Энтузиазм это что: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Энтузиазм — Психологос

Энтузиазм — эмоциональное состояние, которое отличает ярко выраженная самозамотивированность. Очень ресурсное состояние, которое может быстро угаснуть.

Энтузиазм — яркое, красивое состояние. На энтузиаста своего дела приятно смотреть: работает быстро, качественно с удовольствием. Отмазок не ищет, работой живет и рад уже тому факту, что она есть. А если за это еще и платят… Ура! — Энтузиаст рад дню, рад ночи — но рад активно — день — вперед работать! Ночь — супер — отдыхать, чтобы днем можно было работать и жить с удовольствием.

Ура! Ура!

Энузиазм заразителен — там, где завелся один энтузиаст скоро начинают активно появляться другие активные и бодрые люди.

Лентяи, правда, обычно наоборот отваливаются.

Энтузиазм можно и нужно поддерживать, направляя энергию замечательного человека в нужное русло, ни в коем случае не гасить энергичный порыв — если только это не порыв к водке, сигаретам и телеку. Если энтузиазм немного прикармливать похвалой (самопохвалой) — то он продежится долго, и хватит его на долго.

Любому энтузиазму нужна здравая цель. Достигнутый результат — самая большая прикормка для сохранения энтузиазма. Если цель правильная и результат заметен — энтузиазма хватит на долго. К сожалению, если цель кривая и невыполнимая — при всем желании энтузиазм рано или поздно угаснет. Отсюда вывод — чтобы поддержать себя на уровне энтузиазма — ставьт понятные, простые, реальные цели: план на час,на день. Тогда поддерживать высокий эмоциональный фон будет просто.

И с утра, конечно, добавить зарядку и душ. Желательно холодный.

Как делается энтузиазм

1. Мимика и пластика: сияющие глаза, энергичные жесты, руки держатся высоко, энергетика рук высокая. Речь — пламенная, бойкая, смелая. От человека просто лучится позитивная энергия. Этакий мирный атом. Если хлопает в ладоши — хлопает энергично, весело. Если выходит в центр — уверен в себе, держится смело и красиво, шагает вперед, а не назад. Если стоит — весь центр тяжести на носках — вот-вот сорвется и начнет что-то делать!

Когда лошадь играет — она тоже иногда замирает неожиданно. Резко и красиво. Замирает только для того, чтобы снова помчаться вперед, упиваясь своей силой и радостью.

2. Внутренний текст: Возможно все!

3. Картинка: Мир большой, прекрасный и удивительный, и люди — большие, прекрасные. Нет такой задачи, которую нельзя было бы выполнить!

Когда энтузиазм может навредить бизнесу

Увлеченность и энтузиазм – неотъемлемый ресурс предпринимательства. От них зависят креативность, настойчивость в достижении целей и результаты работы компании. Но большинство только что созданных компаний – командные проекты, и согласно исследованиям качество командной работы сильно сказывается на результате. Но всегда ли энтузиазм способствует командной работе? Что произойдет, если у одного члена команды энтузиазма много, а у другого его нет совсем? А если двое основателей увлечены разными вещами?

Чтобы понять, как энтузиазм влияет на команды, мы опросили участников 107 технологических стартапов, работающих в одном акселераторе. Выяснилось, что, когда члены команды увлечены работой не одинаково или их увлекают разные задачи, это плохо сказывается на результатах компании и этот вред только усиливается на последующих стадиях развития бизнеса.

Три типа энтузиастов

Профессор Мелисса Кардон, специалист в изучении увлеченности, разделила предпринимателей на три типа.

Изобретатели. Они ищут новые возможности или создают продукты и услуги. Это классические ученые или предприниматели-творцы.

Создатели компаний.

Они основывают стартапы и стремятся превратить их в большой бизнес. Их привлекает именно процесс создания компаний. В какой-то момент такие предприниматели обычно покидают проект, чтобы открыть новый бизнес.

Строители бизнеса. Они выстраивают бизнес-процессы: им нравится привлекать новых клиентов, подбирать кадры и улучшать корпоративную культуру.

Чтобы понять, что происходит с командами и компаниями, основатели которых относятся к разным типам, мы обратились в один из нидерландских акселераторов. В исследовании принял участие 251 предприниматель: 71% – мужчины, средний возраст – 34 года, средний уровень образования – магистерский, у 43% прежде уже был стартап.

Когда компания вступала в акселератор, мы предлагали всем ее сотрудникам пройти онлайн-опрос на тему энтузиазма и мотивации. Участники должны были определить, насколько они согласны с такими утверждениями, как «Мне интересно придумывать новые идеи продуктов или услуг», «Мне нравится создавать новые компании» и «Мне нравится искать подходящие кадры для моей компании». Кроме того, мы собрали контрольные переменные и опросили участников о прошлом предпринимательском опыте и о текущей компании.

По окончании 10-месячной программы акселератора сторонние венчурные инвесторы оценили качество бизнес-идеи каждого стартапа. Мы также подсчитали, сколько инвестиций они привлекли через пять лет.

Как энтузиазм влияет на команды

Мы обнаружили, что как разница в уровне энтузиазма, так и несовпадение типов интересов (изобретатели, создатели компаний или строители бизнеса) влияют на компанию негативно.

1. Команды, в которых уровень энтузиазма участников различался, хуже работают в краткосрочной перспективе: у них менее качественные бизнес-планы и проблемы с коллективной работой.

2. Команды, участников которых привлекали разные вещи (например, один любит разрабатывать продукты, а другой – взаимодействовать с сотрудниками), хуже работали в долгосрочной перспективе и привлекали меньше капитала за пять лет.

Разберем несколько примеров из нашего исследования (все имена и названия изменены). У компании Jumbool четыре основателя: Эмма и Сара относятся к бизнесу очень увлеченно, Бастиан – с умеренным энтузиазмом, а у Питера энтузиазма нет вовсе. Двое самых увлеченных членов команды начали работать и планировать дела сами, не вовлекая остальных, и производительность немедленно упала. Более заряженные члены команды – Эмма и Сара начали избегать работы и общения с Бастианом и Питером. Продуктивность совместной работы и командный настрой снизились, что и привело к ухудшению результатов. Напротив, у четверых предпринимателей из команды Catch30 уровень энтузиазма был одинаковым. Согласно опросу они реже испытывали негативные эмоции и работали быстрее и сосредоточеннее, чем команда Jumbool. Кроме того, одинаковый уровень энтузиазма позволил им принимать решения сообща, в то время как в Jumbool царила автократия.

Второй пример – компания Yollie распалась из-за того, что каждого из трех основателей интересовало что-то свое: Ян считал себя изобретателем и занимался технологиями, Роб любил создавать стартапы, а Рите нравилось отлаживать управление. Когда нужно было принять сложное решение, начинались проблемы: у каждого из участников была своя цель, поэтому они не могли договориться и сосредоточиться на одной задаче. Разделить сферы ответственности тоже было невозможно.

Обычно энтузиазм считается хорошим качеством для предпринимателя, но он может и повредить компаниям. И на более поздних этапах развития эта разница мешает все больше. Сначала компании, как правило, сосредоточены на краткосрочных целях – например, им нужно найти первого клиента и добиться известности – и различия уходят на второй план. Но чем дальше, тем более важные решения нужно принимать и тем больше времени вкладывают в проект участники – так что отсутствие общности будет мешать им все сильнее.

Об авторах: Ева де Мол – партнер нидерландского венчурного фонда CapitalT; Мелисса Кардон – профессор предпринимательства и инноваций в Университете Теннесси в Ноксвилле; Светлана Храпова – профессор корпоративного поведения в Школе бизнеса и экономики при Свободном университете Амстердама

Статья впервые опубликована в «Harvard Business Review Россия». Оригинал статьи здесь

Об энтузиазме и его основах в представлениях европейских романтиков и Н. В. Гоголя Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

References

1. Dimitrieva O.A. Verbs with Meaning ‘to Drink Alcohol’: Semantical and Stylistic Characteristics [Glagoly so znacheniem ‘upotrebljat’spirtnoe’: semantiko-stilisticheskaja kharakteristika]. Nauchnyj dialog, 2015. vol. № 6 (42), pp. 21-37.

2. Kubryakova E.S., Demyankov V.Z., Pankrats Ju.G., Luzina, L.G. Kratkij slovar’ kognitivnyh terminov [Shorter Dictionary of Cognitive Terms]. Moscow, 1997, 245 p.

3. Levontina I.B., Shmelev A.D. Vocabulary of the beginning and the end of the meal in Russian [Leksika nachala i kontsa trapezy v russkom jazyke]. Logicheskij analiz jazyka. Semantika nachala i kontsa. Moscow, 2002, pp. 573-583.

4. Radbil’ T.B. Osnovy izuchenija jazykovogo mentaliteta [The Basics of Learning the Language Mentality], Moscow, 2013, 328 p.

5. Nacional’nyj korpus russkogo jazyka [National Corpus of the Russian Language] Available at: http://www.ruscorpora.ru/.

6. Slovar’russkogo jazyka [Dictionary of the Russian Language]. In 4v. Vol. 2, Moskva, 1999, 736 p.

7. Mokienko V.M., Nikitina T.G. Bol’shoj slovar’ russkih pogovorok [Great Dictionary of the Russian Proverbs], Moscow, 2007, 784 p.

8. Dal’ V.I. Tolkovyj slovar’ russkogo yazyka. Sovremennaja versiya [Explanatory Dictionary of Russian Language. Contemporary version] Moscow, 2000, 736 p.

9. Dimitrieva O.A. The Interaction of Derivational Model and Context [Vzaimodejstvie slovoobrazovatel’noj modeli i konteksta (na primere glagolov so slovoobrazovatel’nym formantom po-…-yva-)]. Voprosy russkoj istoricheskoj grammatiki i slavjanovedenija : k 175-letiju so dnya rozhdenija Vatroslava Jagicha : materialy mezhdunar. nauch. seminara, Petrozavodsk, 2013, pp.106-110.

10. Khrakovskiy V.S. Semantic Types to Multiple Situations and their Natural Classification [Semanticheskie tipy mnozhestva situacii i ikh estestvennaya klassifikaciya]. In: Tipologiya iterativnykh konstrukciy. Leningrad, 1989, pp. 5-53.

11. Paducheva E.V. Semanticheskie issledovanija (Semantika vremeni i vida v russkom jazyke; Semantika narrativa) [Semantic Research. The Semantics of Tense and Aspect in the Russian Language. The Semantics of Narrative]. Moscow, 1996, 464 p.

© О. А. Димитриева, 2015

Автор статьи — Ольга Альбертовна Димитриева, аспирантка, Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева, e-mail: [email protected]

Рецензенты:

Л. Н. Оркина, доктор филологических наук, профессор, Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева.

С. Л. Михеева, кандидат филологических наук, доцент, Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева.

УДК 821.161.1

И. В. Карташова, Тверской государственный университет

ОБ ЭНТУЗИАЗМЕ И ЕГО ОСНОВАХ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ ЕВРОПЕЙСКИХ РОМАНТИКОВ И Н. В. ГОГОЛЯ

В статье рассматриваются отличительные особенности романтического энтузиазма, которые сравниваются с представлениями, существующими в философии, этике и эстетике предшествующих эпох. Особое внимание уделяется мировоззренческой основе энтузиазма Н. В. Гоголя как универсальному чувству, также в статье отражены эволюционные аспекты гоголевского энтузиазма. Ключевые слова: энтузиазм, экстаз, вдохновение, йенский романтизм, Н. В. Гоголь, истина, творческая энергия.

Одной из отличительных особенностей романтического мироощущения и мировосприятия был энтузиазм. Известный ещё античности [1], феномен энтузиазма в романтизме как бы заново рождается, приобретает принципиально важные коннотации. Непосредственно выражая главнейшую ценностную интенцию романтиков — «апофеоз духа», — энтузиазм во многом определил их представления о личности, её идеальном мире. Энтузиастические умонастроения были характерны для всего романтического движения, но прежде всего, как справедливо полагает В. И. Грешных, «знаком

энтузиазма» отмечен ранний (йенский) период немецкого романтизма (см.: Грешных В. И. Мистерия духа: Художественная проза немецких романтиков. — Калининград, 2001). Именно в это время энтузиазм сделался сознательной установкой романтиков.

По сравнению с теми представлениями об энтузиазме, которые существовали в философии, этике и эстетике предшествующих эпох, в романтизме он предстаёт в более многогранных и широких, по сути дела, универсальных значениях и понимается как целостное явление. Для непосредственных предшественников романтиков — деятелей века Просвещения — было характерно дифференцированное отношение к энтузиазму: разграничение «религиозного, фанатического неистовства и возвышенного восторга духа» (см.: Михайлов А. В. Вст. ст. и комментарии // Шефтсбери. Эстетические опыты. — М., 1975. — С. 489). Отсюда, при всём несомненном интересе к энтузиазму, он воспринимался как позитивно, так и достаточно скептически. И хотя Шефтсбери вслед за Локком придал энтузиазму высокое философско-эстетическое значение, увидел в нём способ познания мира и жизненную позицию личности, предваряя таким образом романтиков, всё же некая двойственность по отношению к нему у английского философа остаётся. Утверждая, что энтузиазм — «вещь могущественная», заслуживающая «тонкого суждения», и усматривая в нём «многообразные виды»: наряду с «варварским буйством» и «предерзостным фанатизмом» — «благородный энтузиазм» героев, поэтов, философов, — Шефтсбери отделяет его от «божественного вдохновения». Внешне они очень схожи, но «вдохновение есть действительное ощущение Божественного присутствия, а энтузиазм — ложное», поскольку он может быть внушён не «разумностью и здравым смыслом», а «предвзятостью и предубеждениями» [2]. Противопоставление разумной духовной деятельности человека и аффектированного энтузиазма, в котором субъективность, «деятельность самого сознания» ошибочно принимаются «за нечто, приходящее извне, от Бога», характерно для работ Канта (см.: Ямпольский М. Физиология символического. — Книга 1. — М., 2014. — С. 418-419). Как справедливо подчёркивает В. А. Мильчина, «трансцендентность и исключительность возвращаются энтузиазму лишь в начале XIX в.» [3], в романтическую эпоху.

В работах, посвящённых романтизму, речь об энтузиазме и героях-энтузиастах заходила неоднократно. Но, думается, сущность этого феномена, его природа, интенции, истоки до сих пор остаются не вполне ясными. О романтическом энтузиазме обычно говорят или как об эстетическом явлении («боготворение» искусства), или как о психологическом, эмоциональном, имея в виду страстность и напряжённость духовной жизни романтической личности.

Действительно, романтизм делает установку на особую яркость и интенсивность, на «усиленную жизнь» (Шлейермахер), на горячую преданность идеалу, обострённое восприятие красоты. Однако, как представляется, это только один и, так сказать, «внешний» аспект романтического энтузи-азма1. Когда Новалис, восхищаясь свободным критическим умом и «мощным пониманием вещей» своего друга Ф. Шлегеля, одновременно называл его «главным жрецом энтузиазма» [4], он явно имел в виду не только психологические показатели, но и иной спектр значений, относящихся не к способу выражения чувств, а характеризующих жизненную позицию и саму суть переживаемого состояния. Новалис размышлял о «культуре энтузиазма», о его значимости для духовного воспитания человека, для «сосредоточенности сердца и духа» (Оеши1;)2. Романтики соотносили энтузиазм с вдохновением. В связи с этим представляется важным уяснить, что воспламеняет романтическую личность и становится источником её воодушевления.

Романтический энтузиазм как эмоциональное, психологическое явление имеет философскую, мировоззренческую основу. В раннем романтизме он рождался в результате нового взгляда на мир и нового понимания личности. В литературной науке стало традиционным мнение об индивидуализме и эгоцентризме раннего (йенского) романтизма. В этом же ключе оказывается и романтический энтузиазм. Однако если это и индивидуализм, то особого толка. Было бы не совсем точным видеть в романтическом энтузиазме исключительно «устремлённость к центру «я» своего «я», необыкновенную жажду выражения духа» (см.: Грешных В. И. Мистерия духа: Художественная проза немецких романтиков, с. 338). Вернее, апофеоз духа, устремлённость в глубины «я» соединялись у йенских романтиков с признанием сложнейших и необходимых соотношений «я» и «не я».

В представлении ранних романтиков об энтузиазме выступили те же синтезирующие принципы, которые отличают их миропонимание как таковое. Романтическое движение виделось его теоретикам как переосмысление и вместе с тем наследование и объединение различных тенденций и форм предшествующей философской, эстетической и художественной мысли (см. подробнее Карташова И. В. Об эстетических схождениях в эпоху романтизма // Искусство поэтики — искусство поэзии.

К 70-летию И. В. Фоменко. Сборн. науч. тр., Тверь, 2007.). Романтики ценили импульсы, исходящие от чужой мысли, но побуждающие к новым открытиям, «так чтобы цвет и ядро чужого духа стали пищей и семенем … собственной фантазии» [5].

Хотя многие романтики начали свой путь с увлечения философией Фихте, фихтеанство (вопреки распространённым мнениям) не было главной философской основой раннего романтизма. Субъективность фихтеанства довольно быстро стала представляться романтикам определённой ограниченностью. По мысли Ф. Шлегеля, Фихте хотел «почерпнуть единственно из самого себя всё содержание мышления, презирая природу»3. Новалис, теснее других романтиков связанный с философией Фихте, тем не менее, также достаточно критично воспринимал его субъективизм: «Не излишне ли произвольно Фихте заключал всё в «Я». По какому праву?.. Должно существовать «не-Я», чтобы «Я» могло полагать себя как «Я»» [6].

Философия йенского романтизма объединяла главные идеи Фихте и натурфилософию Шеллинга. Романтики сохраняли фихтеанское положение о «вселенской значимости» и творческой активности «Я» как высшем проявлении жизненности, о преобразующей мир деятельности субъекта. Вместе с тем этого субъекта они включали в систему природы, подчиняли его воздействию надличностных сил, Божественных начал бытия. Ранним романтикам пусть на какой-то краткий период действительно удавалось соединять противоположные тенденции и утвердить диалектическое соотношение объективного и субъективного, общего и индивидуального, «Я» и «Не-я».

Преображающая природу деятельность личности могла состояться только при условии вовлечённости этой личности в жизнь природы, в жизнь целого, при условии «внутреннего», органического постижения его законов. Таким образом, индивидуальность, осознававшая себя в категориях романтической личности, переставала быть и «господином вселенной», и «песчинкой мироздания», она становилась ипостасью Творения и вместе с тем высшим его выражением; она слышала в себе присутствие Божественного начала, она верила в возможность своего бесконечного совершенствования -и это вызывало прилив огромного воодушевления и радостной гордости.

Сущность романтического энтузиазма хорошо видится в сочинениях Шлейермахера, особенно в «Речах о религии» и «Монологах». Пронизывающее эти произведения страстное воодушевление, «пламенем» которого автор стремился зажечь своих читателей, проистекает из философского представления о бесконечности и единстве мира, об общих законах, объединяющих «всё величайшее и всё мельчайшее». Шлейермахер видит своеобразие, неповторимость каждого явления, каждой индивидуальности. Вместе с тем, как писал переводчик и замечательный знаток творчества Шлейермахера С. Л. Франк, для автора «Речей» «индивидуальность, личное своеобразие каждого человека, есть та точка в нём, через которую он глубже всего связан с истинным и бесконечным и точнее всего отражает его». «Постижение метафизического смысла индивидуальности» Франк считал «великим открытием» Шлейермахера [7]. К этому можно добавить, что подобное «великое открытие» делали одновременно со Шлейермахером и другие йенские романтики.

Романтизм, рождавшийся в период грандиозных потрясений (исторических, социальных, духовных), устремлялся не к разрушению (как порой ещё считается), а к созиданию, строительству нового «Царства Духа», жаждал охватить «всё» и выразить противоречивое единство мира, осмыслить каждое явление в его отдельности, неповторимости и вместе с тем всеобщности, а жизнь — в её вечном движении, изменчивости, в связях прошлого, настоящего и будущего. Романтики улавливали единые токи, пронизывающие вселенную и человека. Являясь высшей, лучшей частицей вечно становящегося мира, человек проникнут его творческим духом. Он призван быть активным, «пособником Бога». Принадлежа миру, он «помогает» его созидать (Шлейермахер). И у Новалиса в «Цветочной пыльце»: «на нас возложена миссия — мы призваны сотворить землю» [8]. Подобное мировосприятие и становится источником романтического энтузиазма. С другой стороны, состояние творческого горения, экстаза было для романтиков идеальным условием воплощения своего видения величия мироздания и человека.

