se utilizó el Cuestionario sobre Características Fenomenológicas de Recuerdos Autobiográficos (CCFRA). Se encontraron differenciasignativas entre ambos grupospecto a la calidad del recuerdo, su accesibilidad y las emociones asociadas al suceso. Los resultados fueron también, представленные с использованием графических изображений гиперпространственной визуализации, воплощают идею de que el recuerdo de hechos a largo plazo tiene patrones, особые зависимые от edad de la persona en el momento del suceso.Solo el recuerdo de las personas de Mayor Edad cumpliría criterios suficientes para generar recuerdos vívidos, mientras que en el caso de los más jóvenes no parece generarse este tipo de memoria. Las personas más jóvenes son probablemente menos capaces de evalar las concuencias de un suceso, lo que provocará una menor activación emocional y una forma distinta de Developrar la información del suceso, en Comparación con personas de mayor edad.

    Ключевые слова

    Вспышки воспоминаний

    Автобиографические воспоминания

    Травма

    Терроризм

    Свидетельские показания

    Визуализация в больших измерениях

    Palabras clave

    Memorias vívidas

    autobiogris

    000300030003 Visualización hiperdimensional

    Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

    © 2017 Опубликовано Elsevier España, S.

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.