Энтузиастические переживания романтиков наиболее часто вызывались созерцанием природы4. Их многозначность, их «восхождение» от очарованности красотой конкретных явлений к трансцендентным, онтологическим и религиозным высотам тонко переданы в одном из писем Ф. О. Рунге. «Когда на небе надо мною кишат бессчётные звезды, и во всех необъятных пространствах шумит ветер, и волны обрушиваются на берег, и над лесом начинает розоветь эфир, и солнце освещает мир; когда пар поднимается с лугов и я бросаюсь в траву, искрящуюся капельками росы, и на каждом листочке и на каждом стебельке кипит жизнь и всё сливается в один дружный аккорд, — тогда душа моя

громко ликует и носится в безмерном пространстве, окружающем меня <… > я чувствую и слышу живое дыхание Бога, держащего мир в руце своей <…> Это чувство взаимосвязи всей вселенной с нами, этот восторг и ликование духа… эта любовь, которая держит нас в своих объятиях и несёт через жизнь <… > — всё это переполняет нас и побуждает сообщать себя другим, мы запечатляем высшие точки своего существа» [9].

Романтическая личность испытывает страстное влечение к тому, что вне её. Ей открывается во всём своём величии царящий в мире закон всеобщего родства и любви, гармония всего сущего. Эти представления, особенно характерные для йенского романтизма, сохраняются у многих более поздних романтиков. Из фрагмента П. Б. Шелли «О любви»: «В трепете весенних листьев, в синем воздухе мы находим … тайные созвучия своему сердцу. В безъязыком ветре есть красноречие, в шуме ручья и окаймляющих его тростников есть мелодия; и непостижимая связь их с чем-то внутри нас рождает в душе восторг, от которого захватывает дыхание; вызывает на глаза слёзы непонятной нежности, такой же, какую будит патриотическая гордость или голос любимой, поющей для тебя одного» [10].

Рассматривая исторически различные представления о личности, С. Л. Франк находил возможным выделить «романтический гуманизм», отличный от ренессансного и просветительского. «В романтизме и идеализме складывается новое понятие о человеке, по которому сущность человека лежит не в его «разуме», а в том, что он есть средоточие и вершина космических сил». По мнению Франка, романтический идеал «прекрасной души», «благородной человечности» складывается как итог «духовного самосовершенствования человека, сознательного развития в нём дремлющих божественно-космических сил» [11]. Франк указывает на оптимизм ранних романтиков, который «является основой понимания существа человека». Действительно, у ранних романтиков энтузиазм проистекал из светлого, жизнерадостного мировосприятия. В. М. Жирмунский был глубоко прав, считая, что романтизм начинался «пламенным принятием жизни» [12]. Да и в позднем романтизме, пережившем глубокие разочарования и гибель надежд, энтузиазм как способность верить в идеал и служить ему продолжает оставаться драгоценным даром, высшим проявлением духовной активности, показателем «живой души». Энтузиазм поддерживал романтиков в их противостоянии враждебным обстоятельствам. Примечательно утверждение Гофмана, что «энтузиазм … никогда не даёт погаснуть мечте» [13].

Универсальность и гуманистический смысл романтического энтузиазма, впервые проявившегося в творчестве немецких писателей, хорошо поняла и выразила г-жа де Сталь в своей книге «О Германии»: «Многие питают предубеждение к энтузиазму; они смешивают его с фанатизмом, а это большая ошибка. Фанатизм — это всё исключающая страсть, предмет которой одно какое-нибудь убеждение; энтузиазм тождественен мировой гармонии; это любовь к прекрасному, душевный подъём, радость самопожертвования, соединённая в одном и том же переживании, в котором есть величие и покой. <…> Когда жизнь человека сливается с жизнью мира, в ней есть что-то божественное» [14].

Де Сталь проницательно указала на синтетическую природу энтузиазма — слияние в «одном переживании» различных эстетических и нравственных начал, что и обусловливает его тождественность «мировой гармонии». Вместе с тем энтузиазм романтической личности, конечно же, выражает повышенное чувство собственного «Я». Великую радость ей доставляет осознание самой своей способности переживать экстатическое состояние от прикосновения к божественной сути бытия. Характерно, что Л. Тик видел в энтузиазме «прекрасную исповедь» души. «Когда… во всей природе мы ощущаем созидающих духов и отовсюду, с гор и из долин, звучит нам родственная жизнь, дружественные силы, и мы ощущаем себя в созвучии с миром зримым и незримым, тогда… мы хотим воздвигнуть памятник возвышенному ощущению самих себя» (содержащий процитированные слова этюд «Несколько слов о справедливости, умеренности и терпимости», по собственному признанию Тика, принадлежит ему) [15]. Это могло привести (и порой приводило) к ощущению своей избранности, к некоей гордыне и пренебрежительному отношению к людям, лишённым «возвышенных ощущений», — тот же Тик в данном этюде разражается упрёками в адрес тех, чьи души погружены в прозаические заботы и не могут быть «вместилищем светлого пламени энтузиазма» [15].

Но главное в энтузиастических настроениях ранних романтиков — это не эгоцентризм и самолюбование, а устремлённость к «великой цели всех целей — возвышению человека над самим собой» [4, с. 148], достижение которого возможно именно через взаимопроникновение внешнего и внутреннего, конкретного и трансцендентного, земного и сверхчувственного. Известный фрагмент Новалиса из «Цветочной пыльцы»: «Мы грезим о странствиях во вселенной: но разве не заключена вселенная внутри нас? Глубины своего духа нам не ведомы. — Внутрь ведёт таинственный путь. Внутри нас -иного не дано — вечность с её мирами, прошлое и будущее». Этот фрагмент Новалиса, взятый

изолированно от других, может быть понят и часто понимается как выражение субъективно-идеалистических взглядов автора. Заметим, однако, что романтические фрагменты при своей контрастности и даже противоречивости представляют собой целостную систему, они взаимосвязаны, и связь эта диалектична. По мысли Ф. Шлегеля, отсутствие противоречий, обычно признаваемое за «добродетель учёной системы», в действительности может свидетельствовать об «односторонности» или «отсутствии собственного свободного … взгляда <…> Если нельзя отрицать того, что для некоторых предметов существуют различные точки зрения, то следует допустить для честного исследователя возможность сознательно рассматривать такие предметы с противоположных точек зрения» [5, с. 241-243].

И действительно, несколько ниже Новалис утверждает: «Обитель души там, где соприкасаются внутренний и внешний миры. Когда пребывает в каждой точке их взаимопроникновения». И далее: «Расхожая истина о том, будто человеку не дано пребывать вне себя, сознательно преступать границы чувственного восприятия, не выдерживает никакой критики. Человек в любую минуту способен стать сверхчувственным существом. В противном случае он не сделался бы гражданином мира, а остался бы животным».

Сосредоточенное созерцание своего «Я» Новалис считает только «первым шагом» на пути «подлинного воспарения духа… Кто этим ограничится, свершил лишь полдела. Вторым шагом будет продуктивный взгляд наружу, активное наблюдение за окружающим миром». И, наконец, обобщающий тезис: «То, что мы называем уходом в себя, по сути является выходом наружу, восстановлением изначальной целостности». Таким образом, энтузиазм («подлинное воспарение духа») оказывается в одном ряду с романтическим универсализмом.

В своей статье о Георге Форстере Ф. Шлегель рассматривает личность немецкого писателя, критика и революционера как энтузиастическую. При этом «горячее воодушевление» Форстера непосредственно соотносится с «универсальной восприимчивостью» и «всеобъемлемостью его духа», с устремлённостью «вперёд», в будущее, с идеей совершенствования и достоинства человека.

В представлениях романтиков энтузиазм получает высокое ценностное значение. В нём активизируются лучшие стороны человеческой личности — благородство, бескорыстие, жертвенность. Этот этический аспект особенно представлен у немецких, а также французских романтиков: у г-жи де Сталь (см. выше), у Б. Констана. Энтузиазм поистине поднимает человека над самим собой и становится способом проникновения в великие тайны бытия. «В моменты высшего восторга в чувстве благоговения, или подлинного экстаза… границы времени… кажутся как бы прорванными или упразднёнными», человек приобщается к Запредельному, «озаряется лучом света этого высшего мира»5.

В энтузиазме предстают интуитивные, пророческие возможности личности, способность предчувствовать и возвещать будущий прекрасный мир, в который так горячо верили ранние романтики. Но также и приближать его. По словам Шлейермахера, романтическая личность — это «пророческий гражданин грядущего мира, влекомый к нему живой фантазией и сильной верой и принадлежащий к нему каждым своим действием и каждой мыслью» [16, с. 388]. Таким образом энтузиастическое состояние для романтиков (как уже говорилось) предполагает повышенную активность и концентрацию всех духовных сил человека, в том числе воли и разума. Однако разум здесь теряет ту определённость, которую он имел в представлениях просветителей. По мнению Ф. Шлегеля, разум играет большую роль в энтузиастическом устремлении к идеалу, поскольку он сам творит этот идеал. Разум сам по себе имеет синтетическую природу, он перестаёт быть противоположностью чувству. «Источник идеала — это горячая жажда вечности, стремление к Богу, следовательно, самое благородное в нашей природе. <…> Вдохновение — мать идеала, а понятие — его отец… <…> Ибо что такое разум, как не способность к идеалам?» [17].

С другой стороны, и «чувственно-эмоциональное освоение жизни» (А. В. Михайлов), так ярко проявившееся в романтическом энтузиазме, также имеет сложную, множественную природу. По словам С. Л. Франка, Шлейермахер под чувством «разумеет не обособленную отдельную область душевной жизни, а глубочайший корень всего сознания вообще; из этого корня позднее выделяются познавательная и практическая сферы» [7]. В чувстве даётся недифференцированное восприятие жизни, возникает «момент … первоначального единства» человека и мира, «священное сочетание вселенной с воплотившимся разумом» [16, с. 88].

Очень широкое представление о соотношении эмоционального и рационального в духовном мире энтузиастической личности было у Новалиса. Один из его фрагментов гласит: «Экстаз — внутренний световой феномен = интеллектуальному созерцанию» [18, с. 147]. Поэтому романтики распространяли энтузиастическое состояние не только на эстетическую, художественную деятельность,

но и на научную. По словам Шеллинга, «действенным началом всякого творящего и созидающего искусства и науки является энтузиазм, порыв духа в подлинном смысле» [19].

Для романтиков энтузиастическое видение давало возможность истинного познания жизни. И Ф. Шеллинг, и Ф. Шлегель говорили об энтузиазме как о «принципе искусства и науки», а Новалис считал, что «истинный математик есть энтузиаст per se. Без энтузиазма нет математики» [20, c. 153]. В данном случае энтузиазм выражает специфику романтического мышления, горячую приверженность личности предмету своего изучения, «воспламенённость» им, страстное желание дойти до его глубин и вместе с тем наслаждение самим процессом исследования, движением своей мысли, «абсолютное упоение мудростью» (Новалис).

Являясь высшим подъёмом духа, энтузиазм внешне выражался во взволнованном, патетическом строе речи, однако при этом романтики опасались чрезмерной эмоциональности. Энтузиастическое состояние нередко признавалось ими как «жар души», просвечивающий во внешне сдержанном выражении чувств. Энтузиазм не должен был превращаться в неистовство. Он своеобразно соотносился с романтическим Невыразимым. Так, по мысли Новалиса, «дружба, любовь и благоговение должны бы проявлять себя тайно. <…> Есть много такого, что слишком нежно, чтобы тронуть это мыслью, и уж тем более, чтобы о том говорить» [20, с. 307]. Весьма критично относился к аффектированной чувствительности и Вакенродер [15, с. 146-147]. Его собственный энтузиазм выражался в «благоговении», в «тихом священном трепете».

Менее умеренными были Тик и Шлейермахер. Обращаясь к своим читателям и имея в виду интенсивность духовной деятельности, автор «Речей о религии» восклицал: «Не желай быть умеренным!» А. Л. Тик отстаивал право энтузиастической личности на поэтическое «безумие». «Кого трогает возвышенное, кому открываются чудеса прекрасного, вся душа того проникается энтузиазмом, и ему невозможно ограничиться холодными, отмеренными похвалами <…> И тогда наш язык изливается в восторженной речи» [15, с. 146-147].

В своих наиболее экстатических проявлениях энтузиазм в самом деле мог своеобразно соотноситься с феноменом «высокого безумия», который очень интересовал романтиков, особенно поздних. С романтической точки зрения энтузиазм и высокое безумие роднило то, что и там, и здесь происходило внезапное озарение и «восстание» души6, кроме того, романтический безумец, так же как энтузиаст, оказывался способен постичь скрытые и на первый взгляд невозможные связи между явлениями и таким образом достигнуть какого-то высокого синтеза. Не случайно подобное безумие Байрон в стихотворении «Сон» ставил в связь с «безумием мудрецов», которые наводят на жизнь «телескоп истины». Сходство между состоянием безумца, энтузиазмом поэта и гения-изобретателя устанавливал В. Ф. Одоевский, ибо «для всякого открытия нужно пожертвовать тысячами понятий общепринятых и кажущихся справедливыми: от того не было почти ни одной новой мысли, которая бы в минуту своего появления не казалась бреднями <…> То, что мы часто называем безумием, экстатическим состоянием, бредом, не есть ли иногда высшая степень умственного человеческого инстинкта?» [20, с. 25-26].

От выспренности и аффектации энтузиастические романтические порывы спасала их глубочайшая искренность. Они поистине изливались из потрясённой души. Та чрезвычайно высокая нота, которую романтики брали в своём благородном энтузиазме, увы, стала маловнятной и даже вызывающей иронию в последующие времена, особенно в наш жёсткий механический век. Уместно привести пространное размышление Кристы Вольф об экзальтации немецких романтиков: «После скажут — взвинченность. Повышенная чувствительность. Но ведь можно было бы сказав и «перенапряжение», если согласиться считать предвосхищение, предчувствие — напряжением… наш привычный инструментарий не в состоянии этого охватить. Литературные, исторические, политические, идеологические, экономические понятия не способны до конца это выразить <…> Итак, иное видение, иные слова… Какие высокие они берут ноты, какой благодатно-дерзновенный позволяют себе язык, какой упрямый, требовательный дух» [21, c. 336-337]. А. Б. Ботникова справедливо видит в «торжественном жесте» и патетике «опознавательные знаки» романтической эпохи. «Высота стиля соответствовала высоте мысли и силе чувства. <…> Многие романтики своей жизнью, а порой смертью, подтвердили патетику своего поведения, своих речей, своих писем» [22, с. 34].

В энтузиазме, свойственном самым разным писателям, выразились те схождения и соответствия, которые отличают романтизм как эстетическую и духовную культуру и придают ей удивительное единство. В этом контексте закономерно возникает имя Н. В. Гоголя, личность и творчество которого, несомненно, отмечены печатью романтического энтузиазма и отмечены, пожалуй, в более высокой степени, чем творчество многих его романтических современников в России. Обращение к

этому вопросу открывает такие стороны личности и творчества Гоголя, которые достаточно редко привлекают внимание современных исследователей.

Формирование Гоголя как человека, как мыслителя, как творческой личности происходило в романтическую эпоху и было очень многим ей обязано. Среди воспринятых Гоголем философско-эстетических, психологических и художественных интенций романизма был и энтузиазм7. Он был непосредственно пережит писателем в юношеские годы и оставил глубокий след во всём его творчестве.

Будучи одним из показателей романтической эпохи, энтузиазм, конечно, присутствовал и в духовной жизни русского общества первой трети XIX века. Однако среди близких Гоголю людей можно было встретить достаточно осторожное отношение к энтузиазму. Так, В. А. Жуковский, который во время своего участия в Дружеском литературном обществе был погружён в стихию этического энтузиазма, царившего в этом кружке, позже начинает принимать энтузиазм с некоторыми «поправками» явно просветительского толка. Размышляя о ценности духовного общения, разделяя романтический культ дружбы, Жуковский ещё близок к просветительской традиции в своих определениях соотношений чувства и разума и настаивает на руководящей роли последнего. Жуковскому импонируют «чувства спокойные, утверждённые умом». Своему другу Александру Тургеневу он пишет, что не хочет отказаться от энтузиазма, но хочет «его усилить, укоренить… ошибить ему несколько крылья, сделать его спокойнее, постояннее». «Хочу, чтобы он меня освещал, а не ослеплял. <…> Видишь ли, что я хочу быть энтузиастом по рассудку. C’est une rareté!» [23, с. 456-457].

Энтузиастические переживания Гоголя были иными. Они моги доходить до высочайшего, «разрывающего душу» экстаза, до «испепеляющего пламени». В своём энтузиастическом настрое Гоголь типологически близок ко многим европейским, особенно немецким романтикам. Подобно Шлейермахеру, Л. Тику или Гофману, Гоголь зачастую «не желал быть умеренным».

Повышенная интенсивность, избыточность духовной жизни была свойственна Гоголю с ранних лет. Энтузиастическая тональность в особенности отличала его ценностные ориентации. Ещё в Нежинском лицее «уединяясь совершенно» от «существователей», от «ничтожного самодоволия», ощущая себя странником, «иноземцем», забредшим на чужбину, «искать того, что находится в одной только родине», он страстно мечтает об этой духовной родине и надеется обрести её в Петербурге, среди друзей, способных понять «тайны сердца» и «жадные откровения». Восторженные фрагменты гоголевских писем Г. И. Высоцкому, а также матери и некоторым родным являются ярчайшим выражением энтузиастического мироощущения и стиля. Они, несомненно, находятся в русле романтических эпистолярий (например, переписка Вакенродера и Л. Тика, братьев Шлегелей, письма Гофмана к его другу Теодору фон Гиппелю и т. д.). «Твоё письмо, — пишет Гоголь Высоцкому, — блеснуло для меня звездою радости. — Из стороны чуждой льдистого севера, но где так же, как в здесь, воображение греет нас… мне казалось, я услышал родные звуки сердца, меня понимающего. Это было письмо твоё»8. Как и все романтики, юный Гоголь восторженно переживает чувство дружбы и родственной любви. Он признаётся, что встречи с близкими и родными жаждет с «ужасным энтузиазмом» (X, с. 120). Взрывы страстного воодушевления будут характерны для Гоголя и в более поздние годы (например, известная запись накануне нового 1834 года).

Об органическом родстве Гоголя с романтизмом свидетельствует формирующая уже в раннюю пору мировоззренческая основа его энтузиазма — универсальное чувство максимализм идеалов, «гордое самосознание», уверенность в причастности человеческого «Я» созидательным силам мироздания и возможности личности в процессе творящейся жизни. Особенно сильное выражение у Гоголя получил эстетический пафос романтического энтузиазма — представление о человеческой жизни как о деянии и подвиге, как о постоянном духовном самовозвышении. «Пламенные помыслы» будущего писателя, его «высокие предначертания» направлены на «поднятие труда важного, благородного», «на пользу мира».

По-настоящему достойным человека духовным состоянием для Гоголя является ускорение и «кипение» внутренней жизни. Энтузиазм рождает «стремительные возвышенные мысли», становится условием творчества, «вдохновенных трудов» и подвигов. Здесь снова возникают выразительные параллели с высказываниями Новалиса, Тика или Шлейермахера, при всём том, что они, по крайней мере, в 30-е годы Гоголю, скорее всего, не были известны. Гоголя страшит возможность «остановки», притупления чувств. Снижение интенсивности духовных порывов представляется ему угрозой омертвения души, и, наоборот, он поэтизирует состояние максимального напряжения духовных сил, когда «душа… живёт порывно, сокрушительно, мятежно» (VIII, с. 12).

Среди современников Гоголя создалось и быстро укрепилось мнение о нём как о человеке очень скрытном и замкнутом. Действительно, Гоголь вскоре начинает прятать свой энтузиазм от

посторонних, а часто даже от близких людей, опасаясь быть непонятым или прослыть «пустым мечтателем» (X, с. 112). Душевная открытость и доверчивость, пылкое чувство дружбы, проявившиеся в юношеских письмах Гоголя, после переезда в Петербург встречаются реже. Гоголь всё более замыкается в себе. Он гордится тем, что умеет «скрывать себя от всех» (X, с. 147) и при этом прекрасно осознаёт высокую ценность своего внутреннего мира. Чувства, «которые редко достаются в удел жителю Земли, высокие… торжественные ощущения» становятся потаённой жизнью его души, они «невидимы, незаметны для света» (из письма к Жуковскому, 1836 год. — XI, с. 48). Иногда интенсивность духовных порывов Гоголь пытается скрыть даже от самого себя, вернее, он обуздывает их «железной силой души» и «твёрдой волей». Это прежде всего относится к энтузиазму любви, который, как убедительно показал Ю. В. Манн, Гоголю был знаком, но который был им преодолён (см.: Манн Ю. В. Гоголь. Труды и дни: 1800-1845. — М., 2004. — С. 163-166, 254-256). Признавая, что любовь — это «первое благо в свете», Гоголь опасается её «сильного и свирепого энтузиазма», ибо знает, что отдаться любовному чувству для его страстной натуры равносильно гибели («Это пламя меня бы превратило в прах в одно мгновение» — X, с. 252). Но сложность здесь в том, что, наряду с приобретённым рано практическим жизненным опытом, трезвой рассудительностью и «твёрдой волей», в потаённых глубинах гоголевской души продолжал жить пылкий мечтатель и энтузиаст9.

Как верно заметил И. И. Гарин, «насколько Гоголь был скрытен в жизни, настолько он раскрывался в творчестве. Творчество как бы компенсировало жизнь…» [24, с. 222]. Действительно, степень самовыражения в художественных произведениях Гоголя очень высока. В них прочитывается история души автора, а их эстетическая выразительность и поэтичность во многом обязаны непосредственному отражению его энтузиастического мировосприятия. Это прежде всего относится к изображению природы в ранних произведениях писателя.

В одном из писем 1832 года Гоголь признаётся: «Может быть, нет в мире другого влюблённого с таким исступлением в природу, как я. Я боюсь выпустить её на минуту, ловлю все движения её, и чем далее, тем более открываю в ней неуловимых прелестей» (X, с. 242. Курсив авт. — И. К.). Думается, что это не просто восхищение природными красотами. Есть все основания говорить о гоголевском романтическим чувстве природы. По справедливой мысли Л. В. Славгородской, для романтиков «пейзаж. становился. источником совершенно особого переживания: в доступных зрительному восприятию формах природы они ищут проявление её внутренней сущности» [25, с. 198].

Романтическое чувство природы, её «культ», как известно, во многом были обязаны натурфилософии Шеллинга. Шеллингианская философия природы была известна Гоголю, хотя (по крайней мере, в ранний период творчества), возможно, и не из первых рук. Но он не мог не знать работ русских последователей Шеллинга — А. И. Галича и Д. В. Веневитинова10. Он с воодушевлением прочёл «Размышления о природе» М. А. Максимовича (первое издание вышло в 1833 году) — книгу, испытавшую сильное влияние натурфилософии Шеллинга и его последователей Стеффенса и Окена. В ней развивались характерные для этой философии идеи: о единстве и многообразии всего сущего, тождестве мира неорганического и органического, о «животворящем духе природы, о поступательном восхождении («степенях») творимой и творящейся жизни, её вечном совершенствовании и высоком назначении человека, наиболее полно воплотившем божественный замысел («Наконец, жизнь восходит на высшую степень одухотворяется, — и в храме природы воздвигается человек. <…> Бренное тело, которое у прочих тварей составляло цель бытия их, в человеке есть только сосуд, где разгорается пламя ума, от Бога вдохновленное») (Курс. авт. — И. В.) [26, с. 49-50].

Максимович горячо воспринял поэтическое начало шеллингианской натурфилософии, размышления о природе в его книге выразились не в отвлечённо логической, но в близкой Гоголю эмоционально-художественной форме — не случайно современники говорили о Максимовиче как о «поэте науки».

Что касается Гоголя, то отзвуки шеллингианских концепций слышны в его исторических статьях «Мысли о географии» (см. комментарии к статьям в 3 томе полн. собр. соч. и писем Гоголя в 23 т. — М., 2009). Природа предстаёт здесь в своём единстве, созидательных, «творящих» силах. В статье «О поэзии Козлова» Гоголь в духе шеллингианской традиции видит «весь блеск, всё разнообразие постоянно светлой в бесчисленных формах проявляющейся жизни природы» (3, с. 153). И этими многообразными формами «управляет одна мощная жизнь, бьющая ровным пульсом по всем жилам» («Мысли о географии», 3, с. 164).

Энтузиастический взгляд Гоголя, открывающий в природе бесконечность, творческое величие и грандиозность, формирует характерные особенности поэтики и стиля: гиперболизацию, изображение предметов и явлений в их высочайшем «пределе», яркие, почти ослепительные краски и т. д.

В гоголевских описаниях природы (произведения начала 30-х годов) и современники писателя, и позднейшие исследователи нередко усматривали неестественность, высокопарность, риторику. И хотя в последнее время о красоте гоголевских пейзажей много говорится, думается, что их изумительная поэтичность до сих пор недооценивается. Пейзажи в произведениях Гоголя проникнуты особым, именно романтическим очарованием. В них, несомненно, есть конкретные детали: в раннем творчестве это украинские пейзажи, весенние, летние, зимние; вместе с тем, они универсальны, кос-мичны, они выражают любимую романтическую идею бесконечности и взаимосвязи, великого любовного союза, проникающего всё мироздание и сливающего небесное и земное (знаменитое описание летнего дня в Малороссии в повести «Сорочинская ярмарка»). Восторженно-умиленное ощущение одухотворённости и чудесности природы способствует созданию нежных, грациозных образов: «Девственные чащи черемух и черешен пугливо протянули свои корни в ключевой холод и изредка лепечут листьями, будто сердясь и негодуя, когда прекрасный ветреник — ночной ветер, подкравшись мгновенно, целует их» (3, с. 117).

Исследователи часто говорят о гоголевском преображении и мифологизации реальной природы. Но здесь следует уточнить, что для Гоголя, как и для многих романтиков, художественное преображение означало не создание никогда не бывших явлений, но открытие необыкновенного и прекрасного в том, что было обыкновенным, будничным в обывательских представлениях, у людей, утративших «искру энтузиазма» и, таким образом, живую душу. Лирическая экспрессия и патетика гоголевских описаний вызвана стремлением снять будничные покровы и выразить реально существующую для писателя одухотворенную красоту природы.

В романтических произведениях Гоголя природа тождественна, родственна авторскому сознанию, открыта ему «прелестью всех своих явлений». В пейзажах «Вечеров…» явно слышны отзвуки той живой беседы человека с мирозданием, с самим Творцом, идея которой воодушевляла Новалиса, Шлейермахера, Жуковского и других романтиков. Взгляд автора обращён не только на внешний мир, но и в глубины собственного духа. В состоянии экстаза романтическая душа слышит «дыхание» вселенной («необъятный небесный свод раздался, раздвинулся ещё необъятнее. Горит и дышит он»), она сама становится беспредельной и необъятной. Внешний и внутренний космосы сливаются в великом божественном единстве и сотворчестве. В повестях «Вечеров…» звучит, если использовать формулу С. Л. Франка, «музыка души» лирического героя-рассказчика, мечтателя и энтузиаста, восторженно переживающего открывшуюся ему родственную связь бесконечного и конечного, небесного и земного: «А вверху всё дышит, всё дивно, всё торжественно. А на душе и необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений стройно возникают в её глубине» (1, с. 117)

Особенностью романтического энтузиазма было его прихотливое и порой почти парадоксальное соединение («смена», «чередование») с романтической иронией, по словам Ф. Шлегеля, «сдерживающим скепсисом». Как уже говорилось, романтики опасались превращения энтузиазма в абстрактную выспренность. Ирония и должна была выполнять роль сдерживания и самоограничения для романтического автора. Сложное соотношение, контрасты и слияние энтузиазма и иронии весьма характерны для Гоголя. И здесь хотелось бы указать на образ одного гоголевского персонажа, порой всё ещё превратно воспринимаемого гоголеведами. Это один из рассказчиков «Вечеров…» — панич в гороховом кафтане. Многократные ироничные выпады против него Пасечника отнюдь не означают дискредитации и отказа от романтического взгляда на мир. Романтическая ирония в данном случае демонстрирует свою амбивалентность, прихотливые колебания между снижением и возвышением. Она призвана лишь ввести беспредельное романтическое одушевление, так ярко проявившееся в сказках панича, в некие границы. По сути дела, это самоирония автора.

Другой важный «объект» энтузиастического мировосприятия Гоголя — это, конечно, искусство. Его апофеоз в произведениях писателя, особенно 30-х годов, хорошо известен. В данной же статье хочется остановиться лишь на немногих моментах. Думается, что эстетическую концепцию Гоголя даже с большим основанием, чем Вакенродера, можно определить как энтузиастическую (энтузиастической концепцию искусства Вакенродера называет В. И. Грешных в указ. соч.). Гоголь видит в искусстве высшую форму бытия и высшее совершенство человека. И, по крайней мере, для раннего Гоголя важным условием творчества, как индивидуального, так и народного, является энтузиастическое состояние духа. Так, говоря об очаровании малороссийских песен, Гоголь подчёркивает, что они

рождаются не в «обычном состоянии», но в состоянии «раскованности духа». Песня (а также танец) заключает в себе возможность вырваться из прозаического порядка и испытать состояние «торжественного разгула». Песня рождается «в вихре, в забвении, когда душа звучит и все члены, разрушая равнодушное обыкновенное положение, становятся свободнее. и дикие волны веселья уносят. от всего» (3, с. 160).

Органическая близость Гоголя к романтической эстетике проявляется и в способе рассмотрения явлений искусства. Романтики, как известно, отвергали рационалистический анализ, анатомическое вторжение в живой организм художественного произведения, считая, что это убивает его красоту, его жизнь. Они не признавали жёстких абстрактных подходов и категорий, которые, по словам В. Одоевского, «на досуге изобретает засушенный мозг теоретика» [27, с. 122]. Об искусстве они предпочитали говорить на языке самого искусства и на этом языке умели выразить и развить замечательно глубокие эстетические идеи, имеющие не только историческое, но и непреходящее значение. В этом контексте Гоголь явно пытается сделать свои эстетические штудии адекватными самому искусству, максимально усиливает их эмоциональную и художественную выразительность. Так называемые «статьи» Гоголя в жанровом отношении близки «Сердечным излияниям» Вакенродера, они становятся своеобразными этюдами-фантазиями, где большое место занимает образ романтической души и её энтузиастических переживаний.

Эстетические работы Гоголя непосредственно воплощают романтический тезис о том, что «о настоящем искусстве никогда нельзя говорить без энтузиазма» (Л. Тик). Так, в этюде о «Борисе Годунове» предстаёт не аналитическая характеристика пушкинского шедевра, а его, по словам Ю. В. Манна, «трепетно-вдохновенное, живое восприятие» [28, с. 194]. Задушевные мысли и переживания авторского «я» доверены здесь мечтателю, энтузиасту Поллиору. Его устами выражается предельно эмоциональное экстатическое состояние, охватившее самого автора при чтении «поэмы» Пушкина. «Великий! Когда развёртываю дивное творение твоё, когда вечный стих твой гремит и стремит по мне молнию огненных звуков, священный холод разливается по жилам и душа дрожит в ужасе, вызвавши Бога из своего беспредельного лона…» (3, с. 242-243).

Разделяя пафос романтической эстетики, Гоголь приходит к мысли о невозможности рационалистических подходов к прекрасным созданиям искусства. Обычные, стёршиеся слова не способны выразить «хотя одну струю безграничного океана чувств», в который погружается воспринимающая душа. Возникает мотив невыразимости красоты, а конфликт поэта и дерзающей судить его произведения «толпы» приобретает подчёркнуто романтический характер. Гоголю кажется «святотатством», когда «всенародно судят и толкуют о поэте, когда прения их воздымают бурю и запенившиеся уста горланят на торжищах» (3, с. 241).

По сути дела, этюд о «Борисе Годунове» представляет собой ту самую исповедь духа, в которой Л. Тик (см. выше) видел сущность романтического энтузиазма. Восприятие пушкинской «поэмы» становится сопереживанием, в процессе которого воспринимающая личность, полностью погружаясь в художественный мир, соприкасается с «божественной душой» автора, с его «безграничной», «бессмертной» идеей. Сопереживание неизбежно приводит к углублению в тайники собственной души (в «невидимого меня»), порождает мечты о грядущих свершениях. В страстной и трогательной исповеди-клятве, обращённой к Пушкину, «невидимое я» приоткрывается в своих глубоко личных переживаниях, в восторгах и муках, надеждах и сомнениях (см. 3, с. 243).

Энтузиастическое восприятие искусства у Гоголя, как и у европейских романтиков, связано с признанием его объединяющей и сближающей силы. Подлинный художник пробуждает в душе другого человека «ответные струны», вызывает сочувствие, симпатию к своей душе. При чтении «дивных строк» встречаются родственные души, сливаясь в одном чистом благородном порыве. «Чудо» искусства заключается в его способности преодолеть разобщённость и одиночество. «Боже!.. Какое высокое, какое дивное наслаждение даруешь ты человеку, поселяя в одну душу ответ на жаркий вопрос другой! Как эти души быстро отыскивают друг друга, несмотря ни на какие разделяющие их бездны!» (3, с. 243) А в этюде «Женщина» Гоголь в духе романтического гуманизма создаёт исключительный по своей утончённости образ «духовного поцелуя», сливающего людей в искусстве.

Гоголевский энтузиазм включает в себя страстное томление по «душе родной». Возможность прочесть в другом «повторение всего себя» является для Гоголя величайшей благодатью. Отсюда пылкая мольба о «ниспослании» близкого, понимающего существа. «Всемогущий! Зачем дал ты мне неполную душу? или пополни её, или возьми к себе и остальную половину» (3, с. 243). Это томление, жажда быть услышанным, понятым будет сопровождать Гоголя на протяжении всей его жизни

и определит многие её драматические коллизии. При всей замкнутости, для Гоголя были характерны отдельные, часто неожиданные моменты самораскрытия, искренние, интимные признания, когда «пламенеющая жаркою любовью ко всему высокому и прекрасному душа» (X, с. 151) как бы прорывается навстречу немногим близким людям, и такие минуты были очень дороги Гоголю. М. А. Максимовичу он признавался: «…быть одному совершенно, не иметь с кем заговорить языком души — это страшно!» (X, с. 288)

Подобно многим романтикам (Ж. де Сталь, Ф. Шлегель, Ф. Шлейермахер), Гоголь связывал энтузиазм духа с юностью, этим, по выражению Шлейермахера, «цветком человеческого существования» [16, с. 415]. Энтузиазм юности ассоциировался с высшей степенью духовности, выражался в кипении сил, благородных порывах, готовности на великие деяния, пронзающие остром видении красоты. Юность наиболее способна воплотить идеальную для романтиков «полноту жизни». В «Ночах на вилле» Гоголь с нежностью вспоминает юношескую пору, «когда молодая душа ищет дружбы и братства между молодыми своими сверстниками … когда сладко смотреть очами в очи и когда весь готов на пожертвование, часто даже вовсе ненужное» (III, с. 326). Позже, в лирических отступлениях «Мёртвых душ», Гоголь представит подлинный апофеоз юности, её идеализма, доверчивости, доброты, открытости, любопытства к жизни.

С другой стороны, Гоголь переносит энтузиастическое состояние личности на жизнь и деятельность целых народов, на движение истории. Энтузиазм как историческая категория означает для Гоголя проявление динамического, творческого, волевого начала бытия. В исторических статьях «Арабесок» Гоголь выделяет энтузиазм Средних веков, в особенности XV столетия, завершающего этот период, когда, по его мнению, действенные силы исторического процесса обнаружились наиболее отчётливо. Средние века поражают «живым действием», «внутреннее же их достоинство есть колоссальность исполинская, почти чудесная, отвага, свойственная одному только возрасту юноши…» (3, с. 16)

Проблема энтузиазма возникает в сознании Гоголя и в связи с его педагогической деятельностью, с размышлениями о личности историка-педагога и историка-учёного. Гоголю открывается огромное воспитательное значение преподавания исторических дисциплин. По мнению Гоголя, оно должно формировать мировоззренческий и нравственный облик юных слушателей, открыть им творческую суть жизни и изумительную мудрость Провидения», его «чудные пути» (3, с. 17) и таким образом направить их энтузиазм на всё «прекрасное и благородное». Но для этого необходимо, чтобы «рассказ профессора дышал сам энтузиазмом <…> должен делаться по временам возвышен, должен сыпать и возбуждать высокие мысли…» (3, с. 36).

Таковы были первые лекции самого Гоголя в Петербургском университете. Они действительно «дышали энтузиазмом», отличались «пламенными порывами поэтического воодушевления» (В. И. Шен-рок) и, пока Гоголь не охладел к преподавательской деятельности и не разочаровал своих слушателей, захватывали и увлекали их. По словам М. Н. Ковалевского, «никто в России до Гоголя не мог так властно воскрешать далёкое прошлое и бросать на него свет яркий и ослепительный, как молния» [29, с. 43].

Рассмотрение романтического энтузиазма в творчестве Гоголя, очевидно, имеет целый ряд аспектов. Позволю себе кратко остановиться ещё на одном. Когда о романтических энтузиастах говорят по отношению к литературным персонажам, то обычно в качестве их творцов называют Вакенродера, Тика, Гофмана. Но с полным основанием в этот ряд может быть включён и Гоголь. Романтический энтузиазм, так интимно пережитый самим писателем, позволил ему с особой художественной убедительностью раскрыть его психологию в некоторых своих героях, особенно — в Пискарёве («Невский проспект»). На наш взгляд, в трагической истории художника Пискарёва содержится одно из наиболее ярких изображений энтузиазма любовного чувства в мировой литературе.

Уже приходилось говорить, что с образом Пискарёва связаны контрастные и очень важные для последующей русской литературы мотивы [30]. Это, во-первых, мотив «маленького человека», его «слабого сердца» и, во-вторых, явно превышающие социальную характерность мотивы идеала, энтузиазма, альтруизма и сострадания. Ещё В. И. Шенрок проницательно отметил, что в Пискарёве «Гоголь, очевидно, имел намерение выразить не просто пылкий порыв обыкновенного юноши, но исключительный идеализм высшей натуры» [31, с. 89]. В основе идеальных устремлений Пискарёва оказывается романтическая абсолютизация любви, представление о ней как о силе, способной вознести человека в «сферы непрекращающейся гармонии» [4, c. 143] (о специфике романтического переживания любви см.: Махов А. Е. Любовная риторика романтиков. — М., 1991). Подобное состояние и переживает гоголевский герой, охваченный любовью к встреченной на Невском проспекте прекрасной женщине.

В духе романтической поэтики Гоголь прибегает к психологической гиперболизации и предельной экспрессивности: «…дыхание занялось в его груди, всё в нём обратилось в неопределённый трепет, все чувства его горели, и всё перед ним окинулось каким-то туманом» (3, с. 134). Постепенно доведя изображение энтузиастических эмоций героя до апогея, Гоголь внезапным резким ударом обрывает их. Состояние восторженного обожания и упоения сменяется горьким разочарованием. Значительность и трагичность переживаний Пискарёва усугубляется тем, что его энтузиазм благороден и жертвенен. «Он не чувствовал никакой земной мысли; он не был разогрет пламенем земной страсти, нет, он был в эту минуту чист и непорочен, как девственный юноша ещё дышущий неопределённою духовною потребностью любви. И то, что возбудило бы в развратном человеке дерзкие помышления, то самое, напротив, ещё более освятило их. Это доверие, которое оказало ему слабое прекрасное существо, это доверие наложило на него обет строгости рыцарской, обет исполнять все повеления её» (3, с. 134). Гибель героя вызвана как его бескомпромиссностью, так и абсолютностью, универсальностью переживаемого им конфликта, ощущением разрушения мировой гармонии, идею которой так страстно исповедовали ранние романтики и в которой женщина была «венцом творения».

Энтузиастическая позиция героя в «Невском проспекте» является выражением авторского пафоса. Повесть Гоголя отличает какая-то удивительная «исповедальная» интимность в раскрытии внутреннего мира Пискарёва. В повествование незаметно вплетается монологическая форма, точки зрения автора и героя сливаются, действительность начинает видеться глазами Пискарёва. Рассказ о преследовании незнакомки превращается в изображение «изнутри» душевного состояния героя, его экстаза и смятенности чувств.

В изображении Гоголя энтузиазм Пискарёва — это энтузиазм поэтической, художественной личности, предполагающий интенсивность воображения и фантазии. Возбуждённое воображение Пискарёва реализуется в его снах. Каждое его сновидение является своего рода поэмой, где происходит восстановление идеального и прекрасного, гибнущего в реальной жизни. В конечном итоге мерой жизненных явлений в повести оказывается сознание героя, через него создаётся представление о гуманистическом содержании романтического идеала. Пискарёв становится подлинным рыцарем, служителем красоты и женственности, его мечтательность, непрактичность и наивность содержат донкихотское начало в том высоком, благородном смысле, какой ему придавали романтики. В «Невском проспекте» едва ли не впервые в русской литературе начата тема любви к женщине как сострадания, как страстного участия к её судьбе, которая впоследствии будет так важна для Достоевского. «Неужели равнодушно допустить её гибель, и при том тогда, когда только стоит поднять руку, чтобы спасти её от потопления? <…> Я должен на ней жениться». В раздумьях гоголевского героя возникает мотив «бескорыстного» и «великого» подвига спасения Красоты, «возвращения миру прекраснейшего его украшения».

Будучи близок к ранним романтикам в понимании мировоззренческих основ энтузиазма, Гоголь рисует дальнейшие, уже трагические его судьбы. Подняв на поэтическую высоту энтузиастический мир своего героя, Гоголь в «Невском проспекте» приходит к выводам о неизбежной гибели идеального и безграничном одиночестве человека в эпоху «всеобщей раздробленности». «Невский проспект», на наш взгляд, самое безотрадное произведение Гоголя. Романтический разрыв мечты и действительности достигает здесь высочайшего трагизма, который, однако, будет в дальнейшем преодолеваться на пути религиозных исканий.

Говоря о гоголевском энтузиазме, следует иметь в виду его эволюцию. В позднем творчестве писателя он получает всё более глубокое мировоззренческое содержание и пророческие, провидческие функции («лирические отступления» в «Мёртвых душах»). Кроме того, в разных произведениях Гоголя энтузиазм явлен как в своём светском, так и в религиозном значении. По-видимому, романтический энтузиазм открывал путь религиозному миросозерцанию, ибо чрезвычайно значимым в нём была способность почувствовать «присутствие Создателя в создании» (В. А. Жуковский) и «отражение Божества в человеке» (Ф. Шлегель). Не случайно Новалис, Шлейермахер, Ф. Шлегель, Шатобри-ан связывали энтузиазм со «стихией религии» (см., анпр., вышеуказанные комментарии И. Н. Лагутиной к переводу статьи Новалиса «Христианский мир или Европа»). По мысли Шатобриана, «любовь к религии может порождать ни с чем не сравнимый энтузиазм, ибо христианин любит в Боге высшую красоту, а в небесах — своё отечество» [3, с. 153]. Должно быть, гоголевский энтузиазм испытал эволюцию в сторону осознания своей боговдохновлённости — и в этом качестве он выразился в духовной прозе писателя. Но это тема другого исследования, выходящая за пределы статьи.

Примечания

1 Правда, некоторые романтики в своих высказываниях об энтузиазме как будто бы ограничивались этим аспектом, продолжая традицию просветительских толкований. Так, по мысли раннего французского романтика Баланша, энтузиазм — это человеческое чувство, достигшее «определённой мощи и исступления» (см.: Эстетика раннего французского романтизма. — М, 1982. — С. 39). Но само чувство при этом понимается нетрадиционно, «романтически». Как справедливо отмечает А. В. Карельский, у Баланша и других ранних французских романтиков понятие чувства универсализируется, «превращаясь из психологического в онтологическое и эстетическое» (см.: История всемирной литературы. Т. б. — М., 1989. — С. 147).

2 На многочисленные смысловые оттенки этого слова, определяющие глубину и сложность самого понятия и включающие в себя как эмоциональные, так и интеллектуальные и волевые начала, указывает И. Н. Лагутина. См. её комментарии к переводу статьи Новалиса «Христианский мир или Европа» II Arbor Mundi, вып. 3, — М., 1994. — С. 1бб. Таким образом, в романтическом энтузаизме, который непосредственно соотносится с Gemut, тоже присутствует некий смысловой синтез.

3 Шлегель Ф. История древней и новой литературы. Ч. 2. — СПб., 1830. — С. 35б. Характерно, что в этом своём труде Шлегель критически отзывается и о субъективном идеализме Беркли, скептицизме Юма. Там же, с. 231.

4 Как известно, природа играла огромную роль в формировании романтического миропонимания. Органическая точка зрения на неё приводила романтиков к важнейшим положениям их универсалистских концепций. См.: Жирмунский В. М. Немецкий романтизм и современная мистика. — СПб, 1914; В. В. Ван-слов Эстетика романтизма. — М., 19бб; Берковский Н. Я. Романтизм Германии. — Л., 1973; Хорбат К. Романтические воззрения на природу II Европейский романтизм. — М., 1973; Карташова И. В. О своеобразии эстетического идеала ранних романтиков II Проблемы романтического метода и стиля. — Калинин, 1980; Van Tieghem P. Le Sentiment de la Nature dans le Preromantisme Europeen. — Paris, Nizet, 19б0; Le romanti’sme dans la literature europeen. — Paris, 1948.

5 Шлегель Ф. Эстетика. Философия. Критика. — Т. 2. — С. 3бб.

6 Над этим соотношением размышляли и русские романтики. Так, в предисловии «Издателя» к поэме И. И. Козлова «Безумная» сказано, что в состоянии безумия «бездейственная, едва ли не сонная душа вдруг восстаёт» и «с исступлением раскрывает таившуюся в ней силу» (см.: Козлов И. И. Полн. собр. стихотворений. — Л., 19б0. — С. 487).

7Первый вариант данной статьи под названием «О романтическом энтузиазме в мироощущении и художественном мышлении Н. В. Гоголя» был опубликован в книге «Мир романтизма», Тверь, 2011. — Т. 1б (40). -С. 89-94. В настоящее время статья переработана и дополнена.

8 Г. И. Высоцкому. 19 марта 1827 г. II Гоголь Н. В. Полн. собр. соч. Т. X. Издание АН СССР. — Л., 1941. С. 84. В дальнейшем ссылки на сочинение и письма Гоголя делаются в тексте с указанием тома и страницы. При этом цитирование происходит по двум изданиям: старому академическому в XIV томах и начатому в 2001 г., новому академическому собранию сочинений в 23 томах (в настоящее время неоконченному). В первом случае тома обозначены римскими цифрами, а во втором — арабскими.

9 Эта двойственность духовного облика Гоголя, как бы сотканного «из разных начал», и контрастные способы выражения этих начал детально раскрыты в указанной книге Ю. В. Манна.

10 Кроме того, среди близких Гоголю людей были не только обстоятельно знакомые с трудами Шеллинга (напр., В. Ф. Одоевский), но и непосредственно общавшиеся с немецким философом, слушавшие ero лекции (И. В. Киреевский, С. П. Шевырёв).

Библиографический список

1. Лосев, А. Ф. История античной эстетики. Софисты, Сократ, Платон. — М., 19б9.

2. Шефтсбери. Письмо об энтузиазме II Шефтсбери. Эстетические опыты. — М. : Искусство, 1975. — 53б с.

3. Мильчина, В. А. Комментарии II Эстетика раннего французского романтизма. — М. : Искусство, 1982. —

479 с.

4. Шульц, Г. Новалис сам свидетельствующий о себе и своей жизни ; пер. с нем. — Челябинск : Урал LTD, 1998. — 33б с.

5. Шлегель, Ф. Эстетика. Философия. Критика. — В 2 т. — Т. 1 I вступ. статья, пер. с нем. Ю. Н. Попова; примеч. Ал. В. Михайлова и Ю. Н. Попова. — М. : Искусство, 1983. — 479 с, 1 л. портр. — (История эстетики в памятниках и документах).

6. Novalis. Schijiften. Bd. 2. — Stutgardt, 19б5. — S. 107.

7. Франк, С. Л. Личность и мировоззрение Фр. Шлейермахера II Шлейермахер Ф. Речи о религии. Монологи. — М., 1994. — 304 с.

8. Novalis. Dichtung und Prosa. Reclams Universal-Bibliothek Band 394. — Leipzig, 1975. — S. 390.

9. Эстетика немецких романтиков I сост., пер., вступ. статья и комм. А. В. Михайлова. — M. : Искусство, 1987. — 73б с.

10. Шелли, Б. П. Письма. Статьи. Фрагменты. — М. : Наука, 1972. — 53б с.

11. Франк, С. Л. Достоевский и кризис гуманизма // «Путь» — орган русской религиозной мысли ; под ред. Н. А. Бердяева. — 1931. — № 27 (Париж). — С. 72. Цит. по http://www.odinblago.ru.

12. Жирмунский, В. М Немецкий романтизм и современная мистика. — СПб., 1914. — 207 с.

13. Гофман, Э. Т. А. Жизнь и творчество. Письма, высказывания, документы ; пер. с нем Т. Клюевой. — М. : Радуга, 1987. — 464 с.

14. Литературные манифесты западноевропейских романтиков / сост. А. С. Дмитриева. — М. : Изд-во Московского университета, 1980. — 630 с.

15. Вакенродер, В.-Г. Фантазии об искусстве. — М. : Искусство, 1977. — 261 с.

16. Шлеермахер, Ф. Речи о религии к образованным людям, её презирающим / Монологи. — М. : Икс-Хистори, 2015. — 480 с.

17. Шлегель, Ф. Эстетика. Философия. Критика. — В 2 т. — Т. 2 / вступ. статья, сост., пер. с нем. Ю. Н. Попова; примеч. Ал. В. Михайлова и Ю. Н. Попова. — М. : Искусство, 1983. — 448 с, 1 л. портр. — (История эстетики в памятниках и документах).

18. Новалис. Генрих фон Оффтердинген. Фрагменты. Ученики в Саисе. — СПб., 1995. — 240 с.

19. Шеллинг, Ф. Философские исследования о сущности человеческой природы: Брунер, или О божественном и естественном начале вещей. — СПб. : Изд-во Д. Е. Жуковского, 1908.

20. Одоевский, В. Ф. Русские ночи. — М. : Наука, 1975. — 327 с.

21. Вольф, К. Тень мечты // Встреча: повести и эссе писателей ГДР об эпохе Бури и натиска и романтизма ; пер. с нем. — М. : Радуга, 1983.

22. Ботникова, А. Б. Немецкий романтизм: диалог художественных форм. — Воронеж : Изд-во Воронежского гос. ун-та, 2004. — 342 с.

23. Жуковский, В. А. Собр. соч. в 4 т. — Т. 4. Одиссея, художественная проза, критические статьи, письма.

— М. — Л., 1960. — 779 с.

24. Гарин, И. И. Загадочный Гоголь. — М. : ТЕРРА-Книжный клуб, 2002. — 363 с.

25 Славгородская, Л. В. Гофман и романтическая концепция природы // Художественный мир Э. Т. А. Гофмана: Гофман и романтическая концепция природы. — М. : Наука, 1982.

26. Максимович, М. Размышления о природе. — изд. 2-е. — Киев : тип. И. Вальнера, 1847. — 159 с.

27. Одоевский, В. Ф. Последний квартет Бетховена // Одоевский В. Ф. Соч. в 2-х т. — Т. 1. — М. : Худ. литература 1981. — 370 с.

28. Манн, Ю. В. Гоголь. Труды и дни: 1809-1845. — М. : Аспект Пресс, 2004. — 813 с.

29. Ковалевский, М. Гоголь как историк // Н. В. Гоголь. Три юбилейные речи. Казань, 1909. — С. 36-51.

30. Карташова, И. В. Об одной гоголевской традиции в творчестве Ф.М. Достоевского (Тема мечтателя) // Этюды о романтизме. — Тверь, 2002. — С. 120-131.

31. Шенрок, В. Материалы для биографии Гоголя : в 2 т. — Т. 2. — М. : тип. А. И. Мамонтова и Ко, 1892. -364 с.

I. V. Kartashova, Tver State University

ENTHUSIASM AND ITS BASES IN THE VIEW OF THE EUROPEAN ROMANTICISTS

AND N. V. GOGOL

The article considers distinctive features of romantic enthusiasm that are compared with the views existing in philosophy, ethics and aesthetics of the previous epochs. The author gives a special attention to the world outlook basis of enthusiasm of N.V. Gogol as to the universal feeling. Evolutionary aspects of Gogol enthusiasm are also reflected in the article.

Keywords: enthusiasm, ecstasy, inspiration, Jena romanticism, N. V. Gogol, truth, creative energy.

References

1. Losev, A. F. Istorija antichnoj jestetiki. Sofisty, Sokrat, Platon. — M., 1969.

2. Sheftsberi. Pis’mo ob jentuziazme // Sheftsberi. Jesteticheskie opyty. — M. : Iskusstvo, 1975. — 536 s.

3. Mil’china, V. A. Kommentarii // Jestetika rannego francuzskogo romantizma. — M. : Iskusstvo, 1982. — 479 s.

4. Shul’c, G. Novalis sam svidetel’stvujushhij o sebe i svoej zhizni ; per. s nem. — Cheljabinsk : Ural LTD, 1998.

— 336 s.

5. Shlegel’, F. Jestetika. Filosofija. Kritika. — V 2 t. — T. 1 / vstup. stat’ja, per. s nem. Ju. N. Popova; primech. Al. V. Mihajlova i Ju. N. Popova. — M. : Iskusstvo, 1983. — 479 s, 1 l. portr. — (Istorija jestetiki v pamjatnikah i dokumentah).

6. Novalis. Schijiften. Bd. 2. — Stutgardt, 1965. — S. 107.

7. Frank, S. L. Lichnost’ i mirovozzrenie Fr. Shlejermahera // Shlejermaher F. Rechi o religii Mono-logi. — M., 1994. — 304 s.

8. Novalis. Dichtung und Prosa. Reclams Universal-Bibliothek Band 394. — Leipzig, 1975. — S. 390.

9. Jestetika nemeckih romantikov / sost., per., vstup. stat’ja i komm. A. V. Mihajlova. — M. : Iskusstvo, 1987. —

736 s.

10. Shelli, B. P. Pis’ma. Stat’i. Fragmenty. — M. : Nauka, 1972. — 536 s.

11. Frank, S. L. Dostoevskij i krizis gumanizma // «Put’» — organ russkoj religioznoj mysli ; pod red. N. A. Berdjaeva. — 1931. — № 27 (Parizh). — S. 72. Cit. po http://www.odinblago.ru.

12. Zhirmunskij, V. M Nemeckij romantizm i sovremennaja mistika. — SPb., 1914. — 207 s.

13. Gofman, Je. T. A. Zhizn’ i tvorchestvo. Pis’ma, vyskazyvanija, dokumenty ; per. s nem T. Kljuevoj. — M. : Raduga, 1987. — 464 s.

14. Literaturnye manifesty zapadnoevropejskih romantikov / sost. A. S. Dmitrieva. — M. : Izd-vo Mo-skovskogo universiteta, 1980. — 630 s.

15. Vakenroder V.-G. Fantazii ob iskusstve. — M. : Iskusstvo, 1977. — 261 s.

16. Shleermaher, F. Rechi o religii Rechi o religii k obrazovannym ljudjam, ejo prezirajushhim/ Monologi. — M. : Iks-Histori, 2015. — 480 s.

17. Shlegel’, F. Jestetika. Filosofija. Kritika. -V 2 t. — T. 2 / vstup. stat’ja, sost., per. s nem. Ju. N. Po-pova; primech. Al. V. Mihajlova i Ju. N. Popova. — M. : Iskusstvo, 1983. — 448 s, 1 l. portr. — (Istorija jestetiki v pamjatnikah i dokumentah).

18. Novalis. Genrih fon Offterdingen. Fragmenty. Ucheniki v Saise. — SPb., 1995. — 240 s.

19. Shelling, F. Filosofskie issledovanija o sushhnosti chelovecheskoj prirody: Bruner, ili O bozhest-vennom i estestvennom nachale veshhej. — SPb. : Izd-vo D. E. Zhukovskogo, 1908.

20. Odoevskij, V. F. Russkie nochi. — M. : Nauka, 1975. — 327 s.

21. Vol’f, K. Ten’ mechty // Vstrecha: povesti i jesse pisatelej GDR ob jepohe Buri i natiska i romantiz-ma ; per. s nem. — M. : Raduga, 1983.

22. Botnikova, A. B. Nemeckij romantizm: dialog hudozhestvennyh form. — Voronezh : Izd-vo Voronezh-skogo gos. un-ta, 2004. — 342 s.

23. Zhukovskij, V. A. Sobr. soch. v 4 t. — T. 4. Odisseja, hudozhestvennaja proza, kriticheskie stat’i, pis’ma. — M. -L., 1960. — 779 s.

24. Garin, I. I. Zagadochnyj Gogol’. — M. : TERRA-Knizhnyj klub, 2002. — 363 s.

25 Slavgorodskaja, L. V. Gofman i romanticheskaja koncepcija prirody // Hudozhestvennyj mir Je. T. A. Gofmana: Gofman i romanticheskaja koncepcija prirody. — M. : Nauka, 1982.

26. Maksimovich, M. Razmyshlenija o prirode. — izd. 2-e. — Kiev : tip. I. Val’nera, 1847. — 159 s.

27. Odoevskij, V.F. Poslednij kvartet Bethovena // Odoevskij V. F. Soch. v 2-h t. — T. 1. — M. : Hud. li-teratura 1981. — 370 s.

28. Mann, Ju.V. Gogol’. Trudy i dni: 1809-1845. — M. : Aspekt Press, 2004. — 813 s.

29. Kovalevskij, M. Gogol’ kak istorik // N. V. Gogol’. Tri jubilejnye rechi. Kazan’, 1909. — S. 36-51.

30. Kartashova, I. V. Ob odnoj gogolevskoj tradicii v tvorchestve F.M. Dostoevskogo (Tema mechtatelja) // Jetjudy o romantizme. — Tver’, 2002. — S. 120-131.

31. Shenrok, V. Materialy dlja biografii Gogolja : v 2 t. — T. 2. — M. : tip. A. I. Mamontova i Ko, 1892. — 364 s.

© И. В. Карташова, 2015

Автор статьи — Ирина Вячеславовна Карташова, доктор филологических наук, почётный профессор Тверского государственного университета.

Рецензенты:

A. Э. Еремеев, доктор филологических наук, профессор, Омская гуманитарная академия.

B. А. Евдокимов, доктор политических наук, профессор, Омская гуманитарная академия.

6 причин сгорания энтузиазма новичка

От сверну горы до и пальцем не пошевельну. Как происходит эта трансформация с новым сотрудником? Что делать и как ему помочь, порталу HR-tv.ru рассказал Максим Сундалов, руководитель онлайн-школы английского языка.

Горящие глаза, всегда приподнятое настроение, крылья за спиной, непреодолимая тяга сделать сразу все здесь и сейчас! Восьмичасовой рабочий день, перерыв на обед, перекур – это не правильно! Хлеба не надо – работу давай! Недоделанную работу в офисе можно, и даже нужно, доделать дома.

Приходить на работу на час раньше и уходить на два часа позже – легко! Выходные дни и отпуск – пустая трата времени!

Знакомое состояние? Да, да – это энтузиазм новичка. Он выходит на новую работу не ради денег, хотя этот фактор тоже очень важен. Он пришел изменить мир. Он уверен в том, что именно у него все получится, потому что точно знает, что надо делать, и именно он обладает всеми необходимыми для этого качествами.

И пока новичок идеализирует свою действительность, им и пользуются, как локомотивом, двигающим компанию к цели.

Но энтузиазм новичка не может длиться вечно. Приходит момент, когда энтузиазм пропадает. И это только стороннему наблюдателю может показаться неожиданностью, а для самого человека это закономерность, поскольку потере этого состояния предшествовало несколько этапов.

1. Разочарование в реальной действительности из-за завышенных ожиданий от работы, коллектива и особенно от руководства.

2. На смену разочарованию приходит решимость все изменить самому, вопреки желаниям руководства, чтобы доказать, что именно так правильно и лучше для компании.

3. Дальше приходит усталость от невозможности что-то изменить, и пропадает интерес к работе.

 

Дальнейшее развитие событий зависит от того, какое именно решение примет человек – работать дальше и оставить все как есть, но это будет нудно и печально, либо сделать выводы и искать работу в другой компании и с разумным энтузиазмом начинать все заново.

Давайте попробуем разобраться, какие факторы могут так сильно повлиять на отношение сотрудника к своей, такой любимой ранее, работе.

Не оценили

Часто новичкам руководство старается навешать дополнительных обязанностей сверх должностных. В маленьких компаниях вообще привычная практика работать за двоих-троих и не по специальности – сотрудников мало, штат расширять нет финансовой возможности.

Новички на энтузиазме могут потянуть многое, и этим пользуются не только руководители, но и коллеги, которые по праву старейшин скидывают на новичка неудобную работу.

Как правило, новички со всеми задачами справляются с завидной легкостью, никогда не портачат, никогда не срывают сроки. Но бывает и так, к сожалению, что это воспринимается руководством как данность. Никто не хвалит на общих собраниях и не говорит спасибо, хотя бы словами, не говоря уже о материальном вознаграждении.

В такой ситуации сотрудник, в конце концов, задается вопросами «Что происходит? И зачем все это мне надо?»

Потолок в текущей должности

Бывает и так, что вроде и карьера сложилась в компании, и должность хорошая, и зарплата соответствующая, и руководство ценит. Но этот достигнутый результат – уже предел, дальше которого расти, именно в этой компании, некуда.

От такой ситуации «скиснуть» может кто угодно. Ни развития, ни новых целей. Конечно, на энтузиазме можно протянуть еще полгода-год.

Корпоративный дух

Отсутствие ощущения себя частью компании, как правило, касается удаленных сотрудников. Не смотря на то, что удаленный сотрудник – это такой же полноценный работник компании, к нему относятся как неполноценному члену коллектива. И руководство, и коллеги.

В нашей стране удаленная занятость – явление новое, поэтому для многих странно считать удаленного сотрудника частью коллектива.

Неоплачиваемая нагрузка за троих

Многие новички на этом погорели. Работают за себя и за «того парня», приходят раньше всех, а уходят позже. При этом никакой премии, никакого «спасибо» от руководства не получая. Или, к примеру, работая втроем над одним проектом, новичок готов, и способен, и выполняет минимум 50% поставленных на всех задач. При этом те, кто вкалывает меньше, получают больше за «красивые глаза».

Завышенные ожидания от коллектива, работы, руководства

Эту тему мало кто поднимает, но она очень актуальна. Ни один HR на собеседовании не расскажет кандидату о руководителе-тиране, о задержке зарплат, о проблемах отношений внутри коллектива, несоответствии задач занимаемой должности и т.д. Любая из этих проблем сначала не сильно настораживает энтузиаста, ведь он еще новичок и, возможно, ему показалось.

Но со временем в результате давления нездоровой обстановки на работе наступает недоумение, затем разочарование и злость, и весь энтузиазм иссякает с бешеной скоростью.

Читайте также: Молодой специалист: 5 правил эффективной адаптации

Усталость

Энтузиазм сильно утомляет. Переработки, фонтанирование новыми идеями, высокая психологическая и физическая нагрузка. К счастью, это самая решаемая проблема из вышеперечисленных, если переработки не зависят от завышенных требований руководителя. Просто нужно прекратить бежать, а идти в соответствии с графиком.

В общем, все перечисленные факторы, негативно влияющие на энтузиазм сотрудников, легко решаются руководством компании правильно выстроенной организацией рабочего процесса, и с помощью поощрений результатов труда. Поощрений как моральных, так и материальных.

Фото Pixabay

При использовании материала гиперссылка на соответствующую страницу портала HR-tv.ru обязательна

 

 

 

Добавлено 03 октября 2017

Понравилась статья? Поделись ей с друзьями!

как не выгореть на работе

Марк каждое утро выходит на остановку в 7:40, чтобы приехать в офис за полчаса до начала рабочего дня. Он всегда нервничает, если автобус задерживается. Марк знает, что не опоздает, но испытывает возрастающий дискомфорт. Подходя к офису, он ускоряет шаг, часто поглядывает на часы и впадает в уныние, когда видит, что приехал не на полчаса раньше, а на 20 минут, а ведь еще нужно раздеться, помыть руки, сделать кофе и включить компьютер. Итого, он начинает работать не в 8:30, а ровно в 9:00, как и полагается по графику. Марку не по себе. Что с ним? У него синдром повышенной тревожности. Почему и как с этим справиться? Сейчас разберемся.

Повышенная тревожность

«Гештальт-подход формулирует так: тревога — это энергия, которая выделяется сейчас на что-то, что будет в будущем. Но будущее еще не наступило, а энергия уже высвободилась — теперь она начинает «бурлить» в виде тревоги».

ПРИЗНАКИ ПОВЫШЕННОЙ ТРЕВОЖНОСТИ:

Постоянно считаете время до конца рабочего дня?

Важно понимать, что тревожное расстройство лечится, и даже не обязательно медикаментами, поэтому не стоит отчаиваться. Как правило, повышенная тревожность редко проявляется в чем-то одном. Даже если она регулярно возникает на работе, причиной тому может быть вовсе не начальник, а, детство «пострадавшего». Если родители чрезмерно опекают, контролируют ребенка, навевают ему свои страхи, то могут воспитать из него сверхчувствительную личность, которая непременно столкнется с повышенной тревожностью. Постоянные упреки со стороны партнера или начальника тоже могут порождать тревожность. Это чувство собственной неэффективности досталось людям в наследство от племенных общин, когда невыполнение обязанностей могло стать причиной изгнания из племени, что в те времена было равносильно смерти.

Из-за тревожности у вас возникают проблемы с деятельностью? (Например, во время выступления на публике человек может полностью забыть текст или начать заикаться, кашлять)

Из-за мыслей о работе подолгу не можете уснуть?

По несколько раз проверяете отправили ли отчет? Выключили ли компьютер/свет? Задвинули ли кресло?

Как не допустить повышенной тревожности:

Распределяйте рабочие задачи, учитывая свои реальные силы и возможности. Не пытайтесь покорить начальство, если знаете, что взяли на себя слишком много!

Уточняйте и конкретизируйте задачи, если тревожитесь, что не все поняли, ведите заметки, ставьте напоминания.

Старайтесь оценивать свою работу с позиции наблюдателя, это помогает снизить эмоциональность, мыслить и действовать более спокойно и рационально.

Постарайтесь осознать истинную причину своих тревог. Например, почему вы постоянно перепроверяете отправили ли отчет? Возможно, на предыдущей работе вас ругали за забывчивость?

Концентрируйтесь на тревожных действиях. Если вы переживаете по поводу того, что забыли отправить отчет, значит в следующий раз сконцентрируйтесь на этом действии со всей силой и вы уж точно его запомните.

Старайтесь меньше общаться с такими же тревожными людьми и больше — со спокойными и рассудительными. Два паникера за обедом — не лучшая терапия.

На выходных и после работы обязательно отдыхайте, устраивайте свой досуг так, чтобы удавалось расслабляться и пополнять запас энергии.

«Чтобы справиться с тревожностью, есть немало техник самоосознавания: книги, медитация, психотерапия, письменные практики, майндфулнес. Параллельно с рациональными, аналитическими попытками разобраться в механизмах своей психики, очень важно работать с телом — со спазмами мышц, напряжением, неглубоким дыханием. Для этого есть йога, спорт, массажи. Физические техники снимают симптом, а не решают проблему, но они дают расслабление и ресурсы, которые нужны для изменений».

Тревожность мешает вам наслаждаться работой?

* Нажмите на ромбик, чтобы отметить признаки, которые нашли у себя

Энтузиазм – Журнал «Сеанс»

СЕАНС – 47/48

Рудольф Штейнер в лекциях о «Фаусте» назвал это произведение Гете «величайшей поэмой стремления». «Поэма стремления», считал Штейнер, по определению не могла достичь совершенства. В записях Гете он нашел следующее высказывание: «Как достигнуть… Борьба между формой и бесформенным». Форму, считал Штейнер, в драматической поэме воплощает здравомыслящий Вагнер. Фауст же стремится освободиться от формы, несущей в себе неподвижность; стремится к истинно бесформенному.

Выход за пределы формы придает поведению Фауста экстатический характер. Он не хочет быть ни на «своем» месте, ни в «своем» времени. Штейнер, впрочем, старается доказать, что помыслы Фауста устремлены по преимуществу в прошлое, в классическую античность. Думаю, что это не совсем так. Неслучайно именно Вагнеру отданы слова: «Однако есть ли что милей на свете, // Чем уноситься в дух былых столетий…» (с. 27). О себе же Фауст говорит: «Я рвусь вперед, как во хмелю» (с. 24). И далее: «Все шире даль, и тянет ветром свежим, // И к новым дням и новым побережьям // Зовет зеркальная морская гладь. // Слетает огненная колесница, // И я готов, расправив шире грудь, // На ней в эфир стрелою устремиться // К неведомым мирам направить путь» (с. 31). Этот выход из себя, до эпохи Возрождения ведомый лишь мистикам, стал неотъемлемой чертой того, что Лосев назвал «ренессансным титанизмом». Человека Возрождения характеризует прежде всего необузданная страсть к знанию и самоутверждению вопреки сковывающим нормам морали. Фауст признает, что возомнил себя богоравным. Примерно с ХVI века этот экстатический порыв принял форму ненасытной любознательности, изменившей восприятие мира и способ познания. Мир расслоился на множество неизведанных объектов, не имеющих прямой связи с настоящим и реальностью как таковой. Для того, чтобы удовлетворить порыв и нечто познать, требовался своего рода прыжок в неизвестное.

Здесь и далее «Фауст» в переводе Б. Пастернака цит. по: Гете И. В. Собр. соч.: в 10 т. М.: Художественная литература, 1976. Т. 2.

Хельга Новотны, недавно выпустившая книгу о феномене ненасытной любознательности, пишет: «Грядущее может пониматься как плавный переход или же как «продолжение настоящего» с открытым горизонтом будущего, вступившего в историю вместе с европейским Новым временем».

 Nowotny H. Insatiable Curiosity. Innovation into Fragile Future. Cambridge, MA: The MIT Press, 2008. P. 2.

Смешение языков. Гравюра. Гюстав Доре. 1865

Фауст уже принадлежит тому времени, которое ставит под сомнение возможность плавного перехода в будущее; отсюда постоянный порыв вовне. Именно в этом контексте, как мне представляется, и приобретает важное значение мотив остановившегося мгновения. Фауст связывает свою смерть с остановкой движения:

Едва я миг отдельный возвеличу,
Вскричав: «Мгновение, повремени!»
Все кончено, и я твоя добыча,
И мне спасенья нет из западни (с. 61).

Мгновение (Augenblick) — это лишь умозрительный промежуток, соединяющий прошлое с будущим. Остановить мгновение — значит разорвать эту связь. Фауст прямо говорит об остановке времени, которое служит связью между тем, что было, и тем, что будет: «Тогда пусть станет часовая стрелка» (Die Uhr mag stehn, der Zeiger fallen, // Es sei die Zeit für mich vorbei!). Смерть в таком случае — это не вхождение в вечность, но разрыв в движении.

 Холодковский переводит точнее: «И станет стрелка часовая, // И время минет для меня».

Харальд Вайнрих в своей «истории беспамятства» пишет о том, что задача Мефистофеля — заставить забыть Фауста о данном им обещании, о фатальности желания остановить мгновение. Именно поэтому, по мнению Вайнриха, Мефистофель и гонит Фауста с места на место, не давая ему остановиться. Парадоксально, но мешая Фаусту остановиться, Мефистофель как бы лишает его памяти и не позволяет думать о прошлом; тем самым он гонит своего подопечного прочь и от того самого мгновения, которое тот хотел бы остановить. В момент смерти Фауст становится «виртуозом беспамятства».

 Weinrich H. Lethe. The Art and Critique of Forgetting. Ithaca: Cornell University Press, 2004. P. 118–125.

Веками время мыслилось в соответствии с декларированным Аристотелем принципом непрерывности — условием, обеспечивающим движение тел. Но Фауст существует уже на пороге аристотелевского и современного понимания времени, сформулированного, например, младшим современником Гете Францем фон Баадером. Баадер писал о том, что изображение вечности как «неподвижного и замерзшего присутствия» ошибочно. Вечность должна включать в себя и прошлое, и будущее. «Все, что в вечности, — писал он, — то есть все то, что включено в завершенную жизнь (совершенную, или абсолютную, так как это и есть смысл вечной жизни), должно признаваться как постоянно существующее, всегда существовавшее и призванное всегда существовать и, таким образом, как всегда покоящееся в движении и всегда движущееся в покое или как всегда новое и вместе с тем всегда то же самое».

 Baader F. Sur la notion du temps. Munic: Charles Thienemann, 1818, P. 7–8. 

Остановка мгновения в такой перспективе — это нечто совсем иное, чем представляет себе Вайнрих. Речь идет о переходе мгновения в вечность. Умозрительная точка, соединяющая прошлое с будущим, превращается в вечность, потому что именно в ней покой и движение больше не противоречат друг другу, и то, что было, как
бы совпадает с тем, что будет. Движение перестает быть противоположностью покоя: речь идет о завершении безостановочного движения в неком парадоксальном синтезе. Совокупность всех времен в моменте настоящего делает его «осуществленным моментом», как назвал его Эрнст Блох. Для Блоха Фауст, как и Дон Жуан, — принципиальный герой современности, в котором как никогда раньше сильно сознание еще не наступившего, незавершенного, не удовлетворенного. Это герой утопического проекта par excellence.

Для Блоха ближайшая параллель Фаусту — это дух в гегелевской «Феноменологии духа», так же неустанно стремящийся к невозможному завершению движения в моменте совпадения будущего с прошлым.

 Bloch E. The Principle of Hope. Cambridge, MA: The MIT Press, 1995. Vol. 3. P. 1015.

Фрагменты росписи Сикстинской капеллы. Фреска. Микеланджело. 1508-1512

Александр Кожев указал на различие между классическим пониманием времени и тем, что было сформулировано Гегелем в «Феноменологии». Кожев назвал гегелевское время «историческим» и так определил его сущность: «Для этого времени характерен приоритет Будущего. Время, с которым имела дело догегелевская философия, шло от Прошлого через Настоящее к Будущему. Время, о котором говорит Гегель, напротив, рождается в Будущем и, проходя через Прошлое, движется к Настоящему: Будущее —> Прошлое —> Настоящее (—> Будущее). Это и есть структура собственно человеческого, т. е. исторического Времени». Особенностью времени, текущего из Будущего, является то, что оно рождается из Желания, обращенного на то, чего нет в реальном мире: «Только тогда и можно сказать, что движение порождено Будущим, ибо Будущее — это как раз то, чего (еще) нет, и чего (уже) не было».

 Кожев А. Введение в чтение Гегеля. СПб.: Наука, 2003. С. 458. 

 Там же. 

Это гегелевское понимание времени идеально соответствует и духу Фауста, и устремлениям Блоха. Именно оно устанавливает связь между ненасытным желанием и бегством в будущее через прошлое (или в прошлое через будущее), характерным для Фауста.

Этот новый временной аспект жизни постренессансного человека тесно связан с явлением, которое получило название «энтузиазм». Первоначально энтузиазм понимается как определенный тип религиозного сознания. Энтузиастами называли людей, которые считались одержимыми или вдохновленными богом. Но после Реформации этот термин приобрел отчетливо негативное значение, особенно после того, как Лютер назвал Томаса Мюнцера и анабаптистов Schwärmer. В дальнейшем этим словом чаще всего называли людей, считавших себя способными на личный контакт с богом, на прыжок из земного мира в трансцендентный.

 Энтузиаст, мечтатель, фанатик (нем.) 

Клятва в зале для игры в мяч. Эскиз. Жак-Луи Давид. 1790-1792

Особое значение энтузиазм приобрел в ХVII веке, когда был соотнесен с меланхолией. Роберт Бёртон в «Анатомии меланхолии» (1621) объявил энтузиазм проявлением религиозной меланхолии, расстройства гуморальной сферы организма. Согласно Бёртону, именно гуморы «отпечатывают» в энтузиастах «свои симптомы», которые те принимают за пророческий дар и богом ниспосланные видения. За Бёртоном меланхолическую природу энтузиазма отстаивали его младшие современники, среди которых особо следует выделить Мерика Кассобона с его «Трактатом об энтузиазме» (1655) и кэмбриджского платоника Генри Мора, написавшего Enthusiasmus Triumphatus (1662). Кассобон сформулировал влиятельное положение о двух видах энтузиазма, один из которых укоренен в физиологии, а именно в расстройстве гуморальной сферы, а второй вдохновлен богом. Дело усложнялось тем, что первый энтузиазм нередко принимается за второй: душевное расстройство — за боговдохновенность.

Burton R. The Anatomy of Melancholy, pt. 3. NY: Vintage, 1977. Р. 312. 

Отсюда рационалистическая реакция на энтузиазм у многих мыслителей ХVII—ХVIII веков. Вот что писал, например, Локк: «Это я и считаю собственно [религиозным] исступлением. Не опираясь ни на разум, ни на божественное откровение, но возникая из причудливых измышлений разгоряченного ума, фанатизм тем не менее, раз нашедши опору, действует сильнее, чем разум и откровение вместе или в отдельности. Люди более всего склонны подчиняться импульсам, исходящим от них самих; ведь человек, безусловно, действует сильнее там, где он охвачен естественным порывом. Ибо сильная самонадеянность, словно некий принцип, становясь выше здравого смысла, легко все увлекает за собой…»

Локк Д. Соч.: в 3 т. М.: Мысль, 1985. Т. 2. С. 179. 

Шефтсбери в «Письме об энтузиазме» (1707) рассуждал о том, что гармония энтузиазма и разума, существовавшая в античности, в последнее время была утрачена. Это привело к своеобразным изменениям в «политике, которая распространяется на иной мир и сосредоточена на будущей жизни и счастье людей в большей степени, чем на современности, заставляя нас совершать прыжок за пределы природного человечества (has made us leap the bounds of natural humanity)». При этом Шефтсбери признавал значение чисто эстетического энтузиазма и считал себя «эстетическим энтузиастом».

 Shaftesbury A. Characteristics. Indianapolis: Bobbs-Merrill, 1964. Vol. 1. P. 15.

По мнению Шефтсбери, широкое распространение с трудом сдерживаемого энтузиазма связано с общей переориентацией человечества от настоящего к будущему. Мы бы сказали сегодня, что речь идет об установке на проект, а не на настоящий момент жизни. Именно эта установка создает благоприятную почву для взрыва меланхолической гуморальности в больших социальных масштабах.

Гробница Лоренцо Медичи. Микеланджело. 1524-1531

Нет сомнения в том, что Гете с самого начала, с момента работы над первым наброском к «Фаусту» — так называемым «Прото-Фаустом» (Urfaust) — мыслил своего героя меланхоликом-энтузиастом, переходящим от моментов крайней экзальтации к разочарованию в реальности и в своих собственных силах. Эта двойственность чувствуется уже в монологе Фауста, открывающем Urfaust. Движение от религиозной экзальтации к неверию Мерик Кассобон и Генри Мор называли «маятником атеизма» и считали, что атеизм в той же мере, что и энтузиазм, отклоняется от золотой середины, предписанной разумом. Мэтью Белл, исследовавший связь гетевского «Фауста» с британским пониманием энтузиазма, так охарактеризовал метания Фауста: «Энтузиазм, разочарованный в реальности, разоблачается как эксцесс духа. В результате возникает горький пессимизм, который тоже подрывает себя изнутри. Ведь если рациональность не дает ничего, кроме горькой пустоты, то лучше быть иррациональным. Соответственно, пессимист вновь обращается к энтузиазму, и маятник вновь начинает свой цикл».

В Urfaust Фауст называет Вагнера der trockne Swärmer — «сухой энтузиаст», что, вероятно, является отсылкой к представлениям о том, что меланхолию вызывает избыток в организме черной желчи — холодной и сухой, как земля (см.: Klibansky R., Panofsky R., Saxl F. Saturn and Melancholy. London: Nelson, 1964. P. 51).

Bell M. Faust’s Pendular Atheism and the British Tradition of Religious Melancholy // Goethe and the English Speaking World. Essays from the Cambridge Symposium for his 250th Anniversary. London: Camden Press, 2002. P. 79. 

Тема энтузиазма возникает и у старшего современника Гете — Иммануила Канта. В ответ на диспуты вокруг Schwärmerei Кант написал книгу с подчеркнуто полемическим названием, явно направленным против самой идеи энтузиазма: «Религия в пределах только разума». Дата выхода этой книги примечательна — 1793 год, год кульминации Французской революции, за развитием которой философ следил с напряженным вниманием. Революция была в его сознании тесно связана с темой энтузиазма, правда, понимаемого гораздо шире первоначального религиозного контекста. За эту книгу Кант получил выговор от прусского монарха Фридриха-Вильгельма II, который потребовал, чтобы философ воздержался от выступлений на тему религии. Только после смерти короля Кант почувствовал себя свободным от обязательства и вновь обратился к теме религии в книге «Спор факультетов» (1798), где речь прямо шла об энтузиазме в связи с некой неназванной революцией, опознать которую, естественно, не составляло труда.

Мефистофель над Виттенбергом. Гравюра. Эжен Делакруа. 1828

Кант ставил вопрос о возможности прогресса и приходил к выводу, что вопрос этот не имеет решения на основании опыта. Однако, по мнению Канта, существует некий косвенный опыт, позволяющий судить о том, может ли человечество быть причиной собственного движения к лучшему. Философ считал необходимым искать некое событие, в котором такая причина себя бы обнаружила, и при этом отмечал, что само это событие не должно пониматься как причина прогресса, «а только как указывающее на него, как исторический знак (signum rememorativum, demonstrativum, prognosticon)». Речь идет об «указующем знаке» — знаке, прогнозирующем будущее. Таким событием Кант называл «революцию духовно богатого народа, происходящую в эти дни на наших глазах». Кант оценивал ее как драматическое событие, полное горя и зверств. Он не предрекал ей ни победы, ни поражения. Более того, с его точки зрения сама революция не имела никакого фундаментального смысла, кроме одного: «Эта революция, говорю я, находит в сердцах всех зрителей (не вовлеченных в эту игру) равный их сокровенному желанию отклик, граничащий с энтузиазмом, уже одно выражение которого связано с опасностью и который не может иметь никакой другой причины, кроме морального начала в человечестве». Кант так объясняет значение этого энтузиазма: «Граничащая с аффектом склонность к добру, энтузиазм, хотя и не заслуживающий полного одобрения, ибо аффект как таковой достоин порицания, все-таки дают на основании происходящих событий повод к важному для антропологии замечанию: истинный энтузиазм всегда тяготеет к идеальному, причем чисто моральному, к такому, как понятие права, и не может быть основан на своекорыстии. Деньгами нельзя было вызвать у противников революции рвение и душевное величие, которые пробуждало у ее сторонников правовое понятие, и даже понятие чести, присущее древней воинственной знати (аналог энтузиазма), отступало перед оружием тех, кто боролся за право народа, к которому они сами принадлежали и защитниками которого себя считали; эта экзальтация вызывала живейшую симпатию сторонней наблюдающей за событиями публики, не имевшей ни малейшего желания в них участвовать».

Впервые Кант обращается к теме энтузиазма в статье докритического периода «Опыт о болезнях головы» (1764), где пытается провести различие между «восторженностью» и «фанатизмом» (Schwärmerei). Восторженность имеет моральное основание и является условием всех великих свершений. Фанатик же «помешан на своем, как ему кажется, непосредственном вдохновении и на близком общении с небесными силами. Человеческая природа не знает более опасного наваждения. Если оно только начинается, если увлеченный им человек обладает талантами и толпа уже готова искренне принять эту закваску, то даже государству приходится терпеть проявления экстаза. Фанатизм доводит восторженного до крайности: Магомета он привел на престол, а Иоанна Лейденского — на эшафот» (Кант И. Собр. соч.: в 8 т. М.: Чоро, 1994. Т. 7. С. 153). В дальнейшем Кант избавляется от «восторженности» в обосновании морали, хотя некоторые критики Канта, например, Иоганн Шлоссер, упрекали кантовскую этику в том, что она якобы сохранила «энтузиастическое» основание (об эволюции взглядов Канта на энтузиазм см.: Fenves P. The Scale of Enthusiasm // Huntington Library Quarterly. Vol. 60. N 1–2. 1997. P. 117–152). В «Критике практического разума» Кант возвращается к проблеме энтузиазма и решительно осуждает его: «Если фанатизм в самом общем значении слова есть предпринятый согласно основоположениям переход границ человеческого разума, то этический фанатизм есть переход границ, устанавливаемых человечеству практическим чистым разумом: этот разум позволяет искать субъективное определяющее основание сообразных с долгом поступков, т. е. моральное побуждение к ним, только в самом законе, а не в чем-нибудь другом…» (Кант И. Указ. соч. Т. 4. С. 476). 

 Кант И. Указ. соч. Т. 7. С. 101. 

Там же. С. 102. 

 Там же.

 Там же. С. 103–104. 

Иными словами, существенна не сама революция, от которой ожидать хорошего особенно не приходится, но отклик, энтузиазм, который она вызывает в душах тех, кто в ней не участвует. Именно этот энтузиазм — а не то, что мы привыкли считать «событиями» революции, — и есть подлинное событие. Фуко, комментируя текст Канта, заметил, что он направлен против телеологического понимания истории как причинно-следственной цепи событий, ведущих к лучшему будущему. Кант вырывает событие из этой последовательности, изолирует его и видит в нем знак, отсылающий к иному, невидимому, событию энтузиазма. Именно энтузиазм и есть подлинный знак прогресса, так как он указывает на наличие в душе людей стремления к справедливости, которое в конце концов неизбежно сметет тирании и приведет к установлению конституционных режимов, уважающих права человека. Только это моральное чувство указывает на возможность прогресса. Фуко пишет о революции как о «своего рода событии, чье содержание не имеет значения, но чей факт в прошлом конституирует постоянную виртуальность, гарантию будущей истории, памяти и непрерывности движения к прогрессу».

Foucault M. The Government of Self and Others. London: Palgrave Macmillan, 2010. Р. 19. 

Свобода на баррикадах. Эжен Делакруа. 1830

Жан-Франсуа Лиотар посвятил короткому кантовскому рассуждению целую книгу, названную «Энтузиазм». В ней он показал, до какой степени неучастие в революции существенно для Канта. Удаленный от театра действий зритель не может испытывать никакой практической заинтересованности в исходе событий. Его отношение к революции имеет эстетический характер, оно отсылает к sensus communis — общему чувству эстетического опыта, т. е. к общему, коммунитарному смыслу, — а потому взывает к консенсусу, к общему движению душ к лучшему.

 Lyotard J.-F. L’enthousiasme. Paris: Galilée, 1986. P. 57–60.

Эта кантовская реабилитация энтузиазма, как и выведение его за пределы религии, помогает глубже понять смысл фаустовских метаний. Многое из совершенного Фаустом лежит за пределами нравственности (и не только в кантовском понимании этого слова). Но аморальность фаустовских поступков, как и «зверства» революции, и даже вызываемые ею аффекты («ибо аффект как таковой достоин порицания»), по словам Фуко, «не имеют значения». Существенно тут именно стремление вперед, желание вырваться из status quo — иными словами, энтузиазм.

Конечно, энтузиазм Фауста трудно соотнести с нравственным чувством и назвать его чистым стремлением к идеальному. Но при этом фаустовский энтузиазм «чист», так как не имеет отношения ни к деньгам, ни к понятию чести, о котором упоминает Кант. Это чистый аффект стремления. И все-таки сам по себе энтузиазм является лишь знаком, prognosticon’ом, выражением той мощной потенциальности, о которой упоминает Фуко.

Перспектива мадам Рекамье. Рене Магритт. 1951

* * *

Почему я решил написать статью об энтузиазме? Дело в том, что мы, несомненно, живем в век больших проектов. Слово «проект» — одно из самых затрепанных в нынешнем лексиконе. Художники сегодня больше не пишут картин и не ваяют скульптур, они работают над
проектами. Но и за пределами искусства количество социальных, экономических, политических проектов бесконечно. Проект предполагает движение в будущее, выход из современности, ее отрицание. И в этом смысле наша эпоха как будто отсылает к фаустовскому опыту.

В 2001 году Борис Гройс опубликовал эссе «Один&

Идеи, энтузиазм и внутренняя свобода. Как учителя-новички изменят жизнь школьников

Курс занятий Летнего института ведут известные методисты, коучи, психологи, а сопровождают участников выпускники программы «Учитель для России», и это отлично, ведь все проблемы и сомнения новичков им хорошо знакомы, а значит — они могут их развеять.

Подготовка по-новому

В течение пяти недель «новобранцы» изучают несколько модулей: «Я» в педагогике» — самопознание, изучение возможностей для личностного и профессионального роста, «Территория лета» — это уже практические занятия с детьми, в ходе которых будущие учителя должны сделать занятия настолько интересными, чтобы щкольникам хотелось приходить в лагерь даже летом, и «ФГОС и школоведение» — тут нужно изучить «матчасть»: федеральные государственные образовательные стандарты, рабочие программы и учебно-методические комплексы, освоить модели и формы поурочного планирования и современные педагогические технологии.

На эту тему

Именно сюда, в Летний институт, приглашают тех, кто недавно окончил вуз, стал молекулярным биологом или дипломатом-международником, а потом вдруг понял, что больше всего на свете хочет стать школьным учителем. Приглашают, конечно, не всех, а только тех, чья заявка прошла жесткий отбор.

Два года участники программы будут работать учителями при поддержке кураторов, методистов и команды организаторов. А потом, получив диплом о профессиональной переподготовке, смогут преподавать в любой российской школе. 

Не только новички

Среди участников программы не только те, для кого школа — среда непривычная, есть здесь и люди с опытом, захотевшие переформатировать свои знания о школе, есть те, кто собирался уходить, но потом решил дать школе еще шанс. «Я три года отработал в Калуге, и с началом нового учебного года вернусь в свою школу, буду преподавать литературу, музыку и технологию. Педагогика, образование — это мое, это именно то направление, где я могу развиваться», — говорит учитель Илья Каргополов.

Илья Каргополов

© Программа «Учитель для России»

В проект Илья попал не с первого раза. Это уже вторая попытка: в прошлом году он не прошел отбор на одном из туров. «Если бы и в этот раз не получилось, все равно остался бы в школе, — признается Илья. — Но я очень рад, что на этот раз попал в программу. Ведь когда ты отработал учителем год, два, три, начинаешь тонуть в рутине. Взгляд зашоривается, перестаешь видеть горизонт. Понимаешь, что делаешь свою работу, и вроде бы неплохо, но можно сделать в разы лучше. У программы «Учитель для России» великолепные ресурсы — и методические, и человеческие. Они уже помогают мне развиваться и как личности, и как учителю».

Но большинство участников программы 1 сентября войдут в классы в новой роли впервые. Почти все они раньше не могли представить, что станут школьными учителями.

Елена Болотова

© Программа «Учитель для России»

«Бэкграунд у всех разный. Есть ребята, которые не видели смысла в работе, которой занимались, и нашли этот смысл здесь, на проекте. Другие, как и я, пришли, чтобы просто нести добро, — говорит Елена Болотова, по образованию художник-стилист. — Я никогда не собиралась быть учителем, но потом поняла: меня привлекает сама идея преподавания. Это возможность повлиять на общество, в котором мы живем, привнести что-то радостное в жизнь детей».

В новом учебном году выпускница Санкт-Петербургского университета технологий и дизайна будет преподавать мировую художественную культуру, искусство и вести уроки технологии в одной из калужских школ.

«Здесь у каждого невероятная история за плечами, — дополняет Елену другая участница программы, Альбина Борисенко. — Например, один парень раньше путешествовал автостопом по Латинской Америке. Есть ребята, которые жили за границей и вернулись в Россию ради участия в программе. Люди приезжают со всех концов нашей огромной страны — и каждый полон идей, энтузиазма, внутренней свободы. Это не может не вдохновлять».

Летний институт

© Программа «Учитель для России»

Сама Альбина Борисенко после окончания столичного вуза несколько лет работала журналистом. «Никогда не думала, что захочу и буду преподавать. Но однажды узнала о программе «Учитель для России», и мне очень понравилась сама концепция. Мне подумалось: насколько красива идея, что люди без педагогического образования, но с жаром в сердце, приходят в школу. А главное, не боятся покинуть крупные города и уезжают в маленькие села — на Тамбовщине, в Подмосковье. Осознав всю красоту идеи, я подумала: как было бы здорово поступить так же — взять и уехать вслед за мечтой. Не побояться изменить свою жизнь. Представьте: вот ты ходишь по кругу «офис — дом — дом — офис», а потом вдруг — бац! — и где-нибудь под Воронежем учишь детей информатике, а у тебя в классе — пять человек».

Альбина Борисенко

© Программа «Учитель для России»

Выбрать одну школу Альбине было очень сложно: «Мне безумно нравилось везде. Везде какие-то невероятные, добрые люди. Тебя так тепло везде принимают. Завораживающая природа — бескрайние поля, леса. Для горожанина это редкое чудо, а здесь невероятная красота тебя окружает ежесекундно. И я поняла: надо остаться работать в селе. Пожить со всем этим, налюбоваться».

Для ученика Альбина хочет стать «таким человеком, таким учителем, который тебя вдохновит и покажет, что ты способен на многое. Который покажет тебе новый удивительный мир». Ей очень нравится такая возможность. «Мы вряд ли можем изменить целый мир, но мы можем поменять что-то внутри одного человека, и это не менее ценно», — считает Альбина.  

1 сентября Борисенко начнет работать в маленьком селе на Тамбовщине, будет преподавать английский язык. Говорит: были бы варианты отправиться в Сибирь или на Дальний Восток — поехала бы с удовольствием. Но пока программа «Учитель для России» охватывает только европейскую часть страны.

© Программа «Учитель для России»

Эстафета малых дел

Там же, на Тамбовщине, ближайшие два года будет работать и коренной петербуржец Михаил Арсланьян. Он окончил факультет свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета, специализировался на древнерусской литературе. А теперь будет вести уроки литературы и русского языка в школе, где всего 26 учеников.

На вопрос, почему решился настолько резко изменить свою жизнь, Михаил отвечает так: «В какой-то момент я ощутил потребность помогать другим людям. Посчитал, что уже достаточно помог себе и теперь хочу помочь и другим, тем самым немного меняя мир. Для меня глобальные изменения к лучшему начинаются с малых дел и помощи конкретным людям. И я намереваюсь реализовать это желание через работу в школе, причем по моей любимой специализации. Я очень люблю литературу и хочу делиться этой любовью».

Михаил Арсланьян

© Программа «Учитель для России»

При выборе школы Михаилу тоже было нелегко: некоторые сельские школы почти не отличались от городских — большие классы, ученики-олимпиадники. «Но я выбрал самую маленькую, где буду вести уроки в двух классах. В одном из них четыре ученика, а в другом — всего два. А значит, я смогу работать с детьми практически индивидуально».

Михаил считает, что это сложнее, чем работать в большом классе. «В этом намного больше ответственности. Зато, как мне кажется, я смогу лучше реализоваться именно в такой школе, при максимально тесном контакте с ребенком и максимальной возможности заинтересовать его своим предметом».

Михаил понимает, что придется столкнуться с трудностями. Рядом не будет семьи и друзей, развлечений и торговых центров. Зато будет много отзывчивых людей. «Да, на селе люди живут в замкнутом небольшом сообществе. Но, как мне кажется, в маленьких населенных пунктах люди добрее: готовы помогать друг другу, оказывать поддержку. В деревнях мне чаще встречались открытые люди, которые хотят развиваться, меняться и готовы прикладывать к этому усилия. Мне лично всего этого не хватает в большом городе. И именно в такой среде я вижу максимальные возможности для реализации себя в роли учителя», — размышляет Михаил.

Михаил Арсланьян

© Программа «Учитель для России»

«Мне приятно осознавать, что программа «Учитель для России» имеет корни в истории нашей страны, нравится чувствовать некоторую преемственность», — признается Михаил, вспоминая, что в истории России уже были примеры подобного подвижничества: в XIX веке молодые энтузиасты так же покидали столицы и отправлялись в глухие деревни, чтобы открывать школы и больницы.

Поворот оверштаг

Говоря о самом интересном и запомнившемся в Летнем институте, «новобранцы» отмечают изучение особенностей детской психологии, восприятия и поведения ребенка. «Например, было много упражнений, в которых мы выступали в роли учеников. И нам наглядно демонстрировали, как работают те ли иные педагогические методики и техники. Мы почувствовали то, что чувствует ученик. И стало понятно: то, что взрослому может казаться расхлябанностью или абсолютно нелогичным поведением, — все это имеет свои причины. У детей иначе работает сознание, они думают по-другому. Когда это осознаешь, начинаешь пересматривать отношение ко всему вокруг. Твои действия становятся более осознанными», — делится эмоциями Альбина Борисенко.

Илья Каргополов

© Программа «Учитель для России»

Например, в дневных лагерях «Территории лета» дети сами решают, ходить им на занятия или нет. Будущим учителям именно это понравилось больше всего. «Прекрасный, замечательный опыт, — считает Михаил Арсланьян. — Все максимально честно и прозрачно: если урок покажется ребенку скучным, то завтра он просто на него не пойдет, запишется к другому преподавателю. А значит, нужно не просто донести до ученика новые знания, но и сделать урок интересным. Ты должен научиться решать сразу две задачи, причем максимально быстро и в естественных условиях. Именно такие уроки, как мне кажется, и должны проходить в школах. С одной стороны — интересные, с другой — предметно значимые».

© Программа «Учитель для России»

Заодно сформулировалась и цель Михаила на ближайшие два года: «Моя личная внутренняя задача как педагога — научиться говорить о самых сложных научных концепциях самым простым языком с ребенком абсолютно любого возраста. Мне кажется, что максимально сложные научные идеи можно донести до детей, актуализируя их так, что им было интересно вне зависимости от возраста».

Елена первое соприкосновение с детьми также оценивает как опыт положительный. «Я проводила уроки мировой художественной культуры, мы говорили об искусстве XX века, об авангарде. И я увидела огромный запрос на доверие к учителю как к человеку, которого не видела раньше. Детям важно, чтобы в них видели личность. Но и рядом с собой они хотят видеть интересную, целостную личность. А еще дети стремятся извлечь максимум пользы из времени, которое тратят на обучение. Сейчас они очень ориентированы на практику, им интересно, что конкретно понадобится в жизни. Когда это осознаешь, меняется вся система подачи информации».

Понять и переделать

Участники понимают, что работа в реальной школе будет отличаться от «Территории лета». А еще они точно знают, что попробуют изменить, когда станут учителями, ведь они хорошо помнят, что им самим не нравилось в их школах. «Мне со школой повезло, но были и сложные моменты. Не всегда можно было понять, что от нас требуют и почему. Например, почему я должна ходить в белой блузке, а не в синей? — вспоминает Елена. — Я всегда буду объяснять свою точку зрения, чтобы ребенок четко понимал, в чем проблема и какие есть пути ее решения. Мне бы хотелось, чтобы школа была более либеральна, демократична и ориентирована на личность». Елена убеждена: средняя школа может стать такой, чтобы дети приходили туда с радостью, удовольствием, а главное — добровольно. 

© Программа «Учитель для России»

А вот у Михаила его школьные годы ярких впечатлений не оставили. «Не было педагогов, на которых я хотел бы равняться. Не помню примеров уроков, которые бы меня увлекали. Все это началось только в университете. Поэтому я хочу привнести в школу то, чего не было ни в одной моей: доверительные отношения между учителем и ребенком. Они возможны, когда учителю искренне небезразличны дети, которых он обучает. Второй момент — полное отсутствие давления на ребенка. Ведь даже повышение голоса — тоже инструмент давления. Еще я убежден, что необходимо раскрывать перед детьми все возможные точки зрения. Давать ребенку возможность самостоятельно выбирать, что он хочет делать, чем хочет заниматься. Нужно показывать ученику: всегда есть некий альтернативный путь. Не для того, чтобы он ему следовал, а для того, чтобы понимал: в жизни всегда есть множество вариантов».

© Программа «Учитель для России»

Сила за плечами

У Ильи уже есть школьный опыт, поэтому он знает: в школе новых коллег неизбежно ждут разочарования. Это закономерно, главное — «подниматься и выигрывать». Дарья Середа, выпускница программы и куратор нового набора, с Ильей согласна: ожидания и реальность никогда не совпадают полностью. Стать учителем она, выпускница Московского института электроники и математики, решила два года назад. Пройдя переподготовку в программе «Учитель для России», стала учить математике ребят одной из калужских школ. Считает свое решение одним из самых верных в жизни. 

Дарья Середа

© Программа «Учитель для России»

Дарья вспоминает, что вместе с ней в выбранной школе оказались еще несколько выпускников Летнего института. «Это стало для меня огромной поддержкой. Не менее важно, что все два года со мной работал коуч. Он здорово помог сфокусироваться на верных целях», — говорит Дарья. 

«Программа «Учитель для России» — это вообще огромная поддержка для начинающего учителя. В любой ситуации ты чувствуешь, что у тебя за плечами стоит просто невероятная сила. И теперь как куратор я постараюсь дать это ощущение новым участникам проекта, которые пойдут в школы в этом году», — говорит Дарья.

Два года назад Середа пришла в программу, чтобы стать хорошим учителем. И вскоре убедилась: эта цель недостижима в короткие сроки, к ней нужно идти всю жизнь.

Полина Виноградова

Энтузиазм Синонимов, Энтузиазм Антонимов | Тезаурус Мерриам-Вебстера

1 практика или интерес, которые очень популярны в течение короткого времени
  • энтузиазма в этом году часто становится посмешищем в следующем году
  • жужжание,
  • шик,
  • увлечение,
  • dernier cri,
  • конек,
  • мода,
  • ароматизатор,
  • перейти,
  • горячий билет,
  • последнее слово,
  • последняя, ​​
  • режим,
  • ярость,
  • сенсация,
  • стиль,
  • тонна,
  • тренд,
  • мода
2 срочное желание или интерес
  • в моем энтузиазме , я забыл упаковать одежду для плохой погоды
  • аппетит,
  • пыл,
  • алчность,
  • жадность,
  • желание,
  • рвение,
  • волнение,
  • голод,
  • нетерпение,
  • чуткость,
  • похоть,
  • жажда
3 глубина чувства
  • с явным энтузиазмом говорил об охране дикой природы
  • ardency,
  • пыл,
  • эмоция,
  • пылкость,
  • пылкость,
  • пыл,
  • огонь,
  • тепло,
  • интенсивность,
  • интенсивность,
  • страсть,
  • страсть,
  • пылкость,
  • насилие,
  • тепло,
  • белое тепло
  • отчужденность,
  • спокойствие,
  • собранность,
  • хладнокровие,
  • отрешенность,
  • сухость,
  • мокрота,
  • резерв,
  • скрытность,
  • сдержанность,
  • молчание
См. Определение словаря

Цитаты об энтузиазме


Цитаты об энтузиазме

Энтузиазм — это вдохновение для всего великого.Без него нельзя бояться ни одного человека, а с ним никого не презирать. ~ Джон Кристиан Бови

Энтузиазм , как и стимуляторы, часто подвержены влиянию людей с небольшим умственным балластом. ~ Минна Антрим

Без энтузиазма авантюрист никогда не смог бы разжечь в своих последователях тот огонь, который так необходим для консолидации их общих интересов; ибо никто не может обмануть числа сердечно, если не обманул прежде всего самого себя. ~ Епископ Уильям Уорбертон

Ridicule был даже самым сильным врагом энтузиазма , и, собственно говоря, единственным антагонистом, который может успешно противостоять ему.~ Оливер Голдсмит

Иногда успех объясняется не столько способностями, сколько рвением. ~ Чарльз Бакстон

Мир принадлежит энергии. ~ Ральф Уолдо Эмерсон

Энтузиазм движет миром. ~ Артур Джеймс Бальфур

Энтузиазм гаснет. ~ Ральф Уолдо Эмерсон

Лучшее, что мы черпаем из истории, — это энтузиазм , который она вызывает в нас. ~ Иоганн Вольфганг фон Гете

Нет ничего более заразительного, чем энтузиазм ; он перемещает камни, он очаровывает животных.Энтузиазм — гений искренности, и без него правда не одержит побед. ~ Эдвард Джордж Эрл Литтон Bulwer-Lytton

Практика в восторге. ~ Билл Фостер

Есть меланхолия, которая сопровождает весь энтузиазм . ~ Лорд Шефтсбери

Энтузиазм — это опьянение искренностью. ~ Альфонс де Ламартин

В истинном энтузиазме есть красноречие . ~ Эдгар Аллан По

Все благородные энтузиазмы проходят лихорадочную стадию и становятся мудрее и спокойнее.~ Уильям Эллери Ченнинг

Энтузиазм — это лихорадка разума. ~ Виктор Гюго

Огромное рвение в погоне за богатством, удовольствием или честью не может существовать без греха. ~ Desiderius Erasmus

Если у вас есть воля к победе, вы достигли половины своего успеха; если вы этого не сделаете, вы добились половины своей неудачи. ~ Дэвид Амброуз

Пробудить интерес и разжечь энтузиазм — верный способ учить легко и успешно. ~ Tryon Edwards

Энтузиазм — это не что иное, как вера в действие.~ Генри Честер

Энтузиазм — рост человека; это переход от человеческого к божественному. ~ Ральф Уолдо Эмерсон

Единственное, что поддерживает человека, — это энергия. А что такое энергия, как не любовь к жизни? ~ Louis Auchincloss

Я предпочитаю ошибки энтузиазма безразличию мудрости. ~ Анатоль Франс

Без энтузиазма добродетель вообще не действует, а порок — плохо. ~ Миньон Маклафлин

Я оцениваю энтузиазм даже выше профессионального мастерства.~ Эдвард Эпплтон

Религия — одна из самых сильных причин энтузиазма . ~ Эдмунд Берк

У одного человека энтузиазма на 30 минут, у другого на 30 дней, но именно тот человек, у которого он есть 30 лет, добивается успеха в своей жизни. ~ Эдвард Б. Батлер

Вы будете делать глупости, но делаете их с энтузиазмом . ~ Sidonie Gabrielle Colette

Мы ведем себя так, как будто комфорт и роскошь — главные требования жизни, тогда как все, что нам нужно, чтобы сделать нас по-настоящему счастливыми, вызывает энтузиазм.~ Чарльз Кингсли

Люди, которые никогда не увлекаются, должны быть. ~ Малкольм С. Форбс

Пламенный энтузиазм , подкрепленный лошадиным чутьем и настойчивостью, — это качество, которое чаще всего способствует успеху. ~ Дейл Карнеги

Энтузиазм порождает энтузиазм. ~ Генри Уодсворт Лонгфелло

Вы не можете сбить с толку других людей, если не можете быть сбиты с толку своими. ~ Кларенс Дэй

Энергия заразна; и все, что заставляет нас думать или чувствовать, усиливает нашу силу и расширяет поле наших действий.~ Ральф Уолдо Эмерсон

Энтузиазм — величайший актив в мире. Это важнее денег, власти и влияния. ~ Генри Честер

Тот юношеский пыл, который иногда называют энтузиазмом , но который является накалом воображения, впоследствии обнаруживается, что он несовместим с опытом реальной жизни. ~ Бенджамин Дизраэли

Каждое произведение гения должно быть продуктом энтузиазма . ~ Бенджамин Дизраэли

Ни один дикий энтузиаст не мог успокоиться, пока половина мира, подобная ему, не была одержима.~ Уильям Каупер

Самый активный человек в деле редко выбирается в качестве лидера. ~ Сэр Артур Помогает

Каждое великое и командное движение в анналах мира связано с триумфом энтузиазма . Без этого никогда не было достигнуто ничего великого. ~ Ральф Уолдо Эмерсон

Настоящий секрет успеха — энтузиазм . ~ Уолтер Крайслер

Вы можете сделать все, что угодно, если у вас есть энтузиазм … Энтузиазм лежит в основе всего прогресса.С этим есть свершение. Без него есть только алиби. ~ Генри Форд

Энтузиасты скоро поймут друг друга. ~ Вашингтон Ирвинг

Энтузиазм высвобождает стремление преодолевать препятствия и добавляет значимости всему, что вы делаете. ~ Норман Винсент Пил

Энтузиазм — это дыхание гения. ~ Бенджамин Дизраэли

Ничего великого никогда не было достигнуто без энтузиазма . ~ Ральф Уолдо Эмерсон

Разница между одним человеком и другим — это не просто способности … это энергия.~ Томас Арнольд

Энтузиазм — это прыгающая молния, которую нельзя измерять мощностью разума. ~ Ральф Уолдо Эмерсон

В вопросах, связанных с энтузиазмом, не может быть нормального человека, который не знает, как быть сумасшедшим в надлежащих случаях. ~ Генри Уорд Бичер

Энтузиазм — гений искренности; и правда без этого не одержит побед. ~ Эдвард Г. Бульвер-Литтон

Энтузиазм по поводу своей цели, чтобы уменьшить неприятные ощущения от работы в ее направлении.~ Thomas Eakins

Enthusiasm магнетически передает себя и объединяет все в одно счастливое и гармоничное единство чувств и настроений. ~ Амос Бронсон Олкотт

Человек может добиться успеха почти во всем, к чему у него безграничный энтузиазм . ~ Чарльз М. Шваб

По той же причине человек становится религиозным энтузиастом, что делает человека энтузиастом в любом другом смысле, неудобным умом в неудобном теле. ~ Уильям Хэзлитт

Мои энтузиазма … составляют мои резервы, мои неиспользованные ресурсы, возможно, мое будущее.~ E.M. Cioran

Большое уныние часто следует за большим энтузиазмом . ~ Joseph Roux

Действуйте с энтузиазмом, и вы будете в восторге. ~ Дейл Карнеги

То, что мы любим, мы станем похожими. ~ Бернар Клервоский

Успех производит успех, так же как деньги производят деньги. ~ Себастьян-Рох Николя Де Шамфор

Нет более меланхоличного объекта, чем человек, голова которого повернута в религиозном энтузиазме . ~ Джозеф Аддисон

Если вы можете сделать своему сыну только один подарок, пусть это будет энтузиазм .~ Брюс Бартон

Если вы хотите проявлять энтузиазм, действуйте с энтузиазмом. ~ Дейл Карнеги

Не могут разжечь огонь тухлыми углями, а энтузиазм не разжечь бездуховные люди. Энтузиазм в нашей повседневной работе облегчает усилия и превращает даже труд в приятное занятие. ~ Джеймс Болдуин

Не бойтесь энтузиазма ; Вы нуждаетесь в этом; без него вы ничего не сможете сделать эффективно. ~ Франсуа Пьер Г. Гизо

Харизма — это передача энтузиазма .~ Ральф Арчболд

Энтузиазм дает жизнь невидимому; и интерес к тому, что не оказывает немедленного действия на наш комфорт в этом мире. ~ Madame de Stael

Благоразумный человек может управлять государством, но именно энтузиаст возрождает или разрушает его. ~ Эдвард Г. Булвер-Литтон

Энтузиазм по поводу дела иногда искажает суждения. ~ Уильям Ховард Тафт

Энтузиазм — это то настроение ума, при котором воображение берет верх над суждениями.~ Епископ Уильям Уорбертон

Успех состоит в переходе от неудач к неудачам без потери энтузиазма . ~ Уинстон Черчилль

Никто не так стар, как те, кто пережил энтузиазм . ~ Генри Дэвид Торо

Если вы можете сделать своему сыну или дочери только один подарок, пусть это будет энтузиазм . ~ Брюс Бартон

Энтузиазм имеет значение. ~ Предварительный просмотр книги

Привычка энтузиазма имеет значение

«Все дело в энтузиазме.”~ Уильям Блейк

Автор: Мартин Грюнбург

Давайте начнем с истинного понимания энтузиазма. Взгляните на его определение:

«интенсивное и страстное удовольствие, интерес или одобрение».

Обратите внимание на слово «одобрение». Это означает, что энтузиазм — это своего рода подтверждение. Итак, если я в восторге от вашей идеи, я одобряю ее и подтверждаю, что она имеет ценность.

Теперь давайте посмотрим на этимологию слова энтузиазм .Это с http://www.etymonline.com.

Я выделил здесь ключевую область. Обратите внимание на фразу: «будь вдохновлен или одержим богом», а из entheos, «божественно вдохновлен, одержим богом». En = in, а theos = бог.

Быть энтузиастом — значит быть «божественно вдохновленным быть в боге », или можно сказать, что энтузиазм приветствует и ободряет «внутреннего бога».

Итак, в чем смысл?

Дело в том, что энтузиазм ЯВЛЯЕТСЯ создателем разницы.Это меняет правила игры; разница между живой, творческой и вдохновленной жизнью или скучной, скучной, скучной и в основном несчастной жизнью. Стоит повторить: вся разница в энтузиазме.

Итак, вот что интересно: энтузиазм, как и любую привычку, можно развивать!

Стоит отметить, что энтузиазм действительно соответствует нашему исходному и естественному состоянию . Это привычка (на самом деле инстинкт, если хотите), с которой мы ВСЕ родились.Просто представьте себе 5-летнего ребенка, который не в восторге от всего !

Знакомство с Дейлом и Ули

Мы с женой дружили с чрезвычайно активной пожилой парой, Дейлом и Ули (обоим за 70). Моя жена знает этих двоих 40 лет, а я знаю их последние 20 или около того. На последней рождественской вечеринке мне пришлось спросить Дейла, как они это делают. «Как вы оба продолжаете выглядеть, как будто молодеете с каждым годом? Это невероятно!» Я чуть не крикнул (с энтузиазмом).Фактически, мы даже обсуждали нашу предыдущую встречу; они поймали меня на бегу, когда ехали на велосипедах по заливу.

Я настаивал: «Действительно, вы самая активная и подтянутая пара, которую я когда-либо видел в любом возрасте! Как ты делаешь это? Как вы объясняете свою активность и молодость? » Конечно, прежде чем я успел даже закончить задавать свой вопрос (думая, что я «умный парень»), я выложил свои два цента по этому поводу, сказав что-то вроде: «Это должна быть твоя диета и упражнения, верно. ? » Дейл просто посмотрел на меня; ее ясные голубые глаза вполне могли быть глазами младенца.«Что ж, — сказала она, — я думаю, что самое главное — это быть взволнованным. … это значит иметь большой энтузиазм, почти как ребенок каждый новый день — это то, что мы стараемся делать!»

Когда я рассказываю об этом обмене, интересно, что она сказала: «Это то, что нам нужно сделать турецких лир». Это предполагает наличие сознательного усилия ; Я думаю, что к настоящему времени это по большей части превратилось в привычку!

Если счастье — привычка (а это так), то и энтузиазм — тоже!

Если здоровье и долголетие не были для нас достаточно вескими причинами, чтобы относиться с большим энтузиазмом к каждому дню, подумайте, как рост энтузиазма может поднять вашу профессию.Просто представьте себе любого великого бизнес-лидера, у которого нет энтузиазма.

Например, представьте, что Стив Джобс представляет iPhone или iPod без особого энтузиазма или без энтузиазма. Представьте, как Уолт Дисней безо всякого энтузиазма делится своим видением Диснейленда. Фактически, когда дело доходит до привлечения капитала, каждый предприниматель должен знать следующее: почти ничто не может заменить энтузиазм. Я лично был свидетелем того, как маргинальные идеи с большим энтузиазмом приносили миллионы долларов, а хорошие (даже отличные) идеи с минимальным энтузиазмом приносили мало денег или вообще не приносили денег.

Когда дело доходит до многих преимуществ энтузиазма, мы здесь лишь касаемся поверхности. Подумайте об этом так: если вы полны энтузиазма, у вас больше шансов получить удовольствие от своей работы, что поможет вам быть более продуктивным и креативным, а все это, скорее всего, приведет к тому, что вы заработаете больше денег!

Я бы сказал вам, что даже само «величие», как мы его определили, не может существовать без энтузиазма. Итак, когда мы приближаемся ко дню Мартина Лютера Кинга-младшего, я прошу вас представить, как MLK произносит свою речь «У меня есть мечта» монотонным голосом, без всякого энтузиазма.Насколько это было бы здорово? Насколько мощным было бы его послание?

Именно его энтузиазм (en theos) в конечном итоге вдохновил миллионы людей поддержать MLK и его благородное дело! Именно энтузиазм позволил ему достичь величия.

Это, возможно, еще один пример того, почему Ральф Уолдо Эмерсон однажды провозгласил: «Ничего великого невозможно достичь без энтузиазма!» (Примечание: я добавил восклицательный знак , балл!;)

Наконец, ниже представлен потрясающий трейлер к фильму о жизни Джека Лаланна — удивительного человека, который так далеко опередил свое время в вопросах питания и фитнеса.И, как вы, наверное, догадались, он был полон энтузиазма. На самом деле, смотреть это и не вдохновиться практически невозможно!

Наслаждайтесь! Спасибо за прочтение!

~ мг

кстати: Только что наткнулся на книгу доктора Нормана Винсента Пила « Энтузиазм делает разницу, ». Интересно… (Я не читал, но мне очень понравились некоторые из его книг… эта тоже выглядит великолепно!)

Определение, важность для карьеры, способы улучшения

Энтузиазм относится к способности проявлять большой интерес к предмету или занятию, а также к готовности принять участие.

Это на шаг выше простого интереса. Энтузиасты — это люди, у которых есть сильное желание что-то сделать. Пока они не увидят исполнение своей мечты или задачи, они никогда не хотят сдаваться. Увлеченные люди работают с энтузиазмом, даже когда финансовое вознаграждение скудно. У них есть внутренняя мотивация, которая их подстегивает.

Мы можем сказать, когда кто-то увлечен своей профессией. На работе они часто улыбаются, вовремя отчитываются, стараются исправить каждую ошибку, пока все не будет исправлено, работают сверхурочно и т. Д.Каждый раз, когда они думают о работе, они приходят в восторг.

Важность энтузиазма

Это умение, которое каждый руководитель или работодатель любит видеть в своих сотрудниках. Это имеет огромные преимущества для человека, обладающего этим навыком, и для организации, в которой есть такие члены или сотрудники.

Вот некоторые случайные преимущества энтузиазма:

  • Восторженного человека нелегко демотивировать временным кризисом. Ему по-прежнему нравится работать, даже когда на рабочем месте не все в порядке.Это помогает ему работать эффективно — становится легче игнорировать препятствия или проблемы, сосредоточившись на своей задаче.
  • Способность продемонстрировать энтузиазм по поводу работы во время собеседований и при приеме на работу — это один навык, который отличает энтузиазма соискателя от других. Другими словами, это помогает вам получить признание.
  • Энтузиазм заразителен. Со временем люди попадают под влияние рвения и увлеченности своих коллег. Один увлеченный человек может превратить атмосферу на рабочем месте в позитивную, захватывающую и яркую рабочую атмосферу.
  • Нетрудно найти отличные отзывы энтузиастов с их прежних рабочих мест и школ.

Как повысить уровень энтузиазма

Энтузиазм должен быть естественным, но если у вас его нет, вы все равно можете его развить. Хотя у некоторых людей есть сильный энтузиазм, они не могут его выразить или передать. Приведенные ниже советы помогут вам улучшить этот навык.

  • Увидьте положительные стороны каждой ситуации, в которой вы оказались. Определение чего-то положительного среди негатива может изменить ваше восприятие этой конкретной ситуации. Вы можете сосредоточиться на этом положительном моменте и работать над его достижением. Например; Как учитель, ваш работодатель сократил вам зарплату на 20%, но, видя положительное — то, что ваша работа приносит пользу невинным детям — вы можете игнорировать неудачу и оставаться увлеченными своей работой.
  • Присоединяйтесь к увлеченным людям. Как мы уже говорили выше, энтузиазм заразителен.Если вы видите восторженного коллегу, подойдите к нему поближе и подружитесь. Чем больше вы разговариваете и строите отношения, тем больше вы понимаете, что начинаете проявлять некоторые из его восторженных черт.
  • Будьте осторожны с информацией, к которой вы обращаетесь. Негативные голоса людей вокруг вас или СМИ могут подорвать ваш энтузиазм. Научитесь заменять такую ​​негативную информацию позитивной и отмежеваться от таких людей и источников.
Профили вакансий, требующие этого навыка

энтузиазм — определение и значение

  • «Даже если люди обычно не приписывают термин энтузиазм немцам, поверьте мне, мы полны энтузиазма», — сказал председатель K + S Норберт Штайнер во время телефонной конференции с инвесторами.

    CBC | Главные новости Новости

  • Я этого не знал, но слово энтузиазм происходит от греческого слова Theos, что означает «в Боге».

    Расшифровка стенограммы CNN 18 июня 2008 г.

  • Я этого не знал, но слово энтузиазм происходит от греческого слова Theos, что означает «в Боге».

    Расшифровка стенограммы CNN 21 июня 2008 г.

  • Они показывают, что вполне понятно, что энтузиазм сопровождается неопределенностью.

    Архив 2007-10-01

  • Они показывают, что вполне понятно, что энтузиазм сопровождается неопределенностью.

    Неужели Гордон Браун действительно все это?

  • Мне не нужно публиковать ехидную записку, чтобы сообщить вам, что ваш энтузиазм по поводу на самом деле довольно глупый.

    Мой опыт Гарри Поттера

  • «Почему тогда, папа, если ты счастливее нас, то, что ты называешь энтузиазмом молодости , не может иметь к этому никакого отношения, ты же знаешь!»

    Экипаж водяной трясогузки

  • Насмешники; насмешливые, легкомысленные, неискренние, неверующие, завистливые, которые смеются над тем, что они называют энтузиазмом и романтикой; кто любит находить недостатки и очернять тех, кто кажется чище или благороднее, чем они сами.

    Вестминстерские проповеди с предисловием

  • Несмотря на невзгоды первых двух лет правления Обамы, американцы, похоже, по-прежнему поддерживают демократическое правление, но их «энтузиазм , » измеряется только двумя вопросами из батареи Гэллапа — числами 1 и 7.

    Стивен Херрингтон: невидимая шестиконечная позиция демократов

  • Несмотря на невзгоды первых двух лет правления Обамы, американцы, похоже, все еще поддерживают демократическое правление, но их «энтузиазм » измеряется только двумя из вопросов батареи Гэллапа, номерами 1 и 7.

    Стивен Херрингтон: невидимая шестиконечная позиция демократов

  • Энтузиазм — это навык — Линда Грэм

    Я все еще с энтузиазмом отношусь к использованию двигательных упражнений, чтобы перенастроить мозг для большей устойчивости и благополучия. Приведенный ниже отрывок и упражнение адаптированы из книги Аната Баниэля «Двигайся в жизнь», используя приобретенные навыки энтузиазма, чтобы повысить нашу жизнеспособность в любом возрасте.

    Упражнение настолько простое, и цель состоит в том, чтобы использовать наше внимание и интерес к мельчайшим деталям, а также вызвать энтузиазм в отношении увеличения потенциала таким образом, чтобы перенацелить наш мозг на больше энергии и полезное взаимодействие с миром.

    Упражнение

    1. Сядьте на край стула и опереться локтем ведущей руки о стол перед собой. Согните локоть так, чтобы ваше предплечье было вверху, а пальцы руки указывали в потолок. Вы держите запястье и пальцы прямо и с наименьшим напряжением.
    2. Начните медленно сгибать запястье, позволяя руке и пальцам двигаться вперед и вниз. Делайте это очень медленно и осторожно. Представьте, что вся ваша рука с кистью и пальцами погружена в густой мед или патоку, так что ваша рука идет вперед ладонью вниз, очень медленно, а ваше запястье сгибается; затем снова поднимите руку — не сгибайте руку назад — пальцами, указывающими в направлении потолка.Ваш локоть остается согнутым, а предплечье — в вертикальном положении все время. Движение происходит только в запястье и руке. Повторите это движение семь или восемь раз.
    3. Согните запястье, опустите доминирующую руку и оставайтесь в этом положении. Очень медленно и осторожно начните перемещать указательный палец этой руки вниз по направлению к ладони и вверх, от ладони, три-пять раз. Когда вы двигаете указательным пальцем, чувствуете ли вы какое-нибудь движение в ладони и, возможно, в предплечье? Убедитесь, что вы дышите свободно во время этих движений.Перестаньте двигать указательным пальцем.
    4. По-прежнему опираясь на локоть, предплечье вертикально, а рука согнута вниз, очень осторожно и медленно (помните о меде) поднимите и опустите средний палец три или четыре раза. Затем проделайте то же самое с безымянным пальцем три или четыре раза. Почувствуйте, как, двигая безымянным пальцем вверх и вниз, другие ваши пальцы стремятся следовать за ним. Просто отметьте это. Затем проделайте то же самое с мизинцем три-четыре раза. Наконец, отведите большой палец от ладони, а затем по направлению к ладони три или четыре раза.
    5. Продолжите поднимать руку, выпрямляя запястье и поднимая пальцы так, чтобы они указывали на потолок, а затем опускайте руку вниз. Ваше запястье сгибается немного легче? Не прогибается ли немного дальше? Ваши пальцы стали немного менее напряженными, не так близко друг к другу, как в начале этого упражнения? Опустите руку и предплечье и немного отдохните.
    6. Не забывайте проявлять интерес и энтузиазм к изменениям, которые вы чувствуете, даже если они кажутся вам незначительными. В вашем мозгу происходят очень большие изменения.Помогите усилить это восприятие различий, что поможет вашему мозгу открывать и создавать для вас новые возможности.
    7. Опять опереться на локоть доминирующей руки, предплечьем вверх и вертикально, и позволить руке опуститься вниз, сгибая запястье и оставаясь там, как раньше. Осторожно коснитесь большого и мизинца, чтобы образовать круг. Держа их вот так, осторожно и медленно поверните предплечье так, чтобы ваша рука приближалась к вашему лицу, а затем отводила ее два или три раза. Затем коснитесь большого и безымянного пальцев, снова образуя круг, все время ладонью вниз, и снова поверните предплечье два или три раза.Переместите большой палец, чтобы образовать круг со средним пальцем, и повторите движение поворота предплечья так, чтобы ваша рука повернулась к вашему лицу и от вашего лица. Сделайте это два или три раза. Наконец, нарисуйте круг большим и указательным пальцами и поверните руку два или три раза. Стоп.
    8. Опять живи и опускай свою доминирующую руку, все еще опираясь на локоть, держа предплечье в воздухе. Сгибается ли запястье лучше и легче? Рука опускается ниже? Ваше дыхание глубже? Вы уже в восторге от этих изменений? Можете ли вы сделать их важными для вас?
    9. Опустите обе руки по бокам.Ваша доминирующая рука и рука по ощущениям отличаются от других? Может быть, длиннее или легче? Ваша доминирующая рука кажется больше и полнее? Поднимите доминирующую руку вверх и почувствуйте, как вы делаете это движение; положите ее, а затем таким же образом поднимите вторую руку. Вы отчетливо чувствуете разницу между руками? Одно плечо кажется ниже или шире, чем другое, с меньшим напряжением?

    Возьмите книгу и ведущей рукой проследите за ее контурами. Обратите внимание на ощущения в руке.Теперь проделайте то же самое с недоминирующей рукой. Это по-другому? Ваша недоминирующая рука более неуклюжая, грубая, возможно, менее «умная» и чувственная, чем доминирующая? Какая рука вам больше нравится? Какой рукой вы бы предпочли печатать, готовить, рисовать и любить? Готовы ли вы с энтузиазмом относиться к этим, казалось бы, небольшим изменениям и знаете, что таким образом вы приносите больше себя в жизнь?

    Современная нейробиология обнаруживает, что представление новой информации в мозг и привлечение к ней внимания является ключевым фактором в пробуждении способности мозга создавать новые связи и шаблоны.Когда мы можем воспринимать даже небольшие события в нашей жизни, усиливать их значение и с интересом привлекать к ним внимание, мозг формирует миллиарды связей, которые позволяют ему уточнять и дифференцировать свои модели, позволяя нам учиться точно и эффективные навыки. Анат иллюстрирует этот процесс множеством трогательных примеров из своей работы с людьми, страдающими хронической болью и неврологическими расстройствами. [См. Метод Аната Баниеля для получения дополнительной информации].

    Основные шаги для развития навыка энтузиазма

    1. Обратите внимание. Обратите внимание, если вы чувствуете разочарование, уныние, разочарование или боль, или если вы просто испытываете потерю энергии или жизненных сил. Помните об этих чувствах и любых других, связанных с ними. Замечайте себя, когда вы обвиняете, выражаете недовольство, жалуетесь, чувствуете себя беспомощным или жертвой.
    2. Определение и имя. Определите, что вы чувствуете, и дайте этому имя. Осознайте, каковы ваши неосуществленные ожидания, и знайте, что эти чувства нормальны и ожидаемы.
    3. Воспользуйтесь возможностью. Поймите, что ваше разочарование является отражением вашей жизненной силы и жизненной силы и представляет собой возможность. Разрыв между тем, где вы сейчас находитесь, и тем местом, где вы хотите быть, говорит вам, что в вас есть жизненная сила, которая хочет выйти наружу и выразить себя. Он указывает вам на более полную, более жизненную жизнь.
    4. Быть совершенным. Узнайте, чего вы хотите, и решите заботиться об этом. Вынесите его на передний план и сделайте его важным.Придерживайтесь того, что вы выбрали, и придерживайтесь этого хоть какое-то время.
    5. Приступайте к делу. Посмотрите вокруг и найдите хотя бы одно действие, которое вы можете предпринять, соответствующее вашим обязательствам. Это может быть большое или маленькое действие. Продолжайте предпринимать больше действий и при необходимости корректируйте свой курс.
    6. Оставайтесь сосредоточенными. У вас будут моменты регресса, когда вы отклонитесь от своего курса или столкнетесь с препятствиями. Иногда вы можете испытывать беспокойство или неуверенность. Сосредоточьтесь на том, о чем вы заботитесь, независимо от вашего настроения.
    7. Усилить. Обязательно распознавайте и цените мелкие изменения, а не только то, что вы считаете болтовней или важными. Будьте готовы проявить смелость и выразить свое восхищение небольшими достижениями, зная, что именно так происходят большие изменения.
    8. Разрешить чудо. Позвольте неизвестному и, казалось бы, невозможному. Когда происходит трансформация, люди чаще всего говорят мне: «Я не могу в это поверить. Я бы никогда не подумал, что это возможно.”

    Цитаты об энтузиазме из Цитаты о путешествии!

    Мы ведем себя так, как будто комфорт и роскошь главные жизненные потребности, когда все, что нам нужно, чтобы сделать нас действительно счастливыми, это что-то быть в восторге. -Чарльз Кингсли

    Энтузиазм это одно из величайших качеств жизни, но оно должно быть практиковал стать доминирующим фактором в своей жизни. Там есть настоящая магия энтузиазма. В этом разница между посредственностью и достижениями. -Норман Винсент Пил

    Греки дали нам один из самых красивых слов наш язык, слово «энтузиазм» — бог внутри. Величие поступков людей измеряется по вдохновению от которые они исходят.Счастливый это те, которые несут в себе Бога. -Луис Пастер

    Есть Без энтузиазма не может быть успеха. Секрет полноценной жизни — энтузиазм много, тот, который заставляет вас сражаться и побеждать преодолевая все препятствия — и наслаждаясь каждой минутой. -Альфред Кребс

    Пылающий энтузиазм, подкрепленный лошадиным чутьем и настойчивостью, качество, которое чаще всего способствует успеху. -Дол Карнеги
    Каждый памятный поступок в мировой истории — торжество энтузиазм.Без него никогда не было достигнуто ничего великого, потому что он дает любой вызов или любое занятие, каким бы пугающим или трудным оно ни было, новое значение. Без энтузиазма вы обречены на посредственную жизнь но с ним вы можете творить чудеса. -Ог Мандино

    Один у человека 30 минут энтузиазма, у другого 30 дней, но именно тот, кто имеет это 30 лет, делает успех его или ее жизни. -Эдвард Б. Батлер

    Энтузиазм это не то, чем одни обладают, а другие отсутствуют. Потенциально он есть у всех, но лишь немногие способны выразить это. -Уильям К. Аткинсон

    Энтузиазм — это элемент успеха во всем.Это свет что ведет и сила, которая поднимает людей дальше и выше в Великий борьба научных стремления и профессиональный труд. Отнимает выносливость сложности, и делает удовольствие от долга. -Епископ Доан

    Пожаров не может быть сделано из мертвых углей, и энтузиазм не может быть возбужден бездуховными людьми.Энтузиазм в нашей повседневной работе облегчает усилия и даже труд превращает в приятное задачи. -Джеймс Болдуин

    Энтузиазм — вот что заставляет мир двигаться круглый.Без его движущая сила, ничего стоящего никогда не сделано. Любовь, дружба, религия, альтруизм, преданность к карьера или хобби — все это и большинство других хорошо вещи жизни — это формы энтузиазма. -Роберт Х. Шауффлер,

    Каждый великое и командное движение в анналах мира торжество энтузиазма.Ничего великого никогда не было достигается без него. -Ральф Уолдо Эмерсон

    лет сморщить кожу. Но потерять энтузиазм в морщинах жизни душа. — без атрибуции

    Приветствовать рассвет с энтузиазмом, и вы можете ожидать удовлетворения в закат.- без атрибуции

    Энтузиазм, как корь, свинка и простуда, очень заразны. -Эмори Уорд

    Если вы можете дать своему сыну или дочь только один подарок, пусть это будет энтузиазм. -Брюс Бартон

    Худшее банкротом в мире считается человек, потерявший или ее энтузиазм.-H.W. Арнольд

    Энтузиазм это величайший актив в мире. Это не что иное, как вера в действие. -Генри Честер

    Энтузиазм — от начало, замечательное слово.Древний Греки использовали его для описания вдохновенного человека: en значение в и theos значение Бог. Они думали, что полон энтузиазма был тем, кто отражал присутствие в доме Бог. . . .

    Энтузиазм — это больше, чем просто волнение. Это также включает привязанность к объекту, который вызывает Это.Восторженный человек любит то, что он или она чувствует себя взволнованной, большим или маленьким, важный или неважный, партнер по браку или рожок мороженого. Когда чувствуешь энтузиазм, раздает любовь, и это — я уверен — внутреннее божество, которое имели в виду греки, — или возможно, фрагмент Царства Божьего, что Библия говорит, что находится внутри нас.. . .

    Потому что в нем есть оптимизм, потому что это близко в сочетании с бодростью энтузиазм способен поднимать людей над трудностями жизни. Кто из нас не восхищается каким-то другом, у которого доказал свою способность выносить ошеломляющие удары, сохраняя чувство юмора, интерес в вещах, их живучесть нетронутой? Мы восхищаемся, как правило, такие люди способны сохранить свое энтузиазм.Правда, наверное, в том, что их энтузиазм — сила любви внутри — поддерживает их .

    Артур Гордон

    Бесплатно Ежедневные котировки!

    Вы можете получать бесплатное ежедневное электронное письмо с двумя вдохновляющими цитатами зарегистрировавшись здесь.И не волнуйтесь — мы не делимся любые адреса электронной почты с кем-либо по любой причине.

    Нет человека, который увлеченный своей работой, ему есть чего опасаться в жизни. Все возможности в мире ждут, чтобы ими воспользовались люди, которые влюблены в то, что они делает. -Сэм Голдвин
    Апатию можно преодолеть только энтузиазм и энтузиазм могут быть вызваны только двумя вещами: во-первых, идеал, который штурмом захватывает воображение; а во-вторых, четкий внятный план воплощения идеала в упражняться.
    -Арнольд Тойнби
    Энтузиазм означает все. Не совсем немного. Все. если ты вовлечены в какой-то проект прямо сейчас или запускают какой-то личные усилия, ваш энтузиазм (или его отсутствие) напрямую определит, насколько успешно это затея будет.Если вас не волнует суть ваше существо этим, отбросьте это прямо сейчас. Если вы в восторге от ядро своего существа, демонстрируйте, что во всем, что вы думаете и говорите и делать. -Нил Дональд Уолш
    Безразличие никогда не писало великих произведений, ни придумывали яркие изобретения и не возводили торжественную архитектуру который трепетал душу, не дышал возвышенной музыкой, ни рисовал славно картин, ни героической благотворительности.Все эти величие рождаются из энтузиазма, и сделано от всей души. — без атрибуции
    Энтузиазм — это эмблема энергия. Энтузиазм говорит вам, где вы находитесь сегодня, и предсказывает где ты будешь завтра. Без энтузиазма ты просто преследуя радужное обещание, которое отступает, когда вы преследовать.-Фред Ван Амбург

    Энтузиазм — это божественная частица в нашем составе: с ней мы великие, щедрый и верный; без него мы маленькие, фальшивые и иметь в виду.-L.E. Приземляться
    Энтузиазм — это электричество жизни. Как вы его получите? Вы действуете полны энтузиазма, пока вы не сделаете это привычкой. -Гордон Паркс
    Энтузиазм это то, что заставляет мир вращаться.Без его движущая сила, ничего стоящего никогда не делалось. Любовь, дружба, религия, альтруизм, преданность карьере или хобби все это, как и большинство других хороших вещей в жизни, формы энтузиазма. -Роберт Х. Шауффлер
    Энтузиазм в том, что тайный и гармоничный дух, который витает над производством гений.-Исаак Д’Израэли
    Когда вы проходите через день совершенно лишенный энтузиазма, ты как вялый ручей мутной воды, протекающей легко, медленно, под уклон курс. -Фред Ван Амбург
    Энтузиазм один из самых мощных двигателей успеха.Когда вы делаете вещь, сделайте это изо всех сил. . . . Будьте активны, будьте энергичны, будьте полны энтузиазма и верности, и вы добьетесь своего цель. -Ральф Уолдо Эмерсон
    Будьте воодушевлены, пока это волнует вас. Покажите это, излучайте, пока он не заразит всех те, кто вас окружает.-Хоми Харас

    Ничего особенного или нового быть не может. обошлось без энтузиазма. Энтузиазм — это маховик, который несёт вашу пилу сквозь узлы в бревно.-Харви Кушинг
    Энтузиазм достигает с радостью, потому что в этом нет ничего унылого; он протягивается в вере, ибо в ней нет страха; он тянется с принятие, поскольку в этом нет никаких сомнений; он протягивает руку как ребенок поскольку в этом нет никакой неуверенности. -Эрнест Холмс
    Было сказано, что «воодушевлять» означает «наполнять духом», и этот дух энтузиазма ждет высвобождения или проявления. Энтузиазм можно обуздать и активизировать. Это может быть передается от одного человека к другому. Энергия энтузиазм подобен радиосигналу, который разносит Мир.Его можно передавать и принимать; и когда энтузиазм разделяется группой людей, его можно усилить до более высокого уровня. степень мощности. -Джон Маркс Темплтон, Законы жизни во всем мире,
    От пыла энтузиазма я позволил мелодии побег. -Людвиг ван Бетховен

    Главная — О компании — Ссылки — изобилие — принятие — достижение — действие — невзгоды — реклама — старение
    амбиции — Америка — гнев — ожидание — апатия — признательность — высокомерие — искусство — мироощущение — аутентичность
    осень — пробуждение — осведомленность — трепет — остаток средств — красота — быть собой — убеждения — тело — задумчивая
    занятость — забота — празднование — проблемы — изменение — характер — благотворительность — дети — выбор — Христианство
    Рождество — совпадение — приверженность — здравый смысл — сообщество — сравнение — сострадание
    конкуренция — жалуется — комплименты — компромисс — уверенность — соответствие — совесть — довольство
    контроль — сотрудничество — храбрость — алчность — творчество — кризис — критика — жестокость — смерть — решения
    желание — решимость — разочарование — дисциплина — разочарование — разнообразие — сомнения — мечты — земля
    образование — эго — эмоции — поощрение — просветление — энтузиазм — завидовать — вечность — этика — пример
    упражнение — опыт — неудача — вера — слава — семья — судьба — отцы — придирки — страх — чувства — цветы
    прощение — Свобода — Дружба — разочарование — веселье — будущее — сад жизни — садоводство — щедрость
    мягкость — дарение — цели — Бог — добро — благодать — благодарность — величие — жадность — горе — взросление — вина
    привычка — счастье — ненависть — исцеление — здоровье — сердце — услужливость — дом — честность — надежда — гостеприимство
    смирение — спешите — идеалы — личность — безделье — идолопоклонство — невежество — иллюзия — воображение — нетерпение
    независимость — индивидуальность — внутреннее ребенок — вдохновение — целостность — близость — самоанализ — интуиция
    ревность — путешествие — радость — суждение — карма — доброта — знание — язык — смех — закон притяжения
    лень — лидерство — обучение — отпускание — жизнь — слушая — одиночество — любовь — ложь — магия — брак
    материализм — подлость — медитация — внимательность — чудеса — ошибки — недоверие- модерация — деньги
    матери — мотивация — музыка — тайна — индейская мудрость — природа — негативное отношение — новый год
    единство — открытость — возможность — оптимизм — боль — воспитание детей — страсть — прошлое — терпение — мир
    перфекционизм — настойчивость — перспектива — пессимизм — спектакль — поэзия — позитивное мышление — имущество
    потенциал — бедность — власть — хвала — молитва — предрассудки — настоящий момент — гордость — принцип — проблемы
    прогресс — процветание — цель — чтение — отдых — отражение — отношения — религия — репутация
    негодование — уважать — ответственность — отдых — месть — риск — образцы для подражания — бег — колеи — печаль — безопасность
    времена года — себя — себялюбие — жалость к себе — уверенность в себе — самоуважение — эгоизм — служение — стыд
    тишина — простота — замедление — улыбается — одиночество — печаль — дух — весна — рассказы — сила
    успех — страдание — летом — талант — гобелен жизнь — учителя — обучение — День Благодарения — мысли
    время — сегодня — толерантность — традиция — деревья — доверять — правда — ценности — тщеславие — добродетель — уязвимость — ходьба
    война — богатство — вес — зима — мудрость — женщины — удивляться — работа — беспокойство — поклонение — молодежь — Zen
    Дейл Карнеги — Альберт Эйнштейн — Ральф Уолдо Эмерсон — Энн Морроу Линдберг
    Элизабет Кюблер-Росс — Хелен Келлер — Мать Тереза ​​- Элеонора Рузвельт
    Орисон Светт Марден — Альберт Швейцер — Аристотель — Мохандас Ганди — Уилферд А.

    Читайте также:

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *